Великий последний шанс (сборник).

Когда мы станем Европой?

Эпиграф! немедленно эпиграф! так и хочется залудить! – из древней, из бессмертной и пронзительной русской классики:

«Доколе же будем мучиться так, протопоп? – До самыя смерти, Марковна.».

Печальный эпиграф. Но есть и веселый! Кино такое было, и там фраза дивная:

«Пустите Дуньку в Европу!».

«Но более всех счастлив был Пятница, потому что с нами отправлялся в Европу его престарелый отец». Это уже из второй серии, но не кина, а суперхита мировой литературы. А вот в японском, знаете, кино отцов престарелых в Европу не отправляли, а скидывали в пропасть, и вся недолга, дешево и сердито. А?

«В очередь, в очередь, сучьи дети!» (Булгаков – европеец?).

1. А что мы понимаем под той Европой, в которую рвемся, как острил некогда советский юмористический журнал «Крокодайл», «всеми фибрами своего чемодана»? Прорыв танковых армий к Бискайскому заливу? Уже нет. Мы имеем в виду самый высокий и комфортный в мире уровень свободы, демократии, законности и, конечно же, материального благосостояния, а также социальных гарантий. Мы имеем в виду жизнь без унижений и лишений, а напротив – жизнь, исполненную достоинства, удовольствий и благ, принимаемую гордо.

2. Этот монумент будущему изобилию и счастью так высок и значим в нашем сладко грезящем сознании, что как-то оказывается затенена задне-боковая его часть, насчет того, что Европа – это трудолюбие, законопослушание, честность, трезвость, гражданственность, гуманизм. Ну, не абсолютные, конечно, все народы с грешком и уродцами, но – более-менее… куда более, чем у нас… Сука, падла, незадача, запрещенный приемчик: есть мнение, что эти их качества первичны, а вышеперечисленные блага – вторичны и из них не то вытекли, не то еще как образовались. И начинать вхождение в Европу надо именно с этих качеств. (Я чувствую несостоятельность и хамство подобных выкладок…).

3. Есть мнение, что Парень Наверху – Джентльмен. То есть благородный и справедливый. И если бы в Его намерения входило сделать Россию Европой, так он это уже бы сделал. Не издеваясь предварительно долгими веками над несчастным народом и истерзанной страной. Не надо путать Саваофа с Де Садом. На основании истории государства российского можно сделать заключение, что в намерения Господа нашего не входило сделать Россию Европой. Он все может. Значит – не хочет. А уж если и не может – ну, тогда вообще дергаться нечего.

С теологической точки зрения – обстановка неблагоприятная. Перечить Его воле – не рекомендуется, смысл вряд ли будет. Подменять же своей волей нехватку Его безграничных возможностей – самонадеянно и богохульно.

Смириться и молиться! И перестать рваться в Европу, как кошка в погреб со сметаной, не для нее предназначенной. Пош-шла мышей ловить! Мья-асо – это белки и витамины, и в доме чисто.

4. Если Россия, тысячу лет соседствуя с Европой, за тысячу лет не стала Европой, но неизменно и всегда находились обстоятельства и случайности непреодолимой силы – то какие у нас, собственно, основания полагать, что в течение ближайших лет двадцати все изменится, и Россия на наших глазах Европой станет?

Тысяча лет свидетельствует: что дело-то не в случайностях – а характер народный, суть страны, логика истории, – они и отбирают, какие случайности пустить в ход и развить, а на какие внимания не обратить и отбросить.

Вот так у нас устроены ноги, глаза и руки, что мы неизменно идем по тропинке, которая вроде и рядом с Европой, а вроде и не Европа та тропинка.

5. Вот кончился апартеид в ЮАР. И первое место по убийствам на душу населения стал занимать в мире Йоханнесбург. Потому что южноафриканская цивилизация была следствием и продуктом труда буров, а труд африканцев они только использовали – по своему уму и в своих целях.

Европа есть следствие и продукт труда европейцев. Россия есть следствие и продукт труда русских. Если вы хотите стереть грань между Россией и Европой – вам надо просто стирать грань между русскими и европейцами.

6. Материальный уровень и гражданские свободы. Градостроительство и ментальность. Религия и трудовая этика. Генетический код и психический тип. История народа и ее трактовка. Цивилизация и культура. Армия и школа. Отношения между полами и отношения между поколениями. Уважение к начальникам и уважение к подчиненным. Вот все это вместе – и есть цивилизация в широком смысле слова. Изобилие и свобода – самые ощущаемые и значимые для человека аспекты этой цивилизации.

Так вы чо хотите? Мужчины, вы определитесь! И бабы пусть тоже. Вы чо хотите – цивилизацию оставить свою – а чтоб при этом всего хорошего было как в Европе? А ну-ка угадайте, какую часть тела предложит вам осмотреть в ответ циничная Фортуна?

7. Хотите быть Европой – делайтесь европейцами. Хотите быть русскими – благоустраивайте именно Россию. Но:

А). Не воображайте, что она будет так же хороша, как Европа.

Б). Не воображайте, что то, что получается у европейцев, «получается у всех цивилизованных стран». Это глупо и необразованно так говорить. Ни в Азии, ни в Африке, ни в Латинской Америке так не получается. А Сев. Америка и Австралия – колонии европейской цивилизации. А Россия – нет.

8. А не хотите устранить территориальное отличие? А то такая огромная страна не может быть маленькой, уютной, компактной и удобной для жизни Европой. Вот если отделить всю Сибирь восточнее Урала, степи там заволжские огромные выжженные, и вообще оставить России кусок поудобнее размером, скажем, с Францию и Германию вместе взятые – чтоб не обидно было, чтоб все равно Россия была самая большая европейская держава – скажем, аж миллион квадратных километров вместо нынешних аж семнадцати миллионов – это же не Европа, а супергигант какой-то, мастодонт, мамонт! Ну хоть так: Петрозаводск – Вологда – Казань – Астрахань – Ростов. Огромная страна получается! Больше любых трех вместе взятых западноевропейских! Не хотите? Ну, как хотите.

Тогда получите бездорожье, длиннейшие транспортные артерии, дороговизну перевозок, потери электроэнергии при передаче, ослабление управляемости и самоуправство на местах.

9. А вот у нас полезных ископаемых слишком много. Нефть, газ, никель, медь, алюминий, железо. Золото, алмазы. А леса сколько! Это ведет к засилью сырьевой экономики – ведь выгоднее вырыть да и продать быстро, чем там мудрить и корячиться. А в результате отсталость. Давайте все свои богатства зальем на хрен цементом! Или продадим кому навсегда! И тогда придется учиться работать, и научимся, и будем как Европа. Нет? А то нас запасы развращают…

10. А у нас еще религия не европейская. У них Папа Римский был против коммунизма на своей родине Польше, а у нас патриарх писал заявление принять его в КГБ. У них протестантизм перетряхнул всю жизнь, упростил обряды и стал труд пропагандировать и равенство – а у нас вечно церковь под государство гнулась, а кто не гнулся – того ломали и выкидывали. Их церковники нам – руку сотрудничества, а наши им – пошли вы подальше и не приезжайте. А в порядке ябедничества – ну, кто еще не знает, что наша церковь в ревущие девяностые только что табаком и алкоголем торговала в особо крупных размерах? И весь народ знает и помнит, что и президент, и мэры все, и прочие – недавно при советской власти были коммунисты и религию запрещали, называли ложью, клеймили позором, – и вдруг дружно – атеисты по рождению и воспитанию! все комсомольцы, пионеры! – пошли в церковь с благостными лицами, как на партсобрание. Как-то это… фальшиво… неубедительно… лицемерно, я бы сказал. А ежели народ сознательно себя противопоставляет верою другой группе народов, и его религиозная конфессия имеет свои отличия психологические и ментальные – ну, дак как тогда?.. А лютеранство не хочете? Не хочете.

11. А чтоб провалившее всю политику правительство с позором ушло в отставку – тоже не хотите? Нет? Нет. Такая Европа вам не нужна. Вам нужна такая Европа, чтоб вам было хорошо.

12. А милицию выпускать на дежурства в город без оружия, как в Англии, не хотите? Нет, перестреляют милицию тогда, да? Ага, не с этого конца въезжать надо.

13. А десять процентов трудоспособного населения содержать на социальном пособии под тысячу евро в месяц – не хотите? Причем – медицинская страховка, бесплатное образование, муниципальное жилье. А работу предлагать только по специальности, иначе откажутся, страдальцы. Не хотите, да, денежек мало, да, денежки самим красть надо и за границу тихонько угонять, да?

14. Русские – умные и хитрые. И твердо знают, чего хотят и чего не хотят. Они не хотят попасть в Европу XVI, скажем, века, где режут, вешают и насилуют. Не хотят попасть в Англию XIX века, где десятилетние дети на четвереньках катают вагонетки в шахте. Не хотят подыхать от заморских лихорадок и тысячи лет рубиться друг с другом. Оу, ноу! Хотим сейчас: очень карашо!

При этом: я хочу сохраниться такой, как есть, мне со своей личностью милой и дорогой расставаться жаль – но другие должны стать трудолюбивы и порядочны, европейцы, одним словом. И чтоб жить хорошо. Хотя лично мне иногда гульнуть можно.