Великий последний шанс (сборник).

Национальный вопрос как вопрос самоуничтожения.

1. Там, где есть больше одной национальности, всегда будет возникать национальный вопрос. Дело только в остроте, частоте, актуальности национального вопроса, в серьезности или случайности поводов к нему.

2. Чем хуже жизнь, тем острее национальный вопрос. Когда все хорошо, так и волноваться нечего, – а когда плохо, отрицательные эмоции требуют вымещения: найти врага и вломить гаду, мешающему мне жить. Когда плохо, национальная «инакость» означает: это они отнимают «хорошесть» нашего жизненного пространства и портят ее, а нам не хватает.

3. Заклинания типа «бандит не имеет национальности» – слащавая и мерзкая фальшь. Если уж ты имеешь национальность – имеешь ее в любых условиях. Нам предлагают «избирательную национальность»: подвиги и достижения людей твоей национальности идут в зачет твоему народу, а преступления – не идут. То есть: национальность есть, но она отвечает только за хорошие дела, а за плохие не отвечает.

Этот современный бред базируется на отрицании идеи коллективной ответственности. При признании идеи коллективной благодарности! За хорошие дела заслуживает любви и уважения весь народ – умный и трудолюбивый. А за плохие – весь народ не заслуживает порицания, а только отдельные преступники, конкретные и «не имеющие национальности».

Тем самым отрицается понятие народа как общности, системы, единства, нации – сплавленной своей историей, обычаями, генами, интересами, культурой, осознанием себя существующим именно народом со своими интересами и проблемами, отличающегося как совокупность людей хоть чем-то от других совокупностей.

Будьте спокойны: бандит имеет все. И люди это всегда знали.

4. Любой конфликт, если в нем участвуют люди двух национальностей, готов принять национальный характер.

Гражданская война отличается от оборонительной.

Национальный конфликт всегда может превратиться в таковой из имущественного, территориального, сексуального и т. п.

5. А потому что человек не сам по себе! – да? А часть целого! – да? И кем бы ты ни был – ты все равно всегда останешься русским, или татарином, или евреем, или немцем.