Великий последний шанс (сборник).

...

КОГДА ВСЕ ХОТЯТ СЛАДКО ЖИТЬ И НИКТО НЕ ХОЧЕТ УМИРАТЬ – СТРАНЕ СКОРО КОНЕЦ.

7. Рим. Уж его античная история изучена вдоль и поперек, как никакая другая. Тысяча лет непрерывного существования Древнего Рима – это эталонный исторический полигон для анализа и проверок политических моделей государства и их перетекания из одной в другую.

Он – чего рухнул? Враги завоевали? Фига. Он и не таких врагов веками побеждал, подчинял, растворял. И писали историки наступившего Раннего Средневековья (они еще не знали, конечно, что их время так назовут), что наказан был Рим за свои злодеяния, несправедливость, разврат и лицемерие.

Золотую статую Воинской Доблести! – перелили в слитки и отдали в выкуп, только б их не тронули.

Разврат расходился от императорского двора, и не было управы на беспредел чиновников, и шваль со всего мира ехала в Рим делать деньги и жить роскошно, и хлеба со зрелищами требовал плебс, развращенный бездельем, и только варвары еще хотели служить в легионах, и никто не хотел за Рим умирать, а все хотели Рим доить.

Аллес капут.

8. Философы лишь различным образом объясняли людям то, что люди и так всегда знали. Фраза не припоминается? В большой степени она верна. На уровне, так сказать, практической и прикладной психологии и социологии люди поняли все основы давным-давно. И выразили их так, и повторяли миллионкратно: от долгих лет сытной мирной жизни люди жиреют, дрябнут, слабеют духом, и бывшие бойцы становятся легкой добычей новых голодных и храбрых. Ротация.

9. Дорогие мои. Любая система эволюционирует. Государство – это система. Государство эволюционирует. Изменяется. Неизбежно. Законсервировать нельзя. Ликург пытался.

Любая система имеет начало, подъем, пик, спад, конец. Ибо есть время, а время – это изменения. Вечная система невозможна в принципе. Вечных государств не бывает. Не было их. И не будет.

По мере развития системы она изменяется. Она совершенствуется. У государства появляются новые органы, законы, функции и блага. Это изменения качественные.

А еще оно растет. Это изменения количественные. И они ведут к качественным изменениям: делать так, как годилось для ста человек – уже не годится для пяти тысяч. Делегирование функций. Разделение обязанностей. Отделение власти от народа все выше. И т. д.

Государство делается все более могучим – но одновременно все менее родным для каждого. По мере роста – отчуждение государства от человека все увеличивается.

Государство структурируется все сложнее, все совершеннее – в этом его сила и мощь, его энергоемкость и совершенство. Но при этом все менее полно совпадают интересы каждого отдельного человека с интересами госструктур! Они для всех – а он для себя единственный.

И неизбежно наступает момент, когда дистанция между государством и человеком делается критической. Оно пожертвует любым – ради себя. А он – постарается безопасно для себя обойти его в интересах своей личности.