Тебя нет. За пределами трех покровов сознания.

Нирвана означает угасание…

Я ЕСТЬ ТО — проявленное «постижение».

ТЕБЯ НЕТ — непроявленное и невыразимое.

ПОСВЯЩАЕТСЯ:

Памяти Шри Нисаргадатты Махараджа, истинного учителя и гуру, который научил меня видеть невыразимую грань бытия: Я ЕСТЬ ТО — МЕНЯ НЕТ.

Памяти Авадхута Нитьянанды — его инициация изменила течение «моей жизни».

Памяти Ширдхи Саи Баба, «умершего» в 1918 году.

(Шакьямуни) Будде, проводнику самого чистого учения, известного миру.

Памяти Альфреда Коржибски, творца структурной дифференциации.

Памяти Рамана Махариши: «Вернись тем же путем, каким пришел».

Я БЛАГОДАРЮ:

Грегори Сэвина — за его монографию о структурной дифференциации и издательскую поддержку этого большого проекта.

Бруна Сэмюэльса (набор).

Мою божественную Лени — за все!

Шри Нисаргадатту Махараджа — «ТЕБЯ НЕТ».

ПРОЛОГ.

«Я» вспоминаю, как Нисаргадатта Махарадж показывал на людей и говорил: «ТЕБЯ НЕТ». Чтобы понять эту фразу, мы прибегнем к санкритскому слову «Даршан». Буквальный смысл понятия «даршан» — «взгляд, видение». Обычно так называют путь к «мудрецу», учителю, гуру, чтобы, с помощью его благословения, проникнуть за пределы иллюзии, созданной из сознания. Ты — тот, кого нет — надеешься, что тебе будет дарован «взгляд», способный видеть то, что находится за гранью этого сознания. «Духовная реализация», Я ЕСТЬ ТО — это проявленный даршан. «ТЕБЯ НЕТ» — это непроявленный и невыразимый даршан. Даршан часто связывают с «внешним» учителем или гуру. Но когда ты «постигаешь» состояние «Я ЕСТЬ ТО» — «ТЕБЯ НЕТ» — наступает внутренний даршан. «Я» как-то слышал, как Баба Муктананда сказал: «Когда ты узнаешь, кто ты, незачем будет куда-то ходить ради даршана; ты уже обретешь даршан».

Этот процесс можно сравнить с клубком нитей (покровом). Как герой романа Герберта Уэллса «Человек-невидимка» сняв покров, окружающий его голову, не находит там ничего, так и мы, разорвав покров сознания, обнаружим ТУ СУБСТАНЦИЮ. «Там» «находится» Я ЕСТЬ ТО — ТЕБЯ НЕТ, и это — последний даршан, и это — то, к чему «мы» стремимся, то, что «мы» пытаемся обрести. «Я» также должен сказать в этом прологе о том, как трудно (если вообще возможно) выразить это словами. Языку свойствены структурность и образность; он оперирует противоположными и полярными понятиями.

Однако, на каком бы языке мы ни пытались описать этот процесс, очень важно понять с самого начала: любые слова, мысли, переживания, и описания, в том числе и то, что мы называем собственным «я», — всего лишь наши представления. В любом языке они представлены застывшими структурами, и поэтому, в силу своей природы, они могут быть не более чем метафорами.

В этой книге мы надеемся «наделить» «тебя» даршаном — взглядом, проникающим сквозь покров сознания — и помочь тебе постичь непостижимое и непроявленное Я ЕСТЬ ТО — ТЕБЯ НЕТ, которое станет твоим последним даршаном.

В Индии Господа Шиву изображают сидящим в йоговской позе с закрытыми глазами, в состоянии глубокой медитации. В чем же смысл этой архетипической метафоры? Можно сказать, что, когда глаза Шивы закрыты, возникает плотное сознание и иллюзия проявленного мира. А когда Шива открывает глаза, мир исчезает, словно мираж, и приходит осознание ВЕЛИКОЙ ПУСТОТЫ «за гранью» и «за поверхностью» сознания — ПУСТОТЫ, из которой «будто бы появляется» мир сновидений, исчезающий после пробуждения. Вильям Шекспир сказал об этом в «Буре»: «Мы созданы из того же вещества, что и наши сны».

Мы попытаемся выразить словами еще одно понятие, которое обычно неверно представляют себе — понятие Нирваны. Часто люди думают, что Нирвана — это рай или что-то в этом роде — место, где мы можем что-то «получить»: благодать, высшее знание и т. д. На самом деле Нирвана означает «угасание», и в качестве символа Нирваны можно представить себе погасшую свечу.

Поэтому эта книга — это не еще одна книга о том, как «отрыть глаз(а) Шивы». Это всего лишь попытка выразить словами, что происходит, «когда» покров иллюзии исчезает, подобно водам Красного моря (море или океан часто используют в качестве метафоры ума), и открывается ТА СУБСТАНЦИЯ. Это и есть даршан: сначала приподнять край одежды, в которую облачено сознание, а затем проникнуть сквозь его покров. Рамана Махариши назвал этот процесс «возвращением тем же путем, каким ты пришел» (мы будем подробно обсуждать это дальше).

Эта книга не утверждает, что мир плох или создан из иной СУБСТАНЦИИ, нежели ТА СУБСТАНЦИЯ, а рассказывает о том, что открывается («становится видимым»), когда покров отброшен, и «ты» видишь, как из беспредельности ТОЙ СУБСТАНЦИИ возникает этот мир, с его блаженством и страданием, а затем исчезает, словно облако или дым — исчезает, «когда» «ты» постигаешь ТО.

В начале книги следует понять, что состояние Я ЕСТЬ ТО — ТЕБЯ НЕТ — это последнее, чего может захотеть «я». Однако, нравится это «моему я» или нет, это самое «я» существует лишь «до тех пор», пока «действует». «Я» — всего лишь тень, или отражение ТОГО, частица космической пыли, мираж, не ведающий о том, что он мираж, случайный плод бесплодной женщины. Часто, однако, задают вопрос: «Но ведь даже после постижения тело остается и продолжает действовать и реагировать. Как это возможно?» «Бхагавад-Гита» так говорит об этом:

«Даже после того, как ветер стих, деревья продолжают качаться; шкатулка хранит аромат камфары и после того, как камфары в ней не останется; когда песня смолкает, воспоминание о ней остается; земля хранит влагу после дождя. Стрела продолжает полет после выстрела, хотя ничего уже не воздействует на нее. Когда гончар снимает сосуд с гончарного круга, круг продолжает вращаться… даже когда ощущение своей индивидуальности исчезает, ее деятельность продолжается». (Джнанишвар, «Джнанишвари, песнь-проповедь в “Бхагавад-Гите”», стр.259).

Именно это «я» пытался объяснить участникам семинаров несколько лет назад, когда «я» говорил, что «я» перестал обучать квантовой психологии. «Я» мог бы сказать, что «я» чувствую себя так, словно «я» еду по пустой дороге со скоростью 60 миль в час, а автомобиль остается в нейтральном положении и едет по инерции — «я» просто плавно скольжу по дороге, и скоро автомобиль остановится.

Эта книга отличается от других тем, что в ней предполагается, что ТЕБЯ НЕТ, и, следовательно, единственный подлинный вопрос: что заставляет «кого-либо» считать, что «он» («она») есть? После изучения этого вопроса становится ясно, что корень «твоей» проблемы в том, что «ты» думаешь, что ТЫ ЕСТЬ. Почему? Потому что Я ЕСТЬ — «источник» (источник не в качестве творца, а в качестве места, где «я» впервые появляется или заявляет о себе) всего того, чем «ты» считаешь себя. Поэтому слово «я» вполне подходит для описания этого покрова иллюзии сознания. Уплотняясь и сжимаясь, ТА СУБСТАНЦИЯ образует Я ЕСТЬ и иллюзии, понятные и приемлемые, включающие не только работу, отношения, но и, осмелюсь сказать, представления о Боге, духовности, психическом здоровье, личностном росте, духовных путях и даже о познании как таковом.

Однако, в «уме» запечатлено¸ что ТА СУБСТАНЦИЯ из которой все создано, никогда не теряет своей истинной природы, а лишь кажется чем-то отличным от самой себя. Мы словно берем 100 фунтов золота и делаем из него часы, кольцо или браслет — однако, изначальная СУБСТАНЦИЯ все равно остается золотом.

Лишь «осознающему» представляется, что мир создан из различных субстанций; подобно пауку (сознанию), ткущему паутину (мир), мы думаем, что МЫ ЕСТЬ, «словно» мы на самом деле существуем. Это просто представления сгустившегося сознания (которое есть не что иное, как ТА СУБСТАНЦИЯ), рождающего иллюзию, будто существует что-либо, отличное от самого сознания, будто есть множество различных веществ; это просто покров иллюзии, сотканный сознанием. Похоже, что в каждой культуре существуют собственные представления об этом покрове и об иллюзии «я» и «других», исчезающей, словно мираж в пустыне, когда мы приближаемся к ней. Вскоре «мы» узнаем, что даже «осознающий» или осознание имеет определенное местоположение в пространстве-времени, а, значит, является источником нашего восприятия и исчезает после внимательного исследования.

Проблема «я» возникает из-за того, что основа «осознающего» и Я ЕСТЬ не подвергается сомнениям и не исследуется. Поэтому мы предполагаем не только то, что Я ЕСТЬ и ТЫ ЕСТЬ, но также и то, что ОНО есть; следовательно, «нет выхода наружу».

Так о чем же рассказывает эта книга на самом деле? О том, что следует прояснить базовые убеждения и структуры — покровы — которые до сих пор принимались как нечто само собой разумеющееся, и поэтому сознание оставалось плотным и жестким. Для этой цели нам следует понять несколько постулатов, от которых мы и будем отталкиваться.

«ТЕБЯ НЕТ» УСТРОЕНО ПРОСТО.

Есть только ЕДИНАЯ СУБСТАНЦИЯ — называй ее, как «тебе» угодно.

ЕДИНАЯ СУБСТАНЦИЯ становится плотнее или тоньше, и таким образом возникают и существуют и «я», и окружающий мир.

Существует вибрация (на санскрите эта вибрация называется спанда), лежащая в основе всех появлений и исчезновений, смена которых также представляет собой дрожь или вибрацию.

Когда ТА СУБСТАНЦИЯ сжимается, кажется, что она становится сгустком сознания, из которого возникает все: переживания; три измерения пространства, земля, солнце, луна, звезды и галактики, тело, духовные пути и идеи духовности и Бога, и сам «осознающий».

Когда сознание растворяется, и остается лишь ТА ЕДИНАЯ СУБСТАНЦИЯ, тогда ТЕБЯ НЕТ.

Сознания нет.

Расширения и сжатия нет.

Основополагающего принципа по имени спанда нет.

Ни-чего НЕТ.[1].

ТЕБЯ НЕТ.

С любовью,

Ваш воображаемый брат.

Стефен.

30 мая 2000 года.

Амстердам.

ВВЕДЕНИЕ. ОБЗОР ТРЕХ ЧАСТЕЙ.

ЧАСТЬ 1: ТЕЛО И ЕГО ОБЩАЯ ПСИХОЛОГИЯ.

В этой части «я» хочу описать тело как отдельный объект в пространстве-времени, а также то, каким образом оно превращается в «я», которое «ты» называешь «собой». Это не просто приведет нас к изучению западных покровов сознания, физических и психических. Я надеюсь, что это поможет нам развеять не только иллюзорные представления о прочной, незыблемой Вселенной, но и покровы психологии, мифы которой для множества людей стали чем-то вроде религиозных догматов.

ПОКРОВ ТЕЛА.

Итак, мы рассматриваем тело как сжатое сознание, в процессе уплотнения создавшее нервную систему. С помощью этой предпосылки мы исследуем и продемонстрируем, что тело, воспринимающий, «я» и «самость» считаются существующими a priori и верят в то, что они действительно существуют. Эти предположения появляются после того, как «переживание» уже закончилось. Более того: «я» появляется посредством химической реакции; и до появления Я ЕСТЬ, которое «ты» называешь «собой», существует более глубокий, микроскопический уровень, «где» ТЕБЯ НЕТ.

Нам нужно без предубеждений убрать прочь покровы «личностной» психологии, которая сулит нам золотые горы и держит нас в цепях — вернее, поддерживает у «я» веру в то, что оно есть.

В конце, когда не останется ни воспринимающего, ни создателя убеждений, даже иллюзия трехмерного пространства рассеется, линзы западного мировоззрения исчезнут, и даже ТЕБЯ НЕТ, или ТЫ ЕСТЬ ТО станут всего лишь описаниями «того, что есть», а не «тем, что есть» на самом деле. Как сказал Коржибски: «Когда кто-то может сказать о чем-то “есть”, этого нет…[потому что] слово — это не объект, который оно обозначает…» Когда Нисаргадатту Махараджа спросили: «Кто ты?» — он ответил: «Не то, что возможно постичь или воспринять».

ЧАСТЬ 2: ВОСТОЧНЫЕ ПОКРОВЫ СОЗНАНИЯ.

В этой части я исследую восточные покровы сознания: создающие мироздание силы, именуемые гунами; буддистскую концепцию аспектов личности, именуемых скандхами. Эти концепции будут развенчаны прежде, чем мы двинемся вглубь, сквозь и за пределы духовных покровов сознания.

ПОКРОВ ДУХОВНОСТИ.

В основе восточных религии также лежит предположение о каком-то «достижении». Освобождение, когда оно «достигнуто», выводит «тебя» из круга рождений и смертей, боли и страдания и т. д. Однако, все эти космологии, основанные на вере в рождение и смерть, являются не более чем предположениями, заманивающими в ловушку того, кто поверит в них и вообразит, что «он» (или «она») достигнут освобождения и узнают, КТО Я. Все эти верования основаны на существовании отдельного «осознающего», или Я ЕСТЬ; это просто фантазии, химические реакции, вызванные электромагнитными импульсами, проходящими через нейропередатчики. Эти химические реакции описаны в 1-й части; я покажу, что Я ЕСТЬ и ощущение «я» — всего лишь их следствие, «возникающее одновременно с флюидами». Так каким же образом «я», результат химических реакций, могу вообразить, что у «меня» есть цель, миссия и ограничения, от которых следует освободиться? Перефразируя Нисаргадатту Махараджа, можно сказать, что Я ЕСТЬ появляется с помощью флюидов и химических реакций; отсюда и все проблемы.

ЧАСТЬ 3: ЗА ПРЕДЕЛЫ «ОСОЗНАЮЩЕГО» И ИЛЛЮЗИИ ПРОСВЕТЛЕНИЯ.

В этой части мы поговорим об иллюзии «осознающего», а также об ЕДИНОЙ СУБСТАНЦИИ, покровах сознания, расширении-сжатии, спанде и даже о понятии «запредельности».

ПОКРОВ ПРОСВЕТЛЕНИЯ.

В этой части мы изучим самый важный, тонкий и, наверное, последний, «доступный пониманию» итог Адвайта-Веданты, кашмирского шиваизма, «Спанда-Карикас», буддистской «Сердечной сутры», «Йога-сутры» и «Алмазной сутры». Более того, он открывает невыразимую грань Я ЕСТЬ ТО — ТЕБЯ НЕТ, и «подлинный» смысл понятия «Нирвана», которую можно сравнить с потухшей свечой.

Поэтому «я» без всяких колебаний предлагаю читателю воспользоваться этой книгой (а также предыдущей книгой «Я есть тот, кто есть: подношение Шри Нисаргдатте Махараджу») как инструментом для исследования безмолвной стороны «достижения» Я ЕСТЬ ТО — ТЕБЯ НЕТ.

Снова с любовью,

Ваш воображаемый брат,

Стефен.

ГЛАВА 1. Почему? ТЕБЯ НЕТ.

Первый вопрос в отношении книги, озаглавленной «ТЕБЯ НЕТ: за пределами трех покровов сознания», это вопрос: почему автор выбрал такое название? Ответ содержится в словах, красной нитью проходящих через всю ткань книги: ТЕБЯ НЕТ.

Прежде чем сконцентрировать внимание на этом понятии «ТЕБЯ НЕТ», давайте начнем с подзаголовка «За пределами трех покровов сознания». Что мы в точности подразумеваем под «покровами сознания»? Для того, чтобы лучше понять это, вспомним знаменитую суфийскую притчу о трех слепых, которых попросили описать, на что похож слон. Первый слепой ощупал его хобот и сказал: «Слон похож на змею». Второй слепец ощупал его ноги и заявил: «Слон похож на ствол дерева». Третий слепец ощупал его ухо и сказал: «Слон похож на большое тонкое блюдо». Конечно, каждому, кто способен «видеть», ясно, что все эти описания неверны, потому что, когда мы способны «видеть», мы можем целиком «увидеть» слона (нерушимое единство). Эта история, если сделать к ней небольшое дополнение, поясняет, почему «я» выбрал в качестве подзаголовка слова «за пределами трех покровов сознания».

Давайте теперь представим себе наших трех «слепцов», но вообразим, что они не слепы — просто на их глазах множество повязок из тонкой ткани или марли. Тот, чьи глаза завязаны, так же не может видеть «того, что есть» (слона), как и слепой. Вместо этого он делает умозаключения, разделяет и все больше отдаляется от «того, что есть», потому что повязка на глазах не позволяет ему увидеть «то, что есть». Однако, если бы мы могли снять повязки одну за другой, слон («то, что есть») становился бы все яснее и отчетливее, пока, наконец, мы бы его не «увидели». Слово «видеть» интересно само по себе, потому что древних «мудрецов» часто называли «видящими», имея в виду, что они способны «видеть» (постигать) изначальную целостность (слона); их больше не ослепляют покровы сознания.

Поэтому следует убрать покровы «наших» концепций, созданные из «уплотнившегося» сознания, чтобы «тот», кто слеп (окутан покровом), увидел изначальное единство (слона).

Почему мы используем слово сознание при описании этих покровов? Потому что, как бы мы ни назвали изначальную СУБСТАНЦИЮ — ПУСТОТА, НЕБЫТИЕ, ИЗНАЧАЛЬНАЯ СУБСТАНЦИЯ — покровы также образованы из ТОЙ самой уплотненной ЕДИНОЙ СУБСТАНЦИИ, которую здесь и сейчас мы можем назвать сознанием. Таким образом, мы начинаем снимать покровы сознания, и делаем это до тех пор, пока не обнаружится, что сам снимающий, а также «видящий» — ТА ЖЕ СУБСТАНЦИЯ, как и все остальное. Так из чего же образованы покровы наших концепций — из уплотнившегося сознания? «Йога-Сутра» говорит об этом так:

«Знание [концепции] возникает, когда ограничения ума накладываются на чистое сознание. Когда все эти ограничения отброшены, йогин входит в царство чистого сознания [СУБСТАНЦИЮ]. Невозможно разрешить ни одной реальной жизненной проблемы до тех пор, пока наше сознание заключено в границах царства нереального» (Таймини, «Учение йоги», стр. 436).

Поэтому «понимание», что ТЕБЯ НЕТ — или, лучше сказать, прежде, чем возникает «осознающий», ЕСТЬ ЛИ ТЫ? — начинает рассеивать все иллюзорные покровы сознания.

ГЛАВА 2. Что такое сознание?

Следующий вопрос, который нужно задать, открывая книгу с заголовком «Тебя нет: за пределами трех покровов сознания», это вопрос: «А что такое сознание?».

Давайте вначале предположим для простоты, что слова «НЕДИФФЕРЕНЦИРОВАННОЕ СОЗНАНИЕ» или «СУБСТАНЦИЯ» взаимозаменяемы; тогда мы будем писать их заглавными буквами. А когда СУБСТАНЦИЯ «уплотняется», мы будем называть ее сознанием и писать это слово строчными буквами.

Сознание — это СУБСТАНЦИЯ, которая каким-то образом «говорит» нам, что Я ЕСТЬ, и это Я ЕСТЬ создано из иной СУБСТАНЦИИ, чем прочие Я ЕСТЬ и предметы. «Наше» сознание заставляет нас считать эту руку «моей», а эту ногу «твоей». Но только дифференцированное сознание описывает мир таким образом; именно его мы можем назвать «моим» сознанием. Но уплотнившаяся СУБСТАНЦИЯ, которую мы называем дифференцированным сознанием и которая заявляет, что это «мое» сознание и видит несуществующие различия между «тобой» и «мной», это все та же СУБСТАНЦИЯ, из которой образованы все дифференцированные сознания. Для ясности мы будем называть НЕДИФФЕРЕНЦИРОВАННОЕ СОЗНАНИЕ «ТА СУБСТАНЦИЯ», а в том случае, когда появляется воображаемая дифференциация, мы будем называть ее сознанием.

Существует только ТА СУБСТАНЦИЯ; но когда она сжимается или уплотняется, появляется иллюзия дифференциации, и тогда мы получаем то, что можно назвать сознанием. Именно сжатие ТОЙ СУБСТАНЦИИ образует сознание и порождает видимость разделения и существования двух или более субстанций, из которых создана эта якобы существующая Вселенная. На самом деле существует лишь ТА САМАЯ ИЗНАЧАЛЬНАЯ СУБСТАНЦИЯ.

Кажется, что ТА СУБСТАНЦИЯ становится дифференцированным сознанием и плетет паутину разделения между так называемым «я» и остальным миром. Она пребывает за пределами этой паутины и власти плотной материи (которую на санксрите называют «Майя»), образующей огромную иллюзию. Эта «могущественная» иллюзия выпускает паутину из самой себя (как паук из собственной мочи). Власть плотной материи (которая все равно остается ТОЙ СУБСТАНЦИЕЙ) плетет паутину, созданную из СУБСТАНЦИИ, которая, в свою очередь, создает концепцию по имени сознание из самой себя. Именно паутина сознания заставляет нас верить в существование «моего» и «твоего» сознания, в разделение, войну, мир и различия — в то время, как на самом деле существует лишь ЕДИНАЯ ИЗНАЧАЛЬНАЯ СУБСТАНЦИЯ.

Итак, сознание (и даже концепция «моего» сознания) создана из СУБСТАНЦИИ; будучи именно таковым, оно создает Я ЕСТЬ и покровы сознания, закрепляющие иллюзию двух или более субстанций, хотя все состоит из ТОЙ САМОЙ ЕДИНОЙ СУБСТАНЦИИ.

На языке архетипов это часто выражают в образе Шивы, архетипического йога, который сидит на горе Кайлас в медитации (паук); сознание (паутина) и власть плотной материи (Майя) удерживают паутину в целости. «Я» проводил много времени с учителем — Бабой Пракшанандой. Однажды он сказал мне: «Сознание Шакти — Майя». Иными словами, сознание уплотнилось «из» СУБСТАНЦИИ; но, когда оно становится плотным, появляется иллюзия отдельного мира, «я», «ты» и т. д.

Чтобы понять образно и наглядно, как видит мир Шива, можно представить себе,[2] что мир — ПУСТОЕ ПРОСТРАНСТВО, в котором, подобно песчинке, плавает «наша Вселенная». Эту Вселенную можно сравнить с космической пылинкой, созданной сознанием (уплотнившейся СУБСТАНЦИЕЙ), и этот мир — просто паутина, сотканная сознанием.

Недавно передо «мной» из пустоты возник образ Ширдхи Саи Бабы. И, как «мне» показалось, он держал в руке песчинку. Эта песчинка и была тем, что «мы» называем «нашей» Вселенной.

Таким образом, прибегнув к метафоре, можно сказать, что мы — персонажи сна, видимость космической пыли в великой ПУСТОТЕ.

«Пробудившись от сна и иллюзий, он осознает свое единство с Брахмой [СУБСТАНЦИЕЙ]» (Таймини, «Учение йоги», стр. 436).

Итак, «ТЕБЯ НЕТ: за пределами трех покровов сознания» переносит «нас» «за пределы» мнимого мира космической пыли, который мы называем «собой» и Вселенной; в конечном счете, он создан из ТОЙ СУБСТАНЦИИ, которая, якобы уплотняясь, создает покровы, периодически они кажутся созданными из сознания, но все равно остаются ТОЙ САМОЙ ЕДИНОЙ СУБСТАНЦИЕЙ; их НЕТ.

Книга пытается показать, что, прежде сознания, прежде «появления» Я ЕСТЬ, или «осознающего», за пределами самого пробуждения, за пределами космической пылинки, иллюзорного пузырька, который мы называем Вселенной, а Нисаргадатта Махарадж — «булавочным уколом», существует образование внутри ПУСТОТЫ, созданное из ТОЙ ЖЕ СУБСТАНЦИИ, что и ПУСТОТА.

Пусть эта книга поможет тебе понять, что может вывести «нас» ЗА ПРЕДЕЛЫ ПОКРОВОВ СОЗНАНИЯ — «ТУДА».

С любовью,

Ваш воображаемый брат, Стефен.

15 мая 2000.

ГЛАВА 3. Почему?

Как применить наш метод и обсудить тему ТЕБЯ НЕТ, если он вызывает такое множество традиционных возражений? Например, не пытаемся ли мы избежать житейских сложностей и проблем, а также снять с себя ответственность за них? Не является ли он диссоциацией в смысле избегания, оцепенения или даже вытеснения того факта, что мы живем в этом мире? В конце концов, мы же читаем эту книгу. Может быть, это просто еще одна философская, умозрительная концепция нашего бытия? А может быть, это усиление нашей Ложной Сущности, в частности, такого ее аспекта, как «Меня не существует»? Ну, какой, какой смысл в этой идее для всех нас?

Эти вопросы нужно исследовать и прояснить, чтобы не создалось неразберихи и путаницы в отношении «цели» этого метода, который, когда все остальное будет отброшено, сможет постепенно, слой за слоем, проникнуть вглубь всех наших идей, концепций и иллюзий, взращиваемых и поддерживаемых годами, поскольку целью общества (которое является побочным продуктом нервной системы) — усилить ТЫ ЕСТЬ.

Только по этой причине мы применяем этот метод, чтобы изучить и открыть, кто «ты». Ибо, как говорил «мой» учитель Нисаргадатта Махарадж: «Единственное, чему ты действительно можешь научиться — понимание; остальное приходит само собой».

Когда усвоено «это понимание», все остальное отбрасывается до тех пор, пока не остается лишь НЕБЫТИЕ. Почему это так важно? Потому что НЕБЫТИЕ — ИЗНАЧАЛЬНАЯ СУБСТАНЦИЯ, из которой все создано, или, если процитировать известного физика Джона Уилера: «НЕБЫТИЕ — строительный материал Вселенной».

В этом месте «я» хочу предупредить читателя о том, куда ведет эта книга. «Ты» никогда не узнаешь, кто «ты». «Кто я» и «кто ты» — это не способы понять, КТО ТЫ, это просто способы полностью разрушить концепцию «я», так как «не существует того “я”, которое является тобой», и поэтому ты никогда не узнаешь, кто «ты» — «ты» узнаешь лишь то, что ТЕБЯ НЕТ. Когда приходит это «понимание», все остальное исчезает.

Для решения этой задачи вначале необходимо направить внимание на человеческое тело как на устройство, существующее в пространстве-времени, а затем отдельно рассмотреть нервную систему, «как будто» она отличается от СУБСТАНЦИИ, чтобы сомневающиеся могли увидеть ТЕБЯ НЕТ на языке неврологии. Только на этом уровне тело можно считать «источником» всего, «что» «ты» думаешь о себе и чем считаешь себя.

Это потребует от читателя «задержаться здесь и хорошенько поработать», прежде чем переходить к следующей главе. «Я» попытаюсь как можно доходчивее объяснить, как устроено «Я», которое «ты» называешь «собой». Для этого мы изучим труд отца общей семантики[3] Альфреда Коржибски, чтобы описать, как формируется восприятие и внутренний опыт посредством ощущений, мозга, нервной системы и языка.

В середине 1980-х годов «я» начал читать «Науку и здравый смысл» — классический 896-страничный труд Альфреда Коржибски. Десять лет «я» читал, поглощал и пытался «обрести» смысл и значение революционной теории Коржибски о человеческом поведении. После долгой борьбы «я» «обрел» этот смысл. Им стало знаменитое утверждение Коржибски: «Карта — не территория». В качестве отправной точки «я» буду использовать утверждение: «Идея — не предмет, к которому она относится».

Тогда «я» вообразил, что «мне» придется потратить много лет на то, чтобы написать краткий обзор «Науки и здравого смысла» и интегрировать ее с другими областями знания. К счастью для «себя», «я» вспомнил о чудесном человеке Грегори Сэвине. В юности он учился общей семантике, а в середине 80-х годов написал 80-страничную монографию «Структурная дифференциация: диаграмма общей семантики Альтфреда Коржибски», где прекрасно изложены основные положения книги Коржибски. С позволения Грега я буду вставлять цитаты из его книги, чтобы познакомить читателя с сутью теории Коржибски — структурной дифференциальной диаграммой.

Поскольку «я» больше не являюсь частью квантовой психологии, «я» позвал Грега, и он разрешил мне использовать его замечательно ясное и стройное толкование диаграммы. «Я» сказал ему: «Спасибо Грег, за твой вклад, и за то, что ты помог “мне” сэкономить время и энергию, и мне не придется “изобретать колесо”». Кратко говоря, возникла «связь времен» (это понятие будет обсуждаться дальше).

Пожалуйста, когда «ты» прочитаешь это, применяй это на практике — тем самым ты окажешь себе огромную услугу и сделаешь гигантский шаг на пути к «постижению» того факта, что не существует того «я», которое «ты» называешь собой.

«Я» добавил комментарии к отрывкам из работы Грега (с его позволения), чтобы яснее показать, как теория Коржибски помогает увидеть некоторые аспекты буддизма, йоги, тантра-йоги, кашмирского шиваизма и Адвайта-Веданты с точки зрения нейрофизиологии.

Поэтому я предлагаю читателю не пропускать страниц, посвященных этому предмету; их нелегко читать, но глубокое изучение и столкновение с тем, что «ты» уже знаешь и считаешь дорогим и близким, будет для «тебя» чрезвычайно полезным. Попросту говоря, понимание часто приходит лишь в результате борьбы.

С любовью,

Ваш воображаемый брат,

Стефен.

ЧАСТЬ 1. Покров тела.

ГЛАВА 4. Психология «Я ЕСТЬ».

КОРЖИБКИ УСТРОЕНА ПРОСТО.

Чтобы прочесть, понять, переварить, усвоить и интегрировать теорию Коржибски, мне потребовалось изучать ее десять лет. Английский язык этого польского социолога, в 1933 году написавшего книгу о неврологии и мозге, сделал задачу непростой. Однако гений Коржибски и влияние его идей о работе нервной системы настолько огромны, что «я» безоговорочно утверждаю: их необходимо изучить каждому психологу, желающему понять физиологию (из которой возникает психология). Более того, без «интуитивного» понимания того, как устроена нервная система, очень трудно «схватить» или «понять» процесс возникновения «я».

«Я» осмеливаюсь утверждать это потому, что «постижение» или «интуитивное понимание» работы нервной системы помогает ясно и точно объяснить, каким образом «духовные» и «психологические» теории, гипотезы, верования и ритуалы создают огромные препятствия, мешающие, а не помогающие разгадать загадку: «КТО Я?».

Конечно, прежде всего «мне» следует признать, что «мое» применение структурного дифференциала Коржибски очень сильно отличатся от того, как видел это сам Коржибски. Более того, «я» сделал собственные дополнения, которые буду четко выделять, чтобы не возникло путаницы между идеями Коржибски и «моими» дополнениями. Однако, может быть, в 2000 году Коржибски отнесся бы к моему описанию его труда 1933 года, как к примеру «связи времен» — это его собственный термин, описывающий уникальную человеческую способность создавать и использовать письменную и устную речь для сбора, хранения, накопления, развития, интеграции и передачи информации от старших поколений к младшим. Например, мы пишем книги, строим библиотеки, школы и т. д. Наш язык может помочь нам связать нить времен: в настоящем мы учимся у прошлого подготовке почвы для будущего (Коржибски «Зрелость гуманизма»). Коржибски верил, что эта способность связывать время, присущая человеку, в корне отличает его поведение от поведения животных. Сэр Исаак Ньютон говорил об этом:

«Если я видел дальше, чем другие люди, это лишь потому, что я стоял на плечах гигантов».

Следовательно, «я» не просто хочу «сесть на хвост» Коржибски. Я хочу стоять на его плечах и при этом смотреть с этой высоты иным взглядом, чем Коржибски в 1933 году — а именно, понимать, что структура того «я», которое «мы» называем «собой», — это побочный продукт функционирования нервной системы, произведенный в теле посредством электрохимических реакций нейропередатчиков. Этот взгляд не является ни новым, ни анти-Коржибским. Но использование его структурных дифференциалов не будет означать, что мы видим механизмы выживания и самосохранения именно так, как нас учит система Коржибски; вместо этого мы покажем, что «я», которое, как тебе кажется, и есть «ты», возникает после того, как некое переживание уже произошло. Следовательно, до появления «я» ТЕБЯ НЕТ. В этом и состоит основное отличие от труда Коржибски. Его интересовала связь времен и улучшение механизма выживания; «меня» интересует лишь Я ЕСТЬ ТО — ТЕБЯ НЕТ (или раскрытие того, кем ты являешься, путем раскрытия того, КЕМ ТЫ НЕ ЯВЛЯЕШЬСЯ) и осознание ТОЙ САМОЙ ЕДИНОЙ СУБСТАНЦИИ.

Рискну заявить, что краткое содержание следующих 100 страниц можно выразить так: «я», которое «ты» называешь «собой», заявляя: «Я — это…» («Я — это личность, мать, отец, муж, жена, дочь, сын, начальник, искатель истины, тот, кто всегда прав, не прав, обладает миссией и смыслом жизни, делает выбор») — все это фантазии, иллюзорные образы, рожденные нервной системой и образующие первый покров сознания. «Я», которое «ты» называешь «собой», возникает оттого, что химикаты, называемые нейропередатчиками, совместно сформировали Я ЕСТЬ; оно является личностью, и, что еще важнее, это «я» воображает, будто оно существует изначально и обладает свойством бытия, «того, что есть», в то время, как оно возникло уже после того, как действие совершилось. Более того, без этой химической реакции, порождающей Я ЕСТЬ и идею существования личности, не было бы ни «меня», ни «тебя», ни всего того, что «мы» считаем «собой». Может быть, именно поэтому ученик Гурджиева А.Р. Оридж, утверждал, что, глядя на человека, «ты» видишь его как смесь химических элементов (Оридж «О любви»).

«Я ЕСТЬ» — это побочный продукт нервной системы.

УПРАЖНЕНИЕ.

(Из Ориджа).

Химические элементы.

Посмотри на кого-либо.

Увидь его просто как смесь химических элементов.

«Посмотри» на «того» (или «ту»), кого ты считаешь «собой», и «пойми», что наблюдатель («я») возникает лишь в результате химической реакции.

«Спроси»: до химической реакции, создавшей наблюдателя, («я»), чем (или кем) было «я»?

Итак, теперь, когда мы в 1 части описали ТЕБЯ НЕТ на физиологическом уровне, мы можем принять это в качестве отправной точки для изложения теории структурных дифференциалов, с помощью которой мы опишем, каким образом нервная система создает концепцию Я ЕСТЬ, и что из этого следует.

ТЫ НЕ ЕСТЬ ЛИЧНОСТЬ…

НЕТ НИ ЛИЧНОСТИ, НИ ТЕБЯ.

Нисаргадатта Махарадж.

В этих словах Нисаргадатты Махараджа мы снова «чувствуем», что до Я ЕСТЬ… ТЕБЯ НЕТ. Фактически, даже на более глубоком уровне мы понимаем, что Я ЕСТЬ возникает лишь после формирования нервной системы (мы вернемся к этому вопросу позже). Более того, проводники (нейропередатчики) работают совместно под воздействием электромагнитных полей, и в результате этой работы появляется концепция Я ЕСТЬ и разнообразные обманчивые психологические (мифологические) учения и школы, вытекающие из нее. Однако, прежде появления Я ЕСТЬ — ТЕБЯ НЕТ. Отсюда вопрос: Есть ли ты прежде появления Я ЕСТЬ?

КРАТКОЕ ИЗЛОЖЕНИЕ ТЕОРИИ СТРУКТУРНЫХ ДИФФЕРЕНЦИАЛОВ.

Цель этого изложения — дать очень краткое описание двух основных функций. Во-первых, как физика, так и йога утверждают: то, что мы называем Вселенной, — уплотнение, или сжатие, ТОЙ СУБСТАНЦИИ — Небытия или НЕДИФФЕРЕНЦИРОВАННОГО СОЗНАНИЯ — которая «позже» образует сознание. В «Йога-Сутре» так говорится об этом:

«Проявленный мир — это эманация истинной реальности… можно считать ее узким отверстием, образованным в результате постоянно усиливающегося сжатия, или инволюции сознания» (Таймини, «Учение йоги», стр. 34).

Мы начнем с изложения «моей» версии структурных дифференциалов, которую мы можем назвать «субстанциональной диаграммой». Читатель может увидеть эту диаграмму на стр.

(вставить).

Вначале существует ТА САМАЯ ЕДИНАЯ СУБСТАНЦИЯ; сгущаясь, она образует сознание, в котором ПУСТОТА предшествует всякому действию.

Ясно, что прежде сжатия или уплотнения, не существует никаких уровней, и ТЕБЯ НЕТ. Есть лишь НЕ-Я; однако, вследствие уплотнения СУБСТАНЦИИ, возникает концепция сознания. После дальнейшего уплотнения, или сжатия, сознания образуется то, что Коржибски назвал уровнем процессов; на этом уровне действует концепция «НЕКОЕЙ субстанции», КОТОРУЮ «я» называю сознанием. Когда уровень действий-процессов уплотняется еще сильнее, возникает физический, или квантовый, уровень (это еще одно «мое» дополнение к теории структурных дифференциалов), содержащий физические силы и такие характеристики, как энергия, пространство, масса, время, гравитация, радиация, электромагнетизм, свет, звук и темную материю, занятую суперструнами[4].

Когда физический уровень становится еще плотнее, образуется то, что Коржибски назвал субмикроскопическим уровнем атомов, электронов, протонов и т. д. Пожалуйста, «помни», что на всех этих «уровнях» ТЕБЯ НЕТ.

Теперь давайте отметим, что сознание предшествует уровню процессов, а СУБСТАНЦИЯ предшествует сознанию; на всех этих «фазах» ТЕБЯ НЕТ. На следующем уровне — квантовой физики, энергии, массы, пространства и т. д. — ТЕБЯ НЕТ. Далее, по мере дальнейшего сжатия и перехода на уровень атомов, электронов, протонов и т. д., ТЕБЯ все еще НЕТ. Чтобы понять, что на микроскопическом физическом уровне ТЕБЯ НЕТ, представь, что «ты» можешь видеть мир лишь в электронный микроскоп. Разумеется, когда ты смотришь на предметы через этот микроскоп, «ты» не видишь никаких «границ». На этом уровне, например, два яблока на столе не воспринимаются как отдельные объекты. И яблоки, и стол представляются одним и тем же веществом — протонами, электронами и т. д. — частицами внутри пустоты. А теперь, если мы развернем электронный микроскоп в обратную сторону и взглянем внутрь «себя», мы сможем увидеть, что ТЕБЯ НЕТ. Мы увидим только «движение атомов» в безграничной пустоте, где нет ни «меня», ни «тебя», ни «себя», ни «других» — и где нет никакого отдельного, индивидуального, независимого «я».

Когда сгущение продолжается, образуется то, что Коржибски называет уровнем объектов; сгустки становятся тем, что мы воспринимаем как объекты — карандашами, людьми и т. д. Это основной уровень, потому что СУБСТАНЦИЯ, уровень сознания, уровень процессов, уровень квантовой физики и микроскопический уровень — все это уровни НЕ-Я; ТЕБЯ НЕТ. Однако, по мере продолжения сжатия-абстрагирования, появляется Я ЕСТЬ, тело и нервная система. Я ЕСТЬ — это та точка, где процесс сжатия-абстрагирования порождает Я ЕСТЬ, «я», которое представляет собой образ того, что позже будет считаться тем «я», которое «ты» назовешь «собой».

Вот еще одно дополнение к Коржибски: на уровне объектов возникает шесть вещей:

Тело и нервная система.

Я ЕСТЬ.

«Осознающий», или «наблюдатель», являющийся частью Я ЕСТЬ.

Ощущения.

Воспринимающий.

Понятия «мое», или осознание «себя» как независимой, отдельной, индивидуальной сущности.

Однако до этого сжатия ТЕБЯ НЕТ.

По мере продолжения процесса сжатия-абстрагирования, нервная система создает[5] имена и названия («это автомобиль»), которые, по мере дальнейшего сжатия, превращаются в описания («В автомобиле моего соседа сломана дверь»). Дальнейшее абстрагирование-сжатие ведет к первому уровню умозаключений («Владелец автомобиля попал в аварию»). Это умозаключение — догадка, выходящая за пределы наблюдаемых фактов. Дальнейшее сжатие-абстрагирование ведет к более «высокому» второму уровню умозаключений («Владелец автомобиля попал в аварию, потому что он неосторожный водитель»). Этот вывод еще дальше от фактов, которые можно увидеть, если смотреть только на сам автомобиль. Этот процесс сжатия-абстрагирования успешно ведет на более «высокие» уровни, в результате чего может возникнуть вывод: «Я никогда не сяду в автомобиль моего соседа, потому что мы обязательно попадем в аварию». Необходимо подчеркивать снова и снова, что по мере нашего перемещения от уровня к уровню все больше информации упускается, и отбирается лишь небольшой кусочек. Этот процесс упущения и отбора Коржибски назвал «абстрагированием». Абстрагирование определяется как акт отбрасывания; образование идеи, оторванной от конкретных вещей, ситуаций, событий и т. д. («Американский толковый словарь», стр. 4). Для лучшего понимания этого термина представьте себе научную статью размером в 75 страниц. Затем представьте себе выдержку из двух параграфов, в которой излагается содержание этих 75 страниц. Это сжатие, или супер-конспектирование, называется абстрагированием. Как мы будем обсуждать дальше, вся суть заключается именно в пропущенных деталях. В нашем случае, Нирвана, или ТЕБЯ НЕТ, — это целостность, предшествующая абстракции (слон), которую мы не видим; Нисаргадатта Махарадж указывает нам на это пред-сознательное состояние, когда спрашивает: «Кем ты был за восемь дней до этой концепции?».

Теперь нам совершенно ясно, что третий уровень умозаключений еще «дальше» от СУБСТАНЦИИ, чем второй, а второй «дальше» от СУБСТАНЦИИ, чем уровень имен. Таким образом, с каждым последующим сжатием-абстрагированием мы уходим дальше от «того, что есть» и основополагающего Я ЕСТЬ, а также от постижения: Я ЕСТЬ ТО — ТЕБЯ НЕТ.

ГЛАВА 5. Структурная дифференциальная диаграмма.

Формирование нервной системы и появление «я» -

«Вернись тем же путем, каким пришел».

Рамана Махариши.

История великого мудреца Раманы Махариши может быть хорошим началом и иллюстрацией физиологического уровня ТЕБЯ НЕТ.

Один ученик в1940-х годы приехал из Европы в ашрам Раманы. Страдая от своего невежества и незнания того, кто он есть, после долгих месяцев исканий он припал к стопам этого просветленного мудреца. Поклонившись и коснувшись стоп Махариши, он начал умолять его: «Покажи мне, кто я!». Махариши ответил на это: «Вернись тем же путем, каким пришел». Учеников Раманы очень возмутил этот ответ, потому что они решили, что он так плохо отнесся к этому искателю, что прогнал его. Махариши объяснил: «Нет, “я” сказал ему, чтобы он вернулся тем же путем, каким пришел». В переводе это означает, что нужно проследить, откуда появляется мысль об «я» и вернуться туда, где этой мысли еще нет. Это похоже на то, как Нисаргадатта Махарадж сказал ученику: «Оставайся в месте, предшествующем твоей последней мысли». Дальше мы попытаемся пережить это на своем опыте.

ВЕРНИСЬ ТЕМ ЖЕ ПУТЕМ, КАКИМ ПРИШЕЛ.

Взгляните на какой-нибудь предмет в комнате. Втяните внимание назад — прежде любого «вашего» знания, информации или впечатлений об этом предмете. Сейчас «вы» смотрите на предмет «оттуда». Посмотрите на человека; втяните внимание назад — прежде любых «ваших» мыслей, впечатлений, знания или информации об этом человеке. Посмотрите на всех людей в комнате и втяните внимание назад — прежде любых «ваших» мыслей, идей, знания, информации или впечатлений об этом человеке. «Смотрите» с открытыми глазами, «смотрите». Часто люди обнаруживают, что, когда они смотрят на кого-либо «оттуда», человек кажется более бесформенным, он словно теряет очертания и границы. Это происходит оттого, что ваши идеи о людях — не сами люди. Когда «вы» «смотрите» сквозь идеи, «вы» не «видите» ни людей, ни предметов — «вы» видите свои представления о них; свою информацию, свои впечатления о них. Когда «я» не вижу «тебя», «я» вижу свои представления о «тебе», и «я» даже не знаю, что вижу «свои» представления о «тебе», а вовсе не «тебя». Более того, «я» вижу только «мои» идеи и представления о «себе» (обо «мне»), а это значит, что «я» не вижу ни «тебя», ни «себя». Это происходит из-за автоматического абстрагирования. Вернуться тем же путем, каким пришел — значит, пойти иным путем, на котором все «становится» тем, что есть.

Если бы что-либо могло служить типичным примером этого утверждения (даже на психологическом уровне), это был бы структурный дифференциал Коржибски. Как мы увидим, вернуться тем же путем, каким пришел, на психологическом уровне означает движение от уровня умозаключений «назад» к уровню описаний, к уровню имен, к уровню объектов (Я ЕСТЬ), на микроскопический уровень, на уровень квантовой физики, на уровень процесса-движения, на уровень сознания, и, наконец, к СУБСТАНЦИИ. «Йога-сутра» так говорит об этом:

«По мере продолжающейся инволюции сознания в материи… ограничения становятся все сильнее, в отличие от процесса эволюции, в котором сознание все больше освобождается от своих ограничений. Различные степени самадхи[6] представляют собой возрастающее освобождение сознания от ограничений». (Таймини, «Учение йоги», стр. 33).

Во время процесса расширения, или утончения, сознания, оно отворачивается от внешнего, ментального, эмоционального и даже телесного сознания.

«Каждый механизм имеет свою функцию… По мере возрастания отрешенности сознание направляется на все более тонкие механизмы. Отвлечение сознания — не постоянное непрерывное погружение на всю большую глубину; это чередование движений сознания внутрь и наружу». (Таймини, «Учение йоги», стр. 33–36).

Тело создано из СУБСТАНЦИИ. Однако, для того, чтобы понять тело и концепцию сознания (сгущенной СУБСТАНЦИИ), мы вначале должны понять, как сознание оживляет тело посредством того, что мы называем нервной системой.

Чтобы лучше понять, как покровы сознания возникают посредством нервной системы внутри тела, начнем с теории Альфреда Коржибски.

После 12 лет исследований польско-американский социолог Коржибски опубликовал свой монументальный труд «Наука и здравый смысл», описывающий не-аристотелеву логику, синтез интеллектуальных течений Запада в ХХ веке и ранее. Основное положение этой системы — признание того факта, что люди воспринимают мир посредством процесса абстрагирования. Во-первых, наше сенсорное восприятие ограничено. Во-вторых, мы используем язык для описания объектов, которые мы воспринимаем… В-третьих, мы делаем умозаключения и выводы о воспринимаемом. Поскольку знания, мнения и убеждения людей о себе и об окружающем мире рождены посредством абстрагирования, не существует способа обойти это. Все, что «ты» знаешь и во что веришь, представляет собой продукт деятельности нервной системы. Открытия современной науки подтверждают теорию абстрагирования.

Сущность этой теории Коржибски представлена в структурной дифференциальной диаграмме (стр.

(Вставить).

Для наших целей (разгадать, «Кто Я?») она является важнейшим средством, помогающим нам понять, как нервная система и мозг рождают и формируют образ по имени «я», образуя покров, сотканный из сознания и заставляющий «я» верить в то, что оно есть, хотя изначально ЕГО НЕТ.

СТРУКТУРНЫЙ ДИФФЕРЕНЦИАЛ.

«Коржибски создал структурный дифференциал для того, чтобы объяснить (с научной точки зрения) некоторые аспекты того, как человеческая нервная система воспринимает “реальность”, и как человек обращается с “реальностью” с помощью языка». (Сэвин, «Структурный дифференциал»).

Следует заметить здесь, что тело — это восприятие, созданное воспринимающим, абстракция, которая кажется существующей, периодически создаваемая сознанием, но изначально представляющее собой ТУ ЖЕ СУБСТАНЦИЮ. В этом тексте мы будем смотреть с позиции йоги, и, следовательно, будем формулировать и использовать структурный дифференциал в этом контексте.

В другую версию структурного дифференциала, которую я называю «субстанциональной диаграммой», мы добавим ТУ ЕДИНУЮ СУБСТАНЦИЮ (уровень А) и сознание (уровень Б), предшествующие уровню, который Коржибски называет уровнем процесса-движения. (См. субстанциональную диаграмму на стр.

(Вставить).

ТА ЕДИНАЯ СУБСТАНЦИЯ будет служить нам изначальной точкой отсчета, за которой следует сознание; из сознания, как нам кажется, возникает «движение», хотя его исток лежит в СУБСТАНЦИИ. Пожалуйста, заметьте, что, хотя Коржибски относит нижеследующее к «энергии», концепция энергии и атомов еще не появилась здесь. Поэтому ради ясности мы будем называть СУБСТАНЦИЕЙ то, что «предшествует» «энергии» и движению и даже самому сознанию. (см. стр.

(Вставить).

Давайте начнем с уровня В — уровня процесса-движения в субстанциональной диаграмме. Этот уровень является отправной точкой для Коржибски:

«Подумайте обо всем, существующем во Вселенной, как о некоем виде энергии, пребывающем в постоянном движении. Здесь я не имею в виду объекты — людей, яблоки и т. д. Я говорю об основных частицах мироздания на субатомном уровне (более мелком, чем атомный уровень). Не думайте об этом уровне в терминах атомов — подумайте о Вселенной в более неопределенных терминах: о постоянном движении чрезвычайно мелких субатомных энергий». (Сэвин).

Для нас физическое измерение находится «после» уровня процесса-движения. С этого момента сознание (Б) начинает «двигаться», создавая уровень процессов (В), который представляет собой «некую безымянную СУБСТАНЦИЮ», но не кажется энергией до уровня квантовой физики (Г), и не кажется электронами до микроскопического уровня (Д).

БОЛЕЕ ТОГО — ЛЮДИ НЕ ЗАМЕЧАЮТ, ЧТО ОБЪЕКТЫ И «Я» ВОЗНИКАЮТ «ПОЗЖЕ».

СУБСТАНЦИОНЛЬНАЯ ДИАГРАММА.

ЕДИНАЯ СУБСТАНЦИЯ (А).

СОЗНАНИЕ, содержащее ПУСТОТУ (Б).

(предшествующее движению).

Уровень движения-процесса-явления (В).

Физический (квантовый) уровень (Г).

Микроскопический уровень (Д).

ТЫ Уровень объектов (Е).

Возникает 1. Мозг/ нервная система (Е1).

на этом 2. Ощущения (Е2).

уровне 3. Восприятие (ЕЗ).

4. Я ЕСТЬ/память (ЕЧ).

5. «Осознающий» (Е5).

6. Самосознание (Е6).

Уровень имен (Ж).

Уровень умозаключений 1 (З).

Уровень умозаключений 2 (И).

И т. д.

Пожалуйста, заметь:

Диаграмма включает Источник, или Начало координат, именуемый СУБСТАНЦИЕЙ. Ни существует ни Источника, ни Начала — лишь СУБСТАНЦИЯ. Если бы все было океаном, могли бы мы сказать, что океан — Источник капли воды? Для существования Источника, или Начала, требуется две или более субстанций, которых НЕТ.

«Если мы возьмем что-нибудь и скажем, что это объект… по имени карандаш, и исследуем, что он представляет собой, согласно науке 1933 года, мы обнаружим, что в научном смысле объект представляет собой результат танца электронов, постоянно меняющийся, никогда не повторяющийся, являющийся чрезвычайно сложным динамическим процессом, обладающим тончайшей структурой, действующий и реагирующий на все, происходящее в остальной Вселенной, неразрывно связанный со всем остальным и зависимый от всего остального» (Коржибски, «Наука и здравый смысл», стр. 387).

Это постоянное движение «энергии» — субатомная «энергия» Вселенной, которую мы будем представлять на физическом (Г) и микроскопическом (Д) уровнях в диаграмме ЕДИНОЙ СУБСТАНЦИИ.

«Мы не знаем, насколько велика Вселенная; мы знаем лишь, что она кажется бесконечно огромной, простирающейся очень далеко — мы не знаем, насколько далеко» (Пул, «Семинар по общей семантике», кассета 103-А).

«Вселенная [на этом уровне] состоит из неизвестного количества субатомных энергий, которые мы можем представить себе как точки параболы (см. структурную дифференциальную диаграмму, стр.

(вставить).

Каждая точка представляет собой какой-либо род субатомной энергии… Коржибски называл эти части диаграммы следствием уровня процессов (Коржибски, “Наука и здравый смысл”, стр. 387). Я буду использовать термин “уровень процессов” для того, чтобы подчеркнуть динамическое качество Вселенной [которое для Коржибски начинается на уровне процессов, или квантовом уровне]». (Сэвин).

Этот момент очень важен. ТА СУБСТАНЦИЯ сжимается, образуя сознание; когда она приходит в движение, Коржибски называет ее уровнем процессов или явлений. Ранее нет ни движения, ни места, ни предметов, ни размеров. ТА СУБСТАНЦИЯ — «источник».

На «уровне» ТОЙ СУБСТАНЦИИ ТЕБЯ НЕТ; на уровне сознания ТЕБЯ НЕТ. На уровне процессов ТЕБЯ НЕТ; на квантовом уровне ТЕБЯ НЕТ; на микроскопическом уровне ТЕБЯ НЕТ. А на следующем уровне — уровне объектов, образуются тело, нервная система и Я ЕСТЬ. Пожалуйста, отметь еще раз, что «в» СУБСТАНЦИИ и на уровнях сознания, процессов, квантовом и микроскопическом нет никакого «ты», и (мы подробнее поговорим об этом позже) «время», когда «ты» возник — более позднее. Это возникновение кажется событием (но уровень событий, или явлений — более ранний), хотя оно состоит из той же СУБСТАНЦИИ. Следовательно, НЕ СУЩЕСТВУЕТ ЛИЧНОГО ВЫБОРА ИЛИ СВОБОДЫ ВОЛИ (это будет обсуждаться позже).

«Цель» нервной системы двояка: 1) организация хаоса; 2) выживание.

Нервная система отвечает как за внутренние, так и за внешние процессы, обеспечивающие выживание личности.

«В структурной дифференциальной диаграмме точки параболы (уровень процессов), точки круга (на уровне объектов) и точки на прямоугольниках, к сожалению, кажутся одинаковыми, отчего можно предположить, что точки на разных уровнях представляют собой один и тот же предмет. Это не так. Точки параболы представляют собой нечто, совершенно отличное от точек на круге. Точки параболы символизируют энергии основных элементов мироздания, а точки круга символизируют ощущения некоторых реальных энергий мира, которые, в действительности, не более чем абстракции, переводы и интерпретации первоначальных энергий. Точки на прямоугольниках символизируют некоторые качества объектов, которые воспринимаются посредством определения или названия объекта.

Теперь я привяжу нити к каждой точке параболы. Через минуту станет понятно, зачем я это делаю. Человеческая нервная система не способна воспринимать отдельные субатомные энергии с помощью своих органов ощущений (эти энергии изображают висящие нити). Требуется огромное количество этих энергий, чтобы создать нечто вещественное, что можно увидеть, ощутить, понюхать и т. д.». (Коржибски, «Наука и здравый смысл», стр. 375–389).

«Подумайте о биллионах энергий, создавших песчинку. Человеческая нервная система может защититься лишь от некоторых из этих субатомных энергий Вселенной; большинство слишком далеки, чтобы из можно было ощутить; многие таковы, что мы не способны воспринимать их ни при каких условиях; некоторые энергии мы не можем ощутить напрямую, но можем уловить с помощью приборов». (Бойс, «Искусство осознания», стр. 79).

«Помните, что наши глаза не воспринимают некоторых видов световых волн, наши уши не могут различить всех звуковых частот, и т. д.». (Мюллер, «Сенсорная психология», стр. 8. 49).

Коржибски говорит об этом: «… мы погружены в мир, полный проявлений энергии, из которых мы [нервная система][7] извлекает напрямую лишь малую часть, причем этот экстракт уже окрашен весьма специфическим воздействием и устройством нервной системы» (Коржибски, «Наука и здравый смысл», стр. 238).

«Итак, нервная система личности ограничена в своих способностях восприятия реальности. Коржибски назвал эту ограниченную способность “… извлечением, [которое] включает отбор, выхватывание, отделение, обобщение… отбрасывание, упущение…”» (Коржибски, “Наука и здравый смысл”, стр. 379). (Сэвин).

На уровне объектов образуются тело, нервная система и Я ЕСТЬ. Но даже Я ЕСТЬ — умозаключение, предположение. Нисаргадатта Махарадж назвал ее «Семенем сознания», потому что из Я ЕСТЬ, или с его помощью, возникают все остальные предположения. «Йога-сутра» так говорит об этом:

«… самодисциплина — это удерживать состояние “Я ЕСТЬ”». (Мишра, «Руководство по психологии йоги», стр. 414).

«Эгоизм, или собственная “Я-есть-ность” — это ложное отождествление Я ЕСТЬ с ментальной способностью, проявляющейся, когда Я ЕСТЬ отождествляется с … мысленным представлением… Принцип “Я ЕСТЬ” (как СУБСТАНЦИЯ) пребывает за пределами времени и пространства… Индивидуальное “я есть” — просто часть неведения» (Ibid, стр. 402).

Здесь важно как различить, так и дополнить стандартное «духовное» определение отождествления. Отождествление в восточной традиции — считать «себя», свое «я» тем же, что и мысль. Например, если у меня возникает мысль «Я плохой», предполагается, что Я ЕСТЬ обладает этой мыслью.

Коржибски определял «отождествление» как путаницу уровней абстракции. Например, Я ЕСТЬ не имеет мыслей, воспоминаний, эмоций, ассоциаций и восприятия. «Я» (нервная система), называющая себя миролюбивой, описывает мир как отсутствие конфликтов, а затем извлекает из этого абстрактный вывод-1: «Мир — это прекрасно и духовно; гнев не духовен», затем двигается дальше к выводу-2: «Я хочу быть духовым, поэтому я должен быть более миролюбивым и избавиться от гнева». Эта «духовная» идея — не правда; это не факт, а просто умозаключение, не имеющее никакого отношения к истинному Я ЕСТЬ, не говоря уже о СУБСТАНЦИИ. Попросту говоря, то, что Коржибски считал отождествлением (смешение одного уровня с другим), в данном случае проявляется в виде смешения «Я ЕСТЬ миролюбивая личность» (якобы духовное качество СУБСТАНЦИИ) с СУБСТАНЦИЕЙ, не обладающей никакими качествами, СУБСТАНЦИЕЙ, которой нет. Это и есть путаница уровней.

РЕЗЮМЕ:

Я ЕСТЬ — Имя — Описание — Вывод-1 — Вывод-2 — Вывод-3 — и т. д.

(«-» = абстрагирование).

«Все человеческие ощущения относительно реальности — результат действия некоторых энергий Вселенной, отобранных этой нервной системой с помощью органов чувств. Эти внешние энергии активируют внутренние энергетические процессы в органах чувств, эдакие “… цепи электрических [нервных] импульсов”» (Грегори, “Умный глаз”, стр. 9), и эти процессы сами преобразовываются в другие виды импульсов, когда они достигают мозга. (Мюллер, “Сенсорная психология”, гл.2). Мозг принимает эти импульсы и пытается создать из них ощущения, сравнивая их со своими воспоминаниями о подобных импульсах (Грегори, “Глаз и мозг”, стр. 13). Когда он находит образец, тогда человек может понять, что именно он воспринимает — я вижу стул, я слышу поезд и т. д. (Пула, Семинар по общей семантике, кассета 102-б). Гайякава хорошо описал этот процесс, когда написал: “[Новое] переживание не дает нам понять, что именно мы переживаем. События просто происходят.” (Гайякава, “Язык в мысли и действии”, стр. 291). Основная идея, которую я хочу подчеркнуть, такова: все, что человек ощущает относительно реальности в терминах света, цвета, звука, формы, температуры и т. д. — не прямое отражение абсолютной реальности. Это интерпретация нервной системой очень ограниченного спектра реальных энергий. Например, глаз не просто видит реальность. Профессор бионики Р.Л. Грегори говорил об этом: “Радужная оболочка [глаза] не просто набор светочувствительных клеток, это также «компьютер-сателлит», в котором визуальная информация обрабатывается для передачи в мозг”. (Грегори, “Умный глаз”, стр. 24). Глаз принимает малую часть реальных энергий, перекодирует этот фрагмент, а затем мозг интерпретирует его перевод. То, что человек видит, основано на этой интерпретации световых паттернов, воспринимаемых на несколько секунд раньше. Поэтому, когда мы думаем, что реагируем на то, что происходит в действительности, мы на самом деле реагируем на интерпретацию некоторых перекодированных энергий действительности. Жить значит заниматься абстрагированием; все, что мы делаем, включает абстрагирование (Бойс, “Искусство осознания”, стр. 105). Джонсон говорит об этом так: “Абстрагирование, подобно перевариванию, является естественной функцией тела (фактически, переваривание тоже представляет собой процесс извлечения, а, значит, абстрагирования)” (Джонсон, “Люди в затруднительном положении”, стр.155)». (Сэвин).

Это — важнейшая часть субстанциональной диаграммы, потому что из ТОЙ ЕДИНОЙ СУБСТАНЦИИ проистекает уплотнение, или сжатие, СУБСТАНЦИИ, проявляющееся в качестве сознания. Тогда возникает то, что Коржибски назвал процесс-движение-событие («здесь» ВСЕ ЕЩЕ тебя нет). При следующем уплотнении, на физическом уровне ТЕБЯ НЕТ, и на микроскопическом уровне также — ТЕБЯ НЕТ. При следующем уплотнении возникает нервная система. На уровня объектов мы можем назвать уплотненное «пространство» «телом». Уровень объектов — тот, на котором появляется Я ЕСТЬ, как и объекты, которые Я ЕСТЬ видит посредством восприятия. Однако, в восприятии Я ЕСТЬ нет ни мыслей, ни воспоминаний, ни эмоций, ни ассоциаций; оно предшествует всем названиям и именам, возникающим на описательном уровне абстракции.

«Йога—сутра» так говорит об этом:

«Нирвикальпа самадхи переживается, когда память очищена, и ум способен видеть истинную природу грубых объектов Вселенной такой, как она есть, — непосредственно, без искажений, не смешивая их со словами и не вкладывая в них смысла». (Мишра, «Руководство по психологи йоги», стр. 398).

Мы называем это:

НЕТ НИКАКИХ СИСТЕМ КООРДИНАТ — НЕТ КООРДИНАТ, И НЕ ИЗ ЧЕГО СОЗДАВАТЬ СИСТЕМУ.

«Провисающие нити символизируют те энергии, которые не воспринимаются нервной системой. В целом, любое человеческое переживание изображается в виде нитей на круге (уровень объектов). Коржибски писал: … “наши подлинные жизни полностью проживаются на безмолвном уровне объектов”. (Коржибски, “Наука и здравый смысл”, стр. 477). Живой человек, постоянно ощущающий некоторые реальные энергии, представлен на круге уровня объектов». (Сэвин).

Не спешите радоваться тому, что, как уверяет Коржибски, мы живем на невербальном уровне (Я ЕСТЬ). Эта жизнь проистекает на уровне объектов и ощущений (уровень Е2). К сожалению, как мы вскоре увидим, по мере продолжения процесса абстрагирования, мы все больше придумываем, что мы живем, и продолжаем жить на этом уровне.

«Для ясности давайте упростим структурную дифференциальную диаграмму (стр. вставить) но помните, что, если быть точным, следует нарисовать много биллионов точек на параболе, отражающей уровень процессов; к каждой из них привязана нить. На диске находится много тысяч точек, и можно представить себе тысячи нитей, связывающих параболу и диск.

Также нужно отметить, что предполагается, будто уровень процессов отражает всю материю Вселенной; и, строго говоря, личность — лишь часть этой материи. Мы изображаем личность в виде круга (уровень объектов) “вне” параболы.[8].

Мы отделяем личность от уровня процессов лишь для того, чтобы показать, что личности не следует принимать свое восприятие за сам уровень процессов.[9] (Пула. “Семинар по общей семантике”, кассета 103-б).

Как бы нервная система личности ни воспринимала некоторые процессы, реальные энергии — это не сам уровень процессов.

Будет не лишним заметить, что, хотя “разомкнутая кривая” (парабола) символизирует бесконечное количество субатомных энергий Вселенной, “замкнутая кривая” (круг) уровня объектов показывает, что нервная система личности воспринимает лишь конечное количество энергий. (Чизхольм, “Введение в общую семантику”, стр. 104). Ощущение возникает в нервной системе в ответ на биллионы и биллионы субатомных реальных энергий. На диаграмме это изображено в виде нескольких нитей, соединяющих параболу процессов с кругом объектов. Отсюда следует, что нам необходимо различать точки на параболе процессов и круге объектов. Точки на параболе символизируют субатомные реальные энергии, а точки на круге символизируют ощущения, возникающие в нервной системе личности в ответ на эти реальные энергии.[10].

Например, вы не можете видеть индивидуальные субатомные энергии, создающие деревянный стол, но вы можете обладать визуальным восприятием некоторых деталей деревянного стола». (Сэвин).

Здесь мы видим основное различие между структурной дифференциальной диаграммой и субстанциональной диаграммой, потому что последняя показывает, что личность не может реагировать на какие-либо «внешние» реальные энергии. Тело, а затем идеи «Я ЕСТЬ» и «Я ЕСТЬ личность» представляют собой часть уплотнившейся ЕДИНОЙ СУБСТАНЦИИ, а именно сознания. Поэтому на уровне объектов после образования Я ЕСТЬ возникает иллюзия, или покров сознания, заставляющий верить, будто «ты» и вправду ЕСТЬ, в то время как эта идея — абстракция-уплотнение СУБТАНЦИИ, а «ты» или «я» — лишь проявления СУБСТАНЦИИ.

«Все, с чем мы сталкивались до сих пор, включая параболу уровня процессов и круг уровня объектов, находится на невербальном уровне. Я описал уровень реальных субатомных процессов и уровень реальных объектов, но пока еще не описывал уровня слов, мыслей и идей. Коржибски предостерегал нас против смешения этих двух уровней, когда писал: “Все, что мы можем сказать и почувствовать, объекты и явления, относятся к безмолвному уровню и не могут быть выражены словами[11]… мы можем воспринять уровень объектов лишь с помощью зрения, слуха, прикосновения, подлинных чувств и т. д… все это невозможно выразить с помощью одних только слов”. (Коржибски, “Наука и здравый смысл”, стр. 420). Используя язык, личность может обозначить свои ощущения символами в виде слов, и с их помощью рассказать себе и другим о своих переживаниях. Мне нравится определение этого процесса, сделанное Гайякавой: “Человеческие существа используют чрезвычайно сложные системы… звуков, называемы языками, посредством которых они выражают и сообщают другим, что происходит внутри их нервной системы”. (Гайякава, “Язык в мысли и действии”, стр. 9)». (Сэвин).

«НИКТО НИКОГДА НЕ ВИДЕЛ МАТЕРИИ».

Епископ Джордж Беркли.

Необходимо понять, что в СУБСТАНЦИИ, на уровнях сознания, процессов-явлений,[12] физическом и микроскопическом «я» еще не появляется: ТЕБЯ НЕТ. Чтобы лучше показать это, представим себе, что «мы» смотрим на «мир» через электронный микроскоп. Мы не увидим плотных объектов. Все люди, предметы и явления утратят границы и очертания. Они перестанут восприниматься как отдельные сущности. Если мы повернем микроскоп в направлении «наблюдателя», наблюдатель исчезнет. Воспринимающий, восприятие и воспринимаемое появляется позже.

По мере продолжения сжатия мы перемещаемся с невербального, безмолвного уровня Я ЕСТЬ на уровень имен и описаний; теперь мы находимся на уровне слов, и можем изобразить это в структурной дифференциальной диаграмме в виде прямоугольника, связанного нитями с кругом уровня объектов. Коржибски назвал это уровнем «ярлыков». (Коржибски, «Наука и здравый смысл», стр. 392).[13].

«Заметим, что при переходе с уровня процессов на физический, микроскопический и объектный уровень огромное количество субатомных энергий не воспринимаются нервной системой. Они изображены болтающимися нитями, свисающими с параболы. Существуют также болтающиеся нити, привязанные к кругу объектов, обозначающие, что при переходе с уровня объектов на уровень ярлыков некоторые ощущения (или воспринимаемые аспекты) каких-либо реальных объектов игнорируются и не отражаются в их наименованиях. Любое слово или описание может отразить лишь некоторые стороны реальных объектов. Как заметил Коржибски: “Объект обладает большим числом характеристик особенностей или качеств, чем мы можем отразить в… его названии”. (Коржибски, “Наука и здравый смысл”, стр. 414)». (Сэвин).

СТРУКТУРНАЯ ДИФФЕРЕНЦИАЛЬНАЯ ДИАГРАММА.

Уровень Процессов / Уровень Объектов / Уровень ярлыков или имен.

Первый уровень умозаключений.

Второй уровень умозаключений.

Текст, изображенный на схеме вертикально:

Эти стрелки, ведущие вверх, указывают, что вы проецируете выводы, сделанные на втором уровне (интерпретации, заключения, мнения, убеждения, теории и т. д.) на уровень «реальных» процессов. Вы действуете так, словно ваши выводы — точная карта (образ) «реальной» территории (того, что изображено).

«Коржибски часто использовал термины “карта” и “территория” для того, чтобы лучше объяснить разницу между невербальным уровнем реальности (территорией) и вербальными уровнями (картами), состоящими из слов, названий, описаний, убеждений, теорий и т. д. (Коржибски, “Наука и здравый смысл”, стр. 58). С помощью языка мы создаем картоподобные описания реальной территории. Карта — не территория, а слово — не предмет, и “… не существует связи между символом и тем, что он символизирует”. (Гайякава, “Язык в мысли и действии”, стр. 22). Эта последняя цитата означает, кроме всего прочего, и то, что наличие слова, которое служит названием какой-то вещи, вовсе не доказывает, что эта вещь действительно существует. Например, как известно ученым, в реальном мире не существует вещи или процесса, соответствующего понятию “успех”» (Сэвин).

Это — важнейший отправной пункт, позволяющий понять проблемы современной психологии. Начнем с того, что описание, или символ предмета — не сам предмет. Поэтому любые диагнозы, классификации и характеристики людей могут лишь описать их поведение, но описание — это не описываемый предмет. Больше того, «не существует связи между символом (типом характера, диагнозом и т. д.) и тем, что он символизирует (человеком, о котором идет речь)». Далее: то, что нервная система представляет себе что-то или кого-то, вовсе не означает, что этот «кто-то» или «что-то» действительно существуют. Предполагается, то любая абстракция, или символ, воспринимаемые личностью, обозначают нечто существующее, в то время, как концепция существования — всего лишь представление и образ «того, что есть». А абстракция — это не оно. Каждый раз, когда мы переходим на следующий уровень сжатия-абстракции, мы утрачиваем все больше и больше информации. Как мы увидим, умозаключения на тему символов, не имеют ничего общего не только с тем, что последние символизируют, но и с тем, «что есть».

Слова статичны в том смысле, что они относительно неизменны, в то время как, согласно общепринятому мнению, они обозначают постоянно изменяющиеся, неповторимые объекты, ситуации и т. д.

Вейнберг пишет:

«Слова — это карты, а карта — не территория. Карта статична; территория [уровень процессов] постоянно изменяется [СУБСТАНЦИЯ предшествует изменениям]. Слова относятся к прошлому или несуществующему будущему и никогда — к настоящему. Настоящее слишком скоротечно для них; пока слова произносятся, оно ускользает». (Вейнберг, «Уровни знания и бытия», стр. 35).

СЛОВА, МЫСЛИ, ПЕРЕЖИВАНИЯ И ДАЖЕ «Я» — СИМВОЛИЧЕСКИЕ ОБРАЗЫ, ИЛИ МЕТАФОРЫ ТОГО «ЧТО ЕСТЬ» И НЕ ИМЕЮТ НИЧЕГО ОБЩЕГО С ТЕМ, «ЧТО ЕСТЬ».

Стефен Х. Волински.

ВЫБОРА НЕ СУЩЕСТВУЕТ: МЫ ВИДИМ ТОЛЬКО ПРОШЛОЕ.

После того, как мы поймем суть процесса абстрагирования, мы сможем постичь, что, поскольку воспринимающий «реальность» появляется на уровне объектов, все его описания и интерпретации возникают которое время спустя. Поэтому все, что воспринимающий способен воспринять, относится к прошлому — к тому, что уже случилось. А вера в свободу выбора предполагает, что воспринимается то, что происходит СЕЙЧАС. Но, поскольку любой воспринимающий воспринимает то, что произошло раньше, в тот момент, когда он выбирает между тем и этим, а «я» верит, что оно и вправду что-то совершает, это УЖЕ совершилось. Даже на физиологическом уровне не существует деятеля; ты — не деятель. Точнее, не существует «я», делающего что-либо.

Понимание того факта, что воспринимающий (а, значит, и его восприятие) возникает лишь после того, как переживание уже произошло, не только поражает ум, но также полностью меняет наши представления о выборе и свободе воли. Объясним это подробнее. Вначале у нас есть НИЧТО-ВСЕ (СУБСТАНЦИЯ), которая сжимается или уплотняется, образуя сознание. Затем уровень процессов-явлений (движения) создает физический уровень энергии, пространства, массы, времени, гравитации, света, звука — в общем, физические силы и величины. Затем уплотнение образует микроскопический уровень атомов, электронов и т. д. Посредством этого уплотнения образуется тело и химические элементы (которые не есть «я»), а они создают текучую среду, концепцию Я ЕСТЬ (сначала на невербальном уровне, а затем на вербальных). Отсюда появляется уровень имен, или ярлыков (например, «Это “книга”»): уровень описаний («Я читаю книгу»), первый уровень умозаключений («Я решил читать книгу»), второй уровень умозаключений («Я решил читать книгу, чтобы больше знать и понимать»). На каждом уровне абстракции появляется иллюзия выбора. Однако, «я» (которое видит мир, созданный нервной системой после того, как переживание и действие уже случилось), объявляет себя деятелем, обладающим свободой выбора и воли; «я» верит, что у него есть цель, миссия и т. д. Поэтому не только любое восприятие и все воспринимаемое относится к прошлому, но также любое ощущение или концепция выбора — все уже произошло к тому времени, как нервная система создает, воспринимает, думает, доказывает, воспринимает — одним словом, создает «я», заявляющее: «Я выбрал это».

«По этим и другим причинам существуют нити на круге объектов, не соединяющиеся с прямоугольником имен. Любое описание чего-либо всегда упускает какие-то аспекты или особенности описываемого предмета — карта не есть вся территория. Каждая точка на прямоугольнике имен, связанная нитью с кругом объектов, обозначает воспринимаемое качество единственного в своем роде объекта, ставшее частью вербального определения этого объекта. Качество, не отмеченное на уровне имен, обозначается нитью, свисающей с круга объектов и не связанной с прямоугольником имен.

Когда люди не знают, что нечто представляет собой гораздо большее, чем можно описать словом, им угрожает опасность позволить слову определять их отношение к этому предмету или явлению, вместо того, чтобы самим выяснить свое отношение путем непосредственного опыта. (Джонсон, “Люди в затруднительном положении”, стр. 261). Эта проблема особенно серьезна тогда, когда человек заранее осуждает все незнакомое на основании того, какой ярлык он вешает на незнакомое. (Вейнберг, “Уровни знания и бытия”, стр. 56). Определение человека не помогает понять, что это за человек. Ярлыки не отражают подлинных качеств людей. Больше всего они отражают мнения и предположения того, кто создает этот ярлык.

“Возвращаясь на уровни объектов и ярлыков, скажем, что каждый из них отражает разные степени абстракции; прямоугольник ярлыков представляет собой абстракцию абстракции. Я нахожу забавным, что, называя какой-либо предмет яблоком или чем-то таким же простым и ясным, я сразу же попадаю на второй уровень абстракции”. (Коржибски, “Наука и здравый смысл”, стр. 389)». (Сэвин).

Это одна самых экстраординарных вещей. ТО, ЧТО «ВЫ» ВИДИТЕ, УЖЕ ПРОИЗОШЛО, и, следовательно, идея, что «я» выбирает или создает одно или другое, возникает после того, как событие уже свершилось. Иными словами, сгусток, или капля воды («я»), представляющее собой часть волны в океане, уже оказалось на берегу, когда появилось «я», сказавшее: «Я выбрал выйти на берег». Нервная система способна воспринимать только те события, которые уже свершились в прошлом; кроме того, любые идеи: «Я выбрал это», «Это урок, который мне необходимо выучить», «Наверное, это было мне необходимо» и т. д., возникают вместе с «я» после того, как переживание уже закончилось. Иллюзия, что оно создано нервной системой, заставляет верить в то, что у «тебя» есть выбор, и «ты» делаешь его сейчас, в то время, как «ты» появляется и воспринимает лишь после того, как событие совершилось, и образ по имени «я» видит лишь прошедшее. Иными словами, созданное «я» видит только прошлое.

Коржибски так писал о точках на прямоугольнике имен (ярлыков): «Мы приписываем… ярлыкам свойства и обозначаем эти свойства маленькими… [точками]. Количество свойств, приписываемых ярлыку, по определению меньше, чем количество свойств объекта». (Коржибски, «Наука и здравый смысл», стр. 387).

Для примера представим себе, что первый прямоугольник представляет собой ярлык «депрессия», а второй — утверждение: «Депрессия — это плохо».

Очень важно критически осмыслить недостаточный «прогресс» как в духовных, так и в психологических открытиях и откровениях. Напомним еще раз: символ, или описание, представляет собой сжатие-абстракцию микроскопического уровня, поэтому в нем упущена большую часть информации. Более того, на уровне ярлыков происходит то же самое. Вскоре проблема переносится на уровень умозаключений. Например, на уровне объектов — Я ЕСТЬ — все начинается с ощущений, затем на следующем уровне возникает ярлык, затем, на уровне описаний, утверждение: «Я люблю сахар», «Я люблю беседу» и т. д. «Я не люблю учиться», «Я не хочу близких отношений». Рассмотрим последний пример подробнее. Утверждение «Я не хочу близких отношений» ведет к первому уровню умозаключений (диагнозу): «Это плохо (ненормально)», что, в свою очередь, ведет ко второму уровню умозаключений: «Надо хотеть близких отношений!».

«Это умозаключение, догадка (Бойс, “Искусство осознания”, стр. 87), утверждение, не основанное [даже] на сенсорных ощущениях. Гайякава предупреждает, что… создание умозаключений — быстрый, чуть ли не автоматический процесс. (Гайякава, “Язык в мысли и действии”, стр. 36). Многие люди так быстро переходят к выводам (умозаключениям), что кажется, будто они не осознают разницы между описанием и выводом. Что касается скорости, о которой упоминает Гайякава, мне кажется, что, если бы вы могли наблюдать за тем, как у людей происходит процесс абстрагирования, вы бы обнаружили, что переключение с уровня объектов через уровни имен и описаний на уровень умозаключений занимает меньше секунды. Можно добавить к диаграмме еще несколько прямоугольников, изображающих более общие утверждения; последний прямоугольник изображает… [убеждение, что всем следует желать близких отношений]. В целом, дополнительные прямоугольники последующих уровней абстракции изображают более общие или более взаимосвязанные описания или умозаключения о каком-либо предмете.

Здесь вы можете спросить, не есть ли это просто игра словами с целью доказать, что различные утверждения относятся к различным уровням абстракции? Я считаю, что нет: вы не можете сделать вывод о каком-либо объекте без его предварительного описания. Последующие уровни абстракции [уплотнения] обладают определенной структурой (она изображена на диаграмме в виде связей между прямоугольниками), так же, как и десятиэтажное здание. Вы не станете строить второй этаж до тех пор, пока не построите первый. Точно так же дело обстоит с умозаключениями: мы строим описания на именах, выводы на умозаключениях и т. д. Так мы используем язык для обращения с реальностью. Этот процесс умозаключений на тему умозаключений можно продолжать до бесконечности (Коржибски, “Наука и здравый смысл”, стр. 392). Всегда возможно сделать новое утверждение о предыдущем утверждении. Например, новое утверждение может быть критикой или дальнейшим развитием предыдущего.

В итоге эта цепь прямоугольников, изображающих все более высокие уровни абстракции [сжатия], приводят назад к уровню процессов [сознания или СУБСТАНЦИИ]. Это принимает форму проекции на реальность человеческих убеждений (карт) о том, что представляет собой реальность (территория). Человеческие карты реальности можно назвать формулировками “как если бы”. (Чизхольм, “Введение в общую семантику”, стр. 105–106).

Формулировки “как если бы” — ментальные карты, по мнению людей, соответствующие территории или реальности. Эти формулировки могут быть теориями или убеждениями о природе реальности». (Сэвин).

Об этом следует помнить, в частности, при изучении «духовного» или «религиозного» мировоззрения. Приведем пример того, как нервная система проецирует собственные убеждения.

Нервная система может проецировать на уровни процессов или сознания, а также на СУБСТАНЦИЮ (названную Богом) первый уровень умозаключений о том, что быть «хорошим» или «всепрощающим» — «духовно». Из этого следует второй уровень умозаключений: БОГ (СУБСТАНЦИЯ) любит всепрощающих людей, и надо быть таким человеком для того, чтобы войти в СУБСТАНЦИЮ (которая представляется как некий «рай»), хотя она не есть «я» и описывается на санскрите как «нети-нети» (ни то, ни это), а, следовательно, не может иметь никаких предпочтений, идей, желаний и т. д. Этот антропоморфизм описывает дзенский патриарх, когда говорит: «Великий путь легок для тех, у кого нет предпочтений».

«Структурная дифференциальная диаграмма показывает три уровня прямоугольников; первый связан с кругом объектов, а стрелка, проведенная из последнего (чтобы указать, что прямоугольники могут продолжаться до бесконечности), возвращается к параболе процессов; это указывает, что, на каком бы высоком уровне абстракций человек не находился, он проецирует их на реальность и действует так, словно реальность им соответствует. Порой для этого люди замечают и принимают лишь такие аспекты реальности, которые поддерживают их убеждения, игнорируя те аспекты, которые им противоречат (Вейсс и др., “Воспитание для адаптации и выживания”, стр. 50, 78, 65)».(Сэвин).

Здесь можно понять, как воспринимается СУБСТАНЦИЯ, если рассматривать ее на более раннем уровне абстракции.

К примеру, представим себе «духовного» ученика, который считает, что СУБСТАНЦИЯ — это Бог, который разгневается, если ты будешь злым, и полюбит тебя, если ты будешь добрым. Теперь, если каким-то образом «непросветленное» понимание «ЕДИНОЙ СУБСТАНЦИИ» сможет прокрасться на уровень Я ЕСТЬ или на предыдущей уровень, ученик внезапно поймет, что его представления о Боге — чушь, «духовные» концепции, не имеющие ничего общего с реальностью. Концепция — это просто слово, наделенное смыслом. Когда мы понимаем это, мы «видим насквозь» свои прежние убеждения, и они становятся для нас совершенно бессмысленными.

Например, представим себе ученика, который верит, что любовь — это путь к Богу, а отсутствие любви — путь прочь от Бога. Этот «путь» (концепция) исчезает для него, когда он «видит его насквозь». Однако, к сожалению, в духовных группах считается, что «видеть концепции насквозь» и не притворяться, что продолжаешь верить в них — всего лишь форма сопротивления.

Субстанциональную диаграмму можно также использовать для иллюстрации сравнительной значимости разных уровней абстракции. В жизни уровень процессов «ближе» к СУБСТАНЦИИ, чем уровень объектов; уровень объектов «ближе», чем уровень имен, и т. д. Часто мы уделяем внимание названиям и ярлыкам вместо того, чтобы воспринимать объекты (безмолвный уровень), предшествующие ярлыкам (Коржибски, «Исторические заметки о структурном дифференциале»).

На эту тему Вейнберг писал:

«Вербальный уровень, с его планированием, организацией, теоретизированием, прогнозированием, в конечном итоге действует ради невербального, а не наоборот. Это одна из причин, по которой общий семантик придает больше значения этому уровню, чем вербальному». (Вейнберг, «Уровни знания и бытия», стр. 58–59).

Здесь можно понять, что по мере дальнейшего абстрагирования и удаления от СУБСТАНЦИИ мы оказываемся все дальше от «того, что есть».

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

«Чтобы не дать сбить себя с толку, мы должны заметить очень тонкое различие: Есть разница между высказыванием о том, чем является уровень процессов [или СУБСТАНЦИЯ] и высказыванием, что реальный уровень процессов [СУБСТАНЦИЯ] ведет себя в соответствии с новейшими теориями физики. (Джонсон, “Люди в затруднительном положении”, стр. 71). Мы знаем, что мы — существа, занимающиеся абстрагированием, — не можем воспринять реальность непосредственно или совершенно объективно, не используя своей нервной системы. Поэтому мы не можем сказать, чем является что-либо на самом деле. Нам остается лишь пользоваться выражением “как если бы”: “Материя Вселенной ведет себя так, как если бы ее физическая структура могла быть описана в виде атомов, электронов, нейтронов, протонов и т. д.” Если мы попытаемся сказать, что уровень процессов отражает реальную структуру, выходящую за пределы теорий физики, мы тем самым будем подразумевать, что структура существует независимо от чьего-либо восприятия и теорий о ней». (Сэвин).

Вспомним высказывание знаменитого философа Джорджа Беркли: «Никто никогда не видел материи». Нервная система, возникшая после события, реагирует на воображаемые внешние и внутренние процессы, обеспечивая выживание воображаемой личности.

Это прекрасная точка отсчета. То, что Эйнштейн называет «сгустком пустоты», то, о чем Будда говорит: «Форма — ничто иное, нежели пустота; пустота — ничто иное, нежели форма» («Сутра сердца»), то, что «Йога-сутра» называет сжатием сознания, — все эти абстракции «нисходят» из СУБСТАНЦИИ к сознанию. Следовательно, НЕ-Я предшествует уровню объектов; более того, то, что мы называем объектом, или «я» — просто абстракция, образ, созданный нервной системой на одном уровне, на одном уровне появляющийся вместе с пустотой, на другом — вместе с атомами.

Важно «достичь понимания»: мы не можем сказать, что что-либо существует или почему оно ведет себя именно так, как ведет!

Почему? Потому что мы не воспринимаем вещи такими, как они «есть»; мы воспринимаем их посредством нервной системы в виде образов. Даже «я» — лишь образ, а внутренние переживания «я» на психологическом уровне — это образ образа! Поэтому мы можем только сказать, чего НЕТ (нети-нети).

Важно понять природу нервной системы. Нервная система воспринимает и описывает (после свершившегося) объект или явление, а затем обосновывает то, что уже произошло — НЕ то, что есть здесь и сейчас — и тогда «я» видит это. Все, что мы воспринимаем, мы воспринимаем потому, что нервная система создает воспринимающего, который видит свои собственные абстракции и думает, что они реальны.

Будда сказал:

«Все эти молекулы — на самом деле не такие; они просто называются “молекулами”. Более того… мир на самом деле не мир; он просто называется “миром”». (Будда, «Алмазная сутра», стр. 41).

Поскольку мы видим и воспринимаем лишь прошлое, наше восприятие и суждения больше относятся к прошлому и более абстрактны, чем уровень объектов и ощущений; значит, он дальше от того, «что есть».

Мы использовали структурную дифференциальную диаграмму как основу для создания субстанциональной диаграммы, показывающей, что даже на физиологическом уровне ТЕБЯ НЕТ.

Обе диаграммы также помогают нам избежать смешения одного уровня сжатия-абстракции с другим. Это показывает нам, что уровень умозаключений — не уровень описаний, а уровень описаний — не уровень имен, а уровень имен — не уровень объектов (Я ЕСТЬ), а уровень объектов (Я ЕСТЬ) — не микроскопический уровень, а микроскопический уровень — не физический уровень, а физический уровень — не уровень процессов, а уровень процессов — не уровень сознания; а когда все это является СУБСТАНЦИЕЙ тогда нет никаких уровней, и ТЕБЯ НЕТ.

Поэтому слова Рамана Махариши верны даже на физиологическом уровне:

ВЕРНИСЬ ТЕМ ЖЕ ПУТЕМ, КАКИМ ПРИШЕЛ.

ГЛАВА 6. Вопросы, ответы и упражнения.

Вопрос: Когда нервная система создает защитные структуры вокруг раны или травмы, как убрать это переживание?

Волински: Триггером для страдания может стать все, что угодно. Если есть отождествление, «ты» можешь прекратить его, просто оставаться со своим чувством, воспринять его как энергию и следить за тем, что произойдет. Нейрофизиологически, если «я» перемещусь от ощущений к образам, созданным корой головного мозга и направлю внимание на историю, проблема никогда не будет разрешена. Если я направлю внимание в другую сторону и вернусь тем же путем, каким пришел, к ощущениям, либо если «ты» вернешься на уровень ощущений и Я ЕСТЬ, а затем придешь к жизненной силе, предшествующей всем ощущениям, тогда произойдет изменение. Ощущение предшествует убеждению (убеждение — это сжатое ощущение).

Вопрос: Когда «ты» «возвращаешься тем же путем, каким пришел», происходит ли перестройка нервной системы?

Волински: Через какое-то время происходит; но если «я» остаюсь на уровне коры головного мозга, рождающей истории, их невозможно проработать ни с собой, ни с другими, потому что это лишь усиливает абстракции, не имеющие ничего общего с реальностью; они просто сжатые ощущения, а в конечном счете — сжатая СУБСТАНЦИЯ.

Если мы возвращаемся тем же путем, каким пришли, тогда я возвращаюсь без намерения от чего-то избавиться или что-то изменить. Требуется достаточно долгое время, чтобы прейти от убеждений (верх) к ощущениям (низ), так как нейрологические связи, ведущие из позвоночника к коре (вверх), в 5 раз сильнее, чем те, которые ведут от коры к позвоночнику (вниз). Должно произойти нейрологическое переключение и распутывание, чтобы «осознание» стало стабильным.

Если это правда, то, чем больше «ты» движешься от высших уровней абстракций (кора) к низшим — ощущениям (позвоночник, или таламус), и, в конечном счете, к энергии, тем «ближе» «ты» к тому, «что есть» (уровень СУБСТАНЦИИ), если позже «ты» не возвращаешься назад иным путем (через область коры) и не делаешь выводов о том, «что есть».

Вопрос: Когда «ты» делаешь выводы, ты опять возвращаешься к своей истории?

Волински: Именно поэтому в нейрологии утверждается, что каждый раз при движении по направлению к коре миллионы стимулов упускаются, и лишь небольшая их часть воспринимается.

Каждый раз, когда «я» перемещаюсь с низших слоев к высшим (от позвоночника к коре), я оказываюсь дальше от ТОГО, ЧТО ЕСТЬ. Такова неврологическая картина «возвращения тем же путем, каким пришел». Вот почему «ты» должен снять ярлыки и воспринять их как энергию, затем снять ярлык с энергии и погрузиться в НЕБЫТИЕ. Я могу остаться на почве психологических абстракций или духовной истории и игры — но тогда я застряну в абстракциях.

Вопрос: Кажется, что когда «ты» встречаешься с ощущениями, тогда люди постоянно уходят в свои истории; и где же они наталкиваются на сопротивление?

Волински: Дело в том, что в нервную систему прочно зашиты борьба-взлет-застревание. Для организации хаоса нервная система автоматически переключается с ощущений на мысли и т. д. Иными словами, ради выживания хаос должен опираться на какую-то причину, историю, разумный довод. Для организации хаоса нервная система обращается к коре головного мозга. Когда это происходит, нервная система попадает в область причин-следствий. Нервная система обладает поисковым механизмом, который в целях выживания цепляется за все, что угодно, лишь бы избежать хаоса непонимания.

Вопрос: «Ты» говорил в 3 томе «Пути человека», что мысли возникают на личностном уровне.

Волински: Давайте не перескакивать через уровни. Не существует личных мыслей. Существует иллюзия, что, когда приходит мысль («Я люблю себя» или «Я ненавижу себя»), эта мысль принадлежит «я» по имени Стефен. На психологическом уровне «моя» нервная система создает эту мысль, представление о Стефене и неизменном «я». Но в действительности все эти «я» постоянно появляются и исчезают. Они не имеют отношения лично к «тебе» или к тому «я», которое «ты» называешь «собой».

Оставьте Я ЕСТЬ; отбросьте все остальное.

Вопрос: Как насчет паттернов?

Волински: Не существует такой вещи, как паттерны. Это просто мысль «я», которое верит в паттерны и видит в них, как ему кажется защитное средство для выживания. Видеть и верить, что будущее копирует прошлое — трюк ума, привычка, которую знаменитый философ Дэвид Хьюм, а позже Джон Стюарт Милль, называли «привычкой ума». Перефразируя их, можно сказать: «Ум [нервная система] создаст иллюзию и заставит ее изображать, что будущее копирует прошлое, а также принимать всевозможные меры, чтобы это казалось правдой». Почему? Потому что это помогает охранить иллюзию контроля, а, значит, и лучшего выживания в будущем. Если я представлю себе, что будущее копирует прошлое, тогда «я» (воображаемое) посредством знания прошлого (как в психотерапии) сможет контролировать будущее (отношения, деньги и т. д.) и лучше выживать.

Не существует паттернов, независимых и отдельных от воспринимающего и наблюдателя паттерна.

«ВЫ НИКОГДА НЕ ВОЙДЕТЕ ДВАЖДЫ В ОДНУ ТУ ЖЕ РЕКУ».

Гераклит.

Твой ум (нервная система) заставляет «тебя» думать, что это та же самая река; это не та же самая река.

По этой причине у психологии столько проблем. Фрейд был прав на психологическом уровне, утверждая, что нервная система «организует травму в цепи подобных ранних событий», чтобы «ты» лучше выживал; но это не точное описание структуры.

КАЖДЫЙ МОМЕНТ — НОВЫЙ МОМЕНТ В ПРОСТРАНСТВЕ-ВРЕМЕНИ.

Иллюзия, что у «я» есть проблемы в 2000 году, потому что мать не любила «меня» в 1950-м — чушь.

ВОСПРИНИМАЮЩИЙ ПАТТЕРН — ЭТО ЧАСТЬ ПАТТЕРНА.

Паттернов не существует; воспринимающий паттерн — это часть паттерна. Воспринимающий паттерн воспринимает паттерн, которого нет.

Когда мы понимаем, что воспринимающий паттерн, сам паттерн и «осознающий» паттерн образованы из одной и той же ИЗНАЧАЛЬНОЙ СУБСТАНЦИИ, тогда все они исчезают, словно облачко дыма. «Паттерны» и «тело» — умозаключения, возникшие после события; их цель — усилить механизм выживания, либо заставить «кого-то» верить в иллюзию, что они СУЩЕСТВУЮТ и БУДУТ СУЩЕСТВОВАТЬ.

Катастрофа Декарта.

Знаменитое высказывание Декарта: «Я мыслю — следовательно, Я СУЩЕСТВУЮ» оказала огромное влияние на западный мир, большее, чем можно описать в этой книге.

Однако, в свете нейрологии 2001 года, это утверждение представляется совершенно неточным.

«Я», созданное нервной системой после того, как переживание уже случилось, является образом, представляющим себе, что он существовал, существует и будет существовать. Но «я», созданное нервной системой, — это всего лишь образ, результат химических реакций. Можно сказать, что «Я ЕСТЬ» появляется и считает себя существующим и мыслящим; однако это только видимость, его нет. В качестве сравнения рассмотрим Н2О (воду). Если мы добавим к двум частям водорода одну часть кислорода, появится вода. Точно так же при смешении некоторых элементов появляется «я». «Ты» можешь спросить: «Кто существовал до появления “я”? Кто существовал до возникновения Я ЕСТЬ? Кто существовал до появления “осознающего”?».

Перефразируя Нисаргадатту Махараджа, можно сказать: «Меня спрашивают, кто будет моим наследником. Мой наследник возникнет из моего тела, моей спермы; а что такое мое тело? Мое тело создано из пищи и “ты” (“я”) создан из пищи, потому что “я” появляется из тела. А что такое квинтэссенция пищи? Сперма (сексуальная текучая среда). Итак, все вы — сгустки спермы; чем же вам гордиться?».

Созидательный импульс.

Причинно-следственная привычка настолько сильна, что люди видят этот мир и его устройство, а затем задним числом обосновывают его и делают вывод, что должен существовать некий творец, создавший его.

На уровне объектов появляются тело, нервная система и Я ЕСТЬ. Появляется невербальное Я ЕСТЬ; это самая примитивная часть нервной системы. Поэтому уровень объектов появляется вместе с образованием нервной системы. Я ЕСТЬ, не имеющее мыслей, воспоминаний, эмоций, ассоциаций, восприятия, внимания и намерений, является пробным камнем, оселком между воспринимаемым (воображаемым) миром, появляющимся посредством восприятия и нервной системы (не воспринимающего «Я») и ТОЙ СУБСТНЦИЕЙ. «Йога-сутра» так говорит об этом:

«Принцип Я ЕСТЬ — свидетель тела и ума в форме осознания, чистое одинокое сознание. Это чистое осознание, чистое сознание, и все же оно видит сквозь окраску механизма восприятия, иначе говоря, через игры ума и ощущений в относительной Вселенной. Практикуя различные степени йоги для разрушения нечистоты (мысленных конструкций), можно достичь духовных озарений… осознания универсального Я ЕСТЬ за пределами индивидуального или личного “я есть”» (Мишра, «Руководство по психологии йоги», стр. 406).

УПРАЖНЕНИЕ 3.

Посмотрите на предмет в комнате; затем отведите от него свое внимание — до всяких мыслей, идей, знания, информации, которые были у «вас» об этом предмете. (Сингх, «Виджнянабхайрава»).

(Осознайте невербальное Я ЕСТЬ, пребывающее прежде всех умозаключений).

УПРАЖНЕНИЕ 4.

Осознайте ощущение, затем отведите от него свое внимание до этого ощущения, также до любых мыслей, идей, знания, информации, которые были у «вас» об этом ощущении.

(Осознайте невербальное Я ЕСТЬ, пребывающее прежде всех мыслей, воспоминаний, эмоций, ассоциаций, восприятия, внимания и намерений).

КОГДА УМ НАПРАВЛЯЕТСЯ НА САМОГО СЕБЯ, ТЫ ВОЗВРАЩАЕШЬС ТЕМ ЖЕ ПУТЕМ, КАКИМ ПРИШЕЛ.

Вопрос: Как насчет техник диагностики в «Учебнике по диагностике и статистике психических расстройств», эннеаграмм и т. д.?

Волински: Все это лишь усиливает процесс абстрагирования; по существу, категоризация олицетворяет недифференцированную нервную систему. Психология работает с клиентами, нервная система которых недифференцирована. Для них все мужчины похожи на папу, все женщины — на маму, и т. д. Дифференцированная нервная система способна видеть различия, а не только сходство. Диагнозы и эннеаграммы по большей части, если не всегда, видят только сходство, что свидетельствует о недифференцированной нервной системе, создающей все более абстрактные схемы и все дальше уходящей от «того, что есть».

Поэтому на неврологическом и психологическом уровнях мы можем сказать: «Чем выше степень различения, тем крепче здоровье». Почему? Потому что СЕЙЧАС, в этот момент пространства-времени нет ни ярлыков, ни описаний, ни выводов — а, значит, ближе связь с «тем, что есть». Чем меньше дифференциация нервной системы, тем больше категорий, схем, классификаций, рамок и т. д. она создает. Нервная система пытается придать каждому сходство с кем-то другим, и в результате оказывается все дальше от «того, что есть».

Ученик: Когда появляется намерение?

Волински: Я не верю, что люди заявляют о своих намерениях и мотивациях, потому что они всегда честны. Существует терапия, утверждающая, что все мысли и т. д. имеют позитивное намерение или полезную цель.

Это абсурд. На психологическом уровне мысли руководствуются инстинктом выживания, потому что они образованы телом и нервной системой ради выживания — в том числе и концепция, что все мысли имеют позитивное намерение или полезную цель.

Если мы замедлим процесс, то обнаружим, что все вербализации рождаются в коре головного мозга уже после свершившегося события, лишь для того, чтобы объяснить и обосновать его.

Ученик: Но я знаю по собственному опыту, что, когда задаешь мысли вопрос: «В чем твое позитивное намерение или полезная цель?» — у нее всегда есть позитивное намерение.

Волински: Конечно, есть. Для этого существуют две причины: во-первых, сам вопрос уже подразумевает и вытаскивает положительный ответ. Во-вторых, «ты» просишь человека после свершившегося события найти позитивную причину его действий. То есть, подразумевается, что такая причина существует. Более того, намерения — это часть вибрации, появившейся прежде действия, и «я» осознает уже свершившееся действие. Намерения предшествуют появлению «я». Кто-то даже сказал, что, если «ты» хочешь знать, каким было «намерение», (не у «я», поскольку «я» появилось позже), просто посмотри на результат. Намерение появляется на невербальном уровне, прежде появления «я», которое осмысливает и обосновывает, почему же так случилось.

Давайте рассмотрим это на примере. Гитлер хотел убить всех евреев. В чем было его позитивное намерение?

Ученик: По его мнению, очистить мир.

Волински: А в чем было его негативное намерение?

Ученик: Получить их деньги и собственность.

Волински: В чем было его позитивное намерение?

Ученик: Сделать Германию более арийской, более сильной, дать ей большую территорию.

Волински: В чем было его негативное намерение?

Ученик: Уничтожить тех, кого он считал врагами, а для этого найти козлов отпущения и объединить остальных людей против них.

Волински: Итак, сама форма вопроса задает контекст для ответа, и побуждает выбрать тот ответ, который заключен в самом вопросе. Кроме того, вопрос предполагает наличие «я», обосновывающего происходящее.

Ученик: Скажем, так: «я» хочет занять какое-то место; может быть, у «я» есть намерение возникнуть еще до возникновения «я»?

Волински: КАЖДЫЙ МОМЕНТ КАЖЕТСЯ НОВЫМ ВНЕ-ВРЕМЕННОМУ «СЕЙЧАС». Возникновение «я» после действия уже совершилось. Само «я» лишено права голоса. Оно появляется как часть намерения волны, а затем это «я» заявляет: «Это “мое” намерение, “я” это создал». Прибегая к метафоре, можно сказать, что, если вначале существует океан, затем в результате движения появляются волны (намерения), затем, в результате намерения волн, появляется капля воды («я») и говорит: «А теперь я решила отправиться на берег». Но волна (намерение) предшествовала появлению этой капли — «я» уже движется к берегу. Появление «я» ничего не добавило к этому процессу; появление «я» предполагает, что некий деятель совершает то, что, на самом деле, уже совершилось. Это иллюзия. Все уже произошло к тому моменту, когда появляется «я» и заявляет о своем намерении. Один ученик сказал, что, будучи в состоянии «вне-временного сейчас», он мог подойти к двери, чтобы открыть ее и выйти наружу, и внезапно ему могла прийти в голову мысль: «Мне нужно выйти отсюда».

Чистое намерение до-вербально; это движение, о котором невозможно узнать, пока не появится «я». Поэтому не может быть такой вещи, как намерение «я».

Намерение, подобно волне, возникает прежде, чем «я» (капля воды) даже узнает о волне и ее движении.

«Найди того, кто знает». Нисаргадатта Махарадж спросил меня: «Кто он — тот, кто знает о том, что ты родился? Найди его». «Я» думал, что он существовал — «знаток», знавший о том, что я родился. Но когда «ты» ищешь его, его нет. После наблюдения и осознания все исчезает, подобно миражу в пустыне, и мы «возвращаемся тем же путем, каким пришли».

Каждый знающий обладает ограниченным знанием. Когда «ты» смотришь на знающего, он растворяется. А «ты» становишься «ближе» к СУБСТАНЦИИ. Когда «ты» выходишь за пределы знающего-познаваемого, приходит понимание того, что не существует ни знающего, ни познаваемого.

Ученик: Как насчет суждений или ценностей?

Волински: Суждения присущи коре головного мозга по самой природе. Многие философы-экзистенциалисты считают, что суждения — часть человеческой обусловленности, и это нормально. Если «ты» попытаешься изменить суждение или судью, «ты» окажешься дальше от «ТОГО, ЧТО ЕСТЬ» и от «РЕАЛЬНОСТИ». Чем больше абстракций мы изобретаем, тем сильнее власть миража, в котором мы оказываемся. Мы пытаемся вернуться тем же путем, каким пришли.

Ученик: Кажется, что легче подняться к абстракциям, чем спуститься и вернуться тем же путем, каким пришли.

Волински: Да, потому что во много раз больше нейрологических связей идут снизу (от позвоночника) вверх (к коре), чем сверху вниз.

Ученик: Как же мне вернуться назад тем же путем, каким я пришел? Мне кажется, что появляется все больше и больше мыслей и субличностей.

Волински: Найди того знающего, который знает о мыслях и субличностях, и спроси, какой знающий знает о них.

Ученик: Ум.

Волински: А если бы знающий об уме и ум были образованы из ЕДИНОЙ СУБСТАНЦИИ?

Ученик: _(Молчание)_

Волински: Это молчание предшествует умозаключениям; это — безмолвное Я ЕСТЬ.

Это иллюзия: что «я», знающее об уме, создано из иного сознания, чем концепция по имени УМ. Х. Х. Далай-Лама сказал: «Ум, свободный от ума».

Когда ты понимаешь, что они являются одним и тем же, «ты» осознаешь «ум, свободный от ума».

Когда Нисаргадатта Махарадж сказал: «Кто этот знающий? Найди его», «я» подумал, что существует какой-то знающий, но, в действительности, после исследования и знающий, и познаваемое, и процесс познания исчезли; они стали одним целым.

Ученик: Я нахожусь здесь; «я» могу видеть и чувствовать это; как «ты» можешь говорить, что «меня» нет, или что «я» иллюзорен?

Волински: Давай сначала попробуем понять, что ТЕБЯ НЕТ. Во-первых, пойми, что нервная система занимается абстрагированием и отбором, так что «твои» глаза видят некий абстракт, или выжимку, ТОЙ ЕДИНОЙ СУБСТАНЦИИ.

Ученик: Да, «я» могу понять это умом.

Волински: Очень хорошо для начала. Теперь давай поговорим о воспринимающем. То, что «ты» называешь своей рукой — также абстракция на микроскопическом уровне; образ руки — абстракция воспринимающего.

Ученик: Да.

Волински: Теперь начнем с СУБСТАНЦИИ и пройдем через все уровни, предшествующие Я ЕСТЬ, на которых есть Не-я и Не-ты.

Ученик: Хорошо.

Волински: Если мы определим мираж как иллюзию, созданную нервной системой воспринимающего (на одном уровне), СУБСТАНЦИЯ на других уровнях заставляет что-либо показаться, подобно воде в пустыне, из НЕБЫТИЯ (так как его здесь нет). Разве это не мираж, не обман зрения, не иллюзия?!!

Ученик: И поэтому «я» здесь, а Я ЕСТЬ и тело лишь кажутся существующими воспринимающему, или Я ЕСТЬ?

Волински: Да. Отсюда и история о мастере дзен, который после «достижения» воскликнул: «Где же мое тело?».

ЕСЛИ В ЛЕСУ ПАДАЕТ ДЕРЕВО, А НИГДЕ НИКОГО НЕТ… ИЗДАЕТ ЛИ ОНО ЗВУК?

Ответ: Нет, без того, кто воспринимает этот звук, без нервной системы, отмечающей это событие и говорящей: «Это звук», звука не существует.

Великая иллюзия — что воспринимающий тело, или даже «осознающий» тело отличается от тела. Оба являются продуктами нервной системы и возникают лишь после того, как нейропередатчики (флюиды, согласно терминологии Нисаргадатты Махараджа) собираются вместе и образуют Я ЕСТЬ.

НЕРВНАЯ СИСТЕМА САМА СЕБЯ ОЧИЩАЕТ.

Нервная система периодически очищается или освобождается — много раз в секунду. Нируддха самадхи (см. часть 3: «Спанда») осознает эту пропасть. Когда «ты», в конце концов, замечаешь эту пульсацию: пропасть-мысль-пропасть-мысль-пропасть-мысль, тогда «ты» осознаешь, что «я», которое «ты» считаешь «собой», тоже исчезает в этой пропасти (пропадает). «Обычно» «ты» не понимаешь этого, потому что в пропасти ТЕБЯ НЕТ. Это объясняет, почему, когда Коржибски задавали вопрос, он показывал, в каком месте структурной дифференциальной диаграммы «ты» находишься (на уровне объектов, умозаключений и т. д.), и таким образом, насколько это было возможно, удерживал спрашивающего на невербальном уровне.

Ученик: Это похоже на то, словно мы перемещаемся между разрушением и творением.

Волински: Не существует ни разрушения, ни творения, лишь вспышка-угасание, которое называется на санскрите нимеза-немеза. Но мы не замечаем исчезновения, потому что в это время нас не существует. (см. части 2 и 3: «Спанда»).

«ПОВЕРЬ МНЕ: РАЗРУШЕНИЯ НИКОГДА НЕ БЫВАЕТ ДОСТАТОЧНО».

Нисаргадатта Махарадж.

ВЕРНИСЬ ТЕМ ЖЕ ПУТЕМ, КАКИМ ПРИШЕЛ.

УПРАЖНЕНИЕ 5.

Вспомните время, когда вы чувствовали печаль.

Снимите ярлык «печаль».

Позвольте этому ярлыку стать энергией и рассеяться.

Осознайте НЕБЫТИЕ, находящееся под ярлыком «энергия».

ЕСЛИ ВСЕ ЕСТЬ СОЗНАНИЕ, ТА ЖЕ САМАЯ СУБСТАНЦИЯ «ТЫ» ВХОДИШЬ В НЕ-Я САМАДХИ.

Ученик: Как насчет воображения и изменения убеждений?

Волински: Не пытайся изменить абстракции. Воображение — это абстракция. Нервная система заставляет казаться плотными предметы, которые вовсе не являются плотными. Она делает это с помощью отбрасывания миллионов стимулов и отбора лишь их малой части. Поэтому предметы кажутся воспринимающему плотными; но воспринимающий — часть нервной системы, воспринимающей саму себя.

Если «ты» посмотришь на свое или чье-то еще тело — например, на мою руку — для смотрящего и воспринимающего она будет выглядеть плотной. Но воспринимающий — часть нервной системы, воспринимающей саму себя как плотную. Для воспринимающего тело будет плотным.

Есть ли здесь тело? Нет. Не существует тела, если не существует воспринимающего, который является частью нервной системы, воспринимающей саму себя. Нет нервной системы — нет и тела.

«ОСВОБОЖДЕНИЯ» НЕВОЗМОЖНО ДОСТИЧЬ, ПОТОМУ ЧТО ТЫ НЕ ТЕЛО. «ОСВОБОЖДЕНИЕ» ДОСТИГАЕТСЯ, КОГДА ТЕЛА НЕТ.

Вопрос: Что такое сон?

Волински: В нем есть две составляющие. Во-первых, ни тело, ни воспринимающий тело не являются плотными. Во-вторых, тело-ум-воспринимающий-нервная система — «я» — это линзы, рождающие мираж «себя», представляющего собой сгусток сознания. Мираж создан из сознания. Я ЕСТЬ, созданное нервной системой, это первые линзы уплотненного сознания. Нет Я ЕСТЬ — нет и миража.

Жизненная сила, лежащая в основе ощущений, приводит в действие ощущения на уровне, предшествующем Я ЕСТЬ. Когда «ты» спишь, Я ЕСТЬ не существует.

Во время сна сознание рассеивается. Тело — сжатое сознание. Когда сознание не отождествлено с телом, тело засыпает. Когда ты просыпаешься, это происходит потому, что сознание снова отождествляется с телом. «Ты» думаешь, что «ты» существовал во время сна, но «тебя» не было.

Рамана Махриши предлагал «замечать» пространство между НЕ-Я и Я ЕСТЬ — между глубоким сном и началом пробуждения. А затем, по словам Нисаргадатты Махараджа: «Обнаружьте, как это Я ЕСТЬ приходит к “вам”: сначала “я” не было, а теперь Я ЕСТЬ».

Сновидения — менее уплотненное сознание, чем глубокий сон. Сновидения — мираж внутри миража.

Некоторые люди думают, что мираж сновидения имеет значение для миража бодрствования.

В «Астравака-гите» есть рассказ, в котором король Янака осознает, что сон и бодрствование — одно и то же.

Ученик: Я чувствую себя все больше сбитым с толку.

Волински: Когда эта видимость («я») теряет точку опоры или пространственно-временную структуру, оно чувствует себя сбитым с толку, или теряет ориентацию в пространстве-времени. Оно попадает на другой уровень. Когда «ты» возвращаешься тем же путем, каким пришел, наступает дезориентация. Это часть процесса разрушения.

Ученик: Я понял, что «мне», как ребенку, говорят, что «меня» слишком много.

Волински: В книге «Убийство Христа» Вильгельм Райх сравнивает жизненную силу с Христом. Он описывает то, что он называет «эмоциональной чумой». В основном, речь идет о том, «почему люди убивают тех, кто обладает БОЛЬШОЙ жизненной силой». «Вы поступаете с другими так, как поступали с вами». Я должен убить их жизненную силу в той степени, в какой моя сила была убита (подавлена) другими.

Был фильм о лошади «Фар Лап». В этой правдивой истории Фар Лап, величайшая скаковая лошадь, обладает такой огромной жизненной силой, что ее убивают.

Рефрен этого фильма: «Можно быть хорошим — но не слишком хорошим».

Ученик: Слишком много жизненной силы — это опасно?

Волински: Да, люди будут пытаться убить твою силу в той степени, в какой была убита их сила. Будь просто жизненной силой. Отбрось все остальное. Жизненная сила предшествует ощущениям. Гомеопаты утверждают, что подавление жизненной силы вызывает заболевания. Когда «ты» возвращаешься тем же путем, каким пришел, не остается живущего: жизнь просто течет через «не-я».

Ученик: Как насчет развития осознанности?

Волински: Развитие осознанности может стать ловушкой, когда «ты» пытаешься узнать, кто ты, потому что осознанность, созданная «осознающим», подразумевает «веру» в то, что, если «ты» станешь более осознанным, то будешь лучше выживать.

«Осознающий» — весьма тонкая структура.

Задай вопрос: «В какие психотерапевтические или духовные пути (игры) будет невозможно играть, если у «тебя» не останется концепции осознанности?

Вся психодуховность зависит от концепции осознанности. Психодуховные игры (пути) обычно подчеркивают осознанность, подразумевающую наличие «осознающего».

За пределами последнего шага Восьми-ступенчатой йоги, за пределами самого Самадхи, осознанности больше не существует.

УПРАЖНЕНИЕ 6.

Мыслящий, слышащий, ощущающий находятся внутри и являются частью переживания.

Какой слышащий слышит эти слова? Заметьте, что слышащий — часть слуха и слышимого.

Какой ощущающий ощущает эти слова? Заметьте, что ощущающий — часть ощущения и ощущаемого.

Какой мыслящий мыслит об этом? Заметьте, что мыслящий — часть мышления и мысли.

Какой «осознающий» осознает это? Заметьте, что осознающий — часть осознания, или осознанности, и осознаваемого.

СОЗЕРЦАНИЕ: Если невербальное Я ЕСТЬ создано из ТОЙ ЖЕ САМОЙ СУБСТАНЦИИ, что и переживание, мысль, ощущение и сама осознанность, что происходит?

«Я» ПОЯВЛЯЕТСЯ ПОСЛЕ СВЕРШИВШЕГОСЯ СОБЫТИЯ, ПОСЛЕ ТОГО, КАК СЛУЧИВШЕЕСЯ УЖЕ СЛУЧИЛОСЬ, А ЗАТЕМ ЭТА ВИДИМОСТЬ — «Я» ЗАЯВЛЯЕТ, ЧТО ОНО ДЕЙСТВУЕТ, И ЧТО ОНО СОЗДАЛО ТО,ЧТО СЛУЧИЛОСЬ, СОГЛАСНО СОБСТВЕННОМУ НАМЕРЕНИЮ.

Ученик: Почему «я» не вижу СУБСТАНЦИИ, из которой создано Я ЕСТЬ?

Волински: Скульптура вначале просто глина. Кто-то, глядя на кусок глины, спросил Микеланджело: «А где же статуя?» Тот ответил: «Она уже здесь, и я должен отбросить прочь всю глину, кроме статуи». Точно так же «ты», в качестве СУБСТАНЦИИ, находишься здесь. «Ты» не можешь видеть ее, потому что «ты» думаешь, что «ты» глина. Мастер видит «тебя» за пределами глины, в то время, как «ты» еще не видишь.

Более того, поскольку «ты» внутри глины создан нервной системой, когда глина отброшена, нервная система переходит в состояние борьбы-взрыва-застывания.

Процесс абстрагирования настолько силен, что, выражаясь метафорически, чтобы создать кофейную чашку, «тебе» надо отбросить столько глины, что из нее можно вылепить земной шар.

Ученик: Как насчет наблюдателя?

Волински: Наблюдатель тоже часть нервной системы. Следовательно (поскольку нервная система организуется посредством абстракции), и «я», и наблюдатель видят внутренние и внешние паттерны, плотный мир и т. д., потому что все это инструменты, или фильтры, нервной системы.

ВЕРБАЛЬНЫЙ ПРОЦЕСС.

Часто возникает вопрос: «Почему слова, идеи, теории — короче говоря, абстракции — создаются на физиологическом уровне?» Ответ: ради выживания. Но каким образом они улучшают способность к выживанию? Мой ответ таков: если «переживание» воспринимается нервной системой как угроза для выживания, животное или человек совершают действия, в результате которых переживание не усваивается. Иными словами, нежелательное переживание воспринимается как хищник. Эта угроза нервной системе включает как физическую угрозу, так и созданную воображением систему убеждений. Вот почему теории, умозаключения и другие абстракции автоматически создаются нервной системой — чтобы объяснить пугающий хаос, или угрозу, или придумать ложные причины происходящего. Все эти абстракции созданы так, чтобы нервной системе казалось, что она может контролировать, предотвращать или останавливать то, что ей предсталяется угрозой для выживания. Поэтому концепции (слова, которым приписываются значение и смысл) так сильно заряжены энергией. Чтобы раз-рядить эти слова, давайте выполним следующее упражнение:

Отделим буквы от слов. Выйдем за пределы значений слов.

УПРАЖНЕНИЕ 7.

1) Выберите «заряженное» слово.

2) Запишите слова, начинающиеся на каждую букву «заряженного» слова.

3) Посмотрите, что произойдет.

Пример.

Ученик: Я боюсь, что люди з-л-я-т-с-я на меня.

Волински: Назови мне слова на букву «з».

Ученик: Злость, забвение, забава, задумчивость, золото, зелень, зонтик, замок.

Волински: Назови мне слова на букву «л».

Ученик: Ложь, ложка, лист, любовь, лента, линза, лошадь, лед, лак, лужа.

Волински: Назови мне слова на букву «я».

Ученик: Ябеда, язва, ящерица, ястреб, якорь, ясень, ягода, ялик.

Волински: Назови мне слова на букву «т».

Ученик: Тетрадь, толстый, тонкий, трубка, торт, труп, тепло, тоска, тост, тень.

Волински: Назови мне слова на букву «с».

Ученик: Стена, стол, страх, стиль, стул, Стикс, струна, самец, слеза, свалка, сон.

Волински: Как ты себя чувствуешь?

Ученик: Спокойнее, более расслабленно.

УПРАЖНЕНИЕ 8.

Взгляд «оттуда, сзади».

Выберите «заряженное» слово.

Перенесите внимание назад — до всех «ваших» мыслей, впечатлений, знания или идей об этом слове.

«Оттуда, сзади» каким кажется «вам» это слово?

НЕРВНАЯ СИСТЕМА СОЗДАЕТ ИЛЛЮЗИЮ, ЧТО СУЩЕСТВУВЕТ НЕПРЕРЫВНОЕ ЦЕЛОСТНОЕ «ТЫ».

НА САМОМ ДЕЛЕ «ТЫ» ИЛИ «Я» ПОЯВЛЯЕТСЯ-ИСЧЕЗАЕТ-ПОЯВЛЯЕТСЯ-ИСЧЕЗАЕТ.

«Я» ИЛИ «ТЫ» — ВИДИМОСТЬ ИЛИ ПРОДУКТ НЕРВНОЙ СИСТЕМЫ.

«Я» ИЛИ «ТЫ» НЕ ЗНАЮТ, ЧТО ТЕБЯ НЕТ.

ПОЧЕМУ? ПОТОМУ ЧТО В ИНТЕРВАЛАХ «ТЕБЯ» НЕ СУЩЕСТВУЕТ.

КОНЦЕПЦИЯ ТЕЛА.

Воспринимающий, посредством умозаключений, создает образ «своего» тела; затем воспринимающий видит это тело. Поэтому важно исследовать характер умозаключений воспринимающего, чтобы ВЕРНУТЬСЯ ТЕМ ЖЕ ПУТЕМ, КАКИМ МЫ ПРИШЛИ.

ИССЛЕДОВАНИЕ ПРИРОДЫ КОНЦЕПЦИИ ТЕЛА.

Волински: Где находится концепция по имени «мое» сознание, верящее в концепцию тела?

Пояснение:

Концепция по имени «мое» сознание — основная абстракция, потому что она предполагает существование более чем одной СУБСТАНЦИИ и разделение.

Билл: В моей голове.

Волински: Как бы концепция по имени «мое» сознание и концепция по имени Я ЕСТЬ описали тело?

Пояснение:

Мы всегда пытаемся выразить словами вопрос, чтобы «выделить» «мое» сознание как структуру, в которой МЕНЯ НЕТ.

Билл: Тело — инструмент сознания.

Волински: Каковы предположения концепции по имени «мое» сознание и концепции Я ЕСТЬ по поводу тела?

Билл: Что оно реально, оно действует и оно необходимо.

Волински: Итак, концепция по имени «мое» сознание и концепция Я ЕСТЬ верят в концепцию по имени «Оно реально, оно действует и оно необходимо». Что из этого следует для концепции по имени «мое» сознание?

Билл: Что существует концепция Я ЕСТЬ, и тело верит, что оно есть.

Волински: А если бы концепция по имени «мое» сознание, которое верит в концепции по имени «это реально», «это действует», «это необходимо» и Я ЕСТЬ (в том числе и «единое» осознание этого) — что, если бы все это было создано из одной и той же изначальной СУБСТАНЦИИ, не имеющей с ними ничего общего — что тогда…?

Билл: __ (Молчание).

Волински: Что касается концепции по имени «мое» сознание, которая верит в концепции тела и Я ЕСТЬ — что думает это вымышленное отдельное «мое» сознание о том, как эта концепция действует на другое вымышленное отдельное «мое» сознание?

Билл: Оно верит, что оно было отдельным, существовало в разных местах, и у него было прошлое, настоящее и будущее.

Волински: А что это другое вымышленное отдельное «мое» сознание думает по поводу того, как концепция тела воздействует на первое вымышленное отдельное «мое» сознание?

Билл: Заставляет его верить, что оно существовало, существует, имеет прошлое, настоящее и будущее.

Волински: А что этому сознанию кажется правдой?

Билл: Оно было, оно каким-то образом доказывает свое существование в настоящем, прошлом и будущем.

Волински: А что, если бы все эти концепции были образованы сознанием и не имели ничего общего с реальностью, что тогда…?

Билл: __ (Молчание).

Волински: Как сознание, предшествующее телесной концепции Я ЕСТЬ, обманывает себя?

Билл: Верит в свое существование.

Волински: А если бы эти концепции сознания, предшествующего Я ЕСТЬ, не имели ничего общего с реальностью, что тогда…?

Билл: __ (Молчание).

Волински: Как эта концепция «моего» сознания, которая верит в концепцию тела и Я ЕСТЬ, обманывает себя?

Билл: Веря в то, что существуют телесные линзы Я ЕСТЬ, сквозь которые оно смотрит.

Волински: А если бы телесные линзы Я ЕСТЬ не имели ничего общего с реальностью, что тогда…?

Билл ___ (Долгое молчание) __

Волински: О чем не хочет знать концепция по имени «мое» сознание, которая смотрит сквозь линзы Я ЕСТЬ?

Билл: Что все это — просто сознание.

Волински: Почему концепция по имени «мое» сознание, которая смотрит сквозь линзы телесной концепции Я ЕСТЬ, не хочет знать об этом?

Билл: Потому что, если бы она узнала, что она — просто сознание, тогда бы сознания не было.

Волински: Есть ли что-нибудь, о чем сознание, которое смотрит сквозь линзы телесной концепции Я ЕСТЬ, не должно знать?

Билл: Нет.

Волински: Есть ли что-нибудь, чего сознание, которое смотрит сквозь линзы телесной концепции Я ЕСТЬ, не должно испытывать?

Билл: Нет _____ (Молчание).

ЖИЗНЕННАЯ СИЛА.

Что такое жизненная сила? Жизненная сила лежит в основе дыхания и стимулирует его. Медитация на дыхание упускает эту важную мысль. Поскольку она стимулирует дыхание, она предшествует и дыханию, и Я ЕСТЬ.

ИССЛЕДОВАНИЕ ПРИРОДЫ ЖИЗНЕННОЙ СИЛЫ.

Волински: Где находится концепция по имени «мое» сознание, которая создает концепцию по имени Я ЕСТЬ и жизненную силу?

Тед: Во всем теле.

Волински: Как бы концепции по имени «мое» сознание и Я ЕСТЬ описали концепцию жизненной силы?

Тед: В виде ее проявлений.

Волински: А какие предположения создала концепция по имени «мое» сознание о концепции жизненной силы?

Тед: Что концепция Я ЕСТЬ знает о жизненной силе.

Волински: А если это иллюзия, и концепция Я ЕСТЬ произошла из жизненной силы, а не наоборот?

Тед: … Все исчезло__Пустота________Молчание.

Пояснение:

Это демонстрирует то, что Г. И. Гурджиев называл миром, перевернутым с ног на голову. Я ЕСТЬ — продукт жизненной силы, а не наоборот. Это означает, что, когда Я ЕСТЬ постоянно осознает свое дыхание, оно может усилить иллюзию собственного бытия или существования вместо того, чтобы понять, что концепции бытия, или существования, появляются из жизненной силы или являются ее продуктом.

ЖИЗНЕННОЕ ДЫХАНИЕ.

ИССЛЕДОВАНИЕ ПРИРОДЫ ЖИЗНЕННОГО ДЫХАНИЯ.

Волински: Как бы концепция по имени «мое» сознание и концепция Я ЕСТЬ описали жизненное дыхание или жизненную силу?

Джейк: Как силу или энергию, которая гонит энергию по телу, поддерживая в нем жизнь и душу.

Волински: А какие предположения концепция по имени «мое» сознание создала на тему жизненного дыхания?

Джейк: Что оно необходимо для выживания.

Волински: А если бы концепция по имени мое» сознание, которая смотрит через линзы телесной концепции Я ЕСТЬ, жизненное дыхание и жизнь — если бы все они были просто концепциями, созданными из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ.

СУБСТАНЦИИ, не имеющей с ними ничего общего — что тогда…?

Джейк: (Молчание). Концепция жизни исчезает.

Волински: Как концепция «моего» сознания, которая смотрит через линзы телесной концепции Я ЕСТЬ, обманывает себя?

Джейк: Веря в свое существование отдельно от сознания.

Волински: А если бы все они, вместе с тем, кто осознает все это, были просто концепциями, созданными из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ СУБСТАНЦИИ, не имеющей с ними ничего общего, что тогда…?

Джейк: Нет ни жизни, ни тела, ни дыхания, ни Я ЕСТЬ, отдельного от сознания.

Волински: Если бы все они были просто иллюзиями концепции по имени «мое» сознание, не имеющей с ними ничего общего, что тогда…?

Джейк: __ (Молчание).

Волински: Эта концепция по имени «мое» сознание, рождающая иллюзию Я ЕСТЬ, жизненного дыхания, тела и т. д., — о чем она не должна знать?

Джейк: Что она не тело.

Волински: А если бы все они были просто концепциями, созданными из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ СУБСТАНЦИИ, не имеющей с ними ничего общего, что тогда…?

Джейк: __ (Молчание) __ (пустота) _ (долгое молчание).

НИЧТО ДЫШИТ.

(Нисаргадатта Махарадж: «Направьте внимание на то, что оживляет дыхательный аппарат»).

УПРАЖНЕНИЕ 9.

!) Почувствуйте свое дыхание.

2) «Осознайте», что не «вы» дышите, а «вами» дышат.

ВОСПРИНИМАЮЩИЙ ТЕЛО — ЧАСТЬ ТЕЛА.

В БОЛЬШИНСТВЕ СЛУЧАЕВ ПОИСКИ ПРОСВЕТЛЕНИЯ РОЖДЕНЫ ЖЕЛАНИЕМ ЛУЧШЕ ВЫЖИТЬ.

Эту мысль тяжело переварить «духовным искателям» (фанатикам). Нервная система использует свой поисковый механизм для того, чтобы находить все лучшие способы выживания. Кратко говоря, «Если я стану просветленным, я лучше выживу».

НЕРВНАЯ СИСТЕМА НЕ ПОЗВОЛИТ ВАМ УВИДЕТЬ ЧТО-НИБУДЬ, КРОМЕ ВЫЖИВАНИЯ.

Когда мировоззрение обусловлено нервной системой («тело-ум»), воспринимаются лишь феноменальные объекты; следовкательно, источник восприятия, на которое опирается нервная система, основан на выживании. Поэтому единственное, что нам позволено воспринимать или понимать, — то, что поддерживает наш воспринимающий аппарат и его выживание.

Кроме того, нервная система включает в себя поисковый механизм, нацеленный на улучшение выживания, избегание боли и поиски удовольствия.

Поэтому нервная система будет «видеть» и стремиться к тому, что поддерживает ее выживание, а не ее смерть. Когда она занимается поисками просветления с целью лучшего выживания, она постигает, а, вернее, внушает «тебе», что «ты» больше не стремишься что-то обрести или получить.

НЕРВНОЙ СИСТЕМЕ ТРУДНО ПРИНЯТЬ «ПРОСВЕТЛЕНИЕ», ТАК КАК ОНА ВОСПРИНИМАЕТСЯ ЕГО КАК СМЕРТЬ.

ПОЭТОМУ ОНО ВЫЗЫВАФЕТ У НЕЕ РЕАКЦИЮ БОРЬБЫ-ВЗРЫВА-ЗАСТЫВАНИЯ.

Нервная система, «я», Я ЕСТЬ, тело — все это одно и то же. Нисаргадатта Махарадж назвал все это «тело-ум».

Поэтому все «постижения» и «достижения», в том числе и «просветление», разрушают нервную систему или противостоят ее реакциям и порождают ощущение угрозы или нападения. Значит, «я» и тело чувствуют, что им необходимо уничтожить нападающего и его восприятие. Для этого необходимо: 1) убить его; 2) поставить ему диагноз; 3) каким-то образом разрушить его. Короче говоря, убить посланника.

ИЗ-ЗА ВЫЖИВАНИЯ ВОСПРИЯТИЕ ПРОСВЕТЛЕННОГО МОЖЕТ ВЫЗВАТЬ У «Я» ОЩУЩЕНИЕ БЕЗУМИЯ, СЛОВНО ОНО ВОТ-ВОТ УМРЕТ.

Ученик: Почему мы ощущаем такую угрозу, когда что-то идет вразрез с нашими убеждениями или с тем, чему нас учили?

Волински: Все обучение нацелено на выживание. Следовательно, все учения образованы нервной системой. Когда нервная система «видит» или ощущает что-либо как опасность для себя, она сражается, взрывается или застывает. Это порой происходит, когда «ты» не можешь понять чего-либо; «ты» можешь решить, что этого и не стоит знать, или как-нибудь еще «опустить» его, потому что нервная система чувствует оскорбление или угрозу (получается, что она не такая уж и умная!) и поэтому она постарается опорочить неизвестное.

ПРОТО-САМОСТЬ.

Возвращение тем же путем, каким ты пришел, на физиологическом уровне означает движение от умозаключений, или коры головного мозга, к нижним уровням (позвоночнику), или к мозгу рептилии. Прото-самость — это мозг рептилии. Прото-самость — это управляющий фактор, борьба-взрыв-застывание, «убить или быть убитым», предшествующий психологическому уровню умозаключений, возникающему в процессе социализации, суждениям, рационализациям, психологизации и мифологизации животного поведения.

ПРОТО-САМОСТЬ: ПРЕЖДЕ, ЧЕМ ПОЯВИЛОСЬ «Я».

Стратегия 1: Убить.

При этом предполагается или воображается, что кто-то другой — источник страдания; тогда организм хочет убить его. Человек = животное + кора головного мозга. Нервная система сопротивляется реальной или воображаемой угрозе выживанию.

Стратегия 2: Ассимилировать.

Что-либо, воспринимаемое как иное или чужеродное, может рассматриваться как угроза. Поэтому зачастую нервная система обманывает себя, заставляя их (людей или психодуховные системы) казаться похожими и подходящими «вам», чтобы избавиться от воображаемой угрозы.

Веданта: Понять (ни то) — (ни это).

По мере того, как твоя нервная система становится более дифференцированной, ты можешь начать воспринимать все как отличное от «себя» (НЕ-это) и уничтожать. Это происходит тогда, когда нервная система прибегает к своему естественному свойству выяснять, кто «ты» такой.

Нервная система будет использовать все, что только возможно, чтобы поддержать собственное выживание до тех пор, пока она не станет еще более дифференцированной и не обратит взор на саму себя. Помни, что не существует «тебя» отдельно от нервной системы.

Не то, чтобы существовал «ты» — судящий, отвергающий или принимающий. Это нервная система судит, отвергает или принимает. «Я», воображающее, что это оно судит, отвергает или принимает, появляется после суждения, приятия или отвержения. Тогда оно находит причины, легенды и обоснования для приятия, отвержения и суждений, причины, которые обосновывают происшедшее задним числом — и все это для того, чтобы гарантировать собственное выживание!

СУЩЕСТВУЕТ ЛИШЬ ВИДИМОСТЬ «Я», ПОЯВЛЯЮЩАЯСЯ ПОСЛЕ ТОГО, КАК СОБЫТИЕ УЖЕ ПРОИЗОШЛО; ПОЭТОМУ НЕ СУЩЕСТВУЕТ ЛИЧНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ. ОБЪЯСНЕНИЯ ЛИШЬ ПОРОЖДАЮТ НОВЫЕ ОБЪЯСНЕНИЯ.

Именно поэтому процесс абстрагирования продолжается снова и снова. Стремление нервной системы выжить требует постоянно заниматься организацией хаоса, ведущей к дальнейшим абстракциям и умозаключениям. Поэтому, хоть и не существует причин для событий или явлений, нервная система создает ложные причины, ложные следствия и ложные решения (психотерапия) так же легко и автоматически, как она переваривает пищу.

КАЖДЫЙ СЛЕДУЮЩИЙ УРОВЕНЬ АБСТРАКЦИИ ПРЕДЛАГАЕТ ОБЪЯСНЕНИЕ, СУЖДЕНИЕ И УСИЛЕНИЕ ПРЕДЫДУЩИХ АБСТРАКЦИЙ, УВОДЯЩЕЕ ВСЕ ДАЛЬШЕ ОТ «ТОГО, ЧТО ЕСТЬ».

Попросту говоря, по мере нашего перемещения с уровня объектов на уровни описаний и умозаключений, для того, чтобы нервная система справлялась с организацией хаоса, миллионы стимулов отбрасываются, и лишь их малая часть воспринимается. В результате этого текучий, беспричинный, бесцельный и изменчивый мир становится для появившегося «я» плотным, жестким, обусловленным причинно-следственными связями. Более того, перемещение на следующие уровни умозаключений уводят нас все дальше в несуществующий мир иллюзий. Эти умозаключения наполняются смыслом, оправдывающим нашу веру в слова и их значения, и наделяющим их бытием, которого на самом деле нет. Обучение — это сбор информации лишь для выживания.

«… ВИКАЛЬПА (МЫСЛЕННАЯ КОНСТРУКЦИЯ) ДЕЙСТВУЕТ КАК ПРЕГРАДА И НЕ ПОЗВОЛЯЕТ НАМ УВИДЕТЬ СИЯНИЕ РЕАЛЬНОСТИ В САМИХ СЕБЕ. ЛИШЬ ТОГДА, КОГДА ВИКАЛЬПА РАССЕИВАЕТСЯ, ЭКРАН, СКРЫВАЮЩИЙ ИСТИННУЮ РЕАЛЬНОСТЬ, НАШУ ИСТИННУЮ БОЖЕСТВЕННУЮ СУТЬ, ИСЧЕЗАЕТ, И МЫ ВИДИМ ТУ РЕАЛЬНОСТЬ, КОТОРАЯ ВСЕГДА СВЕРКАЛА ВНУТРИ НАС ВО ВСЕМ СВОЕМ ВЕЛИКОЛЕПИИ. ЭТУ РЕАЛЬНОСТЬ НАМ НУЖНО НЕ ДОСТИЧЬ, А ОБНАРУЖИТЬ. НО ОСТАЕТСЯ ПРОБЛЕМА ОЧИЩЕНИЯ УМА ОТ ВИКАЛЬПЫ».

(«Шива-сутра», стр. xxv-xxvi).

МЫСЛИ —> ТЕОРИИ И ФИЛОСОФИИ.

Абстракции создают дистанцию и разделяют там, где нет никакого разделения.

Абстракции следует отбросить.

НЕРВНАЯ СИСТЕМА СОЗДАЕТ АБСТРАЦИИ, ВКЛАДЫВАЮЩИЕ СМЫСЛ ТУДА, ГДЕ НЕТ НИКАКОГО СМЫСЛА.

«ТРИ ОГРАНИЧИВАЮЩИХ УСЛОВИЯ ПРЕДСТВЛЯЮТ СОБОЙ РАЗНОВИДНОСТЬ ОГРАНИЧЕННОГО, ИСКАЖЕННОГО ЗНАНИЯ, КОРЕНЯЩУЮСЯ В СЛОВАХ, КОТОРЫЕ ОКАЗЫВАЮТ ОГРОМНОЕ ВЛИЯНИЕ НА НАШУ ЖИЗНЬ. ЭТИ СЛОВА, СОСТОЯЩИЕ ИЗ БУКВ, НАЗЫВАЮТСЯ МАТРКА. ПОЭТОМУ МАТРКА (СЛОВА И БУКВЫ) ОБРАЗУЕТ ОСНОВУ ВСЕГО ОГРАНИЧЕННОГО ЗНАНИЯ».

(«Шива-сутра», стр. xvii).

АБСТРАКЦИЯ — ЭТО АБСТРАКЦИЯ (ВЫЖИМКА) ИЗ НЕБЫТИЯ ВСЕ ЯВЛЯЕТСЯ ВЫЖИМКОЙ (АБСТРАКЦИЕЙ) ИЗ НЕБЫТИЯ — СЖАТОГО, НО ВСЕ РАВНО ОСТАЮЩИЕГОСЯ НЕБЫТИЕМ.

ТЕЛО КАК ЛИНЗЫ.

Тела не существует, если нет того, кто воспринимает тело. Поэтому невозможно отделить воспринимающего тело от самого тела. Нервная система — это линзы, пренебрегающие одной частью информации и принимающие другую, рассматривающие свою собственную реальность — плотную и созданную из НЕБЫТИЯ.

ЧТО ВЫ ЧУВСТВУЕТЕ: ЗДЕСЬ НАХОДИТСЯ «ТО, ЧТО ЕСТЬ» ИЛИ ВАШИ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О «ТОМ, ЧТО ЕСТЬ»?

Срединный путь.

Срединный путь был ошибочно истолкован как умеренность и избегание крайностей. Умеренность в еде, сексе, сне и т. д.

Однако, можно предложить и другой взгляд:

УПРАЖНЕНИЕ 10.

Срединный путь.

Срединный путь — пространство между познающим и познаваемым.

Заметьте предмет, мысль, чувство и т. д.

Станьте познающим предмет, мысль или чувство.

Оставайтесь в пространстве между познающим предмет и познаваемым предметом.

Когда вы остаетесь посередине — между познающим и познаваемым — тогда «достигается» безмолвие или «провал».

УПРАЖНЕНИЕ 11.

Заметьте мысль.

Станьте познающим мысль.

Заметьте пространство между познающим и познаваемым.

Заметьте, что происходит, если познающий, познаваемое и пространство между ними образованы из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ СУБСТАНЦИИ.

Найдите безмолвное Я ЕСТЬ.

Срединный путь, как упоминалось в «Квантовом сознании», включает ПОНИМАНИЕ, что нет ничего истинного, и в то же время нет ничего ложного.

СОЗЕРЦАНИЕ.

Нет ничего истинного, и в то же время нет ничего ложного.

Найдите безмолвное Я ЕСТЬ.

ИМПУЛЬСЫ — ЭТО ДВИЖЕНИЕ СОЗНАНИЯ НАРУЖУ. ОНИ ЯВЛЯЮТСЯ ЧАСТЬЮ ВИБРАЦИИ ПО ИМЕНИ «СПАНДА». ВООБРАЖАЯ, ЧТО «Я» ИЛИ «ТЫ» МОЖЕМ ИЛИ ДОЛЖНЫ ИЗМЕНИТЬ ИЛИ ПЕРЕДЕЛАТЬ ЧТО-ЛИБО, МЫ ТЕМ САМЫМ ОТРИЦАЕМ ИМПУЛЬСЫ; ЭТО ПОХОЖЕ НА ПОПЫТКУ ПЛЫТЬ ПРОТИВ ТЕЧЕНИЯ, НА ПОПЫТКУ КАПЛИ ДВИГАТЬСЯ В ИНОМ НАПРАВЛЕНИИ, ЧЕМ ОКЕАН. КОГДА «ТЫ» ПЫТАЕШЬСЯ ИЗМЕНИТЬ, ПЕРЕДЕЛАТЬ ИЛИ ОТВЕРГНУТЬ ИМПУЛЬС, ЭТО ПРИВОДИТ К БОЛЬШЕМУ КОЛИЧЕСТВУ МЫСЛЕЙ И ИДЕЙ. НАДО ДВИГАТЬСЯ ВМЕСТЕ С ИМПУЛЬСОМ, ОСОЗНАВАЯ, ЧТО И ИМПУЛЬС, И ПЕРЕЖИВАЮЩИЙ ИМПУЛЬС ОБРАЗОВАНЫ ИЗ ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ СУБСТАНЦИИ. «ТОГДА» ТЕБЯ НЕТ.

ЛЕГЧЕ СКАКАТЬ НА ЛОШАДИ В ТОМ НАПРАВЛЕНИИ, В КОТОРОМ ОНА СКАЧЕТ.

Дзен.

УПРАЖНЕНИЕ 12.

ЗА ПРЕДЕЛАМИ МЕСТОПОЛОЖЕНИЯ.

Спросим не «Кто я?», а «Что такое “я”?».

Когда появляется Я ЕСТЬ, тогда естественно возникает и ощущение, что Я ЕСТЬ здесь и сейчас, в конкретном месте. Фактически, выражение БЫТЬ ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС подразумевает время и пространство, связанные с «я» и представляющиеся настолько же внутренне присущими Я ЕСТЬ, как и само понятие «я». Многие философы (один из них — Иммануил Кант) верили, что пространство и время существовали изначально, прежде восприятия. В действительности, концепция пространства и времени появляется вместе с Я ЕСТЬ и воспринимающим, а не существуют изначально (прежде диады воспринимающий-восприятие). Для «меня» невозможно быть здесь и сейчас, потому что «я» появляется позже и существует во времени лишь в собственном воображении. Парадокс заключается в том, что невозможно присутствовать здесь и сейчас, и в том же время «присутствовать здесь и сейчас» означает, что нет ни пространства (нет никакого «здесь»), ни времени (нет никакого «сейчас», равно как и прошлого, настоящего и будущего), ни бытия (потому что никакого отдельного бытия не существует). Следовательно, БЫТЬ здесь и сейчас — это ТО, ЧЕГО НЕТ (нети-нети). Для того, чтобы быть здесь и сейчас, мы должны «оказаться» «там», «где» НЕТ МЕНЯ — НЕТ ПРОСТРАНСТВА — НЕТ ВРЕМЕНИ — НЕТ БЫТИЯ. ВОТ ЭТО ДА!!!

Чтобы понять этот переход, следует заменить вопрос «Кто я?» на вопрос: «Что такое “я”?» Первый вопрос включает понятие «кто», предполагая тем самым наличие некоего реально существующего «я». Но никакого «я» не существует. Второй вопрос может «помочь» обратить внимание на то, что «я» НЕ СУЩЕСТВУЕТ, и тем самым отделаться как от концепции «я», так и от концепции существования.

СПРОСИТЕ: ЧТО ТАКОЕ «Я»?

ЭПИЛОГ.

«КУДА» «МЫ» «ИДЕМ» «ОТСЮДА».

Кашмирская «Шива-сутра» предлагает нам несколько тестов для созерцания:

«Три ограничивающих условия представляют собой разновидность ограниченного, искаженного знания, коренящуюся в словах, которые оказывают огромное влияние на нашу жизнь. Эти слова, состоящие из букв, называются матрка. Поэтому матрка (слова и буквы) образует основу всего ограниченного знания». («Шива-сутра», стр. xvii).

Это сущность АДВАЙТЫ (Веданты единой субстанции). Следует растворить все субличности, а, в конечном счете, и первоначальную субличность Я ЕСТЬ, чтобы «достичь» состояния спанды.

«Знание и деятельность, основанные на эмпирическом личном опыте, поддельны, потому что они, во-первых, ограничены, а, во-вторых, заимствованы, т. е., получены из другого источника — принципа спанды» («Спанда карикас», стр. хх).

Все знание, основанное на звуках, буквах, словах и языке, создано сознанием. Вера в знание или в собственное обладание знанием сама по себе сковывает. Почему звуки — это оковы? Потому что звуки образуют буквы, буквы образуют слова, а слова образуют концепции, которые по самой сути являются оковами. Больше того, «я» образовано из звука — > языка.

Любой языка — это метафора. Я ЕСТЬ — абстракция, метафора, появившаяся в результате химической реакции. Не существует ни оков, ни того, кто закован в них, ни «я».

«ИТАК, ПРОДУКТ ПСИХОСОМАТИКИ НЕРЕАЛЕН».

(«Спанда карикас», стр. 50).

Лишь капля воды в океане (Я ЕСТЬ) верит, что она — отдельная сущность, обладающая волей, намерениями, миссией, целью, извлекающая уроки. Если все есть океан (СУБСТАНЦИЯ), то как может «все» обладать волей, миссией или целью?

«Я ОТСЕК ГОЛОВУ ЭТОМУ “Я ЕСТЬ”».

Нисаргадатта Махарадж.

Увидимся в следующей части.

С любовью,

Ваш воображаемый брат.

Стефен.

ЧАСТЬ 2. Покров духовности.

У «Я» НЕТ ИНОЙ ВОЗМОЖНСТИ, КРОМЕ УТВЕРЖДЕНИЯ, ЧТО НЕОБХОДИМО «ЗАНИМАТЬСЯ» «ДУХОВНЫМИ» ПРАКТИКАМИ ИЛИ СЛЕДОВАТЬ «ДУХОВНЫМ ПУТЕМ». НО МОЖНО ЗАДАТЬ ВОПРОСЫ:

КТО (КАКОЕ «Я») ЗАНИМАЕТСЯ ПРАКТИКОЙ?

ЧЕГО ЖЕЛАЕТ ДОСТИЧЬ, ПОЛУЧИТЬ, ОБРЕСТИ «Я», КОТОРОЕ ЗАНИМАЕТСЯ ПРАКТИКОЙ?

ПОЧЕМУ «Я», КОТОРОГО НЕТ, ХОЧЕТ ДОСТИЧЬ, ПОЛУЧИТЬ, ОБРЕСТИ «СОСТОЯНИЕ СОЗНАНИЯ», КОТОРОЕ ВРЕМЕННО И ИЗМЕНЧИВО, И КОТОРОГО НЕТ?

«Духовность» и «духовные пути» имеют столько определений и целей, что совершенно невозможно описать их все. Например, в буддизме «целью» «пути» является нирвана; однако, для большинства людей нирвана означает что-то вроде рая или выхода за пределы, хотя ее истинный смысл — исчезновение, угасание. В индуизме (йога) цель духовного пути может быть названа освобождением и выходом в некое состояние за пределами обычного. В христианстве «духовность» означает реализацию сущностных качеств (таких как сострадание, любовь, прощение и т. д.), чтобы войти в царствие небесное. Разумеется, этот список можно продолжать до бесконечности.

«Духовные пути — это техники, методы или, если вам угодно, средства, с помощью которых «ты» принимаешь участие в восхождении на эти «духовные вершины».

«Духовные» пути включают не только техники и методы, но также базовые принципы и заповеди, которые проявляются в форме как явных, так и неявных правил. Например, кроме целомудрия, бедности и милосердия (христианство), мантр, медитации и служения Богу (восточные учения), а также открытости, любви и прощения (Нью-Эйдж) имеются еще некоторые возможности.

Однако, что представляют собой духовность или духовные пути, кроме скрытого лекарства?

Нисаргдатта Махарадж так говорит об этом:

«Я не следую никаким путем… Все пути ведут в нереальность, пути — это иллюзорные творения в границах знания, поэтому пути и духовные движения не могут привести вас к реальности. Их задача — заставить вас плутать в границах известного, в то время, как реальность всегда превыше них».(«Нектар вечности», стр. 40).

Это провокационное заявление дает нам даже больше, чем нужно. Ведь если все «духовные пути» в конечном счете — просто ловушки, завлекающие нас в общество подобных «искателей», чтобы усилить иллюзию, что, в конце концов, мы обязательно чего-то «достигнем» — значит, все эти пути — не только покров, но и западня. Как много людей после долгих лет следования пути в худшем (или лучшем!) случае ощутили себя пойманными в ловушку. Более того, возникает вопрос: «Если все это — иллюзия, рожденная концепцией по имени я есть (еще одна иллюзия), то как может иллюзия, возникшая там, где начинается духовный путь (ложная концепция я есть — действующий и достигающий чего-либо) вывести за пределы иллюзорной концепции я есть?».

Ответ на этот кощунственный вопрос, который мы осмелились задать, состоит из нескольких важных утверждений:

Вся духовность и все духовные пути начинаются с концепции я есть.

Вся духовность — часть иллюзии, или мираж, и поэтому в любой форме духовности содержится неявное обещание какой-либо иной реальности — той, где «я» может быть, действовать или обладать _______ (заполните пробел). Поэтому, она ловит людей на крючок верования, что «они» смогут достичь или получить что-либо наподобие состояния, что также является частью мимолетного миража.

Духовные пути — часть миража или иллюзии и поэтому держат нас в контексте исполнения надежд и желаний — в ловушке миража.

«Позже я понял смысл духовности и пришел к выводу, что это — такой же никчемный предмет, как и вода после мытья посуды. Поэтому у меня нет ничего общего с духовностью». (Нисаргадатта Махарадж, «Нектар вечности», стр. 177).

А теперь, чтобы не выливать ребенка (духовность) вместе с водой (духовными путями), начнем с осознания того, что попытки «духовных искателей» с помощью «духовных путей» получить или достичь чего-либо порождены эго, или, вернее, иллюзией тела, созданной нервной системой, и ее желанием выжить. Кажется, что достаточно это понять. Но «я» не знает: жажда выживания «я есть» настолько сильна и глубока, что для «обретения» этого понимания может помочь даже небольшой вопрос. Нисаргадатта Махарадж так сказал о медитации:

«Небольшая ежедневная уборка может быть полезной».

Но в итоге все субличности, включая спрашивающего, отрицающего и ищущего, должны быть отброшены. Когда Йогананду Парамахансу спросили, что тяжелее всего отбросить, он ответил: «Духовное эго».

Не только «духовность» и «духовные пути» содержат в себе иллюзию «я», достигающего чего-либо, — психология, которая в наша время стала чуть ли не священной, и последователи, которой служат ей с религиозным пылом, — также верит в свои теории, выводы, диагнозы, лекарства и риторические лозунги, которые принимаются без вопросов и сомнений. Аналитики и терапевты не осознают, что эти теории и абстракции созданы я есть, возникшим в результате химических реакций. Более того, это всего лишь умозаключения; абстракции абстракций абстракций, которые больше упускают, чем «видят»; поэтому естественно, что эти теории ограничены, неточны — словом, нереальны.

Когда Раману Махариши спросили о смысле анализа психологического материала, он ответил:

«Когда делаешь уборку в доме, нет необходимости анализировать грязь».

В этом контексте мы попытаемся отбросить и «увидеть» сквозь и за пределами духовного покрова, созданного из сознания, изучая то, что «духовность» называет техниками, указателями или методами на духовном пути, и которые мы считаем препятствиями.

Удачи,

Ваш воображаемый брат.

Стефен.

ГЛАВА 7. «Я», поглощенное собой.

«Самость или “я” — это всегда лишь образ, история, которую мы рассказываем самим себе о самих себе в попытках обнаружить “свою истинную суть” или “истинное я”. Так же, как невозможно установить точное соответствие между нашими высказываниями о мире и реальными событиями, так же невозможно установить точное соответствие между нашими высказываниями о себе и тем, что происходит внутри нас на самом деле». (Джозеф Наполи, «Введение в постмодернизм», стр. 19).

Наверное, два самых запутанных вопроса в психодуховной игре, это вопросы: 1) «Что такое эго?» и 2) «Что “я” могу с ним поделать?».

На одном уровне эго — это «я», естественно возникающее из тела с целью улучшить его способность к выживанию. Кратко говоря, «я» и все его абстракции служат лишь для собственной поддержки или поддержки собственного выживания. Например, мысль «Я хороший» усиливает я есть и его выживание. Мысль «Я плохой» также усиливает я есть.

Иными словами, свойственные каждому «я» мысли усиливают концепцию его существования и я есть, а, значит, собственное выживание и бытие; в этом случае я есть. Проще говоря, мысли «я» поддерживают и усиливают «убеждение» я есть в то, что оно есть.

В духовной практике часто утверждается, что мы должны «избавиться от эго». Но разве это не эго считает, что «я» _____ (заполните пробел)? И как может одно «я» (эго) избавиться от другого «я» (эго)?

Например, когда «я» уже 5 лет жил в Индии, один вновь прибывший ученик пришел ко мне и сказал: «О, вы живете здесь уже 5 лет. Наверное, вы останетесь здесь навсегда». «Я» ответил: «Нет, я уезжаю в июне». Ученик сказал: «Ну, этого желает лишь ваше эго», «Я» ответил: «Раньше у “меня” было эго по имени: “«Я» хочу остаться”, а теперь “мое” эго зовется “«Я» хочу уехать”. Все эти “я” — только эго».

Это понимание очень важно для разоблачения огромного количества «духовных» заблуждений. Мы должны понять, что «“Я” ненавижу Бога» в такой же степени эго, как и «“Я” люблю Бога», а «“Я” хочу служить Богу и стать просветленным» в такой же степени эго, как и «“Я” не желаю служить Богу».

Многие люди думают, что мысль «Я — великий человек» усиливает эго, а мысль «Я мал и ничтожен» уменьшает эго. Однако, «Я мал и ничтожен» может точно так же, если не больше, усиливать эго, как и мысль «Я — великий человек»; это зависит от того, насколько сильно человек верит в то, что «он» и есть то, чем «он» себя считает.

Как же мы можем «избавиться от эго», если «тот», кто хочет «избавиться от эго» — это новое эго, созданное нервной системой с помощью новой «духовной» философии и образа жизни — в общем, новая программа, способствующая выживанию эго. Иными словами, именно «я» бессознательно верит, что, если мы избавимся от эгоистического «я», то «я» станет «просветленным», и тогда нам будет легче выжить.

Твой «окружающий мир» существует ровно столько, сколько и «я есть». А, так как «я есть» появляется после того, как действие уже совершено, вера, что «ты» совершил его — это просто иллюзия. Ибо все, что «ты» воспринимаешь или думаешь, что ты выбрал это, появляется лишь после того, как воображаемый выбор уже произошел.

Эго вовсе не плохое; говорить, что оно плохое — все равно, что называть плохими пищеварительные ферменты плохие, потому что они переваривают съеденную пищу.

ПОКРОВ ЭГО-ЙОГИ.

Действие ради обретения вместо действия ради действия.

Можно задать вопросы: «Кто медитирует?» «Мы действительно занимаемся духовной практикой?».

В качестве примера приведем цитату из моей книги «Квантовое сознание»:

«В 1988 году я медитировал, и вдруг мне стало интересно понять, кто же медитирует? Когда осознающий обратил внимание внутрь, там никого не было… и никто не медитировал».

Если ты занимаешься духовной практикой, чтобы что-то получить, то ты неосознанно веришь в то, что ты есть, и твое несуществующее тело-самость, выполняющее эту практику, что-то получит взамен.

Духовная практика может происходить без всякого намерения делать или получать что-либо, когда она просто происходит, и ей не придают особого значения или важности; это может произойти во время чистки зубов, занятий любовью или мытья под душем. Почему? Потому что в действительности, «я» — это просто образ или «картинка», созданная нервной системой; Это все равно, что нарисовать «твой» портрет на бумаге, а затем вообразить, что он может заниматься духовной практикой и что-то получить. Большая часть духовных практик — это «одухотворенные» механизмы выживания; т. е., если «я» стану просветленным, то мое новое и более совершенное духовное «я» будет каким-то образом выживать лучше.

Берегитесь незаметных ловушек выживания тела-ума!

ЭГО-ЙОГА.

Если вы хотите что-нибудь получить (служение или медитация ради мира или освобождения), то вы занимаетесь эго-йогой.

«Эго невозможно сделать путем усилий, потому что усилия порождают сопротивление. Этого можно достичь лишь спокойным и осознанным пассивным приятием, расслаблением читты (ума), не думая ни о чем определенном и в то же время не теряя осознанности».

(«Пратуйябхиджнянахрдайям», стр. 31).

Оставайся осознанным, замечая, как продолжается процесс абстрагирования нервной системы, подобно тому, как пищеварительная система продолжает переваривать пищу, а также то, что «осознающий», равно как и то, что он осознает, создано из ОДНОГО И ТОГО ЖЕ СОЗНАНИЯ.

Именно в таком контексте мы в этой части рассмотрим, как «я» ищет просветления и занимается духовными практиками, а также то, как эти практики все сильнее загоняют «я» в ловушку, усиливая его веру в собственное существование и в то, что «я» — это деятель, который каким-то образом что-то получит.

«Я ЕСТЬ» — ЭТО КОРЕНЬ ВСЕХ ДУХОВНЫХ ПРАКТИК, КОТОРЫЕ ЗАВИСЯТ ОТ СУЩЕСТВОВАНИЯ «Я ЕСТЬ» И «ОСОЗНАЮЩЕГО».

НЕТ НИ «Я ЕСТЬ», НИ «ОСОЗНАЮЩЕГО», НИ ДУХОВНЫХ ПРАКТИК.

ГЛАВА 8. Покров концепции гун.

ВСЕ ЯВЛЯЕТСЯ ПРОСТО ИГРОЙ СИЛ И ЭЛЕМЕНТОВ. «Я» НЕ СУЩЕСТВУЕТ.

Независимо от того, будем ли мы обосновывать с позиции физики («я» делал это в книге «Путь человека», том 3), или с позиции йоги утверждение, что все является просто игрой элементов и сил (гун) — в любом случае следует отметить, что, если «мы» перейдем на уровень, предшествующий уровню объектов, на котором Я ЕСТЬ (часть 1), то окажемся на микроскопическом уровне НЕ-Я. Если «мы» перейдем на уровень, предшествующий микроскопическому, то, как сказано в «Бхагавад-Гите», «Все [включая “я”] можно увидеть как игру элементов», и, значит, «я» не существует.

ЧТО ТАКОЕ ГУНЫ?

В ИНДИЙСКОЙ ЙОГЕ СУЩЕСТВУЕТ ОПРЕДЕЛЕНИЕ:

Гуны.

«“Основополагающая реальность”; все объекты проявленного мира образованы тремя гунами: саттвой, раджасом и тамасом. Будучи свойствами майи [уплотнения], три гуны зависимы от брахмана [СУБСТАНЦИИ], но они скрывают реальность брахмана. Если они полностью уравновешены, ничего не происходит — ни проявлений, ни творения. В физическом мире саттва воплощена во всем чистом и тонком [например, в солнечном луче], раджас воплощен во всех проявлениях активности [например, в вулкане], а тамас — во всем тяжелом и неподвижном [например, в куске гранита].

С точки зрения человеческого развития саттва — это природа, которую следует раскрыть; тамас — преграды на пути этого раскрытия, раджас — сила, способная преодолеть тамас. В терминах человеческого сознания саттва воплощает мир и покой; раджас — активность, страсть и беспокойство; тамас — лень, глупость и отсутствие интереса к чему бы то ни было. Характер и темперамент личности в каждый момент зависит от преобладания той или иной гуны. Духовный искатель должен преодолеть тамас с помощью раджаса, а затем раджас с помощью саттвы. Для воплощения атмана [СУБСТАНЦИИ] необходимо преодолеть даже саттву». («Энциклопедия восточной философии и религии», стр. 121).

КОНЦЕПЦИЯ ГУН.

Это классическое определение концепции гун легло в основу многих современных практик индийской йоги.

Неверное (или недостаточное) понимание[14].

Непонимание заключено в попытках что-либо изменить или переделать, а также в иллюзии, что гуны действительно существуют, хотя для появления концепции гун сначала должно появиться я есть, чтобы создать эту концепцию. Поэтому я есть ТЕБЯ НЕТ, как и концепции гун.

В чем именно заключается ошибка по отношению к концепции гун? В попытке изменить силу (гуну) «словно» один аспект (саттва) ЕДИНОЙ СУБСТАНЦИИ лучше, чем другой аспект ЕДИНОЙ СУБСТАНЦИИ (тамас).

«Эта «духовная» путаница приводит искателей к мучительным попыткам изменять и контролировать свои действия, чувства и проявления — короче, то «я», которого нет. Кроме того, это добавляет суждение, что саттвическое поведение лучше, чем раджасическое, «как будто» любое из них — что-то большее, нежели концепция, и имеет какое-то отношение к тому, кто ты. Верить в то, что, если «я» будет становиться все более саттвичным и менее тамасичным, или каким-то образом придет в равновесие, то каким-то волшебным образом достигнет «реализации» — значит, верить в иллюзию. Именно эта концентрация внимания на внешних проявлениях «я» способствуют тому, что «ищущий» теряет видение изначальной СУБСТАНЦИИ, из которой образованы гуны.

Попросту говоря, это подобно попытке изменить отражение в зеркале вместо того, чтобы заметить, что я есть, глядящее в зеркало, предшествует отражению.

Недавно «я» беседовал с человеком, занимавшимся йогой в течение 25 лет. Мы говорили об одном индийском гуру, которого другие индийские гуру обвиняли в том, что он тяжело дышит, потому что «У него слишком много злости».

Это суждение, что злость раджасична, а гармония саттвична, и поэтому одно лучше другого, приводит к вере в то, что существует больше, чем ОДНА СУБСТАНЦИЯ — две, три или еще больше, и эти субстанции нужно уравновесить. Это мнение содержится внутри покрова, или ловушки, попыток изменить то, что не есть ты. Это похоже на то, как если бы мы рисовали портрета человека в ярко-красной рубашке с лимонно-зелеными полосками (раджасической), а затем вообразили, что, заменив на картине цвет рубашки на небесно-голубой, мы тем самым как-то изменим «прототип». Поскольку ты не являешься тем, кто нарисован на портрете, качества нарисованного персонажа не имеют к тебе отношения.

Есть лишь ОДНА СУБСТАНЦИЯ; верить в концепцию гун и не искать также эту СУБСТАНЦИЮ — скрытая ловушка, заставляющая искателя пытаться изменить «себя» или свою «суть», которой НЕТ. Верить в свое исправление или изменение — красная тряпка для этого «духовного» покрова, потому что ты веришь в то, что ты есть, и это заводит в соблазнительную метафорическую ловушку: «Если я сделаю то или это, все будет хорошо, и я стану просветленным».

Кроме того, «движение» гун — это процесс. Одна гуна превращается в другую, которая превращается в третью. Это не статичное состояние, а динамический процесс, движение, в котором ТЕБЯ НЕТ.

Поэтому в «нашем» вопросе не только одна гуна превращается в другую, и раджас содержится в саттве, а в раджасе — саттва и тамас. Иначе говоря, в семени содержится не только корень дерева, но и ствол, листья, цветы и плоды, а, в конечном счете, и его смерть. Точно так же все мы начинаемся с семени, и поэтому все, что мы называем «хорошим», «плохим», «красивым», «уродливым» и т. д., уже было заложено в это семя.

Иногда говорят, что мы можем выбрать: быть «хорошими» или «плохими», «саттвичными» или «раджасичными». Но вы не выбирали, кем вам родиться: мужчиной или женщиной; вы не выбирали ни веса, ни роста, ни цвета волос — все это было в семени и уже произошло. Точно так же саттва, раджас и тамас были заложены в каждом из нас. Лишь «я», обладающее «духовной» философией, верит, что следует быть более саттвичным, чем раджасичным.

Все заложено внутри семени сознания.

Представьте себе, что вы встречаетесь с кем-то и чувствуете невероятное семя любви. Однако, в любых отношениях любовь превращается в ненависть, которая превращается в отторжение, которое превращается в притяжение, которое превращается в страсть, которая превращается в любовь. Вариации бесконечны, потому что в любви содержатся семена ненависти, а в саттве — тамас и раджас.

Покров духовных и психологических учений появляется по следующим причинам:

Склонность к сравнениям: Любовь — это хорошо, ненависть — это плохо, саттва — это хорошо, тамас — это плохо; Когда появляется покров сравнений, начинают искать одно и отворачиваться от другого, не замечая, что одно содержится внутри другого; Ты начинаешь верить, что ТЫ ЕСТЬ, когда ТЕБЯ НЕТ.

В этой части «я» намерен развенчать эти концепции и вдребезги разбить «я», которое верит в различные качества, или в концепцию сил по имени «гуны».

ТАМАС.

Тамас — одна из трех сил. Тамас воплощает концепцию инерции. Следующее обсуждение показывает, как в семенах тамаса содержатся саттва и раджас.

ИЗУЧЕНИЕ ПРИРОДЫ КОНЦЕПЦИИ ТАМАСА, ИЛИ ИНЕРЦИИ.

Волински: Где находится концепция по имени «мое» сознание?

Ученик: В моем затылке.

Волински: А где, по мнению этой концепции по имени «мое» сознание, верящей в концепцию по имени я есть, находится это я есть?

Ученик: Я есть находится внутри и снаружи физического тела.

Волински: А «мое» сознание — в затылке?

Ученик: Да.

Волински: А какое определение концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, могла бы дать концепции по имени инерция?

Ученик: Это выглядит так, словно меня затягивает куда-то, где я увязаю в материи и чувствую величайшую лень, и в этом есть что-то темное и мрачное.

Волински: Итак, эта концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию по имени я есть, верит в концепцию инерции; и эта концепция инерции представляется ей чем-то вроде увязания в материи и ощущения величайшей лени, в которой есть что-то темное и мрачное. Отличаются ли эти определения концепции по имени «мое» сознание от процесса уплотнения и увязания в нем?

Ученик: Противоположность этому — мир и покой.

Волински: Итак, что касается концепции по имени «мое» сознание, верящей в концепцию я есть, создавшей концепцию инерции, уплотнения и затягивания в материю с чувством чего-то темного и мрачного, — какие предположения она сделала?

Ученик: Одно предположение — что есть две крайности: одна — это активность и действие; она раскрашена в яркие цвета и очень красива. Другая крайность — это противоположная сила, и она очень могущественна.

Волински: Это уплотнение?

Ученик: Да.

Волински: Сжатие?

Ученик: Я бы сказал — уплотнение, сгущение, засасывание, втягивание назад в темноту, в бесформенность.

Волински: А при сгущении она становится более твердой и плотной, или более бесформенной?

Ученик: Бесформенной, но очень густой, словно грязь — очень густая грязь, зовущая назад и затягивающая назад, пока ты полностью не утратишь форму. Тогда тебе все равно; тебя ничто не волнует — никакие проблемы и вопросы.

Волински: Итак, концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию по имени я есть, которая верит в концепцию по имени инерция и засасывание назад в тот грязную ленивую спячку, густое грязное болото — если она поверит во все эти концепции, какими будут последствия для концепции по имени «мое» сознание?

Ученик: Утрата гибкости и скорости реакции, потому что в этой густой грязи ты полностью исчезаешь, а некоторые духовные учения, вроде христианства и Нью-Эйдж, говорят, что плохо быть таким ленивым и бесформенным — надо действовать, надо прекратить это, надо умереть, а затем воскреснуть, снова умереть, снова воскреснуть, снова умереть — это и моральный, и психологический принцип: если я теряю восприимчивость, я должен остановить этот процесс; если я ни на что не реагирую, то я умираю.

Волински: Значит, есть процесс сгущения и процесс сопротивления этому сгущению — то есть, расширение с целью стать более активным и живым?

Ученик: Да, я чувствую себя так, словно меня с огромной силой тянут в разные стороны.

Волински: А сейчас намеренно и осознанно очень медленно становись плотнее и увязай в этой бесформенной грязи, а затем сопротивляйся этому.

Ученик: Я уже сопротивляюсь.

Волински: Когда есть и уплотнение, и, одновременно, сопротивление этому уплотнению, не кажется ли процесс более мучительным, более жестким?

Ученик: Да, он более напряженный.

Волински: Намеренно стань пустотой, и намеренно стань формой; намеренно стань грязью, а затем сопротивляйся этому. Намеренно становись плотнее и сопротивляйся этому уплотнению.

Ученик: Да.

Волински: Отлично, а теперь пусть это происходит там (в другой части комнаты).

Ученик: Хорошо.

Волински: Теперь пусть это происходит на потолке. Теперь опять здесь. Теперь не смотри, где это происходит, — просто делай это в затылке. А теперь убери внимание с этого процесса и позволь ему исчезнуть. Как ты теперь видишь уплотнение и сопротивление уплотнению?

Ученик: Инерция ушла, и осталось лишь небольшое напряжение.

Волински: Снова стань плотнее и создай эту инерцию, этот процесс уплотнения, и заметь, как из него рождается процесс активности (раджас). Он естественно вытекает из него. Сделай это несколько раз, осознавая инерцию и то, как она превращается в активность (раджас).

Пояснение:

Внутри тамаса (инерции) находится активность (раджас). Они содержатся друг в друге и превращаются друг в друга.

Ученик: Это ощущается, как совершенно естественный процесс.

Волински: А сейчас?

Ученик: Я вижу полный цикл; он просто периодически повторяется, и между двумя периодами существует интервал, похожий на точку перехода.

Пояснение:

Этот крохотный интервал, или точка перехода, возможно, и есть чистота, или, в терминологии концепции гун, пространство саттвы.

Волински: Давай делать это очень медленно: позволять уплотнению уплотняться, замечая при этом точку, в которой оно переходит в активность; заметь, в какой точке это происходит; заметь, где это происходит, и наблюдай. Не делай ничего специально — просто замечай этот тончайший переход.

Ученик: Я вижу два разных процесса и точку перехода. Этот процесс естественный, и еле заметный.

Волински: Еле заметный для тебя или для самого процесса?

Ученик: Для меня.

Волински: А где внутри тела ты чувствуешь эту концепцию по имени «я», которая говорит, что этот крошечный интервал, этот переход еле заметен?

Ученик: Где-то здесь (показывает на грудь).

Волински: Заметь уплотнение, заметь эту крохотную точку перехода, сними со всего этого ярлыки и позволь им заниматься своей естественной деятельностью: уплотнение — переход — активность — переход — уплотнение. Сделай это несколько раз.

Ученик: Это что-то совершенно новое. Словно я встретился с самой жизнью, с невероятной, потрясающей свободой.

Волински: Так прими этот процесс, эту потрясающую свободу.

Ученик: В этом движении огромный заряд.

Волински: Огромная энергия?

Ученик: Я бы сказал — эмоциональный заряд.

Волински: Заметь эмоциональный заряд и, наблюдая, как уплотнение превращается в активность, сними ярлыки и наблюдай за энергией — как она уплотняется, а затем снова превращается в активность. Заметь, сколько в этом энергии и силы.

Ученик: Это потрясающе прекрасно, я словно перенесся на тысячи лет назад и вижу изначальную силу Земли.

Волински: А теперь, если бы эта концепция по имени «мое» сознание, которая верит в в концепцию я есть, также поверила в этот изначальный процесс уплотнения, и в интервал, и в огромную энергию при переходе к активности — если бы она поверила во все это, какими были бы последствия для концепции по имени «мое» сознание?

Ученик: Если бы она могла поверить, то последствиями была бы невероятная свобода и естественность. Я могу быть ленивым столько, сколько захочу, потому что я знаю, что в какой-то момент что-то само сдвинется и изменится — я почувствую меньше сопротивления. Я могу быть ленивым. И даже тупым.

Волински: Отлично. А теперь, если бы эта концепция по имени «мое» сознание поверила, что концепция по имени я есть, в которую она верит, и концепция перехода от уплотнения к активности, и эта изначальная сила — что все это создано из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ изначальной СУБСТАНЦИИ, включая того, кто все это осознает, — что тогда…?

Ученик: Каким-то образом это станет ОДНОЙ СУБСТАНЦИЕЙ.

Волински: А если эта концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию по имени «уплотнение и активность», если эта концепция по имени «мое» сознание, концепция по имени я есть, концепция по имени «уплотнение, переходящее в активность» — если все эти концепции, в том числе и тот, кто осознает их, были образованы из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ СУБСТАНЦИИ, не имеющей с ними ничего общего, что тогда…?

Ученик: Вот это да! У меня теперь есть новая игрушка! Как здорово думать об этом!

Волински: Если концепция по имени «новая игрушка» и концепция по имени «уплотнение, активность, процесс» и сознание, осознающее все это, было бы создано из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ СУБСТАНЦИИ не имеющей с ними ничего общего, что тогда…?

Ученик: Это похоже на воскрешение!

Волински: А если эта концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, которая верила в концепцию по имени «уплотнение, переходящее в активность», которая верит в концепцию смерти и воскрешения, печали и радости — если бы она поверила во все это, что бы могла создать концепция по имени «мое» сознание?

Ученик: Он могла бы создать игру.

Волински: Какую игру она могла бы создать?

Ученик: Игру, в которой все вещи действуют по определенным правилам.

Волински: Расскажи мне правила игры.

Ученик: Первое правило: участвовать в игре; второе правило: играть настолько интенсивно и увлеченно, насколько возможно.

Волински: А если эта концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию по имени я есть, которая верила в концепцию по имени «правила, одно из которых, — играть настолько увлеченно, насколько возможно», и в игру по имени «уплотнение, порождающее активность», и во все эти штуки… В общем, если бы вся эта куча, включая концепцию по имени «жизнь», а также того, кто осознает все это, была создана из одного и того же изначального сознания, не имеющего с ними ничего общего, что тогда…?

Ученик: __ Ничего ___ Пробел ___

Волински: А если бы эта концепция по имени «мое» сознание поверила в эти правила, и в то, что надо быть настолько вовлеченным, насколько возможно, и в игру и в игру по имени «уплотнение, переходящее в активность», и в жизнь, и в печаль, и в смерть, — как бы концепция по имени «мое» сознание обманывала себя?

Ученик: Что она не хочет исчезать, а хочет обладать деятельностью и энергией — но ведь все создано из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ СУБСТАНЦИИ.

Волински: А если бы это тоже было просто еще одной концепцией, не имеющей ничего общего с реальностью, что тогда…?

Ученик: В самом деле!!!

Волински: Итак, если концепция по имени «мое» сознание поверила в то, что концепция правил игры по имени «увлеченность» и правила по имени «правила не обсуждаются», и процесс перехода уплотнения в активность, и концепция печали, концепция жизни, концепция ЕДИНОЙ СУБСТАНЦИИ — если бы все это было создано из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ изначальной СУБСТАНЦИИ, не имеющей с ними ничего общего, что тогда….?

Ученик: Я не знаю… __ (молчание) __ (смех).

Волински: Если бы концепция по имени «мое» сознание поверила в концепцию игры и правил, и в то, что ты можешь и не быть увлеченным настолько, насколько возможно, и поверила в концепцию по имени «уплотнение, переходящее в активность», которая верит в концепцию жизни, печали и концепцию наличия только ЕДИНОЙ СУБСТАНЦИИ — если бы концепция по имени «мое» сознание поверила во все это, о чем бы она не захотела знать?

Ученик: Это самый совершенный из всех возможных миров, и поэтому нечего его обсуждать и задавать ненужные вопросы.

Волински: Итак, концепция по имени «мое» сознание не желает обсуждать эту тему?

Ученик: Или задавать лишние вопросы.

Волински: Расскажи мне о чем-нибудь, чего «мое» сознание не хочет обсуждать.

Ученик: Концепцию «осознающего».

Волински: Расскажи мне еще о чем-нибудь, чего концепция по имени «мое» сознание не хочет обсуждать.

Ученик: Саму концепцию «моего» сознания, концепцию я есть.

Волински: Почему концепция по имени «мое» сознание не хочет даже обсуждать концепцию «моего» сознания или «осознающего»?

Ученик: Потому что тогда они превратятся в НИЧТО.

Волински: Итак, если концепция по имени «мое» сознание, концепция по имени я есть, концепция по имени «осознающий», концепция по имени сознание, или бессознательное, или отсутствие сознания, концепция по имени «игра», уплотнение и активность вне игры и ее правил, и нежелание говорить об этом, правило, что нужно быть увлеченным, и все эти материи — если все это, включая осознающего и «мое» сознание было создано из ОДНОЙ И ТОЙ изначальной СУБСТАНЦИИ, не имеющей с ними ничего общего, что тогда….?

Ученик: Тогда каждый раз, когда откуда-то появляется «я», это просто обман; оно исчезает.

Волински: Почему концепция по имени «мое» сознание не хочет знать о том, что это «я», которое появляется, нереально и не существует?

Ученик: Она чувствует ужасную фрустрацию.

Волински: Расскажи мне что-нибудь, что фрустрирует концепцию по имени «мое» сознание.

Ученик: Что этому нет конца; чем дальше мы идем, тем дальше цель: мы никогда никуда не придем.

Волински: Итак, эта концепция по имени «мое» сознание верит в концепцию по имени «сколько ни идти, конца этому не будет», верит в концепцию по имени «существование начала» и «я», которое хочет увидеть конец, где «я» смогу отдохнуть, в концепцию игры, в которую нужно увлеченно играть, и которую нельзя обсуждать, и в правила, которые тоже нельзя обсуждать, и в процесс уплотнения, переходящего в активность, и в концепцию жизни, и это безумие, и «я» не хочет говорить о сознании, о «моем» сознании или о сознании я есть — если все это, в том числе и «осознающий» — просто концепции, созданные из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ изначальной СУБСТАНЦИИ, не имеющей с ними ничего общего, что тогда…?

Ученик: Я боюсь сказать что-нибудь.

Волински: Так скажи мне что-нибудь, что ты боишься сказать.

Ученик: Все эти усилия, которые никуда не ведут, все эти годы стараний — все это так тяжело и больно. И еще: то, что казалось ясным и четким, утратило свои границы и очертания. И еще: если границы исчезли, опять появляется инерция, и меня снова поглощает материя.

Волински: Итак, есть две темы. Первая: если бы мы отделились от концепции инерции, которая, конечно же, кажется чем-то плохим, а плотность и инерция отделились от концепции лени — если бы все это было отдельными концепциями, что бы тогда произошло?

Ученик: Лень кажется обычным человеческим качеством, которое вполне можно себе позволить.

Волински: И вторая тема: эта концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию по имени «путь», в концепцию ЕДИНОЙ СУБСТАНЦИИ, в концепцию я есть, или меня нет, в концепцию «осознающего» или отсутствия «осознающего», в концепцию сознания или отсутствия сознания, в концепцию «моего» сознания и «я», которому не следует обсуждать все это, в концепцию по имени уплотнение, рождающее активность, в игру — если ты веришь во все это, чего ты не хочешь испытать? Выигрыша или проигрыша, обретения чего-либо, концепции фрустрации, которая случится, если ты поверишь во все эти штуки — чего ты не хочешь испытать?

Ученик: Я многого не хочу испытывать. Я сейчас пытаюсь понять, чего именно. На самом деле, очень многих вещей.

Волински: Хорошо. Итак, если концепция по имени «мое» сознание, о которой, как предполагалось, ты не будешь говорить, концепция по имени «осознающий», о которой тебе не следовало говорить, концепция по имени сознание, о которой тоже не следовало говорить, концепция по имени я есть, о которой тоже не следовало говорить, концепция по имени «процесс уплотнения, порождающий активность», о котором тебе не следует говорить, концепции по имени бесцельность и целесообразность, концепции по имени полезные и по имени бесполезные, концепция по имени печаль, концепция по имени жизнь, концепция по имени «осознающий» — если бы все эти концепци, включая того, кто осознает все это, были образованы из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ СУБСТАНЦИИ, не имеющей с ними ничего общего, что тогда…?

Ученик: (Смеется) ___ НИЧЕГО.

ИЗУЧЕНИЕ ПРИРОДЫ КОНЦЕПЦИИ САТТВЫ: ЧИСТОТА, ГАРМОНИЯ, ПОКОЙ.

Концепцию силы по имени саттва можно описать как чистота, чистый разум, гармония, покой. Кроме того, это идеал «высшей добродетели»; достигший ее всегда неизменно правдив, невзирая на ситуацию. (См. часть 2, «Ловушка добродетели» к вопросу о добродетели или чистом разуме).

Волински: Где находится концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, которая верит в концепцию чистого разума?

Ученик: В моей голове.

Волински: Попроси концепцию по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, дать определение концепции чистого разума.

Ученик: Чистая рациональная мысль, основанная на рациональном мышлении и теориях, ведущих к умлзаключениям.

Волински: Какие предположения концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию по имени я есть, сделала о концепции чистого разума?

Ученик: Что все имеет свою причину и, по сути, рационально; и если понять причину и исследовать ее, можно точно предсказать результат.

Волински: А «где» сейчас находится концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, которая верит в концепцию чистого разума?

Ученик: По-прежнему в моей голове, в моем интеллекте.

Волински: А каковы умозаключения концепции по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, которая верит в концепцию чистого разума?

Ученик: Я есть ищет и находит разумные причины, которые могут все объяснить и обосновать.

Волински: Что произойдет с концепцией по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, которая верит в концепцию чистого разума, если разумных причин не найдется, или объяснение не подойдет?

Ученик: Она почувствует хаос, а, возможно, даже легкое безумие.

Волински: А каков основной постулат этой концепции по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, которая верит в концепцию чистого разума?

Ученик: Что у всего есть причина, цель и объяснение.

Волински: А если все это — просто концепция концепции по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, которая верит в концепцию чистого разума, и не имеет ничего общего с реальностью, что тогда…?

Ученик: ___ Абсолютная пустота.

Волински: Что касается концепции разумности всего, как концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, которая верит в концепцию чистого разума, обосновывает саму себя?

Ученик: Она по умолчанию постоянно находится в этой области и считает, что она существует.

Волински: А где находится эта концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию того, что в этой области по умолчанию постоянно находится концепция, которая верит в изначальную разумность и рациональность?

Ученик: В этой области, о которой все известно.

Волински: Заметь разницу между собой и тем, кому «известно» все об этой области.

Ученик: Хорошо.

Волински: Если бы и «знающий», и эта постоянная область были продуктами сознания, которое «смотрит» через линзы я есть, и не имеет с ними ничего общего, что тогда…?

Ученик: (Молчание) ___ … тогда кто-нибудь начал бы проверять, остается ли «это» по-прежнему здесь.

Волински: «Знающий» или сама область?

Ученик: И то, и другое.

Волински: А если ни «знающего», ни области НЕТ, есть ли ТЫ?

Ученик: Нет, если нет изначальной разумности и рациональности, то «меня» нет.

Волински: А если бы «я» было частью «знающего», а концепции области и разумности по умолчанию — если бы все это, включая я есть, было создано из ОДНОЙ И.

ТОЙ ЖЕ изначальной СУБСТАНЦИИ, не имеющей с ними ничего общего, что тогда…?

Ученик: ____ (Молчание).

Волински: Как эта концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, которая верит в концепцию своего существования и существования постоянного местонахождения, обманывает себя?

Ученик: Уверяя себя, что она находится в определенном месте.

Волински: Если бы я есть, «я», «знающий» о местонахождении и философия были отделены от концепции местонахождения, что тогда…?

Ученик: Тогда бы не было ничего. Тогда меня НЕТ.

Волински: Как эта концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, которая верит во все эти концепции, обманывает себя?

Ученик: Веря, что существует такая вещь, как местоположение.

Волински: А если бы его не было?

Ученик: Тогда бы пришлось столкнуться лицом к лицу с тем, что ничего нет.

Волински: Если мы отделим «знающего» от местоположения, область от неизменной рациональной философии?

Ученик: Все рассеялось, как дым ______ (Молчание).

Волински: Есть ли что-нибудь, что концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, которая верит во все это, не должна знать?

Ученик: Что все это существует лишь в восприятии, и что ничего этого нет.

Волински: А если концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, поверила бы, что все эти концепции и даже концепции ЕСТЬ и НЕТ существуют лишь в восприятии и не имеют отношения к реальности, что тогда…?

Ученик: Но «знающий» все еще здесь.

Волински: Если бы «знающий» продолжал оставаться здесь, но не имел ничего общего с реальностью, что тогда…?

Ученик: ____ (Молчание).

ИЗУЧЕНИЕ ПРИРОДЫ КОНЦЕПЦИИ РАДЖАСА.

Концепция гуны раджаса олицетворяет силу активности и действия. Говорят, что когда у кого-то слишком много раджаса, то лучше не вставать у него на пути.

Волински: Где ты чувствуешь концепцию по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, которая верит в концепцию деятельного и активного «я»?

Ученик: В легких и груди.

Волински: Где-нибудь еще?

Ученик: Нет, лишь немного в остальном теле… в анусе…словно я еду верхом.

Волински: Попроси концепцию по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, которая верит в концепцию деятельного и активного «я», дать определение раджаса (деятельности и активности).

Ученик: Это активность, когда я должен все время что-то делать, делать, делать! Заниматься различными проектами и т. д.

Волински: А каковы убеждения концепции по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, которая верит в концепцию деятельного и активного «я», на тему деятельности?

Ученик: Что нужно действовать, чтобы выжить.

Волински: А что следует из этих убеждений для концепции по имени «мое» сознание, и для концепции по имени я есть?

Ученик: Что нужно постоянно заниматься разными проектами.

Волински: Как концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, которая верит в концепцию деятельного и активного «я», относится к своим убеждениям?

Ученик: Она верит в них.

Волински: Что касается деятельности: как концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, которая верит в концепцию деятельного и активного «я», обманывает другую концепцию по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, которая верит в концепцию деятельности?

Ученик: Что деятельность — это правильный путь; что она — деятель, а не измышление я есть.

Волински: Как эта концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепциюя есть, которая верит в концепцию деятельного и активного «я», обманывает себя?

Ученик: Заявляя, что она может добиться всего, чего захочет, если будет действовать.

Волински: Как эта концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепциюя есть, которая верит в концепцию деятельного и активного «я», пытается контролировать себя?

Ученик: Если она контролирует себя, она «получит» доказательство, что она и вправду деятель.

Волински: А если бы все это было просто концепциями, принадлежащими концепции по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, которая верит в концепцию деятельного и активного «я», и не имели отношения к реальности… что тогда?

Ученик: ____ Пустота ____ (Молчание).

Волински: О чем эта концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, которая верит в концепцию деятельного и активного «я», не хочет знать? Чего она не хочет испытывать?

Ученик: Что она вовсе не деятель, и никакого деятеля нет.

Волински: А если концепция по имени «мое» сознание, концепция я есть, концепция по имени деяние или недеяние, и «осознающий», который осознает все это, — если бы все они были образованы из ОДНОЙ и ТОЙ ЖЕ изначальной СУБСТАНЦИИ, не имеющей с ними ничего общего, что тогда….?

Ученик: ___ (Молчание).

Волински: О чем эта концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, которая верит в концепцию деятельного и активного «я», не должна знать?

Ученик: О том, что не существует ни деятеля, ни действия.

Волински: А если бы все это было просто концепциями концепции по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, которая верит в концепцию деятельного «я» и «осознающего»; что, если бы все эти концепции были образованы из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ изначальной СУБСТАНЦИИ, не имеющей к ним отношения, что тогда…?

Ученик: ____ Пустота ____

ГЛАВА 9. Покров концепции тантр-янтр-мантр.

«Сущность всех мантр заключена в буквах или звуках, [а] сущность букв и звуков — это ШИВА [ТА ЕДИНАЯ СУБСТАНЦИЯ]».

(Сингх, «Пратьябхдижняхрдайям», Стр. 79).

ИЛЛЮЗИЯ ДОСТИЖЕНИЯ.

СТАБИЛЬНОГО И НЕИЗМЕННОГО СОСТОЯНИЯ.

КОНЦЕПЦИЯ МАНТРЫ.

ИЛЛЮЗИЯ КОНЦЕПЦИИ ЗВУКОВ И СЛОВ[15].

Когда процесс абстрагирования продолжается за пределами уровня объектов и Я ЕСТЬ, возникает вербальное я есть, порождающее бесчисленное множество всевозможных умозаключений. Поэтому ясно, что концепция звука и проистекающие из нее концепции и умозаключения представляют собой абстракции нервной системы, происходящие из концепции звука. Такие концепции звука, как мантра, не могут освободить «тебя» от влияния концепции звука и ее последствий. Почему? Потому что, если бы не было нервной системы, то не было бы и звука. Звук, как и мантра, — это концепции, созданные нервной системой и воспринятые «я» — продуктом нервной системы. Отсюда и известный вопрос: «Если дерево падает в лесу, и нет никого, кто слышит это, издает ли оно звук?» Нет. Когда «мы» «поймем» это, тогда «мы» сможем «увидеть», что «я» повторяет концепцию, или символ, мантры в надежды что-то получить; но все то же «я» (представляющее собой сознание) повторяет эти звуки (представляющие собой сознание) в надежде получить что-нибудь в воображаемом будущем (также представляющем собой сознание).

««Три ограничивающих условия представляют собой разновидность ограниченного, искаженного знания, коренящуюся в словах, которые оказывают огромное влияние на нашу жизнь. Эти слова, состоящие из букв, называются матрка. Поэтому матрка (слова и буквы) образует основу всего ограниченного знания». («Шива-сутра», стр. xvii).

Это относится и к мантре, представляющей собой сжатое и символическое воплощение концепции звука. Больше того — «Шива-сутра» утверждает, что все оковы рождены звуком. Почему? Потому что звук создает буквы, буквы создают слова, слова создают идеи и концепции. Следовательно, поскольку и повторение мантры, и сама мантра — абстракции, рожденные концепцией звука, то как может одна абстракция (мантра) освободить другую абстракцию («я»), повторяющую мантру?

ПОКРОВ МАНТР.

Мантра: «Имя Господа… Мантра, единая с Господом, содержащая в себе сущность учения гуру. Ученика просят постоянно медитировать на этот аспект Бога. Продолжительное повторение мантры (джапа) проясняет мысль, а стабильная практика в конце концов приведет к постижению Бога… звук, или ряд звуков, полных мощи, воплощающих определенные космические силы и свойства… В буддистских школах… мантра определяется как защита ума. В трансформации «тела, речей и ума», происходящей в результате духовных практик, мантра ассоциируется с речью, и ее задача — сублимация звуковых вибраций». («Энциклопедия восточной философии и религии», стр. 220).

Мантры часто используются как защитные талисманы; к ним взывают, как к святыне. Многие люди ошибочно предполагают, что цель мантр, называемых божественными звуками, — концентрация внимания и освобождение тела, ведущие к «постижению».

СОЗЕРЦАНИЕ: КАК МОЖЕТ РЕЛАКСАЦИЯ ИЛИ КОНЦЕНТРАЦИЯ УМА, ДЛЯ КОТОРОЙ ТРЕБУЕТСЯ «Я», ЗАНИМАЮЩЕЕСЯ КОНЦЕНТРАЦИЕЙ, ПОМОЧЬ ОБНАРУЖИТЬ, КТО ТЫ, ИЛИ ОСОЗНАТЬ Я ЕСТЬ ТО — ТЕБЯ НЕТ, ЕСЛИ «Я» (ЗАНИМАЮЩЕЕСЯ КОНЦЕНТРАЦИЕЙ) ПО-ПРЕЖНЕМУ ВЕРИТ В ТО, ЧТО ИМЕННО ОНО ДЕЛАЕТ ЭТО?

ПОКРОВ КОНЦЕПЦИИ ЯНТР[16].

«Янтра в качестве “средства поддержки”, мистическая диаграмма, используемая как символ божества, его сил и качеств; чаще всего к ней прибегают в тантре. В “Карма-канде” (раздел “Вед”, в котором описаны практики), говорится о выполнении ритуалов, священных обрядов и заклинаний. Для того, чтобы они усилить их действие, возник культ изображений, янтр и мандал, образованных геометрическими фигурами. В медитативных практиках тантры (например, в кундалини-йоге) они играют важную роль в качестве “средств поддержки”; они являются образцами для “визуализации”: медитирующий рисует в своем воображении различные аспекты и силы божества. Наиболее известная из всех янтр — Шри-янтра». («Энциклопедия восточной философии и религии», стр. 425).

Концепция янтры — паттерн света; подобно тому, как Ом считается первоначальным звуком, так же Шри-янтра считается первоначальной формой света (первая абстракция или уплотнение, рожденное концепцией света).

Концепция светового паттерна (янтры), символизирующей божество (например, Кали) представляет собой самую тонкую или наименее плотную форму физической формы самой Кали. Теоретически, чем тоньше символ, тем «ближе» он к СУБСТАНЦИИ. Предполагается, что, посредством концентрации внимания на образе и его почитания, будет достигнута и эта близость, и понимание, что почитающий, почитаемое (янтра или божество) едины.

Однако, как и в случае мантр, поклоняясь янтрам, следует осознавать, что божество, символом которого служит янтра, создано из ТОЙ ЖЕ САМОЙ СУБСТАНЦИИ, что и поклоняющийся янтре.

Проблемы возникают оттого, что «я» верит, что оно занимается концентрацией внимания и является отличным от объекта внимания. И тогда медитирующее «Я» проникается символическим изображением концепции света, янтрой, объектом, изображением, наделенными магической властью спасти, преобразить, наделить милостью, защитить, освободить, исцелить и т. д.

Почитание янтры — это подготовительная практика, ведущая (во всяком случае, на это надеются) к самадхи (к его началу). Однако, покров сознания заключается в том, что «я» воображает, что оно что-то делает и будет делать, и что оно создано из иной субстанции, нежели янтра, которая может даровать какую-нибудь разновидность «просветления». Кроме того, следует понять, что концепция света и его сжатая-уплотненная символическая форма по имени «янтра», будучи застывшим светом, по-прежнему является частью миража. Иными словами, медитация на мантру и ее значение или развитие «духовных» качеств по-прежнему предполагает существование иллюзорного «я». Янтра — это символ, существующий лишь для нервной системы, и, значит, изначально ее НЕТ. Больше того: символ не связан с тем, что он символизирует!

«Не существует… обязательной связи между символом и символизируемым… Символы и символизируемые объекты независимы друг от друга; тем не менее, все мы чувствуем, а иногда и действуем так, словно эта связь непременно есть… Привычка путать символы с символизируемыми объектами (как у личности, так и у общества) достаточно сильна на всех культурных уровнях; она создает вечную общечеловеческую проблему». (Гайякава, «Язык в мысли и действии», стр. 22–24).

Архетипы периодически образуются из света; в конечном итоге они НИЧТО. Концепция света не может существовать без я есть — продукта нервной системы, говорящего, что «свет существует»; следовательно, без концепции я есть нет ни света, ни концепции янтры — просто не-ты.

СУЩЕСТВУЕТ ПОСТОЯННАЯ ИЛЛЮЗИЯ, ЧТО ЭТО «ТЫ», ИЛИ ДАЖЕ ПРОСВЕТЛЕННОЕ «ТЫ» КАКИМ-ТО ОБРАЗОМ БУДЕТ СУЩЕСТВОВАТЬ, МОЖЕТ СУЩЕСТВОВАТЬ И ЕГО СУЩЕСТВОВАНИЕ БУДЕТ ПРОДОЛЖАТЬСЯ.

ПОКРОВ ТАНТРЫ.

Тантра (На санскрите означает «ткань, контекст, континуум»).

«После «Вед», «Упанишад», «Пуран» и «Бхагавад-гиты» тантра — один из основных элементов «Санатана-дхармы», «вечная религия» индуизма. Ее главный предмет — божественная энергия и творческая сила (шакти), воплощенная в женском аспекте разнообразных богов; она персонифицирована как дэви, или богиня, она изображается как жена — прежде всего жена Шивы. В зависимости от того, какую именно форму принимает Шива, его Шакти может быть богиней удачи, такой, как Махешвари, Лакшми, Сарасвати, Ума или Гаури, либо устрашающей фигурой, как Кали или Дурга.

Термин тантра также относится к ряду текстов и практик, опасных для тех, кто не готов к строгой духовной дисциплине. Существуют две школы тантры: 1) нечистый, рискованный путь Вамачары («путь левой руки»); его ритуалы безнравственны и связаны с сексуальным распутством; 2) Дакшачара («путь правой руки»); его ритуалам присуща чистота и строгая духовная дисциплина, требующая полного подчинения Божественной Матери в ее многочисленных формах.

В каждом тантрическом тексте должны присутствовать пять тем: 1) сотворение мира; 2) его разрушение или исчезновение; 3) поклонение Богу в его мужском или женском аспекте, т. е. поклонение одному из бесчисленных мужских или женских божеств; 4) обретение сверхъестественных способностей; 5) разнообразные методы достижения единения с Высочайшим с помощью подходящих форм медитации. Среди этих методов — разнообразные высшие учения йоги, такие, как карма-йога, бхакти-йога, кундалини-йога и другие пути.

Тантрические тексты обычно написаны в форме диалога между Шивой, божественным повелителем, и его Шакти, божественной энергией. Они пытаются поднять человечество на уровень божественного совершенства, обучая человеческие существа, как пробудить спящую космическую силу (кундалини-шакти) с помощью определенных ритуалов и медитативных практик». («Энциклопедия восточной философии и религии», стр. 354–355).

Тантру может определить как «расширение сознания». Поэтому все действия, или тантры, следует выполнять с этим пониманием. В сексуальной тантре сексуальная энергия используется для того, чтобы слиться и стать единым с СУБСТАНЦИЕЙ, и все действия должны выполняться с этим намерением.

Тантра, неточный смысл которой — набор определенных действий, а более точный — «расширение сознания», — это теория о том, как использовать жизненный опыт для постижения ТОЙ СУБСТАНЦИИ или сознания.

Краеугольный камень северной кашмирской тантры, известной также как кашмирский шиваизм, — «Шива-сутра». Рассказывают, что эту рукопись нашли под скалой в Кашмире; в ней описано основное учение и философия Шивы. В ее дополнении «Виджнянабхайраве» описаны 112 дхаран (означающих путь или то, «как» сконцентрировать внимание или осознание, чтобы достичь ТОГО изначального сознания) и божественного трепета или вибрации, известной в санскрите как спанда.

В последние годы, несмотря на то, что меньше 1 % 112 йогических тантр имеют отношение к сексу, тантра стала символом сексуальности и пути экстаза. Давайте проясним этот пункт. ЭТОТ ПУТЬ ЭКСТАЗА — ОГРОМНАЯ ЛОВУШКА. Почему? 1) Потому что «я» ищет и действует ради обретения чего-то, что «я» хочет сделать неизменным и постоянным состоянием, хотя все состояния временны и преходящи; 2) Любой экстаз зависит от ощущений; 3) Экстаз «предполагается» средством достижения ТОГО; но в лучшем случае он может привести к самому началу самадхи; 4) Имеется высокая вероятность того, что, как и в любой системе, возникнет привязанность к средствам — в данном случае, к средствам наслаждения; 5) Следует задать себе вопрос: «Может ли тантра, “расширяющая сознание”, вывести “я” за пределы концепции самого сознания, или она просто приведет “я” к более тонким “духовным” концепциям, основанным на мираже?» И, наконец: 6) Очень велика возможность, как большинство из нас убедились спустя много лет, что сексуальное желание будет «одухотворено» и названо тантрой для того, чтобы оправдать его, назвать другим словом или придать ему «духовный» смысл.

Например, почему все гуру, обучавшие сексуальной тантре, которых «я» знал, выбирали молодых и красивых девушек? Если все есть ЕДИНАЯ СУБСТАНЦИЯ, почему бы «просветленному гуру», который все делает ради учеников, не выбрать женщину 40, 50, 60 или 70 лет? Это секс или тантра? Я голосую за то, что это замаскированный секс, поданный в под «одухотворенным» соусом тантры.

Поэтому тантра и поиски экстаза могут стать иллюзией в контексте миража, и поэтому среди индийских йогов часто упоминают, что «путь левой руки» создан для того, чтобы продемонстрировать природу иллюзии, «как будто» это путь заблуждения.

ПУТЬ ТАНТРЫ.

Путь тантры — это использование повседневного опыта для постижения изначального сознания или ПУСТОТЫ. В «Тантра асане» сказано: «Что-то поднимается, когда что-то опускается». Однако на пути очень легко оказаться в ловушке желания экстатических телесных или сенсорных ощущений или переживаний самих по себе, просто потому, что они восхитительны. Эта иллюзия — признак состояния, которое следует превзойти для «постижения» ПУСТОТЫ. Как все мы знаем, желание «кайфа» часто ведет к «облому». Однако, так как существует только ОДНА СУБСТАНЦИЯ, важно направить внимание на «облом» как на «энергию», без всякого желания изменить его или превратить во что-то другое.

Чтобы лучше продемонстрировать это, скажу, что само мощное тантрическое сексуальное переживание, когда-либо испытанное «мной», произошло без партнера. В другой раз «я» занимался тантрическим сексом с женщиной, которая действительно занималась этим лишь ради секса. Для нее это было сексуальным экстазом и телесным блаженством, для меня — лишь ПУСТОТОЙ, на пути к которой не было никакого телесного блаженства.

АГОНИЯ И ЭКСТАЗ.

Любой экстаз ведет к агонии, любой кайф ведет к облому. Это две грани одного и того же переживания, потому что все переживания образованы из сознания и происходят внутри миража. Первая благородная истина Будды гласит: «Жизнь есть страдание». Нисаргадтта Махарадж говорил: «Сознательная жизнь есть страдание».

С другой стороны, «ПУСТОТА» за пределами сознания, кайфа, экстаза, обломов и агонии — это ПУСТОТА, проявляющаяся, когда «мы» «видим», что все состояния образованы из ЕДИНОЙ СУБСТАНЦИИ.

Поэтому «фокус» заключается в том, чтобы не попадаться в ловушку того, что кажется существующим. За пределами концепции СУЩЕСТВОВАНИЯ и НЕ-СУЩЕСТВОВАНИЯ лежит ПУСТОТА. Предсознательная, предшествующая творению, непроявленная неосознанность.

И поэтому «достижение» «чистой тантры» — ПУСТОТА, глядящая сквозь «твои глаза» и созерцающая этот мир сновидений.

ЧТО ПРОИСХОДИТ, КОГДА ТЫ СМОТРИШЬ В ГЛАЗА «ДРУГОГО»?

ТЫ МОЖЕШЬ ВИДЕТЬ В НИХ СОВЕРШЕННУЮ ПУСТОТУ, ПРЕДШЕСТВУЮЩУЮ СОЗНАНИЮ И ТВОРЕНИЮ.

БЕСФОРМЕННОЕ ТО.

ГЛАВА 10. Покров большого внешнего Бога.

НАВЕРНОЕ, БОГИ БЕЗУМНЫ.

Этот «покров», или иллюзия, иллюстрирует одну из самых интересных общепринятых концепций. Это идея, что в «каком-то» далеком месте «иного мира» находится Бог, или создатель, творец всего сущего (сам Господь Шива), который изображается антропоморфно, в виде личности.

Этот мир появляется из того «иного» мира. Он возникает из небытия. Но как это может быть? Например, когда мы спим, рождается мир сновидений — тоже из НЕБЫТИЯ.Так же возникает и наш мир.

Если «понять» это, люди и вещи предстанут плоскими, одномерными картонными фигурками, плавающими в НЕБЫТИИ.

Однажды, будучи в состоянии осознания, «я» увидел, как передо мой возник Ширдхи Саи Баба.

Из «бесконечности» за границами бытия, из НЕБЫТИЯ появился Ширдхи Саи Баба. Он держал в руке песчинку. Эта песчинка была материальной Вселенной.

Сейчас, когда «я» сижу и пишу, это похоже на то, словно чистое «бесконечное» НЕБЫТИЕ сжалось, образовав мое ограниченное искаженное восприятие, а затем «Я» ЕСТЬ.

Внешний Бог, создавший Вселенную, — еще один покров иллюзии сознания. Бог, пребывающий за пределами сотворенной Вселенной, — это архетип; и, как мы увидим позже, в конечном итоге за пределами нет ничего.

ГЛАВА 11. За пределами пустоты.

Часто люди забывают о своих мыслях, воспоминаниях, эмоциях, ассоциациях, восприятии, внимании или намерениях в пустом состоянии без состояния безмолвного Я ЕСТЬ. Однако, за ее пределами существует сознание.

ИЗУЧЕНИЕ ПРИРОДЫ КОНЦЕПЦИИ БЕЗМОЛВНОГО Я.

Волински: Где ты чувствуешь сознание, которое кажется пустотой?

Ученик: Во всем теле.

Волински: Как сознание могло бы определить понятие пустоты?

Ученик: Как небытие, отсутствие эмоций.

Волински: На что похоже это пустое пространство без мыслей и воспоминаний посреди сознания?

Ученик: На белое облако.

Волински: А если бы «осознающий» направил свое осознание немного дальше, за грань этого облака, было бы там что-нибудь?

Пояснение:

Нужно научиться «понимать» весьма тонкий язык. Мы не думаем, что «ты» осознаешь, что можешь переместиться за пределы пустоты; мы говорим о том, что существует «осознающий», который может переместиться или «увидеть»; «ты» этого не можешь. Ты — ни «осознающий», ни осознание. Ты находишься за пределами «осознающего», и ТЕБЯ НЕТ.

Ученик: Там что-то вроде пустой коробки.

Волински: Если «осознающий» перенесет свое осознание еще дальше, что он обнаружит вокруг этой коробки?

Ученик: Она находится в центре, а вокруг нее яркий свет.

Волински: Итак, в центре — пустой предмет; вокруг него — яркий свет, но пустой предмет по-прежнему в центре, верно?

Ученик: Да, пустота похожа на пустую коробку в центре яркого света.

Пояснение:

Когда «осознающий», который не есть ты, расширяет свое (не твое) осознание, тогда сознание, плавающее в небытии, предстает точкой или пятнышком — но по-прежнему внутри сознания. Как мы увидим, когда оно разворачивается внутри этого безмолвного покоя, находящегося внутри сознания, появляется Вселенная.

Волински: А какие предположения сделало это сознание о белом небытии в центре?

Ученик: Нет ни разделения, ни стен, есть что-то прекрасное, и оно мне очень нравится. В нем нет тревожности, оно полно мира и покоя. Я хотел бы оказаться внутри него.

Пояснение:

Большинство «людей» не любят пустоты, а эти образы возникают в пустоте. А этот ученик, похоже, в прекрасных отношениях с пустотой.

Волински: Для этого сознания, окружающего это пустое небытие, которое тебе так нравится, внутри которого ты хочешь оказаться, — каковы последствия его предположений об этом белом небытии, об этой концепции пустоты?

Ученик: Мне бы хотелось оставаться там все время, но я попадаю туда, только когда я прихожу сюда или во время медитации.

Волински: Если бы сознание, окружающее пустоту, и пустое пятно в центре были образованы из одного и того же сознания, на что бы это было похоже?

Ученик: Я бы хотел остаться там навсегда и не выходить наружу.

Волински: Что касается сознания с его концепцией пустоты, небытия в центре и твоего желания остаться там навсегда и не выходить наружу — какую концепцию сознание создало обо всем этом?

Ученик: Это выглядит так, словно сознание постоянно создает новые виды безумия, новые бесцельные метания, новые привязанности и страдания.

Волински: Теперь, когда «ты» смотришь на это сознание и пустоту в центре него, кажется, что, какое бы безумие не пришло, оно окажется в пустом пространстве. Если бы экран (концепция пустоты) и тот, кто осознает все это, были образованы из одного и того же сознания, что тогда…?

Пояснение:

Это очень часто упоминается в «Тибетской книге мертвых». Очень многие люди не «видят» сети так же, как они не «видят» пустоты-небытия. Вместо смерти на пустом экране появляются картины наслаждения или страдания. Если «некто» может осознать, что все, что появляется на экране, и «зритель» образованы из одного и того же сознания, тогда он достигнет нирваны (угасания). (См. главу «Осознание смерти»).

Ученик: Ничего ____

Волински: Это сознание, которое оборачивается пустотой, а также может обернуться (стать) безумием, а также остаться пустотой, или обернуться чем угодно еще — как это сознание обманывает себя?

Пояснение:

Важно понять, что ПУСТОТА, или все, что появляется, все, чем становится ПУСТОТА, по-прежнему остается сознанием. Это ясно выразил Х. Х. Далай-Лама, когда сказал: «Ум свободен от ума». Почему? Потому что ум создан из ПУСТОТЫ, а, в конечном счете, из единого сознания, поэтому он — НЕ-УМ.

Ученик: Веря в то, что все мое безумие находится здесь.

Волински: Существует ли идея, что безумие должно быть здесь, и я есть лишь тогда, когда есть безумие, а если нет безумия, то и меня нет? Они идут вместе, да?

Ученик: Да, потому что я есть так считает; с другой стороны, когда нет я есть, нет и меня.

Пояснение:

Это действительно важная вещь. Единственный способ для сознания действительно узнать, что оно есть — это стать безумным: Если нет безумия, тогда его нет!

Волински: Итак, если бы концепция безумия или здравого ума, я есть и меня нет, и тот, кто осознает все это, были образованы из одного и того же сознания, что тогда…?

Ученик: Когда я услышал вопрос, я уже исчез — это не-я.

Волински: Пустой и бесконечный?

Ученик: Совершенно бесконечный.

Волински: Что касается этого сознания, которое сейчас обернулось невероятной пустотой и бесконечностью, простирающейся все дальше, о чем это сознание не должно знать?

Пояснение:

Сознание скрывает само себя; задавая себе вопрос, о чем оно не должно знать, сознание сбрасывает покров и раскрывает себя как сознание.

Ученик: Что его нет.

Волински: Если бы сознание, большая пустота и концепция по имени «я» были образованы из одного и того же сознания, включая того, кто осознает, что все это сознание создано из одного и того же сознания, что тогда….?

Ученик: Все исчезает.

Волински: Есть ли какая-нибудь определенная причина, почему сознание «не хочет» испытывать «исчезновения всего»?

Ученик: Потому что тело, дыхание, причины и следствия, личная история — все это хочет остаться и не исчезать.

Волински: Если бы все это: причины и следствия, сознание, личная история, пустота, сознание, которое ее окружает, я есть, меня нет, включая того, кто осознает все это, были образованы из одного и того же сознания, что тогда….?

Ученик: Ничего ____ (Долгое молчание).

ЗНАЮЩИЙ.

КАЖДЫЙ ЗНАЮЩИЙ ОБЛАДАЕТ КОНКРЕТНЫМ, ОГРАНИЧЕННЫМ ЗНАНИЕМ. ПОСЛЕ ИЗУЧЕНИЯ ПРИРОДЫ ЗНАЮЩЕГО (С ЕГО ОГРАНИЧЕННЫМ ЗНАНИЕМ), ПОЗНАВАЕМОГО (ОБЪЕКТА ИЛИ САМОГО ПОЗНАНИЯ), ПОЗНАНИЯ (ПРОЦЕССА «ОБРЕТЕНИЯ ЗНАНИЯ») ВСЕ ОНИ ИСЧЕЗАЮТ, И ОСТАЕТСЯ ЧИСТОЕ Я ЕСТЬ БЕЗ МЫСЛЕЙ, ВОСПОМИНАНИЙ, ЭМОЦИЙ, АССОЦИАЦИЙ, ВОСПРИЯТИЯ, ВНИМАНИЯ И НАМЕРЕНИЙ.

«На каждой ступени сжатия устанавливаются субъектно-объектные отношения между более плотными и менее плотными аспектами знания; менее плотные играют субъективную, а более плотные — объективную роль… в любых субъектно-объектных отношениях более плотное играет роль объектов… где бы ни встретились объект и субъект, между ними устанавливаются определенные отношения. Поэтому проявленная Вселенная не двойственна, а тройственна, и каждое проявление реальности на любом уровне имеет три аспекта… и может быть истолковано как знающий, познание, познаваемое… наблюдатель, наблюдение, наблюдаемое, или воспринимающий, восприятие, воспринимаемое… Одно становится тремя». (Таймини, «Учение йоги», стр. 96).

ГЛАВА 12. Осознание смерти.

ОПЫТ, КОТОРЫЙ ТЯЖЕЛЕЕ ВСЕГО ПРИНЯТЬ.

Признание, постижение и приятие концепции смерти и сопротивление этой концепции необходимы для «выхода за пределы» любых концепций посмертного существования, называемых религиозными и метафизическими — рассказывают ли они про ад и рай, или про реинкарнацию. Некоторые религиозные философы (например, Мартин Хайдеггер) подчеркивают, что для подлинного приятия жизни необходимо принять и интегрировать смерть. Это означает, что нужно рассмотреть не только саму концепция смерти, но и концепции по поводу этой концепции, а также сопротивление НЕБЫТИЮ и чувство страха и трепета.

Например, сколько людей считают, что сразу после смерти о них забудут, словно их никогда не было? Какие концепции следуют из этого?

Эти концепции следует рассмотреть и развенчать, чтобы увидеть смерть в ее истинном виде: концепции внутри миража.

МОЙ ДРУГ КРИСТИАН.

Когда мой любимый друг Кристиан умер, первой реакцией «моего» ума-тела была тоска.

Но на следующий вечер, когда «я» сидел в гостиной нашей квартиры, в ПУСТОТЕ появилось гораздо менее плотное, чем раньше, сознание по имени Кристиан.

Это сознание плавало в ПУСТОТЕ и не знало, что оно мертво; поэтому оно было в шоке.

«Я» провел с ним некоторое время (его сознание, которое стало тоньше) и рассказал ему, что произошло.

В течение следующих 24–36 часов «его» сознание оставалось рядом — до тех пор, пока не растворилось в БОЛЬШОЙ ПУСТОТЕ и не исчезло.

Его не было до того дня, когда «я» понял индийское изречение: «Самый важный момент для гуру — момент смерти».

Почему? Чтобы лучше показать это, я начну с истории, случившейся много лет назад. Это история об отставном летчике, обучавшем меня в середине 1980-х. Он рассказал мне, что, когда он был летчиком, его самолет сбили над Северным Вьетнамом. Он автоматически выпрыгнул из самолета; его парашют раскрылся примерно через 10 секунд. Он рассказал мне, что за это время увидел всю свою жизнь — настолько замедлилось время. За эти краткие 10 секунд он простил своих родителей, попрощался с женой и сыном и попросил у них прощения, вспомнил свое детство и юность — вся его жизнь развернулась перед ним. Он сделал все, что мы можем назвать «личностной» терапией, всего за несколько секунд. Затем его парашют внезапно раскрылся, и он снова оказался в «обычном времени». Поэтому мы можем сказать, что для «меня» в «обычном времени» сознание «Кристиана» растворилось и исчезло за 24–36 часов; но сколько времени это продолжалось для «него», «я» не знаю.

О СМЕРТИ: НАПИСАНО ДЛЯ КРИСТИАНА.

Все на свете создано из одной и той же единой субстанции. Кто-то называет эту субстанцию Богом, кто-то — сознанием, кто-то — ПУСТОТОЙ.

А кто же мы? Мы образованы из ТОЙ ЕДИНОЙ СУБСТАНЦИИ, ставшей плотной.

А что такое смерть? Подобно тому, как ТА ЕДИНАЯ СУБСТАНЦИЯ сгущается, образуя нас, она затем растворяется, вновь становясь ТОЙ ЕДИНОЙ СУБСТАНЦИЕЙ.

Никогда не теряя своей истинной природы, всегда оставаясь ТОЙ ЖЕ САМОЙ СУБСТАНЦИЕЙ.

Точно так же золото становится украшениями: кольцом, часами, цепочкой. Но оно никогда не теряет своей истинной природы — вещества по имени золото.

Такова же и смерть. Слияние с золотом, растворение, превращение в ТУ ЕДИНУЮ СУБСТАНЦИЮ.

И Кристиан — ТА ЕДИНАЯ СУБСТАНЦИЯ. И поэтому мы ласково называем его ПУСТОТИАН.

ОКНО СМЕРТИ.

Большую часть жизни у «меня» было огромное желание понять смерть. «Я» пытался постичь ее с помощью медитации и практик умирания около тридцати лет.

В октябре 2000 года «я» получил возможность обнаружить, где «колесо встречается с дорогой». Из-за ошибки врача и неправильной медицинской процедуры «мое тело» испытало симптомы сердечного приступа.

На психологическом и эмоциональном уровне «я» не чувствовал ничего. Но передо «мной» появилось и открылось огромное окно. Взглянув в окно, «я» увидел только ПУСТОТУ. В течение 10 дней этого переживания окно иногда было в 10 футах от меня, а иногда «я» был наполовину здесь, а наполовину в окне. Все, что «я» видел — это бескрайнее НЕБЫТИЕ. Я осознал, что в смерти все «непереваренное» (непереработанное) может появиться (образоваться)) из сгустившегося НЕБЫТИЯ. В тибетском буддизме эти сгустки называют гневными божествами, «мы» называем их нашими «демонами».

Это окно не исчезло; оно стало частью «меня». Но за эти восемь дней «я» осознал два уровня: на одном внутри миража существовала концепция смерти, а на другом никакой концепции смерти не было!

ИЗУЧЕНИЕ ПРИРОДЫ КОНЦЕПЦИИ СМЕРТИ.

Барбара, долгое время учившаяся у меня, пережила страшное горе — ее дочь была убита. Я подумал, что стоит провести с ней этот процесс.

Волински: Где в твоем теле или рядом с ним концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию по имени смерть?

Барбара: Она рядом (вокруг большей части тела), здесь (в желудке), в плечах и верхней части груди.

Волински: Какое определение концепция по имени «мое» сознание может дать концепции по имени смерть?

Барбара: Смерть — это прекращение физического существования, при котором есть тело и нервная система, существования во времени, пространстве и т. д. Смерть — выход из этого состояния, переход из состояния живого в состояние мертвого.

Волински: Какое определение эта концепция по имени «мое» сознание могла бы дать концепции по имени «смерть — это переход»?

Барбара: Больше нет сознания, которое находится в структуре тела. Сознание исчезает.

Волински: Как ты себя сейчас чувствуешь?

Барбара: Нормально. Я борюсь с этим.

Волински: Эта концепция по имени «мое» сознание, которая борется с этим. С чем она борется?

Барбара: «Мое» сознание борется с чем-то очень запутанным. Я чувствую, что совершенно запуталась. С концепцией о жизни и смерти, о теле и нервной системе, о его функционировании, о том, как сердце гонит кровь по телу, о работе мозга; и с концепцией смерти — с тем, что со смертью все это кончается, и нервная система больше не влияет на тело и сознание, и за какую-то секунду все это кончается.

Волински: Если бы эта концепция по имени «мое» сознание поверила в концепцию смерти, с чем еще она могла бы бороться?

Барбара: Ну, она бы могла бороться с некоторыми вопросами о том, что происходит после смерти? Есть ли сознание, которое живет после смерти, важно ли оставаться в живых? Кажется, что важнее быть живым, чем мертвым, что есть разница: живым быть хорошо, а мертвым — плохо. Есть целый набор концепций об этом.

Волински: Есть ли еще какие-нибудь концепции, с которыми мгла бы бороться концепция по имени «мое» сознание?

Барбара: Да, с идеей, что сознание существует в иной форме, чем внутри тела, функционирующего в пространстве и времени.

Волински: Когда концепция по имени «мое» сознание спрашивает, существует ли сознание только в пространстве-времени, и обо всем остальном, какому переживанию она сопротивляется?

Барбара: «Мое» сознание сопротивляется, потому что оно не хочет знать, что нет никакой разницы между сознаниями. Все это — одно и то же сознание. «Мое» сознание борется с этим, потому что чувствует себя отдельным от «твоего» сознания и от целого, оно ощущает двойственность: «до» и «после».

Волински: Эта концепция по имени «мое» сознание, которая верит в двойственность по имени «до» и «после» и в концепцию перехода от одного сознания к другому сознанию, и борется с единством и связью всех сознаний — есть ли это сознание?

Барбара: Это очень сложно и похоже на волшебную сказку о путешествии по лабиринту.

Волински: Концепция «лабиринта», концепция «времени», «до» и «после» — если бы концепция по имени «мое» сознание поверила во все это, какими были бы последствия — не для тебя, а для этой концепции по имени «мое» сознание?

Барбара: Ну, концепция захотела бы схватить это, прицепить все эти концепции к «моему» сознанию и найти других людей, чтобы собрать вместе подобные концепции, и это бы мог быть целый мир. Волшебный мир познания.

Волински: Эта концепция по имени «мое» сознание, которая верит во все эти вещи — даже в концепцию волшебства и т. д.

Барбара: Мне тяжело даже думать об этом. Это меня совершенно истощает.

Волински: Эта концепция по имени «мое» сознание — чему она сопротивляется, когда ты занимаешься всем этим?

Барбара: Она не хочет отпустить все это и просто быть, просто жить.

Волински: Почему концепция по имени «мое» сознание сопротивляется концепции по имени «отпустить все это» и концепции по имени «просто быть, просто жить»?

Барбара: Ну, она сопротивляется, потому что хочет считать себя отдельной сущностью, у которой какое-то особенное сознание, и за него надо держаться; эго страстно желает чувствовать, что «я» существую во времени и пространстве и обладаю сознанием; иначе оно впадает в состояние «Я не существую», «Я должно существовать», «Мне нужно сделать все, что можно, чтобы существовать» — даже уцепиться за «мое» сознание.

Волински: Итак, повторим еще раз: концепция по имени «мое» сознание изначально верит в концепцию существования и не-существования, в концепцию перехода, сознания, в концепцию, что, возможно, было какое-то сознание до всего этого, в то, что жизнь — это хорошо, а смерть — это плохо, и т. д. Она верит во все это. Скажи, какую ложь концепция по имени «мое» сознание говорит себе о смерти.

Барбара: Она говорит, что смерть — это окончательно и навеки, или что никакой смерти не существует. Словно смерть может либо существовать, либо не существовать; наверное, ложь заключается в том, что, если смерти не существует, то есть другие места, куда ты можешь попасть, если у тебя нет тела, и тогда ты можешь существовать как-то иначе. Она хочет продолжать существовать.

Волински: Почему концепция по имени «мое» сознание предлагает всю эту ложь?

Барбара: Чтобы не чувствовать страха смерти и небытия. Быть настолько важно, что я создаю все эти штуки.

Волински: Итак, концепция по имени «мое» сознание создает все эти штуки. Расскажи мне еще какую-нибудь ложь, которую концепция по имени «мое» сознание могла бы рассказать себе о концепции смерти.

Барбара: Что если умирает тот, кого ты любишь, он на самом деле не уходит. Все эти рассказы вертятся вокруг существования на разных уровнях.

Волински: Почему концепция по имени «мое» сознание говорит себе эту ложь?

Барбара: Чтобы избежать боли от потери того, кого любишь и кем дорожишь. Эта боль настолько сильна и глубока, что создаешь все эти истории, лишь бы не чувствовать ее. Это способ не позволять кому-то уйти из своей жизни.

Волински: Итак, концепция по имени «мое» сознание верит в концепцию по имени «моя» жизнь и в концепцию обретения и потери, правильно?

Барбара: Правильно.

Волински: А какую еще ложь могла бы концепция по имени «мое» сознание сказать себе о смерти?

Барбара: Смерти следует избегать столько, сколько возможно.

Волински: Почему концепция по имени «мое» сознание предлагает концепцию, что смерти следует избегать столько, сколько возможно?

Барбара: Чтобы избежать чувства утраты; это похоже на концепцию «моего» сознания, что его цель — существование и выживание.

Волински: Выживание?

Барбара: Выживание. А цель этого выживания зависит от выживания моих близких; слишком больно жить без тех, кого любишь. Это очень сложно. Я рада, что ты попросил меня рассказать об этом, потому что я бы не поняла этого настолько глубоко, если бы не твой вопрос. Я бы действительно не узнала об этом и не почувствовала всего этого.

Волински: Расскажи мне еще какую-нибудь ложь, которую концепция по имени «мое» сознание говорит о концепции смерти.

Барбара: Похоже, что концепция по имени «мое» сознание никогда не умирала. Концепция смерти, «моей» смерти не кажется мне концом, даже «моя» смерть не волнует меня. Это смерти других людей, «моих» близких, кажутся мне концом, и поэтому я не хочу терять их. Наверное, если бы я умирала, я бы считала это концом.

Волински: Может быть, честнее сказать — поправь меня, если я ошибаюсь — что концепция по имени «мое» сознание направляет внимание на концепцию смерти других людей, чтобы скрыть от себя тот факт, что в конце концов ее не будет?

Барбара: Это правда.

Волински: Итак, эта концепция по имени «мое» сознание верит в концепцию смерти, концепции потери и обретения, существования и не-существования, концепции по имени «сопротивление своей смерти». Если бы все эти концепции были образованы из одного и того же сознания, не имеющего с ними ничего общего, — в том числе и тот, кто осознает, что все это создано из одного и того сознания, — что тогда…?

Барбара: Все исчезает.

Волински: Если бы концепция по имени «мое» сознание поверила во все это, как бы она поступила?

Барбара: Если бы она поверила во все это, как бы она поступила? Ну, она бы могла построить большую стену вокруг себя, чтобы защититься от разрушения своих концепций. Словно она должна остаться в живых.

Волински: Должна ли она также сохранить свою форму?

Барбара: Да, форму тоже, чтобы сохранить свою самостоятельность.

Волински: Значит, самостоятельность равна существованию и отсутствию смерти, так?

Барбара: Так, для «моего» сознания, для этого сознания для существования необходимы время, пространство, самостоятельность, масса и все такое.

Волински: Если концепция по имени «мое» сознание сольется с концепцией существования, равного прочности, самостоятельности и определенности, что тогда произойдет с концепцией по имени «мое» сознание?

Барбара: Ну, она сможет поддерживать себя.

Волински: А если бы все эти концепции были отдельными, в том числе и постоянное, и непостоянное существование — если бы все это были отдельные концепции?

Барбара: Ну, это становится все сложнее и сложнее, и все более и более постоянным и неизменным.

Волински: Значит, сложность означает постоянство?

Барбара: Да.

Волински: «Я» этого не знал.

Барбара: Мне это кажется очевидным.

Волински: Ладно. Значит, если концепция по имени «мое» сознание сольется с концепцией по имени постоянство, равное сложности, равное существованию — посмотри, что тогда произойдет?

Барбара: Это совершенно чудесное путешествие сознания.

Волински: Верно.

Барбара: Оно так захватывает меня, что мне не обязательно испытывать все эти страдания.

Волински: А если бы концепция по имени «мое» сознание отделилась от концепции существования, от концепции постоянства, от концепции прочности, самостоятельности, стен и т. д. — если бы все это были отдельные концепции, не имеющие ничего общего между собой — что тогда…?

Барбара: Все словно исчезает, словно растворяется в небытии. Все исчезло.

Волински: До появления концепции по имени «мое» сознание есть ли ты?

Барбара: Нет.

Волински: Прекрасно.

Барбара: Сейчас я увидела, как вся ложная субличность «не существования» связана со смертью.

Волински: Теперь концепция по имени «мое» сознание, которая верит во всю эту.

Вселенную, которой для того, чтобы существовать, а не умирать, нужно становиться все сложнее и сложнее — как эта концепция по имени «мое» сознание обманывает себя?

Барбара: Ну, все это обман. Вся эта конструкция — обман.

Волински: Расскажи мне, какой самообман выбрала концепция по имени «мое» сознание.

Барбара: Обман в том, что важно существовать любой ценой и формулировать все эти идеи, чтобы обосновать причину.

Волински: Причину существования?

Барбара: Конечно, существования.

Волински: Значит, вот как она обманывает себя.

Барбара: Да.

Волински: Расскажи мне еще об одном способе самообмана концепции по имени «мое» сознание.

Барбара: Ну, обман в том, что она верит в различия между сознаниями.

Волински: Зачем она это делает?

Барбара: Чтобы ощущать, что она существует.

Волински: Итак, если концепция по имени «существование и не-существование», как и как и концепция «души», позволяющие поддерживать концепцию ощущения себя существующей — если бы все эти концепции были образованы из одного и того же сознания, не имеющего с ними ничего общего, — в том числе и тот, кто осознает все это, — что тогда….?

Барбара: Ничего.

Волински: Как «ты» себя чувствуешь?

Барбара: Вроде бы нормально. Как же он хитроумно продуман — этот механизм выживания!

Волински: Если бы концепция по имени «мое» сознание была просто сгустком сознания и не имела ничего общего с реальностью, что тогда….?

Барбара: ___ (Пустота) _____

Волински: Если бы концепция сгустка сознания и образованная из него концепция по имени «мое» сознание поверили во все это, чего бы концепция по имени «мое» сознание не захотела знать?

Барбара: Я вижу внутренние картины, на которых это сознание отдельно от того сознания; затем появляется очень тщательно разработанный мир идей об этом сознании, существующем после смерти и связанным с тем сознанием, и все различные концепции сознания — на них построена целая хитроумная история, ты пишешь об этом книги, и так далее.

Волински: Итак, для этой концепции по имени «мое» сознание, если бы все эти концепции были просто сказками, созданными из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ СУБСТАНЦИИ, или из одного и того же уплотненного сознания, не имеющего с ними ничего общего, что тогда…?

Барбара: Это что-то вроде… сам знаешь. Все уходит, все исчезает. В этих сказочках ничего интересного. Просто сказки… Со мной все в порядке.

Волински: Если бы концепция по имени «мое» сознание поверила в весь этот хлам, о чем бы она не захотела знать?

Барбара: Что она — просто сгусток сознания.

Волински: Почему концепция по имени «мое» сознание не хочет знать, что она создана из сгустившегося сознания?

Барбара: Потому что тогда все сказки разрушатся и исчезнут.

Волински: А если бы концепция по имени «мое» сознание была не отдельной, а созданной из того же самого сознания, что и все остальное, в том числе и тот, кто осознает все это, что тогда…?

Барбара: Тогда бы у него было причины существовать.

Волински: Итак, у концепции по имени «мое» сознание есть идея, что у нее должна быть причина существовать?

Барбара: Правильно, это выживание.

Волински: А почему концепция по имени «мое» сознание верит в концепцию по имени «должна быть причина для существования»?

Барбара: Чтобы поддерживать себя и свои хитросплетения.

Волински: Значит, если бы концепция по имени «мое» сознание не имела причины для оправдания своего существования, то…?

Барбара: Правильно, это не просто слова. Это похоже на что-то вроде исчезновения. Концепция по имени «мое» сознание исчезает, все исчезает, и нет больше такой вещи, как смерть.

Волински: Еще один вопрос. Если бы концепция по имени «мое» сознание сгустилась и создала идею по имени «мое» сознание, которая бы верила во все это, о чем бы концепция по имени «мое» сознание не захотела знать?

Барбара: У меня это смешивается со смертью моей дочери. Это похоже на нежелание знать, что все исчезнет; даже памяти о ней не останется. Таким способом я как бы пытаюсь сохранить память о ней.

Волински: Концепция по имени «мое» сознание связана с памятью о «том» сознании.

Барбара: Что касается того сознания, ты знаешь, какое важное место она занимала в моей жизни, и я хочу помнить о ней. Все дело в этом. Это так важно — как-то… (плачет).

Волински: Концепция по имени «мое» сознание, которая хочет сохранить память о ней — если бы эта концепция по имени «мое» сознание могла не хранить памяти о ней, что бы это означало для концепции по имени «мое» сознание?

Барбара: Мы опять возвращаемся к существованию, существованию любым способом. Существование включает воспоминания, которых нельзя забывать. Существовать очень важно, чья-либо жизнь очень важна — все сводится к этому, и так прекрасно сидеть здесь и ощущать все это. И думать об этом, и жить в этом; мы снова возвращаемся к цели в жизни, к тому, ради чего стоит жить, к тому, что важно и ценно в жизни, к тому, как доказать, что моя жизнь стоит того, чтобы жить, и все такое. Мы снова возвращаемся ко всему тому, что вплетено в мою жизнь, и что я должна каким-то образом тащить: «мои» воспоминания всегда со мной, и поэтому я могу помнить, что я существую.

Волински: Итак, ты существуешь, и для твоего существования нужна концепция по имени память.

Барбара: Правильно, она нужна для того, чтобы я могла пережить весь этот опыт; тогда я существую.

Волински: Итак, если бы эта концепция по имени «мое» сознание была отделена от концепции по имени существование и от концепции по имени память, оправдывающая существование, и от я есть — если бы все это было само по себе, тогда как узнать, что «я» представляю какую-то ценность, или что «мне» принадлежат эти воспоминания, если все эти концепции отдельны? Если существование зависит от памяти, мы разделим память и существование. Если для я есть мне нужна память, мы разделим память и я есть. Мы отделим память-о-дочери, чтобы доказать, что она существует так же, как и ты. Если бы все это было отдельными концепциями, созданными из одного и того же сознания, что тогда….?

Барбара: Мне стало так легко, словно все напряжение в моем теле куда-то исчезло. Наверное, я похожа на лужицу на земле.

Волински: А теперь, если бы все это, включая и того, кто осознает все это, были просто концепции одного и того же сознания, не имеющего с ними ничего общего, что тогда…?

Барбара: Сейчас я чувствую радость от того, что я осознаю и испытываю; от того, что я отпускаю все это. Мне хочется плакать; может быть, мне страшно позволить этому уйти, я как-то связана с этим, и я не знаю, почему мне хочется плакать и отпустить прошлое. Я думаю, что слишком долго удерживала все это.

Волински: Ты хочешь позволить концепции по имени «мое» сознание тоже развалиться?

Барбара: Вот именно — развалиться. Да, я слишком долго цеплялась за это…(плачет).

Волински: Заметь, как концепция по имени «мое» сознание поддерживает свою целостность.

Барбара: Не чувствуя того, что я чувствую.

Волински: Посмотри, можешь ли ты позволить концепции по имени «мое» сознание разбиться вдребезги. Итак, если бы концепция по имени «мое» сознание разлетелась на куски, что плохого было бы в этом?

Барбара: Это ощущается как огромное облегчение. Словно исчезли стены, удерживавшие меня. Они хранили меня от — наверное, от страха, я сама не знаю, от чего. Они рухнули. Я не хочу обнаружить, что в эту минуту… (плачет).

Волински: А теперь, если бы концепция по имени «мое» сознание, разрушение (или отсутствие разрушения), печаль, облегчение и все прочие концепции были образованы из одного и того же сознания, в том числе и тот, кто осознает все это, что тогда…?

Барбара: Я могла бы стать всем, чем угодно.

Волински: А до появления этой штуки по имени «мое» сознание ты была?

Барбара: Я чувствую себя так, словно плаваю в море. Спасибо. Я действительно не ожидала сегодня такого. ____ (Долгое молчание).

ВОПРОСЫ И ОТВЕТЫ.

Вопрос: Мои мысли кажутся случайными?

Волински: Они такие и есть.

Вопрос: Что мне сделать, чтобы остановить их?

Волински: Направь внимание на заднюю часть языка, и это их остановит; или прижми язык к небу.

Вопрос: Это напоминает мудру.

Волински: Так и есть.

Вопрос: Зачем это делать?

Волински: Просто ради эксперимента. Ты заметишь, что мозг очень связан с аудиальным и визуальным центрами. Если твой язык неподвижен, мыслям труднее возникнуть.

Вопрос: А я думал, что мысли универсальны.

Волински: Это другой уровень. Мысли коллективны, но «я» думает, что они принадлежат ему.

Вопрос: Что такое сон?

Волински: Когда тело оказывается в состоянии глубокого сна без сновидений, тогда я есть, созданное из сознания, растворяется; поэтому ты утрачиваешь сознание тела. Это глубокий сон. Когда сознание тела становится плотнее, ты оказываешься в состоянии сновидений, а когда оно становится еще плотнее, ты просыпаешься.

Когда сознание растворяется еще сильнее, это бессознательность. Это также самадхи, или, как называл его Баба Пракшананда, спящее самадхи. Когда сознание растворяется, а знающий о сознании остается, тогда это самадхи с наблюдением за состоянием-без-состояния, осознающим, что все — ЕДИНАЯ.

СУБСТАНЦИЯ. Когда сознание полностью растворяется, остается вопрос Нисаргадатты Махараджа: «Кто был тобой за восемь дней до концепции?».

Это бессознательное предшествование появлению Я ЕСТЬ, или «осознающего».

Когда оно полностью растворяется вместе с сознанием пустоты и ЕДИНОЙ СУБСТАНЦИИ, тогда это тотальное самадхи без единого семени.

ГЛАВА 13. Концепция скандх.

«Садхана (духовная практика) заключается в том, чтобы сначала найти то, чего ты никогда не терял, а затем понять, что ты никогда этого не терял».

Нисаргадатта Махарадж.

Скандхи в буддизме — это пять частей, составляющих личность. На следующих страницах мы исследуем некоторые вопросы, связанные с различными аспектами скандх. К сожалению, объем книги позволяет привести лишь несколько примеров; надеемся, что они помогут вам понять общий контекст.

РАЗНОВИДНОСТИ МАТЕРИИ.

Четыре элемента (твердость, текучесть, теплота, движение).

ИЗУЧЕНИЕ ПРИРОДЫ КОНЦЕПЦИИ ДВИЖЕНИЯ.

Волински: Какое определение концепция по имени «осознающий» могла бы дать концепции по имени движение?

Ученик: Способность изменять положение, способность перемещаться из одного места в другое. Я думаю, это самое главное — способность перемещаться.

Волински: Что-то еще?

Ученик: Можно применить это определение и к движению в смысле ощущений, идей, эмоций, поисков того, что необходимо для выживания.

Волински: Можно ли назвать движением, к примеру, то, что обычно называют «эволюцией»? Под эволюцией я не подразумеваю превращение обезьяны в человека.

Ученик: Я думаю, что движение, о котором я говорю, — это движение идей, эволюция, движение вперед — это почти как изменение.

Волински: Значит, в изменении также присутствует некий род движения от одного предмета к другому?

Ученик: Да.

Волински: Какие предположения концепция по имени «осознающий» сделала по поводу концепции по имени «движение» — концепции по имени «перемещение из одного места в другое», концепции по имени «изменение», концепции по имени «движение мыслей», концепции по имени «эволюция», или, как ты сказал, «движение вперед», что также означает, что оно должно происходить от прошлого к будущему, «отсюда» «туда»; какие предположения сделал «осознающий» обо все этих концепциях?

Ученик: Ну, что существует исходная позиция. Это первое предположение.

Волински: То есть, место, где оно начинается или возникает.

Ученик: Второе предположение — о том, что движение вообще возможно.

Волински: Предполагается ли, что существует самостоятельное движение?

Ученик: Конечно, оно связано с чем-то вроде воли.

Волински: То есть, ты передвигаешься отдельно от меня, сам по себе.

Ученик: Совершенно независимо. Фактически, предполагается, что движение может быть только самостоятельным и независимым и не может быть другим.

Волински: А если бы концепция «осознающего», у которой есть концепция самостоятельного движения, концепция перемещения из одного места в другое, концепция иллюзии изменения, концепция движения идей, концепция исходной позиции, концепция, что движение начинается здесь и кончается там или где-то еще — что, если бы все эти концепции были образованы из одной и той же субстанции, из одного и того же сознания, не имеющего с ними ничего общего, — в том числе и концепция «осознающего» — что тогда…?

Ученик: Все словно застывает.

Волински: Что такое все?

Ученик: Я не знаю — просто застывает, словно пространство замерзло.

Волински: А если бы концепция «осознающего», который осознает также концепцию замерзания, или текучести, и движения от застывшего состояния к текучему, или от текучего к застывшему — если бы все эти концепции тоже были образованы из той же субстанции, что и «осознающий», и не имели отношения к реальности, что тогда…?

Ученик: Остается дыхание.

Волински: Значит, у «осознающего» есть концепция дыхания, являющегося постоянным движением?

Ученик: Я пытаюсь отбросить все, что возможно, и тогда остается дыхание.

Волински: Если бы концепция движения слилась с концепцией дыхания и концепцией по имени я есть, управляющей моим дыханием, если бы все эти концепции слились вместе, что тогда…?

Ученик: Ну, тогда понятно, что жизнь может продолжаться лишь до тех пор, пока существует дыхание, и все это взаимосвязано и позволяет двигаться вперед.

Волински: А если бы мы разделили концепцию движения, концепцию дыхания, концепцию жизни, концепцию движения вперед — если бы все это были отдельные концепции, и если бы все эти концепции вместе с перемещением из одного места в другое, эволюцией и изменением, исходной позицией, прошлым, будущим — если бы все эти концепции были образованы из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ СУБСТАНЦИИ, как и «осознающий», не имеющей с ними ничего общего, что тогда…?

Ученик: Они очень сильно связаны с одной концепцией.

Волински: С какой?

Ученик: Я представляю себе, что это часть я есть. Это очень сильно связано с дыханием и движением и не может быть просто концепцией — иначе ты умрешь. Я уже чувствую себя так, словно у я есть отваливаются ногти.

Волински: Их удерживает вместе страх смерти. Если ты разделишь концепцию жизни, концепцию смерти и концепцию движения, если все они станут отдельными концепциями, что тогда…?

Ученик: Я не нахожу слов.

Волински: Если бы концепция по имени «осознающий», которая верит в концепцию жизни, концепцию смерти, концепцию движения, концепцию отправной точки, прошлое и будущее, концепцию эволюции или смены одной мысли на другую, одного уровня на другой — если бы оно поверило во все эти концепции, какими были бы последствия для концепции по имени «осознающий»?

Ученик: Надо постоянно двигаться, все время быть в движении, нужно двигаться, чтобы учиться, чтобы выживать. Все это взаимосвязано, и этого нельзя изменить.

Волински: А если бы «осознающий» поверил, что концепция «я», которое должно двигаться, чтобы выживать, перемещение из одного места в другое, эволюция, развитие, прошлое, будущее, исходная позиция, место назначения, дыхание, жизнь и смерть — все это отдельные концепции, созданные из одного и того же сознания, не имеющего с ними ничего общего, что тогда…?

Ученик: Я не могу найти слов, но я ощущаю это как мощный белый свет, на который невозможно смотреть, потому что он ослепляет; нужно смотреть в сторону, так как он сияет как солнце. Нужно смотреть в сторону. У меня нет слов, чтобы описать это.

Волински: Итак, теперь «осознающий» состоит из двух частей: одна из них хочет отвернуться, другая — смотреть на этот ослепительно яркий свет. Если бы и «осознающий», и свет, и часть, которая смотрит в сторону, и часть, которая смотрит на свет, — если бы все они были образованы из одного и того же сознания, не имеющего с ними ничего общего, что тогда…?

Ученик: «Осознающему» словно кажется, что тот, кто может смотреть на свет, похож на оленя или еще на кого-то, кто может сделать взгляд неподвижным. А когда я хочу посмотреть на то, что произойдет, я не могу смотреть на свет, потому что боюсь неподвижности. Но когда понимаешь, что все это создано из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ СУБСТАНЦИИ, страх становится меньше.

Волински: А до появления я есть, которое верит в концепцию движения, в концепцию жизни и смерти, в концепцию, что нужно двигаться, в концепцию выживания и концепцию эволюции, концепцию изменения, концепцию местоположения, концепцию перемещения из одного места в другое — если бы все это было создано из того же сознания, что и «осознающий», и не имело отношения к тому, что было до появления «осознающего», который осознает все это, что тогда…?

Ученик: НЕБЫТИЕ ___ (Молчание).

Волински: А если бы концепция по имени «осознающий» поверила, что концепция движения из одного места в другое, концепция эволюции и превращения одного в другое, исходная позиция, концепция рождения и смерти, концепция дыхания и необходимости дышать, чтобы жить, — что все эти концепции отделены от легких и дыхания, как и концепция света, неподвижности и застывания в свете; если бы какой-нибудь «осознающий» поверил во все эти вещи — что бы эта концепция осознающего сделала с другой концепцией «осознающего»?

Ученик: Попыталась бы заставить его двигаться.

Волински: А зачем концепция «осознающего» попыталась бы заставить двигаться другую концепцию «осознающего»?

Ученик: Потому что им надо двигаться.

Волински: Ну, конечно! (шутливо). А эта концепция движения связана с глазами?

Ученик: Естественно, потому что порой, когда ты совершенно неподвижен, глаза все равно бегают.

Волински: А, может быть, глаза видят движение, но вовсе не обязательно «тебя»?

Ученик: Именно так и происходит: кода человек неподвижен, глаза наблюдают за любыми движениями.

Волински: Если бы «ты» был отделен от концепции по имени «глаза», а они были отдельны от концепции движения, что тогда…?

Ученик: Это было бы ужасно… это все равно, что ослепнуть и ничего не видеть — это очень плохо.

Волински: Позволь мне спросить: могут ли глаза видеть, и можешь ли ты позволить им видеть то, что они видят, даже если это не имеет отношения к тебе?

Ученик: Гм… Вот это да!!!!

Волински: Итак, глаза могут видеть, даже если это не относится лично к тебе.

Ученик: Это очень освобождает. Похоже на взгляд с высоты.

Волински: Если бы концепция по имени «осознающий» поверила в концепции по имени «исходная позиция, место назначения, прошлое, будущее, движение, смерть и выживание, движение, эволюция, превращение одного в другое» — если бы я есть поверило во все это, как бы поступила концепция по имени я есть?

Ученик: Ну, она бы стало вечным двигателем, который двигается просто для того, чтобы двигаться.

Волински: А до концепции «осознающего»-я есть, которые верят во все эти концепции — есть ли ты?

Ученик: Нет.

Волински: А если бы все эти концепции, включая осознающего, были образованы из одного и того же сознания, не имеющего с ними ничего общего, что тогда…?

Ученик: ____ (Молчание) ____

Волински: Итак, если бы концепция «осознающего» поверила в движение из одной точки в другую, концепцию жизни и рождения, концепции движения, выживания и эволюции какого-то сознания, превращения одного в другое, исходной позиции, концепцию я есть; если бы она увидело все эти концепции лучше, чем оно видит их сейчас, — как бы эта концепция «осознающего» могла быть обманута другой концепцией «осознающего»?

Ученик: Неважно, куда ты убежишь, — тебя все равно найдут.

Волински: Какой из «осознающих» сказал: «Я вижу тебя где угодно и могу найти тебя», и т. д.? Это был кто-то определенный?

Ученик: Мрачный идол, рожденный промыванием мозгов, заявил, что мы всегда под контролем.

Волински: «Промывание мозгов» состоит в том, что «мы» можем видеть тебя, обнаружить тебя, прочитать твои мысли. Я хочу уточнить: если мы наделим наших идолов некоей божественной властью, если мы соединим их вместе, что произойдет?

Ученик: Появится страх.

Волински: А если ты разделишь божественную власть и этих идолов, что тогда…?

Ученик: Тогда снова появится движение, потому что дышать будет безопасно.

Волински: «Я» хочу уточнить несколько моментов. Во-первых, насчет этих идолов: как связаны их тела с их глазами, наблюдающими за любым движением?

Ученик: Их тела почти всюду покрыты глазами.

Волински: А как связаны их тела, покрытые глазами, с твоим физическим телом?

Ученик: Они находятся снаружи.

Волински: А если бы концепция «осознающего», который верит в концепцию «этих людей, глаза которых могут видеть все», в концепцию вездесущего Бога, единого с ними; в концепцию исходной позиции; в концепцию эволюции какого-то сознания и его перемещения из точки А в точку Б; в концепцию движения из одного места в другое; в концепцию смерти и необходимости выживания; в концепцию дыхания — если бы все это, и т. д., и т. п., было создано из одного и того же изначального сознания, включая «осознающего» все это — даже концепцию по имени «все, что я вижу, видит я есть»; если бы все это было создано из одного и того же сознания, не имеющего с ними ничего общего, что тогда…?

Ученик: Единственное, что я заметил, — телесная реакция: энергия потекла сильнее, и мне стало по-настоящему жарко. А так все в порядке.

Волински: Можно ли сказать, что, когда видящие глаза видят движение, тогда ощущающий ощущает тепло и перемещение ощущений по телу? Эта концепция приходит на ум, но что у нее общего с тем, что было до «осознающего»…? И еще… до «осознающего», который осознает ощущения, движения, который внезапно осознает движение тепла или энергии в то время, как глаза продолжают двигаться и жить своей жизнью, до «осознающего», который осознает все эти концепции, есть ли ты?

Ученик: (Молчание) ____ (Долгое молчание).

Волински: Хочешь сказать что-нибудь еще?

Ученик: (Молчание) ____ (Долгое молчание).

Волински: А если концепция «осознающего», который верит в концепцию дыхания и концепцию движения, в концепцию выживания, в концепцию исходной позиции, концепцию движения и изменения, превращения одного в другое, в иллюзию вездесущего Бога, в концепцию, что ощущения, движение, жар, энергия имеют отношение к тебе, в концепцию всевидящих глаз — если бы все это было просто концепции, но «осознающий» верил в них — о чем бы этот «осознающий» не захотел знать?

Ученик: Что все это просто вопрос веры. Единственное, что я улавливаю, это мысль, что нет такого места, куда можно спрятаться.

Волински: Итак, «осознающий» верит в концепцию места, куда можно спрятаться, и отсутствия места, куда можно спрятаться, концепцию начальной точки, концепцию изменения, и т. д. Если бы он поверил, что все эти концепции образованы из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ СУБСТАНЦИИ, не имеющей с ними ничего общего — в том числе и тот, кто осознает все это… до появления «осознающего», который осознает все это, есть ли ты?

Ученик: ___ (Молчание) ___

Волински: Хочешь сказать что-нибудь еще?

Ученик: Нет, я отлично себя чувствую; я словно выглянул из окна…

Волински: А если бы концепция «осознающего», который верит, что именно он видит видимое, ощущает ощущаемое — если бы он поверил в концепцию выживания, и смерти, и дыхания, и концепцию начальной точки, и концепцию движения и эволюции, и перемещения из одного места в другое — если бы он поверил во все это, чего бы этот «осознающий» не смог узнать?

Ученик: Он бы не смог узнать, что все это — ложь.

Волински: Как получилось, что «осознающий» не может узнать, что все это ложь?

Ученик: Если бы он узнал, что все это ложь, ему бы нечего было делать со всем этим хламом.

Волински: А если бы он не мог двигаться? Если бы «осознающий» был отделен от концепции по имени движение, смог бы «осознающий» по-прежнему оставаться здесь?

Ученик: ___ (Молчание) ___

Волински: Если бы существовал какой-нибудь «осознающий», верящий в концепцию по имени «движение», в концепции по имени «рождение, и жизнь, и смерть, и движение, и начальные точки, и изменение, и эволюция, и превращение одного в другое», в то, что именно он все видит, и во все прочее — если бы «осознающий» поверил во все это, чего бы он не смог воспринять?

Ученик: Он бы не смог воспринять великих людей, потому что они могут прекратить движение. Пока ты выше них, сильнее них, пока я есть выше или сильнее, он не может воспринимать великих людей.

Волински: Во-первых, «осознающий» обладает способностью различения, позволяющей ему отличать малое от великого. Поэтому у тебя есть концепция малого, концепция великого, концепция «осознающего», а также концепция по имени остановка движения. Давай разделим их: если у нас есть остановка движения, и «осознающий», и они соединены вместе, то это, как мне кажется, означает смерть или что-то очень плохое. Поэтому, если мы отделим концепцию «осознающего» от концепции движения и от концепции чего-то очень плохого, все эти концепции станут отдельными друг от друга. А если мы разделим концепцию «осознающего», концепцию движения, концепцию чего-то очень хорошего, или выживания, все эти концепции тоже станут отдельными. Итак, если концепция по имени «осознающий» и все эти концепции вокруг нее, включая, разумеется, и «осознающего» были образованы из одного и того же сознания, не имеющего с ними ничего общего, и если бы ты отделил концепцию «осознающего» от концепции движения, мог бы тогда «осознающий» существовать? Так был ли ты до появления «осознающего»? Если бы «осознающий» и концепция движения были отдельными, но независимо друг от друга созданными из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ СУБСТАНЦИИ, был бы ты тогда?

Ученик: ____ (Молчание) ___ (Долгое молчание).

Пояснение для группы:

Итак, глаза могут двигаться, а уши могут слышать, но это просто функции. До «осознающего» существовал ли ты? Поскольку осознание — это биологическая функция, то, в конечном итоге, не существует ни тела, ни «осознающего»; следовательно, ты не можешь ничего воспринимать при отсутствии движения. Даже если я просто прикасаюсь к столу, нейроны при этом двигаются. Если нет движения, то нет ни «осознающего», ни осознания. Это просто биологическая функция. Это означает, что, когда мы полностью разделяем их, то «осознающий» не сможет существовать при отсутствии движения.

Не может быть восприятия без движения, не может быть «осознающего» без движения. Идея, что люди переходят на иной «духовный» уровень, где они каким-то образом продолжают осознавать, подразумевает наличие «осознающего» в каком-то месте пространства-времени. Если бы вы сказали, что все есть лишь осознание, то осознания бы не было. Если все создано из сознания — в том числе и тот, кто осознает это — тогда ясно, что нет такой вещи, как сознание или осознание; сознание — еще одна концепция, рожденная «осознающим», так как для того, чтобы сказать, что все является сознанием, по определению нужен кто-то, отличный от сознания. Когда и осознающий, и сознание — одна и та же субстанция, нет ни сознания, ни осознающего, ни осознанности.

РАЗНОВИДНОСТИ ОЩУЩЕНИЙ.

Звук, запах, вкус, телесные ощущения и мысленные объекты.

ИЗУЧЕНИЕ ПРИРОДЫ КОНЦЕПЦИИ ЗВУКА.

Волински: Какое определение концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, дала бы концепции звука?

Ученик: Это вибрация, которая в моих ушах превращается в звук или слово.

Волински: Какие предположения концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, сделала по поводу концепции звука?

Ученик: Что он находится снаружи меня и является средством передачи устной информации.

Волински: А что из этого следует для концепции по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, которая верит в концепцию звука как средства для передачи устной информации?

Ученик: Что существует нечто вне этого места, что существует расстояние и другое место в пространстве-времени, отличное от этого.

Волински: Если бы все это был просто концепцией концепции по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, и было создано из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ изначальной СУБСТАНЦИИ, не имеющей с ними ничего общего — в том числе и «осознающий» все это — что тогда…?

Ученик: Все осталось на своих местах, но стало более аморфным.

Волински: Как концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, которая верит в концепции звука, расстояния, разделения, информации и т. д., поступает по отношению концепциям звука, расстояния, разделения, информации и т. д.?

Ученик: Верит, что все это правда.

Волински: Если бы все эти концепции концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, были образованы из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ изначальной СУБСТАНЦИИ, не имеющей с ними ничего общего — в том числе и «осознающий» все это — что тогда….?

Ученик: Все по-прежнему… немного аморфнее.

Волински: Как эта концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, обманывает себя по поводу всех этих концепций, связанных со звуком?

Ученик: Веря во все это.

Волински: Если бы все это было просто концепциями, созданные концепцией по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию «я», и все они были образованы из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ изначальной СУБСТАНЦИИ, не имеющей с ними ничего общего — в том числе и «осознающий» — что тогда…?

Ученик: Теперь мне труднее уловить это.

Волински: Чего не должна знать о концепции звука концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть?

Ученик: Что ничего этого нет.

Волински: Если бы все это было просто концепциями, созданными концепцией по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию «я», и были образованы из ОДНОЙ. И ТОЙ ЖЕ изначальной СУБСТАНЦИИ, не имеющей с ними ничего общего — в том числе и «осознающий» — что тогда…?

Ученик: Это похоже на проблески сознания среди тучи.

Волински: Если бы все это было просто концепциями, созданными концепцией по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, и были образованы из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ изначальной СУБСТАНЦИИ, не имеющей с ними ничего общего — в том числе и «осознающий» — что тогда…?

Ученик: ____ (Долгое молчание).

Волински: Чего не должна испытывать концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, относительно звука?

Ученик: Что это не переживание, не знание и не информация, и возможно восприятие и без звука.

Волински: Если бы все это было просто концепциями, созданными концепцией по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, и были образованы из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ изначальной СУБСТАНЦИИ, не имеющей с ними ничего общего — в том числе и «осознающий» — что тогда…?

Ученик: НИЧЕГО ____ (Долгое молчание).

ИЗУЧЕНИЕ ПРИРОДЫ КОНЦЕПЦИИ ОБРАЗА ТЕЛА.

Волински: Какое определение концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, дала бы образу тела?

Ученик: Это изображение того, что я называю своим телом и собой.

Волински: Какие предположения концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, сделала об этом изображении тела-меня?

Ученик: Что это и есть я.

Волински: Если бы все это было просто концепциями, созданными концепцией по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, и были образованы из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ изначальной СУБСТАНЦИИ, не имеющей с ними ничего общего — в том числе и «осознающий» — что тогда…?

Ученик: Я впадаю в состояние медитации.

Волински: Как эта концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, поступает по отношению к концепции изображения тела?

Ученик: Верит в то, что это и есть она?

Волински: Если бы все это было просто концепциями, созданными концепцией по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию «я», и были образованы из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ изначальной СУБСТАНЦИИ, не имеющей с ними ничего общего — в том числе и «осознающий» — что тогда…?

Ученик: ____ (Долгое молчание).

Волински: Чего не должна знать эта концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, об этом изображении тела, которую она называет «собой»?

Ученик: Что это просто картинка, созданная из сознания, но не оно само?

Волински: Почему сознание не должно этого знать?

Ученик: Потому что тогда бы осталось только сознание, а это значит, что нет никакого сознания, а только НЕБЫТИЕ.

Волински: Если бы все это было просто концепциями, созданными концепцией по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, и были образованы из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ изначальной СУБСТАНЦИИ, не имеющей с ними ничего общего — в том числе и «осознающий» — что тогда…?

Ученик: ____ (Долгое молчание).

Волински: Чего не должна испытывать эта концепция по имени «мое» сознание по отношению к этому изображению тела?

Ученик: Что его нет.

Волински: Если бы все это было просто концепциями, созданными концепцией по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, и были образованы из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ изначальной СУБСТАНЦИИ, не имеющей с ними ничего общего — в том числе и «осознающий» — что тогда…?

Ученик: ____ (Долгое молчание).

ИЗУЧЕНИЕ ПРИРОДЫ КОНЦЕПЦИИ МЫСЛЕННЫХ ОБРАЗОВ.

Волински: Какое определение концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, могла бы дать мысленным образам?

Ученик: Картины, мысли, фантазии, идеи, даже эмоции — все, что можно воспринять.

Волински: Какие предположения есть у концепции по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, о концепциях по имени картинки, мысли, фантазии, идеи и даже эмоции — обо «всем», что можно воспринять?

Ученик: Что все это реально СУЩЕСТВУЕТ.

Волински: А каковы последствия для концепции по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, из ее веры в концепции картинок, мыслей, фантазий, идей, даже эмоций — «всего», что можно воспринимать?

Ученик: Что все они существуют, и сознание, в качестве воспринимающего, тоже существует.

Волински: Если бы все это было просто концепциями, созданными концепцией по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию «я», и были образованы из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ изначальной СУБСТАНЦИИ, не имеющей с ними ничего общего — в том числе и «осознающий» — что тогда…?

Ученик: Все застывает.

Волински: Как концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, обманывает себя по поводу концепции картинок, мыслей, фантазий, идей, даже эмоций — «всего», что можно воспринимать?

Ученик: Воображая, что и она сама, и все эти вещи существуют.

Волински: Если бы все это было просто концепциями, созданными концепцией по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, и были образованы из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ изначальной СУБСТАНЦИИ, не имеющей с ними ничего общего — в том числе и «осознающий» — что тогда…?

Ученик: Ну и ну! Теперь я действительно вижу, что это просто иллюзия, повторяющаяся снова и снова.

Волински: Как эта концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, обманывает себя по поводу всех этих концепций картинок, мыслей, фантазий, идей, даже эмоций — «всего», что можно воспринимать?

Ученик: Воображая, что и она сама, и все эти вещи существуют.

Волински: А если бы все это было просто концепциями, созданными концепцией по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию «я», и были образованы из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ изначальной СУБСТАНЦИИ, не имеющей с ними ничего общего — в том числе и «осознающий» — что тогда…?

Ученик: …. слов нет…. (молчание).

Волински: Чего не должна знать концепция по имени мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, обо всех этих концепциях по имени картинки, мысли, фантазии, идеи, даже эмоции — «все», что можно воспринять?

Ученик: Что ничего этого НЕТ.

Волински: Почему концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, не должна об этом знать?

Ученик: Потому что, если ничего этого нет, то и ее тоже нет.

Волински: А если бы все это было просто концепциями, созданными концепцией по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, и были образованы из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ изначальной СУБСТАНЦИИ, не имеющей с ними ничего общего — в том числе и «осознающий» — что тогда…?

Ученик: ____ (молчание).

Волински: Чего не должна испытывать концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, по отношению к картинкам, мыслям, идеям, даже эмоциям — «всему», что можно воспринимать?

Ученик: Что ничего этого нет.

Волински: А почему?

Ученик: Потому что, если ничего этого нет, то и ее тоже нет.

Волински: Если бы концепции по имени «есть» и «нет» были просто концепциями, созданными концепцией по имени «мое» сознание, которая верит в концепциюя есть, и были образованы из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ изначальной СУБСТАНЦИИ, не имеющей с ними ничего общего — в том числе и «осознающий» — что тогда…?

Ученик: ____ (Долгое молчание).

РАЗНОВИДНОСТИ МЫСЛЕННЫХ ИМПУЛЬСОВ.

Воля, намерение, различение, радость, счастье, спокойствие, решительность, напряжение, насилие, концентрация.

ИЗУЧЕНИЕ ПРИРОДЫ КОНЦЕПЦИИ НАСИЛИЯ.

Волински: Какое определение концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, могла бы дать насилию?

Ученик: Это действие, которое совершается не по своей воле.

Волински: А какие предположения концепция по имени «мое» сознание сделала по поводу концепции по имени «действие, которое совершается не по своей воле»?

Ученик: Что оно обладает своей собственной энергией, и его невозможно прекратить — оно обязательно должно совершиться.

Волински: И что из этого следует для концепции по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию действия «не по своей воле, обладающее своей собственной энергией, которое невозможно прекратить, так как оно обязательно должно совершиться»?

Ученик: Что невозможно остановить ни одной мысли, действия, реакции и т. д.

Волински: А если бы все это было просто концепциями, созданными концепцией по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, и были образованы из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ изначальной СУБСТАНЦИИ, не имеющей с ними ничего общего — в том числе и «осознающий» — что тогда…?

Ученик: Все исчезает, но я замечаю сопротивление — словно я хочу прекратить насилие.

Волински: А если бы сопротивление было просто одной из концепций, созданных концепцией по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, и все они были образованы из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ изначальной СУБСТАНЦИИ, не имеющей с ними ничего общего — в том числе и «осознающий» — что тогда…?

Ученик: Остается лишь вибрация, за которой я могу наблюдать.

Волински: А как концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, поступает по отношению к концепции действия не по своей воле, которое обладает своей собственной энергией и которое невозможно прекратить, потому что оно обязательно должно совершиться?

Ученик: Предполагая, что оно существует и должно быть совершено, внушая себе, что его невозможно прекратить, доказывая это и реагируя соответственно.

Волински: А зачем концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, делает все это?

Ученик: Я не знаю — просто делает, и все.

Волински: А если бы все это было просто концепциями, созданными концепцией по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, и были образованы из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ изначальной СУБСТАНЦИИ, не имеющей с ними ничего общего — в том числе и «осознающий» — что тогда…?

Ученик: Остается только вибрация и наблюдение за вибрацией.

Волински: А если бы даже вибрация была просто одной из концепций, созданных концепцией по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, и все они были образованы из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ изначальной СУБСТАНЦИИ, не имеющей с ними ничего общего — в том числе и «осознающий» — что тогда…?

Ученик: Безмолвие.

Волински: А как концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, обманывает себя по поводу концепции действия не по своей воле, которое обладает своей собственной энергией и которое невозможно прекратить?

Ученик: Веря, что оно существует.

Волински: А если бы концепция по имени существование было просто одной из концепций, созданных концепцией по имени «мое» сознание, которая верит в концепциюя есть, и все они были образованы из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ изначальной СУБСТАНЦИИ, не имеющей с ними ничего общего — в том числе и осознающий — что тогда…?

Ученик: Небытие.

Волински: А чего не должна говорить концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, о концепции действия, которое совершается не по своей воле, обладает своей собственной энергией, и его невозможно прекратить?

Ученик: Что это просто видимость.

Волински: Почему?

Ученик: Оно должно скрывать это от себя и других, чтобы БЫТЬ или существовать.

Волински: А если бы все это было просто концепциями, созданными концепцией по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, и были образованы из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ изначальной СУБСТАНЦИИ, не имеющей с ними ничего общего — в том числе и «осознающий» — что тогда…?

Ученик: ____ (Долгое молчание).

Волински: А чего не должна испытывать концепция по имени «мое» сознание по отношению к концепции действия не по своей воле, которое обладает своей собственной энергией и которое невозможно прекратить?

Ученик: ____ (Долгое молчание).

ИЗУЧЕНИЕ ПРИРОДЫ КОНЦЕПЦИИ ВОЛИ.

Волински: Какое определение концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, могла бы дать воле?

Ученик: Желание, намерение, действие по собственному побуждению.

Волински: А какие предположения концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, сделала о намерении и действии по собственному побуждению?

Ученик: Что это именно «то, что есть»; ему так сказали.

Волински: А если бы все это было просто концепциями, созданными концепцией по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, и были образованы из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ изначальной СУБСТАНЦИИ, не имеющей с ними ничего общего — в том числе и «осознающий» — что тогда…?

Ученик: ____ (Долгое молчание).

Волински: А как концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, которая верит в концепции намерения и действия по собственному побуждению, обманывает себя?

Ученик: Веря во все, что ей говорили и внушали.

Волински: А если бы все это было просто концепциями, созданными концепцией по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, и были образованы из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ изначальной СУБСТАНЦИИ, не имеющей с ними ничего общего — в том числе и «осознающий» — что тогда…?

Ученик: Безмолвие ____ (Долгое молчание).

Волински: А как концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, ведет себя по отношению к концепции воли, намерения и действия по собственному побуждению?

Ученик: Она верит в намерение и действие по собственному побуждению, и постоянно пытается действовать, словно действия исходят от меня и не являются сознанием.

Волински: А если бы все это было просто концепциями, созданными концепцией по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, и были образованы из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ изначальной СУБСТАНЦИИ, не имеющей с ними ничего общего — в том числе и «осознающий» — что тогда…?

Ученик: Все разлетается.

Волински: А чего не должна говорить концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, о концепции намерения и действия по собственному побуждению?

Ученик: Что никакого выбора не существует.

Волински: Почему?

Ученик: Она не может этого допустить.

Волински: А если бы концепции по имени «допустить» ли «не допустить» были просто концепциями, созданными концепцией по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, и были образованы из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ изначальной СУБСТАНЦИИ, не имеющей с ними ничего общего — в том числе и «осознающий» — что тогда…?

Ученик: Появляются свобода и легкость.

Волински: А чего не должна знать концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, о намерении и действии по собственному побуждению?

Ученик: О том, что нет никакого выбора, и о НЕБЫТИИ.

Волински: А почему?

Ученик: Потому что тогда сознания не будет.

Волински: А если бы все это концепции по имени «быть или не быть», намерение, выбор были просто концепциями, созданными концепцией по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, и были образованы из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ изначальной СУБСТАНЦИИ, не имеющей с ними ничего общего — в том числе и «осознающий» — что тогда…?

Ученик: ___ (Молчание).

Волински: Чего не хочет испытывать концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, по отношению к концепциям по имени «быть или не быть», намерение и действие по собственному побуждению?

Ученик: НЕБЫТИЯ.

Волински: Почему?

Ученик: Потому что оно находится за пределами сознания, и сознание исчезает.

Волински: А если бы все это было просто концепциями, созданными концепцией по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, и были образованы из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ изначальной СУБСТАНЦИИ, не имеющей с ними ничего общего — в том числе и «осознающий» — что тогда…?

Ученик: НЕБЫТИЕ.

Волински: Почему?

Ученик: Потому что оно за пределами сознания, и сознание исчезает.

Волински: А если бы появление и исчезновение были просто концепциями, созданными концепцией по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, и были образованы из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ изначальной СУБСТАНЦИИ, не имеющей с ними ничего общего — в том числе и «осознающий» — что тогда…?

Ученик: НЕБЫТИЕ.

ИЗУЧЕНИЕ ПРИРОДЫ КОНЦЕПЦИИ ВНИМАНИЯ.

Волински: Какое определение концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, могла бы дать вниманию?

Ученик: Внимание — это свойство сознания концентрироваться и создавать линзы, через которые оно смотрит на мир.

Волински: Какие предположения концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, сделала на тему внимания, которое является свойством сознания концентрироваться и создавать линзы, через которые оно смотрит на мир?

Ученик: Что линзы, через которые она смотрит на мир, и все, что она видит, — не сознание.

Волински: И что из этого следует для концепции по имени «мое» сознание?

Ученик: Целый мир различий.

Волински: А если бы все это было просто концепциями, созданными концепцией по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, и были образованы из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ изначальной СУБСТАНЦИИ, не имеющей с ними ничего общего — в том числе и «осознающий» — что тогда…?

Ученик: Осталось бы только сознание и что-то наподобие подзорных труб, плавающих в нем.

Волински: Как эта концепция по имени «мое» сознание обманывает себя по поводу концепции по имени внимание — концепции о том, как концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, концентрируется и создает линзы, через которые она смотрит на мир?

Ученик: Представляя себе все эти линзы и подзорные трубы, которых не существует.

Волински: А если бы все это было просто концепциями, созданными концепцией по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, и были образованы из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ изначальной СУБСТАНЦИИ, не имеющей с ними ничего общего — в том числе и «осознающий» — что тогда…?

Ученик: Остается только сознание и еле заметная подзорная труба.

Волински: Как эта концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, которая верит в концепцию которая верит в концепцию, что сознание концентрируется и создает линзы, через которые оно смотрит, обманывает себя по поводу внимания?

Ученик: Верит в подзорную трубу, и смотрит через то, чего нет…

Волински: Сделай это прямо сейчас.

Ученик: Ничего себе! Это целый мир!

Волински: Сделай это несколько раз.

Ученик: Мир исчезает.

Волински: А подзорная труба?

Ученик: Она… похожа на сознание.

Волински: О чем не хочет говорить о внимании концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, которая верит в концепцию концентрации и создания линз, через которые она смотрит на мир?

Ученик: О том, что ее нет.

Волински: А почему?

Ученик: А почему бы ей и не быть?

Волински: Что значит «быть»?

Ученик: ____ (Долгое молчание).

Волински: Чего не хочет знать о внимании эта концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, которая верит в концепцию концентрации и создания линз, через которые она смотрит на мир?

Ученик: НЕБЫТИЯ.

Волински: Почему?

Ученик: Потому что, если она узнает об этом, сознания не останется — только НЕБЫТИЕ. А, может, и его не останется.

Волински: А если бы все это было просто концепциями, созданными концепцией по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, и были образованы из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ изначальной СУБСТАНЦИИ, не имеющей с ними ничего общего — в том числе и «осознающий» — что тогда…?

Ученик: ____ (Молчание).

Волински: Эта концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, которая верит в концепцию концентрации и создания линз, через которые она смотрит на мир, — чего она не хочет испытывать в отношении внимания?

Ученик: Что ее нет.

Волински: Почему?

Ученик: Из-за НЕБЫТИЯ.

Волински: А если бы все это было просто концепциями, созданными концепцией по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, и были образованы из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ изначальной СУБСТАНЦИИ, не имеющей с ними ничего общего — в том числе и «осознающий» — что тогда…?

Ученик: ____ (Долгое молчание).

ИЗУЧЕНИЕ ПРИРОДЫ КОНЦЕПЦИИ МЫСЛЕННЫХ ИМПУЛЬСОВ.

Волински: Какое определение концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, могла бы дать мысленным импульсам?

Ученик: Это био-электрические колебания, которые принимают определенную форму и превращаются в энергию, образы, фантазии, эмоции и т. д.

Волински: Какие предположения сделала концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, об этих био-электрических колебаниях, принимающих форму энергии, образов, фантазий, эмоций и т. д.?

Ученик: Что все это существует, и поэтому она тоже существует.

Волински: А если бы все это было просто концепциями, созданными концепцией по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, и были образованы из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ изначальной СУБСТАНЦИИ, не имеющей с ними ничего общего — в том числе и «осознающий» — что тогда…?

Ученик: ____ (Молчание).

Волински: Как концепция по имени «мое» сознание применяет к себе концепцию био-электрических импульсов, принимающих форму энергии, образов, фантазий, эмоций и т. д.?

Ученик: Она верит, что есть какая-то сущность, а не просто колебания био-электрических импульсов, которые кажутся сущностью.

Волински: А если бы и концепция био-электрических импульсов, и концепция сущности были просто концепциями, созданными концепцией по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, и были образованы из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ изначальной СУБСТАНЦИИ, не имеющей с ними ничего общего — в том числе и «осознающий» — что тогда…?

Ученик: ____ (Долгое молчание).

Волински: О чем не хочет говорить концепция по имени «мое» сознание относительно био-электрических импульсов, принимающих формы энергии, образов, фантазий, эмоций и т. д.?

Ученик: О том, что находится за иллюзией био-электрических импульсов.

Волински: Почему?

Ученик: Потому что если она это сделает, то все рухнет.

Волински: А если бы все это было просто концепциями, созданными концепцией по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, и были образованы из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ изначальной СУБСТАНЦИИ, не имеющей с ними ничего общего — в том числе и «осознающий» — что тогда…?

Ученик: В это трудно поверить_____ (Долгое молчание).

Волински: Чего не хочет знать концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, об этих био-электрических импульсах, принимающих форму энергии, образов, фантазий, эмоций т. д.?

Ученик: Что био-электрические импульсы — это иллюзия.

Волински: Почему?

Ученик: Потому что если оно узнает об этом, не останется никакой сущности — только сознание, а затем не останется и СОЗНАНИЯ — только НЕБЫТИЕ.

Волински: А если бы все это было просто концепциями, созданными концепцией по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, и были образованы из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ изначальной СУБСТАНЦИИ, не имеющей с ними ничего общего — в том числе и «осознающий» — что тогда…?

Ученик: Но мне кажется, что это связано с сердцем или пульсом.

Волински: А чего не должна знать концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, об этих био-электрических импульсах, принимающих форму энергии, образов, фантазий, эмоций и т. д.?

Ученик: Что они созданы из сознания.

Волински: Почему?

Ученик: Потому что тогда не останется ни импульсов, ни сознания — только НЕБЫТИЕ; а, может быть, и его не останется.

Волински: А если бы все это было просто концепциями, созданными концепцией по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, и были образованы из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ изначальной СУБСТАНЦИИ, не имеющей с ними ничего общего — в том числе и «осознающий» — что тогда…?

Ученик: ____ (Долгое молчание).

Волински: А если ТЫ и есть концепция по имени «мое» сознание, которое верит в концепцию я есть, которая верит в концепцию мышления — существует ли тогда что-нибудь, что эта концепция называет «моим» сознанием, которое верит в концепцию я есть и создано из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ изначальной СУБСТАНЦИИ, что и «осознающий», который осознает все это — СУБСТАНЦИИ, не имеющей со всем этим ничего общего — что тогда…?

Ученик: ____ (Долгое молчание).

РАЗНОВИДНОСТИ СОЗНАНИЯ.

Сознание зрения, слуха, запаха, вкуса, телесных ощущений, интеллекта.

ИЗУЧЕНИЕ ПРИРОДЫ КОНЦЕПЦИИ ИНТЕЛЛЕКТА.

Волински: Какое определение концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, могла бы дать интеллекту?

Ученик: Сознательность, или деятельность ума.

Волински: Какие предположения концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, сделала по поводу концепции интеллекта?

Ученик: Что существует СОЗНАТЕЛЬНОЕ разумное ТЫ.

Волински: А какие последствия для концепции по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, проистекают из ее веры в концепцию интеллекта?

Ученик: Постоянные попытки усилить это ТЫ, представляющее собой сознание деятельности ума.

Волински: А если бы все это было просто концепциями, созданными концепцией по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, и были образованы из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ изначальной СУБСТАНЦИИ, не имеющей с ними ничего общего — в том числе и «осознающий» — что тогда…?

Ученик: ____ (Долгое молчание).

Волински: Как эта концепция по имени «мое» сознание, которое верит в концепцию я есть, которая верит в концепцию интеллекта, обманывает себя?

Ученик: Она воображает, что она отделена от сознания, и ее представления, мысли и т. д. тоже отделены от сознания.

Волински: А если бы все это было просто концепциями, созданными концепцией по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, и были образованы из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ изначальной СУБСТАНЦИИ, не имеющей с ними ничего общего — в том числе и «осознающий» — что тогда…?

Ученик: ___ (Долгое молчание).

Волински: Если бы ТЫ был концепцией по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, которая верит в концепцию деятельности ума, как бы поступило «мое» сознание?

Ученик: Оно бы поверило, что существует ТЫ, отдельное от «другого».

Волински: А если бы все это было просто концепциями, созданными концепцией по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, и были образованы из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ изначальной СУБСТАНЦИИ, не имеющей с ними ничего общего — в том числе и «осознающий» — что тогда…?

Ученик: ___ (Долгое молчание).

Волински: Если считать, что ТЫ — это концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, которая верит в концепцию деятельности ума, то о чем сознание не хочет говорить?

Ученик: О том, что его нет.

Волински: Если бы «нет» и «есть» были просто концепциями, созданными концепцией по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, и были образованы из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ изначальной СУБСТАНЦИИ, не имеющей с ними ничего общего — в том числе и «осознающий» — что тогда…?

…?

Ученик: ___ (Долгое молчание).

Волински: Если ТЫ — концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, которая верит в концепцию деятельности ума, то о чем концепция по имени «мое» сознание не хочет говорить?

Ученик: ____ (Долгое молчание).

Волински: Если ТЫ — концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, которая верит в концепцию деятельности ума, то чего концепция по имени «мое» сознание не хочет испытывать?

Ученик: Того, что ее нет, а есть только чистое НЕБЫТИЕ.

Волински: Если бы «нет» и «небытие» были просто концепциями, созданными концепцией по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, и были образованы из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ изначальной СУБСТАНЦИИ, не имеющей с ними ничего общего — в том числе и «осознающий» — что тогда…?

Ученик: ____ (Долгое молчание).

ДО СОЗНАНИЯ НЕ СУЩЕСТВУЕТ НИ «ОСОЗНАЮЩЕГО», НИ ОСОЗНННОСТИ.

ДО СОЗНАНИЯ СУЩСТВУЕТ БЕССОЗНАТЕЛЬНОСТЬ.

ДО СОЗНАНИЯ СУЩЕТСВУЕТ ЕДИНАЯ СУБСТАНЦИЯ, В ОТОРОЙ НЕТ «ОСОЗНАЮЩЕГО».

СПРОСИ: ДО ПОЯВЛЕНИЯ «ОСОЗНАЮЩЕГО»… ЕСТЬ ЛИ ТЫ?

КВАНТОВАЯ ПСИХОЛОГИЯ КОНЧАЕТСЯ У ОСОЗНАНИЯ БОЛЬШОЙ ПУСТОТЫ, КОТОРУЮ МЫ НАЗЫВАЕМ И ПРЕДСТАВЛЯЕМ С ПОМОЩЬЮ КОНЦЕПЦИИ НЕ-Я-Я.

ДО «ОСОЗНАЮЩЕГО», ОБРАЗОВАННОГО СОЗНАНИЕМ, ЕСТЬ ЛИ ТЫ?

«ОСОЗНАЮЩИЙ» И ОСОЗНАННОСТЬ ОБРАЗОВАНЫ ИЗ СОЗНАНИЯ.

ВСЕ СОЗДАНО ИЗ ТОЙ ЕДИНОЙ СУБСТАНЦИИ.

ДО КОНЦЕПЦИИ ЭТОЙ ЕДИНОЙ СУБСТАНЦИИ, В КОТОРОЙ НЕТ СОЗНАНИЯ ИЛИ ОСОЗНАННОСТИ, СУЩЕСТВУЕТ БЕССОЗНАТЕЛЬНОСТЬ.

ГЛАВА 14. Покров концепции восьмеричного пути.

КОНЦЕНТРАЦИЯ-МЕДИТАЦИЯ-САМАДХИ.

Как в индуистской, так и в буддистской традиции 6-я, 7-я и 8-я ступени восьмеричного пути — это концентрация (на санскрите — дхарана), медитация (на санскрите — дхьяна) и самадхи; соответственно, нужно, чтобы «я» выполнило этот процесс. Прежде, чем объяснить, каким образом это может быть покровом сознания, давайте сначала уточним терминологию.

Дхарана (концентрация).

«Концентрация — это заточение ума в ограниченной мысленной области (называемой объектом концентрации)». (Таймини, «Учение йоги»).

Дхьяна (медитация).

«Непрерывный поток (ума) по направлению к объекту (выбранному для медитации) — это созерцание». (Таймини, «Учение йоги»).

Самадхи.

«Когда остается только сознание объекта медитации, и не остается самого (сознания) — это самадхи», (Таймини, «Учение йоги»).

Давайте посадим семечко, из которого в 3-й части прорастет вопрос: «С чего следует начать, или, вернее, что должно существовать для концентрации, медитации и самадхи?».

Ответ на этот вопрос — «осознающий». Иными словами, для выполнения любой концентрации или «духовной практики» изначально должно быть я есть, включающее в себя структуру (уплотненную СУБСТАНЦИЮ), по имени «осознающий». Естественно, «осознающий» занимается процессом осознания и создает то, что мы называем осознанностью. Иными словами, «осознающий» является структурой, сформированной сознанием; эта структура занимается осознанием и находится в определенном месте пространства-времени.

Зададим вопрос: «До появления осознающего… есть ли ты?» При такой постановке вопроса концентрация и медитация становятся функциями «осознающего», созданного сознанием. Можно привести такое сравнение: чтобы нарастить мускулы, прежде нужно иметь тело, которое будет заниматься гимнастикой. Прежде медитации существует тело (я есть), выполняющее медитацию. Следовательно, концентрация и медитация, к которой относятся как к религиозной догме, может служить для укрепления субструктуры по имени «осознающий», помогая ему («осознающему») верить, что он есть. Эти упражнения, выполняемые «осознающим», могут неосознанно усилить субструктуру по имени способность «осознающего» к концентрации — НО также существует риск, что я есть впадет в заблуждение, поверив в то, что оно существует и «становится лучше». Очень важно понять это, чтобы избежать заблуждения. ПРИ ЭТОМ Я ВОВСЕ НЕ УТВЕРЖДАЮ, ЧТО КОНЦЕНТРАЦИЯ ИЛИ МЕДИТАЦИЯ ПЛОХИ.

Однако необходимо задать следующие вопросы: 1) Кто медитирует? (Что за «я» воображает, будто совершает это действие?); 2) Почему медитирующее «я» верит, что оно может что-то обрести, достичь, получить или стать более совершенным?

И в том, и в другом случае существует некая форма «я», занимающаяся медитацией для того, чтобы что-то получить, рассчитывающая на нирвану или «не-я».

Поэтому, концентрацию — > медитацию можно считать возможным «начальной ступенью»; но, в конце концов, следует понять, чем они являются в действительности, равно как и субструктура я есть-«осознающий»: все это медитирующее «я». Поэтому их нужно растворить (подробнее об этом будет сказано в 3-й части).

Самадхи — «последняя» ступень восьмеричной шкалы, или восьмеричного пути, или йоги. Обычно принято считать, что к самадхи ведет несколько ступеней. В этой главе мы будем говорить только о тех, которые уже упоминались: 6-я ступень (концентрация), 7-я ступень (медитация) и 8-я ступень (самадхи, в котором еще остаются семена). На 8-й ступени пустота еще содержит мельчайшие семена (медитирующее «я»), которое продолжает весьма изощренно и утонченно действовать даже в состоянии-между-состояниями (в пустоте).

«Облако, или пустота, также скрывает чистое сознание. Это лишь туманный образ, созданный сознанием, последовательно проходящим через различные “уровни”. Эта стадия подобна промежуточной точке между двумя состояниями материи — жидким и газообразным, когда ее нельзя назвать ни жидкостью, ни газом». («Йога-сутра», стр. 40).

«Блаженство самадхи» в действительности невозможно описать. Однако в пустоте еще остаются некоторые образы (семена), в тончайшей форме прорастающие из самадхи и поэтому возвращающие нас к «нашему» психологическому «восприятию» себя как «я».

Поэтому следует выйти и «за пределы» самадхи тоже. Несмотря на то, что самадхи считается восьмой и последней ступенью, следует выйти за грань состояния самадхи, в котором остались семена, — туда, где нет никакого состояния вообще. В пустоте, присущей самадхи, содержатся семена — впечатления и образы, которые могут прорасти и проявиться. На языке физики это можно сравнить с пустотой по имени «потенциальная энергия» и проявлением по имени «кинетическая энергия». Пустота самадхи, в которой остались семена, — это «энергия» образов и впечатлений, которая потенциально могут проявиться; это проявление в виде семян. Проявленная пустота — это образы и впечатления в действии. Прибегая к метафоре, можно сказать, что дом, построенный из кирпичей и строительного раствора, проявлен; раствор, кирпичи и пространство, которое дом будет занимать, — пустота или потенциальный дом, который должен существовать прежде, чем будет построен проявленный дом.

Поэтому, когда Нисаргадатту Махараджа спрашивали: «Вы пребываете в самадхи?» — он отвечал: «Нет, самадхи — это состояние, а я не нахожусь ни в каком состоянии».

«Йога-сутра» так говорит об этом:

«Почему сознание йога снова возвращается к тому колесу, которое он уже превзошел? Почему это повторяется снова и снова на этой стадии движения к самореализации? Потому что самскары (образы и впечатления), которые он отбросил, все еще присутствуют в его “механизме” (теле) в спящем состоянии и возникают в его сознании каждый раз, когда он расслабляется или временно прекращает свои усилия. Пока эти семена пребывают там в спящем состоянии, они не “воспламеняются” и остаются незамеченными… но при любой подходящей возможности они прорастают». (Таймини, «Учение йоги», стр. 430).

В 3-й части мы будем обсуждать самадхи, в котором не осталось семян, которое находится «за гранью» и не является состоянием. А сейчас достаточно сказать, что самадхи с семенами «достигается» с помощью некоторых видов «духовных практик»; медитирующему «я» кажется, что именно оно выполняет их.

Самадхи без семян просто появляется — а точнее, исчезает (трудно выразить это словами); но нет никакого «я», которое занимается этим. Иными словами, все состояния самадхи — это состояния; в них остается я есть и «осознающий» — значит, ОНИ НЕ ЕСТЬ ТО!!!! Они лишь тончайшие субструктуры, вибрации я есть; в конечном счете, они даже не являются небытием, и ИХ НЕТ.

ПОСЛЕДНЯЯ СТУПЕНЬ РАДЖА-ЙОГИ — ЭТО САМАДХИ (ЯВЛЯЮЩЕЕСЯ СЛЕДСТВИЕМ ПРЕДЫДУЩИХ СТУПЕНЕЙ И СОДЕРЖАЩЕЕ СЕМЕНА).

ЕСЛИ НЕТ МЫСЛЯЩЕГО, ОЩУЩАЮЩЕГО, ЗНАЮЩЕГО, ИЛИ «ОСОЗНАЮЩЕГО», ТОГДА ЭТО САМАДХИ БЕЗ СЕМЯН.

НО КОГДА НЕТ «ОСОЗНАЮЩЕГО», ТОГДА НЕТ НИ ОСОЗНАНИЯ, НИ ЙОГИ.

НЕКОТОРЫЕ ЛЮДИ ГОВОРЯТ: «ВСЕ ЭТО — ОСОЗНАНИЕ».

НО ЕСЛИ БЫ ВСЕ БЫЛО ОСОЗНАНИЕМ, ОСОЗНАНИЯ БЫ НЕ БЫЛО. ПОЧЕМУ?

ПОТОМУ ЧТО НЕ БЫЛО БЫ НИКОГО, ЧТОБЫ СКАЗАТЬ О КОНЦЕПЦИИ ПО ИМЕНИ «СУЩЕСТВОВАНИЕ ОСОЗНАНИЯ».

ПОЭТОМУ ЛЮБОЕ ОСОЗНАНИЕ ВКЛЮЧАЕТ В СЕБЯ КОНЦЕПЦИИ «ОСОЗНАЮЩЕГО», МЕСТОНАХОЖДЕНИЯ И ИСХОДНОГО ПОЛОЖЕНИЯ.

СЛЕДОВАТЕЛЬНО, ЕСЛИ НЕТ «ОСОЗНАЮЩЕГО», НЕТ НИ ОСОЗНАНИЯ, НИ МЕСТОПОЛОЖЕНИЯ, НИ ИСХОДНОГО ПОЛОЖЕНИЯ.

ГЛАВА 15. Пять уровней сознания.

ЕЩЕ ОДИН «ОСОЗНАЮЩИЙ».

«Акт эманации. По отношению к объектам, которые кажутся принадлежащими к иному пространству, времени и т. д. это является актом удаления или растворения. По отношению к действительным (постоянным) проявлениям каких-либо качеств или объектов это является актом поддержания. По отношению к тому, что кажется особенным, это является актом сокрытия. По отношению к тому, что представляется тождественным свету (сознания) это является актом милости». (Сингх, «Пратьябхиджняхрдайям», стр. 75).

Сознание, без сомнения, имеет много различных уровней в своем перемещении от ТОЙ СУБСТАНЦИИ к проявленной Вселенной и тому, что мы называем «я». Однако, для любого наблюдения, совершаемого сознанием в отношении этих уровней или актов перехода, требуется «осознающий». Таким образом, ловушка содержится не в представлении, или даже знании, о 5-уровневом, 10-уровневом, 100-уровневом действии (или акте недеяния). Ловушка состоит из трех частей: это непонимание того, что, во-первых, наблюдение, внимание или присутствие «осознающего» эти уровни или действия выпускает на свободу «я»; во-вторых, того, что «осознающий», который осознает эти «действия», «игры» или «этапы» сознания, зависит от присутствия «осознаваемого»; и, в-третьих, это иллюзия того, что «осознающий» образован из иной субстанции, чем «осознаваемый» объект.

Прежде всего, «я» никогда не могу освободиться, потому что НЕТ никакого «Я». Во-вторых, «осознающий» образован из той же субстанции в ее более тонком и менее сжатом виде; Можно назвать ее сознанием в виде осознаваемого (пятиуровнего акта), и, по существу, оно продолжается лишь до тех пор, пока осознающий направляет внимание на осознаваемое, «как будто» оно образовано из иной субстанции, чем он сам.

Согласно философии сайва, мир является не творением, а:

— эманацией;

— поддержанием (процессов, происходящих в мире);

— удалением или растворением. Это не означает разрушения. В мире не существует разрушения. Если только временное растворение. Разрушение — всего лишь метафора.

— сокрытием истинной природы Самости.

— «милостью».

(Сингх, «Пратьябхиджняхрдайям», стр. 119).

«Однако, если во время растворения, или удаления (от восприятия множественности или различения), он (воспринимаемый объект) порождает в душе различные образы, тогда он обретает статус зародыша (семени), вынужденного вновь прорасти и вернуться к существованию; поэтому он накладывается (в восприятии) на состояние сокрытия истинной природы Самости [СУБСТАНЦИИ]… С другой стороны, когда он (мир), низведенный до формы зародыша (семени), удерживается в душе, вместе с его разнообразием, огонь сознания может сжечь его, вернув в состояние единства. Тогда он (йогин) обретает милость и благословение». (Сингх, «Пратьябхиджняхрдайям», стр. 77–78).

Это еще раз подчеркивает то, о чем уже упоминалось раньше: что пустота может быть также уходом сознания, и тогда она содержит (в потенциальной форме) семена впечатлений и образов, которые позже проявятся. Кроме того, когда «осознающий» и «осознаваемое» воспринимаются как ОДНА И ТА ЖЕ СУБСТАНЦИЯ, тогда они исчезают, и это есть милость.

В квантовой физике Дэвид Бом говорил о неявном, или изначальном, порядке и о явном порядке имен и форм. «Пратьябхиджняхрдайям» говорит о большем числе разделений.

Однако все разделения, описывающие этот процесс, зависят от «осознающего», который осознает «осознаваемое». Если нет «осознающего», то нет и пяти уровней сознания.

Это напоминает дзенский коан: «Если дерево падает в лесу, и нет никого, кто слышит это, производит ли оно звук?».

ВОПРОС.

Если нет «осознающего», есть ли пять уровней сознания?

До появления «осознающего»… есть ли ты?

««Пратьябхиджняхрдайям создает величайшее напряжение во время медитации пяти-уровневого акта, который постоянно свершается в душе каждого человека». (Сингх, «Пратьябхиджняхрдайям», стр. 30).

В «Пратьябхиджняхрдайям» спанда описывается не в терминах двух процессов (появление — исчезновение), а в терминах разделения на пять уровней. Постижение этих пяти уровней или «актов» сознания, согласно «Пратьябхиджняхрдайям», освобождает «кого-либо» от своего влияния. Однако, пожалуйста, вспомните, что «понимание», которое есть «осознающий», также является частью пяти-уровневого акта и неотъемлемо от «осознающего», воспринимающего нирвану (затухание).

Важно заметить, что естественный процесс удаления удерживает образы, и, когда они возникают снова, они скрывают ТУ СУБСТАНЦИЮ. Однако, если увидеть, что эти семена образованы из того же самого сознания, что и воспринимающий, оба исчезают; это милость.

«Я» часто встречал кого-нибудь, знавшего, кто он. «Я» обращался к ним с проблемой. В «их» присутствии проблема исчезала (милость). Однако, поскольку «я» не осознавал, что «осознающий» проблему и проблема — ОДНА И ТА ЖЕ СУБСТАНЦИЯ, проблема возникала снова.

Иными словами, провал, пространство или пустота — тончайшая форма (семя) я есть и мысли. А в пустоте мысль скрывается, но не разрушается — просто удаляется. Это не милость (исчезновение), а просто сокрытие. Поэтому «люди во время медитации попадают в пустоту или провал», но возвращаются оттуда с той же проблемой.

МИЛОСТЬ — ЭТО ИСЧЕЗНОВЕНИЕ; ПУСТОТА-ПРОВАЛ — ЭТО УДАЛЕНИЕ.

«Однако, когда сжатие или ограничение преобладают, тогда наступает познание пустоты, и т. д.». (Сингх, «Пратьябхиджняхрдайям», стр. 60).

Конечно, в пустоте есть знающий о пустоте. Это тот знающий о пустоте, который появляется одновременно со знанием пустоты. Поэтому именно дальнейшее сжатие приводит к появлению знающего о пустоте. Когда знающий о пустоте и пустота воспринимаются как ОДНА И ТА ЖЕ СУБСТАНЦИЯ, тогда нет ни знающего о пустоте, ни самой пустоты. Поэтому пустота и знающий появляются и исчезают одновременно.

ГЛАВА 16. Сердце — это пустота.

«Хрдайя означает не физическое сердце, а глубочайшее сознание. Оно называется хрдайей, или сердцем, потому что это центр реальности. Из света этого сознания рождается вся Вселенная. Это духовный центр личности».

(Сингх, «Пратьябхиджняхрдайям», Стр. 95).

Это утверждение имеет важнейшее значение. ВЕЛИКАЯ ПУСТОТА — ЭТО СЕРДЦЕ. Она пребывает за пределами качеств и атрибутов. Она называется сердцем, потому что в большинстве западных традиций сердце ассоциируется с безусловным приятием и любовью. Вспомним, что основной буддистский трактат, в котором сказано: «Форма есть ни что иное, как пустота, пустота есть ни что иное, как форма», называется «Сутра сердца», поскольку ВЕЛИКАЯ ПУСТОТА, ТО, недифференцированное сознание — это Сердце. Гнетущая внутренняя пустота, которая, по причине сопротивления, порождает столько проблем и субличностей, считается основой для понимания философии экзистенциализма. Однако в квантовой психологии эта внутренняя пустота считается дверью, ведущей к ВЕЛИКОЙ ПУСТОТЕ. Более того, именно в ней находится решение экзистенциальной проблемы страха, трепета и отказа от бытия, пронизывающих всю западную психологию и философию 20-го столетия. Попросту говоря, «внутренняя» пустота является «духовным центром личности».

«Йогину следует усиленно концентрировать внимание на идее, что Вселенная совершенно пуста. Его сознание должно раствориться в этой пустоте. Тогда он становится готов для растворения — его ум растворяется в шуньятишунья, в абсолютной ПУСТОТЕ…» (Сингх, «Виджнянабхайрава», стр. 55).

Прежде всего существующего пребывает небытие, ПУСТОТА НЕДИФФЕРЕНЦИРОВАННОГО СОЗНАНИЯ; ТА СУБСТАНЦИЯ. При этом она тоже может стать покровом сознания. Почему? Потому что для нее требуется «осознающий» сознание, являющийся самим сознанием. Когда сознание понимает, что есть лишь сознание, тогда сознания больше нет, и мы выходим за пределы сознания (это подробнее будет обсуждаться в 3–й части).

Поэтому, пустота «становится» формой (мыслью) и растворяется, чтобы стать пустотой, а затем пустота может снова возникнуть в форме мысли. Но чьей? Поскольку все создано из одного и того же сознания, то оно не являются ни существующим, ни несуществующим.

Кратко говоря, для любого восприятия нужен воспринимающий, или «осознающий». Нет «осознающего» — нет осознания, нет формы, нет пустоты.

ГЛАВА 17. Иллюзия бхакти.

ФОРМЫ — ЭТО СЕМЕНА.

Платон высказывал гипотезу (предположение) о существовании форм, или совершенных прототипов, которые мы не можем увидеть глазами. Эти формы — «подлинники», а все, что мы можем видеть, будь то дерево, человек или стол, — всего лишь «копии» этих совершенных подлинных прототипов. Однако, если мы примем гипотезу Платона за истину, тогда все формы окажутся семенами своих копий, а, значит, приведут лишь к многочисленным плодам (копиям).

Одна из величайших духовных иллюзий — благоговение перед «внешним объектом» или божеством, «как будто» статуя, картина, божество или «энергия» могут что-то дать вам.

Это напоминает старую историю о скульпторе, который создал статую Бога, а затем начал поклоняться этой статуе, забыв, что он сам создал ее.

Как-то раз я был у Нисаргадатты Махараджа, когда к нему пришел один индус и начал рассказывать о том, как он поклонялся матери, служил ей и за это «обрел» мир, блаженство и т. д. Махарадж спросил его: «Кто пришел раньше: ты или твоя мать?» Человек ответил: «Мать пришла раньше, она родила меня, и я служу ей; и она дарует мне милость, блаженство и освобождение». Махарадж воскликнул: «НЕТ, сначала ты пришел сюда, а потом уже пришла твоя мать. Нет тебя — нет и матери; так почему же ты не поклоняешься себе, если ты пришел прежде матери?».

Эта иллюзия «я», которое служит матери, дарующей все эти чудесные качества, не только ведет к риску психологического переноса «мечты» о совершенной мамочке-волшебнице и вытесненной боли одиночества, скрытой в душе взрослого, впавшего в возрастную регрессию; эта иллюзия также ведет к трем предположениям: 1) Что существуют изолированные сущности, называемые «ты» и «твоя мать»; 2) Что существует «я», которое может что-то получить или испытать, если выполнит определенные практики; 3) Наверное, самое соблазнительное из всех предположений: женское как противоположность мужскому.

Это коренится глубоко в проецировании наших женских качеств на внешний объект или божество, а затем поклонении внешнему божеству. Это не только антропоморфизм, но также предположение, что существует более, чем одна субстанция (мужское и женское) и приписывание различных качеств или атрибутов ОДНОЙ СУБСТАНЦИИ. Кроме того, это предполагает наличие отдельного «я», которое делает что-то для того, чтобы что-то получить. Это можно лучше выразить словами Нисаргадатты Махараджа, сказавшего мне: «Ты думаешь, что ты — личность, поэтому ты думаешь, что Махарадж — личность; ты думаешь, что ты — сущность или божество, поэтому ты думаешь, что Махарадж — сущность или божество». (Надо выйти за пределы этого).

«Когда в йогине пробуждается постижение недостаточности Атма-Бхавы, он окончательно разрывает последние путы, отказываясь от блаженства и знания. Отныне все его усилия направлены на глубокое проникновение… способное прорвать покров иллюзии». (Таймини, «Учение йоги»).

Кроме того, концентрация на внешнем объекте в йогических сутрах называется самадхи с семенами. Если вы направляете внимание на семена, проблема заключается в том, что, даже если вы достигнете самадхи, вы вернетесь назад с семенами и плодами этих соблазнительных семян.

Далее приводится исследование, которое начинается с концепции Земли и ведет к покрову поклонения внешнему объекту (матери): практикующие йогу называют его бхакти.

Волински: Где внутри своего тела (уплотненного сознания) ты ощущаешь я есть, которое верит в концепцию Земли?

Ученица: В ступнях.

Волински: Какое определение концепция я есть, которая верит в концепцию Земли, могла бы дать Земле?

Ученица: Земля — это сознание, уплотненное, твердое, живое; планета, на которой мы живем.

Волински: Какие предположения концепция я есть сделала о планете, на которой мы живем, твердой, живой и т. д.?

Ученица: Она наша кормилица, она дает нам пищу, позволяет всему произрастать. Я могу почувствовать подлинную связь с этим элементом; она несет в себе материнское начало, женское, не мужское.

Волински: А если бы все эти концепции женского, не мужского, материнства, кормилицы — если бы все было просто концепциями я есть и не имели отношения к реальности, что тогда…?

Ученица: Все исчезает.

Волински: Если бы я есть поверило во все эти концепции по имени твердость, кормилица, материнство, женское, не мужское — какими были бы последствия для концепции я есть?

Ученица: Тогда бы Земля стала для нее очень важной, очень прочной, источником и центром всего — безопасности, надежности, доверия.

Волински: А если бы все эти концепции прочности, важности, надежности, женского, не мужского, кормилицы, центра — если бы все было просто концепциями я есть и не имели отношения к реальности, что тогда…?

Ученица: «Я» становится менее прочным и становится крошечной точкой во Вселенной. Это хорошее чувство, словно прочность рождает страх потери всего этого.

Волински: Эта концепция я есть, которая верит в концепции матери, Земли, женского, не мужского, центра всего, кормилицы, прочности, важности… Что эта концепция я есть сделала с другой концепцией я есть, и что то, другое я есть создало в ответ этому первому я есть?

Ученица: Я есть — это моя мать (рождение), мамочка, мать рассказывает сказки, заботится и т. д.

Волински: Итак, у нас есть родословная. Это я есть (показывает на нее) должно сохраниться, чтобы род продолжался? Если это я есть не верит концепции того (ее мамы)я есть, которая верит в концепции матери, женского, не мужского, центра всего, кормилицы, прочности, важности, уверенности, заботы и т. д… Если бы та концепция я есть поняла, что это просто концепции, не имеющие отношения к реальности, что тогда…?

Ученица: «Я» исчезает.

Волински: Как бы поступила та концепция я есть, если бы она поверила этой концепции я есть, которая верит в концепции матери, Земли, женского, не мужского, центра всего, кормилицы, прочности, важности, уверенности, заботы и т. д.?

Ученица: Занималась бы всем этим и была занята все время.

Волински: А если бы все это было лишь концепциями я есть и не имели отношения к реальности, что тогда…?

Ученица: «Я» исчезает.

Волински: Эта концепция я есть, которая верит в концепции матери, Земли, Земли как матери, женского, не мужского, центра всего, кормилицы, прочности, важности, надежности, заботы и т. д. Как эта концепция я есть обманывает другую концепцию я есть?

Ученица: Отбирая ответственность у другого я есть, чувствуя себя так, словно мы должны заботиться о нем.

Волински: Если бы концепция заботы была просто концепцией я есть и не имела отношения к реальности, что тогда…?

Ученица: _____ Ничего ____ (Молчание).

Волински: Как эта концепция я есть, которая верит в Землю как мать, мать, Землю, женское, не мужское, центр всего, кормилицу, прочность, важность, заботу и т. д., обманывает себя?

Ученица: Она воображает, что все эти сказки о матери-Земле правдивы, и она должна действовать соответственно.

Волински: А если бы все эти сказки были просто концепциями я есть и не имели отношения к реальности, что тогда…?

Ученица: ____ (Долгое молчание).

Волински: Как теперь выглядит концепция Земли, в которую верит концепция я есть, вместе с концепциями матери-Земли, женского, не мужского, центра всего, кормилицы, прочности, важности, заботы и т. д.?

Ученица: Она исчезла.

Волински: О чем не хочет говорить эта концепция я есть, которая верит в Землю как мать, мать, Землю, женское, не мужское, центр всего, кормилицу, прочность, важность, заботу и т. д.?

Ученица: О неуверенности, о непрочной стороне Земли, о разрушительной стороне, о вулканах, о плохой матери.

Волински: А почему концепция я есть направляет внимание только на добрую мать-кормилицу, а не на ее разрушительную сторону?

Ученица: Очень сильный страх смерти, страх разрушения.

Волински: Где внутри своего тела ты чувствуешь естественный разрушительный процесс Земли и сопротивление этому разрушению?

Ученица: В груди.

Волински: Сними с нее ярлык и верни его я есть. Как ты себя чувствуешь сейчас?

Ученица: Все исчезло.

Волински: Если бы концепция я есть, которая верит в Землю как мать, мать, Землю, женское, не мужское, центр всего, кормилицу, прочность, важность, заботу и т. д., не имела отношения к реальности, что тогда…?

Ученица: _______ (Долгое молчание) _______ Я чувствую ее в ступнях.

Волински: Эта концепция я есть, которая верит в концепцию прочности — если бы она была просто концепцией я есть и не имела отношения к реальности, что тогда…?

Ученица: _____ (Молчание).

Волински: Заметь пустоту внутри прочности, в твоих ступнях и, возможно, где-то еще. Как ты ее чувствуешь сейчас?

Ученица: ____ (Долгое молчание) ___ Все исчезло.

Волински: Если бы все эти концепции я есть, которая верит в Землю как мать, мать, Землю, женское, не мужское, центр всего, кормилицу, прочность, важность, заботу и т. д. не имели отношения к реальности, что тогда…?

Ученица: ____ (Долгое молчание).

ЗНАЮЩИЙ И «ОСОЗНАЮЩИЙ».

Для того, чтобы субличность «я» существовала, должна существовать также субличность знающего об этой субличности. Знающий о субличности «я» — часть этой субличности.

Знающий о любой субличности знает лишь о том, что находится внутри этой субличности.

Чтобы выйти за пределы знающего, попробуй найти знающего, или поискать знающего — и «ты» обнаружишь, что его нет.

Или попытайся «увидеть», что знающий и субличность образованы из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ СУБСТАНЦИИ. Тогда возникнет пустота, а «вскоре» останется только чистое НЕБЫТИЕ, или бесконечность.

«ОСОЗНАЮЩИЙ».

То же самое относится и к «осознающему». «Осознающий» незаметно подразумевает наличие «местоположения», или источника осознания; местоположения в пространстве-времени. Пока существует «осознающий», остается иллюзия местоположения, источника, причины и ____ (заполните пробел). Структура «осознающий» должна быть разрушена.

СОЗЕРЦАНИЕ.

Как неоднократно упоминалось, существует бесчисленное количество «духовных практик» (на санскрите — садхан). Однако, каждому угрожают три опасности, о которых следует знать:

Обособленное «я», которое считает, что оно выполняет эту работу.

Это «я» воображает, что за это что-нибудь получит.

Интервал или пустота ЕСТЬ. Интервал-пустота содержит семена «я» в тонкой форме.

Вопросы, которые стоит обдумать:

Какое «я» выполняет эту работу?

Что хочет «я» получить за это?

До появления «я» есть ли ты?

До появления всех «осознающих» пустоту — есть ли ты?

«Когда ум ищущего, отвлекаясь от одного объекта, остановлен (нируддха) и не переносится ни на какой другой объект, он останавливается в срединном положении между двумя объектами и отсюда (из срединной позиции) разворачивается постижение чистого сознания, превосходящего любое созерцание… (У кого оно возникает?). Оно возникает у йогина, когда тот полностью поглощен, т. е. полностью сосредоточен на одной мысли». («Спанда карикас», стр. 143).

Созерцание:

Найдите пространство между пробуждением и сном.

«Смотрите» на желания, информацию или знание как на порождения сознания, включая «сознающего» эти желания, информацию или знание.

«Смотрите» на все состояния ума как на различные состояния ЕДИНОЙ СУБСТАНЦИИ, включая «осознающего» эти состояния ума.

Найдите пространство между субъектом и объектом.

Увидьте и почувствуйте, что все ощущения — выражение универсального сознания.

Созерцайте, что знающий и познаваемое — одно и то же.

«Я ЕСТЬ».

«Я ЕСТЬ» — УПЛОТНЕННОЕ СОЗНАНИЕ, КАК И ВСЕ ВОСПРИНИМАЕМЫЕ ОБЪЕКТЫ.

СОЗНАНИЕ «СМОТРИТ ЧЕРЕЗ ЛИНЗЫ» УПЛОТНЕННОГО СОЗНАНИЯ «Я ЕСТЬ», СОЗДАВАЯ, ТАКИМ ОБРАЗОМ, ИЛЛЮЗИЮ ОБЪЕКТА, ОТДЕЛЕННОГО ОТ СЕБЯ.

ОДНАКО, ЕСЛИ СУЩЕСТВУЕТ ТОЛЬКО СОЗНАНИЕ, ТОГДА СОЗНАНИЯ НЕТ, ПОТОМУ ЧТО НЕТ «Я», ЧТОБЫ СКАЗАТЬ, ЧТО ВСЕ ЕСТЬ СОЗНАНИЕ.

ПОКРОВ ТЕЛА.

Воспринимающий появляется в результате процесса абстрагирования и является частью тела. Тело воспринимается лишь до тех пор, пока существует воспринимающий. Как упоминалось в 1-й части, миллионы стимулов игнорируются, и отбирается лишь их малая часть; вот почему воспринимающий видит тело. Кто знает, сколько «духовных» и «психологических» идей могут возникнуть при этом? Ниже приводится изучение природы концепции тела.

ИЗУЧЕНИЕ ПРИРОДЫ КОНЦЕПЦИИ ТЕЛА.

Волински: Где находится это сознание по имени «мое» сознание, которое верит в концепцию тела?

Ученик: В моей голове.

Волински: Какое определение могла бы концепция по имени «мое» сознание дать концепции по имени голова?

Ученик: Это чистая энергия, в которой находятся органы восприятия, органы действия, инстинкты, тонкое тело, причинное тело и тело, созданное из плоти, крови, семени и света, и т. д.

Волински: Итак, эта концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию тела, концепцию энергетического тела, созданного из ощущений, инстинктов, света, тонкого тела, причинного тела и т. д… Какие предположения эта концепция по имени «мое» сознание сделала обо всех этих концепциях?

Ученик: Что без этого тела, без органов этого тела меня бы не было здесь. Слава Богу, из-за тела я уверен, что я буду где-нибудь здесь, потому что без концепции тела мне «капут».

Волински: Где находится концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию причинного тела, для того, чтобы у концепции по имени «ты» было место, которое она может занять; и где находится концепция по имени «мое» сознание, которая верит в причинное тело?

Ученик: В сердце.

Волински: А что следует для концепции по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию тела, тонкого тела, причинного тела, энергетического тела, тела, созданного из света, в ощущения и инстинкты — что для нее следует из веры во все это?

Ученик: Вера в вечную жизнь.

Волински: А если бы эта концепция по имени «мое» сознание, концепция тела, концепция энергетического тела, концепция инстинктов и ощущений, концепция тела света, концепция причинного тела в твоем сердце, которая служит причиной вечной жизни — если бы все это, включая знающего и «осознающего» все это, было образовано из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ СУБСТАНЦИИ, не имеющей с ними ничего общего, что тогда…?

Ученик: Ничего… это ощущается как большой вопросительный знак, как пробел; и что теперь?

Волински: А если бы концепция по имени «теперь» и концепции прошлого и будущего, концепция я есть, и даже концепция действия (например, я не делаю того, что должен делать) — если бы все эти концепции, вместе со знающим и «осознающим» их, были образованы из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ СУБСТАНЦИИ, не имеющей с ними ничего общего, что тогда…?

Ученик: Только молчание, а еще тоска.

Волински: Как эта концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию по имени игра и действие, «я здесь» и «ты здесь», причинное тело и тонкое тело, сердце и вечную жизнь, поступает по отношению к себе?

Ученик: Хранит и бережет себя.

Волински: А если бы концепция по имени «мое» сознание уплотнилась и создала концепцию самосохранения и или отсутствия самосохранения, концепцию я есть, концепцию тела света, концепцию инстинктов и ощущений, концепции «я здесь» и «ты здесь», «давай поиграем», концепцию тонкого тела и причинного тела, которое живет в сердце, и вывод, что это ведет к вечной жизни — если бы все это, вместе со знающим и «осознающим» все это, было образовано из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ изначальной СУБСТАНЦИИ, не имеющей с ними ничего общего, что тогда…?

Ученик: Все сжимается, связь распадается.

Волински: А если бы концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию сжатия и расширения, была образована из той же субстанции, что и знающий, и «осознающий» их, что тогда…?

Ученик: Она бы осталась собой.

Волински: А если бы концепция по имени «мое» сознание, которая верит во все эти концепции: причинного тела, вечной жизни, света, концепции я есть, поверила во все это, как бы могло это «мое» сознание обмануть другую концепцию по имени «мое» сознание?

Ученик: С помощью концепции «самости», утверждая: «Я есть!».

Волински: А если бы концепция по имени я есть возникла из сжатой субстанции, и все это было образовано из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ СУБСТАНЦИИ, не имеющей с ними ничего общего, что тогда…?

Ученик: ___ (Молчание). У меня в голове словно пылесос, который всасывает в себя все; нигде нет… НИЧЕГО.

Волински: Если бы та концепция головы, концепция вакуума, концепция НИЧЕГО, а также знающий обо всем этом, были образованы из одного и того же изначального сознания, что тогда…?

Ученик: ___ (Долгое молчание).

Волински: А если бы концепция по имени «мое» сознание, которая верит во все эти концепции причинного тела, а также «существования» и «не-существования», были образованы из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ СУБСТАНЦИИ, не имеющей с ними ничего общего, что тогда…?

Ученик: ___ (Молчание). Это похоже на возвращение назад… гораздо уютнее.

Волински: А если бы концепция по имени «мое» сознание поверило в концепцию я есть, концепцию «существования» и «не-существования», концепцию света, тела, инстинктов и ощущений, концепцию тонкого тела, причинного тела, вечной жизни, сжимающегося ничто, предмета по имени голова — если бы все эти идеи и концепции были образованы из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ изначальной СУБСТАНЦИИ, включая знающего и «осознающего», что тогда…?

Ученик: ___ (Молчание).

Волински: Эта концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию головы и концепцию тонкого тела, причинного тела, концепции «существования» и «не-существования», концепции появления и исчезновения — о чем она не должна знать?

Ученик: ___ (Долгое молчание) __ Что все это чушь.

Волински: Почему концепция по имени «мое» сознание не должна знать, что все это чушь?

Ученик: Потому что она не хочет уходить… тогда ничего не останется… ее нет.

Волински: Если бы «осознающий» и знающий обо всем этом, включая и концепцию «все это чушь», было образовано из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ изначальной СУБСТАНЦИИ, не имеющей с ними ничего общего, что тогда…?

Ученик: ___ (Долгое молчание) ___ Ее больше нет. Ее нет.

Волински: Если бы концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, концепцию по имени «существование» и «не-существование», концепцию прошлого, настоящего и будущего, концепции светового и энергетического тел, концепции тонкого тела, причинного тела в твоем сердце и уме, концепцию самости, которая должна держаться за все эти концепции, чтобы сохраниться, концепцию тела — если бы все эти концепции, включая «осознающего» и знающего обо всем этом, были образованы из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ изначальной СУБСТАНЦИИ, не имеющей с ними ничего общего, что тогда…?

Ученик: __ (Долгое молчание) __ (молчание).

ГЛАВА 18. «Состояния сознания», философские концепции и ловушка добродетели.

Немногие участники «духовных» кругов (если такие вообще найдутся) станут отрицать неявное, а порой и явное, желание и обещание «обрести», «получить», «достичь», «укрепить» или еще каким-либо способом стать обладателем состояния блаженства, которое будет не просто вечным и неизменным, но и высшим из всех возможных состояний, включающим всевозможные «духовные добродетели», такие, так любовь, мир, счастье и т. д. Эти добродетели — любовь, сострадание, прощение, милосердие и справедливость — действительно «прекрасны», «святы» и «достойны восхищения». Однако при этом возникает несколько вопросов: 1) Действительно ли эти состояния «духовны»? 2) Действительно ли они необходимы для духовной жизни? 3) Ведут ли они каким-то образом к нирване (которая считается чем-то вроде рая)? 4) Помогают ли они понять, кто я? 5) Существует ли «вечное и неизменное» состояние? 6)Какое «я» стремится к этому постоянному состоянию? И, наконец: 7) Почему «я» хочет обрести эти состояния?

Ответ на первые 5 вопросов — НЕТ. Но прежде, чем мы выплеснем воду из чаши «нашего» понимания и взорвем мыльный пузырь «духовности», давайте, во-первых, определим, что мы подразумеваем под «духовностью», а, во-вторых, что мы подразумеваем под «состоянием» и «добродетелью».

Если цель «добродетели» — достижение или «обретение» нирваны (затухания), тогда в мире феноменов (мире ощущающих и воспринимающих тел) ничто не даст этого. Почему? Потому что нирвана означает затухание, угасание: ТЕБЯ НЕТ. Следовательно, не существует ничего духовного или еще какого бы то ни было, что может привести к «духовному образу жизни»; это всего лишь иллюзия духовного образа жизни, а, значит, часть миража; ее нет.

Далее: откуда взялась концепция вечного и неизменного состояния сознания, такого, как добродетель? Чтобы понять это, нам придется вернуться к истокам и корням западной концепции добродетели.

Более, чем за сто лет до Сократа и Платона, жил знаменитый греческий математик Пифагор. Теорема Пифагора утверждает, что для любого прямоугольного треугольника квадрат гипотенузы равен сумме квадратов катетов (а2=в2=с2). Пифагор верил, что в этом мире (воспринимаемом посредством ощущений) невозможно нарисовать правильный треугольник, потому что он никогда не будет совершенно точным — лишь приблизительно. Следовательно, «реальный» прямоугольный треугольник не может существовать в физическом мире. Однако Пифагор «верил» в идеал: «где-то» (в «ином», более тонком мире) существует идеальный прямоугольный треугольник. Это и есть истина: состояние сознания, постоянное и неизменное в любой ситуации. Иными словами, эта «истина» существует в качестве «идеала»: состояние сознания, вечно истинное и неизменное в любой ситуации.

Это основополагающее представление об идеале, совершенстве и вечной «истине» было подхвачено Сократом, который спрашивал: «Что такое добродетель?» Сократ пытался «поймать» «добродетель», «состояние сознания», способ действия и бытия, который был бы идеальным, который можно искать, найти и больше никогда не терять, постоянный и всегда истинный. Сократ верил, что эта добродетель, если постоянно думать о ней, может и должна исправить, преобразить, изменить к лучшему любой порок или дурную привычку. Ученик Сократа Платон развил это учение, создав концепцию форм. Формы — это прототипы, которые, говоря простыми словами, являются «реальными»; этот мир — всего лишь их имитация, или копия. Следовательно, по Платону, концентрация внимания на этих формах и превращение в них (даже после смерти) — это именно ТО.

Платон, а затем его ученик Аристотель, разработали эту концепцию, рассматривая «добродетель», или состояние сознания, как точку равновесия между крайностями; Аристотель назвал его «золотой серединой» или «срединным путем». Очень упрощенно можно назвать его «состоянием между двумя крайностями». Некоторые наиболее известные качества перечислены на следующей странице (семь смертных грехов и их противоположности). Следует выбирать «золотую середину» между ними — «добродетель», которая всегда будет «правильным» действием, мыслью, привычкой, чувством и т. д., и неизменно будет являться ЭТИМ. Иными словами, эталоном, точкой отсчета, с которой можно соизмерять любое действие.

Таким образом, Аристотель стремился найти средние точки, воплощающие качества, или состояния сознания, или добродетели, которые будут постоянными и «неизменными», служить основой для превращения пороков (обозначенных как плохие) в добродетели (идеальные, неизменные, образцово-показательные состояния). Например, неистовой страсти в сострадание, ненависти в любовь и т. д.[17].

К сожалению, эти точки отсчета, или эталоны, имеют свойство смешиваться и превращаться не только в образцы поведения и духовности, но и в основополагающие концепции, которые «я» использует для создания суждений, умозаключений, выводов и сравнений, для принятия решений о том, как следует действовать, мыслить, чувствовать, и «какое место занимать» в жизни.

Итак, эти «идеальные» состояния, по мнению большинства людей, — нечто замечательное, к чему следует стремиться. Но помогут ли они тебе узнать, кто ты? НЕТ. Почему? Потому что эти идеалы основаны на предпосылках и концепциях, принятых по умолчанию, без вопросов и сомнений.

Гордыня Свобода Самоуничижение.

Тщеславие Правдивость Робость.

Скупость Непривязанность Расточительство.

Чревоугодие Умеренность Аскетизм.

Похоть Невинность Ханжество.

Праздность Правильное действие Чрезмерная деятельность.

Трусость Мужество Безрассудство.

Это приводит к вопросу: является ли любовь чем-то, отличным от ненависти, или ненависть пребывает внутри любви, и они находятся в постоянном движении и изменении, как уже говорилось раньше о гунах? Иными словами, в саттве находится раджас, а в любви — ненависть. Если допустить, что золотая середина действительно существует, то она может быть лишь вечным превращением одного состояния в другое. Однако, пытаясь достичь идеального, статичного, постоянного и неизменного состояния, мы попадаем в ловушку сразу нескольких иллюзий: 1) Будто что-либо, образованное из сознания, может быть неизменным. В буддизме основное положение — изменчивость всего существующего. 2) Разве это не ловушка — пытаться контролировать, изменять, заставлять, компенсировать, насильно превращать одно состояние (плохое) в другое (хорошее)? 3) Разве при этом не подразумевается, что одно состояние лучше, чем другое? 4) Если все состояния образованы из единого сознания (ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ СУБСТАНЦИИ), зачем стремиться к какому-то определенному состоянию? 5) Чем любовь лучше ненависти? 6) Обуздаем ли мы порок, развивая добродетель? — и даже если эта концепция верна, то: 7) Разве не усиливает «я» и не увеличивает страдание применение эталона для измерения, сравнения, оценки и суждения о чьем-либо духовном, психическом и эмоциональном здоровье?

Эти идеи, несомненно, интересны; но они — огромные ловушки на пути к «обретению» нирваны; ТЕБЯ НЕТ. Почему? Потому что все это — «состояния»; а, значит, они непостоянны, и должно существовать «я», испытывающее эти состояния.

Почему все это так важно, и зачем мы вообще говорим об этом?

Потому что иллюзия «духовности», как уже было сказано раньше, полна ловушек. Духовность предстала перед нами в обольстительном и чарующем виде, мы «приняли» ее — и, к сожалению, наделили ее смыслом. В вышеприведенной иллюстрации наличествует иллюзия, что, если «я» достаточно сильно сконцентрирует внимание на «хорошем» (добродетели) и отвернется от «плохого» (порока), то порок утратит свою власть и, в конце концов, исчезнет; останется лишь новое, добродетельное, «я». Эта идея встречается не только в «духовных» кругах, но и в области психологии в виде «изменения убеждений», а также библейской концепции «Побеждай зло добром».

Эти ловушки, создающие иллюзии и покровы сознания, пронизывают «наше» сознание. Они настолько сильны, что действуют как семена иллюзий, готовые прорасти, оплести нас и принести свои обманчивые плоды, в то время, как их продолжают поливать «духовными» и психологическими теориями. Чтобы поджарить эти семена сознания, мы прибегнем к «мудрости» Нисаргадатты Махараджа: «Ты не можешь избавиться от чего-либо до тех пор, пока не узнаешь, что это такое», или Рам Дасса: «Ты не сможешь убежать из тюрьмы до тех пор, пока не узнаешь, что ты в тюрьме». Ниже описаны «100 ловушек западной философии», действующие как семена сознания, приносящие отравленные плоды «психодуховных» заблуждений и заводящие в ловушку психологических мифов и духовных систем.

ЕСЛИ НЕТ «ОСОЗНАЮЩЕГО», ТО НЕТ И ЯВЛЕНИЯ.

Чистый разум, попадающий в категорию саттвы, а также чистая добродетель подобны архетипам. Сократ задавал вопросы, прося людей дать определения. Например, в одном из философских диалогов Сократ спрашивал о том, что такое справедливость. Он спрашивал: «Что ты называешь справедливостью?»; и, прежде чем ответить, человек понимал, что он не знает, что такое справедливость; его концепция рушилась. Сократ также спрашивал о том, что такое добродетель, которую «я» воспринимает как еще одно семя сознания. Чтобы лучше продемонстрировать, что такое «семена» сознания, позвольте мне привести пример. Недавно «я» читал знаменитого немецкого философа Иммануила Канта. Очень сильно упрощая, можно сказать, что Кант выдвинул теорию о том, что мораль связана с долгом — выполнять свой долг морально, независимо от того, нравится это тебе или нет. Фактически, выполнение своего долга — необходимая часть морали в ее подлинном смысле.

Эта мысль подобна семени, образованному сознанием. Как и семя, это верование должно упасть в подходящую почву, пустить в ней корни и прорасти. Теперь представим себе, что это семя упало в море. Естественно, оно там не прорастет. Точно так же бесполезно пытаться посадить манго посреди пустыни. Разумеется, оно погибнет. Однако это семя сознания немецкого философа Иммануила Канта легко пустило корни в Германии, где моральность, в виде грандиозного обобщения («Выполняй свой долг, нравится тебе это или нет!») уже была частью культуры.

Я говорю все это для того, чтобы показать: 1) что семена философских идей требуют подходящей почвы, чтобы прорасти и окрепнуть; 2) что философия и философы не открывают ничего нового, а обнаруживают те семена сознания, которые уже существуют. Иными словами, философы не придумывают своих идей. Скорее, они находят основополагающие семена сознания, принятые на веру и не подвергаемые сомнениям, уже присутствующие в данной культуре в спящем состоянии.

Подведем итог вышесказанному. Математик Пифагор был предшественником Сократа. Пифагор открыл уравнение А2+В2=С2 (позже названное «теоремой Пифагора»). К несчастью, не существует такой вещи, как прямоугольный треугольник. Согласно Пифагору, он существует лишь в «идеальной» форме, а, следовательно, предположительно он существует в некоей «иной» Вселенной в виде совершенного прямоугольного треугольника. Это является идеалом. Затем Платон вообразил идеал добродетели и начал искать его. Что такое добродетель? Сократ-Платон верили, что добродетель существует «где-то там», в каком-то «ином мире», и что она ИСТИННА всегда, при любых обстоятельствах. В «ином мире» существует правильное действие, верное при всех обстоятельствах (как теорема Пифагора). Сейчас множество людей верят в эту чистую добродетель и ищут эти (чистую добродетель, чистый разум, совершенную чистоту, что-то правильное — не важно, что) семена-концепции, действующие в качестве эталона, который можно использовать для того, чтобы сверять с ним мысли, чувства, действия и т. д. Таким образом, образуется базовая структура убеждений, поскольку, занимаясь сравнением, суждением и сверкой своих действий и состояний с некоей идеальной добродетелью, «я» стремительно растет и все сильнее страдает. А в поисках чего-то правильного (все равно, чего именно), являющегося всего лишь концепцией, появляется все больше страдания и утраты чистого Я ЕСТЬ. Эта сила, толкающая на поиски неведомого идеала «праведности и правильности», является архетипом на одном уровне и семенем сознания на другом. Это семя коренится очень-очень глубоко в душах людей: «Если бы только я мог найти истинный, правильный способ поведения в обычной жизни!». Под обычной жизнью может подразумеваться брак, бизнес или духовность; когда-нибудь, наконец, я обрету эту добродетель и стану поистине духовным, здоровым — или получу еще какую-нибудь награду. Но все дело в том, что это просто концепция. В начале 1980-х годов «я» назвал эти бессознательные стандарты, формирующие психологические состояния и действия, сводом законов.

ВОПРОСЫ И ОТВЕТЫ.

Ученик: Это правда, что многие люди приписывают эти добродетели Богу?

Волински: Постоянно.

Ученик: И то, что есть какой-то правильный ответ, который ему известен.

Волински: Верно; и Библия, и «Курс чудес» говорят: «Давайте поднимем взор к небу и спросим, что нам следует делать». Абсолютная добродетель, или разум, какими бы они не были. Это концепция, которую вы ищете. Проблема в том, что концепция по имени «ты» ищет концепцию по имени добродетель, или разум, справедливость, или правильное действие, или еще что-то. Следовательно, невозможно добиться желаемого. Люди верят, что, если они будут всегда поступать добродетельно, то все скажут: «Такой-то сделал то-то!», и весь мир согласится, что он совершил замечательный поступок, потому что это акт добродетели. Но, скорее всего, треть из вас скажет, что это — замечательный поступок, еще треть — что это полное дерьмо, а еще трети вообще не будет до него дела.

«Я» бы сказал, что большинство людей в западной культуре одержимы идеей, что этот идеал добродетели существует. Они и вправду верят, что существует определенное правильное действие в любой ситуации, независимо от того, что происходит во Вселенной.

ИЗУЧЕНИЕ ПРИРОДЫ КОНЦЕПЦИИ ДОБРОДЕТЕЛИ ЧИСТОГО РАЗУМА, НАЗЫВАЕМОГО ТАКЖЕ САТТВА.

Волински: Итак, эта концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию добродетели по имени «чистый разум», эту высочайшую добродетель, верную в любой ситуации — где внутри тела находится концепция по имени «мое» сознание?

Ученик: Она вокруг тела, а не внутри.

Волински: Какое определение эта концепция по имени «мое» сознание могла бы дать концепции добродетели чистого разума?

Ученик: Оно существует, но я не могу понять его. Оно похоже на большой зонтик, накрывающий все.

Волински: Итак, есть зонтик, который ты не можешь точно определить. Существуют некие предположения о нем. Какое определение эта концепция по имени «мое» сознание могла бы дать концепции добродетели чистого разума?

Ученик: Что это идеал, что это истина. Это похоже на организующий принцип. В первую очередь именно организующий принцип.

Волински: Где внутри тела находится этот поисковый механизм, желающий найти способ выжить лучше?

Ученик: Да, правда, я думаю, он все время здесь.

Волински: Где он может находиться по отношению к твоему телу?

Ученик: Я думаю, где-то здесь (в груди), но еще и в голове. Довольно большая часть находится в голове.

Волински: Итак, у этой концепции по имени «мое» сознание есть концепция добродетели чистого разума, похожая на зонтик. Какие еще предположения концепция по имени «мое» сознание сделала обо всех этих концепциях?

Ученик: Они существуют, но они очень неуловимы; они не вещественны, они недоступны. Кажется, что они постоянно действуют, несмотря на то, что я не осознаю этого.

Волински: Эта штука по имени «организатор», похожая на зонтик, организует все это каким-то непонятным образом, не поддающимся осознанию. А где в твоем теле находится эта структура, которая не позволяет осознать свое устройство?

Ученик: Здесь (в голове).

Волински: Итак, есть эта структура, которую ты не осознаешь, и организующий принцип. Расскажи мне о способе, с помощью которого эта структура не позволяет тебе осознавать все эти вещи.

Ученик: Я действительно должен остаться наедине с собой, чтобы понять это.

Волински: А что случится, если ты попытаешься понять это?

Ученик: Ну, наступит растерянность.

Волински: Значит, растерянность — один из способов, с помощью которых «это» скрывается?

Ученик: Да, растерянность и то, что я не могу вообразить себе «это».

Волински: Итак, концепция по имени «растерянность», концепция по имени «воображение “этого”» и структура, которая пытается как-то узнать об «этом» — все это часть того способа, которым действует структура; другие способы — это концепции, которые она использует, чтобы не позволить тебе понять, как она действует.

Ученик: Да, у меня появляется множество телесных ощущений, которые начинаются в груди и распространяются повсюду.

Волински: Что-то еще может быть частью структуры?

Ученик: Деятельность: постоянно что-то делать, делать… Я хочу немного подумать об этом.

Волински: Подумать о структуре — это способ отвлечься от осознания самой структуры?

Ученик: Да.

Волински: Итак, у нас есть субструктура, которая говорит, что ты должен вообразить ее себе, подумать, растеряться или заняться какой-нибудь деятельностью. Еще есть структура по имени «осознанность и неосознанность». Насколько велика сейчас концепция по имени «структура, осознающая и эту структуру, и все субструктуры»?

Ученик: Очень велика, но меньше экрана.

Волински: Хорошо. Итак, у нас есть концепция по имени «мое» сознание, и это — концепция зонтика для концепции добродетели чистого разума, не поддающейся твоему определению. Итак, есть концепция по имени «недостижимость», концепция по имени «осознание», распространяющаяся по телу, концепция по имени «невозможность осознать “это”», применяющая растерянность, воображение «этого» и деятельность в качестве субструктур, не позволяющих обнаружить структуру. Если бы эта концепция по имени «мое» сознание поверила в концепцию этой великой добродетели, которая служит организующим принципом, и в зонтик, и в субструктуры растерянности, и в эту штуку, которая распространяется по телу, — если бы она поверила во все это, какими были бы последствия для концепции по имени «мое» сознание?

Ученик: Последствия — это снова постоянство. Все перемешивается так быстро; постоянное движение, за которым скрывается какая-то неуловимая цель.

Волински: А с какой целью действует вся эта структура, субструктуры и организующий принцип — в чем состоит их цель?

Ученик: Что-то приобрести, чего-то достичь. Такое ощущение, что я пришел домой — не понимаю, что это значит.

Волински: Как ты себя чувствуешь сейчас?

Ученик: Странное ощущение. В голове у меня проносится много всяких мыслей. Вроде бы я никогда не был по-настоящему религиозным, у меня никогда не было сильной веры, и все-таки, оказывается, все это очень сильно влияло на меня. Я никогда не попадался на крючок чего-то великого, а, оказалось, что это одно и то же.

Волински: Если бы концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию добродетели чистого разума, у которой есть концепция зонтика, концепция по имени «осознание этой штуки, распространяющейся по твоему телу», концепция осознания, использующая концепцию по имени «воображение “этого”», концепцию по имени «растерянность», концепцию по имени: «Я никогда не пойму этого», но все же задающую вопросы, — если бы все эти концепции, включая того, кто осознает их, были образованы из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ изначальной СУБСТАНЦИИ, не имеющей с ними ничего общего, что тогда…?

Ученик: Пустота.

Волински: Концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, которая верит в концепцию по имени «добродетель чистого разума» и в концепцию по имени «зонтик» и в штуку, распространяющуюся по твоему телу, которая осознает, как все это устроено, и способ не осознавать, как это устроено, который ты называешь концепцией «растерянности», концепцией «воображения “этого”», а также концепцией по имени «Я никогда не пойму этого, но я все-таки попытаюсь добиться этого чуть ли не с религиозным пылом»… Если бы концепция по имени «мое» сознание поверила в это, что бы она могла сделать со всем этим — явно или скрыто?

Ученик: Ну, я думаю, она бы могла лучше спрятаться. Сам факт этой деятельности как-то связан со всем остальным, даже если это обычно не осознается. И тем не менее скрытая связь существует.

Волински: Существует ли скрытое ожидание, что другие тоже живут в соответствии с какой-нибудь идеальной «добродетелью»?

Ученик: Да.

Волински: А если нет? Потому что они, естественно, не могут.

Ученик: Если нет, тогда надо снова попытаться вообразить себе это; может быть, растеряться, но представить себе кого-нибудь, кто смог достичь этого и действует соответственно.

Волински: Если человек не обладает этой «добродетелью чистого разума», тогда, разумеется, «ты» должен обладать ею; а ты, конечно, не можешь этого. И все же должен.

Ученик: Да, точно.

Волински: Хорошо.

Пояснение:

Посмотрите, как сложно устроено это архетипическое семя сознания на всех уровнях. У нас есть концепция по имени «мое» сознание, и эта концепция верит в добродетель, или некое правильное действие, или какой-либо разум, верные для всех случаев. Эта концепция действует, как зонтик, накрывающий вас и действующий посредством вашего тела и осознанности «осознающего» это. Существует концепция по имени «неосознанность», а также противоположные концепции: «воображение “этого”» и «растерянность». Есть также концепция о том, что другие люди должны действовать в соответствии с неким идеалом, но если они не могут этого, тогда ты должен обладать добродетелью чистого разума, правильного действия и т. д., чтобы исправлять их ошибки с помощью добродетели чистого разума.

Ученик: Это предположение.

Волински: Скрытое предположение; и, конечно, если они тоже не могут этого, хотя ты бессознательно ждешь этого от них, тогда это возвращает тебя к ним. Я должен постичь эту добродетель, чтобы исправить положение этих несчастных. А если бы концепция по имени «мое» сознание и все остальные концепции, в том числе и тот, кто осознает их, были просто концепциями, образованными из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ СУБСТАНЦИИ, не имеющей с ними ничего общего, что тогда…?

Ученик: Мне в голову приходит идея, что это не имеет значения.

Волински: Концепция по имени «идея, что это не имеет значения, или я не верю этому, или я верю этому» — если бы все они, вместе с тем, кто осознает их, были образованы из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ СУБСТАНЦИИ, не имеющей с ними ничего общего, что тогда…?

Ученик: Ничего ___ Пустота ___

Волински: Если бы концепция по имени «мое» сознание поверила в концепцию по имени «истинный идеал», в добродетель и концепцию по имени «зонтик, распространяющийся по твоему телу», в организующий принцип, который ты не можешь осознать, состоящий из техник и противодействующих им техник: растерянности и воображения «этого»; в концепцию по имени «Я никогда не достигну этого, но я должен попытаться, но у меня ничего не выйдет»; если бы концепция по имени «Другие люди, наверное, обладают этим, а если нет, тогда я смогу понять их или должен понять их, потому что я должен обладать этой добродетелью, но я никогда не смогу этого» — если бы концепция по имени «мое» сознание поверила во все это, как бы она повела себя?

Ученик: Удерживала бы всю эту цепочку.

Волински: Эта концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию немыслимого идеала добродетели, похожей на зонтик, в концепцию чего-то, распространяющегося через него, осознания этого, а также в противоположную концепцию по имени «растерянность, воображение “этого” и деятельность», в концепцию по имени: «Мне никогда не достичь этого, но другие люди это смогли — и я смогу; но, конечно, у меня никогда ничего не выйдет», и вся эта цепочка… Если бы она поверила во все это, как бы концепция по имени «мое» сознание обманывала другую концепцию по имени «мое» сознание?

Ученик: Я думаю, что любой способ коммуникации и любой язык неявно предполагают, что в общении есть обман. Ты понимаешь, что я хочу сказать?

Волински: Да, «я» понимаю.

Ученик: В общении неизбежно существует точка отсчета, и, если ты ее принимаешь и ведешь себя соответственно, она куда-то приведет тебя. Есть две противоположности, но любые противоположности должны где-то встретиться.

Волински: Мы оказались внутри семени сознания по имени диалектика Гегеля: две противоположности должны где-то встретиться и создать третью в качестве синтеза.

Ученик: Это очень глубокая тема.

Волински: Да уж, конечно; ты бы не стал предлагать пустяков.

Ученик: Я не знаю, откуда она возникла.

Волински: Это целая история. Диалектика. Итак, если бы эта структура по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию по имени истинная добродетель, и в концепцию по имени «зонтик», и в эту штуку, которая распространяется, и в концепцию по имени «у тебя ничего не выйдет», и в противодействующие концепции по имени «воображение, растерянность и деятельность», и в то, что «необходимо достичь этого, но это невозможно, поэтому мне следует понять других и обрести эту добродетель, но я никогда не смогу этого, но, в итоге, две противоположности встретятся и образуют треугольник». Итак, если бы все это были просто концепции, созданные из одного и того же сознания концепции по имени «мое» сознание, не имеющей к ним отношения, и в том числе тот, кто осознает все это — что тогда…?

Ученик: Ничего ___ (молчание) ___

Волински: Ладно. А если бы концепция по имени «мое» сознание поверила в концепцию по имени «зонтик», и в истинную добродетель, и в штуку, которая распространяется по телу и помогает ему осознавать, и в противодействующие концепции по имени «растерянность, воображение и деятельность», и в концепцию по имени «Я не смогу достичь этого», и в концепцию по имени: «Они должны суметь достичь этого идеала, но, конечно, они не смогут, но я но я должен сделать это, но, конечно, я не смогу, но когда-нибудь две противоположности встретятся и образуют третью» — как бы тогда могла другая концепция по имени «мое» сознание обмануть эту концепцию по имени «мое» сознание?

Ученик: Пытаясь создать еще больше структур.

Волински: Какая именно концепция по имени «мое» сознание могла бы сделать это? Прошлая, настоящая или будущая?

Ученик: Я не знаю, какая именно, потому что все они здесь. Это не кто-то конкретный, но это совершенно реально… ну, скажем, к примеру, это связано с восприятием этики и морали. Сознание принимает их и верит, что они необходимы для его деятельности.

Волински: Итак, эта другая концепция по имени «мое» сознание обладает концепцией добродетели по имени мораль — это нечто вроде скрытого ожидания «моего» сознания от «другого» сознания какого-то рода морали или этики, верно? А что «мое» сознание отвечает на это?

Ученик: Да!!!

Волински: Хорошо, продолжим. Итак, у тебя есть «мое» сознание, которое верит в концепцию добродетели, и у нее есть зонтик, и штука, распространяющаяся по телу, осознающая, как все это устроено, и еще есть противодействующие концепции растерянности, воображения и деятельности, уводящей прочь от всего этого, а также концепция по имени «Я никогда не смогу достичь этого». Кроме того, есть другая концепция — ожидание, что другие будут следовать своим скромным путем добродетели — хотя, конечно, они не смогут, а тогда тебе снова придется входить в их положение; но, разумеется, существуют две позиции, а две позиции всегда встречаются в гармонии «высшей» третьей позиции. И еще есть «другое» сознание, передающее «моему» сознанию послание о морали и этике, с которым «мое» сознание соглашается. Так вот: если бы все это, вместе с «осознающим», было образовано из одного и того же изначального сознания, из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ СУБСТАНЦИИ, не имеющей с ними ничего общего, что тогда…?

Ученик: … НИЧЕГО ___ (Молчание) ___

Волински: А если бы эта концепция по имени «мое» сознание поверила во всю эту космологию — от диалектики Гегеля до «Я не могу достичь этого, а ты должен сделать это», и в передачу послания о морали, в скрытую концепцию, с которой она скромно и тайно согласилась — если бы концепция по имени «мое» сознание поверила в это, как бы эта концепция по имени «мое» сознание обманула себя?

Ученик: И опять — это действительно неуловимо, но это неуловимое «нечто» управляет всем этим.

Волински: Итак, эта концепция обманывает себя, думая, что она — «нечто» существующее?

Ученик: Да, ей так спокойнее.

Волински: И она реальна.

Ученик: Да.

Волински: А если бы концепции нечто и ничто, реального и нереального были всего лишь концепциями, включая и того, кто осознает их, и не имели отношения к «тому, что есть», что тогда…?

Ученик: Вот это да… ___ Пустота ___ (молчание).

Волински: Итак, если бы эта концепция по имени «мое» сознание поверила в концепции по имени «зонтик, и добродетель, и распространение по телу, и осознание, и противодействующие концепции воображения, деятельности и растерянности», и в концепции о том, что другие люди должны обладать этой добродетельной штукой, но они не могут, потому что концепция «это невозможно» тут как тут, и, значит, ты должен обрести это, но, конечно, ты не сможешь, потому что концепция «ничего у тебя не выйдет» тут как тут, и тогда у тебя остается диалектика, в которой две сущности встречаются в виде «высшей» третьей сущности. А еще есть другая концепция, которая как-то сообщает о добродетели морали и этики, с которой первая концепция соглашается, но не знает, что это такое в действительности. И внутри всего этого находятся концепция по имени нечто и ничто, и концепция по имени реальное и нереальное. Если бы она поверила во все это, о чем бы концепция по имени «мое» сознание не хотела знать?

Ученик: Ничего себе! Мне пришло в голову, что и знать-то нечего, но это предполагает существование понятия по имени «знание».

Волински: Итак, если бы концепция по имени «мое» сознание поверила в концепцию по имени «и знать-то нечего»… Зачем ей верить в концепцию по имени «и знать-то нечего», или даже в концепцию знания?

Ученик: ____ Пустота ___(Молчание).

Волински: Если бы концепция по имени «мое» сознание поверила во все это, в том числе и в диалектику — о чем бы концепция по имени «мое» сознание не хотела говорить?

Ученик: О том, что ее не существует.

Волински: Расскажи мне, о какой концепции концепция по имени «мое» сознание не может или не должна говорить?

Ученик: О том, что все это ложь.

Волински: Почему концепция по имени «мое» сознание не хочет говорить о том, что все это ложь?

Ученик: Ну, она понимает, что тогда вся эта структура рухнет.

Волински: Если бы концепция по имени «мое» сознание довела до конца всю эту чушь, чего бы она не захотела или не смогла испытать?

Ученик: Точки отсчета без всякого направления.

Волински: Что это для нее значит?

Ученик: Что ее нет

Волински: Она не может испытывать этого или не должна?

Ученик: Не может…

Волински: Почему? Что случится, если она испытает это?

Ученик: Я не думаю, что что-нибудь случится.

Волински: Что-то, чего она не должна испытать?

Ученик: ___ (Молчание) ___ (долгое молчание).

Волински: А если бы все это, включая «осознающего», было образовано из одного и того же изначального сознания, из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ СУБСТАНЦИИ, не имеющей с ними ничего общего, что тогда…?

Ученик: Тогда НЕБЫТИЕ __ (Долгое молчание).

Волински: До появления «моего» сознания, которое верит во всю эту структуру, есть ли ты?

Ученик: Гм____________ (Молчание)_____ (Молчание).

Группе: Диалектика Гегеля — классический пример семени сознания, ставшего архетипом.

Теперь вы видите, почему теории некоторых «великих» философов живут так долго. Гегель выкопал очень-очень глубокое семя сознания, так что множество людей может сказать: «Вот это да! Он создал нечто невероятное!» Но в действительности он обнаружил, или выкопал, семя сознания, которое уже существовало, но еще не проросло; тогда естественно, что две противоположности встречаются и образуют «синтез» в виде третьей позиции.

Любая философская теория — не важно, какая — это семя сознания. Кто-то обнаруживает некую идею, и она становится учением, а затем о ней пишут толстые книги, и изучают ее в университетах. Это может тянуться (и тянется) тысячелетиями, и даже дольше. И вот у нас есть школа, изучающая все эти предметы. Но что это за предмет? Это конструкция, семя сознания, заложенное глубоко-глубоко в сознании; если оно более универсально и попадает на плодородную почву, оно прорастает, и люди говорят: «О, Боже! Это полно глубочайшего смысла! Я стану специалистом по Аристотелю, я буду изучать эту “философию-мифологию”, как будто это правда». «Философы» не сидят и не придумывают своих идей. Это иллюзия!!! Просто что-то возникает и попадает в подходящую почву. А он (или она) описывают это, воображая: «Я думаю об этом»; и люди верят им, потому что это универсальное семя постижения, возникшее из осознанности. Но это все равно всего лишь концепция, которая, если в нее поверить и действовать соответственно, создает духовно-психологическо-философский покров сознания.

100 ловушек западной философии: семена сознания.

Ниже приведен список западных психологических ловушек (семян сознания). Конечно, они отчасти совпадают с ловушками восточного мира (например, платоновская и индийская концепции реинкарнации), но для «западных» людей важно изучить концепции, действующие как семена сознания, которые остаются незамеченными и неисследованными и оттого кажутся правдой.

Разумеется, этот список можно продолжать до бесконечности; но когда «вы» будете читать его, вас могут шокировать некоторые семена сознания, исследование которых, возможно, станет миной, взрывающей ваши «духовные» убеждения. Все эти семена сознания концепции; после исследования они рассеиваются.[18].

Мы избраны.

Я мыслю, следовательно, я существую.

Ум управляет телом.

Ум и сознание отдельны и независимы и служат причиной внешних событий.

Все происходит по Божьей воле.

Существуют универсальные законы, верные во всех случаях.

Этот мир и наша жизнь — метафоры и символы, или копии подлинной жизни.

Мы попадаем в рай не за наши заслуги, а по милости Бога.

Мы познаем Бога через Его слова.

Следует подражать жизни святых и учителей.

Нужно вести себя так, чтобы обрести спасение.

Все, что у вас есть, — дар, за который следует благодарить Бога.

Число людей, окружающих вас, равно числу ваших добродетелей.

Бог создал нас по своему образу.

Человек (человеческая раса) — центр мироздания.

Бог, или Источник, создал нас в качестве игры.

«Мы обязаны познать Бога… Это наша цель… цель жизни».

Каждый раз, когда ты осознаешь причинные связи, ты развиваешься.

Болезнь посылается за наши прошлые грехи.

Для всего происходящего есть причины.

Реальность управляется законами; законы управляют космосом.

Избегай неуправляемых эмоций; никогда не позволяй страсти управлять тобой.

Существует всеобщий порядок, и у тебя есть свое место во Вселенной.

Действуй в согласии с порядком.

Существует разумный Бог, постоянно присутствующий в нашей жизни.

Бог постоянно воздействует на мир.

Бог посылает вестников, чтобы освободить и спасти человека.

Бог интересуется лично тобой и всем мирозданием.

Ты можешь заключить договор (сделку или соглашение) с Богом (т. е., ты будешь выполнять определенные ритуалы [следовать духовному пути], и Бог дарует тебе защиту, освобождение, благодать).

Тело отдельно от души.

Душа невидима и не является частью тела; она куда-то улетает после смерти тела.

Бог подобен архитектору и организатору; у него есть план и порядок.

Бог выводит тебя из тьмы на свет.

«Видение» Бога сделает нас счастливыми.

Душа должна отвратиться от тьмы (мира сего) и обратиться к свету «иного мира».

Освобождение — это освобождение от всех телесных ощущений.

Душа существовала прежде, чем она вошла в тело.

Если душа освободится от привязанности к материальным вещам (это называется добродетелью), то после смерти она больше не вернется в тело, а останется в «ином мире».

Душа родом не отсюда — она пала и привязалась к телу из-за высокомерия, любопытства, желания, власти и т. д.

Покорись Богу, не бунтуй, не сопротивляйся; установи связь с Богом.

Бог карает нас, чтобы очистить и исцелить.

Внутри нас есть роковой изъян (можно назвать его первородным грехом или как-то еще), который следует преодолеть.

Сокрушение гордыни дарит тебе Божью милость.

Очень духовно и благородно смотреть за пределы этой жизни.

«Самонаблюдение» предохраняет тебя от ошибок и страданий.

Служение Богу спасет тебя от страданий и смерти.

Этот мир менее важен, чем «иной мир».

Так как все происходит с тобой из-за твоих прошлых добрых или злых дел, все плохое происходит с тобой по твоей вине; мы болеем из-за наших грехов.

Если ты изучишь что-либо, ты сможешь это контролировать.

Истина ведет к свободе.

Существует сущность или душа, связанная с божественным миром.

Ты сможешь победить свою природу и стать «сверхчеловеком», или совершенной личностью, и обрести добродетель и совершенство.

Нищета и страдания необходимы для самопознания.

Событиями управляют скрытые силы.

Бог все создает совершенным.

Ты можешь «каким-то образом» работать над собой, чтобы усовершенствовать свое тело и сделать его бессмертным.

Субстанция не имеет отношения к пространству и массе; субстанция-сознание существует в виде потока или процесса; этот ноумен активен и пронизывает все наше восприятие.

Если ты будешь играть по правилам и следовать Божьим заповедям сегодня, то завтра или в следующей жизни тебе будет лучше.

Все возможно.

Если мы будем развиваться и заниматься духовной практикой, это приведет нас к просветлению.

Существует главная причина, истинный свет или Бог.

Существуют универсальные законы и мораль.

Несчастных случаев не существует; во всем есть смысл, цель и уроки Бога.

Бог говорит, действует и делает различные вещи: освобождает, прощает, думает, гневается, благословляет, управляет, спасает и т. д.

Твоя душа чище, чем твое тело.

Посредством ритуалов ты обретешь познание Бога.

Существует переселение душ.

После смерти, если душа очистилась от телесных желаний, она попадает в царство совершенных прототипов или форм.

Душа с телом возвратятся, обретут спасение от смерти и воскреснут.

Веря в воскресение Христа, ты обретешь вечную жизнь.

Гуру — Бог — Иисус выведут тебя за пределы страдания и смерти.

Так как я — Бог, а Бог создал все, то я создаю реальность (т. е., если у тебя неверные убеждения, то твои дела идут плохо).

Исповедуйся, и освободишься от грехов (т. е., скажи правду, и твои грехи будут прощены).

Если ты исцелен от грехов, ты можешь увидеть Бога.

Когда плоть очищена, она становится совершенством, становится Богом.

Человеческие существа «обретают божественную защиту соответственно их (моральному) совершенству и религиозному благочестию».

Бог пребывает на небесах «превыше» мира.

Все совершенно; следовательно, должны существовать цель, план и замысел.

Бог — это источник.

Милость (по-гречески — «покровительство») исцеляет, побеждает болезнь, слабость и т. д. Поэтому мы можем победить зло добром.

Ты можешь видеть и понимать Бога по Его милости.

В душе есть искра, которая всегда пребывает вместе с Богом.

Мы должны заслужить милость.

Стойкость — это милость.

Милость достигается посредством покаяния.

Духовные книги и тексты — авторитетные источники.

Все обладает порядком, находится в согласии и в гармонии с Богом и имеет цель.

Что Бог ни делает, все к лучшему.

Источник зла — свободная воля; Да будет твоя воля, а не моя, Господи.

Думать о чем-то — почти то же самое, что и делать это: если ты покаешься в грехах, ты будешь прощен и избавлен от ада (большего страдания).

Бог допускает зло, чтобы сотворить большее добро.

Бог использует зло, чтобы преподать нам уроки и привести нас к себе.

Существует источник, у которого есть местоположение и происхождение.

Все имеет свою причину.

Существует изначальная точка отсчета, источник, из которого возникло все, и он выше нас.

Бог испытывает твою веру через страдания.

Существует добро и зло.

Страдание вознаграждается: если у тебя есть вера, ты обретешь вечное блаженство.

Так как даже величайшее страдание происходит по Божьей воле, то мы должны переносить его. Пусть Божья воля станет твоей волей.

«Божья любовь» нелегка. Она требует полного подчинения и уничижения человеческой личности.

КОГДА ЧТО-ТО НЕ СООТВЕТСТВУЕТ ПРЕДСТАВЛЕНИЯМ «Я» О МИРЕ ТАК-НАЗЫВАЕМОГО ВОСПРИЯТИЯ, «Я» СОЗДАЕТ «ИНОЙ МИР», ИЛИ ЦАРСТВО, ИЛИ УРОВЕНЬ, А ЗАТЕМ ОБЪЯСНЯЕТ ЕГО.

ЭПИЛОГ.

ВЛАСТЬ СЖАТИЯ.

Прибегая к языку метафор, назовем Майю результатом процесса сжатия. Это «сжатие» приводит к иллюзии разделения, и часть этого сновидения — мираж. Хотя все образовано из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ СУБСТАНЦИИ, она создает внутри ТОЙ ЕДИНОЙ СУБСТАНЦИИ иллюзию изменений.

Великая иллюзия подобно сновидению, которое появляется, когда мы спим. Что «создает сновидения»? То же самое иллюзорное сжатие, которое создает мир и сновидения — они появляются и исчезают. Между пробуждением и глубоким сном существует состояние сновидений. И это иллюзорное «сжатие» создает то, что мы называем сознанием.

Подобно тому, как цветок тянется к солнцу и впитывает силу солнечного света, так же и эта иллюзорная сила «сжатия», оживляющего наше «я», заставляет «тебя» верить в то, что «ты есть».

«Все это происходит вследствие Майи [сжатия]. Корень слова “Майя” — “ма” — измерение. То, что делает восприятие и переживание измеримыми, т. е., ограниченными, и отделяет “это” от “я”, а “я” от “этого” и одну вещь от другой…» («Шива-сутра», стр. х).

Каждый покров, или иллюзия, сознания разделяет и «видит» себя как нечто отдельное вследствие власти сжатия, создающего иллюзию разделения и различных субстанций. Мы можем назвать это властью сжатия, или властью уплотнения, или движением, подобным движению в океане, — все равно остается лишь СУБСТАНЦИЯ.

Вследствие этого сжатия, расширения и движения образуется концепция сознания. При сжатии появляется я есть и заставляет тебя верить в то, что ты есть, хотя ТЕБЯ НЕТ.

«Даже бесчисленные сокровища не могут наполнить Шиву [СУБСТАНЦИЮ]. Можно ли кувшином вычерпать солнце? Постигший это мгновенно растворяется в Шиве [СУБСТАНЦИИ]». (Сингх, «Виджнянабхайрава», стр. 21).

Не существует техник, которые могли бы гарантировать достижение ТОГО, поскольку, в силу самой природы любых техник, в них присутствуют «я» и «осознающий». Все пути, техники, методы и процессы выполняет «я»; без соответствующего изучения и понимания эти пути могут привести лишь к еще большему количеству техник, методов, процессов, путей и объяснений, почему они работают или не работают… Все это следует отбросить.

Даже «осознание», произведение «осознающего», также является всего лишь «сжатым» сознанием. Зная лишь это, можно вырваться из ловушки «осознающего», пытающегося чего-то достичь или воображающего себя источником сознания. Если «осознающий» продолжает верить в себя или «другого» как в источник сознания, тогда он также может поверить не только в то, что концепция источника сознания имеет значение для самопознания (на санскрите — лила, или игра Бога), но и в обманчивую концепцию эволюции сознания, или даже в «личность», которая работает со своим или чужим сознанием для того, чтобы «я» могло что-то получить за это. Ясно, что при этом предполагается, что «я» и «оно» образованы из различных видов сознания, поскольку сознание не эволюционирует и не расширяется; эти действия сознания — просто иллюзия. Это всего лишь покров или иллюзия различных субстанций, называемых «осознающий» — осознание — осознаваемое, являющееся частью миража, который обманывает себя, заставляя верить в концепцию эволюции сознания вместо чистого сознания (в качестве СУБСТАНЦИИ). Поэтому эволюцию, или расширение, сознания можно считать концепцией или покровом внутри миража, созданного сознанием.

Кто-то говорит, что сознанию требуется инструмент. Но разве инструмент не образован из того же самого сознания? Итак, если существует лишь ТА ЕДИНАЯ СУБСТАНЦИЯ, что же можно усовершенствовать, изменить, преобразить или переделать? «Представьте» себе сознание в виде воды, которая приняла форму стакана (тела), и поймите, что тело тоже создано из того же самого сознания.

Поэтому зачем менять тело, мысли, эмоции или действия, если они просто сознание? Следовательно, не существует сознания и отдельного деятеля (выполняющего духовные или психологические практики), потому что, для того, чтобы сказать: «Все это — лишь сознание», должна быть иная субстанция, способная сказать это. Кроме того, ВСЕ ДУХОВНЫЕ ПУТИ И САМА ДУХОВНОСТЬ ВМЕСТЕ С «Я» ИЛИ «ОСОЗНАЮЩИМ», КОТОРЫЙ ИДЕТ ПО ЭТОМУ ПУТИ, — ЧАСТЬ МИРАЖА; ЭТО ЧАСТЬ ПОСТИЖЕНИЯ.

Поэтому зададим несколько вопросов:

Кто занимается практикой?

Ответ: Сознание — на одном уровне, а на другом — никто, потому что сознания нет.

Что хочет получить, достичь или обрести «я», занимаясь практикой?

Ответ: «Я», воображающее, что оно занимается духовной практикой, хочет выжить и сохраниться; это часто ошибочно называют «просветлением». Однако, это лишь сознание на одном уровне, а в конечном счете — ничего.

Почему «я» хочет достичь, получить, обрести «состояние» сознания, которое является непостоянным в лучшем случае и не существует в худшем (или наоборот!)?

Ответ: Потому что оно не знает, что его нет, а есть только сознание на одном уровне и ничего на другом.

Когда великий Шри Рамана Махариши был при смерти, один из учеников воскликнул: «Не уходи!» Махариши ответил: «Куда я могу уйти?» (если существует только ЕДИНАЯ СУБСТАНЦИЯ).

Увидимся в 3 части.

С любовью,

Ваш воображаемый брат.

Стефен.

ПОДОБНО ПРЫГУНУ С ШЕСТОМ, КОТОРЫЙ ДОЛЖЕН ОТБРОСИТЬ ШЕСТ, ЧТОБЫ ПЕРЕПРЫГНУТЬ ЧЕРЕЗ ПРОПАСТЬ, ЧТОБЫ ОТКРЫТЬ «КТО ТЫ» ИЛИ ТЕБЯ НЕТ — Я ЕСТЬ ТО, ТЫ ДОЛЖЕН ОТБРОСИТЬ СВОИ «ДУХОВНЫЕ» КОНЦЕПЦИИ, ПУТИ И РЕЛИГИИ.

ЧАСТЬ 3. Покров просветления.

ЗА ПРЕДЕЛАМИ «ОСОЗНАЮЩЕГО» «НЕТ ТАКОГО СОСТОЯНИЯ, КОТОРОЕ НАЗЫВАЕТСЯ… ПРОСВЕТЛЕНИЕМ».

Будда («Алмазная Сутра»).

«НЕ ДУМАЙ, ЧТО ТЫ ОБЯЗАТЕЛЬНО ОСОЗНАЕШЬ СВОЕ СОБСТВЕННОЕ ПРОСВЕТЛЕНИЕ».

Будда («Алмазная Сутра»).

Просветление.

Эта часть возвращает нас не только к началу и названию книги «ТЕБЯ НЕТ», но также и к корням человеческого желания искать наслаждение (просветление), избегать страдания (омраченности) — словом, выживать.

Чтобы прорваться сквозь покровы отвердевшего сознания, которое действует как семена, приносящие иллюзию личного просветления, позволяющего нервной системе лучше выжить, начнем с того, что назовем просветлением нечто противоположное.

Покров личного просветления в современных «духовных» кругах проявляется в том, что каждый учитель предлагает собственную версию просветления и путей его достижения. Появляется все больше школ с широким ассортиментом технологий, таких, как мантра, связь с просветленным мастером, теории выживания в мире (имеются в виду все миры), школы, гарантирующие просветление (наподобие диплома или сертификата, если вы окончите курс). Все эти покровы (теории) приспосабливаются к условиям 20-го и 21-го столетия, чтобы выжить, и каждому учителю ради выживания более, чем когда бы то ни было, необходимо быть просветленным. Иными словами, если цель нервной системы — организация хаоса и лучшее выживание, и если организация — это общество индивидов, то в структуру организации тоже «вшито» выживание. Это укрепляет ее положение в смысле знаменитой книги 1970-х годов Лоренса Дж. Питера: «Принцип Питера». «Второй принцип Питера — иерархию следует сохранить любой ценой». Поэтому понимание нирваны и просветления изменилось в соответствии с желанием выживания как организаций, так и людей (учителей и учеников), использующих эти организации для лучшего выживания. Поэтому неудивительно, что они не только не обсуждают, но и игнорируют тот факт, что в головах их последователей «духовность» или религия смешивается со всем подряд — от государства до совершения добрых дел или служения; это приводит к псевдо-духовному образу жизни, сама же суть вопроса игнорируется.

Как-то раз, когда «я» был у Нисаргадатты Махараджа, он заорал на меня: «Разве Муктананда разрешил тебе сидеть здесь и задавать все эти вопросы? Разве он действительно обсуждает факты? НЕТ. Он держит всех на периферии колеса, а сам остается в центре».

Эта печальная ситуация привела к представлению о «просветлении» и нирване, как о чем-то вроде самоисцеления. Это, как мы увидим в последнем разделе книги, ведет нас к трем утверждениям и двум вопросам.

СУЩЕСТВУЕТ НЕ-Я, КОТОРОЕ СТАНЕТ ПРОСВЕТЛЕННЫМ.

НЕ СУЩЕСТВУЕТ ЛИЧНОГО ИДИВИДУАЛЬНОГО ПРОСВЕТЛЕНИЯ.

НИРВАНА ОЗНАЧАЕТ УГАСАНИЕ. И КАК МОЖЕТ САМОСТЬ, КОТОРОЙ НЕТ, ОБРЕСТИ ЧТО-НИБУДЬ, ЯВЛЯЮЩЕЕСЯ ОПИСАНИЕМ ТОГО, ЧЕГО НЕТ?

И ДО ПОЯВЛЕНИЯ ОСОЗНАЮЩЕГО… ЕСТЬ ЛИ ТЫ?

СУБСТАНЦИЯ.

Прежде всего, что мы видим и знаем, включая видящего, знающего и воспринимающего, существует ТА СУБСТАНЦИЯ. Поэт 10-го века святой Джанадева назвал ТУ СУБСТАНЦИЮ божественной субстанцией. Это ТО, из чего и посредством чего появляется Вселенная. Мы можем прибегнуть к метафоре для «описания» этой СУБСТАНЦИИ: представь себе, что все создано из воды, и существуют биллионы морозильников, в которых образуются биллионы льдинок. Таким же образом наш мир кажется образованным из различных субстанций, имеющих различные размеры и формы. На самом же деле все они созданы из ТОЙ СУБСТАНЦИИ (воды).

«Представь» себе океан. На поверхности океана можно увидеть волны, пузырьки и капли воды. Все это непрерывно движется, перемешивается, несется в разные стороны. Кроме того, «представь» себе, что каждая волна, каждый пузырек, каждая капля воды в океане имеет собственную точку зрения, вымышленную историю, мировоззрение — одним словом, она воображает, что она отделена от остального океана.

Но если бы «мы» оказались в океане и начали медленно погружаться глубже, шум волн, течения, брызги и т. д., постепенно бы стали слабее.

Погрузившись еще глубже, мы обнаружим, что рябь на поверхности океана исчезла, и вода почти неподвижна. Взглянув наверх, мы сможем «увидеть» там, вдали волны, рябь и пузырьки. Но отсюда, «снизу», легко «увидеть», что пузырьки, волны и т. д. созданы из одной и той же воды (СУБСТАНЦИИ). Кроме того, по мере погружения или «возвращения тем же путем, каким мы пришли» пузырек «я» на поверхности океана осознается как не-я, и «мы» понимаем, что я вовсе не то «я», которым «я» считал себя, а СУБСТАНЦИЯ, из которой образованы все пузырьки «я» и все остальное.

Это погружение или «возвращение тем же путем, каким мы пришли» хорошо показывает, что такое НЕ-Я и ТЕБЯ НЕТ.

В глубине океана волны, пузырьки, капли «я» — это СУБСТАНЦИЯ, из которой и посредством которой все они появились и кажутся движущимися и образованными из разных субстанций. Однако, хоть они и считают себя отдельными, они все равно остаются СУБСТАНЦИЕЙ, из которой они созданы, неизменной и всегда остающейся той же самой.

ПОГРУЖАЙСЯ.

ОСВОБОЖДЕНИЕ: ПОСЛЕДНЯЯ ИГРА.

Внутри контекста миража существует множество игр. И «я» думаю, что, если ты читаешь эту книгу, то тебя интересует последняя игра.

Пойми, что все это — мираж, и все заключено в контекст миража, включая концепции оков, смерти, просветления, пробуждения, духовности, освобождения и духовных путей.

Действительно, в силу своей иллюзорной природы мираж воображает, что он существует, так же, как и все эти концепции; поэтому он страдает и воображает, что находится в оковах.

Духовность, а за последние 150 лет и психология, ставит своей целью разрешение этой проблемы. У духовности есть предписанные ритуалы, по имени мантры, янтры, тантры и т. д. Психология пытается разрешить проблему путем работы с вашей матерью, вашим отцом и т. д.

Однако все это мираж. А так как это мираж, то нет ни оков, ни освобождения, ни просветления, ни духовности, ни духовных путей.

Великая иллюзия природы миража — «сказать», что все это сон, иллюзия, мираж. Однако каким-то образом «я», который «знает» или «видит» эту иллюзию, не понимает, что «оно» тоже является частью миража. Тот, кто «постигает», что все это — иллюзия, является частью иллюзии; СЛЕДОВАТЕЛЬНО, НИЧТО НЕ РЕАЛЬНО — ВСЕ, ВКЛЮЧАЯ ДУХОВНЫЕ ПУТИ, ЯВЛЯЕТСЯ ЧАСТЬЮ ИЛЛЮЗИИ.

То, что «ты» называешь «собой», существует лишь внутри контекста миража.

И пока ты веришь, что ТЫ ЕСТЬ, и веришь в этот мираж, ты будешь верить, что духовные или психологические игры могут спасти тебя, и мираж, из-за власти сжатия, прочно приклеит тебя к этой бесконечной игре.

Конечно, игра в освобождение, или духовная игра внутри миража кажется выходом из него; но скоро мы увидим, что эта игра — самая большая ловушка. Мы увидим, что эта духовная игра-мираж лишь отягощает природу миража большим числом правил, традиций, страхов, надежд, разочарований и фрустраций. Впервые прийдя к Нисаргадатте Махараджу, «я» спросил: «Чего Махарадж хочет от меня? Я все сделаю». Он посмотрел на меня, как на ненормального, и сказал: «Ты что, не понимаешь? Я не играю в эти игры (духовность, учительство, ученичество и т. д.). Если они тебе нужны, иди куда-нибудь в другое место. Если хочешь остаться — оставайся. Если хочешь уйти — уходи». Пожалуйста, пойми, что я не знал, что и «я», и все эти «духовные пути» — мираж. Я был в полном шоке.

Поэтому пойми, что духовность и духовные пути — часть иллюзии. Взгляни сквозь ложь «обещаний» просветления на слова «Йога Васиштхи»: «Все образовано из сознания, ничего не существует вне сознания».

Прежде сознания есть НИЧТО, и поэтому Нисаргадатта Махарадж назвал эту Вселенную «булавочным уколом», пузырьком, плавающим в НЕБЫТИИ. И это облако космической пыли создает иллюзорную природу я есть. ТЕБЯ НЕТ; ТЫ ЕСТЬ ТА БЕЗГРАНИЧНОСТЬ, в центре которой плавает песчинка по имени Вселенная. Осознай пустоту за пределами космической песчинки, которую «ты» называешь «собой» и материальной Вселенной.

ВСЯ ДУХОВНОСТЬ НАЧИНАЕТСЯ С ПРЕДПОЛОЖЕНИЯ «Я ЕСТЬ».

ОТРИЦАЮЩИЙ.

Одно из последних упражнений, о которых «я» могу вспомнить, было поисками того, кто задает все эти вопросы. Когда «я» («осознающий») искал, никого не нашлось, а «осознающий» «оказался» еще одной структурой, или сгустком СУБСТАНЦИИ.

Нисаргдатта Махарадж часто называл его «отрицающим». Его также можно называть «спрашивающим». Обе эти ипостаси «осознающего» следует растворить.

ИЗУЧЕНИЕ: ЗА ПРЕДЕЛАМИ ОТРИЦАЮЩЕГО-СПРАШИВАЮЩЕГО.

Волински: Где в твоем теле находится концепция по имени «мое» сознание, содержащая концепцию по имени отрицающий-спрашивающий, и какое определение эта концепция по имени «мое» сознание могла бы дать концепции отрицающего-вопрошающего?

Ученик: Это путь к освобождению, словно открывается дверь, за которой видна суть вещей.

Волински: Эта концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию «спрашивающего, я есть и отрицающего», обладающую качествами концепции пути к освобождению и концепции открывающейся двери, за которой видна суть вещей — какие предположения концепция по имени «мое» сознание сделала обо всех остальных концепциях?

Ученик: Что процессы задавания вопросов и отрицания необходимы для того, чтобы достичь освобождения и конца пути.

Волински: Итак, эта концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию «спрашивающего, я есть и отрицающего», являющуюся путем к освобождению, ведущим к концепции конца пути. Какими были бы последствия для концепции по имени «мое» сознание, если бы она поверила во все это?

Ученик: Это помогло бы ей направить внимание на этот процесс как на путь к освобождению, и жить верой и надеждой, что превыше разума.

Волински: Эта концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепции «спрашивающего, я есть и отрицающего», концепцию «веры и надежды, что превыше разума», концепцию направления внимания, концепцию пути к освобождению и конца этого пути — если бы все это, вместе с «осознающим» и знающим обо всем этом, было образовано из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ изначальной СУБСТАНЦИИ, не имеющей с этим ничего общего — что тогда…?

Ученик: ____ (Молчание) ___Смеется.

Волински: Как эта концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепции «спрашивающего, я есть и отрицающего», концепцию пути к освобождению и конца пути, в концепцию «веры и надежды, что превыше разума» — как бы могла концепция по имени «мое» сознание применить это к себе?

Ученик: Она бы сконструировала собственный внутренний опыт, соответствующий процессу задавания вопросов и отрицания.

Волински: Этот конструктор — где ты его чувствуешь внутри тела?

Ученик: В голове.

Волински: Итак, если концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепции «спрашивающего, я есть и отрицающего», как в путь к освобождению, который где-то кончается, которая способна жить верой и надеждой, что превыше разума, а также конструктор, который хочет создать подходящую конструкцию сознания — если бы все эти концепции вместе с «осознающим» и знающим обо всех этих концепциях были образованы из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ изначальной СУБСТАНЦИИ, не имеющей с ними ничего общего — что тогда…?

Ученик: Смеется __ (Молчание).

Волински: А если бы концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепции «спрашивающего, я есть и отрицающего», в концепцию «духовного» пути, или пути к освобождению, имеющим конец, которая также включает конструктора, чтобы создавать подходящие конструкции, который, конечно, обладает обладает концепция по имени «мое» сознание — если бы концепция по имени сознание поверила во все это, как бы она обманывала себя?

Ученик: Утверждая, что это обязательно приведет к нужному результату.

Волински: Итак, если бы концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, которая верит в концепцию процесса задавания вопросов «спрашивающим-отрицающим», ведущего к концепции пути к освобождению, имеющего конец и обязательно приводящему к нужному результату, и в концепцию «веры, что превыше разума»; эта концепция, включающая в себя конструктора, чтобы конструировать подобающие структуры и воспринимать все через их фильтры… Если бы «осознающий» и знающий обо всем этом были образованы из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ изначальной СУБСТАНЦИИ — что тогда…?

Ученик: ___ (Молчание).

Волински: Если бы концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию я есть, которая верит в концепцию «спрашивающий-отрицающий», как в путь к освобождению, у которого есть конец, которая включает в себя конструктора, чтобы конструировать подобающие структуры, и которая верит вопреки разуму… Если бы если бы концепция по имени «мое» сознание поверила во все это — о чем бы тогда концепция по имени «мое» сознание не захотела знать?

Ученик: Что ее нет, что она исчезает.

Волински: Почему концепция по имени «мое» сознание не хочет знать об этом?

Ученик: Ее нет…она исчезла.

Волински: Концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепции по имени «появление» и «исчезновение», в концепцию по имени я есть, в концепцию по имени «спрашивающий-отрицающий», в процесс задавания вопросов как в путь к освобождению, имеющий конец и гарантирующий нужный результат, и конструктор, который ставит фильтры и обеспечивает веру превыше разума… Если бы все это, в том числе и «осознающий», и знающий обо всем этом, было образовано из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ изначальной СУБСТАНЦИИ, не имеющей к ним отношения — что тогда…?

Ученик: ___ (Долгое молчание).

Волински: Концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепции «спрашивающий-отрицающий», путь к освобождению, конец пути, конструктора, в концепцию гарантированного результата и «веры, что превыше разума» — чего бы концепция по имени «мое» сознание не захотела испытать?

Ученик: Исчезновения этих концепций.

Волински: Почему концепция по имени «мое» сознание не хочет испытать исчезновения всего этого?

Ученик: … ничего не осталось, этого не может быть___(Молчание).

Волински: Концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепции бытия и небытия, исчезновения и появления, концепцию я есть, концепцию «спрашивающего-отрицающего», концепцию процесса задавания вопросов, ведущего к концепции конца пути, в конструктора, в фильтры, в «веру, что превыше разума» — если бы знающий обо всем этом и «осознающий» все это вместе со всеми этими концепциями были образованы из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ изначальной СУБСТАНЦИИ, не имеющей с ними ничего общего, — что тогда…?

Ученик: (Смеется) ___ (Молчание).

ИЛЛЮЗИЯ «КТО Я?».

ЭТО ОШИБКА — ДУМАТЬ, ЧТО ТЫ УЗНАЕШЬ, КТО ТЫ.

КОНЦЕПЦИЯ «Я» ВООБРАЖАЕТ, ЧТО ОНА УЗНАЕТ ЭТО И ТОГДА СТАНЕТ ТЕМ, КЕМ ИЛИ ЧЕМ ОНА ЯВЛЯЕТСЯ.

НО НЕ СУЩЕСТВУЕТ «Я», КОТОРОЕ БЫЛО БЫ ТОБОЙ.

ПОЭТОМУ, КОГДА ВСЕ ИСЧЕЗАЕТ ПОСЛЕ ИССЛЕДОВАНИЯ, ТО ЖЕ САМОЕ ПРОИСХОДИТ С «Я», КОТОРОЕ ЧУВСТВУЕТ ИЛИ ВООБРАЖАЕТ СЕБЯ ЧЕМ-ТО СУЩЕСТВУЮЩИМ.

СОЗНАНИЕ — ТО, ИЗ ЧЕГО ОБРАЗОВАНЫ И ОСОЗНАЮЩИЙ, И ОСОЗНАННОСТЬ.

ПРЕД-СОЗНАНИЕ — «РЕАЛЬНОЕ» — НЕ ОБЛАДАЕТ НИ ОСОЗНАЮЩИМ, НИ ОСОЗНАННОСТЬЮ.

СПРОСИ: «ДО ПОЯВЛЕНИЯ ОСОЗНАЮЩЕГО — ЕСТЬ ЛИ ТЫ?».

ТА СУБСТАНЦИЯ ПРЕДШЕСТВУЕТ СОЗНАНИЮ.

«ВОЗВРАЩЕНИЕ ТЕМ ЖЕ ПУТЕМ, КАКИМ ПРИШЕЛ» ПРЕДШЕСТВУЕТ САМОМУ СОЗНАНИЮ.

НИСАРГАДАТТА МАХАРАДЖ СПРАШИВАЛ: «ЗА ВОСЕМЬ ДНЕЙ ДО КОНЦЕПЦИИ, КЕМ ТЫ БЫЛ?».

В ЭТОМ ПРЕД-СОЗНАТЕЛЬНОМ «СОСТОЯНИИ» БЕССОЗНАТЕЛЬНОСТИ ТЕБЯ НЕТ.

МИРАЖ.

ТЫ — МИРАЖ, НЕ ЗНАЮЩИЙ О ТОМ, ЧТО ОН МИРАЖ — ПОДОБНО ВОДЕ, ПОЯВИВШЕЙСЯ В ПУСТЫНЕ, — ВОДЕ, КОТОРОЙ НЕ СУЩЕСТВУЕТ.

ТЫ — МИРАЖ, НЕ ЗНАЮЩИЙ О ТОМ, ЧТО ОН МИРАЖ; ПОЭТОМУ ТЫ ВЕРИШЬ, ЧТО ТЫ ЕСТЬ.

ЭТО ПРОСТО СЖАТИЕ СОЗНАНИЯ, ОБРАЗОВАВШЕЕ ТО, ЧТО НАЗЫВАЕТСЯ НЕРВНОЙ СИСТЕМОЙ, КОТОРАЯ СОЗДАЕТ МИР И ТО «Я», КОТОРОГО НЕТ.

И КОГДА ОНА ДЕЛАЕТ ЭТО, ОНА ВЕРИТ В СУЩЕСТВОВАНИЕ ПРОШЛОГО, НАСТОЯЩЕГО И БУДУЩЕГО, ПРОШЛЫЕ ЖИЗНИ, БУДУЩИЕ ЖИЗНИ.

А ЕЩЕ ОНА ВЕРИТ В РАЗЛИЧИЯ, В ПЛАН, УРОКИ, КОТОРЫЕ НУЖНО ВЫУЧИТЬ, И Т. Д.

ЭТА ИСТОРИЯ МОЖЕТ ТЯНУТЬСЯ ВЕЧНО.

ТЕЛО СНОВИДЕНИЙ.

Тело-ум, созданные из сознания, не хороши и не плохи. Это отражение сгустка ТОЙ ЕДИНОЙ СУБСТАНЦИИ. И, хотя после «постижения» ТЕБЯ НЕТ, мир представляется карточным домиком или отброшенным покровом, плавающим в НЕБЫТИИ, — карточный домик тоже создан из этого НЕБЫТИЯ.

Именно сжатие создает иллюзию тела сновидений, созданного из сознания;

Жизненная Сила, оживляющая механизм восприятия, оживляет и это тело сновидений.

Поэтому мы обычно не «видим» или не замечаем природу тела сновидений; мы не осознаем, что оно образовано из ТОЙ НЕДИФФЕРЕНЦИРОВАННОЙ СУБСТАНЦИИ.

Пойми, что все восприятие определяется этим воображаемым разделением СУБСТАНЦИИ, которая становится концепцией по имени сознание, хотя оно образовано из ТОЙ СУБСТАНЦИИ. Если тебе «повезет», иллюзия индивидуальной сущности рассеется, как темнота в комнате, где включили свет.

Подобно этому, мир сновидений, тело и механизм восприятия исчезнут, и появится ТА ПУСТОТА, и пробудит твою природу — ПУСТОТУ, СВОБОДНУЮ ОТ САМОЙ СЕБЯ.

(НИ ТО-НИ ЭТО) — и ТЕБЯ НЕТ.

СУБСТАНЦИЯ «КАК БУДТО» СТАНОВИТСЯ СОЗНАНИЕМ — СЛЕДОВАТЕЛЬНО, ВСЕ ЕСТЬ МИРАЖ, СОЗДАННЫЙ СОЗНАНИЕМ, КОТОРОЕ ОСТАЕТСЯ ТОЙ СУБСТАНЦИЕЙ. КАК НЕВОЗМОЖНО ОТДЕЛИТЬ СОЛНЕЧНЫЙ ЛУЧ ОТ СОЛНЦА, ТАК ЖЕ НЕВОЗМОЖНО ОТДЕЛИТЬ СУБСТАНЦИЮ ОТ СОЗНАНИЯ.

И ОТТОГО КОСМИЧЕСКАЯ ПЫЛЬ ЭТОЙ ВСЕЛЕННОЙ ВОЗНИКАЕТ НА ЭКРАНЕ НЕБЫТИЯ, КАК СНОВИДЕНИЕ.

ПРОБУЖДЕНИЕ РАЗРУШАЕТ ВСЕЛЕННУЮ, СОН ПОДДЕРЖИВАЕТ МИРАЖ И ВСЕ ЕГО СВОЙСТВА, ПОМОГАЯ ЕМУ ПРЕБЫВАТЬ В ДОБРОМ ЗДРАВИИ.

«ПОИСКИ РЕАЛЬНОСТИ — САМАЯ ОПАСНАЯ ВЕЩЬ НА СВЕТЕ, ПОТОМУ ЧТО ОНА РАЗРУШАЕТ МИР, В КОТОРОМ ТЫ ЖИВЕШЬ».

Нисаргадатта Махарадж.

Я ЕСТЬ — ЭТО ВОРОТА.

ОСТАВАЙСЯ С «Я ЕСТЬ» ДОСТАТОЧНО ДОЛГО — И, МОЖЕТ БЫТЬ, ОНО ТОЖЕ ИСЧЕЗНЕТ.

Главная мысль в учении Нисаргадатты Махараджа звучит так: если достаточно долго оставаться с Я ЕСТЬ, созданным из сознания, то исчезнет все остальное, и это приведет к сознанию.

Это приводит к пониманию, что все создано из ТОЙ ЕДИНОЙ СУБСТАНЦИИ.

Когда становится «понятно», что воспринимающий ТО единое сознание, и само сознание — ОДНА И ТА ЖЕ СУБСТАНЦИЯ, тогда «обретается» НЕБЫТИЕ, предшествующее сознанию, и все исчезает.

НЕ СУЩЕСТВУЕТ ТЕБЯ ОТДЕЛЬНО ОТ ВОСПРИЯТИЯ ТЕБЯ.

НЕ СУЩЕСТВУЕТ ОТДЕЛЬНОГО «Я», НЕЗАВИСИМОГО ОТ ВОСПРИНИМАЮЩЕГО ЭТО «Я».

Кажется, что существует отдельное «я», обладающее убеждениями и восприятием.

В действительности, «я», его убеждения, восприятие, знания, воспоминание, мировоззрение, суждения, причинно-следственные связи, прошлое, настоящее, будущее и убеждение Я ЕСТЬ возникают совестно в «том», что обычно называют восприятием.

Не существует «тебя» вне восприятия «тебя», возникающего из ПУСТОТЫ.

НЕ СУЩЕСТВУЕТ САМОСТИ ОТДЕЛЬНО ОТ ЛИНЗ.

Не существует отдельной самости или «я», обладающего мировоззрением, системой координат, или линзами, через которые оно смотрит.

Именно линзы, или система координат, являются частью самости, глядящей через них. Самость не является чем-то отдельным от линз, через которые она смотрит, и от мира, который она видит.

Когда самость, линзы и мир «воспринимаются» как ОДНА И ТА ЖЕ СУБСТАНЦИЯ, тогда нет ни самости, ни «я», и ТЕБЯ НЕТ.

ДАЖЕ ВИДЯЩИЙ, ИЛИ ОСОЗНАЮЩИЙ, ИЛИ НАБЛЮДАЮЩИЙ ЗА ПУСТОТОЙ СВОБОДНЫ ОТ САМИХ СЕБЯ И НЕ СУЩЕСТВУЮТ.

НЕТ НИ ДО (ПРОШЛОГО), НИ ПОСЛЕ (БУДУЩЕГО).

Они существуют лишь внутри восприятия самости-линз-воспринимаемого мира. Эта концепция прошлого-настоящего-будущего обосновывает Я ЕСТЬ, созданное из сжатого сознания, которого тоже НЕТ.

НЕ СУЩЕСТВУЕТ ОТДЕЛЬНОГО «Я», ИЛИ ВОСПРИНИМАЮЩЕГО, СУЩЕСТВУЮЩЕГО ОТДЕЛЬНО ОТ ВОСПРИЯТИЯ.

ЕСЛИ НЕТ ВОСПРИНИМАЮЩЕГО, ТО НЕТ «ТЕБЯ». ЭТО «ТЫ» ПОЯВЛЯЕТСЯ-ИСЧЕЗАЕТ-ПОЯВЛЯЕТСЯ-ИСЧЕЗАЕТ, ПОДОБНО ИНТЕРВАЛУ МЕЖДУ КАДРАМИ ФИЛЬМА.

НЕ СУЩЕСТВУЕТ ТОГО «Я», КОТОРОЕ ЯВЛЯЕТСЯ ТОБОЙ.

«КТО Я?» — ИЛЛЮЗИЯ, ЧТО ТЫ УЗНАЕШЬ, КТО ТЫ.

ИЛЛЮЗИЯ ПРОДОЛЖАЕТСЯ, ПОТОМУ ЧТО ЭТО «ТЫ» ВООБРАЖАЕТ, ЧТО «ЭТО» МОЖЕТ ОКАЗАТЬСЯ «ЗА ПРЕДЕЛАМИ».

НЕ СУЩЕСТВУЕТ НИ «ЗАПРЕДЕЛЬНОСТИ», НИ «Я», КОТОРОЕ МОЖЕТ ТАМ ОКАЗАТЬСЯ.

С любовью,

Ваш воображаемый брат,

Стефен.

ГЛАВА 19. Запредельности не существует.

Это огромная иллюзия — думать, что есть нечто запредельное, куда «ты» можешь попасть. Нет ни «тебя», ни «запредельности». Великая иллюзия вопроса «КТО Я?» заключается в том, что «ты» можешь узнать, кто «ты», и стать чем-то вроде «просветленного». На самом деле «тебя» НЕТ.

ИЗУЧЕНИЕ КОНЦЕПЦИИ ЗАПРЕДЕЛЬНОСТИ.

Волински: Где в твоем теле находится концепция по имени запредельность?

Ученик: Во всем теле.

Волински: Какое определение концепция по имени «мое» сознание могла бы дать концепции запредельности?

Ученик: Запредельность — это когда ты переносишься в иное место, иное пространство, иной мир.

Волински: Какие предположения концепция по имени «мое» сознание сделала о концепции запредельности, концепции пространства, концепции переноса в иное место?

Ученик: Что запредельность — это место, в которое я хочу попасть и остаться там.

Волински: Концепция, которую сознание называет «запредельностью, местом и пространством, в которое я хочу попасть» — каковы последствия этих концепций для «моего» сознания?

Ученик: Из-за них сознание чувствует себя здесь не слишком хорошо и пытается попасть «туда», в запредельность — она похожа на рай, и хочется оказаться там.

Волински: А если бы концепция по имени «мое» сознание, и концепция запредельности, и концепция ухода туда, и иного мира, в который хочется попасть и остаться там, потому что это подобие рая — если бы все это было просто концепциями, образованными из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ изначальной СУБСТАНЦИИ, не имеющей с ними ничего общего, — что тогда…?

Ученик: Тогда все рушится.

Волински: А если бы концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепцию места, и в концепцию по имени «запредельность», и в концепцию по имени «рай — место, куда хочется попасть — иной мир», и т. д. — если бы «мое» сознание поверило в это, как бы тогда поступила концепция по имени «мое» сознание?

Ученик: Она бы попыталась чего-то достичь, куда-то перенестись, чем-то стать.

Волински: А если бы концепции «запредельности, места, рая, пространства, перемещения, достижения, желания перенестись туда» были образованы из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ изначальной СУБСТАНЦИИ, не имеющей с ними ничего общего, — что тогда…?

Ученик: …. просто пустота.

Волински: Если бы «мое» сознание поверило в концепции по имени «запредельность, место, пространство, иной мир, я хочу попасть туда, перемещение, рай» — как бы концепция по имени «мое» сознание обманывала себя?

Ученик: Внушая себе, что существует какая-то беспредельность, какое-то место, куда можно попасть.

Волински: А если бы все эти концепции были образованы из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ изначальной СУБСТАНЦИИ, не имеющей с ними ничего общего, — что тогда..?

Ученик: … тогда все бессмысленно_____ (Молчание).

Волински: А как может обманываться концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепции запредельности, места, иного мира, рая и духовных путей, помогающих попасть туда?

Ученик: Говоря другим, что все это правда, что так должно быть, и нужно стремиться туда.

Волински: А если бы концепция «если изо всех сил стремиться туда, то обязательно окажешься там» и все прочие концепции были образованы из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ СУБСТАНЦИИ, не имеющей с ними ничего общего, — что тогда…?

Ученик: Все… (молчание)… исчезло.

Волински: Эта концепция по имени «мое» сознание, которая верит в концепции «запредельности, места, пространства, стремления, духовных путей, желания попасть туда» — о чем эта концепция по имени «мое» сознание не хочет говорить?

Ученик: О том, что все это — чушь.

Волински: Почему концепция по имени «мое» сознание не хочет говорить о том, что все это чушь?

Ученик: Потому что самой концепции сознания больше не будет, если она поймет это.

Волински: А если бы концепции «быть» или «не быть» были образованы из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ СУБСТАНЦИИ, не имеющей с ними ничего общего, — что тогда…?

Ученик: Просто концепции ___ пустота __ (молчание).

Волински: Если бы концепция по имени «мое» сознание поверила в концепции запредельности, места, пространства, иного мира, рая, духовных путей, стремления попасть туда и остаться там, в концепции по имени «быть» или не «быть» — о чем бы концепция по имени «мое» сознание не захотела знать?

Ученик: О том, что и знать-то нечего.

Волински: Почему концепция по имени «мое» сознание не хочет знать о том, что и знать-то нечего?

Ученик: Она хочет уцепиться за что-нибудь, она хочет иметь точку опоры.

Волински: А если бы все эти концепции, в том числе и концепция по имени «уцепиться за что-нибудь, и желание иметь точку опоры», были образованы из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ СУБСТАНЦИИ, не имеющей с ними ничего общего, — что тогда…?

Ученик: … просто пустота.

Волински: А если бы концепция по имени «мое» сознание поверила в концепции запредельности, места, пространства, рая, духовных путей, стремления попасть туда, перемещения, бытия, небытия, опоры, отсутствия опоры — если бы концепция по имени «мое» сознание поверила во все это, чего бы она не смогла пережить?

Ученик: Того, что все это абсурд.

Волински: А если бы все эти концепции, в том числе и концепция абсурда, были частью «моего» сознания, и если бы даже «я», которое слышит и ощущает это, также были образованы из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ СУБСТАНЦИИ, не имеющей с ними ничего общего, — что тогда…?

Ученик: … просто пустота ___ (молчание) ____ (молчание).

МЫ МОЖЕМ ИСПОЛЬЗОВАТЬ СЛОВО ЗАПРЕДЕЛЬНОСТЬ ДЛЯ ОПИСАНИЯ ТОГО, ЧЕГО НЕТ.

В УТВЕРЖДЕНИИ «ВСЕ ЭТО ИЛЛЮЗИЯ» НЕТ НИЧЕГО НОВОГО; ОДНАКО ОНО ПОЗВОЛЯЕТ «КОМУ-ТО» ВООБРАЖАТЬ, ЧТО ВСЕ, ЧТО ВИДИТ «Я» — ЭТО ИЛЛЮЗИЯ, НЕ ПОНИМАЯ ПРИ ЭТОМ, ЧТО ВИДЯЩИЙ ТОЖЕ ЯВЛЯЕТСЯ ЧАСТЬЮ ИЛЛЮЗИИ.

НЕТ ОБРЕТЕНИЯ, НЕТ ПОТЕРИ.

Мой близкий друг Карл Робинсон пришел к Нисаргадатте Махараджу и спросил его: «Следует ли мне вернуться в Америку или остаться в Индии?» Махарадж ответил:

ОСТАНЕШЬСЯ ЛИ ТЫ В ИНДИИ ИЛИ ВЕРНЕШЬСЯ В ШТАТЫ — ТЫ НИЧЕГО НЕ ПРИОБРЕТЕШЬ И НИЧЕГО НЕ ПОТЕРЯЕШЬ.

Это основная мысль: все «духовные» практики создало «я» с целью улучшить свое выживание. Если ты хочешь что-либо получить, ты занимаешься эго-йогой; если что-то случается, оно просто случается.

Ученик: Если я занимаюсь духовной практикой, я обрету просветление?

Волински: Ты продолжаешь говорить о просветлении так, словно это предмет, которым можно завладеть.

Ученик: Ну, мне не нравится мое нынешнее состояние, и, когда во время медитации оно становится лучше, я хочу, чтобы оно оставалось таким постоянно.

Волински: Ты находишься за пределами состояния. Состояния — это продукты и отражения Я ЕСТЬ. Они не являются тобой. Для того «я», которое ты считаешь собой, существует приобретение (обладание состоянием) и потеря (утрата состояние). Все является ОДНОЙ СУБСТАНЦИЕЙ. Как можно что-то приобрести или потерять? Какие у тебя предположения по поводу приобретения и потери?

Ученик: Что они реальны?

Волински: А если бы они были просто концепцией, не имеющей отношения к реальности, что тогда…?

Ученик: ___ (Молчание) ___

ВОПРОС:

КАКОЙ ОСОЗНАЮЩИЙ ОСОЗНАЕТ ОСОЗНАВАЕМЫЙ ОБЪЕКТ?

И (ИЛИ) ЕСЛИ ОСОЗНАЮЩИЙ ОБРАЗОВАН ИЗ ТОЙ ЖЕ САМОЙ СУБСТАНЦИИ, ЧТО И ОСОЗНАВАЕМОЕ (ОБЪЕКТ), ЧТО ТОГДА…?

ВЕРИТЬ В ТО, ЧТО «МОЕ» СОЗННИЕ МОЖЕТ ВОЗДЕЙСТВОВАТЬ НА СОЗНАНИЕ ДРУГОГО ИЛИ ОБЛАДАЕТ НАМЕРЕНИЕМ И ВЫБОРОМ, — ВСЕ РАВНО, ЧТО ВЕРИТЬ В ТО, ЧТО КАПЛЯ ВОДЫ В ОКЕАНЕ МОЖЕТ ВОЗДЕЙСТВОВАТЬ НА ДВИЖЕНИЕ ОКЕАНА, ИЛИ В ТО, ЧТО КАПЛЯ ВОДЫ МОЖЕТ ВЫБИРАТЬ, ИЛИ ОБЛАДАТЬ НАМЕРЕНИЕМ, ОТЛИЧНЫМ ОТ НАМЕРЕНИЯ ОКЕАНА.

ЕСЛИ СОЗНАНИЕ «ОБРЕТАЕТ ПОНИМАНИЕ», ЧТО ВСЕ ЕСТЬ СОЗНАНИЕ, ТОГД СОЗНАНИЯ НЕТ. НЕБЫТИЕ ПРЕДШЕСТВУЕТ СОЗНАНИЮ.

КЛЮЧЕВОЕ СЛОВО — БЫТЬ, ПОТОМУ ЧТО ОНО ПОДРАЗУМЕВАЕТ СУЩЕСТВОВАНИЕ, ТАК ЖЕ, КАК НЕБЫТИЕ ПОДРАЗУМЕВАЕТ НЕ-СУЩЕСТВОВАНИЕ.

СОЗНАНИЕ ОБЪЕДИНЯЕТ ОБЕ ЭТИ КОНЦЕПЦИИ; НО ПРЕЖДЕ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ОСОЗНАЮЩЕГО, СОЗНАНИЯ НЕТ.

И ТЕБЯ НЕТ.

ЗА ПРЕДЕЛАМИ ОСОЗНАЮЩЕГО.

«Подлинная и глубочайшая реальность не имеет отношения к сознанию. Это неизменный принцип, лежащий в основе всех изменений. В нем нет различий между субъектом и объектом, между “я” и “оно”». («Шива-сутра», стр. v).

Итак, все образовано из ТОЙ ЕДИНОЙ СУБСТАНЦИИ — можно назвать ее Богом, сознанием, СУБСТАНЦИЕЙ или как-нибудь еще. Иллюзия заключается в том, что она кажется разными субстанциями; каждый покров (образованный из сознания) кажется отличным от самого себя. Когда покровы рассеиваются, и «видно», что они являются сознанием, «ТЕБЯ НЕТ». Когда сознание постигает, что существует лишь сознание, тогда сознания больше нет, потому что ТЕБЯ НЕТ за пределами сознания, и НЕКОМУ сказать: «Это сознание». Значит, ЕДИНОЙ СУБСТАНЦИИ не существует.

ГЛАВА 20. Спанда.

ТЫ ДУМАЕШЬ, ЧТО ТЫ ЕСТЬ; НО НА САМОМ ДЕЛЕ КОНЦЕПЦИЯ «ТЫ» ПОЯВЛЯЕТСЯ ЛИШЬ ВМЕСТЕ С МЫСЛЬЮ «Я ЕСТЬ».

ТЕБЯ НЕТ. КАЖЕТСЯ, ЧТО ТЫ ПОЯВЛЯЕШЬСЯ И ИСЧЕЗАЕШЬ; ОДНАКО, ДО ВОЗНИКНОВЕНИЯ ОСОЗНАЮЩЕГО ТЕБЯ НЕТ.

ТЕБЕ ИЗВЕСТНО «Я ЕСТЬ» ЛИШЬ ТОГДА, КОГДА «Я ЕСТЬ» ВОЗНИКАЕТ; ТОГДА ТЫ ВООБРАЖАЕШЬ, ЧТО ТЫ ЕСТЬ; ТОГДА ТЫ ПРЕДПОЛАГАЕШЬ, ЧТО ТЫ ВСЕГДА БЫЛ, ЕСТЬ И БУДЕШЬ. НА САМОМ ДЕЛЕ, ТЫ ПОЯВЛЯЕШЬСЯ И ИСЧЕЗАЕШЬ, НО «ТЕБЕ» ИЗВЕСТНО ЛИШЬ ПОЯВЛЕНИЕ, А НЕ ИСЧЕЗНОВЕНИЕ. НА СТАДИИ ПОЯВЛЕНИЯ «ТЫ» НЕ ЗНАЕШЬ, ЧТО «ТЫ» ПОСТОЯННО ИСЧЕЗАЕШЬ. ОДНАКО НЕТ НИ ПОЯВЛЕНИЯ, НИ ИСЧЕЗНОВЕНИЯ.

ЭТО ТОЖЕ ИЛЛЮЗИЯ «Я».

ЭТА ИЛЛЮЗИЯ, ИЛИ ВИБРАЦИЯ, ИЛИ ДРОЖЬ НАЗЫВАЕТСЯ СПАНДА.

ИЛЛЮЗИЯ СПАНДЫ (ДРОЖИ).

Спанда — это дрожь, или вибрация, или появление-исчезновение-появление-исчезновение — мелькание, когда кажется, что «мир» появляется и исчезает. Появление и исчезновение происходят одновременно, а, в конечном итоге, их вообще нет. Покров Я ЕСТЬ позволяет нам «знать» только Я ЕСТЬ, но не позволяет узнать или ощутить МЕНЯ НЕТ.

«Вселенная — это просто раскрытие (немеза) Высочайшего [СУБСТАНЦИИ]. В процессе этого раскрытия возникают интервалы». («Шива-сутра», стр. viii).

Таким образом «возникает» иллюзия причины-следствия; процесс, посредством которого нервная система (сжатое сознание) воображает, что существует «предыдущее» событие, являющееся причиной последующего; она даже создает концепцию о том, что сейчас — это часть временного континуума, хотя прошлое, настоящее и будущее растворяются в небытии.

Между появлением и исчезновением есть ксана (в переводе с санскрита — «момент»), происходящий, согласно «Йога-сутре» Патанджали, 10 раз в секунду, а, согласно другим ученым, таким, как Ицхак Бентов, 17 раз в секунду. В этот момент появляется «СЕЙЧАС» в качестве сжатого и уплотненного сознания на экране самого себя, наблюдающего за появлением и исчезновением вместе с «я», переживающего их и знающего о них. Вместе с появлением Я ЕСТЬ возникает покров восприятия, прошлого, времени, пространства и т. д.

«Вселенная появляется и исчезает, но интервал, называемый ксана, настолько мал, что существование Вселенной кажется непрерывным. Мы видим постоянное свечение электрической лампы, подключенной к источнику питания с переменным током, но мы знаем, что этот свет не является непрерывным, и периоды света сменяются периодами тьмы в течение очень краткого временного интервала. Разрывность присуща не только самадхи[19] — она свойственна всем переживаниям и мыслям, начиная с уровня сознания и кончая уровнем атомов. Там, где есть проявленность, там должна быть разрывность или чередование…».

(Таймини, «Учение йоги», стр. 299–300).

СПАНДА, КАК ГЛУБИННАЯ ПРИРОДА СУБСТАНЦИИ.

В первых строках этой части описывается спанда-сакти, представленная немезой (возникновением) и нимезой (растворением) изначальной энергии…подразумевая, что индивид также представляет собой немезу-нимезу.

«Немеза и нимеза сменяют друг друга лишь в переносном смысле. На самом деле, они происходят одновременно». («Спанда карикас», стр. xviii).

Для линейного мышления это кажется процессом появления-исчезновения-появления-исчезновения, и его можно описать только таким образом. Однако появление-исчезновение происходит одновременно, как (ЕСТЬ — НЕТ) и образуют одно целое.

Это, наверное, одна из тех вещей, которые труднее всего описать с помощью слов, но «я» попытаюсь.

ВНУТРИ «Я ЕСТЬ» НЕИЗМЕННО ПРИСУТСТВУЕТ «МЕНЯ НЕТ», СОСТАВЛЯЮЩЕЕ С НИМ ОДНО ЦЕЛОЕ. ЯДРО, ЗАКЛЮЧЕННОЕ ВНУТРИ Я ЕСТЬ-МЕНЯ НЕТ — ЭТО И «Я ЕСТЬ», И «МЕНЯ НЕТ» («НЕ Я ЕСТЬ»).

Когда ты находишься в состоянии Я ЕСТЬ, оно является основным (фигурой), а МЕНЯ НЕТ — фоном. Когда ты находишься в состоянии МЕНЯ НЕТ, тогда НЕБЫТИЕ и не «Я» является основным (фигурой), а Я ЕСТЬ — фоном. Между появлением Я ЕСТЬ (присутствием) и МЕНЯ НЕТ (отсутствием), ТЕБЯ НЕТ, и ты не являешься ни Я ЕСТЬ, ни МЕНЯ НЕТ: НЕ Я ЕСТЬ. Иными словами, Я ЕСТЬ (присутствие) — МЕНЯ НЕТ (отсутствие) являются одним целым.

Правда заключается также в концепции феноменов и ноуменов. Оба они содержатся внутри одной и той же сущности вместе с «я», «знающим» о них.

До этого нет ни ноуменов, ни феноменов, ни Я ЕСТЬ, ни МЕНЯ НЕТ, ни присутствия, ни отсутствия, и ТЕБЯ НЕТ.

Это относится также и к концепциям «внутреннего» и «внешнего». Ясно, что «внутренний» мир образован из ТОЙ ЖЕ САМОЙ СУБСТАНЦИИ, что и «внешний» мир, и когда они «воспринимаются» как одно и то же, они исчезают. Однако ясно, что вначале у нас есть некая структура убеждений, независимо от того, верим ли мы в то, что «внешний» и «внутренний» мир различны, или в то, что они созданы из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ СУБСТАНЦИИ (об этом будет сказано позже).

Однако концепция «внутреннего» мира заключена в концепции «внешнего» мира, вместе с субструктурой по имени «они различны, и они существуют». Любая попытка исправить эту ситуацию предполагает, что эти концепции правдивы, вместо того, чтобы понять, что и «внутренний», и «внешний» мир появляются как единое концептуальное образование вместе с «я», знающим о них.

Например, если ты обманываешь себя тем, что, подобно многим последователям философии Нью-Эйдж, веришь, будто «внутреннее» создает «внешнее», тогда «внутреннее» станет для тебя фигурой, а «внешнее» — фоном. Если же ты «видишь», что и тот, и другой выросли из одного и того же семени, тогда конфликт между «внутренним» и «внешним» исчезнет.

Следовательно, это просто изощренная иллюзия — думать, что «ты», или «Я ЕСТЬ», появляется и исчезает последовательно и поочередно. Это еще один «шаг» по направлению к «постижению» спанды.

Однако, прежде тебя, мира, исчезновения того и другого и единства этих процессов ТЕБЯ НЕТ.

«В действительности ничего не возникает и не исчезает. Лишь божественная Спандасакти, будучи свободной от последовательности и причинности, проявляется различным образом, как будто она становится видимой, как будто она становится невидимой… Мир заключен в принципе спанды и рожден им. То, что мир заключен в принципе спанды, не означает, что мир является чем-то иным… Заключение внутри и рождение — лишь ограниченные понятия, присущие человеческому языку». («Спанда карикас», стр. xviii-xix).

Точно так же есть только ЕДИНАЯ СУБСТАНЦИЯ, создающая иллюзию множества субстанций. Поэтому как может «ты» «быть», когда сама концепция БЫТЬ-НЕ БЫТЬ возникает лишь в качестве идеи того «я», которое верит, что оно образовано из иной субстанции, чем все остальное, и которого НЕТ.

«Реальность не является ни субъектом психологии, ни психофизическим восприятием, ни просто пустотой. Реальность, или спанда, является глубинной основой субъекта психологии… которую никогда невозможно свести к объекту». («Спанда карикас», стр. xix).

Существует субъект психологии («я»), возникающий позже, верящий в то, что он ЕСТЬ. Это великий покров иллюзии. Проникнуть сквозь покров бытия — не-небытия — значит, постичь СУБСТАНЦИЮ, которая затем появляется в видимой форме, создает сновидческий мир богов, богинь, домов, людей, духовных путей — всего того, чего не может БЫТЬ, потому что все они — ЕДИНАЯ СУБСТАНЦИЯ, и поэтому их НЕТ.

«Когда ограниченное эго… индивида растворяется, он постигает истинную суть принципа спанды». («Спанда карикас», стр. хх).

В этом суть «Адвайта (ЕДИНОЙ-СУБСТАНЦИИ) Веданты». Для «постижения» истинной сути принципа спанды необходимо растворить субличности, а потом и первую из них — Я ЕСТЬ.

«Восприятие пустоты не означает отсутствия воспринимающего, так как без воспринимающего было бы невозможно восприятие пустоты. Этот воспринимающий и есть принцип спанды». («Спанда карикас», стр. хх).

Внутри принципа спанды также находится наблюдатель. Однако, хоть он и наблюдает за принципом, он тоже является частью принципа. Он кажется отдельным от спанды, но он образован из той же субстанции, что и спанда. Восприятие ПУСТОТЫ — все еще видимость, или интервал между Я ЕСТЬ (присутствием) и МЕНЯ НЕТ (отсутствием), лежащие в основе миража. Воспринимающий — это сжатая ПУСТОТА «воспринимающая сама себя». Без него не было бы ни ПУСТОТЫ, ни восприятия, ни воспринимающего.

«Немеза и нимеза представляются последовательными. Последовательность означает время, но… [СУБСТАНЦИЯ] превыше времени. Следовательно, немеза и нимеза не могут сменять друг друга. Это просто два выражения Божественного [СУБСТАНЦИИ]… Это просто спанда, одновременно являющаяся и немезой, и нимезой», («Спанда карикас», стр. 21).

И немеза, и нимеза (проявление и поглощение) одновременно обозначают «выражение» СУБСТАНЦИИ. Это не два противоположных принципа. Обе концепции: существование и не-существование мира — заключены одна в другой и созданы ЕДИНОЙ СУБСТАНЦИЕЙ.

«Когда происходит немеза, или раскрытие истинной природы Божественного, тогда… мир исчезает. Когда происходит нимеза, или сокрытие истинной природы Божественного, тогда… мир появляется». («Спанда карикас», стр. 23).

Еще раз повторю: концепция исчезновения содержится внутри концепции появления, а концепция появления — внутри концепции исчезновения. Они являются одним целым, и оба представляют собой концепции и ничего более.

ТЕОРИЯ ИНТЕРВАЛА.

«Йогин должен быть способен оставаться в состоянии нируддха [интервала] достаточно долгое время, чтобы его сознание могло прорваться сквозь «облако», или пустоту, и возникнуть на следующем уровне». (Таймини, «Учение йоги», стр. 285).

И снова следует заметить, что эта «пустота» — форма в своей наиболее тонкой форме, и содержит в себе семена форм.

Интервал, пустое пространство, пауза.

Тело состоит из воды более, чем на 90 %. Подобно тому, как течения в океане появляются и исчезают, так же и «я», вместе с наблюдателем или знающим об этом «я», возникает и исчезает. Существует интервал, или пустое пространство, перед следующим наблюдателем, или знающим, или появляющимся и исчезающим «я».

ТА СУБСТАНЦИЯ, посредством которой и из которой образовано все, «проявляется» в виде волн и капель воды. Тогда «с точки зрения» волн и пузырьков, или «я», ОНИ ЕСТЬ.

Однако, когда знающий об этом «я» исчезает, их нет, и ТЕБЯ НЕТ. НО ты не знаешь, что ТЕБЯ НЕТ. Только когда возникают знающий «я» и само «я», тогда они предполагают, что они были, есть и будут; но когда они исчезают, тогда их НЕТ и ТЕБЯ НЕТ.

Надеемся, что это поможет ясно понять: спанда, или вибрация, или появление и исчезновение только кажутся существующими. Это ведет нас к двум важным вопросам:

После того, как йогин вошел в состояние самадхи, почему при его (или ее) возвращении в сознание «я» вновь появляется прежнее содержание психики?

Что такое самадхи, и почему в любом восьмеричном пути — как в буддизме, так и в йоге — самадхи считается последней ступенью?

Ответ на первый вопрос: Это иллюзия — верить, что пустота, или великая пустота, — то, что ты хочешь обрести. Однако пустота содержит в себе едва заметные семена образов и впечатлений физической реальности и идею «я». Перефразируя «Сутру сердца», можно сказать, что форма (мысль, или «я») есть пустота, а пустота есть форма (мысль, или «я»). Они являются одним и тем же.

Самадхи БЕЗ семян означает НЕ-Я. Это самадхи происходит без концентрации на объекте (обладающем семенами) и сжигает сырые семена. Как будет объясняться дальше, самадхи с семенами «достигается» при концентрации на объекте. Но самадхи с семенами содержит в себе также семена сознания «я».

«Когда» «осознающий» видит пустоту и постигает, что он создан из ТОЙ ЖЕ САМОЙ СУБСТАНЦИИ, что и пустота, тогда, возможно, вскоре «осознающий» поглотится и исчезнет. Однако, такое самадхи (которое некоторые медитирующие по ошибке принимают за сон), лишено семян, потому что и семя по имени «осознающий», и семя, заключенное внутри пустоты, являющейся формой, исчезают. Однако самадхи является последней ступенью (состоянием) восьмеричного пути, потому что самадхи — последнее состояние, о котором можно что-то сказать.

Кратко говоря, даже пустота, или самадхи с семенами, представляют собой состояния и часть иллюзии, непригодные для нирваны.

Когда Нисаргадатту Махараджа спросили: «Вы находитесь в самадхи?», он ответил: «Нет, самадхи — это состояние, а я не нахожусь ни в каком состоянии». Это один из самых хитроумных «моментов» «постижения».

«За пределами» этого, «там», «где» «осознающего», или спанды, больше нет — находится нирвана, которая есть угасание.[20].

«ЗА ПРЕДЕЛАМИ» ПУСТОТЫ.

«Сфера пустоты также состоит из самскар (образов, впечатлений, намерений) читты [ума]; в противном случае тот, кто пробуждается (от состояния пустоты) не смог бы вернуться к обычной жизни с ее обязанностями». (Сингх, «Пратьябхиджняхрдайям», стр. 62).

Пустота, вместе со знающим о ней, содержит впечатления, образы, концепции, привычки и т. д. Поскольку пустота — это также часть ума, так как для нее требуется воспринимающий, или знающий о ней, то ПУСТОТА содержит еле заметные семена восприятия. Вот почему при сжатии интервала (ПУСТОТЫ) мы получаем плоды (образы и впечатления), которые в стране йогов называются самскарами, а среди приверженцев психологии — паттернами. Когда пустота, отсутствие пустоты и «осознающий» «воспринимаются» как одно и то же, наступает освобождение от иллюзорного желания достичь ПУСТОТЫ.

Вот почему Будда сказал: «ЖАЖДУЩИЕ НИРВАНЫ, НЕВЕЖЕСТВЕННЫ — ЖАЖДУЩИЕ САМСАРЫ НЕВЕЖЕСТВЕННЫ». ПОЧЕМУ? ПОТОМУ ЧТО НИРВАНА ЕСТЬ САМСАРА — САМСАРА ЕСТЬ НИРВАНА.

ГЛАВА 21. Ни это, ни то.

«В действительности ничего не появляется и не исчезает. Лишь Спанда, будучи свободной от последовательности и причинности, проявляется различным образом, как будто она появляется, как будто она исчезает». («Спанда карикас», стр. 22).

«… нирвикальпа, т. е., она превосходит сферу мысленных конструкций… «(«Спанда карикас», стр. 50).

Выход за пределы мысленных конструкций иногда называется «нирвикальпа самадхи»; за пределы мысленных конструкций, включающих интервал; когда «осознающий» этот интервал осознает, что он появляется и образован из ТОЙ ЖЕ САМОЙ СУБСТАНЦИИ, что и интервал, и, значит, его тоже НЕТ. Иными словами, ни пустоты, содержащей семена мыслей, ни самих мыслей больше нет.

ЗА ПРЕДЕЛАМИ РОЖДЕНИЯ И СМЕРТИ.

«Мир жизни и смерти исчезает для того, кто, выйдя из состояния транса, превращает обычное сознание в сознание, подобное (самадхи), зажав его в тиски принципа спанды, который постигается посредством немезы самадхи…» («Спанда карикас», стр. 66).

Это самое главное: концепции рождения и смерти и концепция, которую мы называем существованием, действуют наподобие транса. Когда эти концепции отброшены, иллюзия смерти исчезает. Это значит, что, даже когда в окне пустоты показывается смерть, после пробуждения в «этом мире», йогин увидит пустоту, а не иллюзию неосознанных убеждений, проявляющихся в различных формах.

В тибетском буддизме говорится, что все непрожаренные семена показываются в момент смерти, став сильнее в 20 раз. Неудивительно, что страх смерти так силен. Однако, если увидеть, что все, что показывается в окне пустоты, образовано из ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ СУБСТАНЦИИ, наступит угасание или нирвана, подобно тому, как гаснет пламя свечи. Поэтому часто говорят, что в момент смерти вы окажетесь именно там, куда, как вы верите, вы попадете после смерти. Это не совсем точно; вы окажетесь в цветущем и плодоносящем лесу, выросшем из непрожаренных семян, проросших в момент смерти.

Это просто принцип спанды, возникающий одновременно и как сознание, и как отсутствие сознания — ни того, ни другого НЕТ. Поэтому, визуализации и воспоминания о прошлых переживаниях — это просто воспоминания, требующие наличия «я». Они используются для хитроумных доказательств того, что ты есть — я есть. Они усиливают механизм выживания, созданный для того, чтобы поддерживать самого себя.

«Нет ни одного слова, мысли, объекта или состояния, которое бы не было… [образовано из СУБСТАНЦИИ]». («Спанда карикас», стр. 126).

НЕ СУЩЕСТВУЕТ СОСТОЯНИЯ, КОТОРОЕ НЕ СОЗДАНО ИЗ СОЗНАНИЯ, ВКЛЮЧАЯ И «Я», ВОСПРИНИМАЮЩЕЕ ЭТО СОСТОЯНИЕ.

СЛЕДОВАТЕЛЬНО, СОЗНАНИЯ ТОЖЕ НЕТ.

КОГДА «ТЫ» ПОЙМЕШЬ, ЧТО ТЫ — МИРАЖ, КОТОРЫЙ НЕ ЗНАЕТ, ЧТО ОН МИРАЖ, — ВСЕ ИСЧЕЗНЕТ; НАСТАНЕТ ПРОБУЖДЕНИЕ (ОТ СНА).

ГЛАВА 22. Единая субстанция.

«Поэтому Абсолютная Реальность [СУБСТАНЦИЯ], собственное бытие которой есть сознание, подобная… вездесущей Реальности, проявляется как субъект посредством нисхождения Бога в неживые существа, как объекты, такие как грусть, радость и т. д.; они кажутся различными, хотя, по сути, они одинаковы…и неотделимы от [универсального сознания]». (Сингх, «Пратьябхиджняхрдайям», стр. 17).

Все состояния — от ненависти до блаженства, от любви до прощения, от страхи до тоски, от ПУСТОТЫ до самадхи — просто различные аспекты сознания, или уплотненной мини-ПУСТОТЫ. Проникнув сквозь все эти слои (покровы), или иллюзорные состояния — даже самадхи — «ты» окажешься за пределами облака по имени Вселенная, и за пределами «я». «Здесь» исчезает воспринимающий, и не остается ни состояний, ни уровней, ни покровов.

«Все объективные феномены, доступные наблюдению, как внешние, так и внутренние, проявляются в форме… сознания… В 17 сутре сказано, что… самость есть ни что иное, как Шива [СУБСТАНЦИЯ], из которого создана сущность Вселенной». («Шива-сутра», стр. xxii).

Когда «видно», что и «осознающий», и само осознание являются сознанием, ТЕБЯ НЕТ. Этот мир воспринимается, как облако, плавающее в чистом небытии по имени сознание; «ты» находишься за его пределами и не имеешь с ним ничего общего.

Сначала облако-Вселенная сначала «видна» как НЕ-это, а чистое небытие сознания — как «я». Затем и облако, и небытие становятся одним, и ТЕБЯ НЕТ.

ГЛАВА 23. Все знание беспричинно.

«Все знание беспричинно, не основано ни на чем и обманчиво. С точки зрения абсолютной Реальности это знание не принадлежит ни одному человеку. Полностью отдавшийся этому созерцанию постигает [СУБСТАНЦИЮ]… Это средство достичь сердца — мистического центра реальности». (Сингх, «Виджнянабхайрава», стр. 90–91).

Сердце — это небытие. Это сознание создает иллюзии и покровы, заставляющие верить в причину и следствие. Это тело, воспринимаемое воспринимающим и образованное нервной системой, создает иллюзию причинно-следственных связей. Это нервная система и воспринимающий создают иллюзию причин и следствий, которых не существует. Есть лишь ТА ЕДИНАЯ СУБСТАНЦИЯ.

«ВСЕ ПРОИСХОДЯЩЕЕ — ПРИЧИНА ВСЕГО ПРОИСХОДЯЩЕГО».

Нисаргадатта Махарадж.

ДХАРМЫ ДОЛЖНЫ БЫТЬ ОТБРОШЕНЫ.

(«Алмазная сутра»).

ДХАРМЫ, ПРАВИЛА, ПУТИ, «ДУХОВНЫЕ» ИГРЫ И ОБРАЗ ЖИЗНИ СЛЕДУЕТ ОТБРОСИТЬ И «УВИДЕТЬ», ЧТО ОНИ — СОБЛАЗНИТЕЛЬНЫЕ ПОКРОВЫ СОЗНАНИЯ.

НЕТ НИ ЖИВЫХ, НИ НЕЖИВЫХ…

ЖИВЫЕ НЕ ЯВЛЯЮТСЯ ПО-НАСТОЯЩЕМУ ЖИВЫМИ, ДАЖЕ КОГДА ОНИ НАЗЫВАЮТСЯ ЖИВЫМИ.

(«Алмазная сутра», стр. 25).

ЭПИЛОГ. Просветления НЕТ.

Как можно закончить книгу под названием «ТЕБЯ НЕТ»?

Так как личного просветления нет, может быть, слова Будды будут подходящими.

Как-то Будду спросили: «Ты достиг?» Будда ответил: «Я не могу утверждать, что я достиг, потому что я достиг». («Алмазная сутра»).

Важнейшая мысль высказывается также в «Гуру-Гите»: «Те, кто утверждают, что знают меня, не знают меня».

… Не существует ничего, кроме СУЩНОСТИ (СУБСТАНЦИИ).

Почему не существует личного просветления? Потому что ТЕБЯ НЕТ. А если ТЕБЯ НЕТ, как можешь «ты», которого НЕТ, обладать, быть или иметь какую-то вещь или состояние — например, просветление?

И как может кто-либо утверждать, что он достиг, если ЕГО НЕТ?

ВСЕ ЧАСТИ-(ЦЫ), ИЛИ СУБЛИЧНОСТИ — НАБЛЮДАТЕЛЬ, ОСОЗНАЮЩИЙ, СОЗНАНИЕ И Т. Д. — ЭТО ПРОСТО РАЗНЫЕ ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ВНУТРИ ЕДИНОЙ СУБСТАНЦИИ, СОЗДАННЫЕ СУБСТАНЦИЕЙ. КОГДА ОНИ РАССЕИВАЮТСЯ, ТЕБЯ НЕТ.

Я ЕСТЬ подобно песчинке, плавающей в НЕБЫТИИ, которая, хоть и кажется отличной от НЕБЫТИЯ, является ТОЙ ЖЕ САМОЙ СУБСТАНЦИЕЙ и чистым НЕБЫТИЕМ. Но даже НЕБЫТИЕ ничего не значит, потому что его тоже НЕТ. Почему? Потому что требуется «я», или я есть, или «осознающий», чтобы сказать, что НЕБЫТИЕ было или есть. Это может превратить ничто в нечто, которого нет. Поэтому не только концепции Я ЕСТЬ, но и концепции бытия, так же, как и концепции нирваны, не существует.

Будда сказал:

«ХОТЯ БЕСЧИСЛЕННЫЕ СУЩЕСТВА ДОСТИГЛИ НИРВАНЫ, НИ ОДНО ИЗ СУЩЕСТВ НЕ ДОСТИГЛО НИРВАНЫ».

(«Алмазная сутра»).

Итак, в конце этой книги я хочу вспомнить, как я спросил Бабу Пракшананду о том, как достичь освобождения. Сначала он спросил меня, что я подразумеваю под освобождением. Я сказал что-то вроде «блаженства, единства, слияния» и т. д. В тот момент, когда эти слова слетали с моих губ, «я» уже понимал, что это просто концепции. Тогда он сказал мне:

«ТЫ НЕ ЖЕЛАЕШЬ ОСВОБОЖДЕНИЯ, ПОТОМУ ЧТО, КОГДА ТЫ БУДЕШЬ СВОБОДЕН, НЕ БУДЕТ ТЕБЯ, ЗНАЮЩЕГО ОБ ЭТОМ».

С любовью,

Ваш воображаемый брат,

Стефен.

КСТАТИ…

НЕТ НИ ЦЕНТРА, НИ ОТСУТСТВИЯ ЦЕНТРА.

НЕТ НИ ИСТОЧНИКА, НИ ОТСУТСТВИЯ ИСТОЧНИКА.

НЕТ НИ ИЗНАЧАЛЬНОЙ ПРИЧИНЫ, НИ ОТСУТСТВИЯ ИЗНАЧАЛЬНОЙ ПРИЧИНЫ.

НЕТ НИ НАЧАЛА, НИ ОТСУТСТВИЯ НАЧАЛА.

НЕТ НИ БЫТИЯ, НИ НЕБЫТИЯ.

И, КСТАТИ, НЕТ НИ ЕДИНОЙ СУБСТАНЦИИ, НИ МНОГИХ СУБСТАНЦИЙ, ИЛИ, КАК СКАЗАЛ БУДДА, «НЕ СУЩЕСТВУЕТ ГЛУБИННОЙ РЕАЛЬНОСТИ» ПОТОМУ ЧТО ТОГДА БЫЛО БЫ «Я», СПОСОБНОЕ СКАЗАТЬ ОБ ЭТОМ.

ВСЕ ЭТО — ПРОСТО ИГРА КОНЦЕПЦИЙ, И ИХ НЕТ, И ТЕБЯ НЕТ.

ПОКА!

Обратная сторона обложки:

Сейчас перед нами книга создателя квантовой психологии и ученика Шри Нисаргадатты Махараджа. Наверное, ее можно назвать «брильянтом в короне осознания не-двойственности» и краеугольным камнем Я ЕСТЬ ТО — ТЕБЯ НЕТ.

«ТЕБЯ НЕТ: За пределами трех покровов сознания» открывает, что недифференцированное сознание — ТА СУБСТАНЦИЯ, из которой и посредством которой появляется проявленная Вселенная; при этом недифференцированное сознание скрыто покровом.

«ТЕБЯ НЕТ» подобно катапульте, пробивающей три покрова сознания: тела, духовности и просветления.

Первый покров — это тело и нервная система, образованные «я». Они заставляют тебя верить в то, что ТЫ СУЩЕСТВУЕШЬ и обладаешь собственной уникальной психикой.

Духовность — вторая иллюзия, создающая покров Я ЕСТЬ. Когда он снят, развеиваются духовные концепции, верования, ритуалы и учения, порожденные фантазиями Я ЕСТЬ.

Иллюзия личного просветления — третий покров сознания. Сорвав его, искатель переносится за пределы обманчивого «просветления» и вопроса: «КТО Я?» к постижению ТОЙ ЕДИНОЙ СУБСТАНЦИИ.

«ТЕБЯ НЕТ» открывает глубокие и в то же время простые истины; подобно ударной волне они вдребезги разбивают «очевидные и бесспорные» представления, идеи, убеждения и «духовные» концепции, завершая тот процесс, который начался с квантовой психологии.

«ТЕБЯ НЕТ: за пределами трех покровов сознания» действует подобно волшебному эликсиру: пробуждая не-двойственное «осознание» за пределами сознания и открывая Нирвану как угасание, он погружает ищущего в глубочайшее и невыразимое сердце РЕАЛЬНОСТИ:

Я ЕСТЬ ТО — ТЕБЯ НЕТ.

Примечания.

1.

В оригинале: There is No thing. (No — нет, thing — вещь, предмет; nothing — ничего).

2.

Пожалуйста, помните, что это — лишь метафора, а не то, что есть!!!

3.

Общая семантика определяется как «изучение отношений между нервной системой и системами символов и их выражения в поведении».(Пула, «Семинар по общей семантике», кассета 106-б).

4.

См. «Путь человека», том 3.

5.

Пожалуйста, заметь, что нервная система автоматически порождает «я» и все, что из этого следует: иллюзию, или покров, того что «я» действует, в то время, как «деятельность», убеждения, восприятие, реакции и т. д. просто происходят. Нисаргадатта Махарадж так говорит об этом: «Цель достигнута, когда глубоко ощущается, что все происходящее просто происходит, и “я” тут совершенно ни при чем». (Пауэлл, «Подлинное исцеление», стр. 101).

6.

Самадхи уровня «Я ЕСТЬ» в большинстве видов йоги подробно будет обсуждаться во второй части: «Покров духовности».

7.

«Я» добавил термин «нервная система» в квадратных скобках, потому что извлекает не-я. «Я» — это абстракция нервной системы, появившийся после того, как она уже возникла. Следовательно, нелепо принимать личную ответственность за то, что уже произошло даже раньше, чем «ты» появился. Это тенденция эго брать на себя личную ответственность за то, чего «ты» не делал (Ты не есть деятель) будет подробно обсуждаться позже.

8.

«Личность» еще не возникла, следовательно, концепция личности появляется намного позже, после того, как «действие» уже произошло.

9.

Почему? Потому что личность еще не возникла.

10.

Здесь мы продолжаем настаивать на том, что не существует личности, реагирующей на «энергии», а не на том, что существуют «энергии», из которых образована личность. Нет никакой личности, отдельной от этих «энергий». Поэтому не существует реагирующей личности, потому что личности вообще не существует. В худшем случае, существует движение сознания; в лучшем случае его тоже не существует.

11.

Более того, как сказал знаменитый философ Дэвид Хьюм: «Вы не можете прямо и непосредственно воспринимать мир». Все, что вы называете восприятием, опосредовано мозгом и нервной системой. Кроме того, можно сказать, что прежде восприятия «я» ТЕБЯ НЕТ. А кто, кроме «я», созданного нервной системой посредством химических реакций, обладает восприятием?

12.

Пожалуйста, отметьте, что «явление» (например, восприятие стула) фиксируется и воспринимается лишь после того, как событие уже произошло.

13.

Что касается абстрагирования, или пропуска и отбрасывания информации, «я», будучи воспринимающим, тем не менее, создано из СУБСТАНЦИИ. Именно уплотнение вводит «я» в состояние абстрактного восприятия реальности. «Я» всегда остается СУБСТАНЦИЕЙ. Но восприятие и переживания «я» не «помнят» об этом. Представьте себе океан (СУБСТАНЦИЮ). Океан не знает об отдельных каплях воды. В результате движения возникают волны, а затем капли воды. «Я», будучи каплей воды, остается океаном, но не может осознать этого, и ощущает себя каплей; ей кажется, что она утратила единство с СУБСТАНЦИЕЙ, из которой она возникла, в которой она растворится и из которой она состоит.

14.

В оригинале — Miss-understanding. Это непереводимая игра слов: miss — пропускать, не замечать; misunderstand — неверно понимать (прим. пер.).

15.

См. «Путь человека», том 3 (гл. 3 «Коллективное бессознательное и архетипические уровни»), где более глубоко объясняется концепции звука. См. также гл. 13 этой книги («Изучение природы концепции звука»).

16.

См. «Путь человека», том 3 (гл. 3 «Коллективное бессознательное и архетипические уровни»), где более глубоко объясняется появление концепции света.

17.

Здесь мы говорим о западных психологических ловушках.

18.

Если у «меня» будет время, «я» напишу книгу, специально посвященную исследованию, объяснению и разрушению всех этих семян сознания.

19.

Понимание того факта, что посредством вибрации мы постоянно входим в состояние самадхи и выходим из него, обсуждалось в «моей» предыдущей книге «Дао хаоса».

20.

Еще раз, пожалуйста, поймите, что выразить это словами почти невозможно.

Оглавление.

Тебя нет. За пределами трех покровов сознания. ПРОЛОГ. «ТЕБЯ НЕТ» УСТРОЕНО ПРОСТО. ВВЕДЕНИЕ. ОБЗОР ТРЕХ ЧАСТЕЙ. ЧАСТЬ 1: ТЕЛО И ЕГО ОБЩАЯ ПСИХОЛОГИЯ. ЧАСТЬ 2: ВОСТОЧНЫЕ ПОКРОВЫ СОЗНАНИЯ. ЧАСТЬ 3: ЗА ПРЕДЕЛЫ «ОСОЗНАЮЩЕГО» И ИЛЛЮЗИИ ПРОСВЕТЛЕНИЯ. ГЛАВА 1. Почему? ТЕБЯ НЕТ. ГЛАВА 2. Что такое сознание? ГЛАВА 3. Почему? ЧАСТЬ 1. Покров тела. ГЛАВА 4. Психология «Я ЕСТЬ». КОРЖИБКИ УСТРОЕНА ПРОСТО. КРАТКОЕ ИЗЛОЖЕНИЕ ТЕОРИИ СТРУКТУРНЫХ ДИФФЕРЕНЦИАЛОВ. ГЛАВА 5. Структурная дифференциальная диаграмма. ВЕРНИСЬ ТЕМ ЖЕ ПУТЕМ, КАКИМ ПРИШЕЛ. СТРУКТУРНЫЙ ДИФФЕРЕНЦИАЛ. РЕЗЮМЕ: ВЫБОРА НЕ СУЩЕСТВУЕТ: МЫ ВИДИМ ТОЛЬКО ПРОШЛОЕ. ЗАКЛЮЧЕНИЕ. ГЛАВА 6. Вопросы, ответы и упражнения. УПРАЖНЕНИЕ 3. УПРАЖНЕНИЕ 4. НЕРВНАЯ СИСТЕМА САМА СЕБЯ ОЧИЩАЕТ. УПРАЖНЕНИЕ 5. УПРАЖНЕНИЕ 6. ВЕРБАЛЬНЫЙ ПРОЦЕСС. УПРАЖНЕНИЕ 7. УПРАЖНЕНИЕ 8. КОНЦЕПЦИЯ ТЕЛА. ЖИЗНЕННАЯ СИЛА. ЖИЗНЕННОЕ ДЫХАНИЕ. УПРАЖНЕНИЕ 9. ПРОТО-САМОСТЬ. ТЕЛО КАК ЛИНЗЫ. УПРАЖНЕНИЕ 10. УПРАЖНЕНИЕ 11. СОЗЕРЦАНИЕ. УПРАЖНЕНИЕ 12. ЭПИЛОГ. ЧАСТЬ 2. Покров духовности. ГЛАВА 7. «Я», поглощенное собой. ПОКРОВ ЭГО-ЙОГИ. ЭГО-ЙОГА. ГЛАВА 8. Покров концепции гун. ВСЕ ЯВЛЯЕТСЯ ПРОСТО ИГРОЙ СИЛ И ЭЛЕМЕНТОВ. «Я» НЕ СУЩЕСТВУЕТ. ЧТО ТАКОЕ ГУНЫ? КОНЦЕПЦИЯ ГУН. ТАМАС. ГЛАВА 9. Покров концепции тантр-янтр-мантр. ПОКРОВ МАНТР. ПОКРОВ КОНЦЕПЦИИ ЯНТР[16]. ПОКРОВ ТАНТРЫ. ПУТЬ ТАНТРЫ. АГОНИЯ И ЭКСТАЗ. ГЛАВА 10. Покров большого внешнего Бога. НАВЕРНОЕ, БОГИ БЕЗУМНЫ. ГЛАВА 11. За пределами пустоты. ИЗУЧЕНИЕ ПРИРОДЫ КОНЦЕПЦИИ БЕЗМОЛВНОГО Я. ЗНАЮЩИЙ. ГЛАВА 12. Осознание смерти. МОЙ ДРУГ КРИСТИАН. О СМЕРТИ: НАПИСАНО ДЛЯ КРИСТИАНА. ОКНО СМЕРТИ. ИЗУЧЕНИЕ ПРИРОДЫ КОНЦЕПЦИИ СМЕРТИ. ВОПРОСЫ И ОТВЕТЫ. ГЛАВА 13. Концепция скандх. РАЗНОВИДНОСТИ МАТЕРИИ. РАЗНОВИДНОСТИ ОЩУЩЕНИЙ. ИЗУЧЕНИЕ ПРИРОДЫ КОНЦЕПЦИИ ЗВУКА. ИЗУЧЕНИЕ ПРИРОДЫ КОНЦЕПЦИИ ОБРАЗА ТЕЛА. ИЗУЧЕНИЕ ПРИРОДЫ КОНЦЕПЦИИ МЫСЛЕННЫХ ОБРАЗОВ. РАЗНОВИДНОСТИ МЫСЛЕННЫХ ИМПУЛЬСОВ. ИЗУЧЕНИЕ ПРИРОДЫ КОНЦЕПЦИИ НАСИЛИЯ. ИЗУЧЕНИЕ ПРИРОДЫ КОНЦЕПЦИИ ВОЛИ. ИЗУЧЕНИЕ ПРИРОДЫ КОНЦЕПЦИИ ВНИМАНИЯ. ИЗУЧЕНИЕ ПРИРОДЫ КОНЦЕПЦИИ МЫСЛЕННЫХ ИМПУЛЬСОВ. РАЗНОВИДНОСТИ СОЗНАНИЯ. ИЗУЧЕНИЕ ПРИРОДЫ КОНЦЕПЦИИ ИНТЕЛЛЕКТА. ГЛАВА 14. Покров концепции восьмеричного пути. КОНЦЕНТРАЦИЯ-МЕДИТАЦИЯ-САМАДХИ. ГЛАВА 15. Пять уровней сознания. ЕЩЕ ОДИН «ОСОЗНАЮЩИЙ». ««Пратьябхиджняхрдайям создает величайшее напряжение во время медитации пяти-уровневого акта, который постоянно свершается в душе каждого человека». (Сингх, «Пратьябхиджняхрдайям», стр. 30). ГЛАВА 16. Сердце — это пустота. ГЛАВА 17. Иллюзия бхакти. ФОРМЫ — ЭТО СЕМЕНА. ЗНАЮЩИЙ И «ОСОЗНАЮЩИЙ». СОЗЕРЦАНИЕ. ПОКРОВ ТЕЛА. ИЗУЧЕНИЕ ПРИРОДЫ КОНЦЕПЦИИ ТЕЛА. ГЛАВА 18. «Состояния сознания», философские концепции и ловушка добродетели. ЕСЛИ НЕТ «ОСОЗНАЮЩЕГО», ТО НЕТ И ЯВЛЕНИЯ. ВОПРОСЫ И ОТВЕТЫ. ИЗУЧЕНИЕ ПРИРОДЫ КОНЦЕПЦИИ ДОБРОДЕТЕЛИ ЧИСТОГО РАЗУМА, НАЗЫВАЕМОГО ТАКЖЕ САТТВА. 100 ловушек западной философии: семена сознания. ЭПИЛОГ. ВЛАСТЬ СЖАТИЯ. ЧАСТЬ 3. Покров просветления. Просветление. СУБСТАНЦИЯ. ОСВОБОЖДЕНИЕ: ПОСЛЕДНЯЯ ИГРА. ОТРИЦАЮЩИЙ. ТЕЛО СНОВИДЕНИЙ. ГЛАВА 19. Запредельности не существует. ИЗУЧЕНИЕ КОНЦЕПЦИИ ЗАПРЕДЕЛЬНОСТИ. НЕТ ОБРЕТЕНИЯ, НЕТ ПОТЕРИ. ЗА ПРЕДЕЛАМИ ОСОЗНАЮЩЕГО. ГЛАВА 20. Спанда. ИЛЛЮЗИЯ СПАНДЫ (ДРОЖИ). СПАНДА, КАК ГЛУБИННАЯ ПРИРОДА СУБСТАНЦИИ. ТЕОРИЯ ИНТЕРВАЛА. «ЗА ПРЕДЕЛАМИ» ПУСТОТЫ. ГЛАВА 21. Ни это, ни то. ЗА ПРЕДЕЛАМИ РОЖДЕНИЯ И СМЕРТИ. ГЛАВА 22. Единая субстанция. ГЛАВА 23. Все знание беспричинно. ЭПИЛОГ. Просветления НЕТ. Обратная сторона обложки: Примечания. 1. 2. 3. 4. 5. 6. 7. 8. 9. 10. 11. 12. 13. 14. 15. 16. 17. 18. 19. 20.