Видение Нагуаля.

Глава 6. СНОВИДЕНИЕ II: МЕТОДЫ*

Мы приходим только грезить,

Приходим только спать:

Неправда, неправда,

Что на землю мы приходим жить.

Мs. Cantares Mexicanos, Fol 17, R.

* Эта глава написана совместно с Ольгой Ксендзюк.

Как уже вкратце упоминалось, существует два типа сновидящих. Эти типы в значительной мере могут быть обусловлены конституционально, а также особенностями личного опыта.

Первый тип встречается чаще и его можно считать традиционным — точка сборки при выходе в состояние сновидения движется вверх по кокону и в конце концов покидает энергетическое тело через область над макушкой головы. Второй тип характеризуется смещением точки сборки вглубь кокона и налево, сопровождается последовательным возбуждением обширных областей внутренних эманаций и именно там впервые фокусирует внимание сновидения. Это, разумеется, не означает, что второй тип сновидцев получает сенсорную информацию исключительно изнутри собственного кокона, поскольку сам процесс резонирования волокон при оформлении упорядоченного восприятия обязательно ведет к сосредоточению на передаваемым малыми эманациями импульсов Внешнего Мира.

В конечном итоге, при правильном использовании техники сновидения, и тот, и другой тип сновидящего достигает миров второго внимания, развивая и уплотняя собственное тело сновидения в качестве воспринимающей единицы.

У каждого из них есть свои преимущества и свои недостатки. Но в данном случае наиболее важными являются различия в подходах оформления тела сновидения. В этой главе мы сосредоточимся на данном аспекте прогресса сновидящего, поскольку именно здесь пролегает путь от внимания сновидения (через постепенно возрастающую осознанность) ко второму вниманию.

Прежде всего мы должны осознать тот простой и все же совсем не очевидный факт, что тело сновидения (потенциально присущее каждому человеку, поскольку оно является оформляющим и поддерживающим каркасом точки сборки, которая самим фактом своего существования обеспечивает процесс осознания и потому нуждается в энергообменных механизмах) предстает перед нами в качестве тоналя сновидения, и лишь во вторую очередь — в качестве собственно тела.

Понятно, что тональ сновидения (или "описание мира сновидения") отличается от тоналя первого внимания. В первую очередь тем, что он принципиально неполон.

Задумаемся над тем, чем определяется полнота тоналя и качество его работы. Во-первых, ситуацией насущной необходимости (то есть совокупностью поставленных перед осознанием задач), во-вторых, степенью энергетической реальности окружающей среды (здесь слово «реальность» вполне можно заменить не только на объективную способность воздействовать, но и на значимость — что уже является фактом вполне идеальным, а значит, управляемым).

Поведение тоналя подобно инстинктивному поведению животного в незнакомой среде. Если среда пассивна, если в ней нет ничего, достойного внимания, тональ практически спит, ограничиваясь абсолютно минимальной фиксацией наиболее ярких феноменов восприятия. А яркость феноменов восприятия в данном случае зависит не от насущной необходимости выживания (таковая не наблюдается), а от яркости ассоциаций, связанных с памятью личной истории, с архетипическими пластами бессознательного, которые всегда важны в жизни сознающего индивида. Надеюсь, вы заметили, что я описал обычную перцептивную ситуацию неосознаваемого сновидения.

Мы замечаем, интерпретируем и, соответственно, запоминаем незначительный объем образов и процессов, связанных не со средой сна, а с нашими личными особенностями — сознательной и бессознательной памятью, которая имеет источник (разумеется!) в мире первого внимания.

Вот почему запомнившееся содержание сна (которое обычно составляет не более десяти процентов) становится многообещающим полем психоанализа и аналитической психологии, Поскольку это тот самый материал (понятый и проинтерпретированный нашей собственной личностью), который практически ничего не сообщает нам о перцептивной реальности сна, зато интенсивно транслирует на языке образов и архетипов содержание нашего забытого прошлого, всего значимого для нас и бессознательного.

Даже обычный неосознаваемый сон может содержать в себе целый ряд фактов, имеющих отношение к среде, а не к нам, но поскольку тональ не участвует в энергетической реальности сна, он их мгновенно забывает. Тональ не любопытен, если его не вынудить к исследованию, пользуясь реальной или придуманной (главное, стимулирующей) ситуацией. Это важно иметь в виду, поскольку точно так же он ведет себя и в мире яви (первого внимания). Любопытно только наше осознание, которое стимулируется намерением. В мире первого внимания тональ сотрудничает с возбужденным осознанием, а само осознание стимулируется регулярным притоком сенсорных сигналов, имеющих для целостности нашего существа жизненно важное значение.

Если вам снится сон, то нет никакой разницы, на какой сигнал светофора вы переходите улицу. Ибо, если вас собьет машина, пострадает лишь некоторая, несущественная часть вашего сновидящего осознания, все остальное же продолжает безмятежно лежать в кровати — и тональ прекрасно осведомлен об этом факте. При включенном внимании сновидения (повышенной осознанности сна) ситуация несколько меняется. Тональ отдает себе отчет (в отличие от вас), что, если ситуация связана с реальными энергетическими фактами, травма будет более значительной. А потому, проснувшись, вы можете вспомнить, что во сне не стали переходить оживленный перекресток на красный свет светофора.

Как видите, уровень осознания есть не что иное, как уровень энергетической вовлеченности вас (вашего энергетического тела) в некую, объективно существующую среду сновидения.

Инициатором этого процесса вовлечения является произвольное перцептивное внимание — у нас нет иного инструмента в состоянии сновидения (пока мы не перешли в режим второго внимания).

Поскольку же естественным процессом в ситуации погруженности в нереальности сновиденного становится переход от перцептивной среды ("уплотнения" ее, повышения ее значимости) к телу как источнику упорядоченной перцепции как таковой, работа в сновидении начинается с конструирования пространства.

Тональ должен быть убежден (любыми средствами), что он имеет дело с перцептивным полем, которое нуждается в его пристальном внимании, в исследовании, запоминании и навыке произвольного перемещения. Помните, как учил сновидению дон Хуан молодого Карлоса? Простой, казалось бы, рецепт: взгляни на руки, найди в пространстве четыре объекта и фиксируй их на месте мимолетными взглядами.

Цель этого упражнения — «пробуждение» паттернов первого внимания в сновидении. Заставить тональ «поверить», что в сновидении объекты имеют не меньшее значение, чем наяву.

Мы, однако, можем добиться большей эффективности дон-хуановского способа, если будем знать, согласно какому алгоритму работает первое внимание в ситуации постоянного энергетического давления объектов внешней среды, каждый из которых может причинить существу вред, воспрепятствовать ему или даже убить.

Первое внимание — наиболее развитое и приспособленное к миру реальных энергетических фактов внимание. Это своего рода образец, которому на первых порах следует подражать. Это фундамент, от которого отталкивается сновидящий, погружаясь в иные перцептивные миры, чтобы изменить не только свое осознание, но и всю целостность энергетических полей своего существа.

Первое внимание исполняет в нашем мире две важнейшие функции: ориентирующую и исследовательскую. Именно эти функции определяют автоматизмы нашего внимания и в конечном итоге формируют перцептивную картину (описание, внутри которого мы живем).

Автоматические пути (в их общем оформлении) ориентирующего внимания указаны на приведенной схеме стрелками.

Сюда относится "основная ось" внимания. Она начинается у самых ног и ведет к горизонту (иногда — даже выше) по прямой, которая становится дутой, если представлять "пузырь восприятия" как сферу.

Видение Нагуаля

Рис. Схема распределения первого внимания (основные паттерны визуального поля).

"Основная ось" является центральным паттерном ориентирующего внимания. В сновидении он не работает — точно так же как не работают никакие стереотипы бодрствующего внимания. Наше осознание, привыкшее в сновидении апатично созерцать визуальные проекции собственного бессознательного, становится беспорядочным. Мы убеждены всем своим предыдущим опытом, что в сновидении не воспринимаем ничего реального — эта идея входит в инвентаризационный список тоналя, а потому каждое движение внимания в сновидении должно быть осознанным. Автоматизмы здесь не срабатывают точно так же, как у человека, наяву созерцающего бесконечную белую плоскость. Любой сигнал в сновидении (независимо от того, внутренний он или внешний) принимается тоналем как факт ментальный, а не энергетический. В результате внимание не желает работать согласно привычным стереотипам, выработанным наяву. Потому наша задача — применить в сновидении привычки (паттерны, стереотипы) бодрствующего внимания. С точки зрения толтекской методологии, это и будет не-делание сна, то, что превращает обычное сновидение в сновидение толтекское.

Иными словами, мы прибегаем к осознанной имитации работы бодрствующего внимания в то время, когда находимся в сновидении. Укрепив позицию собственного тела способом, описанным в предыдущей главе ("взгляд на руки"), мы принимаемся осознанно воспроизводить те автоматизмы, что наяву присутствуют постоянно и обычно остаются совершенно бессознательными. В первую очередь мы воспроизводим "основную ось" ориентирующего внимания, поскольку это простейшая структура, максимально эффективная для "обозначения территории восприятия". Заключается она, как видно из схемы, в последовательном перемещении внимания от собственных ступней к горизонту и выше (если это необходимо). Это — центральная структура пространства сновидения. Наяву внимание строит мир точно так же, но автоматизм этого процесса настолько укоренен в личной истории, что его почти невозможно осознать. Это — первый шаг произвольного внимания, направленный прочь от тела во внешний мир, который совершает человеческое существо, поднявшись с четверенек.

В сновидении этот шаг подкрепляет тональную диспозицию "тело (Я) — мир", которая и приводит к правильному типу энергообмена, выводит тело сновидения из самозабвенного копания в самом себе, восстанавливает подлинное отношение к сновидению как к полю внешнего опыта. Таким образом, ориентирующее внимание (пока оно актуально для сновидящего и не угасает) — первое, что выводит энергообмен сновидца наружу, восстанавливает его автономию и отделяет мир внутренних галлюцинаций от мира реальности, открывающейся во сне.

Области исследовательского внимания (обозначенные на рисунке кружками) имеют разную степень значимости для тоналя, а потому осваиваются им в сновидении по-разному. Тональ в режиме первого внимания следует определенному алгоритму. Несмотря на отмеченные исследователями довольно беспорядочные движения глаз, общий анализ говорит о том, что есть области перцептивного поля, в которых первое внимание готово искать значащие сигналы в первую очередь, и есть зоны, где меньше всего предполагается наличие сигналов, требующих опознания и занесения в заранее подготовленные шаблоны "описания мира".

Данный перцептивный алгоритм обусловлен двумя факторами. Один из них давно известен и полномасштабно эксплуатируется учеными-эволюционистами. Они полагают, что в нем отражаются предыдущие этапы развития человека как биологического вида. Другой фактор — строение энергетического тела — никогда не учитывался академической наукой, ибо не входил в "описание мира" вообще. Мы же обязаны учитывать и то и другое.

Всякая работа исследовательского внимания непосредственно связана с позицией точки сборки и степенью оформленности воспринимающего тела. Ну а точка сборки в свою очередь удерживается плотностью потоков энергообмена, поступающих из внешнего поля. И вслед за этими потоками движется наше первое внимание.

Как видите, позиция диалектическая. С одной стороны, мы способны менять позицию перцептивного центра, влияя на работу произвольного внимания, с другой — само произвольное (либо непроизвольное) внимание следует за энергетическими взаимодействиями воспринимателя с внешним полем и укрепляет изначальную позицию точки сборки.

Оба фактора проявляют себя одинаково — в виде единого алгоритма. При этом они совершенно по-разному участвуют в процессе сознательного управления перцепцией, на что мы, как осознающие существа, способны. «Биологический» фактор выступает в роли препятствия, которое необходимо преодолеть, фактор «энергетический» чутко следует за нашими манипуляциями, во многом способствуя сознательному смещению точки сборки, так как каждая позиция ТС имеет собственные и интересные для тела источники энергии.

Собственно говоря, именно из-за этой неоднозначности вообще возможно смещение точки сборки в результате управления вниманием.

Общие алгоритмы таковы:

1. "Вправо — влево". После оформления "ориентирующей оси" в сновидении (его еще именуют "туннельным зрением") исследовательское внимание ищет дополнительные условия среды, которые могут повлиять на состояние воспринимателя. Поэтому проще искать дополнительные объекты справа и слева от "ориентирующей оси". Здесь меньше всего галлюцинаторной продукции тоналя, ибо биологическая детерминированность существа определяет эти области как наиболее значимые. Что же касается энергетического тела, то оно обретает известную степень устойчивости, поскольку имеет "основные координаты" среды энергообмена. При этом не следует забывать, что даже здесь тональ мощно продуцирует иллюзии до тех пор, пока не убедится, что попал в условия внешних полей. Мы не в силах перестроить его отношение самостоятельно, здесь нужен импульс снаружи. Наша задача — создать наиболее благоприятные условия, чтобы такой импульс проник в поле перцепции как можно быстрее. Тот алгоритм, что я описываю, и есть перенастройка тоналя на получение информации извне, в отличие от осознанного сновидения, вполне удовлетворенного материалом собственного бессознательного и полузабытой личной истории.

2. "Нижние зоны". Следующие по значимости для нашего тоналя области находятся ниже горизонта (или воображаемой линии, его замещающей) и по сторонам. Это автоматизм первого внимания, наследие биологии, ищущей опасности среди других живых существ, большая часть которых ниже человека или вообще относится к царству пресмыкающихся, а то и насекомых. Но в ситуации сновидения нас, разумеется, интересует вовсе не это. Произвольное внимание, исследующее нижнюю часть перцептивного поля, фиксирует точку сборки в той естественной позиции, которая во многом повторяет структуру тела физического. Иными словами, внимание вынуждает тело сновидения формироваться по человеческому образцу.

Некоторые сновидящие с удовольствием сообщают, что во время странствий по мирам сновидений ощущают себя как «шар» или «трубу». Это неверное положение. Подобные эксперименты хороши, когда человеческая форма воспроизводится без труда и хорошо освоена. "Потеря человеческой формы" (отдельная тема, которой можно посвятить целую книгу) вообще должна осуществляться наяву, в первом внимании, то есть именно там, где сделать это труднее всего. Сновидение — неподходящее поле для подобных экспериментов. Здесь очень легко потерять человеческую форму, но надо иметь в виду, что вместе с формой мы теряем определенную часть памяти, осознания, личности, а самое главное — контроля. Концентрация на "нижних зонах" исследовательского внимания в значительной мере удерживает нас от этого шага и помогает трансформировать энергетическое тело, опираясь на его естественный, привычный и наиболее полноценный «каркас».

3. "Верхние зоны". Следующий — и последний — этап формирования перцептивной среды как таковой. Здесь пространство обретает полноту. Любопытно, что на этом этапе, как правило, к сновидению (которое, в первую очередь, все же является эффектом визуальным) подключаются аудиальный и даже кинестетический каналы. Это как раз и есть верный признак того, что моделирование пространства практически завершено, и тональ совершенно естественно переходит к самому телу.

4. "Зона под ногами" — очень важный момент, поскольку не имеет, по сути, отношения к воспринимаемому в сновидении полю. В гораздо большей степени эта область перцептивного исследовательского внимания обращена на «моделирование» корня энергетического тела — того сегмента, который у большинства сновидящих совершенно отсутствует. А ведь именно наличие «корня» обеспечивает начало тотальной трансформации в сновидении — той трансформации, которая потом сказывается на физическом теле первого внимания.

Некоторые сновидящие жалуются, что, несмотря на многолетние и, на первый взгляд, качественные сновидения, не могут добиться, например, того наращивания мышц, которое описал Кастанеда, упомянув о своем сновидении с участием саблезубого тигра. И это вполне естественно, поскольку они, как правило, не занимались моделированием нижней части тела сновидения — «корня», который и должен питать энергией, обеспечивать все трансформационные процессы, которые сказываются на теле сновидящего даже в первом внимании.

Больше того, такие сновидящие обычно не могут войти в состояние "сновидения наяву", то есть приступить к интеграции первого и второго внимания. Они просто застревают в зоне высокой осознанности и предстают перед неорганическими существами в качестве своеобразной "перевернутой луковицы" — существа с развитым перцептивным центром, но не имеющим никакого энергетического обеспечения от планетарного поля Земли.

5. "Зона над головой". Это заключительный этап алгоритма исследовательского внимания. Он определяет позицию точки сборки по отношению к абстрактному пространству. Даже в состоянии первого внимания мы редко смотрим на небо. А зачем? Что мы там увидим, кроме облаков и птиц, до которых человеку как существу биологическому (а не информационному) нет никакого дела. Но для энергетического тела этот, заключительный и не слишком содержательный, этап — обязателен. Он фиксирует нас на определенном уровне. Если после этого этапа исследовательской работы мы решим «взлететь», то «взлетим» не частично, а целиком. Закрепляя себя на определенной высоте, мы вновь возвращаем себя к "человеческой форме". Ибо кому нужен полет в виде аморфного сгустка эманаций, кое-как цепляющихся за точку сборки, лишь бы не потерять осознанность. Мы нуждаемся в целостности — в полном и всесторонне развитом аппарате, который потом, спустя годы, сможет уплотниться и преобразиться в сновидческий «дубль», чтобы исследовать миры второго внимания, используя все возможности тоналя, данные нам от природы.

Толтекское сновидение выходит за всякие рамки фрейдистского или юнгианского анализа. Его нельзя анализировать, поскольку прогресс сновидящего с каждым шагом уводит его все дальше от внутренних содержаний. Периодические всплески второго внимания делают происходящее все более независимым от сознания сновидящего и все более опасным. Энергии и существа, независимые от наших мнений, от наших бессознательных архетипов, все чаще обращают на нас свое внимание. И если наше тело сновидения недостаточно развито, наш контроль слаб, а любопытство велико, мы оказываемся в рискованном положении.

Поистине магическую и никак необъяснимую в рамках "описания мира" силу здесь проявляет намерение. Намерение формирует тело сновидения, намерение останавливает или возобновляет движение нашего произвольного внимания. Не только толтекская дисциплина разрабатывала техники овладения намерением. Приведу пример:

"Для начинающих сновидцев больше всего подходит тибетская техника, именуемая как "постижение с помощью силы намерения". Она заключается в "решимости поддерживать непрерывный поток сознания" как в состоянии бодрствования, так и во время сна. В нее входит дневная и ночная практики.

1. Дневная практика.

В течение дня "в любых условиях" непрерывно думайте о том, что "все окружающее суть элементы сна" (то есть что ваши ощущения — плод вашего воображения), и намеревайтесь понять их истинную природу.

2. Ночная практика.

Вечером, перед сном, примите "твердое решение" постичь состояние сна, то есть понять, что это не реальность, а сон.

Поскольку людям обычно снится то, с чем они имели дело не так давно, то велика вероятность, что, проводя достаточно времени с мыслью, что все вокруг есть элементы сна, вы в конце концов столкнетесь с этой же мыслью и во сне".

Европейцам, не привыкшим иметь дело с внутренними состояниями, рекомендуют следующее:

1. Примите решение осознать, что вы спите.

В ранние утренние часы или во время пробуждения четко и уверенно выразите свое намерение помнить о том, что вы должны осознать состояние сна.

2. Представьте себя осознающим сон.

Представьте себе как можно отчетливее, что вы во сне в ситуации, в которой обычно возникает у вас чувство, будто вы спите. Используйте для визуализации семь наиболее характерных или приятных вам признаков сна.

3. Вообразите себя совершающим во сне запланированное действие.

Помимо мысленного повторения процесса осознания сновидения, примите решение выполнить в сновидении какое-нибудь конкретное действие. Лучше всего выбрать действие, которое уже само по себе является признаком сна. Вообразите, например, как вы во сне взлетели и после этого поняли, что спите. Важно здесь именно твердо решить, что следующим шагом будет осознание того, что вы спите.

Комментарий: Запланировать какое-нибудь конкретное действие стоит потому, что иногда люди, забывая о необходимости осознания себя во сне, помнят, какое действие они должны в нем совершить. В этом случае выполнение задуманного действия дает человеку дополнительный толчок:

"Это именно то, что я хотел сделать во сне! Значит, я сплю!".

Планируемое действие должно быть признаком сна, так как в этом случае вы с большей вероятностью осознаете, что спите.

Конечно, здесь надо иметь в виду несколько существенных моментов, затрудняющих процитированную выше рекомендацию.

Во-первых, следует помнить о том, что предутренние сновидения — в наибольшей степени продукт галлюцинирования тоналя. Кажущаяся способность контролировать состояние и легкость вызывается тем, что к утру энергетическое тело уже в значительной степени настроено на пробуждение. Оно отдает сновидческому телу абсолютный минимум энергии, естественно полагая, что это — режим повышенной бдительности, и не более того. Предутреннее сновидение — с толтекской точки зрения неполноценно.

Во-вторых, нет никаких специальных «семи» признаков сновидения. Качество сновидения зависит от уровня вашей личной силы — и это все, что можно сказать. На некотором уровне "картина восприятия" ползет, потом становится стабильной, на некотором уровне — вы лишены слуха, осязания и обоняния, но в дальнейшем ситуация может измениться. Заранее определяя признаки сновидения, вы ограничиваете себя — вы используете силу намерения для достижения вполне определенной позиции и состояния осознания, а этого следует избегать.

Наиболее ценным из процитированных комментариев мне кажется совет как можно чаще воспроизводить состояния сна наяву. В дальнейших главах я еще скажу о нем. Здесь же важнее всего тот момент, что, если это получается у вас по-настоящему качественно, вы формируете готовность тела сновидения отойти от материнского кокона в момент бодрствования, то есть тогда, когда все каналы вашего восприятия работают полноценно, что в состоянии сновидения обеспечивает вас хорошо сформированным аппаратом действия — имитацией дневного тоналя. Это важно, поскольку только действие самого намерения может создать предпосылки для подобных процессов. К сожалению, никакие упражнения, связанные с произвольным вниманием, не заменят этого ключевого момента. Формирование тела сновидения — это акт намерения.

На сегодняшний день нам известно несколько способов формирования и уплотнения этого тела. Сюда входят:

1) постепенное отделение с последовательной имитацией "второго тела" с помощью специально сконцентрированного внимания;

2) развитие среды с помощью последовательной и сосредоточенной связи между областями перцептивного поля и зонами тела сновидения (в том числе формирование специальных качеств среды, например, «упругости», чтобы активизировать вышеупомянутые зоны);

3) энергетическое «делание» тела, следуя алгоритму проприоцептивного внимания в состоянии сновидения.

Каждый из упомянутых способов может быть достаточно эффективным, хотя лично я отдаю предпочтение третьему. Возможно, по той простой причине, что он внушает идеи наибольшей «самостоятельности», независимости от внешнего.

Действительно, иногда в сновидении мы как бы «лишены» среды. Даже визуальный (самый информативный и наиболее определяющий наше состояние) канал может быть «отключен». В этой ситуации (далеко не всегда зависящей от нас) мы оказываемся беспомощными. Метод «изнутри» не только не зависит от внешней перцептивной среды, но и активно влияет на нее — например, «включает» утраченное сновидческое зрение, осязание или слух. Этот факт лишний раз доказывает простую истину: не состояние среды определяет наше восприятие, а состояние самого тела-воспринимателя.

Для начала приведем наименее эффективный и все же часто используемый способ постепенного сохранения "схемы тела" за счет последовательного (не резкого) переключения внимания. Как пишет один сновидец, ему помогло "сознательно управляемое поэтапное отделение с полным контролем каждой стадии, с видением и ощущением выделяющихся частей. Дело в том, что у меня тело не «отслаивалось» само и приходилось «попотеть», прежде чем «выползешь» из него. Именно в этом, промежуточном, состоянии возникают специфические ощущения своего энергетического тела, которые при дальнейшем полном отделении пропадают".

"Постепенно выползать" — полезный опыт. Он, на мой взгляд, хитро помогает оформить тело сновидения и повысить его плотность. Поскольку сохранить все это после полного «выхода» в первые годы очень сложно (видимо, из-за недостатка энергии), лично я применял еще одну хитрость — сосредоточивал внимание сновидения на каком-нибудь фрагменте тела сновидения. Со временем это дает результаты и позволяет постепенно расширять охватываемые области, поддерживая их значительную плотность.

Второй способ — "развитие перцептивной среды и ее связей с телом". Частично мы уже рассмотрели этот метод, когда описывали "ориентировочную ось" и области исследовательского внимания. Здесь лишь уточним некоторые детали и обратим внимание на связь с областями тела сновидения.

Здесь мы работаем с тремя методами активизации произвольного внимания в сновидении. Привожу их в соответствии с возрастанием сложности:

1. Развитие и фиксация "основной оси" — дуга из-под ног до горизонта перед лицом. ("Туннельное зрение".) Связано прежде всего с центром межбровья и центром солнечного сплетения.

2. "Вращение оси" — от основной оси снизу до горизонта, затем — направо и налево. Активизация первой зоны исследовательского внимания. Активизирует внимание на руках и на области «просвета» (частично).

2. "Активизация второстепенных зон" — утлы зрительного поля (довольно сложное). Связано с полной активизацией области «просвета», конечностями и тональной проекцией позвоночного столба.

3. "Задний обзор" — обернуться направо и налево (самое сложное). Укрепление всего каркаса тела сновидения, окончательная фиксация точки сборки в новой позиции.

4. Движения телом сновидения (особенно медленные и плавные). Любые — вплоть до повторения выученных наяву "магических пассов". Главная функция этих движений в сновидении — развитие и укрепление накопительных структур тела сновидения. Они обеспечивают энергообмен и полноценное участие в открывшейся через сновидение перцептивной среде. (Если вы обрели способность это делать, имейте в виду, что на этой грани сновидение окончательно перестает быть миром грез для вас, это — реальная среда, возможно смертельно опасная. Легкомыслие на этом уровне недопустимо.).

Одним из признаков подлинного сновидения (т. е. сновидения, ведущего ко второму вниманию) является такой любопытный феномен, как "ложное пробуждение". Оно имеет место в двух ситуациях: 1) когда ваше тело сновидения не отделилось от тела первого внимания и, по мере роста осознания, пытается всю вашу целостность вернуть в состояние яви; 2) когда тело сновидения уплотнилось и способно воспринимать себя как целостность (хотя таковой, конечно, не является) и воспринимает переход из одной позиции точки сборки в дутую как ситуацию пробуждения (на этом принципе, в частности, построен, метод "сдвоенных позиций").

Многие авторы упоминали об этом феномене, но, поскольку ни один из них не опирался на толтекскую парадигму, объяснения выглядели довольно наивно. Например:

"Существуют два типа фальшивого пробуждения. Первый из них достаточно распространен: человеку обычно снится сон, что он говорит или думает о каком-нибудь предыдущем сновидении. Это может начаться (а может быть, и нет) после того, как человек совершенно реалистически испытал чувство пробуждения в собственной постели. Обычно это происходит с довольно искушенными людьми, которые пытаются проверить окружающий мир тестом на реальность.

Второй тип фальшивого пробуждения — это когда человеку в реалистичной манере представляется, что он проснулся в собственной спальне, но в окружающей обстановке витает странное чувство неизвестности. Человек обычно остается в постели, но время кажется замедленным и тотчас же или же спустя несколько минут возникает какое-то неясное беспокойство и чувство неизвестности. Этот тип пробуждения редок, но все, кто видит осознанные сновидения, рассказывают о нем, и мало кто из неискушенных его испытывал. Поначалу человек просыпается как обычно в своей постели в нормальном состояния пробуждения. Он или просыпается окончательно, или остается в состоянии пробуждения и видит призраки. Фокс заявлял, что он мог легко после такого пробуждения войти в состояние «бестелесности». Всегда старайтесь различить, реально или фальшиво ваше пробуждение ото сна".

Разница между двумя типами "фальшивых пробуждений" в том, что первая ситуация — это когда тело сновидения практически совместилось с телом физическим, вторая — свидетельствует о том, что пробуждение по-настоящему «ложное», так как тело сновидения продолжает блуждать в перцептивных полях, удаленных от первого внимания. Техника "сдвоенных позиций" ведет дальше не по сути, а лишь в энергетическом отношении — тело сновидения прочно фиксируется в одном из миров второго внимания, хотя осознание чувствует себя полностью пробудившимся.

Когда мы говорим о формировании тела сновидения, то должны помнить, что есть три центра фиксации внимания, которые можно использовать как наяву, так и во сне.

1. "Лоно внимания" (о котором было сказано выше) — область, идущая от затылка вниз — к ротовой полости и замыкающаяся на нёбе. Это первый и самый важный блок для оформления фиксированного произвольного внимания в сновидении. (У Кастанеды, в частности, мы находим методику фиксации внимания на нёбе, чтобы добиться перехода из внимания сновидения во второе внимание.).

2. «Просвет» (от солнечного сплетения до пупка) — зона, требующая особого мастерства. Овладение фиксацией в этой области — по сути, есть формирование тела сновидения уже на заключительной стадии. Здесь "второе тело" готово к встрече с любыми неорганическими существами, способно защититься от них.

(Вплоть до этого момента первая заповедь сновидящего — любыми способами избегать битв и драк. Пишу об этом специально, ибо это действительно важно. От этих «битв» бывают два неприятных следствия: либо потеря ценной энергии сновидения, либо сдвиг точки сборки вниз, в слои, где преобладает животная агрессия и где, скорее всего, остались следы деятельности древних магов. Все, что выходит в сновидении изо рта (дым, свет, жидкость и т. д.), — тональная интерпретация потери энергии. Если «битвы» в сновидении избежать не удается, надо научиться создавать энергетический щит. Если «враги» производят впечатление очень сильных существ, энергия которых при этом хорошо организована (это легко угадать по тому, какую внешность им придает наш тональ — если животные или какие-нибудь хулиганы со зверскими и тупыми мордами, то они, скорее всего, имеют примитивную организацию), можно использовать единственный способ интеграции, описанный у Кастанеды, — схватить противника и держать, пока не ослабнет. Вступать с ними в битву до достижения определенного уровня развития — только силу терять. По крайней мере, если доверять моему сновидческому опыту.).

3. Заключительный и, быть может, наиболее важный этап — моделирование «корня» энергетического тела. Это промежность и ноги. Находясь в сновидении, вы неминуемо обратите внимание, что работа с этими областями наиболее затруднена. Кажется, что там не на что опереться. И это естественно, поскольку плотность тела сновидения всегда самая низкая — именно в районе "корня".

Проблема в том, что тело сновидения привыкло получать энергию для своих действий, движений и восприятий от материнского кокона, окружающего тело первого внимания. Как бы далеко мы ни «улетели» в своих сновидческих странствиях, нас держит физическое тело — оно генератор энергии, оно поставщик сил, и если физическое тело будет неожиданно уничтожено, ваше существование в сновидении прекратится максимум через минуту.

Но задача толтекского мага в том, чтобы обеспечить подлинную, а не мнимую независимость своего сновидческого существования. Сосредоточившись на этой задаче, вы быстро поймете, насколько это сложно. Тем не менее это единственный известный нам путь к третьему вниманию. Только обретя источники независимого существования в сновидении, вы можете рассчитывать на "окончательное путешествие". Даже второе внимание, сколь бы магическим и привлекательным оно ни выглядело, — только способ, инструмент, зацепка.

Что же касается второго внимания, то оно — ситуация стабильности, площадка для работы, такая же по сути, как и внимание сновидения, — если не учитывать, что пребывание во втором внимании во много крат сильнее воздействует на трансформацию энергетического тела. (Основные приемы этой работы мной уже изложены.).

Как это происходит?

Второе внимание — результат столь длительной практики, что у многих на это достижение просто не хватает терпения. К несчастью, многие сновидцы, увлекаясь осознанностью во сне, легко забывают и про безупречность, и про сталкинг, и про остальные дары осознания, ради которых не требуется засыпать. Впрочем, переходные состояния известны многим. Плохо, что далеко не всем удается закрепить свои достижения. Приведу короткий пример — описание сновидения на грани второго внимания.

Отчет сновидящего Г. (редакция текста моя. — А. К.).