Великий последний шанс (сборник).

...

ГОНЯЯ ЕВРЕЯ – ТЫ ТОЛЬКО ТРЕНИРУЕШЬ ЕГО.

Гонения сделали евреев живучими, умными и пронырливыми.

10.

Евреи завладевают СМИ. Кино, телевидение, журналистика, эстрада. Это наблюдение сделано еще в XIX веке.

Дорогие мои. Вот унижаемый ребенок. Его лупят, причем несколько на одного, драки нечестные – не стычка, а просто избить. Он долго переживает каждую такую несправедливость и унижение. И при этом – в одиночестве – произносит внутренние монологи и диалоги! Он тренирует свой вербальный аппарат, свое воображение – да как! со страстью! на адреналине! переживая недавнее! в нежном возрасте созревания, когда гормоны начинают бить фонтаном! А утешение спокойное, развлечение одинокое (прежних времен) – книжку почитать, с капитаном Бладом забыться.

Вот так – так! – вырастают люди, любящие и умеющие говорить, представлять, вешать народу информацию чаном лапши на уши. Он к этому занятию всей жизнью тренирован и направлен – заточен на это.

Мечтательный мальчик, робкий и слабый, в воображении повелевает толпами и произносит речи. Месяц произносит, пять лет произносит! И вот из этой школы внутренней самовыучки вылупляются телеведущие и киномагнаты.

Если человек хочет, а его унижают, – он мечтает.

А если он мечтает – то у некоторых это получается в жизни.

Белые смокинги. Прожектора. Канны. Светские львы и златоусты.

Сказку о Гадком Утенке написал, кстати, не еврей, а датчанин. Чтоб никто не сомневался – германцы ничуть уж не менее мудры, чем евреи. А уж датчане – племена были крутых и ярых германских кровей.

Если кто вдруг не в курсе – Рюрик был из данов.

11.

В те времена, когда бремя белых было цивилизацией мира дикарей, и Старой Англией правила Старая Вдова Виктория, сын мелкого колониального чиновника и первый поэт мира Редьярд Киплинг написал:

И гордость других оцените,

Свою до конца оценив!

12.

Я вижу этих жирных брюнетов с глазами. Косыми и масляными от пьянства. Ревнители интересов и чистоты русского народа, знающие свою историю, как бушмен знает тонкости чайной церемонии в Киото. Они похожи на славян из учебника, как я на вождя апачей. Непохожесть на идеал подстегивает их комплекс неполноценности. При слове «жид» ноздри их трепещут, как крылья бабочки над кокаиновой дорожкой.

Я долго думал – но я понял, понял, понял!