Учимся говорить публично.

Этюд 66.

Два мальчика осматривают в музее мумию и видят перед ней табличку: «2454 г. до н.э.». — Что это здесь написано? — спрашивает один. — Наверное, прежний номер его мобильного телефона или номер его аськи, — отвечает другой. (Из выдуманных историй).

Надеюсь, что все помнят задание, когда я просил поразмышлять о том, как лучше говорить по телефону.

Итак, зазвонил телефон.

Один, два, три, четыре, пять... звонков. На каком звонке лучше всего брать трубку?

Поднимайте трубку, когда вам удобнее, но не заставляйте долго ждать. Я знаю любителей подсчитывать звонки: десять, пятнадцать, и только после этого они берут трубку. А поскольку звонки их раздражали, то они и в трубку произносят раздраженно: «Алло, слушаю» или короткое «Да». А смысл один: ну кто там еще, кого нелегкая принесла?

Сняв трубку, произносите как можно приветливее: «Алло», «Я слушаю», «Добрый день».

Один мой знакомый любит начинать телефонный разговор, произнося: «Да-да». При этом его «да-да» звучит невероятно любезно, он как бы заранее вас предупреждает: я всегда к вашим услугам, о чем бы вы меня ни попросили, постараюсь выполнить.

Самое плохое (наверное, многим приходилось с подобной ситуацией сталкиваться), когда тот, кому вы звоните, после двух-трех фраз меняет интонацию разговора: с безразличной переходит на участливую или, наоборот, с участливой — на безразличную.

Берет такой человек трубку и чуть ли не рычит: «Да, слушаю...» — а через несколько секунд выясняется, что звонит или его начальник, или нужный человек. Раздражение улетучивается, в голосе — елейные нотки: «Ах, я так рад, что вы мне позвонили, очень рад, нет-нет, что вы, я свободен, я внимательно слушаю вас».

Мой совет (право, это украсит вас): постарайтесь со всеми, кто бы вам ни звонил, быть одинаково вежливым.

Вечный спор: кто должен первым называть себя — тот, кто поднимает трубку, или тот, кто звонит?

Если звонок раздается в организации, то снявший трубку должен назвать организацию и свою фамилию.

Подобное начало быстро отсекает ошибочные звонки, нередкие из-за сбоев на телефонной станции.

Отвечая так, вы задаете деловой тон телефонного общения. Исключается анонимность, что очень важно, когда нужно выяснить, кому вы передали ту или иную информацию.

Как все элементарно. Но в 95 процентах случаев пока о подобном можно только мечтать.

В редакции одной газеты собралось в комнате несколько человек. Кто-то рассказывает анекдот. Звонит телефон. Трубку никто не снимает. Телефон звонит. Финал анекдота. Все смеются. Один из слушателей все же снимает телефонную трубку и сквозь смех пытается произнести: «Алло». Нужны ли комментарии?

Наверное, всем знакома и другая ситуация: там, куда вы звоните, трубку поднимают, но сотрудник продолжает беседовать с коллегами, не с вами. Вы терпеливо ждете, наконец вам вместо «Простите, что задержал вас» — резкое: «Да, говорите...».

Предположим, нужного вам человека не оказалось на месте. Вы интересуетесь, когда он будет, или просите оставить записку, что звонил такой-то и просил то-то. А вас грубо прерывают: «Слушайте, мне некогда с вами говорить» — и бросают трубку.

Вы огорчены. И хотя не видели нагрубившего человека, чувство злобы и бессилия настолько овладевают вами, что сердце начинает биться учащеннее и хочется принять успокоительное.

Грустно, когда так отвечают сотрудники магазинов, различных контор, но точно так же вам могут нахамить в театре и, самое страшное, в милиции, в справочной железнодорожного транспорта, на междугородной телефонной станции, в справочной службе больницы.

Совет в этой ситуации один — запастись терпением, быть к этому готовым и помнить, что вашу злость, обиду, огорчение и раздражение все равно никто не почувствует и не разделит, а жизнь вы себе можете сократить.

Поэтому воспитывайте в себе хладнокровие; оно пригодится вам и тогда, когда придется выступать публично, а слушатели проявят неуважение, непонимание, а то и откровенное хамство. И в такой ситуации единственный способ достойно выйти из положения — хладнокровие и юмор.

Когда вы звоните кому-либо домой, разговор стоит начать по-другому.

Если вы не уверены, что трубку снял тот, кому вы звоните, то, естественно, попросите пригласить к телефону нужного вам человека, при этом не забудьте назвать свое имя. Зачем? Если человек будет знать, кто его спрашивает, то он подготовится к разговору, пока идет к телефону.

Казалось бы, элементарно, но ведь абсолютное большинство так не поступает.

Даже если трубку снял тот, кто вам нужен, все равно назовите себя — из-за плохой слышимости или по другой причине вас могут сразу не узнать, а спросить, кто звонит, бывает неловко. И начинается разговор, один из участников которого мучительно пытается узнать, с кем же он говорит, а другой, делая вид, что не понимает этого, испытывает садистское наслаждение: «Не можешь догадаться, кто звонит? Думай, брат, думай, размышляй, мучайся...». Наконец тот, кому звонят, не выдерживает и спрашивает: «А кто это говорит?» В ответ, вместо того чтобы назваться, над ним подтрунивают: «Да ты, Петя, совсем обалдел, что ли, Коля это!».

Никогда так не поступайте. Не унижайте тех, с кем вы решили поговорить, не унижайте себя.

Не удивлюсь, если кто-то пришлет письмо и упрекнет меня в детсадовском уровне разговора. Но согласитесь, ведь порой именно так проходит наше телефонное общение.

Лучше всего, прежде чем начать беседу, поинтересоваться, есть ли у человека время для разговора с вами или лучше перезвонить. Ведь тот, кому вы звоните, может пребывать в дурном настроении. Или в его кабинете находятся посторонние люди и ему неудобно разговаривать с вами при них, но сказать это вслух он не решается: можно обидеть присутствующих. Разговор, конечно, состоится, но результат вас огорчит.

Юрий Владимирович Никулин рассказал мне анекдот про телефон.

Помощник Брежнева встречается с Рейганом, он удивлен, почему у американского президента на столе только один телефонный аппарат.

— Вы президент! А у вас всего один аппарат. Почему? У нашего генсека более 20 аппаратов на столе.

Рейган улыбнулся и ответил:

— Я могу говорить одновременно только с одним человеком и держать только одну трубку и только у одного уха. Зачем мне много аппаратов?

У меня много прямых телефонов разных начальников, но я редко ими пользуюсь, предпочитаю звонить через секретаря, ибо он всегда может сообщить мне о настроении шефа, а я не рискую начать разговор, если человеку не до меня. Прямыми телефонами я пользуюсь в редчайших случаях — когда секретарь упорно не хочет соединить или не снимает трубки, действуя по анекдоту:

Начальник приходит в отчаяние от своей новой секретарши, которая не подходит к телефону, сколько бы тот ни звонил. Наконец он в раздражении выговаривает ей:

— Поймите же, это ваша прямая обязанность — брать трубку!

— Хорошо, — отвечает секретарша, подняв на него невинный взгляд, — но ведь в девяти случаях из десяти это звонят не мне, а вам!

Кстати, о секретаршах. Если секретарша обещала вам перезвонить, когда ее шеф освободится, чтобы соединить с ним, то знайте: в 96 случаях из 100 она этого не сделает. Помощники, секретари да и вообще многие должностные лица никак не могут понять: им же самим лучше перезвонить вам, чем через каждые полчаса снимать трубку телефона на ваши звонки. Увы!

Выдам вам одну тайну. Когда Юрий Никулин хотел, чтобы его обязательно с кем-то соединили, он иногда серьезно, а порой в шутку, отвечая на вопрос, откуда звонят, так представлялся секретаршам: «Из золотого фонда России. Из фонда Рокфеллера. Из посольства Чуквамии». Или придумывал еще что-то позаковыристее. Казалось бы, хороший способ. Срабатывает. Но не советую им пользоваться. То, что получается у прославленного артиста, у вас не выйдет. Соединить соединят, но как только выяснят, что вы просто, скажем, Пупкин, трубку бросят, и вам потом не скоро удастся поговорить с нужным человеком. И помните: такие розыгрыши не забываются.

Еще один совет (только поймите меня правильно): никогда не звоните и тем более не ведите деловых переговоров, когда вы сильно навеселе. На пьяную голову можно такое наговорить, что потом вам будет очень стыдно.

Р.S. Вы, наверное, отметили: начав подробно объяснять, как нужно общаться по телефону, я вдруг круто разговор оборвал. Так нередко поступают ораторы: обратятся к какой-либо теме, а потом увидев, что регламент поджимает, резко закругляются, комкая выступление. Так поступать не следует.

Можно было бы закончить, например, так: «Мы сегодня затронули важную тему. Но успели рассмотреть лишь один аспект проблемы — как начинать телефонный разговор. Впереди у нас еще будут встречи, и я обязательно продолжу эту тему, а пока прошу вас: проанализируйте, как начинаете разговор вы, как начинают телефонное общение ваши коллеги, что вам нравится, а что вызывает раздражение».

Для подобной концовки мне понадобилось менее 50 секунд, и на это время превысить регламент можно. И эффект от выступления был бы большим, нежели закончить так, как в первом варианте. Вы согласны?