ЕВРЕЙСКИЙ ВОПРОС – ВЗГЛЯД ОЧЕВИДЦА ИЗНУТРИ.

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ.

НА ВОРЕ ШАПКА ГОРИТ, ИЛИ ЧТО ТАКОЕ АНТИСЕМИТСКИЙ НАВЕТ.

Как только горбачевская перестройка ослабила вожжи идеологической цензуры, тут же прилавки книжных ларьков были заполнены Библиями, Коранами, Бхагавадгитами и среди всей этой древней премудрости частенько замелькала брошюра с названием, претендующим на исторический памятник: «Протоколы Сионских Мудрецов». Правда, не каждый интеллектуал-книголюб понимал, зачем ему нужен сей бестселлер, однако сомнительному товару быстро сделали рекламу евреи и антисемиты. Особенно настойчиво добивалось переиздания «Протоколов» общество Память, почти сделав их манифестом своей организации. Еврейские же организации, вместо того, чтобы проигнорировать эту старую макулатуру, давно потерявшую актуальность и сенсационность, или, наоборот, предложить: «Почитайте и убедитесь, какой дурью занимаются наши противники», стали усиленно добиваться запрещения издания этой книги и изъятия ее из продажи, чем оказали значительное содействие ее распространителям, возбудив у равнодушных обывателей нездоровый интерес. Более того, ряд еврейских публицистов, поддавшись на провокацию, повели себя так, как будто «на воре шапка горит», принялись усиленно исследовать сей материал с явно тенденциозным уклоном. В печати стали появляться банальнейшие статьи, доказывающие подложность «Протоколов» и непричастность к ним евреев. Рассмотрим некоторые из них.

Многие исследователи, говоря о «Протоколах», ссылаются как на самый серьезный и фундаментальный труд по этому вопросу на книгу Нормана Кона «Благословение на геноцид». На мой же взгляд, кроме обилия всевозможной исторической информации, вычерпанной из старых архивов, что действует магически на недалекие умы, слухов и сплетен о тайной деятельности царской охранки, ни одной собственно критической мысли сей труд не содержит. Для настоящего критика вопрос, кто написал то или иное произведение, по каким побудительным мотивам и по чьему заказу, всегда отодвигается на последнее место. Для него важно содержание и тот эффект, который оказывает сие творение на общественное сознание. Но для Кона это ровным счетом ничего не значит, и все внимание его анализа сводится к двум абсурднейшим и противоречащим друг другу тезисам. Первый: «Протоколы» – фальшивка; второй: «Протоколы» – плагиат. Я бы не стал критиковать Кона, если бы эти два некритически принятых умозаключения не повторяли бы как попугаи вслед за ним тысячи ревностных борцов с антисемитизмом. Здесь можно перефразировать слова Николая II, сказанные, правда, в обратном смысле: «…нельзя чистое дело защищать грязными способами».

Что такое фальшивка? – Я пишу свое сочинение и выдаю его за произведение другого автора.

Что такое плагиат? – Я переписываю чужое произведение и выдаю его за свое.

Ни того ни другого в «Протоколах» нет. В первом случае наш критик даже забывает указать, фальшивость какого именно «оригинала» он пытается выявить: Теодора Герцля, Ахад ха-Ама, Нордау? ОК, есть и такие предположения, но об этом можно спорить с Нилусом, мадам Лесли Фрей и прочими почтенными оппонентами, но не с «Протоколами», которые никаким намеком ни к Герцлю, ни к сионистскому движению себя не причисляют. Из их содержания даже нельзя установить, и это также не пытается сделать Кон, дух какого именно направления в еврействе пытается извратить «фальсификатор»? Мы, со своей стороны, конечно, можем сказать, что извращены там дух европейской демократии и дух интеллигентского либерализма, но считать их специфически еврейскими направлениями мы не имеем никакого права. Второй тезис: «Протоколы» – плагиат, как мы сказали, противоречит первому, ибо плагиат подразумевает существование оригинала, а фальшивка, наоборот, его отрицает, тогда, стало быть, тот «оригинал», с которого списаны «Протоколы» и есть фальшивка. Но в данном случае, если даже «Протоколы» и плагиат, то по своему значению намного превосходят «оригинал», о существовании которого, вероятно, никто бы и не вспомнил, не раскопай его некий корреспондент газеты «Таймс» своим дотошным «анализом». «Параллельные места», которые «находит» (после «Таймс») Кон в «Протоколах» и памфлете Мориса Жоли «Диалог в аду», представляют собой довольно-таки общие тривиальные мысли, которые не трудно отыскать у многих авторов нигилистического мировоззрения. Эти аналогии весьма натянуты и неубедительны в плане обвинения в прямом плагиате. Точно так же можно обвинить в плагиате и самого Жоли. Возьмем, к примеру, пару отрывков:

ЕВРЕЙСКИЙ ВОПРОС – ВЗГЛЯД ОЧЕВИДЦА ИЗНУТРИ

Возможно, автор «Протоколов» и читал книгу Жоли, возможно, читал и Макиавелли, и Ницше и других разрушителей традиционной морали (хотя совершенно очевидно, что не читал Талмуда, да и с сионистами, похоже, знаком лишь понаслышке). Сии модные идеи нашему «фальсификатору», судя по всему, пришлись не по душе, но запали в память как нечто негативное, что и нашло выражение в гротескном виде в его пародии. Но где же здесь плагиат? Владимир Бурцев, например, в своей книге «Протоколы сионских мудрецов» – доказанный подлог», усматривает даже параллели отдельных фраз «Протоколов» с Платоном, Аристотелем, Полибием, с работами английских экономистов Джона Грея, Джона Фрэнсиса Брея, известных идеологов разного политического толка XIX века, таких, как Прудон, Победоносцев [1], Гужено де Муссо, знаменитого антисемита Дрюммона и, конечно же, Макиавелли. Если следовать логике Кона, то не есть ли сама книга «Благословение на геноцид» простой плагиат с Бурцева, с материалов суда в Берне в 1933 году, с журналиста Филиппа Грейвса, впервые опубликовавшего сравнения Протоколов с памфлетом Жоли в газете «Таймс» от 18 августа 1921 года, или где-нибудь у Кона можно найти хотя бы одну оригинальную мысль?

Впрочем, читая наших аналитиков, можно придти к выводу, что плагиат тоже разный бывает. Интересный, например упрек делает Бурцев авторам «Протоколов»: «Подделыватели не сочли нужным «плагиировать честно» – воистину «перл» – попытка преподнести нам этический кодекс подлогов, доносов, провокаций и клеветы. Но самое интересное в другом: даже сей нонсенс плагиирован, сравните, например, что пишет по этому поводу предшественник Бурцева Ю. Делевский: «Подделыватели не сочли нужным «плагиировать честно». Похоже да? Не удивляйтесь, вся глава книги Бурцева «Главный источник плагиата-подлога «Сионских протоколов»: книга Мориса Жоли» (и не только она) слово в слово совпадает с VII-й главой книги Ю. Делевского, которая лишь чуть иначе называется: «Главный источник плагиата-подлога: «Диалог» Мориса Жоли». Уловили отличие? Там «книга», здесь «Диалог», посмотрите по тексту, может быть, и другие расхождения обнаружите. Кому кого в плагиате обвинять? Воистину Бурцев дает нам классический пример «честного плагиата» слово в слово! Но, говоря о «Протоколах», следует заметить, что о настоящем плагиате может идти речь только тогда, когда нарушены чьи-то авторские права, но ни Кон, ни Бурцев, ни Делевский не являются оригинальными собственниками «украденной идеи», ни также уполномоченными представителями подлинных авторов.

Что же тогда представляют из себя «Протоколы»? – Ничто, блеф, провокационный розыгрыш агентов тайной полиции, предназначенный для конкретной работы – проверки «на вшивость» определенных, интересующих разведывательные органы лиц, может быть, даже и самого Царя. Никто из сторонников версии «подлога-плагиата» не отрицает, что первоначально «Протоколы» не предназначались для широкой публикации и получили распространение уже много лет спустя после их создания благодаря тому, что каким-то образом попали в руки параноику Нилусу и ему подобным. Может быть, «Протоколы» как раз и предназначались для того, чтобы выявить таких, как он. Подобными методами всегда пользовались и будут пользоваться все службы безопасности, и никто это не называет ни подлогом, ни плагиатом. Ведь полиции-то ясно, что ни один честный человек на эту удочку не клюнет.

А теперь давайте поиграем в «шпионский детектив». Даю вам самую привлекательную роль: вы – шпион-провокатор. Вы засланы «нашими» во вражескую страну с особым заданием: распространять в среде противника дезинформационные слухи и с их помощью вербовать на свою сторону людей. Вы должны сочинить нечто, что на шпионском жаргоне называется «легенда». Конечно, вы понимаете, что ваша «легенда» – ложь, но если вы не хотите провала операции, ваша ложь должна быть прежде всего правдоподобна, и более того, яркая, экспрессивная, поражающая воображение. Поэтому для ее создания вы, естественно, будете использовать как реальные факты, так и вымысел, и, может быть, даже обратитесь к прототипам из художественной литературы. И что у вас получится? – Фактическая ложь, но с абстрактной и художественно-реалистической точки зрения – правда. Поэтому-то наши «Протоколы» в свое время и стяжали себе такой грандиозный успех, что содержат в себе реализм, и называть их «бесталанным подлогом», как это делают Делевский и иже с ними, я бы воздержался.

С юридической же точки зрения обвинять в чем-либо «Протоколы» как ответчика за то, что-де они на свете существуют и вызывают интерес у читателей, вообще полный абсурд и противоречит всяким правовым нормам. Предположим, кто-то напишет протокол заседания шайки воров, где разрабатывается план ограбления банка. Этот «документ» попадает в руки полиции, не зная его истинного происхождения, естественно, у нее может возникнуть подозрение о тайном действии преступной организации. На то она и полиция, чтобы ко всему и вся относиться с презумпции виновности, быть начеку. Но пока банда не обнаружена, кто на основании анонимного документа, без подписи и печати может предъявить иск и к кому? Но, если идиотам приходит в голову на основании «Протоколов» предъявлять иск к своему соседу-еврею, то ведь на то они и идиоты, им же закон не писан. Почему идиотским проблемам должны посвящаться судебные заседания? Каждому нормальному человеку ясно, что такой «документ» как «Протоколы», по сути дела, не представляет никакой партии, ни общественной организации, ибо всякая организация – тайная, не тайная, чей Устав не зарегистрирован в МВД того или иного государства, есть неформальное сборище и всякий ее «официальный» документ есть не более как филькина грамота. Но как документ эпохи «Протоколы», так же как и «Mein Kampf», и «Краткий курс истории ВКП(б)» останутся в истории навсегда, а из истории, как и из песни слов не выкинешь. По словам Олега Платонова: «За столетие Сионские протоколы были изданы сотни раз почти на всех языках мира. По объему массовых тиражей они уступают только Библии и сочинениям В.И. Ленина, став одной из самых читаемых книг XX века» («Загадка Сионских протоколов»). Я не понимаю, почему большинство евреев так болезненно воспринимают существование этой книжки и оправдываться, как будто «на воре шапка горит»? Причем в своих оправданиях переходят всякую разумную меру: «Протоколы» – фальшивка, плагиат и вообще мы к ним никакого отношения не имеем. Это чем-то напоминает известный анекдот:

– Абрам, ты брал у меня целый таз, а вернул его с дыркой.

Во-первых, я брал у тебя таз с дыркой. Во-вторых, я отдал тебе таз без дырки. А в-третьих, никакого таза я у тебя не брал!

Доказательства непричастности евреев к «Протоколам», столь упорно муссируемые Коном и иже с ними, напоминают мне «расследования» Хаима Коэна непричастности евреев к распятию Иисуса, о котором я писал в VI части «Пятого Евангелия». Я заметил тогда, что Коэн играет роль адвоката, которого никто не нанимал, ибо тех евреев, которые в суде над Иисусом выступают на Его стороне, и так никто ни в чем не обвиняет, а те, которые против, кто готовы распять Христа и сегодня, – не нуждаются в адвокате. Хотелось бы знать, что бы изменилось в пользу тех, кто считает «Протоколы» «подлинными», если бы удалось доказать, что существует какая-то неформальная масонская – не масонская организация подонков, стряпающая в своей среде подобные бредовые документы? Каким образом можно установит связь с этой жалкой подпольной группкой авторитетных сионистских деятелей и других видных политиков, действующих вполне открыто и официально? Предположим даже, что в глубине души, кое-кто из них симпатизирует сей маниакальной программе (хотя намного более вероятно, что ей симпатизируют как раз те, кто пытается доказать ее «подлинность»), признайся он в таких симпатиях в любом приличном обществе, даже в чисто еврейском, никакие бы его связи и деньги не сохранили бы его реноме и политическую карьеру.

Тем не менее, для нас очевидно, что «Протоколы» написаны не еврейской рукой, более того, их следы ведут прямо в Россию, в глубину ее классовых противоречий, к еврейскому вопросу имеющими весьма отдаленное отношение. Почему мы исключаем, что автор «Протоколов» еврей? Давайте оставим мудреные доводы Кона и Бурцева и попробуем провести свой небольшой независимый анализ.

Да, возможно, конечно, что появится на белом свете какой-нибудь маньяк, вроде соловьевского Антихриста, который пожелает подчинить себе мир и осуществить нечто подобное тому, что описано в «Протоколах», можно допустить, что этот маньяк и его единомышленники по стечению обстоятельств окажутся и еврейской национальности (далее мы объясним, что для настоящего текста «Протоколов» даже такое предположение исключается), но тогда этим заговорщикам придется объявить себя создателями новой  религии и отречься от всякой связи, как с иудаизмом, так и с еврейством. Каждый еретик пытается обосновать легитимность своей ереси аллюзиями на религию-предшественницу или на какое-нибудь общепризнанное базовое учение. Как вы знаете, и у марксизма есть свои «три источника», даже отпетый циник и нигилист Гитлер в основополагающих принципах доктрины апеллировал и к религии, и к культурным традициям, и спекулировал на понятиях «высшей справедливости», например, в «Майн Кампф» он писал: «Ныне я уверен, что действую вполне в духе творца  всемогущего:  борясь  за  уничтожение  еврейства,  я борюсь за дело божие»; «Перед богом мы будем  чисты  потому,  что люди,  как  известно,  вообще  рождаются  на земле с тем, чтобы бороться за хлеб насущный, и их позиция в мире определяется  не тем,  что кто-либо им что бы то ни было подарит, а тем, что они сумеют отвоевать своим собственным мужеством и своим собственным умом»; «Мы совершенно спокойно относимся  к  приговору, который вынесут  нам судьи нынешнего государства. Недалеко время, когда история, эта  богиня  высшей  справедливости и действительной правды, с улыбкой разорвет ваш приговор и будет считать нас целиком и полностью оправданными». В «Протоколах» же мы ничего подобного не видим, один голый, отрицающий как Бога, так и справедливость, цинизм.

Допустим, что эту программу писал еврей-еретик, тогда возникает вопрос: кому она адресовалась? Надо думать, что евреям, причем узкому кругу посвященных евреев. Однако создается впечатление, что адресат «Протоколов» вообще не евреи, уж слишком там все подробно растолковывается, разъясняются элементарные принципы взаимоотношений евреев с евреями и с гоями, которые, казалось бы, каждый рядовой еврей должен бы усвоить с молоком матери. Эти отношения настолько четко и ясно регламентированы Галахой, что практически исключается их какое бы то ни было вольное толкование даже самими «Сионскими мудрецами». В этом смысле «Протоколы», хотя бы и в виде перевода, написаны не на еврейском языке – ни одной цитаты из Талмуда, ни одной ссылки на Священное Писание, на прецеденты еврейской истории! В каком хедере или ешиве учился сей «мудрец»? Надо думать, что у евреев, тем более для заговора, нашлась бы своя символика, основанная на эзоповом языке Талмуда, понятным всем, кто хаживает иногда в синагоги. Напротив, «мудрецы» говорят простым примитивным языком с однозначными лозунгами, например, написано: «Наше право – в силе» (1-й протокол), или: «Истинная сила не поступается никаким правом, даже Божественным: никто не смеет приступить к ней, чтобы отнять у нее хотя бы пядь ее мощи» (22-й протокол) – ха-ха, ну разве напишет так еврей, даже самый прожженый негодяй и лицемер всегда скажет: «Наше право от Бога»; далее: «Было время, правила вера» (у гоев в «золотые времена»), …«При такой вере народ был бы управляем опекой приходов и шел бы смиренно и кротко под рукой своего духовного пастыря, повинуясь Божьему распределению на земле. Вот почему нам необходимо подорвать веру, вырвать из уст гоев самый принцип Божества и Духа и заменить все арифметическими расчетами и материальными потребностями», – это еврей будет с такой уважительной ностальгией отзываться о христианской религии! а сравнение святого народа Божиего с каким-то «Символическим Змием» (3-й протокол) или с волками: «Гои – баранье стадо, а мы для них волки» (11-й протокол). Настоящие евреи никогда бы не простили  подобной ереси, скажи такое даже сам Ришон ле-Цион, Любавический ребе или Виленский гаон, не простили бы и подстрекательства на убийство, разврат, соучастие в гойских вакханалиях: «…наши женщины в местах гоевских увеселений. К числу этих последних я причисляю и так называемых "дам из общества", добровольных последовательниц их по разврату и роскоши» (1-й протокол), ибо по Галахе, сии «средства» не оправдываются никакими святыми целями. Не приняли бы евреи и глумление над бедняками и рядовыми тружениками, даже гойскими, чем постоянно бравирует автор программы, потому для нас очевидно, что единственная цель подобных «перлов» вызвать возмущение не слишком проницательных читателей.

С другой стороны, заметьте, что «Сионские мудрецы» практически не упоминают о преступлениях гоев по отношению к евреям, сказали уж хотя бы о еврейском вопросе или об антисемитизме, о чем евреи говорят постоянно. Получается, что с их точки зрения, все гои вполне хорошие ребята, глуповатые, правда, немножко, но никакой опасности для евреев не представляющие, даже наоборот, народный антисемитизм заговорщики умело используют в своих целях: «…их антисемитизм нам нужен для управления нашими меньшими братьями» (9-й протокол). Истина, однако, в том, что так думать об антисемитах может лишь сам антисемит и больше никто.

Исходя из этого, мы можем заключить, что сей гротеск предназначался для публики, которая близко не знает ни евреев, ни иудаизм, только такого рода читатели могут поверить, что сия ересь может исходить из природы иудаизма.

Значит, «Протоколы» писались не евреями, но тогда кем и с какой целью? К гойским корням протоколов приведет нас также элементарный классовый анализ, если мы поставим простой вопрос: против кого написано это сочинение? И тогда мы увидим, что собственно еврейский вопрос стоит в протоколах на последнем месте, ясно, что их цель прежде всего дискредитировать революционно-демократическое движение, набиравшее в то время силу в России и в Западной Европе. Если взглянуть на «Протоколы» как на антиидею и перевести негатив в позитив, то нетрудно определить, интересы какого класса защищает сей памфлет. Однако не следует думать, что главная цель этого сочинения – оклеветать евреев. Цель – запугать народ и дискредитировать в глазах обывателей прогрессивную национальную, отчасти, может быть, и еврейскую, интеллигенцию и все те силы, которые посягают на власть попов, национальных помещиков и чиновничества, но собственно еврейский вопрос играет здесь второстепенную роль. Он несет на себе как бы функцию сказки про Бармалея, которой иногда родители пугают непослушных детей, сами же не придают ей при том серьезного значения. В иных случаях в низкокультурной среде в России своих детей пугали цыганами или евреями, а в Израиле роль Бармалея постоянно играет араб, но и здесь ясно, что спор идет не между народами, а между родителями и детьми.

Более того, по нашему мнению, следы «Протоколов» ведут не во Францию, как полагают некоторые исследователи, и ни в какую-либо иную европейскую страну, а прямым путем в Россию. Так, например, в третьем протоколе говорится, что народ, по провокационному внушению евреев, питает «вражду ко всем сословиям, которые он считает выше себя, ибо не понимает значения каждого сословия». Спор о значении сословий был актуален в то время только для России, ибо после Французской революции, формально сословная проблема в Европе уже не стояла на повестке дня. Далее, о российском авторстве свидетельствуют и частые выпады против науки и ученых: «…обратите внимание на подстроенные нами успехи дарвинизма, марксизма, ницшетизма. Растлевающее значение для гоевских умов этих направлений нам-то, по крайней мере, должно быть очевидно». Всем известно, что европейская наука начиная от Аристотеля, вплоть до новейшего времени развивалась без какого-либо участия евреев, хотя попы испокон веков ненавидели ученых, но из второго протокола оказывается, что всю науку европейцам внушили евреи для их морального разложения. Однако европейцы после ряда конфузов с Коперником и Джорджано Бруно давно уже оставили ученых в покое и теории Дарвина, Ницше и Маркса принимали относительно спокойно. Так же и ученая интеллигенция в плане общественного порядка на Западе была достаточно консервативна (особенно Ницше). Другое дело в России, теории Ницше рождали Раскольниковых, все студенчество было сплошь радикально и атеистично. Не создав ни одной теории в науке, они повторяли как попугаи непонятные им идеи, принесенные с Запада. Эта чисто российская проблема и нашла свое отражение в «Протоколах»: «Интеллигенты гоев будут кичиться знаниями и, без логической их проверки, приведут в действие все почерпнутые из науки сведения, скомбинированные нашими агентами с целью воспитания умов в нужном для нас направлении». Если бы «Протоколы» писал какой-нибудь реакционер на Западе, его бы «мудрецы» внедряли бы «ядовитые идеи» несколько иного плана. Это была бы, вероятно, восточная философия, индийская, персидская, китайская мистика, прельстившая такие умы, как Ницше и Шопенгауэр, а также русские мессианские идеи: идеализм Толстого и Достоевского, подрывавшие трезвый материалистический взгляд на мир буржуазного общества. Встречаем мы в «Протоколах» и типичную для России проблему отцов и детей: «…молодежь их одурела от классицизма и раннего разврата, на который ее подбивала наша агентура – гувернеры, лакеи, гувернантки – в богатых домах, приказчики и проч.». О специфичности этой проблемы для России писал в «Вехах» А. С. Изгоев в статье «Об интеллигентной молодежи»: «Огромное большинство наших детей вступает в университет уже растленными. Кто из нас не знает, что в старших классах гимназий уже редко найдешь мальчика, не познакомившегося либо с публичным домом, либо с горничной. Мы так привыкли к этому факту, что перестаем даже сознавать весь ужас такого положения, при котором дети не знают детства и не только истощают свои силы, но и губят в ранней молодости свою душу, отравляют воображение, искажают разум. Не говорю об Англии и Германии, где, по общим признаниям, половая жизнь детей культурных классов течет нормально и где развращение прислугой детей представляет не обычное, как у нас, но исключительное явление. Даже во Франции, с именем которой у нас соединилось представление о всяких половых излишествах, даже там, в этой стране южного солнца и фривольной литературы, в культурных семьях нет такого огромного количества половых скороспелок, как в северной, холодной России...».

Совершенно очевидна негативная позиция сочинителя к протестантизму, как к наиболее прогрессивному виду христианства, и наоборот, просматривается симпатия ко всему реакционному, фундаменталистскому, в особенности к русскому православию. Так, в 15-м протоколе, протестантизм однозначно определяется как изобретение «сионских мудрецов»: «В гоевских обществах, в которых мы посеяли такие глубокие корни разлада и протестантизма…, и далее: «Главное дело для незыблемости правления укрепление ореола могущества, а ореол этот достигается только величественной непоколебимостью власти, которая носила бы на себе признаки неприкосновенности от мистических причин - от Божьего избрания. Таково было до последнего времени русское Самодержавие – единственный в мире серьезный враг наш, если не считать Папства». Можно также исключить всякое предположение, чтобы католик был таким приверженцем русского самодержавия.

Политические позиции «Протоколов» также отражают российские проблемы. Автор-пародист ищет аргументы в пользу защиты дискредитировавшей себя идеи «спасительного для гоев Самодержавия»: «Еще в древние времена мы среди народа крикнули слова "свобода, равенство, братство", слова, столь много раз повторенные с тех пор бессознательными попугаями, отовсюду налетевшими на эти приманки, с которыми они унесли благосостояние мира, истинную свободу личности, прежде так огражденную от давления толпы. Якобы умные, интеллигентные гои не разобрались в отвлеченности произнесенных слов, не заметили противоречия их значения и соответствия их между собою, не увидели, что в природе нет равенства, не может быть свободы, что сама природа установила неравенство умов, характеров и способностей». Этим тезисом выражено скептическое отношение автора к демократическим химерам, философски обоснованное аналогией с природой, но он забывает упомянуть, что в природе также очень много чего нет, ни прав, ни обязанностей, ни долга, ни суда, нет в том числе и столь почитаемого им этатизма, ведь что такое монархия и родовая аристократия, как не отрицание свободной борьбы индивидуумов за первенство? Это, по-моему, еще один аргумент в пользу российского происхождения «протоколов», ибо где еще могли носиться с идеей самодержавия, как не в России такие как Пуришкевич и иже с ними? В Европе к этому времени идея монархии полностью изжила себя даже в наиболее правых националистических кругах. Вот что, например, об этом писал Гитлер: «Если  бы институт  монархии  всецело зависел только от личности монарха, тогда  монархический  режим  пришлось  бы  считать  худшим   из мыслимых  режимов.  Ибо надо открыто признать, что лишь в очень редких  случаях  монархи  являются  действительно   выдающимися мудрецами   и  образцами  сильных  характеров.  Сколько  бы  ни пытались представлять дело так,  что  все  до  единого  монархи являются  выдающимися  личностями,  этому  поверить невозможно. Этому поверят быть может только  профессиональные  льстецы,  но люди  честные,  т.  е.  люди наиболее ценные для государства, с негодованием отвергнут такую версию. Для людей честных  история остается  историей,  а  правда – правдой, даже и в тех случаях, когда дело  идет  о  монархах.  Нет,  сочетание  в  одном  лице великого монарха и великого человека бывает в истории настолько редко,  что  народы  должны  считать себя уже счастливыми, если снисходительная судьба  посылает  им  монарха  хотя  бы  только средних   личных  качеств» [2]. Очень мало вероятно, что прагматичные и расчетливые евреи могли грезить монархическими иллюзиями, разве что некоторые фанатики из Хабада, и то только в наши дни.

Об аналогиях «Протоколам» в русской литературе хорошее исследование сделал Савелий Дудаков в своей книге-диссертации «История одного мифа». И в главном у нас нет никаких причин с ним не соглашаться. Он воюет против дракона шовинизма в его видах: пангерманизма, панславизма, панарабизма. Единственный упрек, который мы можем ему сделать – это то, что на этом фоне он не видит растущий еврейский шовинизм, его консолидацию с наиболее реакционными национал-патриотическими движениями России и даже исламских стран. Против кого и за кого, в итоге, воевали? Да, победивший дракона нередко занимает его место.

Но почему же тогда так реалистично, со знанием дела, описывают «Протоколы» заговор? Да потому, что они и в самом деле написаны «от первого лица», только эти заговорщики не евреи, а российские нацисты, также вынашивавшие планы порабощения своего народа. Это отмечает в своей книге «Протоколы Сионских мудрецов (История одного подлога)» Ю. Делевский: ««Протоколы» рисуют сионских мудрецов, как искренних поборников определенного идеала, для воплощения в жизнь которого они не останавливаются ни перед какими мерами самого преступного и чудовищного макиавеллизма. Но оказывается, что их идеал в известной степени лишь копия того, что установлено в самодержавных монархиях, в полицейских государствах, в странах, где править цезаризм и бонапартизм». Говорят, что первым кричит «Держи вора!» сам вор. Тот класс, кто разыгрывал фальшивую карту «Протоколов», имел в своей колоде и подлинник, чьи козырные амбиции нередко выступали наружу. Представители этого класса присваивают себе эксклюзивное право формировать народ – инертную массу – по своим собственным планам и соображениям. Такова, например, книга И. А. Родионова, написанная в 1912 году, «Решение еврейского вопроса» – антисемитская по форме, но русофобская по содержанию, во всяком случае, по критериям Шафаревича [3]. Книга содержит и по приведенным фактам, и по субъективным оценкам автора весьма негативный портрет русского народа, как наиболее жалкого и ни на что не способного из всех народов мира. У этого заштатного монархиста, судя по всему, нет интеллекта как у Дюринга или как у Форда, но зато в искренности ему не откажешь. И вот, что он пишет: «…единственный культурно-консервативный элемент в деревне – землевладельцы; их усадьбы являлись культурными очагами невежественного народа. С исчезновением этих элементов, с погашением этих очагов останется одна темная народная масса. Кому в руки она попадет? Земским врачам, фельдшерам и акушеркам, в большинстве еврейского происхождения, революционным народным учителям, кулакам-евреям, расползшимся после 1905 г. по всем городам России, третьему земскому элементу, полуобразованному, завистливому и сплошь революционному». Кто самый ненавистный враг Родионова и его «народа», может разъяснить следующая цитата: «Исступленные вопли нашей интеллигенции – этого блудного сына родины, что будто бы подъем народного образования и осуществление всевозможных «свобод» явится панацеей от всех бед и пороков – сущая ложь, напетая евреями для погибели России». – Ну кто-нибудь после этого может утверждать, что еврейский вопрос не есть вопрос классовый? И далее: «Разум народа – его верхние классы, дисциплинирующая воля и руководящий мозг – его правительство. Эти два элемента, и особенно последний, являются скульпторами, мастерами народной жизни». Сравните (Протокол №1): «…толпа – сила слепая, что выскочки, избранные из нее для управления, в отношении политики такие же слепцы, как и она сама, что посвященный, будь он даже гений, ничего не поймет в политике – все это гоями было упущено из виду; а между тем на этом зиждилось династическое правление: отец передавал сыну знание хода политических дел, так, чтобы никто его не ведал, кроме членов династии, и не мог бы выдать его тайны управляемому народу». А лозунг: «Партия – ум, честь и совесть народа» не забыли? Не с того же ли поля ягода?  – Вот и судите, чей у кого здесь плагиат.

Впрочем, кастовые предрассудки российского дворянства и советской номенклатуры во многом сродни еврейским.

Сам Бурцев свидетельствует: «Разве апология шпионства и доноса не напоминает реабилитации политически-сыскных дел мастерства российскими теоретиками реакции? Идея приравнения политических преступлений к уголовным, формулированная как проект для ведения борьбы с крамолою при царе иудейском, давно была осуществлена в царской России при Дурново, в царствование Александра III («Протокол»  № 19).  «Обезврежение университетов», проектируемое в «Протоколах», лишение их автономии, проект превращения профессоров в послушных начальству чиновников, система обезличения студенчества и изменение программы преподавания — все это было осуществлено в царской России после отмены университетского устава либерального периода 60-х годов («Протокол» № 16). Те меры обуздания или же развращения прессы, которые так усердно предлагаются в «Протоколах» (№ 12), в виде цензурного контроля, залогов, штрафов, закрытия органов печати и пр., практиковались самым беспощадным образом в самодержавной России». У этих господ «правых» есть общий родовой порок «обличать» своих собратьев из другого лагеря в тех самых грехах, в каких и сами погрязли. Так израильские «правые» громче всех кричат, когда где-то в европейской стране поднимает голову национализм, тут же приклеивая на него ярлык неонацизма, но свой национализм называют «нормальным». Израиль для евреев – это нормально, Франция для французов – это неонацизм. Только некоторые из них находят в себе смелость прямо заявить, как это сделал один из участников форума на эту тему: «Израиль спасет еврейский фашизм». Не честнее ли так же сказать: идеи «Сионских протоколов» мы, в основном, разделяем, хотя мы их и не писали; «Протоколы» против демократии – и мы тоже, Сионские мудрецы против интеллигенции – и мы; проповедуют деспотизм – одобряем, провозглашают еврейскую исключительность и расизм – на том стоим и не можем иначе. В «Протоколах» выражена квинтэссенция «житейского мировоззрения» обывателя, которое обычно не декларируется им в политических программах или философских трактатах, что не мешает ему твердо придерживаться своих убеждений и руководствоваться ими в практической жизни.

Святые традиции интеллегентофобии сохранили и современные «национальные мудрецы». В их критике «мудрецов Сионских» имеются не столько возражения последним, сколько идейный консонанс с ними и диссонанс со всяким здравым смыслом и историческими фактами. Если антисемиты говорят, что «Протоколы», безразлично, написаны они самими евреями или нет, являются их подлинным «Кредо», духом «международного еврейства», из чего делают вывод о преступности сионизма и всякого еврея, не имеющего никакого отношения к иудонацизму, то мы утверждаем, что «Протоколы» являются символом веры «международной черни» и прочих деклассированных элементов, какой бы национальности они ни были, в их стремлении уничтожить гражданские права, политические свободы, задушить интеллигенцию и всякую свободную мысль. «Протоколы» – манифест заговорщиков против всех народов, против всего человечества, конечно же, включая сюда и евреев.

Во многом даже «Протоколы» не лишены пророческой прозорливости. Так, в 13-м протоколе отчетливо вырисовывается картина наших дней, ибо в те времена к таким способам оболванивания трудящихся правящие классы не прибегали: «Чтобы они сами до чего-нибудь не додумались, мы их еще отвлекаем увеселениями, играми, забавами, страстями, народными домами... Скоро мы станем через прессу предлагать конкурсные состязания в искусстве, спорте всех видов: эти интересы отвлекут окончательно умы от вопросов, на которых нам пришлось бы с ними бороться». Спорт, попмузыка, телесериалы в наше время стало заменителем религии в культовом смысле слова, (истинная религия, как форма само- и Богопознания никогда не была, и вряд ли будет всеобщим увлечением), никто их народу не навязывает, просто его прежняя патриархальная вера постепенно начинает изживать себя. Во всяком случае, посмотреть футбольный матч, ничуть не хуже, чем послушать идиотскую поповскую проповедь, разве что в первом меньше лжи и футбол не посягает на свободу вашего мышления. Конечно, кое-кому предпочтительней, чтобы массы больше следили за турнирными таблицами, нежели за дебатами в Кнессете. Мне, правда, не понятно, какой у нормального человека может быть интерес в том, чтобы одна команда выиграла, а другая проиграла, если он, конечно, не делает ставку, как на скачках. Но кому что важно, кому победа «Бейтар Йерушалаим», а кому – Эхуда Барака. Странно только слышать, как те, кто равнодушен к политике, кому безразлична его собственная судьба и судьба его детей, в случае тех или иных осложнений в стране начинают во всем винить лидеров, забывая о том, где они были, когда избирались последние, но пора бы понять, что за промахи власть имущих так или иначе всегда отвечает «маленький человек».

Полный захват власти, средств массовой информации, монополия в торговле – неужели эти химеры преследуются только «сионскими мудрецами», разве не осуществляли то же самое Гитлер и Сталин, а сейчас стремятся национал-патриоты всех мастей. Кстати, последним сейчас грех жаловаться на засилье либерал-демократической «антинародной» космополитической пропаганды. Их сайтами забит интернет, их книги и прочая печатная продукция свободно продаются в книжных магазинах уже и в самом Израиле. Другое  дело, что они не способны пользоваться свободой слова и не умеют вести политический диалог со своими идейными оппонентами. Все, что не попадает в струю национал-патриотизма, подпадает под клеймо «Сионистских провокаций», «грубой психологической обработки масс», «грязной пропаганды», «карканья воронья» и т. п. Некий «неопатриот» Георгий Себов в своей книге «Финал Катастрофы» даже резюмировал всю свою пустую демагогию такими  словами: «…носителей этой идеологии (тех, кто публиковался в журнале «Огонек» С. Б.) надо и определять в соответствующие места; а не предоставлять им возможность в печати всенародно изливать грязь своей души». Напрасно потратите время, если будете искать в сей брошюре хоть какие-нибудь возражения Себова своим оппонентам по существу  или хотя бы одно логическое опровержение – не найдете, зато кругом крепкие броские эпитеты, проклятия и угрозы, даже нельзя понять, на каком основании и кто именно должен «определять в соответствующие места» «носителей чуждой Себову идеологии». И таких «себовых» в России, как впрочем, и в Израиле, сейчас легион. Вот Олег Платонов в своем историческом цикле книг «Терновый венец России», в работе «Загадка Сионских протоколов» пишет: «Самая страшная трагедия в истории любого народа – это когда он становится заложником богоборческой, античеловеческой системы взглядов, превращается в тупое орудие претворения их в жизнь». – Всякая система взглядов страшна только тогда, когда она претендует на монополию, когда табуируются все иные взгляды, отличные от официально принятого, когда уже не с чем сравнивать, невозможно отличить правду от лжи, добра от зла, гениальных прозрений от пошлой тупости, что и превращает толпу в «тупое орудие». Не надо бояться за народ, он в конце концов сам выберет, что хорошо, что плохо, уж по крайней мере «заложником» зла он по доброй воле никогда не станет, поэтому богоборческой нужно считать всякую систему, которая посягает на свободу слова, на свободу сомневаться, даже, если хотите, на свободу быть плохим. Но потрудитесь, господа патриоты, все-таки объяснить, где за всей этой словесной шелухой состав преступления? Вы хотите запретить свободу слова, пусть даже, предположим, слова ложного и ошибочного, вы не находите иных аргументов разоблачить неправду, кроме навешивания ярлыков? Вы сами учиняете правовой беспредел, а потом сетуете, на преступно действующих против вас «врагов». Против преступников есть Закон, который вы попираете, который призван защищать права человека, права свободы выражений, в том числе и свободу ваших высказываний. Есть у вас обвинения против конкретных «врагов-сионистов» – подайте иск в суд. Не нравятся законы – предложите новый законопроект. Но любой закон, какой бы он  ни был, будет равносилен как для вас самих, так и для ваших «врагов».

Хочу сказать несколько слов о научной «ценности» исследований весьма популярного ныне в России «ученого» Олега Анатольевича Платонова. Я не пожалел время и ознакомился с рядом его работ (их можно найти в библиотеке Мошкова, на сайте: http://tuad.nsk.ru/~history/Author/Russ/P/Platon/index.html и во многих других местах). Ничего полезного для себя я там не обнаружил. Часть информации основана на явных фальшивках, подлогах, апокрифах, домыслах, историческая достоверность которых, как ясно любому более-менее образованному человеку, равна нулю. О Талмуде наш исследователь судит по его извращенным интерпретациям, естественно, ни в одной еврейской общине не признаваемой: «Перейдем к непосредственному рассмотрению, пожалуй, самого страшного документа всемирной истории — основных законов Талмуда, собранных в Шулхан-арухе. Эти античеловеческие законы послужили причиной трагедии многих представителей еврейского народа, так как, по сути дела, превратили определенную его часть в неформальную преступную организацию, противостоящую по расовому признаку всему остальному человечеству». Ну и где же этот «страшный» первоисточник? – «Для полноты и точности картины и последующего анализа этих законов приведем их в двух переводах — обобщенном (а иногда и просто в пересказе) Бримана (Юстуса) и дословном доктора К. Эккера, который исправляет некоторые неточности перевода Бримана. В целом оба эти варианта дополняют друг друга и дают представление об иудейско-талмудической идеологии». Но как мы можем доверять сему «источнику», если сам Платонов признается: «Содержание Шулхан-аруха практически не было известно христианам вплоть до конца XIX века. Только в 1883 году в журнале "Вестфальский Меркурий" было опубликовано исследование крещеного еврея Бримана, выступившего под псевдонимом Юстус, в котором впервые для широкой публики были переведены на немецкий язык 100 самых характерных законов Талмуда. Со стороны иудейских организаций делалась попытка дискредитировать это исследование, обвинив автора и редактора журнала в подлоге». Видимо «академическое образование» нашего «ученого» недостаточно, чтобы самому прочитать и проанализировать «Шульхан арух», хотя в сокращенном варианте «Кицур Шулхан Арух» издан в Израиле и на русском языке в переводе Йегуды Векслера уже в 1994 году издательством «Шамир» (текст в интернете можно найти здесь: http://www.moshiachinrussian.com/ShulchanAruch/index.htm), поэтому ничего не остается, как пользоваться сплетнями из уст юстусов и эккеров и прочих «специалистов». Даже правильную транскрипцию названий трактатов и другой еврейской терминологии наш грамотей не удосужился откорректировать. Да, в Талмуде много довольно-таки изуверских мест, и о них нужно говорить с ортодоксальными евреями, но не в такой же грязной форме. Прочая же информация и вовсе взята «с потолка» или «высосана из пальца». Так, например, хотелось бы знать, из каких источников почерпнул наш историк сведения о неких ессеях, живших у некоего Чермного моря и исповедующих Христа? Есть у меня и много других вопросов, но сейчас не место их разбирать.