Трон.

Пять. Карлик.

– Что? – каркнул хриплый голос, и в двери, ровно посередине, приоткрылось узкое окошко.

Я пригнулась, чтобы заглянуть в щель, и увидела карлика. Над глазами чудища нависали густые кустистые брови, и я засомневалась, смогу ли применить убеждение, общаясь с бровями. А что, если тролли вообще не поддаются?

– Вы ведь Ладлаф, так? – Я помнила, как назвал его Локи.

– Не пытайся меня умаслить, принцесса. – Гоблин сплюнул. – Я и не таким красоткам отказывал.

– Хочу в туалет, – объявила я, отбрасывая правила хорошего тона.

– Ну так иди. Или тебя благословить? – Ладлаф загоготал.

– Но здесь же нет туалета! – Я искренне возмутилась такому предложению.

– Тогда терпи. – Ладлаф попытался закрыть окошечко, но я быстро просунула в него ладонь.

– Позови охранника или еще кого, чтобы меня в туалет сопроводили!

– Я и есть охранник, – раздраженно каркнул тролль.

– Ты?! – И я издевательски расхохоталась.

– Полегче, ваше высочество, – прохрипел Ладлаф. – Пигалиц вроде тебя я на завтрак сжираю.

– Так ты каннибал?

– Ладлаф, ты почему пристаешь к девушке? – раздался из-за двери еще один голос.

Ладлаф оглянулся, и в узкую щель я увидела Локи.

– Это не я пристаю, а она, – пожаловался карлик.

– Бедный ты, бедный, – сухо проговорил Локи, – от красоток просто отбоя нет, да?

Мэтт фыркнул за моей спиной.

Ладлаф что-то забормотал, но Локи его не слушал. Он заглянул в щель:

– В чем проблема?

– Мне нужно в туалет. – Я вплотную приблизила глаза к щели и уставилась на Локи, точнее, на его подбородок.

– А я предложил ей в камере пи-пи сделать, – хихикнул карлик.

– Это принцесса, Ладлаф! Принцесса, а не какой-то манкс! Немедленно сопроводи ее.

– Но, сэр, король распорядился не выпускать девчонку!

– И ты думаешь, король одобрит подобное обращение? – грозно спросил Локи. Я так и представила, как карлик умоляюще стиснул короткие ручки. – А если его величество выкажет недовольство, можешь валить всю вину на меня.

Ладлаф молчал. Я убрала руку, и щель в двери исчезла. В волнении я слушала, как звякают, поворачиваются и щелкают замки и затворы.

– Мне это не нравится, – прошептал Мэтт.

– Мне тоже, – шепнула я в ответ. – Выбирать не приходится. Я втянула нас в эту историю, мне и вытаскивать.

Дверь чуть-чуть приоткрылась, я отступила, надеясь, что войдет Локи, я применю к нему убеждение и нас отпустят. Но наши тюремщики и не думали входить.

– Ну? – раздался голос карлика. – Мне чего, тут до ночи торчать?

Я протиснулась в приоткрытую дверь, и она тотчас захлопнулась. Мне лишь осталось наблюдать, как карлик проворно запирает замки.

– Уборная там. – Локи указал куда-то в глубь коридора, освещенного факелами. Стены здесь были, как и в камере, каменные и влажно поблескивали, пол тоже был земляной.

– Спасибо. – Я улыбнулась, поймав взгляд Локи. Какие у него все-таки необыкновенные глаза – густого темно-золотистого цвета…

Я спохватилась и сменила ход своих мыслей. Старательно сосредоточившись, я завела в голове шарманку: «Отпусти их. Отпусти нас. Открой камеру и дай нам уйти». Локи потребовалось несколько секунд, чтобы ответить, но это была совсем не та реакция, на которую я рассчитывала. На его губах заиграла улыбка, глаза блеснули.

– Сдается мне, тебе вовсе не надо в туалет?

– Что? – пролепетала я.

– А я говорил, не надо ее выпускать! – проухал за спиной Ладлаф.

– Ладлаф, расслабься. – Локи не сводил с меня глаз. – Все в порядке, она безобидна.

С удвоенными усилиями я попыталась продолжить воздействие. Может, мое убеждение немного ослабло после упражнений с Ризом? Слышала, что знахарей изматывает и старит каждый проведенный сеанс лечения. Наверное, и со мной произошло что-то вроде этого, хотя никакой усталости я не чувствовала.

Локи остановил меня взмахом руки:

– Ваше высочество, не стоит так напрягаться, только себе навредишь. – Он засмеялся. – Но ты очень настойчивая.

– У тебя иммунитет, что ли? – зло вскрикнула я.

Какой смысл и дальше прикидываться наивной идиоткой, этот золотоглазый раскусил меня.

– Вообще-то нет, но твоя фокусировка уж очень размыта. – Он сложил руки на груди и смотрел на меня все с тем же нескрываемым любопытством. – А вообще ты сильная.

– Ты же вроде сказал, что вреда от нее не будет? – встрял Ладлаф, выглядывая где-то на уровне моей талии.

– Ни малейшего. Без подготовки она практически безвредна. Может, однажды эта девочка и станет мощным орудием массового поражения, но пока все ее штучки чуть-чуть эффектнее карточного фокуса.

– Премного благодарна за любезность, – пробурчала я.

Срочно требовался новый план. Так, Ладлафа, возможно, я и сумею отключить, но тут столько всяких замков… Хотя до замков дело не дойдет. Этот клятый Локи! Высокий, сильный, да еще и взглядом наповал срубает.

– Ой, как у тебя мысли зашебуршали, – с наигранным испугом прошептал Локи.

Я окаменела. Он что, мысли мои читает? Я попыталась изгнать из головы все до единой.

– Нет, я не могу знать, что у тебя на уме, – успокоил меня витра. – Иначе я бы и из камеры тебе не дал выйти. Но раз уж так случилось, давай оттянемся на полную катушку.

– Что ты имеешь в виду? – осторожно спросила я, невольно попятившись к двери.

– Ваше высочество, не преувеличивай мой интерес к тебе. – Локи самодовольно ухмыльнулся. – Я предпочитаю девушек в чистых пижамах.

Я оглядела себя. Ну да, грязь, кровь, одежда изорвана… Но не я же в этом виновата!

– Ах, примите мои извинения, обычно после избиений я выгляжу куда привлекательнее.

Улыбка сползла с лица Локи.

– Хм, да… ну теперь-то все позади. Думаю, тебе стоит снова повидать Сару.

– Сэр, думаю, это неразумно… – вмешался было Ладлаф, но быстро умолк под надменным взглядом Локи.

Я кивнула на дверь:

– А как же мои друзья?

– Не волнуйся, они никуда не денутся.

Локи довольно улыбнулся собственной шутке, и я едва сдержалась, чтобы не закатить глаза.

– Догадываюсь. Но без них я никуда не пойду.

– Не беспокойся за них, ваше высочество, они в полной безопасности. А тебе обязательно нужно поговорить с Сарой. Это в твоих же интересах.

– Я уже с ней виделась.

А что, если единственный способ освободить Мэтта и Риза – выторговать их у местных боссов?..

– Как ты узнал? – спросила я, когда мы с Локи шагали по каменному коридору. Вдоль него с обеих сторон тянулись одинаковые массивные двери, неотличимые от той, за которой остались Мэтт и Риз. Интересно, есть ли тут другие узники?

– Что узнал?

– Ну, что я… ты ведь знаешь, что я пыталась на тебя воздействовать. Если у меня не получилось, то как ты понял?

– Ты сильная. – Локи постучал пальцем по виску. – Это как радиосигнал. Я чувствовал, как твой сигнал пытается пробиться в мою голову. Ты тоже это почувствуешь, если кто-то попытается воздействовать на тебя. Хотя не уверен, что это сработает.

– То есть на трилле и витра убеждение не действует? – Я не рассчитывала на честный ответ, но не могла не задать этот вопрос. Странно, что он вообще что-то мне объяснял.

– Действует. И если бы ты проделала это как следует, я бы ничего не почувствовал. Но контролировать нас куда тяжелее, чем манксов. Так что любой витра или трилле сразу тебя вычислит, если ты будешь неаккуратно в его голове копаться.

Мы подошли к узкой и крутой цементной лестнице, и Локи устремился вверх, не дожидаясь меня. На редкость беспечный конвоир: болтает, не следит…

Локи толкнул тяжелую дверь, и мы вошли в огромный зал. Самый настоящий зал, величественный, со сводчатыми потолками. Стены красного дерева с позолотой, на полу в центре – богатый ковер тончайшей работы, тоже красного цвета.

Во дворце Фьонинга был такой же размах, но здешнее убранство изящнее и дороже, это место куда больше похоже на роскошный замок. Я не стала скрывать своего восхищения:

– Как здесь красиво!

– Конечно, это же резиденция короля. – Локи с недоумением оглянулся на меня: – А ты ожидала чего-то другого?

– Не знаю… Там, в подземелье, все так мрачно.

– Это для пущего драматизма, – засмеялся Локи. – Все-таки темница, а не отель.

– А если бы я попыталась сбежать? – спросила я.

Вокруг не было ни души, если удрать от Локи, может, и сумею вырваться отсюда. Но я не знала, куда бежать, да и не бросать же Мэтта с Ризом.

– Я бы тебя остановил, – ответил Локи спокойно.

– Так же, как Кира? – Слова болью отозвались в боку.

– Нет, не так. – Локи улыбнулся. – Я бы просто сжал тебя в объятиях до потери сознания.

– Звучит слишком уж романтично. – Я поморщилась, вспомнив, как он отправил меня в беспамятство. Это было не больно, но и ничего приятного я при этом вовсе не почувствовала.

– Совершенно точно.

– Романтический извращенец, – буркнула я. – Зачем ты меня вообще похитил и привез сюда?

– Принцесса, боюсь, что не смогу ответить на все твои вопросы. Прибереги их для Сары, уж ей-то наверняка все известно.

Дальше мы шли уже молча. Пересекли зал, проследовали по роскошному коридору, поднялись по лестнице, покрытой красным бархатом, и вновь по коридору. Наконец остановились перед высоченными дверями из дерева, щедро украшенными резьбой: цветы, виноград, тролли, феи и прочие штучки в духе сказок Андерсена.

Локи осторожно постучал и вошел, не дожидаясь приглашения. Я последовала за ним.

– Локи! – вскрикнула Сара. – Я же просила не входить без разрешения!

Интерьер покоев Сары был выдержан в общем стиле дворца. В центре большой комнаты полыхала шелковыми алыми простынями огромная кровать с балдахином. Сама Сара сидела на низеньком пуфе перед туалетным столиком. Волосы ее по-прежнему были затянуты в хвост, но она переоделась. Длинный атласный халат черного цвета свободно струился по плечам. Сара повернулась к нам, и ткань послушно потекла вслед за ее движением. При виде меня у Сары округлились глаза.

Подле нее стоял карлик, вылитая копия Ладлафа. Этот, правда, был понаряднее – в лакейской ливрее. Но привлекательнее не стал – кожа у него была такая же слизистая и морщинистая. В руках он держал целую охапку драгоценностей. Цепочки, кулоны и ожерелья с жемчугом и бриллиантами. Я не сразу поняла, что он исполняет роль живой ювелирной шкатулки.

Стоило нам войти в комнату, как с кровати слетел белый пушистый комок и с визгливым лаем кинулся к нам. Судя по всему, не понравилось ему мое вторжение, а не Локи. Потому что тот просто шикнул, и песик послушно умолк и потрусил к Саре, тревожно на меня оглядываясь.

– Я не ожидала увидеть тебя так скоро. – Меня Сара одарила ласковой улыбкой, а Локи окатила ледяным взглядом. – Если бы я знала, что ты придешь, я бы приготовилась к встрече, переоделась.

– Принцесса начала беспокоиться. – Локи плюхнулся на бархатную кушетку возле кровати. – И я подумал, что после столь тяжелого дня ей не помешает передышка.

– Да, я понимаю, но в данный момент я сама немного не в форме, – Сара жестом показала на свое домашнее одеяние.

– В таком случае, не надо было посылать нас за ней столь рано. – Локи вернул Саре ледяной взгляд.

– Ты же знаешь, что мы хотели… – Сара не стала договаривать. – Неважно. Что сделано, то сделано, ты совершенно прав.

Она снова улыбнулась мне. По крайней мере, по сравнению с моей матерью, Элорой, Сара просто излучала тепло и доброжелательность.

– Что происходит? – неуверенно спросила я.

– Дорогая, нам нужно поговорить. – Сара в задумчивости постучала пальцами по столику. – Оставьте нас ненадолго.

– Хорошо. – Локи со вздохом поднялся. – Пойдем, Фруда. – Собачка радостно засеменила к нему, и Локи подхватил ее на руки. – Взрослые хотят поговорить.

Карлик аккуратно сложил украшения на столик и направился к двери.

– Локи? – окликнула Сара, когда он уже выходил, и, не повернув головы, продолжила: – Убедись, что мой муж готов нас принять.

– Как пожелаете. – Локи слегка поклонился.

Двери закрылись, и я осталась с Сарой наедине.

– Как ты себя чувствуешь? – Она снова улыбалась.

– Спасибо, лучше.

У меня не было уверенности, что следует рассыпаться перед ней в благодарностях. Да, она исцелила меня, но не стоит забывать, что и к моим мучениям она тоже руку приложила.

– Ты, наверное, хочешь переодеться. Я подыщу что-нибудь твоего размера.

– Благодарю, но одежда беспокоит меня в последнюю очередь. Я хочу знать, что происходит. Зачем вы меня похитили? – Я повысила голос, но Сара осталась невозмутима.

– Наверняка у меня что-нибудь найдется, – продолжала она, не слушая. Подошла к огромному шкафу, открыла, достала черное платье. – Вот это, пожалуй, хоть и великовато, но в целом должно подойти.

– Да мне плевать на одежду! – выкрикнула я. – Я хочу знать, почему вы меня преследуете. Я все равно не могу дать вам то, о чем я понятия не имею.

Сара направилась к кровати, и я вдруг поняла, что она старается на меня не смотреть. Взгляд ее блуждал, аккуратно меня огибая. Она положила платье на кровать.

– Вы всех выставили, чтобы мы могли поговорить, а сами теперь молчите? – спросила я зло.

– Я так долго ждала этого дня. – Сара нежно провела рукой по ткани платья. – И вот он настал, а я абсолютно не готова.

– Господи, да что все это значит?

Лицо Сары на минуту омрачилось, а затем снова обрело безмятежное выражение.

– Надеюсь, ты не возражаешь, если я тоже переоденусь. – Она прошла к складной ширме в углу комнаты.

Вся ширма была разрисована сказочными картинками, повторявшими сюжеты с входных дверей. Через ширму было перекинуто роскошное черно-красное платье. Сара скрылась за перегородкой.

– А вы не знаете, где Финн?

– Это твой искатель? – Черный халат лег рядом с платьем.

– Да. – Я замерла в недобром предчувствии.

– Я толком не знаю, где он. У нас его точно нет, если ты об этом спрашиваешь.

– Тогда почему он не пришел за мной? Как так вышло, что он позволил вам украсть меня?

– Полагаю, они его задержали на время, чтобы спокойно с тобой разобраться. В тонкости я не посвящена, но им было приказано без крайней необходимости не причинять никому вреда.

– Ну да, как я понимаю, Кира следовала именно этому приказу. (Сара промолчала.) Вы не можете просто сказать – он в порядке или нет?

– Локи не докладывал ни о каких инцидентах.

– Значит, он был за старшего в этом деле?

Я оглянулась на закрытые двери, слишком поздно осознав, кого нужно было спрашивать про Финна. Я уж было подумала, не кинуться ли на поиски Локи, но тут из-за ширмы вышла Сара.

– Да, и Локи сказал, что, за исключением Кириного… срыва, все прошло гладко. – Она провела по подолу ладонями и показала на платье, лежавшее на кровати: – Оденься, пожалуйста. Мы идем к королю.

– И он ответит на мои вопросы?

– Да, я уверена, он все тебе расскажет. – Сара не отрывала взгляда от пола.

Ну что ж, попытка не пытка. Но у меня нет времени, чтобы слушать уклончивые ответы и всякие там метафоры. Мэтт и Риз в плену, и мне надо их освободить. А для этого я должна понравиться королю, может, и получится уговорить его отпустить Мэтта и Риза. И если для этого нужно расфуфыриться в дурацкое платье, я переживу.

Я прошла за ширму переодеться. Сара же, сев за туалетный столик, распустила волосы и застегнула на шее одно из колье. Волосы ее, гладкие, прямые, поблескивали, как черный шелк. Я вдруг вспомнила Элору.

Интересно, как королева трилле отнеслась к происшедшему? Снарядила ли «спасательную экспедицию» или, может, вообще не знает, что я пропала?

Когда я вышла из-за ширмы, Сара предложила завязать бант у меня на спине, но я резко отказалась. И лицо ее вдруг сделалось невероятно несчастным! Она беспомощно пошевелила руками в воздухе, как будто у нее что-то отняли, и покорно кивнула.

Не говоря ни слова, она вывела меня из комнаты и поплыла по коридору. Вскоре мы стояли перед очередными створчатыми дверями. Сара постучала и снова пригладила алые и черные кружева своего платья.

– Войдите, – раздался резкий голос.

Сара кивнула, как будто подчиняясь, и толкнула двери.

Эта комната, как и прочие, тоже была без окон. Одну из стен темно-красного дерева полностью закрывали книжные шкафы, перед ними стоял массивный рабочий стол. Из мебели я отметила еще несколько элегантных кресел с красной обивкой – и все. Несмотря на внушительные размеры, помещение напоминало пещеру.

Самое большое кресло, с вычурными ножками, стояло как раз напротив нас. В нем восседал мужчина. Его волосы темно-шоколадного цвета спускались ниже плеч. Одет он был во все черное: отглаженные брюки, рубашка и длинный сюртук. Мужчина был красив суровой, даже свирепой красотой.

При нашем появлении Локи, сидевший в углу комнаты, почтительно встал. Собачонки Фруды при нем не было. Надеюсь, ее не сожрали местные чудища.

– А, ваше высочество! – Король радушно улыбнулся, но остался сидеть. – Скользнув взглядом в сторону Локи, он обронил: – Ты свободен.

– Благодарю, сэр. – Локи поклонился и быстро вышел.

Мне показалось, что он был рад убраться отсюда, и я нервно переступила с ноги на ногу.

– Итак, что происходит? – спросила я короля.

И улыбка его расцвела пуще прежнего.

– Полагаю, нужно начать с главного. Я – Орен, король витра. И я твой отец.