«Если». 1992 № 04.

Филип К. Дик. Колония.

«Если». 1992 № 04

Майор Лоренс Холл склонился над бинокулярным микроскопом, регулируя резкость.

— Интересно, — прошептал он.

— Неужели? Мы торчим здесь уже три недели — и ничего. Ни одной опасной для человека формы жизни. — Лейтенант Френдли присел на краешек лабораторного стола, стараясь не задеть колбы с культурами. — Представить только: ни болезнетворных бактерий, ни каких-нибудь вшей, ни мух, ни крыс, ни…

— Ни виски, ни публичных домов, — Холл выпрямился. — И впрямь: замечательное место. А я еще опасался, что в этом бульоне найдется что-то по нашу душу. Типа гнилостных спиралевидных бактерий — помните, тех, на Марсе.

— Похоже, планета, действительно, безопасна. Знаете, я все думаю, а не Эдемский ли это сад, откуда прибыли наши предки.

— Откуда их вышвырнули.

Холл не торопясь приблизился к окну лаборатории и окинул взглядом местность. Да, что говорить, вид привлекательный. Рощи, холмы, зеленые склоны, увитые лозами; водопады и зеленые мхи, озера, фруктовые деревья и целые поля цветов. Были приняты все меры, чтобы сохранить в неприкосновенности природу Индиго — так назвали планету разведчики, побывавшие здесь шесть месяцев назад.

Холл вздохнул:

— Да, приятное местечко. Не возражал бы как-нибудь оказаться здесь еще раз.

— Природа Земли кажется золушкой по сравнению с этой. — Френдли вынул сигареты, затем засунул пачку в карман. — Знаете, со мной творится что-то странное. Ну, не могу я курить. Наверное, все из-за этого пейзажа. Он такой… такой нетронутый, черт побери. Неиспорченный. Не могу здесь курить и швырять окурки. Не могу чувствовать себя туристом на загородной прогулке.

— Туристы появятся здесь довольно скоро, — сказал Холл. Он вернулся к микроскопу. — Попробую еще несколько культур. Может, все же найду какой-нибудь смертельно опасный микроб.

— Давайте, — лейтенант Френдли соскочил со стола. — Позже загляну: а вдруг вам повезет. Сейчас в кабинете номер один заседает Большой Совет. Они почти готовы дать эмиграционным властям зеленый свет на отправку сюда первой партии колонистов.

— Туристов на пикник!

Френдли усмехнулся:

— Боюсь, именно так.

Дверь за ним закрылась. В коридоре затих гулкий стук ботинок. Холл остался в лаборатории один.

Какое-то время он сидел в задумчивости. Затем достал из микроскопа стеклышко с культурой, выбрал новое и поднес его к свету, чтобы прочесть надпись. В лаборатории было тепло и тихо. В окна струился солнечный свет, заливая всю комнату. Ветер слегка тревожил ветки деревьев. Холла одолевала дремота.

— Ох уж эти туристы, — проворчал он, вставляя стеклышко в микроскоп. — Приедут, начнут валить деревья, рвать цветы, плевать в озера, жечь траву. И нет даже обычного вируса гриппа, чтобы…

Вдруг голос его прервался…

Внезапно два окуляра микроскопа обвились вокруг его шеи. Холл попытался отодрать микроскоп от себя, но тот упрямо впивался в горло, а стальная вилка основания давила на грудь.

Все же Холлу удалось швырнуть его на пол. Но микроскоп быстро подполз к нему и схватил за ногу. Холл отшвырнул его и выхватил бластер.

Микроскоп мчался на него, катясь на регуляторах настройки. Холл выстрелил. Прибор исчез в облаке металлических частиц.

— Господи! — Холл обессиленно сел, вытирая взмокшее лицо. — Что за… — он коснулся шеи, — что за чертовщина!

Кабинет был забит до отказа. Присутствовали руководители всех подразделений. Командир Стелла Моррисон постучала по большой карте концом тонкой пластиковой указки.

— Эта равнина идеально подходит для постройки города. Вода близко, погода довольно переменчива, так что поселенцам будет о чем поговорить. Есть так же залежи различных минералов. Колонисты смогут построить собственные заводы. Им ничего не придется импортировать. Вот здесь расположен самый большой лесной массив планеты. Если, поселенцы проявят здравый смысл, то не тронут его.

Она окинула взглядом молчащих мужчин.

— Будем реалистами. Кое-кто считает, что нам не стоит давать «добро» эмиграционным властям, а приберечь планету до тех пор, пока человек не станет мудрее. Вы же понимаете, что это утопия. Не мы, так другая исследовательская группа даст «добро». Выбросите эту блажь из головы. Все, что нам осталось сделать, — это передать сигнал и начать упаковываться.

— А как с болезнетворными бактериями?

— Все анализы были сделаны с особой тщательностью. Но, насколько мне известно, ничего не показали. Думаю, мы уже можем выходить на связь с эмиграционными властями. Пусть присылают за нами корабль и попутно захватят первую партию колонистов. Не вижу причин, чтобы… — она остановилась.

В коридоре нарастал шум. Головы повернулись к двери.

Командир Моррисон нахмурилась:

— Майор Холл, разрешите напомнить: когда заседает Совет, входить запрещено!

Уцепившись за дверную ручку, Холл стоял, покачиваясь, словно пьяный. Наконец, его остекленевшие глаза остановились на лейтенанте Френдли, сидевшем посередине комнаты.

— Пойдемте со мной, — сказал он хрипло.

— Я? — Френдли откинулся на спинку стула.

— Майор, что все это значит? — сердито вмешался заместитель командира Вуд. — Вы что, пьяны или?.. — Он заметил пистолет в руке Холла. — Что случилось, майор?!

Встревоженный лейтенант Френдли вскочил и схватил Холла за плечо: — Что с вами?

— Пойдемте в лабораторию.

— Вы нашли что-нибудь? — Лейтенант вглядывался в неподвижное лицо приятеля.

— Пошли. — Холл направился прочь по коридору, Френдли — за ним. Холл толкнул дверь в лабораторию и острожно шагнул внутрь.

— Ну, что вы нашли? — повторил Френдли.

— Микроскоп.

— Микроскоп? Ну и что? — Френдли протиснулся мимо майора в лабораторию. — А кстати, где он?

— Он исчез.

— Исчез? Как?

— Я уничтожил его бластером.

— Бластером? — Френдли недоуменно посмотрел на товарища. — Зачем?

Холл открыл и закрыл рот, не сказав ни слова.

— Как вы себя чувствуете? — в голосе Френдли звучала тревога. Внезапно он нагнулся и достал из-под стола черный пластмассовый футляр. — Скажите-ка, что это за штука?

В футляре спокойно лежал микроскоп.

Холл медленно приблизился. Да, это его микроскоп: вот зазубринка над регулятором резкости. И слегка погнут один из зажимов предметного столика. Он потрогал его пальцем.

Пять минут назад этот микроскоп пытался его убить. И Холл сжег его бластером. Дотла.

— Послушайте, дружище, наверное, вам стоит пройти тестирование.

— Может, вы и правы, — пробормотал Холл.

Робот-анализатор психики жужжал, высчитывая интегралы и гештальты[2]. Наконец, красный свет его лампочек сменился на зеленый.

— Ну? — спросил Холл.

— Сильное чувство тревоги. Коэффициент выше десяти.

— Это серьезно?

— Для вас — да. Ваш обычный коэффициент — примерно, четыре.

Холл устало кивнул: — Знаю.

— Если бы вы сообщили мне больше исходных данных…

Холл упрямо сжал челюсти.

— Я больше ничего не могу сказать.

— Нельзя скрывать информацию во время тестирования психики, — сварливо заметил робот. — Этим вы преднамеренно искажаете мои выводы.

Холл поднялся.

— Больше мне сказать нечего.

Он отстегнул датчики тестера и отправился к себе. Голова шла кругом. Неужели он действительно не в своем уме? Ведь выстрелил же он во что-то из бластера? Да и пробы воздуха в лаборатории, которые он взял позже, обнаружили распыленные металлические частицы.

Но что же все-таки произошло? Сначала микроскоп ожил и напал на него. А затем Френдли вытащил тот же микроскоп из коробки целым и невредимым. Бред…

Холл снял форму и вошел в душ. Стоя под теплыми струями воды, он размышлял. Робот-анализатор показал, что его психика сильно расстроена, но это, возможно, результат, а не причина того, что он испытал.

Он решил было рассказать все Френдли, но передумал. Разве кто-нибудь поверит такой истории?

Холл закрыл воду и протянул руку за полотенцем на вешалке.

Полотенцу обвилось вокруг запястья, рывком притянуло его к стене. Грубая ткань зажала нос и рот. Он отчаянно боролся, стараясь вырваться. Так же внезапно полотенце отпустило его. Он упал на пол, стукнувшись головой о стенку. В глазах вспыхнули звезды, голову пронизала резкая боль.

Сидя в лужице теплой воды, Холл смотрел на вешалку. Полотенце висело, как ни в чем ни бывало, рядом с другими. Три — полотенца в ряд — абсолютно одинаковые, абсолютно неподвижные. Может, и это ему померещилось?

Покачиваясь, Холл встал и потер затылок. Боком выбрался из душевой, стараясь держаться подальше от вешалки с полотенцами. С великой осторожность вытащил новое полотенце из автомата-раздатчика. Полотенце оказалось нормальным.

Он вытерся и стал одеваться.

Ремень обвился вокруг его тела. Это была на редкость прочная вещь, укрепленная металлическими пластинками, чтобы выдержать кобуру и краги. Слепившись в смертельной схватке, майор и ремень катались по полу. Словно разъяренная металлическая змея, ремень хлестал и стегал его. Наконец Холлу удалось схватить бластер. Ремень тотчас отступил. Холл выстрелил и упал в кресло, судорожно хватая ртом воздух.

И тут же его обхватили подлокотники кресла. Но на этот раз бластер был наготове. Ему пришлось выстрелить шесть раз, прежде чем кресло обмякло и Холл смог подняться.

Холл стоял полуодетый посредине комнаты, его грудь судорожно вздымалась.

— Это невозможно, — просипел он. — Я, должно быть, спятил.

Он надел краги и ботинки. Вышел в пустой коридор. Войдя в лифт, поднялся на верхний этаж.

Командир Моррисон подняла глаза от стола, когда Холл проходил сквозь рамку робота-контролера. Рамка зазвенела.

— Вы вооружены, — с упреком сказала командир.

Холл посмотрел на бластер в своей руке. Положил его на стол.

— Извините.

— Что вам здесь надо?.. Я получила результаты вашего теста: коэффициент подскочил до десяти за последние двадцать четыре часа. — Она пристально изучала его. — Мы давно знаем друг друга, Лоренс. Скажите откровенно: что вас беспокоит?

Холл сделал глубокий вдох.

— Стелла, сегодня утром меня хотел убить микроскоп.

Ее голубые глаза широко раскрылись: — Что?!

— Потом меня хотело задушить банное полотенце. Мне удалось вырваться, но когда я одевался, мой ремень… — он замолк. Стелла вскочила.

— Охрана! — крикнула она.

— Подождите, Стелла, — Холл сделал шаг к ней. — Выслушайте меня. Я понимаю, что это звучит дико. Но я не сумасшедший. Четыре раза вещи пытались убить меня. Обычные предметы становились смертельно опасны. Может быть, это как раз то, что мы ищем. Возможно, это…

— Вас хотел убить микроскоп?

— Он ожил. Его оккуляры вцепились мне в горло.

Наступило долгое молчание.

— Кто-нибудь, кроме вас, это видел?

— Нет.

— Что вы сделали?

— Я уничтожил его бластером.

— Есть обломки?

— Нет, — неохотно признался Холл. — Вообще-то, микроскоп потом оказался целым. Таким же, как и раньше. В своем футляре.

— Понятно. — Командир кивнула двум охранникам, явившимся на вызов. — Отведите майора Холла к капитану Тейлору. Майору предписана изоляция до прибытия корабля.

Она следила за тем, как охранники надевают Холлу магнитные наручники.

— Извините, майор, — сказала она, — но все это очень похоже на психическую проекцию. А на планете слишком мало полицейских, чтобы позволить человеку, страдающему психозом, разгуливать на свободе. Вы, наверное, и сами это понимаете.

Охрана подтолкнула его к двери. Холл не сопротивлялся. В ушах у него звенело, и звон эхом отдавался в голове. Может быть, она права. Может быть, он все-таки сошел с ума.

Они пришли в отделение капитана Тейлора. Один из охранников нажал кнопку звонка.

— Кто там? — пронзительным голосом спросил робот-дверь.

— Командир Моррисон приказала поместить этого человека под стражу.

Слышно было, как щелкали реле робота, пока он принимал решение.

— Вас послал командир?

— Да.

— Можете войти, — уступил, наконец, робот.

Охранники распахнули дверь. И замерли.

На полу лежал капитан Тейлор, лицо его посинело, глаза выкатились. Видны были только голова и ноги. Красно-белый подстилочный коврик обвился вокруг него, сжимая и стискивая все сильнее и сильнее.

Холл бросился на пол и стал стаскивать ковер.

— Быстрее! — рявкнул он.

Охранники схватились за коврик. Тот не поддавался.

— Помогите, — слабым голосом просипел Тейлор.

— Пытаемся. — Они тянули изо всех сил. Наконец им удалось сорвать коврик. Тот поспешно зашлепал к открытой двери. Один из охранников уничтожил его бластером.

Холл подбежал к видеоэкрану и набрал дрожащей рукой номер срочной связи с командиром.

Ее лицо появилось на экране.

— Видите! — выдохнул он.

Пристальный взгляд командира устремился мимо него на лежащего на полу Тейлора. Рядом с ним стояли на коленях два охранника с бластерами в руках.

— Что там у вас происходит?

— Капитан только что сражался с ковриком. — Холл невесело улыбнулся. — Ну, так кто же сошел с ума?

— Высылаю отделение охраны.

— Скажите им, чтобы держали бластеры наготове. И лучше объявить общую тревогу.

Холл положил четыре предмета на стол командира Моррисон: микроскоп, полотенце, металлический ремень и небольшой красно-белый коврик.

Она нервно отодвинулась.

— Майор, вы уверены, что…

— Сейчас они не опасны. В этом-то вся странность. Вот то самое полотенце. Всего несколько часов назад оно пыталось убить меня. Я распылил его бластером на мелкие частицы. И вот оно перед вами. Такое же, как прежде. Совсем безобидное.

Капитан Тейлор осторожно потрогал пальцем красно-белый коврик.

— Мой коврик. Я привез его с Земли. Подарок жены. Мне и в голову не приходило опасаться его.

— Коврик тоже уничтожили бластером, — заметил Холл.

Люди переглянулись. В комнате повисло молчание.

— Тогда что же, черт возьми, набросились на меня? — спросил капитан Тейлор. — Если не этот коврик, то что?

— Нечто похожее на ваш коврик. А на меня напало что-то, на вид точь-в-точь как это полотенце.

Командир Моррисон поднесла полотенце ближе к свету.

— Обычное полотенце. Не могло оно напасть на вас.

— Конечно, нет, — согласился Холл. — Мы исследовали эти предметы, провели массу анализов — все, какие только могли придумать. В этих предметах нет ничего необычного. Химический состав не изменен. Абсолютно нормальная неорганика. Ни одна из этих вещей не могла ожить и напасть на нас.

— Но что-то ведь напало, — заметил Тейлор. — На меня что-то набросилось. Что, если не коврик?

Лейтенант Доде искал на комоде перчатки. Он торопился. Был объявлен общий сбор по тревоге.

— Куда я их… — бормотал он. — Что за черт!

На постели лежали рядышком две пары совершенно одинаковых перчаток.

Нахмурившись, Доде почесал в затылке. У него ведь только одна пара. Другая, видно, принадлежит кому-то другому. Накануне вечером заходил Боб Уэсли, они играли в карты. Может, он оставил?

Видеоэкран вновь загорелся.

— Всему личному составу явиться немедленно! Экстренный сбор всего личного состава!

— Ладно! Иду! — раздраженно буркнул Доде. Он схватил пару перчаток и надел их. Как только перчатки оказались на руках, они потянули руки вниз к поясу. Обхватив пальцами рукоятку пистолета, они вынули его из кобуры.

— Черт меня дери, — удивленно сказал Доде.

Перчатки сами подняли бластер, направив дуло прямо ему в грудь. Пальцы нажали на спусковой крючок. Раздался грохот. Половина грудной клетки Додса исчезла. То, что осталось от человека, медленно упало на пол; рот был по-прежнему открыт в изумлении.

Как только капрал Теннер услышал вой сигнальной сирены, он поспешил через двор к главному зданию. У входа на секунду остановился. И нахмурился. Вместо одного, у двери лежали два коврика безопасности.

Ну да не важно. Оба одинаковые. Он шагнул на один из них и постоял несколько секунд. Коврик завибрировал, послав излучение, которое должно было убить споры и семена, успевшие оказаться на одежде.

Он прошел в здание.

Минуту спустя к двери торопливо подошел лейтенант Фултон. Он встал на первый попавшийся коврик безопасности.

И тот обернулся вокруг его ног.

— Эй, — крикнул Фултон, — Отпусти!

Он пытался освободить ступни, но коврик не поддавался. Фултону стало страшно. Он выхватил бластер, но стрелять по собственным ногам не решился.

— Помогите! — закричал он.

Прибежали два солдата.

— В чем дело, лейтенант?

— Стащите с меня эту чертову штуку!

Солдаты засмеялись.

— Это не шутка, — сказал Фултон, его лицо вдруг побелело. — Он крошит мне ноги. Он…

Лейтенант закричал. Солдаты отчаянно схватились за коврик. Фултон упал и, крича от боли, дергаясь, покатился по земле. Наконец солдатам удалось оторвать коврик.

Ступни Фултона исчезли. Вместо них торчали лишь размягченные, наполовину растворившиеся кости.

— Теперь мы знаем, — мрачно сказал Холл, — это форма органической материи.

Командир Моррисон повернулась к капралу Теннеру.

— Вы тоже видели два коврика, когда входили в здание?

— Да, командир, два. Я встал на… на один из них.

— Вам повезло. Вы встали на настоящий.

— Нам нужно быть начеку, — сказал Холл. — Нужно остерегаться двойников. Видимо, оно, что бы это ни было, копирует те предметы, которые ему попадаются. Камуфляж.

— Две, — пробормотала Стелла Моррисон, разглядывая вазы на разных концах стола. — Нам придется тяжело. Два полотенца, две вазы, два стула. Целые ряды одинаковых предметов.

— В том-то и вопрос. Я ведь не заметил ничего необычного в лаборатории. Появление второго микроскопа меня тоже не удивило. Он ничем не выделялся. У нас много парных предметов. Привычных пар. Пара ботинок. Одежда. Мебель. Все будет вызывать сомнение. А иногда…

Зажегся видеоэкран. Показалось лицо помощника Вуда.

— Стелла, еще одна жертва.

— Кто на этот раз?

— Офицер. Его целиком растворили, осталось всего несколько пуговиц да бластер. Лейтенант Доде.

— Уже трое, — сказала командир Моррисон.

— Если это органическое существо, то должен быть способ борьбы с ним, — заметил Холл. — Мы стреляли в нескольких и, очевидно, уничтожили. Они уязвимы! Но нам не известно, сколько их здесь. Мы уничтожили пять или шесть. Возможно, это бесконечно делимая материя. Вроде протоплазмы.

— А пока…

— А пока мы в его власти. В их власти. Вот она, искомая смертельно опасная форма живой материи. Ясно, почему все остальное оказалось безвредным. Ничто не может соперничать с такой формой жизни. Хотя и у нас есть организмы, способные к мимикрии. Насекомые. Растения. На Венере есть вид слизня. Но ничего столь же опасного мы пока не встречали.

— И все-таки их можно уничтожить. Вы сами это сказали. Значит, у нас есть шанс.

— Если сумеем их обнаружить. — Холл обвел взглядом комнату. На вешалке у двери висели два плаща. А минуту назад их тоже было два?

Он устало потер лоб.

— Надо попытаться найти какой-нибудь яд или что-нибудь подобное, что уничтожило бы их всех сразу. Невозможно сидеть и ждать, когда они нападут. Нам нужен состав, который можно распылять.

Настороженный взгляд командира устремился куда-то мимо него.

Он обернулся:

— Что такое?

— Кажется, раньше здесь был только один портфель — вон там, в углу. — Она в замешательстве покачала головой. — Это начинает действовать мне на нервы.

— Вам нужен глоток чего-нибудь покрепче.

Она оживилась.

— Дельная мысль. Но…

— Какие тут могут быть «но»?

— Я не хочу ни к чему прикасаться! — Она потрогала бластер, висевший на поясе. — Мне все время хочется вытащить его и открыть стрельбу.

— Реакция паники. Однако нас уже уничтожают. Поодиночке.

Капитан Унгер услышал сигнал тревоги. Он тотчас прекратил работу, сложил собранные образцы и поспешил к машине. Мобиль стояль ближе, чем помнилось. Капитан остановился в недоумении. Вроде бы все в порядке: это его маленькая конусообразная машина с погрузившимися в мягкую почву протекторами и открытой настежь дверью.

Унгер заторопился, стараясь все же не уронить образцы. Открыл багажник, положил груз, затем сел за руль.

Он повернул ключ зажигания. Но мотор не завелся. Это удивило его. Пока Унгер пытался понять, в чем дело, он увидел то, что заставило его вздрогнуть.

Впереди на расстоянии нескольких сот футов среди деревьев стояла еще одна машина, точная копия той, в которой он сидел.

Унгер рванулся из машины.

Дверь обхватила его. Подголовник кресла сжал шею. Панель с приборами стала меткой и потекла. Он широко открыл рот, глотая воздух. Теряя силы, капитан всем телом пытался вышибить дверь. Вокруг него все текло, опадало и дрожало, теплое, как плоть.

Хлюп. Крыша просела. Сиденье обвило тело. Машина плавилась, как пластилин. Он пытался освободить руки, но они уже не подчинялись ему, погрузившись в какую-то жидкость.

Он понял, что это такое.

Кислота. Пищеварительная кислота. Он был в желудке.

— Не смотри! — крикнула Гейл Томас.

— Почему? — капрал Хендрикс поплыл к ней, улыбаясь. — Почему мне нельзя смотреть?

— Потому что я выхожу на берег.

Над озером светило солнце. Солнечные зайчики танцевали на воде. Вокруг озера среди цветущих лоз и кустарников поднимались мощные покрытые мхом стволы деревьев, похожие на огромные колонны.

Гейл выбралась на берег; стряхнув воду, отбросила назад волосы. В роще было тихо. Ни малейшего звука, кроме шуршания набегающих волн. Они находились далеко от лагеря.

— Уже можно? — спросил Хендрикс, плавая по кругу с закрытыми глазами.

— Еще нет. — Гейл пошла вглубь рощи, туда, где оставила свою форму. Солнце ласкало обнаженные руки и плечи. Сев на траву, она взяла комбинезон.

Стряхнув листья и кусочки коры, приставшие к одежде, Гейл стала натягивать ее.

Терпеливо ожидая, капрал Хендрикс описывал круги на воде. Время шло. Ни звука. Он открыл глаза. Гейл нигде не было видно.

— Гейл! — позвал он.

Ответа не было.

Командир Моррисон нервно ходила по кабинету.

— Нам нужно действовать, — сказала она. — Ждать больше нельзя. Мы уже потеряли десять человек в результате тридцати нападений. Мы явно проигрываем.

Холл лихорадочно собирал прибор.

— По крайней мере, теперь мы знаем, что нам угрожает. Это вид протоплазмы с неограниченной пластичностью. — Он поднял распылитель. — Я думаю, это нам подскажет, сколько их здесь.

— Что вы задумали?

— Попробовать смесь мышьяка и водорода. — Холл застегнул шлем. Теперь его голос звучал в наушниках командира. — Я хочу распылить его по всей лаборатории. Мне кажется, их здесь очень много, больше, чем где бы то ни было.

— Почему именно здесь?

— Сюда стекались все образцы, и именно здесь они впервые напали на нас. Я думаю, они появились вместе с образцами — или в качестве образцов — а затем проникли в другие здания.

Командир тоже застегнула шлем. Четверо охранников последовали ее примеру.

— Мышьяк и водород — это вещь смертельная и для человека?

Холл кивнул.

— Придется действовать осторожно. Его можно использовать в лабораторном эксперименте, но не более.

Он включил подачу кислорода в шлем.

— Что вы собираетесь доказать? — спросила она.

— Мы будем знать, сколько их. Будем лучше представлять, что нам угрожает. Возможно, все еще серьезнее, чем мы думали.

— Куда уж серьезнее! — нервно сказала она.

— Мы пока не представляем всей меры опасности. В нашем отряде сотня людей. Если так пойдет и дальше, то самое худшее, что нас здесь ожидает, — гибель всех, одного за другим. Но это, в сущности, пустяк. Подобные отряды гибнут каждый день. Изучая новую планету, мы рискуем и знаем об этом.

— Что же может быть страшнее гибели отряда?

— Если они столь пластичны, то нам придется дважды подумать, прежде чем улететь отсюда. Лучше уж дать себя уничтожить, чем прихватить хоть малую толику этой жизни в нашу систему.

Она посмотрела на него.

— Так вы хотите выяснить, могут ли они существовать автономно?

— Я пытаюсь выяснить, что нам противостоит. Может быть, их всего несколько экземпляров — редкий вид, существующий на планете. А возможно, они повсюду. — Он сделал широкий жест рукой. — Возможно, половина вещей в этой комнате — камуфляж… Плохо, когда они нападают на нас, но было бы хуже, если бы не нападали.

— Хуже? — удивилась командир.

— Они превосходно копируют. Неорганические предметы, по крайней мере. Когда один из них имитировал мой микроскоп, я смотрел через него, Стелла. Он увеличивал, настраивался. Делал все, что требуется от настоящего микроскопа. Это абсолютная форма мимикрии. Они повторяют не только внешний вид предметов, но и проникают на уровень элементов.

— Вы хотите сказать, что, приняв форму одежды или лабораторного оборудования, они могли бы проникнуть на Землю с нашим кораблем? — при этих словах ее передернуло.

— Допустим, перед нами некий вид протоплазмы. Такая степень пластичности предполагает простейшую форму строения, а это, в свою очередь, свидетельствует о размножении делением клеток. Если это так, то их способность к воспроизводству просто безгранична. Их растворяющие свойства наводят меня на мысль о простейших одноклеточных.

— Как вы думаете, они обладают интеллектом?

— Не знаю. Надеюсь, что нет. — Холл поднял распылитель. — Во всяком случае, сейчас мы кое-что узнаем. — Ну, начали, — сказал он.

Майор нажал кнопку и медленно описал дугу, направляя аэрозоль по всему пространству лаборатории. Командир и четверо охранников молча стояли у него за спиной. Ничего не происходило. В окна по-прежнему светило солнце, отражаясь в лабораторных склянках и приборах.

Через минуту он снова нажал на кнопку.

— Я ничего не заметила, — сказала Моррисон. — Вы уверены, что распылитель действует?

— Мышьяк и водород бесцветны. Не расстегивайте шлем. Это смертельно опасно. И не двигайтесь.

Они ждали.

— Боже мой! — воскликнула Стелла.

В дальнем углу лаборатории на столе вдруг закачался шкафчик для предметных стекол. Он плавился, прогибаясь и оседая. Шкафчик совсем потерял форму — однородная железообразная масса осела на поверхность стола. Колыхаясь, она перевалилась через край стола и плюхнулась на пол.

— Смотрите — еще один!

Рядом со шкафчиком растаяла и потекла бунзеновская горелка.

По всей лаборатории вещи пришли в движение. Большая стеклянная реторта сложилась пополам и расползлась кляксой. Потом потекла подставка с пробирками, полка с химическими препаратами…

— Берегись! — крикнул Холл, делая шаг назад.

На пол шлепнулась огромная пузатая банка. Она.

Явно представляла собой одну большую клетку. Холл разглядел смутные очертания ядра, стенок клетки, твердых вакуолей, подвешенных в цитоплазме.

Все текло: пипетки, щипцы, ступки… Половина всех приборов пришла в движение. Были скопированы почти все приборы и инструменты. У каждого микроскопа был свой двойник. И у каждой трубки, банки, бутылки, колбы…

Один из охранников выхватил бластер. Холл ударил его по руке.

— Не стрелять! Состав огнеопасен. Пойдемте отсюда. Мы выяснили все, что хотели.

Они распахнули дверь и выскочили в коридор. Холл захлопнул дверь и запер ее.

— Что вы выяснили? — спросила командир Моррисон.

— У нас нет никаких шансов. Мышьяк на них подействовал, большим количеством их можно было бы уничтожить. Но у нас такого количества нет. К тому же, если бы мы затопили этой смесью планету, то не смогли бы пользоваться бластерами.

— А если мы покинем планету?

— Мы рискуем занести их в нашу систему.

— Но если останемся, нас поглотят, растворят одного за другим, — возразила командир.

— Сюда могли бы доставить смесь мышьяка и водорода. Или другой яд, способный их уничтожить. Но тогда вместе с ними поглибло бы все живое на планете. Почти ничего не останется…

— Ну что ж, значит придется уничтожить все живые организмы. Если другого выхода нет, мы сожжем планету дотла. Пусть превращается в мертвую пустыню.

Они смотрели друг на друга.

— Я свяжусь с Координатором Системы, — сказала командир Моррисон, — и уведу отряд, хотя бы тех, кто остался. Бедная девочка там, у озера… — она передернулась. — Когда отряд покинет планету, мы разработаем надежный способ очистки.

— И вы пойдете на риск завезти эти организмы на Землю?

— А нас они могут имитировать? Могут они копировать живые существа? Высшие формы материи?

Холл подумал.

— Вероятно, нет. Похоже, они могут подражать лишь неорганическим формам.

Командир мрачно улыбнулась.

— Тогда мы полетим домой без всяких неорганических материалов.

— А одежда? Они ведь могут имитировать ремни, перчатки, ботинки…

— Одежду оставим здесь.

Холл усмехнулся.

— Понимаю. — Он подумал». — Возможно, это сработает. Вам удастся убедить личный состав бросить здесь все? Все, что у них есть?

— Если в этом единственное спасение, я прикажу им.

— Тогда, возможно, у нас есть шанс выбраться отсюда.

Ближайший космический корабль, достаточно большой, чтобы забрать всех оставшихся членов отряда, находился в двух часах перехода. Он направлялся на Землю.

Командир Моррисон оторвала взгляд от экрана.

— Они хотят знать, что у нас случилось.

— Дайте я поговорю с ними. — Холл уселся перед экраном. Он увидел перед собой грубое лицо и золотые галуны капитана корабля.

— Я майор Лоренс Холл из Отдела Исследований.

— Капитан Дэниел Дэвис. — Капитан Дэвис бесстрастно изучал его. — Что у вас стряслось, майор?

Холл облизнул губы.

— Если не возражаете, я дам объяснения, когда мы окажемся на борту.

— Почему не сейчас?

— Капитан, вы уже решили, что мы сумасшедшие. Я не хочу утверждать вас в этом подозрении. Мы все обсудим на корабле. — Он замялся. — И вот еще… Мы погрузимся без одежды.

Капитан поднял брови.

— Как это?

— Вот так, капитан. Полностью обнаженными.

— Ясно. — Хотя было очевидно, что он ничего не понимает.

— Когда вы будете здесь?

— Примерно через два часа.

— Сейчас у нас 13.00. Вы будете около 15.00?

— Приблизительно в это время, — подтвердил капитан.

— Ждем вас. Не выходите из корабля. Не выпускайте наружу никого из экипажа. Откройте для нас люк. Мы погрузимся без вещей. Только люди. Как только мы окажемся на борту, тотчас взлетайте.

Стелла Моррисон нагнулась к экрану.

— Капитан, нельзя ли сделать так, чтобы ваши мужчины…

— Мы сядем на робопилоте. Никого из экипажа на палубе не будет. Вас никто не увидит.

— Спасибо, — пробормотала она.

— Пожалуйста, — капитан отдал честь. — До встречи через два часа, командир.

— Выводите отряд на летное поле, — сказала командир. — К сожалению, одежду придется оставить здесь, чтобы на поле вблизи корабля не было никаких вещей.

Холл посмотрел ей в лицо.

— Это не слишком большая цена за жизнь, не так ли?

Лейтенант Френдли закусил губу.

— Я раздеваться не буду. Что за дурацкие идеи…

— Выполняйте приказ!

— Но, майор…

Холл взглянул на часы:

— Сейчас 14.50. Корабль приземлится с минуты на минуту. Снимайте одежду и выходите на посадочную площадку.

— Что же, совсем ничего нельзя взять?

— Вы слышали: ничего. Даже бластер… Мы получим одежду на корабле. Идите! От этого зависит ваша жизнь!

Френдли неохотно стянул рубашку.

— Мне кажется, мы занимаемся ерундой…

Щелкнул видеоэкран. Резкий голос робота объявил:

— Всем немедленно покинуть здание! Всем немедленно покинуть здание и собраться на взлетной площадке!

— Так быстро? — Холл подбежал к окну и поднял металлические жалюзи. — Я не слышал, как он приземлился.

В центре посадочной площадки стоял длинный серый космический корабль, корпус его был покрыт вмятинами и царапинами от ударов метеоритов. Он стоял неподвижно.

Вокруг не было никаких признаков жизни.

Через поле к нему нерешительно тянулась цепочка обнаженных людей, щурившихся от яркого солнца.

— Он уже здесь! — Холл стал поспешно стягивать рубашку. — Пошли!

— Подождите меня!

— Тогда поторопитесь. — Холл кончил раздеваться. Мужчины, не мешкая, вышли в коридор. Раздетые донага охранники пробежали мимо них. Друзья бесшумно прошли по коридорам длинного здания к выходу. Сбежали по ступенькам к летному полю. Высоко в небе светило солнце, они чувствовали на теле тепло его лучей. Из всех зданий выходили нагие мужчины и женщины и в молчании направлялись к кораблю.

— Ну и зрелище! — сказал офицер. — Наша репутация безвозвратно погибла.

— Жизнь стоит репутации, — сказал другой.

— Лоренс!

Холл повернулся в пол-оборота.

— Пожалуйста, не оглядывайтесь, пожалуйста, идите. Я пойду за вами.

— Как вы себя чувствуете, Стелла?

— М-м… необычно.

— Но ведь игра стоит свеч?

— Кажется, да.

— Думаете, нам кто-нибудь поверит?

— Сомневаюсь, — сказала она. — Я и сама не верю.

Холл посмотрел на трап, который выпустил корабль. Первые члены экипажа уже начали взбираться по металлической дорожке к круглому люку, ведущему внутрь.

— Лоренс… — голос Стеллы как-то странно дрожал. — Лоренс, я…

— Что?

— Мне страшно.

— Страшно? — Он остановился. — Почему?

— Не знаю. — Она дрожала.

Их толкали, обходя слева и справа.

— Успокойтесь. Это детские страхи, — он поставил ногу на трап. — Пошли.

— Я хочу вернуться, — в ее голосе была паника. — Я…

Холл рассмеялся:

— Слишком поздно, Стелла.

Холл взбирался по трапу, держась за поручень. Их подхватил и понес вверх поток мужчин и женщин. Они приблизились к люку:

— Вот и пришли.

Человек, идущий перед ними, исчез в люке.

Холл шагнул за ним, в темную внутренность корабля, в безмолвную черноту. Командир — следом.

Точно в 15.00 капитан Дэниел Дэвис посадил свой корабль в центре летного поля. Автоматически открывшись, щелкнул входной люк. Дэвис и другие офицеры сидели в летной кабине у пульта управления.

— Ну, — сказал через некоторое время капитан Дэвис, — где же они?

Офицерам стало не по себе.

— Может быть, что-то случилось?

— А может, все это шутка, черт подери?

Они ждали очень долго.

Но никто не пришел.

Перевела с английского Лилия КОСОГОВА.