УР.

* * *

Он заказал Сексуальную Смесь Сюзан (лук, перец, сыр моцарелла) с беконом сбоку, кофе и сок. К тому времени, когда молодая официантка принесла ему еду, он вытащил Кайндл и читал Псы Кортланда. Все правильно, это Хемингуэй, и это была ужасная история.

— Кайндл, не так ли? — спросила официантка, — я получила такой на Рождество и мне он нравится. Я читаю все книги Джоди Пикоулт.

— О, возможно, не все из них, — сказал Уэсли.

— Хм. Почему не все?

— Возможно, она написала еще один. Вот что я имею в виду.

— И Джеймс Паттерсон, возможно, написал роман с тех пор как встал этим утром, — сказала она и отошла, хихикая.

Уэсли нажал на кнопку ГЛАВНОЕ МЕНЮ, когда они говорили, пряча УР-Хемингуэй, даже не задумываясь об этом. Чувствуя вину за то, что он читает? Испугался официантки, которая может увидеть и начнет кричать Это нереальный Хемингуэй?

Нелепо. Но как раз владение розовым Кайндлом заставило его почувствовать себя немного преступником. Кайндл, в конце концов, не его и материал, который он загружал, в действительности, тоже не его, еще и потому что он за это не платил.

Может быть, никто не платил, — подумал он, но не поверил в это. Он подумал об одной универсальной правде жизни, по которой раньше и позже кто-то всегда платит.

Ничего не было особо сексуального в его блюде, но это было вкусно. Вместо возвращения к Кортланду и его зимним собакам, он вошел в УР меню. Одна функция, в которую он не заглядывал, УР МЕСТНЫЙ. Которая в процессе создания. Что Робби сказал об этом прошлой ночью? Лучше остерегайся, этот оштрафует вдвойне. Парень проницателен, и даже мог быть более проницателен, если бы он не дубасил мозг, играя в бессмысленный футбол 3-го Дивизиона. Улыбаясь, Уэсли выделил УР МЕСТНЫЙ и нажал на кнопку выбора. Сообщение гласило:

ДОСТУП К НАСТОЯЩЕМУ УР РАСПОЛОЖЕНИЮ? ДА НЕТ.

Уэсли выбрал ДА. Кайндл подумал немного, затем отправил новое сообщение:

НАСТОЯЩИЙ УР МЕСТНЫЙ ГАЗЕТА МУР ЭХО.

ДОСТУП? ДА НЕТ.

Уэсли рассмотрел вопрос, пережевывая кусок бекона. Эхо — газетный листок, специализирующийся на распродажах, местных спортивных новостях и городской политике. Горожане проглядывали эти вещи, как он предполагал, но преимущественно покупали газету из-за некрологов и полицейской хроники. Всем нравилось знать, кто из соседей умер или заключен в тюрьму. Выискивая из 10.4 миллионов УРов Мур Кентукки было слишком скучно, но почему нет? По существу, не топчется ли он на месте, растягивая завтрак, с тем, чтобы увидеть отъезд автобуса с игроками?

— Печально, но факт, — сказал он и выделил кнопку ДА. То, что пришло, походило на сообщение, которое он видел до этого: УР МЕСТНЫЙ защищен всеми применимыми законами Парадокса. Вы согласны? Да Нет.

Сейчас это было странно. Архивы Нью Йорк Таймс не защищались этими законами Парадокса, какими бы они не были, а их местная желтая газетенка защищалась? Бессмысленно, но казалось безвредным. Уэсли пожал плечами и выбрал ДА.

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В ЭХО ПРЕ-АРХИВ!

ЦЕНА 40 ДОЛЛАРОВ/4 ЗАГРУЗКИ.

350 ДОЛЛАРОВ/10 ЗАГРУЗОК.

2500 ДОЛЛАРОВ/100 ЗАГРУЗОК.

Уэсли положил вилку на тарелку и сидел, нахмурившись, глядя на экран. Эта местная газета не только защищена законами Парадокса, но и чертовски дорогая. Почему? И что за черт этот пре-архив? Для Уэсли это прозвучало, как парадокс. Или парадоксальное противоречие.

— Ну, это под созданием, — сказал он, — этот оштрафует вдвойне и таким образом делает загрузку дороже. Это и есть объяснение. Но плюс — я не плачу за это.

Да, не платишь, но мысль сохранялась, что он может когда-нибудь будет вынужден платить (когда-нибудь скоро), и он выбрал средний вариант. Следующий экран был похож на один из Архивов Таймса, но не полностью; он также просил его выбрать дату. Ему это ничего не говорило, но простой газетный архив такого рода он мог бы найти в микрофильмах местной библиотеки. Если так, то почему так дорого?

Он пожал плечами, напечатал 5 июля 2008 и нажал выбор. Кайндл ответил немедленно, отправив сообщение:

ТОЛЬКО БУДУЩИЕ ДАТЫ.

СЕЙЧАС 20 НОЯБРЯ 2009.

На миг он не понял его. Затем понял и мир внезапно перевернулся, став суперярким, так, как если бы нечто сверхъестественное согнуло реостат, контролирующий дневной свет. И все шумы в кафе — стук вилок, дребезжание тарелок, постоянный гул разговоров — показался слишком громким.

— Боже мой, — прошептал он, — неудивительно, что это так дорого.

Это уж слишком. Слишком много. Он потянулся, чтобы выключить Кайндл, затем услышал снаружи крики приветствия и одобрения. Он посмотрел и увидел желтый автобус с надписью на боку КОЛЛЕДЖ МУРА, СПОРТИВНОЕ ОТДЕЛЕНИЕ. Группа поддержки и игроки, высунувшись в открытые окна, махали и смеялись и выкрикивали нечто похожее на Меркатс вперед! и Мы первые! Одна из молодых девушек действительно надела большой пенопластовый палец № ОДИН на руку. Пешеходы на главной улице смеялись и махали в ответ.

Уэсли поднял руку и слабо помахал. Водитель автобуса посигналил гудком. Позади автобуса развевался кусок ткани с нанесенной на него краской из баллончика надписью МЕРКАТС РАЗОБЪЕТ РАПП. Уэсли стал осознавать, что люди в кафе аплодируют. Все, казалось, происходит в другом мире. Другой УР.

Когда автобус уехал, Уэсли посмотрел на розовый Кайндл снова. Он решил, что он хочет использовать, по крайней мере, одну из десяти загрузок, в конце концов. Для местных жителей не имеет особого смысла студенчество в целом — стандартная городская версия молодежи — но они любили команду Леди Меркатс, потому что все любили победителя. Турнирные результаты, в начале сезона или нет, будут на первых полосах новостей в газете ЭХО в понедельник. Если они победят, он купит Эллен победный подарок, и если они проиграют, то он купит ей утешительный подарок.

— Я победитель в любом случае, — сказал он и выбрал понедельник: 23 ноября 2009.

Кайндл долго думал и затем создал первую страницу газеты.

Дата была понедельничная.

Заголовок огромный и черный.

Уэсли пролил кофе и отдернул Кайндл от опасности, пусть даже теплый кофе намочил его штаны в промежности.