Триста двадцать страниц про любовь и кино. Мемуары последнего из могикан.

Глава 14 «Посол Советского Союза» с Юлей Борисовой и Анатолием Кторовым Встреча с женой маршала Жукова Галиной Александровной.

В 1970 году, к 100-летию со дня рождения В.И. Ленина, мне поручили снять фильм «Посол Советского Союза» (я уже упоминал о нем) о соратнице Ильича Александре Михайловне Коллонтай. На главную роль я пригласил прекрасную актрису театра им. Вахтангова Юлию Константиновну Борисову. Она сразу отказалась:

– Я театральная актриса.

Пришлось ее долго уговаривать. Дал ей все собранные мной книги о Коллонтай. Она согласилась на пробы. В этом мне помог ее муж – директор театра Вахтангова Исаак Исаевич Спектор.

Триста двадцать страниц про любовь и кино. Мемуары последнего из могикан

Ю. Борисова в фильме «Посол Советского Союза».

– Только никому не показывайте пробы. Сами решим, с вами. Посмотрев пробы, Борисова дала добро. Работа над картиной шла с увлечением и радостно. Актеры Кторов, Борисова и латыш Целинский украсили фильм. Натуру я снимал в Стокгольме, в Швеции. На второй день пошел в центр и оказался возле большого универмага. Вижу – огромный портрет Ленина в рост и надпись под портретом. Переводчик прочел: «Вождь русских большевиков Владимир Ленин купил у нас костюм, пальто и шляпу и уехал в Петроград делать революцию. Покупайте в нашем магазине!» Я был свидетелем, как в гостиницу, в которой жила наша съемочная группа, прибыл на совещание премьер-министр Швеции на… велосипеде без охраны. Полицейские отдали ему честь. Поставив велосипед у входа, он вошел в отель… Наш отважный и замечательный оператор Владимир Николаев, забравшись без разрешения в помещение охраны дворца короля, снимал из окна второго этажа ежедневный парад войск на площади, за которым наблюдала толпа туристов… Триста двадцать страниц про любовь и кино. Мемуары последнего из могиканРабочий момент фильма «Посол Советского Союза».

На большой доске в центре города можно было писать любые лозунги против короля, против правительства и премьер-министра, а также требования к ним. Несколько кусков мела лежали к услугам всех желающих. Полиция за подписантами не следила… За номер в гостинице, где я проживал, брали большую плату, чем за другие такие же номера, так как мой номер находился на солнечной стороне… Не поняв счета гостиницы, меня подозревали при отчете в Госкино, что я пользовался какими-то особыми услугами, и требовали возместить «убытки», но потом разобрались и счет приняли. После сдачи фильма «Посол Советского Союза» Романову Алексей Владимирович поздравил меня с хорошей картиной. А редакторы Госкино, заполнившие кинозал, по окончании фильма аплодировали мне. – Мы вам за фильм выплатим гонорар по высшей категории. Но у меня к вам просьба: поезжайте срочно на «Мосфильм» и вырежьте финал – документальные кадры Парада Победы на Красной площади в 1945 году, который принимал маршал Жуков. Жуков – бонапартист! Он готовил военное свержение советского правительства, и его не должно быть в картине. – (Жуков в то время все еще был в опале.) – Жуков – великий полководец, победитель фашизма, любимец народа, – ответил я. – Я этого не сделаю. – Это все слова, Георгий Григорьевич. А я ваш фильм не принимаю, – сказал Романов, покраснев. Мы расстались не попрощавшись. Неожиданно, больше чем через месяц, – звонок из Госкино. Секретарь Романова вызвал меня к председателю. Алексей Владимирович необыкновенно тепло встретил меня в дверях своего кабинета. – Поздравляю! Парад Победы в ЦК разрешили оставить в вашем фильме! А вас с картиной «Посол Советского Союза» я направляю на международный кинофестиваль в Италию, на Капри. Я попросил у Романова разрешения взять с собой мою жену Машеньку – она никогда не была в Италии.– Пожалуйста, но только ей вы должны оплатить и перелет, и пребывание. Но вы теперь человек богатый – получите, как и обещал, гонорар по высшей категории (на эти деньги можно было купить «Волгу», за которой в Союзе кинематографистов требовалось простоять в очереди более… десяти лет).

Андрей Тарковский, Люся Гурченко, Василий Шукшин с женой Лидой, Марлен Хуциев, я с Мирушкой и другие кинематографисты полетели в Италию. Из аэропорта Рима на автобусе по трассе «Солнечный луч» – на Капри. Как только двинулись, водитель сразу же запел итальянские песни. В ответ Люся Гурченко – наши русские. Мы подпевали. Так с песнями и добрались до Капри. Триста двадцать страниц про любовь и кино. Мемуары последнего из могиканКадр из фильма «Посол Советского Союза».

Капри – это как Крым. Высокие скалы, кипарисы, море. Нас всех поместили в уютной гостинице. На одной из улиц – стела с изображением головы В.И. Ленина. Общеизвестно, что Ленин и Луначарский жили на Капри, встречались с А.М. Горьким, который там обосновался на несколько лет. Многим знакома фотография – Ленин играет в шахматы с Богдановым, за игрой наблюдает Максим Горький. На следующий день ко мне подошла кинооператор «Мосфильма» Маргарита Пилихина, родственница маршала Жукова, дочь его двоюродного брата. – Георгий Григорьевич, с вами хочет познакомиться одна очень интересная женщина. – Я здесь с Машей, мне будет перед ней неловко, но ты издали покажи мне ее. Маргоша от души рассмеялась. – Здесь совсем другое. С вами хочет познакомиться жена маршала Жукова – она присутствует на фестивале. – Для меня это неожиданная, большая радость и удивление, – ответил я. Через некоторое время Маргоша подвела ко мне очаровательную женщину. Она протянула мне руку и представилась: – Галина Александровна. У меня есть поручение от Георгия Константиновича: если я встречу вас на фестивале, передать от него благодарность. Триста двадцать страниц про любовь и кино. Мемуары последнего из могиканЮлия Борисова, я и Гуннар Целинский на съемках «Посол Советского Союза».

– За что? Я не служил в армии маршала. – За фильм «Посол Советского Союза». Мы перед моим отъездом смотрели его с Георгием Константиновичем на даче. Георгий Константинович по окончании фильма сказал: «Не забыла меня еще Россия! Передай этому режиссеру, если он будет на фестивале, мою благодарность за включение в фильм Парада Победы, за смелость и принципиальность! Ведь парад столько лет не показывали в кино, что народ о Параде Победы на Красной площади да и обо мне забыл». Я был ошеломлен и, конечно, в свою очередь просил Галину Александровну поблагодарить Георгия Константиновича за его высокие слова, которые сохраню в памяти на всю жизнь. – Где вы сидите в ресторане гостиницы? У нас с Маргошей два свободных места за столиком на четверых, переходите к нам, – пригласила Галина Александровна. Так мы соседствовали весь фестиваль. В один из фестивальных дней наша делегация поехала на экскурсию в Помпею. Проходя по улицам этого города, разрушенного лавой вулкана, и налюбовавшись уцелевшими в домах картинами, мы присели на обед на камни разрушенного дома, в гостинице нам дали сухой паек. И оказались с женой Мирушкой рядом с Василием Шукшиным и его женой Лидой. Неожиданно Василий Макарович обратился ко мне: – Вашу картину «Белая акация» смотрел. Картина неплохая. Но я героя сыграл бы лучше! Мне пришлось признаться, что красота не всегда спасает и я в своем герое ошибся. Актер был красив, но мастерства посредственного. – Жаль, что не сыграл в вашем фильме, – сказал он. – Оперетта – жанр веселый. – Ну что ж, давайте подумаем, какую оперетту еще экранизировать, – ответил я. – И вы сыграете главную роль! Вот будет сенсация! Как-то раз на Капри, идя с Мирушкой в гостиницу, я увидел лежащие на асфальтированной дорожке часы. Я их поднял. Это были часы марки «Мозер»… все в бриллиантах. – Отнеси портье, – сказала Мирушка. – Это, наверное, кто-то из проживающих потерял. Я решил рассказать портье о находке, но часы не отдавать, просто указал свой номер в гостинице. Шли дни, а за часами так никто ко мне и не обратился. Как-то за обедом я поделился этой историей с Галиной Александровной. – Покажите их, это очень интересно! Я побежал в номер и принес часы. – Да, они дорогие. Видимо, их потеряли какие-то буржуи. Не отдавайте. Пришло время отъезда, часы никто не востребовал, но они мне пригодились в «простойные годы», когда я ничего не снимал и, разумеется, никакой зарплаты не получал, как и все режиссеры, находящиеся в подобной ситуации. В такие трудные времена я прибегал к ломбардам, они меня выручали. Часы понес в знакомый мне известный ломбард в переулке Старого Арбата. Заняв очередь, идущую медленно, встал за группой цыган, сдававших в залог ковры и золото. Подойдя к окошку приема, передал часы девушке, которая, посмотрев на них, решила, видимо, посоветоваться и, закрыв окошко, ушла. Почти полчаса ее не было, я уже стал волноваться. Наконец, открыв окошко, она спросила: – Сколько вы хотите получить в залог? – Пятьсот рублей. – Это была самая большая сумма залога, которую платил ломбард за самые ценные вещи. – Мы их тщательно исследовали. Это не бриллианты, а очень хорошая подделка. Но все-таки это «Мозер», и мы решили дать вам триста рублей. Мне ничего не оставалось, как согласиться на эту сумму. В доме денег не было. Позже я сделал документальную картину «Поет Елена Образцова» – о выдающейся певице нашего времени, получил деньги и выкупил эти часы. По сей день они хранятся у меня как память о фестивале и о встречах с очаровательной Галиной Александровной Жуковой… Но вернемся на Капри. За несколько дней до окончания фестиваля Галина Александровна предложила мне, Машеньке и Маргоше пойти в город и купить подарок Георгию Константиновичу. Мы вошли в шикарный магазин мужской одежды. Галину Александровну привлек стенд с костюмами. Она даже один из них огладила – красивый, темно-синий. Дорогой. Затем мы отправились в писчебумажный магазин. На прилавке лежали альбомы в кожаных тисненых переплетах. Галина Александровна осмотрела их. – Вам нравится, Георгий Григорьевич? – Очень симпатичные, – ответил я. – Я их куплю. Георгий Константинович сейчас работает над воспоминаниями, и ему будет сподручно записывать их в эти альбомы. Совершив покупку, мы отправились в гостиницу. За день до отъезда я спросил Галину Александровну, когда же мы пойдем покупать подарок маршалу. – Мы его уже купили. Это альбомы. Я, как и вы, получила на карманные расходы пятнадцать долларов, а других долларов ни у меня, ни в нашей семье нет. Я был поражен. Победитель фашизма, великий полководец века не имел иностранной валюты! Он даже не получил от Сталина шубу на собольем меху – такой вождь наградил американского генерала Эйзенхауэра и английского генерала Монтгомери, побывавших в Москве по его приглашению. Став президентом Америки, Эйзенхауэр пригласил Жукова в Америку, но на обращение Георгия Константиновича за разрешением на поездку Сталин ответил: «Не надо тебе туда ехать. Тебя там убьют». Так что маршал Жуков был «невыездным»… Кстати, фамилию «Жуков» Сталин произносил как «Зюков». Георгий Константинович жил на государственной даче, не имея собственной. Перед смертью он обратился к правительству с просьбой не выгонять с дачи его дочь… Галина Александровна ушла из жизни раньше Георгия Константиновича.Известно, что после смерти Жукова его кабинет в Министерстве обороны был разгромлен, часть вещей похищена. Никому из правительства не пришло в голову остановить грабеж и создать музей маршала Жукова, спасителя России от фашизма, героя Великой Отечественной войны. Более того, Берия готовил «дело Жукова», но за маршала заступились полководцы и Сталин.

Как же обидно, что замечательные фильмы Юры Озерова об Отечественной войне и о маршале Жукове, гениально сыгранном Михаилом Ульяновым, не показывают. Миллионы телезрителей вынуждены подчиняться вкусам руководителей каналов и к ним привыкать или просто выключать телевизор, что и делают телезрители, т. к. на всех кнопках стрельба и насилие (кроме ТВ «Культура»). Недавно, в 2012 году, по Первому каналу прошел сериал «Жуков». Главное в нем – не героизм и талант полководца, а его увлечение женщинами. Современная молодежь восприняла маршала просто как бабника. Грустно несправедливо и унизительно для великого полководца. Но у нашего телевидения теперь другие задачи – делать деньги любым путем, часто не очень благородным. Я уже не говорю об уникальной русской культуре, с которой молодое поколение просто не знакомо. «Цивилизованное общество без духовности – не более чем собрание животных. Это уже конец. Закат», – писал Андрей Тарковский. Как этого не могут понять руководители Центрального телевидения? Им, видимо, мало детей-убийц, детей-самоубийц. После ликвидации пионерского движения, а вместе с ним и домов пионеров с авиационными, театральными, художественными и другими кружками на улицы страны выброшены миллионы детей, которым нечем заняться. Вот почему люди требуют создания нового телевидения и этот призыв дошел до руководства страны. Когда мне приходится терпеть несправедливость и обиды от киночиновников, я вспоминаю великого маршала. Он терпел, так и ты терпи! Новое поколение не может поверить, что Жуков, четырежды Герой Советского Союза, мог быть в опале. У Исторического музея стоит памятник ему. Ежегодно проходят парады Победы. В этом заслуга Путина и Медведева. Учрежден орден Жукова. Такие действия властей, безусловно, укрепляют в народе патриотизм, который столь необходим России, где открыто поднимают голову нацизм и фашизм. Триста двадцать страниц про любовь и кино. Мемуары последнего из могиканВ. Шукшин с Лидой и я с Мирушкой в Помпеях.