Трон.

Двадцать шесть. Увертюра.

На следующий день Вилла удрала пораньше. Сказала, что ее ждет на ужин отец, но на самом деле, думаю, она просто не могла больше выносить Аврору.

Мы находились в бальной зале. Стеклянный свод наконец отремонтировали, но теперь на нем лежал снег, и в помещении по-прежнему было сумрачно, как в пещере. Аврора уверила, что к торжеству снег обязательно счистят, – можно подумать, меня это волновало.

Она порхала по огромному помещению, планируя, где, что и как надо расставить. Когда мне позволялось, я тоже высказывала свое мнение, надо ли говорить, что случилось это не более двух раз? Личный слуга Авроры метался подстреленной птицей, воплощая безумные идеи хозяйки. Когда она наконец-то отпустила беднягу, я сидела за роялем и раз за разом повторяла вступление «К Элизе», словно знала только начало пьесы.

– Вам необходимо брать уроки. – Аврора грохнула на рояль толстенную папку со своими свадебными заметками, рояль отозвался глухим стоном. – Поверить не могу, что вы не умеете играть. В какой семье вы выросли?

– В какой семье я выросла, вам известно не хуже чем мне. – Я намеренно повторила все те же аккорды. – Вы видели моего брата.

– Ах да, кстати. – Аврора вынула шпильки из прически и тряхнула волосами. – Не называйте его братом. Это моветон.

– Я приму это к сведению, но отказаться от этой привычки мне будет трудно.

– У вас масса привычек, ваше высочество, от которых следует отказаться. – Аврора запустила пальцы в кудри. – Не будь вы принцессой, мне бы не было до них никакого дела.

– Что ж, благодарю за ваше участие в моей судьбе, – пробормотала я.

– Знаю-знаю, это сарказм, но все равно – пожалуйста, – ответила Аврора, оставила в покое свои волосы и принялась перебирать бумаги. – У нас нет времени, чтобы заказать платье у Фредерика фон Эльсина, так что завтра он будет здесь со своими лучшими готовыми нарядами, тогда что-нибудь подберем.

– Сгораю от нетерпения, – ответила я, и это уже был вовсе не сарказм. Фредерик шил платье для церемонии крещения, и он мне понравился.

– Ваше высочество, вы не могли бы перестать терзать инструмент? – не выдержала Аврора.

– Конечно-конечно, отчего же вы прежде не сказали.

– Благодарю вас. – Аврора растянула губы в улыбке. – Вам действительно необходимо заняться своими манерами.

– Когда нужно, с моими манерами все в порядке. – Я подавила вздох усталости. – Но сейчас у меня просто нет сил, нельзя ли все важные дела перенести на завтра?

– Ах, как же вам повезло, ваше высочество, что я не стала противиться вашему браку с моим сыном. Вы грубы, неотесанны и неблагодарны! В вас нет ни капли женственности. Ваша мать постоянно подвергает наш народ опасности, и это мой сын должен наследовать корону, а не вы. Будь он хоть чуточку менее благороден, давно бы нашел способ подвинуть вас и занять место, которое принадлежит ему по праву.

– Ух ты! – Я смотрела на Аврору во все глаза.

– Это позор, что мой сын женится на вас. – Она скорбно поджала губы. – Если кто-нибудь узнает, что ему досталась девушка, которую испортил Финн Холмс, Туве станет посмешищем. – Аврора драматично коснулась виска и сокрушенно покачала головой. – Вам несказанно повезло.

– Вы абсолютно правы. – Я медленно встала, пальцы мои непроизвольно сжались в кулак. – Мне очень повезло в том, что ваш сын совершенно не похож на вас. Вы разговариваете с будущей королевой, марксина. Знайте свое место и не забывайтесь.

Аврора побелела, замерла, уставившись на меня, а потом часто-часто заморгала, словно проверяя, не сон ли происходящее. Вся эта суета с приготовлениями, безусловно, отразилась не только на моих нервах. Видимо, и Аврора слегка потеряла контроль над собой.

– Ваше высочество, простите, мне очень жаль, – пролепетала она, почти заикаясь. – Я не хотела обидеть вас. Если бы вы только знали, в каком жутком стрессе я нахожусь.

– Не вы одна, марксина.

Продолжая бормотать извинения, Аврора сгребла бумаги, папку и вылетела из бальной залы. Не припомню случая, когда бы она передвигалась так проворно. Не знаю, верно ли я поступила, дав ей столь жесткий отпор, но в ту минуту меня это нисколько не волновало.

Оставшись одна, я испытала огромное облегчение. Ни Дункана, ни Туве, ни Авроры. Одна! А что, если прогуляться? Подышать свежим воздухом? Надо торопиться, в любой миг может кто-нибудь объявиться – и прощай, моя нежданная свобода.

Я осторожно выглянула в коридор, убедилась, что он пуст, и со всех ног полетела в сторону северного крыла, через боковой выход выскочила в сад и понеслась по узкой гравийной дорожке вдоль высокого забора. Дорожка огибала дворец и вела по склонам утесов в мой любимый чудесный сад.

Все вокруг покрывал искрящийся иней, и в лунном свете деревья казались обсыпанными драгоценными каменьями. Несмотря на холод, голубые, розовые и фиолетовые цветы продолжали радовать глаз, а иней на лепестках делал их еще прекраснее. Плети глицинии и плюща на стенах дворца по-прежнему ярко зеленели. Даже маленький водопад среди фруктовых деревьев жизнерадостно журчал, а не застыл причудливой глыбой, как ему было положено.

Под босыми ногами похрустывало тонкое снежное одеяло, но мне это даже нравилось. Спускаясь по склону, я несколько раз поскользнулась, но мне удалось сохранить равновесие и не упасть. Я присела у пруда на одну из резных садовых скамеек. Было в этом саду что-то волшебное, за что я его обожала. Я откинулась на спинку, наслаждаясь морозцем, свежим ветерком и безмятежностью, разлитой вокруг. Воздух сиял, лунный свет искрился мелкими морозными блестками.

Сухой резкий звук, точно под чьей-то ногой хрустнула ветка, нарушил очарование. Я выпрямилась, огляделась. У кирпичной стены шевельнулась какая-то тень.

– Кто здесь?

Я была уверена, что это Дункан или еще кто-нибудь из стражников увязался за мной. Но мне никто не ответил, и я пожалела, что отправилась на прогулку в одиночку. Конечно, я была уже не та, что раньше, и могла дать отпор, но как же мне не хотелось ни с кем сражаться.

– Выходи, я знаю, что ты здесь!

Я встала, обогнула скамейку и ступила в сумрак, разлившийся между деревьями. У стены темнела фигура. Я была слишком далеко, чтобы рассмотреть лицо, но лунные блики играли на светлых волосах.

– Кто здесь? – снова спросила я. Расправила плечи, вздернула голову, всем своим видом демонстрируя тому, кто прятался в тени, что не боюсь его.

– Принцесса? – раздался голос, в котором я уловила удивление.

Фигура сдвинулась с места, поднырнула под кривой ствол дерева и направилась ко мне. И вот тогда я его узнала.

– Локи? – Внутри плеснулась радость, тут же сменившаяся растерянностью. – Что ты здесь делаешь?

– Пришел к тебе. – Он выглядел обескураженным не меньше меня. – А ты почему здесь?

– Вышла подышать свежим воздухом. Но как ты узнал, что я буду здесь?

– А я и не знал. Просто взял и перелез через стену.

Локи кивнул куда-то себе за спину. Надо будет поставить там стражу, отметила я про себя.

– Так почему ты здесь? – Я все еще ничего не понимала.

– Вот только не надо скрывать радость. – Нахальная ухмылка была тут как тут. – Уверен, ты безутешна после разлуки со мной.

– А вот это вряд ли, – усмехнулась я. – У меня нет времени на подобную ерунду, я очень занята – планирую помолвку.

– О да, наслышан, наслышан. – Локи поморщился. – Потому и пришел, чтобы тебя спасти.

– Спасти меня? – изумилась я.

– Конечно. Я же твой рыцарь на белом коне. – Локи развел руки в стороны и низко поклонился. – Я заброшу тебя на плечо и перенесу через стену, как Рапунцель.

– Чтоб ты знал, это у Рапунцель были длинные волосы, по которым взбирались в башню все кому не лень.

– Прости меня. Витра не верят в детские сказки.

– Я тоже. И меня не надо спасать. Я там, где мне и полагается быть.

– Да ладно. – Локи покачал головой. – Принцесса, ты не поверишь, тебе вовсе не полагается сидеть взаперти в ужасном замке. Тебе не полагается быть помолвленной с тоскливым занудой. Тебе не полагается прогуливаться тайком.

– Благодарю тебя, Локи, за беспокойство, но я здесь счастлива, – отчеканила я.

– Я обещаю тебе жизнь, полную приключений. – Локи ухватился за ветку, раскачался и аккуратно вспрыгнул на спинку скамейки. – Я покажу тебе мир. Мы побываем в самых экзотических местах. Ты узнаешь, что такое действительно королевское обхождение.

– Звучит завлектально, – улыбнулась я. – Но… почему?

– Почему? – Локи рассмеялся. – А почему бы нет?

– Не могу отделаться от чувства, что ты любым способом пытаешься заставить меня забыть о моем долге перед трилле.

– Думаешь, я выполняю поручение короля? Король меня ненавидит, презирает и ежедневно обещает казнить. Забрав меня у вас, королева пошла против его воли. Он бы не возражал, если бы трилле убили меня.

– О, вот теперь мне точно хочется вернуться к вам, – усмехнулась я.

– А кто говорит про возвращение к витра? Я предлагаю сбежать прочь от всего этого, и от трилле, и от витра, от чванливой знати и тупых законов.

– Ты поэтому так расстроился, когда Сара предложила мне вернуться к витра?

– Да, поэтому. На минуту я поверил, что ты примешь ее предложение, и это был бы конец всему.

– Конец всему?

– Еще один раз король бы не оплошал, и тебе не удалось бы сбежать, – объяснил Локи. – А там ты бы не выжила.

– Почему ты так в этом уверен? Я сильная и умная, а иногда еще и храброй бываю.

– Вот именно поэтому. Потому что ты славная, храбрая, добрая и красивая. – Локи спрыгнул со скамьи и оказался прямо передо мной. – Король безжалостно губит любую красоту.

– Тогда как же тебе удалось продержаться так долго? – Я хотела сострить, но, как только вопрос прозвучал, в глазах Локи отразилась боль и он быстро опустил взгляд.

– Это слишком долгая история, принцесса. Но можешь не сомневаться, я дорого заплатил. – Но он тут же ухмыльнулся: – Подожди, ты только что назвала меня храбрым и красивым?

– Вряд ли, – засмеялась я и отступила. – А если бы я приняла твое предложение? Куда бы мы отправились? Чем бы занялись?

– Рад, что ты спросила. – Локи чуть ли не светился. – У меня есть сбережения. Предупреждаю сразу – не очень большие. Я припрятал старинные украшения моей матери. Их можно продать, и мы могли бы отправиться куда угодно, делать все, что душа пожелает.

– Какой-то не очень конкретный у тебя план.

– Виргинские острова, – сразу ответил Локи и снова сделал шаг в мою сторону. – Нам не нужны паспорта, чтобы попасть туда, и там нет никаких троллей. Мы проводили бы дни в океане, а ночи – на берегу. – Локи блаженно улыбался.

– Я не могу. – Но голова моя уже вовсю кружилась под ударный аккомпанемент единственной мысли: бежать, бежать, бежать. – Я не могу оставить королевство. У меня есть долг перед этим народом.

– Ты должна только себе – свое же счастье!

– Нет, не должна. У меня слишком много обязательств, включая жениха, если ты помнишь.

– Не выходи за него. Выходи лучше за меня.

– За тебя? – рассмеялась я. – А не ты ли говорил, чтобы я выходила замуж только по любви?

– Да, я.

В редкие моменты искренности Локи бывает поразительно, почти фатально хорош собой. Он сделал шаг в мою сторону. Мы стояли совсем близко, почти касались друг друга.

– Это… – Я потрясла головой, пытаясь избавиться от растерянности. – Это же бессмысленно, Локи. Я тебя почти не знаю, и вообще ты… мой враг.

– Ну и что с того, что мы мало знакомы? Признайся, ты же с первых минут поняла, что между нами есть притяжение.

Я колебалась – мне не хотелось соглашаться, но и отрицать этого я не могла.

– Локи, одного притяжения недостаточно для совместной жизни.

– Мне нет дела, откуда ты родом и кто твои родители. Я сделаю тебя счастливой, а ты составишь счастье моей жизни. Будем жить с тобой долго и счастливо.

Он смотрел на меня, и даже в кромешной тьме его глаза отливали золотом. Меня окатило теплой волной, я почувствовала слабость и тут поняла, что Локи пытается управлять моим сознанием. Все сантименты как рукой сняло.

– Что происходит? – спросила я, и туман в моей голове рассеялся. Расстояние от меня до Локи было не больше десяти сантиметров, и я знала, что нужно отойти. Но не могла.

– Я тебе ничего не сделаю, – спокойно ответил Локи. – Все, что я сказал тебе, – чистая правда. Я просто хочу понять, ты на самом деле хочешь быть со мной или это случайные совпадения.

– Локи…

Он взял мое лицо в свои ладони, такие теплые, склонился надо мной, но за секунду до поцелуя замер, заглянул мне в глаза и прочел в них согласие.

Через прохладные и сладкие губы в меня полилось живое тепло. Локи пах дождем. Колени мои дрожали, а сердце плавилось. Он запустил ладони в мои волосы и притянул меня к себе.

Прижавшись к нему, я почувствовала тугие мускулы. Он мог сделать со мной все что угодно, в тот миг я была абсолютно беззащитна. Но, несмотря на отчаянную страсть, сквозившую в каждом жесте, прикосновения Локи были нежными.

Я хотела уступить, согласиться на его предложение, но в глубине души набирал силу неведомый голос. Это совесть зудела все громче и громче. Бабочки выпорхнули из меня, и на сердце легла тяжесть.

– Нет, Локи. – Я оторвалась от его губ и глотнула воздуха, провела руками по его груди, а потом отступила. – Я не могу, прости.

– Венди… – Локи растерянно смотрел, как я делаю шаг назад. Отчаяние и боль, проступившие на его лице, пронзили мукой и мое сердце.

– Прости, Локи, но я не могу.

Я повернулась и побежала ко дворцу, без оглядки, не оставляя себе шанса передумать.