Триста двадцать страниц про любовь и кино. Мемуары последнего из могикан.

Глава 20 «Да здравствует королева, виват!».

В 2010 году Госкино приняло мой сценарий художественно-публицистического фильма о жизни и творчестве моей любимой актрисы Татьяны Васильевны Дорониной «Да здравствует королева, виват!». Сценарий написал вместе с Машей Мономеновой, литературным сотрудником МХАТа имени Горького, очень творческим и красивым человеком.

Татьяна Васильевна отдала мне весь архив, к сожалению, состоящий из коротких съемок с ее участием в спектаклях великих мастеров – Георгия Александровича Товстоногова в БДТ, замечательного режиссера Андрея Гончарова в Театре имени Маяковского, выдающегося актера и режиссера Бориса Ливанова во МХАТе. Как же обидно, что в те времена не снимали спектаклей БДТ, МХАТа, Малого театра, театра Вахтангова. Безвозвратно утрачен «золотой фонд» театральной культуры нашей Родины. Как много потеряли новые поколения актеров! Какая это была бы для них школа!..

Хочется отметить, что поддержал меня в моем замысле талантливый и доброжелательный в то время директор Департамента кинематографии Министерства культуры РФ, а затем и замминистра – профессор ВГИКа, киновед и писатель Сергей Владимирович Лазарук. Спасибо ему. Как много потеряло Министерство культуры с уходом такого умного, доступного и очень ответственного интеллигентного человека.

Мне думается, что читателю будет интересно познакомиться со сценарием этого фильма.

Татьяна Доронина родилась в городе русского взлета, русского подвига, русской судьбы, трагической и великой. Тогда он назывался Ленинград. Там, как она вспоминает, прошло ее счастливое детство.

Переулок, где жили Анна Ивановна, Василий Иванович Доронины и их дочери Галина и Татьяна, назывался переулком Ильича. Мостовая из крупных булыжников, родной дом, тяжелая входная дверь. В доме напротив – булочная, куда мама посылала Таню покупать «за рубль сорок пять батон и полкило хлеба»… Страна довоенного детства, в которой не было мороза, голода, болезней, потерь и взрослых открытий, не было карточек, очередей за хлебом, а только елка со шпилем, милые лица родных – сестра с толстыми косами, веселая мама и отец. Отец, который ходил легкой походкой и говорил: «Какая благодать!».

А в это время…

Хроника. Германия.

Маршируют немецкие войска перед Гитлером.

ВЕДУЩИЙ:

Оккупированы Германией Австрия, Чехословакия, Польша, Дания, Норвегия, Бельгия, немцы в Париже.

Гитлер на трибуне.

Немцы в Нюрнберге приветствуют Гитлера. Огромная свастика из факелов на стадионе. Гитлер, Геббельс, Геринг, Гиммлер и другие вожди немецкого народа призывают истреблять славян: русских, украинцев, белорусов и остальные народы Советского Союза. С особой ненавистью вожди Германии приказывают уничтожить нацию (от младенцев до стариков), родившую миру Деву Марию – мать Иисуса Христа, самого Иисуса Христа, его учеников-апостолов, на которых молятся и будут молиться люди, пока существует планета Земля.

Хроника.

Немцы приветствуют своих фашистских вождей.

ВЕДУЩИЙ:

Для уничтожения миллионов людей немцами были изобретены концлагеря с газовыми камерами и крематориями, в которых сжигали подчас еще живых людей, автомобили-душегубки, в которые загоняли тысячами обычных прохожих и душили их газами.

Хроника.

Немцы приветствуют Гитлера.

22 июня 1941 года Германия вероломно напала на Советский Союз. Немецкие бомбардировщики бомбят города России, Белоруссии, Украины, Прибалтики. Дети смотрят на летящие бомбы.

Хроника.

ГИТЛЕР (на трибуне среди огромной толпы немцев): «Я повергну в прах Россию!» Немцы приветствуют Гитлера.

ГЕББЕЛЬС: «Русские должны умереть, чтобы мы жили». Немцы приветствуют Геббельса.

ВЕДУЩИЙ:

Тот самый длинный день в году,

С его безоблачной погодой,

Нам выдал общую беду,

На всех, на все четыре года.

(К. Симонов).

В этот день закончилось Татьянино детство. Вскоре начались бомбежки и обстрелы Ленинграда, который, как и Москву, Гитлер приказал стереть с лица земли. Отца призывают в армию. До ухода на фронт он успевает эвакуировать семью в Данилов. В Данилове, маленьком городе Ярославской области, на перроне «вакуированных» никто не встречал, и никто не знал, что это надолго. Наступала зима. Хроника. Из осажденного Ленинграда детей пришлось вывозить на грузовиках по единственной Дороге жизни – льду Ладоги, на Урал и в Сибирь. Немецкие самолеты безжалостно бомбят и обстреливают машины с детьми. Тысячи мальчишек и девчонок погибают как от пуль, так и проваливаясь вместе с автомобилями под лед. Хроника. Германия. Немецкие дети приветствуют Гитлера. ВЕДУЩИЙ: Виселицы и «бабьи яры» были уделом оккупации советских городов немецкой армией, убийц, вешателей, мародеров и насильников. В первую очередь сгоняли на расстрел все еврейское население, а также коммунистов и военнопленных политработников. Мирных людей живыми сжигали в хатах, церквях, синагогах и домах. После войны нашлись обиженные немцы, которые обвинили англичан и американцев в бомбежках немецких городов. Где они были, когда немцы бомбили города Англии, России, Украины, Польши, уничтожали в концлагерях миллионы евреев, русских, украинцев, белорусов, устроили страшную блокаду Ленинграда? Я был в Англии в разрушенном немецкими ракетами городе Ковентра. Разрушенный собор остался как памятник навсегда. Хроника. Немцы восторженно приветствуют Гитлера. ВЕДУЩИЙ: «Я воевал, был в плену, выжил и еще там, на фронте, совсем молодым человеком (мне было семнадцать лет) задумался над тем, как могла немецкая нация, давшая человечеству гениев-писателей, композиторов, философов, дойти до такой мысли, как уничтожение целого народа. Я жил с этой болью, с этим недоумением очень долго», – писал великий актер ХХ века Иннокентий Смоктуновский. Хроника. Красная армия мужественно, на всех фронтах боролась с гитлеровцами – жестоким и сильным врагом.

Зима сорок первого года —

Тебе ли нам цену не знать.

И зря у нас вышло из моды.

Об этой цене вспоминать.

(К. Симонов).

Блокадный Ленинград. В городе голод и холод. 125 граммов хлеба на человека. Умирают более пятисот тысяч человек. Немцы приветствуют Гитлера, Геббельса, Геринга и других правителей Германии. В крохотном ярославском городке Данилове, откуда пошел род Дорониных, эта фамилия – одна из самых распространенных, и хотя Татьяна Васильевна родилась в Ленинграде, она часто приезжает в Данилов – здесь корни ее предков, здесь прошло ее военное детство после эвакуации из блокадного Ленинграда. Во втором классе учительница Валентина Васильевна Харченко прочла поэму «Сын артиллериста» Константина Симонова, и Тане так понравилось, что она ее быстро выучила и стала читать по просьбе учителей в разных классах и даже в педагогическом техникуме.Несмотря на холод, зал техникума был переполнен студентами и преподавателями, одетыми в зимнюю одежду. Таня в шубе и больших бабушкиных валенках, стоя на сцене, читала:

… И на командном пункте,

Приняв последний сигнал,

Майор в оглохшее радио,

Не выдержав, закричал:

– Ты слышишь меня, я верю,

Смертью таких не взять!

Держись, мой мальчик,

На свете два раза не умирать.

Никто нас в жизни не может.

Вышибить из седла! —

Такая поговорка.

У майора была…

(Роль Танечки Дорониной замечательно сыграла в фильме восьмилетняя Даша Бурляева – дочь Николая Петровича Бурляева, моего друга.) Хроника Под руководством полководцев Георгия Жукова, Константина Рокоссовского и других военачальников Красной армией были разгромлены немцы под Москвой, прорвана блокада Ленинграда, выиграна Сталинградская битва, битва на Курской дуге. Немцы бегут. Главнокомандующий фельдмаршал Паулюс вместе со штабом сдается в плен в Сталинграде. Немецкие солдаты почти в лохмотьях сдаются тысячами, чтобы сохранить свою жизнь. Оно бы напоминало новым поколениям немцев о победе Красной армии над развязавших их предками войну против России. Красная армия одолевает гитлеровцев. Это была нелегкая, но великая Победа. Красная армия на улицах поверженного Берлина. В окнах белые простыни. Знамя Победы над Рейхстагом – жаль, что его не сохранили навсегда разрушенным, разгромлена канцелярия Гитлера. Валяется огромный глобус мира Гитлера – мечты фюрера завоевать мир. Хроника Закончили жизнь самоубийством Гитлер и его любовница Ева Браун, ставшая в день самоубийства его женой. По приказу Гитлера эсэсовцы сожгли их тела на костре. Геббельс умертвил своих пятерых дочерей, затем застрелился вместе с женой, и эсэсовцы также сожгли их. Трупы пятерых девочек, одетых в белые платья, остались лежать на асфальте. Кейтель подписал безоговорочную капитуляцию Германии.Парад Победы на Красной площади. Его принимает маршал Жуков, командует парадом маршал Рокоссовский, советские воины бросают знамя Гитлера и другие немецкие знамена к подножию Мавзолея Ленина. Суд в Нюрнберге (где проходили парады гитлеровцев) приговаривает фашистских руководителей Германии к смертной казни. Их казнят через повешение в тюрьме, а прах развеют неизвестно где.

Закончилась война. Отец вернулся живым. Доронины опять в любимом Ленинграде. Снова переулок Ильича, где все так близко: пять минут ходьбы до Большого драматического театра. Оттуда двенадцать минут пешком до Александринки, театра им. Пушкина, Дворца пионеров, который появился в жизни Тани сразу по возвращении из эвакуации – это двадцать минут по Фонтанке. В Большой драматический театр, в Александринку Таня Доронина всегда ходила по воскресеньям – на галерку, за три рубля, которые всегда можно было выпросить у родителей. «Какое счастье, что мне удалось видеть в самом расцвете гениев – и Николая Константиновича Черкасова, и Николая Константиновича Симонова», – вспоминает Татьяна. Она самозабвенно мечтала быть актрисой. Ее творческая биография началась в 1948 году. Она приехала в Москву в Школу-студию МХАТ, которую открыли во время войны в 1943 году. Приемную комиссию возглавлял тогда Павел Владимирович Масальский. И Доронина поступила. Без знакомств, без блата. Да, она сумела доказать прекраснейшую из истин – талант побеждает! Талант у нее был необычный. Но вот обычного аттестата зрелости у нее не оказалось, ибо… Татьяна Доронина училась тогда в восьмом классе. И самым медленным, самым дешевым поездом она вернулась в Ленинград.Через два года ринулась туда же, в ту же реку. Но параллельно еще в ГИТИС, и в Щукинское, и в Щепкинское для страховки. Везде успела. Везде сдала по специальности и везде была принята. А выбрала МХАТ. На одном курсе с Дорониной учились будущие звезды – Евстигнеев, Басилашвили, Сергачев, Казаков. Так зародилась легенда. Легенда-быль о победительнице.

Доронина была самой любимой ученицей Бориса Ильича Вершилова за все годы его преподавания. Это именно он сумел раскрыть актерскую индивидуальность в молодой актрисе.

По окончании школы-студии МХАТ Татьяна Доронина мечтала работать в Великом театре, созданном Станиславским и Немировичем-Данченко, – Московском Художественном театре, театре Антона Павловича Чехова и Алексея Максимовича Горького, а затем – Михаила Булгакова.

Триста двадцать страниц про любовь и кино. Мемуары последнего из могикан

Кадр из фильма «Старшая сестра». Татьяна Доронина и Михаил Жаров.

После Чехова и Горького драматургия Булгакова стала знаменем, новой «Чайкой» МХАТа, Булгаков во многом определил будущее второго МХАТовского поколения. Он по праву таланта продолжил и развил лучшее в отечественной драматургии. «Первый спектакль, который я увидел на сцене художественного театра, был «Дни Турбиных». Впечатление было ошеломляющим. Ощущение от полученного тогда эмоционального художественного удара вот уже тридцать лет живет во мне, его невозможно ничем заглушить, хотя с тех пор я видел так много спектаклей»,  – вспоминал Георгий Александрович Товстоногов. «Михаил Афанасьевич Булгаков вольно или невольно для меня – мерило «всего и вся», – написала Доронина в своей книге «Дневник актрисы». Но ее мечты не сбылись. Она была направлена в Волгоградский драматический театр, несмотря на заявки и предложения работать в московском театре Маяковского у Охлопкова, в Александринке в Ленинграде… У Дорониной хватило сил «потом», да и «тогда» сделать вид, что она ничего не знает, ничего не понимает. Но остался «счет» в сердце и боль от несправедливости, и остался рассказ Вершилова, и слезы его, которые он так старался скрыть: «Не надо огорчаться. Все будет как должно. МХАТ – не единственный театр в стране. Я рассказываю вам, чтобы вы хоть немного стали взрослой. Сделано все, чтобы вас не было в театре. И сделано это не сегодня, на худсовете, а еще год назад». 1956 год вернул Татьяне Дорониной любимый Ленинград. Театр на Петроградской. Театр прекрасен. Он стоит чуть в глубине, закрыт от машин и трамваев деревьями. Актерские гримерные – все одинаковые, квадратные, с широкими окнами. Татьяна Доронина с мужем Олегом Басилашвили живут в гримерной на третьем этаже. В общежитии все комнаты заняты, и их поселили пока здесь. Доронина была приглашена в Театр имени Ленинского комсомола на роль Женьки Шульженко в пьесе Александра Володина «Фабричная девчонка». «Центральную роль театр доверил Татьяне Дорониной, – писал «Вечерний Ленинград» в 1957 году, – в прошлом году окончившей Школу-студию МХАТ. Образ Шульженко – не только свидетельство интересных творческих данных молодой актрисы, но и результат большого упорного труда. Своим успехом спектакль всецело обязан исполнительнице главной роли – Татьяне Дорониной, впервые выступившей на сцене Ленинграда». Эта роль принесла ей звание лауреата Всесоюзного театрального конкурса за лучшее исполнение женской роли. «Эту маленькую медаль я храню как символ моего «начала», как память о том зрительном зале, который дал мне веру в свои силы, дал жизнь на будущее». Ее любимый педагог по Школе-студии МХАТ, ученик К.С. Станиславского Борис Ильич Вершилов прислал ей письмо, которое заканчивалось словами: «Только не успокаивайтесь, не думайте, что завоевали площадку за свой первый сезон. Вы только чуть набрали воздуха в легкие, полет – впереди». Три года работы в Театре имени Ленинского комсомола, в котором актриса наконец получила главное – возможность играть. Она играла по три-четыре премьеры в год. Ольга в «Обломове» И. Гончарова (режиссер А. Винер), Оксана в «Городе на заре» А. Арбузова (режиссер Р. Суслович), Вавка в «Маленькой студентке» Н. Погодина (режиссер И. Владимиров), Санька в «Интервенции» Л. Славина (режиссер А. Пергамент), Липочка во «В поисках радости» В. Розова (режиссер А. Белинский). В 1959 году в театр Ленинского комсомола пришел великий режиссер БДТ Георгий Александрович Товстоногов – принимать дипломную работу своего ученика Игоря Владимирова, спектакль «Маленькая студентка» Николая Погодина, в котором Татьяна Доронина играла, что называется, характерную роль – генеральскую дочь Вавку. Георгий Александрович сразу заметил молодую талантливую актрису и заговорил о ее сценическом диапазоне, о большой «палитре». Короткий путь от театра до общежития, куда переехала с мужем Татьяна Доронина, она проделала в танце, кружась в вальсе. Она пела на счет «раз-два-три» только одно слово «ди-а-пазон» на мотив вальса Штрауса. В жизни Дорониной этот день стал определяющим… На следующее утро позвонила Дина Морисовна Щварц, завлит Большого драматического театра, и пригласила Доронину на переговоры по поводу ее перехода в БДТ к Товстоногову. Гулкая пустота зрительного зала Большого драматического театра, которая была связана с пребыванием на галерке, там, наверху, теперь сменится аншлагами и выражением «ходить на Доронину». Началась потрясающая работа с замечательным режиссером. Ее партнерами тогда были талантливейшие Павел Луспекаев, Евгений Лебедев, Владислав Стржельчик, Кирилл Лавров, Олег Борисов, Ефим Копелян, Иннокентий Смоктуновский, Сергей Юрский… «Ах, как мне хочется играть, как мне хочется жить», – написала в своем дневнике восемнадцатилетняя актриса Мария Ермолова. «Играть – значит жить» – таково ее художественное кредо. И эта ермоловская формула – основа творческой судьбы Татьяны Дорониной. Товстоногов – один из немногих режиссеров, «истинно любящих» актеров, этих взрослых детей, иногда жестоких, как дети, иногда доверчивых, как дети. Чтобы «полюбить» этот необыкновенный сплав качеств, надо иметь сердце, способное вместить большую боль и большую радость. Товстоногов дал актрисе возможность работать в огромном диапазоне, и Доронина была одинаково убедительна, играя Достоевского, Чехова, Грибоедова, Горького, Корнейчука, Арбузова, Зорина. Этот период творчества Татьяны Дорониной определен критиками и зрителями как взлет, как открытие большим режиссером уникальной индивидуальности. Ее назвали «великой», когда ей не было еще и тридцати лет. Маша в «Трех сестрах», Софья в «Горе от ума», Лушка в «Поднятой целине», Надя в «Старшей сестре», Лоллия в «Римской комедии» – явления необычайные по своему новаторскому, художественному значению. «Так еще никто не играл!» – словно сговорившись, утверждали ведущие критики Советского Союза. Единодушно с восхищением была принята зрителями и критикой ее Надежда Монахова в пьесе «Варвары» М. Горького. «Было много исполнительниц роли Надежды, – писали театральные издания, – но не припоминается такой подлинной и страстной веры в предлагаемые обстоятельства». «Монахова Дорониной для всех – вожделенная и никому не доступная, она сводила мужчин с ума. Женщины стыдились ее, завидовали ей и боялись ее». В «Дневнике актрисы» Татьяна Доронина вспоминает первую репетицию в БДТ: «Вошел Товстоногов. Он поздравил всех с началом работы над хорошей пьесой и сказал: «Прошу». Это означало, что сразу начнем читать “по ролям”». Товстоноговское решение спектакля складывалось «до того», как он приходил на первую репетицию. Решение созревало и ясно проступало уже тогда, когда вывешивали распределение ролей. В этих его распределениях оно и выявлялось. То была высокая профессиональность, замечательное видение и безошибочное угадывание. «После, работая в других театрах с другими режиссерами, я часто вспоминала «метод» Товстоногова, – вспоминает Доронина. – Он не любил болтовни «около» ролей, пьесы. Он был лаконичен и понятен в своих требованиях и пожеланиях». «Я бегу по Летнему саду, бегу сквозь переливы света и тени. Так, на бегу, хорошо говорить текст роли. Приходят неожиданные оценки, повороты, не свойственные мне. Надежда почти всегда статична внешне и очень интенсивна внутренне. Когда восторг, когда любишь, когда все, о чем мечтал, сбывается и он говорит: «Ты любишь меня, да? Ну? Говори – любишь?..» – сказать в ответ «Да, да, да!» надо так, как говоришь после длинного бега по аллеям этого сада, в котором «шепчутся белые ночи» Анны Ахматовой. И я почти кричу это «Да, да, да!», глядя в черные луспекаевские бездонные зрачки, и слышу, как стучит мое сердце». Именно с роли Монаховой в «Варварах» начался «золотой век» Дорониной, знаменуемый веховым открытием для актрисы любимого образа – Настасьи Филипповны в «Идиоте» Достоевского. Мышкина играл великий Смоктуновский, потом Озеров, генерала Епанчина – Сафронов, генеральшу – Казико. Через шесть лет после премьеры БДТ отправляется на гастроли в Лондон и Париж со спектаклем «Идиот». Это было победное шествие одного из лучших театров мира, одного из величайших режиссеров эпохи. «Выезжая в Лондон, мы немало волновались, ведь это наша первая встреча с Англией. Играли в театре «Олдвик». Но вот гастроли окончились. Впечатление от них радостное. Каждый вечер в переполненном зале после окончания спектаклей долго не смолкали аплодисменты. Сами англичане отметили редкое для английской прессы единодушие в оценке нашей работы. Восторженные рецензии опубликованы во многих газетах и журналах. Восторженно принимали «Идиота». Особенно исполнителя роли Мышкина – Иннокентия Смоктуновского, знакомого англичанам по фильму «Гамлет» Григория Козинцева», – вспоминает Георгий Товстоногов. Триумф Смоктуновского и Дорониной, его триумф, триумф Товстоногова, триумф театра… «После Лондона мы играли в Париже, в здании театра Сары Бернар недалеко от набережной Вольтера. По сравнению с БДТ помещение казалось аскетичным, почти некрасивым. Гримерная, отведенная Дорониной, – гримерная самой Сары, тоже была аскетичной и некрасивой. В зале сидели во втором ряду в основном эмигранты первой волны. На своем месте в середине сидел Феликс Юсупов. Он не пропускал спектаклей русского театра никогда. И хотя был стар и болен – пришел и на сей раз. Триста двадцать страниц про любовь и кино. Мемуары последнего из могиканТатьяна Доронина в фильме «Старшая сестра».

Публика в зале в большинстве своем понимала по-русски. Это было ясно по реакции. Глаза зрителей, глядевших на Кешу во время поклонов, были такие же, как в Ленинграде, – заплаканные и восторженные. Сомневаться в оценке – превосходной, высочайшей – не приходилось. И Кеша опять тянул к ним свои выразительные руки и прижимал к сердцу цветы, от которых, как он потом скажет, его руки устали. У французов был свой Мышкин, любимый Жерар Филипп. Сравнения оказались неизбежными. Через некоторое время в Ленинград приехал сэр и пэр Англии Лоуренс Оливье. Великий, неповторимый актер Лоуренс Оливье, прославившийся в экранизациях шекспировских пьес «Генрих V», «Ричард III», «Гамлет», блестяще сыгравший с Вивьен Ли в фильме «Мост Ватерлоо» и «Леди Гамильтон». Он был нам знаком не только по фильмам, а еще и как наш восторженный зритель. Приехав в Ленинград, он пошел в театр к нам, в БДТ. После окончания спектакля он пришел за кулисы, чтобы поблагодарить актеров. «Он вошел ко мне в гримерную, заполнив ее своей огромностью, обаянием и приветливой улыбкой. Он протянул мне маленький синий футляр. Я открыла. Кольцо, сияющее каким-то голубоватым светом. Он взял мою руку и надел это кольцо мне на палец. Не выпуская руки, сжимая ее в своих теплых ладонях и глядя в глаза, он говорил что-то. Я ничего не понимала, но это было не важно, важны были интонации и то тепло, которое излучал он собою. Переводчица, улыбаясь, перевела кратко: «Это как обручение. Сэр Лоуренс Оливье обручился с вами. Это актерское обручение». Я поцеловала кольцо, потом поцеловала его прекрасное лицо. Он наклонился и поцеловал мои руки. Кольцо я не снимала. Этот знак «актерского обручения» я носила, как носят орден самой высокой степени достоинства», – вспоминает Татьяна Васильевна Доронина. Доронина с большой радостью репетировала роль Маши в «Трех сестрах» Чехова, ей хотелось решить ее по-своему. Почему с первого акта до четвертого проходит тема «у лукоморья дуб зеленый, златая цепь на дубе том»? Что значит «лукоморье»? Она прочитывает пушкинское понимание лукоморья – это заветная Россия, та, которую необходимо возродить. И тогда самый трагический кусок в роли Маши Прозоровой найден: лукоморье – оно определяющее, главное. После шести ослепительных товстоноговских сезонов ее внезапный уход из БДТ и сегодня кажется необъяснимым. В 1966 году актрису приглашают в Москву, во МХАТ имени М. Горького. Труппа театра состояла из индивидуальностей разных поколений. Они главенствовали, царили, блистали. Они восхищали, беря сердца зрителей в полон. На эту сцену в разные годы выходили Москвин, Ливанов, Добронравова, Хмелев, Качалов, Андровская, Тарасова, Зуева, Еленская, Тарханов, Яншин, Степанова, Соколова, Топорков, Книппер, Терехова, Леонидов… У величайшего Бориса Ливанова Доронина играет свою первую роль во МХАТе – Грушеньку в «Братьях Карамазовых». Потом были Глебова в «Ночной исповеди», Настенька в «На дне», Маша в «Трех сестрах», Она в «О женщине», Дульсинея Тобосская в одноименной пьесе Володина… Триста двадцать страниц про любовь и кино. Мемуары последнего из могиканС Татьяной Дорониной на репетиции «Старшей сестры».

В 1967 году Товстоногов приезжал за Татьяной Дорониной в Москву. Сначала была телеграмма: «Буду тогда-то и буду звонить». Он позвонил в назначенный час. Она пришла в гостиницу «Москва», поднялась на третий этаж и постучала в дверь номера. Товстоногов сказал, что замены в театре ей нет, что он будет очень рад, если она вернется. Сейчас, думая, анализируя ее решение-отказ, можно представить, чего Товстоногову, при его самолюбии, гордости, стоила эта назначенная им встреча и просьба о возвращении обратно в БДТ… Она отказалась. Главный режиссер Театра имени Вл. Маяковского Андрей Гончаров пригласил Татьяну Доронину играть Дульсинею в «Человеке из Ламанчи» Ф. Вассермана. Нового в спектакле было в изобилии. В первую очередь незнакомый жанр – зарождавшийся на нашей сцене мюзикл, с хорами и массовыми танцами. Доронина пела сольно. Статная, грациозная славянская красавица, скуластая и сероглазая, в Дульсинее после шолоховской Лушки она продолжила линию своих «народных» ролей. В 1972 году состоялась премьера этого прославленного спектакля, и начался «гончаровский период» в творчестве актрисы. Ее партнером был Александр Лазарев. Шумный и заслуженный успех сопровождал ее во всех спектаклях театра Маяковского. Доронина органично вошла в стилистику постановок Гончарова, сочетавших остроту пластической формы с основами реалистического театра. Отдельно стоит спектакль по пьесе Роберта Болта «Да здравствует королева, виват!». Уникальный в истории театра случай – актриса играет в одном спектакле две главные женские роли – Марию Стюарт и Елизавету Английскую. Этого до нее не делал никто. В дни юбилея Георгия Александровича Товстоногова Доронина приезжала в Ленинград поздравить его и пожелать здоровья и успехов… Молодой режиссер Александр Вилькин поставил чеховскую «Чайку». Неожиданно, ново, не похоже ни на кого. Доронина играла Аркадину и доказала правоту автора в том, что по жанру «Чайка» – комедия. Она и играла комедию – без нажима, без пошлости, определяя неожиданные оценки, повороты, психологические ходы так, как только ее Аркадиной было доступно и свойственно. Были работы и в других столичных театрах. «Спортивные сцены 1981 года» в театре Ермоловой, «Живи и помни» талантливейшего из наших современников Распутина в театре «Сфера»… И вот в самый разгар успеха в Маяковке она вдруг оставила этот театр, чтобы в который раз начать все заново. Опять МХАТ влечет ее, не дает покоя. Ее уход – скорее интуитивный, это веление внутреннего голоса. Тогда она не могла даже в самом фантастическом сне увидеть ту «роль», которую ей в скором времени предложит судьба… Доронина вернулась во МХАТ. Это был 1983 год. В репертуаре актрисы – «Скамейка» Гельмана, где вторую главную роль с ней замечательно сыграл Олег Табаков. Других ролей актрисе не давали. Атмосфера в театре жаркая, она – словно миниатюра грядущих великих и трагических перемен в России. Площадкой для генеральной репетиции кровавого 1993 года был первый государственный драматический театр страны – МХАТ СССР им. М. Горького. 1987 год. Образовались два МХАТа: МХАТ им. Чехова, в дальнейшем переставший называться академическим, во главе с Ефремовым, ныне Табаковым, и МХАТ им. М. Горького. Народная артистка СССР Татьяна Васильевна Доронина была единогласно избрана художественным руководителем МХАТа имени М. Горького, театра, которому суждено было состояться вопреки. Для театра началась новая эпоха. Выживание. Противостояние. И… восстановление. Предназначение драматического театра всегда определялось словом «духовность». Следовать традиции того МХАТа Станиславского и Немировича-Данченко, который был и долгое время оставался лучшим драматическим театром страны, – это та задача, которую поставила перед труппой Татьяна Доронина, та основа, которая и позволила выжить. Сейчас во МХАТе им. М. Горького под руководством Т.В. Дорониной – богатый классический репертуар, преимущественно это русская классика. Она сама играет главные роли в пяти спектаклях «Лес» А. Островского, «Вишневый сад» А. Чехова, «Старая актриса на роль жены Достоевского» Э. Радзинского, «Зойкина квартира» М. Булгакова, «Васса Железнова» М. Горького. Также она является режиссером многих постановок: «Женитьба Белугина», «Русский водевиль», «Белая гвардия», «Униженные и оскорбленные», «Кабала святош» М. Булгакова (этот спектакль был поставлен во МХАТе еще при жизни Михаила Афанасьевича и после трех представлений запрещен). Творчество Татьяны Дорониной теперь набирает новую высоту. До сих пор больше вспоминались прежние работы и фильмы. Но ее талант не остался в прошлом. Она и теперь отвечает на непростые вопросы современности. Она рискует, ее театр не похож ни на один другой, он гоним, но он истинно любим и востребован совестливыми сердцами в мире свободы от совести. Символом современной Дорониной является спектакль «Старая актриса на роль жены Достоевского» Эдварда Радзинского, в котором Татьяна Васильевна виртуозно исполняет три роли, сплетающиеся в одну драму, имя которой – судьба русской актрисы Татьяны Дорониной. Спектакль, бесспорно, во многом автобиогафичен. Поставил его замечательный режиссер Роман Виктюк. В репертуаре актрисы – и «Вишневый сад», Раневская. Роль, о которой Татьяна Васильевна мечтала очень долго, вынашивала, любовалась… И вот недавно спектакль отметил свой двухсотый показ. И не было среди этих двух сотен ни одного выхода, похожего на другие! Каждый спектакль для Татьяны Васильевны – праздник встречи с гениальным драматургом, каждый раз – открытие чего-то нового, неизведанного. А в центре – ТЕМА, вечная, от которой щемит сердце… Можно сказать, что в рыночном обществе продажно все. Но это не так. И это хорошо понимал Чехов, воплотивший в себе совесть русской нации. Если мы остались людьми, мы точно знаем, что нельзя продать совесть, честь, дружбу, любовь и многое другое. Для Раневской-Дорониной вишневый сад – это ее детство и юность, ее воспоминания о матери, о счастье прошлой любви, место гибели сына. Постепенно понимаешь, что Раневская, несмотря на свою кажущуюся слабость и ранимость, сильная духом женщина. Она поднялась до величайшей силы духа, потому что не приемлет ту жизнь, в которой красоту могут продать. Любовь Андреевна: «…Вы видите, где правда и где неправда, а я точно потеряла зрение, ничего не вижу. Вы смело решаете все важные вопросы, но скажите, голубчик, не потому ли это, что вы молоды, что вы не успели перестрадать ни одного вашего вопроса?.. Ведь я родилась здесь, здесь жили мои отец и мать, мой дед, я люблю этот дом, без вишневого сада я не понимаю своей жизни, и если уж так нужно продавать, то продавайте и меня вместе с садом…» (А.П. Чехов. «Вишневый сад».) Татьяна Васильевна находится в постоянном поиске тем, образов, новых прочтений ролей, способных всколыхнуть и – больше – потрясти сердца современников, заставив их чувствовать, любить, сострадать – то есть быть живыми. Доронина всегда попадает в болевую точку проблем нашего времени. Так произошло и в спектакле «Васса Железнова». Васса в исполнении легендарной Пашенной, поражавшая нас когда-то своим расчетливым умом «преступного типа человека», вдруг обернулась у Дорониной живой душой. И вот оно – рождение новой Вассы. Сложной, противоречивой, диссонирующей – и очень нам современной. Васса Дорониной, оказывается, способна любить – она мать. Тему материнства актриса прочитывает как сквозную тему роли, трактует ее как явление миру спасительной доброты, идущей не только от душевной щедрости, но, и это главное, от чувства сострадания к человеку. Эта традиция уходит своими корнями к особой цельной концепции мира, черпающей силы в нравственном законе природы, велящем человеку созидать, строить, а не разрушать. Татьяна Доронина в очередной раз раскрыла те лучшие качества, которые всегда были присущи нашей женщине. И вместе с тем отразила предчувствие будущего общества – страны людей, любящих Родину и готовых отдать ради нее все. Имя народной артистки СССР Татьяны Васильевны Дорониной благодаря ее природному таланту, труду, мере отдачи искусству, сцене стоит в ряду великих русских актрис. Она по праву продолжательница традиций легендарных П.А. Стрепетовой, М.Г. Савиной, В.Ф. Комиссаржевской, М.Н. Ермоловой, А.А. Яблочкиной, М.П. Лилиной, М.Ф. Андреевой, О.Н. Андровской, К.Н. Еланской, А.П. Зуевой, А.И. Степановой, В.П. Марецкой, А.К. Тарасовой.Татьяна Доронина – актриса уникальной школы русского реалистического театра.

Заканчивается фильм сценой столетнего юбилея МХАТа имени М. Горького. Затем Доронина читает монолог Белинского «Любите ли вы театр…»: «Театр! Вы любите театр? Я хочу спросить, вы любите театр, как люблю его я, то есть всеми силами души вашей, со всем энтузиазмом, со всем исступлением, к которому способна только пылкая молодость, жадная и страстная до впечатлений изящного?.. Театр – это храм, это подлинный храм искусства, при входе в который вы мгновенно отделяетесь от земли, забываете о житейских отношениях. Здесь ваше холодное «я» исчезает, растворяется в пламенном эфире любви». ЧИТАЕТ ОНА ГЕНИАЛЬНО! «Театр – он мое счастье, мое спасение, моя боль, моя великая радость!» – это слова народной артистки СССР Татьяны Дорониной. Доронина – всегда героиня. Любимая, нелюбимая, брошенная, обретенная. Странная. Непревзойденная. Ужасная. Нет – ужасно принципиальная. Этот ряд эпитетов хочется продолжать бесконечно. И рассматривать эту глыбу, мощную актрису и женщину можно с удивлением, будто рассматриваешь айсберг, понимая, что за видимой частью таится еще больше непостижимого. Отчего впадаешь в восторг и трепет. Все равно что блуждаешь по темному лабиринту – и тянет, и жутко. Она все сама – сама актриса, сама режиссер, начальник, хозяйка. Разбила не одно мужское сердце. А сколько покорила?! Своими огромными глазами. Своим удивительным голосом.Что еще о ней можно сказать? Нет – пусть о ней говорят другие. Причем мужчины, причем замечательные, с которыми ее на сцене и на экране связывала любовь. Эту любовь Татьяна Доронина делала всегда с большой буквы.

Александр Лазарев: «Все меня спрашивают про «Еще раз про любовь», а ведь у нас до этого была картина «На ясный огонь». Татьяна играла подпольщицу, а я – актера варьете, тоже подпольщика. А потом уже случилось «Еще раз про любовь». Господи, как давно это было. И с течением времени все иначе переоцениваешь. Я тогда был молодой артист, а она уже звезда. Да, она могла построить, и не только меня – всех. Нелегко было, я обижался. Но только теперь понимаю, что все было справедливо. Она требовала дисциплины, отдачи, и если вокруг бардак – скандал гарантирован. Потому что лично она всегда была настолько готова. И она очень умный человек. Она понимала, что если в картине все возьмет на себя, то одна не вытянет. Ей нужен партнер, а партнером был я. Я сейчас понимаю, что она – глыба, мощь. Трудоголик, фанатик, раб на галерах. Из всех артистов, с которыми я работал, могу великими назвать только двух – Армена Джигарханяна и ее – Татьяну Доронину».

Эммануил Виторган: «Я Татьяну Васильевну знаю очень давно, еще с Ленинграда. И как громадное большинство молодых людей, я был от нее без ума. Ее спектакли – «Варвары», «Горе от ума», «Идиот» – этого забыть нельзя. Короче, влюбился в нее, как только увидел, и был рад, что Олег Басилашвили привез ее в Ленинград. Татьяна Васильевна всегда вызывала повышенный интерес, и не только у мужчин, но и у женщин. В Доме актера, куда она приходила, за ней женщины наблюдали – как она потрясающе выглядит, и хотели понять, что им-то делать, чтобы выглядеть так. Она не идет на компромиссы и ни под кого не подстраивается».

Армен Джигарханян: «Я много с ней играл. Самая главная любовь у нас была в спектакле «Да здравствует королева, виват!». У нее всегда потрясающая готовность к работе. Я, например, знаю, что она специально одевалась на репетицию. Или вот еще – однажды стоим в кулисах, смотрим на сцену в ожидании выхода в спектакле по Уильямсу. Она так долго смотрела, смотрела и в сердцах сказала: «Ни черта не понимаю!» Помню, очень мучительно снимались вместе в одной ленте. И как-то после съемок я подвозил ее на своей машине домой (мы жили в одном районе). Я сказал ей: «Татьяна, ну что ты мучаешь всех?» А она бесхитростно так сказала: «Я не уверена. Это от моей неуверенности». Вот это признание большого человека, большой артистки.Знаешь, какая проблема? Она не из формулы «растворяется в партнере». В ней нет общепринятой любезности, и когда она шла на сцену, нежелательно было пересекать ей дорогу. Но мы должны простить это и понять – ради чего она так жила и живет в театре. Она очень самостоятельна. Она может нравиться или не нравиться. Но она великая. Великая труженица».

Леонид Неведомский: «Меня утвердили на главную роль в фильме “Мачеха”, и я до сих пор уверен, что это она меня выбрала. Правда, многие коллеги меня сразу начали жалеть – с ума сошел, с ней играть! Это же жуть, кошмарный характер! Говорю как на духу. Мне с ней было так хорошо, так легко и комфортно, что день моего утверждения на роль считаю самым счастливым днем в своей жизни.Более того, она позволила под меня изменить сценарий, и я сам дописал себе монолог. Она – человек закрытый, не очень общительный даже на площадке. Когда мы ее забирали из дома на съемки, она садилась в машину, и мы никогда, как с другими артистами, ничего не обсуждали, не повторяли текст. Она всегда была в себе. Ну что тут говорить – королева».

Эдвард Радзинский: «Доронина – великая актриса, которая трудно вписывается в жизнь нашей нынешней театральной лилипутии. Она особенная, она родом из великого театра – Большого драматического, который можно сравнить только с МХАТом времен Станиславского. Там была труппа – Смоктуновский, Луспекаев, Лавров, Копелян, Юрский, Басилашвили, Олег Борисов, Стржельчик, могу продолжать дальше… И режиссер-гений – Товстоногов. И в этой труппе она была Первой Актрисой. Играла все главные роли. Иногда по тридцать спектаклей в месяц. Кто не видел ее в БДТ – тот не видел Театра.После такого режиссера, после такой труппы – как ей было жить? Все режиссеры для нее были малы, пожалуй, в этом ее трагедия. Она умудрилась сыграть в кино несколько главных ролей, став суперзвездой явочным порядком (под дружное неодобрение критики и дружный восторг зрителей). Три фильма с ее участием стали, говоря птичьим языком, культовыми. И после такого сверхуспеха… ее перестали снимать. Не правда ли, очень по-нашему? Любимая – что имеем, не храним, а потерявши плачем. Жить ей трудно, ибо у нее беда для нашего “нормального мира” – у нее убеждения, которым она следует. Мне кажется, она единственная актриса, которая может сыграть царевну Софью и боярыню Морозову. Они для нее – свои».

Мне дорого признание Татьяны Васильевны Дорониной, которое она сделала в интервью газете «Собеседник» (№ 36 за 2003 год). На вопрос: «Недавно в телебеседе Георгий Натансон («Старшая сестра», «Еще раз про любовь») назвал вашу постельную сцену с Лазаревым первой эротической сценой, снятой в Советском Союзе. Вы бы стали делать на этом акцент?» Татьяна Васильевна ответила: «Я недостаточно знакома с кинематографом, мое дело все-таки театр. Поэтому если Георгий Григорьевич так сказал, я не могу не согласиться. Значит это так. Тем более что я его безгранично уважаю. Это не только большой режиссер, с которым связана моя удача и зрительское признание, но и прелестный, милый человек». Михаил Михайлович Рощин, посмотрев фильм «Да здравствует королева, виват!», дал такой отзыв о нем: «Мне очень понравился фильм Георгия Натансона о Татьяне Дорониной. Признаться, я даже не ожидал, что он будет настолько хорош, потому что сложно сделать документальную ленту о такой великой актрисе и охватить всю ее многогранную творческую судьбу. Кажется, Георгию Григорьевичу это удалось. У меня всегда был какой-то пиетет перед Татьяной Васильевной. Я ее очень люблю как актрису и режиссера и безгранично уважаю как человека. Впервые оценил ее актерский дар во время просмотра спектакля БДТ «Варвары». Она была блистательна в постановках Большого драматического. Но именно Георгий Григорьевич открыл Доронину для кино, и у них сложился прекрасный творческий тандем, хотя, не скрою, бывали моменты, когда Доронина по своей манере немножко капризничала. Однако это уже было несущественно. Существенно то, что она делала. А делала она свое дело, безусловно, хорошо.И мне было любопытно еще раз проследить вехи творческой судьбы этой прекрасной актрисы. Тем более что режиссер фильма – Георгий Натансон. Человек, который очень любит Татьяну Доронину».