Великий последний шанс (сборник).

...

«ГЛАВЕНСТВО ПРАВ ЧЕЛОВЕКА» – ЭТО КЛАССИЧЕСКИЙ АНАРХИЗМ.

Нам с благородным видом пытаются впарить идеи Прудона и Бакунина, высказанные в XIX веке и тогда же увявшие. Можете проверить! Вот и представьте себе пьяную матросню с маузерами, гнилозубого бородатенького в очках и черный транспарант: «Анархия – мать порядка!».

А там, где государство отрицается дураками (поскольку либералы весьма неграмотны и даже не знают, что либеральным подходом к государственности они называют то, что называлось анархией полтора века назад!), – там защитить себя может только человек с оружием!

Вы полуразвалили государство, и оно не может защитить меня – на мои же деньги! – от террористов, от воров, от мошенников, от торговцев наркотиками, от бандитов, от сутенеров, сдающих девушек в проститутки, от производителей отравленной сивухи и гнилой еды, и от всякой швали со всех концов мира, которая заполонила мой город. И вы клянетесь, что это достижение демократии останется незыблемым? Я желаю, чтобы африканец-нелегал заразил вас СПИДом в гомосексуальном контакте. Это будет вполне политкорректно.

К свободам и правам вы относите:

Гомосексуализм как норму.

Право не работать и получать социал.

Право любых неграмотных грязных дикарей приехать нелегально откуда угодно и жить рядом со мной, пользуясь всеми равными со мной правами. Причем на мои же деньги!

Право наркоманов на бесплатные шприцы и дозы.

Право на беспорядочную половую жизнь во всех формах и с любого возраста.

Право на порнографию.

Право не служить в армии.

Право отходить срок в школу, почти не научившись писать и считать.

Право нищенствовать, бродяжничать, вонять.

Право убивать кого угодно и сколько угодно при гарантии сохранения жизни убийце.

Право вора, бандита, насильника, убийцы на хорошее питание, гуманное обращение, свежий воздух, непринуждение к любому труду, свидания с родственниками.

Равное право всех религий, культов и обрядов в моей стране.

Право чужаков носить в моей стране национальную одежду любого народа.

Право чужаков жить в моей стране, не зная ее языка.

Право хозяев переносить свое производство за границу, оставляя работников своей страны и своего народа без работы.

Право совершать преступления, о которых все знают, и пользоваться всеми правами честного человека, если путем уловок и внесудебных махинаций суд оставлен в дураках и не сумел юридически корректно доказать явную всем вину.

– Я вас поздравляю с возом ценностей. А хорошие есть?

Право избирать и быть избранным. Эти махинации и сотни миллионов на агитацию за кандидата реально не известного вы знаете.

Свобода слова и печати. Насчет печати вы погорячились, цензура везде включается хозяйская, автоматическая. Но свобода слова для храбрых есть.

Свобода передвижения и места жительства. Стоп!!! А вот на эту свободу должна быть свобода провести всенародный референдум и – ибо «Голос Народа – Высший Закон», гласит римское право, – ограничить въезд в Европу. Свобода вводить ограничения должна быть! А то вам начнут какать в театре из лож в партер! И нечего изобретать «нехорошие термины» типа «ксенофобия». В противовес могу хоть сейчас выдвинуть отрицательный термин, скажем, «прессофилия», то есть извращенная любовь к сжатиям тел в толпе.

Право владения движимым и недвижимым имуществом. Знаете, ребята, а ведь и это право не безразмерно. Когда мусульманин за деньги покупает самый крупный, дорогой и престижный универсальный магазин Англии – это продажа национального самоуважения. Но когда мусульманин покупает за еще более астрономические деньги родовое поместье лорда вместе с титулом и начинает заседать в Палате Лордов Парламента Великобритании, потому что он теперь пэр – то завтра араб будет за деньги вашим королем, и так вам и надо. Поймите, уроды Альбиона: все, что продается, перестает быть национальным, а становится продажным.

Право на образование – зависит от способностей и денег.

Право на медицину – зависит от денег и как повезет с госпиталем.

Право на труд – право есть, а труд не всегда, не надо песен.

Право на пенсию и пособия. Да, это есть, и вот на это и пашут толпы гастарбайтеров, ибо своих работяг на многих черных работах просто нет.

А что у нас «в пакете» со свободами и ценностями? А что у всех. Депопуляция, вымирание, нет детей, распад института семьи, одиночество, нет смысла жизни, ослабление мотивации к труду, наркомания, депрессии, физическая хилость.

А теперь скажите: это на какие такие «ценности» покушаются террористы? На право на труд? Или образованием не поступимся? Или гомосексуализмом не пожертвуем?

Стоп-стоп-стоп! Может, террористы требования выдвинули? И мы отказались гордо их принять? А почему требования не публикуют? Скрывают от мировой общественности?

Господа! Что означает новояз: «Не поступимся нашими ценностями»? Они хотят украсть пенсии? Или запретить въезд мусульманам в Англию?.. Еще раз: быть может, террористы хотят запретить въезд мусульманам в Англию? У их старшаков контузия головы от взрывов, и они выдвинули Уайтхоллу такое требование? Или – вообще: отменить выборы королевы Англии?!

Для ответа на вопрос об анонимных ценностях – надо ответить на другой вопрос. На самом деле гораздо более важный. И я задаю его с нормальной прямотой нормального человека, а не мошенника и лгуна от политики:

7. А мы вообще можем победить терроризм? И как?  – Можем! Но не всегда. И не везде. И не любым образом.

Наполеон не смог подавить партизанскую войну в Испании. Во-первых, испанский народ был против армии захватчиков-французов и укрывал своих, помогал, лечил, кормил, – т. е. ограниченный воинский контингент вел войну с народом, который – точечными контратаками – убивал французов в терактах и мгновенно растворялся в мирных рядах. Расстрелы заложников мало помогли – испанцы горды и мстительны. Во-вторых, испанцам всячески помогала Англия – всем, чем могла. В таких условиях победить терроризм невозможно – ибо вовсе массовые казни целых провинций вызовут возмущение Европы, а Наполеон хотел быть прогрессивным: суровым, но справедливым и несущим лучшую жизнь.

А в Красной России любые восстания подавлялись с любой жестокостью! Расстрелы тысяч заложников, уничтожения целых социальных классов, расстрелы десятков тысяч человек в одном городе, травление боевыми газами, выселение в голую арктическую тундру на вымерзание. Миллионы вымаривали голодом! И антисоветский террор пресекли – жестокостью в любых размерах, адекватных выполнению цели. Семью, друзей, соседей – в концлагерь! к стенке!