Великий последний шанс (сборник).

...

ЕВРОПА БУДЕТ ПРОСТО ВСЕМИРНЫМ МУЗЕЕМ.

Станет тем же, чем была Греция для Рима: мы уважаем ее как колыбель, за славную историю, созданную культуру и цивилизацию, но теперь она выродилась и пережила время своей функции в мире.

Это край вырожденцев. С бесплодием и нерождаемостью вырожденцев. С гомосексуализмом и лесбосом вырожденцев. С беззубостью и беспомощностью Закона вырожденцев. Со сладким комфортом и легким трудом вырожденцев. С трусливостью и нерешительностью вырожденцев, боящихся умирать и убивать. С беззащитностью вырожденцев перед любым сильным и наглым чужаком. С наркотиками вырожденцев и эксплуатацией труда варваров. С изобилием и слабым здоровьем вырожденцев.

Да эти слабые, изнеженные, похотливые и трусливые шакалы – даже не добыча меча настоящего мужчины, они стоят только пинка! Вот их отцы – те были настоящими мужчинами. У тех была железная рука и стальная воля. Они брали все, не спрашивая цены, и платили любую.

…И вот, значицца, седня Европа сладко жрет, пардон, качественно питается, и «догонял-реформаторы» нам предлагают сидеть в нашем, э-э, компосте и всячески подражать им, и через тридцать лет мы будем кушать не компост, а фазанов. Но через тридцать лет фазаны кончатся, и на компост как раз подсядет Европа.

Мы не можем прийти в Европу сегодня, потому что ножки короткие и потеют. А сегодня уже наступило сегодня. А можем мы прийти в Европу через тридцать лет. Когда она будет уже в дерьме. Так она хоть пожила перед этим. А мы что? И кроме того: зачем нам дергаться, если мы уже там, где Европа будет только через тридцать лет?