Убить мессию.

Попытка первая.

«Монастырей на Кипре больше нет».

Эта фраза вертелась в голове у отца Николая всю дорогу с кладбища, где нашел свой последний приют отец Феофил. Он был одним из двух монахов, составлявших все население монастыря Ставровини.

С переселением старенького отца Феофила на погост отец Николай остался один.

Вернувшись в монастырь, он поднялся по деревянным ступеням на галерею, где располагались кельи, подошел к бывшей келейке старика…

Когда-то эта келья была предметом тайной зависти отца Николая – прямо из ее окна можно было заглядывать в раскрытые высокие ворота монастырской церкви, до самого иконостаса.

«Сейчас я могу жить, где захочу», – про себя криво усмехнулся отец Николай.

Переселяться куда-то не было смысла – в остальных кипрских монастырях так же оставалось максимум по нескольку человек. Молодежь, привлеченная видом богатых туристов, не хотела больше монашеской жизни.

Даже открывать келью отца Феофила он не стал. Снова спустился вниз, прошелся возле большой церкви… Там сейчас было пусто. И пусто будет до тех пор, пока в деревню не привезут туристическую группу, которые будут с удивлением разглядывать памятники умирающей религии.

Солнце садилось куда-то за Лимассол. Наполненный странным волнением, отец Николай снова поднялся на деревянный балкон галереи, еще согретый последними лучами теплого кипрского солнца, и остановился возле резной двери монастырской библиотеки.

– Ну, и куда все это денется, когда я умру? – вслух сказал он. Отец Николай умирать не собирался, ему только недавно исполнилось 45 лет, но перспектива монашества – по крайней мере на Кипре – ему уже была ясна. Он зашел в библиотеку (почитать чего-нибудь душеспасительного, что ли, чтобы отвлечься от мрачных мыслей), прошелся вдоль полок.

– Вот где-то здесь дожна быть «Книга премудрости Сираховой»…

Отец Николай любил эту, почти что ветхозаветную, книгу, наводящую на душу умиротворение… Но только он потянул с полки тонкий томик на греческом языке, как шкаф зашатался и верхняя полка обвалилась под тяжестью книг. Густая книжная пыль на мгновение окутала монаха плотным коконом.

– Сейчас, сейчас… Апчхи!

«Вот уже и поздравствовать некому», – подумал он, выходя из библиотеки за молотком и гвоздями.

Быстро починив полку, отец Николай стал устанавливать книги на место, заодно уже протирая каждую тряпицей – от пыли. Это все были сочинения местных епископов, переплетеные по нескольку изданий в том.

Неожиданно один массивный картонный переплет остался у него в руках, а из него выскочила более тонкая книга. На ее титуле отец Николай прочел:

МИХАИЛ ПСЕЛЛ.

«О ДЕЯНИЯХ ДЕМОНОВ».

Он с удивлением раскрыл переплет, но там внутри больше ничего не было – как видно, его предназначением служило скрывать таящуюся внутри книгу. Затем отец Николай поднял с пола сочинение Пселла.

Еще учась в семинарии, когда проходили Пселлов коментарий к «Песни песней», Николай взял увесистый том сочинений византийского философа и там наткнулся на демонологический трактат. Тогда он прочел его с внутренней усмешкой и больше для развлечения… Такое издание монах видел впервые. Вот и хорошо, рассказы о демонах напоминали ему забавные сказки.

Солнце уже совсем село. Включив в библиотеке электричество и пристроившись за покрашенным облупившейся коричневой краской пюпитром, он раскрыл сочинение Пселла и начал читать с первого попавшегося места:

«Демоны делятся на шесть классов по месту их обитания, которое определяет сущность демона и его отношение к высшим духовным началам. Чем дальше демон от земли, тем выше его духовные свойства.

Высшие демоны – «лелиуриа», сияющие или сверкающие демоны, те, что обитают в эфире – области разреженного воздуха над луной. Далее следуют «аэрия» – демоны, обитающие в воздухе под луной; «хтония», населяющие землю; «гидраия» или «эналия», пребывающие в воде; «гипохтония», которые живут под землей; и, наконец, «мизофаэс» – те демоны, что ненавидят свет и, будучи слепыми и почти бесчувственными, пребывают в самых отдаленных глубинах ада.

Демоны последних трех классов особенно вредоносны. Эти низшие демоны разумом подобны животным; они лишены интеллекта и свободной воли; обитая в определенных местах, они атакуют людей, забредших туда, как мухи и слепни, повинуясь некому инстинкту, влекущему их на тепло человеческого тела.».

– Ну и кошмар, – усмехнулся отец Николай. Конечно, он верил в демонов, как и положено христианину, но полагал их скорее злыми началами человеческой натуры, а красочные описания Пселла казались ему чем-то вроде современных фильмов ужасов (один такой он смотрел однажды в доме у знакомого трактирщика).

Тут монах заметил, что вся книга была исписана чьими-то заметками – тонкие строчки красного чернила перелетали со страницы на страницу. Неизвестный читатель Пселла писал по-гречески, однако выявлял недюжинное знание и прочих языков.

Отца Николая вначале привлекло замечание: подчеркнутый абзац, рядом же написано: «А не так, как считает римская церковь…» Далее следовала длинная цитата на латыни, которую отец Николай понимал не очень хорошо. Но видно, писал свой брат, православный монах – если полемизирует с католиками.

В некоторых местах рядом с греческим именем демона шло его название древнееврейскими буквами, а затем транскрипция обратно на греческий, иногда с изменением и правкой: «Лучше говорить так». Пару раз на полях стояло странное замечание: «Невозможно проверить». Целые абзацы были отчеркнуты, а рядом написано: «Просто переведено из…» Далее, очевидно, следовало название книги, записанное арабскими буквами.

Иногда и вовсе несуразные знаки появлялись на страницах книги (отец Николай мог поклясться, что в виденном ранее издании этих странных рисунков, выдаваемых за «подписи демонов», не было). Но и тут неведомый полемист не успокаивался: «На самом деле выглядит так» – и летящий знак, подобный пьяной молнии, перечеркивал чуть ли не пол-страницы.

«Интересно, кто же это грамотей такой выискался», – подумал отец Николай, осмотрев книгу спереди и сзади. Она не имела ни печати монастырской библиотеки, ни подписи владельца. История монастыря тоже не сохранила имени знатока демонологии.

Чтение тайной, на грани с кощунством книги, незаметно увлекло монаха. Он уже сам начал делать язвительные замечания, подобные тем, что оставило в книге перо неведомого комментатора.

«Демон Просел появляется в образе ангела, он – великий и всесильный герцог.

Загадочно говорит о сокрытых вещах, обучает геометрии и гуманитарным наукам, по воле вызвавшего его делает большие волнения и потрясения, подобные огромным водоворотам; также согревает воды и смягчает купание».

«Вот почитаю еще немного, потом пойду и приму душ. Солнечный бойлер работает, и демоны никакие не нужны. Сейчас закончу, пока вода в баке не остыла», – монах перевернул еще несколько страниц, задерживая свой взгляд только на самых интересных персонажах.

«Демон Балам, ужасный и могущественный повелитель, является в виде существа с тремя головами – бычьей, человеческой и бараньей. У него змеевидный хвост, а в глазах сверкает пламя; он еде на разъяренном медведе, неся на запястье ястреба-тетеревятника; говорит хриплым голосом. Дает истинные ответы относительно прошлого, настоящего и будущего, делает людей невидимыми и наделяет остроумием.».

«Ну прямо цирк какой-то», – отец Николай уже почти что пришел в хорошее настроение.

«Демон Гомори, появляется в образе прекрасной женщины, увенчанной герцогской короной…» – «Ну, это мы читать не будем», – монах перелистнул еще пару страниц.

«Демон Оиас, великий маркиз, появляется как лев, оседлавший сильного коня; у него змеевидный хвост, и в правой руке он держит огромных шипящих змей. Наделяет знаниями о планетах и созвездиях; превращает людей, дает звания, в том числе духовные, а также расположение друзей и противников».

На следующей странице целый абзац был густо обведен красными чернилами, так что получилось некое подобие рамки, изрядно попортившей соседние строчки. Рядом с рамкой на полях заглавными греческими буквами стояла надпись: «ОПАСНОСТЬ!».

Рамка заключала в себя следующий текст:

«Демон Андрас, великий маркиз, появляется в виде ангела с головой черного ворона, верхом на сильном черном волке, в руке его сверкающий острый меч. Он сеет разногласия и уничтожает неосторожных».

От рамки тонкая красная стрелка указывала вниз, к концу страницы. А там рукой неведомого знатока мира демонов было выведено:

«Он способен убить даже самого Иисуса Христа и его Апостолов».

«Что за чушь!» – в гневе отец Николай чуть было не захлопнул книгу. – «Какая бессмыслица! Как можно убить Господа нашего?!».

Однако надпись гласила именно это – и ничего более. Что самое удивительное (монах быстро перелистал книгу до конца) – дальше красные чернила не сделали ни одной строчки.

Наконец, поставив «О деяниях демонов» на полку поближе к выходу, отец Николай двинулся в душ. Однако увиденная строчка не давала ему покоя.

«Что это значит?» – думал он, растирая тело большой морской губкой. «Как можно убить апостолов – они ведь давно умерли, задолго до того, как была написана эта ужасная книга – и души их пребывают в раю? И что значит?..».

Кощунственную фразу он даже про себя не хотел повторять, однако она сидела у него в голове, как заноза. Истово молясь перед сном и отбивая земные поклоны, отец Николай каким-то краешком мозга все думал о демоне Андрасе.

И потом, когда он вертелся на жестком монашеском ложе, эта же мысль не давала ему заснуть.

«Что значат слова – способен убить самого?.. Кого? Вечно живого Господа?».

В эрудиции неведомого комментатора Пселла монах успел убедиться за время чтения книги, и не испытывал ни малейшего сомнения в том, что за страшными словами об убийстве Иисуса Христа и Апостолов кроется какой-то тайный смысл.

Наконец усталость взяла свое, и отец Николай уснул, перед сном решив для себя, что речь идет всего лишь о непонятной ему аллегории.

Но и во время заутреней, в храме, монах никак не мог успокоиться. Тем более, что в церкви с трудом набралось пятнадцать человек – ветхих стариков, один из которых к тому же все время засыпал.

– Молодежь не хочет ходить в церковь, – сказал этот старик, Спиро, когда отец Николай разбудил его по окончании службы.

– Скоро ты здесь останешься один.

И вышел шаркающей походкой.

«Вот так,» – думал монах, сев на одну из церковных скамей. – «Нас просто забыли, как забывает старик свой молитвенник в церкви. И кто может напомнить Господу нашему о покинутой пастве?..».

«Андрас», – сказал в голове голос. – «Андрас».

«Хорошо же», – в гневе отец Николай встал и прошелся по проходу между скамьями. – «Пускай явится перед Престолом Господним на черном волке, пускай вспомнит Спаситель о живущих внизу, среди нечистой силы и демонов».

Решительно монах закрыл церковь на висячий замок и поднялся на галерею, в библиотеку. Снял с полки Пселлово сочинение о демонах и принялся внимательно его изучать, время от времени делая пометки на чистом листе бумаги – что нужно купить.

Так, облачение у него свое – для это цели прекрасно подойдет подрясник, благовония… Их можно купить прямо за воротами монастыря, где располагалась торговая площадь. Там продавали вырезанные из оникса безделушки (почему-то в основном яйца), кружева, кожаные сумки и огромный выбор ликеров.

Туристические фирмы, привозившие сюда экскурсии, имели долю в этом бизнесе, но и туристы в накладе не оставались – цены в деревне были ниже, чем в Ларнаке или Лимассоле.

Так, меч – можно купить в какой-нибудь сувенирной лавке. Посох… На полях страницы следовал красный комментарий:

«Если есть епископский посох – отлично». Как раз епископский посох в реликварии хранился – он принадлежал одному из греческих епископов, когда-то начинавшим свою карьеру в монастыре Ставровини.

А как избавиться от демона после того, как он предстанет перед заклинателем?

Вот заклинание для отсылания…

Комментатор советовал:

«Если демон не покидает вас, припугните его каким-нибудь священным предметом».

Ну, на этот счет можно не беспокоится. В монастыре Ставровини хранятся самые священные предметы, какие можно себе представить – кусочки креста, на котором был распят Иисус. Их привезла сюда царица Елена, вокруг святых реликвий вырос монастырь и расцвело христианство на Кипре.

– Через пару дней, – сказал сам себе отец Николай в тишине монастырской библиотеки, просмотрев готовый список. – Я все это приготовлю…

Его несколько смущала необходимость пользоваться епископским посохом для вызова демона, но с другой стороны – разве это не самый сильный магический предмет? И неприятностей со стороны демона тоже можно было не опасаться – рака с обломками креста должна защитить от любой нечисти.

Закончив список, отец Николай еще раз пробежал его глазами, потеребил начинающую уже седеть русую бороду, поставил страшное сочинение Пселла на полку и твердыми шагами спустился в монастырский двор, припечатывая каждую деревянную ступеньку.

С этого момента жизнь монаха обрела цель, об унынии и помина больше не было.

Собрать все компоненты, необходимые для материализации Андраса, оказалось не так просто, и отец Николай даже дважды ездил в Лимассол – первый раз на рейсовом автобусе, а второй раз его подвез сын одного деревенского жителя (навестил отца, помог с хозяйством – и обратно в колледж, юные киприоты сегодня не хотят не то что в монастырь идти, а даже жить в деревне).

В лимассольской лавке ему продали старинный меч – хозяин клятвенно уверял, что это настоящий меч крестоносца, кричал, что никогда не позволил бы себе обмануть монаха… но все равно отец Николай сбил цену чуть ли не втрое. Меч, как ему показалось при тщательном осмотре, скорее уж мог принадлежать какому-то рыцарю-иоанниту – было время, когда этот рыцарский орден, будучи изгнан из Палестины, обитал на острове. От того времени остались только донжоны замков по всему острову, напиток «Брэнди Крестоносцев», раскупаемый доверчивыми туристами, и редкие мечи в антикварных лавках.

На мече, согласно указаниям книги, требовалось выгравировать специальные знаки. Они чем-то напоминали древнееврейские бувы – но таковыми не являлись, алфавит святого языка отец Николай помнил хорошо. В монастырской мастерской, где большинство предметов давно было покрыто пылью, монах нашел подходящий резец…

В общем, любая работа рано или поздно подходит к концу. Наступил такой момент, когда в пустующей угловой келье возле библиотеки, куда отец Николай складывал свое «оборудование», собрался полный комплект, необходимый для вызова демона.

Тщательно обдумав, где можно произвести церемонию, отец Николай остановился на еще одной небольшой, соседствующей с библиотекой келье. С утра, сразу после молитвы, он там вымыл пол, подождал, когда доски просохнут, потом куском мела начертил на полу два круга – один побольше, для себя, другой поменьше (в этом кругу, если книга не врет, должен появиться демон). Поставил аналой (пюпитр), на который заместо молитвенника возложил Пселлово сочинение о демонах, затем по одному принес завернутые в черную ткань магические предметы, раскладывая их на широком и низком подоконнике единственного окна, выходившего на галлерею.

«Будет нехорошо, если меня кто-то заметит за этим занятием», – решил отец Николай, и затянул окно плотными шторами.

Последними он принес епископский посох (поставил его в углу до вечера), и, озираясь, как будто что-то украл, перенес в келью раку с частицами святого креста. Ну, вроде, все. Вечер, казалось, никогда не наступит. Отец Николай отслужил все положенные молитвы, потом начал читать Псалмы, но и это занятие не принесло ему успокоения. Наконец, когда солнце, хоть и с трудом, но все же начало клониться к закату, он вынес из кельи книгу, чтобы еще раз просмотреть ее.

Попадавшиеся ему на этот раз комментарии неизвестного читателя трактата «О деяниях демонов» носили все больше издевательский характер.

Возле одного из описаний демонов стояло:

«Никогда не появляется в таком виде. Любит являться с глобусом в руках, сидя верхом на павлине».

Ниже тот же автор приписал тонким языительным почерком:

«Далее по тексту – просто галлюцинации».

Некоторые из демонов, как говорит Библия, представляют собой падших ангелов.

Это отец Николай помнил твердо. И в некоторых местах сочинения стояло:

«Этот демон расчитывает вернуться к престолу Святой Славы через шесть тысяч лет».

На что ядовитый комментатор неизменно дописывал:

«Ну, это он так думает».

Так что оставалось непонятным, что красные чернила хотели развенчать – то ли писания Пселла, то ли надежды демонов.

Стемнело – солнце ухнуло куда-то за монастырь. Отец Николай немного помялся перед темным дверным проемом, а потом включил электричество в келье:

– Если демон существует, то появится и при свете…

Рассказы Пселла о боящихся света демонических сущностях, обитающих в темноте, вспоминать не хотелось, но монах имел в виду именно их, когда включал свет.

Зажегши, кроме электричества, множество свечей, и запалив благовония (не ладан, а специальный составленный из множеств ингридиентов порошок), отец Николай встал в центр круга перед аналоем, взял в правую руку меч, а в левую посох, и принялся читать:

«Именем Отца, именем Сына, именем Святого духа»… формула была длинная. В ней припоминались стихи из Ветхого и Нового Заветов, обязующие демона повиноваться, имена ангелов… Потом следовали совсем уж непонятные слова – сначала на древнееврейском, а затем и вовсе на неведомых языках (просто наборы букв, что ли? Или слова какого-то демонского языка?) Формула уже подошла к концу, но ничего так и не произошло, если не считать того, что отец Николай вспотел от напряжения.

«Ну, и что теперь делать?» – подумал он, но тут же заметил в конце формулы приписку все теми же красными чернилами:

«Должно сработать. Повторять до тех пор, пока не увидишь демона.».

«До утра сидеть здесь не буду», – твердо решил монах.

«Прочитаю еще несколько раз, не получится – закрою лавочку, мне еще к заутреней вставать.».

После второго повтора отец Николай обнаружил себя мокрым от пота, как мышь.

«Утомился, видно, за сегодняшний день. Или жарче в комнате стало?».

От странного запаха благовоний кружилась голова, рука на посохе затекла, но монах пошел на третий (последний на сегодня, это он решил твердо) круг.

«От имени…» «…вызываю тебя, демон Андрас!» при этих словах отец Николай пристукнул посохом по полу у устремил свой взгляд на маленький круг, где должен был появиться демон. Тут перед глазами у него поплыли клочья темноты, странный горячий дух прошел по комнате, так что даже многие свечи погасли (но электрическая лампочка, великое изобретение человечества, осталась на месте)…

Когда тьма в глазах монаха рассеялась, перямо перед его лицом оказалась черная собачья морда. Чуть не теряя сознание он перевел взгляд повыше.

Собака (точнее, черный волк) парила в воздухе, а на его спине сидело сияющее существо с крыльями и дурацкой птичьей головой.

– Я здесь, – сказал демон Андрас хриплым голосом.

Отец Николай почувствовал страшную слабость в ногах. Если бы не епископский посох, которым он упирался в пол, монах повалился бы на пол – и, чего доброго, оказался вне круга.

– Ты вызывал меня, – прокаркал демон.

Отец Николай только и смог, что кивнуть головой. Он хотел ущипнуть себя, чтобы проверить, не пригрезился ли ему демон в кошмарном сне, да обе руки были заняты – одна мечом, другая посохом.

Наконец монах спросил:

– Что значат слова, будто ты способен убить самого Иисуса Христа и апостолов?

Белоснежно-белые крылья за спиной Андраса развернулись, а сам он пригнулся к спине волка и вытянул птичью голову – так, что абсолютно черные глаза демона оказались напротив глаз монаха.

– Ты видел когда-нибудь свиток Торы? – неожиданно спросил Андрас низким хриплым голосом.

– Да, – чуть слышно ответил отец Николай.

– А видел большую букву «бет» в слове «берешит» – «В начале»?

Отец Николай, естественно, видел, но сейчас у него в голове все перемешалось от страха. Монах никак не мог решить для себя: то ли все происходящее с ним – галлюцинация от усталости и вдыхания дыма странных благовоний, то ли он в действительноси разговаривает с демоном.

– В-видел, – наконец выдавил из себя он. Странные чувства испытывал сейчас монах – с одной стороны, весь подрясник и белье под ним были мокры от пота, а с другой стороны, тело покрылось гусиной кожей. Демон же продолжал экзамен:

– А не обратил внимания, что букву «бет» украшает коронка из четырех зубцов?

Отец Николай отрицательно помотал головой. Андрас (его морда не изменилась, но в голосе появились довольные модуляции) повел беседу дальше:

– И тем более ты не знаешь, что это значит?

– Нет, не знаю, – признался монах.

– Ваш мир существует уже пятый раз! – торжествующе прокаркал демон. – Бог создает мир, вместе со мною в потенции. Если мне удается проявиться в этом мире, я беру в плен душу Мессии. Тогда Бог разрушает мир – и все начинается заново.

Уже четыре раза мир был разрушен из-за того, что душа Месии указалась в моих руках. Это зашифровано в четырех зубцах над буквою «бет». А Иисуса убить невозможно, это ты прав. Потому что он давно мертв! Ты вызвал меня – значит, опять я победил!

От потрясения у отца Николая помутилось в голове.

– Почему, почему?! – простонал он.

– Это такая игра, – ответил демон Андрас, пришпорил волка и исчез – сразу во все стороны.

Отец Николай без чувств повалился на пол.

Когда он очнулся, солнце уже вовсе светило во двор монастыря. С трудом монах встал и осмотрелся. По всей келье были раскиданы свечи, аналой со страшной книгой валялся на полу, а рядом с ним – меч и посох.

«Наверное, мне стало плохо во время церемонии», – подумал отец Николай, с трудом вставая. – «Вот я и упал в обморок.

Сейчас все уберу, и больше никаких демонов призывать не буду, а отправлюсь-ка к епископу – пускай переводит меня в другой монастырь, жизнь отшельника не по мне.».

Монах уже начал было припоминать, что ведро с водой он оставил вчера на галлерее, а рядом с ним сушится хорошо отжатая тряпка (колдовской круг с пола кельи требовалось смыть тотчас же)… Как вдруг опять ноги его подкосились. На беленой стене сверху донизу змеился росчерк демонической печати. И подпись (чтобы ни у кого не оставалось сомнений, кто здесь побывал сегодня ночью), почему-то прописными греческими буквами: «АНДРАС».

Бегом отец Николай принес с балкона ведро и тряпку и принялся стирать жуткую подпись (убрать до конца ее так и не удалось, только черная тушь размазалась по всей стене). Потом он чисто вымыл пол, вернул раку и посох в реликварий, меч отнес в свою келью, завернул в старый подрясник и кинул под кровать. Все это время мысли мешались у него в голове:

«Как же это так? Значит, ночью действительно здесь был демон? И этот мир существует уже не первый раз?».

Постепенно – параллельно с тем, как он наводил порядок в оскверненной келье – он начал наводить порядок у себя в голове.

Вчера демон рассказал ему такую вещь:

Каждый раз, когда Бог творит мир, он творит и демонов вместе с ним. Но в изначальном творении существует и душа грядущего Избавителя! Весь мир существует только для того, чтобы пришел Мессия. Но если демон Андрас с помощью своих уловок берет душу Мессии в плен, то Творение теряет смысл, и игра начинается сначала.

Отец Николай напряженно думал, а с тряпки в его руке вода черными каплями капала в ведро.

«Но ведь не зря дьявола называют отцом лжи! Демон Андрас появился в нашем мире еще прошлой ночью – а мир до сих пор не разрушен! Может быть, все увиденное было просто дьявольским наваждением, и страшный маркиз на черном волке вернулся в ад, смутив мою душу?.. Или для того, чтобы взять в плен душу Мессии, Андрасу требуется какое-то время… А значит у Господа нашего тоже есть время, чтобы сделать ответный ход».

Обтерев руки, отец Николай заглянул в монастырскую библиотеку. Там – он однажды видел – хранилась книга, повторяющая рисованный шрифт еврейской Библии.

Ее применяют в еврейской литургии для тренировки чтецов: на одной странице идет копия рукописного текста, на другой – тот же текст, но уже огласованный и со знаками кантилляции.Покойный отец Феофил, помнится, был силен в древнееврейском языке…

Не без труда монах нашел большой том в черном переплете, раскрыл его на последней (для евреев – первой) странице…

Все точно, как и говорил демон. Буква «бет», с которой начинается Библия, несла на себе коронку из четырех зубцов. А значит, следующий раз их будет пять.

Решительно и быстро монах закончил уборку, затем переоделся в чистый подрясник, выгреб из копилки все свои сбережения, и упросил местного парня, подрабатывающего извозом, срочно доставить его в резиденцию епископа.

Выслушав сбивчивый, сумбурный рассказ монаха, епископ долго молчал. Он никак не мог решить, верить ему или не верить. Возможно следует, незаметно позвав секретаря, поручить ему вызвать машину «скорой помощи»? Не исключено, что монах просто повредился рассудком на почве стресса, вызванного смертью старого товарища. А если все рассказанное – правда?

– Ты совершил страшный грех, – наконец сказал епископ. Это были единственно правильные слова в данной ситуации.

Он встал, прошелся по кабинету, теребя большой серебряный крест на груди.

Отец Николай сидел на стуле, низко склонившись, так что лица его не было видно.

Епископ, кусая губы, озирался по сторонам. Как всякий православный, он привык верить в чудеса. Если все рассказанное монахом – правда, значит, перед ними стоит такая проблема, перед которой кажутся ничтожными столкновения с турками в северной части острова.

– Я готов принять любую епитимью, – скорбно сказал отец Николай.

– Да ты понимаешь, что говоришь! – епископ наконец не сдержал гнева. – Ты думаешь, ты мяса в пост попробовал? Ты призвал в мир одного из самых страшных демонов!..

Епископ присел на стул напротив монаха, пытливо заглянул ему в глаза:

– А может, тебе все это привиделось? Ну, устал, понервничал…

– Нет, – твердо ответил отец Николай. – Не привиделось.

– Ну, ты натворил, тебе и ответ держать, – крепко стукнул ладонью по столу епископ. – Полетишь в Иерусалим, найдешь там отца Никанора – он по подобным делам специалист… Вместе будете думать, что теперь делать… сколько уже времени нам осталось. Слушай, а этот демон… – епископ не хотел произносить его имени, – не сказал, через сколько времени после его появления Господь разрушает мир?

– Нет, не сказал.

– Вот наваждение дьявольское! – епископ не хотел показывать виду, что он понятия не имеет, какие действия надо предпринимать в подобной ситуации. Надежда была на старого знакомого – отца Никанора – который хорошо разбирался в обманах демонских. Если же отец Николай безумен – что ж, спишем это на «иерусалимский синдром», подлечим…

Епископ вновь взглянул в ясные глаза отца Николая – нет, не безумен монах.

Не безумен.

– Секретарь! – епископ несколько раз позвонил в звонок на краю стола. – Секретарь!

Запыхавшись, вбежал молоденький монашек в щегольской рясе.

– Да где же тебя!?. Да, вот что, – епископ перстом указал на отца Николая. – Сейчас же один билет от Ларнаки до Тель-Авива, на ближайший рейс. Это раз.

Отвезет его туда моя машина. Это два. Выпиши дорожные чеки. Это три. Ты телефоном спутниковым пользоваться умеешь?

Отец Николай отрицательно помотал головой.

– Конечно, это не… – епископ хотел сказать «демонов вызывать», но осекся.

Просто чтобы не поминать врагов рода человеческого всуе. Достал аппарат из ящика стола: – Звони мне сюда через каждые несколько часов. Это просто: нажимаешь на зеленую кнопку, потом на единицу. Если за сутки вы с отцом Никанором ничего не придумаете, я звоню в Константинополь Вселенскому патриарху, отцу Варфоломею.

– Думаете, это поможет? – задал кощунственный вопрос отец Николай (монашек-секретарь уже умчался со всех ног выполнять распоряжения епископа).

– Все по воле Господа, все в Его руках, – наставительно сказал епископ.

– Если не поможет – погибнем все вместе.

«Странные игры у Господа Нашего», – подумал отец Николай, но вслух ничего не сказал, чтобы не сердить владыку.

Уже в самолете, наполненном говорливыми израильскими туристами, отец Николай неожиданно сообразил, что забыл взять с собой Пселлово сочинение о демонах – а оно может понадобиться отцу Никанору. Ладно, если понадобится.

– можно будет позвонить епископу, пускай пошлет кого-нибудь в Ставровини и перешлет в Иерусалим с оказией. Если, конечно, на это хватит времени…

Остаток недолгого полета монах разбирался, как же работает спутниковый телефон.

В аэропорту Бен-Гуриона отец Николай хотел взять такси до Иерусалима, но, как видно, епископ достаточно серьезно отнесся к его рассказу. У выхода из здания аэропорта монаха ожидала черная машина из гаража патриарха Иерусалимского.

Шофер-израильтянин взял его багаж, а в самой машине на заднем сиденье сидел сумрачный монах с черной кудлатой бородой, в которой проблескивало немало серебряных нитей.

– Отец Никанор, – представился монах. – Мне звонил епископ и вкратце рассказал, в чем дело. Видно, проблема серьезная, последний раз епископ связывался со мной лет десять назад, тогда… Ладно, расскажите мне подробнее, что призошло.

Отец Николай показал глазами на шофера, но Никанор махнул рукой:

– Он не понимает по-гречески, я общаюсь с ним на английском языке. Или на древнееврейском.

По мере рассказа отца Николая иерусалимский монах мрачнел, и все беспокойнее ерзал на сиденье. Но не перебивал, выслушал все до конца, и только потом сказал в сердцах:

– Да ты, брат, действовал не иначе, как по дьявольсколму наущению! Много слышал я о соблазнах демонских, но такой рассказ первый раз является мне.

– Что же делать? – спросил отец Николай.

– Откуда ж мне знать? – удивился отец Никанор. – Как я тебя понял, за всю историю человечества такой демон появляется только единожды.

– А может, все, что он говорил – только соблазн? Может вообще демон взять в плен душу Мессии?

Отец Никанор яростно заскреб бороду:

– Ну, давай мыслить логически. С точки зрения иудаизма, Мессия еще не пришел, а значит, душа его в этом мире не проявилась… и находится – я это знаю из еврейских книг – в раю, в месте, именуемом Гнездом Птичьим. То есть демон вполне может туда проникнуть – опять же теоретически – и взять в плен душу Мессии.

Машина стремительно неслась по трассе Тель-Авив – Иерусалим. Несколько раз они обгоняли двухэтажные автобусы, откуда израильтяне с интересом разглядывали сидящих в машине монахов – редкую в этих краях диковину. Отец Никанор, терзая свою бороду, продолжал размышлять вслух, не обращая никакого внимания на досужих зевак:

– А если это произойдет, то Создание Мира теряет всякий смысл… Хорошо, но так могут считать иудеи. Мы же считаем, что Первое пришествие уже было, и ожидаем Второго. А пока Иисус пребывает у престола Царя Небесного…

– То есть пока он не пришел вторично в телесном воплощении… – высказал страшную мысль отец Николай.

– Все может быть. По крайней мере, ничего не предпринимать сейчас – я считаю по меньше мере глупым.

Сунув руку под рясу, отец Никанор вытащил мобильный телефон, набрал номер и быстро заговорил на иврите. Закончив разговор, он обратился к отцу Николаю:

– Ты ведь знаешь, что православные не практикуют магию. Я не хочу тебя обвинять, тебя дьявол попутал. Сейчас я позвонил одному своему другу, он еврей и занимается практической Каббалой. Мне интересно послушать, что он скажет.

На въезде в Иерусалим, около садов Сахарова, попали в пробку – две машины столкнулись, на узких иерусалимских дорогах это всегда превращается в стихийное бедствие. Отец Никанор ничего уже не говорил, только забился в угол сиденья и погрузился в свои мысли. Один раз спросил:

– А демон не сказал, сколько ему нужно времени?..

– Не сказал, – помотал головой отец Николай.

– Предусмотрительный…

Наконец добрались до Старого Города. Машина остановилась у Цветочных ворот, шофер помог отцу Николаю достать из багажника нехитрую поклажу, после чего уехал, а двое монахов погрузились в лабиринт древних улиц.

– Где я остановлюсь? – спросил отец Николай.

– Тут есть нечто вроде гостиницы для паломников, комната тебя уже ждет. Но отдохнуть времени не будет.

Забросив по дороге вещи в маленькую комнатку-келью, отец Николай проследовал дальше за отцом Никанором, непостижимым образом разбиравшимся в хитросплетении улиц, улочек, переулков и просто проходов между домами, где чересчур упитанный человек может просто застрять намертво. Они незаметным образом вышли в арабский квартал, гораздо более грязный, чем христианский, потом по длинному тоннелю прошли мимо израильского патруля, где дежурили совместно солдаты и полиция, и вышли на залитую солнцем площадь перед Стеной Плача.

– Еще далеко? – спросил отец Николай. От усталости он уже просто валился с ног.

– Нет. Считай, уже пришли.

По площади стремительными шагами к ним направлялся высокий чернобородый человек, в белом костюме и белой же ермолке.

Отец Никанор помахал ему рукой:

– Шалом, Давид!

– Шалом! – ответил чернобородый, подойдя поближе.

– Это отец Николай с Кипра, – сказал ему отец Никанор по-английски. – Он всю эту кашу и заварил. Поговори с ним, только на английском – ему трудно говорить на иврите.

Давид, отойдя вместе с монахами в тень, стал подробно расспрашивать отца Николая о вызове демона, о книге Пселла… Отец Николай слабо владел английским, часто ему приходилось говорить с Никанором по-гречески, после чего тот переводил.

Исчерпав вопросы, Давид наконец сказал:

– А я ведь читал книгу Пселла. Вы что, не обратили внимания, что ваш экземпляр отличается от канонического текста?

– Теперь-то уже обратил, – признался отец Николай.

– Ты можешь понять, что это было? – спросил у Давида отец Никанор.

Давид достал из кармана пиджака ручку, листок бумаги, и записал имя демона еврейскими буквами:

– Вот посмотрите, сумма числовых значений букв имени «АНДРАС» – «алеф-нун-далет-рейш-самех» – равняется 315. Это на одну единицу больше, чем имя Бога «Шаддай» (оно равно 314)… Но боюсь, мы сравниваем несопоставимые величины… Однако имя ангела – Князя Божественного Лика Метатрона – тоже равно 314. А значит, чисто теоретически, демон Андрас может быть сильнее ангела Метатрона! К тому же смотрите, записанное без огласовок имя демона можно перевести с греческого как «человек» – на иврите «адам». А если мы вычислим гематрию слова «адам», учитывая числовое значение «мем конечного», то получим 605. Малая же гематрия (сумма цифр) этого числа равна одиннадцати! Что соответствует одиннадцати демоническим сущностям, препятствующим распространению Божественного Света в нашем мире.

Отец Никанор выслушал этот монолог с мрачным видом:

– Из твоей речи я понял, что вызванный моим братом демон – довольно сильная тварь. И что нам всем теперь делать?

Давид задумался, потом сказал, обращаясь к Никанору:

– Вообще-то, когда ты мне позвонил, я вначале подумал, что можно просто призвать более сильную духовную сущность, чем демон, чтобы она с ним справилась.

Например, кого-нибудь из ангелов. Но, как сейчас вижу, этот демон сильнее даже ангела Метатрона!

– А сильнее Метатрона есть кто-нибудь из благих сущностей? – запинаясь, спросил отец Николай.

– Только сам Всевышний, Благословен Он. Но, как мы уже видели четыре раза, он во взаимоотношения людей с Андрасом предпочитает не вмешиваться.

Проходящие по площади религиозные евреи бросали удивленные взгляды на беседу еврея с двумя монахами. Но Давид, уже хорошо осознавший грозящую опасность, не обращал на это никакого внимания.

– Между прочим, историю про четыре зубца в короне над буквой «бет», начинающей Тору, я слышал. Но склонен был считать это если не сказкой, то аллегорией. Есть ведь и другие объяснения, почему корона буквы «бет» имеет четыре зубца – это и четыре мира, сотворенных Всевышним (один материальный и три духовных), и четыре буквы Его непроизносимого имени…

– То есть, как только душа Мессии окажется в лапах этого демона, мир будет разрушен, – подытожил отец Никанор. – И что самое неприятное, мы не можем видеть того, что происходит в духовных мирах. Возможно, демон уже сделал свое дело, и Господь дает нам возможность отыграться…

– Вряд ли, – сказал Давид. – Пойдемте, поднимемся наверх, в еврейский квартал – я должен заглянуть в кое-какие книги. Я думаю так – в рай, где находится душа Мессии, демон попасть не может. Иначе ему не нужно было бы проявляться в нашем, материальном мире.

– Совершенно верно! – воскликнул отец Никанор. – Вся драма должна разыграться именно здесь, и демон должен ее подготовить, как уже подготовил свое появление на Земле.

– – Сегодня все высшее духовенство – и еврейское, и христианское – говорит, что настали последние дни перед пришествием Мошиаха, – продолжал Давид. – Возможно, душа его уже где-то здесь, в нашем мире. Или, как говорится, «на подходе». И Андрас готовится забрать ее в плен. Мы должны опередить его.

– Как это возможно? – спросил отец Николай. – Мы ведь действуем влепую.

Давид только воздел руки к небу.

– Кстати, ты спрашивал меня, есть ли что-либо сильнее ангелов. Есть. И это – человек.

– Давайте лучше перейдем в тень, – предложил Давид монахам, показав рукой в сторону лестницы, ведущей наверх, в еврейский квартал.

Вся троица торопливо поднялась по лестнице, миновали очередной пост (Старый город Иерусалима – натуральная цистерна с бензином, и любой вошедший сюда с оружием смело может быть уподоблен курильшику) и вышли к маленькому, укрытому от глаз садику.

– Местная легенда гласит, что здесь любили сиживать рыцари Тевтонского ордена, – сказал Давид, когда все уселись на скамейки. – Они ведь тоже баловались черной магией, не так ли?

Отец Николай промолчал, а Никанор возразил:

– Тевтонские рыцари были католиками. А мы православные.

«Какая разница!» – хотел сказать Давид, но сдержался. Он нервно постукивал ручкой по сложенному вчетверо листочку бумаги, на котором высчитывалась гематрия демонского имени. Видно было, что каббалист сосредоточенно думает. Отец Никанор тоже погрузился в глубокое раздумье, вцепившись руками в черную кудлатую бороду.

– Шалом! – раздалось откуда-то сверху, с проходящей мимо сквера каменной лестницы. Отец Николай поднял глаза и увидел быстро шлепавшего сандалиями по ступенькам монаха армянской церкви. Давид поднял глаза и его лицо прояснилось:

– Шалом, Кероп! Куда ты? – спросил он на иврите.

– На единичку автобуса! – весело ответил армянин. – Надо в МВД срочно подъехать с письмом от патриархии – наших паломников задержали.

– Спустись-ка к нам, – и Давид сделал приглашающий жест. – Может статься и так, что никаких паломничеств больше не будет.

Кероп сделал удивленное лицо, но спустился в сквер.

– Извините, сейчас мы будем говорить на иврите, – обратился Давид к греческим монахам. – Отец Кероп слабоват в английском.

Затем он быстро начал излагать армянину произошедшие до сих пор события. Уже через минуту Кероп начал яростно тереть свой крепкий изогнутый нос, что служило у него признаком крайнего возбуждения.

– Ну и что теперь делать? – закончил свою речь Давид вопросом на английском, строго глядя на армянина, как будто это он вызвал демона.

Тот осторожно взял из рук Давида ручку и листочек бумаги, и начал молча рисовать какие-то каракули. После чего сказал:

– Смотрите. Если выразить имя демона древнееврейскими буквами, то он окажется непобедим – поскольку гематрия его больше гематрии самого сильного из ангелов, Метатрона. Но ведь есть же еще и другие языки, обладающие святостью – пускай меньшей, чем Святой Язык.

Все согласно закивали.

– Все правильно, – сказал Давид. – Об этом еще писал великий каббалист Авраам Абулафия – что искры святости разбросаны и по языкам народов мира.

Ободренный поддержкой, Кероп продолжал:

– Возьмем, к примеру, армянский язык. Вам известно, что перевод Библии на армянский считается «королем переводов»? А значит, в нашем языке тоже содержится немалая доля святости. Кроме того, армянский язык, подобно ивриту, тоже имеет гематрию – числовое соответствие букв!

– Эка невидаль! – усмехнулся отец Никанор. – Да гематрию имеет греческий… затем латынь… да и большинство алфавитов!

– Да, но в каждой знаковой системе имя демона будет «весить» по-разному, – лукаво смехнулся Кероп. – Посмотрите, вот имя демона – «Андрас» – по-армянски.

Оно будет состоять из букв «айб» – «ну» – «да» – «ре» – «айб» – «се». И «весит» всего лишь… всего лишь… семь тысяч четыреста шесть! – закончил подсчет армянин.

– Да ты совсем сошел с ума! – заорал на него Давид. – Мы не знаем, как справиться с демоном, когда его имя записано на иврите и равняется «всего лишь».

Тремстам пятнадцати! А будучи выражен в армянском языке, этот демон всех просто на части разорвет!

– Не горячись! – успокоил его Кероп. – Мы, армяне, люди горячие, но евреи еще горячее. Сейчас посмотрим – может быть найдется кто-нибудь, кто сможет справиться с Андрасом?

Кероп нацарапал на листке еще ряд каракулей, и спросил у присутствующих:

– Имя архангела Рафаила вам, конечно, знакомо?

– Конечно… конечно…

– Это один из семи старших ангелов, обитающих в мире «Брия», сотворенных мыслеформ, – сказал Давид.

– Отлично. Будучи выражено в армянском варианте, имя Рафаля равняется…

Равняется… двадцать пять тысяч триста девять!

– Ого! – слушатели аж подпрыгнули.

– Откуда так много? – строго спросил Давид.

– А это оттого, что армянские буквы своими числовыми значениями достигают двадцати тысяч! Тогда как иврит – только до девятисот, и то если учитывать конечные формы букв. А в имени «Рафаэль» содержится буква «фе», – Кероп показал букву, похожую на знак доллара. – Она-то и равна двадцати тысячам, а все буквы в целом и дают нам такую огромную гематрию. Конечно, армянский язык обладает меньшей святостью, чем иврит – я на это и не претендую – но столь огромная разница в гематрии может нам дать существенное преимущество.

– Да, но как реализовать это преимущество? – спросил отец Никанор. – Я не сомневаюсь, что и демон, и ангел Рафаэль понимают по-армянски – как, впрочем, и на всех остальных языках. Но нам с этого какой прок?

– О, прок очень большой! – Давид поднял вверх указательный палец. – В практической Каббале есть церемония вызова ангелов. Она практически никогда не практикуется, поскольку ангел – это огромная сила… тем более в отношении таких сверхмощных духовных сущностей, которых вы называете архангелами. В новейшей еврейской истории зафиксирован только один подобный случай, когда цфатский каббалист Иосиф делла Рейна вызывал и Метатрона, и Акатриэля…

– А покороче нельзя? – перебил Кероп. – Если я правильно понял начало этой истории, сейчас мир в любую секунду может начать распадаться, возвращаясь к первоначальному хаосу.

– Короче – надо провести церемонию вызова ангела Рафаэля на армянском языке!

– Давид решительно рубанул ладонью по воздуху.

– Дай мне пелефон! – протянул руку Кероп к Давиду.

– Зачем? Хочешь вызвать ангела по мобильному? – удивился Давид.

– Гораздо проще. Я позвоню в канцелярию патриархии, чтобы в министерство внутренних дел послали кого-нибудь вместо меня. А сам отправлюсь вместе с вами готовить церемонию – ведь, если я правильно понял, переводить все на армянский тоже придется мне?

Каббалист дал мобильный телефон Керопу, а сам обратился к греческим монахам:

– У меня почему-то такое ощущение, что я делаю страшный грех.

– Грех уже был сделан, – твердо сказал Никанор, не глядя на отца Николая. – И сейчас мы должны попытаться спасти мир.

– Хотел бы я знать, почему предыдущие четыре раза это не удалось, – пробормотал вполголоса Давид.

Тем временем Кероп закончил разговор, и обратился к Давиду:

– А где мы будем это проводить? Надеюсь, не у кого-нибудь из нас на квартире?

– Нет. Мы сделаем это в самом укромном месте во всем Израиле.

Далее Давид ничего объяснять не стал, а просто поднялся со скамейки во весь свой недюжинный рост и сказал монахам:

– Отдохните до вечера. Все равно церемония требует подготовки. В семь часов встречаемся на этом же самом месте. Пойдем, Кероп.

И каббалист с армянином быстро удалились вверх по лестнице, в сторону еврейского квартала.

– Пошли, отдохнешь, – сказал Никанор отцу Николаю. – Думаю, этой ночью нам спать не придется.

– Как-то странно вообще, – робко вставил отец Николай, – мы все люди разных конфессий, и будем делать общий обряд…

– А ты не думай об этом, – посоветовал ему отец Никанор. – тут в Иерусалиме если начать задумываться – с ума сойдешь. Может, слышал – «иерусалимский синдром» называется. Спроси еще у меня, к какой церкви принадлежит архангел Рафаил… В Иерусалиме нужно верить и действовать. Монахи вернулись в христианский квартал, где вконец измученный отец Николай подкрепился овощной похлебкой, после чего проспал несколько часов. Отец Никанор это время провел в библиотеке патриархии, просматривая одну книгу за другой, пока наконец не нашел Пселлово сочинение и комментарии к нему.

– Вставай, а то проспишь второе пришествие, – растолкал он отца Николая, когда пришло время. – Посмотри-ка этот томик Пселла – узнаешь?

Отец Николай спустил ноги с узкого дивана, протер рукой лицо и принялся перелистывать страницы:

– Вроде то самое издание, что было у нас в Ставровини. Только здесь нету рукописных комментариев… и еще кое-каких кусков я не вижу.

– Естественно, – усмехнулся отец Никанор. – Ты не догадываешься, кому принадлежал тот экземпляр, что ты видел?

– Кому? – спросоня монах никак не мог сообразить, на что намекает отец Никанор.

– Одному твоему старому знакомому. Собирайся, пошли.

Они повторили весь утренний путь к Стене Плача. По дороге в кармане подрясника отца Никанора заверещал мобильник:

– Да, – ответил он. – Мы уже совсем близко.

– У них все готово, – бросил монах через плечо чуть отставшему отцу Николаю, и прибавил шагу.

Давид с Керопом ждали их в том же садике крестоносцев. Оба заметно нервничали, а Давид вертел в руках большой бронзовый ключ.

– Пошли, – сказал он, и зашагал вверх по лестнице.

Добравшись до еврейского квартала, процессия прошла под аркой, по узким улочкам, мимо музеев и сувенирных магазинчиков, в окне одного из которых был выставлен макет Иерусалимского храма; пересекла площадь и остановилась возле роскошной, украшенной художественной чеканкой металлической двери.

– Это ешива каббалистов «Бейт Эль», «Дом Божий», – вполголоса сказал Давид (туристов в этот вечерний час было немного, но все равно хотелось говорить потише). – Она находится в этом здании уже многие сотни лет. Но мало кто знает, что внизу есть пещера, куда можно удалиться в случае необходимости полного уединения. Говорят, в этой пещере великому каббалисту рабби Шолому Шараби являлся пророк Элиягу.

Давид открыл дверь, они вошли внутрь и включили в вестибюле свет.

– А кондиционер в пещере есть? – неожиданно спросил Кероп.

Все посмотрели на него, как на сумасшедшего.

– Помнится, РАШАШ обходился без кондиционера, – сказал Давид.

– Да я не для себя, – деланно смутился армянин. – Если появится архангел Рафаэль, будет очень неудобно.

Монахи и каббалист вполголоса засмеялись.

– Пойдемте, – сделал Давид приглашающий жест рукой. Они прошли вдоль небольшого каменного вестибюля, увешанного кабаллистическими диаграммами и табличками с текстами молитв, Давид, вытащив из кармана связку ключей, открыл небольшую железную дверь в углу, за которой скрывалась ведущая вниз винтовая лестница. Вдоль лестницы почему-то горели лампочки.

– Электричество еще при РАШАШе провели? – спросил неунывающий Кероп. (РАШАШ – директор ешивы в 17 веке. – А.Р.).

– Нет, когда-то на этом месте была ешива Шема и Эвера, – ответил Давид.

– Они-то и установили генератор в подвале. Кончай шутить, спускайся.

По гулкой железной лестнице достигли совсем уже узенького коридора, скорее, даже туннеля, стены которого составляла природная скала, на которой стоит Иерусалим. Коридор привел их в маленькую пещеру, посередине которой стоял пюпитр, на котором были разложены бумаги, распечатанные на принтере. Пол пещеры покрывали свеженарисованные мелом концентрические круги… Это настолько походило на недавнюю церемонию вызова демона, что отец Николай внутренне содрогнулся.

– Все встали в круг, – командовал Давид. – Говорить слова будет Кероп, для него армянский язык привычен, а мы будем повторять за ним хором.

Каждый получил пачку листков (это Кероп за несколько часов сумел перевести церемонию вызова ангела на армянский язык и распечатать все латинскими буквами)… Ну и тексты!

– Что, язык сломать можно? – усмехнулся армянин. – Только не ошибайтесь, а то вместо архангела Рафаэля… придет неизвестно кто.

И сразу посерьезнел, начав нараспев читать слова молитвы. Давид, отец Никанор и отец Николай повторяли за ним, стараясь не ошибаться в труднопроизносимых словах. Наконец текст был закончен, но ничего не произошло.

– Повторим еще несколько раз, – сказал отец Николай. – Я когда вызывал…

Тоже не сразу появился.

– Лучше бы у тебя было поменьше терпения, – выразительно сказал Кероп.

– Поехали сначала. Они читали молитву снова и снова, в перерывах Давид еще что-то бормотал себе под нос на иврите.

Где-то после пятого круга уже казалось, что все – попытка оказалась неуспешной, можно расходиться – как вдруг в пещере (непонятно, каким образом там все время сохранялся свежий воздух?) запахло озоном. Отец Николай огляделся по сторонам и увидел, что воздух вокруг светится каким-то белым огнем.

Громовой голос произнес какую-то короткую фразу по-армянски. Сила звука была такова, что все чуть не попадали на пол.

Отец Никанор затряс головой, как будто его контузило.

– На иврите, пожалуйста, – не растерявшись, попросил Давид.

– Я здесь, – громовой голос перешел на иврит. Даже стены пещеры, казалось, потонули в белом огненном тумане.

– Ты ангел Рафаэль? – спросил Давид.

– Да. Зачем вы вызвали меня?

Вся компания переглянулась. Кто будет говорить с ангелом?

– Давай ты, – сказал Кероп Давиду. – Ты лучше говоришь на иврите.

Давид откашлялся и начал, глядя куда-то вверх (хотя ангел, казалось, был со всех сторон):

– Один из нас вызвал демона Андраса. Демон сказал, что он захватит в плен душу Машиаха, и тогда Всевышний разрушит этот мир.

– Это правда, – с непонятным равнодушием ответил ангел Рафаэль.

– Ты можешь его остановить? – дрожащим от волнения голосом спросил Давид.

– Нет.

Ангел был лапидарен. Конечно, от него не ожидали бурного проявления дружеских чувств, но все-таки один из семи высших ангелов, наиболее приближенных к Богу, мог бы проявить побольше участия к подведомственному ему миру.

– Но почему? – тут уже вмешался Кероп. Видно, армянину стало обидно, что затея, на которую потрачено столько усилий, так просто проваливается.

– Ты ведь по гематрии сильнее!

– Не все, что больше по гематрии, сильнее в жизни, – ответил Рафаэль. – Какой помощи вы от меня ждете? Я ведь Рафаэль – «Врач Божий»… У вас что, кто-то болен?

– Ты хотя бы можешь сказать, что конкретно собирается делать Андрас? – почти закричал Давид. Разговор на повышенных тонах, видимо, побудил ангела к каким-то активным действиям в духовных мирах. Несколько долгих секнуд царила тишина.

Можно было бы подумать, что Рафаэль покинул пещеру, если бы не слепящий белый свет, заливавший все вокруг.

– Душа Машиаха еще не спущена на землю, – наконец сообщил ангел (видно, проконсультировавшись с кем-то). – Она еще находится в Птичьем Гнезде, но скоро должна отправиться в материальный мир. Как только Машиах родится здесь, его душу заберет Андрас, и все будет кончено.

– А этому можно помешать? – спросил отец Никанор. Он внимательно слушал весь разговор, и только желваки играли на его суровом лице.

Рафаэль то ли задумался, то ли опять советовался с кем-то из высших духовных сущностей.

– Да! – раздался громоподобный ответ ангела, и свет в пещере погас.

Эффект был таков, что на пару секунд все как будто ослепли. Наконец зрение вернулось к участникам церемонии, но еще долго никто не решался заговорить.

Давид и Кероп собрали листы бумаги, поставили пюпитр в угол, после чего Давид молча принес из коридора тряпку и, елозя по полу ногой, стер нарисованные мелом круги и каббалистические знаки.

– Помогите принести из коридора скамейки, – наконец нарушил молчание Давид, – я их специально вытащил, чтобы нам было, где разместиться.

Монахи быстро навели порядок в пещере, после чего Давид, так же не говоря не слова, направился в сторону лестницы. Остальные, понятно, двинулись за ним.

Погасив в вестибюле свет, процессия вышла на улицу. В Старом городе царила глубокая ночь, на улицах не было видно не души. Давид, все с таким же мрачным видом, стал запирать дверь. А Кероп вдруг разразился энергичной тирадой на русском языке, из которой Давид узнал только адаптированное израильтянами выражение «кибенемать». Закончив, армянин вздохнул, истово перекрестился и сказал с чувством:

– Прости меня, Господи.

Попытка вторая.

– Ну, что теперь будем делать? – спросил отец Никанор. – Я обратил внимание на то, что архангел сказал, что демона все-таки можно остановить!

– Хорошо бы он еще сказал, как, – Давид, спустившись со ступенек, сел прямо на каменное крыльцо, не щадя белых брюк.

– Возможно, он и сам не знает? – предположил отец Николай. – Или знает, да не может сказать?

– Очень может быть! – неожиданно согласился Давид. – Ведь у каждого ангела есть своя определенная функция. Рафаэль, например, занимается излечением больных, Разиэль – хранитель тайн Бога… Некоторые ангелы даже существуют не постоянно, а возникают только на тот момент, когда в них есть нужда. Конечно, если наш мир будет разрушен, то погибнет – если так можно сказать – а ангел Рафаэль. Но, во-первых, инстинкта самосохранения у ангелов нет, а во-вторых, он ведь будет существовать и в следующем круге…

– Отлично! – Кероп, похоже, уже излил свои чувства, и вовсе не собирался унывать. – Мы будем вызывать ангелов одного за другим, пока кто-нибудь из них нам не поможет. Или пока кому-нибудь наверху, – он показал пальцем на небо, – это не надоест. Кстати, Давид, теперь ты имеешь дополнительную приманку для туристов, посещающих эту ешиву.

На удивленный взгляд Давида Кероп невозмутимо ответил:

– А как же, теперь эту ешиву посещал не только пророк Элиягу, но и архангел Рафаил.

– Кероп, ты гений! – Давид подскочил на месте.

– Ну зачем же так сразу, – армянин усмехнулся в густые черные усы.

– Нам надо связаться с кем-нибудь, кто непосредственно связан с приходом Машиаха, – сказал каббалист, на что отец Никанор подтвердил:

– Согласно еврейской традиции, Илья-пророк лучше других подходит для этой цели. Он ведь должен придти за три дня до прихода Мессии?

– Вот именно! Вы видели когда-нибудь еврейский свиток Торы?

– Меня об этом же спрашивал демон, – с дрожью в голосе сказал отец Николай.

– Если бы вы вгляделись в буквы святого языка, то не натвории бы таких глупостей, – несколько резковато сказал Давид. – В главе «Пинхас» в слове «шалом» – «мир», буква «вав» рассечена на части. Она как бы состоит из двух вертикальных палочек, не соединенных между собой. Вы знаете, что это значит?

– Только без экзаменов, – взмолился Кероп. – Покороче!

– Имя «Яков» обычно пишется без буквы «вав», ее заменяют огласовкой, – продолжил Давид. – Зато в имени «Элиягу» буква «вав» есть всегда. Во всем ТАНАХе есть только два исключения – «Яков» написан полностью, а в имени «Элиягу» буквы «вав» как раз не хватает.

– А еще короче? – поторопил Кероп.

– Рассеченная буква в слове «шалом» говорит о том, что праотец Яков взял у Элиягу букву «вав» – в залог того, что он придет и объявит сынам Израиля о приходе Машиаха.

– А так бы он этого не сделал? – невинно осведомился Кероп.

– Как же мы вызовем Илью-пророка? – обеспокоенно спросил отец Никанор.

– Согласно традиции, он был взят живым на небо… Но это ведь не ангел, не имеющий свободы воли! Он не обязан являться по нашему первому требованию!

– Я почему-то на пророка Элиягу больше расчитываю, – после тяжкого раздумья сказал Давид. – И кроме того, у нас ведь есть средство давления на него.

– Какие? – удивился отец Николай.

Вопрос повис в воздухе ночного Иерусалима без ответа.

Наконец Давид вымолвил:

– А сейчас – всем отдыхать. Завтра утром едем в Хеврон.

Кероп попрощался и пошел в сторону Армянского квартала, греческие монахи тоже отправились к себе. Давид же спустился вниз, к Стене Плача. Зашел в тоннель, идущий вдоль Стены, прошел до самого его конца – до того места, где висит табличка «Вы находитесь под двором жертвоприношений», и долго, горячо молился. Почему-то считается, что в этом месте Бог слышит молитвы лучше всего.

Рано утром возле Мусорных ворот Давид уже ждал всех на своей машине. Точнее, ждал – это не сильно сказано, монахи привыки вставать рано, и встретились они минута в минуту (очень удачно, а то полиция не разрешает надолго останавливать машину на узком шоссе, ведущем вдоль стен Старого Города).

Видавший виды «рено» проскочил мимо Сионской горы, мимо долины Гейеном и вырулил на Хевронскую дорогу.

– Едем в Хеврон, как я понял? – спросил Кероп.

– Я же еще вчера об этом говорил! – напомнил Давид.

– А что мы там будем делать? Вызывать Илью-пророка в переполненном зале?

– По-моему, Илью-пророка лучше было бы вызывать на горе Кармель, в его пещере, – заметил отец Никанор.

– Он вас там ждет, – несколько съязвил Давид. А потом, чтобы смягчить впечатление от ядовитой шутки, добавил: – Считается, что душа праведника испытывает особую привязанность к месту захоронения тела. Но на горе Кармель находится вовсе не могила, а просто место, где какое-то время жил пророк. Хотя, безусловно, определенной святостью обладает и так называемая «пещера Элиягу» – как, впрочем, и любое место, где побывал праведник.

Отец Никанор согласно закивал:

– Так же, как невозможно полное самоудаление Бога из какого-либо места, так и после праведника остается «аромат» его праведности, как запах после того, как духи покинули сосуд.

– В Каббале это называется «решиму», – вставил Кероп, приоткрыв один глаз.

Он сидел на переднем сиденье с закрытыми глазами, и все думали, что армянин спит. – Давид, может, ты объяснишь, для чего мы едем в Хеврон? Это нужно хотя бы для того, чтобы морально подготовиться.

– Хорошо, я тебе скажу, – отозвлся Давид после долгого молчания (он выводил машину из пробки). – Мы попробуем вызвать пророка Элиягу, или, как его еще называют, ангела Сандалфона, совершив церемонию возле могилы праотца Якова.

– Это из-за той истории, которую вы вчера рассказывали – что патриарх Яков держит у себя букву «вав» из имени Элиягу – в качестве залога? – робко вставил отец Николай.

– Вот именно. Надо попрбовать, обязательно надо попробовать, – Давид уже проехал по всей Хевронской дороге, застроенной патриархальными особнячками в стиле британского мандата (правда, кое-где попадались и новостройки, выбивающиеся из привычной иерусалимской архитектуры – надо же где-то жить репатриантам, прибывающим в Святой Город), затем, проехав через тоннель, взял курс на Хеврон. – Вы как хотите, а я не прекращу попыток остановить демона до самого конца.

Монахи согласно закивали головами. Наконец отец Николай, чтобы разрядить обстановку, спросил:

– А почему Илью-пророка зовут ангелом Сандалфоном, то есть «Сандальщиком»?

– В древние времена, – начал объяснять Давид, – туфель не было, а сандалии просто прикручивались ремешками к ноге. Пророк Элиягу своими действиями соединяет между собою духовные миры и мир материальный, оплетая их собою, как ремешок сандаля оплетает ногу.

– Вот так, приблизительно, – и Кероп задрал ногу, демонстрируя всем, что он ходит в сандалиях, подобно большинству иерусалимских монахов.

Ближе к Хеврону все чаще стали попадаться военные и полицейские посты.

Наконец, возле самого Хеврона, им пришлось пересечь просто-таки границу.

– дело спасли только иностранные паспорта участников экспедиции. Давид тоже вместо израильского удостоверения личности показал американский паспорт. Хотя и со скрипом, но машина все-таки была допущена на территорию Хеврона, где, переваливаясь по колдобинам между полуразрушенных арабских кварталов, добралась до пещеры Махпела.

Тут машину пришлось оставить на стоянке, и идти к огромному зданию пешком.

Давид вынул из багажника большой сверток и аккуратно положил его себе на плечо.

– Что это? – спросил отец Никанор.

– Не волнуйтесь, не бомба, – успокоил Давид. – И не автомат. Ладно, пошли.

– Хорошо бы было спуститься в сам склеп, – сказал Кероп вполголоса.

– Это невозможно, – ответил Давид. – Люди молятся в надстройке над «Двойной пещерой», а в сам склеп доступа нет. Из «Зала Ицхака» туда ведет люк в вертикальный ход, но он такой узкий, что по нему разве что ребенок пролезет.

Кстати, Моше Даян в свое время спускал туда на веревке двенадцатилетнюю девочку, чтобы посмотреть, что находится в склепе. Оказалось, что под зданием для молитв от вертикального лаза отходит горизонтальный ход, который упирается в забитую большими железными гвоздями каменную дверь.

Компания подошла к последней заставе перед входом в пещеру Махпела. Там стояли вперемешку израильские солдаты, пограничники и полицейские. Неподалеку также отиралась группа палестинских полицейских в чудовищном камуфляже и попугайских расцветок беретах.

– Что у вас в свертке? – строго спросил капитан израильской полиции.

– Это свиток Торы, – Давид аккуратно положил сверток на край полицейской будки, отвернул край белой ткани…

– Действительно, свиток, – хмыкнул капитан.

– Это для синагоги наверху, – пояснил Давид. – Пожертвование от иерусалимской иешивы Бейт-Эль.

– Ладно, проходите… А почему с вами монахи?

– Просили подвезти на экскурсию. Иврита они не знают, – Кероп при этих словах сделал преувеличенно невинное выражение лица: «моя твоя не понимай». – А хотят посмотреть могилы праотцев.

– Ну, давай… Ты их обратно заберешь?

– Обязательно, – заверил Давид.

Поднимаясь по лестнице в зал для молитвы, отец Никанор спросил у Давида:

– А как мы собираемся проводить церемонию вызова пророка? Тут же полно людей!

– Не волнуйся, – ответил Давид, обозначив на лице еле заметную улыбку.

Они вошли в залы: налево – зал «отрубленной головы Эсава», ей поклоняются только арабы, направо – зал с надгробиями Авраама и Якова, в конце коридора – маленькое местечко, именуемое «точка Адама» (считается, что прямо под этим этим место внизу лежит Адам), а за ним уже – большой и просторный зал, где захоронены Ицхак и Ривка.

Все помещения были заполнены молящимися. Давида, однако, это ничуть не расстроило:

– Михаэль! Михаэль! – закричал он.

– Архангела вызываешь? – спросил его Кероп.

– Почти.

На крик явился молодой юноша с автоматом и в офицерской форме. Разноцветная вязаная ермолка еле держалась на его гриве черных волос. Увидев каббалиста, он очень обрадовался:

– А, реб Давид! Решили съездить к нам, помолиться…

– Есть серьезное дело, – перебил его Давид, отводя в сторону.

Пока Давид вел переговоры с молодым офицером, Кероп начал что-то бормотать по-армянски.

– Что ты читаешь? – спросил его отец Николай.

– Псалмы Давидовы. Неизвестно, когда мы вновь очутимся в этом святом месте.

Давид с Михаэлем вскоре вернулись к ним.

– Вы спрячетесь тут в одном укромном месте, – сказал Михаэль, – а я постараюсь освободить зал Якова.

Он вытащил из кармана связку ключей, открыл ворота, ведущие в зал головы Эйсава, и жестом пригласил делегацию туда.

– Спрячтесь за надгробием, сегодня арабов в этом зале нет, – вслед напутствовал Михаэль.

Монахи и каббалист тенью проскочили за украшенное арабской вязью и окутанное шелковыми платками надгробие – и замерли там.

Через пять минут раздался оглушительных голос из динамиков:

– Внимание! Согласно имеющимся сведениям, в пещере Махпела находится бомба с часовым механизмом! Просьба всем немедленно покинуть здание!

Отец Николай было дернулся, но Давид удержал его за край подрясника:

– Ты куда? Сиди! Это Михаэль освобождает нам помещение! В Израиле народ с бомбами «на ты» – все знают четко, что необходимо делать по такому извещению.

Еще приблизительно минут через пять все стихло. Раздался скрип ржавых петель, и в зал головы Эйсава заглянул Михаэль.

– Выходите! У вас на все про все есть 15 минут, пока не прибудут саперы.

– Ты думаешь, за 15 минут мы сможем вызвать пророка Элиягу? – засомневался Давид. Но Михаэль неожиданно ответил:

– Вы же сами говорили на лекции, что ангелы слышат все, что происходит на Земле. Если он захочет к вам явиться, то сделает это сразу. А если не захочет – его и с полицией не заставишь.

Взяв свиток Торы на плечо, Давид быстро прошел в зал Якова, а монахи последовали за ним. Там они быстро расставили столы, образовав некое подобие возвышения для чтения Торы, после чего Давид осторожно достал из кармана замотанный в целлофан пузырек с тушью и заточенное гусиное перо, и осторожно развернул свиток Торы.

– Все умеют читать на древнееврейском? – почему-то недовольно спросил он.

Окружающие согласно закивали, даже отец Николай, который не упражнялся в иврите со времен семинарии.

– Тогда читайте вот это, – Давид раздал всем, в том числе и Михаэлю, напечатанные на компьютере бумаги с ивритским текстом призвыания ангела. Одну такую бумагу взял и Михаэль, но встал не возле стола, а в дверях:

– Я буду читать отсюда, а если кто-то пойдет в зал, я предупрежу.

Воздух наполнился гудением молитв. Давид же, раскрыв свиток Торы, начал читать главу «Пинхас». Отец Никанор понятливо кивнул головой: в Каббале говорится, что у пророка Элиягу была душа ревнителя веры Пинхаса.

Прочтя положенный отрывок, Давид осторожно открыл пузырек с тушью, макнул туда «кульмус» – специальное перо, которым переписывают священные тексты, подождал, пока тушь покроет окончание пера гладким равномерным слоем…

… и одним штрихом соединил разорванную букву «вав»! При этом ничего не?????????… но, едва он отнял перо от пергамента, как будто сухая молния громыхнула в пещере праотцев. Михаэль резко развернулся, обводя зал дулом автомата, да так и застыл, увидев, как под потолком растекается прозрачное пламя, в центре которого формируется огненная человеческая фигура.

– Я здесь! – гулким голосом сказал пророк.

Давид сообразил, что в спешке он не сформулировал вопрос, который следует задать ангелу Сандалфону – а именно в его образе явился пророк Элиягу.

– Я получил обратно залог, – Элиягу не стал дожидаться, пока люди придут в себя (сам как-никак человеком был), поэтому заговорил первым. – Я пришел в этот мир, а через три дня здесь появится душа Машиаха.

– Так вот почему демон Андрас медлит, – пробормотал Давид тихо, но пророк его услышал.

– Андрас – этот тот, кого евреи в своих молитвах называют «царь-злодей Армилос», – сообщил Элиягу.

Монахи удивленно переглянулись, но Давид только еле заметно кивнул головой – дескать, потом объясню.

– Помочь себе можете только вы сами, – продолжал пророк размеренно, точно читал проповедь в синагоге. Говорил он, как с удивлением заметил про себя Давид, на современном иврите (потом греческие монахи сказали ему, что слышали речь Илья-пророка по-гречески, а Кероп – по-армянски). – А иначе зачем была написана известная вставка в молитвенник?

– Но что мы должны делать? – почти закричал Кероп.

Несколько секунд пророк молчал, потом честно сказал:

– Я не знаю.

И исчез.

Надо сказать, весьма вовремя, потому что в коридоре затопотали сапоги, и в зал ворвалась команда израильских саперов.

– Что вы здесь делаете? – закричал сеген (лейтенант), стоявший во главе команды.

– Скорее всего, ложный вызов, – сказал ему Михаель. – Я разрешил им остаться, тем более, что это иностранные туристы.

– А где подозрительный предмет? – сеген шарил цепким взглядом по залу в поисках предполагаемой бомбы.

– Я тут все осмотрел – никаких подозрительных предметов не обнаружено!

– Хм, – сапер был явно доволен таким поворотом событий, – вы, четверо, понимаете на иврите?

– Только я, – принял на себя удар Давид, – я с ними в качестве гида.

Чтобы подтвердить тезис о незнании иврита, монахи почему-то замычали, как глухонемые, и затрясли головами.

– А ну вон из пещеры! – распорядился сеген. – А вы, – это уже к солдатам, – еще раз проверьте тут все вокруг.

Быстро свернув свиток Торы и собрав свои вещи, делегация двинулась к выходу.

– Я их провожу! – крикнул Михаель саперам.

Уже у входа он спросил:

– Реб Давид, что-то серьезное случилось? Я такого никогда в жизни не видел!

– Ты много чего еще не видел, – многозначительно сказал Давид. – Никому не говори о том, что мы делали в пещере…

– Это понятно, – вставил Михаель.

– … я тебе потом все объясню.

Давид, не оборачиваясь, быстро пошел к машине, да так, что монахи едва за ним поспевали. Говорить никому не хотелось, и лишь когда сели в машину, Кероп легкомысленно сказал:

– Значит, у нас еще есть целых три дня. Не так уж мало!

– Значит, через три дня придет Мессия? – вдруг спросил отец Николай.

– А здесь его ждет демон! – сердито ответил Никанор. – Давид, может быть, вы объясните, на какую молитву намекал Илья-пророк?

– Сейчас… – Давид вывел машину с автостоянки и принялся быстро лавировать между арабских домов. Вообще-то в этих местах израильским машинам небезопасно появляться поодиночке, но арабы видели внутри автомобиля монахов, и не предпринимали никаких агрессивных действий. – Это, собственно, не молитва, а «кавана» – замечание в скобках, о чем нужно думать во время произнесения молитвы. Когда мы читаем благословение: «И появись в Иерусалиме, городе Твоем, как Ты говорил, и трон Давида, раба Твоего, скорее в нем установи…» Тут, согласно указаниям каббалистов, нужно мысленно просить Всевышнего о том, чтобы царь-злодей Армилос не убил Машиаха, сына Йосефа.

– Сына Йосефа или сына Давида? – проницательно уточнил Никанор.

– Согласно еврейской традиции Машиахов должно быть два – сын Йосефа послужит предтечей для сына Давида.

– А сейчас какой должен прийти? – поинтересовался Кероп.

– Вопрос по адресу, – кисло ухмыльнулся Давид. – Кстати, если вы обратили внимания, этот еврейский сюжет использован и в христианстве – Иоанн Креститель служит предтечей, как бы Машиахом, сыном Йосефа для Иисуса, сына Давидова.

– Но он же и сын Йосефа! – Никанор обтер ладонью лицо. – Как все запутано!

Послушайте, если Иоанн Предтеча умер, и мы с этим согласны, а иудаизм считает, что Машиах сын Иосифа может быть убит царем Армилосом – это никак не повлияет на приход истинного Машиаха… то это значит, что демон может захватить только душу сына Иосифа! Может быть, не стоит и паниковать? А на самом деле события развиваются так, как им и надлежит развиваться? И мы вскоре станем свидетелями Второго Пришествия?

– Скорее, первого, – ответил Давид после паузы. Он мысленно оценил доводы отца Никанора и нашел их достаточно вескими, так что теперь можно было немного поспорить.

– А мне кажется, – робко заметил отец Николай, молчавший почти всю дорогу, – что просто условия игры изменились.

Попытка третья.

– То есть ты хочешь сказать, что во все предыдущие разы… все предыдущие существования нашего мира правила прихода Машиаха были другими?

– Давид спросил это после длинной паузы, пытаясь осознать сказанное отцом Николаем.

– Естественно! И даже сейчас правила меняются прямо у нас на глазах!

– А кто же их меняет? Бог? Или демон?

– Я думаю, оба, – сказал Кероп, с крайне сосредоточенным видом прислушивавшийся к разговору. – В этой игре вообще нет определенных правил, есть только цель. Кстати, а вы заметили, что Илья-пророк явился по первому нашему вызову? Я думаю, что в высших мирах волнуются сейчас не меньше нашего.

– Элиягу явился потому, что получил назад залог – букву «вав» из своего имени, – ответил Давид.

– От кого? От нас?

– Нет. От праотца Якова. А мы послужили лишь орудием для выполнения Божественного плана.

– Тогда Мессия через три дня должен прийти? – Кероп оживился, а затем, понизив голос, сказал Давиду почти на ухо: – Знаешь, у каждого верующего человека бывают кризисы. Я в тяжелые минуты думал, что Иисус хотя бы – Машиах, сын Йосефа.

– Баал-Шем-Тов считал, что и у Иешуа, и у Шаббатая Цви в душе были искры от души Машиаха, – так же негромко ответил ему Давид.

Вся компания погрузилась в раздумье. Решительно никто не представлял, что им следовало делать дальше, чтобы через три дня вместо грядущего триумфа славы Божьей на Земле не наступил ужасный конец.

С такими мрачными мыслями вьехали в Иерусалим.

– Вас отвезти в Старый город? – спросил Давид.

– Если можно, – попросил отец Никанор.

– А разве вы не там живете? – удивился отец Николай.

– Вот еще, – усмехнулся Давид. – Мне проживание в Старом городе не по карману. Вы знаете, сколько стоит там квартира? Недавно продавался неплохой домик на улице Мисгав Ладах, с видом на Стену Плача… Сущие гроши – миллион двести тысяч. Долларов, естественно, не шекелей.

– И купили? – отей Николай удивился.

– Уже купили. Кто-то из моих бывших соотечественников – богатые американские евреи любят покупать себе квартиры в Старом Городе, чтобы было где остановиться во время приезда в Израиль.

Давид подъехал к Яффским воротам – оттуда было ближе к Армянскому кварталу, где проживал Кероп.

– Вам уже придется немного пройтись пешком, – сказал Давид греческим монахам.

Однако отец Никанор, сидевший ближе к выходу, не торопился покидать машины.

– Слушай, я все думаю, почему демон не заберет душу Мессии сейчас же? Не дожидаясь, пока он проявится?

Тут Кероп звонко хлопнул себя по лбу:

– Да потому, что Мессия еще не родился! Если я правильно понял, то он должен родиться только через трое суток! А до этого времени Андрас ничего предпринять не может.

– За это время он может приготовить все, чтобы забрать душу Мессии, как только он родится, – вставил отец Николай.

– Значит, мы должны искать женщину, которая через три дня родит? – сделал вывод Кероп. – Теоретически это возможно – надо запросить списки будущих рожениц в больничных кассах…

– Совершенно бесполезно, – остановил его Давид. – Во-первых, ни один врач не сможет предсказать абсолютно точно рождение ребенка – нас же интересует точность до дня. Второе – нам попросту не выдадут такие списки! Я ведь все-таки не врач, а преподаватель ешивы. Да у меня и врачей знакомых нет – я в больничную кассу в среднем раз в год обращаюсь. И даже если подобные списки нам удастся раздобыть – за оставшееся время мы не успеем проверить всех рожениц.

– Мессия должен быть потомком царя Давида, – заметил Никанор, но Давид несколько язвительно перебил его:

– Не у каждого такие данные записаны в метрике. Но даже найдя кандидата в будущие Машиахи, что мы сможем сделать? Выставить возле него полицейский пост?

Мы ведь пока не знаем, каким образом Андрас собирается забрать его душу!

– Главное, без паники, – сказал Кероп. – Похоже, наши ошибки из-за того, что мы действуем наугад. Если мы согласны с Ильей-пророком, то у нас есть в запасе три дня. Послушайте, что предлагаю я – сейчас разойтись до вечера по библиотекам. У нас, например, в Армянской патриархии прекрасная библиотека – свыше тридцати тысяч томов. Возможно, кем-нибудь из отцов церкви или мудрецов древности подобный случай предусматривался. А к вечеру мы соберемся возле ешивы «Бейт-Эль» и каждый из нас расскажет, что он раскопал.

Весь остаток дня монахи и Давид провели, копаясь в недрах библиотек и пытаясь выудить оттуда хоть какие-нибудь сведения о том, как должен быть обставлен приход Машиаха.

Если бы они делали это вместе, то очень скоро сообразили бы, что нарисованные пророками разных религий картины подозрительно напоминают друг друга.

Давид, кроме того, даже подошел в находящуюся недалеко от Кардо сефардскую синагогу – он слышал легенду о том, что в синагоге «Рабби Йоханан бен Закай» на подоконнике одного из расположенных высоко под потолком окон в ожидании прихода Машиаха хранятся шофар (когда станет ясно, что Машиах пришел, трубный звук этого шофара должен известить об Избавлении жителей Иерусалима и всего мира), и кувшинчик с маслом помазания. Ведь слово «Машиах» означает «помазанник».

Но сколько Давид не вставал на цыпочки, не отходил к противоположной стене, ему так и не удалось увидеть, есть ли на подоконниках арочных, витражных окон хоть что-нибудь.

Вечером, уже после всех положенных молитв, снова вся компания собралась возле ешивы «Бейт-Эль – Кероп (его подрясник был перемазан пылью), отец Никанор, отец Николай и Давид. Вид у монахов был утомленный, да и каббалист после сегодняшних событий – поездки в Хеврон, разговора с пророком Элиягу и путешествия по лабиринтам книжной премудрости – едва держался на ногах.

– Ну, у кого есть какие-нибудь мысли? – наконец спросил Давид, снова сев на каменное крыльцо уже закрытой ешивы.

Свои белые брюки он сменил на обычный черный костюм верующего еврея (каббалист не носил длинных сюртуков, считая это излишеством, хотя иногда признавался себе, что на иной праздник охотно показался бы возле Стены Плача в золотом полосатом халате и соболином «штраймле», подобно коренным иерусалимским хасидам).

Кероп как бы проигнорировал вопрос, деловито отряхивая одежду от пыли. Зато говорить начал отец Никанор (он вообще производил впечатление делового, решительного человека – как и большинство мистиков; быть витающим в облаках мямлей может позволить себе только строгий и трезвый реалист).

– Я сегодня просмотрел немало литературы – как христианской, так и еврейской, и обратил внимание на интересную вещь. Понятие, которое скрывается за именем Антихриста, существует и у евреев!

– Ну, это не большая новость, – махнул рукой Давид, и вынул из кармана небольшой томик в кожаном переплете красного цвета. – Вот здесь неутомимый Бакаль (иерусалимский собиратель и издатель редкой каббалистической литературы.

– А.Р.) напечатал подборку легенд, найденных им среди старинных рукописей:«Войны царя Машиаха». Перечитывая эту книгу внимательно, я натолкнулся на нашего старого знакомого – Армилоса. Или, как он еще представляется – Андраса.

Каббалист полистал книгу, раскрыл на нужной странице:

– Читать на иврите или сразу переводить на английский?

– Если можно, и так, и так, – попросил отец Никанор. – Я не хочу подвергать сомнению ваш перевод, но если не слышать оригинала, можно упустить какую-нибудь существенную деталь.

– Хорошо, – согласился Давид и начал:

«Говорят, что есть в Риме мраморная статуя, изображающая собою прекрасную девушку. И сделана она не руками человека, а Всевышний, Благословен Он, создал ее силой своей. И народы мира, сыны бесполезные…» Тут имеются в виду посланцы темных сил, – пояснил Давид, – но я продолжаю читать «… нагревают ее и возлежат с ней, и Господь сохраняет их семя внутри ее, и родит она создание, подобное человеку, и имя его – Армилос-Сатан. Это тот, кого народы мира называют Антихристом».

Монахи торжествующе переглянулись, а Давид, показав им это поразительное место в книге, продолжал чтение:

«И высота его – 12 локтей…» Это где-то шесть метров, дальше «и ширина его 12 локтей, и расстояние между глазами – – пядь», ну это сантиметров 18-20, «и глаза глубоко посажены и красны, и цвет волос головы его – как цвет золота».

На несколько секунд тихий ангел простер над компанией свои крыла, после чего Кероп отогнал его фразой, в которой сконцентрировалось подспудное мнение всех:

– Рыжий баскетболист.

Шутку по достоинству оценил только Давид. Видно, такова уж в природе евреев и армян – шутить даже в самые отчаянные моменты.

«И явится он перед Эдомом», так в старинных книгах именуются христианские страны, – пояснил Давид, продолживший чтение, – «и скажет им.

– я Машиах, я божество ваше, и сразу же поверят ему, и пойдут за ним, и захватят все государства…».

– Признаться, трудно в это поверить, – не очень-то вежливо перебил чтение отец Никанор. – Чтобы огромного рыжего монстра в христианском мире приняли за Иисуса кротчайшего? Скорее, описанные события (они, как я понимаю, должны происходить в ближайшем будущем?) следует воспринимать как какую-то аллегорию…

Давид захлопнул книжку и встал с крыльца:

– А сегодня большинство высшего духовенства – хоть еврейского, хоть христианского, хоть мусульманского, да даже и буддийского, насколько мне известно – воспринимают слова древних книг в переносном смысле. Такое легкомысленное отношение и привело к тому, что в нашем мире оказался демон Андрас… Только хасиды у евреев и православные у христиан еще верят в демонов и ангелов таких, какие они есть.

Отец Николай, напряженно слушавший чтение Давидом уникальной книги (монах был слабоват и в древнееврейском, и в англиском), вдруг сказал:

– Извините, а откуда все это известно?

– Что – все? – не понял отец Никанор.

– Ну, скажем, у нас в Библии существует Апокалипсис – видение Иоанна Богослова о последних днях. Да простят меня братья, если я скажу, что давно подозревал – первоначально Апокалипсис был написан на иврите. Сейчас мы слышали отрывок из еврейских легенд – и у евреев существует апокалиптическая литература.

В семинарии на лекциях нам говорили, что нечто подобное есть и у мусульман. Так откуда эти сведения о грядущих событиях?

– Пророчества… – предположил Давид. – Мы это наверняка можем сказать в случае с книгой пророка Даниеля.

– И в случае с Апокалипсисом, – ревниво вставил отец Никанор.

– Хорошо, предположим, что вся подобная литература – пророчества. А сами видения откуда? – у отца Николая уже, как видно, сложилось какое-то мнение, к которому он хотел подвести присутствующих.

– Как откуда? Бог посылает! – почти хором сказали Давид и отец Никанор.

– Но ведь из того, что происходит сейчас, мы можем предположить, что правила игры все время меняются! Очевидно, будучи в духовном мире, демон Андрас все время предпринимает какие-то действия – значит, Господь должен отвечать ему тем же.

– Игра без правил, – подсуммировал Давид. – Нечто вроде старого варианта регби.

– Нет! – начал горячиться отец Николай. – Без правил быть не может! ПОЧТИ без правил! Вот как вы думаете, для кого написаны все эти пророчества?

– Как для кого? – удивился отец Никанор. – Для нас, для людей.

– Для тех людей, которые будут жить в последнее время перед приходом Мессии!

Здесь должна быть зашифрована какая-то информация о том, как нам надлежит действовать в последние дни. Может быть, все эти пророчества написаны именно для нас! – и отец Николай обвел рукой маленькую группу людей, стоящих ночью посреди Старого города, возле крыльца ешивы «Бейт-Эль».

– Но как же эти книги, написанные тысячи лет назад, могут передать информацию нам? – заинтересованно спрсил Давид. – Ты же только что сам говорил, что правила игры все время меняются! И видение, посланное, скажем, пророку Даниелю и верное на положение двухсполовинойтысячелетней давности, может уже совершенно не совпадать с тем, что произойдет сейчас!

– Мне кажется, все-таки я прав, – сказал отец Никанор. – Вряд ли следует все видения понимать буквально. Если Всевышний хотел нам в них послать зашифрованную информацию, там должно быть нечто такое, что не меняется со временем. Твердое зерно вечной и неизменной истины.

– Теперь бы кто только подсказал – каким образом следует анализировать эти тексты? – вмешался Кероп. – Может, на компьютере? Я как-то читал о таком способе, ученые им занимаются годами. А у нас осталось не то три, не то два дня.

– Я так понял, что у тебя есть какое-то конкретное предложение? – усмехнулся Давид.

– Не так чтобы очень конкретное… Из того, что с нами произошло за последние два дня, а также из всего услышанного я сделал вывод.

Слушатели навострили уши – армянский монах уже не раз доказывал свою способность к логическим выводам.

– Из духовного мира Андрас действовать не мог – для этого ему нужно было проявиться в нашем, материальном мире. Правда, пока в виде духа. Но насколько мне известно, в основном Божьи творения должны действовать на одном плане – духи общаются с духами, люди с людьми, и только изредка эти планы пересекаются. Пока Давид читал отрывок из старинной легенды, мне пришла в голову мысль: Андрас – это ведь не ангел смерти! Он не может просто взять и забрать душу. Да и ангел смерти не действует по своему произволу. Значит, Андрас должен получить в нашем материальном мире материальное тело! И только тогда он сможет убить Мессию. Или не сможет – если мы убьем его раньше. Вот это проявление, инкарнация, если хотите – демон Андрас в материальном теле – и называется царем Армилосом.

– Великолепный логический вывод! – похвалили Керопа Давид. А затем, слегка наклонившись к нему, добавил на ухо:

– Меня только не перестает удивлять, как это Всевышний успел проиграть уже четыре раза.

– Задача упростилась донельзя, – с некоторой ехидцей в голосе вставил отец Никанор. – Нам всего лишь остается установить, где через два – у нас два дня осталось, я правильно понимаю? – родится Мессия.

Очевидно, скрытый сарказм Керопа уже успел на него повлиять.

Но Давид не разделил пессимизма монаха:

– По крайней мере, нам уже ясно, на основе чего следует разрабатывать план действий. Машиах родится в еврейской семье – все с этим согласны?

Монахи закивали:

– Так следует из Ветхого Завета.

– Потом, как я понимаю, Машиах должен родиться в Израиле?

– А вот это не обязательно, – неожиданно вставил отец Николай. – Помните, и Иисус не сразу стал творить свои чудеса. Все пророчества описывают Машиаха, как взрослого человека. Так что он может родиться где угодно, а потом уже переехать в Израиль. И кстати, демону совсем не обязательно убивать его сразу. Он может сделать это аккурат перед тем, как Машиах заявит о себе.

– Ну вот, – печально сказал Кероп. – Ты опять все запутал.

Давид снял шляпу, аккуратно положил ее на крыльцо, после чего стал интенсивно чесать голову под кипой.

– Вши заели? – спросил Кероп, которого, как видно, даже грядущая гибель мира не могла лишить чувства юмора.

– Мозги массирую, – в тон ему ответил Давид. – Тебе бы тоже не помешало.

Разговор велся на иврите, и отец Николай, скорее всего, ничего не понял, но тоже начал тереть голову, в расчете, что она выдаст какую-нибудь продуктивную мысль. Однако Давид закончил первым, и тут же поделился своими соображениями с присутствующими:

– Послушайте, мы ведь до сих пор действовали в строгом соответствии с логикой?

– Безусловно, – согласился отец Никанор. После чего подпрыгнул на месте, стукнув себя по лбу (похоже, команда спасителей мира уже понимала друг друга без слов):

– Конечно! Мы действовали, беря в расчет человеческую логику! Но кто сказал, что демон также будет пользоваться аристотелевой логикой?!

– Точно! – Давид прищелкнул пальцами, довольный, что его мысль уловили сразу же. – Мы с вами вступили в сферу пророчеств – то есть чего-то неосязаемого, ниспосылаемого свыше… А сами поступаем так, как будто играем в шахматы, где правила игры остаются неизменными сотни лет.

– Правила все время меняются, – пробормотал отец Николай.

– И наш противник совсем не обязан вести честную игру, – добавил Кероп.

– А это значит, что нам нужно найти кого-нибудь, кто сможет сообщать нам об изменении правил! – Давид даже поднял палец, чтобы акцентировать свою мысль.

– Но кто же это сделает? – недоуменно спросил отец Никанор.

– Даже архангел Рафаэль и пророк Илья почти что отказали нам в помощи.

– Значит, помощи будем искать у людей, – заключил каббалист.

– Надо завтра утром позвонить епископу на Кипр, – сказал отец Николай,

– пускай он свяжется со Вселенским Патриархом в Константинополе.

– А может, сразу с Папой Римским? – нетактично пошутил Давид, но монахи не стали сердиться. – У меня был немного другой план. А хочу завтра утром поговорить с некоторыми нашими еврейскими чудотворцами.

– Сегодня личностей такого масштаба, как Баал-Шем-Тов, нет и в помине,

– это отец Никанор отомстил за шутку о Папе Римском. – Главные же раввины Израиля – не более, чем государственные чиновники.

– Так же, как и Патриарх, – начал Давид, но Кероп резко перебил разговор:

– Не ссорьтесь, ради Бога! Только этого нам не хватало. Я знаю, что сегодня в Израиле есть несколько раввинов, которые считаются чудотворцами. Возможно, они дадут нам совет. Мало того, пускай свяжутся с Константинополем, а я запрошу наше духовенство – вплоть до Католикоса, если понадобится!

– Только бы это не вызвало паники, – Давид махнул рукой. – Ладно, сейчас предлагаю отправиться спать – на сегодня мы уже не работники. В течение завтрашнего дня связываемся по мобильным телефонам, а встречаемся здесь же в пять вечера.

– А если мы ничего не узнаем?.. – спросил отец Николай.

– Ну так погибнем все! – каббалист нахлобучил шляпу на голову. – Что я еще могу предложить? Потом встретимся на том свете, и посмотрим, кто где будет – кто в раю, кто в аду… Если я правильно понял все, что с нами происходило до сих пор, то этот круговорот будет продолжаться до тех пор, пока Всевышний не сотворит разок Вселенную без демона Андраса…

– То есть до тех пор, пока Богу не надоест проигрывать – так, что ли? – переспросил армянин. – Это типа как в шахматах: когда один из партнеров заведомо сильнее, он дает фору – коня, слона, да хоть и ферзя…

– Вот уж не знал, что ты играешь в шахматы, – усмехнулся Давид.

– Почти все армяне играют в шахматы. Не забывай, что великий Тигран Петросян тоже был армянином. Так вот, я продолжаю – ты считаешь, что Бог должен взять себе фору…

– Ну нет, если так говорить, то он вообще должен играть сам с собой, – сказал отец Николай.

– А так он с кем играет? – спросил Кероп с хитрым видом. – Или вы хотите сказать, что этот несчастный демон, которого вызвал мой коллега – сущность, величием равная Всевышнему?

– Сие есть дуализм, то есть типичная манихейская ересь, – с убежденным видом ответил отец Никанор. – И потом – если этот демон так могуществен, почему мы о нем ничего не слышали? Ну, разве что в иудейских книгах он упоминается под именем Армилоса – да и то вкратце.

– Мы все погрязли в манихействе! – почти что закричал Кероп.

– Мы все тут думаем, что наш материальный мир, и все духовные миры – это поле для игры Всевышнего с демоном Андрасом.

– Конечно же, нет, – и каббалист жестом обвел присутствующих. Он уже давно понял мысль Керопа, и немного сердился на себя, что не додумался до этого раньше. – Гроссмейстер будет играть только с гроссмейстером. Или со множеством простых игроков. А у Бога может быть только один достойный партнер для игры – это мы. Человечество.

После этих слов компания все-таки разошлась для ночлега – ведь на следующий день требовалось опять пытаться спасти мир. И так до выигрыша – или до проигрыша. Ведя машину по улицам ночного Иерусалима, Давид почему-то думал, что если этот мир будет разрушен, то вместе с ним погибнут и все духовные миры. А значит, в следующем мире уже будет другой рай. И другой ад. Потом его мысли потекли совсем уже в странном направлении. «Израиль сейчас находится в очень тяжелом положении,» – думал каббалист. – «Может быть, лучше все оставить как есть? Пускай «царь Армилос» делает свое дело – следующий вариант мира должен быть получше этого. Может, стоит поступить, подобно незадачливому игроку, попавшему во время партии с гроссмейстером в трудное положение – смешать на доске фигуры и признать свой проигрыш?».

– Черт, да я уже засыпаю! – вслух выругался Давид, выправив машину (он чуть было не выехал на встречную полосу). До нового района, где он жил, к счастью, оставалось недалеко. Каббалист припарковал машину, на ходу бормоча молитву «Шма», читаемую перед сном, тихонько зашел в квартиру, и, чтобы не будить жену, повалился спать прямо на диван в салоне.

Утром Давид проснулся оттого, что его жена Юдит недовольно гремела сковородками на кухне.

– Проснулся? – спросила она, увидев, что муж приподнялся с дивана и омывает руки. – Не мог вчера нормально лечь спать, в спальне?

– Не хотел тебя будить, – ответил Давид, одеваясь. – Пришел домой очень поздно. Он взял пакет с талитом и тфилин и направился к выходу. Юдит бросилась ему наперерез:

– Пока не выпьешь кофе с кексом, никуда не пущу!

Давид, не желая перечить жене, сел за кухонный стол.

– Что, неприятности в ешиве? – спросила она, подавая завтрак. – Что-то с финансированием?

Каббалист, чтобы не пугать супругу, сделал неопределенный жест рукой, очерчивая более широкий круг проблем.

– Что-то с политикой? Слушай, если хочешь, давай поедем в Америку к моим родителям, поживем там с полгода… В Америке ты тоже смог бы преподавать…

– Не думаю, что отъезд в США решит наши проблемы, – кисло усмехнулся Давид.

Он прихлебывал кофе, размышляя, сказать ли жене о том, что сейчас происходит, или держать информацию при себе? Наконец решил: как учил рабби Шимон бар Йохай – «что знает женщина, то знают все» – не волновать понапрасну супругу.

– Где моя записная книжка? – спросил он, покончив с легким завтраком (Давид старался по утрам ничего не есть до молитвы, но сейчас – если у него не будет сил, это только сыграет на руку демону).

– Вот, возле телефона, – Юдит протянула мужу потрепанный блокнот. Где-то внутри находился телефон рабби Элазара – последнего отпрыска династии восточных праведников, принимавшего каждый день сотни людей.

Рабби Элазар был одним из немногих, чья слава чудотворца была подтверждена десятками проверенных случаев спасения, и Давид это знал. Как каббалист, он понимал силу слова, и поэтому никогда не верил просто словам.

– Алло, это Амикам? – Давид позвонил из дома (дурацкая привычка экономить, можно было позвонить прямо в машине из мобильного – если они не успеют, деньги уже больше не понадобятся). Трубку у рабби Элазара взял шамаш (секретарь), с которым Давиду уже несколько раз приходилось сталкиваться.

– Да, Амикам. Вы хотите записаться на прием к раву?

Тут в трубке зашумело, и совсем другой голос сказал:

– Это я, Элазар. Я ждал вашего звонка еще вчера.

Давид на секунду даже потерял дар речи. Но раввин Элазар поторопил его:

– Быстрее, у нас не так уж много времени. Вы хотите приехать?

– Да, – наконец нашелся каббалист. – Вы что, представляете, что сейчас происходит?

– Только в общих чертах, – признался рабби Элазар. – И если мои предчувствия меня не обманывают, положение сейчас – самое скверное.

– Где-то через час я буду у вас, – сказал Давид и повесил трубку. Тот час же зазвонил мобильный телефон у него в кармане.

– Мы еще живы? – раздался в трубке голос Керопа. – А может, мир уже разрушен и восстановлен заново?

Давид сдержанно застонал:

– Я уже изнемогаю от твоих шуток. Сейчас я выхожу из дома…

Говоря эти слова, Давид действительно помахал жене рукой, вышел из квартиры и закрыл за собой дверь.

… сажусь на машину и еду к местному чудотворцу, рабби Элазару. Только что я с ним говорил, и у меня сложилось впечатление, что он все знает про наши приключения.

– Вопрос только – сможет ли он дать конкретный совет? – Кероп понизил голос.

– Сегодня утром я говорил с патриархом. Ты знаешь, наш патриарх очень стар, но он был буквально поражен услышанным. Дельного совета он дать не смог, но обещал сразу же связаться с Католикосом.

– Ладно, посмотрим, что они посоветуют, – Давид скептически хмыкнул, однако довольно тихо – чтобы этот звук не уловил мобильник. – Греки звонили?

– Пока нет. Наверное, еще молятся.

– Кстати, а в церкви можно использовать мобильный? – Давиду вспомнился указ, изданный главным раввинатским судом Иерусалима (общины Богобоязненных) – о том, что в синагогах мобильные телефоны следует отключать. Давид и сам несколько раз попадал в неприятное положение, когда в самых патетических местах молитвы раздавался звонок забытого пелефона.

– Очень удобно, – на полном серьезе сказал Кероп. – Особенно в больших соборах, где батюшка сможет позвонить дьякону во время службы – передай, мол, чтобы там погромче на клиросе.

Давид, вышедший уже из дома и садящийся в машину, рассмеялся:

– Ладно, свяжись с отцом Никанором, а я позвоню, как только у меня будут какие-нибудь новости.

Путь ему предстоял недалекий, но и неблизкий – в Бейт-Шемеш, где рабби Элазар (или, как его называли большинство посетителей, восточные евреи, «баба (отец) Элазар») за день принимал тысячи просителей и каждому раздавал по благословлению.

Давненько не был там Давид, какое-то время ему пришлось поплутать по Бейт-Шемешу, пока встреченный старик в черной кипе не указал ему кратчайшего пути к дому рабби.

Оставив машину во дворе, каббалист прошел внутрь просторной синагоги. Справа от входа, у стены, стоял стол, за котором сидел «баба Элазар» в белом балахоне с полностью закрывающим лицо капюшоном. К нему тянулась длинная очередь страждущих. Время от времени кто-то отходил в сторону, чтобы попить воды или немного подкрепиться (у другой стены стоял длинный стол, уставленный бутылками с «Кока-колой» и печеньем), при этом громко говорилась «браха», и вся очередь вслух отвечала: «Амен»!

От каждого подошедшего рабби Элазар принимал записку, потом пожертвование (купюры и чеки он, не глядя, бросал под стол в специальный ящик), говорил несколько минут – после чего, взяв посетителя за руку, передавал ему благословение Божье. Благословение тут получали все – и тот, кто принес смятую купюру в 20 шекелей, и тот, кто смог выписать чек на несколько тысяч долларов.

Как только Давид вошел в зал синагоги, рабби Элазар сделал останавливающий жест рукой (как он увидел его из-под плотного шелкового капюшона?). Очередь замерла, а рабби встал и быстрым шагом прошел в боковую комнату, сделав еле заметный приглашающий знак для Давида. Тем не менее этот знак заметила вся очередь, и проводила каббалиста частью зависливыми, а частью уважительными взглядами – кто знает, что это за человек, которого рабби удостоил личной аудиенцией?

В небольшой комнатке рабби Элазал откинул с лица капюшон, открыв бледное усталое лицо с небольшой седеющей бородкой, и пристально взглянул на Давида:

– Вот уже несколько дней, как я вижу вас во сне, – сказал он.

– В таком случае не скажу, что у вас должен быть хороший сон, – невозмутимо ответил каббалист.

– Это правда, – легкая гримаса на секунду исказила лицо рабби. – Я все время все вижу. Вы знаете, как это тяжело? И вы понимаете, почему мое лицо все время закрыто, когда я встречаюсь с людьми?

– Ну, я слышал легенду, будто если взглянуть прямо вам в лицо, можно ослепнуть…

– Чушь! Просто когда ко мне подходит человек, я уже все про него знаю.

Иногда я вижу, что помочь его беде нельзя никоим образом, иногда я вижу, что он умирает от рака, и жить ему ему осталось не более нескольких месяцев. Я не умею владеть лицом, и чтобы мои посетители сразу же не прочли своего будущего по моим глазам, приходится одевать капюшон. Но без благословения от меня не уходит никто – ведь самый суровый приговор Небес, в конце концов, тоже может измениться.

– А что будет с нами? Вы видите, как все это кончится?

Рабби Элазар отрицательно покачал головой:

– Нет. Что будет дальше, я не знаю. Но я видел в своих видениях, как вы вызывали ангела Рафаэля и пророка Элиягу. Признаться, я тоже думал, что вы действуете правильно. Но сегодня ночью я видел сон, в котором получил удивительно четкий и ясный ответ, что нужно делать.

Давид выказал крайнюю заинтересованность. Каббалистам часто приходится иметь дело с «шэелат халом» – ответами на вопросы мироздания, приходящими мудрецам во сне. Один из средневековых раввинов даже опубликовал подборку своих видений под заголовком «Письма с неба». Вот только силы для еврейского религиозного законодательства эти сны не имеют.

– Вы все время хотели говорить с агелами небесными, – сказал рабби Элазар. – Но при этом забыли, что Машиах – это дело между Всевышним и людьми.Он должен быть человеком из плоти и крови, а не ангелом.

– Мы об этом догадались еще вчера, – кивнул Давид. – Но какие конкретные действия нужно предпринять? Искать демона Андраса в нашем мире? Искать Машиаха – точнее, того младенца, которому предстоит родиться и стать Машиахом?

– Того, кого вы называете Андрасом – это царь-злодей Армилос – следует обезвредить, – наставительным тоном сказал рабби Элазар. – Для этого следует провести охранительную церемонию. Или, проще говоря, «акафот» – обход вокруг бимы (возвышение в синагоге для чтения Торы – А.Р.).

– Ну, нет ничего проще, – упокоился каббалист. – Мне кажется, даже слишком просто. Сейчас в зале полно народу, прикажите открыть ковчег, раздать им свитки Торы, и преданные вам люди будут кружиться хоть до утра.

Рабб Элазар несколько секунд помолчал, потом сказал:

– Вы слишком легкомысленно относитесь к этому делу. Для таких «акафот» нужно собрать ровно сто коэнов – прямых потомков тех людей, которые когда-то проводили службу в Иерусалимском Храме.

– Задача непростая, призадумался Давид. – Как я понимаю, телефонная книга нам в этом никак не поможет. В Израиле добрую половину телефонной книги каждого города занимают Коэны и Леви. Это все – потомки тех людей, которые когда-то совершали службу в Иерусалимском Храме или исполняли песнопения во время жертвоприношений. Однако в отличие от принадлежности к еврейской нации, которая передается по женской линии, принадлежность к клану коэнов или колену левитов определяется линией мужской. А кроме того, множеством сложных и запутанных законов. Так что если ваш собеседник носит фамилию Коэн или Леви, вовсе не обязательно, чтобы он имел коэнские или левитские права – они могли быть давно утрачены его семьей в том бурном урагане, который разметал прихожан и служителей Иерусалимского Храма по всему свету.

– Я с утра уже послал несколько машин в Иерусалим, чтобы они проехались по синагогам и собрали всех известных коэнов… По субботам в синагогах коэны благословляют общину. Поэтому каждый ходящий в синагогу Коэн знает по крайней мере еще несколько надежных Коэнов.

– Кроме того, – продолжал рабби Элазар, – я хочу пригласить немного больше людей – вдруг кто-то из тех, кто будет исполнять «акафот», уже на самом деле утратил коэнские права?

– Не вызовет ли это паники? – обеспокоился Давид.

– Нет, – усмехнулся рабби. – Я велел сказать, что всю церемонию нужно провести для того, чтобы предотвратить войну. А война – это не та вещь, которая в Израиле может вызвать панику.

– Я смотрю, вы прекрасно все организовали, – Давид не мог не восхититься предприимчивостью и хваткой рабби Элазара. – Только скажите, зачем вам понадобился я? Я ведь не принадлежу к числу потомков священников Иерусалимского Храма. Рабби Элазар встал и снова накинул на лицо капюшон. Однако от каббалиста не ускользнуло, что по лицу чудотворца пробежала легкая улыбка:

– А мне, перед тем, как собирать коэнов со всего Иерусалима, хотелось знать – действительно ли происходит что-нибудь, или я попросту сошел с ума?

Затем он, видимо, нажал на какую-то кнопку на столе, потому что сразу в комнату заглянул секретарь.

– Я продолжу прием людей, а ты накорми нашего гостя, – решительно сказал рабби Элазар.

– Я еще не молился, – запротестовал Давид, на что рабби тут же отреагировал:

– Тогда проводи его в мою комнату для молитв, а потом накорми.

– Вы хотите, чтобы я остался? – не понял Давид.

– Обязательно!

– Но зачем?

– Чтобы потом помочь нам понять – был от этой церемонии какой-то прок или нет.

Зал синагоги постепенно начал заполняться коэнами. Вскоре секретарь объявил, что рабби Элазар сегодня никого больше принимать не будет, и очередь, не дождавшаяся чудес, недовольно гудя, начала расходиться.

На призыв рабби Элазара в основном прибыли те коэны, которые еще не забыли свое призвание. Они не ходят на кладбище, чтобы не оскверниться нечистотой мертвеца, и никогда не напиваются – пьяный священник не может служить в Храме. А Храм может быть отстроен в любой момент.

Часа через два в зале собралось много людей. Секретарь постучал в кабинет рабби и сказал:

– Всего пришло сто восемнадцать человек! Хотите начинать?

– Разве можно считать евреев? – удивился Давид. – Считать – плохая примета в иудаизме. Пересчетом мы как бы ограничиваем предмет, прерывая его связь с Бесконечным.

Рабби Элазар усмехнулся:

– Я думаю, Амикама учить не надо. С каждым входящим коэном он начинал читать новый псалом, и сейчас добрался до 118-го. Ну что, приступим?

Рабби и каббалист вышли в зал. Чудотворец двинулся сквозь толпу, по дороге здороваясь со знакомыми коэнами. Один из них, на протянутую руку рабби Элазара только поздоровался и убрал руки за спину. Причина все та же.

– возможно, рабби недавно был на кладбище. А значит, может служить источником ритуальной нечистоты.

Лицо рабби Элазара было закрыто капюшоном, поэтому Давид не смог увидеть, как отреагировал чудотворец. Взобравшись на возвышение для чтения Торы, рабби обратился к присутствующим:

– Господа! В последнее время у меня были видения… я не буду вам их все описывать… Короче, нам просто необходимо совершить акафот, чтобы спасти народ Израиля от неминуемой страшной опасности.

Религиозный человек живет в атмосфере непрерывного ожидания чуда. Никому даже в голову не пришло оспаривать утверждения рабби – в конце концов, не для собственного же удовольствия собрал он в своей синагоге храмовых священников со всего Иерусалима. Уверившись, что вопросов не последует, рабби сказал служке:

– Открывай ковчег!

Амикам с большой связкой ключей почти бегом приблизился к ковчегу, открыл его и стал раздавать тяжелые пергаментные свитки подходящим по очереди коэнам.

Давиду, который смотрел на это стороны, вспомнилось, как на военной базе, где он проходил сборы, раздавали оружие во время ночной тревоги.

Свитков в ковчеге было много – порядка пятидесяти, так что почти каждому коэну досталась ноша. Рабби Элазар, стоявший на возвышении, открыл молитвенник и начал громко и надрывно выкрикивать слова молитвы. Коэны, хором повторяя за ним, начали обход бимы по часовой стрелке.

Давид пристально следил за церемонией, и вскоре хоровод священников начал казаться ему неким водоворотом – как будто из гигантского бассейна, наполненного вместо воды человеческой массой, вытащили пробку.

Обычно возвышение для чтения Торы обходят семикратно – в соответствии со структурой мира, где всякая вещь делится на семь частей, но цикл акафот закончился, и начался новый, а рабби Элазар все повторял строки молитвы с первой до последней – и вновь начинал сначала.

Коэны уже начали уставать. Если вначале каждый держал свой свиток Торы как любимого первенца, не желая его уступать никому другому, то теперь все чаще и чаще пожилые коэны передавали свитки своим молодым собратьям. Давид пробрался сквозь толпу бредущих по кругу коэнов (это было непросто, люди спрессовались в плотное кольцо), взобрался на возвышение и спрсил у рабби, который как раз прервал чтение, чтобы перевести дух:

– И сколько времени вы будете продолжать акафот?

– До тех пор, пока я не почувтствую, что цель достигнута. Или пока хватит сил у коэнов.

Только тут Давид заметил, что некоторые пожилые люди уже сидят на скамьях и утирают пот, обильно заливающий лица.

– Послушайте, тут кругом одни коэны, даже попросить некого… – обратился рабби Элазар к Давиду…

Согласно еврейской традиции, потомков храмовых священников запрещено просить о каких бы то ни было бытовых услугах.

… – так что не затруднит ли вас принести мне стакан воды, а то я уже начинаю терять голос.

– Да, разумеется, – Давид спрыгнул с возвышения, снова пртолкался сквозь толпу взмокших коэнов и помахал рукой Амкаму:

– Эй, есть у вас холодная вода?

И сейчас же за его спиной раздался резкий непонятный звук – как будто посреди синагоги откупорили чудовищных размеров бутылку шампанского. Под нарастающие крики людей Давид обернулся и увидел картину, напомнившую ему давно уже не смотренные фильмы ужасов.

Рыбби Элазар был выброшен с бимы и упал прямо в толпу. Несколько человек упали. А над самым возвышением парил черный волк размером с добрый «мерседес», на котором сидел ангел почему-то с головой ворона.

Как будто в виде издевательства ангел имел совершенно такой же вид, каким его изображают в христианских церквях – еа нем была ряса фиолетового цвета, а за спиной – два белых пушистых крыла. Но зловещая харя хищной птицы отвергала всякие предположения о его миролюбии. Если слово «ангел» означает «посланник Господень», то такого типа могли прислать только с очень неприятным поручением.

Новый посетитель синагоги встретился с Давидом черными немигающими глазами – «айна пкиха», недреманное око есть и у демонов – страшно щелкнул клювом и заговорил неожиданно глубоким вкрадчивым голосом, как раввин во время субботней проповеди:

– Ты меня узнал, Давид?

– Да, – твердо ответил каббалист. Не оставалось никакого сомнения – перед глазами оцепеневших от ужаса коэнов сейчас находился демон Андрас во всей своей силе. – Я узнал тебя, царь-злодей Армилос.

– Вы потеряли еще один день! – и Андрас, выбросив вперед огромную длань, наставил на Давида указующий перст.

Давид, как всякий еврей, хотел, чтобы последнее слово осталось за ним, и уже было открыл рот, чтобы произнести что-нибудь мужественное и этим обескуражить демона – но Андрас исчез так же быстро, как и появился. На этот раз бесшумно.

А ответ ему был не нужен.

– Что это было? – десятки голосов начали задавать Давиду этот вопрос уже через несколько секунд после того, как прошел шок.

– Демон. Силы нечистоты, – коротко ответил Давид, всем своим видом давая понять, что более пространных объяснений не будет. – Помогите лучше рабби.

Рабби Элазара отнесли в его комнату и обтерли лицо полотенцем, смоченным в холодной воде. Вскоре чудотворец пришел в себя, и слабым голосом попросил, чтобы комнату покинули все, кроме Давида.

– Ты понял, что произошло? – еле слышно спросил рабби.

Давид кивнул:

– Не все видения – от Бога. Демон Андрас внушил вам мысль сегодня собрать коэнов – чтобы увести нас от истинного решения. А теперь на то, чтобы одержать победу над демоном, у нас остался только один день.

Рабби Элазар слабо улыбнулся:

– Я так не думаю. Это демон хочет убедить нас, что остался только один день – чтобы началась паника. На самом деле ему нужно забрать не всю душу Машиаха, а только ее высшую часть – ту, что в каббале называется «йехида».

– Теперь я понял! – Давид вскочил и взволнованно забегал по комнате. – Будущий Машиах должен родиться в материальном мире, но вначале он получит самый низкий уровень души – «нефеш», после тринадцати лет – следующий уровень, именуемый «руах», в возрасте женитьбы обретет еще два уровня – «нешама» и «хая»… А в это время та душа, которая сделает его Машиахом, будет храниться в недоступном месте Божественного Сада, том, что мы назваем «Птичьим Гнездом». То есть Андрасу нужно не просто убить того человека, который в дальнейшем может стать Машиахом, а перехватить его душу в тот момент, когда она выйдет из Птичьего Гнезда!

«Не так уж проста эта игра», – про себя подумал Давид.

– Помнишь, что написано в трактате «Сота» о страшных вещах, которые предварят приход Машиаха, когда силы нечистоты будут в полной мере проявляться среди людей? Недаром великие раввины прошлого молились о том, чтобы не видеть мук, предшествующих приходу Избавителя.

– Можем считать, что мы до этого дожили, – мрачно сказал Давид. В глубине души он был недоволен тем, что «Баба Элазар» принял демонский обман за Божественное откровение, хотя и понимал, что демон провел их всех.

– У вас есть спутниковый канал, по которому на исходе субботы передают уроки рава Овадьи Йосефа? – спросил Давид.

– Есть, – ответил непонимающий рабби Элазар, приподнявшись с дивана.

– Надо по нему теперь транслировать фильмы про Фредди Крюгера. Чтобы народ привык.

С этими словами Давид покинул синагогу рабби Элазара. Он надеялся, что чудотворец понял шутку без объяснений.

Попытка четверая.

Отец Никанор сосредоточенно ковырял палочкой цемент, скреплявший два белых иерусалимских камня, из которых была составлена лестница, где они сидели. Он предавался этому занятию на протяжении всего рассказа Давида, изредка прерываясь лишь для того, чтобы заострить расщепившийся конец палочки маленьким перочинным ножом.

– Демон вконец запутал нас, – наконец сказал монах в тот момент, когда палочка сломалась.

– Так что, ничего теперь не делать? Так и будем сидеть, сложа руки, до Страшного Суда? – резко спросил Кероп. – Между прочим, сейчас Патриарх Иерусалимский проводит специальную службу в церкви, чтобы отвести опасность от мира…

– Я несколько минут назад говорил с архиепископом Кипра, – отец Никанор поднял руку с зажатым в ладони мобильным телефоном. – Он побеседовал со Вселенским Патриархом Бартоломео Первым, и Патриарх сказал, что будет молиться…

– Так просто демона одолеть невозможно, – Давид даже стукнул кулаком по перилам лестницы, чтобы усилить свои слова. – И это не он нас запутал – это мы сами запутались. Мы должны решить, что демон собирается делать – или убить Машиаха при рождении, или перехватить его душу перед тем, как Избавитель откроется миру.

– При этом на сотрудничество демона мы расчитывать не можем, – невозмутимо добавил Кероп. Давид бросил на него косой взгляд и подумал:

«Такой будет шутить даже на Страшном Суде».

– Ладно, попытаемся разобраться, – продолжил каббалист. – Сейчас я сформулирую, кто такой Машиах и чего мы от него ждем – безотносительно к личности, чтобы никого не обидеть. Будет ли это Иисус, или, например, Шаббатай Цви – мы не знаем, я говорю просто о «должности». Итак, Машиах должен установить мир во всем мире, прекратить войны, сделать так, чтобы не было больше нищеты и страданий. Вы согласны?

Монахи закивали.

– Теперь – с точки зрения иудаизма. Машиах должен собрать евреев из рассеяния и отстроить Иерусалимский Храм.

– В принципе, такая точка зрения не противоречит и христианству, – добавил Кероп, – при условии, что пришедшим Мессией будет Иисус.

– Когда придет Машиах… – Давид вздохнул и поправился: – Если придет Машмах, мы уже посмотрим, кто это будет. А пока подумаем, как же Машиаху удастся сотворить все те чудеса, которых от него ждут?

– Единственно силой молитвы! – убежденно сказал отец Николай.

– Не могу не согласиться, – кивнул головой каббалист. – Сила молитвы (а значит, сила воли) грядущего Машиаха будет такова, что все его просьбы к Всевышнему будут исполняться немедленно. Он будет как бы полномочным представителем Бога на земле…

Кероп, слушавший внимательно рассуждения Давида, неожиданно его перебил:

– Ну, анализ позиции проделан, теперь можно предлагать решение.

– Ты так и будешь пользоваться шахматной терминологией? – улыбнулся Давид.

– Как-никак, имею первый разряд по шахматной композиции, – парировал армянин. Итак, мы считаем, что мощь Мессии в его колоссальной силе воли, позволяющей достигать единства со Всевышним. Между прочим, то, что ты говоришь, скроее основа магического мышления. Ни ортодоксальное христианство, ни ортодоксальные иудаизм такой точки зрения не придерживаются, а как раз считают, что деяния Мессии будут лишь заслугой его праведности… Но я с тобой согласен!

– Так неожиданно закончил кероп свои рассуждения, и, не дав вырваться на волю праведному гневу греческих монахов, продолжил: – Мы все знаем, что и Иисус проявился не сразу…

– Дайте я скажу то, что вы все боитесь выразить, – наконец сказал Давид.

– Кероп хочет сказать, что человек формируется постепенно, а значит, уровня Машиаха может достичь в любой момент. Конечно, если стать на точку зрения христианства, то опсаться нам нечего – Иешуа родится сразу как сын Божий и одолеет всех демонов. Поверьте, эти дни настолько истрепали мои нервы, что я соглсен даже на этот вариант – только бы не победил Андрас. Но на такой исход событий я надежд не возлагал бы.

Как Давид ни устал за этот безумный день, который, казалось, и не думал подходить к концу (одно видение демона Андраса могло повергнуть нормального человека в шок, и надолго), однако он соскочил со ступенек крыльца иешивы и взволнованно заходил взад-вперед.

– Мы слишком уверены в том, что вся вила на стороне Андраса! А так быть не может, иначе это была бы уже игра в одни ворота – извини, Кероп, что я перешел с шахматной терминологии на футбольную. У меня сейчас мелькнула мысль – может, демон, точно так же, как и мы, не знает, когда Машиах вздумает объявиться? А ведь ему нужно перехватить душу Машиаха – ту самую высшую ее ступень, что назвыается «йехида», иначе, пока эта часть души Машиаха находится в распоряжении Бога, Всевышний может подготовить другого человека на этот «пост». Проще говоря, эта игра не может быть закончена, пока королю не будет поставлен мат! Под королем в нашей игре нужно понимать «йехиду» – ту часть души, которая сделает из обычного человека Избавителя для всего мира.

– Тогда я все понял! – Кероп словно перехватил подачу. – Пока душа Мессии находится в раю, в «Птичьем гнезде», она для демона еще недоступна. Когда душа воссоединяется с телом Мессии – она для демона уже недоступна, так как Андрасу с настоящим мессией не справиться. Для действий у демона есть только краткий момент, когда душа уже из своего хранилища вышла, а в тело будущего Мессии еще не попала. Когда же наступит этот момент, демон знать не может…

– Почему? – наивно удивился отец Николай.

– Да потому, что такой акт осуществляется только единоличным решением Бога!

– вмешался Давид. Если бы это было по-другому, и Андрас знал точно, когда появится Машиах, то нам не стоило бы даже вмешиваться в заведомо проигрышную игру. Из этого я делаю вывод: демон должен находиться при будущем Машиахе неотлучно, чтобы не прозевать момент…

В это время к живописной группе, состоящей из монахов и каббалиста, подошел патруль военной полиции. Старший патруля ешительно потребовал:

– Предъявите ваши докменты!

После этого офицер внимательно осмотрел израильское удостоверение личности Давида, греческий и кипрский паспорта соответственно отцов Никанора и Николая, и надолго застрял с паспортом Керопа.

– Это армянский паспорт, – вежливо, как только возможно, объяснил Давид.

– Пройдемте в отделение, – так же вежлво, но твердо сказал офицер.

– Извините, на каком основании? – возмутился отец Николай.

– Ваша группа кажется мне подозрительной. Вы знаете, что в Израиле действует закон о чрезвычайном положении? Я совершенно законно могу задержать вас до выяснения некоторых обстоятельств.

Офицер казался непреклонным. По лицам сопровождавший его солдат пробежала тень изумления, но возражать никто не стал – в стране, с момента своего возникновения живущей в чрезвычайных условиях, роверка людей на улице считается обычным явлением (ведь не исключено, что под одеянием скромной монахини может скрываться арабский террорист).

Недовольно бурча, компания отправилась вслед за патрулем. Офицер уверенно нырнул в ворота, ведущие в Армянский квартал, и принялся маневрировать по узким улчкам, совершенно не оглядываясь – процессию сзади замыкали двое солдат с автоматами. Давид почему-о вспомнил о том, как в Нью-Йорке видел по телевизору задержание «Сына Сэма» – знаменитого серийного убийцы, считавшего себя порождением Ангела Смерти Самаэля (называемого в еврейской традиции «Самех-Ием», или сокращенно «Сэм»). Его точн так же вели по узеньким улочкам нью-йоркских трущоб вооруженные фэбээровцы.

«Однако далековато мы идем!» – вдруг подумал Давид. «Интересно, что этот патруль делал так далеко от своего отделения? Почему они не проверяют туристов, непрерывным потоком входящих в Яффские ворота, а добрели аж до конца Еврейского квартала?».

Из узких средневековых улочек этап вынырнул прямо к свеженькому (свежепобеленному) зданию полицейского отделения.

– Прошу сюда, – мрачно скомандовал офицер, делая приглащающий жест, и, не дожидаясь хотя бы формального согласия, зашел в комнату.

Задержанные, мысленно гремя кандалами, последовали за ним.

– На, проверь вот это, – бросил офицер пачку паспортов девушке, сидящей за компьютером.

– В чем нас обвиняют?! – недовольным тоном спросил отец Никанор. – Я требую немедленно позвать греческого консула!

– А вот сейчас мы и высним, в чем вас обвиняют, – непонятно сказал старший патруля.

– Может, зачитаете нам наши права? – грозно, стараясь, чтобы американский акцент в речи звучал поотчетливее, сказал Давид.

– Какие права у бедного еврея, – пробормотал вполголоса стоящий у двери солдат (автомат он уже поставил на пол). – Сейчас разберутся и отпустят.

Пальцы девушки порхали по клавишам компьютера, – однако она не произносила ни слова, лишь изредка недоуменно пожимая плечами. Наконец и сам офицер не выдержал, встал у нее за спиной и принялся пристально вглядываться в монитор.

– Извините, у нас ничего на вас нет, – где-то через полчаса сказал он, когда уже, наверное, весь Интернет был обследован в поисках компромата на странную компанию. – Вот ваши паспорта.

– Хорошо, но теперь вы можете нам наконец объяснть, почему мы были задержаны?

– Мне сообщили, что возле иешивы «Бейт-Эль» замечена подозрительная группа людей.

– Подозрительная? – удивился Кероп. – Что же в нас подозрительного?

– И кто же это вам сообщил? – вдруг вмешался отец Николай.

Офицер открыл рот, чтобы ответить, но осекся, ахмуриля и сказал в конце концов:

– Действительно, кто?

Старший наряда тряс головой, хлопал себя ладонью по лбу, заглядывал в какие-то бумажки – все было тщетно.

– Не знаю, – наконец признался он. – Мне почему-то пришло в голову, что в Еврейском квартале должна находиться подозрительная группа людей.

– Хорошо, но может быть, вы нас отпустите? – в меру раздраженным тоном сказал Давид (он не хотел обострять отношения со стражами порядка).

– Да, конечно, – кивнул старший патруля. – Извините, просто переработался.

Вы сами знаете, какая сейчас нервная обстановка в Иерусалиме.

Давид тем временем обменялся взглядами с монахами. Они еле заметно кивнули ему головами… Всей группе было понятно – демон Андрас тянет время как только можно, удивительно еще, как он не спровоцировал патруль на более агрессивные действия. Но может быть, не все в его власти?

Когда каббалист с тремя монахами вышли из здания полиции и пошли, не оглядываясь, обратно через Армянский квартал, Кероп показал большим пальцем за спину и сказал:

– Вы знаете, что это за здание?

– Полицейский участок, – язвительно ответил Давид.

– А раньше что здесь было? – продолжал допрашивать Кероп.

– Полиция была всегда!

– Ну, почти угадал, – армянин усмехнулся. – На этом месте стоял дворец Ирода Великого, где назначенный в Иудею римский прокуратор Понтий Пилат допрашивал Иисуса Христа!

Все на секунду замерли на месте, и неожиданно отец Николай сказал:

– А может, это не Андрас привел нас сюда?

– А кто? – спросил Давид полемическим тоном, но Кероп сказал ему умоляюще:

– Вот только сейчас не надо конфессиональных споров! Весь мир может погибнуть, пока мы будем тут решать…

– Позвольте и мне кое-что сказать, – суровым тоном вставил отец Никанор.

Разговор шел на одной из маленьких улочек Армянского квартала. Уже стемнело, вокруг не было ни души, и только от Яффских ворот доносился гомон туристов и проблескивал свет маленьких ресторанчиков. Давиду показалось, что уже сотни лет он ведет войну за спасение Машиаха, вот так же обсуждая следующий ее этап на узких улицах Иерусалима или среди гробниц Хеврона.

– Мне тоже кое-что известно из Каббалы, – отец Никанор присел на маленький каменный столбик, к которому когда-то крестоносцы привязывали лошадей. – Помнится, души всех людей когда-то были заключены в душе первого человека – Адама. И «йехида» – та часть души, которая должна достаться Машиаху – тоже была у него, но Всевышний ее забрал после грехопадения.

– Христианская традиция считает, что Адам и Ева похоронены на Голгофе… – вмешался отец Николай, но Давид перебил его довольно резко (впрочем, тут сказывалась усталость и нервное напряжение):

– Адам и Хава похоронены в Хевроне! А если говорить о Голгофе, то сначала надо выяснить, что подразумевать под этим именем – Голгофу православных или протестантов? Я сильно сомневаюсь, что во времена существования Храма казни проводили прямо посреди города.

Отец Никанор сделал резкий жест рукой, как будто перерубил невидимый гордиев узел:

– Сейчас неважно! И попрошу меня не перебивать – у нас осталось не так уж много времени. Я продолжаю… Само слово «адам» состоит из трех букв, что указывает на грядущие воплощения его души – Адам, Давид, Мессия.

Давид подумал, что в этом перечне Иисуса нет, и даже саму букву «йуд» в слово «адам» вставить нельзя (она бы там смотрелась не лучше, что буква «р» в слове «Хаим») – но счел за лучшее промолчать.

– Вы помните, где проходила тайная вечеря? – греческий монах обвел всех испытующим взором, не пропустив почему-то и Давида. Но каббалист не спасовал:

– Это даже я знаю. Свою последнюю трапезу Иешуа проводил вместе с учениками на могиле царя Давида… Что соответствует древней еврейской традиции – устраивать трапезу возле могилы праведника, там, где остается «решиму» – остаток его души, постоянно связанный с останками тела… Конечно!

Давид аж подпрыгнул на месте от поразившей его идеи:

– Иешуа готовился к своей роли Машиаха, и поэтому хотел соединиться с душой того, кто мог быть Машиахом в своем поколении. Каждый раз (я слышал это от одного хасидского рабби) каждый раз, когда еврейский народ близок к тому, чтобы признать кого-то Машиахом, будь то Иешуа, Шабтай Цви или кто-нибудь из вождей хасидизма – это поворотная точка в истории всего мира… «Лев Каббалы», рабби Ицхак Лурия, говорил, что у царь Давид был воплощением Адама Ришона – Первого Человека. А Машиах, в свою очередь, будет воплощением царя Давида…

– Добавьте к этому недостающую часть души, которая сейчас хранится в раю, – добавил костяшку на этих счетах Кероп.

– То есть в принципе, царь Давид мог бы знать, что нам делать дальше, – подсуммировал каббалист. – Вот только я не вижу возможности с ним связаться.

Кероп с невинным видом вынул из складок рясы мобильный телефон, но Давид испортил ему все удовольствие, не отреагировав на шутку.

– О том, чтобы вызвать дух царя Давида, не может быть и речи. Последний раз такую штуку проделывала волшебница, вызывавшая дух пророка Шмуэля для царя Шауля. Но, во-первых, я не представляю, как это можно было бы проделать сейчас, а во-вторых, эти вещи строжайше запрещены Торой. И я думаю, что не зря.

– Ну, христианство тоже к спиритизму относится отрицательно, – отец Никанор явно уже имел какую-то свою мысль. – Никто и не предлагает тревожить дух царя Давида. Кстати, Иисус являлся его прямым потомком – так что у него имелась не только духовная, но и материальная связь. А нам надо вызвать кого-нибудь из тех, кого вызывать можно – и вместе с тем, кто напрямую связан с грядущим Пришествием.

– Кого ты имеешь в виду? – удивился каббалист.

– Тебе ли его не знать, – монах усмехнулся (а может, это Давиду просто показалось в окутывавшем их полумраке). – Это архангел Михаил, первосвященник Иерусалима Небесного, князь и защитник народа Израилева.

– Боже, – взмолился Давид, – опять ангелов вызывать! Я уже больше не выдержу!

– Да и мы им, наверху, точно изрядно надоели, – Кероп упрятал свой мобильник обратно в рясу.

Отец Николай, молчавший на продолжении всего разговора с отрешенным видом (он изрядно осунулся за эти дни, обгорел на израильском солнце и приобрел вид какого-то отшельника из ранних веков христианства) сказал:

– Если отец Никанор так считает – надо попробовать. Мы будем пытаться хоть что-нибудь сделать до самых последних минут. Если вы уже устали, то я сам пойду сейчас на могилу царя Давида и попробую призвать архангела Михаила.

– Ага, ночью, – Кероп вполголоса рассмеялся. – Да тебя сразу же заберет охрана и доставит в ближайшую психлечебницу. Готовый «иерусалимский синдром» – это когда чересчур впечатлительные туристы начинают воображать себя Мессиями и творить разные мелкие чудеса. И где ты это хочешь проделывать? На улице?

Давид, не выдержав, широко зевнул, даже с какими-то противоестественными завываниями.

– А может, разойдемся по домам и поспим? – предложил он. – Не думаю, что сейчас от меня будет много толку.

– Каждая минута на учете, – неожиданно серьезно сказал Кероп. – Я тебя прошу, останься с нами.

– Пойдемте хотя бы кофе выпьем, – умоляюще попросил Давид.

– Ну хорошо.

Компания снялась с места (Давид от недосыпания чувствовал себя просто как зомби, да и остальных последние дни измотали до того предела, за которым начинается нервное истощение) и отправилась в небольшое кафе возле улицы Кардо, где отец Никанор на казенные деньги заказал всем по большой чашке крепкого кофе.

Даже привыкший ко всему бармен смотрел на группу, состоящую из монахов и каббалиста, с нескрываемым удивлением, однако спасители мира не реагировали никак. Пускай говорят, что хотят – возможно, уже через 24 часа (плюс-минус пару часов – пустяк по меркам материальной Вселенной) это уже не будет иметь никакого значения.

Отец Никанор первым допил свой кофе, отставил чашку и сказал:

– Странно, почему демон не начал действовать раньше. Почему он выбрал именно наше время, чтобы проявиться в этом мире?

– Может, у него не получалось? – высказал предположение отец Николай.

– Не думаю, – усомнился Давид. – Я видел его возможности…

– Это связано с концом тысячелетия! – Кероп пристукнул чашкой по столу, но каббалист разбил и этот довод:

– Мы все с вами прекрасно знаем, что Иешуа родился раньше той даты, которую Вселенский Собор установил за начало христианского летоисчисления. Если строго говорить, то сейчас идет 2004-й год от рождества Христова. А может, и больше.

– Тогда, значит, Мессия в самом деле должен родиться вот-вот, – отец Никанор резко встал, кофе оказал на него живительное действие. – Пойдемте, поговорим с архангелом Михаилом. Если хоть кого-то из ангелов волнует этот гребаный мир.

Произнеся эту тираду по-английски (в оригинале прозвучало еще более крепкое словечко), отец Никанор отправился к выходу из кафе. Все последовали за ним, а монах решительно взял курс на гору Сион – туда, где похоронен царь-псалмопевец Давид, из потомков которого должен выйти Избавитель этого мира.

– Эй, ну куда вы так сразу! – крикнул сзади задержавшийся Кероп. – Помещение тайной вечери сейчас принадлежит монахам-францисканцам, но у меня там есть свои связи. Короче, нам дадут ключи…

Все с уважением посмотрели на Керопа, а он нагнал Давида и сказал ему негромко:

– А уверены ли мы, что демон Андрас проснулся только сейчас? Возможно, он уже действует тысячи лет.

Пройдя по совсем уже темным улицам Иерусалима к Сионской горе, мимо «армянского угла», постояно заклеенного листовками, напоминающими об учиненном турками геноциде, компания оказалась у комплекса зданий, окружающих могилу царя Давида.

– Осторожно, не поломайте ноги, – предупредил Давид своих спутников.

По темному лабиринту построенных тысячи лет назад комнат-пещер они вышли во внутренний дворик, скупо освещавшийся льющимся из окон склепа электрическим светом. Во двое переминалась с ноги на ногу какая-то темная фигура.

– Отец Домоциан? – бодро крикнул Кероп (столь бурное выражение чувств выглядело не слишком уместно в месте вечного упокоения).

– Да, это я, – фигура подплыла поближе к компании, и все увидели, что это просто-напросто францисканский монах. Из широкого рукава монашеского одеяния звякнула связка ключей.

– Что ты хочешь, Кероп? Показать своим гостям место тайной вечери?

– Это не гости, – ответил Кероп с усмешечкой, в своей привычной манере.

– Они здесь сами хозяева. Нам надо помолиться там, наверху.

– Ладно, – отец Домициан, перебирая ключи, пошел ко входу в здание. Слева от входа – Давид это знал – находилась маленькая дверь, за которой узкая лестница вела на второй этаж. Францисканец повозил в замочной скважине несколькими ключами, наконец нашел нужный, и дверь отворилась. Тут же, возле входа, нашелся выключатель. Щелчок – и крутой подъем осветился ярким светом.

– Все для туристов, – пробормотал монах. – Между прочим, – добавил он, обращаясь уже конкретно к Керопу, – не надо никому рассказывать, что я вас сюда пустил.

Поднявшись, они очутились в совершенно пустой комнате с белеными стенами и серым каменным полом. Францисканец сделал широкий жест руками в сторону гостей и сказал неожиданно:

– Один из вас предаст меня!

– Прежде, чем говорить такие слова, надо дать выпить и закусить, – поддержал шутку Кероп. – Ладно, оставь-ка нас одних…

– На сколько времени?

Группа борцов с демоном переглянулась между собой.

– Не знаю, – честно сказал Кероп. – Но дело у нас очень серьезное. Лучше всего оставь мне ключ, а когда мы закончим, я тебе его занесу.

Отец Домициан несколько секунд поколебался, но потом все же отцепил ключ от связки и бросил его Керопу.

– Надеюсь только, что дело достаточно серьезное, – сказал францисканец, повернулся и вышел.

Отец Николай зачарованно оглядывал комнату – он был здесь первый раз. Впервые попал сюда и Давид, но у него уже не было сил на осмотр христианской святыни.

Отец Никанор нервно прошелся по комнате:

– Ну что, начнем?

Ему самому идея с вызовом архангела Михаила казалась авантюрой, но никаких других вариантов не было, а значит, следовало ухватиться за соломинку (ох, не сломала бы она спину верблюда, пытающегося пролезть в игольное ушко!).

– Кстати, – сказал он, – а не кажется ли вам вся эта паника преждевременной?

Согласно иудейской традиции, Мессия должен появиться по истечении шести тысяч лет от сотворения мира. А мир был сотворен – опять же согласно иудейской традиции – 7-го октября 3761 года до нашей эры…

– Это не мир был сотворен, это Адам – первый человек – родился. А мир Всевышний начал творить раньше – числа эдак второго, если верить тому, что Адам появился на шестой день творения, – Давид не мог удержаться от замечания.

– Пару дней для нас роли не играют… – отмахнулся было отец Никанор, но потом задумался: – А может, и играют… Ладно, я это к тому, что у нас в запасе должно быть еще что-то около двухсот лет.

– Но мы сами прекрасно понимаем, что их нет, – парировал Давид. – Кстати, кроме версии, что Машиах придет в шеститысячном году от сотворения мира, есть еще несколько. Например, что Машиах может появиться и гораздо раньше – за заслуги народа Израиля перед Господом. А в «Зоаре» написано, что Машиах придет тогда, когда исчерпаются души в «Теле». Под «Телом» тут подразумевается место в раю, где хранятся души для земных тел.

– Вы меня уже замучали своей эрудицией, – Кероп, пока происходил этот спор, чертил заранее припасенным мелком разметку на полу. – Спор ваш абсолютно бессмысленен, поскольку кроме иудейской, имеются еще несколько систем летоисчисления.

– Наша, Византийская мировая эра, – вмешался в спор отец Николай, – ведет отсчет сотворения мира с 1-го сентября 5508 года до нашей эры. Так что искомые шесть тысяч лет давно истекли. Кстати, как мы потом будем стирать круги с пола?

Кероп разогнулся, потер поясницу:

– Вот это вопрос! Тряпки у них тут нету?

– Может, и есть, только мы не знаем, где, – отец Николай вынул из-под рясы внушительных размеров носовой платок. – Вот, я пожертвую его заместо тряпки, чтобы мы могли замести следы.

– Хорошо! – и Кероп вернулся к своему занятию. – А вот интересно, чем объяснить такое расхождение в датах? Почти тысяча восемьсот лет – за них же что-то происходило!

– Это демон Андрас, – вдруг сказал отец Николай. – Он должен морочить людей, чтобы они не могли самостоятельно узнать, когда наступит эра прихода Мессии.

Пускай простит меня Давид… и пускай простит меня наша святая Церковь… но может быть, обе даты, которые мы принимаем за точку отсчета сотворения мира, неправильны? И шесть тысяч лет исполняется сейчас, в эти дни?

– О-о, – застонал Кероп. – Как ты умеешь все запутать! Поистине, не зря тебя выбрал демон, чтобы пробраться в наш мир. Ты вполне мог бы служить его заместителем… Ну-ну, не обижайся, я шучу. Хотя, быть может, ты и прав. Мне приходилось общаться с приезжающими в Израиль масонами (я несколько раз вел экскурсии)… Так вот, среди них есть такие, которые отсчитывают летоисчисление со дня сотворения мира, именуемого ими «День Света». А этот «День Света».

Приходится как раз на четырехтысячный год до нашей эры.

– То есть, согласно масонскому летоисчислению, сейчас как раз и исполнилось шесть тысяч лет с начала сотворения мира? Так давайте же торопиться!

– Ну так торопитесь! – Кероп достал принесенные с собой свечи, кинул каждому по одной: – Расставьте, зажгите, и начнем церемонию.

Давид подошел к начерченным Керопом кругам и встал на свое место (остроумный армянин три места пометил крестиком и одно, для Давида, шестиконечной звездой).

Монахи также заняли свои места согласно штатному расписанию, достали листы с молитвами и принялись взывать к ангелу Михаэлю. Одному из семи великих ангелов, обитающих в высшем из духовных миров, где может существовать еще кто-нибудь, кроме самого Бога.

…Молитва тянулась уже явно больше часа. Но взывающие к ангелу уже знали, что только ОЧЕНЬ упорный труд на этой ниве может быть вознагражден. Чтение бесконечно повторялось по кругу, только однажды Кероп в промежутке между двумя раундами спросил у Давида:

– До скольки мы здесь будем? Учти, утром начнут приходить туристы.

– Пока не прогорят свечи, – Давид уже еле держался на ногах, но тем не менее отчетливо (хотя и чуть осипшим голосом) произносил слова призыва к архангелу Михаилу.

В непроглядной темноте за небольшими арочными окнами начал появляться какой-то серый просвет, как будто в хорошую тушь ради экономии добавили обыкновенной водопроводной воды. Каббалист уже было подумал, что церемонию придется свернуть, и отправиться домой несолоно хлебавши, как вдруг прямо с потолка хлынуло пламя, просочившись откуда-то сверху. Все присели, чуть ли не бросившись на землю от страха, но огонь равномерно, толстым слоем растекся по потолку (тут уже стало видно, что это не грубый огонь – пожиратель материи, а духовное пламя). В центре потолка сформировалась огромная огненная капля, которая все увеличивалась, подобно сталактиту, пока не достигла пола, образовав огненный столб, на который невозможно было смотреть без боли в глазах.

– Я разрешаю вам говорить, – донеслось из столба.

– А ты кто? – спросил недоверчивый Давид. Может, и не совсем красиво было так обращаться к ангелу, но они уже были научены горьким опытом общения с демоном, умеющим принимать любое обличье.

– А кого вы вызывали? – поинтересовался прибывший. Видно, с чувством юмора у него было все в порядке.

– Архангела Михаила! – крикнул отец Николай.

– Вот это я и есть.

Огненный столб начал пульсировать, и постепенно принял некое подобие человеческой фигуры – очевидно, для того, чтобы с ним было легче разговаривать.

– Мы вызвали тебя сюда для того… – начал Давид, но ангел перебил его:

– Знаю, знаю. В высших мирах очень обеспокоены тем, что происходит. К сожалению, далеко не каждый может вам помочь.

– А ты?

– Победить царя-злодея Армилоса (вы его именуете демоном Андрасом) я не могу. Не могу даже оказать вам в этом большой помощи. Это дело между Богом и людьми. Поэтому единственный, кто мог бы вам существенно помочь – это Князь Божественного Лика, ангел Метатрон, предстоящий перед Всевышним. И еще – постарайтесь спасти «йехиду», душу Машиаха. Если она окажется у Андраса, все погибло. Для этого узнайте, где находится «Птичье Гнездо» – вы ведь знаете, что душа Машиаха до назначенного времени хранится там.

– Мы думали, что «Птичье гнездо» находится в раю? – дивился Давид.

– А где находится рай? – вопросом на вопрос, как и полагается еврею, ответил ангел-покровитель еврейского народа.

Вопрос, заданный ангелом, в преподавательских кругах обычно называется «наводящим». В том смысле, что он должен наводить на какую-то мысль.

Однако «спасители мира» были уже не в силах что-либо соображать. Греческие монахи просту указали пальцем в небо – дескать, рай находится на небесах, Кероп благоразумно развел руками – он понял, что архангел Михаэль задает этот вопрос не просто так, а Давид просто затряс головой – он был в положении, именуемом у боксеров «грогги» (то есть когда противник по рингу передвигаться еще может, но воспринимать окружающую действительность не в состоянии).

– Если вы узнаете, где находится рай, то сможете спасти Машиаха, – сказал архангел, поняв, как хороший преподаватель, что ответа ему не дождаться. – И еще – вам может ангел Метатрон. С коллелем.

Пламя неожиданно рвануло к потолку (как будто пустили обратным ходом ускоренную сьемку о росте огненного сталактита), растеклось под крышей, ярко осветив нарисованные на полу круги с каббалистическими фигурами, и исчезло.

Архангел Михаэль вернулся к своим привычным занятиям.

– Вы что-то поняли? – спросил Кероп.

– Я – да, – ответил ему Давид, – хотя не думаю, чтобы нам это сильно помогло. Все советы какие-то… непрактические.

– А что значит – ангел Метатрон с коллелем? – спросил отец Николай (он как раз намочил свой огромный носовой платок и принялся вытирать меловые чертежи с пола). – Коллелем, насколько мне известно, называется у иудеев религиозное учебное заведение для взрослых – нечто типа нашей духовной академии.

– С каким коллелем? – задумался вслух Давид. – Может быть, ангел Михаэль имел в виду «Метивта шель Мала» – духовную академию, заседающую в высших мирах, в раю, где праведники разбирают вопросы скрытой части Торы?

– Я так не думаю, – по лицу Керопа было видно, что сейчас ему пришла в голову какая-то остроумная мысль. Вряд ли архангел имел в виду, что мы должны вызвать в наш материальный мир миллионы праведников, которые скопились в раю за тысячи лет. К тому же ты сам говорил, что вызывание духов умерших запрещено Торой. Но ведь есть еще одно значение слова «коллель»!

– Точно! – Давид потер рукой лицо. – Извини, мне сейчас трудно соображать.

Заметив, что греческие монахи недоуменно уставились на него, каббалист пояснил:

– Вы, конечно, знаете, что каждой букве древнееврейского алфавита ставится в соответствие определенное число. Когда мы складываем эти числа, то получаем сумму – «гематрию» слова. Однако к гематрии (результату простого сложения) можно прибавить так называемый «коллель» – единицу (так как само слово представляет собой счетную единицу).

– Почему же мы не воспользовались этим правилом раньше, а зачем-то вызывали архангела Рафаила на армянском языке? – грозно спросил отец Никанор, на что Кероп невозмутимо ответил:

– Потому что этот архангел любит армянский коньяк.

– Вовсе нет, – поспешил успокоить Давид готового вспылить монаха. – Потому, что добавление «коллеля» символизирует нерасторжимую связь Всевышнего с этим словом. Это легко сказать – но как осуществить такое на практике?

Попытка пятая.

– У меня такое ощущение, что мы постоянно движемся от одного тупика к другому, – наконец сказал отец Никанор. – Возможно, так уже происходило четыре раза, и каждый раз мир бывал разрушен, и все начиналось сызнова.

– Евреи привыкли выдвигать претензии Богу, но в данном случае я не могу не присоединиться к их голосу, – заметил Кероп. – В той игре, которую вынуждены играть мы, явный перевес на стороне нашего противника. Уж если сравнивать это с шахматами, то я бы сказал, что мы играем вслепую, при этом противник может менять правила игры, как ему заблагорассудится.

Давид облокотился на подоконник.

– Извините, – сказал он, – но мне сейчас необходимо поспать хотя бы несколько часов, иначе я просто упаду в обморок. Давайте я съезжу домой и немного вздремну, а потом мы продолжим…

– В таком состоянии ты просто не доедешь, заснешь за рулем, – сказал Кероп.

– Тогда я посплю в машине.

– У тебя не такая машина, чтобы в ней можно было спать. В этой развалюхе тебе придется согнуться в три погибели. Сколько я тебе говорил – купи «роллс-ройс» или «кадиллак»…

– Особенно переделанный из катафалка – там прекрасно можно отоспаться сзади, – подхватил шутку Давид. – Так что ты мне посоветуешь сделать – лечь спать прямо на могиле царя Давида?

– И укрыться одним из покрывал, которыми прикрыто надгробье! – Керопа, казалось, невозможно было привести в плохое настроение. – Переночуешь у нас в монастыре, в комнате для паломников.

– А хорошо ли это? – засомневался Давид.

– Другой вариант – можешь пойти к себе в ешиву и лечь там в пещере на лавочке.

– Кончайте шутить, – хмуро заметил отец Никанор. – Нам всем нужно поспать пару часов, иначе мы не сможем приступить к решению загадок, заданных нам ангелом.

В помещении «тайной вечери» погасили свет, дверь заперли на замок, и Кероп повел Давида по лабиринту узких улочек Армянского квартала к своему монастырю.

– Зайдем вот здесь, – сказал он, указав на небольшую калитку в стене и доставая из кармана увесистую связку ключей, не хуже, чем у отца Домициана.

Отперев деревянную дверцу (только-только для того, чтобы пройти некрупному человеку), Кероп подмигнул и сказал Давиду:

– Места надо знать. И армянский язык.

– Что? – удивился Давид.

– Это из одного анекдота.

– Ты все шутишь и шутишь, – проворчал высокий каббалист, протискиваясь в узенькую калитку.

– Если мы проиграем, такой возможности мне уже долго не представится… А как ты думаешь, история каждый раз повторяется?

– То есть каждый раз существуют Давид, Кероп и все вокруг? – Давид обвел рукой небольшой дворик армянского монастыря, обнесенный высокими стенами, куда они попали через калитку (она тут же была вновь заперта хозяйственной рукой Керопа).

– Не думаю. Иначе какой смысл тогда повторять всю игру снова и снова? Нет, каждый раз должны быть разные условия, разные правила игры…

– Только непонятно, почему постоянно игра заканчивается победой демона,

– проворчал Кероп, вытащив из связки очередной ключ и открывая Давиду одну из комнат помещения для паломников – старинного двухэтажного здания с черепичной крышей.

Обстановка внутри комнат была более чем спартанской – узкая кровать, застеленная тонким ватным одеялом (такие одеяла в Израиле почему-то называются «летними», хотя кому здесь летом придет в голову укрываться?), пластмассовая табуретка и столик.

– Все-таки хорошо, что у евреев никогда не было монастырей, – заметил Давид.

– Ладно-ладно, тебе здесь не жить. Поспи часа три-четыре, и снова в бой. В ваших ешивах, между прочим, условия ненамногим лучше.

– Но в ешивах мальчики не проводят всю жизнь, – парировал Давид, усевшись на кровать и стягивая ботинки.

– У нас тоже есть разные кельи, – усмехнулся Кероп. – Бывают такие комфортабельные, что я тебе доложу… Слушай, а почему ангел у нас спрашивал, знаем ли мы, где находится рай?

Давид уже удобно устроился, положил голову на маленькую подушечку (набитую чем угодно, но только не пухом):

– А потому, что большинство людей этого не знает, – произнес он сквозь сон.

– Они думают, что рай находится где-то там, далеко…

Давид страшно зевнул, чудом не вывихнув себе челюсть.

… может, на Луне или на Марсе. Мне один русский еврей говорил, что в Советском Союзе раньше приводили такой атеистический аргумент – дескать, космонавты летали, а никакого Бога не видели.

– У нас всегда подразумевается, что рай наверху, а ад внизу. И нижняя перекладина на кресте, указывающая направление, куда отправились два разбойника, составлявших компанию Иисусу… Один из них уверовал, и отправился в рай, другой же умер в безверии – и место его в аду. Поэтому один конец перекладины направлен вверх, а другой – вниз.

– Тебе что, спать не хочется? – измученно пробормотал Давид.

На самом деле Кероп был утомлен не меньше его, но живость характера не давала ему покоя.

– Все это надо понимать в переносном смысле. И рай, и ад – все находится здесь, в нашей душе.

С этими словами Давид провалился в сон, и уже через минуту он храпел, как паровоз (его жена могла бы характеризовать такое состояние, как крайнюю степень усталости).

Кероп, однако, этого не знал. Он осторожно вышел в коридор, а оттуда во двор монастыря. Казалось, он поймал какую-то мысль, самый кончик – но стоит за него потянуть, и над краем пропасти, куда они катятся, появится спасение. Армянин был знаком с Каббалой, и сейчас старался мыслить так, как мыслил бы Давид. Итак, все миры находятся здесь. И рай, и ад расположены не где-то на Юпитере, а рядом с нами. Точнее – еще ближе – на духовном плане, говоря языком оккультистов (монах оккультистов не одобрял, но с их литературой был знаком, и иногда даже пользовался их терминами).

«Все это совсем близко,» – вдруг подумал Кероп. «Все эти понятия существуют только в нашей душе. Но как до них добраться? Архангел Михаэль сказал, что если мы будем знать, где находится рай, то сможем защитить душу Машиаха. А рай, как и ад, мы всегда носим с собой». Кероп по запутанным коридорам монастыря прошел в свою келью (она отличалась от того помещения, где сейчас спал Давид, только обилием книг), и забылся мертвым сном. Но пока он обустраивал свое скромное ложе, у монаха в голове все время свербила одна мысль:

– Если и рай, и ад находятся среди нас – то где же можно спрятать душу Машиаха?

Давид тоже спал неспокойно. Эта же идея протачивала его сон, подобно жуку-древоточцу, залезшему в деревянный шкаф. «Душа Машиаха находится где-то в нашем мире», – то ли думал каббалист сквозь сон, то ли это ему снилось. «Не на другом конце Солнечной системы или Галактики – туда бы Андрас добрался без труда, как всякий ангел, за несколько взмахов крыльями.

– а где-то совсем близко.

Но демон почему-то в это место попасть не может».

Просыпаться всего через несколько часов неспокойного сна было страшно тяжело. Давид и Кероп в своих келейках проснулись почти одновременно, потом армянин зашел за каббалистом, и они еще долго плескали водой себе в лица в маленьком умывальничке, находившемся в коридоре монастыря.

– Я позвоню отцу Никанору, – сказал Кероп, вытаскивая мобильный телефон.

– А что мы ему скажем? – устало спросил Давид, выходя на свежий воздух (солнце уже взошло высоко и изрядно припекало на закрытом монастырском дворе). – Единственное, что мне стало понятно после нашего с тобой вчерашнего разговора на сон грядущий – что душа Машиаха находится где-то рядом. Но только мы не знаем, где. А демон знает, но никак не может туда добраться.

– Может, мы у него спросим? – ухмыльнулся Кероп, но ухмылка вышла какая-то кривая.

– Это нам ничего не даст. Ну хорошо, скажет нам демон – «Птичье Гнездо».

Находится там-то и там-то.

– Например? – прищурив глаз, спросил Кероп.

– Если бы я мог сказать хотя бы «например», я уже мог бы сообразить и точный адрес. Ладно. Но даже если мы узнаем точно, где находится душа Машиаха – как мы сможем ее защитить? Выставим охрану с автоматами?

Кероп на секунду поник головой, задумался, а потом вспомнил:

– Но архангел Михаил сказал же вчера, что нам поможет Метатрон с коллелем!

– Да как это выполнить на практике?! – Давид даже повысил голос. – Когда я на бумажке считаю сумму чисел, обозначаемых буквами, я приплюсовываю единичку, и у меня получается на эту единичку больше. Тогда слово «Метатрон» будет «весить».

Не 314, а 315 – то есть силой своей он сравняется с Андрасом. Но на практике – какой духовный процесс должен соответствовать тому действию, которое мы обозначаем прибавление единицы?

– Думай, Кероп, думай! – стукнул себя армянин по лбу ладонью. – Один день у нас остался – 24 часа…

– Какие 24 часа! – закричал Давид. – Сутки кончаются с заходом солнца! У нас есть от силы часов восемь!

– Спокойно, спокойно, – Кероп начал ходить взад-вперед, как маятник. – Почему архангел Михаил сказал, что нам поможет только Метатрон? Потому, что он самый главный из арангелов? Нет никого выше?

– Да нет! – Давид тоже вскочил. – Потому, что Метатрон тоже участвовал в разделении душ!

– Каком разделении душ? Объясни, – не понял Кероп.

– Согласно представлениям Каббалы, существует пять уровней души – начиная с нижнего: нефеш, руах, нешама, хая и йехида. После того, как Адам согрешил, йехиду у него отняли и спрятали в том месте, которое мы ищем – в «Птичьем Гнезде». Но у него отняли также и более низкий уровень души – хаю.

– для того, чтобы позже передать ее…

– Еноху! – догадался Кероп. – Тому праведнику, который был потом живым взят на небо и стал Князем Божественного Лика!

– То есть когда-то их души были частью души однго человека. Причем Ханох-Метатрон всего на один уровень «ниже», чем Машиах. Вот этот уровень мы и должны ему добавить. – Что-то из жаргона компьютерных игр, – пробормотал Кероп.

– А ты откуда знаешь? – удивился Давид. – Играл когда-нибудь?

– Видел… Не отвлекайся. Пока все эти теоретические рассуждения не на шаг нас не приблизили к пониманию того что мы сейчас должны делать. Мы только знаем, что архангел Метатрон помог бы нам, если бы мы сделали что-то такое, чего пока не знаем сами…

Давид, казалось, испытывал крайнюю степень нервного возбуждения. Он, не останавливаясь, ходил по дворику, сжимая и разжимая кулаки.

– Я вспомнил! – крикнул он наконец. – Все! Все! Задача решена!

– Что мы должны делать? – подбежал к нему Кероп.

– Погоди, пока не знаю. Но вот послушай – я все время думал, где же находится это место, куда демон Андрас не может попасть, чтобы взять в плен душу Машиаха. И тут вспомнил – в Каббале говорится, что есть такой мир, который называется «Весь Израиль». Это такой духовный план, куда Сатан (а демон Андрас – это один из его компании, понятно) не может войти. Где же он находится?

– В Израиле? – предположил Кероп.

– Нет! В центре души каждого еврея есть точка, которая является неделимой частицей Божества, и это и есть «йехида», и их мистическое соединение и называется «Весь Израиль», и они же, слившись, образуют в будущем душу Машиаха.

– Гениально! – вздохнул восхищенно Кероп. – Не хранить душу в одном месте, пусть даже и труднодоступном – потому что демон, все время меняющий правила игры, может туда попасть; а раздать ее по частям – так же, как драгоценную картину разрезать на мельчайшие части и разделить ее между миллионами людей, чтобы в один прекрасный день эта картина собралась снова.

– Демон Андрас не может одновременно забрать «йехиду» у всех евреев, – закончил Давид.

– Тогда чего же он нас пугает? – вдруг перебил Кероп его рассуждения. – Очевидно, Мессия должен родиться вот-вот, и тогда все эти души соберутся в одном теле! Кстати, как мы узнаем, кто будет Мессией? «Йехида» как-то по особому проявляется?

– Конечно! Мы наблюдаем проявление высшего уровня души либо у самых совершенных праведников (но на деле такое встречается редко), либо у евреев в момент, когда они должны отдать душу за Всевышнего… – при этих словах Давид помрачнел. – Например, во время Катастрофы многие евреи перед смертью читали «Шма, Исраэль».

– Тогда нам нужно всего лишь имитировать акт самопожертвования, – сказал Кероп спокойно (Давид не стал его перебивать, поняв, что в хитрой голове армянина уже сложился план). – Как-то я поинтересовался, почему евреи, читая молитву «Слушай, Израиль…», закрывают глаза. И мне ответили, что в этот момент они готовы пожертвовать жизнью за славу Господа, а закрытые глаза символизируют, что молящийся уже как бы умер или по крайней мере готов к смерти. Если бы нам удалось организовать чтение всеми евреями молитвы «Шма, Исраэль», и при этом одновременно вызывать архангела Метатрона, их совместные «йехидот», проявленные в этот момент, могли бы служить «коллелем». Точнее, недостающей единицей – мостом, наводимым между человеком и Всевышним.

Кероп, достав упрятанный было в карман мобильник, начал набирать номер отца Никанора, при этом одновременно двинулся к калитке:

– Пошли, чего же ты ждешь?

– Легко сказать, – Давид с трудом подавил зевок. – Заставить всех евреев читать «Шма, Исраэль»… Когда добрая половина из них и в синагогу-то не ходит.

Хотя, может, если не всех евреев к этому привлечь, а хотя бы большую часть… Но самое главное – как мы это сделаем?

– Да, проблема, – только тут Кероп сообразил, что бурные события последних дней, когда борьба с демоном была в самом разгаре, обошли Израиль стороной. – Боюсь, если мы сообщим об этом по радио, нас просто упрячут в сумасшедший дом.

Тем временем они вышли из монастырского дворика и зашагали в сторону Еврейского квартала. Прохожие кидали косые взгляды на их возбужденный вид и всклокоченные бороды.

– Но погоди, есть люди, более авторитетные, чем мы… Хотя нет, в такую историю поверить трудно. Разве что коэны, которые собирались у рава Элазара, видели Андраса…

– А когда вообще евреи читают «Шма»? – спросил Кероп. – Ну, в утреннюю молитву, вечернюю… Но ведь молятся люди в разное время – кому-то на работу к шести утра, а кому-то к девяти.

– Еще перед сном… Ну и перед смертью, естественно. – ответил Давид. – Тогда читают «Шма» даже те, кто всю свою жизнь прожил вне синагоги. О!

– Что – «о»!

– Мы их напугаем!

Встретившись с греческими монахами, Давид и Кероп быстро разработали подробный план. Согласно ему, от имени виднейших каббалистов (тут Давид расчитывал на помощь рава Элазара), а также глав церквей следовало сделать заявление о имевшем место ночью видении – дескать, Израиль постигнет разрушительноне землетрясение. Если об этом сообщить по радио о по телевидению (а в Израиле, как нигде, любят панические новости), то в определенный час толпою можно будет манипулировать, как угодно. Тем более, что всего делов-то – прочесть «Шма, Исраэль».

Затрещали мобильники. «Баба Элазар», согласившись с планом, развел титаническую деятельность. Вселенский Патриарх, которому эта история уже несколько дней не давала спать, подтвердил полномочия отца Никанора делать от его имени любые заявления – хуже уже не будет.

К вечеру площадь перед Стеной Плача была полна, так же, как были забиты все синагоги страны. Давид взял ключи от туннелей, ведущих вглубь Храмовой горы, и в одной из пещер они начали церемонию вызова ангела Метатрона, в то время как снаружи рав Элазар дирижировал чтением молитвы.

«Шма, Исраэль…» – только глухо доносилось вглубь скалы, подобно прибою шумевшего вдали людского моря. Давид и монахи по очереди читали призывы к ангелу, все повышая и повышая голос. До захода солнца оставались считанные минуты.

– Все, хватит, – раздался вдруг голос за спиной Давида.

Каббалист обернулся, и увидел выходящего из туннеля старика в белых одеждах, с длинной седой бородой.

– Не мешайте нам, дедушка, – несколько раздраженно сказал Кероп. – Дело серьезное.

– Но вы же хотели меня видеть?

– Вас? – удивились все.

– Я Ханох, сын Йереда. И я же – ангел Метатрон. Если бы я появился здесь в своей огненной форме, вы не смогли бы этого выдержать, духовное пламя спалило бы вас. Что вы хотели?

– Вы можете победить демона Андраса? – напрямик спросил Давид.

– С вами – могу, – ответил ангел. И, секунду помолчал, добавил: – Все.

В это время снаружи донесся крик толпы. Это люди увидели, как над Храмовой горой появился гигантский образ крылатого человека с головой ворона. Человек этот сидел верхом на черном волке.

Видение продолжалось долю секунды, а потом образ разлетелся на огненные куски, тут же истаявшие в быстро темнеющем небе.

– Все, – сказал Ханох. – Вы победили царя-злодея.

– Не скажу, что это было просто, – Кероп утер пот со лба. – Но почему же люди проиграли первые четыре раза?

– Кому вы поверили? Демону? – ангел рассмеялся. – Люди выигрывали каждый раз.

Все еще улыбаясь, Князь Божественного Лика повернулся и исчез в туннелях Храмовой горы.