Великий последний шанс (сборник).

...

Еще раз повторяю. Я не призываю к геноциду, и вообще ни к чему не призываю. Я не несу ответственности за моральность либо аморализм логических посылок и следствий. Я вас не собираюсь ни к чему подталкивать, и вообще мне наплевать на вашу жалкую глупость. Я лишь перечисляю возможные ответы на навязший вопрос «Как бороться с терроризмом». Вы сами знаете примерно эти ответы, но ваш ум труслив и мал, правители подлы и корыстны, а газеты и телевидение услужливы и продажны.

25. Уроки Ирака. Заметьте – американская армия блестяще справилась со своей частью акции, в четыре недели взяв весьма сильно вооруженную и немаленькую страну почти без потерь (меньше ста убитых). Все остальное – как политики прогадили победу армии.

А). Что за детство – идти без «карманного правительства» наготове?!

Б). Что за бред – баба-генерал командовала у них «внутренними войсками», а девка-солдат была во внутренней охране тюрьмы для военнопленных! Для мужчин-мусульман! с их ментальностью! Зато – политкорректность. Когда она чуток поозорничала там, вполне в рамках нынешних «сексов в городе» и стрип-шоу, – другие американцы, тоже политкорректные демократы-либералы, раздули скандал. Ну не апофеоз идиотизма?

В). В результате демократии Ирак впал в анархию, разграбление, террор и гражданскую войну. В результате демократии он вообще-то стремится разделиться на четыре государства, и они будут воевать между собой, влезая в долги к Западу. И они убивают американцев в Ираке и уже многие жалеют об убийце Саддаме. При нем был порядок и внутренний мир.

Г). В результате жесткого решения и жестких мер Ирак как государство, питающее и активизирующее арабский исламский террор во всем мире, было оккупировано и поставлено под контроль. Но в результате неолиберальной идеологии оно, вместо необходимого ему сильного и жесткого правителя, посаженного Америкой и зависимого от нее разными способами, получило губительную и кровавую анархию, что вредно для имиджа как Америки, так и демократии. И враги плодятся в этой кровавой каше.

26. Уроки Ливана . Ливан – отдельная книга о том, как Запад промашечку дал в 1982 с поддержкой, в общем, Сирии и Палестины, которые превратили цветущую курортную страну в руины. Это называлось «заигрывание с нефтеносными арабами» или «поддержание равновесия в регионе». Я – только один пример.

Когда палестинцы и сирийцы грохнули в Бейруте казарму с двумя сотнями американцев, когда вошедшие сирийские солдаты стали насиловать подряд девочек в христианских школах (арабские девочки, но не мусульманки!) (они им потом еще для развлечения всем подряд выбивали передние зубы – изуродованной так девушке позорно выйти замуж; но у нас об этом не писали, это неполиткорректно, мы ведь тогда были за арабов), когда палестинцы стали обстреливать «катюшами» северные поселения Израиля, когда ливанские христиане взмолились хоть о чем-нибудь, когда Израиль ввел войска в Ливан и тут же христианские боевики вырезали палестинский лагерь в Сабре у Шатилы (что наши газеты стали приписывать евреям). Когда христиане с евреями вместе стали выдавливать сирийцев и палестинцев, и чудесно умный и цинично смеющийся над идиотизмом Запада Ясир Арафат гневно потребовал, чтобы Америка вмешалась и велела выйти Израилю, тут-то один из палестинских, как сказали бы сейчас «крупных полевых командиров» и духовных лидеров радикальных боевиков решил посодействовать положению. И захватил четырех советских специалистов, которые что-то специалистили в Ливане. И сообщил в посольство, что если СССР не приложит весь вес и авторитет для прекращения конфликта, то заложникам через каждые соответственно часов будут отрезать головы.

Прислали соответствующую спецгруппу ГРУ и включили местную резидентуру. И в считанные часы похитили пятерых приближенных этого боевого шейха. И через час он получил в посылочке голову и половые органы первого. И записочку, что у него шесть часов, чтоб наши люди приехали в посольство, после того – по одной голове каждый час и вырежем под корень все их тренировочные лагеря в Ливане и Сирии. Вернули – мигом!

Российское телевидение уже несколько раз крутило этот старый сюжет – к восторгу публики.

27. Уроки генерала Ермолова . Дело было более полутора веков назад, поэтому всех подробностей я уже не помню. А только захватили горцы в плен одного майора – и потребовали письмом у самого Ермолова, как наместника царя, выкуп в десять тысяч рублей. Не то зарежут.

Закончив чтение письма, Ермолов без перерыва приказал привести во двор дома, где держал ставку, всех стариков, кто подвернется, в первую очередь – из самых богатых дворов, ну и кто там познатнее у них считается. Привели человек тридцать. «Передай – не будет завтра майор у меня – этих всех повешу». Старцы позеленели. Ермолова знали. Парламентер ускакал. К вечеру вернулся: выкуп сократили до ста рублей – видимо, для самоуважения. «А могу повесить и всех», – обвел рукой селение Ермолов.

Больше у него людей не похищали. Жестокий был. Вешал.

28. Уроки Дубровки. Беслана. Буденновска. Существовал и остается единственный способ предотвратить эти теракты, равно как и все будущие захваты заложников. (И уверяю вас, господа: большевички проклятые применили бы их мгновенно, с презрением назвав вас так, как вы называетесь.).

В Москве около двухсот тысяч человек чеченской диаспоры. В соотношении десять за одного арестовываются самые пожилые и почтенные ее члены и выставляются контрзаложниками. Все! Ультиматум! Выходить с поднятыми руками.

29. Урок турецкого теплохода. Девяносто серединный год, теплоход из Стамбула в Новороссийщину, несколько чеченцев на борту – заложники! взяты! выполнять! выводить! подчиняться! А турки на наших челноках и отдыхающих имели тогда особенно приличный бизнес.

В течение считанных часов турецкие спецслужбы вычислили террористов (отдыхавших и лечившихся в Турции), всех их родных на территории Турции арестовали, и выкатили ультиматум: террористы возвращаются вместе с теплоходом в Стамбул и сходят по трапу по одному, оружие на землю, руки за голову. Нет – заложники уничтожаются!

И повернули, и сошли как лапочки.

30. Мразь. Вам чего еще объяснять? Этот метод не дал пока ни одной осечки.

Так вот. Этого ничего нельзя. «Они от нас этого только и хотят». «Чем мы тогда будем отличаться от них?» Мы «не поступимся нашим гуманизмом». То есть – мы уже проиграли: