Трон.

Одиннадцать. Звездочка.

Еще один долгий день тренировок не сделал мое настроение светлее и радостнее. Я научилась лучше управлять своим даром, но мне становилось все труднее не думать о Финне. Надежды, что время врачует сердце, не оправдались – тоска по нему только усиливалась.

Утро мы провели в тронном зале, раньше мне здесь бывать не приходилось. Это был настоящий атриум с высоким прозрачным куполом вместо потолка, круглая, почти без углов, комната. Стена за троном была стеклянной, остальные – щедро отделаны золотом и серебром. Как и снаружи дворца, по стенам зала причудливо вились растения.

За исключением высоченного потолка, в целом комната размерами не впечатляла, но в этом и не было особой необходимости. Туве объяснил, что в тронном зале проходят только встречи с вельможами.

В центре возвышался трон, укрытый красным бархатом, а по бокам от него стояли два кресла попроще. Трон был не деревянный, а из платины, причудливой ковки и щедро инкрустированный рубинами и алмазами.

Я подошла к трону и осторожно дотронулась до шелковистого бархата. Он был совсем мягкий, нежный и пружинил под пальцами. Массивные подлокотники из металла оказались удивительно гладкими на ощупь. Я провела пальцами по затейливому узору.

– Предлагаю приступить к занятиям, если только не эту вещь ты собираешься двигать силой мысли.

– А почему мы пришли именно сюда? – Я с трудом оторвалась от королевского кресла. Что-то в нем меня неодолимо притягивало. Словно именно трон подтверждал реальность происходящего.

– Мне нравится простор, – Туве помахал руками в воздухе, – мне здесь легче думается. В бальной начались ремонтные работы, сегодня нам там нечего делать.

Почти с сожалением я отошла от трона. Дункан все утро держался в стороне, наслаждаясь передышкой. Туве хотел, чтобы я снова поработала над усмирением своих способностей, и предложил использовать совсем уж непонятную мне технику.

Встав лицом к стене, я должна была представить сад, мысленно посылать команды и одновременно считать до тысячи. Поскольку убеждение не было направлено ни на кого конкретно, я не была уверена, сработает оно или нет. Но Туве сказал, что смысл упражнения в том, чтобы я научилась свободно управлять своими паранормальными волнами. Нужно укротить это дикое броуновское движение мыслей в моей голове, довольно часто очень противоречивых.

Пока я практиковалась, Туве разлегся на холодном мраморном полу, а Дункан отдыхал на троне. Он развалился, перекинув ногу через подлокотник. Почему-то меня это немного раздражало, но замечания делать я не стала. Я же сама не одобряю классовое неравенство, так зачем же навязывать его Дункану.

– Ну, как дела? – спросил Туве примерно через полчаса.

– Волшебно, – буркнула я.

– Отлично, теперь добавим песню. – Он отрешенно наблюдал за облаками, которые медленно проплывали над стеклянным куполом.

– Песню? – Я прекратила свои мысленные экзерсисы. – Зачем?

– Я все еще тебя слышу, – ответил Туве. – Конечно, уже не так отчетливо, но ты гудишь, как высоковольтная линия. Необходимо устранить шум в твоей голове.

– И если я буду делать миллион вещей одновременно, это поможет? – съязвила я.

– Да, прогресс есть, ты становишься сильнее и уже многое держишь под контролем. – Он снова лег на пол, дав понять, что разговор закончен. – Ну, давай, с песней.

– А что петь? – Я вздохнула и снова повернулась лицом к стене.

– Только не «Звездочка, сияй», – поморщился Дункан. – Я до сих пор не могу от нее отвязаться.

– Мне всегда нравились «Битлз», – невозмутимо заметил Туве.

Дункан удивленно фыркнул. Набрав воздуха, я начала напевать «Элинор Ригби». Пару раз я сбилась, потому что не помнила слов, но Туве, к счастью, не возмущался. Честно скажу, это было непросто – делать все то, что я делала, и еще вспоминать текст песни, которую я сто лет не слышала.

– Надеюсь, не помешала. – Мою концентрацию погубил голос Элоры, я замолчала и развернулась.

Дункан неловко, но быстро выкарабкался из трона, однако Элора успела прошить его гневным взглядом. Он виновато пригнул голову, длинные волосы занавесили пылающее лицо.

– В общем-то, нет… – Впервые я почти обрадовалась Элоре, благодаря ее появлению у меня возникла незапланированная передышка.

Элора осмотрела весь зал, на лице ее проступило выражение недовольства. Не знаю, что именно вызвало ее неодобрение, ведь интерьер наверняка был с ней согласован. Туве не стал подниматься, лишь открыл глаза и с интересом уставился на королеву.

– Я могу поговорить с принцессой наедине? – Элора ни к кому конкретно не обращалась, и каким-то образом она ухитрилась повернуться спиной ко всем нам одновременно.

Бормоча извинения, Дункан выскочил из зала. Туве удалился степенно, даже неторопливо, рассеянно пообещав найти меня позже.

– Мне никогда не нравилась эта комната, – сказала Элора, как только мы остались одни. – Какой-то парник, а не тронный зал. Я понимаю, что идея в том, чтобы подчеркнуть наше единство с природой, но мне это абсолютно чуждо.

– А мне нравится. – Я поняла, что имела в виду Элора, но, несмотря ни на что, это была красивая комната. Из-за обилия стекла она вся сияла.

– Этот твой «друг», остановившийся у нас… – Тщательно подбирая слова, Элора медленно приближалась к трону. Остановилась и точно так же, как и я совсем недавно, провела рукой по поручню, пальцы с черным маникюром скользили по затейливой резьбе.

– Мой друг?

– Да, юноша… Мэтт, кажется?

– Вы имеете в виду моего брата? – нарочно переспросила я.

– Можешь считать его кем угодно, но вслух так не говори, тебя могут услышать и… – Королева не закончила. – Так как долго он пробудет здесь?

– До тех пор, пока я не буду уверена, что ему ничто не угрожает за пределами Фьонинга. – Я напряглась, изготовившись к очередной ссоре, но Элора молча смотрела сквозь стеклянную стену. – Вы хотите этому помешать?

– Видишь ли, принцесса, у меня есть некоторый опыт императорского управления. – На губах Элоры заиграла тонкая улыбка. – И еще я немного разбираюсь в военной тактике. Полагаю, эту битву я бы все равно проиграла.

– Так вы что, не против? – Я не смогла скрыть своего потрясения.

– Мы учимся мириться с тем, чего не в силах изменить, – просто ответила Элора.

– Может быть, вы хотите с ним познакомиться?

Я никак не могла понять, зачем она пришла, если не собиралась ни запрещать, ни отчитывать. Наши встречи обычно сводились именно к этому.

– Я непременно с ним увижусь, когда придет время. – Элора поправила волосы и подошла чуть ближе. – Как продвигается твое обучение?

– Нормально. Честно говоря, я еще толком не разобралась, но все вроде бы неплохо.

– Как вы ладите с Туве? – Элора не сводила с меня темных глаз, будто хотела прочесть в моем взгляде ответ на какой-то очень важный для себя вопрос.

– Тоже неплохо.

Элора кивнула и улыбнулась, словно все-таки услышала что-то в моих мыслях и осталась этим довольна. Мы еще немного поговорили о занятиях, но было очевидно, что ее интерес иссяк. Сославшись на дела и извинившись, Элора удалилась.

Как только она вышла, в зал вошел Туве и предложил вернуться к тренировкам, но я сказала, что проголодалась. Мы спустились на кухню. Мэтт уже что-то готовил для себя и Виллы, Риз отсутствовал – он снова вернулся к занятиям в местной школе.

Вилла кидала в Мэтта виноградины и радостно смеялась, когда он отвечал ей тем же. Я с изумлением наблюдала за этими забавами, в отличие от Туве, который сосредоточенно ел, не обращая никакого внимания на игривую парочку.

Насытившись, мы с Туве снова направились в атриум. Ни Вилла, ни Мэтт ни нашего появления, ни исчезновения, судя по всему, не заметили.

До вечера у меня так и не выдалось ни минутки, чтобы как следует поразмыслить над идиотским поведением Мэтта и Виллы. Я занималась в тронном зале примерно по той же схеме, что и утром. Упражнялась я до полного изнеможения, и остановил меня лишь Туве. Затем он ушел домой, а вот от Дункана отделаться не удалось, и он потащился за мной в мою комнату. Мне хотелось побыть одной, но от мысли, что он простоит всю ночь в коридоре, становилось неловко. Обычно телохранители – это такие качки в пиджаках и с наушником в ухе, а не патлатые задрыги в узких джинсах. Получалось, что Дункан скорее прислуга, а вовсе не охранник, и меня это сильно смущало.

– Не понимаю, как может здесь не нравиться. – Дункан с восхищением оглядывал мою комнату.

– Эта комната и мне по вкусу, – возразила я, хотя на самом деле не была в том убеждена.

За день волосы мои окончательно спутались, и я села перед зеркалом приводить их в порядок. А Дункан, перебрав нехитрый девичий скарб на столе, изучил компьютер, рассмотрел музыкальные диски. Попробуй он покопаться в моих личных вещах, я бы пришла в ярость, но в этой комнате мне мало что принадлежало. Когда я поселилась в ней, почти все барахло здесь уже было.

– Почему вы сбежали отсюда, ваше высочество? – неожиданно спросил Дункан.

– Я думала, ты знаешь причину. – Я уже устроила себе гнездо в ворохе пледов и подушек. – Мне казалось, что ты обо всем догадался.

– Когда? – Он удивленно посмотрел на меня. – Я никогда не показываю вида, даже если догадываюсь о чем-нибудь.

– Дома, когда ты пришел за мной. Было очевидно, что ты все знаешь.

Никак не удавалось вспомнить, что же он тогда сказал. Но я была уверена, что он имел в виду именно то, что произошло между мной и Финном. Или, по крайней мере, точно знал, что Финна уволили из-за его отношения ко мне.

Но теперь я и сама уже сомневалась в чувствах Финна. Это были чувства? Они были настоящие? Они вообще были? Вот в этой самой постели мы обнимали и целовали друг друга, и я бы зашла и дальше, но Финн остановил меня – сказал, что не хочет неприятностей. Так, может быть, он просто-напросто ко мне ничего не испытывал?

Если бы у него были ко мне чувства, разве он смог бы меня бросить?

– Я понятия не имею, о чем вы говорите. – Дункан покачал головой. – Думаю, я никогда не пойму, почему вы сбежали.

– Значит, мне показалось. – Я откинулась на спину и уставилась в потолок. Пока Дункан не спросил еще что-нибудь, я поспешила сменить тему: – А с вами-то что случилось?

– Когда?

Он перешел от дисков к книгам, их принесли для меня Риз и Рианнон. Выбор был невелик, и мне нравился разве что Джерри Спинелли.

– Ну там, у нас дома. Вы свалили, а меня похитили витра. Чем вы занимались? Куда отправились?

– Да мы были совсем рядом. Финн не хотел далеко уходить, он был уверен, что вы передумаете. – Дункан раскрыл какую-то книжку и рассеянно пробежался взглядом по строчкам. – Мы успели пройти всего квартал, тут они нас и поймали. Этот блондинистый как зыркнул, так и повырубал нас.

– Локи, – вздохнула я.

– Кто это? – переспросил Дункан, но я только махнула рукой.

Скорее всего, витра вели наблюдение, дожидаясь удобного момента. Они застали Финна и Дункана врасплох. Финну повезло, что Локи лишил его сознания простой манипуляцией. Мое сознание из меня Кира чуть ботинками не вышибла.

– Постойте-ка. – Дункан прищурил глаза, словно пытался уловить какую-то мысль. – Вы что, думали, что мы вас бросили?

– Да я вообще не знала, что мне думать. Я, конечно, не хотела ехать с вами, но и вы не очень уговаривали. Я никак не ожидала, что вы вот так просто уйдете. Я подумала, что…

– Так вы поэтому дуетесь?

– Я не дуюсь и никогда не дулась!

С момента возвращения во Фьонинг я была немного подавлена. Ну хорошо, не с момента возвращения, а чуть дольше. Но сказать про меня, что я дулась?..

– Дуетесь, дуетесь, – заверил меня с улыбкой мой телохранитель. – Мы никогда бы вас не бросили. Вы же были легкой добычей для витра. Да Финн волосу с вашей головы не дал бы упасть. – Дункан снова вернулся к вещам на моем столе, теперь его привлек мой айфон. – Он и сейчас боится вас оставлять, а ведь здесь-то уж вы в полной безопасности.

– Что? – Мое сердце подпрыгнуло и зависло. – Что ты сказал?

Дункан понял, что сболтнул лишнего, и побледнел.

– Ничего я не говорил.

– Дункан, что ты имел в виду? – Да, я знаю, мне не следовало так откровенно выдавать свой интерес, но я ничего не могла с собой поделать. – Финн что, здесь? То есть прямо здесь?

– Я не должен был ничего говорить. – Дункан в растерянности топтался на месте.

– Нет, ты должен рассказать!

– Если Финн узнает, он меня убьет… – Парень уставился в пол. – Простите меня, ваше высочество.

– Он просил тебя не говорить мне, что он здесь?

– Его здесь нет. Ну, здесь, во дворце. – Дункан застонал и с мольбой посмотрел на меня. – Я не должен позволять вам крутить ваши шуры-муры, или как это называется, иначе мне больше никогда не найти работу. Прошу, ваше высочество, не заставляйте меня ничего рассказывать, пожалуйста.

А мысль неплохая. Сама я как-то не подумала, что могу заставить Дункана все рассказать мне. Ну что ж, видимо, судьба практиковаться на нем, пока не научилась подчинять своей воле Туве или Локи. Дункан поддается воздействию очень быстро.

Дункан, скажи, где Финн, – мысленно потребовала я, глядя ему прямо в глаза.

Мне даже не пришлось напевать про себя. Как только я послала мысленный приказ, глаза Дункана остекленели, рот чуть приоткрылся. Все-таки парень очень податлив. Мне снова стало стыдно. Надо будет потом как-нибудь ему это компенсировать.

– Он во Фьонинге, в доме своих родителей, – медленно проговорил Дункан и моргнул.

– Дом родителей?

– Да, они живут в той стороне, – он показал на юг. – Сначала идите по главной дороге к воротам. Затем третий поворот налево, дорожка из гравия. Спуститесь немного по склону, там они и живут. В маленьком доме с козами.

– С козами? – переспросила я, решив, что Дункан меня дурачит.

– Его мать держит ангорских коз. Она вяжет шарфы и свитеры на продажу. – Дункан закачал головой. – Зачем я все это говорю? Ну все. Мне конец.

– Не волнуйся, все с тобой будет в порядке, – заверила я его, спрыгивая с кровати.

Я забралась в гардеробную, необходимо было срочно переодеться. К встрече с Финном следует подготовиться, нужно выглядеть не просто хорошо, а отлично. Дункан продолжал жалобно причитать, какой он идиот да какой у него длинный язык, я хотела его успокоить, но в голове моей все и без него вертелось и кружилось в диком вихре.

Ну и дура, даже самой не верится. Вообразила себе, что как только Финна отозвали из моих искателей, так сразу же приписали к кому-то другому. Только теперь я осознала, что за новым назначением ему нужно было вернуться во Фьонинг. И если он не дожидался очередного поручения здесь, во дворце, значит, жил в родительском доме. Он мало что про них рассказывал, мне и в голову не приходило, что они живут неподалеку.

– Элора узнает. Она все всегда узнает, – подвывал Дункан, когда я вышла из гардеробной.

– Обещаю тебе, что никому не скажу. – Я посмотрела в зеркало. Там я увидела бледную, растрепанную и испуганную девушку. Финну нравится, когда волосы у меня распущены, так что я не стала их собирать.

– Она все равно докопается, – выл Дункан.

– Я сохраню тебе твою работу, – пообещала я, но он все равно смотрел с недоверием. – Я же принцесса, мне по статусу полагается иметь людей, которыми я повелеваю.

Тревоги на лице Дункана поубавилось.

– Мне нужно идти. Никому не говори, где я.

– Да тут же такой переполох поднимется.

– Тогда… – я обвела комнату взглядом, пытаясь что-нибудь придумать, – тогда оставайся здесь. Если кто-нибудь будет меня искать, скажи, что я принимаю ванну и просила не беспокоить. Я – твое алиби, а ты – мое.

– Вы уверены?

– Да, – соврала я. – Мне пора. И спасибо тебе.

Дункан все еще сомневался, правильно ли мы поступаем, но выбирать ему не приходилось. Я выскользнула из дворца и полетела прочь. У Элоры были и другие искатели, которые расхаживали по дворцу, присматривая за порядком, но мне удалось миновать их незамеченной.

Толкая массивные ворота парка, я поняла, что даже не могу объяснить своей спешки. Зачем мне нужно видеть Финна? Что я буду делать, когда увижу его? Уговаривать убежать со мной? А хочу ли я этого?

Что еще я надеялась узнать?

Ни на один вопрос ответа у меня не было. Я знала только, что мне надо его увидеть. Я бежала по петляющей дорожке на юг, припоминая инструкции Дункана.