Трон.

Шесть. Короли и пешки.

Первая мысль была: «Вранье».

Сразу за ней последовала другая: «А если правда»?

В конце концов, мать из Элоры отвратительная, и до меня ей почти не было дела. К тому же я вспомнила, с какой интонацией несколько минут назад Сара сказала: «Я так долго ждала этого дня», еще и платье, приготовленное для меня, почти любовно поглаживала. Я посмотрела на Сару. Сцепив ладони, она стояла рядом и впервые не отвела глаз, а ободряюще мне улыбнулась. Но все-таки в ее взгляде была какая-то грусть.

На Сару, должна сказать, я была похожа не больше, чем на Элору. Обе писаные красавицы. Но Сара совсем еще молода – наверное, чуть-чуть за тридцать.

– Э-э… выходит… – я с трудом подбирала слова, – Элора – не моя мать?

– Нет, к глубокому сожалению, Элора твоя мать, – ответил король с тяжелым вздохом.

Казалось бы, такое признание должно вызывать доверие, ведь если король хотел перетянуть меня на свою сторону, он мог просто сказать, что мои родители – он и Сара. А он честно признал, что Элора – моя мать, и предоставил мне право самостоятельно выбирать союзника. Но теперь я окончательно запуталась.

– Зачем вы мне это все рассказываете?

– Потому что тебе должна быть известна правда. Ты ведь наверняка поняла, что Элора та еще интриганка. – Каждый раз, произнося «Элора», король морщился, словно имя отдавало уксусом. – Если ты будешь все знать, тебе будет легче принять решение.

– О каком решении вы говорите? – задала я вопрос, ответ на который, кажется, уже прозвучал.

– О единственно важном. – Губы Орена дернулись в странной улыбке. – Каким из королевств ты будешь править.

– Если уж быть откровенной, я не собираюсь править никаким королевством вообще.

– Почему бы тебе не присесть? – Сара указала на кресло за моей спиной, сама она села рядом с королем.

– Значит, – я посмотрела на ее грустное лицо, – вы моя мачеха?

– Да, – кивнула она.

– Ничего себе.

Я помолчала, привыкая к новостям.

– Нет, все-таки не понимаю. Элора мне сказала, что мой отец умер.

– Ну конечно. – Орен мрачно рассмеялся. – Расскажи она правду, у тебя бы появился выбор. А Элора догадывалась, что ты можешь предпочесть не ее.

– А как вас угораздило… – Я прикусила язык, осознав грубость своих слов. – Как именно вы двое… как вы пересеклись, чтобы… ну, вы понимаете, чтобы я у вас родилась?

– Мы были женаты. Это было задолго до нашего союза с Сарой, и брак наш оказался скоротечным.

– Вы были мужем Элоры?!

Ведь если так, то во Фьонинге наверняка каждая собака знала… Не говоря уж о Финне. А он, вводя меня в историю трилле, даже не заикнулся, что моя мать была женой короля витра.

– Недолго, – ответил Орен. – Мы заключили брак, полагая, что таким образом объединим наши королевства. На протяжении долгих лет народы витра и трилле враждовали, и мы мечтали о спокойной жизни. К сожалению, твоя мать самая невозможная, самая абсурдная и ужасная женщина из всех, живущих на планете. – Он улыбнулся. – Ну, не мне тебе об этом рассказывать, ты наверняка убедилась в этом сама.

Мне вдруг захотелось встать на защиту Элоры, но я промолчала. Да, Элора жесткая, временами даже жестокая, но слова Орена все равно неприятно меня задели.

– До сих пор удивляюсь, как я умудрился зачать с ней дитя, – сказал он задумчиво. (Стоп. Не хватало еще слушать интимные подробности.) – Наш брак распался еще до твоего рождения. Элора забрала тебя и спрятала, а я все эти годы пытался тебя найти.

– И делали это весьма безжалостно!

Лицо Орена застыло.

– Вы хоть понимаете, что ваши ищейки трижды нападали на меня? Вы знаете, что в последний раз меня едва не убили? Если бы не ваша жена, я бы умерла.

– Я сожалею об этом, и Кира ответит за все, – сказал король, но в голосе его не было и намека на сожаление. Напротив, голос был тверд и холоден. Я понадеялась, что твердость эта обращена на Киру, а не на меня. – Но смерть тебе не грозила.

– А вам-то откуда знать? – резко ответила я.

– Назовем это королевской интуицией. Я вовсе не жду, что ты кинешься к нам с распростертыми объятиями. Тем более что Элора наверняка уже поработала над твоим сознанием. Но я прошу – поживи в нашем дворце хотя бы несколько дней, познакомься с королевством, которым тебе предстоит править.

– А если я не соглашусь? – Я посмотрела ему прямо в глаза.

– Сначала осмотрись. – Орен улыбался, но голос его скрежетнул.

– Сначала моих друзей отпустите! – В конце концов, я только ради этого и вступила в переговоры со своими похитителями.

– Я бы предпочел повременить с этим.

– Если вы их не освободите, я здесь не останусь!

– Напротив, пока они здесь, ты тоже останешься. Они – залог твоего серьезного отношения к моему предложению. Очень серьезного.

Он явно хотел смягчить угрозу, но от этой кривой ухмылки у меня по спине побежал холодок. Мне все меньше и меньше верилось в то, что этот человек – мой отец.

– Обещаю, я никуда не сбегу. – Я изо всех сил пыталась побороть дрожь в голосе. – Если вы их отпустите, я пробуду здесь, сколько скажете.

– Я отпущу их, как только поверю тебе, – возразил Орен. – Кто эти люди и почему ты так печешься об их участи?

– Они… – Мелькнула шальная мысль, не соврать ли королю, но ведь он уже знает, что мальчишки мне дороги. – Это мой брат, ну… приемный, в общем, какая разница, мой брат Мэтт и мой мансклиг Риз.

– Они что, до сих пор с ними возятся? – Брови Орена недоуменно приподнялись. – Какая же Элора ретроградка! Впрочем, чему удивляться, она всегда скрупулезно соблюдала традиции. Но это же средневековье какое-то.

– С кем – с ними?

– С мансклигами. Это же безумное расточительство. – Орен взмахнул рукой, словно отгоняя надоедливую муху.

– О чем вы? – упорствовала я. – А как вы поступаете с человеческим малышом, когда вместо него подкидываете своего?

– Мы не забираем их детей, – коротко ответил король.

От страшного предположения, что они убивают младенцев, я едва не вскрикнула.

– Если возникала необходимость, мы просто подбрасывали их в больницы или детские приюты. Их судьба – не наша забота.

– А почему трилле так не делают? – спросила я. Мне показалось это вполне разумным решением – ведь и легче, и дешевле.

– Сначала трилле использовали манксов как рабов. А теперь просто следуют древней традиции. – Орен неодобрительно покачал головой. – Мы же давным-давно не практикуем подмены.

– Почему? – Впервые я была готова поддержать короля.

– Подменыш может пострадать физически, может потеряться, да, в конце концов, может просто не захотеть возвращаться к нам, – ответил Орен. – Мы потеряем ребенка, и наш род лишится еще одного наследника. Мы гораздо могущественнее людей и все, что нам нужно, можем просто взять. Зачем рисковать, вверяя потомство в неуклюжие людские руки?

В его словах был свой резон, но не скажу, что его позиция вдохновляла меня больше, чем точка зрения Элоры. Та действовала обманом, а Орен проповедовал откровенный грабеж.

– Элора боится перемен, – каждый раз, заговаривая об Элоре, король темнел лицом, – она так одержима идеей разделения троллей и людей, что крепко-накрепко связывает их жизни и не видит в этом никакого противоречия. Для нее люди – всего лишь заботливые няньки.

Ага, заботливые няньки. Такие заботливые, что с ножом кидаются, как моя приемная мать. А с другой стороны, у меня есть Мэтт, и более любящей и заботливой няньки вообразить невозможно.

– Потому наш брак и был обречен, – продолжал Орен. – Я хотел вырастить тебя сам, а она отдала тебя людям. Ты была нужна мне.

Я смутно чувствовала в его словах некий изъян, понимала, что логика прихрамывает, но в чем именно король не прав или лжет мне, осознать не могла. А что самое поразительное, при всей его неубедительности, Орену все-таки удалось меня растрогать. Первый раз в жизни хоть один из моих родителей, приемных и настоящих, сказал, что я ему нужна.

– А у меня… – я заговорила, чтобы скрыть нахлынувшие чувства, – а у меня есть братья или сестры?

Орен и Сара переглянулись, затем Сара уставилась на свои ладони, покорно сложенные на коленях. Она была почти полной противоположностью Элоры. Да, у обеих длинные черные волосы, огромные темные глаза, но больше ничего общего. Сара мало говорила, но от нее исходили тепло, покой и кротость – качества, Элоре совершенно чуждые.

– Нет. У меня больше нет детей. И у Сары детей тоже нет, – ответил Орен.

От этих слов Сара поникла еще сильнее. У меня появилось ощущение, что бездетной она была вовсе не по собственной воле.

– Жаль.

– Она бесплодна, – сказал Орен прямо, и Сара вздрогнула.

– О… Мне очень жаль. Уверена, что в этом нет ее вины, – пробормотала я.

– Нет, ее вины нет. Это проклятье.

– Что? – растерялась я.

Хватит с меня сверхъестественных штучек. Троллей и магических сил вполне достаточно, проклятие бесплодием – это перебор.

– Согласно древней легенде, витра подменили ребенка ведьмы и она прокляла наш род. – Король скептически покачал головой, будто и сам сомневался в правдивости этой истории, что меня слегка приободрило. – Я не очень верю в сказки про ведьм, думаю, что всему виной наша собственная природа. Это обратная сторона наших способностей.

– Что вы имеете в виду?

– Мы все тролли. Витра, трилле, ты, я, Сара – все мы тролли. – Орен обвел вокруг рукой. – Но есть и другие, ты их видела…

– Это вы про карликов?

– Они тоже витра, как ты и я. Но они аномальные – отклонение, которое, судя по всему, поразило исключительно нашу общину.

– А откуда они взялись?

– От нас, – ответил король так, словно это разом все объясняло. – Наш род выкашивает бесплодие, дети рождаются очень редко. Но даже из того малого числа новорожденных больше половины – гоблины, карлики.

– Неужели… Неужели у таких витра, как вы и Сара, рождаются гоблины? Такие, как Ладлаф? – Я невольно поморщилась.

– Именно так, увы.

– Ужас какой!

Орен кивнул, лицо его было угрюмо.

– Это не чары злой старухи, а проклятие нашей долговечности, однако результат все равно печален. Но ты совсем иная, настоящая красавица, даже лучше, чем все мы воображали.

– Ты себе не представляешь, как мы рады видеть тебя здесь, – вставила Сара.

И тут меня озарило: я их единственный шанс, у них не было выбора. Вот почему они так настойчиво, так отчаянно меня преследовали.

– Вы женились на Элоре вовсе не для того, чтобы объединить ваши королевства, – сказала я, глядя на Орена. – Вы это сделали потому, что у вас не может быть детей с соплеменницей. Вам нужен наследник.

– Ты моя дочь! – Он повысил голос, и рык вышел грозный. – У Элоры на тебя прав не больше, чем у меня. И ты останешься здесь, потому что ты – принцесса. Это твой долг.

– Орен… ваше величество, – в голосе Сары послышалась мольба, – девочке столько пришлось испытать за один день, ей требуется отдых. Она должна оправиться после ран. Еще не время для серьезных разговоров.

– А почему она до сих пор не оправилась?

Под ледяным взглядом мужа Сара опустила голову.

– Я сделала все, что в моих силах. И пострадала она вовсе не по моей вине.

– Локи распустил своих искателей! – прорычал Орен, давая волю своему истинному нраву, который явно сдерживал в беседе со мной.

– Ваше величество, Локи оказывал вам услугу, – тихо возразила Сара. – Это совсем не входит в его обязанности. И если бы не он, все могло обернуться гораздо хуже.

– Не собираюсь больше спорить из-за этого идиота. Проводи принцессу в комнату, раз она нуждается в отдыхе, а меня оставьте.

– Благодарю вас, мой король. – Сара поднялась и вежливо присела перед королем, затем повернулась ко мне: – Ваше высочество, я провожу тебя в твою комнату.

Я бы с радостью взбунтовалась, но момент был не самый подходящий. Орен и так уже на взводе, не хватало, чтобы его злость обратилась на меня. Как только за нами закрылись двери в королевские покои, Сара рассыпалась в извинениях: мол, бедненький король страдал целых восемнадцать лет, пытаясь со мной связаться, но хитроумная Элора все путала и путала следы. И вот, наконец, сегодня все разрешилось.

Из слов Сары следовало, что Орен просто душка и столь суровым бывает крайне редко. Но мне почему-то казалось, что таким кротким, как сегодня, его давно уже никто не видел. Даже страшно представить, какой он обычно.

Сара провела меня в комнату, расположенную рядом со своими покоями. Это была уменьшенная копия ее собственной спальни. Мебели было немного, и Сара извинилась за то, что для меня приготовили мало одежды.

– Вы что, в самом деле полагаете, что я останусь здесь? В то время, когда мои друзья гниют в подземелье? – спросила я, пока Сара обходила комнату, включая свет и показывая мне, что и как.

– Я в самом деле полагаю, что у тебя нет особого выбора, – ответила Сара мягко. В отличие от короля, она и не думала угрожать, просто констатировала факт.

– Помогите мне! – взмолилась я. – У них нет ни воды, ни еды. Сидят в полутьме, там холодно и сыро.

– Уверяю тебя, что с ними все в порядке, о них позаботятся. – Слова Сары прозвучали довольно убедительно, и взгляд ее был прямым и открытым. – Пока ты здесь, с ними ничего не случится.

– Но там нет ни постели, ни туалета.

Про то, что Риз даже сесть не в состоянии, я умолчала.

– Мне очень жаль. – Сара посмотрела на меня с искренним сочувствием. – Обещаю, что лично прослежу, хорошо ли с ними обращаются. Но это все, что я могу сделать.

– А нельзя их перевести в другое помещение? Ну, например, запереть в свободной спальне?

Сара покачала головой:

– Орен ни за что не позволит, слишком большой риск. Извини. – Она беспомощно заморгала, и я поняла, что больше ничего от нее не добьюсь. – Я принесу тебе какую-нибудь домашнюю одежду.

Она вышла, а я с тяжким вздохом упала на кровать. Только сейчас меня точно придавило грузом усталости и ответственности. Но я знала, что даже в таком полуживом состоянии ни за что не усну, пока не удостоверюсь, что Мэтт и Риз в порядке.