Трон.

Двадцать пять. Сказка.

Томас извлек из шкафа огромный фолиант и с грохотом опустил его на стол. Над кожаным переплетом взвилось облачко пыли. Туве так увлекся задачей «спрячь свой взгляд от Венди», что подскочил от неожиданности.

– Вот здесь, может, что-нибудь и есть, – сказал Томас. – Только написано все на триллице.

– На триллице? – оживленно переспросила я, готовая говорить о чем угодно, кроме отцеубийства.

– Это древний язык трилле, – объяснил Финн и показал на документы с непонятными мне символами. – Один Туве в нем хоть что-то понимает.

– Триллица? – одышливо булькнул канцлер. – Мертвый язык.

– Это не так сложно. – Туве подвинул книгу к себе и открыл. Со страниц пахнуло плесенью. – Если хочешь, могу тебя научить его основам.

– Всенепременно, но не сейчас, – уклончиво ответила я. – Мы ищем возможность для продления перемирия, так? Чем я могу помочь?

– Просматривай документы. – Финн отобрал бумаги и протянул мне небольшую стопку. – Ищи все, что касается любых, а не только с витра, соглашений и перемирий. Все, что может пригодиться.

Туве опустился в шаткое кресло и погрузился в изучение древней книги. Я устроилась на полу, обложившись бумагами и готовая к полному погружению в юридические тонкости трилле. Каждый документ был для меня комбинацией ребусов и шарад, порой абсолютно недоступных моему пониманию, и я обращалась за помощью к Туве и Финну. Но все мои комплексы на этот счет испарились, когда Туве сам о чем-то спросил у Финна и они вместе начали обсуждать варианты толкования, склонившись над фолиантом.

Мне показалось странным, что Финн и Туве так хорошо ладят. До недавнего времени Финн превращался в нервического придурка при малейшем намеке на флирт между мной и каким-нибудь парнем. Теперь же я помолвлена с Туве, а Финн ведет себя как ни в чем не бывало.

Финн поднял взгляд от книги, и наши глаза встретилась буквально на секунду, я не могла позволить себе смотреть на него долго. Но и этого короткого мига мне хватило, чтобы увидеть в его глазах скрытую страсть, желание, которых мне так не хватало. И я снова задумалась, а верный ли выбор сделала…

– Ваше высочество? – донесся из коридора голос Авроры.

Я проворно вскочила и положила бумаги на стол, уж больно не хотелось выслушивать очередную лекцию о том, как подобает себя вести истинным принцессам.

– Ваше высочество? – Аврора заглянула в комнату. – Ах вот вы где. И Туве здесь, очень кстати. Вы нам нужны для уточнения кое-каких деталей помолвки.

– Что ж, ладно, – отозвался Туве и, отодвинув книгу, неловко мне улыбнулся. – Ох уж эти свадебные хлопоты, никуда от них не скрыться.

– Вот-вот, – кивнула я обреченно.

Я покосилась на Финна – подбородок выдвинут вперед, но сам он даже не взглянул на нас. Мы направились за Авророй, она продолжала трещать про то и это и еще про сто разных вещей, необходимых для свадьбы. В дверях я не удержалась и оглянулась на Финна.

Аврора продержала нас в заложниках целую вечность, и даже компания Виллы не скрасила этих томительных часов. Жаль, что нельзя вместо нас поженить Аврору и Виллу. Впрочем, к тому моменту, когда Аврора нас отпустила, даже Вилла выглядела измученной.

В коридоре меня поджидал Дункан, и мы отправились на кухню, поужинать. А Туве вернулся в зал военных совещаний. Я и сама туда собиралась, но сначала следовало перекусить.

Я поведала Дункану про замысел Туве и Финна и про документы на триллице. Дункан сказал, что в верхней гостиной, той, что бывшая игровая Риза, он видел учебник. Все манксы в той или иной степени питают интерес к культуре и традициям трилле.

Я не собиралась начинать учить язык немедля, но мне хотелось получить хотя бы общее представление о нем. Как только мы поели, я отправилась в гостиную. Дверь была закрыта, но меня это нисколько не насторожило: большая часть дверей во дворце обычно закрыты, и я вошла без стука.

Мэтт и Вилла меня не услышали. То ли я ступала столь бесшумно, то ли они были увлечены так, что рядом могло резвиться хоть стадо слонов.

Вилла с Мэттом лежали на диване. Рука Мэтта скользила по бедру Виллы, забравшись под недлинное платье. Другая нога Виллы была закинута на Мэтта. Парочка самозабвенно целовалась.

– Вот черт! – от неожиданности вскрикнула я.

– Венди! – воскликнула Вилла.

– Что происходит? – заволновался Дункан и протиснулся вперед, чтобы защитить от неведомого врага.

– Тише вы! – прошипела Вилла, тщетно пытаясь одернуть платье, не столько прикрывавшее, сколько обнажавшее ее соблазнительные формы. – И дверь закройте!

– Хорошо. – Я послушано притворила дверь, стараясь не смотреть в их сторону.

Ничего такого ужасного они вовсе не делали, но я никогда не видела Мэтта в подобной ситуации. Мне кажется, что он и с девушками-то не встречался, по крайней мере, домой никого не приводил. И вообще я сроду не воспринимала Мэтта как сексуальный объект, так что слегка ошалела от увиденного.

Когда я наконец решилась взглянуть на брата, лицо его было пунцовым. Опустив голову, он сосредоточенно разглаживал складки на рубашке, волосы торчали в разные стороны, щеки и губы были в помаде Виллы, но я не решилась указать ему на это.

– Вот это да! Вы двое? – ухмыльнулся Дункан. – Браво, Мэтт! Вот уж не думал, что Вилла сойдет с пьедестала.

– Заткнись, Дункан! – Вилла невозмутимо поправила браслет на лодыжке.

– Да, отвали! – добавил Мэтт, и Дункан послушно отступил.

– И не вздумай никому о нас рассказывать, – предупредила Вилла. – Ты знаешь, что случится, если станет известно.

Вилла была марксиной и одной из самых могущественных трилле, хотя по способностям мне она сильно уступала. Мэтт – человек, член приемной семьи подменыша, и этот факт ставит его ниже искателей и даже манксов. Так что если станет известно, что Мэтт портит ценную породу, их немедленно изгонят из королевства.

Поскольку оба были мне дороги, такой участи я им не желала. Во-первых, я бы страшно по ним скучала. А во-вторых, витра наверняка не упустили бы возможность через них подобраться ко мне. Во Фьонинге они в безопасности, здесь им и следует оставаться.

– Да никогда в жизни! – В подтверждение искренности своих слов Дункан приложил руку к сердцу. – Я никому ничего не сказал про Финна с принцессой.

– Заткнись, Дункан! – рявкнула уже я.

– Не злись. – Вилла, похоже, решила, что я рассержена на нее. – Мы не хотели, чтобы ты узнала о нас, да еще при таких обстоятельствах. Мы ждали подходящего момента, чтобы рассказать тебе, но ты так занята в последнее время.

– И это никак не меняет нашего к тебе отношения, – торопливо добавил Мэтт. – Мы не хотели тебя обидеть, уж в этом-то мы точно сходимся.

– Да ни капли я не обижена, – ответила я. – Даже не особо удивлена.

– Неужели? – Вилла недоверчиво склонила голову набок.

– Конечно. Вы проводите вместе много времени. И постоянно заигрываете друг с другом. Так что чего-то такого я давно ожидала. Просто не думала застукать вас.

– Извини, – Мэтт покраснел еще гуще, – мне тоже жаль, что тебе пришлось это увидеть.

– Да ладно, нашел проблему.

Я внимательно оглядела смущенную парочку. Темные глаза Виллы беспокойно блестели, светло-каштановые волосы водопадом спадали на плечи. Настоящая красавица. И я уже знаю, какой доброй и преданной она может быть.

– А вы, ребята, хорошо смотритесь. И я надеюсь, вы будете счастливы.

– А мы уже счастливы, – ответила Вилла и переглянулась с Мэттом, лицо которого расцвело в ответной улыбке.

– Да, мы счастливы, – кивнул он, с трудом оторвав глаза от возлюбленной.

– Вот и славно, только будьте, пожалуйста, осторожны. А то еще чего доброго вас поймают и прогонят отсюда. А вы нужны мне оба.

– Это точно. Без меня Аврора тебя живьем съест, – согласилась Вилла.

– Не напоминай. – Я поморщилась и плюхнулась в старое кресло Риза. – А ведь я помолвлена только двое суток. Все боятся нападения витра, а вот меня, могу поспорить, убьет эта свадьба.

– Если ты не хочешь за него замуж, не выходи. – Мэтт снова вещал на волне «говорит и показывает старший брат». – Ты не должна ничего делать против своей воли.

– Нет, с Туве все в порядке, он-то как раз мне нравится.

– С Туве все в порядке? – Вилла рассмеялась и взяла Мэтта под руку. – Очень романтичное определение!

– Ты не слышала, как он мне предложение делал.

– Кстати, а где кольцо? – спохватилась Вилла. – Что, размер не подошел?

– Я не знаю. – Я вытянула руки и растерянно уставилась на пальцы, словно кольцо могло неожиданно появиться. – Он мне не дарил кольца.

– Ужас-ужас-ужас! Надо немедленно исправлять. Скажу завтра Авроре! – объявила Вилла и положила голову Мэтту на плечо.

– Нет! Не надо ей ничего говорить! – перепугалась я. – Она же заставит меня выбрать какую-нибудь гадость.

– Как это она может заставить ваше высочество? – удивился Дункан. – Вы же принцесса, а она ваша подданная.

– Ой, знаешь, у Авроры в запасе немало приемчиков.

– Это странно. – Дункан посмотрел на меня так, словно увидел с другой стороны. – Я думал, что у королевских особ жизнь совершенно другая, что они абсолютно свободны.

– Где ты видел абсолютно свободных людей? Ты проводишь со мной по двадцать часов в сутки. Сколько из них я бываю свободна?

– А мне казалось, что у вас такой график потому, что вы здесь недавно и вам нужно освоиться. Но так будет постоянно, верно? Всю жизнь вы будете на службе у народа?

– Скорее всего, – согласилась я. – Дункан, жизнь – это не сказка.

– Ты же слышал поговорку «Большие деньги – большие проблемы», – добавила Вилла.

– Заметь, не я это сказала. – Я встала. – Что ж, мне еще всю ночь документы изучать, а утром, до встречи с Авророй, я еще хочу потренироваться. Сможешь ее занять до моего прихода?

– Как прикажете, ваше высочество, – хихикнула Вилла.

– Не перегружай себя, – сказал мне вдогонку Мэтт. – Ты же еще ребенок, оставь время для детства.

– Боюсь, детство мое закончилось, – вздохнула я.