Восемь сонетов.

Вильям Шекспир.

Восемь сонетов.

Сонет I.

Существ Всесильных молит всяк и ждет Во дар бессмертья розе красоты; Но спелое со временем гниет. Потомок, будь готов запомнить ты: Влюбленные во свет своих зениц, Пестующие страсть самосожженьем, Голодные во щедрости житниц Враги себе, себя гноят мученьем. И свежесть мира, света украшенье, Весны постылой вестник лишь один, Коль в коконе оставит вдохновенье, То циником пробудет до седин. Несчастье Мира, иль иначе милуй, Плоды Вселенной жрет в своей могиле.

Сонет II.

Лишь сорок зим заснежат белым брови, А свежесть борозды морщин изранят, Краса, спесивое бурленье юной крови, Как мертвый куст, уж вновь цвести не станет. И когда спросят где краса ютится, И где богатства похотливых дней, Коль скажешь то в глазах твоих таится, Нельзя никак себе польстить пошлей. Насколько лесть полезна красоте? Ведь так легко ответить не таясь: "Пусть юность ей владеет в полноте; Мой вышел срок: уж старость занялась." Но старости рубить сплеча претит: Кровь холодна у ней, ей снится что кипит!

Сонет III.

Глянь в зеркало и молви отраженью: "Себя менять пришла уже пора." Кто не спешит в дорогу к обновленью, Тот мчится по дороге во вчера. Безухий плод у девы на сносях Уж злостью, глупый, пышет к узам брака, Могильным камнем встанет на костях Потомства, невосставшего из мрака. Он зеркало той девы; в нем она Пытается узреть свой юный лик, Нетерпеливой жадности полна Явить красу былую хоть на миг. Коль жить ему, не миновать забвенья, И помянут едва ль при погребеньи.

Сонет IV.

Влюбленность бескорыстная, в чем толк Себя губить, красы наследник кровный? Тебя лишь боги отпускают в долг Сердцам, не испытавшим жар любовный. Ты почему, о скряга, извратил Дары богов, что должен был посеять? Зачем, ростовщик щедрый, погубил То, что хранить был должен и лелеять? Ведя торговлю лишь с самим собой, Себя ты безысходно обманул: На вечный уж пора идти покой, А долг свой старый так и не вернул. С красой нетронутой тебя бы схоронить, Она ж, растрата, здесь тебя казнить.

Сонет VII.

Глянь как с Востока благородный луч Под веком солнца светом землю жжет, И служит тем, кто мудр и могуч, И дань явленью мира отдает. Вот горную вершину покоряет, Полжизни пройдено, а он все так же млад. И смертные боготворя внимают Его шагам, что золотом горят. Когда с зенита, все утратив силы, Уж стар и слаб, плетется он к земле, Отведен взгляд тот, что мерцал уныло Любовной тенью на его челе. Так ты, спешащий к середине лет, Забудь о смертных, коль потомства нет.

Сонет VIII.

О почему на грусть тебя наводят Музыки страстной радостные звуки? Влюбленные друг с друга глаз не сводят, А не постылости нежданной терпят муки. И коль тебе святые консонансы Гармонии любовной не по нраву, Лишь душу тронут редкие нюансы Той мессы, что двоим слыхать по праву. Отметь струну - то будет за отца, Другая за младенца пусть играет, А третья - мать; Их песнь пусть без конца Тебе одно и то же повторяет. Быть может песню эту ты усвоишь: "Один, как перст, ты ничего не стоишь.".

Сонет XXVII.

Работой утомлен, иду к постели Немедля, чтобы членам отдых дать. Но только я забудусь еле-еле, Уж пробудилась мысль моя опять. Мои все думы у твоих границ Паломники любви и страстных слов, Все векам не дают прикрыть зениц Во тьме глухой, привычной для слепцов. Не исчезай, виденье чистоты! Тебя желанней нет, иль ты не знаешь: Как перл горишь на фоне темноты И светом жизнь от смерти ограждаешь. Нам жизнь, увы, покоя не сулит: Днем - тело, ночью - мысль моя не спит.

Сонет XC.

Коль ненавидеть, ненавидь теперь. Коль я уже под мира каблуком, Уйди и победителю доверь Судьбу свою и чувства целиком. Коль насквозь сердце острием продето, Уж по второму разу не убить. Пусть ночь не даст дождливому рассвету По чьей-то воле дважды кровь пролить. Коль бросишь ты меня, не завершай Чреды несчастий, сотворивших зло. Исчезни первой, дай увидеть край Отчаянья, что жизнью принесло. Любые беды будут мне терпимы В сравнение с потерею любимой.