Трон.

Двадцать два. Соглашение.

Сара Эльсинг, королева витра, должна была прибыть в три часа, чтобы забрать Локи Стода, так что все утро было посвящено оборонным мероприятиям – каждая мелочь обсуждалась на заседаниях королевского совета. В них принимали участие я, Туве, Аврора Кронер, Гаррет Стром, а также несколько искателей, включая Финна и его отца. Отсутствие Элоры сильно ощущалось. Она была еще слишком слаба. Оставалось надеяться лишь на то, что ей станет лучше после отбытия Локи. Во время перерыва между совещаниями Туве предложил пообедать вместе, но я отказалась. В моем отношении к нему ничего не изменилось, но мне было как-то странно находиться рядом, зная, что нам предстоит пожениться. Ну и кроме того, я хотела еще раз повидать Локи. Другой возможности поговорить с ним может больше и не представиться.

На этот раз я не стала просить Дункана отвлечь охрану, а избавилась от них сама. В ответ на возражения стражников я напомнила ледяным тоном, что перед ними принцесса, и бедным парням ничего другого не оставалось, как подчиниться и пропустить меня. И плевать, кто и что скажет или подумает. Локи уедет, а вместе с ним исчезнет и повод для кривотолков.

– О, как же я люблю, когда ты злишься! – откомментировал Локи мои пререкания со стражей.

Он сидел на кровати, привалившись к деревянному изголовью, на лице расплывалась фирменная нахальная ухмылка.

– Вовсе я не злюсь, просто хочу с тобой поговорить.

– Как я понимаю, пришла попрощаться? Знаю, ты будешь по мне ужасно скучать, но ты можешь избежать этих мук, если отправишься вместе со мной.

– Спасибо, я как-нибудь переживу.

– Правда? – Локи скорчил уморительно скорбную гримасу. – Неужто ты в восторге от грядущего бракосочетания?

– Что ты имеешь в виду? – напряглась я.

– Слышал, ты обручена с этим занудой маркисом. – Локи соскочил с кровати. – Что, на мой взгляд, в крайней степени смешная затея. Он скучен и банален до чертиков, и ты его ни капли не любишь.

– Тебе-то откуда все известно? – сердито спросила я.

– Стража обожает сплетничать, а у меня отменный слух. – Локи снова расплылся в ухмылке и скользнул в мою сторону. – А еще у меня есть два глаза, и я видел короткометражную мелодраму, где в главных ролях ты и этот искатель. Филин? Финик? Как его там?

– Его зовут Финн, – спокойно ответила я.

– Точно! – Локи стоял уже вплотную ко мне, небрежно привалясь к косяку. – Хочешь добрый совет?

– Всенепременно. Сплю и вижу, как получаю советы от пленников.

Локи подался ко мне и прошептал:

– Не выходи замуж без любви.

– Да что ты знаешь о любви?! Ты бы сам был сейчас женат на женщине старше тебя на десяток лет, если бы король не увел ее у тебя из-под носа.

– А я бы все равно на ней не женился. Вот если бы полюбил, тогда – да.

– В тебе проснулась порядочность? – язвительно усмехнулась я. – После того, как ты меня похитил, а твой отец вообще оказался предателем?

– За отца я не в ответе, – парировал Локи. – А вот тебе я ничего дурного не сделал.

– Но ты меня похитил!

– Точно ли я? Насколько помню, тебя похитила Кира, а я лишь помешал ей забить тебя до смерти. И позже, когда ты захлебывалась кровью, не кто-нибудь, а я послал за королевой Сарой, чтобы она спасла твою драгоценную жизнь. Я не стал мешать тебе во время побега. И потом, когда проник во Фьонинг, я не причинил тебе никакого вреда. Так что же такого ужасного я тебе сделал?

– Я… Я и не говорю, что ужасное.

– Но тогда почему ты мне не доверяешь, Венди?

Локи всегда называл меня только принцессой. Услышав свое имя, да еще произнесенное с такой интонацией, я слегка опешила. Даже во взгляде у него появилось что-то более глубокое и серьезное, хотя и чертиков, игривых и насмешливых, как всегда, хватало. Должна признать, что когда он не лезет из кожи вон, чтобы произвести неизгладимое впечатление, Локи дьявольски хорош. Но я не собиралась выдавать свою симпатию к этому витра. Честно говоря, я вообще устала от чувств. Он уезжает, и я, возможно, больше никогда его не увижу.

– Я тебе доверяю. Просто не могу понять, почему доверяю и почему ты помогал мне.

– Хочешь узнать правду? – Локи обезоруживающе улыбнулся. – Из чистого любопытства.

– Ты рисковал жизнью из-за меня только из любопытства?!

– Да, меня поразило, что тебя волновала только судьба твоих друзей, ты была словно одержимая. Ты очень добрая, а добрых людей я в своей жизни встречал немного.

Локи отвел взгляд, уставившись в пустоту коридора. Если он пытался скрыть грусть, то старания были напрасны – я давно уже разглядела, что на его мужественное, красивое лицо часто опускается тень горького одиночества.

Локи потряс головой, точно стряхивая с себя печаль. Улыбка у него получилась невеселой.

– Я подумал, что твоя доброта достойна награды. Вот почему я не задержал тебя при побеге, вот почему не вернул королю.

– Если там так ужасно, почему ты не останешься с нами? – спросила я, не особо раздумывая.

– Нет, – Локи покачал головой, – звучит заманчиво, но твой народ не позволит, а мой народ… скажем так, им не очень понравится, если я не вернусь. К тому же нравится мне или нет, но там мой дом.

– Мне это знакомо, – вздохнула я. Несмотря на то что я начала привыкать ко Фьонингу, я все еще не была уверена, что когда-нибудь назову его своим домом.

– Я же говорил, принцесса, – Локи повеселел, – не такие уж мы с тобой и разные.

– Разве это имеет значение?

– А разве нет?

– Абсолютно никакого. Сегодня ты уедешь. Вернешься к себе домой, к моим врагам… Если все сложится хорошо, мы больше никогда не увидимся, а если увидимся – значит, война и мне придется сделать тебе больно.

– Венди, печальнее этого я ничего не слышал. – Локи был совершенно серьезен. – Но поверь мне, жизнь – не только мрак и ужас, будет и на твоей улице праздник.

– Не сегодня, – покачала я головой.

Из другого конца коридора донесся голос Гаррета – перерыв закончился, и он звал меня на совет.

– Мне пора. Увидимся на встрече с королевой витра, во время обмена.

– Удачи.

Я пошла прочь, но успела сделать всего несколько шагов, как Локи меня окликнул – снова по имени. Я обернулась. Он высунулся в коридор так далеко, как мог.

– Если ты права и в следующий раз нам суждено встретиться на войне, знай – лично я с тобой воевать никогда не буду. Я обещаю тебе.

Наши совещания продолжались все в том же монотонном ритме. Мы постоянно пережевывали одни и те же темы: что делать, если витра откажутся от сделки, куда деваться, если витра снова нападут, как быть, если витра снова меня похитят.

Все прения сводились к единственному выводу: нужно отбиваться. Туве и я будем использовать свои способности, искатели – свои навыки и мастерство, а канцлер будет на подхвате.

Последним пунктом в списке дел перед прибытием королевы витра стояло подписание Соглашения. Его загодя отправили в Андарики, и на нем уже алело кроваво-красным росчерком имя Орена. Гаррет позаботился о том, чтобы Элора поставила свою подпись. Так что мы сидели в военном зале, готовые к прибытию королевы Сары.

В половине третьего Элора освободила Локи, взяв с него обещание вести себя достойно. Несмотря на это, Томас и Финн обращались с ним как с бомбой, которая вот-вот взорвется.

Поскольку мы встречались с правящей верхушкой враждебного государства, я решила одеться, как подобает принцессе, тем более что Элоры с нами не было. Облачившись в темно-фиолетовое платье, я попросила Виллу уложить мне волосы.

– Если бы я знал, что ты так нарядишься, я бы тоже приоделся, – поддел меня Локи, когда Финн и Томас привели его в зал заседаний.

Финн грубо толкнул его на стул, но Локи лишь ухмыльнулся.

– Без фамильярностей, – велел Дункан, сурово глянув на витра.

– Ох, простите, – насмешливо поклонился Локи, – и в мыслях не держал.

Дункан, Финн, Томас, Туве, канцлер и я ждали встречи с Сарой. Все остальные обитатели дворца тоже были наготове.

Локи осмотрелся:

– Что за настроение? Кого хороним? Или вы все-таки передумали и решили казнить меня?

– Пожалуй, не сейчас, – ответила я, глядя на часы.

– А когда же, принцесса? – не унимался Локи. – Ведь у нас осталось всего минут пятнадцать.

Потеряв терпение, я вскочила и принялась расхаживать по залу. И тут наконец раздался перезвон колокольчиков. Я чуть не подпрыгнула – в таком напряжении я пребывала. Ожидалось, что обмен пройдет без эксцессов, но воздух был буквально пропитан тревогой. Ведь мой отец предавал трилле не единожды за свою долгую жизнь.

– Ну что ж, приступим, – сказала я и сделала глубокий вдох.

Я возглавляла процессию к парадным дверям, держа в руках свернутое в рулон и перевязанное красной лентой Соглашение. Дункан шел на шаг позади слева от меня, Туве шел справа. Финн и Томас, крепко ухватив под локти, вели маркиса Стода. Замыкал процессию канцлер.

Два стража ввели королеву витра и встали по обе стороны от нее. Сара стояла ровно в центре ротонды, соединяющей два крыла замка. Щеки ее порозовели от холода, а на вишневом плаще таяли снежинки. Сопровождал ее один лишь карлик Ладлаф.

– Ваше высочество. – Сара тепло улыбнулась и присела в неглубоком реверансе, и я ответила ей тем же.

– Ваше величество, надеюсь, ваше путешествие прошло необременительно.

– Ничуть, разве что дороги немного скользкие.

Изящная рука, затянутая в бархатную перчатку, легко взлетела и опустилась.

– Надеюсь, мы не заставили себя ждать.

– Ни в малейшей степени. Вы прибыли минута в минуту.

– Ну вот, она здесь, – услышала я за своей спиной голос Локи. – Так я пойду?

– Нет, церемония еще не закончена, – прошипел Финн.

– Моя королева, нельзя ли поскорее уладить вопрос со мной? – Локи обратился напрямую к королеве. – Эти искатели распускают руки.

– Надеюсь, маркис не очень досаждал вам? – слегка покраснев, спросила Сара.

– Ничуть, – вежливо улыбнулась я. – Мы возвращаем вам маркиса Стода, а вы обещаете сохранять мир до моей коронации. Все верно?

– Абсолютно, – подтвердила Сара. – Витра не будут предпринимать атак, пока у власти остается Элора. Но как только трон перейдет к вам, перемирие закончится.

Я протянула ей Соглашение, ожидая, что она его развернет и тщательно изучит, но Сара просто кивнула, великодушно продемонстрировав свое доверие.

– Ну а теперь я могу идти? – вопросил Локи.

– Безусловно, – самым официальным тоном ответила я.

За моей спиной послышалась возня. А через несколько секунд мимо, поправляя одежду, прошел Локи и встал рядом с королевой. Сара посмотрела на него с осуждением.

– Так что, договорились? – спросил маркис.

– Да. – Сара снова обратилась ко мне: – Ваше высочество, вы знаете, что мы всегда рады видеть вас в нашем дворце.

– Спасибо.

– Король попросил передать, что если вы вернетесь к витра, чтобы вступить в законные права наследницы, он проявит милость ко Фьонингу и его жителям.

Я замялась, не очень понимая, как быть. Я не хотела в Андарики и уж совсем не доверяла королю, но меня только что снова поставили перед сложным выбором, дав понять, что в моих силах защитить всех, кто мне дорог, и Мэтта с Финном в том числе.

Я посмотрела на Локи, ожидая, что он придет на выручку с какой-нибудь шуткой, но на лице его не было привычной хулиганской ухмылки, а в карамельных глазах я уловила растерянность, если не испуг.

– Ваше высочество, – Туве мягко взял меня под локоть, – нас ждут и другие дела, наверное, пришло время попрощаться с нашими гостями.

– Да, разумеется. – Губы снова растянулись в светской улыбке. – Если ваше величество позволит, я вернусь к своим обязанностям.

– Да-да, конечно, не станем больше отнимать ваше драгоценное время.

– Вот именно. – Локи вмиг повеселел и заулыбался. – Андарики – не место для принцесс.

– Маркис, прошу вас, – одернула его Сара.

Королева присела в реверансе, я тоже. Сара повернулась к выходу. Карлик Ладлаф, за все это время не проронивший ни слова, ловко подхватил шлейф королевского платья. Локи о чем-то заговорил, но Сара остановила его сдержанным жестом. Он оглянулся на меня через плечо. Я с удивлением осознала, что мне грустно. Мы провели вместе не так много времени, но каким-то непостижимым образом мы были связаны чуть ли не с первой минуты нашего знакомства.

В компании своей королевы и через парадный вход Локи наконец-то покидал наш дворец и мою жизнь, а мне почему-то хотелось плакать.

Когда двери за витра захлопнулись, мне удалось выдохнуть.

– Что ж, все прошло неплохо.

Вот уж воистину, ожидание неприятностей хуже самих неприятностей.

Лишь канцлер выглядел так, будто прошел через немыслимые испытания. Я благодарно посмотрела на Туве. Хорошо, что он рядом. Такая поддержка дорогого стоит.

– Ох, меня от этих карликов просто выворачивает, – скривился Дункан. – И как только витра живут с ними?

– Уверен, они то же самое думают про тебя, – буркнул Финн.

– Ну что ж, полагаю, ни для кого не секрет, что нам нужно сделать, – вступил в разговор канцлер, потирая пухлые руки.

– Что же? – поинтересовалась я, поскольку не имела ни малейшего представления, о чем он толкует.

– Пока объявлено перемирие, нам нужно атаковать.

Пот крупными бусинами усеял канцлерский лоб, маленькие глазки то и дело помаргивали.

– Смысл перемирия в том, что объявлен мир, – возразила я. – Если мы нападем на витра, мы нарушим условия и снова развяжем войну.

– Но нужно застать их врасплох, – стоял на своем канцлер. – Внезапность – наш единственный шанс на преимущество.

– Нет, перемирие – это наш шанс зализать раны и найти мирный способ выхода из конфликта. Трилле нужно объединиться, проявить максимальную силу и выдержку. Или придумать, что мы можем предложить витра в обмен на наш покой.

– Ну, что им предложить, мы знаем, – тонко улыбнулся канцлер, многозначительно смерив меня взглядом.

– Мы не будем торговаться с ними, – вмешался Финн.

Канцлер пригвоздил его злым взглядом:

– Разумеется, ты не будешь ни с кем и ни о чем договариваться. И торговаться тоже.

– Мы не можем отказаться от переговорной тактики, – вмешался Туве. – Речь, естественно, не о том, чтобы отдать им принцессу, но ничто не мешает разработать другие варианты. Мы потеряли слишком много людей. И за все годы баталий ни одна сторона не выиграла. Думаю, пришло время попробовать иной путь.

– Вот именно, – поддакнула я. – И мы используем перемирие для того, чтобы все обдумать.

– Вы хотите найти новый предмет для сделки? – усмехнулся канцлер. – Королю витра ни в чем нельзя доверять!

– Но мы не можем играть нечестно только потому, что король витра нечестен в игре.

– В прошлый раз мы одержали победу исключительно благодаря тому, что дрались на нашей территории и витра были не в лучшем своем составе, – пояснил Туве. – Напади мы на Андарики – преимущество будет на их стороне.

– Чудненько! – Канцлер поднял обе руки вверх. – Делайте что хотите, но гибель людей будет на вашей совести, не на моей!

Потряхивая в такт шагам щеками, канцлер гордо удалился.

– Спасибо, что поддержал меня. – Я благодарно посмотрела на Туве.

Туве удивленно пожал плечами:

– А разве могло быть иначе?