Великий последний шанс (сборник).

Билет на «Титаник».

Вопрос: так чего ради мы должны так упорно стремиться туда, чтобы слиться с Европой в экстазе? Вместо красавицы в расцвете благополучия мы получим как раз разваливающуюся от болезней старушку на помойке.

Если ты полетел на звезду – убедись и просчитай, что хотя свет от нее еще идет – но и сама она за далью времени еще жива и таковой пребудет к твоему явлению. А то ведь, знаете, – свет лупит со скоростью, а само тело погасло миллиард лет назад. Вот и в политэкономии есть своя астрономия. А то наши аврал-утописты, летя в будущее, вечно промахиваются мимо бутерброда.

«За что боролись?! Не то построили!!!» Забыли отчаянье внутреннего голоса на семинарах по марксизму-ленинизму?..

Вы получите «Европу тридцать лет спустя», и климакс будет ужасен, тампаксом не заткнешь.

Прозрачность границ будет означать кочевание голодных толп, требующих крова, хлеба, зрелищ, медицины, прав.

Гуманность законов будет означать анархию, в которой реальной властью будут являться группировки: бандитские, милитаризованные, чиновничьи коррумпированные, бизнес с мощными охранными структурами.

Править будут «крестные отцы». Номинальная власть будет номинально властвовать.

Общая валюта будет означать финансовый развал и упадок, в котором параллельное хождение получат местные «талоны», «марки» и т. п. Долларизация Европы – о, это будет еще великим благом, ибо альтернатива – это виртуальные электронные деньги, жестко привязанные к товарному эквиваленту типа «трех баранов» или «мешка пшеницы».

«Гражданство вместо национальности» будет означать, что европейские народы будут растворены среди африканцев и азиатов с их физическим типом, генным кодом, этнической ментальностью и их религией – причем мгновенно наглеющие в условиях европейского либерализма пришельцы будут по любому поводу вопить на коренных жителей, что те – «грязные расисты», и требовать себе все лучшее в первую очередь.

Во вторую очередь они получат высокий уровень фашистской идеологии европейского общества – как единственной, способной действенно противостоять оккупации Европы Востоком и Югом, причем эту оккупацию Европа сама, по жадности и глупости, вызвала.

Закон реально действовать перестанет. За законом пойдут к «крестным отцам». Вопросы будут решать оружием, а закон конституций подменят бандитские понятия – нам в России это хорошо известно. Слабоумное слюнтяйство неолиберализма обернется жестокостью первопоселенцев и трущоб: расстрелять! повесить! пытать, пока не скажет! отобрать все! сдать в рабы на пять лет!

(Деточки, вы думаете, это я пересказываю голливудскую антиутопию? А завтра старые и больные окажутся юными, здоровыми и счастливыми, и мама с папой подарят им подарки, и все будет хорошо, и страшный сон кончится? Не-ет: это сквозь антиутопии, как сквозь игольные проколы в черном занавесе времени, вдруг выстреливают в нас оттуда, из-за занавеса, тонкие и мгновенные золотые зловещие лучики – будущее!..).

Вот так и кончались всегда в истории все счастливые эпохи очередного Золотого Века – а уж наш ли не Золотой с его фантастическими благами и сказочными удобствами. Кончались упадком и распадом, расслаблением воли и ума, нежеланием умирать и убивать, отказом от великих свершений ради удобного досуга. И народ превращался в быдло, и величал жлобов своими пророками. И приходили голодные и грязные варвары, жаждая благ и презирая слабых. И растаивали армии, и не оказывалось доблестей, и рушились устои веры и морали. И то, о чем вчера казалось невозможным помыслить – сегодня было ежедневной реальностью. И новые дети иной реальности уже не знали.

Вот та-ак – доблестные, образованные, чистоплотные! – римляне сменились варварами, неграмотными, грязными, наглыми и жадными. Тоже думали: ну-у, в наши времена прежнее невозможно, весь мир исследован и цивилизован, мы достигли вершин, временные спады возможны, но пути назад нет… Есть! Тысяча лет неграмотности и грязи! Лишь в XVIII веке стала возвращаться к народам культура, которую имели в Римской Империи: мыться, читать, лечиться.

Пусть у вас захватит дух. Блажен, говорите, кто посетил сей мир в его минуты роковые? Н-ну-с – доставайте часы: слышите, как тикают? как бежит минутная стрелка?

Людям очень часто не верится, что – они? уже? умирают? не может быть!.. хотя так похоже, но ведь я живу, ды-шу… вижу… ду-ма-ю о…

Так и цивилизация. Не может поверить. Ведь в каждый миг она еще как-то жива! Переход постепенен! Сегодня меняется одно, завтра – другое… Боже мой, неужели мы тоже!

А вы что, канальи, собрались жить вечно?

Европа давно не имеет собственных ресурсов. А цены на них через тридцать лет взлетят до небес. И поставщики ресурсов будут сосать из Европы гнилую жидкую кровь.

Европа продолжает выводить производства в страны третьего мира. И через тридцать лет они будут развитыми, а она – пристанищем люмпенов, желающих много получать, но мало работать.