Учимся говорить публично.

Мы молчим, мы думаем.

Я рот открыла, ты — закрыла! — На следующем уроке ты у меня не слижешь! — Иди отвечать с места!

***

— Саша, не бубукай, пожалуйста... — Я не бубукаю. — Бубукаешь... — Не бубукаю. — Бубукаешь! (Из фраз учителей на уроке).

Даже если одному человеку мне удастся помочь, буду рад.

А он, тот единственный ученик, научит другого. Уже хорошо.

После публикации школы «Учимся говорить публично» в журнале «Студенческий меридиан» на нее пришло около пяти тысяч откликов.

Естественно, мне приятно было почувствовать отдачу.

Буду признателен всем, кто в этот раз пришлет мне свои отчеты, рассказы, предложения, критические замечания. Зачем мне это нужно?

Моя цель — не просто помочь тем, кто хочет научиться говорить; нет, она эгоистичнее — я хотел бы получить замечания, которые учту при подготовке расширенного издания книги.

Один из занимающихся спросил меня: а насколько школа может помочь ему, действительно ли он научится хорошо говорить, если выполнит все упражнения?

Невероятно трудный вопрос. От меня требуют гарантий. А как их дать? (В устной речи задавать вопрос и отвечать на него — эффективный прием, речь становится понятнее и эмоциональнее.).

Все зависит от того, на каком уровне находится мой ученик. Гарантирую: если вы выполните все упражнения честно (прочтете рекомендованные книги, выполните все задания, постоянно контролируя себя, поверите мне как учителю, меньше будете обсуждать мои рекомендации и больше работать), то вы улучшите свою устную речь по сравнению с тем уровнем, на каком находитесь сейчас.

Вы молчун. На вопросы отвечаете не словами да или нет, а кивком головы: наклон вниз — да, поворот влево и вправо — нет. Некоторые люди на тот или иной вопрос отвечают мычанием (мне трудно воспроизвести это буквами) — ыуым (да), эыэ (нет). После прохождения курса вы сумеете легко произносить эти слова. (Надеюсь, что некоторую утрированность примера, доведенную до парадокса, все поняли. Иногда стоит упростить мысль, а то и довести ее до абсурда, чтобы другие тебя лучше поняли.).

Но если вы нормально общаетесь, не испытывая особых сложностей, то после прохождения курса станете говорить значительно лучше.

Почему же мы умеем говорить? Да не учили нас этому ни в детстве, ни в юношестве, ни в школе, ни в институте.

Впрочем, а не преднамеренно ли это делалось? Это же было удобно для правителей — то, что большинство не умеет говорить, стесняется, боится выступать, боится высказать собственную мысль.

Как вы думаете, почему более семи десятилетий риторика, ораторское искусство, а оно насчитывает несколько тысячелетий, вспомним Грецию и Рим, изгонялись из учебных заведений в нашей стране?

Я получил в свое время огромное количество писем от желающих заниматься в нашей школе. Среди них немало прекрасно написанных, но авторы сетуют: писать могут убедительно, а говорить — нет.

«У меня проблема, — пишет Н.Боровых из города Владивостока. — Со своими близкими, друзьями, родными я разговариваю нормально. А вот с новыми знакомыми, в обществе, где много людей, или с людьми, которых едва знаю, или после того, как я давно не видела человека и вдруг встречаю его случайно на улице или где-нибудь еще, у меня пропадает дар речи. Я и рада видеть старых знакомых, но у меня начинают трястись руки, а иногда и губы, и я напрочь забываю все, о чем хотела сказать. И в это время я себя ненавижу. Я быстро прощаюсь с человеком, придумываю какие-нибудь отговорки и ухожу. Я отказываюсь от приглашений на торжества, я не могу работать там, где бы мне хотелось, да и вообще...».

Конечно, проводить занятия заочно сложно. Нужен индивидуальный подход. Но уверен, что моей заочной ученице, как, впрочем, и многим другим, страдающим от застенчивости, часто возникающей неловкости при общении, особенно когда нужно выступить, поможет книга Ф.Зимбардо, которая так и называется — «Застенчивость». Если эту книгу не просто прочесть, а проработать, то, не сомневаюсь, успех обеспечен. Советую прочесть книги М.Литвака, Н.Козлова.

«Мне 16 лет, — сообщает Ирина из Екатеринбурга, — мне хотелось бы поучиться правильно и хорошо говорить. Все мне говорят, что я ужасная болтушка, но мне кажется, что говорить много так же плохо, как и говорить мало. К тому же, кроме этого, у меня еще один существенный недостаток речи — неумение кратко и точно выразить нужную мысль. Я слишком много лью воды».