Вампир Полумракс.

Глава 1. ЗАМОК НА ОСТРОВЕ.

Примерно тысячу лет назад шотландский клан Кармайклов начал войну с кланом Макдональдсов, который подло захватил пастбище на берегу реки Клайд, хотя всем известно, что оно принадлежало Кармайклам с незапамятных времен.

Через девяносто лет отчаянной войны клан Кармайклов был разбит, частично рассеян, а наиболее упорные из его членов покинули на лодках родные края и переселились на остров Элис, где построили замок Литтлхайкастл.

Остров Элис, о котором вы, может быть, читали, насчитывает милю в длину и примерно шестьсот шагов в самом широком месте. Он совершенно бесплоден, пресную воду там собирают в выбитые в скалах бассейны, и Кармайклы существовали лишь тем, что привозили из Шотландии. А если снова начиналась война или затягивался зимний шторм, то надежда была только на рыбу, которую ловили в бурном море. Известно, что в середине XVI века обитателям замка Литтлхайкастл пришлось питаться рыбой четыре месяца подряд.

Высадиться на остров можно лишь в маленькой бухте Андеркаррент, и то только во время отлива, потому что, когда начинается прилив, могучие волны Атлантики заполняют бухту, и тогда к острову лучше не приближаться.

Сам замок Литтлхайкастл состоит из высокой каменной башни – домена, которая всегда служила маяком и наблюдательным постом, а также двух длинных строений, сложенных из каменных плит. В одном из них, двухэтажном, жили глава клана и его родственники, а в малом, но длинном строении ютились рядовые воины. Кроме того, между башней и домом предводителя находилась маленькая церковь.

Все эти строения были обнесены стеной с воротами, сколоченными из бревен, выброшенных волнами.

А за стеной замка кучкой толпилось несколько каменных хижин, где жили рыбаки, каменщики, плотники, кузнецы и прочие нужные в хозяйстве люди и их семьи.

Но даже в лучшие времена население острова редко превышало сто человек. И если бы не недоступность острова Элис и не дурной характер его обитателей, Кармайклам никогда бы не устоять.

А так они устояли и прожили на острове восемьсот лет.

В последние столетия обстановка в Шотландии изменилась. Шотландские кланы перестали воевать между собой и сопротивляться англичанам. Шотландцы стали ездить в Лондон по железной дороге и даже летать на самолетах. Клан Макдональдс выдвинулся в первые ряды капиталистического мира, потому что предприимчивые Макдональдсы стали торговать своими фирменными булками. Они резали булку пополам и вкладывали в нее все, что не доели за обедом. Булки стоили очень дешево, и Макдональдсы открыли по всему миру столовые, где можно было купить такую булку, которую назвали биг-мак. Как-то один из Макдональдсов познакомился с венесуэльской красавицей, сеньорой Пепси Колой. А эта Пепси от своих родственников получила в наследство рецепт венесуэльского кваса. Как только Джонни Макдональдс увидел прекрасную черноглазую Пепси и она угостила его венесуэльским квасом, он понял, что никогда не расстанется ни с красоткой, ни с квасом. Он поставил производство кваса на промышленную основу, и с тех пор в столовых Макдональдсов вместе с биг-маком стали подавать квас, который Джонни в честь своей молодой жены назвал пепси-колой.

Разумеется, когда Макдональдсы занялись бизнесом, им уже дела не было до бесплодного острова Элис и последних упрямых Кармайклов. Они даже о них забыли. И неудивительно, что, воспользовавшись их забывчивостью, Кармайклы совершили набег на пастбище на берегу реки Клайд и захватили его.

Начались многолетние судебные тяжбы, но до сих пор суд не определил, кому же это пастбище принадлежит. А пока суд да дело, упрямые Кармайклы переселились на пастбище и разводят там овечек. А неуютный замок Литтлхайкастл да и весь остров Элис опустели.

Пустой остров и пустой замок постепенно обрастали легендами и выдумками, как днище корабля ракушками. Редкие туристы забирались на островок, а когда ничего интересного, кроме каменных стен да развалин, не находили, то начинали фантазировать.

Понемногу замок на острове Элис стал самым знаменитым местом в Шотландии, и в газетных статьях, написанных туристами, которым из-за непогоды пришлось заночевать на острове, или журналистами, пролетавшими над островом на вертолете или флаере, появились чудеса, о которых Кармайклы и не подозревали.

Говорили, что под замком в скалах выдолблены глубокие подземелья. Там есть камеры, чтобы пытать пленных Макдональдсов, есть бассейн, в котором на случай голода Кармайклы разводили слепых жемчужных рыб. Эти рыбы росли до акульих размеров и нападали на туристов, поскольку, кроме туристов и случайных комаров, залетавших в подвалы, питаться им было нечем.

А еще глубже, в самых тайных и недоступных подземельях, хранятся бесценные сокровища Кармайклов, о которых они и сами забыли. Все это было награблено на судах, проходивших мимо острова.

«Ну, проходили суда... А при чем же тут замок?» – спросите вы.

А журналисты на это отвечали:

– Дело в маяке. Маяк точно так же мигал – три зеленые и одна красная вспышка через две минуты, – как и маяк Шлопфилд у входа в устье реки Саксенборо, где стоит город с таким же названием. Поэтому торговцы, которые спешили в Саксенборо, меняли курс и неслись прямо на скалы у бухты на Элисе. А Кармайклы спокойно вытаскивали сундуки с погибших кораблей.

Наконец, журналисты и туристы клялись, что в замке водится привидение не то юного Макдональдса, задушенного в плену, не то не менее юной Дианы Соксберри, которую хулиганы Кармайклы заманили в замок и уморили голодом.

Эта история имела место восемьсот лет назад, и ей не верят даже Макдональдсы.

Но тем не менее у острова такая дурная слава, что Кармайклы просто отчаялись.

Сначала они хотели устроить там базу отдыха для скалолазов. Но скалолазы отказались, потому что они не умеют плавать по морю, а иначе на остров не попадешь. Кармайклы сказали: «Возьмите флаер». А скалолазы возразили: «На ваших скалах живут такие злобные бакланы и чайки, которые высиживают там птенцов, что они заклюют любого скалолаза и не поморщатся».

Потом Кармайклы предложили миллиардеру Джеральду Бабкину из Колорадо-Спрингс купить замок и перевезти его на родину. Джеральд Бабкин уже готов был решиться на эту покупку, потому что в его имении как раз не хватало настоящего шотландского замка, который здоровски гляделся бы рядом с отрезком Великой Китайской стены, сложенной из настоящих кирпичей, которые для Бабкина изготовили в Одессе на Малой Арнаутской улице. Но тут Бабкина расстреляли из гранатометов братаны из Харькива, не поделившие с ним город Колорадо-Спрингс.

Тогда Кармайклы махнули рукой на свой замок и стали разводить овощи для туристов на берегу реки Клайд. А свитера из шерсти овечек прославили Кармайклов на весь Эдинбург.

И тут пришел Рони Робинсон со своей идеей.

Рони Робинсон работает в Институте палеогенетики.

Этот институт трудится над изучением генов наших предков, а также древних вымерших животных.

Если вы что-нибудь забыли, давайте вспомним.

Любой организм состоит из клеток. И арбуз, и динозавр, и комар. В каждой клетке спрятаны гены. А в генах записаны все особенности организма.

Представьте себе: в арбузе или комаре есть миллион клеток. И в каждой такой клетке лежит что-то вроде магнитофонной ленты, а на ленте записано, какого цвета у комара ножки, есть ли у него прыщик на левом ухе, как он ходит и летает.

Еще сто лет назад в конце XX века ученые научились читать эти записи. И не только читать, но и копировать. Была бы клетка, был бы ген, а уж скопировать его мы сможем!

Это называлось клонированием. То есть берется клетка, и по имеющейся в ней информации строится точно такая же клетка.

Был комар – стало два комара!

Был арбуз – стало два одинаковых арбуза.

Была овечка Долли – и появилась у нее близняшка Полли.

Как вы знаете, любой живой организм скопировать нетрудно, даже внести в него изменения можно. И это называется генной инженерией.

Раньше инженеры имели дело со станками и кирпичами, а теперь с овечками или слонами.

Людей копировать, конечно, запрещается. На этот случай есть строгие законы, которые, правда, иногда нарушаются, потому что всегда найдутся люди, которым выгодно их нарушать.

В Институте палеогенетики давно уже изучают гены животных, которые вымерли, исчезли с лица Земли миллионы или тысячи лет назад. Там стараются понять, какими были гены в то время, пытаются их прочесть и расшифровать.

Долго бились над этой проблемой.

И вот – получилось!

В институте прочли ген мамонта, а потом и повторили его. Да так повторили, что вырастили из одной клетки нового мамонта. Был мамонт вымершим животным, а теперь стал самым обыкновенным.

С мамонтом все просто – от него сохраняются бивни. Находят его шерсть и даже целые замерзшие туши. А как быть с древним динозавром? Если и отыщешь его кость, окажется, что ей сто миллионов лет!

Но и с этими трудностями справились.

Сначала палеогенетики отправились в Институт времени и попросили пустить их в мезозойскую эру или еще дальше – к самому началу жизни на Земле. И оттуда они стали привозить скорлупки яиц ящеров, крылья бабочек, клочки шкур змей, которые те сбрасывали, меняя кожу.

Вернувшись домой, палеогенетики попытались выделить из своих трофеев гены, а потом, когда это удалось, вырастить вымерших животных в лаборатории.

Сначала они вывели маленького ящера, размером с письменный стол. Он получился верткий, шустрый, нахальный и прожорливый. Причем ему было все равно, что есть – батон хлеба, торт, который молодые специалисты испекли на день рождения главного бухгалтера, любимую трость директора института или черепаху Годзиллу, которая жила в институте уже двадцать лет и никому не мешала. Правда, кошку Машку ящер сожрать не смог – она ему всю морду исцарапала!

Ящера заперли в кладовой для старой мебели, и когда через два дня туда заглянули, то оказалось, что мебели уже не осталось, а ящер еле помещается в комнате.

А к тому времени ученым удалось восстановить по генам морского змееныша, птеродактиля и саблезубого тигренка, у которого были такие длинные клыки, что пасть не закрывалась.

Все новые и новые животные появлялись в стенах института.

Ведь если ученые примутся за дело, их уже никто не остановит. Нет людей более опасных, чем ученые, увлеченные своим делом. Им так интересно добиться цели, что они забывают о последствиях.

Вот и в институте вскоре развелось столько тварей, в основном глупых, злобных и прожорливых, что научные сотрудницы перестали ходить на работу – жить-то хочется!

Надо было что-то делать!

Сотрудницы и жены сотрудников требовали, чтобы ящеров, удавов и тигров куда-нибудь отдали.

Участковый инспектор, который был убежден, что не сегодня-завтра чудовища вырвутся наружу и сожрут весь район, хотел, чтобы ящеров усыпили, сделали бы из них чучела и поставили в музей – по крайней мере, чучела не кусаются.

А Рони Робинсон пришел к директору и сказал, что у него есть идея.

– Знаю, – сказал директор, которому уже надоело объясняться с сотрудницами, сотрудниками, женами сотрудников, милиционерами и Обществом защиты беззащитных животных. – Мы должны отдать наших крошек в зоопарк или в цирк.

Директор был печален, он не хотел расставаться с творениями своего института.

У него на коленях сидела оранжевая лягушка размером с собаку, он чесал ее там, где у людей расположено ухо. А лягушка тихо квакала, а может быть, пела.

– К сожалению, из этого ничего не выйдет, – сказал Рони Робинсон, – потому что ни один зоопарк на Земле наших крошек не возьмет. Они не смогут их прокормить и содержать, как положено. О цирке и говорить не приходится.

– Так что же вы предлагаете?

– Я предлагаю устроить наш собственный зоопарк. Зоопарк ископаемых чудовищ. Палеозоопарк! Есть же в Москве Космозо для инопланетных зверей.

– Где же вы устроите такой зоопарк? – спросил директор. – Я свой институт не отдам.

– Мы купим остров, – сказал Рони Робинсон. – К нам будут ездить туристы и покупать билеты.

– А в этом что-то есть, – сказал директор и впервые за две недели улыбнулся.

Лягушка протянула лапку и нажала на кнопку. Через две минуты в кабинет прибежали все палеонтологи. Началось совещание.

Идея всем понравилась. Надо было только придумать, где разместить такой странный зоопарк.

Этот зоопарк должен находиться не очень далеко от всех больших городов, чтобы детям и взрослым было удобно туда добираться. Но в то же время он должен быть изолированным. А вдруг какой-нибудь саблезубый тигр вырвется на волю? К тому же желательно, чтобы рядом было море. Ведь ученые решили восстанавливать не только сухопутных животных, но и морских. И климат там должен быть не очень жаркий, но и не самый холодный.

Ученые собрались на конференцию и спорили две недели. Может, они бы и раньше договорились, но там оказались делегаты от разных стран, и каждый из них хотел заполучить такой зоопарк. Ведь это отличная приманка для туристов – кому не захочется посмотреть на живого саблезубого тигра?

В конце концов из двадцати пяти кандидатур выбрали остров Элис у берегов Шотландии.

На острове стоял красивый старинный замок Литтлхайкастл, обнесенный каменной стеной. В этом замке будут жить сотрудники зоопарка и ученые, которые захотят изучать древних чудовищ. Тут же можно устроить помещения для теплолюбивых зверей.

Тысячу лет назад лодка могла подойти к острову только в отлив. А в конце XXI века можно будет в две недели оборудовать удобный причал для кораблей, а на плоской спине острова – площадку для флаеров. К тому же сразу нашлись любители диких растений, которые сказали:

– А почему ваш зоопарк будет содержать только зверей? Почему бы не сделать его и ботаническим садом? Пускай ископаемые звери гуляют меж ископаемых растений и срывают с них ветки.

– Но для дремучего леса первобытных эпох места не найти. Остров небольшой.

– В центре острова мы вам сделаем саванну, – сказали палеоботаники, – то есть травяную степь с отдельно стоящими ископаемыми деревьями.

– А где вы посадите тропические деревья? – спросили палеозоологи.

– Рядом с островом будет платформа на воздушной подушке. Никто даже не заметит, что она искусственная. Над этой платформой мы сделаем прозрачный купол...

В общем, палеоботаники переспорили палеозоологов, и зоосад стал не только зоопарком, но еще и ботаническим садом.

Три года строители превращали остров Элис в Палеозо. Это искусственное слово: «палео» означает «древний», а «зо», как вы догадались, – это начало от слова «зоосад».

Первым обитателем Палеозо стал бронтозавр Бронтя, который до этого жил в московском Космозо. Он занимал там очень много места. Бронтя согласился переехать, потому что Рони Робинсон, которого все звали Ро-Ро, обещал ему вывести молодую бронтозаврочку, чтобы Бронтя не скучал.

Потом привезли двоих мамонтят.

На платформе на воздушной подушке, которая была прикреплена к острову, под прозрачным куполом распустились сказочной красоты цветы кайнозойской эры, а над ними летали ящеры-птеродактили, похожие на гигантских летучих мышей.

Птеродактили охотились на допотопных бабочек и стрекоз с крыльями в полметра размахом, но зоороботы, которые наблюдали за порядком, всегда успевали подсунуть птеродактилю рыбину или кусок сыра, чтобы спасти бабочку.

Сами роботы были замаскированы под пни, кочки и даже кустики, чтобы туристы не огорчались.

Туристам редко разрешали гулять по саванне, им приходилось оставаться на башне или спускаться в подземелья замка и через подземный ход выбираться в наблюдательные кабинки. Но гулять по первобытному миру им не разрешалось. Это могло оказаться опасным для туристов. А иногда и для зверей.

В самом начале, когда первые посетители еще ходили по Палеозо, как по обыкновенному зоопарку, а опасных животных в нем не водилось, туда проник турист Скоропелли из Флоренции, который учился играть на тромбоне. Нагулявшись, он уселся под суперпапоротником и решил потренироваться.

А мимо пролетала первая на Земле птица археоптерикс.

Ей никогда раньше не приходилось слышать, как играют на тромбоне, поэтому она решила, что началось извержение вулкана, от страха потеряла все перья, упала на землю и ушиблась. Потом она пришла в себя, но в компьютере Палеозо произошел сбой, потому что он никак не мог вычислить, куда делась первобытная птица, но что еще непонятнее, откуда в зоопарке появился неучтенный утконос, если утконосов еще не выводили.

Зверей и растений с каждым днем становилось все больше, а остров был невелик. Поэтому ученые начали подыскивать другой остров, а пока заявили, что каждый день будут пускать только одну группу зрителей. Очередь из желающих побывать в Палеозо растянулась на двадцать лет. А те, кто не мог ждать так долго, покупали себе объемный фильм о зоопарке с эффектом присутствия, запахами, ознобом по коже и даже укусами мезозойских комаров.

Да, еще надо сказать, что зоопарк полюбился режиссерам, которые снимали фильмы из доисторических эпох. Они иногда просили выделить им на месяц мамонта покрупнее или парочку птеродактилей. Но директор Палеозо Ро-Ро не любил такого отношения к ценным экспонатам. И редко кому из динозавров или мамонтов удавалось покинуть остров и побегать в свое удовольствие по берегам Амазонки или по пустыне Гоби.

Вот и вся история, вернее, предыстория.

Или предисловие к нашей истории.

Глава 2. КТО ЖИВЕТ В ПАЛЕОЗО?

В пятницу днем Алиса, как обычно, пришла из школы.

И удивилась.

Папа был дома.

Это было странно, потому что Алисин папа, профессор Селезнев, работает директором Космозо. Это космический зоопарк, в нем содержат зверей, которых поймали на других планетах. Алиса даже летала вместе с отцом на корабле «Пегас» за космическими зверями и пережила немало приключений.

Раз профессор Селезнев работает директором зоопарка, то домой он редко приходит вовремя, но мама к этому привыкла, потому что она архитектор, строит дома на разных планетах и тоже часто опаздывает к обеду, ужину и завтраку.

Только домашний робот Поля никогда и никуда не опаздывает и мечтает, чтобы его хозяева когда-нибудь вышли на пенсию и занялись тихими делами – например, собирали бы марки, вышивали или читали старинные бумажные книги. Робот Поля считает, что родители испортили свою дочку Алису, которая растет такой же непоседой, как ее папа и мама. И это плохо кончится.

Что значит «плохо кончится», он не объясняет, а начинает перемигиваться разноцветными огоньками, поскрипывать, напевать походные песни и уходит к себе в комнату, где лежит его коллекция монет. Робот Поля – нумизмат. Один из немногих нумизматов среди домашних роботов.

В тот день Алиса пришла из школы, а ее отец уже был дома и даже обедал.

Робот Поля был счастлив, он надеялся, что профессор наконец-то начал нормальную жизнь.

Но Селезнев ничего такого не начал.

– Алиса, – сказал он, – я улетаю на остров Элис у берегов Шотландии. Ты знаешь, что там?

– Разумеется, знаю, не маленькая! Тысячу лет собираюсь туда сгонять, но времени все не хватает.

– Вернусь я завтра. Там возникли проблемы, и Ро-Ро хочет посоветоваться.

– Папочка, – взмолилась Алиса, – мне сегодня и завтра совершенно нечего делать. Может быть, мне слетать в Палеозо вместе с тобой?

– Но у меня там серьезные дела, – ответил профессор Селезнев.

– Вот именно, – согласилась Алиса. – А мне хочется посмотреть на Бронтю. Ты же знаешь, что этот бронтозавр – мой друг детства. Мы с ним вместе росли.

Селезнев улыбнулся, он уже готов был согласиться, но робот Поля возмутился.

– Для кого же я буду завтра обед готовить? – спросил он строго. – Вас не будет, ребенка вы отрываете от дома, а ваша мама вообще вторую неделю на Марсе. Так жить нельзя!

– Так жить нужно! – возразила Алиса.

Робот обиделся и ушел, а профессор Селезнев сказал дочке, чтобы она одевалась потеплее, потому что октябрь у берегов Шотландии – довольно холодный месяц и там дуют сильные ветры.

Робот с ними не разговаривал и даже не вышел проводить. Но его тоже понять можно.

Полет на флаере до острова Элис занял чуть больше часа. Наконец-то Алиса смогла посидеть с отцом и поговорить с ним о школьных делах. Ей бывало скучно без папы, а папа этого не понимал.

Флаер пролетел над Европой, которая была закрыта облаками, и поэтому Алиса ее почти не видела. Но над проливом Ла-Манш облака разошлись, и Алиса увидела белые скалы Дувра. Потом они пересекли всю Англию и вдоль ее западного побережья полетели на север, к Шотландии.

Для тех, кто забыл или болел, когда на уроке проходили Британию, я напомню.

Есть такая страна – Великобритания. Она занимает остров, который лежит на самом краю Европы. За ней уже нет никакой земли и начинается Атлантический океан.

Великобритания – это название всей страны. Но на самом деле она состоит из нескольких стран. Они объединились и живут вместе.

Южную половину острова занимает Англия.

Северную – Шотландия.

На западе расположен Уэльс, а часть небольшого острова, который лежит за Уэльсом, называется Северной Ирландией, или Ольстером.

Так что, когда вы будете в Великобритании, которая, кстати, еще зовется и Объединенным Королевством, потому что у всей страны всегда был один общий король или королева, не путайте названий – и шотландцы и англичане за этим строго следят.

Алиса, конечно, обо всех этих хитростях знала.

Они с папой летели именно в Шотландию.

Под флаером тянулись изрезанные безлесные берега, о которые разбивались злые океанские волны.

Порой быстрые серые облака закрывали землю и море. Потом острый скалистый пик прорезал слой облаков.

А вот и остров Элис!

Сверху он казался совсем небольшим. На одном его конце поднималась башня замка, за ней тянулся зеленый газон, посреди которого росло несколько деревьев. Дальше находился прозрачный купол, каким обычно покрывают футбольные поля, под ним виднелись деревья и кусты. А перед замком располагалась небольшая бухта с причалом для кораблей и площадкой для флаеров на берегу.

Там профессор Селезнев и посадил свою машину.

Его уже ждали.

Директор Палеозо Рони Робинсон, волосатый, усатый и бородатый, похожий на бармалейского сыночка, протянул руку Селезневу, потом поздоровался с Алисой и сказал:

– Добро пожаловать, славная семейка Селезневых. Я давно вас жду. Ну, что будем делать: пообедаем или сначала осмотрим мое хозяйство?

– Можно мне повидаться с Бронтей? – спросила Алиса. – Ведь я его помню еще совсем маленьким.

– Я знаю, – сказал Ро-Ро, – что Бронтя провел первые годы жизни в Космозо. Но что делать – тогда еще не было нашего! Я надеюсь, что ему здесь интереснее, чем в Москве. По крайней мере, у него появились друзья своего круга.

От посадочной площадки, на которой стояло три флаера, до стены замка Литтлхайкастл было шагов двадцать.

Ворота, сбитые из седых от времени и непогоды бревен и обшитые полосами ржавого железа, были приоткрыты. В воротах стоял старый робот и раскуривал трубку.

– Ну я же предупреждал! – сказал директор Палеозо.

– Прости, шеф, – прохрипел робот. – Воля у меня слабая.

Раньше Алисе не приходилось видеть курящих роботов. И директор Ро-Ро пояснил:

– Я получил списанных роботов, из МЧС. Была такая организация – Министерство по чрезвычайным ситуациям. Как где случится ситуация – или прорвется канализация, или начнут на людей тигры бросаться, или сосед полезет драться, – вызывают спецкоманду по рации. Они приезжают: пожалуйте спасаться!

– А вы, оказывается, поэт, – засмеялась Алиса.

– Это нечаянно получилось, – ответил директор. – А роботы у меня опытные, но старые и с причудами. Им работы хватает.

Они вошли во двор замка. Двор был вымощен булыжником, кое-где между камнями проросла трава. Слева стоял директорский дом, а прямо перед Алисой – сигнальная башня.

Перед входом в башню их встретили два биолога, тоже прилетевшие в Палеозо: индийский профессор Сингх из Бомбея и доктор Чжан Цзолинь из Шанхая.

Профессор Сингх был невысоким, смуглым, толстым мужчинкой с бородкой и усиками и в белой чалме. Его маленькие черные глазки походили на маслины, толстые короткие пальцы украшали огромные перстни. Он был похож совсем не на профессора, а больше на торговца сладостями.

Доктор Чжан Цзолинь был старше своего коллеги, но в его черных волосах не мелькало ни единого седого волоска. Худой, сутулый профессор в черном костюме казался очень строгим, как старый школьный учитель математики.

Биологи познакомились. Взрослые знали друг друга, но с Алисой они еще не встречались.

– Давайте поднимемся на башню, – предложил Ро-Ро.

Башня замка была довольно высокой, наверное, с пятиэтажный дом. Вокруг каменного столба кружилась винтовая лестница. Когда Алиса вышла на верхнюю площадку, на нее накинулся ветер, который принялся толкаться, шуметь в ушах и трепать за волосы.

– Я наверняка схвачу насморк, – забеспокоился профессор Сингх из Индии. Он очень боялся сквозняков и холода.

Алиса посмотрела вокруг. Слева простирался безбрежный океан, похожий цветом на облака, только чуть темнее, справа за проливом были видны скалы. Там начиналась Шотландия. Чайки вились над башней и пронзительно кричали, словно выпрашивали угощение. Но Алисе нечем было угощать чаек. Она крикнула им:

– Не ленитесь! В море много рыбы!

Чайки обиделись и улетели.

Ученые подошли к зубцам башни. Между зубцами стояли большие подзорные трубы, через которые можно было наблюдать за обитателями зоопарка.

Алиса тоже подошла к краю площадки, посмотрела в трубу и удивилась. Прямо рядом с ней шел мамонтенок, еще совсем маленький, но покрытый волосами, свисавшими до самой земли. Он крутил головой.

– Маму ищет, – сказал доктор Сингх.

И тут Алиса громко прошептала:

– Смотрите! Он же нападет на ребенка!

И все увидели, что по кустам крадется тигр.

– Саблезубый тигр, – пояснил Ро-Ро.

Клыки у тигра были такими длинными, что из них можно бы выточить кривые сабли.

Тигр крался за мамонтенком. Вот он прижался к земле, как кошка, которая выследила мышку. Только кончик хвоста нервно бил по траве.

Но директор Ро-Ро вовсе не встревожился.

– Сейчас вы увидите, – сказал он, – как у нас поставлена охрана животных.

В то же мгновение пенек, возле которого готовился к прыжку тигр, подпрыгнул, и из него вылезли когти. Когти шевелились перед самым носом тигра. Пенек делал вид, что сейчас сделает из хищника отбивную котлету, и тигр смертельно перепугался. Он пополз задом наперед и скрылся в кустах.

– Но так как тигров мало и мы не хотим, чтобы они каждого пенька пугались, – сказал Ро-Ро, – то в кустах его ждет большой кусок мяса. Покушает и обо всем забудет.

А мамонтенок тем временем усмотрел вдали маму – мамонтиху. Она задумчиво брела по траве и о чем-то думала. Наверное, ей было странно, почему она оказалась на острове и где все ее родственники?

– Здесь, на открытом воздухе, у нас живут только те звери, которые не боятся холодов. Видите, вон идет красавец!

Красавцем оказался первобытный олень. У него были такие рога, что на них, как на вешалке, уместились бы куртки целого класса.

Олень очень хотел всем понравиться. Он медленно поворачивал гордую голову и искал зрителей. Но зрителей не было, потому что все – и полосатые волки, и пещерный медведь, и зайцы с длинными хвостами, и даже лягушки размером с футбольный мяч, которые сидели вокруг небольшого озерка, – были заняты своими делами.

– А неандертальцев у вас нет? – поинтересовался мистер Сингх, который боялся сквозняков.

– Неандертальцы – люди! – возмущенно воскликнул доктор Чжан Цзолинь. – Разве можно людей держать в зоопарке?

– Если им нравится, – пожал плечами профессор Сингх, – пускай живут где угодно. Хоть в птичнике.

– Нет, у нас неандертальцы не водятся, – улыбаясь, сказал директор Ро-Ро. – У нас вместо них достаточно туристов. И они бывают куда более первобытными, чем любые троглодиты.

Глава 3. ПОДЗЕМЕЛЬЯ ОСТРОВА ЭЛИС.

– А теперь, – сказал директор Ро-Ро, – я предлагаю осмотреть другие наши достопримечательности. И обещаю вам показать кое-что интересное.

– Надеюсь, вы не поведете нас на сквозняк? – спросил профессор Сингх. – В этом замке никакой гигиены!

– Вас не продует, – успокоил профессора Ро-Ро. – По крайней мере, никто раньше не жаловался.

Профессор Сингх поплотнее застегнул на себе пальто, натянул на уши прямо поверх белой чалмы вязаную шерстяную шапочку, как у лыжника, и надел темные очки. Он был готов к испытаниям.

– Нам предстоит настоящее путешествие, – объяснил директор Палеозо. – Путь к прозрачному куполу на краю острова, под которым живут теплолюбивые, опасные и летающие животные, лежит под скалами. Мы пользуемся подземельями и туннелями, которые пробили в камнях еще древние Кармайклы, чтобы прятаться от Макдональдсов и убегать от них подальше. Но мы не сразу пойдем под купол, а сначала осмотрим наши лаборатории. Вы согласны, коллеги?

Никто не возражал.

Подземный ход начинался под двухэтажным каменным домом, где когда-то жил предводитель клана Кармайклов. Нижний этаж раньше служил столовой замка, а теперь в нем поместилась лаборатория питания. Здесь ученые выясняли, что и почему любят их подопечные, что они готовы есть не переставая, а что на дух не переносят. Одних витаминов им требовалось больше шестидесяти.

От дорожки для туристов, которая вела к низкой каменной арке, лабораторию отделяла стеклянная перегородка.

– Мы не случайно отделили лабораторию от людей стеклянной стеной, – объяснил Ро-Ро. – Вы не представляете, что порой едят эти ископаемые твари! Нашим поварам-ветеринарам приходится работать в противогазах. Ох, тяжела судьба палеодиетолога! Но что самое интересное – вонь от первобытной пищи бывает такой сильной, что и роботы натягивают противогазы.

И в самом деле, Алиса тут же заметила шустрого робота на гусеницах и в противогазе.

Все двинулись по дорожке к арке, но Ро-Ро остановил гостей.

– Сначала, – сказал он, – мы посетим самое секретное место нашего замка.

Он зашел в нишу в стене и провел ладонью по камню. Часть стены уплыла в сторону.

Они вошли в зеленую камеру без окон. Под потолком горел белый светильник. Дверь сразу закрылась, и раздалось низкое гудение, словно они попали внутрь громадного шмеля.

– Это что такое? – воскликнул профессор Сингх. – Я чувствую сквозняк и требую немедленно выпустить меня к людям!

– Это дезинфекция, – догадался доктор Чжан Цзолинь. – Наверное, директор хочет показать нам научный центр по генетическому конструированию.

– Вы правы, коллега, – согласился Ро-Ро.

Жужжание прекратилось, и перед людьми открылась другая дверь.

За ней находилось низкое обширное помещение с колоннами. Вместо стен были видны щиты управления и различные приборы, присоединенные к ваннам, накрытым темно-зелеными крышками.

К гостям сразу подошел деловитый робот.

– Рад. Приветствовать. Вас. В нашем. Центре! – сообщил он.

– Покажите гостям, как мы работаем, – попросил Ро-Ро.

– Наш. Центр. Филиал. Лаборатории. Генетического. Конструирования, – сказал робот.

Он по-военному зашагал вдоль ванн. Останавливаясь около ванны или металлического цилиндра, робот громким голосом сообщал:

– Морской змей. Третий день. Температура. В норме. Плезиозавр.

Робот говорил, не раскрывая рта. Впрочем, и рта-то у него не было, только круглая решетка микрофона. Алисе показалось, что он не очень хорошо знает, где надо ставить точки, а где запятые, – и ошибается.

Алиса хотела посмотреть, что творится внутри ванн, но темно-зеленая жидкость, которой они были наполнены, оказалась густой и непрозрачной.

Вдоль стен неподвижно стояли другие роботы. Чем они занимались, непонятно, но пока они ждали, скоро ли уйдут люди.

– Как же плезиозавр уместится в такой ванне? – спросил профессор Селезнев.

– Иногда мы получаем сразу взрослого зверя, – пояснил директор Ро-Ро. – Но если животное очень большое, то из лаборатории выходит детеныш, и уже в зоопарке он растет обычным образом.

– Длина плезиозавра. Шестнадцать, – сказал робот. – Двадцать два. Метра. Трехметровая особь. Будет. Завтра. Выпущена в аквариум. В два часа. Тридцать. Минут.

– Ну и правильно, – одобрила эту идею Алиса. – А то для шестнадцатиметрового змея и ванны не найти.

– Не стоит всех выпускать в зоопарк, – сказал профессор Сингх. – Из таких больших крокодилов можно изготовить много женских сумочек. Как только подрастет, сразу нужно резать и снимать шкуру.

– Зачем? – удивился доктор Чжан Цзолинь. – Ведь теперь есть искусственные материалы, которые не отличишь от крокодиловой кожи. Пускай крокодилы живут. Тем более ископаемые крокодилы.

Алиса, конечно же, была согласна с китайским биологом.

– Папа, – спросила она тихонько, – а откуда этот Сингх?

– Он живет в Бомбее, – ответил профессор Селезнев. – Я его раньше не встречал. Кажется, он заведует питомником тропических бабочек.

Сингх услышал этот разговор и сказал:

– Мы выводим очень красивых бабочек, потом их убиваем, вставляем в рамки, и получаются сувениры. Туристы покупают. Это очень гуманно. Не надо бегать по джунглям, топтать траву и пугать слонов. Чик-чик, и готово!

Профессор Сингх махал толстыми ручками, и перстни на пальцах вспыхивали разноцветными искрами.

Он заметил, что Алиса смотрит на его кольца, и пояснил:

– А я коллекционер! Люблю, грешным делом, камешки, ха-ха-ха!

– Может, хотите заглянуть в ванну? – спросил директор. – Так сказать, взглянуть на чудовище в неготовом виде?

Он шагнул к одной из ванн, но робот, стоявший рядом, жестом остановил его.

– Нельзя. Директор, – проскрипел он. – Зрелище. Не для слабонервных.

– Как ты смеешь! – возмутился Ро-Ро.

Но доктор Чжан Цзолинь тихо сказал:

– И в самом деле незачем смотреть. Полработы не показывают.

Они покинули лабораторию и пошли дальше уже по туннелю. В подземелье было сумрачно, на стенах горели факелы.

– Смотрите под ноги, – предупредил Ро-Ро. – Мы специально ничего не меняли. Все как тысячу лет назад.

– Это еще зачем! – рассердился профессор Сингх, который споткнулся о каменную плиту, схватился было за стенку, но стена оказалась мокрой, так что профессор остановился и принялся вытирать руку носовым платком, ворча себе под нос: – Не удивлюсь, если здесь обнаружатся ископаемые микробы.

– Наши биологи тщательно следят, чтобы этого не случилось, – сказал директор Палеозо. – И им удалось сделать несколько интереснейших открытий. В древнем мире иногда обнаруживаются такие бактерии, что вы, профессор, умерли бы от зависти.

– Зависть – незнакомое мне чувство, – ответил Сингх. – Но погибнуть от случайно выскочившего на свободу микроба мне не хотелось бы.

– Для науки любое существо бесценно, – сказал доктор Чжан Цзолинь.

Ро-Ро снова принялся рассказывать о своем любимом замке:

– Когда-то Кармайклы прокопали туннель, чтобы тайно скрыться из замка, если дела пойдут совсем плохо. Не знаю, пользовались они им или нет, но с этим ходом связаны всякие страшные легенды.

– Какие? – сразу же спросила любопытная Алиса.

– Но это же легенды! Сказки! – пожал плечами директор.

– Чепуха! – произнес профессор Сингх. – Мы с вами настоящие ученые и не можем тратить время на жалкие суеверия.

Алиса расстроилась, что взрослые и слышать не хотят о сказках и легендах. У нее-то было свое мнение по этому поводу. Она знала, что сказочные существа – не детская выдумка, а исторический факт. Только жили они в эпоху легенд, между третьим и четвертым ледниковыми периодами. Очень давно. И не выдержали наступления ледника. Ведь сказочные существа, так же как и сами волшебники, не могут варить себе пищу, строить дома и заниматься полезным делом. Вот и вымерли. Остались только первобытные люди, которых волшебники и в грош не ставили. А сами волшебники, чудо-богатыри, гномы и Змеи Горынычи остались лишь в человеческой памяти. А так как люди их не видели, то и решили, что сказочные существа – выдумка детей. Или стареньких бабушек, которые идут на любую хитрость, лишь бы заставить детей кушать кашку и вовремя ложиться спать. И если глупенький ребеночек говорит: «Расскажи мне, бабушка, страшную сказку!» – бабушка начинает придумывать про русалок и леших.

Алисе приходилось бывать в эпохе легенд. Она летала туда на машине времени. Но то, что знают дети и некоторые наиболее умные взрослые, остальным взрослым неизвестно. Если вы ребенок, то должны знать, что большинство взрослых людей настолько упрямы, что если их поставишь перед Бабой Ягой, которая как раз взлетает над поляной в своей ступе, они скажут:

– Надо бабушке помочь перейти улицу, она уж совсем обезножела!

Ему говоришь:

– Пойдем в заповедник сказок, хочу с гномом познакомиться!

А он тебе отвечает:

– К сожалению, заповедника сказок не существует.

– Почему? Вот же в него билет!

– Его нет, потому что его не может быть никогда.

Ну и как прикажете с такими взрослыми бороться?

И профессор Сингх, скорее всего, относился именно к такой породе взрослых.

Директор Ро-Ро сделал вид, что согласился с профессором, и показал направо:

– Видите вон тот узкий проход?

– Черную щель? – спросил профессор Селезнев.

– Вот именно! Эту щель пробил мечом старый Юджин Кармайкл, когда в 1342 году погнался за своей дочкой, которая решила выйти замуж за морского царя. Он ее почти догнал, но в последний момент Гиневьева вошла в стену, потому что гномы помогли ей сбежать от гнева отца. А его меч вонзился в стену, и образовалась эта щель. Кончик меча обломился, и вы можете его увидеть, если захотите.

– Разумеется, мы не захотим. У нас нет времени на чепуху, – ответил профессор Сингх, и другие биологи его поддержали. Только Алиса немного отстала и подбежала к черной щели. Она увидела, что в стене, как раз на уровне ее глаз, блестит кусок железа – конечно же, это обломок меча!

– А что потом случилось с Гиневьевой? – спросила Алиса.

Ро-Ро обернулся:

– Говорят, что она заблудилась в подземных ходах и погибла. Она превратилась в призрак, который все ищет выход из замка и никак не может найти. И если человек увидит призрак Гиневьевы, он сойдет с ума от страха.

– Не смейте пугать ребенка! – дрожащим голосом воскликнул профессор Сингх. – Она мммо-жжже-ттт ссста-ттть ззза-икккой!

– Меня не испугаешь! – откликнулась Алиса.

– Вот видите, – сказал профессор Сингх. – У ребенка уже дрожит голос. Она сейчас заплачет!

Алисе хотелось взглянуть в черную щель и посмотреть, нет ли там несчастной девушки, но не удалось.

По сторонам подземного хода были видны разные пещеры, провалы и даже подземные озера. Оказалось, что вся скала, на которой стоит зоопарк, буквально изъедена подземными ходами.

В одном месте Ро-Ро остановился и сказал:

– Послушайте!

Они прислушались. Из прохода доносился странный звук, который был похож на шум набегающей на берег волны.

– Что это? – испугался профессор Сингх.

– Сам не знаю, – признался директор.

– Тогда замуруйте!

– А вдруг там живое существо и мы его убьем? Нет уж, пусть все остается, как раньше, – ответил Ро-Ро.

– Правильно, – поддержал его профессор Селезнев. – Некоторые вещи лучше не знать, потому что от их знания никакого толка нет.

«Надо будет как-нибудь потом прилететь сюда, – подумала Алиса, – и забраться в это подземелье. Что-то здесь есть. Конечно, вряд ли это привидения, но проверить стоит! Вот позову Пашку Гераскина, он парень смелый, возьмем фонари и прилетим».

Они вошли в небольшой, но высокий, как бочка, зал. Вдоль стен стояли каменные статуи.

– Ах! – воскликнул профессор Сингх. – Это еще что за манекены?

– Точно никто не знает, – ответил директор Ро-Ро, – но есть мнение, что это воины клана Кармайклов, которые погибли от предательских рук их врагов Макдональдсов. Они собираются на башне в штормовые ночи и хором поют старинные народные песни.

– Какой ужас! – перепугался Сингх. – И вы слышали?

– Я не слышал, но наша сотрудница, Ройял Джонс, которая кормила на той неделе птеродактилей, видела странные тени на вершине башни и слышала голоса.

Профессор Сингх ускорил шаг, чтобы быстрее миновать зал.

Алиса немного отстала, ей было интересно посмотреть на статуи, которые поют на вершине башни.

В тусклом свете факелов она увидела грубые, похожие одна на другую каменные фигуры в длинных, до земли, плащах и капюшонах или шлемах. В любом случае лиц не видно, а увидеть так хочется.

Алиса даже присела, чтобы заглянуть под низко надвинутый капюшон статуи.

И вдруг оттуда сверкнул глаз!

Наверное, подумала Алиса, вместо глаз статуям вставили драгоценные камни.

А как похоже на настоящие!

И тут глаз закрылся.

Ну уж так совсем не бывает!

Алиса протянула руку, чтобы потрогать камень, но тут ее окликнул отец:

– Алиса, не отставай, а то тут и заблудиться недолго!

Видно, папе тоже было не очень приятно гулять по этим подземельям.

В то же мгновение Алиса почувствовала, что статуя движется. Она отдернула пальцы – и вовремя! Потому что статуя щелкнула зубами – похоже, ей не понравилось, что девочка хочет ее потрогать.

– Дочка! – снова позвал профессор Селезнев. – Ты всех задерживаешь!

Алиса еще раз взглянула на статую, которая в шторм поднимается на вершину башни и поет там старинные народные песни. Но та вела себя, как и положено каменной статуе, – стояла и не шевелилась.

Пришлось уходить.

Но про себя Алиса сказала: «Ничего, я еще с тобой поговорю, привидение!».

Всем надоело шагать по подземным ходам, и директор Ро-Ро это заметил.

– Никак не можем решить, – сказал он, – как лучше поступить: то ли устроить здесь эскалаторы и дневное освещение, чтобы туристы быстро доезжали до зоопарка, то ли наоборот – сделать подземелья еще более подземными и сказочными.

– Немедленно сделать эскалаторы! – потребовал профессор Сингх. – Стены побелить, и побольше пластика, хорошего, белого, гладкого пластика! Гигиена прежде всего!

– Нет, – возразила Алиса. – Надо оставить все как есть и сделать еще страшнее. Туристы любят ужастики.

– Это ты, девочка, любишь ужастики, – обиделся Сингх. – Потому что ты, как я вижу, существо домашнее, неопытное, ничего еще в своей коротенькой жизни не видела и не знаешь. Вот и думаешь, что ужастик – это интересно. Но на самом деле ужастики портят детскую нервную систему.

Алиса даже покраснела от негодования. Как так? Это она-то – неопытная домашняя девочка?! Это она, победительница космических пиратов, освободительница планеты Пять-четыре, подруга великого археолога Громозеки, – это она ничего в жизни не видела?!

И хоть Алиса считает себя воспитанным человеком, на этот раз она не выдержала.

Она окинула яростным взглядом толстую фигуру профессора Сингха и спросила:

– Простите, пожалуйста, профессор Сингх, а что вам пришлось увидеть за вашу длинную и полную событий жизнь?

Профессор Селезнев хотел одернуть дочь, но директор Ро-Ро с улыбкой придержал его за локоть. Он-то давно был знаком с Селезневыми и знал о приключениях Алисы.

– Мне пришлось увидеть немало, – гордо ответил профессор. – Я был делегатом тридцати двух научных конференций и конгрессов. Кроме того, я объехал все музеи мира, а также вел раскопки на берегу реки Ганг. Наконец, ты не поверишь, но в прошлом году мы с женой и дочкой, не побоявшись трудностей и опасностей, летали на Луну, и я лично осмотрел кратер Циолковского и море Туманов.

– И все? – спросила Алиса.

– Этого мало? – удивился профессор.

– Недостаточно! – отрезала Алиса. – Совершенно недостаточно!

– Мало кто может сравниться со мной! – громко воскликнул профессор Сингх. – Мне завидуют мои коллеги!

Алисе было достаточно – она победила. Хоть профессор никогда не догадается, что разговаривал с самой знаменитой девочкой Земли.

За разговором подземный ход кончился.

Они оказались в небольшой круглой комнате, у которой вместо потолка был прозрачный пузырь. Этот пузырь находился в самом центре купола, под которым жили ископаемые звери – ожившие древние обитатели Земли.

Китайский биолог даже ахнул. И понятно почему. Ведь совсем рядом за невидимой преградой кипела такая бурная жизнь, какой Алисе не приходилось видеть ни на одной планете.

Глава 4. СПАСИ МЕНЯ, БРОНТЯ!

Вокруг ползали, прыгали, летали, шагали, качались, вздрагивали, рычали, пищали, скрипели и пели махонькие, маленькие, небольшие, значительные, крупные и гигантские насекомые, земноводные, пресмыкающиеся, первоптицы и даже сумчатые, не говоря уж о пауках размером с футбольный мяч, скорпионах ростом с собаку и собаках размером с комара.

Все они старались скушать друг друга и народить детишек. Так что роботам охраны приходилось туго.

– Они у нас замаскированы под камни, папоротники, хвощи, лианы, и я уж сам не помню подо что. Главное, вы их и не заметите, но они все замечают. Посмотрите направо.

А справа толстый динозавр размером с двухэтажный дом встал на задние лапищи, чтобы сломать и сожрать папоротник ростом повыше этого чудовища.

И вдруг замер в такой позе, чуть-чуть не достав до ценного растения. А вместо папоротника прямо в открытую пасть динозавра въехал пук банановых листьев.

Динозавр не заметил разницы, обхватил банановые листья передними лапами и принялся их жевать.

– Как же вы это сделали? – спросил китайский биолог.

– Часть купола зеркальная, – ответил директор Ро-Ро, – а за зеркалом находится кухня для всех жителей зоопарка. И как только туда поступает сигнал от робота-наблюдателя, что кто-то хочет чего-то или кого-то скушать, чего ему кушать нежелательно, как в зеркале открывается люк и к морде голодной зверюги подносят какое-нибудь лакомство. Просто и надежно.

Вдруг на поляну перед пузырем, под которым стояли биологи, вышел гигантский скорпион. Он увидел людей, и в его маленьких выпуклых красных глазках загорелась радость.

«Вот кого мне хочется ужалить!» – наверное, подумал он.

За ним топали сразу шесть или семь детишек с такими же злобными глазками.

Скорпион поднял оранжевые клешни и пошел в атаку.

– Уберите эту гадость! – закричал профессор Сингх. – А то я буду сопротивляться!

Он сорвал с носа очки и прицелился в скорпиона.

– Не бойтесь, – засмеялся директор Ро-Ро. – Сейчас вы увидите, как робот охраны его остановит.

Но, видно, у робота охраны в тот день было много других дел. Скорпионья семейка кинулась на пузырь и стала рвать его клешнями.

Может быть, все и обошлось бы, но профессор Сингх слишком сильно сопротивлялся.

Так сильно, что чуть было всех не погубил.

Он метнул в скорпиона очки и с визгом бросился наутек. А поскольку без очков он ничего не видел и в страхе был сильнее тигра, то он умудрился сбить с ног всех, кто стоял за его спиной. Профессор Селезнев грохнулся на доктора Чжан Цзолиня, доктор рухнул на директора Ро-Ро, и лишь Алиса успела отпрыгнуть в сторону, но зато она столкнулась нос к носу со скорпионом, который как раз в тот момент разорвал острыми клешнями тонкую и, казалось бы, абсолютно надежную и неразрываемую пленку, защищавшую людей от зверей.

– Стой! – крикнула Алиса скорпиону.

Голос Алисы скорпиону явно не понравился.

Он исхитрился схватить Алису за рукав куртки, Алиса рванулась так сильно, что скорпион остался с клоком материи, а Алиса на четвереньках вылетела наружу и помчалась по папоротникам прочь от гнусной семейки.

Но семейка решила человека догнать и показать ему, кто здесь хозяин.

Скорпион оказался жутко шустрым. Он несся вперед, как гончий пес, а его детишки размером с кошек семенили следом.

А вы знаете, как устроены первобытные чудовища и мелкие гады?

Если они видят погоню, то немедленно к ней подключаются, потому что надеются: а вдруг и им тоже достанется кусочек добычи?

Поэтому к скорпионам тут же присоединились ящеры-попрыгунчики, кайнозойский питон, стая комаров-гигантофолюсов, птеродактиль-подросток и, конечно же, бешеный трицератопс.

Алиса неслась по первобытному жаркому влажному лесу, как заяц, а сзади стоял такой треск, такой рев, такой вой, что она по-настоящему испугалась.

А к тому же, как потом выяснилось, роботы Палеозо умели разбираться с проблемами только по очереди. Но никогда еще звери не собирались в стаю, чтобы сожрать человека! Роботы растерялись и сами попрятались в укрытия. Ведь и роботу жить хочется!

А Селезнев и Ро-Ро, не говоря уж о пожилом китайском биологе, ничем Алисе помочь не могли, потому что к тому времени, когда они отделались от профессора Сингха, Алиса и ее преследователи убежали на полмили в чащу.

Может, Алиса и успела бы добежать до края купола и отыскать дверцу для служителей зоопарка, но как назло шум погони разбудил Подлую лиану. Так это существо и называется: свисает с пальмы, словно веревочка, и ждет, не пробежит ли кто мимо. Тут она обвивается вокруг жертвы и душит в своих объятиях, чтобы потом на досуге выпить из нее все соки.

Алиса даже не поняла, что же произошло.

Она бежала-бежала, и вдруг ее подхватили, связали, стянули, перехватили и чуть пополам не разрезали.

Вы не представляете, как ей стало больно!

– Папочка! – закричала Алиса.

Наверное, ей было очень больно и страшно, если она так закричала.

Я даже не помню случая, чтобы она так кричала!

Да разве успел бы папа на помощь, когда уже через секунду к Алисе протянули свои клешни скорпионы, свои зубы птеродактиль и ящер-попрыгунчик и свои когти коварный трицератопс?

Алиса открыла рот, чтобы крикнуть снова, но горло перехватило...

И тут она услышала низкое, глухое, угрюмое и даже утробное рычание.

«Все, конец мне пришел», – поняла Алиса.

Какая-то неимоверная сила подхватила Алису, как жалкие ниточки, разорвала Подлую лиану, как мышей, раскидала во все стороны скорпионов, подбросила к небу ящера-попрыгунчика, где он столкнулся с подростком-птеродактилем, и оба они рухнули в мезозойскую крапиву, отчего воют уже вторую неделю, а комары-гигантофолюсы и кайнозойский питон успели убраться восвояси, но вот трицератопс так грохнулся о ствол папоротника, что забыл, кто он такой и куда так быстро бежал.

Алиса упала на землю.

Она еще не верила своему счастью.

Потом она поверила и открыла глаза.

Над ней склонилась улыбающаяся морда бронтозавра – гигантского динозавра, короля первобытного мира.

– Бронтя! – воскликнула Алиса. – Бронтя, мой старый друг! Ты меня нашел!

Бронтозавр опустил голову к девочке, улыбнулся еще шире и лизнул ее длинным шершавым языком размером с махровое полотенце.

Алиса встала на цыпочки, обняла своего старого друга за шею и прижалась к его щеке головой. И заревела, как маленькая девочка: видно, уж очень перепугалась и очень обрадовалась своему спасителю...

И тут по куполу и над всем островом загудела, завизжала сирена, замигали огни, из потайных отверстий в воздух впились струи снотворного газа – и сразу все это шумное, беспокойное царство вздрогнуло, ахнуло и замерло. Птицы хлопнулись с деревьев на землю, динозавры поникли длинными шеями, птеродактили спланировали под кусты, и даже бабочки, не говоря уж о скорпионах, крепко заснули.

И Алиса крепко заснула.

И Бронтя тоже заснул, успев перед сном осторожно прикрыть свою подругу концом длинного хвоста.

А еще через минуту туда примчались все роботы и биологи, все работники Палеозо, включая бухгалтеров и пожарника. Но Ро-Ро никого не пустил внутрь без противогаза.

И он был прав, потому что профессор Селезнев, на что уж умный и образованный человек, так перепугался за свою дочку, что кинулся под купол в то же мгновение, когда подействовал сонный газ, и сам заснул через три шага.

Купол проветрили, Алису отыскали.

Директор Ро-Ро, шесть роботов, замаскированных под различные неодушевленные предметы, а также профессор Сингх, который решил спасти Алису, чего бы это ему ни стоило, подбежали к Алисе и Бронте.

– Какой ужас! – прорычал Сингх.

Именно прорычал. Потому что все люди были в противогазах, он закрывает нос и рот, и голос изменяется из-за фильтра.

– Какой ужас! – прорычал профессор Сингх. – Это чудовище ее раздавило. Стреляйте же в него! Убейте немедленно! Отомстите за смерть невинной крошки!

Алиса тут же пришла в себя и сразу же зажмурилась – еще не хватало увидеть таких чудовищ! Но она тут же сообразила, что ее спасают биологи в противогазах, и сказала:

– Не вздумайте моего Бронтю хоть пальцем тронуть!

Она наклонилась к голове динозавра, лежащей на траве, и поцеловала Бронтю в затылок.

Сингх зашатался, собираясь упасть в обморок, но удержался, потому что Ро-Ро сказал:

– Алиса давно дружит с этим бронтозавром. Несколько лет назад, когда она была еще дошкольницей, на севере отыскали яйцо динозавра, которое сто миллионов лет назад замерзло так удачно, что ученые смогли вывести из него маленького бронтозавра. И первые месяцы он жил в московском Космозо. Алиса ухаживала за ним и даже смогла спасти его от опасной болезни.

Алиса кивала, потому что директор Ро-Ро в основном рассказывал правильно.

– Оказалось, – закончила она за директора, – что бронтозавры довольно разумные. Конечно, не такие разумные, как люди, но куда разумнее собак. И когда мне из-за этих скорпионов пришлось несладко, он меня отыскал и разогнал всю здешнюю нечисть.

– И ты не плачешь? – ахнул профессор Сингх. – И не дрожишь? После таких переживаний?

– Нет, – ответила Алиса. – Ничего особенного не случилось.

Конечно, она говорила не полную правду. Конечно, она испугалась, но, наверное, все же не так, как ее папа.

Вот он идет, еще пошатывается от действия газа и от переживаний.

Алиса подошла к нему и сказала:

– Смотри, кто мне помог.

– Ну, конечно, это же Бронтя!

Бронтя пошевелился и поднял голову. Вид у него был удивленный. При виде профессора он попытался встать, чтобы поздороваться, но упал снова – ему еще надо было отдохнуть.

А все люди вернулись под пузырь, который как раз закончили заклеивать роботы.

– Думаю, что мне придется написать доклад в Академию наук, – сказал профессор Сингх, – и требовать, чтобы ваш зоопарк закрыли как опасное учреждение.

– В чем же его опасность? – удивился директор Ро-Ро.

– На нас напали ядовитые хищники, и вы сами это видели! Они почти сожрали несчастного ребенка.

– Конечно, я виноват, что не рассчитал силы скорпионов, – признался Ро-Ро, – но должен вам сказать, что они неядовитые. Напугать могут, а укусить – никогда. По-настоящему опасных животных мы держим в подземных клетках...

Ро-Ро говорил виноватым голосом, и понятно почему. Все-таки нельзя допускать, чтобы твои животные так пугали посетителей.

Но профессор Сингх все равно ему не поверил. И через некоторое время написал доклад в Академию наук.

К счастью, Палеозо не закрыли. И если вы не верите, то можете съездить на остров Элис у шотландских берегов. Там этот зоопарк расположен и сегодня.

А если он чуть было и не закрылся, то совсем по другой причине.

Когда они возвращались в замок по подземному коридору и проходили через зал, где неподвижно стояли статуи несчастных Кармайклов, погибших насильственной смертью, Алиса немного отстала, и никто этого не заметил.

Она хотела получше рассмотреть статуи – любопытство одолело.

Она остановилась и негромко сказала:

– Меня зовут Алиса. Я к вам специально пришла. Мне кажется, что вы немного живые. Правда?

Никто не ответил, но вдруг Алиса услышала тихое-тихое шуршание.

Она быстро обернулась.

На земле лежал белый листок, а одна статуя прятала руку под плащ.

Алиса подошла к статуе, наклонилась и подняла листок.

Может, он совсем не для нее? Но на листке крупными кривыми латинскими буквами было написано: «ALISE».

Вряд ли здесь часто гуляют разные Алисы, значит, эта записка для нее, подумала Алиса.

– Это для меня? – спросила она вслух.

Никто ей не ответил.

Алиса перевернула записку, но буквы на той стороне были такими мелкими, что в полутьме и не разберешь.

Тем более что спереди послышался папин голос:

– Алисочка, не отставай. Это может быть опасно.

Конечно, надо бы сказать ему, что каменные статуи передали ей записку, но Алиса промолчала. Это было ее приключение, и ей хотелось сохранить его в тайне.

Глава 5. РЖАВАЯ ИГОЛКА В ЯЙЦЕ.

После чая с печеньем и шотландским кексом биологи собрались в кабинете Ро-Ро, чтобы поговорить.

Для этого они и прилетели на остров Элис.

Правда, беседа началась не так весело и бодро, как хотелось бы, потому что профессора все еще переживали из-за Алисиного приключения, и профессор Сингх, который перенервничал больше всех, говорил:

– Ребенку пора лететь домой. Девочке не место на таком диком острове. Если бы не чувство долга, я бы ни минуты здесь не остался.

– Я совсем не испугалась, – обиделась Алиса. – И не стоит вспоминать о таких пустяках.

Директор Ро-Ро не хотел больше спорить. Он думал, что чем скорее его гости забудут о скорпионах, тем лучше.

– Перед нами стоит сложная проблема, – сказал он. – Мы должны решить, в каком направлении развивать наш зоопарк дальше.

– Вот именно, – подхватил профессор Сингх. – Я неоднократно указывал на сложность этой проблемы.

И он откинулся в кресле, как человек, который выполнил свой долг.

– Мы получаем материал из далекого прошлого, – продолжал Ро-Ро, – и выводим из него ящеров, первобытных птиц и змей, но есть один период в истории Земли, о котором мы знаем, но экспонатов оттуда не имеем. Надеюсь, вы меня понимаете?

– Уточните, – попросил доктор Чжан Цзолинь.

– Как вы знаете, – сказал директор Палеозо, – сначала на Земле был очень теплый и влажный климат. Ее покрывали теплые моря, в которых и развивалась жизнь. Затем, когда климат стал более разнообразным, первые жители Земли выползли на сушу. Это были ящеры и другие существа с холодной кровью. Миллионы лет ящеры царили на Земле, но потом по таинственной причине они вымерли.

– Я знаю, почему они вымерли, – вмешалась Алиса.

– Есть много версий того, почему это случилось.

– Я не о версиях, – сказала Алиса. – Но мой друг Аркаша Сапожков был в мезозойской эре и знает, почему они вымерли.

– Алиса, – остановил ее папа, – пожалуйста, не перебивай старших. А когда совещание кончится, ты расскажешь о похождениях твоего друга Аркаши.

– Можно продолжать? – спросил директор Палеозо и, поскольку никто не возражал, продолжил: – После того как гигантские динозавры исчезли, господство на Земле перешло к теплокровным животным и птицам. Им было легче выжить в суровом климате. Ведь когда у тебя горячая кровь, ты не зависишь от погоды. Тем более что наступали трудные времена. Не успели млекопитающие разойтись по всей Земле, как навстречу им двинулись ледники. Начался первый ледниковый период. Это было жестокое испытание для зверей. Но некоторые из них приспособились и выжили – вы их уже видели на острове. Потом ледники отступили, и только все успокоились, как они снова двинулись на юг и покрыли почти всю Землю. Тут мы подходим к главному. – И Ро-Ро посмотрел на профессора Сингха, словно рассказ предназначался именно ему.

Сингх перехватил этот взгляд и поправил директора:

– Этот рассказ предназначается для ребенка. – И указал пальцем на Алису.

Алиса даже бровью не повела. Она-то лучше всех этих ученых знала, о чем сейчас будет говорить директор.

А директор сказал вот что:

– После третьего ледникового периода началась совершенно загадочная и малоизученная эпоха. Условно ее называют эпохой легенд.

– Наконец-то! – воскликнул профессор Сингх.

– Между третьим и четвертым, последним, ледниковым периодами, – продолжал Ро-Ро, – примерно пятнадцать тысяч лет назад, в жизни Земли наступили страшные времена. Как обнаружили недавно ученые, именно тогда на Земле расплодились те существа, которых теперь называют сказочными. Наступили годы, когда в небе летали Змеи Горынычи и птицы Рокх, когда в океанах плавали морские змеи, а также, говорят, водилась рыба-кит, такая большая, что люди принимали ее за остров и сеяли на ней пшеницу. В это время в лесах расплодились лешие, а в реках водяные и русалки, животные тогда разговаривали, как люди, а некоторые люди умели превращаться в животных. Но главное – в ту эпоху развелось много разных волшебников. Во всех концах Земли трудились или бездельничали джинны, колдуны, звездочеты, астрологи, маги, волхвы и прочие кудесники. А по полям скакали древние богатыри и витязи, амазонки и кентавры, которые норовили совершить побольше подвигов. Под землей трудились гномы, а на них охотились тролли.

– Удивительная, но неправдоподобная картина, – сказал профессор Сингх. – В Индии этого не было и быть не могло.

Алиса подумала, что он сказал это из чистого упрямства, потому что считал своим долгом всем и всегда возражать.

– Вы, наверное, не читали сказок про Синдбада Морехода, – сказала Алиса. – Он бывал в Индии и рассказал о ней много интересного.

– А ты, девочка, лучше помолчи, – рассердился Сингх, – и не спорь со старшими.

– Я вам об этом рассказываю, – сказал Ро-Ро, когда спор утих, – потому что волшебные существа жили на Земле на самом деле, хоть в это и трудно поверить. Но никто из них не пережил нового наступления ледников. Казалось бы, что стоило волшебникам собраться и всем вместе остановить надвигающуюся катастрофу? Но они не могли объединиться, каждый волшебник жил сам по себе и не умел ничего создавать. Волшебник не мог построить дом и разжечь печку. Он мог лишь придумать дом и печку, но такой дом не давал настоящего тепла, а огонь лишь делал вид, что грел. Это была только видимость огня.

Алисе не терпелось вмешаться. Конечно, перебивать взрослых невежливо, но тут особый случай.

– А можно, я доскажу? – спросила она.

– Ну, говори, – улыбнулся Ро-Ро.

– Волшебные существа вымерли, а первобытные люди, которым при волшебниках несладко приходилось – обижали их все кому не лень; и драконы, и ведьмы, и волки-оборотни, – смогли построить избушки, заготовить на зиму зерно и приручить корову. В общем, сумели люди пережить длинную зиму, а когда солнышко снова вышло, не осталось ни одного волшебника и дракона. Только память о них осталась.

– Вот именно! – поддержал Алису директор Палеозо. – Память осталась.

– И эту память называют сказками, – продолжала Алиса. – Сказками, легендами, мифами и еще разными словами. Но верят в них только дети, а взрослые, точно как профессор Сингх, думают, что все это детские выдумки.

– Я знаю, – сказал доктор Чжан Цзолинь. – У нас в Китае тоже водились драконы, но больше всего было волшебных лисиц, которые встречались буквально на каждом шагу.

– Сомневаюсь, – проворчал профессор Сингх. – Сомневаюсь в том, что за сказками может что-то скрываться. Прошу мое особое мнение записать отдельно.

Все замолчали.

Потом заговорил профессор Селезнев:

– Мы выслушали интересный рассказ. А теперь скажи нам, Рони, зачем ты оторвал нас от дел и так срочно позвал сюда?

– Сейчас объясню, – сказал директор Палеозо и подошел к зеленому сейфу, который стоял за его письменным столом.

Он достал маленький ключик и приложил его к замочной скважине.

Сейф щелкнул и открылся.

Затем директор Палеозо осторожно вынул из сейфа пластиковый ящичек, поставил его на стол и открыл.

Внутри лежало раздавленное окаменевшее яйцо размером чуть побольше гусиного.

Директор взял со стола пинцет и вытащил из яйца длинную ржавую иголку.

– Что вы на это скажете? – спросил он.

Никто ему не ответил, все думали.

– Я могу подсказать, – сказал директор. – Это яйцо откопано в развалинах замка, в слоях, относящихся к эпохе легенд.

– Еще чего не хватало! – возмутился профессор Сингх. – То вы говорите, что от эпохи легенд ничего не осталось и все волшебники вымерли без следа, а теперь показываете какую-то грязную яичную скорлупу! Извольте объясниться!

Ро-Ро не двигался. Он ждал, неужели никто не отгадает?

Он посмотрел на Алису.

У Алисы была своя теория, но она могла показаться дурацкой. Она бы промолчала, если бы начал кто-то другой. Но кто-то другой не начал.

И тогда Алиса решилась.

– Может быть, это Кощей Бессмертный? – спросила она.

– Я о таком никогда не слышал, – удивился Чжан Цзолинь.

– Это наш, местный, – объяснила Алиса. – Хотя, может, и по всей Европе такие водились. Страшный злодей, а убить его нельзя, потому что его смерть таилась в железном сундуке, в заколдованной пещере, в яйце, на кончике иглы. И если разбить яйцо и сломать иглу, тут ему и конец.

– Совершенно точно, – согласился Ро-Ро.

– Я летала в эпоху легенд на машине времени, – сказала Алиса, – и была знакома с волшебниками и драконами.

– С ума сойти! – вздохнул профессор Сингх. – Это девочка или бандит?

– Значит, бессмертные тоже умерли? – спросил Чжан Цзолинь.

– Ничего бессмертного на свете нет. Но проблема остается, – заметил директор Палеозо и открыл книжный шкаф, где на полке стояла небольшая шкатулка.

В этой коробке лежали два зуба – длинный и короткий, несколько махоньких чешуек, одна чешуя размером с блюдце и прочие непонятные штучки.

– Все это, – пояснил Ро-Ро, – нашли археологи при раскопках в тех слоях, которые раньше никто не замечал, а теперь заметили и поняли, что они относятся к эпохе легенд.

– И зачем вы все это нам показываете? – подозрительно спросил профессор Сингх.

– А затем, что мне нужен ваш совет. Что нам делать? Это все остатки различных сказочных существ, которые умерли много тысяч лет назад. Я даже не могу вам точно сказать, какие из них кому принадлежат. И не знаю, кто из них разумный, а кто просто зверь, но сказочный.

– И не узнаете, – сказал профессор Селезнев, – потому что в эпоху легенд все животные были говорящими, но не все разумными.

– Там даже яблоньки были говорящими, и даже говорящая лужа, из которой братцу Аленушки пить было нельзя, а то он мог в козлика превратиться, – добавила Алиса.

– Вот это нас и печалит, – загрустил директор Ро-Ро.

– К тому же надо быть особенно осторожными, – продолжал Селезнев, – потому что среди сказочных существ попадаются оборотни, и никогда точно не знаешь, кто в кого может превратиться.

– Какой ужас! – воскликнул профессор Сингх. – Все это надо немедленно сжечь!

– Сжечь не сжечь, – заметил доктор Чжан Цзолинь, – но, конечно же, надо быть очень осторожными. Может быть, не стоит завозить сказочных существ сюда, где и без того много животных?

– И туристов, – добавила Алиса. – Они ведь тоже бывают ценными.

– Опять этот черный юмор! – возмутился профессор Сингх. – Неужели вас в школе не научили тому, что любой человек – великая ценность?

– Значит, вы думаете, что их не стоит держать в неволе? – грустно спросил директор Ро-Ро, и Алиса сразу же почувствовала – что-то здесь неладно.

Мудрый китайский ученый тоже встревожился и спросил:

– Не могло быть так, что наши друзья уже вывели какого-нибудь сказочного зверя, а теперь раскаиваются в этом?

Ро-Ро виновато поглядел на Чжан Цзолиня и произнес:

– Не могу обманывать коллег! Я должен признаться, что в нашем институте действительно одного сказочного зверя вывели. Из его зуба.

– И что за дракон это оказался? – спросил профессор Селезнев.

– К счастью, всего-навсего волчонок.

– Всего-навсего? – переспросила Алиса.

Она-то знала, что за волчата живут в сказках.

– И где он теперь? – спросил профессор Селезнев.

– Еще недавно он был на острове, – ответил Ро-Ро, – а теперь временно исчез. Может быть, его съел саблезубый тигр.

– А вы уверены, что он не выскочил на свободу? – встревожился профессор Сингх.

– Абсолютно уверен! – решительно сказал директор. – У нас тут такие приборы, что ни один муравей с острова не сбежит.

Гости выслушали Ро-Ро, но единогласно постановили: не стоит пока генетическим путем выводить сказочных существ, а археологические чешуйки и зубы лучше будет спрятать в сейфе.

На этом совещание закончилось.

И директор Палеозо предложил уважаемым гостям слетать на озеро Лох-Несс. Оно расположено в центре Шотландии, и в нем водится колоссальный водяной ящер, которого зовут Несси. Раньше ученые сомневались, есть ли такое чудище на самом деле или его вообразили туристы, но недавно оно стало появляться у берегов и даже принимать пищу из рук туристов. Порой из пасти Несси вылетали клубы дыма. Выяснилась и порода этого чудовища – драконозавр.

Чжан Цзолинь сказал, что ему очень интересно увидеть драконозавра, потому что он много читал о нем и видел фильм. Профессор Селезнев добавил, что тоже давно собирался поглядеть на ящера, но все времени не находилось. Профессор Сингх сказал, что принципиально не любит смотреть на ящериц и змей, но как настоящий ученый готов пожертвовать собой. А Алиса заявила, что на озеро не полетит, потому что недавно была там со своей подругой Магдалиной из Института космической геологии и отлично знакома с драконозавром.

– А что ты будешь делать? – спросил папа.

– Я немного погляжу на зверей, – ответила Алиса, – а потом вернусь домой на флаере. Может, даже к ужину успею.

– Только не задерживайся, – сказал Селезнев, – не летай в темноте. Не люблю я, когда ты в темноте летаешь.

– Обещаю, – твердо сказала Алиса.

– Сегодня у сотрудников выходной, – сказал Ро-Ро. – Все, кроме роботов охраны, улетели и вернутся только завтра вечером. Так что ты остаешься на острове за старшую. Вот тебе ключи от лаборатории, буфета и склада. Роботам я отдал приказ тебе подчиняться. А вот это – ключ от моего кабинета. Можешь там почитать или посмотреть телевизор. Но научные приборы и экспонаты, пожалуйста, не трогай.

– Ну, конечно, не буду, – пообещала Алиса и взяла ключи.

Взрослые сели во флаер и умчались на озеро Лох-Несс, а Алиса осталась в Палеозо совершенно одна, если не считать роботов.

Она достала записку, которую подобрала в подземелье, и внимательно ее прочитала. Записка была на староанглийском языке. «Нужна помощь, – говорилось в ней. – Опасность человечеству».

Без подписи. А на обороте одно слово: «ALICE».

Глава 6. МОЛОДАЯ ПРИВИДЕНИЯ.

Что вы будете делать, если вам подкинут записку в подземелье старинного шотландского замка, где стоят статуи невинно замученных героев клана Кармайклов?

Если вы обыкновенный ребенок, то передадите записку взрослым, а взрослые, конечно же, скажут, что эта записка – чья-то глупая шутка и вообще пора ужинать и спать.

Если вы почти обыкновенный ребенок, то разорвете и выкинете записку, потому что сами подумаете, что это чья-то дурацкая шутка. А потом еще и посмеетесь вместе с друзьями.

А если вы не очень обыкновенный ребенок, да еще и смелый ребенок, и вообще уже почти не ребенок, а подросток, то поступите так, как поступила Алиса.

Вы под каким-нибудь предлогом останетесь на острове и выберете время, чтобы вернуться в подземелье и узнать, кто и зачем оставил вам эту записку.

Конечно же, записка может оказаться розыгрышем. Но кто, простите, будет разыгрывать Алису в глубоком подземелье, где она раньше не бывала и где ее никто не знает?

Но если записку послали, значит, кто-то знает?

Так что выхода нет – надо лезть в подземелье.

Хорошо еще, что сегодня выходной, Палеозо закрыт и в нем остались только роботы, которые следят за порядком. Ни туристов, ни сотрудников.

Алиса поднялась на вершину башни и посмотрела, как поднимается в облачное ветреное небо флаер, уносящий к озеру Лох-Несс биологов во главе с директором Ро-Ро. Возвратятся они сюда или полетят по домам – Алиса не знала, но решила не терять времени даром.

Солнце уже садилось. Над морем поднимались темные тучи, подсвеченные последними лучами солнца.

«Жаль, что нет оружия. Сейчас бы бластер не помешал», – подумала Алиса.

Вы только не думайте, что Алиса любит бегать по космосу с бластером в руке – просто ей показалось, что так будет спокойнее.

Она спустилась в подземелье.

Свет в зале, где находилась лаборатория питания, был потушен. Только дежурные лампочки вспыхивали, когда Алиса проходила под ними.

Алиса прошла под низкой аркой, затем побежала по коридору.

Честно говоря, ей было не по себе.

Ни одной живой души.

Темный коридор – впереди тьма, сзади тьма – только над головой мерцает дежурный светлячок. В стороны отходят коридоры, лазы, щели.

Блеснул металл – конечно же, это расщелина, пробитая мечом разгневанного Юджина Кармайкла, погнавшегося за своей дочкой Гиневьевой, которая хотела выйти замуж за морского царя, а потом заблудилась в подземных ходах под островом.

Алиса протянула руку и дотронулась до металла – он был холодный. Алиса взялась за него двумя пальцами и сильно потянула к себе.

Наконечник меча вылез из щели.

Он оказался куда длиннее, чем Алиса подумала сначала. Как кинжал – на ладони не помещался.

И этот наконечник был острым и почти не ржавым. Алиса хотела вложить его обратно в щель, но оказалось, что щель закрылась. Пришлось кинуть его на пол.

Ой!

Странный звук донесся справа из черной дыры.

Похоже на храп, только страшнее.

Алиса побежала вперед. Она, конечно, вспомнила слова директора Ро-Ро о том, что никто не знает, кто так странно храпит.

Вот и коридор, в котором стоят статуи Кармайклов.

Наверное, только они знают, откуда записка.

Но при виде Алисы статуи не шевельнулись, не заметили ее – стояли как каменные.

Было так тихо, что Алиса слышала, как бьется ее сердце.

– Простите, – сказала она, – а кто написал мне записку?

Никакого ответа.

– Если это шутка, то так и скажите, – произнесла Алиса.

И тут одна из статуй шевельнулась. Чуть-чуть. Приподняла голову, и стали видны алмазные глаза.

– Вы писали? – снова спросила Алиса.

Статуя наклонила голову.

Алмаз выпал из глазницы и покатился по камням.

– Ну вот, как же вы неаккуратно киваете! – вздохнула Алиса и опустилась на четвереньки. В такой темноте, да еще на неровном полу алмазик отыскать нелегко.

Но Алиса упрямо ползала на четвереньках и крутила головой. Она знала, что в конце концов обязательно отыщет этот алмазик. Нельзя же статуе оставаться без глаза!

И тут она ткнулась головой в сияние.

Вы думаете, что я ошибся? Вам кажется, что уткнуться головой в сияние невозможно?

Даю вам слово, что Алиса именно это и сделала.

Она зажмурилась от неожиданности, а потом открыла глаза и подняла голову.

Перед ней стояло светящееся привидение.

Вернее, молодая женщина в старинном платье, которая чуть-чуть светилась и была полупрозрачной или, скажем, четвертьпрозрачной. Ноги ее в тонких, расшитых бисером туфельках почти не касались пола, потому что привидения почти ничего не весят.

– Ой! – сказала Алиса. – Здравствуйте!

– Замечательно, – сказало привидение. – А теперь подними алмаз, он лежит у моей правой ноги.

Алиса посмотрела вниз и в самом деле увидела алмазик.

Она подняла его и протянула привидению.

– Вставь на место и не бойся, – строго сказало привидение. – Мне трудно поднимать предметы.

Алиса подошла к статуе и сказала:

– Только, пожалуйста, не кусайтесь. Я хочу вам добра.

Статуя подняла голову, и Алиса смогла разглядеть ее лицо. Перед ней стоял приятный молодой человек с небольшими усиками и коротко остриженными волосами.

Алиса вставила алмазик в глазницу, и каменный юноша закрыл глаза.

Он хотел что-то сказать, но не смог разомкнуть каменных губ.

– Он хочет сказать «спасибо», – пояснило привидение.

– Пожалуйста, – ответила Алиса.

Привидение рассматривало Алису, а Алиса – привидение.

Привидение оказалось молодой и довольно красивой девушкой, черноволосой, кареглазой, с пухлыми капризными губами и круглым подбородком, в голубом, расшитом серебром платье и бисерных туфельках. Волосы были забраны сеткой в мелких жемчужинках.

Все это указывало на то, что Алиса столкнулась в подземелье со знатной дамой, которая так и не смогла успокоиться после смерти. Именно из таких людей и получаются привидения.

– Ты – Алиса Селезнева? – спросила девушка-привидение.

– А откуда вы знаете?

– У меня много знакомых, – сказала девушка. – Я тебе написала записку. Только я сама малограмотная, поэтому за меня это сделал один добрый человек, влюбленный в меня безумно.

– А кто вы такая? – спросила Алиса.

– Я привидение мисс Гиневьевы, которая хотела выйти замуж за морского царя и убежала от отца, Юджина Кармайкла.

– Как же, как же! – воскликнула Алиса. – В 1342 году!

– Не может быть! – ахнуло привидение. – Неужели ты обо мне слышала?

– Слышала, – скромно призналась Алиса.

– Дай я тебя поцелую! – Привидение обняло Алису, но объятие получилось странным – вроде бы Алисе стало горячо, но в то же время ее охватило чувство пронизывающего холода.

– Поосторожнее! – сказал сторожевой робот, который вышел из-за соседнего камня. – Людям с привидениями обниматься строго запрещено!

– Мало ли что! – возмутилась Гиневьева. – Она не девочка, а моя лучшая подруга. Мы с ней не будем расставаться. И ты, робот, лучше иди отсюда! А то заколдую все твои винтики и гаечки – тогда попрыгаешь!

– Только не это! – закричал робот и потопал прочь по коридору.

Алиса все-таки отошла от Гиневьевы подальше и спросила:

– А зачем вы мне записку написали?

– Потому что я по происхождению человек. Поэтому называй меня на «ты» и в женском роде. Я не привидение, а привидения, потому что я девушка. Я люблю людей, и ничто человеческое мне не чуждо. И если я вижу угрозу моим потомкам, моим родственникам, я бью тревогу! Правда ли, мои соратники?

Статуи начали переминаться и топотать, причем довольно громко.

– Ну, расскажи, пожалуйста, – попросила Алиса. Она уже поняла, что привидения и статуи не шутят.

– Я здесь живу уже семьсот лет, и даже больше. Если бы я умела считать, наверняка бы тебе сказала. Я знаю здесь каждый закоулок, каждый камень в подземельях нашего острова. Раньше здесь жили мои родственники, я могла с ними общаться, иногда даже пугать их, а кое с кем даже дружить. У меня даже двадцать или двадцать два романа случились за семьсот лет. Я ведь дьявольски хороша собой. Я тебе нравлюсь?

– Нравишься.

– Я всем нравлюсь. А морской царь просто с ума от меня сходил. Я тебе когда-нибудь расскажу, до чего его довела несчастная любовь. Это ужасно. Мне хочется плакать. Давай вместе поплачем... Нет, не надо плакать, у нас времени мало. Каждая минута на счету!

– Гиневьева, пожалуйста, расскажи мне, в чем дело! – взмолилась Алиса.

– Тогда отойдем. Нас могут услышать! – прошептала привидения.

– Кто нас тут услышит?

И только Алиса произнесла эти слова, как услышала топот чьих-то быстрых ног, и что-то черное кинулось на нее из темноты.

Алиса только взвизгнуть успела, но ее спасла статуя.

В тот момент, когда чудовище проносилось мимо нее, статуя рухнула и ударила его по хребту.

Чудовище страшно завизжало и покатилось по каменному полу. И Алиса увидела, что это большой серый волк с оскаленной пастью.

Подвывая, волк вскочил и, прихрамывая, кинулся прочь.

– Какая жалость! – расстроилась привидения. – Еще один мой рыцарь погиб.

И тут Алиса увидела, что статуя разбилась – голова в шлеме откатилась к стене, отколовшаяся рука валялась у самых ног Алисы.

– Ее можно починить, – сказала Алиса, переводя дух.

– Починить можно вещь, – печально ответила Гиневьева, – а это был мой друг и слуга. Знаешь, вначале здесь было двадцать четыре рыцаря. Сейчас осталось пять – века уносят друзей...

Привидения была так расстроена, что Алиса не посмела напомнить ей о записке.

Но Гиневьева сама вспомнила.

– Ты его видела? – спросила она.

– Волка?

– Это не волк. Это оборотень из эпохи легенд!

– Ой, конечно же, директор нам об этом говорил!

– Директор ваш – надутый дурак. Он и не подозревает, что под самым его носом вся лаборатория генетики трудится над тем, чтобы притащить сюда из этой проклятой эпохи злобных колдунов, оборотней, вампиров и прочую нечисть.

– Не может быть! – ахнула Алиса. – Я же там была! Там ванны, в них зреют вымершие звери для зоопарка. Я не видела там ни одного чудовища!

– А как ты могла их увидеть, если жидкость в ваннах непрозрачная? Тебе сказали, что это безвредный червяк, – вот ты и поверила!

– Но это же сказал робот!

– А что, робота подменить нельзя?

– Но он совершенно настоящий робот!

– Ангел мой, Алиса, – улыбнулась привидения, если эту гримасу можно было назвать улыбкой, – ты когда-нибудь могла отличить настоящего робота от волшебника, который на робота посмотрел и благополучно в него превратился?

– Но зачем им это?

– А затем, что они вымерли во время четвертого ледникового периода. А кому хочется вымирать? И вдруг этот глупец, директор вашего зоопарка, решает возродить оборотня, как он сам говорит – безвредного волчонка. Ему так хочется прославиться, ездить на международные конференции и делать там доклады под аплодисменты академиков! Он и не подумал, что в эпохе легенд простых волков не было. А были оборотни. И притом, очень неглупые оборотни. Как только оборотень понял, куда попал и чем здесь занимаются, он сразу же начал выращивать в тех ваннах себе подобных.

– Ну уж это невозможно! – воскликнула Алиса. – Директор официально сказал, что сюда ни один муравей не проникнет.

– Сколько можно! – рассердилась привидения и запылала зеленым огнем. – Сколько можно повторять глупости за взрослыми! Я тебе говорю совершенно серьезно: на этом острове идет возрождение сказочных существ из эпохи легенд, которые постепенно заменяют собой роботов и даже научных сотрудников. Не сегодня-завтра они подменят самого директора, и никто этого не заметит. Уже сегодня оборотни и вампиры готовы переселиться в другие страны...

– А что же вы ему не сказали? – удивилась Алиса.

– А ты думаешь, мы не говорили?

– Говорили, – хором произнесли статуи.

– А он?

– А он даже не услышал. Кто мы для него – неодушевленные существа, которых нет и быть не должно! Но тут, на наше счастье, на остров прилетела ты, Алиса Селезнева. И мы поняли – сейчас или никогда! Если они Алису не успеют убить, она нам поможет.

– Ну уж это вы преувеличиваете! – засмеялась Алиса.

– Преувеличиваем? – переспросила Гиневьева. – А скажи, пожалуйста, сегодня на тебя не бросался доисторический скорпион? И разве он не сумел пронзить своими клешнями совершенно неповреждаемую оболочку? И если бы не твой Бронтя, тебе бы не жить!

Конечно, с такой мыслью трудно смириться, но Алиса подумала: «А вдруг привидения права?».

– А сколько их? – спросила она.

– Никто не знает. И в кого они превратились, мы уже не знаем. Может быть, даже кто-то из них превратился в меня, Гиневьеву, и сейчас я побегу им сообщать, что Алиса согласилась помочь человечеству.

– И что же теперь делать?

– Надо сообщить об этом всем людям на Земле, чтобы они были готовы к тому, что оборотни начнут проникать в разные места и страны. Они будут выживать людей, а потом и уничтожать их.

– Но зачем им это?

– Затем, что волшебники и оборотни могут многое, но не умеют трудиться. Они превратят людей в рабов.

– Ох, – вздохнула Алиса, – как трудно в это поверить!

– Тебе ничего другого не остается, – ответила Гиневьева. – Мне тоже в некоторые вещи было трудно поверить. Я до сих пор не верю, что я – привидения.

Статуи у стен завыли, загудели, словно ветер пролетел по узкой трубе.

– Переживают за меня, – сказала Гиневьева. – Рыцари, поклонники. Несут свою невидимую службу. А мне иногда кажется, что наступит утро, я раскрою свои прекрасные глаза и засмеюсь, как прежде. А кормилица принесет мне банку сгущенки или ананас.

– А разве в ваши времена это было?

– Может, было, а может, я потом подсмотрела. Пойми меня правильно, Алисочка, когда тебе одиноко и плохо, пустяки и детали не играют роли.

Они помолчали. Алиса понимала, что привидения поделилась с ней заветной тайной. Может, немного преувеличила, но в основном сказала правду. И теперь от нее, Алисы, опять зависит судьба всего человечества.

– Что же делать? – спросила Алиса.

– Ты живая, ты и думай, – сказала привидения. – У меня к тебе лишь одна просьба. Когда ты их победишь, постарайся вернуть меня на Землю. Так хочется еще пожить! Я ведь в душе молоденькая, танцевать хочу, ночью при луне купаться, рыцарям головы кружить... Может, даже учиться пойду, читать научусь, книгу прочту. Говорят, уже написали книгу про любовь рыцаря и принцессы, как они страдали и мучились. Не слышала о такой книге?

– Таких книг немало, – ответила Алиса.

– Может быть, – согласилась Гиневьева. – Мне бы хоть одну Ты ведь читать умеешь?

– Умею.

– Значит, будешь читать мне ее вслух.

Алиса задумалась. Почему же волк на нее напал? Видно, ему не понравилось, что Алиса узнает что-то лишнее от обитателей замка.

И он решился убить живого человека? Не испугался?

И тут же Алиса подумала: а ведь сказочные злодеи совершенно не представляют, куда попали. Им кажется, что они и в самом деле могут снова стать господами нашей планеты... Стать-то они ими не станут, но могут натворить бед. Ведь не помоги Алисе статуя Кармайкла, волк мог бы ее растерзать.

Ужас какой-то!

– Ты чего молчишь, Алиса? – встревожилась Гиневьева. – Испугалась?

– Нет, – ответила Алиса. – Я не испугалась. Я думаю.

– Ох, я тебе заранее завидую, – вздохнула привидения. – Ты еще и думать умеешь! А ведь совсем еще девочка!

– Как ты полагаешь, их много? – спросила Алиса.

– Пока не очень. Но завтра будет множество.

– Почему?

– Потому что они знают, что в кабинете директора хранится генетический материал – остатки вымерших чудовищ, из которых можно в лаборатории вывести их помощников. Мои статуи подслушали, что где-то там таится самая главная ценность. Но какая – мы пока не знаем.

– Значит, они сегодня хотят добыть эти чешуйки и косточки?

– Вот именно.

– Но ведь вывести в ванне животное из клетки – дело долгое. Недели, месяцы...

– Только не для сказочных существ, – ответила Гиневьева. – Я, конечно, в школе не училась и читать не обучена, но вышиваю отлично. И могу поспорить с любым, что вышивка крестиком – это отжившее искусство. Вышивать надо гладью!

Алиса уже догадалась, что очаровательная привидения любит поговорить, и когда начинает фразу, то к концу уже забывает, о чем шла речь. Так что ее лучше останавливать или, по крайней мере, притормаживать.

– Погоди, Гиневьева, – попросила она. – Ты хотела мне объяснить, почему сказочных существ можно вывести быстро.

– Так это и ежу понятно! У них же нет клеток! Каждый из них – одна большая клетка. Как только ее размочишь да подкормишь, волшебник, гном или дракон уже готов – ожил и побежал кусаться и царапаться!

– А почему они там, в лаборатории?

– Потому что потому! – невежливо ответила Гиневьева. – Они роботов околдовали, и те на них трудятся, а сотрудники отправились отдыхать до понедельника. А роботы думают, что работают в Палеозо, потому что не могут отличить какого-нибудь джинна от обыкновенного младшего научного сотрудника. И как только этой нечисти в лапы попадут чешуйки драконов и зубы вампиров, то они тут же начнут плодиться, как кролики.

– Тогда я пошла в кабинет директора, – сказала Алиса.

– Только учти, – предупредила ее Гиневьева, – эти оборотни страшно коварные. Они могут в кого угодно оборотиться. Если уж они роботов обманули, то тебя и подавно обманут. Так что не удивляйся!

– И если меня сожрут, тоже не удивляться?

– Ах какая ты шутница! – удивилась Гиневьева. – Ты можешь смеяться даже над собственной гибелью. Я так рада!

– Чему ты рада? – не поняла Алиса.

– Они тебя убьют, и ты тоже станешь привидением. Мы будем с тобой вместе жить в подземельях – разве это не замечательно?

– Что-то не очень замечательно, – сказала Алиса.

Гиневьева задумалась и стала внимательно приглядываться к Алисе, так что у нее даже мурашки по спине пробежали. У нее всегда мурашки по спине пробегали, когда привидения на нее смотрела или дотрагивалась.

– Мы будем с тобой светиться, – мечтательно пропела Гиневьева. – Даже летучие мыши будут от нас без ума. И вообще я тебя замуж отдам. На свете немало красивых привидений и отважных призраков. Вдвоем мы с тобой даже в Лондоне побываем. Там, говорят, такие ночные клубы – закачаешься!

– Гиневьева, миленькая, очнись! – взмолилась Алиса. – Пока что нам с тобой очень далеко до ночных клубов. Ты же сама говорила, что если чудовища из эпохи легенд захватят всю Землю, то будет не до ночных клубов.

– Ну уж и помечтать нельзя! – обиделась привидения.

Когда она обижалась, то выпячивала нижнюю губку и даже прикусывала ее жемчужными зубками. Из глаз привидении начинали вылетать маленькие искорки, а кудрявые локоны принимались шевелиться, как змеи на голове горгоны Медузы.

Милое она существо, но все же привидение, и об этом приходилось помнить. У нее были свои мечты, свои обиды и свое бесконечное прошлое.

И тут Алиса услышала тихий, вкрадчивый женский голос:

– А где ключи от директорского кабинета?

– У меня, конечно, – ответила Алиса. – А ты почему спрашиваешь?

– Что я спрашиваю? – ответила вопросом на вопрос Гиневьева.

– Про ключи. Про ключи от кабинета. Ты же спрашивала про ключи от кабинета?

– Ни о чем я тебя не спрашивала, потому что была на тебя глубоко обижена. Значит, ты разговаривала с кем-то еще.

– Но тут же больше никого нет!

Гиневьева оглянулась. Они действительно были в подземелье совершенно одни.

– А что она у тебя спросила? – встревожилась привидения.

– Где ключи от директорского кабинета.

– И ты что сказала?

– Что они у меня. Я же думала, что это ты спрашиваешь.

– Все! – мрачно сказала Гиневьева. – Ты обречена! Это были оборотни. И теперь они тебя растерзают, чтобы раздобыть ключи.

– Что же мне делать?

– Сначала отдай мне ключи, и мы спрячем их в скалах.

– Вряд ли это правильно, – сказала Алиса. – Директор просил меня никому их не отдавать.

– Он и мне просил их не отдавать? – возмутилась Гиневьева.

– Никому. Откуда мне знать, что ты не оборотень?

– Вот такого оскорбления... – Гиневьева даже закашлялась. Вы когда-нибудь видели привидение, которое кашляет? Вот и я не видел!

– Не сердись, я не хотела тебя обидеть, – сказала Алиса.

Она хотела стукнуть привидению по спине, но потом сообразила, что лучше этого не делать.

– И еще как обидела! Мы, благородные Кармайклы, никогда не станем оборотнями!

И каменные рыцари, что стояли вдоль стены, дружно топнули каменными ногами.

– Давай не будем ссориться, – сказала Алиса. – Пойдем лучше в кабинет, пока оборотни туда не забрались.

– Правильно, – согласилась Гиневьева.

Но Алиса не спешила уходить.

Она медленно пошла вдоль стены, внимательно глядя на грубо обтесанные камни.

Именно отсюда раздался голос.

Значит, либо в стене было отверстие, либо кто-то там затаился. А раз затаился, значит, подслушивает.

И буквально через пять шагов Алиса обнаружила довольно крупного паука. Паук пытался улизнуть в щель, но Алиса сказала ему:

– Стой! Ты куда?

Паук остановился, обернулся к Алисе и угрожающе поднял передние лапы с когтями.

– Конечно, это паук говорил, – сказала Гиневьева, подойдя поближе. – Возьми камень и раздави его. А то мне врачи ничего поднимать не велели.

Паук тут же превратился в летучую мышь и взлетел под потолок.

Алиса проводила ее взглядом. Летучая мышь полетела вдоль подземного хода.

– Давай лучше молчать, – сказала Гиневьева, – или разговаривать на другие темы.

– Побежали, – сказала Алиса.

– Зачем? – Привидения не двинулась с места. – Здесь куда безопаснее. Вокруг верные мне рыцари, да и я не последняя в этом подземном царстве. Мы тебя, если надо, укроем, а уж ключи так спрячем, что ты и сама их никогда не найдешь.

– Гиневьева, ты же сама только что говорила, что мне надо спешить в кабинет!

– Я ошибалась, – заявила Гиневьева. – Ведь тогда они еще не знали, что ключи у тебя. А теперь знают и обязательно тебя убьют.

– До свидания, – сказала Алиса и побежала прочь.

– Останься, – прошуршала ей вслед Гиневьева.

По пути Алисе никто не встретился.

Коридор скоро кончился, и Алиса побежала через лабораторию питания. Свет был потушен, и роботы почти не шевелились. Только на большой плите варился суп.

Дверь в центральную генетическую лабораторию была приоткрыта, но Алиса не посмела туда заглянуть, потому что поверила Гиневьеве – ванны и цилиндры для выведения живых существ захвачены оборотнями.

Алиса поднялась на второй этаж в кабинет директора.

К нему вел белый коридор с несколькими дверями. На каждой двери висела табличка. Сначала Алиса увидела бухгалтерию. Потом отдел кадров. Следующая табличка гласила: «Второй заместитель директора». За ней был кабинет третьего заместителя директора. Дальше висела большая табличка: «Первый заместитель директора по научной работе». И вот, наконец, кабинет самого директора.

Алиса огляделась. Вокруг ни души.

Она еще не знала толком, что ей делать. Но хотела проверить, на месте ли коробки с находками археологов, и спрятать их так, чтобы никакие оборотни до них не добрались.

Алиса еще раз оглянулась.

В коридоре никого. Тихо. Только мотылек бьется под потолком да муха ползает по стене.

Глава 7. СХВАТКА С ОБОРОТНЯМИ.

Алиса достала цепочку с ключами. Как только она поднесла ее к двери, ключ от кабинета замигал зеленой звездочкой. Алиса приложила его к двери.

Дверь послушно отворилась.

И вдруг – вжжжжик!

Алиса успела заметить, как муха превратилась в ворона, и тот ринулся в открытую дверь.

А мотылек тонкой змеей скользнул к Алисиным ногам и дернул так, что Алиса еле успела ухватиться за косяк. И тут же ворон набросился на нее спереди и все норовил выклевать глаза.

«Главное – не выпустить ключи!» – успела подумать Алиса.

Но эта мысль была не очень важной, потому что сказочные оборотни уже пробрались в кабинет.

Она закрыла лицо ладошкой и изо всей силы дернула ногой, чтобы освободиться от червяка.

Ворон больно клюнул ее в лоб.

«Интересное кино! – подумала Алиса. – Вроде бы они не настоящие, а клюются и хватаются не хуже настоящих!».

Но все-таки Алиса – не обыкновенная девочка, не ребенок какой-нибудь! Она оттолкнулась ногами и прыгнула вперед по-вратарски. Ворон такого не ожидал и отстал.

Червяк тоже ее отпустил, а то бы Алиса его разорвала пополам.

Алиса схватила с письменного стола бронзовый бюст великого зоолога и писателя Джеральда Даррелла и запустила им в ворона.

Бюст так удачно ударил оборотня, что у того повисло крыло.

– Каррр! – завопил ворон. – Мы так не договаривались!

– А мы с тобой вообще не договаривались, – ответила Алиса и схватила костяной нож для разрезания бумаги. И хотя назначение у него было вполне мирное, но выглядел этот нож как настоящий кинжал. – А ну, брысь отсюда! – крикнула она червяку и метнула в него ножик.

Червяк подобрался в шар, подпрыгнул и превратился в черного кота. Самый типичный случай, ведь черные коты – любимые помощники всех ведьм.

Самым кончиком нож попал ему в хвост, да так ловко, что пригвоздил хвост к полу.

Слышали бы вы, как завопил этот кот!

Он начал со слова:

– Мяуууу!

Потом закричал:

– Яууууу!

И закончил отчаянным воплем:

– Уююуууу!

Похоже, ему действительно было больно, но Алиса оборотня жалеть не стала и повернулась к ворону.

Но ворона уже не было. По комнате бегал карлик-нос, держась правой рукой за левый локоть.

– Нечестно! – кричал он.

– А ну вон отсюда! – приказала Алиса.

– Ты об этом пожалеешь! – пригрозил карлик-нос.

Кот взвыл еще сильнее.

– И товарища своего не забудь! – грозно сказала Алиса.

На всякий случай она держалась за спинку стула.

Карлик-нос стал отдирать кота от пола.

Тот вопил и довопился до того, что ему на помощь прибежал какой-то мелкий джинн, по пояс Алисе, в чалме и шароварах.

Он хотел было заколдовать Алису. Даже рот раскрыл. Но не успел.

За его спиной появилось голубое сияние. Прекрасная Гиневьева нагнулась и уткнула указательный палец в затылок джинну.

Видно, джинны не любят, когда привидения трогают их за макушку.

Джинн закрутился на месте, сбил с ног карлика-носа, тот упал на кота, кот оторвал полхвоста и кинулся из кабинета, а за ним и все остальные безобразники.

– Зря я сюда пришла, – вздохнула Гиневьева. – Засветилась.

– Спасибо за помощь, – сказала Алиса. – А как ты засветилась?

– Это слово такое, шпионское, – пояснила Гиневьева. – Раньше они не знали, что мы с тобой дружим и что мы союзники. А теперь они все знают, и моя жизнь тоже под угрозой.

– Какая такая жизнь? – удивилась Алиса. – Ты же мертвая. Ты же привидения.

– А им все равно, живая или мертвая! Они мне таких гадостей могут натворить, ты не представляешь!

– Для привидения ты что-то не очень смелая, – сказала Алиса.

– А ты много привидений видела?

– Приходилось, – сказала Алиса.

– Мы все очень разные, – со вздохом произнесла Гиневьева. – Только я лучше многих. Может, даже лучше всех.

Алиса заметила, что кошачий хвост медленно пополз к двери. Как гусеница.

– Посмотри! – показала она Гиневьеве.

– Ой! Я червяков боюсь!

– Может, его в плен взять? – вслух подумала Алиса.

– А где мы его держать будем?

– И правильно, – согласилась Алиса. – Держать его трудно, если он превращаться умеет.

Она подошла к хвосту, наподдала его ногой, и он вылетел в коридор. Потом Алиса закрыла дверь.

– А ты сквозь стены проходить можешь? – спросила она у привидении.

– Кое-какие стены я прохожу свободно. Особенно если они чистые, каменные. А вот в доме мне труднее. Ужасно не люблю краску, мне от нее дурно становится. Обои – это просто наказание. А стекло вообще ненавижу!

– Нет, ты – не просто призрак, – сказала Алиса.

– Тебе повезло с подругой, – скромно согласилась Гиневьева.

– А сквозь стену ты что-нибудь можешь пронести?

– Ничего. Неужели ты не понимаешь?

– Даже туфли?

– При чем тут туфли?

– Ты что, голенькая и босенькая сквозь стены ходишь?

– Как тебе не стыдно?! – возмутилась Гиневьева. – Порядочные девушки голышом не бегают!

– Значит, ты под платьем можешь что-нибудь пронести?

– А я не пробовала!

В дверь постучали.

– Кто там? – спросила Алиса.

– Это я, директор, – отозвался мужской голос.

– Ой, как хорошо! – обрадовалась Алиса. – Как хорошо, что вы вернулись! А я уже собиралась вам звонить!

Она кинулась к двери.

И открыла ее, прежде чем Гиневьева успела ее остановить.

Алиса лишь услышала, как привидения робко спрашивает:

– А вдруг это не директор?

Но было поздно.

Алисина рука сама повернула ключ изнутри и открыла дверь.

В коридоре стоял директор Ро-Ро и улыбался.

– Молодец, девочка! – сказал он и вошел в кабинет. – Надеюсь, что ты никому ничего не отдала?

– А что я должна была отдать?

Алиса заметила, что глаза у директора словно слепые – не смотрят перед собой.

– Находки... Находки археологов... Где они?

«Конечно же, Гиневьева права! Как я могла так попасться! Это же оборотень. Вот и остальные оборотни лезут за ним в открытую дверь. Вот червяк ползет, вот кот заглянул – полхвоста как не бывало. А вот и карлик-нос верхом на жабе!».

Алиса оглянулась, но Гиневьевы в кабинете уже не было. И след простыл. Но это и к лучшему – пускай оборотни как можно меньше о ней знают.

– Алиса, сколько раз мне спрашивать? – рассердился директор Ро-Ро. – Быстро отвечай мне про шкатулку!

– Про какую шкатулку? – притворно удивилась Алиса. – Наверное, вы мне ее не показывали. Я же еще маленькая.

– Врет она! – крикнул карлик-нос. – Все врет!

– Квак, врет! – подтвердила жаба.

– А вы в самом деле директор Палеозо? – спросила Алиса на всякий случай.

– А то кто же еще!

– А какое у вас прозвище?

– Как ты смеешь! – возмутился директор. – У меня не может быть прозвища, потому что я – начальник. Я – директор! Мое превосходительство директор Палеозо!

– Так если вы директор и находитесь в собственном кабинете, то сами должны знать, где ваша шкатулка!

Кот от злости даже зашипел, вспрыгнул на письменный стол и уже примеривался, как бы побольнее вцепиться в Алису.

– Уберите это уродливое животное! – закричала Алиса.

– Уродливое? – обиделся кот. – Чем же это я уродливое животное, интересно? Я самый красивый кот на Земле и в окрестностях!

– У тебя полхвоста кто-то отхватил, – сказала Алиса.

– Не отвлекайся, – деловито сказал директор. – Где весь генетический материал?

– А что такое «генетический материал?» – притворилась глупенькой Алиса. – Мы этого еще не проходили.

Кот прыгнул на Алису, она успела отпрянуть в сторону, и кот, промахнувшись, рухнул на карлика-носа, сшиб его с жабы, жаба перевернулась на спину, и поднялся страшный визг, уханье, кваканье и причитания.

Лжедиректор набросился на Алису, обхватил ее жилистыми руками и потащил к стулу, а кот и карлик-нос ему помогали, как могли. И пока директор держал Алису, которая сопротивлялась, как пантера, карлик с котом приматывали ее к стулу.

Хоть Алиса и отбивалась, но они ее одолели.

Тогда она и сопротивляться перестала. Ведь они скоро уйдут, а тогда Гиневьева ее развяжет.

О, как она заблуждалась!

Расправившись с Алисой, оборотни принялись искать генетические остатки своих товарищей и друзей – драконов, вампиров, ведьм и леших, словом, всей вымершей нечисти.

В несколько минут все в кабинете оказалось перевернутым вверх дном, но они не знали, где лежат все эти зубки и чешуйки, а директора Ро-Ро никто бы не назвал самым аккуратным человеком на свете, и отыскать что-нибудь в его кабинете было непросто даже ему самому. А оборотни перекидывали все с места на место, отчего получался еще больший беспорядок.

Алиса знала, в каком шкафу за книгами стоит заветная шкатулка, но, конечно, молчала. Хотя время от времени оборотни уставали искать кости, набрасывались на нее и принимались молотить кто чем мог. Но Алиса терпела. И даже не ругалась.

Она вспомнила, что главное сокровище – окаменевшее яйцо со ржавой иголкой внутри, жизнь Кощея Бессмертного, – хранится в сейфе. Но пока оборотни сейф не разыскивали. Наверное, в их время сейфов еще не было.

Но вот поддельный директор вытащил из шкафа шкатулку.

Ту самую!

Он ее открыл.

– Смотрите! – крикнул он коту и карлику-носу. – Наверное, это наши братья!

– Совсем не похожи! – фыркнул кот.

Ро-Ро вытащил из шкатулки чешую. Самую большую.

– А мне это напоминает, – задумчиво произнес он, – шкуру моего друга, дракона Долгожевателя.

– Так у него шкура красивая, а это пыль сплошная! – возразил карлик-нос.

– Дурак! Надо различать частное и общее, – сказал лжедиректор. – Одна чешуя – это еще не шкура.

– Вот именно, – квакнула жаба.

– А чей же это зуб? – спросил сам у себя директор.

И не успел сам себе ответить, потому что его опередил кот.

– Это зуб его превосходительства вампира Полумракса! – почтительно промяукал он. – Клянусь памятью моего папы, погибшего в бою с помоечными котами под Конотопом в Саудовской Аравии!

– Какие сокровища! – сказал директор. – Какие люди! Какие имена! Какое светлое будущее открывается перед тем, кто владеет этой невзрачной с виду коробочкой! Скорее же в лабораторию! Надо быстрее оживить наших друзей. Утро не ждет!

И вся компания кинулась к дверям, забыв про Алису.

Дверь хлопнула, и стало тихо.

Алиса попыталась развязать узлы, но у нее ничего не вышло.

И тут в комнате стало немного светлее.

Из стены высунулась голова Алисиной подруги, привидении Гиневьевы.

– Ну как, эти трусливые ничтожества сбежали? – спросила она.

– Их уже нет.

– И отлично. Мне противно с ними встречаться. Давай рассказывай, что они с тобой сделали.

– Развяжи меня, пожалуйста, – попросила Алиса. – А то у меня уже руки болят.

– Я бы рада, – сказала привидения, – но у меня никакой силы в руках нет. Я не смогу этого сделать.

– Ты с ума сошла! – возмутилась Алиса. – У меня на тебя вся надежда! Ты уж постарайся.

– Кажется, ты, подруга, забыла, что я – призрак. Ты видела когда-нибудь призрака, который варит щи или носит воду из колодца?

– Я не присматривалась, – призналась Алиса. – И что же мне теперь делать?

– Не представляю. Наверное, придется подождать, пока они вернутся, чтобы тебя прикончить. Правда, грустно?

Человек, который никогда раньше не видел Гиневьеву Кармайкл, решил бы, что эта полупрозрачная красавица издевается над Алисой. На самом деле шотландская принцесса была совершенно серьезна и даже расстроена. Она хотела помочь своей новой, лучшей и единственной в мире подруге, но не могла.

– Я бы к роботам пошла, – сказала она, – только опасаюсь, что они меня не послушаются.

– Точно не послушаются, – согласилась Алиса. – И может быть, даже постараются посадить тебя в какую-нибудь коробку для экспонатов.

– Ой! Тогда я пошла к себе в подвал!

– Иди, – вздохнула Алиса и подумала, что от такой подруги больше вреда, чем пользы. – Только дверь за собой закрой.

– Ничего, – ответила привидения. – Я сквозь стенку пройду.

Что она и сделала.

И оставила Алису в полном одиночестве.

Глава 8. РАЗГОВОР НА БАШНЕ.

Все с Алисой уже случалось в ее довольно короткой, зато богатой событиями жизни. Но сидеть привязанной к стулу и ждать неминуемой смерти – такого с ней еще не бывало. Это только в фильмах показывают. И всегда в самый последний момент из-за леса, из-за гор появляются наши красные конники, которые рубят всех врагов в капусту.

Но пока что красных конников не предвиделось.

Надо самой что-нибудь сделать.

Алиса подергала узлы: нет, привязали ее на совесть, хотя у этих негодяев и совести-то никакой, конечно же, нет.

Кричать – пустой номер! Если кто и услышит, то только сами оборотни. Услышат, вспомнят, что недорастерзали девочку, вернутся и завершат свое черное дело.

Остается видеофон.

Вон его экранчик на столе. Надо дотянуться и набрать номер.

Конечно, сделать это будет нелегко, но кто нам мешает?

Алиса принялась двигать стул.

К счастью, ноги ее были привязаны к ножкам стула кое-как, и потому она могла перебирать ими по полу.

Стул сдвинулся с места и закачался: вот-вот грохнется набок. Тогда уж ей никуда не добраться.

Но Алиса смогла удержать равновесие. Шажок, еще шажок... И вот она уже ударилась о край стола.

Надо бы дотянуться до кнопки видеофона.

Хорошая идея! Алиса резким движением рванулась вверх и встала в странной согнутой позе – стул сзади, ноги на полу, а голова и нос впереди.

Теперь нужно продвинуться чуть дальше.

Алиса упала грудью на стол и подбородком точно угадала кнопку.

Кнопка въехала в пульт.

И ничего не случилось. Пульт не работал. И так как на нем не горела ни одна лампочка, не подмигивал ни один огонек, Алиса поняла, что связь с внешним миром прервана. Она даже удивилась: ведь сказочные существа ничего не должны понимать в науке и электричестве. Как же они догадались, что надо изолировать остров? По крайней мере, на выходные дни. А потом, в понедельник, уже поздно будет.

Если, конечно, им удастся наплодить достаточно своих союзников, чтобы поработить всех людей и вернуть нас всех в эпоху легенд. В светлое прошлое нашей планеты. В ледниковые периоды...

«Ох, Алиса, не отвлекайся!» – строго сказала она себе.

Им надо помешать.

Но как тут помешаешь, если у тебя всего лишь один союзник на острове, да и тот – призрак древней девушки, которая даже поднять-то ничего не может. И пять статуй ее рыцарей. Но ведь статуи – они и есть статуи. В лучшем случае такой рыцарь может грохнуться наземь, если мимо проходит враг. Но ведь не станешь же ты водить всех врагов мимо статуй. Да и статуй куда меньше, чем врагов.

Нет ничего хуже, чем лежать и чего-то ждать. Тем более лежать грудью на письменном столе, на котором как назло нет ни одного острого предмета. Хорошо героям фантастических или детективных романов – они всегда находят выход из дурацкого положения. А вот Алиса никакого выхода найти не могла – не было выхода, и все тут!

Ну хоть плачь!

Может, папа догадается вернуться на остров с озера Лох-Несс? Почувствует беспокойство за дочку и вернется... Но с чего ему чувствовать беспокойство, она же не в лесу и не в пустыне, а в мирном зоопарке в цивилизованной Шотландии...

Вот бы пригодилась телепатия! Но, как известно, телепатия – это выдумка писателей. На самом деле твои мысли – это твое хозяйство, и никому в них не залезть. Впрочем, и к лучшему!

Вдруг Алиса услышала в коридоре шаги.

И невнятные голоса.

Шаги остановились у двери. Кто-то подергал за ручку, но когда оборотни убегали, дверь захлопнулась.

– Эй! – послышался голос. – Алиса, открывай дверь, мы пришли с тобой дружить! Ты слышишь?

Потом послышался другой голос, потоньше:

– Алисочка-кисочка, у меня мячик есть, мы будем с тобой по лужайке бегать, мячик подбрасывать до звездочек. Открой дверку, пусти нас.

«Они не знают, что я связанная, – подумала Алиса. – Лжедиректор им об этом не сказал».

Алиса решила оборотням не отвечать. Пусть пошумят и подумают, что она убежала. Подумают и уберутся восвояси.

Но оборотни и не думали убираться.

Грубый голос повторил:

– А ну открывай, кому говорят! Ты что, хочешь, чтобы мы дверь выломали? А что – выломаем! Если нужно будет, носорога позовем или робота, нам здесь все подвластно. Слышишь, паршивая девчонка?

Раздался удар в дверь, словно кто-то разбежался и ударил в нее плечом. Дверь дрогнула. Неизвестно, сколько она выдержит.

Алиса отчаянно дергала руками – даже больно было, но веревки не поддавались.

Еще удар.

Дверь зашаталась.

Тонкий голос зловеще произнес:

– Вот сейчас я до тебя доберусь, ох, уж и доберусь! Кончились времена дружбы и переговоров. Пора воевать – воевать и мучить пленников!

Алиса понимала – еще один-два таких удара, и дверь откроется.

Она хотела зажмуриться, чтобы не видеть, как ворвутся оборотни.

И тут почувствовала, что в кабинете стало светлее.

И неудивительно, потому что из стены вышла Гиневьева, медленно и торжественно, словно пава. Кстати, Алиса хорошо знала, что пава – это жена павлина, у которой нет такого красивого хвоста, как у мужа. Несправедливо обошлась природа с павлиньими подругами.

– Ты меня ждешь? – спросила Гиневьева. – А я думала, что они тебя уже сожрали.

– Помоги мне! – воскликнула Алиса. – Неужели ты не видишь, что они вот-вот ворвутся?!

– Ах, погодите! – громко сказала привидения, подходя к двери. – Я пришла на помощь Алисочке, я ее старшая и очень могущественная сестра, и если нужно, я вас всех испепелю!

За дверью наступила тишина.

Там думали.

Гиневьева обернулась к Алисе.

– Тут я нашла дружочка, – сказала она, – он тебе поможет. Ты где, светлячок?

Алиса повернула голову и увидела, что посреди комнаты, у ног привидении, стоит, приподнявшись на задние лапы, небольшая ящерица малахитового цвета с белым животиком.

– Это саламандра, – пояснила Гиневьева. – Она может пускать огонь. Саламандры живут в глубинах Земли и прогрызают проходы в камне, а иногда даже плавят породу. Саламандра говорить не умеет, но очень меня уважает. Они все меня уважают. Я у них как богиня – от меня свет исходит, и я могу где угодно проходить. Славно, правда?

– А что она может сделать?

Саламандра уже принялась за дело. Она взбежала по Алисе на стол, положила передние лапы Алисе на плечо, заглянула ей за спину и зашипела. Негромко, но тревожно.

– Она говорит, – объяснила Гиневьева, – что сейчас пыхнет огнем на веревку, которой тебя связали. Может, тебе станет горячо или даже больно, но ты уж потерпи.

– Разумеется, – согласилась Алиса. – Только скажи ей, пусть поскорее огнем пышет.

Алиса слышала, что оборотни снова стали ломиться в дверь и та вот-вот рухнет.

Краем глаза Алиса заметила, как из пасти саламандры вырвалась струйка голубого пламени, ну точно как из газовой горелки.

– Ой! – воскликнула Алиса.

– Терпи! – приказала Гиневьева.

Запахло паленым.

– Еще немного, – сказала привидения. – Сейчас сгорит!

– У меня скорее руки сгорят, – застонала Алиса.

Саламандра снова выпустила струйку голубого пламени.

Алиса поднатужилась и рванула руками. Веревка с треском лопнула.

От неожиданности Алиса не удержалась на ногах. Вместе с саламандрой и стулом она рухнула на пол.

Но, даже падая, она понимала, что надо действовать быстрее.

Алиса изогнулась, дотянулась до ног, одним движением стащила с них веревки и вскочила.

Ой, как было больно! Оказывается, саламандра ее обожгла, да к тому же руки и ноги затекли.

Алиса пошатнулась и ухватилась за край стола.

Саламандра кинулась прочь и исчезла в щели.

– Какая ты неблагодарная! – укорила ее Гиневьева. – Совсем не испытываешь благодарности к спасителям. Разве так настоящие леди поступают?

Алиса понимала, что времени у нее совсем не осталось.

Она кинулась к окну, но коленки подогнулись, и ей пришлось ухватиться за подоконник.

Вымощенный плитами двор был пуст – но до земли так далеко!

И тогда Алисе пришла в голову мысль.

– Лучшая оборона – это нападение! Так учил Наполеон.

– А он из какого клана?

– Не отвлекайся. Сейчас дверь откроется, ты примешь самый страшный вид и кинешься на них.

– Я никогда не принимаю страшный вид, – обиделась Гиневьева. – Я же такая красивая!

И в этот момент дверь наконец поддалась и со страшным грохотом рухнула внутрь комнаты.

И Гиневьева, которая хоть и спорила с Алисой, но на самом деле отлично умела принимать страшный вид, загорелась голубым пламенем, волосы ее поднялись, как клубок змей, из глаз полетели искры, такие яркие и крупные, что прожигали обои на стенах.

А в дверях появились одноглазый волк и громадных размеров летучая мышь с торчащими изо рта клыками.

Они уже хотели кинуться на Алису, но никакой Алисы, конечно, не увидели, потому что были ослеплены страшной привиденией и в ужасе попятились.

– Урра! – закричала Алиса. – Да здравствует Наполеон Бонапарт!

Она кинулась к двери и проскочила между оборотнями, как Одиссей между Сциллой и Харибдой.

Помните эту историю? Сцилла и Харибда – это два чудовища, которые стерегли глубокий пролив, и если морякам удавалось уклониться от Сциллы, они обязательно погибали в когтях Харибды.

На этот раз Сцилла и Харибда, то есть летучая мышь и одноглазый волк, еще хлопали глазами, а Алиса уже скатилась вниз по лестнице и кинулась к лаборатории питания. Она хотела укрыться в подземелье.

Но дорогу ей преградили повара.

А может быть, официанты.

Из лаборатории вереницей выходили вампиры, гномы, тролли, карлики-носы, бесы, лешие, домовые и прочая нечисть с подносами, мисками и кастрюлями в руках и лапках. Видно, оборотней вывелось уже немало, и всех их надо было кормить.

Следом за ними под лапку шли две китайские лисы – хитрющие, как десять настоящих лисиц. Им достались торты. Конечно же, по пути они откусывали от них самые вкусные кусочки.

Все эти существа отлично видели Алису, но в то же время делали вид, что не видят. И не потому, что хотели ее обидеть, – просто у них было своих дел по горло, а кому надо, пускай охотятся за человеческой девчонкой.

Хоть они на Алису и не бросались, но пройти дальше было невозможно – у входа в подземелье стояли два тролля отвратительного вида с изогнутыми мечами в лапах и так страшно вращали глазами, что Алисе сразу стало ясно – мимо них не пройдешь.

Надо возвращаться.

И такое одиночество почувствовала Алиса – вы не представляете!

Куда идти?

Пожалуй, лучше всего выбраться из замка и попытаться уплыть с острова.

Но как обмануть оборотней?

Алиса вышла из замка и остановилась у входа в дирекцию зоопарка.

Вечерело. Небо стало полосатым от медленно плывущих облаков, которые отражали в себе океан и зеленые шотландские горы. С моря порывами налетал свежий ветер. Он с размаху бился о стены замка, словно поздний путник стучал в дверь.

Алисе захотелось посмотреть на остров сверху. А вдруг неподалеку плывет корабль или летит флаер? Тогда она сможет позвать на помощь.

Алиса на цыпочках перебежала через двор к башне. Конечно, она понимала, что, если оборотни и волшебники захотят, они ее всегда увидят и даже смогут остановить. Но ведь сейчас у них ужин!

Алиса вошла в башню. Там было пусто. Не просто пусто, а очень пусто, даже крысиных шагов не слышно.

Алиса поднялась на крышу.

Там было куда холоднее, чем во дворе.

Если внизу Алиса только слышала ветер, то на башне он бил ее, толкал, дергал за одежду и волосы и вообще хотел унести с собой на остров Ньюфаундленд.

Солнце уже село, как раз в океан, и облака в том месте были яркими и зеленоватыми, зато за спиной небо стало синим и на нем высыпали звезды.

А среди звезд висел месяц.

Как будто ты стоишь где-нибудь в Малаховке, в мирном подмосковном селении, и самые страшные звери вокруг – комары.

Ну хоть бы один корабль или флаер!

Пустая надежда. Кто полетит или поплывет сюда субботним вечером, да еще осенью?

Какая-то большая птица снизилась над башней. Ах, если бы это был голубь! Можно было бы привязать к его лапке послание: «Спасите наши души!» – и он бы вернулся в свою голубятню.

Птица оказалась очень большой, с приличных размеров собаку.

Она уселась на парапет, и в ее глазах блеснули отблески заката.

И только тут Алиса сообразила, что у птицы нет перьев.

Перед ней сидела большая летучая мышь. Или даже летучая собака, такие водятся в тропических странах.

– Простите, – вежливо произнесла летучая собака, – я вам не помешал?

– Ах, вы тоже из этой компании! – воскликнула Алиса. – Как вы мне надоели!

Наверное, это прозвучало не очень вежливо, но ей в самом деле до смерти надоели оборотни, вурдалаки, джинны и вампиры.

– Разрешите представиться, – не обиделась летучая собака. – Я не совсем тот, за кого вы меня приняли. Я – очень известный и древний вампир. Иногда меня называют граф Полумракс, потому что и мои предки, и я лично предпочитаем питаться не глухой ночью, как всевозможные Дракулы, а в сумерках, в интеллигентной обстановке... Вы ко мне прислушиваетесь?

– К сожалению, мне некуда деваться, – сказала Алиса.

– Вы свободны, – ответил вампир. – Вы можете спуститься, можете выйти из замка и даже погулять по зоопарку. Только настоятельно вам рекомендую: не стоит углубляться в лес – тамошние обитатели лишены жалости. Ох уж эти мамонты и тигры! И кому только потребовалось их выводить?

– Вы хотели мне что-то сказать? – перебила вампира Алиса.

– Мечтал! Ах, я всегда мечтал поговорить с умной, интеллигентной девочкой из будущего. Какое счастье, что вы пережили ледниковый период и мы теперь можем поговорить искренне, по-дружески. Я хотел вам все объяснить. Вы меня поймете, правда же, вы меня поймете?

– А что я должна понять? – спросила Алиса.

Облака темнели, ветер становился все холоднее. Но вампир этого не чувствовал. Он говорил, размахивая крыльями – то расправлял их, то снова сворачивался в клубок кожи и когтей.

– Мне хочется открыть вам правду.

– Я рада, – сказала Алиса.

Она села на камни так, чтобы укрыться за парапетом от ветра.

Вампир сидел над ней, покачивался под порывами ветра и время от времени улыбался – только вампиры и летучие собаки умеют так неприятно улыбаться.

– Вы знаете, девочка Алиса... Или вам будет приятнее, если я стану вас называть принцессой Алисой – вы заслужили это почетное звание!

– Мне достаточно просто Алисы.

– Ах какая изумительная скромность! – ахнул вампир и от удивления чуть было не свалился с парапета.

Он был большим кривлякой.

– Ах какая скромность! Надеюсь, вы достигнете грандиозных – нет, я не боюсь этого слова! – грандиозных высот в нашем новом обществе.

– В каком еще обществе? – не поняла Алиса.

– Рад объяснить. Как вы знаете, мы по праву владели Землей несколько тысяч лет и достигли невероятных высот в волшебстве. Поэтому наш мир был счастливым и лучшим из миров.

– Но не для всех, – заметила Алиса.

– Вы имеете в виду людей, принцесса?

– Конечно. Я же знаю, каково приходилось людям в вашей счастливой эпохе. Они были несчастны, потому что им ничего не разрешалось. Любой дракон или оборотень мог сожрать человека, и ему ничего за это не было.

– Ах, Алиса, не бывает совершенно счастливых стран и народов! Всегда кто-то недоволен! Но в нашей эпохе подавляющее большинство было довольно, а ворчало только жалкое меньшинство. Причем учти: никто никогда не запрещал людям становиться вампирами или волшебниками. Хочется – иди, учись, дерзай, соревнуйся, пей кровь!

– И много было таких случаев? – спросила Алиса.

– Чтобы человек стал волшебником?

– Или оборотнем, или вампиром...

– Ах, разве я следил! – Вампир развел крыльями. В них ударил ветер, Полумракс полетел вперед, хлопнулся рядом с Алисой и долго пытался подняться, чтобы сесть как положено.

А когда поднялся, то пробежал на коротких когтистых ножках к парапету, но забираться на него не стал, а уселся спиной к каменной ограде, напротив Алисы. Видно, ветер ему не понравился.

– На чем мы остановились? – спросил вампир.

– На людях, – подсказала Алиса.

– Я не занимался проблемами людей, – сказал вампир Полумракс. – Меня интересовали большие, глобальные проблемы. Мы, вампиры, сопротивлялись ледниковому периоду до последнего предела. Кое-кому удалось даже впасть в летаргический сон и переждать холода в глубоких пещерах... Но сейчас мне хочется раскрыть перед вами, принцесса, широкие перспективы нашего с вами сотрудничества.

Если вы думаете, что Алисе этот вампир не нравился, то вы даже не представляете, до чего он был ей противен! Хоть бы вел себя, как нормальная летучая собака, не старался изобразить философа, который любит человечество. Никого он не любит, даже собственную маму! Но надо его слушать. Терпеть и слушать, потому что он ведь прилетел сюда не просто поболтать. Что-то ему от Алисы нужно. Он хитрит. Что ж, и мы будем хитрить.

– Я всегда думал, – продолжал вампир, – как это несправедливо! Мы, сказочные существа, волшебники и вампиры, драконы и тролли, создали великолепный мир – вам, людям, такой и не снился, да и сейчас вам с нами трудно тягаться. Жестокие ледники нас заморозили. Но справедливость восторжествовала. Наука генетика вернула нас к жизни. Вернее, не всех и не совсем... Но нам был важен первый шаг. Мы увидели свет в конце туннеля. И мы пошли на этот свет!

– Вы оказались здесь случайно, – возразила Алиса.

– Ты думаешь, что нас несправедливо вернули к жизни? Значит, ты, гуманистка и любительница всего живого, считаешь, что мы, волшебники и гномы из ваших детских сказок, недостойны жить рядом с вами? Мы что, хуже вас, людей?

– Я так не говорила. – Алиса растерялась. Она и в самом деле не желала зла гномам и волшебникам, к тому же среди них встречались вполне приличные люди.

– Значит, ты согласна с тем, что мы вернемся на Землю? – обрадовался вампир.

– Если только вы не будете вредить людям.

– Ах так! – Вампир принялся расхаживать по круглой площадке, заложив за спину крылья, как профессор, который читает лекцию. – Значит, теперь каждая сопливая девчонка будет решать, наношу я вред людишкам или нет? Так вот, заруби себе на носу! Ты ничего не решаешь! Решают сильные, решают господа, а рабы молчат и радуются тому, как о них заботятся. Так было и так будет!

– Значит, вы вредные, – вздохнула Алиса.

Почти совсем стемнело, и вампир казался большой черной птицей.

– О нет! – каркнул он. – Мы очень добрые. Мы хотим, чтобы все жили дружно, чтобы больше не было войны. И мы это сделаем, потому что мы волшебники, а вы простые люди. Нас уже не остановить!

– Вы же сами ничего делать не умеете, – сказала Алиса.

– Правильно, – согласился вампир. – Но наши помощники лучше твоих, Алисочка. Потому что Гиневьева – всего-навсего привидение. А привидения даже бумажку поднять не в состоянии. Будут вопить, шипеть и пугать, а сделать ничего не смогут. А мы обманули глупых роботов, потому что кажемся им людьми, сотрудниками этого зоопарка. Мы и вас, людей, заколдуем, и вы будете думать, что так и надо жить! Потому что мы – настоящие волшебники, маги, колдуны и чародеи, а вы – всего лишь простые человечки!

Алиса слушала вампира и думала: «А ведь ему что-то от меня нужно. Не стал бы он тратить на меня свое драгоценное время, если бы я ему не пригодилась. Но ведь коробку с чешуйками и зубами они у меня уже отобрали!».

Так что Алиса решилась перебить вампира и спросила:

– А что вам нужно, господин Полумракс?

– Ты хочешь знать правду? – спросил вампир.

– А на что мне вранье? – ответила вопросом на вопрос Алиса.

– Разумно, – согласился вампир. – Мне нужен начальник, голова, организатор наших побед.

– А я здесь при чем?

– А ты знаешь, где он хранится.

– Как я могу знать?

– Днем директор зоопарка его тебе показывал.

Алиса ничего не понимала. Какого начальника вынимал и показывал ей Ро-Ро?

– Я не видела...

– Это было... Ну, думай! А то накажу! Думай сейчас же!

– Не знаю!

– Это было... яйцо!

И тут до Алисы дошло:

– Вы имеете в виду яйцо, окаменевшее яйцо с ржавой иголкой внутри? Но ведь это смерть Кощея Бессмертного!

– Где смерть, там и жизнь, – засмеялся вампир.

– Но зачем вам это яйцо?

– Нет королевства без короля, нет армии без маршала, нет племени без вождя. Для того чтобы покорить мир, нам нужен вождь. Настоящий, уважаемый всеми, признанный везде, от вершин Альпийских гор до глубочайших адских подземелий. Он изложит программу и поставит перед нами цели. Он знает, кого и за что наказывать или миловать... Отдай нам яйцо!

– Но как я могу это сделать, если не знаю, где оно?!

Алиса отлично знала, что яйцо с ржавой иголкой – смерть Кощея – лежит в сейфе. А сейф находился за копией знаменитой картины Шишкина «Три белых медведя». Этой картины раньше никто не знал, но оказалось, что художник написал ее по секрету от всех знакомых, потому что хотел подарить ее одной чукотской девушке. Только недавно эту картину отыскала Алиса, причем в совершенно неожиданном месте. Если вы захотите, я когда-нибудь расскажу вам эту историю.

Алиса знала, где хранится яйцо, но не собиралась выдавать эту тайну вампиру. Если и без Кощея жители эпохи легенд готовы завоевать всю Землю и сделать людей своими рабами, то с его помощью они смогут весь космос захватить.

– Слушай, Алиса, я предлагаю тебе дружбу. Ты нам яйцо, а мы тебе все, что ты пожелаешь. Хочешь бриллиантов сто штук?

– Нет.

– Хочешь живого слоненка?

– Нет.

– Хочешь конфет целый вагон?

– Господин Полумракс, не обещайте того, что не можете выполнить. Ну откуда здесь взяться вагону конфет?

– Ты, наверное, так и не поняла, что мы – волшебники. А одно из основных занятий волшебников – превращать картошку в конфеты, а конфеты в тараканов.

– Спасибо, – сказала Алиса. – Теперь я понимаю, что вы мне хотели подарить.

– Но это же шутка!

– А что не шутка?

– Скажешь, где яйцо, останешься жива. Школу кончишь, в институт поступишь...

– Значит, останусь жива?

– Разумеется.

– И в институт поступлю?

– Вернее всего, – подтвердил вампир.

– Что же вы так неуверенно говорите? – засмеялась Алиса. – Вы же такой ловкий врун, а тут замялись!

– Это происходит оттого, – заявил вампир, – что по натуре я очень правдивое существо. Сказать неправду для меня – пытка. Сущая пытка!

– В чем же неправда, господин Полумракс?

– Не знаю я, будут ли в светлом будущем институты для людей. Ну, не знаю, и все тут! Я бы, будь моя воля, никогда бы не стал людских детей учить читать, а тем более писать. Не нужно это людям, мешает быть счастливыми. Вот, допустим, голубь летит – он читать не умеет, а счастлив, потому что сыт и имеет гнездо. Вот гриб между камней пророс. Он не только не читает – даже ходить не умеет. А все равно счастлив! И это мы наблюдаем во всем свете. Вы, люди, придумали себе грамоту, стали книжки читать, в школы ходить. Никакого счастья не добились, а думаете, что учение – это свет. Чепуха! Учение – это туман. Книги годятся только на растопку.

– А с телевизором как быть? – спросила Алиса.

– Телевизор мы вам оставим. Смотрите. Обязательно оставим бразильские сериалы про дядю Хуана и его незаконную дочку Марию, которая сама себе бабушка. И оставим фильмы, в которых автомобильчики друг за дружкой катаются. Бабах! Чудо – красота!

– Я такие фильмы не люблю и никогда их не смотрю.

– А это мы будем проверять! Если любишь смотреть про дядю Хуана, значит, свой, послушный человек, получи добавку компота! А если тебе погони на «Мерседесах» не подходят да семизарядный «кольт» не нравится, придется с тобой поговорить серьезно. Такие людишки нам не нужны! Но главное – не мешайте нам строить ваше счастливое общество близкого будущего.

– И ради такого общества я должна вам выдать смерть Кощея?

– Разумеется. И ты еще мне спасибо скажешь.

– Почему?

– Потому что мы подарим тебе бессмертие, как настоящей волшебнице. Мы тебя будем считать своей. Правда, при одном условии – ты нам будешь помогать.

– Я вам так нравлюсь?

– Мне ты, без сомнения, нравишься, Алисочка, я к тебе ночью прилечу, поцелую тебя в шейку...

«Прилетишь, поцелуешь, как бы не так, – сказала про себя Алиса. – Знаем мы ваши вампирские поцелуи! С вами расслабишься и станешь лучшим в мире донором: ни капельки крови в себе – все кровососам!».

– А я вам должна всего-навсего какое-то битое яйцо отдать? – вслух спросила она.

– Вот именно! Где оно? Мы обыскали весь кабинет! Все перевернули вверх дном! Яйцо где-то там, и ты это знаешь!

Темнота сгустилась еще больше, поэтому, когда вампир принялся бить крыльями по воздуху, чтобы запугать Алису, она его не увидела.

– А как же вы намерены весь мир завоевать? – спросила Алиса. – Люди вам не поверят!

– Доживем до понедельника, – сказал вампир. – В понедельник сюда понаедут туристы, и мы их всех заколдуем. И тебя заколдуем.

– Колдуйте! – сказала Алиса и пошла к лестнице.

Полумракс кинулся ей наперерез.

– Стой! Я тебя не пущу! – завизжал он.

Алиса остановилась. Уж очень вампир был большой. Еще искусает своими ядовитыми зубами!

Но, на счастье Алисы, внимание вампира отвлекло голубое сияние, которое возникло в воздухе за его спиной.

– Оглянись, крошка, – раздался нежный голосок привидении. – Иди сюда, комарик мой ненасытный. Можешь из меня кровушку попить. Не хочешь?

– Уйди-уйди! – закричал вампир. – Мы так не договаривались. Я боюсь электричества.

– Ах, что за слово! И-ли-тричиство! – пропела Гиневьева. – Я даже и не знала, что меня так зовут.

Дальше Алиса слушать их разговор не стала. Она понимала, что привидения отвлекает вампира, чтобы Алиса успела скрыться.

Что она и сделала.

Алиса сбежала вниз по лестнице и бросилась к воротам замка.

Хорошо бы выбраться отсюда и как-нибудь уплыть с острова.

Ворота оказались закрыты. На них висел большой замок, который не давал отодвинуться тяжелому железному засову, оставшемуся, видно, еще со времен Кармайклов.

Но как же выбраться из замка?

Алисе не хотелось лезть в подземелье – тем более что там скопилась уйма оборотней и всякой сказочной нечисти.

Она пошла вдоль стены, глядя вверх и размышляя, нельзя ли как-нибудь через нее перебраться.

Впереди показалось что-то темное. К стене примыкал большой сарай!

Ну как люди раньше жили без света? Даже свечки у Алисы не было.

А вот оборотням и вампирам очень удобно жить в темноте – у них ведь ночное зрение развито куда лучше, чем у нас.

Конечно, луна и звезды немного освещали двор, но по небу бежали облака и все время закрывали звезды.

А тут еще оборотни хватились Алисы, и было слышно, как они перекликаются в темноте:

– Али-и-и-иса!

– Алисочка, отзовись, ужинать пора!

– Алиса, мама зовет!

– Алиса, выходи, поговорить надо!

«Нет, не буду отвлекаться, – подумала Алиса. – Они меня нарочно заманивают».

Глава 9. БЕГСТВО ИЗ ЗАМКА.

Сарай был сложен из неровных каменных глыб. Массивные стены возвышались на два человеческих роста, а выше начиналась скользкая покатая крыша, покрытая поросшей мхом черепицей. Крыша доставала до самого верха стены замка.

Алиса присмотрелась – глаза уже привыкли к темноте. По стене сарая она заберется без труда, а вот как карабкаться дальше, по черепице – непонятно.

Тут Алисе пришлось прижаться к стене и замереть, потому что по двору пробежали два волка. Они принюхивались и разговаривали на бегу.

– Попахивает человечиной, ты как думаешь, браток?

– Ох, попахивает. Но неизвестно, это Алиса или кто другой. Ведь за день здесь немало людей побывало.

Волк задрал морду к небу и завыл. Выл он громко и неприятно.

А второй волк старался его перекричать:

– Алисочка, ангел мой, домой пора! Спатеньки будем! Мы тебя теплым молочком напоим...

Потом он перестал причитать и хриплым голосом произнес:

– Не надо было мне в кладовой мясо с чесноком жрать. Очень даже нюх отбивает.

– А я кетчупом обожрался, – признался другой волк.

Они убежали.

Алиса огляделась. Вроде бы во дворе было пусто.

Волки скрылись в доме дирекции. На втором этаже зажегся свет. Свет был тусклым, неровным, наверное, горела керосиновая лампа или свеча.

Алиса начала карабкаться по стене сарая. Но добраться до крыши она не успела, потому что хлопнула дверь, и из дома дирекции выскочили вампир Полумракс, волк-оборотень и женщина, похожая на Бабу-Ягу.

Глаза Алисы уже совсем привыкли к темноте, и теперь она видела ночью, при свете звезд, не хуже, чем днем.

– Где они? – спросил Полумракс. – Ничего не слышу.

– А ты ничего и не услышишь, – сказала женщина, похожая на ведьму. – Вы, вампиры, вообще нечуткие. А я за два километра слышу, как муха летит. Вот и сейчас я слышу, как они начали снижение.

– Летят, – подтвердил волк. – Слышу.

Тут и Алиса услышала шуршание и хлопанье крыльев. Но это хлопали не крылья, а снижался ковер-самолет.

На ковре сидел небольшой зеленый черт с рожками, над ним кругами летал дракончик, а посреди ковра, сжавшись и уткнув голову в колени, сидел... Да это же профессор Сингх! Он-то что тут делает? Как он им попался?

Ковер опустился посреди двора.

– Приехали, – сказал черт с рожками.

– Добро пожаловать на остров Элис, – сказала женщина, похожая на ведьму. – Мы вас заждались.

– Я ничего плохого не сделал! – зарыдал профессор Сингх. – Я же обещал с вами сотрудничать! Я же вам все докладывал! Зачем вы меня мучаете?!

– И как же они тебя мучили? – спросил вампир.

– Вы не представляете, как там наверху дует, – заныл профессор. – Теперь я обязательно простужусь! Я скончаюсь от воспаления легких! И вам меня даже не будет жалко.

– А чего нам тебя жалеть? – удивился вампир. – Предателей никто не жалеет.

– Я – предатель?! Как вы смеете меня так называть?

– А кто помог нам захватить лабораторию? Кто нам двери открыл? Кто нам все рассказал?

– Не знаю! Не знаю, я ничего не сообщал... То есть я сообщал, но только ради дружбы народов!

И если до того момента Алиса надеялась, что это не профессор Сингх, а всего лишь какой-то оборотень, который изображает профессора, то теперь она поняла, что видит самого настоящего Сингха, который почему-то стал помогать оборотням.

– А вот насчет дружбы народов лучше помолчи, – сказала женщина, похожая на ведьму. – Целый кошелек алмазов тебе отвалили за сотрудничество.

– Я не себе! Я на развитие науки! На помощь бедным детям!

– Споры неуместны, – оборвал его вампир. – Нам нужна твоя помощь, предатель.

– Попрошу без оскорблений!

– Ты нам сообщил, что видел яйцо с ржавой иголкой, то есть местонахождение смерти нашего верховного управителя Кощея Бессмертного. Но в кабинете директора мы это яйцо найти не смогли. Скажи нам, где оно. В коробке с чешуйками его не было.

– Тогда оно, наверное, осталось в сейфе, – сказал профессор Сингх. – Но точно я не знаю.

– Волк, будь другом, укуси профессора за мягкое место.

– А где у него мягкое место? – спросил волк.

– Не надо! – воскликнул Сингх. – Я вспомнил. Пять алмазов – и я все скажу!

– Ах, он еще об алмазах говорит! – Даже волк возмутился.

Тут же раздался крик:

– Не смейте кусаться! Я ваш друг и соратник!

– Где ключ от сейфа? – спросила женщина, похожая на ведьму.

– Откуда мне знать... Ой, не кусайтесь!

– А кто знает?

– Наверное, эта девчонка знает! Ее же здесь оставили.

– Значит, ключи у Алисы?

– Я так думаю.

– Ты думаешь или знаешь?

Профессор Сингх снова взвыл.

– Перестань выть! – рассердилась женщина, похожая на ведьму. – А то отнимем все алмазы, а тебя сбросим в море, и никто никогда не догадается, был ты или тебя вовсе не было.

– Вы не имеете права! – закричал профессор. – Я буду жаловаться в Академию наук!

– И как же Академия наук отнесется к ученому и своему члену-корреспонденту, который помог волшебникам и оборотням захватить зоопарк? – ехидно спросил вампир.

– Она меня простит, – быстро ответил Сингх. – Потому что я хотел как лучше.

– Тогда пошел отсюда, ищи Алису, – скомандовала ведьма. – Найдешь, выманишь у нее ключ от сейфа – получишь всего сколько хочешь, а нет – прощайся со своей немолодой жизнью. Пускай она думает, что ты – друг ее папаши. И поверит. Нам-то она ни за что не поверит.

– О нет!

– О да! И учти, мы ждем тебя с ключом. Через пятнадцать минут. А иначе мы взорвем этот кабинет и сейф, но ты нам уже будешь не нужен.

– Слушаюсь, – промямлил профессор. – Слушаюсь и постараюсь.

Слышно было, как все оборотни один за другим уходят в башню и закрывают за собой дверь. Причем делали они это так громко и с таким топотом, что Алиса сразу поняла – притворяются. Сами-то сразу за дверью остановились, прижали уши к замочной скважине, подслушивают и подглядывают.

А во дворе остался только профессор Сингх.

Он осмотрелся, прищурился, ничего не увидел и тихо произнес:

– Алиса! Алисочка, отзовись, я твой друг!

Алиса смотрела на его силуэт и думала: «Мне нужно его обмануть. Может быть, с его помощью я даже смогу отсюда выбраться. Надо хорошенько подумать. Ведь этот профессор сейчас всего боится... А я притворюсь маленькой глупой девочкой, несмышленышем, которую каждый может запугать и обмануть».

– Алисочка! – снова послышался голос профессора.

– Я здесь, – отозвалась Алиса шепотом. – Идите сюда!

– Ой! – испугался профессор. – Куда идти?

– Направо, двадцать шагов.

– Иду, Алисочка, иду, моя девочка.

Алиса услышала, как профессор считает шаги.

Вот он уже рядом. Профессор протянул дрожащую руку и нашел пальцами Алисино плечо.

– Это ты, на самом деле ты? – спросил он.

– А вы думали кто? – прошептала Алиса.

– Ой, тут столько всего произошло, – сказал профессор.

– А как вы здесь оказались? – спросила Алиса. – Вы же с папой полетели на озеро Лох-Несс.

– Так получилось, – лживым голосом ответил профессор Сингх, – что я забыл в сейфе директора очень важный доклад. Я должен завтра докладывать на конференции, а вот забыл его и вернулся. А ты чего не спишь?

– А мне скучно стало, – сказала Алиса. – Я пошла погулять, может, думаю, встречу какое-нибудь привидение.

– Ой! Алиса, ну как можно говорить о привидениях ночью! – испугался профессор. – У меня же нервы расшатанные. Пошли лучше в кабинет к директору, ты мне дашь ключ от сейфа, я заберу свой доклад и скорее полечу в Бомбей.

– А где ключ? – спросила Алиса.

– Разве не у тебя?

– Почему вы решили, что он у меня?

– Но ведь директор тебе все ключи отдал.

– Только не от сейфа, – сказала Алиса.

– Ой, какой ужас! – Сингх был на самом деле расстроен. – Как же я завтра сделаю доклад?

– А вы сделайте его без бумажки, – посоветовала Алиса. – Мой папа, когда делает доклады, никогда не смотрит в бумажку – он все помнит наизусть.

Профессор Сингх задумался. Он никак не мог сообразить, что бы такое ответить, чтобы не опозориться.

На плечо профессора опустилась маленькая летучая мышка, помесь вампира и комара, и начала что-то нажужживать ему на ухо. Сингх послушно кивнул.

– Вот именно, – сказал он. – Я сейчас тебя обыщу.

– Я не дамся, – предупредила профессора Алиса.

– Я тебе...

Профессор кинулся на Алису, но надо сказать, что он никогда не занимался спортом и не умел кидаться на девочек. Неудивительно, что он промахнулся, проехал своим круглым животиком по камням и взвыл от боли.

– Так нечестно! – кричал он. – Мы так не договаривались!

Он кричал так громко, что Алиса поняла: сейчас или никогда!

Не издавая ни звука, она на цыпочках кинулась к открытой двери дирекции.

Ведь эти оборотни все равно добудут ключи, даже если она их выбросит, потому что в крайнем случае они сейф распилят и вытащат оттуда каменное яйцо.

Значит, единственный выход – взять яйцо раньше, чем оборотни.

Алиса взбежала на второй этаж. Она сделала все так быстро, что никто и не заметил ее бегства; профессор Сингх все еще выл и шумел, а оборотни думали, что Алиса с ним.

В кабинете директора она бросилась прямо к сейфу и стала поворачивать шарик с отпечатками ключей. Вот и нужный ключик.

Сейф щелкнул и открылся.

Алиса мгновенно нащупала на верхней полке завернутое в пластик каменное яйцо.

Она не стала возвращаться обратно во двор замка, а выбралась в открытое окно, прошла по карнизу до галереи, которая тянулась вдоль стены, выбралась на стену и обернулась назад. Внизу был виден двор замка. Вышла луна и осветила смешную картинку: посреди двора на камнях сидел профессор Сингх и раскачивался, как болванчик. А вокруг него столпились оборотни, тролли и прочие сказочные существа. Они пытались вызнать у профессора, где же Алиса. А профессор ничего не понимал.

Поэтому вся сказочная нечисть набросилась на него и принялась его лупить, щипать и дергать, но, к счастью для профессора, его мучители так мешали друг дружке, что он остался жив и даже почти невредим.

Алиса еле удержалась от смеха – нехорошо смеяться, если кого-то бьют. Потом она посмотрела по другую сторону крепостной стены.

Ей повезло.

Как раз под ней была крона большого дерева.

Алиса прыгнула вниз и на лету уцепилась за большой сук. Она покачалась на нем, как обезьянка, потом перебралась поближе к стволу дерева и уселась на сук верхом.

Она решила посидеть здесь, пока все не утихнет. На дереве ее никто не найдет.

Не прошло и нескольких минут, как над ее головой послышались крики и непонятные звуки – это оборотни и вампиры вылезли на крепостную стену и теперь вглядывались в темный лес Палеозо, стараясь разглядеть Алису.

Но это было, как вы понимаете, невозможно.

Они ссорились и даже дрались между собой, но Алису не видели.

Потом наверху все затихло, и Алиса решила, что пора спускаться. Надо было до утра выбраться с острова.

Она добралась до толстого ствола дерева и начала спускаться.

Наверное, все кончилось бы хорошо, но нечаянно Алиса сломала сухой сучок и ойкнула от неожиданности.

И в тот же момент из широкого дупла высунулась громадная волосатая лапа, схватила Алису, как котенка, и втащила внутрь дерева.

В дупле было совершенно темно.

Алиса отбивалась изо всех сил, но в ответ раздавалось лишь рычание и урчание.

И тут Алиса по-настоящему перепугалась. Если ее схватил древесный медведь, то жить ей осталось всего ничего.

Поэтому она решила не сопротивляться и не драться, а потерпеть. А вдруг этот ископаемый зверь решит, что Алиса – его подруга, которая пришла ночью в гости, чайку попить.

И Алиса оказалась права.

Лохматый и горячий зверюга, видя, что Алиса не дерется, лизнул ее длинным, жутко шершавым языком. Так, что кожу со щеки содрал.

– Ну ладно, – тихонько сказала Алиса, – мы будем дружить, только не выдавай меня оборотням.

Но обитатель дупла хорошего обращения не понимал. Он еще раз лизнул Алису, а потом попробовал ее ухо острыми зубами.

– Больно! – вскрикнула Алиса.

На самом деле ей было не так больно, как страшно. Ведь мохнатый зверь крепко держал ее лапой и притом хотел укусить.

Ну как прикажете сопротивляться, если даже никакого оружия у Алисы не было!

Кроме каменного яйца.

Алиса так и не выпустила его из руки.

И когда мохнатый зверь посильнее укусил ее за ухо, она изо всей силы стукнула его по носу каменным яйцом.

Чудовище страшно взревело и со всего размаха дало Алисе подзатыльник, да такой, что она вылетела из дупла и, ломая сучья, полетела вниз.

Каменное яйцо полетело за ней следом.

В темноте Алиса его не видела, но оно набило ей шишку на лбу.

Так что через две минуты Алиса и каменное яйцо оказались под деревом на мягкой земле. В полной темноте.

Вокруг шевелились, бегали, щебетали, квакали, дышали, рычали и двигались различные ископаемые животные и чудовища. К счастью, у них было столько своих дел, что на Алису они и внимания не обращали.

А Алиса потирала ушибы и ссадины и думала, что, пожалуй, ей повезло.

Теперь оставался пустяк – выйти на берег моря, отыскать способ уплыть с острова и сообщить всему миру об опасности, которая ему грозит.

Алиса знала, что остров невелик. Куда ни пойди, скоро выйдешь к берегу моря. Правда, в темноте пристани ей не найти, так что лучше в первобытном лесу отсидеться до света.

Уже через несколько шагов Алиса услышала шум прибоя. Волны разбивались об утесы, и грохот волн смешивался с шумом ветра.

Вскоре Алиса оказалась на высоком обрыве – белые полосы прибоя сверху казались тонкими полосками. В этом месте берег обрывался вниз, будто ты стоишь на крыше десятиэтажного дома.

Хоть и страшновато было стоять на обрыве, но Алиса чувствовала себя здесь куда лучше, чем в подземельях или каменных комнатах замка.

Куда бы спрятаться от непогоды? Где переждать остаток ночи?

Неподалеку Алиса увидела черное пятно – видно, вход в пещеру. Но в пещерах обычно живут их хозяева, и Алисе не хотелось снова с кем-то из них встречаться.

Так что она просто уселась на землю спиной к скале и закрыла глаза. На минутку.

Ей казалось, что она совершенно не хочет спать.

Но на самом-то деле она заснула почти сразу, несмотря на холод, ветер и начавший моросить дождик. Уж очень она устала и перенервничала.

Глава 10. НА КОВРЕ-САМОЛЕТЕ.

Алисе казалось, что она проспала минут пять, да и то раз десять просыпалась.

Но на самом деле, когда она проснулась, небо уже стало голубым, и хоть солнце еще не встало, птицы начали петь и удивляться, кто забрался в заповедник без спроса.

А проснулась Алиса из-за того, что по спине пробежали электрические мурашки, а в ушах прозвучал пронзительный капризный голос ее новой подруги – привидении Гиневьевы.

– Так вот ты где затаилась! Значит, тебе хочется спать спокойно, когда твои друзья сходят с ума, не зная, погибла ты или лежишь покалеченная под обрывом! Ну зачем ты испытываешь мои нервы? Неужели ты не знаешь, что за тысячу лет их и так почти не осталось?

Алиса села. Все мышцы затекли, и больно было повернуться – вы бы попробовали провести полночи на холодных, мокрых камнях над ревущим морем!

– Смотрите, она еще двигается и смеется! – возмутилась Гиневьева. – Она должна рыдать и просить прощения. А она смеется! Ну как ты, как? Рассказывай скорее!

– Мне нечего рассказывать, – сказала Алиса. – Я от них сбежала и спряталась на дереве.

– Где?

– Там, в лесу. Я на дереве спряталась, а кто-то страшный и мохнатый меня в дупло втащил и сожрать хотел. Еле вырвалась!

– Я этого не переживу! – закричала привидения. – Ты могла умереть, ничего мне не сказав. Немедленно рассказывай, где дупло, и я тут же разорву это чудовище на составные части!

– Я же не помню!

– Что же ты помнишь?

– Я помню, как стукнула чудовище по лбу каменным яйцом. Оно меня и отпустило.

– Какое еще каменное яйцо? Почему ты носишь с собой каменные яйца? Ты что, так проголодалась?

– Это не простое яйцо, – ответила Алиса. – Из-за него все неприятности. Именно эта штука лежала в сейфе у директора. Я ее вытащила, чтобы они не сделали из него Кощея Бессмертного.

Алиса подняла с земли яйцо и показала подруге.

– Из этого? – удивилась Гиневьева. – Да оно и на яйцо не очень похоже. На нем, видно, слон танцевал. И еще кончик какой-то железки торчит...

– Все это вместе, – сказала Алиса, – смерть и жизнь Кощея Бессмертного, великого повелителя племени оборотней и волшебников. Именно его они хотят оживить, чтобы он им сказал точно, как нами управлять, как нас угнетать и как превратить нас в рабов.

– Ой, так выброси его!

– Нет, нельзя выбрасывать чужие научные экспонаты, – ответила Алиса. – Это совершенно исключено. Что я скажу директору, когда он вернется?

– Чтобы искал другое яйцо, – сказала привидения.

– А если оно единственное в мире? Ведь, наверное, Кощей был один – на то он и Бессмертный.

– Сомневаюсь, – ответила привидения. – По моим данным, все чудовища размножались. А у Кощея была бабушка?

– Не знаю. Но я думаю закопать яйцо, и пускай оно себе лежит, ждет профессора Ро-Ро.

В кустах громко зашуршало, затрещали ветки, посыпались листья, и над обрывом рядом с Алисой показалась большая обезьяна, которая, видно, уже начала превращаться в человека, но еще не успела далеко уйти по этому пути, то есть человекообезьяниха.

Человекообезьяниха была среднего роста, чуть покрупнее Алисы, рыжая, долгорукая, так что при ходьбе она опиралась костяшками пальцев о землю. Морда у нее была грустная, обиженная, а посреди лба торчала шишка размером с кулак.

При виде Алисы человекообезьяниха взвыла и начала показывать пальцем себе на лоб.

– Ой, я, кажется, понимаю, – сказала привидения. – Не этой ли милой обезьянке ты угодила в лоб каменным яйцом, когда пыталась выгнать ее из дупла?

– Я же думала, что на меня напало чудовище и хочет меня сожрать!

– Ой-ой-ой! – Человекообезьяниха схватилась за голову и стала раскачиваться от горя.

– Видишь, до чего ты довела редкое существо, – укоризненно сказала Гиневьева. – Выводили его, старались, а ты ему нервы портишь!

И привидения заливисто расхохоталась.

Вообще-то для привидения Гиневьева была довольно легкомысленным существом. Наверное, это объяснялось тем, что она превратилась в призрак, еще будучи юной девушкой, и своего недотанцевала.

– Знаешь что? – подумала вслух Алиса. – Когда все кончится, давай я тебя в Москву отвезу. Сходишь к нам в школу или на биологическую станцию, посмотришь, как мы живем. Ну что тебе все в подземельях томиться? Я тебя со своими мальчиками познакомлю.

– А они красивые? – заинтересовалась Гиневьева.

Человекообезьяниха заныла, словно просила что-то в обмен на шишку на лбу.

– Не знаю, – ответила Алиса. – Я никогда об этом не думала. Но неглупые и смелые. Аркаша Сапожков притом еще изобретатель, а Ван Цицун всю энциклопедию наизусть выучил.

– Обязательно к тебе приеду, – сказала Гиневьева, – только не сейчас. Мне пока нельзя далеко от замка отходить – такое на меня наложено колдовство. Чем дальше отхожу, тем меньше от меня остается.

– А вот с этим мы как-нибудь справимся, – пообещала Алиса.

– Как же вы справитесь?

– Посмотрим. А сейчас пора отсюда выбираться.

– Уа! – крикнула Гиневьева. – Уааа!

Она сжала кулачок и потрясла им в воздухе. От кулачка только синие искры полетели да маленькие светлячки от тугих черных кудрей.

И на этот веселый крик с неба на большой скорости спустился ковер-самолет, самый надежный транспорт эпохи легенд, а на нем сидела женщина, похожая на ведьму, зеленый черт и облезлый волк-оборотень. И предатель – профессор Сингх собственной персоной.

А над ними кругами вился вампир Полумракс.

– Вот вы и попались! – воскликнула женщина, похожая на ведьму.

– Это не я, – поспешил оправдаться профессор Сингх. – Они сидели на башне и подслушивали. Вы сами привлекли внимание уважаемых господ.

– Попрошу каменное яйцо, – сказал Полумракс. – Где оно?

А яйца не было.

Только что оно лежало на траве рядом с Алисой и вдруг пропало.

– Это все ты, свечка недожженная! – закричала женщина, похожая на ведьму. – Это ты его спрятала! Отдавай нам немедленно жизнь нашего вождя и учителя всей нечисти! А то я тебя растерзаю!

Гиневьева, к которой относились эти крики и оскорбления, только отмахнулась:

– Во-первых, ты меня не растерзаешь – хотела бы я посмотреть, как кто-нибудь меня растерзает! А для необразованных сообщаю, что любая попытка меня растерзать вызовет разряд, подобный молнии.

– Не обращай на нее внимания, – сказал ведьме вампир Полумракс. – Пора бы знать, что привидения – существа нематериальные, они даже спичку поднять не могут. А уж каменное яйцо и подавно.

– Ты еще пожалеешь о своих необдуманных словах! – обиделась привидения.

– Сомневаюсь, – ответил вампир. – Приказываю найти господина Кощея немедленно! Мобилизовать все наличные силы нашего племени, перевернуть весь заповедник!

Он страшно раскричался и не заметил, что на дереве, как раз над ним, сидит человекообезьяниха и метит каменным яйцом ему в затылок.

– Всех разгоню! – вопил Полумракс. – Всех к порядку призову!

И тут человекообезьянихе окончательно надоело его слушать, и она метнула в вампира яйцо, яйцо бабахнуло ему по затылку, вампир растянулся на земле, яйцо покатилось к обрыву, но Алиса была наготове.

Она по-вратарски кинулась за яйцом, подхватила его и бросилась к профессору Сингху, который сидел на ковре-самолете.

– О нет! – воскликнул профессор Сингх. – Только не меня! Меня уже сегодня били. Пощадите!

Он упал на ковер-самолет и вцепился в его края.

Алиса вскочила на ковер. Ей не раз приходилось летать на таких самолетах.

– Может, вы сойдете? – спросила она профессора.

– Ни в коем случае!

Алисе было некогда спорить.

– Вверх! – приказала она ковру – И вперед!

Ковер послушно взвился вверх. Видно, голос Алисы ему понравился.

Может, вы не знаете, но ковры-самолеты общаются с людьми или другими существами в основном с помощью слуха. Ковры выбирают себе хозяина по голосу. А если ковру голос не нравится, то ковер-самолет может отказать человеку и никуда не полетит.

Алисе с коврами-самолетами везло. Все они ее слушались и летали с ней, куда ей хотелось.

Ковер полетел к океану, и Алиса не сразу сообразила, куда ей надо. И прошло, наверное, минуты три, прежде чем она велела ковру держать курс на Шотландию к ближайшему населенному пункту – к деревне, маяку или полицейскому участку.

Ковер-самолет послушно повернулся, чтобы лететь к берегу, который виднелся на горизонте. Небосклон уже порозовел в ожидании восхода солнца.

Но неожиданный порыв ветра заставил коврик сложиться чуть ли не вдвое.

Это страшно перепугало профессора Сингха, который лежал на ковре животом.

– Ой! – закричал он. – Я сейчас упаду! Держите меня!

«Этого мне еще не хватало!» – подумала Алиса.

– Боливар двоих не свезет, – сообщил ковер-самолет.

– Зачем вы со мной полетели? – спросила Алиса у профессора.

– Я должен вернуться к людям, к моей работе, к семье, к товарищам, к любимой роще у моего порога, – ответил профессор Сингх. – А здесь меня ограбят и убьют.

Сверху от самых облаков на них спикировали дракончик из мелких и небольшой вампир. Алиса надеялась, что это не Полумракс, который еще не должен был прийти в себя.

Надо же – каменное яйцо стало самым популярным оружием в Палеозо!

Алиса отогнала вампира кулаком и велела Сингху отбиваться от дракончика сколько хватит сил.

– Но он может меня клюнуть! – крикнул профессор.

– Если он сбросит нас в море, будет еще хуже! – отрезала Алиса.

– Ах как вы правы! – расстроился Сингх.

«Как он изменился! – подумала Алиса. – Ведь только что меня за человека не считал, а теперь таким вежливым стал».

Остров начал уменьшаться. Хоть ковер и сносило все дальше в море, высоту он кое-как набирал.

Но все это Алисе не нравилось.

Ей ведь надо было на сушу! А что делать над пустынным океаном, когда ковер-самолет в любую минуту может отказаться лететь дальше, сбросить пассажиров и улететь, куда ему захочется? С коврами это случалось.

К тому же теперь на них нападали уже два дракончика и одна синяя сова, неизвестно из какой сказки.

И вдруг Алиса увидела далеко впереди черную полоску.

Корабль!

Настоящий корабль покачивается на волнах.

Но он какой-то странный! У него три высокие мачты, на мачтах надутые белые паруса. Таких кораблей уже давно нет.

– Наконец-то! – воскликнула Алиса.

В этот момент над островом, оставшимся далеко позади, поднялось солнце. Лучи его полетели над самой поверхностью океана, освещая верхушки волн. Они достигли парусника, и паруса его стали похожи на крылья белой бабочки.

– Замечательно! – крикнула Алиса.

– Ужасно! – отозвался профессор Сингх.

– Вы видите корабль? Там есть связь, там есть люди, которые нам помогут!

– На этот корабль нам нельзя! – закричал профессор.

Налетел сильный порыв ветра, подхватил ковер-самолет и понес его к облакам.

– Не надо, Алиса! – кричал Сингх.

– Но почему же? – спросила Алиса.

– Этот корабль уже захвачен!

– Кем захвачен?

– Я не могу сказать!

– А что же случилось с людьми?

– Там нет людей, – ответил профессор.

Алиса не поверила Сингху. У оборотней не было времени, чтобы напасть на корабль.

– Вы уверены в том, что говорите? – спросила Алиса взрослым голосом. Так папа разговаривает с ветеринаром, который говорит, что свинстон-бальзамин ведет себя странно, с утра не ел ромашки, отказался от морковной ботвы и рычит на тигрокрыса. – Что вас конкретно смущает?

– Полетели лучше в Америку, а? – попросил Сингх. – Все равно нас туда ветром несет.

– Еще чего не хватало! – рассердился ковер-самолет. – Да я с голоду помру до вашей Америки. Она же еще не открыта!

– Открыта, открыта! – возразил Сингх. – Заодно посмотрите на небоскребы и статую Свободы.

– Спускаемся! – приказала ковру Алиса.

Я не хочу сказать, что Алиса не уважает взрослых и что она непослушная девочка. Но ведь взрослые тоже разные бывают. Алиса уже давно догадалась, что люди чаще всего увеличиваются в размерах, но по-настоящему не изменяются. И если внимательно понаблюдать за трехлетним малышом, то можно точно рассказать, каким он будет в сорок лет.

Возьмем, к примеру, Алису. Она уже в три года была непоседой и даже авантюристкой. Но притом всегда неслась на выручку слабым и на помощь друзьям.

А когда Алиса посмотрела на профессора Сингха, она сразу увидела слабенького, кисельного мальчика, который стоит в уголке, когда весь класс дерется с соседним классом или гоняется за белым слоном, удравшим из цирка. Но потом мальчик Сингх тихонько крадется в кабинет директора школы и ябедничает, выдавая самых смелых драчунов и Синди Рамакришну, которая дала списать контрольную второкласснику Рао и к тому же вчера накрасила ногти.

А сам-то он первым спешит списать контрольную или украсть шпаргалку у Чандрагупти Боза. И сквозняки ему мешают, и ветер его пугает, а верит он только своей мамочке, да и то не всегда.

Поэтому до сих пор и не женился...

Сингх нахмурился и вцепился ногтями в края ковра.

– Вы пожалеете! – повторял он. – Это заколдованный корабль.

– Уважаемый профессор! – сказала Алиса. – Они еще не успели добраться до корабля. И сейчас вы в этом убедитесь.

– О нет!

Алиса не стала слушать верещание профессора и направила ковер прямо на палубу парусника.

Он мягко опустился на доски.

– Привет, – сказала Алиса. – Где вахтенный? Где рулевой, где, простите, ваш капитан?

Никто не откликнулся.

Алиса посмотрела на штурвал.

Штурвал – это большое колесо, которым управляет рулевой. Это колесо такое огромное, что надо расставить руки в стороны, чтобы его смерить.

На паруснике штурвал был оставлен без надзора.

Это было непонятно. Ни на одном корабле никогда штурвал или руль не остается без присмотра.

– Странно, – пробормотала Алиса.

И вдруг она краем глаза заметила, как что-то темное и большое пролетело совсем рядом с ней. Алиса подняла голову и увидела, что ковер-самолет поднимается к облакам.

– Эй! – крикнула она. – Коврик, ты с ума сошел?

И тут над краем ковра-самолета склонилась голова профессора Сингха.

– Прости, Алиса, – крикнул он, – но я предупреждал тебя, что на этом корабле оставаться нельзя! Это смертельно опасно. И боюсь, что теперь твои дни и даже минуты сочтены.

Глава 11. ТАЙНА «МАРИИ-ЦЕЛЕСТЫ».

«Ничего страшного! – сказала себе Алиса. – Хоть с острова удалось вырваться!».

Паруса хлопали под ветром, корабль разворачивало бортом к волне, и он начинал опасно крениться.

Алиса подбежала к штурвалу и попыталась повернуть его, чтобы корабль не опрокинулся под ударами волн. Но ее сил не хватало, чтобы управлять большим судном.

– Эй! – крикнула Алиса. – Помогите мне кто-нибудь! Куда вы все задевались?

На спасательном круге, который висел рядом со штурвалом, было написано название корабля: «Мария-Целеста».

«Так это же и есть самый загадочный корабль на свете! – подумала Алиса. – Неужели он до сих пор скитается по волнам, подобно «Летучему Голландцу»? Неужели даже современная техника, которая позволяет увидеть иголку в стоге сена с Луны, не смогла его отыскать?».

Каждый ребенок помнит, что значит это название.

Но если вы случайно болели в тот день, когда вам рассказывали о нем в школе, или ваша любимая учительница сама заболела в тот день и из-за этого забыла или не смогла поведать вам ужасную историю «Марии-Целесты», то я отниму у вас и у Алисы несколько минут для того, чтобы рассказать вам о ней.

Давным-давно, во второй половине XIX века, один ничем не примечательный пароходик топал себе через Атлантику, и вдруг с него заметили паруса.

Когда пароход сблизился с парусником и капитан посмотрел на него в бинокль, то обнаружилось, что парусник называется «Мария-Целеста», но на борту никого не видно, да к тому же парусник не отвечает на сигналы и звуки сирены. Что-то неладно!

Капитан приказал спустить шлюпку, и вскоре моряки поднялись на палубу «Марии-Целесты».

И что же они там обнаружили?

Всё и никого. То есть все вещи были на месте, даже горячий чайник на плите в камбузе, даже швейная машинка жены капитана и колыбель их малютки.

И даже шлюпки были на месте.

Ни записки, ни слова, ни следа...

Если бы случилось восстание или драка, если бы напали пираты, то наверняка на судне образовался бы беспорядок.

Беспорядка не было.

Значит, произошло что-то такое страшное, что все люди кинулись за борт.

Что они, одновременно с ума сошли?

Так эту загадку никто и не решил.

В наши дни некоторые люди стали говорить, что виноваты, скорее всего, пришельцы, инопланетяне. Они украли всю команду, включая малютку, и те оказались на далекой звезде.

Так что вы можете представить удивление Алисы, когда она сообразила, что корабль, куда она попала, и есть та самая «Мария-Целеста», которая должна была давным-давно сгнить или утонуть.

А если она не утонула?

Между тем остров Элис медленно удалялся. «Мария-Целеста» держала курс к шотландскому берегу.

На ее борту находилась девочка Алиса Селезнева, которой некуда было деться, потому что даже хорошему пловцу не следует нырять в океан так далеко от берега.

И придется ждать, пока кто-нибудь заметит этот парусник, удивится тому, что делает парусник в конце XXI века, и увидит на борту несчастную девочку.

Ох и неуютно было Алисе! Надо бы спуститься внутрь «Марии-Целесты», но страшновато.

Думала ли она вчера, что на следующий день попадет в опасное приключение и еще неизвестно, вернется ли когда-нибудь домой?

И тут Алиса услышала странный шум.

Невнятные голоса.

И было в этих голосах нечто странное и неприятное.

Алиса подумала: «И хорошо, что я не успела забраться внутрь парусника».

Из люка показалась голова.

Голова была встрепанной, глаза человека бешено вращались.

– Ура! – закричал он. – Скорее к шлюпкам!

Человек вылез из люка, и тут оказалось, что он совершенно голый, но сам почему-то не обращает на это никакого внимания.

Следом за ним вылез еще один мужчина, постарше, можно сказать старик, и он тоже был не одет.

Но когда на палубе появилась женщина средних лет и очень толстая, Алиса совсем удивилась. Женщина была совершенно обнаженной, как греческая скульптура Венеры, но в остальном на Венеру похожа не была.

И так один за другим на палубу выбралось человек двадцать.

Оказывается, они скрывались внутри, в трюме.

На Алису они внимания не обращали да и друг на друга не глядели.

Сначала Алиса хотела их окликнуть, но вскоре сообразила, что все это очень странно.

Голые люди спешили, они спускали шлюпку.

Они дрожали, утренний ветер был холодным, порой принимался дождь. Но никто и слова не сказал о дожде. Люди вообще мало говорили, они были заняты делом.

Наконец шлюпка пошла вниз, вскоре ее дно ударило о воду, и поднялся столб брызг. Шлюпку качало на волнах и било о борт.

В этот момент словно кто-то неслышный для Алисы громко приказал голым людям ринуться вниз, они прыгали с борта, торопились попасть в шлюпку, но даже Алисе было видно, что не все угадали, куда прыгать, и некоторые промахнулись. Они барахтались в волнах, и никто им не помогал – их даже не замечали. А когда Алиса кинулась к борту и потащила за собой большой, тяжелый спасательный круг, на нее никто не обратил внимания.

Круг бухнулся в воду и поплыл к шлюпке, кто-то вцепился в него, но вскоре шлюпку и людей в воде отнесло волнами в сторону, и они скрылись из глаз.

– Какой-то ужас! – сказала Алиса вслух.

Недаром профессор Сингх, который что-то знал, уговаривал ее не снижаться к паруснику.

Но она не успела как следует задуматься, потому что из люка вылез человек в капитанском мундире с подзорной трубой в руках.

Он подошел к штурвалу и стал смотреть вперед.

Следом за ним из люка появился матрос. Нет, трое матросов, один за другим. Все они были одетыми и на первый взгляд выглядели совершенно обыкновенно.

Один из матросов подошел к штурвалу, и капитан приказал ему:

– Держись за эту штуку и верти, чтобы мы на скалы не налетели.

«Ну и капитан! – подумала Алиса. – Штурвал штукой называет. Наверное, шутит».

Из люка показался совсем маленький матрос с очень длинными худыми руками.

Алиса молчала и не подходила к ним.

Она поняла – что-то с этими моряками неладно.

Они в чужой одежде! В одежде с чужого плеча.

Как ряженые.

В этот момент матросик с длинными руками заметил Алису.

– А ты что здесь делаешь? – спросил он веселым и слишком знакомым голосом.

Это был вампир Полумракс!

– Как вы сюда попали? – ахнула Алиса. – Вы же остались на берегу!

– У нас, волшебников, есть свои маленькие секреты, – усмехнулся вампир Полумракс, и, как он ни старался быть похожим на моряка, сквозь маску Алиса увидела вампирью рожицу, морду летучей собаки.

– А эти люди? – спросила Алиса, показывая вдаль, где скрылась шлюпка.

– А это и есть команда корабля, – ответил вампир и тонко захохотал. – Бывшие люди, а теперь просто существа. Чуешь разницу?

– Зачем вы это сделали? – спросила Алиса.

– А что мы сделали? – переспросил капитан, подходя к ней поближе. И Алиса поняла – никакой это не капитан, а обыкновенный хищный тролль, существо страшное и коварное.

– Эти люди были... голые, – сказала Алиса.

– Они так спешили поделиться с нами своей одеждой, – засмеялся тролль, – что забыли надеть что-нибудь взамен.

Услышав эти слова, остальные оборотни расхохотались, как будто и в самом деле услышали что-то смешное.

– Но почему?

Вампир Полумракс посмотрел на Алису, потом обернулся к своим друзьям, которых на палубе уже набралось штук пятнадцать. Они молча кивали, и Полумракс кивал им в ответ. А когда эта странная церемония закончилась, вампир повернулся к Алисе и произнес:

– Мы тут молча посоветовались с моими товарищами оборотнями и решили: раз мы тебя, Алиса, все равно будем вынуждены убить ввиду твоей вредности и опасности для нас, то не страшно раскрыть перед тобой наши карты. Тем более что нам самим очень хочется их открыть.

Оборотни загудели, захлопали в ладоши, заурчали. Они были согласны с Полумраксом.

– На то мы и волшебники, на то мы и оборотни, что можем превращаться, мерещиться и казаться людям, а они, как запутаются, становятся нашими покорными рабами.

– Покорными рабами! – с удовольствием повторили оборотни.

– Но нам настала пора завоевать Землю, – продолжал Полумракс. – А то мы уже вторую неделю впустую плодимся на ничтожном островке. Как лучше всего перебраться на материк?

– Так, чтобы никто не догадался! – воскликнул толстый тролль-капитан.

– И чтобы нас приняли за людей! – поддержал его волк, который временно был не волком, а простым матросом.

– И вы думаете, что вас отличить от людей нельзя? – спросила Алиса. – Я же отличила.

– С тобой мы еще разберемся, – мрачно пообещал вампир. – А с остальными мы справимся. Если кто-нибудь посмотрит на нас сверху, то он подумает: «Вот плывет туристический парусник «Мария-Целеста», и на его борту видны матросы и капитан. Все в порядке. Они нам машут ручкой».

И, произнеся эту тираду, Полумракс помахал крылом, которое пролетающим сверху облакам должно было показаться длинной рукой. И если там в самом деле был бы наблюдатель, он наверняка не заподозрил бы ничего неладного.

– А уж когда мы подойдем поближе, – прорычал тролль, – то сможем любого заколдовать! Видела, как команда этой шаланды разделась и в шлюпку попрыгала? Это они нас послушались! Им и в голову не пришло ослушаться. Мы же нечистая сила!

– Непобедимая нечистая сила! – откликнулись остальные.

– Если я вас разгадала, значит, смогут и другие! – упорствовала Алиса.

– Ты нас временно разгадала, потому что знала, с кем имеешь дело. Но остальное население Земли об этом не подозревает. А с тобой мы справимся... Сейчас ты почувствуешь нашу силу!

Вампир Полумракс впился в лицо Алисе своими черными колючими глазками и принялся повторять:

– Слушайся свою маму! Я – твоя мама! Ты должна меня слушаться!

Алиса понимала, что это вампир и никакая не мама... но глаза отказывались ей подчиняться.

Словно сквозь туман ей мерещились мамины глаза, и слышался мамин голос.

– Алиса, – настойчиво спрашивал голос, – куда ты спрятала яйцо со смертью Кощея?

Алиса поняла, что ни в коем случае нельзя признаваться. Это не мама с ней говорит, а вампир. Она прикусила губу, чтобы не проговориться, а сладкий голос, так похожий на мамин, продолжал твердить:

– Не надо никому отдавать это яйцо. Береги его, только проверь, хорошо ли оно спрятано... Проверь... посмотри...

Алиса поняла, что мама а может, и не мама говорит правильную вещь: обязательно надо проверить, хорошо ли спрятано каменное яйцо, а то вампир до него доберется.

Алиса проверила карман куртки. Он был застегнут. И чуть оттопыривался. Все в порядке! Яйцо на месте! Его никто не найдет!

И тут же Алису разбудил громовой хохот оборотней.

Ах как они радовались! Некоторые даже по полу катались от радости.

– Обманули дурака! – кричал тролль.

– На четыре пятака! – вторил ему волк.

Видно, это была поговорка каменного века или ледникового периода.

А вампир уже выхватил из кармана Алисы каменное яйцо и катал его в руках, как горячую картофелину.

– Ура! – кричали оборотни. – Теперь у нас будет свой великий бессмертный вождь! Берегись, Земля, пришел конец власти людей! Пришла наша пора!

С Алисиных глаз словно пелена слетела.

Теперь ей стало понятно, почему моряки с «Марии-Целесты» так покорно покинули корабль.

Она кинулась к вампиру, чтобы отобрать яйцо. Но оборотни догадались, что она будет сражаться, и крепко ее держали.

– Как вам не стыдно! – кричала Алиса.

– Я тебя не понимаю, – откликнулся вампир. – Разве это твое яйцо?

– Оно зоопарковское!

– А откуда оно попало в зоопарк? Неужели ты не догадалась, что так называемые археологи без спроса забрались в развалины замка Кощея и вытащили то, что им не принадлежало. Смерть принадлежит своему хозяину! Мы еще в суд подадим на этого директора и всю вашу компанию. Никто не разрешал вам вмешиваться в нашу жизнь и в нашу смерть!

– Вот бы и поговорили с директором, – сказала Алиса.

– Мы не можем говорить с каждым мелким директоришкой, – ответил вампир. – У нас великие планы завоевания Земли. Зачем нам свидетели?

И тут Алиса поняла, что вампир занят собственными мыслями и на нее не смотрит. И она кинулась на него, чтобы отобрать яйцо.

Конечно, этот поступок был глупым. Хотя бы потому, что бежать с корабля Алисе было некуда. Все равно бы ее настигли. Да и отнять яйцо было нелегко – ведь Алиса куда слабее Полумракса, злобного властителя волшебного мира.

Но тут случилось нечто совершенно неожиданное.

Когда Алиса кинулась на вампира, тот отпрянул в сторону, словно сильно испугавшись, и ударился спиной о перила.

Он поднял крыло с когтями, в которых было зажато яйцо. И в тот момент, когда Алиса со всего размаха врезалась в вампира, когти разжались и каменное яйцо с жизнью и смертью Кощея Бессмертного бухнулось в море.

Все смотрели, как оно летит, и никто не успел его заколдовать и вернуть.

Еще секунда – и яйцо коснулось воды. Поднялся фонтанчик брызг, и яйцо пропало навсегда.

Глава 12. СОКРОВИЩА ДРУИДОВ.

Повисло мертвое молчание.

И в этом молчании странно и даже смешно прозвучал голос волка:

– А какая здесь глубина?

Волку вопросом на вопрос ответил тролль:

– А ты что, нырять решил?

– Можно опустить батискаф, водолазов найти...

– Да мы даже места не найдем, – ответил вампир и добавил грозным голосом: – А тебе, Алиса, теперь точно не жить! Ты совершила страшное преступление против волшебного мира. Ты убила самого главного волшебника всей Земли. Мы остались без вождя, а люди – без тирана. Что теперь прикажете делать?

– Обойтись без тирана, – предложила Алиса.

– Не выйдет, – сказал вампир. – Людям нужны тираны, людям нужна железная палка.

– Это вашим друзьям нужна палка, – возразила Алиса. – А что касается моих, то мы совершенно свободны.

– Смерть врагине! – закричал тролль.

– Смерть предательнице! – зарычал волк.

«Ну уж это совсем неприлично, – подумала Алиса. – Я же никого не предавала. Даже этих оборотней. Да их и некому было предать. Кому такие нужны?».

Оборотни тянули к Алисе страшные когти – они совсем перестали походить на людей.

Алиса бросилась от них к штурвалу.

И когда оборотни, толкаясь на лесенке, полезли за ней, она так сильно крутанула штурвал в сторону, что корабль неожиданно вильнул и оборотни покатились по палубе.

– Берите живой! – кричал вампир Полумракс.

Но его никто не слушал, и Алисе пришлось ему помочь. Она закричала:

– Берите меня живой!

Оборотни всей толпой накинулись на Алису, скрутили и уже хотели бросить в море, но вампир приказал:

– В трюм ее! Пускай умрет от голода и жажды.

Оборотни затолкали Алису в трюм и при этом кричали:

– Какой мудрый у нас вампир Полумракс! Всегда найдет единственно правильное решение!

Стукнула крышка люка. Стало почти темно. Корабль покачивался, где-то внизу, совсем близко, плескалась вода.

– Ну как, Алисочка? – послышался рядом голос вампира Полумракса. – Не удалось тебе меня остановить? Уже завтра я стану господином Земли!

– Но вы же хотели, чтобы господином стал Кощей Бессмертный!

– Я потому так всюду кричал, – вздохнул вампир, – что этого ни в коем случае нельзя было допустить. Кому нужен бессмертный вождь? Да еще надутый как индюк. Он же не знает обстановки, оторвался от прогресса, даже «Мицубиси» от «Тойоты» отличить не сможет.

– Так зачем же вы кричали?

– Милая, я старался яйцо заполучить в свои руки. А потом его потерять, утопить, разбить, уронить в вулкан. Желательно с чужой помощью, чтобы меня никто не заподозрил. Теперь же я всюду буду выступать, как его верный ученик. Учителя нету, а верный ученик тут как тут! И для начала я попью твоей кровушки.

– Что вы говорите?! – ужаснулась Алиса.

– Я не шучу, – прошептал вампир.

И тут Алиса увидела, как в темноте трюма зажглись страшные, круглые, желтые глаза летучей собаки. Они буквально впились Алисе в лицо.

– Перестаньте!

– Я голодный, – шептал вампир. – А ты такая сладенькая, молоденькая, чистенькая человеческая девочка! А может, тебе даже понравится, когда я буду тебя кусать. Знаешь, некоторые, как привыкнут, даже просят меня: укуси, укуси, высоси мне лишнюю кровь.

– Какие гадости вы говорите! – возмутилась Алиса.

Но она не могла оторвать взора от желтых, горящих глаз вампира. Он приближался к ней, а Алиса сидела как прикованная к полу.

– Вот сюда укусим... в шейку... а потом тебя потеряем в море, и никто не догадается, куда же делась эта противная непослушная девчонка!

Острые зубы вампира впились Алисе в шею, но она была так околдована, что не могла двинуться с места.

«Вот мне и конец пришел», – подумала Алиса.

И подумала она об этом без обиды и даже без страха.

Вдруг вампир замахал крыльями и попытался взлететь, хотя в запертом трюме сделать это очень трудно, тем более если ты одет в человеческую одежду.

Вампир пищал, как обиженный котенок.

А трюм наполнился голубым сиянием.

Рядом с Алисой стояла ее подруга, привидения Гиневьева из славного шотландского рода Кармайклов.

– Кто посмел поднять грязную лапу на мою Алису? На мою подругу? – грозно вопрошала она.

– Прыгай отсюда! – вопил вампир, который сумел забраться куда-то под самый потолок. – Ползи, а то я из тебя лапшу сделаю!

– Очень любопытно, – откликнулась Гиневьева. – Попрошу не откладывать в долгий ящик. Публика жаждет увидеть такой трюк, господин фокусник! Лапша из призрака!

– Это моя добыча! – кричал вампир. – Я уже начал ее обескровливать!

– Это моя подруга!

– Пока она живая, ей не быть тебе настоящей подругой, – заявил вампир. – Вот когда я высосу из нее всю кровь и она помрет, тогда добро пожаловать, дружите, обнимайтесь, сколько хотите. Мертвые не могут дружить с живыми!

– Мне лучше знать, с кем я могу дружить, а с кем нет! – отрезала Гиневьева. – Алиса, пошли отсюда!

– Куда? – спросила Алиса, которая уже пришла в себя. – Вокруг море.

– А ты разве плавать не умеешь? – удивилась привидения.

– Боюсь, что в такой воде я не продержусь и пяти минут, – вздохнула Алиса. – Лучше ты позови на помощь, чтобы этого вампира в клетку посадили.

– Прекратить разговорчики! – разозлился вампир. – Вы еще обсудите, как у меня зубы вырвать!

– Всему свое время, – сказала Алиса. – Когда-нибудь обязательно обсудим.

Привидения рассмеялась серебряным смехом.

– А сейчас, – сказал вампир, – не обращая на тебя никакого внимания, я буду дотерзывать Алису. И ты мне не помешаешь.

– Помешаю! Скоро все полицейские мира будут здесь.

– Никуда ты не можешь отлететь от своего острова, – сказал вампир. – Я вашу сестру хорошо знаю. Вы питаетесь энергией того места, в котором вы погибли... – Полумракс тихонько засмеялся: – Ты и сейчас куда прозрачнее, чем на острове, а ведь мы и десяти миль не отошли. Так что можешь шуметь и бегать сколько пожелаешь, но ничем нам не помешаешь. Через два часа мы высадимся на английском берегу возле города Манчестера и вольемся в человечество, которое станет нам подвластно. Вы опоздали, девочки! У вас даже ковра-самолета нет!

Алиса вся сжалась – ведь Гиневьева ей помочь не могла. Привидения страшны только тем, кто в них верит. А на самом деле ни один призрак вреда человеку причинить не может.

Но привидения думала иначе.

– Ковра-самолета у меня нет, – сказала она. – А вот скатерть-самобранка имеется.

– Что ты хочешь сказать? – Вампир сразу насторожился. Как и все кровососы, он обладал интуицией, то есть умел чувствовать выгоду или опасность.

– Я хочу сказать, что знаю, где в подземелье спрятаны сокровища друидов.

– О таких не слышал, – сказал вампир. – Что за сокровища?

– Конечно, не слышал, они жили после вас, – объяснила Гиневьева. – Друиды – это жрецы древних британцев, они жили на острове больше двух тысяч лет назад. Древние римляне, которые хотели завоевать Британские острова, их ненавидели и старались истребить. Говорят, что друиды спрятались на острове у берегов Шотландии, и римляне их там осадили. Один за другим друиды погибали от стрел легионеров или от голода. Но золото и драгоценности, которые они собирали много столетий и взяли с собой на остров, друиды скрыли в подземной пещере... Что только римляне не делали! Они замучили оставшихся в живых друидов, они перекопали весь наш островок...

– Ты хочешь сказать, что сказочные сокровища таятся именно на острове Элис? – воскликнул Полумракс.

– Да, но тебе их никогда не найти.

– А в чем хранятся сокровища? – деловито спросил вампир.

– В сундуках, шкатулках и бочках, – ответила Гиневьева.

– Золото? Серебро? Камни? Украшения?

– Ах, я не смотрела, – отмахнулась привидения. – Мне же не надеть на себя ни одного ожерелья – у меня такая нежная шейка, что не выдерживает никаких драгоценностей.

– Плохо дело, – огорчился вампир. – Значит, ты сундуков даже не открывала. А что, если там железки или какие-нибудь тряпки? Откуда мне знать, что те друиды ценили и берегли больше всего?

– А один сундук открыт, – сказала Гиневьева. – И возле него лежит мертвый скелет.

– Давно лежит? – уточнил вампир.

– Меня еще не было, когда он лег, – ответила привидения. – Он один сундук открыл, но обратно не ушел.

– И что там в сундуке? Говори, говори! – Вампир прямо вертелся от нетерпения.

– Там лежат драгоценные камни и много золота, – сказала Гиневьева.

– Ты меня не обманываешь?

– Не имею подобной привычки, – сухо ответила привидения. – Он лежит, а я знаю, где его отыскать.

– Хорошо, – сказал вампир. – Неси сюда сундуки. Принесешь – отпущу твою Алису.

– Знаешь ведь, что мне сундуки не принести. Да и не стала бы я напрягаться из-за какого-то там вурдалака!

– Тогда без сокровищ обойдусь!

– Ты-то обойдешься, – раздался голос сверху. Оказывается, внутрь трюма уже давно залезло несколько оборотней. – А мы обходиться не желаем. Отпускай Алису, пошли за ценностями!

– Дурачье! – рассердился вампир. – Неужели вы еще не поняли, что через два часа мы будем на берегу Шотландии? И вся Англия ляжет к нашим ногам!

– Это еще когда будет! – завыл волк. – А сундуки – вот они!

– Вы сможете зайти в любой банк, в любой магазин, в любую контору, вы сможете взять все, что вашей душе угодно! Хотите колбасу – берите колбасу. Хотите доллары – берите доллары!

– Хочу сокровища друидов! – воскликнула женщина, похожая на ведьму. – И немедленно!

– Перед вами будут открыты не только магазины, но и музеи! Знаете ли вы, что в Москве есть Оружейная палата? В ней лежит шапка Мономаха. Это корона русских царей, и она вся усыпана драгоценными камнями. А в Лондоне есть замок Тауэр, и там хранятся драгоценности английской короны.

– Да отстань ты от нас со своими королями и коронами! – воскликнул карлик-нос. – Хотим сразу и здесь!

– Сра-азу и здесь! – вразнобой, но хором завопили оборотни.

– Ну что прикажешь делать с такими идиотами! – разозлился вампир Полумракс.

– Других тебе не дали, – заметила Гиневьева. – И жадность их погубит. И тебя вместе с ними.

– Посмотрим, – вздохнул вампир. Глупая жадность остальных оборотней его расстроила, и он еще раз попытался достучаться до их мозгов: – Мы теряем драгоценное время. Нас перехватят и разоблачат.

– Здесь и сейчас! – вопили оборотни.

И тогда вампир Полумракс поднялся на палубу и встал к штурвалу, чтобы повернуть «Марию-Целесту» к берегам острова Элис, который был еле виден сквозь струи начавшегося дождя.

– Спасибо, – прошептала Алиса Гиневьеве.

– Не стоит благодарности. Я была возмущена его заявлением!

– Каким заявлением?

– Что призраки могут дружить только с мертвецами. Ничего подобного! Мы будем с тобой дружить! До самой твоей смерти. А потом тем более!

Глава 13. КОРАБЛЕКРУШЕНИЕ.

Даже волшебники не знали о том, что к берегам Шотландии в нескольких милях от острова Элис прибило шлюпку, в которой сидело несколько совершенно голых, безумных, еле живых людей.

Если бы волшебники умели заглядывать в будущее, они, наверное, что-нибудь сделали с этими несчастными людьми – может быть, убили бы, а может, заточили. Но они своего добились, отделались от команды корабля и были довольны.

На берегу не сразу сообразили, откуда эти люди, а они сами не помнили, кто они и почему оказались в море. Они даже имена свои позабыли. Так что пришлось включить большие компьютеры, а также попросить помощи у организации «Ллойд», которая знает о крушениях в море абсолютно все.

И наконец в Космонет пришла страшная весть! В Атлантическом океане недалеко от берегов Шотландии погиб туристический парусник «Мария-Целеста», а спасшиеся с него моряки совсем раздеты и ничего не помнят.

Тут же спутникам и космическим станциям был отдан приказ: найти в море все, что могло остаться от «Марии-Целесты», – любой спасательный круг, шлюпка и даже ведро могли помочь выяснить таинственную судьбу корабля.

Представляете себе, что подумали миллиарды жителей Земли, когда им сообщили, что «Мария-Целеста», подарившая миру жгучую тайну больше двух веков назад, снова угодила в таинственную историю!

А пока все сигналы и сообщения неслись над Землей, «Мария-Целеста» повернула к острову Элис и через несколько минут оказалась у обрывистого, скалистого берега.

– Здесь камни! – закричала Гиневьева. – Здесь нельзя приближаться к берегу!

Волшебники не слушали ее, торопили вампира и мешали ему управлять кораблем. Наконец случилось то, что, к сожалению, и должно было случиться.

«Мария-Целеста», подхваченная огромной волной, взлетела вверх и со всего размаха грохнулась на торчащие из воды острые верхушки скал.

Дикий скрип, страшный треск, мрачный грохот поразили слух Алисы.

– Вот это приключение! – закричала Гиневьева, которой ничего не грозило.

«Мария-Целеста» разломилась пополам и в несколько секунд скрылась под пенящейся водой.

А те волшебники, оборотни, гномы, вурдалаки, зеленые бесы, джинны и женщина, похожая на ведьму, что уцелели в этой катастрофе, взлетели, нырнули, поплыли, кинулись в разные стороны – и многим удалось спастись.

Алиса почувствовала, как ее подбросило высоко вверх, а там ее подхватила крутая волна и понесла к острову так быстро, что даже не сообразишь, куда и зачем тебя несет.

Потом ее кинуло вниз, и хорошо еще, что Алиса – очень тренированная спортсменка и занималась даже борьбой у-ку-шу. Поэтому в последний момент она собралась в комочек и почти не ушиблась.

Когда она открыла глаза, то увидела, что лежит на скале, которая, как пирамида, торчит из воды метрах в ста от обрыва. Но на остров с нее никак не добраться, потому что между ней и островом кипит такой водоворот, что воды не видно – только пена!

Рядом с Алисой на скале лежал вампир Полумракс и стонал, потому что ушибся.

– Смерть моя наконец-то пришла! – плакал он. – А я так надеялся, что унаследую бессмертие после господина Кощея!

– Что же мы будем делать? – спросила Алиса.

– Что же мы будем делать? – повторила Гиневьева, которая, оказывается, Алису не оставила, а висела над скалой, как голубая люстра.

– Ой! – Вампир уселся и начал сдирать с себя остатки разорванного матросского костюма. – Кажется, нам не повезло по-крупному.

– Что вы имеете в виду? – спросила Алиса.

– Наше героическое предприятие, – ответил вампир. – Потому что из-за кучки паршивых драгоценностей мы потеряли корабль и, главное, время! Все решали минуты...

Он поднялся на короткие ножки и принялся вытираться сложенными крыльями. Но ничего из этого не выходило, потому что на скалу залетали брызги и клочья морской пены, и ему приходилось вытираться снова и снова. При этом он, не переставая, рассуждал:

– Я думаю, что «Марии-Целесты» уже хватились. Если бы мы вышли на берег и загипнотизировали жителей города, если бы мы установили власть над ними, то никто бы не смог понять, что случилось... А теперь в любую минуту жди спутников, спасателей и даже морскую полицию... Значит, нам надо действовать, и как можно скорее. Не хочется мне попадать в лапы полицейским. И тебе не советую.

– Почему же мне не советуете? – удивилась Алиса.

– А разве ты не бандитка? Разве ты не утопила туристический корабль вместе со всей командой? Я думаю, что ты – самая опасная преступница всех времен и народов. Я тебя сейчас схвачу, свяжу, сдам в полицию, и тебя упрячут в страшную тюрьму.

– Не выйдет, никто тебе не поверит! – сверху заявила Гиневьева.

– И сам знаю, что не поверят! – вздохнул вампир. – Плохо живем, первобытно, не доверяем людям. Человек человеку должен быть другом, товарищем и волком, вот именно!

– Тебе холодно, Алисочка? – забеспокоилась Гиневьева. – Потерпи немножко. Как кто-нибудь подлетит поближе, я его сразу к тебе приглашу.

– А то, что мне холодно, никого не беспокоит! – сразу же обиделся вампир Полумракс. – То, что я простужусь и схвачу воспаление легких, вам все равно! Но я еще найду на вас управу!

– Не обращай внимания, – сказала сверху Гиневьева.

– Я и не обращаю, а терплю.

Вампир поднялся на ноги и принялся бродить по скале.

– Улетай, пока цел, – посоветовала ему привидения. – И оставь нас в покое.

– Нет, мне нужно сокровище. И нужна Алиса. Без Алисы мне этого сокровища не видать. Ты же мне его не отдашь.

– Не отдам, – согласилась Гиневьева.

– А мне нужно хоть что-то получить. И когда у меня будут драгоценности, я кого нужно подкуплю, а кого не нужно истреблю. И все равно стану господином Земли и окружающего пространства.

– Остался пустяк, – сказала привидения. – Доставить в подземелье заложницу.

– Ой, конечно же – я теперь настоящая заложница! Все террористы и бандиты стараются захватить заложницу, а потом ее убивают, – засмеялась Алиса.

– Не говори глупостей, девочка, – рассердился вампир. – Если я кого и погубил в своей жизни, то только от потери крови. А чтобы убивать болезненно, такого не было!

Тут он замер, взмахнул крыльями, и его чуть не унесло ветром со скалы.

– Эврика! – закричал вампир.

– Чего? – не поняла Гиневьева.

– Эврика! Так звали жену Цезаря, – ответил Полумракс. – И вообще, не мешай мне думать. Мы же можем перенести Алису по воздуху...

Он приложил коготки к маленькому рту, высунул длинный, красный, похожий на дождевого червяка язык и стал быстро-быстро лизать пальцы и что-то пришептывать.

– Или пугает, – сказала Гиневьева, – или шутит.

– Не шучу, – откликнулся вампир.

– А что делаешь? – спросила Гиневьева. Ей стало интересно.

– Сейчас увидишь, – проворчал вампир. – Привораживаю.

Он снова забормотал, и тут глазам Алисы предстало незабываемое зрелище.

Из тучи прямо на скалу опускался ковер-самолет. Тот самый, на котором так недавно еще летала Алиса и который утащил предатель Сингх.

А вот и Сингх!

Алиса увидела, что он лежит на ковре, вцепившись пальцами в края. Ковер дергался и старался сбросить с себя ездока, словно он не ковер, а породистая лошадь.

Вампир еще быстрее заработал коготками, но Алиса никак не могла разобрать слова, которые он повторял.

Ковру так и не удалось столкнуть с себя Сингха. Они сели на скалу, и там стало так тесно, что Алисе пришлось встать.

– Только страстная жажда жизни меня спасла! – сообщил профессор Сингх. – Понимание факта, что жизнь дается человеку только однажды, в крайнем случае дважды... Простите за беспокойство, кажется, я живой.

– Видите, – перебил его монолог вампир, – ум всегда найдет выход из безнадежного положения. А ну влезай, Алиса, на ковер, я тебя поддержу, чтобы не упала. И летим на остров.

– Нет! – закричал Сингх. – Не оставляйте меня одного! Я опытный ковровый пассажир, я чуть до Америки не долетел. Не смейте меня оставлять! Я же ноги промочу, и мне гарантирован бронхит!

Вампир подтолкнул Алису, и она послушно ступила на ковер.

– Осторожнее, Алиса, – предупредила Гиневьева, – они все тут такие нервные! Еще укусят!

– Не смейте меня оставлять! – снова закричал профессор Сингх. – Я не переживу произвола судьбы!

– Полетели! – приказал вампир ковру.

– Я устал! – ответил ковер.

– Ты меня будешь слушаться или что? – спросил вампир.

– Тебе мало того, что я послушно вернулся почти от американских берегов? За сегодняшнее утро я выполнил двадцать норм перелетов. Так относиться к коврам нельзя!

– Ну вы все как сговорились! – рассердился Полумракс. – Ты из чего сделан?

– Из чистой шерсти, – ответил ковер. – Можешь на этикетку поглядеть.

– Тогда слушай, валенок, – сказал вампир. – Ты думаешь, что мы, вампиры, только у людей кровь сосем? Так ты ошибаешься! Я и из ковра-самолета могу все соки высосать. Не веришь, проведем эксперимент!

– Не надо экспериментов! – взмолился ковер-самолет. – Куда лететь? Я готов. Только чтобы недалеко.

Алисе не раз приходилось сталкиваться с коврами-самолетами и летать на них даже на далекие расстояния, но такого склочного, капризного и трусливого ковра ей встречать еще не приходилось.

Как говорится, все в жизни случается когда-нибудь впервые.

Пока Алиса так рассуждала, ковер медленно и нехотя поднялся в воздух.

Вампир крепко держал Алису.

А на краю ковра Алиса увидела пальцы Сингха.

Оказывается, профессор не захотел оставаться на мокрой скале. Он тоже хотел выбраться на более надежную землю. Вот толстяк и вцепился в ковер. Алиса никогда бы не подумала, что он способен на такой подвиг.

Глава 14. СУНДУКИ И ШКАТУЛКИ.

Ковер поднялся над высоким обрывом. Внизу расстилалось царство вымерших животных. Мамонты, завидев ковер-самолет, к которому снизу прицепился человек в белых штанах и размотанной чалме, трубили от удивления, пещерные медведи урчали, поднявшись на задние лапы, а саблезубые тигры норовили прыгнуть так высоко, чтобы схватить отважного летуна в белых штанах за пятки.

На ковре сидели громадная летучая собака и бледная, усталая девочка, а над ковром в небе медленно плыл светящийся голубой столб, похожий на человеческую фигуру в длинном платье.

И вот все эти существа перелетели через стену замка и исчезли с глаз мамонтов и тигров. И те сразу забыли об этом развлечении, потому что память у первобытных животных очень короткая.

Ковер опустился посреди замкового двора. Даже накрыл с головой профессора Сингха, который тут же принялся кричать из-под ковра, что он вот-вот помрет и никто его не пожалеет.

А когда Полумракс соскочил с ковра и потащил Алису за собой ко входу в подземелье, Сингх наконец выбрался из-под ковра и спросил:

– А куда это вы, простите за выражение, направляетесь?

– За сокровищами! – ответила Гиневьева, опускаясь на землю рядом с ковром. – Если этот негодяй не причинит Алисочке никакого вреда, я отдам ему сокровища друидов.

– Не может быть! – воскликнул Сингх. – А можно, я тоже немножко возьму? Совсем немножко, буквально два-три-восемь камешков?

– Мне не жалко, – пожала плечами Гиневьева.

Вампир остановился у входа в подземелье. Он был явно недоволен.

– Никто не просил тебя, свечка недогоревшая, сообщать о наших планах всякому встречному-поперечному.

– А я думала, что он ваш друг, – сказала Гиневьева.

– Еще чего не хватало! – возмутился вампир. – Мне самому, может, не хватит драгоценностей, а тут еще он лезет.

– А зачем вам, простите, драгоценности? – спросил профессор Сингх.

– Да я уже говорил! Чтобы покорить Землю и вернуть господство над ней тем, кому это принадлежит по праву. Мы не исчезли! Мы вернулись!

– А стоит ли? – спросила Алиса. – Ведь все равно ничего не получится. Через несколько минут сюда приедут настоящие хозяева...

– Что-то они за всю ночь не приехали, – засмеялся вампир. – Даже твой папашка не явился! А один явился, – вампир показал на профессора Сингха, который пытался замотать чалму и отряхнуть воду с колен, – и тут же поспешил нам продаться.

– Я не намеревался продаваться! – возмущенно ответил профессор Сингх. – Лишь тяжелое материальное положение мое лично и института, в котором я имею несчастье трудиться, заставили меня пожертвовать некоторыми из моих убеждений. Но так как у меня еще осталось довольно много нерушимых убеждений, то это не страшно.

– Не важно почему, – сказал вампир, – а важно, что из этого вышло.

И Алиса с ним согласилась.

– А теперь пошли! – приказал Полумракс. – Некогда мне с вами рассиживаться!

Они вошли в подземелье.

Подземелье было уже настолько знакомо Алисе, словно она в нем родилась, жила и в школу ходила.

Вот и зал, в котором стоят каменные статуи рыцарей Гиневьевы.

– Привет, мальчики! – Привидения радостно помахала статуям.

Статуи принялись переминаться на месте. На большее они не были способны. И никто, кроме Алисы, этого не заметил.

– Куда дальше? – спросил вампир. – И не тяни время, свечка! А то я твоей Алисочке голову откушу!

– Ах! – произнес сзади профессор Сингх. – Это совершенно лишнее. Мы ведь с вами гуманисты.

Привидения обогнала вампира и шагнула в щель. Узкий проход вел вниз. Через несколько шагов началась лестница – ступеньки были крутыми, неровными и скользкими. Привидении-то все равно, потому что она почти не касается пола, а Алисе и даже вампиру идти было трудно. Сингх вообще уселся и спускался, пересаживаясь со ступеньки на ступеньку. Можете себе представить, как он при этом причитал!

А дальше ход стал таким извилистым и узким, что даже Алисе порой было тесно. А Сингх вынужден был протискиваться и продираться, к тому же он не был уверен, застрянет ли навсегда или все же выберется. Если бы он не был таким жадным, наверное, повернул бы обратно.

И правильно бы сделал.

Еще ничего, если бы ход был один, а он притом умудрялся двоиться и троиться, расходиться на боковые ходы, как речка на рукава.

Так что Алиса никогда бы не смогла выбраться оттуда без проводника.

– Ты нас хочешь завести в лабиринт и бросить? – вдруг спросил вампир. – Учти, если через сто шагов не будет сокровищ, то я Алису загрызу.

– Я держу слово, – ответила привидения. – Хоть ты мне и противен, как скорпион!

– А что? – удивился вампир. – И у скорпиона есть друзья! И у меня есть друг скорпион. Очень недурен собой.

– Я забыла, с кем разговариваю, – сказала Гиневьева. – Ну заходи, смотри.

Они оказались в небольшом зале. На полу стояли сундуки, правда, все, кроме одного, крайнего, были закрыты. Рядом с сундуками стояли ивовые корзины и каменные шкатулки.

В зале было довольно светло, потому что по стенам, потолку и полу ползало множество светлячков.

– Проверим, – сказал вампир и открыл ближайший к нему сундук.

В сундуке лежали медные лампы, светильники, коптилки и подсвечники. Они позеленели от старости и, скорее всего, представляли ценность только для какого-нибудь музея.

– Чепуха, – сказал вампир.

Алису он не отпускал и тащил ее за собой.

– Открывай следующий сундук! – приказал он профессору Сингху.

Тот послушно раскрыл сундук, который был туго набит одеждами. Сингх принялся вытаскивать из сундука длинные плащи, и следом за каждым плащом поднималась туча моли.

Плащи рассыпались в руках, и Алиса отвернулась, чтобы не задохнуться. Профессор Сингх принялся чихать и сказал, что уж теперь-то он наверняка погибнет.

– Дальше, дальше! – кричал вампир. – Должно же быть!

Сингх кинулся к третьему сундуку, в котором друиды сложили свои сандалии и сапоги, к четвертому...

– Попробуй шкатулку! – завопил вампир. – А то всех перекусаю!

– Не надо сердиться, – сказала Гиневьева. – Посмотри сюда.

Она показала на открытый сундук.

Возле него на полу лежал скелет в латах, его шлем валялся рядом. Видно, кто-то проник к кладу много столетий назад.

– Не трепещи! – сказал вампир профессору. – Скелеты не кусаются.

– А это еще надо проверить, – засмеялась Гиневьева. – Я была знакома с очень кусачим скелетом. А как он умел щекотаться!

В открытом сундуке и в самом деле лежали украшения, но даже Алиса сообразила, что они не очень драгоценные. Там были бусы из янтаря, серебряные застежки, медные браслеты с бирюзой, заколки, серьги, посеребренная медная шляпа и медные шпоры.

– Не то! – сердился вампир. – Не то, не то, не то!

И тогда Сингх открыл одну из шкатулок.

Из шкатулки блеснул такой яркий свет, словно там лежали горящие разноцветные лампочки.

– Эврика! – закричал профессор.

– Ты ее тоже знал? – удивился вампир.

– Разумеется!

– Это ее ценности?

– Это мои ценности! – ответил Сингх.

– Тебя здесь даже не стояло! – завопил вампир. Он, видно, сильно нервничал и все больше забывал правильный русский язык. – Ты – мелкое человеческое ничтожество! Да как ты смеешь претендовать?!

Вампир на секундочку забыл про Алису и кинулся к шкатулке. Та опрокинулась, и драгоценности рассыпались по полу.

Вампир и Сингх столкнулись лбами и принялись драться, а Алиса решила воспользоваться удобным моментом и бросилась бежать в глубь подземелья.

Ведь на пути, которым они пришли, могли быть враги, а во дворе замка ее наверняка уже поджидают другие оборотни.

– Затаись! – крикнула Гиневьева. – Беги дальше! Запомни – подземное озеро!..

Голос ее растворился в камне – привидения уплыла вверх голубым пламенем и исчезла.

Алиса отбежала недалеко и остановилась, прислушиваясь. До нее доносились голоса вампира и Сингха.

Еще с минуту они громко кричали, затем послышался треск, удар, еще удар... Алиса уж подумала, что они дерутся друг с другом, но не тут-то было!

– Смотри! – раздался голос вампира. – Да в этой шкатулке их еще больше!

Снова треск, снова стук.

– Ах! – голос вампира.

– Ой! – голос Сингха.

– Да не дерись ты! – шипел вампир. – Тут нам обоим хватит!

– Не знаю, не знаю, – отвечал Сингх. – Вы ведь такой жадный, просто ужас!

Алиса поняла, что они делят драгоценности.

Куда же делась Гиневьева? Наверное, решила выбраться наружу – посмотреть, вдруг кто-нибудь подлетает к острову.

– Все! – раздался голос вампира. – На первый раз хватит. А то не унесем.

– А мне бы хотелось взять еще, – вякнул профессор.

– Нет, голубчик, хватит. Тебе еще Алису убивать придется.

– Что? – ахнул профессор Сингх.

– Что слышал. Неужели ты собираешься оставить свидетельницу?

– Пускай остается.

– А ты подумал, профессор кислых щей, что будет с твоей репутацией, с твоей карьерой, с твоими денежками, когда эта паршивка расскажет кому следует о твоих подвигах?

– А я не совершал подвигов! – поспешил ответить профессор Сингх. – Я слабый человек, кабинетный ученый, я легко поддаюсь дурным влияниям. Например, вашему поддался!

– Ладно, сам ее убью, но ты у меня за это получишь...

– Получу? Я уже все взял и ухожу.

– Тогда ты умрешь!

– Но-но! Без шуточек! Я этого не выношу!

Опять послышались возня, крики, стоны, и наконец раздался голос Сингха:

– Может быть, я и не положительный герой. Все может быть. Но детей я не убивал и убивать не намерен!

– Ах какие мы благородные! Ну, посчитаюсь я с тобой!

Несколько секунд в подземелье царила тишина, и Алиса подумала, что они решили уйти.

Но затем послышался тяжелый удар.

– Ой! – взвыл профессор. – Вы что толкаетесь?

– Я не толкаюсь, я намерен тебя убить, – ответил вампир.

– Тогда я тоже толкаться буду!

– А ну толкнись!

– Больно, сдаюсь! – закричал Сингх.

– Прощай! – сказал вампир. Через несколько мгновений его голос раздался вновь: – Алиса! Алисочка, деточка, кисочка, не прячься, ты нам нужна, чтобы исполнить главную роль Офелии в драме Мольера «Не все коту масленица»! Мы хотим развивать культуру-мультуру!

Алиса не отозвалась, а пошла вперед, нащупывая рукой стену. Светлячков здесь было куда меньше, но кое-что разглядеть еще было можно.

Она шла все быстрее и всей кожей чувствовала, как сзади крадется вампир, готовый на нее напасть.

Где же озеро?

– Остановись! – настигал ее голос вампира. – Остановись, и будешь ты царицей мира!

Ага, вот и озеро!

Но что теперь? Нырять в него?

Алиса побежала по узкой полоске камней вдоль берега.

Вампир взлетел, и стало слышно, как его крылья бьют по воздуху.

И тут Алиса услышала, что следом за вампиром бежит профессор Сингх и кричит:

– Остановись! Руки прочь от ребенка!

Алиса поскользнулась, на животе съехала в воду, но кое-как удержалась за камни на берегу.

Вампир кинулся к ней.

Но на этот раз Сингх не стал ему помогать, а остался в нескольких шагах сзади и крикнул:

– Я буду жаловаться на вас, господин Полумракс, в Организацию Галактических Наций!

Слова Сингха возмутили вампира.

– Ах, он жаловаться вздумал! – взвыл он. – Тогда отдавай мне все драгоценности, которые я тебе подарил!

– Ты? Подарил? – Сингх прижал руки к карманам и отступил, словно боялся, что вампир и в самом деле отберет у него драгоценности. – Я сам их нашел!

И тогда вампир прыгнул на Сингха, обхватил его лапами и крыльями, вцепился когтями ему в плечи и потянулся зубками, чтобы укусить.

Сингх отбивался, как мог, а в этот момент сверху, словно из скал, раздался громовой голос:

– Внимание! Господина вампира Полумракса просят немедленно прекратить обижать Алису Селезневу. Повторяю: Полумракс, ваша карта бита. Если вы не прекратите безобразничать, вас немедленно изолируют от человечества как опасного преступника.

Алиса обрадовалась. Она узнала голос директора Ро-Ро.

Как хорошо, что он успел сюда и ее спас!

Но как же получилось, что он вернулся в Палеозо?

Глава 15. ДВА ДИРЕКТОРА.

...Далеко от острова Элис на берегу длинного озера Лох-Несс стояли три человека: директор Палеозо Рони Робинсон, профессор Селезнев из московского Космозо и гость из Шанхая, доктор Чжан Цзолинь. Они прощались с громадным динозавром по имени Несси.

На самом деле это не чудовище, а самый обыкновенный драконозавр, который водился в меловом периоде мезозоя, в виде яйца попал на машине времени в XV век, вывелся в Шервудском лесу, а потом пешком добрался до озера, где и прожил несколько веков. Об этом подробно рассказано в одной из книжек про Алису. Но сейчас речь идет не о драконозавре, а о самой Алисе.

Так вот, биологи стояли на берегу озера Лох-Несс и рассуждали, то ли им всем вместе пообедать, выпить замечательного шотландского пива и разлететься по домам, то ли слетать чуть севернее, где недавно видели стадо кашалотов, и посмотреть, не родились ли у них детеныши.

И вдруг над головами биологов образовался голубой светящийся столб. Столб извивался, дрожал и при каждом дуновении ветерка взлетал к облакам.

– Это еще что за природное явление? – удивился Ро-Ро.

И тут с неба донесся слабый голос:

– Я не природное... Я – привидения...

– Кто? Что? Зачем? – воскликнул директор Палеозо.

Хоть Шотландия и не входила в его зоопарк, он чувствовал себя в ответе за все события, которые в ней происходили. И такое явление, как прозрачный голубой столб, ему не нравилось. Потому что он его не понимал. А какой директор любит неожиданности, о которых и представления не имеет?

– Мне трудно говорить, – прошептал призрак. – Я живу далеко отсюда, мне не хватает энергии, чтобы говорить... Я вот-вот растворюсь и потеряюсь.

И тут заговорил Чжан Цзолинь.

– Мне все понятно, – сказал он. – Мы имеем дело с призраком. А призраки не могут отходить далеко от того места, в котором живут. Наверное, он хочет сказать вам что-то важное.

– Пра-авильно, – еле слышно донесся голос призрака.

– Тогда спускайтесь сюда, за этот домик, – пригласил Чжан Цзолинь, – здесь нет ветра и вас не сдует.

– Учтите, – сказал директор Ро-Ро, – несмотря на все, что я говорил раньше, я не верю в призраков и ведьм.

– Это очень странно, – улыбнулся профессор Селезнев, – если вспомнить, что вы хотите вывести обитателей эпохи легенд.

Тем временем голубое сияние опустилось за угол дома, где не было ветра, и биологи пошли за призраком.

Теперь они разглядели, что привидение представляет собой молодую, привлекательную женщину, чернокудрую, с пухлыми губами, вообще-то веселую, но сейчас испуганную.

– Я прилетела к вам из последних сил, – прошептала она. – Мне нужно срочно возвращаться. Дело в том, что в вашем зоопарке переворот. Власть там захватили оборотни, вурдалаки и колдуны из эпохи легенд, и теперь они хотят покорить всю Землю.

– Чепуха и детские сказки, – отрезал директор Палеозо. – Как может какой-нибудь дикий вампир или необразованный колдун одолеть систему электронной защиты, роботов и вообще!

– К сожалению, вполне может, – ответил его китайский коллега. – В истории есть много примеров тому, как на вид ничтожный и жалкий противник одолевал громадную армию только потому, что ее полководец был беспечным и самоуверенным.

И Чжан Цзолинь внимательно посмотрел на директора Ро-Ро.

Ро-Ро взглянул на профессора Селезнева:

– Вы тоже считаете, что это не глупая шутка каких-нибудь виртуальных хулиганов?

– Я думаю, что наш коллега совершенно прав, – ответил Селезнев. Он был очень встревожен и спросил у привидении: – А что там с Алисой?

– Алиса в плену у вампира Полумракса, – прошептала привидения. – И я бы на вашем месте поспешила туда немедленно!

И тогда биологи побежали к стоявшему неподалеку флаеру.

А привидения своим ходом поднялась вверх, поймала поток попутного ветра и полетела обратно на остров Элис. И по мере того как Гиневьева приближалась к острову, она становилась все ярче и плотнее.

Так что когда она снова оказалась в подземельях замка, ее можно было разглядеть во всех подробностях.

Биологи вернулись на остров, и в подземелье загремел голос директора Ро-Ро:

– Полумракс, я тебя в последний раз предупреждаю: немедленно отпусти Алису!

– И меня отпусти! – закричал профессор Сингх. – Я тоже боюсь!

Он отбивался от вампира. Алиса вылезла из подземного озера и смело бросилась на помощь профессору Сингху.

Она так рванула вампира, что тот выпустил профессора и ухнул в холодную воду. А так как мешок, привязанный к его животу, был набит драгоценностями, вампир, как железяка, пошел ко дну.

С трудом он выскочил наружу, успел вдохнуть воздуха и закричал:

– Помогите! Я же плавать почти не умею! Неужели вы дадите мне погибнуть? Отвечайте на прямо поставленный вопрос: погибать мне или жить?

Директор Ро-Ро включил мощные прожектора, и их свет залил подземный зал, осветив барахтающегося в воде вампира, профессора Сингха и Алису.

Сингх снова не растерялся. Он обхватил Алису за плечи, прижал к себе и стал улыбаться во весь рот и быстро говорить:

– Справедливость торжествует! Запишите, пожалуйста, на скрижалях: скромный, но мужественный профессор из Бомбея спас отважную девочку Алису. Алиса, не вырывайся, упадешь в озеро и простудишься!

Привидения Гиневьева, которая первой спустилась к озеру, повисла над водой и засмеялась.

– Не верьте профессору Сингху, даже девочек спасающему! – заявила она. – Мы знаем цену предателю.

– Я не предатель! Я специально внедрился в ряды преступников! – закричал профессор Сингх. – Я хотел их разоблачить, но не успел!

Алиса побежала навстречу папе.

– Как же вы догадались, что меня надо искать здесь? – спросила она.

– Нам помогла привидения, – сказал директор Палеозо. – Она прилетела на озеро и все нам рассказала.

– Но ей же нельзя! – ахнула Алиса.

– А я решила рискнуть и оказалась права – какая-то маленькая часть меня все же долетела до озера Лох-Несс, и меня заметили, – ответила Гиневьева.

– Гиневьева – очень отважная привидения, – сказала Алиса. – Мы должны будем ей помочь. Представляете, каково ей – столько столетий под землей, одной-одинешенькой, даже друзей нет – одни каменные солдаты.

Пока они говорили, вампир выбрался из воды, тихонько отошел в сторону и, расправив крылья, касавшиеся стенок пещеры, понесся прочь.

И никто не успел его остановить.

– Пошли ко мне в кабинет, – сказал Ро-Ро. – И ты, Алиса, нам расскажешь, что здесь произошло. Кто в этом виноват?

Алиса шла за директором Ро-Ро, папа обнял ее за плечи и прижал к себе. Он понимал, что Алисе пришлось пережить страшные приключения, и чувствовал себя виноватым.

Китайский ученый Чжан Цзолинь тоже чувствовал себя виноватым, потому что привык все предусматривать и рассчитывать, да вот поверил другому, и все оказалось неладно. Следом за ним шагал профессор Сингх. Он старался пальцами подсчитать, сколько камешков осталось в карманах его пиджака. Профессор тоже чувствовал себя виноватым, потому что надо было энергичнее вступиться за девочку. Впрочем, слишком виноватым он себя не чувствовал, так как все-таки вступился.

Ну правда ведь вступился! И с риском для жизни. Хотя было чуть поздно...

А вот директор Ро-Ро, который шел первым, никакой вины не чувствовал. Он все сделал правильно: лаборатории запер, оборудование обесточил, охрану из неподкупных роботов оставил.

Ну кто мог подумать, что придут волшебники, захватят лабораторию, а роботы примут их за сотрудников и даже за самого директора? Ну кто такое мог подумать?

– Извините, пожалуйста, – сказала Алиса, когда они вышли из подземелья и оказались перед входом в лабораторию, – а может быть, вы все же хотите заглянуть в лабораторию?

– Потом, – ответил директор. – Всему свое время. Сначала я хочу из своего кабинета посмотреть по мониторам, что происходит в зоопарке. Может быть, ничего особенного и не происходит? Мы оставили одну нервную девочку, и ей пригрезились всякие вампиры и чудеса. Ведь у девочек бывает сильно развитое воображение.

– Я придумываю? – возмутилась Алиса. – Да вы даже не представляете, какая опасность грозит всей Земле! И может быть, она еще не прошла.

– Тебе надо выпить валерьянки, – сказал Ро-Ро.

Алиса посмотрела на папу. Она понимала, что папа верит каждому ее слову, но спорить с директором сейчас не будет. Он хочет сам посмотреть, что же произошло.

Но дойти до директорского кабинета они не смогли.

В коридоре возле двери кабинета стояли сразу три робота-охранника и курили трубки. Вид у них был такой серьезный и даже угрожающий, что Алиса встревожилась.

– Почему вы находитесь здесь во внерабочее время? – спросил первый робот. – Зоопарк закрыт, все ушли. Попрошу покинуть помещение!

– Это еще что такое?! – возмутился директор. – Как вы смеете со мной так разговаривать? Вы что, забыли, кто перед вами стоит?

– Перед нами стоит человек, который изображает из себя директора зоопарка Палеозо. Наша задача – обезвредить этого террориста и оградить от него ценных животных.

Директор Ро-Ро даже руками развел от такой наглости.

– Я сейчас же вызываю механика по роботам. Вы пойдете на переплавку!

– Наш долг, – сказал робот, – до последней капли машинного масла защищать зоопарк и хранящихся в нем уникальных животных. И если мы падем, исполняя этот долг, то честь нам и хвала!

– А ну пропустите меня! – взревел директор, рванулся вперед, но роботы тут же выставили свои металлические руки, и директор налетел на них, как на забор. Да еще так неудачно, что перевернулся вниз головой и в такой позе застрял между роботами.

– Все погибло! – застонал профессор Сингх. – Они все-таки захватили власть на Земле. Я ухожу. И вы знаете, где меня найти.

– А где? – удивилась Алиса.

– В библиотеке, конечно, в библиотеке, я же кабинетный ученый и совсем не разбираюсь в жизни. Меня можно обманывать, как хотите. И вообще меня здесь не стояло.

Сингх побежал наружу, а заговорил китайский профессор Чжан Цзолинь.

– Если вы позволите, – сказал он, обращаясь к роботам, – я бы хотел задать вам вопрос.

– Задавайте, – сказал робот.

– Вы же кого-то слушаетесь, кому-то подчиняетесь?

– Разумеется! – воскликнул робот. – Неужели вы думаете, что мы недисциплинированные, словно люди? Мы – послушные существа, мы сложнее машин и умнее людей.

– Можно ли нам, с вашего разрешения, поговорить с вашим начальником? – спросил Чжан Цзолинь.

– Если он захочет, – ответил робот.

– Пускай он захочет, – вежливо сказал китайский профессор.

Он был очень вежливым и тихим человеком. Таких вежливых и тихих людей боятся и слушаются даже самые отчаянные бандиты.

И в ответ на его слова из кабинета директора вышел Ро-Ро.

Второй Ро-Ро.

Конечно, для многих он был точно как настоящий. Это и называется наваждением. Волшебники и оборотни умеют так запутывать человека, что тот видит именно то, что хочет ему показать оборотень. И все роботы тоже думали, что перед ними настоящий Ро-Ро, а не вампир Полумракс.

– Кто меня беспокоит? – спросил лжедиректор грозным голосом.

– Ну, это уж форменное безобразие! – воскликнул настоящий директор. – Зачем вы меня изображаете? Перестаньте, вы же самозванец!

– Пока что вас спасает только моя доброта, – сказал вампир. – Но учтите, что мое терпение не безгранично. Рассержусь и утоплю!

– Кто-то из нас сошел с ума, – сказал Ро-Ро.

– Ты и сошел, – ответил вампир. – Еще вопросы есть?

– Да, – сказал тихий Чжан Цзолинь. – Вопросы есть. Я хочу доказать, что вы не настоящий директор, а гнусный притворщик.

– В воду их всех! – закричал вампир. – Они мне надоели!

– Ты сердишься, – сказал Чжан Цзолинь, – значит, ты, прости, не прав.

– Я всегда прав!

– Проверим. – Чжан Цзолинь обернулся к роботам: – Вы позволите мне провести небольшой эксперимент?

Роботы переглянулись и хором ответили:

– Это даже любопытно.

– Это совсем нелюбопытно! – возразил вампир. – Я здесь приказываю!

– У нас возникли сомнения, – сказал один робот.

– Почему же, железяка ржавая?

– А потому, господин профессор директор, – сказал робот, – что директор профессор Робинсон – очень хорошо воспитанный ученый, и он с детства не произнес ни одного грубого слова, а в вашей речи каждое второе слово – бранное. И это нас смущает.

– Всех на переплавку! – закричал вампир.

– Вот именно, – сказал главный робот, и все роботы повернулись к Чжан Цзолиню: – Что вы хотели нам сказать?

– Я только задам один простой вопрос, ответ на который хорошо известен настоящему директору Палеозо, – сказал китайский биолог. – Но я сомневаюсь, что на него сможет ответить самозванец, поддельный директор. Думаю, это будет справедливо.

– Справедливо, – согласились роботы.

– Я не позволю меня испытывать! Это нарушение дисциплины, – возразил оборотень.

– Вопрос мой проще простого. Как меня зовут? Только попрошу не отвечать вслух. Пускай каждый директор по очереди подойдет к главному роботу и скажет ему свой вариант в слуховое отверстие.

– Еще чего не хватало! – засмеялся вампир. – Это пустяковый вопрос, хотя я и не понимаю, что здесь делает этот японец?

– Можно я отвечу? – спросил настоящий Ро-Ро.

Он шагнул к роботу и склонился к его слуховому устройству. Алиса, которая стояла рядом, смогла разобрать шепот директора:

– Это профессор Чжан Цзолинь, крупнейший специалист-биолог из города Шанхай.

– Теперь ваша очередь, – сказал Чжан Цзолинь, оборачиваясь к самозванцу.

Но никакого самозванца и в помине не было. Лишь шум крыльев в коридоре напомнил о беглеце.

Главный робот осмотрелся и сказал:

– Конечно, мы должны соблюдать уговор. И я вслух предлагаю вам версию директора Ро-Ро. Перед нами стоит доктор Чжан Цзолинь из Китая. Но вот версии второго директора я не услышал. И думаю, что это произошло потому, что он сбежал. А раз он сбежал, значит, он был самозванцем и нас, роботов зоопарка, следует сурово наказать. Мы поддались обманщику, а он со своими друзьями наделал много гадостей и натворил немало бед. Теперь я понимаю, что настоящий директор стоит перед нами. Мы так думаем.

– Ну и ладно, – сказал директор Ро-Ро.

Он решил не сердиться на роботов, которые всегда хотят сделать как лучше, но у них это не всегда получается, потому что они слишком серьезные и послушные.

Директор Ро-Ро протянул руку доктору Чжан Цзолиню и сказал:

– Спасибо вам. Вы нашли простой способ разрешить наш конфликт. Не представляю, что бы мы без вас делали. Я сам так разволновался, что совершенно растерялся.

Тут откуда ни возьмись появился профессор Сингх. Он тяжело дышал и широко улыбался.

– Должен вам сказать, – заявил он, – что идея с проверкой самозванца пришла мне в голову первому. Но я был занят и поручил ее исполнить доктору Чжан Цзолиню. И он точно выполнил мое поручение.

Вы думаете, кто-нибудь стал спорить с профессором Сингхом? Вы думаете, что все стали смеяться? Или ругаться?

Ничего подобного.

Его просто никто не замечал.

А когда уже потом Алиса рассказала, как он себя вел и за деньги предал своих товарищей, то с ним вообще никто разговаривать не стал. Студенты перестали ходить на его лекции, соседи не стали с ним здороваться. Говорят, что даже жена перестала его кормить, но точно я не знаю.

Такое было ему наказание.

А вот вампир успел улететь с острова. А чего ему не улететь, если у него крылья есть? Но вот неизвестно другое: сколько волшебников и злодеев успели сделать оборотни в лаборатории, пока роботы их слушались? Никто не знает.

Может быть, десять, а может, и все двадцать.

И куда они улетели, тоже пока неизвестно.

Не исключено, что кто-то из них до сих пор скрывается в зоопарке под видом чудовища или мелкой ящерицы.

Но я думаю, что рано или поздно они появятся вновь, проговорятся или выдадут себя какой-нибудь каверзой.

Но главное: совет ученых решил, что существ из эпохи легенд, а тем более оборотней или вампиров генетически восстанавливать не будут.

Вымерли, ну и бог с ними.

Не место злодеям в зоопарке.

Кстати, сокровища друидов оказались стеклянными. А друиды острова Элис – вовсе не друидами, а просто тамошними цыганами.