Трон.

Двадцать восемь. Честь.

– Выглядишь потрясающе! – в сотый раз восхитилась Вилла моим отражением в зеркале.

Уверена, со стороны ей казалось, что я ослеплена своим великолепием, но я просто не узнавала себя.

За несколько дней до помолвки у меня случилось два совершенно разных поцелуя. Странно, но поцелуй с Локи я вспоминала гораздо чаще. Это был как глоток свежего воздуха, как новый толчок к жизни. А Финн, как всегда, лишь забрал у меня силы. Локи предложил мне руку и сердце, а Финн в который раз оттолкнул. Но ни Финн, ни Локи более не играли в моей жизни никакой роли. Я – принцесса. У меня есть долг перед народом и обязательства перед женихом. Туве и Фьонинг достойны лучшего, так что я должна стать этим лучшим. Той принцессой, какая им нужна.

– Ну же, Венди, хватит любоваться своим отражением! – Вилла потянула меня за руку. – Праздник вот-вот начнется!

Я послушно последовала за ней и сразу за дверью наткнулась на Туве.

– Прости, не хотел тебя напугать, – сказал он, увидев выражение моего лица.

– Все в порядке, – сказала я, приходя в себя.

– Что ж, голубки, оставляю вас наедине. – Вилла подмигнула мне и удалилась, шурша подолом платья.

– Надеюсь, приметы не запрещают видеть невесту перед помолвкой? – спросил Туве, опуская руку в карман. – Я не знаю всех правил и кое-что задолжал тебе. Так вот я подумал, что лучше уж отдам это до вечеринки.

– Ты ничего мне не задолжал.

– Ты тоже не очень знакома с правилами. – Туве достал из кармана коробочку. – Это что-то вроде обязанности – я должен был вручить тебе это, когда делал предложение, но все произошло так сумбурно.

– А мне понравилось, – улыбнулась я. – Вышло очень мило.

– Ну вот, надеюсь, кольцо тебе тоже понравится. – Туве протянул мне бархатную коробочку, так и не открыв ее. – Моя мать его не одобрила.

– О, тогда я уже от него в восторге, – не сдержалась я, и Туве рассмеялся.

Дрожащими руками я приняла коробочку и открыла. Платиновая веточка плюща, усыпанная крошечными бриллиантами, обвивала огромный изумруд.

– Ах, Туве, какая красота!

Только сейчас я вдруг поняла, что Финн сказал правду. Туве – гей. И мне вовсе не надо вытягивать правду из него. Мы никогда не полюбим друг друга, но всегда будем добрыми друзьями, а потому какое-то счастье, надеюсь, нам все же судьба подарит.

– Правда? – Туве с облегчением улыбнулся. – Я так боялся, я же понятия не имею, о чем ты мечтала.

– Идеальный выбор, – прошептала я.

– Вот черт! – Туве осмотрел меня с головы до ног. – Ты сегодня такая красивая!

– Спасибо, ты тоже нынче истинный франт. – Я провела ладонью по его щегольской жилетке. – Неплохо принарядились, маркис.

– Благодарю, ваше высочество. – И Туве галантно подставил мне локоть. – Что ж, не пора ли нам отпраздновать нашу помолвку?

– Думаю, самое время, – согласилась я и взяла жениха под руку.

И будущие правители трилле, молодые, полные сил и надежд и перспективные, проследовали в бальную залу.