Великий последний шанс (сборник).

Бедная армия.

Ну что, товарищи офицеры!

Товарищи генералы и адмиралы.

Товарищи солдаты, матросы и старшины с сержантами…

А также маршалы родов войск и прапорщики.

Это – что: любовь народа к своим защитникам? А это – что: забота государства о своей армии? А вот это кругом – условия для эффективного несения службы?

Дурдом плюс строевая подготовка называется армейским порядком. Прорезь в броне сойдет за перспективу, а штурмполоса – за карьеру. Мат – это первая сигнальная система, а приказ – это объявление желаемого действительным.

Служить в армии не трудно. Служить в армии невозможно. Но для русского солдата невозможного нет.

1.

И главное – все вопят, что надо дать денег, причем очень много денег. И добро бы имелось в виду раздать эти бешеные, хотя и виртуальные суммы офицерам и солдатам – непосредственно и по справедливости. Но-но-но! Деньги должны бы в этом сказочном случае пойти из бюджета в соответствующие структуры и доверенные фирмы. Гражданские считают военных идиотами, не ведающими, куда сливаются бюджетные деньги через соответствующие структуры и доверенные фирмы. В частности, то есть, этого не ведает даже Генпрокуратура – а вообще знают все, что деньги крадут в размерах не особо крупных, но просто астрономических.

Пока в государстве не будет пресечено повальное и беспредельное воровство и взяточничество как основной принцип и стимул деятельности чиновника – любые финансовые вливания бессмысленны.

Пресечение воровства и коррупции – это первейший вопрос обороноспособности страны и выживания ее армии в мирных, но губительных условиях.

Только дурак польет в бочку воду, не заткнув в ней предварительно дыры. Только дурак не польет в бочку воду, давая ей рассохнуться и развалиться.

2.

Во всех армиях всегда немножко воровали, немножко мародерствовали, немножко ловчили и тянули все приглянувшееся, не говоря уж о святом деле нагрузиться трофеями. Интендант отщипывал от снабжения, офицер снимал сливки с котла, солдат пихал что-то в ранец. Лукулл был блестящий полководец, кознями завистников лишенный триумфа за блистательнейшую из побед, когда 10 000 римлян разнесли 200 000 солдат Митридата и Тиграна Великого, – так он набил обоз с сундуками так, что вошел в историю как хозяин богатейших пиров Рима.

Однако время от времени особо рьяных интендантов вешали, а генералов с отеческой строгостью подвергали конфискации.

Господа. В наш меркантильный век любой агрегат, любой материал и любой труд имеют денежный эквивалент. Таким образом, когда паркетный московский генерал имеет приличный коттедж в приличном районе, и стоит это все – о, как мы скромны-скромны! – полмиллиона долларов, значицца, армейские бюджетные деньги пошли не по целевому назначению. Кран и самосвал не строили дорогу и казарму, солдаты не учились воевать, из кирпичей не построили ангар. «Нецелевое назначение» – это эвфемизм: дали денег на патроны, а ты потратил на водку – правда, и командиру налил, а то б хрен он тебе дал.