ЕВРЕЙСКИЙ ВОПРОС – ВЗГЛЯД ОЧЕВИДЦА ИЗНУТРИ.

ЧТО ТАКОЕ СИОНИЗМ.

В одном месте своей статьи «Русофобия: десять лет спустя» Шафаревич процитировал интересный лозунг против московских писателей-демократов: «Сионисты, убирай­тесь в Израиль!», считая весь инцидент в ЦДЛ невинной и справедливой акцией протеста «Большого Народа», он тем не менее отмечает абсурдность сей формулировки: «бессмыслица: сионисты – это как раз те, кто едет в Израиль», – резюмирует он. Да, конечно, сказать так настоящим сионистам все равно, что сказать, что: «Заключенные, мечтающие о побеге, убирайтесь на свободу ко всем чертям». Однако погромщики, судя по всему, обвиняли писателей в чем угодно, только не в намерении уехать в Израиль, поэтому, в настоящем контексте мы никакой бессмыслицы не видим, просто Шафаревич говорит со своим народом на разных языках. Я здесь просматриваю железную и последовательную логику: «Сионисты» есть синоним врагов народа, по крайней мере «Большого Народа». Прогрессивные писатели создают культуру, разрушающую закостенелые тоталитарные устои, с которыми идентифицирует толпа свой народный дух, в ее глазах новая, непонятная ей культура – посягательство на национальные идеалы и ценности. Нам же все-таки интересно, почему именно сионизм, а не, скажем, либеральный космополитизм (что было бы несколько ближе к истине), стал объектом переноса народного озлобления, что понимает «Большой Народ» под словом «сионизм», почему и откуда в его сознании закрепилось столь своеобразное значение этого слова? Можно, конечно, сказать об аналогии с пресловутыми «сионскими мудрецами», заговор которых, якобы угрожает России. Но это не совсем так. «Протоколы сионских мудрецов» не были известны широкой советской публике, но зато в ее сознании закрепилось пропагандистское клише коммунистических времен о сионистах как об антикоммунистах, врагах советского государства и революционной борьбы пролетариата. Одним словом, сионисты – это «плохие» евреи, «не наши», в отличие от хороших «наших», и таким образом, борьба с первыми, вроде бы, не имеет ничего общего с антисемитизмом.

На самом же деле наши «антисионисты» скорее подлинные антисемиты, нежели антисионисты, ибо под сионизмом они понимают все что угодно, только не то, чем сионизм является в действительности. Вот так, например, определяется сионизм в книге А. Шабанова, К. Соколова, К. Сивкова «Духовная борьба»: «Сионизм представляет собой особую идею развития общества, которая не предполагает наличия в полном смысле независимых государств вообще, а создание глобальной структуры управления Человечеством, подчиненной, контролируемой сионистскими структурами. Цель сионизма – создание глобальной клановой системы управления населением, всем Человечеством». Если же и есть в наше время антисионисты, то к ним можно отнести тех евреев, которые вместо укрепления государства Израиль, укрепляют свои «клановые структуры» в других странах и даже в том же Израиле, в чистом виде такой антисионизм культивируется движением Натурей Карта, отчасти Хабадом и некоторыми другими представителями ортодоксального иудаизма, но именно Россия пока еще с ними почти не сталкивалась. Иными словами, цель сионистов – собирание евреев в государстве Израиль, цель антисионистов – рассеяние среди других народов, похоже, кое-кто из российских идеологов поменял эти понятия местами и в таком перепутанном виде они закрепились в массовом российском сознании.

В подтверждении распространенности такой точки зрения можно сослаться на «ученые» работы еще одних (подобных Олегу Платонову и иже с ними) российских псевдоисториков – А. Свешникова и Д. Сухорукова, в книге которых «Сионизм» можно обнаружить, например, вот такие «перлы»: «История еврейского   народа   показывает,   что   рассеяние  евреев  по  чужим государствам происходило и происходит отнюдь  не  в  силу  каких  либо внешних  причин,  а  является  следствием  биологических  особенностей еврейского племени. (Понятно, сионисты – это те, кому внутренне присуще стремление бежать как можно дальше от Эрец Исраэль С. Б.). <…> Хазарский каганат, существовавший  на  юго-восточных  границах  Руси,  был  иудейским  по религиозному составу и вел по отношению  к  Руси  обычную  сионистскую политику (Оказывается, что сионисты и к евреям не имеют никакого отношения С. Б.). <…> Борис Годунов,  организовавший тихо, стоя за спиной (как всегда у них) перебитие бояр и захвативший благодаря этому, власть был сионистом» (Ну теперь все ясно, сионист – это просто враг русского народа С. Б.). Что верно, то верно: у «сиониста» Бориса Годунова не было в планах репатриироваться в Израиль. Конечно, подобный бред не мог появиться в доперестроичную эпоху, но отрицательное пропагандистское клише «сионисты» родилось именно в брежневскую эпоху.

Что же подразумевалось официальными советскими идеологами под этим словом? Интересна в этом отношении брошюра Юрия Иванова «Осторожно: сионизм! Очерки по идеологии, организации и практике сионизма», выпущенная Издательствм политической литературы в Москве в 1971 году.

Сионизм, как его трактуют сами сионисты, по мнению Иванова, есть миф, камуфляж, но его-де исследовательская задача описать и разоблачить сионизм подлинный, каким он существует в действительности. Он пишет: «Внешне идеология сионизма как бы сводилась к учению о создании «еврейского государства». Ниже, в примечании, автор намекает, что, в принципе, не имеет ничего против этих открыто декларируемых сионистами идеалов: «Мы <…> решительно выступаем за право государства Израиль на существование…». Стало быть, по Иванову, истинный сионизм есть нечто совсем иное, чем стремление евреев к своему национальному очагу и строительство собственного государства. А вот что это такое из всей его мудреной работы так и остается неясным, кроме общего впечатления как о чем-то плохом и ужасном, противостоящем геополитическим интересам СССР и его официальным идеологическим доктринам. Во всяком случае, моему малопроницательному уму трудно уловить что-либо иное из таких, к примеру, определениях, как: «Современный сионизм – это идеология, разветвленная система организаций и политическая практика крупной еврейской буржуазии, сросшейся с монополистическими кругами США и других империалистических держав. Основным содержанием сионизма является воинствующий шовинизм и антикоммунизм» (стр. 4); или: «Сионизм – реакционная система взглядов и система реакционных организаций, обслуживающих империализм, т. е. явление классовое. И сионизм, как и вся мировая система империализма, действительно находится в состоянии глубокого кризиса».

Судя по всему, вся «вина» сионизма состояла в том, что его лидеры, в отличие от большинства лидеров полуварварских арабских стран, не стали марионетками Кремля и остались приверженцами западных демократических ценностей.

Правда, из последующего контекста выявляются более конкретные атрибуты ивановского «сионизма», суть которых не решение еврейского вопроса (во имя чего как бы и был создан сионизм), а наоборот, в стремлении к углублению раскола и отчужденности между евреями и другими народами. Автор достаточно аргументировано разоблачает пресловутые мифы, которыми любят промывать мозги обывателям право-сионистская пропаганда. Это: концепция извечной притягательности Палестины; концепция всемирной еврейской нации; концепция извечного антисемитизма; концепция расовой чистоты и генетического единства еврейства. Эту критику можно было бы назвать вполне трезвой, если бы она, в свою очередь, не служила средством промывания мозгов таким же обывателям, являясь частью пропагандистской компании советского идеологического аппарата против Запада и диссидентов-правозащитников в странах социализма. Поэтому, если Иванов видит в сионизме попытку раскола международного революционного движения, то для всякого демократа и интеллигента-космополита «правый» сионизм есть раскол демократического интернационализма в борьбе за глобальное объединение народов. Мы за национальные очаги, за национальные убежища, за культурную самобытность, мы уважаем патриотизм, но без шовинизма и нацизма.

На самом же деле ничего не может быть более абсурдного, чем обвинять «левого» сиониста в каком-либо заговоре или подрывной деятельности. Сионизм как раз осуществлял именно ту политику, которую испокон веков поддерживали коммунисты – политику национальной независимости и рабочей солидарности. Советская клика совершила самую настоящую классовую измену, предав подлинно демократический народный Израиль, в массе своей социалистически ориентированный, своим империалистическим интересам, разыгрывая крапленые карты крайне реакционных исламских тоталитарных режимов.

Конечно, нет ничего общего между характеристикой сионизма Иванова и того же Свешникова, однако между ними есть определенная психологическая зависимость. Так, в Послесловии к книге Нормана Кона «Благословение на геноцид» врач-психиатр Д. А. Черняховский пишет: «Тенденциозное освещение истории создания Израиля и арабо-израильского конфликта способствовало созданию неверного представления об исключительной агрессивности, жестокости и вероломстве населяющих Израиль евреев. Естественно, что такого рода представления должны были быть перенесены на советских евреев. Что касается антисионистской пропаганды, то объектом ее был не реальный сионист, то есть сторонник переселения евреев в Израиль, а мифологизированный член тайного еврейского сообщества, цель которого вносить смуту и разлад в жизнь других народов».

Нашлись даже теоретики лжесионизма, утверждающие, что-де сионисты планировали поначалу создать еврейское государство в России, так как там больше всего евреев. Вот уж чего не слышал – о России, был план у Герцля относительно Аргентины – это да, на Сионистском конгрессе говорили об Уганде – факт, но именно российские евреи настояли на Палестине. А почему российские? Да потому, что ни в одной другой стране, даже в антисемитской Германии, евреи так не стремились к эмиграции, как в России. Увы, не заслужила Россия чести быть желанной в глазах евреев, а мания преследования ее некоторых сынов происходит от комплекса неполноценности. Может быть, где-то в глубине души русские и мечтают, чтобы их кто-нибудь покорил и навел, наконец, порядок, но Россия непобедима как тот Неуловимый Джо, который неуловим и непобедим известно почему (потому что он, пардон, на фиг никому не нужен).

«Кащей Бессмертный говорит Бабе Яге: «Чего ты по ночам в своей избушке вопишь: «Насилуют! Насилуют!»? Кому ты, старая нужна?

– А что, уж и помечтать нельзя?».

Впрочем, извращенное толкование сионизма имеет место не только у советских официальных идеологов и у современных российских национал-патриотов. Встречаем мы его и у ряда западных авторов. Так, например, «Талмудический сионизм», о котором пишет Дуглас Рид в книге «Спор о Сионе», это настоящий нонсенс. Ведь здесь в Израиле каждый знает, что в устах талмудиста-ортодокса слово «сионист» - ругательство.

Коммунисты же всегда отрицали за евреями не только какие-либо специфические расовые особенности, но и не признавали их как нацию, а лишь как общее название для очень многих, разбросанных по всему свету народностей и этнических общин. И до определенного момента такая оценка абсолютно верна, но сионизм дал несколько иной ответ и коммунистам и нацистам и истории: «Ну и что с того? да, евреи как единая нация были рассеяны и потеряли культурную и этническую целостность, – как бы говорят они, – но мы их вновь соберем и сделаем из них новый Израиль – народ и нацию в полном смысле слова, объединенную своей страной, своим языком, своей судьбой», и такая нация – израильский народ – стала реальностью.

Является ли сионизм путем решения еврейского вопроса?

Возможно, я сейчас скажу несколько непопулярную и неприятную мысль, даже может быть и неправильную, но она не уходит из моей головы, поэтому лучше ее сказать и дать кому-нибудь повод меня опровергнуть (дай Бог, чтобы в данном случае я ошибался), нежели таить ее в себе. Однажды, наблюдая поведение учащихся ешив, я невольно сравнил их со школьниками-евреями, каких я знал по России. С виду, вроде бы, тот же генетический материал, хотя выражения лиц каких-то дегенератов, как будто детишки получили психическую травму: постоянная идиотская улыбочка и открытый рот. Впрочем, все они счастливы, ибо находятся в кругу себе подобных, такая улыбочка и тупой взгляд здесь ценятся, никто не высмеет открытый рот и текущие слюни.

Если в российских школах еврейский ребенок выделялся из общей массы своим умом, воспитанностью, то в израильских ешивах уже давно никто не выделяется, а если бы и выделялся, то никогда бы не избавился от насмешек и издевательств своих товарищей. И бесполезно было бы спрашивать эту толпу: чем вам не нравится этот мальчик, что вы хотите от него? – Ответа, кроме идиотского хихиканья, не услышите. Более того, я уверен, что с этими людьми исключен всякий диалог, ибо, чтобы ответить хотя бы на самый элементарный вопрос, нужно применить хоть какое-то усилие собственной мысли, но раввины этого допустить никак не могут. Если сегодня их ученики задумаются, чем им не нравится конкретный человек, то завтра они могут задать себе вопрос, почему они должны ненавидеть арабов, презирать гоев, какое, собственно, зло сделал им Иисус Христос. Тогда им в головы может прийти совершенно крамольная мысль, что нееврейский мир не так уж и плох, а в чем-то и во много раз лучше – это уже будет полная и окончательная катастрофа еврейства, а следовательно, и раввинского всевластия. Потому все и делается так, чтобы дети ничего не узнали о другом мире, чтобы у них не было никаких личных контактов с «другими», даже мальчиков с девочками. В результате происходит умственная деградация.

С другой стороны, когда нет за твоей спиной круговой поруки, нет стадного чувства, хочешь – не хочешь, а вынужден учиться, как себя вести, как разговаривать с иноверцами, с людьми иной ментальности и иного образа жизни. Именно такая ситуация и воспитала еврейский интеллект в диаспоре. Евреи испокон веков вызывали к себе разное отношение: кто-то их любил, кто-то не очень, но даже самые заклятые юдофобы всегда восхищались еврейским умом, более того, евреи всегда славились как хорошие дипломаты, умеющие когда надо войти в доверие и произвести приятное впечатление. Но вряд ли сейчас найдется такой юдофил, который скажет что-нибудь подобное о евреях израильских (сабрах), когда он их поближе узнает. (Само слово «сабра» [родившийся в Израиле], означает кактус [на иврите «цабр»] – аллегория колючего характера и дикого нрава).

Знаменитый еврейский ум – это не продукт особой высшей расы или харизмы Божественного благословения, это продукт галута, конвергенция множества культур в одном русле, аккумуляция энергии постоянной конкуренции и борьбы за существование. Галутный еврей знал как свою еврейскую культуру, так и культуру окружающего его народа, он мог сравнивать, а сравнивая, у него проявлялся интерес и к другим культурам. Эта широкая эрудированность, всеядность, полное отсутствие ксенофобии послужили поводом к преследованиям в сталинские времена как безродных космополитов. В ответ на эти абсурдные обвинения в космополитизме Григорий Померанц как-то написал: «Я не безродный космополит, я космополит многородный» (Философия идиота).

Теперь же, обретя свое государство, евреи постепенно теряют свою «многородность», ту общемировую духовную силу, которая питала их интеллекты. С другой стороны, у них не было достаточно долгого исторического срока для развития собственной национальной культуры. В течение всего двухтысячелетнего периода галута евреи практически не существовали как народ со своим внутренним делением на классы, социальным и культурным расслоением общества, с междоусобной борьбой различных сект и политических течений. Евреи зачастую сами представляли собой класс, живущий паразитически или в симбиозе внутри иных общественных организмов. Виноваты ли в этом евреи или нет, но такое положение лишало их собственных культурных корней, что, впрочем, их нисколько не беспокоило, пока идеалисты-сионисты рубежа XIX – XX веков под влиянием российских народнических идей, а также идей модных западных романтиков и немецких фелькиш не вздумали искусственно создавать специфическую еврейскую культуру. Вспомнили и о языке, но тут наткнулись на идиш, настолько к тому времени опошленный «естественной культурой» простонародья, что для еврейской интеллигенции даже упоминать о нем было то же самое, что для нас «ботать по фене». Герцль в своем «Еврейском государстве» даже написал такие слова: «Что же касается того жалкого и несчастного жаргона, которым мы теперь пользуемся; того проклятого языка, который мы приобрели, заключенные в наших смрадных гетто, то наши народные учителя, конечно, уже обратят все свое внимание и приложат все старания, чтобы изгнать его, а тем временем приобретет права гражданства и сделается главным языком тот, который мало по малу окажется самым полезным и общеупотребительным». Однако такого «общеупотребительного» не нашли и пришлось изобретать совершенно новый язык на основе древнееврейского, т. е. современный иврит. Но этот процесс оказался не столь простым и небезопасным для интеллектуального уровня народа, обреченного на сей смелый эксперимент. Ведь всякий язык проходит стадии развития параллельно с развитием культуры общества. Заставить народ говорить на языке двухтысячелетней давности, значит, заставить его мыслить категориями древнего рабовладельческого строя, что, впрочем, всегда мило сердцам приверженцев тоталитарных диктатур. За этот период не сформировалась ни классическая ивритская литература со своими традициями преемственности, ни система народных метафор и поговорок, а библейский язык, конечно, не соответствует духу нашего времени. Но эксперимент с ивритом, конечно, еще не закончился. Язык развивается, догоняет упущенное, но срок его существования пока еще слишком маленький (не более ста лет).

Поэтому в таких условиях, замкнувшись в собственной общинной скорлупе, евреи рискуют превратиться в племя дикарей, на том история этого народа и закончится. Интеллигенция и все наиболее одаренные умы будут постепенно это племя покидать, ассимилируясь с более цивилизованными народами (что сейчас фактически и происходит), а оставшиеся будут постепенно вырождаться духовно и генетически, пока не будут поглощены и превращены в гетто внутри какого-нибудь «дружественного» исламского государства. Не злую ли шутку разыграла история над евреями? Собраться в одном государстве, чтобы там выродиться и зачахнуть!

Впрочем, признаки вырождения проявляются не только на сабрах. Заметны они и на русских репатриантах. У среднего советского еврея всегда наблюдалась склонность приспосабливаться: быть «святее папы Римского», революционнее вождя народов, а если надо, то и стать впереди антисионистского движения «советских трудящихся». Здесь же они решили превзойти самих сабр в верноподданстве ко всей той дикости, которой отличаются израильские иудонацисты. Если почитать высказывания наших соотечественников и сообщинников на израильских форумах, особенно таких, как: «Мегафорум», «Глобус Израиля», «Иудея.Ру» и пр., то кажется, будто попал в совершенно иной, варварско-фашистский мир, которому неведомы ни принципы демократии, ни плюрализм мнений, ни элементарные права человека, где никогда не слышали ни о современной культуре, ни о науке.

Эти форумы – какое-то фашистское логово. Трудно поверить, что когда-то в Советском Союзе я ходил с этими людьми по одним улицам, может быть, даже учился в одних институтах. Конечно, у меня общее мнение о евреях совсем иное, я знаю, что это отребье их никоем образом не представляет, но так уж получилось, что Израиль аккумулирует у себя худшую часть нации. Той части, которая ищет легкой жизни, льгот и кормушек, привыкшей более получать, чем давать. Еврейство всего мира всячески помогает Израилю, практически содержит эту страну; только евреи выходцы из СССР рассматривают Израиль как свою личную «законную» кормушку. Более того, эти паразиты, смеют рот раскрывать на иностранных рабочих – румын, таиландцев и пр.: «Приехали кушать от наших кормушек», мол, наживаются здесь и увозят из Израиля кучи денег. Я говорю: так ведь они увозят свои деньги, оставшиеся после тяжелейшей эксплуатации, которой они здесь подвергаются, ведь вы же не хотите работать на стройках, в теплицах, жить в общежитиях по десять человек в комнате; вам давай Амидар, корзину абсорбции, пособие по безработице. Это вы, паразиты, живете здесь за счет нас, трудящихся, да еще говорите, что вы нас накормили. (Ваш слуга тоже долго работал на самых тяжелейших работах и ни разу не качал права, хотя и имея таковые. Я не говорил: «У меня высшее образование – либо дайте работу по специальности, либо пособие по безработице». Работу по специальности я, в конце концов, сам себе нашел без протекций и блатов). Кто больше нужен Израилю, таиландский трудяга или еврейский тунеядец-ешиботник? Что ж, не можете вы так работать, как тайландцы – не надо, нищих надо жалеть – это гуманно, но при этом не давать им права голоса, не ставить на положение господ. Я бы предложил такой закон: кто живет на пособие или на корзину абсорбции – не голосует на выборах.

Однако у наших выродков и еврейского-то мало чего осталось. Все евреи испокон веков, как принято, поддерживали друг друга, помогали своим землякам, и уж тем более, членам собственной общины. На «русской улице» в Израиля все как раз наоборот. Вот типичный портрет «русского израильтянина» по мнению одной из участниц форума «Новости Израиля»:

«Автор: ugu (---.rlz.netvision.net.il).

16 Мая 2001 12:18.

Удивительное дело, знаю многих, что там кричали, я свой, буржуинский.

И тут та же песня, как три слова на иврите выучили, так акцент появляется. Есть которые вАще по-русски понимать перестают. А то как бы чЕ не подумали...

Барышня одна давеча в банке старушке постеснялась помочь с переводом. ТипА я не такая, а на три рубля дороже... Много я ей слов там сказала, красивых и разных.

Активно отмежеваться от русских пьяниц и проституток. Воров и блатных. Только не от всех, а именно от русских. Ох любим мы за кого-нибудь постыдиться».

Есть, конечно, примеры и прямо противоположные. Мне понравилось одно высказывание участника форума «Союз» некоего Валеры, он пишет:

«Ребята! Израиль, конечно, еврейское государство и только для евреев и все такое.

И это наверное правильно. И закон о возвращении тоже правильный (хоть и дурной). Но если б у меня была возможность перетащить сюда своих друзей - русских и украинцев, которым сейчас приходится тяжело, я бы конкретно на этот закон бы забил. И на всю историю еврейско-христианских отношений – тоже».

В этой связи я вспомнил притчу Достоевского из «Братьев Карамазовых»:

«Жила-была одна баба злющая-презлющая, и померла. И не осталось после нее ни одной добродетели. Схватили ее черти и кинули в огненное озеро. А ангел-хранитель ее стоит да и думает: какую бы мне такую добродетель ее припомнить, чтобы богу сказать. Вспомнил и говорит богу: она, говорит, в огороде луковку выдернула и нищенке подала. И отвечает ему бог: возьми ж ты, говорит, эту самую луковку, протяни ей в озеро, пусть ухватится и тянется, и коли вытянешь ее вон из озера, то пусть в рай идет, а оборвется луковка, то там и оставаться бабе, где теперь. Побежал ангел к бабе, протянул ей луковку: на, говорит, баба, схватись и тянись. И стал он ее осторожно тянуть, и уж всю было вытянул, да грешники прочие в озере, как увидали, что ее тянут вон, и стали все за нее хвататься, чтоб и их вместе с нею вытянули. А баба-то была злющая-презлющая, и почала она их ногами брыкать: "Меня тянут, а не вас, моя луковка, а не ваша". Только что она это выговорила, луковка-то и порвалась. И упала баба в озеро и горит по сей день. А ангел заплакал и отошел».

Так наши «полноправные патриоты» своей злобой рвут последние «луковки», сами здесь без году неделя, тем не менее всячески стараются ужесточить законы для других. Вот некий новоиспеченный «патриот» Саша З с «Мегафорума» пишет: «… судя по тому что происходит на улицах Израиля, проверки в израильских посольствах в СНГ не то чтобы слишком строги, они недостаточно строги, и я бы их сильно ужесточил». Вы думаете что-нибудь подобное мог бы сказать марокканец или какой иной сефард? Да поведи себя так консул где-нибудь в Касабланке или в Багдаде, и тут же и ШАС и все восточные общины встали бы как один, защищая «своих» от ашкеназского расизма, но гомо советикус – это особый вид млекопитающего, типа крысы-людоеда (есть такая специально выращиваемая порода крыс, пожирающая себе подобных). Правда, там нет израильских консулов, потому оттуда и понаехали в Израиль все, кому не лень. Вот, например, характерный рассказ одного из участников форума «Новости Израиля»:

«Недавно я имел беседу с одним лавочником, выходцем из Марокко, двадцать лет прожившем в стране. Он ругал правительство, армию, полицию. Я спросил его: ты еврей, носишь вязанную кипу, почему ты ругаешь грязными словами эрец исроэль?

Он посмотрел на меня и спросил, а почему ты думаешь, что я еврей.

-Кипа, это всё что я нашёл ответить на столь нелепый в моём понимании вопрос.

-Среди выходцев из Марокко - евреев почти нет, такой я получил ответ. Наши документы там почти ничего не стоят, а проверить их отсюда невозможно даже сейчас. И всё это говорилось с улыбкой.

-Об этом что никто не знает - спросил я?

-Почему, все знают, - такой был ответ.

-Почему-же тогда о русских гоях и проститутках пишут все газеты, а о мароканцах нет?

- Потому что табу, и подумав мой собеседник сказал:

Вам надо было приезжать раньше, тридцать лет назад, но хватит об этом, что ты будешь брать?».

Однако этот сброд более люб иудонацистам, ибо за свое незаконное пребывание в «благополучной» стране платят большей преданностью, нежели чистокровные евреи. Вот откровенное признание одного из участника «Мегафорума»:

«Парень хохол мать подделала документы приехали живут здесь, он обрезался взял еврейское имя но гиюр делать не стал, в бога не верит, прошол 3 года в Хевроне.......

Высылать????

Я думаю НЕТ.

По рождению 100% еврей, при репатриации скрыл что Хрыстианин, здесь начал вести активную мисианскую работу....

Высылать?????

Однозначно ДА!!!!!!!!!!!!!».

Интересно, что он же признает, что: «В реале по онализам Сохнута 75% ЯВЛЯЮТСЯ пасивными Хрыстианами». В ответ на это некто Эрик (там же) пишет: «Просто никто из моих знакомых даже пассивными христианинами не являются или я не обращал внимание, но маловерятно. Единственный случай - моя не так уж очень дальняя родственница недавно крестила свою дочку. Я был в шоке». Также и Алхимик на следующей странице того же форума пишет: «Но, из всех моих многочисленных знакомых, не ну совсем никого кто хоть каким то боком имел хоть какое то мало-мальское отношение к христианству. Вообще никого. Так что заявления Шкипера мне кажутся надуманными».

Они говорят так, будто речь идет о каком-то постыдном извращении, типа некрофилии, если не хуже. Но на самом деле здесь речь идет об «извращении», которое называется культура. Всякий интеллигент не что иное, как пассивный христианин. Он может не ходить в церковь, не соблюдать обряды, но Христа он давно уже впитал в себя через Толстого, Достоевского, Булгакова, Баха, Дюрера, Рублева и даже через Чингиза Айтматова. Он никогда не скажет «Ёшка», более того, он может даже быть верующим иудеем, причем, весьма традиционным, как, например, Шай Агнон или Мартин Бубер, при этом любить Иисуса и любить Его именно как иудей.

В другом месте (там же) Шкипер пишет:

«Ну нарушил закон....

Ну приехал ,хотя не имел на это права....

Так сиди тихо как это делали такие же нарушители как ты 10 лет тому назад (их тогда было около 2-5%).

Ведь эти законы это основа нашего еврейского существования.

Но сегодня чуствуя себя большенством эти люди активно лезут в чужой монастырь со своим уставом........».

– Вот оно как интересно получается: Если уж приехал, то обязан голосовать «за», даже если это «за» против твоих жизненных интересов и интересов твоих близких. Только мне не понятно, как это они сами позволяют себе выступать против государства, против большинства своего народа, развернув истеричные компании травли и клеветы против Рабина и Барака? Или, может быть, Рабина гой и «пассивный христианин» убил?

Как-то раз, во время избирательной компании Нетаниягу, один агитатор от Ликуда спросил меня, за кого, по моему мнению, будут голосовать олим не евреи. Я сказал, что, хотя и не проводил среди них «секер» (опрос общественного мнения), но я бы на их месте отдал свой голос за МЕРЕЦ, что, несмотря на не очень умную проарабскую позицию отдельных депутатов, это единственная партия, которая встает на защиту гражданских прав в Израиле, интересов трудящихся и новых репатриантов в частности. Он в ответ стал возмущаться и кричать, что нас, изменников, нужно гнать отсюда. Но я ему сказал: ты ведь пришел сюда, чтобы убедить нас голосовать за Ликуд, какие именно блага вы хотите нам предложить? Быть выгнанными? Мы это понимаем, но что вас удивляет в том, что мы не хотим за это голосовать?

Вы строите государство, состоящее из разделенных непроходимыми стенами каст, о каком единстве народа и о каком патриотизме здесь можно говорить? В конце концов такую «родину» возненавидят все ее дети, будут открещиваться от всякого родства с нею, как от позорного клейма. Представьте себе, например, арабского воина, готового пойти на смерть за «патриотическую» идею: «Израиль для евреев»; представьте себе светского нерелигиозного еврея, готового отдать жизнь за абсолютный диктат ортодоксального иудаизма; представьте себе рядового рабочего, грудью защищающего произвол капиталистической эксплуатации. Конечно, можно найти и таких, кого это государство вполне устраивает именно такое, какое оно есть. Израиль привлекает их тем, что как проститутка принимает к себе всякого рода проходимцев возможностью темных афер, нелегальных заработков, а то и просто дармовых подачек от все той же международной еврейской мафии. Эти-то последние и есть «патриоты» за чужой счет. Наиболее гнусно, извиняюсь за выражение, как последние «жиды», в этой ситуации ведут себя именно русские по крови (но не по культуре), выстраиваются в очереди на гиюр, солидаризируются с наиболее реакционными иудо-нацистскими силами, предают своих же соотечественников и либерально-демократическую еврейскую интеллигенцию, благодаря деятельности которой они смогли вообще оказаться в Израиле. Как ни странно, они поддерживают те партии и тех лидеров, силами которых всячески тормозится демократизация Израиля: проваливается законопроект о гражданских браках, об отмене графы «национальность» в государственных документах, о свободе совести и отделении религии от государства и т. д. Похоже, за чечевичную похлебку «на халяву» они проголосуют за что угодно, хоть за «Израиль для дьявола».

Кому же действительно принадлежит Израиль? – Прежде всего тем, кто здесь имеет какую-то недвижимость, кто что-то производит и созидает. Как можно утверждать, что государство Израиль принадлежит народу, когда народ не хозяин своей судьбы, а зависит от того, захочет ли тот или иной капиталист дать работу, финансировать образование, культуру, здравоохранение, масс медиа и даже религию? Единственно, где как-то работают и что-то производят в Израиле – киббуцы – идеалистическая мечта первых сионистов, видевших в них основу нового трудового Израиля, но они составляют ничтожный процент всего израильского населения (прошу извинения за приблизительность, ибо не имею доступа к спецархивам информации, а лгать, брать цифры с «потолка» или из сомнительных источников не хочу). И как ни странно, именно эти труженики подвергаются в правой прессе всяческому презрению, их обвиняют в банкротстве, нерентабельности, в том, что-де живут за государственный счет (имеется в виду, за счет почтенных ешиботников, чиновников, базарных торгашей и биржевых спекулянтов). Есть в Израиле, конечно, и крупная промышленность – хайтеки и другие поистине конкурентоспособные предприятия. Но кому они принадлежат? трудящимся? израильскому народу? – как бы не так, но тому же международному монополистическому капиталу, который может в любой момент забрать свои инвестиции обратно, закрыть предприятие где-нибудь в Кирьят Гате и перевести его, например, в Иорданию, где есть более дешевая рабочая сила (об этих фактах неоднократно писали газеты, кто хочет – может проверить).

Удивляюсь я нашим «патриотам», как попугаи повторяющие пустые слова: «Я чувствую, что Израиль мой дом». С таким же успехом «домом» можно назвать и банк Ротшильда на том основании, что вам предложили посидеть на стуле в ожидании своей очереди в офисе. Дом это прежде всего то место, где вы можете чем-то распоряжаться, где вы нужны и незаменимы, но в этом плане для большинства евреев Израиль пока еще более чужд, чем любая страна их исхода. Почему в России евреи преуспевали? Да потому, что они ей были нужны. Страна нуждалась в людях, способных работать головой, и даже чернь, как бы она ни завидовала интеллигенции и ни исходила ненавистью к ней, все же уважала и держала субординацию. Другое дело в Израиле. Здесь ничего ни трудом, ни интеллектом не докажешь. Общественное положение и доходы никак не связаны с качеством труда, наоборот, чем ниже IQ, тем значительнее персона. Особенно любят тех, кто кроме одного и того же сидура за всю свою жизнь ничего не прочел. Конечно, в таких условиях те евреи, которые все время преуспевали в России, понимают, что им тут ловить нечего. Пусть вы семи пядей во лбу, в профессии конкуренция вам не страшна, в любом споре одерживаете победу, но кому здесь логику демонстрировать? Вас здесь просто слушать никто не будет, будете рассуждать со своими коллегами на уборке мусора, пока не загнетесь там. Потому нет ничего удивительного, что весь свой природный ум интеллектуалы направляют на то, как бы «свалить» отсюда. Израиль медленно и верно превращается в темную азиатскую провинцию, хороня все благие прожекты сионизма. Наши же политики, вместо того, чтобы задуматься о проблеме утечки еврейских мозгов, обеспокоены ростом процента гоев и полукровок, а также и инаковерующих и диссидентвующих евреев (что традиции не блюдут и корнями не дорожат, но являются единственным лучом света в этом расистском гетто).

Вообще следует понять, что бы там ни говорила произраильская и антиизраильская пропаганда, что сионистское государство все-таки искусственное образование, плод волюнтаризма нескольких идеалистов, фантастов и мифотворцев. Так же как вы можете сколько угодно повторять слово «халва», но от этого во рту сладко не станет, так же и миллионы евреев могут рассказывать сказки об их, якобы, извечной любви к Эрец Исраэль, вспоминать, как их предки обращались в молитвах к Сиону, желая друг другу: «В следующем году в Иерусалиме» и т. п. Но факты говорят совсем о другом. За всю свою многовековую историю, так сказать, галута, евреи в массе своей никак не попытались осуществить свою мечту. Сион их устраивал лишь как мечта, как некое идеальное сказочное Эльдорадо. Реальная же Палестина никого не привлекала, истинной родиной евреев давно стали Пумбедита, Александрия, Рим и другие гойские центры, где развита торговля, где нет необходимости поднимать целину, самому обрабатывать землю, заниматься физическим трудом. Гораздо удобнее жить как Блудный сын где-то паразитом и считать себя «изгнанником». Но «изгнание» – это миф. Никто евреев из Палестины никуда не гнал, никто не мешал им вернуться к родным пенатам. Если, например, в России кого ссылали, то отправляли в Сибирь, в Казахстан, на необжитые дикие земли. А куда же евреев «ссылали» из Палестины? – В сам Рим, столицу мира, не больше, не меньше! «Изгнанникам» это, надо сказать, весьма пришлось по душе. И тут вдруг появляются какие-то сионисты и решают депортировать еврейские массы на какую-то историческую родину. «Какая там еще «родина», – думают евреи, – родина у нас будет, когда «Машиах яво» (Мессия придет). Неужели эти психи сионисты принимают наши агадот (сказки) за чистую монету?» – «Да, мы знаем, что это сказки, – ответил им мудрый Герцль, – но «им тирцу эйн зо агада» (если захотите, это не будет сказкой)». И многие тогда захотели, и вот чудо: сказка стала былью, еврейское государство возникло. Однако не все, что возникает, обязательно должно продолжать существовать, самое трудное еще впереди: это государство нужно еще удержать и укрепить, а энтузиастов на это дело, как мы видим, остается не так уж много.

Что ж, время покажет и, я думаю, очень скоро мы узнаем, кто сионист-энтузиаст, а кто нет. Если до сих пор из Израиля уезжали те, кто не нашел для себя здесь «теплое место», то сейчас, в связи с обострением обстановки и угрозой войны, страну стали покидать и хорошо устроенные. Не знаю, возможно, государству надлежит пройти через период испытаний и упадка, чтобы очиститься, покаяться, осознать нужду в своих спасителях – людях труда, способных созидать, исправлять, отвечать за свои дела. Пока же здесь предпочитают больше приверженцев мифов и традиций, нежели людей дела и труда, до тех пор это государство будет полумифическим искусственным шатким прожектом.

Таким образом Израиль не стал национальным государством в обычном смысле этого слова – государством, заботящимся, прежде всего, о своих гражданах и укрепляющее единство своего народа. Это государство по существу без народа, оно имеет население, которое мыслит себя частью совершенно иных народов: евреи – продолжают чувствовать себя частью международного еврейства, палестинцы – частью мусульманского панарабского мира, русские и прочие (кроме меня, я, наверно, единственный здесь настоящий израильтянин) – как временные гости. После того, как появилось государство Израиль, должно отмереть и понятие «еврей» как особая политическая каста, его теперь заменяет понятие «израильтянин», которому так же чуждо всякое «государство в государстве», как и для граждан всех нормальных стран. Истинный сионизм – это форма эмансипации евреев, или, говоря языком Пинскера «автоэмансипации», подразумевающей не ассимиляцию с другими нациями, а создание качественно новой еврейской (израильской) нации, каковой евреи диаспоры пока еще не являются. Таким образом, если израильского народа нет, то государство Израиль не что иное, как фикция. Пока это шаткое политическое образование на Ближнем Востоке представляет собой некий придаток чужих империалистических интересов, провинциальную вотчину зарубежных еврейских магнатов, у которых все мы бесправные заложники. Не стал Израиль даже культурным центром еврейства, каким он был в эпоху Второго Храма, ибо собрал в себя всякого рода религиозно-этнические отбросы, аферистов и прочих проходимцев, чей культурный уровень никак не представляет и даже не тянет на средний культурный уровень современного еврея. Об этом свидетельствует хотя бы засилье в этой стране ортодоксального иудаизма, ставшего давно забытым пережитком среди евреев в цивилизованных странах. Да будет вам известно, что ортодоксальный иудаизм в наше время не может считаться национальной еврейской религией, ибо не отражает характер реального современного еврея ни статистически, ни политически. Однако в Израиле продолжают навязывать народу этот маразм, как будто ничего другого ценного национальный облик еврея в себе не содержит. Если спросить любого: что дали евреи миру? То большинство скажет: Иисуса Христа, апостола Павла, Карла Маркса, Эйнштейна, Фрейда, Кафку, Эмиля Гилельса, Александра Меня. Можно еще долго продолжать этот перечень вероятных ответов, возможно, будут названы и другие имена, но среди них вряд ли кто назовет рава Кадури или Овадью Йосефа, чьи портреты, как в свое время Ленин и Сталин в СССР, повсюду развешаны в Израиле.

Разумно ли создавать новые национальные теократические государства, в эпоху, когда господствует тенденция стирания национальных характеров уже существующих государств, имеющих развитую культуру и довольно-таки древние и прочные национальные традиции? Это все равно, что создавать государство с феодальным строем и примитивным экономическим укладом. Поэтому следовало создавать еврейское государство, исходя не из того, какими евреи были вчера, живя в гетто и местечках, а из того, каким этот народ хочет быть и каким он будет завтра. Надо думать, лучшие сыны народа вышли из гетто и местечек не для того, чтобы в них возвращаться, овладели европейской культурой не для того, чтобы ее забыть, преодолели косность общинных традиций не для того, чтобы «лахзор бе-тшува» (возвращаться в лоно иудаизма). Современный еврей знает и должен знать свои древние традиции, он их и знает и любит, как я – мифы древней Греции, то есть, не будучи сам зависимым от них, в конце концов, кто кому хозяин, я над своими традициями, или традиции надо мной? Таким мыслил еврейское государство Теодор Герцль: «Мы не дадим даже возникнуть бессильным желаниям нашего духовенства… Всякий может свободно исповедывать какую ему угодно религию, или вовсе никакой не исповедывать, подобно тому, как он ничем не связан с той или другой национальностью» («Еврейское государство»).

Иудаизм в Израиле до сих пор сохраняет свою власть путем шантажа и обмана простых граждан, которые еще не поняли, что цепи и бремя традиций иудейской религии нужны только харедим и больше никому. Последние, «опутавшись» законами, на самом деле чувствуют себя в них весьма свободно, всегда делают, что хотят, и никакой закон не остановит их ни от мирских соблазнов, ни плотских вожделений, не вынудит упустить где-либо свою выгоду.

И все-таки еврейский вопрос сегодня стоит наиболее остро в Израиле, хотя и в других местах проживания евреев не исчез полностью. Но если американцы готовы терпеть в своей среде «особых граждан», противопоставляющих себя всему народу и беспощадно его эксплуатирующего, то Израиль – подлинно сионистский Израиль этого потерпеть никак не может. Потому здесь накал политических страстей почти уже поставил страну на грань гражданской войны. Антагонизм продолжает расти, за кем будет победа – я не знаю, но для меня очевиден тот факт, что центр решения еврейского вопроса находится сейчас здесь.

Еврейский вопрос в наше время переместился своим центром из стран диаспоры в Израиль, где он стал главным фактором, определяющим будущее государства и будущее таких понятий как еврей, иудейская вера, израильтянин.

-----------------------------------------

[1] И. Семеновкер. «За что они нас не любят?».