Трон.

Девятнадцать. Уговор.

Я застала Дункана за репетицией прощального слова. Потребовалось немало времени и сил, чтобы убедить его, что ни меня, ни королеву он не предавал, а то он едва умом не тронулся, кляня себя за это.

Весь день я соглашалась со всеми предложениями Дункана, включая и так называемый тихий отдых. Это значило, что я должна овощем валяться на диване перед телевизором и смотреть любимый сериал Дункана «Кто в доме хозяин?» на канале Холлмарк. И как ни странно, такое времяпрепровождение пошло мне на пользу. Хоть я и не могла сказать на следующее утро, что чувствую себя как огурчик, но я уже не выглядела измученным призраком, так что Туве согласился проводить тренировки.

На занятиях я рассказала Туве про свое мыслевещание в чулане и что, похоже, эта способность проявляется только в минуты очень сильного раздражения. Приняв это к сведению, Туве почти все утро провел в попытках вывести меня из равновесия, чтобы услышать наконец-то голос моих мыслей. Изредка его уловки срабатывали, но по большей части просто навевали на меня скуку.

Мы собирались отправиться на ланч, когда пришел Томас. Это Элора послала его за мной – Томас охранял ее с момента своего возвращения на службу.

– Как идут дела? – начала я банальный разговор, чтобы заполнить паузу, пока мы шли по дворцу. – Вы рады возвращению во дворец?

Темные волосы Томас зачесывал назад, это придавало ему сходства с Финном, но черты лица у него были мягче и изящнее. Неожиданно у меня промелькнула неприятная мысль: вот так и выглядят альфонсы.

– Когда я здесь жил, все было немного иначе. – Томас ответил с той же прохладцей, с какой Финн всегда отвечал на мои вопросы.

– Разве?

– Королева любит все менять.

– Ага, мне не особо по душе ее дизайнерские задумки, – ответила я искренне.

– Люди не всегда есть то, чем они кажутся.

Я не нашлась что ответить на столь глубокомысленную реплику, и остаток пути мы молчали. Томас придержал дверь передо мной. Элора возлежала на оттоманке.

– Спасибо, Томас, – улыбнулась королева, и искренность ее улыбки изумила меня.

Томас молча поклонился и исчез. Сцена эта показалась мне очень печальной. Точнее, могла показаться, если бы я одобряла роман моей матери с женатым человеком.

– Вы хотели меня видеть? – спросила я, плюхаясь на соседнюю кушетку.

– Да, я надеялась поговорить с тобой в кабинете, но… – Она покачала головой и не договорила, словно я и сама могла догадаться. Королева выглядела усталой, но в целом лучше, чем в последние дни.

– Есть какие-то продвижения с витра? – спросила я.

– Да. Я общалась с их королевой. По причинам, мне неведомым, она довольно высокого мнения о маркисе Стоде и охотно приняла предложение об обмене.

– Отличная новость! – бодро воскликнула я, но внутри внезапно почувствовала пустоту.

Это, конечно, замечательно, что Локи больше не грозит смерть, но я с удивлением поняла, что мысль о его отъезде меня огорчает.

– Действительно, – согласилась Элора, но в голосе не было и тени радости, лишь усталость и меланхолия.

– Что-то не так? – осторожно спросила я.

– Нет-нет, все идет своим чередом. Витра согласились не нападать до коронации.

– Коронации? – эхом отозвалась я.

– Твоей коронации, – пояснила Элора.

– Но я ведь еще не скоро стану королевой, так ведь?

По спине пробежал нервный холодок, я напряглась. Я вовсе не чувствовала себя готовой к исполнению королевских обязанностей.

– Да, время пока есть. – Элора слабо улыбнулась. – Но имей в виду, что пролетит оно незаметно.

– Знаете, а я вовсе не тороплюсь! Вы можете носить корону сколько пожелаете.

– Так я и сделаю. – Элора рассмеялась, но ее смех прозвучал грустно.

И все же кое-что мне было неясно.

– Элора, я не понимаю. Король согласился на перемирие до тех пор, пока я не стану королевой? А не слишком ли поздно будет тогда похищать меня?

– Орен всегда верил в то, что он может заполучить все, что хочет, – ответила Элора. – А он любит ценные вещи. И когда ты станешь королевой, ценность твоя многократно возрастет. Уверена, он уже представил себе альянс с такой замечательной союзницей.

– А зачем мне быть его союзницей?

– Ты его дочь, – ответила Элора почти с сожалением. – Потому он и не видит препятствий к объединению ваших интересов.

Взгляд Элоры чуть затуманился, будто она мыслями унеслась куда-то далеко-далеко.

– Принцесса, ты должна сохранить себя. Положись на людей, которые рядом с тобой, и защищайся всеми доступными средствами.

– Я стараюсь. Мы с Туве тренировались все утро, и он говорит, что у меня неплохо получается.

– Туве способен на многое, – одобрительно кивнула Элора. – Вот почему так важно держать его как можно ближе.

– Так между нашими комнатами теперь два шага по коридору, куда уж ближе.

– Он способен на многое, – повторила Элора. – Но вряд ли он способен повести за собой.

– Об этом я, если честно, не задумывалась. Но с головой у него все в порядке, он отлично соображает.

– Он рассеянный и порой ведет себя странно. – Королева как будто и не слышала моих слов. – Но он верный и всегда будет предан тебе.

– Да. – Я не могла понять, куда она клонит. – Туве отличный парень.

– Какое облегчение, что ты сегодня столь покладиста. – Элора потерла висок. – Я нынче совершенно не в состоянии с тобой ссориться.

– Ссориться со мной? Из-за чего?

– Из-за Туве. – Элора посмотрела на меня как на человека, который не понимает очевидных вещей. – Ты что, не слышала?

– Слышала? Что? – Я была окончательно сбита с толку.

– Я думала, что сказала тебе. Минуту назад. – Королева нахмурилась. – Все происходит так быстро.

– Что происходит? – Я вскочила, во мне нарастало беспокойство. – О чем вы говорите?

– Ты вернулась совсем недавно, и я думала, что у меня есть время… Что ж, в любом случае все уже решено.

– Что – все?!

– Твоя свадьба. – Элора явно осуждала мою бестолковость – как же можно не догадаться, о чем речь? – Как только тебе исполнится восемнадцать, вы с Туве поженитесь.

– Так, еще раз и подробнее! – Я выставила руки вперед и отступила к двери, как будто это могло изменить смысл слов Элоры.

– Это единственный способ. – Элора отвела взгляд и сокрушенно покачала головой: она сделала все возможное и невозможное, чтобы найти другой выход. Не исключаю, что так оно и было, если учесть, что Аврору, мать Туве, она не выносила. – Единственный способ, чтобы защитить королевство и трон.

– Но ведь мне исполнится восемнадцать уже через три месяца!

– По крайней мере, Аврора взяла на себя все хлопоты, – продолжала Элора все так же устало. – Этого времени ей вполне достаточно, чтобы устроить свадьбу века.

– Нет-нет, Элора! – Я протестующе замахала руками. – Я не могу выйти замуж за Туве!

– А почему, собственно, нет?

– Потому что я его не люблю!

– Любовь – это сказки, которые манксы рассказывают своим детям, чтобы не остаться без внуков, – отмахнулась Элора. – К браку любовь не имеет никакого отношения.

– Я… Вы же не думаете, что я… – Мысли в моей голове перепутались, и нужных слов не находилось. – Я не могу!

– Ты должна.

Элора с трудом поднялась, немного постояла, держась за изголовье оттоманки, будто боялась упасть. Потом неуверенно шагнула ко мне.

– Принцесса, это наш единственный выход.

– Выход откуда?! – зло выкрикнула я. – Нет, я лучше откажусь от престола, чем выйду замуж без любви.

– Не смей так говорить! – воскликнула Элора, привычное высокомерие вернулось к ней. – Принцессы никогда так не говорят.

– Тогда скажу по-другому… Я НЕ МОГУ! Я отказываюсь выходить за него! Я вообще не собираюсь выходить замуж без любви! Ни за кого!

– Принцесса! – Королева схватила меня за руку и заглянула в глаза. – Благодаря деяниям твоего отца трилле уверены, что тебя нужно отправить к витра, а Аврора только и мечтает о том, как бы свергнуть тебя с престола.

– Мне нет никакого дела до престола. И никогда не было.

– Как только тебя свергнут, ты будешь отправлена к витра. Я помню, что ты не видишь в маркисе Стоде злоумышленника. Может, ты и права. Зато твой отец – истинный злодей. Три года я прожила с ним, но когда родилась ты, я ушла. Я знала, чем это обернется для моего королевства, но у меня не было выбора, поверь мне, – настолько он ужасен.

– А зачем мне возвращаться к витра? – возразила я. – Уеду в Канаду, Европу, да куда угодно.

– Он тебя везде отыщет. Но дело даже не в этом. Если ты уедешь, это будет конец для трилле. Туве, конечно, может многое, но его сил недостаточно, чтобы управлять королевством и противостоять Орену. Витра нападут и уничтожат трилле. Они уничтожат всех, а в первую очередь тех, кто тебе дорог.

– Вы не можете знать наверняка. – Я вырвала руку.

– Могу, принцесса. – Элора не отрываясь смотрела мне в глаза, и в ее искренности я ни капли не сомневалась.

– Вы это видели? – Я заозиралась в поисках новой картины, изображающей разруху в уничтоженном королевстве.

– Я видела, что ты нужна им. Нужна, чтобы они выжили.

Королева была в отчаянии, и это зрелище напугало меня до самого нутра. Я прекрасно отношусь к Туве, но любви или чего-то похожего в моем отношении к нему и близко нет. И я не желаю выходить замуж за нелюбимого. Тем более если я, похоже, по уши влюблена в другого.

– Элора… – Во рту у меня пересохло, я с трудом сглотнула. – Я не знаю, что сказать, Элора.

– Ты должна выйти за него замуж. Он тебя защитит.

– Я не могу выйти замуж только для того, чтобы у меня был круглосуточный телохранитель, – возразила я спокойно. – Туве достоин счастья. Да и я не прочь попытаться стать счастливой.

– Принцесса, я не… – Королева зажмурилась и прижала пальцы к виску. – Принцесса…

– Простите, я вовсе не хочу перечить вам.

– Нет, принцесса. – Элору качнуло, она схватилась за спинку кушетки, чтобы не упасть.

– Элора? – Я подскочила к ней и придержала за плечо. – Элора, что с вами?

У Элоры пошла носом кровь. Даже не пошла, а хлынула – фонтан бил, словно из вскрытой артерии. Глаза закатились, она обмякла и начала клониться вбок, я едва успела подхватить ее.

– Помогите! – истошно завопила я. – Эй, кто-нибудь! Помогите!