Великий последний шанс (сборник).

...

ПОВЕСИТЬ.

Не похоронить подобающим образом своих солдат, павших в битвах, – везде, всегда, у всех народов являлось не просто позором, не просто бесчестьем, и даже не просто преступлением. Но государственным преступлением! И одновременно – преступлением перед богами: ибо мертвые поступают уже в их распоряжение, а долг живых – снарядить их для явления пред богами подобающим образом.

Тот, кто этого не чувствует и не понимает – мразь, и не заслуживает быть ни великим народом, ни великим государством.

Да и не получится. Характер не даст и Бог не позволит.

И все народы всегда это знали. И соблюдали. Иначе и совесть мучила – и страх колол.

И вот простые люди в свое свободное время, на свои деньги из бедных российских заработков копают в болотах и лесах, выкапывая останки павших и предавая их земле по-людски и по-божески. А ворующая миллиарды долларов власть заявляет, что нет денег и нет смысла.

Вот и бросить их в болото без всяких похорон, наших отважных бойцов рыночного фронта.

Могила солдата – это отношение к армии. Если есть вообще на земле святыни – это солдатские могилы. Все мальчики отдали, сами ничего не прожили.

Вот как наша вечная сволочня из верхов относится к живой армии – вот так она относится и к мертвой. Как укладывала солдат в семь слоев под Синявинскими высотами – так и поныне догнивают.

И вы хотите, чтобы видя это отношение к павшим победителям – живые служили в бравой армии, да еще в охотку?

Армия, оставляющая как падаль на бесчестье своих павших в боях на своей земле – не армия, а говно. Это обесчещенная, опозоренная армия. Это угнетенный сброд, который силой заставляют воевать.

Армия в этом не виновата? Ни капли! Она только кровь лила! Но твари – сказать из какого комплекса зданий в каком городе? – поставили ее в такое положение.

Это отношение к павшим есть гниль сознания, гниль мироотношения, гниль приоритета ценностей, гниль совести. И вот эта гниль распространяется и течет сверху вниз – и гниет армия.

И пока эта гниль не будет вычищена из голов, пока павшие не будут – с честью! – преданы земле как герои, – хорошей армии в России не будет. НЕ БУДЕТ! Потому что если у верховного командования говно в душах – то яд и смрад неизбежно будут пропитывать любые армейские организмы и структуры.

И пусть никто не подумает, что это все мелихлюндии и сантименты с мелодраматизмом. Основа армии – вера, верность. Патриотизм – не только слепая любовь к своей стране – но несгибаемая убежденность в справедливости и достоинстве своей страны.

За «эту страну» никто в вашей армии служить не хочет.

9.

Правда о потерях в Великой войне очень, очень важна. И когда «военный историк» обзвезданный генерал Гареев поучает, что не это главное – так он всю жизнь исполнял приказы Главпура, изображая приказанное как правду и виляя вместе с «генеральной линией».

Мы воевали чудовищно. С беспрецедентной безжалостностью к своим людям. С бездарными потерями людей и техники, многократно превосходившими немецкие на всех этапах войны. Безграмотно, тупо, цинично уничтожая собственный народ.

Зачем это надо знать, мои квасные, пивные и водочные патриоты?

Чтобы это перестало, наконец, повторяться! Это во-первых. А во-вторых – ложь рождает недоверие, и если всем вашим рассказам и посулам не будут верить – замучиетесь ловить рекрутов и совать их в армию. Когда количество дезертиров уравновесит численность призыва – у вас появится пища для размышления.

Больше привлекает к тебе отданная дань уважения сильному врагу – чем выплывшая о своих успехах ложь.

Учтите – наша армия немцев уважала всегда. Рассказывая об их дисциплинированности и профессионализме.

Кайтесь в потерях. Отмежевывайтесь от чужих преступлений и ошибок. Учитесь на них – как надо делать и как делалось неправильно. Потому что солдат надо беречь!!! А для вас, для сук, солдат – главный враг: он всегда под рукой и не оказывает сопротивления.

10.

Долг правительства и президентской администрации – устроить еще живым ветеранам войны жизнь лучшую, чем себе, слугам народным.

Вы им обязаны – всем: и жизнью, и образованием, и т. д.

А они вам – только своей нищетой несправедливой!

Когда-то в легендарном Товстоноговском БДТ давно погибший на войне герой кричал в замерший зал: «Да если бы я знал, что вы здесь, через столько лет после войны, станете такими – да я бы не стал умирать за вас!».

Тихо-тихо было в зале. Константин Симонов. «Четвертый».

11.

Элита страны – это не золоченая молодежь, спускающая по штуке баксов в модном клубе за вечер. Это накипь, которая еще или отправится в дальние места на трудовую перековку – или отравит своей гнилью подыхающую и разлагающуюся заживо державу.

Элита страны – это солдат, проливший свою кровь там, где приказала ему страна. И вот этот солдат, а уж в особенности если он стал на войне инвалидом, – человек высшего сорта в своей стране. Вы потребовали от него быть готовым отдать жизнь – и рядом убивали его друзей. Чего ж вам еще?

Ветеранам Афганской и Чеченской войн. Медицина. Образование. Жилье. Бесплатно. Без очереди (умирать – он не стоял десять лет в очереди?). Проезд. Льготы те и другие. А иначе – да я первый призову дезертировать из вашей армии! Пусть в ней кремлевские чиновники на Кавказе служат – может, взорвутся!

Положенных денег не выплатили? Посадить, конфисковать, выплатить ущерб за каждый день просрочки! Чиновник положенного не сделал? Уволить без права занимать государственные должности, имущество конфисковать, ветерану ущерб возместить, чиновника – на два года испытательного срока, на стройку, подальше!

Пока у вас ничтожное, мелкое, низовое жулье будет безнаказанно измываться над ветеранами, а ветераны, кровью которых только и цементируется держава, будут унижены и бедны – хрен вам в глотку заместо хорошей армии. Ребят только жалко, которые вам, может, раньше верили.