«Если». 1993 № 02.

«Если», 1993 №  01.

Урсула Ле Гуин.  Вдогонку.

«Если». 1993 № 02

Проглотив наркотик, он понял, что делать этого не следовало; понял так же отчетливо, как водитель автомашины понимает, что сейчас произойдет, когда прямо ему в лоб несется со скоростью 70 миль в час огромный грузовик. Понимание этого возникло внезапно, откуда-то изнутри, и было предельно отчетливым. Горло сдавило, под ложечкой свернулся, словно морской анемон, противный тугой комок, но было уже слишком поздно: наркотик начал свой путь по пищеводу — горьковатое лакомство, вроде экзотического печеньица с остро-кислой начинкой, маленький заряд неведомой еще бодрости — и за ним как бы тянулся ржавый след разъедающего душу ужаса, словно Льюис умудрился живьем проглотить ядовитую улитку. Но как раз ужаса и не должно быть. Раньше Льюис об этом как-то не подумал, а теперь было уже слишком поздно. Нельзя позволить страху завладеть собой. Страх все на свете оглупляет, а тех, кто боится — их очень и очень много, этих несчастных, — отправляет в мусорную корзину, в сумасшедший дом, и там они трусливо забиваются в угол и молчат, молчат…

Тебе нечего бояться, кроме самого страха.

Да, сэр. Да, сэр, мистер Рузвельт, сэр.

Вот что надо сделать — расслабиться и подумать о чем-нибудь приятном. Если насилие неизбежно…

Он смотрел, как Рич Харринджер открывает свой пакетик (все тщательно взвешено на аптекарских весах и гигиенично упаковано двумя будущими выпускниками химического колледжа; и они молодцы, и американский принцип свободного предпринимательства хорош — пусть этот бизнес не совсем законный, но ведь для Америки подобное в порядке вещей: здесь столь мало законного, что даже ребенок может быть незаконным) и глотает свою маленькую кисленькую улитку с явным и отчетливо написанным на его физиономии удовольствием. Если насилие неизбежно, расслабьтесь и наслаждайтесь. Раз в неделю.

Но разве существует что-либо абсолютно неизбежное, кроме смерти? Почему я должен расслабиться? Зачем мне этим наслаждаться? Я стану бороться. Не хочу я «путешествовать» вашим дурацким способом! Я начну бороться с наркотиком сознательно, целенаправленно, не паникуя; мы еще посмотрим, чья возьмет! Вот здесь для вас приготовлен ЛСД-альфа[1], 100 миллиграммов в упаковке, простенькая такая упаковочка, а здесь, дорогие дамы и джунгльмены, груды самых различных наркотиков, целых 166 фунтов! Эй, вы, нюхачи в белых штанах, с красными плоскими кейсами, с синими мешками под глазами — налейте! И выпустите меня отсюда! Выпустите меня! Звяк…

Но ничего не произошло.

Льюис Синди Дэвид, просто так, без фамилии, то ли еврей, то ли древний кельт, приткнувшийся в уголке, осторбжно огляделся. Все трое его приятелей выглядели нормально, он хорошо их видел, хотя дотянуться и потрогать не мог. Никакой ауры вокруг них не возникло. Джим возлежал на отвратительном, кишащем клопами диване с журнальчиком в руках — наверное, хотел отправиться во Вьетнам, а может, в Сакраменто. Рич выглядел довольно вялым — как и всегда, впрочем. Он был вялым даже во время бесплатного ланча в парке. Зато Алекс был полностью во власти своей гитары, получая бесконечное наслаждение от каждого удачно взятого аккорда.

Серебряные аккорды. Рекорды. Sursum Согdа…[2] Конечно, если он повсюду таскает с собой гитару, то почему бы ему на ней не взять пару аккордов? Или рекордов? Нет. Не злись. Раздражительность — признак потери самообладания. Раздражительность следует подавить. А ты подави все сразу, а? Эй, надзиратель, подавить их! Давайте, ребята, давите на здоровье!

Льюис встал, с удовольствием убеждаясь в адекватности собственных реакций и отличной работе вестибулярного аппарата, и налил в стакан воды из-под крана. Раковина была омерзительна: волоски, оставшиеся после бритья, плевки зубной пасты «Колгейт», мерзкие ржавые и красноватые потеки… Нет, это какой-то притон! Ну и что? Да, гнусный маленький притончик — зато свой собственный. Интересно, почему он живет в такой помойке? Зачем просил Джима, Рича и Алекса придти сюда и поделиться своим «лакомством»? Ему и так достаточно паршиво, чтобы стать еще и наркоманом. Скоро в комнате будет полно вялых тел, остекленелых глаз, закатившихся под лоб, а потом мраморными шариками выпрыгнувших из глазниц прямо в пыль под кроватью… Льюис осмотрел стакан с водой на просвет, потом отпил примерно половину, а оставшейся водой начал потихоньку поливать росток оливы в треснувшем десятицентовом горшке. «Выпей за мое здоровье», — пробормотал он, изучая крошечное деревце.

Его олива была пяти дюймов росту, однако выглядела она почти совсем как настоящая — такая же шишковатая и прочная. Его «бонсаи», его карликовое деревце.

Ура, маленькая олива, банзай! Но где же сатори, где пресловутое «внезапное озарение»? Где понимание сокровенного, где обострение всех чувств, где все эти фантастические формы, яркие цвета, неожиданные значения? Где как бы высвеченная наркотиком реальность? О, Господи, сколько же еще нужно времени, чтобы это проклятое снадобье наконец подействовало? Вот его оливковое деревце. Точно такое же, как и было. Ни больше, ни меньше. И никаким особым символом ему не кажется. Точно так и люди орут: «Мира, мира!» — а мира на Земле все нет. Наверное, не хватает на всех оливковых деревьев — слишком бурно растет население… Ну и что, это ли пресловутое «обостренное восприятие действительности»? Нет уж, чтобы до такого додуматься, наркотик и близко не нужен. Ну же, давай! Трави меня, трави! Эй, галлюцинации, где вы? Явитесь, я вызываю вас на поединок, я буду биться с вами, я вас возненавижу… и проиграю битву, и сойду с ума — в полном молчании…

Как Изабель.

Вот почему он живет в этой помойке, вот почему попросил Джима, Рича и Алекса придти сюда и вот почему отправился путешествовать вместе с ними — надеялся на дивное плавание, чудесный праздник, волшебный отпуск… Он пытался догнать свою жену. Это невыносимо — видеть, как твоя жена у тебя на глазах сходит с ума, и сделать ничего невозможно. И нельзя отправиться вместе с ней. А она уходит все дальше и дальше, не оглядываясь, по длинной-длинной дороге — в молчание. Сладкоголосая лира любви умолкает, зато сладкоголосые психиатры лгут в один голос. Ты стоишь за прозрачной стеной собственного здравого смысла — словно в аэропорте, провожая или встречая кого-то, — и у тебя на глазах самолет твоей жены падает. Ты кричишь: «Изабель!» — но она не слышит. Ничего не слышит. И самолет падает на землю — в полной тишине. Она уже не могла услышать, как он зовет ее по имени. Не могла и сама заговорить с ним. Теперь стены, разделявшие их, стали совсем толстыми, из прочного кирпича, и он мог как угодно безумствовать в хрустальном дворце своего собственного душевного здоровья. Мог пытаться разбить его стены камнями. Или наркотиками. Звяк, бряк, вдрызг…

ЛСД-альфа, конечно же, до полного безумия не доводит. Этот наркотик даже не оставляет следа в ваших генах. Он просто делает доступной высшую реальность. Как шизофрения, подумал Льюис. Но вот в чем загвоздка: поговорить-то там все равно ни с кем нельзя, нельзя ни рассказать о себе, ни спросить…

Джим уронил наконец свой журнал. Он сидел в изысканно-небрежной позе, глубоко затягиваясь табачным дымом. Явно был намерен общаться с высшей реальностью «на ты». Как буддийские монахи. Джим всегда был истинно верующим, и теперь жизнь его сосредоточилась на эксперименте с ЛСД-альфа — так глубоко уйти в таинство своей науки способен лишь средневековый мистик. Но хватит ли упорства неделю за неделей заниматься одним и тем же? И в тридцать лет? И в сорок два? И в шестьдесят три? Все-таки должно быть ужасно скучно; что-то в этом есть враждебное самой жизни; наверное, для подобных занятий лучше уйти в монастырь. Заутрени, обедни, вечерни, тишина, надежные стены вокруг, высокие, прочные. Чтобы преградить доступ низшей реальности.

Ну, давай же, галлюциноген, делай свое дело! Вызывай галлюцинации, пусть я совсем загаллюцинируюсь. Разбей эту прозрачную стену. Дай мне пойти тем путем, которым ушла моя жена. Ушла из дому и не вернулась молодая женщина, 22-х лет, рост 5 футов 3 дюйма: вес 105 фунтов, волосы каштановые, принадлежит к человеческой расе, пол женский… Она ведь не умеет слишком быстро ходить. Я бы и на одной ноге сумел догнать ее. Перенеси меня туда, к ней… Нет.

Я сам отправляюсь за ней вдогонку, решил Льюис Синди Дэвид. Он перестал по капельке поливать свое оливковое деревце и посмотрел в окно. За грязным стеклом в сорока милях от него виднелась Маунт Худ[3], почти идеальный конус в две мили высотой. Спящий вулкан, официально не признанный, однако, потухшим; он полон дремлющего до поры огня. На вершине Маунт Худ и свои облака, и свой собственный климат, иной, чем у подножья: там вечные снега и ясный чистый свет. Вот потому-то он и торчит в этой помойке — здесь из окна видна высшая реальность. Выше обычной на одиннадцать тысяч футов.

— Черт меня побери! — вслух удивился Льюис, чувствуя, что вот-вот ему откроется нечто действительно важное. Впрочем, подобное ощущение у него бывало довольно часто и без помощи химии. Ведь существовала еще к гора.

Между ним и горой лежали груды всякого мусора, асфальтированные дороги, пустые конторы и министерства, громоздились пригороды, и мигали неоновые слоны, поливавшие струей из хобота неоновые машины, а вода от них разлеталась неоновыми блестками. Подошва горы вместе с предгорьями пряталась в бледном тумане, так что издали казалось, будто вершина куда-то плывет.

Льюису вдруг очень захотелось заплакать и произнести вслух имя жены. Он подавил это желание, уже целых три месяца он подавлял его — с мая, с тех пор, как отвез Изабель, молчавшую уже несколько месяцев, в лечебницу. В январе, перед тем, кадс замолчать, она очень много плакала, иногда целыми днями, и он стал бояться слез. Сперва слезы, потом молчание. Ничего хорошего.

О Господи, как же ныне из этого выпутаться!

Льюис расслабился, прекратил борьбу с неосязаемым врагом и теперь умолял о пощаде. Он просил наркотик в его крови начать наконец действовать, сделать хоть что-нибудь — позволить ему заплакать или увидеть что-то небывалое — как-то освободить его от этого безумия…

Но ничего не происходило.

Он перестал по капельке поливать свое оливковое деревце и осмотрел комнату. Сыровато, зато просто, и из окон прекрасный вид на Маунт Худ, а в ясные дни видно и похожую на зуб мудрости Маунт Эдамс. Однако здесь никогда ничего не происходит. Здесь всего лишь «зал ожидания». Он взял со сломанного стула свое пальто и вышел из комнаты.

Это было отличное пальто, на чистошерстяной подкладке, с капюшоном; мать и сестра всклад- чину купили пальто к Рождеству, отчего Льюис почувствовал себя этаким Раскольниковым. Только вот не собирался убивать старушку-процентщицу. Даже понарошку. На лестнице он встретился с малярами и штукатурами. Их было трое, они с лестницами и ведрами шли наверх приводить в порядок его комнату. Сцокойные мужчины со здоровым румянцем не щеках, лет сорока-пятидесяти. Эх, бедняги, что же они с этой раковиной-то делать будут? И с теми троими, альфой отравленными — Ричем, Лжимом и Алексом — пребывающими сейчас где-то в райских кущах? И с кучей его собственных заметок о Ленотре и Олмстеде[4]? И с четырнадцатью фунтами фотографий японской архитектуры? С его мольбертом, рыболовными снастями и собранием сочинений Теодора Старджона в потрясающих переплетах? С огромной, 8x10 футов, незаконченной картиной маслом — худосочная «ню», работа его приятеля, примазавшегося к выставке самого Льюиса? С гитарой Апекса, с оливковым деревцем, со всей этой пылью и мраморными глазными яблоками под кроватью? Ну, это их проблемы. Льюис продолжал спускаться по лестнице, пахло кошками, башмаки с металлическими подковками громко стучали по ступенькам, Ему казалось, что все это когда-то уже с ним было.

Потребовалось немало времени, чтобы вы- браться из города. Поскольку пользоваться общественным транспортом «людям в состоянии наркотического опьянения», конечно же, было запрещено, он не стал садиться на попутный автобус до Грешема, хотя это здорово сэкономило бы ему время. Однако времени у него было более чем достаточно. Вечера летом долгие, светлые; это весьма кстати. Сперва наступают легкие бесконечные сумерки, и только потом постепенно спускается ночь. На этой долготе — середина между экватором и полюсом — нет ни тропической монотонности, ни арктических абсолютов; зимой ночи длинные, а летом длинные вечера, когда один оттенок света сменяет другой и понемногу наступает как бы помутнение ясности, утонченный ленивый отдых света.

Дети носились в зеленых парках Портленда, по длинным улицам, ответвляющимся вбок от главной, идущей вверх магистрали. То была какая-то всеобщая игра — Игра Юных. Лишь изредка можно было заметить одинокого ребенка; такие играли в Одиночество по большой ставке. Некоторые дети — прирожденные игроки. Мусор по краям сточных канав шевелился от дыхания теплого ветра. Над городом плыл далекий и печальный звук — казалось, ревут запертые в клетках львы, мечутся, подрагивая золотистыми шкурами, нервно бьют хвостами с золотистыми кисточками и ревут, ревут… Солнце село, исчезнув где-то на западе, за городскими крышами, но вершина горы сияла по-прежнему, горела ослепительным белым огнем. Когда Льюис наконец выбрался из пригородов и пошел среди дивных, отлично возделанных полей по холмам, ветер дохнул запахами сырой земли, прохлады и еще чего-то сложного, как бывает ночью. На крутых склонах, покрытых густыми лесами, уже сгущалась тьма. Но времени было еще много. Прямо над головой, впереди, сияла белая вершина, чуть отливая желтоватым абрикосом там, где ее касались последние закатные лучи.

Поднимаясь вверх по длинной крутой дороге, Льюис сперва нырнул в густую тень горного леса, потом снова очутился на открытом участке — словно поплыл в потоках золотистого света. Он шел вперед, пока леса не остались далеко внизу и он не поднялся над сгущавшейся тьмой, оказавшись на такой высоте, где были только снега и камни, воздух и бескрайний, чистый, вечный свет.

Но он был по-прежнему один.

Нет, это несправедливо! Он же не был один тогда. И теперь должен был встретиться… Он был тогда вместе… Где?

Ни лыж, ни саней, ни снегоступов, ни детской железной горки… Если бы мне поручили распланировать эту местность, Господи, я бы непременно проложил тропу — прямо вот здесь. Пожертвовал бы величественностью во имя удобства. Всего-то одну маленькую тропинку! Никакого ущерба природе. Всего лишь одна крошечная трещинка в Колоколе Свободы. Всего лишь одна крошечная протечка в плотине. Всего лишь крошечный взрыватель, вставленный в бомбу. Всего лишь маленькая причуда. О, моя безумная девочка, моя безмолвная любовь, жена моя, которую я предал хаосу, ибо она не пожелала услышать меня… О Изабель, приди, спаси меня от себя самой!

Я ведь за тобой карабкался сюда, где и тропинки- то ни одной нет, и теперь стою здесь один, и некуда мне идти…

Закат догорал вдали, и белизна снега приняла мрачноватый оттенок. На востоке, над бесконечными горными вершинами, над темными лесами и бледными озерами в холмистых берегах был виден гигантский Сатурн, яркий и кровожадный.

Льюис не знал, где остался «Охотничий приют», наверное, где-нибудь на опушке, но сам он сейчас был гораздо выше лесов и ни за что не хотел спускаться вниз. К вершине, к вершине! Выше и выше! Этакий юный знаменосец снегов и льдов — только вот девиз на знамени странный: ПОМОГИТЕ, ПОМОГИТЕ, Я ПЛЕННИК ВЫСШЕЙ РЕАЛЬНОСТИ. Он поднимался все выше. Карабкался по диким скалам; волосы растрепались, рубашка выехала из брюк. Он плакал, и слезы скатывались вниз по щекам и по подбородку, но сам он упорно полз вверх — странная слезинка на щеке горы.

Ужасно встречать ночь на такой высоте — слишком одиноко.

Свет не стал медлить ради него. И времени теперь совсем не осталось. Он исчерпал свой запас времени. Из потоков тьмы выглянули звезды и уставились прямо ему в глаза; он видел их всюду, стоило лишь отвести взгляд от огромного белого сходящегося конусом пространства — он впервые шел по долине, расположенной так высоко. По обе стороны этой белой долины зияли темные пропасти, в их глубинах сияли звезды. И снег тоже светился — собственным холодным светом, так что Льюис мог продолжать свой путь на вершину.

Ту тропу он вспомнил сразу, едва выйдя на нее. Бог ли, государственные службы, или он сам — но кто-то все же проложил здесь тропу. Он свернул направо — и зря. Тогда он пошел налево и замер вдруг, как вкопанный: не зная, куда идти дальше. И тогда, дрожа от холода и страха, он выкрикнул, адресуя мертвенно-белой вершине и черному небу, усыпанному звездами, имя своей жены: Изабель!

Она вышла из темноты и по тропе спустилась к нему.

— Я уже начала беспокоиться, Льюис.

— Я зашел дальше, чем мог, — ответил он.

— Здесь такие долгие светлые вечера, что кажется, будто ночь никогда не наступит…

— Да, правда. Прости, что заставил тебя волноваться.

— О, я не волновалась. Знаешь, это у меня просто от одиночества. Я подумала, может, ты ногу повредил… Хорошая была прогулка?

— Потрясающая.

— Возьми меня с собой завтра, а?

— Что, лыжи еще не наскучили?

Она помотала головой, покраснела и пробормотала:

— Нет, я без тебя не катаюсь.

Они свернули налево и медленно пошли вниз по тропе. Льюис все еще немного прихрамывал из-за порванной связки — из-за этого он два последних дня и не мог кататься на лыжах. Они держались за руки. Снег, звездный свет, покой. Где-то под ногами огонь, вокруг темнота; впереди — горящий камин, пиво, постель… Все в свое время. Некоторые — прирожденные игроки — всегда предпочитают жить на краю вулкана.

— Когда я была в лечебнице, — сказала Изабель, замедлив шаг настолько, что он тоже остановился, и теперь не было слышно даже шороха их шагов на сухом снегу — вообще ни одного звука, только тихий ее голос, — мне снился один такой сон… страшный… Это был… самый важный сон в моей жизни. И все-таки в точности вспомнить его не могу — никогда не могла, никакие лекарства не помогли. Но, в общем, он был примерно такой: тоже тишина, очень высоко в горах, и выше гор — тишина… Превыше всего — тишина. Там, во сне, было так тихо, что если бы я что-то сказала, ты внизу смог бы услышать. Я это знала точно. И мне кажется, я назвала тебя по имени, вслух, и ты действительно меня услышал — ты мне ответил…

— Назови меня по имени, — прошептал он,

Она обернулась и посмотрела на него. На склоне горы и среди звезд стояла полная тишина. И она отчетливо произнесла его имя.

А он в ответ назвал ее имя и обнял ее. Обоих била дрожь.

— Холодно, как холодно, пора спускаться вниз.

Они двинулись дальше, по туго натянутому меж двух огней канату.

— Посмотри, какая огромная звезда вон там!

— Это планета. Сатурн. Отец-Время.

— Он съел своих детей, верно? — прошептала она, крепко сжимая его руку.

— Всех, кроме одного, — ответил Льюис.

Они прошли еще немного вниз и увидели на покрытом чистым снегом склоне горы в серовато- жемчужном свете звезд темную громаду «Охотничьего приюта», кабинки подвесной дороги и уходящие далеко вниз канаты.

Руки у него заледенели, и он на минутку снял перчатки, чтобы растереть их, но ему ужасно мешал стакан воды, который он нес в руке. Он перестал по капельке поливать свое оливковое деревце и поставил стакан рядом с треснувшим цветочным горшком. Но что-то все еще сжимал в ладони, словно шпаргалку на выпускном экзамене по французскому — que je fasse, que tu fasses, qu'il fasse[5] — маленькую, слипшуюся от пота бумажку. Некоторое время он изучал лежащий на ладони предмет. Какая-то записка? Но от кого? Кому? Из могилы — в чрево? Маленький пакетик, запечатанный, и в нем 100 миллиграммов ЛСД-альфа в сахарной облатке.

Запечатанный?

Он припомнил, с необычной точностью и по порядку, как открыл пакетик, проглотил его содержимое, почувствовал вкус наркотика. Он столь же отчетливо помнил, где был после этого, и догадался, что никогда еще не бывал там раньше.

Он подошел к Джиму, который теперь как раз выдыхал тот воздух, который вдохнул, когда Льюис сунул пакетик Джиму в карман пиджака.

— А ты разве не с нами? — спросил Джим, ласково ему улыбаясь.

Льюис покачал головой. Ему было трудно объяснить, что он уже вернулся из путешествия, которого не совершал. Впрочем, Джим бы его все равно не услышал. Они были отгорожены друг от друга такими стенами, которые не дают возможности слышать других и отвечать им.

— Счастливого путешествия, — сказал Льюис Джиму.

Потом взял свой плащ (грязный поплин, какая там шерстяная подкладка, эй, бродяга, постой, погоди) и пошел по лестнице вниз, на улицу. Лето кончалось, наступала осень. Шел дождь, но сумерки еще плыли над городом, и ветер налетал сильными холодными порывами, принося запах сырой земли, лесов и ночи.

Перевела с английского Ирина ТОГОЕВА.

Виктор Гульдан, доктор психологических наук. В ПЛЕНУ ДОМАШНЕГО ДРАКОНА.

Сегодняшний номер журнала посвящен классической теме фантастики — иллюзии, "фантоматике", когда действие разворачивается в воображении человека, по логике психических, а не физических законов. Причем в фантастике иллюзия не только приобретает видимость действительности, подменяя ее, но нередко становится реальностью, как в знаменитой повести Кита Лаумера или не менее хрестоматийном рассказе Джеймса Боллерда.

Поскольку «спусковым крючком развития действия нередко становится наркотик (или его фантастический заменитель), то первое слово руководителю отдела медико-психологических исследований Государственного научного центре наркологии РАН.

У наркотиков богатая история. Уже в древности и в средневековье встречаются свидетельства использования психоактивных веществ во время религиозных обрядов, а иногда и в быту. Но отметим: всегда и везде на использование имевшихся тогда наркотиков накладывались определенные ограничительные рамки (только представители высшей власти, жрецы, высшие касты, только взрослые, лишь при соблюдении определенного ритуала и прочее). Распространяясь с Востока на Запад, наркотики первоначально использовались как медицинское средство, при этом потребителями были «первые лица» в государствах: Людовик XIV, кардинал Ришелье, Петр I… В дальнейшем медицинское использование наркотических средств получило широкое распространение.

В Европе наступлению наркотиков способствовали как исследования ученых, так и гедонистические запросы богемных групп, творческой элиты. Расширяется спектр наркотиков, растет их немедицинское употребление. В результате появления сильнодействующих наркотиков, привыкания к ним, увеличения принимаемых доз общество постепенно сознает возникновение опасного врага.

Первыми в борьбу с наркоманией как с социальным злом вступают англосаксы. В 1868 г. в Англии принят Аптекарский указ, отдающий наркотики в исключительное ведение фармацевтов. В Китае в 1906 г. императорским указом официально запрещается \ использование опиума, закрываются все курильни. Провозглашается лозунг: зерновые вместо мака. Но эти меры приводят лишь к возникновению черного рынка, спекуляции, росту подпольных курилен и преступности.

В конце XIX — начале XX века эпидемия наркомании принимает поистине международные масштабы (кстати, Карл Маркс усматривает в этом месть Востока Западу). Во Франции декретом 1908 г. регламентируется импорт и продажа опиума, который остается ценным фармацевтическим сырьем. В США наркотики появляются вместе с эмигрантами. С 1887 г. с этим здесь ведется жестокая борьба полицейскими мерами, не прекращающаяся и по сей день.

В начале XX века борьба с наркотиками приобретает интернациональный характер. 1 февраля 1909 г. в Шанхае состоялась международная конференция тринадцати стран, в которой участвовала и Россия. Конференция приняла декларацию о необходимости борьбы с опиумом. 22 декабря 1912 г. в Гааге была принята первая «Международная конвенция по опиуму».

Во время войны 1914 г., наряду с широким медицинским применением наркотических средств для обезболивания, наблюдается всплеск наркомании среди офицеров и солдат. Привыкание послеоперационных больных к опиатам — самый типичный случай в то время превращения пациента в наркомана. (Сейчас же этот путь заболевания один из самых редких). Уже 12 июля 1916 г. Франция принимает закон о запрещении импорта, распространения и использования опиума, морфия и кокаина. Аналогичные законы появляются в США, Англии, Германии.

Вскоре после I мировой войны в борьбе с наркоманией заканчивается «Век медиков», по выражению К.Бахмана и А. Кол ель, авторов книги «Дракон в твоем доме», и начинается «Век полицейских». В 1923 г. на II международном конгрессе криминальной полиции, собравшем 138 делегатов, образован Интерпол, которому вменялась в обязанность борьба с международным наркобизнесом. В 1925 г. в Женеве восемь стран подписали международную Конвенцию против наркотиков, был определен список наркотических веществ, запрещенных к изготовлению и продаже (в 1971 г. к этой Конвенции присоединились правительства 102 стран мира). Жесткие меры борьбы с наркоманией приводят к ответным действиям наркобизнеса, появлению организованных, законспирированных преступных сетей. Наркотики становятся принадлежностью преступного мира. В свою очередь, с помощью наркотиков преступные группы стремятся переделать мир по своему образу и подобию. Полицейские меры повсеместно оказываются неэффективными.

В проблеме наркомании два аспекта: спрос и предложение. Полиция занимается вторым, ее усилия во всем мире направлены на пресечение распространения наркотиков. Но, пока мы не поймем, почему и у кого возникает стремление к их употреблению, мы не сможем изменить ситуацию; экспансия наркомании в новые для нее социальные и географические среды будет продолжаться.

Первоначальные версии замыкались на вопросе: наркоман — больной или преступник?

В американских исследованиях шестидесятых-семидесятых годов сторонники клинических, биогенетических теорий наркомании пытались объяснить ее происхождение различными дефектами личности, психопатическими и невротическими расстройствами. В последнее время американские авторы отказались от подобных попыток. Д.Бакалар и Л.Гринспун в книге, вышедшей в 1984 г., заявляют, что «подозревать в наркомане психическую неполноценность можно только в том случае, если она является результатом, а не причиной злоупотребления наркотиками». По-видимому, эта позиция связана с тем, что наркомания в США получила столь широкое распространение во всех социальных слоях и возрастных группах населения, что делает нереалистичным относить ее на счет психической патологии или личностных психологических проблем. По данным ООН, в США в 1985 г. ежедневно употребляли марихуану 4,9 % старшеклассников, а пробовали ее хотя бы один раз в жизни 56 миллионов человек. Среди употребляющих кокаин в 1982 г. было полтора миллиона подростков до 17 лет, в возрасте 19–27 лет — 9 миллионов, причем с 1974 по 1982 г. число употребляющих кокаин в США хотя бы один раз в жизни возросло с 5,4 до 22,2 миллионов человек. Эти цифры вполне могут убедить, что стремление к употреблению наркотиков нельзя объяснить исключительно личностными расстройствами или криминальными наклонностями. Это была слишком простая гипотеза. Сотрудник Французского центра социологических исследований К. Бонмэн, изучив группу молодых наркоманов, также пришел к выводу, что полученные им данные не дают оснований утверждать, что существует «типичный портрет наркомана».

Вместе с тем американские и французские авторы, исследующие психологические причины употребления наркотиков, отмечают такие внутриличностные факторы, как эмоциональная нестабильность, отсутствие воли, зрелости, динамизма, честолюбия, указывают на стрессы, эмоциональную неудовлетворенность, стремление снять напряжение, волнение, усталость, стремление облегчить общение с другими людьми.

По-видимому, можно говорить о трех основных моделях употребления психоактивных веществ: гедонистической, фрустрационной и адаптогенной.

Проясним терминологию.

В первом случае наркотики употребляют для развлечения, для удовольствия.

Во втором — чтобы восполнить дефицит положительных эмоций.

В третьем — уменьшить стресс, снять напряжение.

И вот тут самое время поговорить о том, что является наркотиком.

С медицинской точки зрения, к наркотикам относятся вещества, способные изменять психическое состояние человека, вызывающие болезненное пристрастие и запрещенные законом для употребления. Чтобы какое-то вещество было причислено к наркотикам, оно должно отвечать всем этим критериям. И кофе, и табак, и героин — психоактивные вещества, пристрастие к табаку у заядлых курильщиков носит характер болезненного влечения, но только героин из этих трех веществ внесен Конвенцией ООН и, соответственно, Минздравом России в список наркотиков. Изготовление и распространение веществ, внесенных в этот список, влечет за собой в странах, подписавших Конвенцию, уголовную ответственность. Перечень веществ, относимых к наркотикам, постоянно расширяется. Тридцать лет назад в аптечных киосках без рецепта продавались таблетки от кашля — кодеин, сейчас эти таблетки отнесены к наркотикам. Действие их не изменилось, они по-прежнему помогают избавиться от кашля, но при этом обнаружилось, что они воздействуют и на настроение пациента, к ним возникает привыкание. Этот побочный эффект был замечен заинтересованными лицами и стал причиной немедицинского употребления. Появилась новая форма наркомании — кодеиновая, список наркотиков расширился.

Не все просто с этим списком. Алкоголь, к примеру, в него так и не попал, хотя полностью отвечает заложенным критериям: возможность привыкания, распространенность явления, социальные и медицинские последствия. Вроде бы в списке наркотиков он должен стоять на первом месте, особенно в России, однако не стоит; изготовление и распространение алкоголя санкционировано государством. Я пытался сравнивать медицинские и социальные последствия употребления алкоголя (не наркотика) и гашиша (наркотика). Вред для здоровья, включая поражение внутренних органов, головного мозга, смерть от отравления бывает чаще от алкоголя. Деградация личности при длительном употреблении более выражена при алкоголизме. Количество преступлений, совершенных в состоянии алкогольного и наркотического опьянения, не стоит и сравнивать. Такая вот логическая загадка.

В разных странах, в различных социальных средах преобладает та или иная модель наркотизации.

И по видам наркомании Россия отличается от стран Запада. Если в Европе первое место принадлежит каннабису, затем идут амфетамины, героин, а в последнее время — кокаин, то в России 97 % наркоманов пользуются препаратами, полученными кустарным путем из различных сортов мака и конопли. Основными источниками поступления наркотиков растительного происхождения являются Кавказ, Средняя Азия, Украина и ряд центральных областей России.

Доступность наркотиков в России и на Западе совершенно несопоставима. Порция героина в США или Великобритании стоит наркоману как билет в кино, нашему наркоману требуется 3–4 тысячи рублей в день, что, кстати, с неизбежностью приводит его к преступлению. При этом в лучшем для себя случае отечественный наркоман довольствуется опиумом- сырцом, изготовленным из опийного мака в Средней Азии, а чаще всего — суррогатом, полученным из соломки обыкновенного масличного мака.

Наиболее тревожным прогностическим признаком является то, что наркомания в России проникает в новые для себя географические и социальные пространства. Наркомания, бывшая когда-то в нашей стране экзотическим продуктом тюрем, лагерей и некоторой части художественной богемы, стала подростковой и молодежной проблемой. По результатам опросов в московских учебных заведениях, наркотические и одурманивающие вещества пробовали 15 % студентов и 22 % учащихся профессионально-технических училищ; к 7 классу школы опыт знакомства с наркотиками приобретают от 5 до 15 % школьников, а к 10 классу — 20 %.

Отношение молодежи к наркотикам определяет перспективы наркотической ситуации в России в ближайшие годы и в более отдаленном будущем. Причины, толкающие подростка к знакомству с наркотиками, ищут во всем мире. В публикациях западных авторов наиболее частым мотивом называют проблему «отцов и детей» — протест в отношении духовных ценностей родителей, общества в целом. Немалое значение имеет отсутствие жизненных перспектив в связи с безработицей молодежи, недовольство и неудовлетворенность своим социальным статусом. Но согласимся: это объяснение с реабилитирующим наркоманов оттенком.

У нас бытовало мнение, что одной из важных причин распространения наркомании среди подростков является вынужденное безделье, скука, неумение и невозможность чем-то себя занять. Исследования, проведенные в Петербурге и Одессе, показали, что «скука» лишь в 1 % случаев привела подростков к употреблению наркотиков. Отечественными учеными выдвинута гипотеза «двойной неудачи», толкающей подростка к наркотикам. Неуспеваемость в школе, несоответствие притязаний и возможностей не позволяют добиться желаемого положения в формальной структуре. Если при этом подросток терпит неудачу и в приобретении неформального статуса, не может установить контакт со сверстниками, с родителями, не может обрести устраивающую его собственную индивидуальность, он оказывается в тупике. Стремление к наркотикам — реакция на эту двойную неудачу.

Для большинства подростков первая проба наркотиков остается единичным, случайным эпизодом. Не исключено, что это обстоятельство учитывается деятелями наркобизнеса, пускающими в оборот новые синтезированные наркотические средства с более быстрым привыканием к ним. Механизм наркотической зависимости включает две ступени, два вида: психический и физический. Первый проявляется в дискомфорте при длительном воздержании от наркотиков. Мозговые биохимические процессы здесь еще не до конца исследованы, работа над этим ведется во всем мире, в том числе и в Институте биологической наркологии, входящем в Государственный центр наркологии. Второй вид наркотической зависимости проявляется в различных соматических симптомах. Это могут быть расстройство желудка, боли в мышцах, судороги; они возникают, когда психоактивное вещество включается в обменные процессы, и отказ от него ведет к их нарушению. Тем и опасны новые синтетические наркотики: даже случайное их употребление ведет к быстрому формированию зависимости.

На первом советско-итальянском симпозиуме, проходившем в 1989 г. в Палермо, профессор А. Канкрини определил наркоманию как ошибочную форму самолечения, как попытку уменьшить страдание с помощью неадекватного инструмента. У каждого человека есть свой порог боли, граница переносимого страдания, и когда она перейдена, возникает проблема выбора: справиться с ней собственными личностными ресурсами, смириться или избавиться от нее, на первый взгляд, быстрым и простым путем: принять наркотик.

Но в жизни быстрых и простых путей не бывает.

«Коробочка была наполнена тестообразным маслянистым веществом; отблеск золота и драгоценных камней, украшавших коробочку, мешал разглядеть его цвет.

Оно отливало лазурью, пурпуром и золотом.

Граф зачерпнул золоченой ложечкой немного этого вещества и протянул Моррелю, устремив на него испытующий взгляд. Теперь стало видно, что вещество это зеленоватого цвета.

— Вот то, что вы просили у меня, — сказал он. — Вот, что я вам обещал.

…Мало-помалу потускнели лампы в руках статуй, и Моррелю стало казаться, что аромат курений ослабевает.

Монте-Кристо, сидя напротив, смотрел на него из полумрака, и Моррель различал только его блестящие глаза.

Бесконечная слабость охватила Максимилиана; кальян выпал у него из рук; предметы теряли очертания и цвет; его затуманенному взору казалось, будто в стене напротив раскрываются какие-то двери и завесы.

— Друг, — сказал он, — я чувствую, что умираю; благодарю».

Александр ДЮМА. «Граф Монте-Кристо».

Фриц Лейбер. Корабль призраков.

«Если». 1993 № 02

Идззиот! Раззява! Зззабулдыга! — прошипел кот и впился в Лопуха.

Боль уравновесила неотвратимо подкатывающую к горлу тошноту. Подвешенный в немыслимой позе, Лопух и телом и разумом свободно парил в бархатной темноте чрева спящего «Ковчега», где только свет от пары мерцающих бегающих огоньков едва рассеивал непроглядность ночи.

Видение выплыло в виде корабля с поднятыми парусами — сливочная белизна на фоне слившихся воедино синевы взволнованного моря и голубизны ясного неба. Но теперь и море, и небо уже не вызывали приливов отвратительной дурноты. Он слышал свист и завывание соленого ветра в вантах и растяжках такелажа, его биение в упруго надутые паруса, скрип мачт и всего деревянного корпуса судна.

Деревянного… Что такое дерево? Ответ пришел откуда-то извне: живой пластик, одушевленная материя…

А какая сила выравнивает поверхность воды, не позволяя ей собираться в гигантские жидкие шары, не дает кораблю закрутиться на ветру, перевернувшись кверху килем, а мачтами вниз?

Вместо расплывчато-мутных пятен и клякс, привычных Лопуху в реальности, видение предстало контрастным, пронзительно ярким, отчетливо очерченным — этаким чудом, о котором он боялся даже мечтать: до леденящего холодка по спине, до мурашек… О, этот захватывающий ужас!

— Сссмотри зззорче вдаль! Проззревай вглубь! Вещщий взгляд вперед — в будущщее! Ззза корму — в прошшлое!

Прекрасный сон уже начинал раздражать Лопуха: порожденный наговором кота мираж становился до неприличия назойливым — животному не мешало бы поучиться хорошим манерам! Особенно навязчива была безотчетная, но ощутимо согревающая надежда на новые глаза. «И все же это не ведьма в обличим кошки», — заключил Лопух. Хотя, определенно, странный сон был внушен ему этим обычным приблудным котом. Неужто зверюга червем прополз в «Приют Летучей Мыши» по узким вентиляционным трубам? Теперь, когда все поголовно были охвачены страхом встречи с нечистой силой, а сам корабль, или, по крайней мере,

Третий трюм, почти обезлюдел — бродячие животные стали большой редкостью.

Первые проблески утренней зари осветили Нос корабля. Фиолетовый — носовой — угол «Приюта» начал постепенно вырисовываться во мраке. Искры бегающих огоньков растворились в белом дневном свечении. Еще двадцать ударов сердца, и на «Ковчеге» стало так же светло, как утром обычного Трудельника, впрочем, как и любого другого дня недели.

На расстоянии вытянутой руки от Лопуха шевелился кот: черное пятно, каким его видели слабые глаза. Кот, пружинисто оттолкнувшись задними лапами от голой руки Лопуха, прыгнул и виртуозно приземлился на других вантах.

Лопух отстегнул себя от канатов и, обхватив пальцами ног свою спальную, тонкую как карандаш, веревку, щурясь, вглядывался в кота.

Губы Лопуха сложились в подобие улыбки:

— Ты мне нравишься, котик. Я буду называть тебя Кимом.

— Кимушшка — простофффилюшшка! — кот брезгливо сплюнул. — А я тогда назззову тебя — Зззабулдыга, или ещще лучшше — Пропойца!

Шум нарастал — так было всегда после рассвета, с наступлением дня. Гнусаво звенели канаты, потрескивали и поскрипывали стены.

Лопух проворно повернул голову. Хотя окружающий мир представлялся ему игрой расплывчатых неясных пятен, — подобно хаотичной пляске красок на палитре художника, — зато любое движение он засекал безошибочно и мгновенно.

Корчмарь медленно наплывал прямо на него. На массивный красновато-коричневый шар его грузного тела был водружен меньший, но тоже массивный — бледный шар лица, с пунцовым, как яблочко на мишени, кружком, расположенным точно посредине между широко расставленными бусинками карих глазок. Одна из его сдобных, как булка, рук венчалась прозрачным набалдашником из полиэтиленового пакета, конец другой зловеще отливал бледным стальным свечением. Далеко за его спиной краснел кормовой темный угол «Приюта Летучей Мыши», а на полпути к нему — белела большая сияющая ротонда — стойка бара в форме кольца, любовно окрещенная завсегдатаями Пончиком.

— Ну что, бездельник, неженка несчастный! — приветственно загнусавил Корчмарь. — Прохрапел всю Спятницу, пока я целую ночь и божий день надрывался без сна без отдыха на часах. Да еще теперь неси ему в постель утренний шкалик лунной настойки!

— Поганая выдалась ночка, доложу я тебе, Лопух, — продолжал он нравоучительно. — Замучили эти оборотни, вампиры и ведьмы, прямо так и шастают по коридорам. Но… учись, дружок! Ни одна тварь так и не смогла просунуть к нам и кончика носа, не говоря уже о крысах и мышах. Я слышал через трубы, как вурдалаки уволокли этих безмозглых потаскух Пупсика и Очаровашку. Помни, бдительность прежде всего, Лопух! Ну, ладно уж, на, прими свою дозу и принимайся за уборку. А то насвинячили — аж противно.

Он протянул прозрачноглавую полиэтиленовую РУКУ-

Не в силах забыть звенящее в ушах презрительное шипение Кима, Лопух угрюмо процедил:

— Наверное, сегодня утром я воздержусь от выпивки, Корчмарь. Ограничусь овсяной кашей и водой.

— Что случилось, Лопух? — поразился Корчмарь. — Уволь, этого я не допущу. Позволить тебе корчиться и биться в конвульсиях прямо перед посетителями? Да поглоти меня Земля!

Лопух, оттолкнувшись, стремительно подлетел к поблескивающей сталью руке Корчмаря. Одной рукой он обхватил холодный толстый ствол, пальцами другой аккуратно снял пухлый палец Корчмаря со спускового крючка.

— Он — не колдун, а просто бездомный кот, — начал объяснять Лопух, когда в обнимку с Корчмарем, сросшись, как сиамские близнецы, и кувыркаясь, они закружили по «Приюту».

— Отпусти меня, ничтожество! — кипел хозяин. — Попомни мои слова, кончишь жизнь в кандалах! Все расскажу Графу!

— Огнестрельное оружие по закону запрещено наравне с ножами и иглами, — хладнокровно возразил Лопух, хотя его голова уже поплыла в отвратительном тумане слабости и тошноты. — Тебе самому надо бы остерегаться карцера. — В наглом напоре Корчмаря он легко распознал нотки страха. Что ни говори, отменная реакция и уверенность не изменили Лопуху даже теперь, когда приходилось действовать почти вслепую.

Обессиленные, соперники, зацепившись за ванты, тяжело переводили дух.

— Отпусти меня, гад, да говорят же тебе, — просипел Корчмарь, лениво и без всякой надежды сопротивляясь. — Этот пистолет Граф сам мне дал. К тому же, у меня есть разрешение с Мостика! — уж последнее объяснение было явной ложью.

В отдалении черный комок Кима расправился в прямую линию, затем обозначились утонченные тени лап и хвоста. Похоже, кот намеревался встать на задние лапы.

— Я — важжжжная персона! — начал нахваливать себя кот. — Сссанитар. Умею пользззоваться канализззацией. Душшу крыссс, мышшшей. Выссслежжжживаю чччародеев, кровосссосов! Вссе умею!

— Да он еще и говорит! — едва не задохнулся Корчмарь. — Ну, так и есть — колдун!

— У Графа же есть говорящая собака! — выдвинул Лопух неотразимый аргумент. — Если животное умеет говорить — это еще ничего не доказывает.

Все это время он не ослаблял мертвой хватки на стволе и не отпускал палец хозяина. Наконец он почувствовал, что Корчмарь сдается.

— Ладно уж, прости, Лопух, — вкрадчиво прошептал хозяин «Приюта Летучей Мыши», — больно уж беспокойная выдалась ночка. Твой Ким поневоле меня смутил. Сам посуди, — он еще ведь черный, как сам дьявол. Попробуй тут не сдрейфь. Проверим в деле, какой он охотник за крысами. Пусть отрабатывает свое мясо. Довольно, довольно, не дави так. Выпей-ка лучше.

Податливо-студенистый пакет с двойной порцией настойки, заполнивший чашу ладони Лопуха, манил и искушал, как философский камень. Лопух поднес полиэтилен к губам, одновременно ступни его ног будто сами по себе нащупали упругую тетиву каната. Лопух стремительно нырнул в сияющее кольцо ротонды.

Лопух плавно впечатался в противоположную стенку внутреннего обода ротонды, и она, спружинив мышцами растяжек, мягко погасила инерцию толчка. Он все еще держал пакет возле рта (колпачок уже был отвернут), но нажимать все-таки не стал. Зажмурив глаза и сдавленно всхлипнув, Лопух, не глядя, вернул пакет на свое место — в холодильный ящик для лунной настойки.

Действуя почти на ощупь, он извлек из шкафчика-термоса пакет с овсяной кашей и конвертик с кофе. Затем открыл пакетик с водой, бросил в него пять соляных таблеток, плотно закрыл и начал энергично взбалтывать.

Корчмарь, парящий за его спиной, задышал в ухо:

— И все же ты не удержался от рюмашки. Лунная настойка показалась нехороша, так ты решил намешать коктейль. Запишем его на твой счет. И вправду говорят: все пьяницы вруны.

В ответ на ехидство Корчмаря, Лопух попытался оправдаться:

— Да это — только подсоленная вода, чтобы укрепить десны.

— Бедный Лопушок, на кой ляд тебе сдались крепкие десны? Или ты собрался со своим новым дружком охотиться за крысами? А потом жарить их на нашем гриле? Не приведи Бог, если застанут тебя за этим занятием! Кстати, стоимость соли тоже придется вычесть из твоей получки. Ну ладно, Лопух, теперь за уборку! — и повернув голову в фиолетовый носовой угол, Корчмарь рявкнул:

— А ты, вперед! Лови мышей!

Трижды Лопух мужественно обдавал свои десны струйками соленой воды. Затем, повернувшись к Корчмарю спиной, он заставил себя проглотить кофе — очень дорогой напиток, перегоняемый из лунной браги. Потом попробовал немного овсянки.

Вспомнив о Киме, он виновато предложил ему остатки, но тот покачал головой:

— Обойдусссь мышкой.

Лопух, придерживаясь правого борта, перелетел в зеленый угол. По ту сторону люка несколько злобных и одновременно заискивающих голосов нетерпеливо требовали:

— Эй, отдраивай, давай, отдраивай! — пьяницы не могли дождаться своего часа.

Схватив всасывающие брандспойты двух длинных канализационных шлангов, Лопух, двигаясь по спирали, начал пылесосить воздух. Со стороны он напоминал большого паука, плетущего свою паутину.

Вскоре Корчмарь бросил взгляд на свое запястье и крикнул:

— Лопух, когда же ты научишься следить за временем? Отаоряй! — он швырнул Лопуху связку ключей, которую тот ловко поймал, хотя засек ее лишь в последний момент. Не успел он стартовать к люку в зеленом углу, как Корчмарь снова окликнул его и указал пальцем на корму и наверх. Подчиняясь, Лопух послушно открыл сначала черный, а затем и голубой люк, хотя за ними никто и не ожидал. И только потом отдраил зеленый.

В бар, кувыркаясь, ввалились трое заядлых бражников, завсегдатаев «Приюта»; цепляясь за ванты, отталкивая и оттирая друг друга, каждый из них стремился первым добраться до ротонды. По пути они в три голоса на чем свет стоит честили Лопуха. Тут уж они были единодушны:

— Поглоти тебя Земля!

— Раствори тебя Небо!

— Утопи тебя Море!

— Ребята, следите за словами! — сделал замечание Корчмарь. — Правда, тут уж не поспоришь, надо признать — тупость и неповоротливость моего помощника даже святого заставят богохульствовать.

Лопух бросил ключи на место. Бражники выстроились перед стойкой, тесно прижавшись локтями: три сероватые кляксы с бледными ореолами лиц, обращенными в голубой угол.

Корчмарь повернулся к ним.

— Ну-ка, ниже, ниже! — возмущенно скомандовал он. — Вы что же это, вообразили себя джентльменами?

— Но ты же ведь никого сверху пока не обслуживаешь?

— Неважно, — невозмутимо возразил Корчмарь. — Каждый сверчок знай свой шесток! Так-то, сосунки! Коли вы серьезно настроились принять дозу, переворачивайтесь!

Недовольно ворча, бражники повернулись так, что теперь их головы были уже направлены в черный угол.

Сам же, не удосуживаясь лишний раз перевернуться, Корчмарь без церемоний всучил им неопределенных очертаний сосуд бледно-розового цвета, снабженный тремя отростками сосков. Бражники тут же ухватились за отростки и мгновенно припали к ним.

Не снимая тяжелой булки-руки с блестящей рукоятки клапана, Корчмарь заявил:

— Минутку терпения: сперва проверим вашу кредитоспособность.

С недовольным ропотом каждый из бражников извлек нечто слишком маленькое, не различимое Лопухом на расстоянии, и сунул под нос хозяину. Корчмарь тщательно изучил каждый из протянутых предметов перед тем, как опустить их в ящик кассы. Потом он объявил:

— Шесть секунд лунной браги. Сосите проворнее. — Не отрывая взгляда от наручных часов, правой рукой он повернул рукоятку клапана.

Один из бражников, кажется, замешкался, но тут же, шумно выдохнув носом, проворно присосался к отростку.

Пьяницы жадно приняли дозу, и, добрав последние капли, как водится, начали травить баланду.

Кружа в отдалении, Лопух благодаря своему острому слуху слышал почти весь разговор.

— Ну что, Корчмарь, гнусная выдалась Спятница?

— Да нет, не хуже любой другой — как если бы пьяному сосунку угодить к ненасытному вурдалаку и отдать ему кровушку до капли.

— Слушай, ты, жирная упырина, да я преспокойненько переночевал у Пита!

— У Пита? Преспокойненько? Не рассказывай сказки!

— Эх, чтоб тебе подавиться радионуклидами! А ведь вампиры действительно сцапали Пупсика и Очаровашку. Не поверишь, прямо у эскалатора по правому борту! Скоро «Ковчег», похоже, совсем опустеет! А уж Третий трюм и подавно. И так днем, бывало, проплывешь из конца в конец весь коридор и живой души не встретишь.

— А откуда тебе известно, что случилось с девками? — задиристо спросил другой бражник. — Кто знает, может быть, они просто перебрались в другой трюм, чтобы там поискать счастья?

— Счастья… скажешь тоже! Счастье повернулось к ним задницей, браток. Сюзи видела, как их уволокли.

— Да не Сюзи, — поправил Корчмарь, взяв на себя роль арбитра в споре. — Мейбл. Это она все видела. Но я скажу так: что спившиеся шлюхи заслужили, то и получили.

— Бессердечный ты все же, Корчмарь.

— Не буду спорить. Поэтому и кровососы на меня не льстятся. Но, если серьезно, ребята, оборотни и ведьмы чересчур вольготно себя чувствуют в Третьем. Совсем распоясались. Всю Спятницу глаз не сомкнул — караулил. Все, хватит, мое терпение кончилось — посылаю жалобу на Мостик.

— Да ладно тебе. Брось трепаться.

— Чтоб мне сдохнуть! Вот те крест.

Корчмарь смиренно опустил голову и истово перекрестил левую сторону груди.

Этот жест окончательно убедил пьянчуг.

Лопух закружил в обратном направлении и в сторону зеленого угла, постепенно удаляясь от стены. По пути он наткнулся на черный шар Кима, который совершал дозорный облет по периферии, прилежно перепрыгивая с одного каната на другой.

Впорхнув через зеленый люк, мимо проплыло нежное пышнотелое облако, дважды перечеркнутое поперек голубыми полосами — лифчиком и трусиками.

— Доброе утро, Лопух, — прозвучал мягкий голос. — Как поживаешь?

— По-всякому, — отозвался Лопух. Золотистая паутина распущенных волос едва ощутимой воздушной вуалью покрыла его лицо. — Я бросил пить, Сюзи.

— Не будь так жесток к себе, Лопушок. Себя надо жалеть.

Для работы — денек,

Для безделья — свой срок.

Забавляйся целый день,

А другой проспать не лень.

Так-то оно лучше.

— Знаю, знаю. Трудельник, Бездельник, Забавница и Спятница. Десять дней — земтябрь, двенадцать земтябрей — солнечник, двенадцать солнечников — звезд ник и так далее, и так далее — до бесконечности. Правда, с поправками, как мне говорили. Одно жаль — совершенно не ясно, что все эти названия означают.

— Ты чересчур серьезно ко всему относишься, Лопух. Тебе бы надо… О, Господи, какая киска! Ах ты, лапочка!

— Киссска! — большеголовое черное пятно, проносясь мимо, язвительно зашипело:-Я-сссамец!

— Ким — наш новый охотник, — пояснил Лопух.

— Эй, Сюзи, хватит транжирить время на старого беззубого слепого охламона, — окликнул девушку Корчмарь. — Плыви-ка лучше сюда.

Сюзи со вздохом подчинилась и грациозно проскользнула между веревок: ее изящные пальчики легко погладили грубую щеку Лопуха.

— Ах, Беззубик ты мой подслеповатый, бедный Лопушок, — прошептала она. Когда ее ноги проплывали мимо лица Лопуха, в его ушах прозвучал мелодичный перезвон золотых сердечек-слитков, подвешенных к браслетам на ее щиколотках.

— Что у вас слыхать о Пупсике и Очаровашке? — с наигранной кровожадностью спросил Сюзи один из бражников. — Сама-то ты как предпочитаешь — чтобы тебя опорожнили через сонную артерию или через распоротый живот, а?

— Заткнись, недососок! — устало осадила его Сюзи. — Корчмарь, налей-ка мне чего-нибудь!

— На твоем счете одни долги, чем будешь расплачиваться?

— Пожалуйста, не надо разыгрывать из себя дурачка, Корчмарь. Ты ведь и так знаешь ответы на все вопросы, тем более на последний. Пакетик лунной бражки, темной. А вас, господа, прошу потише.

— Истинным леди, Сюзи, мы подаем только в отдельной упаковке. Я обслужу тебя по высшему классу — наверху.

В кормовом углу раздались испуганные причитания, вскоре переросшие в душераздирающий возмущенный вопль. В проеме кормового люка бледнокожая нимфа в алых трусиках и лифчике — нет, в чем-то более широком — кувыркаясь и лягаясь, яростно билась с невидимым препятствием, как бабочка, ненароком угодившая в паутину.

Вероятно, забыв в спешке о правилах предосторожности, стройная девица некоторыми не в меру подвижными частями, прилипла к клейкому краю люка.

Неистовые усилия, сопровождаемые выкриками щедрых на советы пьяниц, наконец принесли желаемые плоды, и освободившаяся девушка, задевая по пути ванты и канаты, нервными рывками устремилась к ротонде.

Звонко хлопнув бедром о титановое покрытие стойки, она затормозила у цели, одной рукой подобрала болтающиеся полы своего алого наряда, а другой ухватилась за расшатанный поручень бара.

Дрейфуя за ее спиной, Лопух услышал:

— Двойную лунную настойку, Корчмарь. Да поживее.

— С наипрекраснейшим утром, несравненная Риксенда, — приветствовал ее Корчмарь. — С удовольствием могу предложить тебе разве что порцию золотистой водички… понимаешь ли, одно маленькое обстоятельство… — он с наигранной растерянностью развел булками рук. — Граф не любит, когда его девушки посещают «Приют Летучей Мыши» без него. В последний раз он строго- настрого наказал мне…

— Не морочь мне голову! Я пришла сюда по поручению Графа: нужно разыскать одну вещицу, которую он потерял. Короче, — двойную настойку, и покрепче! — девушка ударила кулаком по стойке так решительно, что сила отдачи невольно начала поднимать ее легкое тело под потолок, и только с помощью Лопуха (чье старание, впрочем, осталось неотблагодаренным) ей удалось водвориться на прежнее место.

— Не суетись, Рикси. А что потерял Граф?

— Маленький черный футляр. Такой вот, — она развела свои гибкие руки с сомкнутыми пальцами. — Он посеял вещицу здесь вечером в прошлую Забавницу. А может, ее украли…

— Лопух, ты слышал? — спросил Корчмарь.

— Никаких маленьких черных футляров, — быстро откликнулся Лопух, — зато, Риксенда, ты вчера вечером оставила здесь большой оранжевый чемодан. Сейчас принесу, — с этими словами он нырнул в глубину ротонды.

— Черт с ними, с этими чемоданами, футлярами, будь они неладны! Дай мне двойную! — агрессивно потребовала девушка. — Мать твою Землю!

Даже привычные ко всему бражники, и те чуть не поперхнулись. Всплеснув руками, Корчмарь взмолился:

— Только без богохульства, пожалуйста. Такой утонченной девушке это совсем не к лицу. Да и чем ты заплатишь? Разве что этим?

Булкой-рукой Корчмарь коснулся запястья Рик- сенды, обвитого желтым, плотно прилегающим кольцом.

— У тебя есть золотишко, — его голос вибрировал. Изюминки глаз снова исчезли, на этот раз от жадности.

— Ты прекрасна знаешь, что браслеты спаяны, так же как и на ногах.

— А эти? — его рука подплыла к золотистой искорке, посверкивающей у виска.

— Тоже припаяно. Граф проколол мне уши.

— Но…

— О, Господи, будь ты проклят, несчастный продукт распада! Только смотри, не пожалей! Пусть, пусть будет по твоему! — последние слова переросли в крик гнева и боли. Она ухватила рукой золотую каплю и резко рванула. Брызнула кровь. Риксенда протянула Корчмарю сжатый кулак и потребовала:

— А теперь выкладывай! Золото за двойную лунную настойку!

Корчмарь тяжело вздохнул и молча начал рыться в ящике для настойки, видимо, понимая, что в своей шутке переступил грань дозволенного. Сюзи с холодным равнодушием добавила:

— И мою темную бражку.

Лопух отыскал чистую сухую губку и, с ловкостью жонглера поймав ею разлетевшиеся, как мошкара, капельки крови, приложил к разодранному уху девушки. Корчмарь, поднеся вплотную к лицу тяжелую золотую подвеску, внимательно изучал ее. Риксенда, закрыв глаза от удовольствия, приникла губами к горловине двойного пакета.

Длинное жилистое смуглое тело в облегающем фигуру темно-лиловом джемпере, усыпанном серебристыми блестками, стрелой влетело через красный люк со скоростью раза в два превышающей самые дерзкие попытки, на которые когда- либо отваживался Лопух. Тело пронзило пространство, ни разу не задев по дороге ни единой веревки. На полпути к стойке новый посетитель сделал акробатическое полусальто, после чего вытянутые узкие ступни его босых ног самортизировали о титановый щит рядом с ногами Риксенды. Весь его корпус сперва изогнулся, а затем сложился с такой виртуозной гибкостью, что остов ротонды даже не завибрировал от полученного толчка.

Змеей одной смуглой руки он обвил плечи девушки, другой оторвал жалобно всхлипнувший пакет от ее рта. Раздался щелчок закрывающего сосок колпачка.

Ленивый голос напевно и вкрадчиво поинтересовался:

— Что мы вам обещали, детка, если вы еще хоть раз сами попробуете взять выпивку?

В «Приюте Летучей Мыши» стало тихо, как в склепе. Корчмарь, попятившись, прижался спиной к внутренней стенке ротонды, пряча левую руку за спину. Рука Лопуха так и замерла в щели между ящиками, где хранились потерянные и найденные вещи. Лопух чувствовал, как покрывается холодным потом. Сюзи спрятала лицо за мутновато-прозрачным пакетом темной браги, который она как раз успела поднести ко рту.

Один из бражников зашелся неудержимым кашлем, на последней ноте хрипло поперхнулся и, давясь словами, с раболепной угодливостью просипел:

— Прошу прощения, префект. Мое почтение.

Корчмарь угрюмо, как надтрестнутый колокол, прогудел:

— Доброе утро, Граф.

Граф мягко приспустил кофту на плече Рик- сенды и начал ласково поглаживать ее обнаженную спину.

— А вы, золотце, никак озябли… Вся в гусиной коже, прямо-таки задубели. Ни дать ни взять — окоченевший труп. Кто же это вас так напугал? Давайте-ка разгладим кожу, расслабим мускулы. Успокойся, Рикс, будь послушной — мы дадим тебе струйку.

Змея его блуждающей руки доползла до губки, замерла, помяла ее, набрела на влажное пятно и затем поднесла вплотную к лицу. Граф шумно вдохнул воздух носом.

— Прекрасно, ребята, теперь мы, по крайней мере, знаем, что среди вас нет вампиров, — он медленно обвел всех взглядом. — Иначе, кто-нибудь польстился бы на ее окровавленное ухо.

Риксенда очень быстро, на одном дыхании выпалила:

— Я вовсе не собиралась пить, клянусь тебе. Я пришла разыскать футляр, который ты потерял. Честное слово, я даже не могла предположить, что так случится. Я пыталась устоять, но Корчмарь завел меня…

— Замолкни, — тихо прошептал Граф. — Мы только никак не могли понять, чем же вы ему заплатили. Теперь мы знаем. Как же вы намерены рассчитываться за третью порцию? Отрежете себе руку или ногу? Корчмарь, покажи-ка мне свою левую руку. Мы ведь сказали — показать! Вот так-то лучше… Теперь разожмем кулачок.

Рука Графа слизнула подвеску с раскрытой ладони Корчмаря. Не спуская желто-коричневых буравчиков глаз с лица Корчмаря, Граф, поигрывая безделушкой, слегка подбросил ее вверх.

Пока золотистая капля неспешно, с постоянной скоростью поднималась к открытому голубому люку, как пузырек воздуха к поверхности воды, рот Корчмаря успел дважды по-рыбьи беззвучно открыться и закрыться, и только после этого он затараторил:

— Не соблазнял я ее, Граф, клянусь честью — не соблазнял! Я не думал, что она собирается порвать себе ухо. Я хотел ее остановить, но…

— Нам это уже неинтересно, — сказал Граф. — Запиши двойную на мой счет.

По-прежнему, глядя на Корчмаря, он вытянул вверх змею руки, и та проглотила подвеску за мгновение до того, как побрякушка успела уплыть за пределы досягаемости.

— Почему в этом храме веселья такая гробовая тишина? Что происходит? Или кошки ваши языки проглотили?

— Кошки? А у нас есть кот, новый кот, прошлой ночью только пришел, теперь вот мышей ловит, — неожиданно оживился Корчмарь. — Он даже немного умеет говорить: конечно, не так хорошо, как Сатана, но все-таки кое-что. Очень милый.

— Лопух! Позови своего кота! Пусть скажет что- нибудь веселенькое, — велел Граф.

Прежде чем Лопух успел раскрыть рот, или даже сообразить, стоит звать Кима или нет, черный комок уже очутился на вантах неподалеку от Графа, и вперил зеленые пуговицы глаз прямо в желто- коричневые буравчики.

— Корчмарь, а ты не разыгрывал нас, когда хвалился, что он говорящий?

— Лопух! Прикажи своему коту что-нибудь отмочить!

— Не утруждай себя, малыш. У него есть свой язык, мы верим. Что такое, Черныш? — он протянул к нему руки. Ким стремительно лягнул его задними лапами и, как пружина, отскочил в сторону. Граф невозмутимо отреагировал своим обычным низким смешком.

— Лопух клялся, что кот говорящий, — запинаясь оправдывался Корчмарь. — Я… я ему…

— Молчать, — оборвал Граф. Он поднес пакет к губам Риксенды и выдавил струйку ей в рот; дождавшись, когда дрожь в теле девушки стихла, он толкнул изжеванный полиэтилен в сторону Лопуха.

— А теперь поговорим о черном футлярчике, Корчмарь, — без каких-либо эмоций произнес Граф.

— Лопух!

Последний уже по пояс углубился в потаенный закуток и ретиво откликнулся:

— Нет никаких черных футлярчиков, префект, но зато мы нашли другой, который леди Риксенда забыла вечером в прошлую Забавницу. — Он ужом выполз назад, извлекая нечто большое, округлое, перетянутое прочной леской и сияющее как крутой апельсиновый бок.

Граф принял предмет и повертел его в руках.

— Чуток великоват, и цветом не подходит. Мы уверены, что потеряли здесь черный футлярчик, если его, конечно, у нас не украли. Ты что, превращаешь «Приют Летучей Мыши» в воровскую малину, Корчмарь?

Оттолкнув Лопуха, Корчмарь принялся нервно рыться в тайнике, с раздражением сдвигая в стороны холодильные ящики для лунных настоек и браги. Он извлек груду всякой дребедени. Лопух сумел различить только самые крупные предметы — электрический веер-опахало и огненно-красную перчатку на ногу. Вся эта мелочь вперемежку зависла в воздухе вокруг Корчмаря, как залежалый товар в дешевой лавке на блошином рынке.

Корчмарь пыхтел и пыжился; еще добрых минут пять он скребся в пустом закутке, пока наконец Граф с прежней леностью сытого хищника не остановил его:

— Достаточно. В этом черном футляре для нас, право, было мало проку.

Корчмарь вылез из щели, пунцовый шар его лица, окруженный радужным ореолом испарины, двоился в глазах Лопуха. Хозяин указал рукой на оранжевый чемодан.

— Может быть, он лежит в нем?

— Нет, здесь его нет, — он оттолкнул пустой чемодан. — Положишь барахло Рикси на место и сохранишь до следующего раза, когда нам захочется к тебе заглянуть.

Обвив плечи Риксенды так, что его рука как бы невзначай придерживала губку возле уха девушки, префект развернулся и, мощно оттолкнувшись ногами, вынырнул из бара через кормовой люк, обнимая партнершу, словно фигурист. В баре прозвучал единодушный вздох облегчения, а все три бражника одновременно зашуршали банкнотами, готовясь заплатить за новую порцию. Сюзи заказала еще одну двойную темной, которую Лопух без проволочек подал ей, пока его хозяин еще не успел стряхнуть с себя оцепенение.

Когда бессильная ненависть к Графу стала ослабевать, Лопух обратился мыслями к вечеру Спят- ницы. Фраза Кима: «Сссмотри зззорче!» — глубоко врезалась в его память. Интересно, что это значит — смотреть зорче? Станет ли все окружающее ярче? Или, может быть, ближе?

Лопух опять вернулся к уборке, а Ким продолжил охоту на мышей. Утро Трудельника завершилось, и в «Приюте Летучей Мыши» все как-то мало-помалу потускнело, хотя почему так происходило, было совершенно непонятно.

В бар заглянуло еще несколько посетителей, но все ненадолго, так, принять пакетик-другой; Корчмарь хмуро обслужил их. И ни один из них не был удостоен внимания Сюзи.

Время текло медленно, и Корчмарь, все больше нервничая и раздражаясь по пустякам, наливался желчью, что (а Лопух давно приметил это) неизменно наступало после того, как ему приходилось на людях пресмыкаться и лебезить перед Графом. Он все более настойчиво пытался выжить из бара трех ненасытных бражников, но те, казалось, располагали неисчерпаемыми залежами банкнот, которые даже при самом придирчивом изучении упрямо не хотели становиться фальшивыми. В отместку Корчмарь нарочно урезал им струю, что чуть не закончилось скандалом. Затем хозяин велел Лопуху прекратить уборку и начал придираться:

— Этот твой кот, он ведь оцарапал Графа, да? Мы должны от него избавиться; ты помнишь, что сказал Граф? Он может якшаться с нечистой силой!

Лопух предпочел промолчать, и тогда Корчмарь послал его подновить клей на крышках аварийных люков, заявив, что, коли Риксенде удалось оторваться от люка со стороны кормы, значит, прежний слой стал высыхать. Затем хозяин с аппетитом умял несколько закусок и проглотил лунную настойку с томатным соком. После он опрыскал «Приют» каким-то отвратительным вонючим дезодорантом и принялся было пересчитывать бумажки и монеты в кассе, но, не успев начать, бросил эту работу, сердито хлопнув выдвижным ящиком. Блин его лица скривился, когда в поле зрения оказалась Сюзи.

— Лопух! — позвал он. — Заменишь меня! И постарайся накачать ребят до ноздрей!

Он закрыл кассовый аппарат, многозначительным кивком показал Сюзи в сторону алого люка по левому борту, и сам нырнул в него. Сюзи, глядя на Лопуха, безнадежно пожала плечами, а затем устало последовала за Корчмарем.

Как только парочка удалилась, Лопух устроил бражникам полноценный восьмисекундный сеанс, широким жестом пустив обратно шуршащий ворох заплаченных купюр, и поставил перед гостями два десертных блюдца — одно с оладьями, другое с пончиками. Забулдыги, насколько позволяли непослушные языки, поблагодарили Лопуха и набросились на угощение. Освещение в баре как- то болезненно изменилось: из жизнерадостно- яркого оно в одночасье сделалось мертвенно-бледным.

Где-то в глубине корабля прозвучал сдавленный рокот, на который через несколько секунд отозвалось короткое скрипящее крещендо. При таком освещении Лопух всегда чувствовал себя неуютно. Он обслужил еще пару любителей пропустить стаканчик, впарив им порцию лунной настойки за двойную цену. Только он успел пристроиться перекусить, как Ким выбрал время продемонстрировать ему пойманную мышь. Лопух подавил внезапный прилив тошноты, но настроение было испорчено.

Нечто дородное, с выпяченным животом, вползло через зеленый люк и тяжело протащило себя к ротонде по натянутым канатам. Зависнув над баром, оно взирало на Лопуха сверху; в середине его дремучих зарослей — взлохмаченных и шевелюристо-бородатых — смуглый участок открытой части лица почти совершенно терялся, зато серые бляшки глаз светились особенно ярко.

— Док! — радостно воскликнул Лопух. Терзавшие его беспокойство и отчаяние мгновенно улетучились, а рука сама по себе выудила прохладный пакет лунной браги. Несмотря на переполнявшие его эмоции и рвущееся наружу восторженное возбуждение, Лопух только и смог изречь банальность:

— Неважная ночка была на Спятницу, да, Док? Вампиры всякие и…

— И другая чепуха из суеверий мнительных невежд, которая, как приливная волна, прибывает с каждым солнечником, а убывать отказывается, — с добродушной бесцеремонностью закончил за него старчески надтреснутый голос. — Хотя, я полагаю, не стоит лишать тебя твоих иллюзий, Лопух, даже самых страшных. Так уж устроено — жизнь коротка и не следует ее отравлять. А порок на «Ковчеге» процветает и торжествует… Дач:, божественный напиток, изысканно услаждает миндалины.

Наконец Лопух вспомнил главное. Запустив руку глубоко за пазуху и загораживаясь спиной от взглядов бражников, он извлек из потайного внутреннего кармана своей матросской робы узкий черный футляр.

— Вот, Док, — прошептал он, — это вы потеряли в прошлую Забавницу.

— Черт побери, до чего же я докатился! Вероятно, я опять начал смешивать настойку с брагой,

Да?

— Вы правы, Док. Но футляр вы не теряли. Его украл Граф или одна из его девиц, которые так и льнули к вам весь вечер. И тогда я… я вытащил его из кармана Графа. Вот так, а еще я утаил его от Риксенды и Графа, когда они явились за ним сегодня утром.

Лопух почувствовал, как его начинает бить нервная дрожь. Перегнувшись через стойку бара, он хрипло прошептал:

— Сделай мне хорошие глаза, Док! — и на одном дыхании тут же выпалил: —…И зубы!

После тягостной паузы Док с сентиментальной грустью вздохнул:

— В старые добрые времена это было сделать легко. Они умели проводить трансплантацию глаз, могли регенерировать внутричерепные нервные окончания и даже восстанавливать зрительное восприятие при повреждении мозга. А операции по вживлению корней зубов считались пустячными и доверялись даже ординаторам-новичкам. Но сейчас… Что бы там ни было, я дал обещание, и — пусть в результате ты будешь чувствовать себя не особенно комфортно, а методика лечения окажется примитивной и архаичной — твою просьбу я выполню, хотя… — и он оборвал себя на печальной ноте, свидетельствующей о суетности жизни и бесполезности бытия.

— Старые добрые времена, — прошипел один из бражников своему соседу. — Никак колдует!

— Колдует — лютует! — вторил ему его собутыльник в том же духе. — Биомеханик к старости совсем спятил. Бредит наяву четыре дня кряду. Спятницы ему не хватает. Вот уж точно — четыре Спятницы на неделе!

Третий бражник, опасаясь сглаза, шепеляво присвистнул, пытаясь изобразить шум ветра.

Лопух подергал Дока за свободно свисающий рукав черного джемпера.

— Док, вы ведь обещали. Я хочу зорко видеть, сильно кусать!

Док сочувственно положил свою морщинистую лапу на плечо Лопуха.

— Чем зорче ты будешь видеть, — произнес он мягко, — тем больше несчастий тебе это принесет. Поверь мне, жизнь гораздо легче терпеть, если наблюдаешь ее сквозь дымку, не менее важно смягчать мысли, затуманивая их бражкой или настойкой… Еще одну, с твоего позволения.

— А я сегодня утром завязал с лунной настойкой, Док, — похвалился Лопух, передавая новый пакет.

Док грустно улыбнулся.

— Многие имеют обыкновение завязывать утром Трудельника и снова начинать с приходом Забавницы.

— Только не я, Док! Кроме того, — продолжал Лопух прерванный спор, — и Корчмарь, и Граф, и все его девушки, даже Сюзи, зорко видят, но совсем не похожи на несчастных.

— Открою тебе один маленький секрет, дружище, — возразил Док. — Корчмарь, Граф и девушки — зомби. Да, да, даже Граф со всем своим коварством и властью. «Ковчег» им заменяет Вселенную.

— А разве это на самом деле не так?

Проигнорировав вопрос Лопуха, Док продолжал:

— Но ты не сможешь стать таким, как они, Лопух. Тебе захочется узнать больше. И тогда — каким бы жалким и бесталанным ты себя ни чувствовал — ты станешь гораздо несчастнее.

— Мне все равно, Док, — ответил Лопух и с упреком повторил. — Вы ведь обещали, Док.

Серые бляшки глаз Дока, погрузившегося в глубокое раздумье, почти исчезли в зарослях. Затем он сказал:

— А как ты посмотришь на такое предложение, Лопух? Известно, что лунная настойка, помимо облегчения и веселья, приносит боль и страдания. А теперь, предположим, утром каждого Трудельника и в полдень каждого Бездельника я буду приносить тебе по крошечной таблетке, которая даст тебе все положительные эффекты, даруемые лунной настойкой, но при этом без побочных явлений. Одна такая штучка лежит в этом футляре. Можешь попробовать и потом дашь ответ. А вечером каждой Забавницы я буду приносить тебе другую пилюлю, после которой ты будешь спать как убитый, не мучаясь кошмарами. Это в сто раз лучше любых глаз и зубов. Поразмысли на досуге.

Пока Лопух переваривал предложение, снизу сквозняком принесло Кима. Он оценивающе изучил Дока своими близко посаженными зелеными огоньками.

— Иссскреннейшшее почччтение, сссэр! — прошипел кот. — Меня зззовут Ким.

Док ответил:

— Взаимно, взаимно, сэр. Да сопутствует вам вечное мышиное изобилие. — Он нежно приласкал кота, поглаживая от подбородка к груди. Его голос снова обрел мечтательность. — В старые добрые времена все коты умели говорить, а не только отдельные феномены. Все, абсолютно все кошачье племя было говорящим. И многие собаки — прошу прощения за бестактность, уважаемый Ким. Ну, а уж дельфины, киты и приматы…

Лопух нерешительно перебил его:

— Прошу вас, Док, объясните мне одну вещь. Если эти ваши чудесные таблетки даруют счастье, да еще без всякого похмелья, то почему вы сами пьете только лунную брагу, да еще иногда мешаете ее с настойкой?

— Просто я, — начал было Док с прежней невозмутимостью и вдруг улыбнулся. — Молодец, Лопух, ты меня раскусил. А ты умеешь шевелить мозгами! Бог с тобой, коли ты так умен — будь по твоему. Приходи ко мне в ближайший Бездельник. Дорогу знаешь? Прекрасно! Посмотрим, что можно сотворить с твоими глазами и зубами. Ну, а теперь двойную порцию на дорожку.

Он заплатил сверкающими монетами, засунул большой пузатый пакет в свой бездонный карман, попрощался и, выписывая зигзаги и кренделя, начал подтягивать по веревке свое отяжелевшее тело к зеленому люку.

— Прощщаите, сссэр, — зашипел Ким ему вслед.

Снаружи раздраили красный люк, и из него дирижаблем выплыл Корчмарь. За ним выпорхнула Сюзи. Она миновала Лопуха, отвернув лицо, и как- то неловко, бочком протиснулась между растяжками и канатами к стойке бара, где равнодушно приняла от Корчмаря пакет настойки, предложенный ей с наигранной учтивостью.

Некоторое время Лопух бесился от ревности и злился на нее, но вскоре, всецело погрузившись в раздумья о предстоящей встрече с Доком, успокоился. Полумрак ночи резко упал на глаза, как наброшенное покрывало, но Лопух уже ничего не замечал вокруг — он был увлечен своими переживаниями и даже не испытывал обычного для этого времени суток приступа щемящей тревожной грусти. Корчмарь включил полное освещение. Лампы горели ярко, а за полупрозрачными стенами хаотично рябила молочная зыбь.

Посетителей прибавилось. Сюзи незаметно упорхнула. Корчмарь приказал Лопуху занять его место в ротонде, а сам достал мятый листок бумаги и, пришпилив его зажимом канцелярской папки, пристроился писать на коленях; он начал что-то усердно сочинять, мучительно обдумывая каждое слово, а то и каждую букву, при этом то и дело слюнявя химический карандаш. Он так углубился в это нелегкое занятие, что, незаметно для себя, совершил несколько переворотов через голову, одновременно дрейфуя в направлении черного люка. Бумага постепенно покрывалась уродливыми каракулями. Разводы расплывшихся капель слюны и пота, делали ее все неопрятнее.

Короткая ночь пролетела даже быстрее, чем ожидал Лопух. Так что внезапно брызнувшие в «Приют» рассветные лучи Бездельника были восприняты им как божественное знамение. Большинство посетителей разлетелись кто куда, немного вздремнуть.

Лопух ломал голову, под каким благовидным предлогом улизнуть из бара, но проблема неожиданно разрешилась сама собой. Корчмарь сложил заляпанный листок и запечатал его клейкой лентой.

— На вот, отнесешь это на Мостик шефу, лентяй. Подожди. — Он извлек из закутка оранжевый саквояж и перетянул его леской, тщательно проверив, достаточно ли туго он перевязан.

— По пути занесешь его в Чертоги Графа. Только смотри, Лопух, будь почтителен, не дерзи! Ну, давай, пошевеливайся!

Лопух сунул запечатанное письмо в единственный карман с работающей молнией и застегнул его. Затем нырнул в направлении кормового люка, где чуть не столкнулся с Кимом. Вспомнив об угрозе Корчмаря избавиться от кота, он поймал его, обхватил пушистую грудь под передними лапами, и осторожно посадил к себе за пазуху. «Попутешествуешь со мной, Ким», — шепнул он. Кот вцепился иголками когтей в тонкий материал робы, устраиваясь поудобнее.

В глазах Лопуха коридор выглядел узким цилиндром, концы которого тонули в непроглядном тумане. Стенки его были исчерчены продолговатыми расплывчатыми зелеными и красными полосками. Лопух передвигался по нему в основном на ощупь или по памяти. Сейчас, насколько он помнил, ему надлежало держать курс лицом к постоянно дующему легкому ветру, перебирая руками точно по центральной линии. Миновав два уходящих перпендикулярно коридору цилиндрических ответвления со ступенчатыми мостками, Лопух вышел на прямой участок. Дважды ему приходилось огибать установленные строго по центру вентиляторы, работавшие так тихо, что он распознавал их близость исключительно по колебанию воздушного потока.

Затем ему в ноздри ударил запах земли и свежей зелени. Невольно поежившись от пробежавшего по спине холодка, он миновал задернутый эластичными шторами черный круг — отверстие главной канализационной трубы Третьего трюма. По дороге он не встретил ни души, что в Бездельник было странно. Наконец он увидел зеленое трепещущее марево Садов Аполлона, а за ними огромный черный экран, по которому в сторону кормы парил небольшой дымчатый оранжевый шар: наблюдая за ним, Лопух всегда испытывал необъяснимую тоску и страх. Было любопытно узнать, сколько на «Ковчеге» таких же черных экранов с изображением этого печального одинокого шара. По его наблюдениям, особенно много их попадалось по правому борту, едва ли не на каждом шагу.

Приблизившись к Садам настолько, что даже со зрением Лопуха можно было различить покачивание зеленых побегов и силуэты плавающих между ними садовников, он повернул по коридору направо, и одновременно — вниз. Еще две дюжины толчков руками вдоль линии, и Лопух выплыл к открытому люку; расчет пройденного расстояния и знакомые пряные запахи подсказывали ему, что он уже у входа в Чертоги Графа. Щурясь, Лопух различил переплетения черных и серебряных спиралей, украшающих большой сферический зал. Прямо напротив люка располагался еще один большой черный экран с изображением серовато- коричневого шара в крапинку.

Лопуха остановило предостерегающее шипение откуда-то из-под подбородка: «Ссстой! Молчччи, если жжжизнь дорога!» Кот высунул голову через воротник робы, его шелковистые уши щекотали шею. Лопух уже раскусил манеру кота все время разыгрывать драмы, набивая себе цену. А сейчас его предостережение вообще казалось глупым. Правда, по комнате кружило с полдюжины нагих тел, но это зрелище не вызывало ничего, кроме удивления. Лопух на таком расстоянии, конечно, не был способен разглядеть детали, но по пятнам волосистых островков он понял, что люди абсолютно голые. По комнате витали одно шоколадное и пять белых тел. Среди них он признал два самых светлых, одно — с платиновыми, другое — с золотистыми волосами. Любопытно, кто из них Аль- моди — новая девушка Графа? С облегчением Лопух убедился, что ни одно из тел не соприкасалось с другим.

Рядом с золотистоволосой вертелось нечто, отливающее ярким металлическим блеском, а из него, как головы из туловища сказочного дракона, вытягивались тонкие красные пластиковые змейки, ведущие к лицам пяти остальных. Лопуху показалось странным, что Граф, отрядив одну из девушек прислуживать остальным, опустился до коллективного «приема» — позорного плебейского застолья, уместного разве что в среде опустившихся пьяниц. Правда, утешил он себя, по трубкам, наверное, течет благородное лунное вино или настойка самой высокой пробы.

Неужели Граф вознамерился составить конкуренцию «Приюту Летучей Мыши»? «Убогие времена, убогие нравы», — подумалось ему. Он нерешительно мялся на месте, не зная, куда бы пристроить оранжевый чемодан.

— Сссмывайся ссскорее! — едва слышно прошелестел Ким.

Пальцы Лопуха нащупали пристяжное кольцо люка. Он прицепил к нему чемодан за обтягивающие его невидимые струны, издавшие при этом едва различимый жалобный звон, и быстро заныр- нул обратно в коридор. В ответ на звон из Чертогов Графа донеслось тихое, но глубокое и протяжное рычание.

Лопух быстрыми короткими толчками добрался до центральной линии. Поворачивая за угол в направлении внутренней части корабля, он оглянулся. Из люка Чертогов выползала большая узкая голова с торчащими вверх ушами.

Рычание повторилось.

Лопуху показалось смешным, что он так по-детски испугался Сатаны, собаки Графа.

И все же, стремительными рывками он продолжал уносить себя и своего пассажира подальше. А ведь Граф, бывало, приводил своего большого пса в «Приют».

К счастью, Сатана не в состоянии был быстро двигаться по центральной линии: не имея острых когтей, он не мог цепляться за пол. Но зато умел, толкаясь лапами, отскакивать от стенки к стенке, как бильярдный шар, и таким образом развивать приличную скорость.

Различив впереди черные шторы канализационной трубы, Лопух затрепетал, лихорадочно пытаясь изменить курс.

— Что это тебе вздумалось пугать меня и гнать назад, Ким? — сердито спросил он.

— Я видел сущщий кошшмар, идзззиот!

— Да просто пятеро нудистов собрались приложиться к бражке, да еще была безобидная псина! Извини, но на этот раз ты обдурил самого себя, Ким. Сам ты — идиот!

Ким обиженно замолчал, спрятав морду за пазухой Лопуха. Лопух вспомнил, что всему кошачьему племени присущи тщеславие и обидчивость, но сейчас его беспокоило другое. А что если оранжевый чемодан сопрет какой-нибудь проходимец, прежде чем Граф на него наткнется? И еще — если Граф найдет чемодан, то не заподозрит ли он, что Лопух, вечный посыльный Корчмаря, подглядывал за ним и его девицами? И угораздило же его влипнуть в такую дурацкую историю в самый важный день его жизни! Правда, ему удалось наконец немного сбить спесь с наглого кота, и это слегка приободрило его.

И еще одно обстоятельство настораживало: уж больно неестественной была поза прислуживающей золотоволосой девушки. Больше его заинтересовала другая — с платиновыми волосами, но ее он, несомненно, видел впервые, а золотоволосую где-то, кажется, уже встречал…

Когда он добрался до центрального прохода, то чуть не поддался искушению заглянуть к Доку до захода на Мостик. Но ему хотелось окончательно успокоиться и оставить на главное дело максимум времени.

Он проскочил сужение тоннеля на границе между Вторым и Третьим трюмами, без всяких конфликтов с охраной, зато чуть не пропустил большой голубой коридор, ведущий вверх.

— Лопушшок, дурья башшка! — снова вылез Ким.

— Тихо ты! Мы на территории офицеров, — оборвал его Лопух, радуясь, что получил повод еще раз осадить нахальное животное. По правде говоря, ему самому голубая зона «Ковчега» всегда внушала суеверный страх, и, находясь здесь, он испытывал неуверенность.

Очень скоро, прежде чем он успел морально настроиться, Лопух очутился на неподвижной площадке среди непроглядных, как бамбуковые заросли, металлических трубчатых конструкций непосредственно под палубой самого Мостика. Он поднялся к потолку и кружил среди высоких балок, ожидая, что кто-нибудь его окликнет.

Вокруг сверкали причудливые сооружения из металла всевозможных форм и объемов, переливались радужные плоскости и поверхности. Над всем этим хаосом нависало бархатной черноты пространство, оживленное беспорядочным мельтешением молочно-белесых хлопьев.

Среди железа и радуг парили фигуры в офицерской форме цвета полночной синевы — полные и худые, длинные и короткие. Временами они переговаривались молчаливым языком жестов. Каждое их движение, казалось, было проникнуто величайшим достоинством и имело какой-то непостижимо глубокий смысл. Если на свете вообще существовали боги, то эти люди были богами «Ковчега». Он чувствовал себя ничтожеством, мышью, которую — посмей он только пискнуть — немедленно вышвырнут вон.

В жестах офицеров, за которыми завороженно следил Лопух, явственно ощущалась все нарастающая напряженность. Вскоре до него донесся знакомый гул, скрипучий и гремящий. Лопух сначала удивился, но потом понял (может быть, когда-то он даже и знал это), что все обычные процессы регулируются с Мостика — Капитаном, Штурманом и их помощниками.

Гул знаменовал собой наступление полудня Бездельника. Лопух не на шутку разволновался: поручения и так уже съели больше времени, чем он рассчитывал. Лопух неловко попытался подать знаки, чтобы привлечь внимание хотя бы одной фигуры в полночно-синем. Но его робкие усилия пропали даром. Отчаявшись, он прошептал: — Ким?

Кот не отозвался. Лопух слышал лишь тихое урчание, возможно, даже храп. Он легонько потрепал кота:

— Ким, откликнись, нужно посоветоваться.

— Зззаттнись! Я сссплю! Тсссс! — Ким поскреб по робе когтистыми лапами, меняя позу, и мстительно возобновил урчание-храп: спал он или притворялся — определить было трудно. Лопух чувствовал полную беспомощность.

Время летело. Положение становилось критическим. Он не имеет права не придти на встречу с Доком! В отчаянии он уже решился было залететь еще выше и даже — о, Боже, — с кем-нибудь заговорить. Но тут, на счастье, молодой голос окликнул его:

— Эй, парень! Что тебе нужно?

До Лопуха вдруг дошло, что, он как автомат продолжает поднимать руку навстречу каждому пролетающему, и вот один из них — такой же темнокожий, как Граф, наконец заметил его призывный жест. Расстегнув карман, Лопух извлек письмо и протянул его офицеру:

— Для шефа!

— Это как раз мое отделение. — Легкий треск — запечатанная записка вскрыта. Продолжительный шелест — офицер, несомненно, разворачивает письмо. Короткая пауза. Затем вопрос: — Кто такой Корчмарь?

— Хозяин «Приюта Летучей Мыши». Я там работаю.

— Приют Летучей Мыши?

— Бар. Раньше назывался «Ротондой счастья». А в старые добрые времена, как говорил Док, — «Винный погребок-III».

— Хм. А эти… ну, какие-нибудь сверхъестественные существа в твоем «Приюте» не встречаются?

— Только во снах, сэр.

— Так-с. Ладно, ладно, мы проверим. Если ты увидишь меня где-нибудь и узнаешь — не подавай виду. Кстати, меня зовут Энсайн Дрейк. Кто это у тебя пассажиром, папаша?

— Только кот, — испуганно выдохнул Лопух.

— Понял. Для спуска воспользуйся черной шахтой.

Лопух начал пробираться сквозь металлические джунгли в направлении, указанном синим пятном руки офицера.

— В следующий раз запомни — с животными на Мостик подниматься запрещено, — бросил вдогонку Энсайн.

Во время спуска вниз Лопухом владело смешанное чувство: с одной стороны — теплая волна облегчения после встречи с Энсайном Дрейком, показавшимся ему таким доброжелательным и отзывчивым, с другой — беспокойство: успеет ли он навестить Дока?

По пути Лопух обогнал две неуклюжие фигуры, дрейфующие по ветру. В ноздри ударил резкий запах перегара: в предвкушении Забавницы забулдыги уже дышали часто, как изголодавшиеся собаки, видящие во сне кость. Лопух занервничал, не закрыл ли Док свою приемную. Снова донесся смешанный запах зелени и растений — на этот раз из Садов Дианы.

Люк в приемную оказался закрыт, но после трех звонков из него выглянула физиономия Дока с белыми зарослями вокруг сероватых глаз.

— А я уже отчаялся тебя дождаться, Лопух.

— Простите, Док. Я вот…

— Ладно, заходи, заходи. Привет, Ким. Если есть желание, можешь ознакомиться с моими апартаментами на предмет добычи.

Ким выполз наружу, оттолкнулся от груди Лопуха и вскоре был всецело поглощен обычным своим инспекторским обзором.

А проинспектировать здесь было что, даже Лопух смог это заметить. Каждый сантиметр каждой веревки в приемной Дока был увешан какими-то штуковинами самых разных форм и цветов: большими и маленькими, блестящими и тусклыми, прозрачными и темными. Они контрастно выступали на бледном фоне нелюбимого Лопухом мертвенного света, источаемого одной из стен. Времени разглядывать их внимательно уже не оставалось. От другой стены исходил более яркий свет.

— Осторожнее, Ким! — предостерег кота Лопух, заметив, что тот, передвигаясь, отталкивается лапами от подвешенных предметов.

— За него не беспокойся, — сказал Док. — Давай лучше займемся тобой. Ну-ка, постарайся не моргать.

Док обхватил руками голову Лопуха. Серые глаза и заросшее седыми волосами лицо приблизились к нему.

— Как я и предполагал… Разжижение линз. Ты перенес осложнение, которое выпадает на долю каждого десятого, подцепившего рикетсию Леты.

— Гнуса Стикса, Док?

— Да, так вы ее называете. Всех вас, несчастных плебеев, так и тянет залезть в самую грязную лужу Преисподней. Но мы Bqe грешны: все пьют воду Леты. Хотя иногда, когда с возрастом становишься мудрее, начинаешь вспоминать, что было вначале. Слушай, когда ты прекратишь извиваться?

— Док, это гнус Стикса мешает мне вспомнить то, что было со мной до «Приюта Летучей Мыши»?

— Возможно. Как долго ты в «Приюте»?

— Не знаю, Док. Кажется, всю жизнь.

— В любом случае, ты появился там до того, как я набрел на «Приют». Тогда как раз в Четвертом трюме открыли «Ром-бабу». Постой, да это случилось всего лишь звездник назад.

— Но я ведь, наверное, почти старик, Док. Почему же я ничего не помню?

— Никакой ты не старик, Лопух. Просто ты лысый и беззубый, усохший и проспиртованный насквозь, как экспонат в кунсткамере. Ладно, а теперь раскрой рот.

Одной ладонью Док обхватил затылок Лопуха. Пальцы второй ощупывали полость рта.

— Десны у тебя тверды. Это облегчает задачу.

Лопух хотел было рассказать о соляных ваннах, но Док решительно скомандовал:

— А теперь открой его как можно шире. — Док затолкал ему в рот нечто огромное (размером с дамский ридикюль) и ужасно горячее. — Закуси это изо всех сил.

Лопуху показалось, что он укусил раскаленную сковородку. Он попытался тут же разомкнуть челюсти, но крепкие руки Дока сжимали его череп и подбородок. Лопух стонал, отчаянно размахивая руками и лягая ногами воздух. Слезы застилали ему глаза.

— Да прекрати же ты вертеться, как карась на сковородке! Дыши носом. Не так уж это и горячо. Ах, ты уже и пузыри пустил, нюня!

Лопух был другого мнения по этому поводу, но ему не хотелось выглядеть трусом перед Доком. Он затих. Несколько раз моргнув, он начал различать в застилающем глаза большом общем пятне овал лица Дока и силуэты развешенных на веревках предметов. Он попытался даже улыбнуться, но его губы, растянутые и размазанные по заполнившей его рот форме, ничего изобразить не могли. Ему все еще было больно, зато жар начал заметно ослабевать.

Док улыбнулся ему:

— Ну вот, теперь будешь знать, как уговаривать старого пьяницу-доктора испытывать на себе приемы древней медицины, да еще такие, о которых он сам знает лишь понаслышке. Зато зубы получишь такие, что канаты сможешь перекусывать. Эй, Ким, пожалуйста, держись подальше от этого саквояжа.

Черное пятно кота оторвалось от другого черного пятна, но вдвое большего по размеру. Лопух с упреком промычал Киму через нос что-то нечленораздельное, сопровождая мычание неодобрительными жестами. Другое черное пятно напоминало по форме маленький черный футляр Дока, но только было раз в сто крупнее. К тому же эта штуковина и весила прилично, судя по тому, как низко под его тяжестью прогибалась, а затем медленно распрямлялась веревка, приведенная в движение Кимом.

— В самом саквояже, Лопух, мои сокровища, — заинтриговал Док, а когда Лопух дважды недоуменно приподнял брови, требуя дополнительных разъяснений, продолжил: — Нет, в нем не монеты, не золото и не драгоценности, там вторая запредельная бесконечность: мечты, сновидения, кошмары на любой вкус — на тысячу «Ковчегов». — Он посмотрел на свое запястье: — Достаточно. Открывай рот.

Лопух послушно подчинился, хотя это причинило новые страдания.

Док вынул изо рта закушенную Лопухом форму, завернул ее в блестящую обертку и пристегнул к ближайшей растяжке. Затем снова заглянул в рот Лопуху.

— А ты, пожалуй, был прав. Я, кажется, разогревая, переборщил, — задумчиво сказал Док. Он поднес к губам Лопуха небольшой пакетик и выдавил его содержимое.

Рот Лопуха наполнился прохладным туманом, и боль тут же начала стихать.

Док затолкал пакетик в карман Лопуха.

— На тот случай, если снова заболит. — И прежде чем Лопух успел поблагодарить, Док прижал к его глазу небольшую трубку. — Ну-ка, глянь, ты что- нибудь видишь?

Пораженный увиденным, Лопух вскрикнул и отпрянул от окуляра.

— Что случилось?

— Док, это какой-то сон, глюки, — хрипло вымолвил Лопух. — Ты только никому не рассказывай, ладно?

— И что ты увидел в этом сне? — с жадностью заторопил его Док.

— Чудная картина, Док. Коза с рыбьим хвостом. Я… я видел… рыбью чешую! — от обилия внезапно обрушившихся впечатлений в голове Лопуха все перемешалось. — И там все… имело контуры! Док, наверное, это и есть «зоркое зрение»?

— Конечно, Лопух. Главное, это доказывает, что у тебя нет повреждений мозга и сетчатки. И мне к тому же не придется возиться, изобретая для тебя бинокль. Итак, я понял, во сне ты все предметы видишь отчетливо и контрастно, что, кстати, вполне естественно. Тогда почему же ты от меня это скрывал?

— Я боялся, что меня обвинят в колдовстве, Док. Я считал, что видеть вещи такими — это ясновидение. Но почему трубка щекотала мне глаз?

— Изотопы, невежда! Так и должно быть. Давай, проверим другой глаз.

Снова Лопуху хотелось заорать, но на сей раз он сдержался, а вот немедленно отстраниться ему уже не захотелось, хотя легкое щекочущее покалывание возобновилось. На новой картине он увидел стройную девушку. Но теперь он ясно видел очертания ее фигуры! Он видел… детали! Например, ее глаза уже не были похожи на туманные цветные бляшки. По обеим сторонам от каждого из них белели фарфорово-чистые и ясно очерченные… треугольники! А в центре каждого из нежно-фиалковых кружков четко различались глубокие черные точки.

Волосы девушки отливали серебром, хотя, как показалось Лопуху, она была совсем юной: впрочем, судить о возрасте теперь, когда все детали проступали так отчетливо, было крайне сложно. Хотя она явно напоминала девушку с платиновыми волосами, увиденную в Чертогах Графа.

На ней было длинное блестящее платье, не закрывающее плеч. Каким-то чудесным образом, подвластное неведомой силе, оно тяжело ниспадало к ногам. Тем же свойством обладали и ее распущенные волосы. И еще это сказочное платье имело… складки.

— Как ее зовут, Док? Альмоди?

— Нет. Дева. То есть — девственная. А ты ее ясно видишь?

— Да, Док. Яснее ясного. Остро! О, да, как нож! А та — коза с рыбой?

— Козерог, — ответил Док, отнимая трубку от глаз Лопуха.

— Док, я знал, Дева и Козерог — это названия лунников, земтябрей, солнечников и звездников, но я не мог предположить, что их можно нарисовать. Я не думал, что они реальные.

— Конечно. Ты же ведь никогда не видел ни часов, ни звезд, не говоря уже о зодиакальных созвездиях…

Лопуху хотелось еще расспросить Дока о том, что означают эти фигуры, но он вдруг заметил: мертвенно бледное свечение померкло.

— …По крайней мере на этом отрезке жизни, подконтрольном твоей памяти, — добавил Док. — Я, вероятно, приготовлю твои новые глаза и зубы к следующему Бездельнику. Если сможешь, приходи раньше. А так — увидимся в «Приюте» вечером Забавницы.

— Прекрасно, Док. К сожалению, я должен торопиться. Пойдем, Ким! Иногда по вечерам в Бездельник бывает уйма работы, особенно, если ночь Забавницы выдалась тяжелой. Запрыгивай, Ким!

— Ты уверен, что сможешь благополучно добраться до «Приюта», Лопух? Ведь скоро стемнеет.

— Будьте спокойны, Док. Я смогу.

Когда же ночь действительно настала, внезапно упав на глаза, как глухой капюшон плаща, а Лопух успел пройти лишь половину первого коридора, ему очень захотелось вернуться и попросить Дока проводить его. Но, предчувствуя издевательские выпады Кима, не сделал этого. Ким упорно молчал. Торопливо, толчками Лопух гнал себя вперед, едва различая центральную линию в мутном свете беспорядочно бегающих огоньков.

В носовом тоннеле было совсем жутко — там он не встретил ни души; сиротливые фонари едва тлели, как угли затухающего костра. Вид этих бледных пятен, после того, как он увидел мир ярким и четким, причинял ему страдания. Вдобавок начался очередной приступ «ломки» — его всего трясло как в лихорадке, на лбу выступили холодные бусинки испарины, а мысли совершенно смешались. Теперь он уже не отдавал себе отчета, какие из странных событий, происшедших с ним после прихода Кима, были реальностью, а какие — сном. А отказ Кима говорить — а может быть, утрата им этой способности? — окончательно выбивали его из равновесия.

Так что, когда наконец он едва живой от страха влетел в «Приют», его уже била нервная дрожь. Лишь в последний момент он успел вспомнить о свежем клее на краях люка.

В баре все кипело безудержной пьянкой: ходили ходуном ярко горящие светильники, изгибались фигуры танцующих. Корчмарь не упустил случая сразу же наброситься на него с упреками. Лопух за- нырнул в ротонду и автоматически начал принимать заказы и обслуживать клиентов, ориентируясь на голоса и отыскивая предметы на ощупь — похмельный синдром повлиял на зрение: все вокруг прыгало в глазах, сливаясь в одно большое кружащееся переливчатое пятно.

Через некоторое время ему вроде бы полегчало, но нервы уже были взвинчены до предела. Пришлось углубиться в работу, чтобы хоть как-то держать себя в руках и сносить придирки Корчмаря — но именно работа в конце концов почти истощила его последние силы. К рассвету Забавницы, когда пространство вокруг ротонды кишело посетителями, он сдался: выудил пакет лунной настойки и трясущимися руками поднес к губам.

Иголки когтей впились ему в грудь:

— Идзззиот! Ссслюнтяй! Раб ссстраха!

Лопуха затрясло от ненависти к коту, но пакет он.

Все же оставил. Ким тем временем вылез наружу и пренебрежительно оттолкнувшись от его груди, облетел весь бар по кругу; он смело заводил разговоры с пьяницами и вскоре стал центром всеобщего внимания. Корчмарь хвастался им направо и налево и совсем перестал работать. Лопуху пришлось отдуваться за двоих. Кошмар мучительно долгой трезвости был несравним с самым жутким опьянением.

В «Приют» с достоинством вплыла Сюзи. Когда он подавал ей ее любимую темную, она участливо коснулась его руки. Это помогло.

Голос, доносившийся снизу, показался ему знакомым. Он принадлежал курчавому бражнику в матросской робе. Не Энсайн ли Дрейк это?

Вакханалия достигла апогея. Корчмарь прибавил музыки. Поодиночке и парами разгулявшиеся бражники кувыркались в танце, как мячики отскакивая от канатов. Любители шимми выкручивались на месте, вцепившись в растяжки пальцами ног. Девушка в черном растянулась в шпагате. Другая — в белом — пронырнула сквозь ротонду, где Корчмарь не постеснялся мимоходом по-хамски облапить ее. Пьяницы пытались хором затянуть песню.

Наступила ночь Забавницы, ритм необузданного разгула все учащался, а Док почему-то не приходил. Зато появился Граф со своей свитой — девицами и Сатаной. Танцоры брызнули в разные стороны, освобождая дорогу, а бражники безропотно уступили его компании целую треть ротонды наверху, причем, треть стойки снизу тоже вдруг как- то сама по себе опустела. К удивлению Лопуха, вся компания дружно заказала кофе. Только собака на вопрос Графа пролаяла: «Кровавая Мэри»; звуки формировались так глубоко в собачьей гортани, что наружу, в сопровождении отвратительного утробного рыка, вышло нечто вроде «Кра-а-эх Мэр- аэх».

— Позвольте поинтересоваться, это ссследует понимать как речччь? Тогда прошшшу перевесссти, — ехидно прокомментировал реплику пса Ким, устроившийся с другой стороны ротонды. Пьяницы затряслись в беззвучном смехе.

Лопух подал тюбики с горячим кофе, вложенные в войлочные чехлы, чтобы клиенты не обожглись, и смешал коктейль для Сатаны в самосжимающемся шприце с коктейльной трубочкой вместо иглы. Голова его кружилась от слабости, но сейчас он больше опасался не за себя, а за Кима. Пятна лиц расплывались перед его глазами, хотя он все же узнал Риксенду по ее черным волосам, а Фанетту и Дюшетту по их развивающимся огненно-рыжим шевелюрам и молочным телам, усыпанным рыжими точками. Альмоди, фарфорово-бледная и платиноволосая, смотрелась потрясающе в соседстве с темно-коричневой фигурой Графа по ее правую руку и черным, узким силуэтом пса по левую.

Лопух услышал, как Граф шепнул ей:

— Попроси Корчмаря показать своего говорящего кота.

Шепот был очень тихий, как легкое дуновение вентилятора, и Лопух никогда бы не обратил на него внимания, если бы не странная восторженная дрожь в голосе Графа. Это настораживало.

— Но ведь они же могут подраться, я имею в виду — с Сатаной, — ответила девушка таким волшебным голосом, что в ушах Лопуха словно зазвенели серебряные колокольчики. Как бы ему хотелось увидеть ее лицо через трубку Дока! Она, наверняка, оказалась бы похожей на Деву. Правда, покровительство Графа исключало девственность. Ах, этот ненормальный мир — жестокий и ужасный. Как прекрасны ее фиалковые глаза! Оставаться жить в мире теней становилось невыносимым.

С испугом в голосе Альмоди добавила:

— Пожалуйста, не надо, Граф.

Эта фраза окончательно покорила сердце Лопуха.

— Но в этом-то как раз вся прелесть, детка. Схватка зверей — величайшее наслаждение. Уверен, тебя мы тоже к этому приучим. И первый урок мы тебе дадим как раз здесь и теперь. Поверь, нет ничего прекраснее запаха паленой шерсти — а его скоро будет достаточно. Эй, Корчмарь! Наша новая леди желает услышать твоего кота. Принеси его нам.

— Но ведь я не хочу… — попыталась возразить Альмоди, но тут же осеклась.

Пока Корчмарь звал кота, перегнувшись на другую сторону ротонды, Ким подплыл сам, пронырнув сквозь ее внутреннее кольцо. Он пришвартовался к тонкой веревке и прямо посмотрел в глаза Графа:

— Итак-ссс?

— Корчмарь, выруби эту балаганную дрянь. — Музыка тут же прекратилась. Поднявшаяся было волна возмущения стихла так же резко, как поднялась. — Хорошо, котик, говори.

— Я лучшшше ссспою, — объявил Кот и издал тягучий душераздирающий кошачий вопль. В завывании ощущалась мелодия, но она пришлась Графу не по вкусу.

— Ах, какая абстракция, — воскликнула восхищенно Альмоди. — Послушайте, Граф, ведь это же головокружительно высокий аккорд!

— Скорее, сумасшедший консонанс, — язвительно заметила Фанетта.

Граф шикнул, заставляя их замолчать.

Ким завершил арию пронзительной нотой. Он с гордым спокойствием оглядел ошарашенную аудиторию и принялся как ни в чем не бывало вылизывать свое плечо.

Граф вцепился в край стойки левой рукой и с показной невозмутимостью спросил:

— Если ты не хочешь говорить с нами, может быть, ты побеседуешь с нашей собачкой?

Ким бросил взгляд на Сатану, с прихлебом посасывающего «Кровавую Мэри». Его глаза расширились, зрачки превратились в узкие щелки, в ощеренной пасти показались иглы клыков. Он прошипел:

— Сссвинячий пессс!

Сатана стартовал с места, оттолкнувшись лапами от кисти левой руки Графа, которая придала ему дополнительное ускорение и одновременно скорректировала полет, швырнув именно в ту сторону, куда прыгнул уклоняющийся от броска Ким. Но кот все же сумел увернуться, спружинив от тугой растяжки и рикошетом отлетев назад. Оскаленные сахарные челюсти собаки лязгнули в футе от цели, а ее широкогрудое черное тело пронеслось мимо Кима словно эскадренный броненосец, расходящийся с прогулочным катером.

Сатана впечатался всеми четырьмя лапами точно в середину пьяного толстяка, только что выдохнувшего воздух, перед тем как глотнуть настойки. Пес мгновенно оттолкнулся от него, как от батута, и устремился в обратном направлении. На этот раз Ким не увернулся: в воздухе закружили клочки его шерсти. Зато и пес получил яростный ответный удар когтистой кошачьей лапы.

Граф схватил Сатану за ошейник, не позволяя ему еще раз нырнуть. Он погладил морду собаки под глазом и понюхал пальцы.

— Достаточно, мальчик, — сказал он. — Не будем убивать гениального композитора. — Его рука с неплотно сжатым кулаком мягко опустилась на стойку. — Что ж, кот, с нашей собачкой ты перекинулся парой слов. Может быть, у тебя найдутся добрые слова и для нас?

— Да-ссс! — Ким перекочевал на ближайший к лицу Графа канат. Лопух кинулся, чтобы оттащить его, а Альмоди, не отрывавшая глаз от расслабленного кулака Графа, потянулась к нему.

— Исссчадие ада! Изззверг! — громко прошипел кот.

И Лолух и Альмоди опоздали. Между двух сжатых пальцев Графа мелькнул змеиный язычок. Тонкая струйка вырвалась и ударила Киму прямо в оскаленную пасть. Секунда, в которую Лопух успел подставить под струю свою ладонь, показалась ему вечностью. Тыльную сторону ладони обожгло, как огнем.

Ким свернулся клубком, потом распрямился, оттолкнувшись от Графа, и, сверкая уродливо разинутой пастью, ушел в темноту.

Граф констатировал:

— Кислота — античное оружие, вроде греческого огня, но и нашим парням оно хорошо знакомо. Лучшее средство против котов-колдунов.

Лопух прыгнул на Графа и, схватив за грудки, попытался боднуть.

Граф молниеносно отвел голову. Тогда Лопух впился деснами ему в шею. Внезапно раздался хлопок, как при разрыве пакета, и прохладный ветерок скользнул по голой спине Лопуха. Тут же к его телу, чуть выше почек, прижался леденящий кожу треугольник. Лопух от удивления раскрыл рот и, потеряв опору, обессиленно поплыл в сторону. Раздался смешок Графа.

В руке одного из бражников вспыхнул полицейский фонарь. В его голубоватом отблеске физиономии посетителей «Приюта» сразу превратились в бескровные лица покойников. Такими страшными человеческие лица не становились даже при вечернем свете с левого борта. Твердый голос скомандовал:

— Все, парни, повеселились. А теперь — по домам. Мы прикрываем лавочку.

Занялся рассвет Спятницы, в его лучах пламя фонаря поблекло. Холодный треугольник соскользнул со спины Лопуха. Снова как будто разорвали пакет. Зловеще шепнув: «Прощай, малыш», — Граф прошил застилавшую глаза белесую дымку и присоединился к своей компании. Усеянные бледно-рыжим конфетти Фанетта и Дюшетта, как две кариатиды, поддерживали голову Сатаны, вцепившись в его ошейник.

Лопух заплакал и отправился на поиски Кима. Через некоторое время к нему присоединилась Сюзи. «Приют Летучей Мыши» опустел. Наконец Лопуху и Сюзи удалось настигнуть Кима в углу. Лопух обхватил грудь кота. Тот сжав его запястье передними лапами, пустил в ход когти. Лопух вытащил тюбик, подаренный Доком, и просунул его горлышко между челюстями Кима. Когти кота глубоко вонзились в руку. Превозмогая боль, Лопух надавил. Наконец когти спрятались в мохнатые подушечки, и Ким расслабился. Лопух ласково погладил его. Сюзи перевязала исцарапанное запястье пострадавшего.

Подлетел Корчмарь в сопровождении двух бражников, в одном из которых Лопух узнал Эн- сайн Дрейка. Энсайн сказал:

— Мой коллега и я покараулим сегодня у кормового люка и у правого борта. — Кроме них, в «Приюте» уже никого не осталось.

Лопух предупредил:

— У Графа есть нож.

Дрейк кивнул.

Сюзи, дотронувшись до руки Лопуха, сказала:

— Корчмарь, я хочу остаться у вас на ночь. Мне страшно.

— Могу предложить свободный канат, — согласился Корчмарь.

Дрейк и его помощник медленно поплыли к своим постам.

Сюзи вздохнула и после некоторых колебаний упорхнула вместе с Корчмарем.

Лопух униженно потащился в носовой угол. Неужели Сюзи ожидала, что он будет драться с Корчмарем? Грустно, но он не испытывал к ней прежних чувств. Разве что — дружеские. Ему нравилась новая девушка Графа, но ее недоступность была безнадежной.

Он совершенно измотался. Даже сладкая мысль об ожидающих его завтра новых глазах не помогала. Он пристегнулся за щиколотку к растяжке и завязал глаза платком. Попытался осторожно приласкать Кима, но тот не ответил. Заснул Лопух почти мгновенно.

Ему приснилась Альмоди. Она оказалась точь-в- точь похожей на Деву. На руках ее сидел Ким, гладкий и лоснящийся, как начищенный ботинок. Она двигалась навстречу к нему, двигалась и… не приближалась.

Уже поздно ночью, как ему показалось, он проснулся в очередном приступе лихорадки. Его прошиб холодный пот, все существо сотрясалось. Нервы дергало, словно электрическим током. Казалось, вот-вот его мышцы скрутит в последней, разрывающей сухожилия агонии. Все существо трепетало от предчувствия ужасной нестерпимой боли. Мысли, как ножи мясорубки, мелькали с невероятной скоростью, так что он успевал ухватить только одну из десяти. Этот кошмар был похож на головокружительный разгон по извилистому, мрачному тоннелю с быстротой в десятки раз превосходящей скорость главного подъемника.

Лопух сорвал платок с глаз. Кругом царила темнота. Его тело перестало ускоряться, мысли замедлились. Но нервы все еще были напряжены.

Кто-то потряс Лопуха за плечо:

— Что случилось, старина?

— Страшный сон приснился, будто на меня напали вампиры, — ответил он.

Наступал рассвет Трудельника. Лопух чувствовал себя больным и разбитым, но принялся за обычную работу. Он попробовал заговорить с Кимом, но тот, как и вчера днем, не был расположен к беседе. Корчмарь замучил Лопуха придирками и надавал ему кучу поручений — с самой Забавницы в баре все стояло вверх дном. Сюзи быстро улизнула, ни об Очаровашке, ни о чем другом она говорить не захотела.

Лопух пылесосил, а Ким шарил по углам. Оба старались не встречаться. В полдень зашел Граф и, пока Лопух и Ким кружили в отдалении и не могли расслышать разговора, перебросился несколькими фразами с Корчмарем.

На рассвете Бездельника Корчмарь, не проявив свойственного ему любопытства, без вопросов разрешил Лопуху уйти из «Приюта». Лопух высматривал Кима, но нигде не заметил черного комочка. Честно говоря, сегодня ему и не хотелось брать кота с собой.

Он направился прямиком в приемную Дока. В этот день, в отличие от прошлого Бездельника, в коридорах было многолюдно.

Люк в приемную Дока оказался распахнутым настежь, но самого Дока не было. Лопух долго ждал, чувствуя себя крайне неуютно в мертвенном свечении, исходящем от экрана. Многое показалось ему подозрительным: Док не любил оставлять приемную не закрытой или без присмотра. К тому же, он так и не зашел в «Приют Летучей Мыши», хотя обещал.

От нечего делать Лопух начал озираться по сторонам. Прежде всего ему бросилось в глаза, что исчез большой черный саквояж Дока, в котором, по его словам, хранились сокровища.

Затем он обнаружил, что в блестящем целлофановом мешочке, куда Док положил слепок с десен Лопуха, теперь находилось нечто другое: какие-то два предмета.

Лопуху пришлось отдернуть палец от первого, полукруглого — наполовину розового и наполовину блестящего. После этого он уже осторожнее ощупал его, не замечая крошечных красных шариков, отделяющихся от порезанного пальца. Сверху и снизу на розовых полукружьях странный предмет имел неровные пазы и углубления. Неужели — оно? Лопух вложил предмет в рот. Его десны совпали с углублениями. Он открыл и затем сомкнул челюсти, осторожно убирая язык внутрь. Сначала раздался щелчок, потом приглушенное звяканье. Боже, у него есть зубы!

Когда он потрогал второй предмет, руки его затряслись, но на этот раз не из-за нового приступа лихорадки.

Предмет представлял собой два толстых кружка, соединенных короткой перемычкой; еще две перекладины, только более длинные и толстые, чем первая, и загибающиеся на концах, отходили сбоку от каждой из окружностей.

Он запустил палец в выемку одного из кружков и почувствовал легкое пощипывание, напоминающее щекотание глаз, которое он испытал, глядя в трубку Дока, — но только более интенсивное, почти болезненное.

Дрожащими, чужими руками, он с грехом пополам приладил хитроумное приспособление. Ободки боковых перекладин обхватили его уши, кружки приникли к глазам, но на таком расстоянии, что он уже не ощущал щекотки.

Он мог зорко видеть! Все, абсолютно все вокруг имело четкие контуры, даже его растопыренные пальцы на руке и… капельки крови на одном из них! Он закричал — скорее издал вопль восторга — и начал жадно озираться.

Десятки самых разных вещей — таких же отчетливых как рисунки Козерога и Девы, — были нестерпимы своими острыми гранями и выступами. Казалось, они вот-вот готовы оцарапать или уколоть. Лопух невольно зажмурился.

Когда его дыхание наконец выровнялось, а дрожь утихла, он с опаской снова приоткрыл глаза и начал внимательно изучать предметы, нанизанные на ванты, как бусы на нитки. Каждый из них казался ему чудом. Назначение доброй половины из них было ему непонятно. Некоторые же вещи — хорошо знакомые ему в обиходе, но виденные неясными тенями в мутной дымке, например, расческа, щетка, раскрытая книга, наручные часы — тоже казались ему не менее удивительными.

Лопух подплыл вплотную к источающему мертвенный свет экрану-стене. С немыслимой доселе смелостью он стал разглядывать его, и в результате совершил еще одно открытие, заставившее его вскрикнуть.

Мертвенное, бледное сияние исходило не от всей стены, а только из ее центра, занимая добрую четверть поля зрения. Пальцами он пощупал прозрачную, упругую пластиковую поверхность. Далеко за ней, причем, как он вскоре начал осознавать, очень далеко, в бархатной тьме роилось множество крохотных точек… и все они светились! Даже по сравнению со всеми чудесами, увиденными им в приемной Дока, четкость этих крохотных огоньков казалась невероятной, немыслимой, потрясающей!

В центре прозрачной стены размещался крупный бледный шар, по размеру больший, чем окружающая его чернота, с яркими и более темными областями, покрытыми неглубокими круглыми вмятинами.

Шар не был похож на электрический светильник (да и проводов рядом с ним не наблюдалось) и тем более — это стало ясно с первого взгляда — он не горел огнем, как факел. Рассматривая шар, Лопух начал догадываться, вернее, откуда-то из глубины подсознания к нему пришла догадка, что шар, как зеркало, отражает свет иного тела, находящегося с другой стороны от «Ковчега».

С замиранием сердца он представил, сколько же еще пространства за пределами «Ковчега». Думать об этом было все равно что воображать один мир внутри другого.

Но если «Ковчег» находится между гипотетическим источником яркого света и этим бледным рябым шаром, то на последнем должна быть заметна тень от «Ковчега». В противном случае, «Ковчег» ничтожно мал по сравнению с ним. Но все эти размышления уже уходили из мира реальности в сферу фантазии.

Но разве не все в этом реальном мире фантастично? Оборотни, ведьмы, светящиеся точки, ясные очертания, размеры и пространство?

Когда Лопух в первый раз посмотрел на мертвенно-бледный шар, тот показался ему круглым. Теперь же, после полудня (увлеченный, он потерял представление о времени), от шара словно отрезали ломтик с одного края, и он уже выглядел каким-то ущербным. Лопух прикинул, что это явление могло быть вызвано движением светящегося тела с, другого борта «Ковчега», или вращением самого бледного шара, или… (от этой мысли голова Лопуха закружилась, и он впал в полуобморочное состояние) «Ковчег» мог сам кружиться вокруг шара!

Он двинулся к распахнутому люку. Подумал — стоит ли его закрыть, и решил — не стоит. Коридор предстал еще одним чудом: он уходил вдаль, вдаль и вдаль и постепенно сужался. Стены были разрисованы… стрелами: красные указывали направление к левому борту, откуда он пришел, зеленые — к правому борту, куда он держал путь. Раньше стрелы виделись ему продолговатыми мазками.

Лопух продвигался вперед по зеленым стрелкам к правому борту «Ковчега», дабы проверить свои гипотезы. Не терпелось также детально рассмотреть оранжевато-коричневатое круглое пятно, незменно вызывавшее у него депрессию. Но прежде он решил все же заглянуть на Мостик q и сообщить об исчезновении Дока. Еще не забыть бы рассказать Дрейку о пропаже сокровища Дока. Лопух хотел опять зацепиться за трос и тут заметил, что уже находится у входа в голубую шахту, ведущую наверх. Не обращая внимания на жжение в руках, он ухватился за стремительно ускоряющуюся ленту и полетел к Мостику.

Очутившись наверху, он был ошеломлен бесчисленным множеством звезд над головой.

Продолговатые радуги оказались многоярусными рядами многоцветных мигающих огоньков- лампочек. Но кружащие возле них молчаливые офицеры произвели на него гнетущее впечатление: все они выглядели очень старыми; по их отрешенному виду и потухшим глазам, механической заученности жестов было заметно, что они движутся как во сне, словно сомнамбулы или загипнотизированные, выполняющие чью-то чужую волю. Лопуху пришло в голову: а знают ли они вообще, куда движется «Ковчег», и существует ли для них мир за пределами Мостика?

Темнокожий молодой офицер с жесткими курчавыми волосами подлетел к нему. Только когда он заговорил, Лопух признал в нем Энсайна Дрейка.

— Привет, старина. Хорошо выглядишь, словно помолодел на десять солнечников. Что это за штуковины вокруг твоих глаз?

— Окуляры. Помогают лучше видеть.

Лопух рассказал об исчезновении Дока и его сокровища — большого черного саквояжа.

— Да ведь он же не дурак выпить, твой Док. Он еще рассказывал тебе, что все его сокровища — это сны. Тебе не кажется, что он просто чокнулся или, может быть, застрял в каком-нибудь другом притоне, где выпивка не хуже, чем у вас?

— Нет, Док хоть и пьяница, но аккуратный и обязательный. Он всегда пьет только в «Приюте Летучей Мыши».

— Ладно, сделаю, что смогу. Кстати, меня отстранили от расследования дела, связанного с вашим «Приютом». Мне думается, этот каналья Граф имеет влияние наверху. К нашим старикам несложно подольститься — в них нет задора, и они привыкли идти по пути наименьшего сопротивления.

Лопух рассказал о попытке Графа еще раньше украсть у Дока маленький черный футляр.

— Итак, ты считаешь, что эти два дела могут быть связаны… Хорошо, как я и обещал, сделаю, что смогу.

Лопух вернулся в «Приют Летучей Мыши». Забавно и необычно было увидеть в деталях лицо Корчмаря: оно оказалось изношенным и старым, а красный кружок в центре — яблочко мишени — образовывал мясистый нос, покрытый густой сеткой пунцовых сосудов. В выражении его карих глаз читалась скорее жадность, нежели любопытство. Корчмарь тут же спросил о новинке на глазах Лопуха. Лопух решил, что сообщать Корчмарю об обретенной им способности остро видеть, было бы опрометчиво.

— Да это так — новое карнавальное украшение, вроде маски. Если уж судьба лишила меня волос на голове, имею я право хоть чем-то украсить лицо?!

— Только дошедшему до ручки алкашу может взбрести в голову тратить деньги на безвкусные безделушки.

Лопух не стал напоминать Корчмарю, что он уже несколько дней как бросил пить, а деньги, которые тот заплатил ему за все время работы в «Приюте», вряд ли составили пачку толще одной фаланги на пальце. Не стал он демонстрировать хозяину и свои новые зубы, а, наоборот, постарался держать рот закрытым.

Кима нигде поблизости не оказалось. На вопрос Лопуха о нем, Корчмарь пожал плечами:

— Шляется где-нибудь. Тебе-то лучше известны маршруты бродяг и приблудных котов.

Да, мысленно согласился Лопух, впрочем, кот и так у нас задержался. Лопух никак не мог привыкнуть к тому, что теперь видит весь бар целиком и отчетливо. «Приют» представлял собой шестиугольник, образованный двумя пирамидами, примыкающими друг к другу основаниями. Верхушками пирамид являлись фиолетовый носовой и темно-красный кормовой углы. Четыре остальных угла (если двигаться по часовой стрелке), составляли: зеленый по правому борту, черный внизу, алый по левому борту и голубой — наверху.

Сюзи приплыла в «Приют» ранним утром Забавницы. Лопуха шокировали ее уродливая полнота и налитые кровью белки глаз. Но проявленные ею дружеские знаки внимания были трогательны, и Лопух почувствовал к ней искреннюю симпатию. Дважды, когда Корчмарь отворачивался, он успевал сунуть ей полные пакетики темной браги. Она рассказала, что, по дошедшим до нее слухам, Оча- ровашку действительно утащили вампиры — это видела Мейбл.

День выдался скучноватым. Не то, что обычно в Забавницу. Незнакомых или каких-либо занятных бражников не наблюдалось. В глубине души надеясь на лучшее, Лопух ожидал появления Дока. Он представлял, как тот, выписывая замысловатые зигзаги, протиснется к стойке, а потом будет разглагольствовать о хитроумных приспособлениях, изготовленных им для Лопуха или, захмелев, примется философствовать о Старых добрых временах.

Вечером появился Граф со всеми своими девицами, кроме Альмоди. Дюшетта объяснила, что Альмоди осталась в Чертогах из-за мигрени. Снова, к удивлению Лопуха, вся компания единодушно заказала кофе, хотя, как ему показалось, они уже были на взводе, и им не мешало бы добавить.

Украдкой Лопух разглядывал их лица. Несмотря на нервную порывистость и живость жестов, в их взглядах было нечто общее с выражением застывшей отрешенности, как у большинства офицеров на Мостике. Док не зря говорил, что все они зомби.

Очень забавным стало еще одно открытие: как оказалось, причиной странной крапчатости Фане- тты и Дюшетты являлись… обыкновенные веснушки — крошечные красновато-коричневатые точки, которыми были усыпаны их нежно-белые лица.

— Так где же этот знаменитый говорящий кот? — спросил Граф Лопуха.

Лопух пожал плечами. Корчмарь ответил за него:

— Загулял. По мне, так даже лучше. В баре не нужны забияки, норовящие устроить скандал или драку.

Не сводя своих пронзительных желто-коричневых глаз с лица Лопуха, Граф заявил:

— Мы уверены, что как раз из-за этой драки в прошлую Забавницу у Альмоди и разболелась голова. Она даже не захотела пойти сегодня с нами. Думаю, мы обрадуем ее, когда расскажем, что вы уже избавились от кота.

— Я бы давно прогнал дрянного зверюгу, если бы не Лопух, — вставил Корчмарь. — Неужели, префект, это действительно был ведьмин кот?

— Мы уверены, уверены… А что это за штучка на лице Лопуха?

— А-а-а, это новая разновидность дешевой бижутерии, вроде серег для глаз, лучшая приманка для алкашей, префект.

Лопух не мог избавиться от ощущения, что весь этот разговор был продуман Графом и Корчмарем заранее, что они вступили в сговор. Поэтому вместо ответа он опять пожал плечами. Похоже, треп Графа и Корчмаря начал выводить из себя и Сюзи, но и она предпочла промолчать.

Сюзи не покидала своего места у ротонды до самого закрытия «Приюта». Корчмарь на этот раз не стал посягать на нее, хотя, прежде чем удалиться на покой через алый люк, он бросил на нее многозначительный взгляд. Лопух проверил, закрыты ли все шесть люков, и выключил освещение. Из-за этого, впрочем, в баре стало ненамного темнее: утреннее бледное сияние уже просачивалось через полупрозрачные стены. Лопух вернулся к Сюзи, устроившейся на ночлег на его спальной веревке.

Сюзи спросила:

— Ведь ты же не прогнал Кима?

— Нет, он сам сбежал. Корчмарь не соврал. И я действительно не знаю, где он.

Сюзи улыбнулась и обхватила его руками.

— Мне кажется, твои глазные украшения тебе очень идут, — сказала она кокетливо.

— Сюзи, ты знала, что «Ковчег» — это не вся Вселенная? Что он — всего лишь корабль, вращающийся в пространстве вокруг белого рябого шара, во много раз больше самого «Ковчега»?

— Я знаю только, что «Ковчег» иногда называют кораблем. А этот шар я видела на картинках. Брось эти дурные мысли, Лопух, давай переключимся на что-нибудь приятное. Иди ближе, я помогу тебе забыться.

Лопух подчинился, скорее по доброте, чтобы не обидеть Сюзи. Ее тело больше не возбуждало в нем прежних желаний, он думал об Альмоди.

Когда все закончилось, Сюзи быстро уснула. Лопух повязал на глаза платок и тоже попытался забыться. Болезнь на этот раз беспокоила его чуть- чуть слабее, чем в прошлую Спятницу. И именно благодаря этому чуть-Чуть, он устоял перед искушением рвануть к ротонде за пакетом лунной настойки. Уже в полудреме он внезапно почувствовал острый толчок в спину, будто ему вдруг свело мышцу. Дурнота мгновенно усилилась, подкатив к самому горлу. Его залихорадило, он дернулся раз, другой, и затем, когда мука стала нестерпимой, потерял сознание.

Лопух очнулся из-за бешеной пульсации крови в висках. Он обнаружил, что не просто пристегнут, а распят на канатах: его запястья привязаны к растяжке, а щиколотки — к вантам. Руки и ноги затекли и онемели.

От яркого света веки воспалились. Лопух приоткрыл их на мгновение и увидел Сатану, балансировавшего на соседнем канате с поджатыми под себя задними лапами.

Лопух очень ясно разглядел оскаленную пасть пса. Открой он глаза пошире, Сатана, несомненно, вцепился бы ему в глотку.

Лопух плотнее сжал свои металлические вставные челюсти. По крайней мере, теперь у него есть чем защищаться.

Рядом с Сатаной он успел заметить черные прозрачные спирали и понял, что находится в Чертогах Графа. Вероятно, толчок в спину был инъекцией наркотика.

К счастью, Граф не догадался снять с него окуляры и не заметил зубов. Для него Лопух продолжал оставаться прежним безобидным подслеповатым ничтожеством.

Неожиданно он увидел Дока, привязанного, как и он, к вантам, а по соседству — большой черный саквояж. Во рту Дока торчал кляп: видимо, он пытался сопротивляться и кричать. Лопух решил обойтись без крика. Серые глаза Дока были широко открыты, и Лопуху показалось, что он смотрит прямо на него.

Очень осторожно Лопух зацепил своими онемевшими пальцами узел, стягивающий петлю на запястьях и, напрягая затекшие мышцы, медленно потянулся. Петля соскользнула по растяжке на пару миллиметров. Если он продолжит действовать аккуратно, Сатана ничего не заметит. Делая паузы, Лопух несколько раз повторил тот же прием.

Еще более осторожно он слегка повернул лицо налево и увидел, что люк в коридор задраен, а за спинами Дока и пса, в промежутке между черными спиралями виднеется пустая каюта, с прозрачной, усеянной звездами стеной. Вход в эту каюту был открыт, а чуть в стороне покачивалась раскрашенная черными полосами крышка аварийного люка.

С такой же осторожной медлительностью он повернул голову направо, следя за Сатаной. Еще немного, и Лопуху удалось сдвинуть петлю узла на запястьях уже сантиметра на два.

Справа его внимание привлекло большое прозрачное яйцо: его стенки усеивали звезды, а ближе к вершине светился шар. Наконец Лопух получил возможность как следует его рассмотреть: окутанный дымкой сверху и оранжевый снизу, шар был в рыжеватых подпалинах. По размеру — невелик, с ладонь Лопуха. Наблюдая за объектом, он вдруг заметил яркую вспышку посреди одного из оранжевых участков. Вспышка была короткой, ее яркий свет тут же превратился в крошечное черное пятнышко, едва различимое сквозь мутную пелену. Вдруг на душе Лопуха стало тоскливо, как никогда.

Под прозрачным яйцом происходило нечто ужасное: привязанная к металлической перекладине, закрепленной на вантах, висела Сюзи; она была очень бледна, а глаза закрыты. От ее шеи тянулась красная трубочка, расходившаяся, как пальцы на перчатке, пятью ответвлениями. К четырем из них припали розовые рты Графа, Рик- сенды, Фанетты и Дюшетты. Пятый сосок был зажат небольшой металлической прищепкой, возле него, съежившись и закрыв лицо руками, плавала Альмоди.

Граф сделал длинную паузу, надолго оторвавшись от своей трубочки, и блаженно сказал:

— Э-эх, хороша, до последней капли хороша!

Веснушчатые тела Фанетты и Дюшетты затряслись в беззвучном смехе.

Альмоди, плавающая среди густых зарослей собственных распущенных волос, метнула мгновенный взгляд сквозь разведенные пальцы и тут же быстро, как лезвия ножниц, снова свела их, прикрывая глаза.

Через некоторое время Граф сказал:

— Все, больше из нее ничего не выжмешь. Фан и Дюше, скормите-ка ее в большую мясорубку. Если встретите кого-нибудь в коридоре, сделайте вид, что несете пьяную. А потом Док отмерит нам дозу для высшего наслаждения, за что, если, конечно, будет хорошо себя вести, — получит выпивку. Ну, а мы, в свою очередь, на десерт высосем Лопуха.

Лопух уже успел наполовину подтянуть узел на запястьях к своим зубам. Сатана все так же жадно следил за ним, но медленные движения Лопуха ускользали от внимания собаки. Вытекавшая из ее пасти слюна пузырилась вокруг клыков.

Фанетта и Дюшетта открыли люк и протолкнули в него бездыханное тело Сюзи.

Обнимая Риксенду, Граф с чувством заговорил, обращаясь к Доку:

— Ну что, старина, разве мы на неверном пути? Пусть струйки крови животворной окрасят когти и клыки, ведь так говорил один поэт? Они же отравили все, что только можно было отравить! — Граф красноречивым жестом указал в сторону окутанного грязным гуманом оранжевого шара, постепенно уплывающего за край прозрачного яйца. — Они все еще воюют, но вскоре смерть настигнет этот глупый аттракцион для сумасшедших, «спасательный корабль», как они его обозвали. Не забывай — такие же люди управляют и нашим кораблем. Когда мы выпьем кровь у всех на «Ковчеге», в том числе и их кровь, мы будем пить нашу собственную.

Лопух подумал, что Граф явно переоценивает кровожадность этих людей. Узел теперь был очень близко к его зубам. Он услышал, как в коридоре замолотила большая мясорубка.

В пустой соседней каюте появились наряженные под бражников Дрейк и его помощник Феннер. Они уже подплывали к распахнутому входному люку.

Граф тоже заметил это:

— Взять их, Сатана, — приказал он. — Твоя добыча.

Крупное тело собаки пулей отскочило от каната и пролетело через амбразуру люка.

Дрейк пытался прицелиться в пса, но вдруг как- то обмяк.

С легкой усмешкой Граф одним движением выхватил металлический предмет в виде свастики с острыми, как лезвия, лепестками и запустил его в офицеров. Вращаясь, предмет пересек комнату, миновав Лопуха и Дока, пролетел в люк, и, не задев ни Дрейка и ни Феннера, врубился в прозрачную звездную стену.

Тут же раздались завывания и свист ветра, а затем — мгновенный хлопок закрывшегося аварийного люка. Лопух увидел, как за зыбкой прозрачной пленкой натянувшегося пластика Дрейк, Феннер и Сатана начали харкать кровью и на глазах раздуваться. Наконец брызнув во все стороны фонтанами крови, их тела взорвались.

Пустая каюта, в которой они находились, вдруг куда-то исчезла. У «Ковчега» отросла новая стенка, а Чертоги Графа на глазах преобразились.

За бортом, уменьшаясь в размере, свастика неслась навстречу звездам.

Вернулись Фанетта и Дюшетта.

Лопух почти без усилий перекусил веревки, стягивающие его запястья и на мгновение согнулся, чтобы перекусить узел на щиколотках.

Граф поднырнул к нему. С небольшой задержкой — они доставали ножи — все четыре девушки последовали за ним.

Фанетта, Дюшетта и Риксенда неожиданно затормозили и бессильно повисли в воздухе. Лопуху показалось, что маленькие черные шарики, как мышата, выскочили из их голов.

Времени перекусить узел на ногах уже не оставалось, и он выпрямился. Граф ударил его в грудь, Альмоди нырнула в ноги.

Граф и Лопух завращались вокруг каната гигантским флюгером. Вдруг Лопух почувствовал, что ноги его свободны. Это Альмоди перерезала узел на щиколотках. Противники оторвались от каната и, сцепившись, заскользили по дуге между спиралей.

Прозвучал щелчок раскрывшегося ножа Графа. Лопух краем глаза засек смуглое запястье, вцепился в него, и тут же боднул Графа в челюсть. Тот увернулся, отводя назад голову, но оголяя при этом шею. Лопух впился зубами ему в горло и с силой рванул.

Кровь захлестнула ему глаза, капельками запрыгала в воздухе. Он с отвращением сплюнул. Граф забился в конвульсиях. Тело его обвисло. На этот раз мощное кровяное давление сработало против него.

Лопух стряхнул с лица кровь, собравшуюся в шарики. Сквозь плавающие кровяные хлопья он разглядел влетевших в помещение Корчмаря и Кима. Альмоди все еще держала Лопуха за ноги. Распростершись в зоздухе, плавали тела Фанетты, Дю- шетты и Риксенды.

Корчмарь с гордостью похвастал:

— Я прихлопнул их из своего пистолета. Здорово отхлючил! Если хочешь, я могу перерезать.

Лопух ответил:

— Достаточно резни и перекусанных глоток. Хватит крови. — Освободившись от рук Альмоди, он нырнул к Доку, подобрав по дороге плавающий нож Дюшетты.

Лопух перерезал веревки на его руках и ногах и с трудом выковырял кляп изо рта.

Между тем, Ким шипел над ухом:

— Ссстащщил из ящщика касссы и ссспрятал бу- мажжки хозззяина. Сссказал, что ты их ссспер, Лопуххх. Ты и Сссюзи. Тут-то он и зашшевелилссся. Корчмарь — ссскареда.

Корчмарь, перебивая кота, затараторил:

— Я видел, как они засунули Сюзи в большую мясорубку. Я узнал ее по браслетам на ногах, по сердечкам. После этого я уже ничего не боялся — любого готов был убить, даже Графа. Я ведь любил Сюзи.

Док наконец прокашлялся и властно прохрипел:

— Настойки!

Лопух передал ему тройную порцию, Док высосал ее без остатка, а затем, переведя дух, сказал:

— Граф говорил правду. «Ковчег» — это пластиковый спасательный корабль с Земли.

Земля — это… — он ткнул пальцем в сторону хмурого оранжевого шара, исчезающего за обрезом кормового иллюминатора. — …Отравили сами себя смогом, погубили атомными войнами. Тратят золото на убийство друг друга, а пластик оставляют для выживания. Все лучшее забыто, утрачено.

«Ковчег» сошел с ума, и это понятно. Все теперь считают, что «Ковчег» — Вселенная, Космос. А Граф похитил меня ради наркотиков и сохранял жизнь, чтобы знать точную дозировку.

Лопух бросил взгляд на Корчмаря.

— Прибери здесь, — приказал он. — Графа отправишь в большую мясорубку.

Альмоди, подтянувшись за лодыжки Лопуха, очутилась на уровне его талии.

— Есть еще один спасательный корабль — «Пилигрим», — сказала она. — Когда на «Ковчеге» началось повальное сумасшествие, мои отец и мать и еще ты — были направлены сюда для расследования и лечения больных. Но мой отец умер, а ты заразился Стиксовым гнусом. Мать моя умерла незадолго до того, как я попала к Графу. Это она послала к тебе Кима.

Ким прошипел:

— Мой предок-сссородич тожжже прибыл на «Ковчег» с «Пилигрима». Моя прабабушшка рассказала мне о параметрах «Ковчега»… Радиуссс от ццентра Луны — 2500 миль, период обраыццения — около шшести ччасов, поэтому дни ззздесь так коротки. Ззземтябрь — это время, ззза которое Ззземля прохходит одно соззвезздие, и так далее…

Док заявил:

— Вот так, Лопух, ты остался единственным, чья память еще не отравлена цинизмом. Тебе и карты в руки — берись за дело. Все зависит от тебя, Лопух.

И Лопуху ничего не оставалось, как согласиться.

Перешел с английского Владимир РЫЖКОВ.

Юрий Синченко, доктор исторических наук. ЖИЗНЬ ВНЕ ВРЕМЕНИ.

Остановленное, застывшее время жестоко мстит героям новеллы Фрица Лейбера, буквально следуя поэтической формуле «Сон разума рождает чудовищ». Но подобные «капсулы времени» существуют и на Земле — это «иэоляты», закрытые популяции, обитающие как бы на обочине мировой истории.

О российских «изолятах» рассказывает руководитель Центра прикладной этнографии института этнологии и антропологии РАН.

У любого этнографа есть немалый опыт общения с изолированными группами людей. Изучая жизнь народов Крайнего севера России, я неоднократно сталкивался с такими группами — среди чукчей, нганасанов и других. Это неудивительно — для всей циркумполярной зоны характерно оленеводство. А что такое оленеводческая бригада, как не «изолят»? С мая по сентябрь эти люди практически никаких контактов со своими поселками не имеют, они изолированы от мира больше, чем экипажи космических станций.

Так же, если не больше, изолированы охотники на диких оленей. Кстати, сегодня на Таймыре дикий олень практически вытеснил домашнего. Да и всякие «социальные преобразования» типа организации крупных оленеводческих хозяйств пронеслись над таймырцами подобно цунами. И постоянно они из оленеводов превращаются в охотников.

Месяцами я путешествовал с нганасанами по Таймырской тундре — от побережья Ледовитого океана до границ лесов. Но должен оговориться: мнение даже самого объективного путешественника — это все-таки «видение сквозь очки». Гораздо интереснее самооценка этих людей, их собственные рассказы об отношениях внутри группы. Мне, например, достаточно убедительно продемонстрировали, что появление в составе такой группы — изолята» чужака, — т. е. не «кровника» (пусть даже это свойственник), — приводит к «размыканию» коллектива. Скажем, в группе нарушается сложившийся запах… Трудно, может быть, в это поверить — но для нганасанов старшего поколения, действительно, одно из главных чувств — обоняние.

Хорош или плох человек, предмет, явление — они судят по его запаху. (Запах моего мыла, например, был для них непереносимым). Ко мне лично относились очень тепло, но, когда я появился в чуме, в нем стало «пахнуть» по- другому. Даже музыку нганасаны воспринимают в терминах «запаха». Слушая мои магнитофонные записи — а там было все: от Баха до «рока», — они говорили, например, об «авангарде»: от такого «запаха» может начаться рвота.

ОДНА ИЗ КРУПНЕЙШИХ ошибок цивилизации — отношение к подобного рода людям, группам, народам как к примитивным, недоразвитым. На самом же деле у них своя высокая этика отношений, развитые представления об окружающем мире, тонкая педагогика.

В их духовной жизни определяющую роль играет шаманизм, неоднократно осмеивавшийся и преследовавшийся в советские годы. Но шаманизм можно рассматривать как философию — нередко он выглядит более гармоничным и всеобъемлющим, чем наши суперсовременные теории, основанные на последних представлениях физики. Вообще, это очень глубокая и совершенная философская система. Стоит послушать, как трактуется какой- нибудь простейший миф, — скажем, о начале мира. Из этой трактовки вытекает способ мышления, делаются выводы о единстве противоположностей и т. п. И думаете, где поисходит этот разговор? В яранге, а беседуют дед с внуком.

«Настоящими» людьми у северных народов считаются охотники, оленеводы или добытчики морского зверя. Они, в общем-то, в поселках и не живут, и если чувствуют какой-то отрыв от них, то это, в основном, отрыв от магазина, где продается водка. Что ж, чем дальше этот отрыв, тем лучше для них: поселок — это источник несчастий и неприятностей.

ЛЕГКО ЛИ цивилизованному человеку понять подобный образ жизни?

Одна из наших этнографов решила на собственном опыте выяснить этот вопрос и поехала на Чукотку с твердым намерением проникнуть во все тайны «оленьих» праздников. И исчезла. Ее долго искали, расспрашивали оленеводов — все напрасно. Через несколько лет в тех местах совершил вынужденную посадку самолет. Оказавшиеся поблизости оленеводы вывезли летчиков на «Большую Землю». Старая «чукчанка», отвозившая их на нартах, оказалась тем самым пропавшим этнографом. Ей в это время было около 30 лет, а выглядела она на все 50. Она покинула оленеводов и возвратилась «в цивилизацию», — но уже с поврежденной психикой. Дни свои она закончила в психлечебнице. Так может иногда окончиться для современного человека «врастание» в жизнь изолированных кочевых групп…

ОБ «ИЗОЛЯТАХ» ходит много легенд, не соответствующих действительности, но быстро подхватываемых прессой. Помните, несколько лет назад газеты писали о поселении староверов, обнаруженном в Томской области? Якобы они были напрочь отрезаны от мира, сохранили уклад чуть ли не двухсотлетней давности и тому подобное… Конечно, это не так: здесь был типичный случай самоизоляции при сохранении определенных связей с «Большим миром», информированности. Просто эти люди не хотели жить со всеми. Возьмите большинство тех, кого называют «бичами»: они так и объясняют, что не могут жить в этом обществе — не потому, что оно плохое, а потому, что они такие…

Нигде на планете сегодня нет полностью изолированных групп. Эскимосы Канады, можно считать, вписаны в современную цивилизацию; индейцы, обитающие в джунглях Амазонки, скрываются от цивилизаторов, но какие-то связи с внешним миром сохраняют.

ВООБЩЕ, Я ДУМАЮ, для человека самое естественное — жить большими родственными кланами. Вспомните старые русские деревни — там так и жили, трудно, но люди не знали многих сегодняшних проблем. Не сомневаюсь, что нганасанская семья не испытывала бы никакого психологического дискомфорта, скажем, очутись она в межзвездном корабле, который летит к цели многие годы.

Я восхищаюсь теми принципами взаимоотношений между людьми в северных общинах, которые наблюдал. Люди там живут с детства до старости в куда более комфортных психологических условиях, нежели мы, дети городов. Ребенок у них воспринимается «на равных»: все его порывы и желания столь же почтенны, как и желания главы семейства. Сейчас для этих детей организуют интернаты, преподают им там поэзию Маяковского, — ну зачем им эти, простите, «шаги саженьи»? Северный человек «обучается глазами» во много раз быстрее, нежели европеец. Чукотский мальчишка лет, скажем, двенадцати, увидев, как разбирают часы, с первого раза соберет их вновь.

На многие вопросы своих детей чукчи отвечают очень характерно: «Спроси у глаз». Возьмите такое святое правило: ребенка в 4 часа утра поднимают и выгоняют из яранги — пописать. При этом он приучается охватывать взглядом вид окрестностей в предрассветную пору. К 10–15 годам мальчик уже может точно предсказывать погоду на предстоящий день куда надежней нашей метеослужбы.

МЫ НЕДООЦЕНИВАЛИ мир малых народов, утвердившись, вслед за Жан-Жаком Руссо, во мнении, что дикарь и живет «по-дикарски». Однако человечество стало человечеством задолго до того, как изобрело спички, теплые туалеты и построило дома.

Конечно, в одиночку человек жить не может. Такая жизнь ведет к нарушению его психических функций, касающихся, в основном, норм общежития. Но уже с совместной жизни двух личностей начинается человеческое бытие. На мой взгляд, нет никаких трудностей в том, чтобы в будущем немногочисленные группы людей преодолевали огромные космические пространства в поисках новых миров — по крайней мере, с точки зрения обеспечения их нормальной жизни в такой микрообщине.

По предсказанию организации, занимающейся проблемами роста населения, в США к 2000 году будет ощущаться острый дефицит пресной воды. В самом тяжелом положении окажутся 17 из 106 районов Америки. Например, в северо-западной части Флориды запасы подземной воды будут исчерпаны полностью к началу 21 века. Если не принять неотложных мер по регулированию численности населения и использованию.

Водных ресурсов, американцам грозит самая настоящая жажда.

Геохимик Майкл Гаффи считает, что астероиды окажутся чрезвычайно полезными в деле освоения космоса — они станут источниками воды для астронавтов, совершающих дальние межпланетные рейсы. Новая методика спектрального анализа света, отражаемого астероидами, позволила ученому выяснить, что на астероидах между Марсом и Юпитером нет атмосферы, вулканов и жизни, зато они состоят из глинообразных минеральных пород, содержащих воду, которую можно добыть довольно простыми способами.

По сообщениям ученых Вашингтонского Университета, леса Мадагаскара исчезают с поистине катастрофической быстротой. Большая часть тропических дождевых лесов погибла в последние 40 лет, и ежегодно остров теряет 428 кв. миль леса. По прогнозам специалистов, Мадагаскару уготовано мрачное будущее, а ведь он считается экологической жемчужиной — местом обитания 5 % всех видов земной флоры и фауны, среди которых немало поистине уникальных.

О шаманах северных народов можно рассказывать бесконечно. Вот история начала 60-х годов…

Таймыр. Объединяются оленеводческие колхозы им. Сталина и им. Шмидта. Высоким начальством решено: новое крепкое хозяйство будет носить имя Ю.Гагарина. Но как объяснить нганасанам, кто такой космонавт. «Летчик, — объясняют им, — он полетел в космос, обернулся вокруг Земли». Но их в первую очередь интересует символика фамилии. «А, сын гагары!» — естественно, они произнесли это на своем языке: под этим именем Гагарин и вошел в их сознание. Гагара — птица весьма почитаемая, птица шаманская, она совершает путешествия в трех мирах: «верхнем», «среднем» и «нижнем». «Это лучше всего, что сын гагары будет начальником над нашим колхозом», — заявили старые нганасаны. Но сам факт полета Гагарина в космос особого впечатления на них, к моему изумлению, не произвел.

Ты с шаманом поговори, — сказали мне нганасаны, — он там побывал еще раньше.

Я пошел к старику. Надо сказать, старец довольно точно описал Землю такой, какой она видится с орбиты. Хотя небо, по его представлениям, это шкура «Мирового Оленя», а звезды — дыры в этой шкуре, сквозь которые пробиваются лучи Солнца.

— Я и на Луне побывал, — сообщил старец. — Но там есть другой шаман. — И, задумавшись, добавил:

— Видишь ли, когда ты в толпе, от Земли отделиться трудно. Можно уйти с нее, только когда живешь один…

ПРОГНОЗ.

«Если». 1993 № 02

На Земле запасы воды тают.

По предсказанию организации, занимающейся проблемами роста населения, в США к 2000 году будет ощущаться острый дефицит пресной воды. В самом тяжелом положении окажутся 17 из 106 районов Америки. Например, в северо-западной части Флориды запасы подземной воды будут исчерпаны полностью к началу 21 века. Если не принять неотложных мер по регулированию численности населения и использованию водных ресурсов, американцам грозит самая настоящая жажда.

Зато можно устроить колодец на астероиде.

Геохимик Майкл Гаффи считает, что астероиды окажутся чрезвычайно полезными в деле освоения космоса — они станут источниками воды для астронавтов, совершающих дальние межпланетные рейсы. Новая методика спектрального анализа света, отражаемого астероидами, позволила ученому выяснить, что на астероидах между Марсом и Юпитером нет атмосферы, вулканов и жизни, зато они состоят из глинообразных минеральных пород, содержащих воду, которую можно добыть довольно простыми способами.

Лес просит помощи.

По сообщениям ученых Вашингтонского Университета, леса Мадагаскара исчезают с поистине катастрофической быстротой. Большая часть тропических дождевых лесов погибла в последние 40 лет, и ежегодно остров теряет 428 кв. миль леса. По прогнозам специалистов, Мадагаскару уготовано мрачное будущее, а ведь он считается экологической жемчужиной — местом обитания 5 % всех видов земной флоры и фауны, среди которых немало поистине уникальных.

Европейцы явно умнеют.

Результаты социологических опросов, проведенных в Германии и Франции, говорят о том, что люди среднего возраста и даже часть молодежи устали от современных развлечений. Многие немцы и французы собираются в ближайшем будущем проводитъ гораздо меньше времени перед экраном телевизора и в шумных компаниях, предпочитая посвятить часы досуга чтению, посещению выставок и концертных залов, причем, как правило, в одиночестве. Данные опроса свидетельствуют также о заметном росте интереса к классической музыке.

Оживший компьютер.

Сверхсложная компьютерная модель, предназначенная для изучения процессов в головном мозге человека, внезапно заявила о себе собственными электрическими колебаниями, очень похожими на волны, излучаемые настоящим мозгом. Конструктор фирмы IBM Роджер Трауб, создавший суперкомпьютер, считает: его активность говорит о том, что с моделью можно будет экспериментировать, как с живым организмом. Это — подлинная революция в медицине.

Метро в Париже.

В Париже недавно начались испытания нового типа поезда метро, получившего прозвище «Боа». Поезд представляет собой трубу протяженностью в 150 футов, не разделенную на вагоны, так что 850 пассажиров смогут совершать моцион во время поездки, свободно двигаясь из конца в конец поезда. Шарнирные оси позволяют поезду совершать плавные повороты без толчков, вибрации и шума. Транспортное управление города надеется, что к 2010 году «Боа» заменят все поезда метро.

Кино по телефону.

Американская компания Bell Atlantic объявила, что намерена открыть так называемую электронную видеотеку. Клиент, сидя дома перед телевизором, может заказать по телефону кинофильм или любую телепрограмму по вкусу. По телефону же он и получит свой заказ: инженеры компании разработали способ передачи высококачественных телеизображений по обычному телефонному проводу. Новая система позволит телефонным компаниям уже в ближайшее время успешно конкурировать с телевизионными, особенно если обеспечит — как обещают — большую свободу выбора телезрителю.

Берегите кожу.

Врачи прогнозируют к началу нового века резкое увеличение заболеваний раком кожи. Дело в том, что защитный озонный слой Земли истощается гораздо быстрее, чем это следовало из расчетов специалистов. Собравшиеся в Копенгагене в конце прошлого года делегаты ООН постановили сократить сроки выполнения Монреальского протокола: фтор- и хлорсодержащие углеводороды и тетрахлориды должны быть выведены из употребления уже к 1996 году, метил хлороформ немного позднее.

Дело за лошадью.

Компания «Toyota» решила внести свой вклад в борьбу с загрязнением окружающей среды и сконструировала… робота, естественно. Лошадь травки не щиплет и не наносит никакого экологического ущерба, а напротив, помогает очищать пейзаж от пустых консервных банок и прочей дребедени. Мусор она попросту заглатывает, а ее обширный «желудок» время от времени разгружают. Управляет лошадью сидящий на ней всадник.

Будем производить суперженщин.

Доктор Каррузере, медицинский директор (по-нашему, главврач) Positive Health Center в Лондоне, уверяет, что добившиеся высоких политических постов женщины (например, Маргарет Тэтчер) имеют биологическое преимущество перед своими сестрами по полу, пытающимися сделать политическую карьеру. В течение 30 лет д-р Каррузере изучал уровень гормонов в крови сотен мужчин и женщин в стрессовых ситуациях. Он обнаружил, что с усилением стресса возрастает уровень эпинофрина, вызывающего беспокойство. Но когда человек ощущает, что начинает владеть ситуацией, в кровь выбрасывается норэфедрин — гормон, вызывающий удовольствие. В опытах принимали участие несколько женщин — членов парламента. «Женщины, находящиеся на вершине успеха, вырабатывают больше норэфедрина, чем обычные представительницы слабого пола, — заключает Каррузере. — Стрессовые ситуации, таким образом, доставляют им большое удовольствие. Эта приверженность к «химическому удовольствию» вынуждает их раз за разом бросаться в борьбу». Любознательный доктор пылал желанием обследовать миссис Тэтчер, но это ему — увы — не удалось. Зато, по его прогнозу, можно начать поточное производство женщин-политиков.

Кит Лаумер.  Ночь иллюзий.

I.

Я ничего не услышал: ни приглушенного дыхания, ни крадущегося шарканья обуви по ковру. Но еще до того, как открыл глаза, я понял, что в комнате кто-то есть.

Я положил руку под одеялом на потертую рукоятку бельгийского браунинга, который храню из сентиментальных побуждений и сказал:

— Можете включить свет.

Тусклая полоска света потянулась от двери. Мужчина среднего роста и неопределенного возраста, в сером костюме, стоял в дверном проеме. Он довольно безразлично взглянул на меня. Дверь в ванную комнату была приоткрыта на пару дюймов.

— Черт возьми, вы разбудили меня на самом интересном месте, — сказал я. — Между прочим, можете пригласить своего приятеля присоединиться к нашей вечеринке.

Дверь ванной комнаты открылась шире, и в поле зрения появился худой мужчина со впалыми щеками и длинными костлявыми запястьями, выглядывающими из-под манжет. У него были усыпанные перхотью рыжеватые волосы и багровое лицо, покрытое множеством морщин. Нервная гримаса, которую он, видимо, считал улыбкой, обнажила ровный ряд искусственных зубов. Я взял коробку сигар с тумбочки, вытянул одну и зажег. Они наблюдали за моими действиями очень внимательно, как-будто пытались разгадать механизм трюка, о котором много слышали. Я выпустил дым и сказал:

— Почему бы вам не рассказать мне о цели визита? Если это, конечно, не секрет.

— У нас есть работа для вас, мистер Флорин, — сообщил седой человек конфиденциальным тоном. — Деликатная миссия, для которой требуется человек ваших способностей.

Сигара оказалась ужасной. Я затушил ее в стеклянной пепельнице с надписью «Бар Гарри».

— Вынужден вас огорчить. Я не ищу работу.

— Мы представляем весьма влиятельное лицо,

— сказал Костлявый и воспроизвел выражение, какое бывает у людей, работающих на важную персону. Выглядело это точь-в-точь как если бы ему потребовалось слабительное.

— Есть ли у него имя? — спросил я. — Я имею в виду вашу влиятельную личность.

— Никаких имен, по крайней мере сейчас, — быстро сказал серый человек. — Вы позволите присесть, мистер Флорин?

Я махнул рукой. Серый человек сделал два шага и примостился на краешке стула около платяного шкафа. Костлявый проследовал вглубь комнаты и утонул в одном из тех больших бесформенных кресел, из который можно выбраться только с помощью подъемного крана.

— Не стоит и говорить, — сказал серый человек,

— что плата будет соразмерна серьезности задания.

— Конечно, — сказал я. — Какого задания?

— Речь идет о безопасности планеты. — Он произнес эту фразу с таким выражением, будто ждал, что я тут же вскочу и встану по стойке смирно.

— Что общего между безопасностью планеты и мной?

— Вы профессионал, один из лучших в стране. Вы осторожны, надежны и вас нелегко запугать.

— Не забывайте про мою улыбку победителя, — заметил я. — А что за дело?

— Частное расследование, конечно.

— Плюс обязанности…мм… сопровождающего, — вставил Костлявый.

— Телохранителя, — сказал я. — Все ясно, вы можете говорить об этом во весь голос. Не старайтесь, чтобы это звучало элегантно. Но вы упустили один момент. Я в отпуске, и продолжительном.

Рука серого человека скользнула в тень и появилась с плоской кожаной папкой. С легким щелчком папка открылась. Маленький золотой знак подмигнул мне.

— Вы нужны правительству, мистер Флорин, — сказал он безразличным голосом.

— Это приказ или предложение? — столь же равнодушно спросил я.

Серый человек почти улыбнулся.

— Не убедительно, мистер Флорин. Я знаком с вашим послужным списком. К концу войны вам присвоили звание полковника, не так ли?

— Воспоминания утомляют меня, — сказал я. — Война давно окончилась. Я был молодым и глупым. У Меня было много грандиозных идей. Почему-то они не помогли сохранить мир. Вот- вот все начнется снова.

— Есть один человек, способный исправить ситуацию. Я думаю, вы понимаете, кого я имею в виду?

— Давайте не будем загадывать загадки в два часа ночи. Если вам есть что сказать, говорите.

— Сенатору нужна ваша помощь, мистер Флорин.

— Что может быть общего у мелкого частного детектива с Сенатором? Он может купить на корню весь этот квартал и снести его со мною вместе.

— Он знает вас, Флорин; знает о вашей прошлой службе. Он вам доверяет.

— Что он от меня хочет, открывать перед ним двери?

— Он хочет встретиться с вами.

— Понятно, — сказал я. — За углом стоит гоночный автомобиль, чтобы в мгновение ока доставить меня в его шТаб-квартиру.

— Вертолет, — сказал серый человек. — На крыше.

— Можно было догадаться, — вздохнул я. — Ладно, дайте хоть одеть брюки…

II.

Комната была большая, с толстыми коврами, со стенами, покрытыми шелковой узорчатой тканью, причудливыми карнизами, громадной спиральной люстрой, над созданием которой семья венециански стеклодувов трудилась, наверное, не меньше года.

Крупный мужчина с продолговатым важным лицом, на котором выделялся внушительных размеров нос, покрытый сетью лопнувших капилляров, встретил меня у двери, осторожно пожал руку и подвел к длинному полированному столу, за которым в ожидании сидели четверо.

— Джентльмены, мистер Флорин, — представил он. Лица сидящих за столом были удивительно похожи и имели немало общего с фаршированной камбалой.

— Мистер Флорин дал согласие помочь нам, — начал Носатый.

— Не совсем так, — вставил я. — Скорее, согласился выслушать предложение. — Я разглядывал пять физиономий, а они в свою очередь разглядывали меня. Никто не предложил мне кресло.

— Эти джентльмены, — продолжал Носатый, — личный персонал Сенатора. Вы можете полностью доверять им.

— Прекрасно, — сказал я в той легкой манере, которая не раз помогала мне выйти из щекотливой ситуации. — И что же я должен им доверить?

Один из стоящих наклонился вперед, сцепив пальцы рук. Это был сморщенный маленький человечек с узкими землистого цвета ноздрями и глазами ловчей птицы.

— Мистер Флорин, надеюсь, вы видите, что мир катится в пропасть. Радикалы, фашиствующие группировки, экстремисты разных мастей — все дружно толкают нас к новой войне. Выдвижение кандидатуры Сенатора на пост мирового лидера — единственная надежда на сохранение мирного хода событий.

— Допустим, но причем здесь я?

Человек с лицом круглым и мягким сказал:

— Предстоящие выборы будут самыми важными из всех, какие когда-либо происходили на нашей планете. — У него оказался бойкий, тонкий голос, и у меня возникло чувство, что он должен принадлежать худенькому и маленькому человеку, который, возможно, прячется под столом.

— Политические идеи Сенатора, может быть, последний шанс выбраться из надвигающегося хаоса.

— У меня такое чувство, — сказал я, — что мы никогда не доберемся до сути вопроса.

— Возможно, вы заметили, — сказал пухленький человек, — что в последние дни предвыборная кампания Сенатора страдает некоторой… гм… вялостью.

— В последнее время я не смотрел телевизор.

— Наблюдатели отмечают, — сказал человек- птица, — что он повторяется, потерял присущую ему реакцию, из его речей исчезла энергия. И все это справедливо. Уже в течение трех месяцев мы снабжаем службы новостей фальшивыми записями.

Все смотрели на меня. В комнате сгустилась напряженная тишина. Я обвел взглядом собеседников и остановился на человеке с клочковатыми седыми волосами и зубами, которые как будто были созданы лишь для того, чтобы сжимать трубку.

— Вы хотите сказать, что он мертв? — спросил я.

Седая голова медленно, почти с сожалением качнулась.

— Сенатор, — сказал он торжественно, — сошел с ума.

Тишина, наступившая после этой чудовищной новости, была тяжела, как мокрое белье в прачечной. Я поерзал на стуле и выслушал негромкие покашливания.

— В течение последних трех лет он нес такое бремя, которое сломило бы обычного человека и за половину этого срока, — сказал Круглолицый.

— У него мания преследования, — сказал Носатый. — Он убежден, что готовится его похищение. Он воображает, что враги нашли способ подавить его волю, сделать его марионеткой. Поэтому он хочет выйти из игры.

— Налицо рациональное объяснение маниакальных идей, — сказал худой, как щепка, человек с полудюжиной прилизанных волос на лысой голове; он уставился на меня такими горящими глазами, что впору было жарить бифштексы. — Избегая трудностей предвыборной кампании, он выдумал благородный мотив; Сенатор жертвует своими надеждами ради того, чтобы не дать «использовать» себя.

— Трагично, — сказал я, — но не по моей части. Вам нужен психиатр, а не сыщик.

— Самые лучшие нейрофизиологи и психиатры страны пытались вернуть Сенатора к реальности, мистер Флорин, — сказал Носатый. — Но потерпели неудачу. Вот почему мы намерены взяться за это сами. С вашей помощью.

III.

— Наш план заключается в следующем, — сказал человек-птица, наклоняясь вперед; его лицо почти утратило бесстрастность. — Сенатор твердо намерен ускользнуть. Очень хорошо. Мы позаботимся, чтобы ему это удалось.

— Он воображает, что, избавившись от своего поста и затерявшись в толпе, он решит все проблемы, — сказал человек с горящими глазами. — Но очень скоро он убедится, что все не так. Психологи заверили нас, что ему будет нелегко избавиться от ответственности. Возникнут препятствия, порожденные его собственным подсознанием. И вот тут-то он получит возможность убедиться, что эти препятствия не совсем воображаемые.

— Человек, который верит, что его преследуют незримые враги, угрожающие ему смертью, определенно психопат, — заметил Круглолицый. — Но что если за ним на самом деле охотятся? Что если его страхи не напрасны?

— Видите ли, — сказал человек с горящими глазами, — в определенной стадии больной, находящийся во власти галлюцинаций, все же отличает иллюзии от действительности. Жертва истерической слепоты время от времени будет натыкаться на вполне реальный стул. Но если его укусит воображаемая собака, то шок, который он испытает, возвратит его из воображаемого безопасного убежища, которое, оказывается, далеко не такое уж безопасное, к гораздо более понятной действительности.

— Мы возвратим ему здравый смысл, мистер Флорин, — сказал Носатый.

— Не знаю, я не специалист. Может, это и сработает, — сказал я. — Но кто снабдит его розовыми слонами? Или парочкой ужасных привидений?

— Возможностей у нас хватит, — угрюмо сказал Носатый. — Мы приняли меры для эвакуации части города, за исключением небольшого числа подготовленного персонала. Мы установили новейшее оборудование, реагирующее на импульсы его мозга. Все его передвижения будут под нашим контролем, а моделирование среды в ответ на его фантазии возьмет на себя машина.

— Если он представит себя в кольце диких животных, — сказал человек с горящими глазами, — появятся дикие животные. Если он представит, что город подвергается бомбардировке — будут падать бомбы. Все натурально — взрывы, пожары, обломки. Он, конечно, преодолеет препятствия, вы ведь знаете, он сильный человек и, уж наверное, способен справиться с собственными фантазиями. И тогда, убежден, Сенатор преодолеет истинную угрозу своему рассудку.

Я посмотрел на сидящих за столом. Они явно не шутили.

— Вы, джентльмены, ожидаете слишком многого от дешевого спектакля, — сказал я. — Сенатор, может быть, и сумасшедший, но далеко не дурак.

Носатый мрачно ухмыльнулся. И шевельнул пальцем.

Я услышал рычание мощных двигателей и лязг гусениц, переламывающих все на своем пути. Задребезжали пепельницы на столе, задрожал пол, затанцевали светильники. Со стены упала картина, а сама стена вспучилась и рухнула в комнату. И дуло десятимиллиметрового скорострельного пулемета, установленного на носу танка «Бола Марк», вперлось в комнату. Я чувствовал запах гари и горячего масла, слышал визг турбин на холостом ходу. Носатый снова шевельнул рукой — и танк исчез. Стена была целехонька, как и картина, и все остальное.

Вытащив платок, я вытер лоб и шею, а они изучали меня, покровительственно улыбаясь.

— Да… — сказал я. — Снимаю свое последнее замечание.

— Поверьте, мистер Флорин, все, что Сенатор испытает во время своего путешествия, будет абсолютно реальным — для него.

— И все же это сумасшедший план, — сказал я.

— Пусть так. Но ничего другого не осталось. Вы согласны помочь? — спросил Круглолицый.

— И как я вписываюсь в эту картину?

— Когда Сенатор отправится в путешествие, вы пойдете с ним.

— Я слышал о людях, которые сошли с ума, — сказал я. — Но я никогда не слышал, чтобы они брали с собой пассажиров.

— Вы будете охранять его, Флорин. Вы проведете его через весьма реальные опасности, с которыми он может столкнуться. И одновременно вы будете снабжены средствами связи, с их помощью мы будем наблюдать за его передвижениями.

— Понятно. И что же, как говорится, я буду с этого иметь?

Человек-птица пронзил меня взглядом.

— Вы ведь человек чести, одинокий воин. Во всяком случае, таким себе кажетесь. И поэтому вы просто не сможете показать спину в ответ на призыв к долгу. — Он сел со взглядом настолько довольным, насколько может быть довольна ворона, ухватившая кусок сыра.

— Может быть, кое в чем вы и правы, советник, — сказал я. — Но существует еще парочка мелочей, которыми я горжусь, помимо роли спасителя. Одна из них — то, что я сам выбираю себе работу.

— Чувствую, что ваши психологи поработали на славу не только над Сенатором… Давайте внесем ясность в один вопрос, — сказал я. — Если я подпишусь на это дело, то выполню работу по- своему.

— Это понятно, — сказал Носатый слегка удивленно. — Что еще?

— Когда начнется эксперимент?

— Он уже начался. Сенатор ждет вас.

— Он знает обо мне?

— Он думает, что ваше прибытие — это хитрость, придуманная им самим.

— У вас на все готовы ответы, — сказал я. — Это было бы неплохо, если бы вы знали все вопросы.

— Мы предусмотрели любую случайность, которую могли только вообразить. Остальное — в ваших руках.

IV.

Двое из сидящих за столом — они называли себя Внутренним Советом — сопроводили меня в ярко освещенную комнату в полуподвальном помещении. Трое молчаливых людей с крепкими руками помогли мне облачиться в новый костюм из мягкого серого материала, который, как сказал Носатый, был более или менее пуленепробиваемым, а также оказался снабжен устройством для подогрева или охлаждения в зависимости от температуры. Я получил два пистолета: один встроенный в перстень, а другой — в зажим авторучки. Техник достал маленькую коробочку, похожую на те, в которых выращивают искусственный жемчуг. Внутри, в гнездышке из хлопка, находилась маленькая розовая пластмассовая штучка размером с рыбью чешуйку.

— Средство связи. Оно будет прикреплено к вашему черепу за ухом, а волосы прикроют его.

Краснощекий человек, которого я прежде не видел, вошел в комнату и, посовещавшись с Носатым, повернулся ко мне.

— Если вы готовы, мистер Флорин… — сказал он приятным, как последнее желание, голосом. У двери я оглянулся. Четыре угрюмых лица смотрели на меня. Никто со мной не попрощался.

V.

Я слышал о летней резиденции Сенатора. Это был коттедж из восьмидесяти пяти комнат, на пятидесяти акрах лужайки, у подножия холмов, в шестидесяти милях к северо-востоку от города. Пилот сбросил меня среди группы больших хвойных деревьев в холодный ночной воздух, наполненный запахом сосны, в полумиле от огней дома. Следуя инструкциям, я прокрался между деревьями, производя не больше шума, чем лось во время гона, и обнаружил дыру в надежной ограде, точно в том месте, где мне сказали. Человек с мощной винтовкой на ремне и с собакой на поводке прошел в пятидесяти футах от меня, не повернув головы. Возможно, он тоже следовал инструкциям. Когда он скрылся из виду, я двинулся к дому короткими бросками, от тени к тени. Это казалось мне на редкость глупым, но Носатый настаивал, чтобы все было именно так.

Черный ход был скрыт красивым стелющимся можжевельником. Мой ключ позволил войти в маленькую квартиру, наполненную запахом дезинфицирующих средств и ведрами, попадающимися под ноги. Следующая дверь вела в узкий холл. В фойе направо светились огни; я пошел налево, прокрался по узким лестницам на третий этаж, вышел в коридор, стены которого были покрыты серым шелком, что напомнило мне кое о чем, но я отбросил эту мысль. Впереди из открытой двери лился мягкий свет. Я двинулся к ней и вошел в роскошь и аромат дорогой мебели и старых картин.

Он стоял у открытого стенного сейфа, спиной ко мне. Когда я входил в дверь, он обернулся. Я узнал лохматые, начинающие седеть светлые волосы, квадратную челюсть с ямочкой, которая приносила Сенатору женские голоса на выборах, крепкие плечи. Глаза были голубыми и спокойными. Он смотрел на меня так обыденно, как будто я был дворецким, которому он позвонил.

— Флорин, — сказал он мягким шепотом, чего я не ожидал. — Вы пришли. — Он протянул руку; рукопожатие было твердым, ногти после маникюра гладкими.

— Что я могу сделать для вас, Сенатор? — спросил я.

На мгновение он задержался с ответом, как будто припоминал старую шутку.

— Полагаю, что они выдали вам историю о моем помешательстве? Будто бы у меня мания преследования?

Прежде, чем я смог ответить, он продолжил:

— Все это, естественно, чепуха. Дело обстоит совсем не так.

— Хорошо, — сказал я. — Я готов выслушать правду.

— Они намерены убить меня, — сказал он будничным тоном, — если только вы не поможете мне.

VI.

Его взгляд был прямым и честным. Он был капитаном, я — его командой, наступило время играть.

— Между прочим, встречались ли мы раньше, Сенатор?

Он покачал головой, улыбнувшись.

— Учитывая обстоятельства, — сказал я, — думаю, что вы хотели бы увидеть документы, удостоверяющие личность.

Возможно, он слегка смутился, а может быть, и нет.

— Может быть, вы просветите меня, Сенатор, — сказал я. — Анархия, митинги, террор…

— Все это отнюдь не столь стихийно, как<может показаться. Толпою манипулируют:

Я достал сигару и размял ее.

— Это тяжкое подозрение, — сказал я.

— Без сомнения, Ван Ваук сообщил вам об опасности политического хаоса, экономического коллапса, планетарной катастрофы?

Мне говорили об этом.

— Есть еще одно обстоятельство, которое он, возможно, не упомянул. Наша планета оккупирована.

Я зажег сигару и с шумом выдохнул дым через нос.

— Видимо, это ускользнуло из его памяти. Кто же оккупанты?

— Мир управляется единым правительством уже в течение двадцати лет: и ясно, что нет такого внутреннего врага, который был бы способен начать атаку…

— Кто же тогда? Маленькие зеленые человечки с Андромеды?

— Не человечки, — сказал он серьезно. — Что касается Андромеды — не знаю.

— Забавно, — сказал я. — Я что-то ничего подобного не замечал.

— Вы не верите мне.

— А почему я# должен Вам верить? — решительно спросил я.

Он слегка усмехнулся.

— Почему, в самом деле? — слабая улыбка увяла. — Но предположим, я представлю вам доказательства.

— Готов рассмотреть.

— Как вы могли бы догадаться, здесь их нет.

Я кивнул, наблюдая за ним. Его глаза не выглядели дикими, но так бывает у многих сумасшедших.

— Сознаю: мои слова, кажется, располагают вас в пользу версии Ван Ваука, — сказал он спокойно. — Но я иду на риск. Буду с вами предельно откровенным.

— Согласен.

— Вы пришли сюда как агент Ван Ваука. Я же прошу вас забыть и его, и Совет, то есть быть преданным лично мне.

— Я был нанят в качестве вашего телохранителя, Сенатор, — сказал я. — И намерен выполнить свою работу. Но вы не очень-то стремитесь облегчить мою задачу. Ваш идеал вполне мог заинтересовать мальчиков с сачками для ловли бабочек. Вы знаете, что я не верю вам, й тем не менее просите поддержать вашу игру. А я даже не знаю, какую игру вы ведете.

— Правда в том, что это я навязал вас Совету в качестве моего телохранителя.

Он выглядел сильным, уверенным в себе, здоровым, целеустремленным — за исключением легкого намека на раздражительность.

— Я хотел, чтобы вы были со мной, — сказал он.

— Ван Ваук может думать, что угодно. Я заполучил вас — это главное. Запишите: за мной очко.

— Хорошо, я здесь. Что дальше?

— Они установили связь с врагом — Ван Ваук и его банда. Они намерены сотрудничать с ним. Бог знает, что им было обещано. Я намерен остановить их.

— Как?

— У меня есть несколько человек, способных на многое. Ван Ваук знает об этом, вот почему он осудил м£пя на смерть.

— Почему же он ждет?

— Откровенное убийство сделает из меня мученика. Он предпочитает сначала дискредитировать меня. Рассказ о сумасшествии — первый шаг. С вашей помощью он надеется заставить меня совершить то, что станет одновременно причиной моей смерти и ее оправданием.

— Он послал меня сюда помочь вам совершить побег, — напомнил я.

— По маршруту, проложенному им же. Но у меня свои планы.

— Почему же вы не ушли раньше?

— Я ждал вас.

— Неужели я настолько необходим вам?

— Мне нужен рядом такой человек, как-вы. Человек, который не дрогнет перед лицом опасности.

— Не позволяйте дурачить себя, Сенатор, — сказал я. — Я не гожусь в герои крутого боевика.

Он изобразил скромную улыбку и дал ей исчезнуть.

— Мне стыдно, Флорин. Простите, если я недостаточно высоко оценил вас. Но абсолютно откровенно — я боюсь. Моя плоть ранима. Я съеживаюсь от одной лишь мысли о смерти — особенно насильственной.

— Но и мне нравится жизнь, несмотря на ее недостатки. Если я и высунулся пару раз, то лишь потому, что другие варианты были еще хуже.

Он выдал мне тень улыбки.

— Неужели вам не хочется узнать, действительно ли я сумасшедший? И вам не интересно увидеть, что я предложу вам в качестве доказательств вторжения?

— В этом что-то есть.

Он посмотрел мне в глаза.

— Я хочу, чтобы вы были моим союзником, идущим за мной до самой смерти. Или так — или ничего.

— Вы получите или это, или ничего.

— А сознаете ли вы, что окажетесь в смертельной опасности, как только мы отклонимся от заготовленного Ван Вауком сценария? — сказал он.

— Такая мысль посещала меня.

— Хорошо, — сказал он, снова став сдержанным. — Остановимся на этом. — Он подошел к шкафу и достал теплую полушинель со следами длительной носки и одел ее. Она немного уменьшила его величественность, но не очень. Пока он занимался этим, я заглянул в открытый.

Стенной сейф. Там была стопка документов, перевязанных пурпурной лентой, письма, толстая пачка похожих на банкноты бумажек, но печать была сделана в виде льва, а также имелась надпись «Платежное средство «Ластрион Конкорд» для всех видов долгов, общественных и личных». Еще в сейфе лежал плоский пистолет неизвестного мне типа.

— Что такое «Ластрион Конкорд», Сенатор? — спросил я.

— Торговая организация, акционером которой я был, — сказал он после некоторого замешательства. — Сейчас их акции почти ничего не стоят. Я храню их как память о моей ранней коммерческой деятельности.

Он не смотрел на меня, стоя у окна и поглаживая пальцами серую металлическую раму. Я опустил игрушечный пистолет в боковой карман.

— До земли слишком далеко, — сказал я. — Но полагаю, у вас в носке найдется веревочная лестница?

— Найдется кое-что получше, Флорин. — Раздался мягкий щелчок, и оконная рама распахнулась в комнату, как ворота. Но никакой ветерок в помещение не проник на расстоянии вытянутой руки находилась невыразительная серая стена, а на уровне пола комнаты — бетонное покрытие.

— Двойная панель в стене, — сказал он. — В доме есть немало особенностей, которые приятно удивили бы Ван Ваука, узнай он о них.

— Каков был другой маршрут, Сенатор? — спросил я. — Которым, как полагает Ван Ваук, вы вое* пользуетесь?

— Панель задней стенки гардероба открывает путь вниз, в гараж. Наш путь менее роскошный, в данной ситуации, но гораздо более удобный.

Он пошел впереди меня, ускользнув из поля зрения. Когда я намеревался последовать за ним, за моим ухом будто застрекотал сверчок.

«Хорошая работа, — прошептал тоненький голосок. — Все идет прекрасно. Следуйте за ним».

Я окинул последним взглядом комнату и пошел за Сенатором потайным ходом.

VII.

Мы вышли из стены в тень гигантского тополя. Сенатор прокладывал путь без каких-либо драматических фокусов через декоративный сад к ряду импортированных тополей, а затем вдоль них к ограде. Из-под пальто он достал ножницы и вырезал в проволоке дыру. Проникнув сквозь нее, мы оказались в кукурузном поле под звездами. Сенатор повернулся ко мне к хотел что-то сказать, когда сработала охранная сигнализация.

Не было ни пронзительных звонков, ни сирен, просто по всему периметру вспыхнули яркие прожекторы.

— Живее, — закричал я, и мы ринулись к лесистому холму за полем. Тополя не могли укрыть нас, и наши длинные тени бежали впереди. Я чувствовал себя таким же незаметным, как таракан в стакане для коктейля, но если и был другой способ, то я его не знал. Мы перелезли через ка- кую-то изгородь, и оказались в реденьком лесочке, который, по счастью, становился все гуще по мере подъема. Мы остановились, чтобы перевести дыхание, в четверти мили от дома, мирно плавающего в луже света под нами. Не было видно ни вооруженных людей, бегающих по лужайке, ни вертолетов, жужжащих в воздухе, ни ревущих полицейских машин.

— Чересчур легко, — сказал я.

— Что это значит? — Сенатор быстро восстанавливал дыхание. Он был в форме — очко в нашу пользу.

— Они включили это море огней как будто лишь для того, чтобы осветить нам дорогу.

— Существует тщательно разработанная система электронной защиты, — сказал он, и я увидел, как Сенатор усмехнулся. — Не так давно я немного поработал с пунктом управления.

— Вы обо всем подумали, Сенатор. Что дальше?

— Радиальное шоссе №  180 проходит в миле к западу, хотя… — он махнул рукой в сторону гребня горы над нами. — Второстепенная дорога N 96 опоясывает холмы в семи милях отсюда. Здесь труднопроходимая местность, но я знаю маршрут. Мы можем достигнуть дороги через два часа, как раз вовремя, чтобы поймать продуктовый «дальнобойщик» и бесплатно добраться до побережья.

— Почему до побережья?

— Там нас будет ждать человек по имени Иридани. У него все связи.

Внизу под нами началось, наконец, движение. Завыли машины. Слышались окрики, но никто не выглядел особенно обеспокоенным — по крайней мере, так казалось с расстояния в полторы тысячи ярдов.

— Ван Ваук предусмотрел любую случайность, кроме этой, — удовлетворенно сказал Сенатор. — Ускользнув из сети именно в этом месте, мы обошли всю его команду.

— Только если мы не будем сидеть и слишком долго восхищаться собой.

Звезды светили достаточно ярко. Сенатор оказался опытным туристом и, видимо, точно знал, куда двигаться. Мы забрались на хребет, и он показал на призрачное сияние на севере, где в сорока милях находился Хоумпорт.

Пешее путешествие без остановок заняло на десять минут больше предсказанного Сенатором.

Сенатор остановился перевести дух и протянул мне серебряную фляжку и квадратную таблетку.

— Брэнди, — сказал он. — И тонизатор.

Брэнди оказалось превосходным.

— Понял, — сказал я, отхлебнув изрядный глоток. — Это побег из тюрьмы «люкс», американский план.

Он рассмеялся.

— У меня было достаточно времени на подготовку. Еще три месяца назад для меня стало очевидным, что Ван Ваук и Совет что-то задумали.

— А вы уверены, что правильно поняли их намерения?

— На что вы намекаете?

— А вдруг маршрут через гардероб был фальшивкой? Возможно, псевдоокно было наживкой? Может быть, они сейчас следят за нами?

— Вы говорите наугад, Флорин? Или?

— Я почти никогда не говорю наугад.

Он рассмеялся снова, и хотя не громко и не весело, но все-таки это был смех.

— В действительности все выглядит несколько иначе, чем мы себе представляем. Но на чем-то необходимо остановиться. Я предпочитаю верить, что думаю собственной головой и что мои идеи не столь уж плохи и даже лучше, чем все планы Ван Ваука.

— Что произойдет после вашей встречи с этим Иридани?

— У него есть доступ к средствам массовой информации. Мое неожиданное появление в эфире, выступление в газетах свяжет им руки.

— Или сыграет им на руку.

— Что вы имеете в виду?

— Все то же — зеленых человечков.

— Но это не так, Флорин. Я сказал вам, что у меня есть доказательства.

— Если вы способны выдумать пришельцев, то можете выдумать и доказательства.

— А если вы сомневаетесь, что я в здравом уме, почему вы здесь?

— Я согласился помочь вам, Сенатор, а не верить в ваши идеи.

— В самом деле? А может быть, ваша помощь заключается в том, чтобы послушно привести меня к Ван Вауку?

— Вы послали за мной, Сенатор, — это была не моя мысль.

Он хотел ответить резко, однако передумал, лишь покачал головой и улыбнулся. Мы двигались молча и вскоре услышали приближающийся с южного направления вой турбин грузовика.

— Вот и наша телега, — сказал я. — Точно как вы предсказывали, Сенатор.

— Всем известно, что это центральная грузовая артерия, не пытайтесь усмотреть здесь что-то мистическое.

— Думаю, что и Ван Ваук это тоже знает. Прячьтесь, пуленепробиваемый жилет на мне, а не на вас.

— К черту, — резко сказал Сенатор, немного выходя из роли. — Надо кому-то доверять. — Он вышел на середину дороги и стал махать «дальнобойщику», когда тот появился из-за поворота. Мы забрались в кузов через задний борт и удобно устроились среди пустых корзин для цыплят.

VIII.

Водитель подбросил нас к товарным складам в квартале от порта; по потрескавшейся мостовой холодный порывистый ветер, пропахший дохлой рыбой и промасленной пенькой, гнал перед собой крупный песок и старые газеты. Слабый, мертвенный свет фонаря на угловом столбе освещал фасады магазинов; полотняные навесы над их витринами были похожи на глаза слепцов. В поле зрения находилось несколько человек: борющиеся с ветром мужчины в фетровых шляпах и женщины в шляпах «колокол». Такси прокатило мимо, поднимая фонтаны грязной воды.

— Куда дальше, Сенатор?

— Он ждет меня в условленном месте через каждые четыре часа. — Сенатор посмотрел на карманные часы. — Осталось менее получаса.

Мы прошли мимо закрытого магазина готового платья с манекенами, одетыми в двубортные пыльные смокинги, мимо кондитерской с засохшими помадками и деревянными корками, мимо аптеки с бутылочками мутных растворов…

На углу я остановился.

— А что если нам изменить маршрут? Просто так, без причины.

— Чепуха. — Он двинулся дальше, но я не пошевельнулся.

— Убедите меня, Сенатор.

— Послушайте, Флорин! Ваша работа выполнять мои приказы, а не запугивать.

— Вношу поправку: я здесь для того, чтобы сохранить вас в живых. И мое дело, как я это выполняю.

Он пристально посмотрел на меня и пожал плечами.

— Хорошо. Два квартала на запад, один на юг.

Мы пошли по темной улице. Пешеходы — все, как один — почему-то оказались на другой стороне, хотя я не видел, чтобы кто-то, избегая нас, переходил дорогу. Удивительно много высоких и стройных женщин, одетых в серое пальто с воротниками из белки. Автомобиль с зеленым верхом медленно проехал по улице. Я повернул за угол. В полуквартале от нас загорелась спичка. Я увидел все тот же зеленый автомобиль: дверц была открыта, фары выключены, мотор работал. Шофер выбросил спичку и сел в машину. Ее фары вспыхнули, ослепляя нас двумя обрамленными в никель шарами, каждый размером с небольшой тазик для стирки.

— Бежим! — выпалил Сенатор.

— Стойте! — заорал я и, успев схватить его за руку, толкнул в подъезд. Машина пронеслась мимо, как из пушки, и свернула за угол.

— Близко, — сказал Сенатор сдавленным голосом. — Быстро соображаете, Флорин!

— Ага, — сказал я. — Фальшивая игра. Они хотели, чтобы мы их увидели. Может, это были ваши приятели?

— На что вы намекаете?

— Ни на что, Сенатор. Просто блуждаю в потемках.

— Вы не перенервничали, Флорин?

Я ответил ему своей самой лучшей, побеждающей смерть улыбкой.

— Все это ерунда, — убежденно сказал Сенатор.

Он хотел выйти из подъезда, но я остановил его.

— Может быть, мне лучше разведать обстановку одному?

— Ради бога, Флорин, скоро вы начнете искать грабителей под кроватью!

— Иногда их там можно обнаружить, Сенатор.

Он презрительно хмыкнул.

— Я сделал ошибку, послав за вами. Вы не тот человек, которому меня убедили довериться…

Он внезапно застыл, словно осознавая только что сказанное.

— Вот-вот, Сенатор, именно так…

— Какого черта, что вы имеете в виду?

— Только то, что я согласился охранять вас, Сенатор. Но вы почему-то не помогаете мне. Почему бы это, а?

Он заскрипел зубами и взглянул на меня.

— Ну-ну, вы можете уволить меня, и я тут же уйду, — сказал я. — Но пока я работаю на вас, вы будете делать то, что я считаю нужным.

— Черт побери, парень, можешь ты… просто идти рядом?

Я бесстрастно смотрел на него.

— Хорошо. Пусть будет по-вашему, — сказал он сквозь зубы.

За моим ухом раздался шепот. Тоненький голосок произнес: «Флорин, произошла небольшая задержка. Вы должны предотвратить встречу. Идите на восток. В ближайшее время получите дополнительные инструкции».

— Ну, — сказал Сенатор.

— Я передумал, — сказал я. — Давайте отложим встречу. Придем сюда через четыре часа.

— И это когда каждый час на счету!

— Считаются только те, когда вы живы, Сенатор.

— Ну, хорошо. Что вы предлагаете?

— Предположим, мы пройдем на восток.

Он подозрительно посмотрел на меня.

— Флорин, вы все мне рассказали?

— Я первый спросил вас о том же.

Он фыркнул и рванул мимо меня на восток, я последовал за ним.

Кварталы выглядели близнецами. Большой автомобиль с зеленым верхом проехал перекресток в полуквартале от нас. Мы продолжали идти.

«Хорошо, Флорин, — прошептал тоненький голос. — Остановитесь на следующем углу и ждите».

Мы приблизились к перекрестку и перешли на другую сторону.

— Ступайте вперед. Я хочу кое-что проверить.

Он бросил на меня негодующий взгляд, отошел на пятьдесят футов и уставился в темную витрину. Я достал сигарету, размял кончик и увидел зеленую машину за углом двумя кварталами впереди. Уронив сигарету, я бросился к Сенатору.

— В аллею! Быстро!

— Зачем? Что такое?

Я толкнул его вперед, в темноту, зловоние и мусор. Послышался глухой рокот мощного двигателя. Машина подъехала ближе и остановилась. Двигатель продолжал работать на холостом ходу. Через минуту автомобиль двинулся, миновав аллею.

— Та же самая машина, — прошептал Сенатор.

— Вы знаете владельца?

— Конечно, нет. Кто это, Флорин?

— Тот, кто предлагает нам игру. Но мне не нравятся ее правила.

— Ради бога, не могли бы вы говорить понятней?

— Только когда мне самому станет ясно. Давайте выбираться отсюда, Сенатор. Этим путем, — я указал вглубь аллеи.

Он заворчал, но последовал за мной. Мы оказав лись на темной улице, которая ничем не отличалась от предыдущей.

— Куда вы меня ведете, Флорин? — спросил Сенатор заметно охрипшим голосом.

— Я играю в эту игру на слух, — сказал я. — Давайте найдем тихий уголок… — это все, что я успел произнести до того, как зеленая машина вырвалась из боковой улицы. Она накренилась на повороте, выпрямилась и с ревом устремилась на нас. Я услышал, как закричал Сенатор и зазвенело стекло, уловил тра-та-та-та тридцатого калибра, увидел выхлоп пламени и почувствовал на щеке жала осколков кирпича.

В это же время я хватал, поворачивал и пригибал Сенатора, а пистолет, поставленный на автоматический огонь, опять захлебнулся в кашле, взревел двигатель, оставив после себя лишь эхо, которое разнеслось по улице и исчезло вдали, наградив нас звенящей тишиной, более пронзительной, чем в кафедральном соборе.

Сенатор сползал по кирпичной стене спиной ко мне, медленно опускаясь на колени.

Я подхватил его и увидел большое пятно, расплывающееся на боку. Кто-то сдавленно крикнул. Послышались звуки шагов. Пора было исчезать. Я закинул руку Сенатора на плечо; его ноги ватно переступали по тротуару, и так мы сделали двадцать пьяных шагов, пока я не увидел дверь в глубокой нише слева. Она не выглядела слишком приветливой, но я двинулся к ней, повернул ручку, и мы ввалились в темную маленькую комнату, полную упакованных коробок, разбросанной стружки, кусочков проволоки и обрывков веревки, едва видимых в грязном свете, проникающем через окно.

Положив Сенатора на пол, я обнаружил две дыры в его боку на расстоянии шести дюймов друг от друга.

— Очень плохо? — прошептал он.

— Раздроблено ребро. Пуля прошла насквозь. Вам повезло.

— Вы тоже ранены, — сказал он, словно бы обвиняя меня. Я ощупал челюсть и обнаружил ободранную кожу, которая слегка кровоточила.

— Беру слова о ваших друзьях обратно, — сказал я. — Пули были настоящие.

— Они хотели убить меня! — он попытался сесть, но я уложил его обратно.

— Что же вы удивляетесь? Вы ведь сами говорили, что таков их замысел.

— Да, но… — он замолчал. — Они сошли с ума! — продолжил он. — Флорин, что делать?

— Сначала я задраю ваши пробоины, — и я принялся за работу. — Этот ваш приятель, Иридани, расскажите о нем.

— Вы были правы. Это западня. Я не могу теперь идти на встречу. Я!..

— Остановитесь, Сенатор. У меня были сомнения по поводу всей вашей истории, но эти пули меняют дело. Иридани — это, возможно, выход из тупика. Давно ли вы знакомы?

— Ну, несколько лет. Я доверял ему…

— Есть ли основания связывать его с этой пальбой?

— Не напрямую… но все пошло не так. Я хочу выбраться отсюда, Флорин!

— Куда же мы пойдем?

— Не знаю.

— Тогда, может быть, лучше подумать о встрече?

— Я не могу опять оказаться Tali, на этих улицах!

— Вы не можете оставаться здесь.

— Черт возьми, что вы понимаете! Вы просто…

— он овладел собой и замолчал, уставившись в потолок.

— Точно, я телохранитель по найму. Так почему бы не позволить мне выполнить работу? Я встречусь с Иридани сам. Если он мне понравится, я приведу его сюда.

— Нет, я не останусь здесь один.

— Это самый безопасный способ.

Он тяжело вздохнул.

— Я заслужил это. Я не очень хорошо держался, не правда ли, Флорин? Но сейчас я в норме. Я вам не помешаю, поверьте.

Я забинтовал его полосами рубахи.

— Вы все-таки хотите идти, Сенатор?

— Конечно.

Я помог ему встать на ноги. Раздалось слабое «клик» и тоненький голосок за моим правым ухом произнес:

«Хорошо, Флорин. Подождите развития событий».

Сенатор был занят тем, что застегивал пальто, постанывая от боли. Я пощупал кожу за ухом, нашел устройство, с трудом извлек его и раздавил каблуком.

Мы вышли на улицу. Никаких зеленых «бьюиков» в пределах видимости не было, никто не начинал стрельбу. Прячась в тени, как пара мышей, застигнутых вдалеке от норы, мы направились к порту.

IX.

Это был скромный подвальный ресторанчик, расположенный на улице лишь чуть менее убогой, чем та, где в нас стреляли. Две ступени вели к тусклому свету, запахам выпивки и дешевых сигарет. Мы заняли кабину в глубине и заказали пиво у тяжеловеса с разбитыми бровями и лицом, по которому, видно, столько молотили, что оно стало плоским. Он поставил перед нами два запотевших стакана и возвратился за стойку к своим неподъемным мыслям.

— Он опаздывает, — нервно сказал Сенатор, сидевший лицом к входной двери. — Мне это не нравится, Флорин. В нас могут выстрелить через окно.

— Они могли сделать это в любое время. Но не сделали; может быть, позднее мы выясним почему.

Он не слушал, глядя на открывшуюся дверь. Я увидел стройную темноволосую девушку: упрятав подбородок в воротник из рыжей лисы, девушка спустилась на две ступеньки и осмотрелась. Возможно, ее взгляд на мгновение задержался на нашей кабинке, или мне это показалось. У нее было такое лицо, которое может только присниться. Она пересекла зал и исчезла через заднюю дверь.

— Вот это да! — сказал я. — На нашей стороне?

— Кто?

— Не переигрывайте, Сенатор, — сказал я.

Он нахмурился.

— Послушайте, Флорин. Мне не нравится ваш тон.

— Может быть, вы не все рассказали мне, Сенатор?

— Я все рассказал вам, — огрызнулся он. — Этот фарс зашел слишком далеко. — Он н$чал приподниматься и замер, уставившись в окно. Я повернул голову и увидел сквозь стекло, как останавливается у обочины зеленый «бьюик». Дверь машины открылась, и из салона вышел человек, которого я уже видел. Мой ночной визитер — тот, седой. Казалось, он тоже заметил меня и застыл на полушаге.

— Вы знаете его? — моментально спросил я Сенатора.

Тот не ответил. Его лицо слегка дрогнуло. Высокий, ноющий звук возник где-то поблизости. Я попытался встать, но не почувствовал ног. Сенатор наклонился ко мне, что-то крича, но я не способен был разобрать слова. Они набегали друг на друга с оглушительным гулом, как будто грузовой состав проходил сквозь туннель, а я висел снаружи вагона. Затем моя хватка ослабела, и я упал, а поезд с шумом полетел в темноту, издавая траурные звуки, которые прокладывали путь в небытие.

X.

Я лежал на спине, на горячем песке, и солнце жгло лицо. Огненные муравьи ползали по мне, покусывая то тут, то там, словно пробуя блюдо на завтрак. Я попытался шевельнуться, но почувствовал, что связан.

— Ты просто трус, — говорил кто-то.

— Черт возьми, я сделал все, что было в моих силах!

Голоса доносились с «неба. Я попытался открыть глаза, но веки не шелохнулись.

— Во всем виноват ты один, Барделл, — сказал другой голос. Этот голос мне кого-то напоминал. Трейт. Ленвел Трейт — имя возникло откуда-то издалека, из прошлого. Но странно: я знал имя, но совершенно не помнил человека.

— Это я-то виноват?! Кто руководил операцией? Вы! А мне оставался этот ад!

— Заткнитесь, вы, все! — приказал Носатый. — Я не знал ни его имени, не помнил, где его встречал, но голос припоминал. — Ллойд, приготовьте все для ситуации №  1. Барделл, приготовься.

— Вы с ума сошли? С меня хватит!

— Ты возвращаешься. Хотя ты едва не погубил все дело, но другого у нас нет.

— Вы не должны!.. Я потерял уверенность!.. Я не верю больше в технику! Это будет убийство!

— Самоубийство, — сказал Носатый. — Если ты не встряхнешься и не наберешься мужества.

— Мне нужна помощь! События развиваются не так, как вы предполагали.

— Что скажешь на это, Ллойд?

— Хорошо, хорошо. Ради бога, уладь это! Я занят по горло.

Разговор продолжался, но другой звук заглушал его.

Поднимающийся ветер был горячим, как паяльная лампа. Заработала циркулярная пила и, проложив себе путь через мое небо, раскололо его, и темнота разлилась Ниагарским водопадом, смыв голоса, муравьев, пустыню и меня.

XI.

Я открыл глаза, напротив сидела девушка, уже без лисьего воротника, и с удивлением глядела на меня.

— С вами все в порядке? — спросила она голосом, похожим на весенний ветерок среди желтых нарциссов.

Впрочем, голос, возможно, был самый обычный. Скорее вс$го, я сам, выкарабкавшись из этого состояния, был неожиданно счастлив.

— Далеко не все, — сказал я чьим-то чужим басом, да еще используя при этом дистанционное управление. У меня возникло дьявольски сильное желание взлететь на люстру и на тирольский манер спеть первые такты «Вильгельма Телля».

— Как долго я был в ауте?

Она нахмурилась.

— Вы просто сидели здесь. Правда, выглядели немного странно, поэтому я позволила себе…

— Они схватили его, да?

— Его? Вашего брата? Он ушел.

— Куда. ушел? Какой брат? Почему вы так решили?

— Я просто предположила…

— Они, наверное, ждут, что я выколочу из вас все секреты. Но если честно, крошка, я не в форме.

Я встал. И почувствовал себя совсем худо. И опять сел.

— Вам нужно отдохнуть.

— Да? А вам-то что до этого?

— Ничего, в самом деле. Просто… — Она не закончила фразу.

Я снова поднялся. Теперь это получилось немного лучше, но голова была словно набита песком.

— Подождите, пожалуйста, — сказала она и положила свою ладонь на мою.

— В другой раз я задержусь, — сказал я. — Но, как говорится, долг зовет. Или что-то другое.

— Вы избиты и больны…

— Прости, крошка, я ухожу. Между прочим, ты когда-нибудь слышала о «Ластрион Конкорд»?

Она не ответила, только покачала головой. Когда у двери я обернулся, она все еще смотрела на меня большими красивыми глазами. Я позволил двери разделить нас, и снова оказался на улице. Падал легкий снежок. На тонком слое тающего снега я заметил следы, уходившие туда, откуда пришли мы с Сенатором. Я двинулся по ним, немного покачиваясь, но оставаясь на службе.

XII.

Следы повторяли маршрут, по которому мы шли с Сенатором, когда отважно спасались от убийц, или от чего-то там спасались, если спасались вообще. Следы закончились в том месте, где мы слезли с грузовика. Ателье было все еще закрыто, но второй слева манекен, казалось, пристально посмотрел на меня.

— Привет, дружище, — сказал я. — Мы с тобой из одной команды. — Он не ответил, что меня вполне устроило.

Я чувствовал себя слабым, словно новорожденный бельчонок, — и почти столь же проворным. Мои кисти и колени болели. Мне хотелось улечься на что-нибудь мягкое и ждать, когда со мной наконец произойдет что-либо приятное, но вместо этого я двинулся вперед к мрачному дверному проему, устроился поудобнее и стал ждать. Я не знал, чего ожидаю. Я думал о той девушке в баре. О ней приятно было думать.

Я размышлял, является ли она частью наркосна. У меня возникло желание возвратиться и проверить, но как раз в этот момент какой-то человек вышел из аллеи напротив. Он был в темном пальто и шляпе, но я узнал его. Это был покрытый перхотью Рыжеволосый, навестивший меня в отеле вместе с Седым.

Он огляделся по сторонам, затем повернулся и припустил резвым шагом по улице. Я дал ему дойти до угла, затем пошел следом. Свернув за угол, я его уже не обнаружил. Продолжая двигаться, я миновал темный вход как раз вовремя,

Чтобы заметить последнее умирающее движение вертящейся двери. Я толкнул ее и очутился в крохотном вестибюле с полом из черного и белого кафеля — маленькими прямоугольничками без глянца, уложенными зигзагами, подобно моим мыслям в этот момент. Лестница вела вверх, к площадке; я услышал шаги над головой. Казалось, человек торопился. Я двинулся наверх.

Двумя пролетами выше подъем закончился неосвещенным коридором. Призрачный зеленоватый свет струился из-под двери в его дальнем конце. Я бесшумно передвигался по зеленому ковру. Из-за двери не доносилось никаких звуков. Я вошел без стука, просто повернув ручку.

Внутри был красивый ковер, горка, кресло, письменный стол. А за столом, одетый в щегольский серый полосатый костюм, сидел и улыбался мне питон.

Ну, может быть, и не питон. Может, ящерица. Темно-фиолетовое, с пепельно-голубым отливом, белое у горла. С гладкой чешуей, блестящее, с округлой вытянутой мордой, глазами без век и пастью без губ. Это что-то откинулось на спинку кресла, беззаботно махнуло почти рукой и сказало:

— Ну, мистер Флорин, вы удивляете всех нас. — Его голос был легким и сухим, как лепестки увядшей розы.

Я выхватил браунинг и направил на это существо. Оно зажгло сигарету и выдохнуло дым через две маленькие безносые ноздри.

— Являетесь ли вы участником первого кошмара? — спросил я. — Или это дублирующий аттракцион?

Оно издало смешок, приятный, дружелюбный, расслабленный смешок, какой редко можно услышать от рептилии. Я, во всяком случае, не слышал.

— Вы очень занятный персонаж, Флорин, — сказал он. — Но какое дело вы пытаетесь завершить? Что вы ищете в этих призрачных комнатах, в этих коридорах, полных привидений?

— Вы не упомянули еще наводненные фантомами улицы, — сказал я. — Но хорошо, так что же я ищу?

— Позвольте дать вам дружеский совет, Флорин. Пусть все идет своим чередом. Поверьте, это самое разумное в вашей ситуации. Пора прекратить расследование. Позвольте жизни течь мимо вас. Принимайте ее такой, какова она есть. Вы попали не в свой сюжет, Флорин. Вы ведь человек действия, а не философ. Смиритесь с этим.

— Последовательно, или со всем сразу? — я поднял пистолет и прицелился в центр улыбки.

— Выкладывайте все, — сказал я. — Если мне не понравится, я выстрелю.

Улыбка рептилии плавала в мягком облаке сигаретного дыма. Звенящий звук исходил от деревянной мебели. Я попытался что-то сказать, но в моих легких не было воздуха, только густой фиолетовый туман. Я попытался надавить на спусковой крючок, но он был приварен к скобе, я нажимал сильнее, и звон становился громче, туман густел и вертелся в маленьких красных глазках, которые сверкали, как две затухающие искорки, где-то далеко за морем, затем мигнули и погасли.

ХIII.

Напротив сидела девушка, одетая в облегающее темно-синее платье, мерцающее, как полированная рыбья чешуя. Она смотрела на меня с сочувственным беспокойством, как наблюдает орнитолог за неведомой ему раненой птицей.

— Не пойдет, — сказал я. — Ни у одного орнитолога нет таких глаз. — Звук собственного голоса меня очень удивил.

— С вами все в порядке? — спросила она. Ее голос был сладок, как мед, мягок, как утреннее облачко, нежен, как музыка. В любом случае, это был красивый голос.

— Ваш друг ушел, — сказала она.

Я сидел за столом в том же баре, на том же месте.

— Не думайте, — сказал я, — что я принадлежу к славной когорте заблудших пьяниц. Что заставило вас подумать, что тот человек — друг?

— Я… я просто предположила…

— Как долго я был в ауте?

— Не знаю точно; я имею в виду, вы просто сидели здесь; правда, выглядели немножко странно, поэтому… — ее голос затих.

Я потер виски, в глазах появился дрожащий свет, который грозил перерасти в сильную пульсацию, что не сулило ничего хорошего.

— Нет ли у вас чувства, будто вы участвовали в этой сцене раньше? — сказал я. — Я почти догадываюсь, что последует за этим. Вы предложите мне отдохнуть, пока я не почувствую себя лучше.

— Я думаю, вам действительно следует отдохнуть. Выглядите вы и впрямь неважна.

— Ценю ваше внимание, мисс, но откуда такая забота?

— Почему же нет? Я человек…

— Это больше, чем я могу сказать о некоторых моих знакомых. Скажите, вы не видели здесь парня с головой змеи? А может, ящерицы?

— Пожалуйста, не надо так шутить, — она посмотрела на меня непроницаемым взглядом, за который я безнадежно старался проникнуть.

— И к такому ответу я был готов. Я возродился из пепла один раз или дважды? Впрочем, это вопрос для философов, а я, как говорят, человек действия.

— Не понимаю, о чем вы говорите, — горько сказала девушка. — Я думала, вам нужна помощь. Если я ошиблась… — она начала подниматься, но я схватил ее за руку и усадил обратно.

— Не торопитесь. Вы мое единственное звено, если во всем происходящем есть хоть какой-то смысл — и даже если нет никакого.

Она попыталась отнять руку, но не слишком настойчиво.

— Может быть, Сенатор мне что-нибудь подсыпал, — сказал я. — А может, и не он. Возможно, серый человек выстрелил в меня наркоампулой.

— В вас стреляли?

— В мою сторону. Они попали в Сенатора. Я его телохранитель. По крайней мере, они так сказали. Но кажется, я был стрелкой компаса или радиобуем. Грязное дело, вы согласны со мной, мисс?

— Реджис. Все это какая-то нелепица…

— Мне это нравится еще меньше мисс Реджис. Может быть, Сенатор потерял уверенность в себе после всего случившегося. Не могу сказать, что виню его. Вероятно, поэтому он и бросил меня; а может быть, его схватили.

— Вы сказали — Сенатор?

— Ага, тот самый Сенатор. Значительное лицо. Но никаких имен. По крайней мере, сейчас. Так сказал серый человек. Мне хотелось бы знать, на чьей он стороне. Я хотел бы знать, за какую команду играл я — и существуют ли вообще в этой игре команды?

Реджис молча наблюдала за мной.

— Вам придется не обращать внимания на некоторую мою эксцентричность, — сказал я. — У меня было несколько тихих галлюцинаций. Трудно понять, кто есть кто. Например, вы. Почему вы сидите здесь и слушаете меня? Вам уже следовало бы взывать о помощи к ребятам со смирительными рубашками.

— Я не верю, что вы опасны, — сказала она спокойно.

— Вы знаете меня?

— Я никогда до этого вас не видела.

— Что заставило вас выйти в прохладную ночь и привело сюда, в эту дешевую забегаловку, — одну? В прошлый раз, я едва ли не принял вас за даму, ищущую знакомств.

— Мне… трудно сказать. Это был… импульс.

Я кивнул.

— Превосходно. Это, кстати, проясняет дело. Хотите выяснить что-нибудь еще, прежде чем я.

Уйду?

— Пожалуйста, не уходите.

— У меня дела, мисс Реджис, — сказал я. — Есть вопросы, на которые надо найти ответы, и ответы, ждущие правильных вопросов. А время уходит.

Я поковылял к выходу, и она не окликнула меня. Я был немного огорчен этим, но не оглянулся.

XIV.

Выйдя наружу, я поискал следы на снегу, но на этот раз не нашел. Это почему-то успокоило: снег и следы были частью сна. Улица оказалась на месте, это уже кое-что. Повернув направо, я пошел по-прежнему маршруту, или мне снилось, что я шел, или снилось, что мне снилось, как я шел до тех пор, покуда не встретил Рыжеволосого. Встреча с ним была прорывом. Она помогла мне вспомнить, что на самом деле его там не было. Что бы они мне ни преподнесли, это было вздором. Я все еще чувствовал себя ошарашенным, как монашка, которая продолжает ждать предложения выйти замуж и вдруг узнает, что уже утро вторника и она в чужом городе.

Улицы были непонятно пустынны даже для столь позднего времени. Ни одного автомобиля. В окнах ни огонька. Только порывистый ветер да шуршание мышей за деревянными панелями. Я возвратился на улицу, где дебютировал несколькими сотнями лет — или двумя часами — раньше. Завернул за угол и увидел человека в темной шляпе и пальто, который стоял перед магазином готового платья и изучал витрину. Я узнал его: это был Рыжеволосый. В качестве пророчества мой наркосон был не так уж плох. Внезапно из переулка появился Сенатор. Я отпрянул назад, чтобы меня не увидели, и спешно подытожил всю имеющуюся на данный момент информацию. Это привело меня в замешательство. Проанализировал все снова в другом порядке. Это смутило меня еще больше.

— К черту факты, — проворчал я. — Возвращаемся к существу вопроса. — Я проверил, на месте ли пистолет, и завернул за угол, готовый действовать.

Их не было. Город был пустынным, как Помпей, и так же полон древними грехами.

В своем наркосне я последовал за Рыжеволосым в здание. Может быть, в этом ключ к разгадке. Поскольку выбора не было, я пошел туда, где во сне была дверь, и обнаружил ее — большую стеклянную дверь с номером 13, сверкающим броскими золотыми цифрами. Войдя внутрь, я очутился в фойе с зелеными стенами, спиральной лестницей и запахом заброшенной библиотеки. Стояла величественная тишина. Я стал подниматься по ступенькам и попал на площадку с серой дверью. Открыв ее, я обнаружил Рыжеволосого, стоящего спиной в шести футах от меня, и занятого попытками открыть ка- кой-то сейф. Он не успел обернуться, как я уже приставил револьвер к его левой почке.

— Не думай, что я не сумею выпустить несколько пуль тебе в спину, если дело дойдет до того, — сказал я тем, что осталось от голоса.

Глаза у него стали как у мыши, пойманной у норки. Рот свесился набок, словно переполненный карман.

— Говори, — потребовал я. — Не волнуйся, если что-то будет не по порядку. Просто начинай. Я скажу, когда остановиться.

— Вы не должны быть здесь, — выдал он придушенную версию высокотонального писка.

— Я знаю. Но представим, что я, тем не менее, здесь. Где Сенатор?

— Можете теперь забыть о Сенаторе, — сказал он настолько быстро, что его язык не успевал за словами. — Все закончилось.

— Это вы раскатывали в зеленом «бьюике»? — спросил я, поглубже погружая ствол.

— Я не собирался убивать вас. Вас надо было только фазировать на уровень Эты, клянусь!

— Этим вы сильно облегчили мне душу, — сказал я. — Продолжайте.

— Вы должны поверить мне! Когда операция закончится, я покажу вам запись… — он сделал паузу, чтобы сглотнуть. — Видите ли, я могу подтвердить все, о чем говорю. Только позвольте мне открыть возвращатель и… — он вставил ключ и повернул его. Я попытался схватить Рыжеволосого, но неожиданно воздух стал густым, как сироп, и приобрел такой же цвет, наполнившись множеством маленьких вертящихся огоньков…

XV.

Она сидела напротив, одетая в тонкую белую блузку и пепельно-голубой жакет. Ее волосы были нежно каштанового цвета, такого же цвета были глаза. Она смотрела на меня с тревогой, как птица наблюдает за появлением на свет своего первенца.

— Неправильно. — Мой голос звучал в ушах неотчетливо. Я потянулся через стол и схватил ее запястье. У меня хорошо получалось хватать людей за руки. Удержать их — другое дело. Она не сопротивлялась.

— Мне показалось, что вам нужна помощь, — сказала она тихим шепотом.

— Эта мысль делает вам честь. — Я огляделся: тот же зал, где происходила предыдущая сцена. Бармен протирал тот же стакан, стоял тот же запах жареного лука и кислого вина; те же потемневшие банки, те же тусклые медные котелки у камина.

— Тот человек ушел, — сказала девушка. — Вы выглядели…

— …немного странно, — сказал я. — Давай пропустим все это, дорогая. У нас есть более интересные темы для беседы.

— Я не понимаю, что вы имеете в виду, — сказала она слабым голосом, который, тем не менее, звучал, как цыганская гитара в ночи.

— Как тебя зовут? — спросил я.

— Мисс Реджис. Курия Реджис.

— И ты уже знаешь мое имя, не так ли?

— Конечно. Я думаю, ты совершил ошибку…

— У меня был широкий выбор ошибок, и я их все совершил. — Я отпустил ее и потер свои кисти. Однако это не помогло. Моя грудная клетка отзывалась болью при каждом вздохе.

— Объясни мне сначала, — сказал я, — как ты думаешь: сидели мы с тобой раньше за этим столиком?

— Конечно, нет.

— Так почему ты здесь?

— Но ведь ты позвал меня, — ее глаза искали и, кажется, не могли что-то найти в моих глазах.

— Расскажи, пожалуйста, подробней.

— Ты дал объявление в газете.

— О чем?

— О том, что я нужна тебе. И свое имя.

— И только поэтому ты пришла?

— Если я не нужна тебе, я уйду.

— Подожди. Закажи сэндвич. Досчитай сотнями до миллиона. Если я не вернусь к этому времени; начинай без меня. — Я ухватился за край стола и заставил себя встать. Комната качнулась.

— Итак, все заново, — сказал я. — Я пошел.

Когда я обернулся, столик был пуст.

XVI.

— Флорин, — сказал я себе, — что-то ты делаешь неправильно. Или что-то не делаешь правильно. Я оглядел улицу. Падал легкий снег. Не было видно людей, не было следов на тротуаре, отпечатков шин на мостовой. Весь мир будто существовал для меня одного.

— Мне дали наркотики, — сказал я. — Допустим. Но сколько попыток я должен сделать, прежде чем произойдут главные события? Как я узнаю, когда это действительно начнется? Как я пойму, происходит ли это в реальности или во сне?

— Ты проходишь обучение, — сказал. я. — Каждый раз, когда ты делаешь неверный поворот, тебя отсылают за угол. Но тебе это здорово надоело. И твое подсознание пытается что-то подсказать тебе.

Едва я это проговорил, мир исчез. Даже когда внезапно гаснет свет в комнате, это всегда вызывает шок. Но тут исчезло небо. Наступила полная темнота. Я протянул руку и нащупал стену рядом с собой; хотя мой нос был на расстоянии дюйма от нее, я мог ее чувствовать, но не видеть.

— Новые правила, Флорин, — сказал я вслух, чтобы хоть что-нибудь услышать. — Но игра все та же.

Я ощупал стену позади себя, нашел дверь, из которой только что вышел. Она была заперта.

— Никаких возвращений назад, — посоветовал я себе. — Только вперед. Только к месту действия. Ты можешь сделать это при помощи навигационного счисления пути.

Это была не блестящая идея, но другая мне в голову не пришла. Полчаса я тащился, касаясь одной рукой стены, а другой хватая воздух впереди. Я шел то с одной стороны бордюрного камня, то с другой, умудряясь не споткнуться о пожарные краны, и все это без собаки-поводыря. Я гордился собой. Хорошая работа.

Вопрос, для кого я ее делаю.

Я начал работать на Внутренний Совет, но не выяснил их имена. Затем руководство было за Сенатором, некоторое время мы работали вместе, и очень неплохо, но затем и здесь что-то разладилось. Есть вероятность, что он сам сбежал от меня, но ввиду отсутствия доказательств он все еще оставался моим клиентом. Если Ван Ваук или кто-нибудь еще из его шайки выхватил его из-под моего дремлющего носа, то мой долг — вернуть его, и это означало, что я должен продолжать поиски, считая шаги и кварталы по пути, где я в последний раз видел его и Рыжеволосого.

Знакомый угол. Я повернул налево и ощупью двинулся к стеклянной двери с цифрой 13.

Никакой двери здесь не оказалось. Возможно, я ошибся в подсчетах. Может быть, кто-нибудь пришел и заделал ее. Просто чтобы сбить меня с толку. А может быть, ее никогда не было.

Я прошел еще несколько футов и наткнулся на вращающуюся дверь; она повернулась и втолкнула меня в слепящий блеск сороковаттной лампочки, свисающей на перекрученной проволоке в холле, который или достраивали, или ломали.

В поле зрения ничего привлекательного не было, но было приятно получить обратно зрение, даже если все, что я увидел, это дранка на неоштукатуренных стенах, грубый цементный пол, шаткие деревянные ступени, ведущие наверх.

— На этот раз, — сказал я себе, — веди игру немного спокойней. Никаких размахиваний револьвером, никаких незнакомых дверей, чтобы просунуть в них голову.

Я поднялся и оказался на площадке, замусоренной стружками и кирпичной крошкой..

Над черной дверью из тяжелой латуни стояла цифра 13. Прижавшись к двери ухом, я сумел различить звуки голосов. Казалось, они о чем-то спорили. Это меня устраивало: мной владело настроение с кем-нибудь не согласиться. Я взялся за ручку; она повернулась, и я вступил в проход между оштукатуренной стеной с одной стороны и окнами из матового стекла с другой. Голоса раздавались из третьего от двери окна. Я осторожно придвинулся к нему.

— …Как это — потерял его? — спрашивал Носатый.

— Говорю же: возник фактор непредсказуемости! Пошли помехи. — Это было сказано тонким, высоким голосом.

— Верните его обратно!

— Не понимаю я этого. Регенерация произошла вовремя…

— Подумайте обо мне! — раздался голос, не совсем похожий на голос Сенатора. — Я не могу больше испытывать того, что случилось в последний раз.

— Неважно, что вы можете или не можете испытывать! Вы знали, на что шли.

— Неужели! Даже Профессор не знает, что происходит!

— Не называйте меня профессором, Барделл!

— Джентльмены, давайте не терять из виду объект. Все остальное — второстепенно.

Возникло довольно длительное молчание. Я едва дышал и пытался прочесть мысли через окно. Или я не смог этого сделать, или там никого не было. Я нашел дверь в комнату за окнами и открыл ее. Комната выглядела так, будто она пустовала долгое время. В стенном шкафу было три погнутых крючка для пальто и немного коричневой бумаги на полке. И несколько дохлых мух. Дверь в соседний офис была забита досками. Я проверил доски, что-то звякнуло, и стена отъехала назад, брызнул золотой свет. Я спрятал крошечный пистолет и шагнул на широкую улицу, выложенную разноцветной плиткой.

XVII.

Прищурясь, я глянул в небо. От солнца исходил желтый свет. Был поддень приятного летнего дня. Никакого снегопада. Капля воды побежала по подбородку. Я прикоснулся тыльной стороной ладони к лицу; кожа была холодной, как замороженная рыба.

— Фальшивые деньги, фальшивый Сенатор, фальшивая погода, — сказал я. — Или, может быть, и это все фальшивое? Может быть, я в большой комнате с небесно-голубым потолком и с имитацией солнца.

— Может быть, — согласился я. — Но остается вопрос — почему?

— Сенатор знает ответ, — сказал я.

— Наверняка — но заговорит ли он?

— Когда я начну бить его фальшивой головой об этот фальшивый тротуар, он заголосит, как три канарейки, — я произнес это с меньшей уверенностью, чем чувством.

— Но сначала ты должен поймать его.

— Ничего. Он не ускользнет от острого глаза Флорина Мастера Сыска — если, конечно, я не наступлю на собственный шнурок или не растеряю злость.

— Замечаешь ли ты признаки разочарования? Не устал ли еще от всех этих трюков, а, Флорин?

— Вся беда в этих трюках. Они надоели. Боже! Как они надоели!

— Проверь парк.

Я посмотрел на противоположную сторону широкой улицы, где был парк с мягкой, как пух, зеленой травой между высокими пушистыми деревьями. За ними неясно вырисовывались высокие загадочные здания, сверкающие белизной. Автомобиль на громадных колесах вывернул из- за угла и направился в мою сторону. Он был легким, как кабриолет без лошади, с закругленными углами, выкрашен в нежно-фиолетовый цвет и разрисован сложным орнаментом из золотых линий. Сидящие в нем мужчина и женщина глядели друг на друга, в то время как кабриолет двигался сам. Они были одеты в тонкие, как паутинка, одежды с цветными пятнами. Резиновые шины издавали мягкий шуршащий звук, проезжая по плитке.

Я знал, что Генри запланировал большой сюрприз на тридцатой минуте, но такого не ожидал, — сказал я и осознал, что не просто рассуждаю вслух, но и жду ответа. Что бы там ни использовал Сенатор для «ерша» в моем пиве, но побочных эффектов от этого получилось больше, чем после шести месяцев гормональных инъекций, и, возможно, включало галлюцинации с фиолетовыми экипажами, катящимися по улицам под солнцем в два раза больше и в три раза ярче, чем наше.

Самое время было завернуть гуда-нибудь и избавить свой организм от этой штуки. Я направился к самому большому кусту, обогнул его и почти столкнулся с Сенатором.

Его голова дернулась.

— Вы! — сказал он без удовольствия в голосе. — Что вы здесь делаете?

— Прошу прощения, я задремал, пока вы говорили, — сообщил я. — Невежливо с моей стороны. Как поживает простреленное ребро?

— Флорин, вернитесь! Быстро! Вы не должны быть здесь! Это все ошибка!

— Что это за место, Сенатор?

Он попятился от меня.

— Я не могу вам сказать. Я не имею права даже разговаривать на эту тему.

— Извините мою настойчивость, — сказал я и попытался схватить его за шиворот, но он отпрыгнул назад, увернулся и рванул прочь. Я начал преследование, пользуясь заимствованными у кого-то ногами и буксируя голову размером с дирижабль на конце стофутового кабеля.

ХVIII.

Это была странная погоня по извилистой гравийной дорожке. Мы пробегали мимо фонтанов, выбрасывающих звенящие струи чернил в кристально-чистые пруды, мимо цветочных клумб, похожих на мазню флуоресцирующей краской, мимо деревьев с гладкой полированной корой и листвой, подобной античным кружевам. Он бежал тяжело, опустив голову и работая ногами до изнеможения; я плыл за ним, наблюдая, как он уходит дальше и Дальше. Затем он прыгнул через живую изгородь, но зацепился й все еще катился по земле, когда я оказался на нем. Он был крепким парнем, силы у него хватало, но он не знал, как ею воспользоваться. Парочка солидных хуков в челюсть стерла блеск с его глаз. Я удобно уложил его под тем, что выглядело как можжевельник, если не считать малиновых цветов, и занялся восстановлением дыхания. Через некоторое время он заморгал и сел. Затем увидел меня и помрачнел.

— Нам необходимо немного побеседовать, — сказал я. — Я запаздываю на два парадокса и одно чудо.

— Ты идиот, — прорычал он. — Ты не знаешь в какую петлю сунул голову.

— Вот мне и хочется узнать, — сказал я. — Между прочим, расскажите-ка еще раз, что такое «Ластрион Конкорд».

Он фыркнул.

— Никогда не слышал о такой фирме.

— Жаль, — сказал я. — Наверное, это моя фантазия. Она посетила меня в том же месте, где и… — я вынул плоский пистолет, который взял из сейфа. — Может быть, это тоже фантазия?

— Что это значит, Флорин? — сказал Сенатор напряженным голосом. — Ты изменил мне?

Теперь была моя очередь усмехаться ленивой улыбкой.

— Бросьте, Сенатор! Кого вы думаете одурачить?

Он остолбенел.

— Почему я должен обманывать тебя?

— Ну, хватит, хватит! Визитеры ночью, разукрашенная приемная, намеки на темные дела в недалеком будущем. И детали были хороши: фальшивые официальные документы, фальшивые деньги, может быть, даже фальшивый пистолет. — Я подбросил его на ладони.

— Это двухмиллиметровый игломет, — сердито, а отчасти и испуганно произнес он.

— Да, детали были хороши, — продолжал я. — Как взятый напрокат смокинг. Вот я и отправился разузнать, к чему весь этот маскарад.

— Я ни в чем не замешан, — сказал Сенатор. — Я умываю руки. Я не хочу участвовать в этой афере.

— А вторжение?

Он посмотрел на меня и нахмурился.

— Вторжения нет, а? — сказал' я. — Жаль. Меня заинтересовала идея. В этом были кое-какие возможности. Что дальше?

Он задвигал желваками на скулах.

— А, черт, — решился он, скривившись. — Мое имя Барделл. Я актер. Я был нанят для имперсонификации Сенатора.

— Для чего?

— Спроси того, кто меня нанимал, — сказал он злобным тоном и, видимо, ощутил боль в челюсти.

— Чувствуется, да? — сказал я. — Я был должен тебе пару оплеух за пиво. Оно обошлось бы тебе в одну, если бы оказалось без наркотика.

— А ты крепкий парень. Эта доза должна была успокоить тебя до тех пор, пока… — Он оборвал себя. — Не обращай внимания. Я вижу, мы допустили ошибку в самом начале.

— Так начни сначала.

Сенатор посмотрел на меня и ухмыльнулся. Он издал короткий смешок.

— Флорин. Железный человек. Флорин — бедный, ничего не подозревающий простак, который позволяет связать себя архаичным призывом к долгу. Они снабдили его одеждой, гримом, крошечным устройством за ухом, чтобы провести его через трудные и опасные места. И что же он делает? Он пробивает в этом плане дыру такого размера, что через нее может пройти симфонический оркестр.

— Похоже, что у вас все концы, — сказал я.

— Не поймите меня превратно, Флорин, — сказал он. — Черт, неужели до вас все еще не дошло? — Он постучал по бугорку за ухом. — Здесь близнец вашего. Я был пойман тем же способом, что и вы.

— Но кем же?

— Советом.

— Продолжайте, у вас прекрасно получается.

— Хорошо. У них были планы: теперь очевидно, что они не сработали.

— Не заставляйте меня уговаривать вас, Барделл. Я из тех людей, которые любят слушать.

— То, что я могу рассказать, не сделает вас счастливым.

— А вы попробуйте.

Он хитро посмотрел на меня.

— Позвольте мне вместо этого задать один вопрос, Флорин: как вы добрались из вашего номера в довольно-таки заурядном отеле, до Дома Правительства? И по этому же поводу: как вы попали в отель?

Я стал припоминать. Ничего. Вспомнил номер. Попытался вспомнить детали регистрации, лицо коридорного…

Должно быть, я позволил соскользнуть маске игрока в покер с моего лица, потому что Барделл оскалил зубы в беспощадной усмешке.

— А вчера, Флорин? Что-нибудь о вашем последнем деле? О ваших старых родителях, долгих счастливых годах детства? Расскажите мне о них.

— Это, наверное, действие наркотика, — сказал я, чувствуя, каким неповоротливым становится язык.

— В воспоминаниях Флорина, кажется, есть немало пробелов, — презрительно усмехнулся экс- Сенатор. — Как называется ваш родной город, Флорин?

— Чикаго, — сказал я, произнося название как будто на иностранном языке.

Сенатор выглядел озабоченным.

— Где это?

— Между Нью-Йорком и Лос-Анджелесом, если только вы не передвинули его.

— Лос-Анджелес? Вы имеете в виду Калифорнию? На Земле?

— Вы догадались, — сказал я и сделал паузу, чтобы облизнуть губы сухим носком, который обнаружил на том месте, где обычно находился язык.

— Это кое-что объясняет, — пробормотал он. — Возьми себя в руки, приятель. Тебя ожидает нечто забавное.

— Валяй, — сказал я.

— Мы не на Земле, мы на Грейфеле, четвертой планете системы Вулф-9 в двадцати восьми световых годах от Солнца.

— Это, действительно, занятно, — сказал я, и мой голос был пустым, как игрушка на рождественской елке. — Выходит, не нас оккупирует чужая планета, а мы оккупируем ее?

— Вы не обязаны верить моим словам, Флорин. — Разбитая губа, а может быть что- то другое делало его голос не совсем ясным. — Посмотрите вокруг. Похожи ли эти растения на земные? Разве вы не заметили, что сила тяжести на восемнадцать процентов меньше, а воздух больше насыщен кислородом? Взгляните на солнце: это диффузный желтый гигант.

— Хорошо. Моя старая мама, если у меня была старая мама, всегда учила меня смотреть правде в глаза. В этом вы мне здорово помогаете. Кто-то взял на себя массу хлопот как на транспортировку меня к месту, называемому Грейфел, так и на постройку достаточно убедительных декораций. Должна существовать причина для всего этого, не так ли?

Он посмотрел на меня, как хирург смотрит на ногу, которую необходимо ампутировать.

— Вы не ведаете, что творите. Вторгаетесь я нечто недоступное вашему пониманию. Сущность не является тем, чем oga кажется…

— Не рассказывайте мне о том, чего не существует, говорите о том, что есть.

— Я не могу этого сделать. — Он что-то вертел в руках: с блестящими кнопками и хрустальной петлей наверху, на которую трудно было смотреть. — Я был терпелив с вами, Флорин, — сказал он, но его голос ускользал от меня, слова вылетали быстрее и быстрее, как пластинка не на тех оборотах.

Моя голова запульсировала болью. Я пытался ухватить ускользающий силуэт, но он растаял. Я увидел вспышку в солнечных лучах и услышал голос, раздающийся из-за холмов:

— …извини, Флорин…

Затем фиолетовая темнота взорвалась, и я очутился в самолете, упавшем в пучину, полную затихающего грома.

XIX.

— Мистер, Флорин, — говорил легкий сухой голос, — вы создаете проблемы для всех нас.

Я открыл глаза, и славный парень со змеиной головой улыбнулся мне безгубой улыбкой и выдохнул фиолетовый дым из безносых ноздрей, сверкая глазами без век. Он развалился в шезлонге, одежда его состояла из открытого жакета, сшитого из оранжевых полотенец, и оранжевых шортов. Цвет их напоминал мне о чем-то, что я никак не мог ухватить.

— Это кое-что, — сказал я и сел на стул. Между нами был стол под бел очиним зонтиком. Позади террасы виднелась полоска белого песка, похожего на пляж, но не было моря.

Я старался не смотреть на блестящие серебристо-фиолетовые бедра, ребристую бледно-серую грудь с крошечными малиновыми пятнышками, на ступни толщиной с палец в сандалиях с широкими ремнями. Он заметил, что я гляжу на него и издал мягкое кудахтанье, которое, видимо, означало смех.

— Извините меня, — сказал он. — Я нахожу ваше любопытство поразительным. Я подозреваю, что в момент вашего растворения вы вытягиваете шею, чтобы раскрыть состав растворителя.

— Это просто безобидная эксцентричность, — сказал я. — Такая же, как ваши вкусы в одежде.

— Вы превозносите свой самоконтроль, — сказал он не столь искренне, как прежде. — Но что если перед вами предстанут аномалии настолько грандиозные, что ваше сознание будет не в состоянии ассимилировать их? Сохраните ли вы тогда хладнокровие? — он поднял руку, щелкнув пальцами. Лавина огня окутала его; его улыбка пульсировала в горячем мерцании, языки пламени бушевали вокруг меня. Я не сдавал позиций частично из-за того, что был парализован, а частично из-за того, что не верил в реальность увиденного. Он снова щелкнул пальцами и вокруг нас была уже зеленая трава, и солнце сверкало на поверхности в десяти футах над нами. Маленькая рыбка осторожно проплыла между нами, и он небрежно отмахнулся от нее и снова щелкнул пальцами. Падал снег. Толстый слой его покрывал стол, голову моего визави. Дыхание его украшалось ледяными хрусталиками.

— Ловко, — сказал я — А хороши ли вы в трюках с картами?

Он смахнул лед и сжал пальцы.

— Вы не поражены, — сказал он обыденным голосом. — Манипуляции со Вселенной ничего не значат для вас?

Я деланно зевнул. Значит, это была не фальшивка.

— Со Вселенной? — сказал я. — Или со мной?

— Вы удивительная натура, Флорин. Чего вы хотите? Что движет вами?

— Кто спрашивает меня об этом?

— Можете называть меня Дисс. Представьте себе… существуют иные заинтересованные стороны, кроме тех, которые вам хорошо известны. Вы играете на гораздо большей сцене, чем до сих пор представляли себе. Поэтому должны вести себя осторожно.

Я зевнул еще раз.

— Я устал. Мне нужны сон, пища, любовь — все, кроме общения с таинственными жуликами, которые делают намеки, что в недалеком будущем предстоят великие свершения и что самое выигрышное дело — не совать нос куда не надо. Кто вы, Дисс? Кого вы представляете? Действительно ли вы выглядите как Александр Македонский в шкуре крокодила или это только мое видение, страдающее разлитием желчи?

— Я представитель определенных сил в Космосе. Моя наружность не имеет значения. Самого факта моего существования достаточно.

— Барделл говорил что-то о вторжении.

— Слово, обозначающее примитивный взгляд на действительность.

— Что вы оккупируете? Землю или Грейфел?

Я получил удовольствие, заметив, как дернулась его голова.

— Что вы знаете о Грейфеле, мистер Флорин?

— Ну, находитесь в системе Вулф-9, в 28 световых годах от старого доброго Чикаго. — Я выдал широкую счастливую улыбку. Он нахмурился и потянулся почти небрежно за чем-то на столе. Я начал быстра подниматься, но лампа- вспышка, размером с небо, мигнула и погрузила все в темноту, чернее, чем в закрытой банке с краской. Я рванулся через стол, мои пальцы ухватили что-то горячее, как духовка, и скользкое, как сырая печень. Я услышал взволнованное шипение и снова схватил, но уже что-то маленькое, 50 тяжелое, сложной формы, что отчаянно сопротивлялось и затем освободилось. Раздался сердитый вопль, слова, которые произносились быстрее, чем я был способен разобрать, затем ослепительный взрыв.

XX.

Она сидела напротив, закутанная в старое поношенное пальто с жалким облезшим воротником. В глядящих на меня глазах было вопросительное выражение.

— Не говори мне ничего, — произнес я таким голосом, что даже мне самому показалось, что я пьян. — Я сидел здесь с закрытыми глазами, напевал старые хоровые матросские песни на нелитературном амхарском; поэтому ты — присела, чтобы посмотреть, все ли со мной в порядке. Со мной не все в порядке. Со мной далеко не все в порядке. Я так далек от того, чтобы быть в порядке, что дальше некуда.

Она попыталась сказать что-то, но я оборвал.

— Давай пропустим все остальные строчки; перепрыгнем сразу к тому месту, где ты говоришь, что я в опасности, а я отправляюсь в ночь в конном строю, чтобы еще раз сложить голову.

— Не понимаю, что ты хочешь сказать.

— Я имею в виду, что мы сидели и толковали об этом раньше. Все сущее чем-то представляется. Обычно не тем, чем является на самом деле. Кем являешься ты? — я потянулся через стол и взял ее за руку. Она была холодной и гладкой и не шевельнулась, когда мои пальцы сомкнулись. Я сказал: — Слушай внимательно, Курия. Я знаю, как тебя зовут, потому что ты сказала уже мне об этом. Сидя на этом самом месте… — Я остановился и обвел взглядом комнату. Она была отделана сосновыми панелями, лак от них почернел от времени и грязи. Вывеска на стене приглашала меня пить пиво «Манру».

— …или почти на этом месте. Ты сказала, что пришла по пригла…

— Ты имеешь в виду телефонный звонок?

— О'кей, телефонный звонок. Или почтовый голубь. Это неважно.

— Флорин, ты несешь какую-то околесицу. Ты сказал по телефону, что дело срочное.

— И ты примчалась посреди ночи.

— Конечно.

— Кто вы, мисс Реджис?

Она смотрела на меня большими и печальными глазами.

— Флорин, — прошептала она, — ты меня не узнаешь? Я твоя жена.

Я хитро посмотрел на нее.

— Да? В прошлый раз ты говорила, что мы раньше никогда не встречались.

— Я знала, что ты перегружен работой. Это было свыше человеческих сил.

— Ты когда-нибудь слышала о месте под названием Грейфел?

— Конечно, это деревушка у озера Вулф, где мы отдыхали прошлым летом.

— Само собой. Глупо с моей стороны. Двадцать восемь миль откуда?

— От Чикаго.

— Еще одно: среди тесного круга наших близких друзей случайно нет рыжего?

Она почти улыбнулась.

— Ты. имеешь в виду Сида?

— Это Днее, если прочитать наоборот. Только с одним «с». Надо это отметить. Может быть, это важно.

— Бедный Флорин, — начала она, но я отмахнулся.

— Давай приведем факты в порядок, — сказал я. — Может быть, у нас и нет никаких фактов, но мы их все равно приведем в порядок. Факт номер один — несколько часов назад я спал здоровым сном в номере и был разбужен появлением двух мужчин. Они рассказали мне сказку, которая вызывала массу сомнений, но я клюнул. Меня доставили на совещание очень важных nерсон, которые поведали мне о том, что Сенатор подвержен галлюцинациям, а они желают превратить эти галлюцинации в действительность, чтобы его вылечить. Но у меня ощущение, что фантазии начались до этого. Носатый был частью их. Но тогда я этого не знал. Далее, я спрашиваю себя, что мне известно об их боссе — «Сенаторе». Здесь тоже пустота. Сенатор — кто? Это поражает меня своей нелепостью. А тебя?

— Флорин, ты бредишь…

— Я только начинаю, крошка. Подожди, пока я действительно перейду к основному. Факт номер два: Сенатором является, а может быть, и не является кто-то другой, улавливаешь? Вероятно, актер по имени Барделл. Тебе это имя о чем- нибудь говорит?

— Ты имеешь ввиду Ланса Барделла, телерадиозвезду?

— Телерадио… это интересное слово. Но давай пока отбросим. Как я говорил, этот парень, Сенатор, — очень непоследовательный игрок. Сначала он выдвигает версию запланированного убийства. Затем мы имеем инопланетных оккупантов. В следующий раз он был актеро^, жертвой похищения, а может быть, подсадным шпионом, точно не могу припомнить, кем именно. Но я продолжал работать и последовал за ним в эту забегаловку, где он напоил меня чем- то, что окончательно выбило меня в аут. Когда я очнулся, передо мной была ты.

Она просто смотрела на меня своими большими, наполненными болью глазами.

— Я не буду задавать дежурный вопрос: что такая красивая девушка делает в подобном месте.

— Ты смеешься надо мной. Почему ты так жесток, Флорин? Я только хочу помочь тебе.

— Вернемся к фактам. Факт номер три. Я пошел по следам и обнаружил пропавшую дверь.

— Имеет ли это какое-нибудь значение сейчас…

— Ты отвлекаешься. Сначала была дверь, потом ее не стало.

— Ты все превращаешь в шутку.

— Мисс, после продолжительного размышления я пришел к выводу, что единственным мыслимым ответом Вселенной — в том виде, в каком она устроена, — является взрыв истерического смеха. Но я отвлекаюсь. Итак, я рассказал о двери, которой не было. Я стал ждать. Мой давний помощник, серый человек, вышел из аллеи, и я последовал за ним. Он привел меня в комнату, где никого не было, даже его самого.

— Я не понимаю.

— Я тоже, крошка. Но позволь мне продолжить рассказ. Мне хочется посмотреть, чем все это обернется. Где я остановился? Ах, да, один-одинешенек среди согнутых крючков для пальто. Итак, я бродил вокруг, пока не нашел, с кем можно поговорить. Им оказался парень с головой ужа.

— Флорин…

Я поднял руку.

— Не мешай, пожалуйста. Я многому учусь сейчас, только слушай мой рассказ. Например, я только что сказал, что он выглядел как уж, но в первый раз, когда я его увидел, я подумал о питоне. Может быть, я одолею свой невроз. Если я смогу свести его образ к безобидному земляному червю, то с этим можно жить. Забавно, но его идеи напоминали твои.

Она попыталась улыбнуться:

— Да?

— Он также советовал мне не задавать вопросы и плыть по течению. Я сразу же потерял сознание. И догадайся, что произошло? Я вернулся сюда — к тебе.

— Продолжай.

— Ага, наконец-то я привлек твое внимание. Это была вторая наша встреча, но ты не помнишь.

— Нет, я не помню.

— Конечно. Ты предостерегала, что меня ждут неприятности, но я вышел за ними и нашел их достаточно, чтобы опять появиться здесь. Это заставило меня почувствовать себя одним из тех резиновых шаров, которые привязывают к ракеткам для пинг-понга.

— Это была… наша третья встреча?

— Теперь, девочка, ты улавливаешь. Дальше все усложняется. У меня все еще сохранялось желание повидать своего старого босса — Сенатора. На этот раз там была хитрая дверь. Я открыл ее — и неожиданно наступил летний полдень в уютном местечке, где сила тяжести на 18 процентов меньше, солнца слишком много, а деревья похожи на кружевное нижнее белье. Сенатор оказался там. Мы только начали приходить к взаимопониманию, как он вытащил какую-то штуку и улизнул.

Она ждала продолжения, наблюдая за мной.

— Я второй раз увидел Змееголового, Дисса. Он хотел отшлифовать мои манеры и заставить играть по его правилам. Сказал, что является большой шишкой — но приспустил пары, когда я упомянул Грейфел. Он притушил огни, а я потерял сознание…

— И теперь ты здесь.

— Когда я прихожу в себя, ты всегда приветствуешь меня. Этого достаточно, чтобы заставить человека стремиться сюда. Кроме того, я не совсем просыпаюсь. Сначала я там — потом здесь. Ни каждый раз мы всегда ближе. Теперь ты — моя жена. Кстати, как мы познакомились?

— Ну, мы познакомились… — Ее лицо внезапно заледенело. — Я не знаю, — сказала она таким тихим голосом, что его можно было поместить на кончике булавки.

— Добро пожаловать в мою команду. Начинаю ли я заинтересовывать вас, мисс Реджис?

— Но почему? — от волнения она ухватилась за палец и стала крутить его. — Что это означает?

— Кто говорит, что это что-то означает? Может быть, все это лишь игра с неясной целью. Но запутывание их планов приносит мне определенное удовлетворение — если они существуют и если у них есть планы.

— Продолжай, — она смотрела на меня. Ее глаза были прозрачно-зелеными с плавающими в глубине золотыми искорками.

— Например, явно не предполагалось, что я увижу пурпурные деньги с напечатанной на них надписью «Ластрион Конкорд», — сказал я. — А может быть, существовал и другой план. Но затем Рыжеволосый «засветился». Я не могу понять почему. Он побежал, когда увидел меня. После этого я подслушал беседу, которая — в этом я абсолютно уверен — не предназначалась для моих ушей. Громкие голоса, доносившиеся из-за окна. Но от всего этого мало проку.

— Продолжай, Флорин.

— Затем ты опять появилась на сцене. Я не пойму зачем, но чувствую, что ты не являешься частью планов Носатого.

— Нет, Флорин! Пожалуйста, верь мне! Я не являюсь частью ничьих планов — это я точно знаю, — закончила она шепотом.

— Затем есть еще Грейфел, — сказал я. — Волшебные ворота в другие миры не укладываются в мою картину мира. Барделл был удивлен, встретив меня. Когда я прижал его, он рассказал мне о вещах, которые, думаю, Носатый бы мне не поведал. А может быть, все это не так. Может быть, меня ведут по каждому пройденному футу. Возможно, существуют спирали в спирали, западни внутри западни…

— Флорин! Прекрати! Ты должен во что-то верить! Ты должен иметь отправную точку. Ты не можешь сомневаться в самом себе.

— Да. Cogito ergo sum. Я всегда стараюсь помнить об этом. Интересно, какова первая мысль сверхсложного компьютера, когда его включают?

— Флорин, не можешь ли ты просто забыть о Сенаторе? Забыть обо всем этом и пойти домой?

— Не сейчас, крошка, — сказал я и почувствовал, что начинаю улыбаться. — Возможно, не пошел бы и раньше, а сейчас определенно нет. Потому что они сваляли дурака.

Она ждала. Она знала, что это еще не все. Я раскрыл ладонь, которая была крепко сжата последние четверть часа и посмотрел на устройство, которое держал. Оно было маленьким, с выпуклостями и отверстиями, с блестящими точками, сверкавшими в тусклом свете.

— Я отобрал это у Змееголового, — сказал я. — Это означает, что Змееголовый все-таки существует.

— Что это?

— Доказательство. Я не знаю чего. Но у меня такое чувство, что они очень не хотели бы видеть его в моих руках.

— Куда ты пойдешь?

— Обратно. Туда, куда они не хотят, чтобы я шел.

— Не делай этого, Флорин! Пожалуйста!

— Извини. Пробивать головой кирпичную стену — вот мой стиль.

— Тогда я иду с тобой.

— Раньше ты всегда позволяла мне уйти. Что изменилось?

— Так мы идем?

— Это новый поворот, — сказал я. — Может быть, это хорошее предзнаменование.

Снаружи холодный ветер гулял по пустынной улице. Она обхватила себя руками, что я охотно сделал бы за нее.

— Флорин, так холодно, так одиноко…

— Только не со мной. — Я взял ее за руку и почувствовал, как она дрожит.

XXI.

Магазин готового платья был все еще на месте, кондитерская тоже; но теперь между ними было большое свободное пространство, полное сухих стеблей, ржавых банок и битых бутылок.

— Тсс, — сказал я. — Не обращай внимания на детали. — Я двинулся дальше, туда, где была вращающаяся дверь.

Она исчезла.

На ее месте была разрисованная приемная с картинками, которые мог бы иметь в своей берлоге отставной бухенвальдский охранник. Но без двери. И даже без места, где она могла бы быть. От этого моя голова снова стала пульсировать. После третьего толчка, сверчок в моем ухе перестал потирать крылышками и произнес: «Хорошо, Флорин. Жди событий».

— Что это? — спросила девушка.

— Ничего: просто приступ ишиаса, — сказал я и пощупал кожу за ухом. Кажется, никакого маленького розового приборчика там не было. Итак, теперь я слышу голоса уже без помощи технических приспособлений. Это не такой уж невиданный трюк: множество психопатов могут исполнить его без труда.

Мы прошли дальше к арке, за которой была ветхая галерея, вся в паутине. Я попробовал открыть первую дверь и вошел в комнату, которую видел раньше.

Толстый ковер исчез, тяжелые занавеси отсутствовали, оштукатуренные стены покрылись трещинами и пятнами. На полу валялись смятые газеты, будто на них кто-то спал. Из мебели — только покосившийся стальной скелет того, что, возможно, когда-то было кожаным диваном. Дверца сейфа, слегка заржавевшая, была полуоткрыта, как тогда, когда я ее видел в последний раз.

— Тебе знакомо это место? — шепотом спросила мисс Реджис.

— Это бывшее убежище моего старого приятеля Сенатора. Одна лишь проблема: расположено оно в шестидесяти милях отсюда, в большом доме с множеством лужаек, и заборов, и сотрудников службы безопасности. Или это так, или меня возили на грузовике в течение трех часов.

Я заглянул в сейф; там ничего не было, кроме пыли и разорванного конверта с пурпурной почтовой маркой, адресованного «жильцу 13 номера». Я осмотрел фальшивое окно, которое Сенатор открыл как дверь во время нашего полночного побега, но если там и была тайная щеколда, я не сумел ее обнаружить.

— Похоже, что Сенатор выехал и забрал с собой все разгадки, — сказал я. — Грязный трюк, но я знавал похуже. — Я подошел к стенному шкафу и ощупал заднюю стенку. — Он говорил мне, что «согласованный» Маршрут побега начинался здесь, — сказал я Реджис. — Может быть, он лгал, но…

Часть стены неожиданно скользнув в сторону, и холодный ночной воздух ворвался из темноты.

— Ага, — сказал я. — Способность предсказывать является критерием любой теории; теперь все, что нам нужно, — какая-нибудь теория. — Я вынул пистолет, который Сенатор назвал двухмиллиметровым иглометом. Выставив его перед собой, я шагнул в^узкий проход, заканчивавшийся другой дверью. Она была закрыта, но точный удар расколол дерево, и дверь распахнулась. Снаружи была темная аллея с пустыми корзинами для яблок. Высокий сплошной забор закрывал путь налево. — Ну и ну, — сказал я. — Кажется, здесь я тоже был. В прошлый раз здесь немного стреляли. Но теперь они добавили забор.

— Все это неправильно, — сказала девушка. — У меня хорошо развита ориентация; ничего подобного не может быть. Мы должны быть сейчас в середине здания, а не снаружи.

— Не могу не согласиться с тобой, дорогая. — Я пошел в сторону улицы, откуда в прошлый раз выкатилась машина, брызгая свинцом. На этот раз все было тихо, чересчур тихо. Улица выглядела вполне естественно, за исключением того, что вместо домов напротив была бесформенная серость. Не совсем туман; что-то прочное, но менее осязаемое, чем здания.

— Флорин, я боюсь, — смело произнесла девушка.

— Умница, — сказал я. — Давай оглядимся.

Я выбрал направление, и мы пошли. Пару раз мы свернули за угол. Надо всем, слегка затуманивая детали, висела дымка, какая бывает при варке патоки. Мостовая, казалось, шла теперь на подъем. Мы очутились в аллее, загроможденной обычным ассортиментом из разбросанных мусорных баков, поломанных корзин для апельсинов, дохлых кошек, старых газет — все это копилось лет пять. Проникающего с улицы света было достаточно, чтобы я увидел сплошной забор, который загораживал пространство между зданиями.

— Похоже, это тот же самый забор, — сказала мисс Реджис.

— Но с другой стороны. — Я потрогал доски, они были самыми обыкновенными.

— Здесь дурно пахнет, — сказал я. — С точки зрения топологии.

— Что это значит?

— Существует связь поверхностей, которая не изменяется при искривлении одной из них. Но мы видели две стороны одной плоскости, не совершив достаточного количества поворотов. Кто-то становится небрежным; мы оказываем более сильное давление, чем им хотелось бы. Поэтому я хочу надавить еще сильнее.

— Зачем? Почему бы просто не возвратиться…

— А разве вам хоть чуть-чуть не любопытно, мисс Реджис? Разве вы хоть немного не устали от того человека, на другом конце веревочки, дергающего ее, когда-ему только вздумается? Не хочется ли вам самой потянуть за нее?

— Что мы будем делать?

— Забавно, — сказал я. — Эта стена могла быть из кирпича или бетона — или из стальной пластины. Но это всего лишь сосновые доски. Это выглядит почти как приглашение сломать их. — Я убрал револьвер и наклонился, чтобы проверить нижние концы досок. Щель под ними позволяла просунуть руку. Я потянул, дерево сначала сопротивлялось, но затем треснуло и сломалось. Я выбросил of ломившиеся куски и прошел через дыру в конференц-зал, который выглядел совершенно таким же, каким я видел его в последний раз — причудливая спиральная люстра и прочее.

— Мы все ближе, — сказал я.

Я прошел вокруг длинного стола к двери, через которую входил последний раз, потянул ее… и снова оказался в своем номере гостиницы со всеми его атрибутами; обоями, покрытыми пятнами, эмалированным тазом с отбитыми краями, сломанной роликовой шторой и пружинным матрацем. Дверь, через которую я проник в номер, в предыдущем воплощении была дверью ванной.

— Не удивительно, что эти парни вошли так запросто, — сказал я.

— Тебе знакомо это место? — спросила мисс.

Реджис и вплотную подошла ко мне.

— Тут все и началось. Вся моя жизнь. До этого — ничего. Ни дома, ни прошлого. Только множество непроверенных предубеждений, которые необходимо проверить. — Я сделал шаг к двери в холл, она распахнулась, и покрытый перхотью человек ворвался в номер, держа в руках самый большой дробовик, который я когда-либо видел, направив его мне прямо между глаз. Дульный срез выглядел достаточно широким, чтобы в него можно было въехать на маленьком грузовике. Для того, чтобы убедить меня, что время слов прошло, никаких слов не потребовалось. Я прыгнул в сторону, когда дробовик загрохотал и отколол штукатурку на стене позади того места, где я только что стоял. Рыжеволосый что-то закричал, девушка заплакала, а я мгновенно подтянул ноги и стал поворачиваться, но пол, казалось, вздыбился подо мной, как палуба тонущего лайнера. Я замер и наблюдал, как завертелся и исчез потолок, затем другая стена — ничего особо зрелищного, обыкновенный приятный легкий аттравшон. Мимо проплыл Рыжеволосый, затем девушка, двигаясь уже быстрее. Я слышал, как она звала: «Флорин, вернись».

Довольно долго эти слова продирались сквозь серый туман туда, где раньше были мои мозги. «Вернись», — сказала она.

Это была неплохая мысль. Раньше я отправлялся в «путешествие», но, может быть, теперь мне не следует уходить — а стоит сражаться. Мир кружился, как вода в ванне, готовая к последнему долгому нырку в трубу, и неожиданно до меня дошло, что если я уйду с ней, в этот раз это будет навсегда.

Вдруг я почувствовал давление с одной стороны. Это подойдет в качестве пола. Я постелил его под себя, возвел- стены и крышу, удерживая их одним усилием воли, и рев стих, и мир прекратил кружиться. Я открыл глаза и увидел, что лежу на спине посреди величайшей в мире автомобильной стоянки.

Мертвенная, плоская, белая, как сахар, бетонная поверхность, разграфленная линиями на клетки со стороной в SO футов, простиралась до самого горизонта. Это все, что здесь было. Ни зданий, ни деревьев, ни людей. И небо цвета бледной сверкающей лазури, без облаков, без видимого источника света.

Голоса раздались с неба.

— …сейчас! Выполняйте аварийные процедуры, черт побери. — Это был пронзительный голос Носатого.

— Я пытаюсь… но… — Это Круглолицый.

— Сейчас не время для ошибок, ты, кретин!

— Я не могу… не получается…

— Эй, прочь с дороги!

— Говорю тебе, я включил стирающий контур! Ничего не произошло. Он…

— Что. — он? Не болтай, идиот! От него ничего не зависит! Я контролирую эксперимент!

— Ты? Действительно ты? Уверен? Ты уверен,

Что нас не перехватили, не одурачили?

— Черт тебя возьми, отключи энергию! Все отключи!

— Я отключил, вернее, попытался. Ничего не произошло!

— Заткнись, черт тебя побери. — Голос Носатого сорвался на визг. В это же самое время боль ц моих кистях, лодыжках и груди поднялась до крещендо, огненные оркестры резали меня на части; и вдруг раздался гром, небо треснуло и упало, окатив меня заостренными кусочками, которые задымились и исчезли, а я лежал на спине, привязанный ремнями, и смотрел на прямоугольную бестеневую операционную лампу в маленькой комнате с зелеными стенами; человек, которого звал Носатый, нагнулся надо мной.

— Ну, черт меня побери, — сказал он. — И после этого он все еще жив!

XXII.

Какой-то человек с седыми волосами в белом халате и человек с перхотью в пыльной спецодежде подошли и посмотрели на меня. Наконец кто-то отстегнул ремни и снял что-то с моей головы, Я сел, чувствуя головокружение, и мне протянули чашку с чем-то, что имело ужасный вкус, но, видимо, должно было помочь. Действительно, головокружение прошло, оставив мне в подарок тошноту, привкус во рту, тупую головную боль и боль в лодыжках, которая совсем не была тупой. Седой человек, которого звали, как я вспомнил (так вспоминают о давно забытых вещах), доктор Иридани, смазал каким-то бальзамом кровоточащие ранки. Остальные были заняты тем, что смотрели на показания приборов на большом, занимающем почти всю стену табло и тихо переговаривались.

— Где Сенатор? — спросил я. Мои мысли двигались медленно, как грузные животные по глубокой грязи.

Носатый оторвался от работы и нахмурился.

— Он шутит, — сказал человек с перхотью. Его звали Ленвелл Трейт, он был ассистентом.

Носатый — Ван Ваук — посмотрел на меня без каких-либо видимых эмоций.

— Видите ли, Барделл, — сказал он. — Яне знаю, какого рода идеи у вас возникли, но забудьте их. Мы располагаем юридически оформленным соглашением, подписанным при свидетелях. Вы пошли на это с открытыми глазами, вы получите все, что вам положено, но ни пенни больше, и это окончательно.

— Барделл — актер, — сказал я. Мой голос показался мне слабым и старым.

— Ты опустившийся бездельник, которого мы вытащили из канавы и дали возможность заработать, — прорычал Ван Ваук. — А сейчас ты воображаешь, что можешь получить больше. Но это пройдет. Твое здоровье не пострадало, поэтому не скулить.

— Не смейтесь надо мной, Док, — сказал я, беря его на пушку. — А как отключение энергии? Как насчет уровня Эта?

Это заставило их замолкнуть на пару секунд.

— Где ты нахватался этих терминов? — спросил Круглолицый.

— Маленькая ящерица рассказала мне, — сказал я и неожиданно почувствовал себя слишком усталым, чтобы беспокоить себя играми. — Забудьте об этом; я просто пошутил. Нет ли у вас чего-нибудь выпить под рукой?

Трейт вышел и через минуту вернулся с бутылкой виски. Я отглотнул из горлышка пару унций, и все происходящее показалось более сносным.

— Что-то здесь говорилось о плате? — сказал я.

— Сотня долларов — огрызнулся Носатый. — Не.

Так уж плохо для пьяницы за час или два работы.

— У меня ощущение, что это было дольше, — сказал я. — Никакого вреда? А? А как насчет амнезии?

— Ну… — сказал лениво Трейт, — тебе лучше знать, Барделл.

— Выкиньте его отсюда, — сказал Ван Ваук. — меня тошнит от его вида. Вот. — Он полез в карман, достал бумажник, извлек пачку купюр и кинул мне.

Я пересчитал бумажки.

— Сотня, верно, — сказал я. — Но насчет амнезии — это была прямая подача. Я немного смущен, джентльмены. Вас, ребята, я помню… — Я огляделся, запоминая всех. — Но я почему-то не помню нашей сделки…

— Выкиньте его! — завопил Ван Ваук.

— Я ухожу, — сказал я Трейту.

Он вывел меня в коридор.

— Между нами, мальчиками, — сказал я, — что здесь случилось?

— Ничего, дружище. Маленький научный эксперимент, вот и все.

— Тогда как получилось, что я ничего о нем не помню? Черт, я даже не знаю, где живу. Как называется этот город?

— Чикаго, дружище. И ты нигде не живешь. Но теперь можешь снять номер.

Двойные двери открылись на цементные ступеньки. Лужайки и деревья выглядели очень старыми и знакомыми даже в темноте.

— Летнее убежище Сенатора, — сказал я. — Только без прожекторов.

— Не стоит верить этим политикам, — сказал Трейт. — Послушай моего совета и не пытайся вымогать больше, Барделл. Ты получил свою сотню, даже если твои шарики и смешались немного, но, черт возьми, они не были в отличной форме и до того, как ты пришел сюда. И я был бы поосторожнее с этим мускателем без фабричного клейма, дружище.

— «Ластрион Конкорд», — сказал я. — Дисс. Мисс Реджис. Ничего этого не было, а?

— У тебя было что-то вроде ночного кошмара. Ты чуть не взорвал все электронные лампы в старом любимчике Франкенштейна. Иди заправься, выспись и будешь как новенький.

Мы сошли со ступеней, и он подтолкнул меня в сторону ворот.

XXIII.

Зима выдалась холодной. Я направился к порту, надеясь начать кутеж пораньше. По цене 1.79 за бутылку, имея сотню долларов, можно было просто упиться мускателем. Я попытался вычислить, сколько мне причитается выпивки, дошел до 15 галлонов и случайно увидел свое отражение в витрине.

По крайней мере, я догадался, кто это. Но узнал себя с трудом. Мои глаза уставились на меня из темного стекла, как парочка заключенных, проводящих жизнь в одиночках. Мое лицо выглядело больным, изношенным, изборожденным морщинами. Седая щетина была четверть дюйма, голова покрыта седыми нечесаными лохмами. Мое адамово яблоко ходило ходуном, когда я сглатывал. Я высунул язык, он тоже выглядел неважно.

— Ты в плохой форме, старина, — сказал я незнакомцу в витрине. — Наверное, пятнадцать галлонов выпивки — не то, что тебе необходимо сейчас.

Я стоял, глядя на свое отражение, и ждал', когда внутренний голос запищит и напомнит, как согревает сердце выпивка, как замечательно она проскальзывает по языку и добирается до желудка, прожигая путь вниз, успокаивает боль в костях и делает гибкими суставы, приносит уют и легкость мыслям.

Но он не напомнил. А если и напомнил, то я не услышал его. Я чувствовал, как бьется сердце глухими больными ударами, работая чересчур напряженно только для того, чтобы я мог продолжать идти. Я слушал хрипы в легких, ощущал толчки, когда колени шатались из стороны в сторону, подобно струнам контрабаса, болезненную истощенность ослабших мышц.

— Что случилось со мной? — спросил я старика в витрине. Он не ответил, лишь облизнул губы серым языком.

— Ты выглядишь таким же испуганным, каким чувствую себя я, папаша, — сказал я. — Между прочим, как тебя зовут?

— Носатый называл тебя Барделл.

— Да, Барделл. Я… был актером. — Я попробовал примерить эту мысль на себя. Она подходила, как бывший в употреблении гроб.

— Они вытащили меня из канавы, — сказал я. — Эти мальчики в белых халатах, Ван Ваук и другие. Им нужна была морская свинка. Я записался добровольцем.

— Так заявили они. А до этого — что?

— Я что-то не могу вспомнить. Должно быть из-за мускателя. Он испортил твои мозги. Мои мозги. Наши мозги.

— Итак, что мы намерены делать со всем этим?

Я подумал о выпивке и почувствовал приступ тошноты.

— Никакой выпивки, — сказал я. — Окончательно — никакой выпивки. Возможно, нужно посетить доктора. Но не такого, как Иридани. Возможно, улучшить питание. Больше спать. Когда последний раз ты спал в постели, старина?

Этого я тоже не мог вспомнить. Теперь я был послушным и испуганным. Незнание, кто ты и откуда, вызывает чувство глубокого одиночества. Я оглядел улицу. Если я когда-нибудь и видел ее до этого, то не мог вспомнить когда. Но я знал, что в порт нужно идти этой дорогой, а к кварталу, где на домах висели таблички «Сдаются комнаты — на день, на неделю, на год» — другой.

— Вот то, что мне нужно, — сказал я. — Мой голос был столь же скрипучим и старым, как изношенный башмак. — Чистая постель и сон на всю ночь. Завтра ты почувствуешь себя лучше. И тогда ты вспомнишь.

— Обязательно. Все будет отлично — маньяна.

— Благодарю, приятель: ты оказал большую помощь. — Я помахал старику в витрине, и он помахал в ответ, я повернулся и пошел, но не в сторону порта.

XXIV.

Пожилой женщине не понравилась моя внешность (за что я ее не виню), но понравилась десятидолларовая банкнота. Она пропыхтела два этажа, распахнула дверь голой убогой маленькой комнаты с высоким потолком и черным полом и показала потертый ковер, латунную узкую кровать, шифоньер и умывальник. Ржавые пружины жалобно заскрипели, когда я сел на матрац.

За доллар сверх платы она снабдила меня бело-желтым полотенцем и простыней с бледным пятном посередине, жесткой, как скребница, и обмылком кораллового цвета, который пах формальдегидом. Аромат одиннадцати долларов наличными, видимо, ударил ей в голову, потому что она даже пожелала мне спокойной ночи.

Я помок некоторое время под душем, затем поскреб бритвой свои бакенбарды и перешел к свисающим на шею лохмам, чтобы навести хоть какой-нибудь порядок.

— Хорошая работа, старина, — сказал я лицу в зеркале. — Ты уже выглядишь как хорошенький труп.

Вернувшись в комнату, я скользнул между простынями, напоминающими накрахмаленную мешковину, свернулся клубком вокруг пары сломанных пружин, которые торчали сквозь хлопчатобумажный материал, и отплыл в то место, где годы, болезни и человеческая бренность не существуют, где небо розовое круглый день, где мягкие голоса наших любимых рассказывают, какие мы замечательные, отныне и навсегда, аминь.

XXV.

Утром я чувствовал себя лучше. Я доверил хозяйке еще одну десятидолларовую бумажку с поручением купить мне нижнее белье и носки. То, что она принесла, не было новым, но было чистым, а кроме того, было девять долларов сдачи.

Я отклонил ее предложение позавтракать (семьдесят пять центов) и купил яблоко во фруктовом киоске. По соседству было множество магазинов готового платья, специализирующихся на продаже полосатых костюмов to рубашек с заштопанными рукавами. Я выбрал розовато- коричневый двубортный пиджак и пару черно- зеленых свободных штанов, которые были толстыми и прочными, хотя и не модными, пару рубашек, в прошлом белых, пару сморщенных ботинок, сделанных для чьего-то дедушки, и щегольский красно-зеленый галстук, который, вероятно, принадлежал батальону шведских моряков. Не все углядели бы в получившемся ансамбле хороший вкус, но я решил быть выше этого.

Через полчаса я представил возможность счастливчику-парикмахеру поработать над моими лохмами. Он возвратил им длину раннего Джонни Вайсмюллера и сказал:

— Невероятно. Я видел черные волосы с седыми корнями, но никогда наоборот.

— Это все моя диета, — сказал я. — Я только что перешел на дистиллированный морковный сок и яйца уток-девственниц, сваренные в чистой ключевой воде.

Он бесплатно побрил меня, удалив остатки щетины, которые я пропустил предыдущим вечером, а затем предложил испытать судьбу в том, что назвал лотереей.

— Я делаю вам одолжение, — сказал он доверительно. — Это самая популярная игра в городе. — Он показал мне фиолетовый билет в качестве доказательства.

Я заплатил доллар и спрятал билет. Когда я уходил, он смотрел на меня из-за кассового аппарата, улыбаясь безгубой усмешкой и поблескивая глазами так, что напомнил мне кого-то смутно знакомого…

Так прошло две недели. Я не выпил ни капли спиртного, набрал пять фунтов, простился с болью в желудке и остался на мели. Последний день я провел в поисках работы, но оказалось, что для просителей неопределенного возраста и неопределенных занятий избытка рабочих мест не наблюдалось. Моя хозяйка не испытывала желания предоставить мне кредит. Мы расстались с выражениями сожаления, я пошел в парк и просидел в нем немного дольше, чем обычно.

Когда солнце зашло, мне стало зябко. Но все еще горели огни в публичной библиотеке через дорогу. Библиотекарь бросила на меня острый взгляд, но ничего не сказала. Я нашел тихий уголок и устроился, чтобы насладиться теплом. Есть что-то успокаивающее в тихих книгохранилищах, в тяжелых старых дубовых стульях, в запахах бумаги и переплетов, даже в шорохах и мягких шагах.

Шаги остановились, скрипнул отодвигаемый стул, зашуршала одежда. Я не открывал глаз и старался выглядеть старым джентльменом, который пришел полистать переплетенные тома «Харпер» и совсем случайно задремал в середине 1931 года; но я слышал мягкое дыхание и чувствовал на себе чей-то взгляд.

Я открыл глаза. Она сидела за столом напротив. Выглядела молодо и печально, немного бедно одетой. Она спросила:

— С вами все в порядке?

XXVI.

— Не исчезайте, леди, — сказал я. — Не превращайтесь в дым. И даже просто не вставайте и не уходите. Позвольте моему пульсу опуститься до 90 ударов.

Она слегка покраснела и нахмурилась.

— Я… подумала, что вы, возможно, больны, — сказал она, вся такая чопорная и правильная, готовая сказать все те волшебные слова, которые делали ее членом королевской семьи.

— Точно. А что с парнем, который вошел со мной? Не так ли звучат следующие строчки?

— Не понимаю, что вы имеете в виду. Никто с вами не входил, я, по крайней мере, не видела.

— Вы давно наблюдаете за мной?

На этот раз она действительно покраснела.

— Сама мысль о том…

Я потянулся и взял ее за руку. Она была нежной, как первое дыхание весны, мягкой, как выдержанное виски, теплой, как материнская любовь. Я разжал пальцы, рука не шелохнулась.

— Давайте пропустим все ритуальные ответы, — сказал я. — Происходит что-то довольно странное; и мы знаем это, верно?

Румянец исчез, она побледнела: ее глаза пристально смотрели в мои, как будто я знал секрет, который мог спасти ей жизнь.

— Вы… вы знаете? — прошептала она.

— Не уверен, мисс, но все возможно.

Я выбрал не тот тон: она напряглась, поджала губы и стала истовой праведницей.

— Это был просто порыв христианина…

— Чепуха, — сказал я. — Извините за грубость, если это грубость. Вы заговорили со мной. Почему?

— Я сказала вам…

— Я слышал. А сейчас сообщите настоящую причину.

Она посмотрела на кончик моего носа, на мое левое ухо и наконец мне в глаза.

— Я… видела сон, — сказала она.

— Пивной бар, — сказал я, — в захудалом районе. Толстый буфетчик. Кабина справа от входной двери.

— Боже мой, — сказала она тоном человека, никогда не упоминающего имя Божье всуе.

— Как вас зовут?

— Реджис. Мисс Реджис, — она остановилась, как будто сказала слишком много.

— Продолжайте, пожалуйста, мисс Реджис.

— Во сне я была той, в которой нуждаются, — сказала она, обращаясь уже вроде бы не совсем ко мне. — Мне доверили что-то важное, я должна была выполнить свой долг, в нем был смысл всей моей жизни.

У меня хватило ума не перебивать ее, пока она рассказывала.

— Зов был ниспослан среди ночи: тайное послание, которого я ждала. Я была готова. Я знала, что существует громадная опасность, но не боялась. Я знала, что делать. Я встала, оделась, пошла в назначенное место. И… вы были там. — Тут она посмотрела на меня. — Вы были моложе и сильнее. Но это были вы. Я уверена.

— Продолжайте.

— Я должна была предостеречь вас. Существовала опасность — я не знаю какая. Вы намеревались встретить ее один на один.

— Вы просили меня не уходить, — сказал я.

Она кивнула.

— Но… вы пошли. Я хотела закричать, побежать следом за вами, и… проснулась.

Она неуверенно улыбнулась:

— Я пыталась убедить себя, что это был всего лишь глупый сон. И все-таки знала, что это не так.

— Поэтому вы вернулись.

— Мы шли по холодным пустым улицам. Вошли в здание. Ничто не было тем, чем казалось. Мы проходили комнату за комнатой в поисках… чего-то. Подошли к стене. Вы ее сломали. Мы очутились в большой комнате со странной изысканной люстрой. А следующая комната оказалась ночлежкой.

— Ну-ну, — сказал я. — Я видал комнаты и похуже.

— Затем ворвался человек, — продолжала она, игнорируя мои слова, — он держал в руках ружье. Он прицелился в вас и… застрелил у моих ног. — Печальный взгляд потух.

— Как видите, не совсем, — сказал я. — Я здесь. Я жив. В действительности этого не случилось. Ничего не вышло. Мы были во сне вдвоем.

— Но… как?

— Я участвовал в эксперименте. Морская свинка. Большие машины, соединенные с моей головой. Они заставили меня видеть сны, сумасшедшую чепуху, в которой все перемешалось. Каким-то образом вы попали в мой сон. Самое смешное: думаю, они не знали об этом.

— Кто — «они»?

Я махнул рукой.

— Люди из университета. Из лаборатории. Биологи, врачи, физики. Я не знаю.

— Где ваша семья. Ваш дом?

— Не сочувствуйте попусту, мисс Реджис. У меня их нет.

— Ерунда, — сказала она, — ни одно человеческое существо не живет в вакууме. Но оставим эту тему. — Вы упомянули университет. Она взяла новый галс. — Какой университет это был?

— А сколько их в городе, леди?

— Пожалуйста, не говорите, как бродяга.

— Приношу извинения, мисс Реджис. Вон в той стороне, — я ткнул пальцем за спину. — Красивая территория, большие деревья. Вы должны его знать.

— Я живу здесь с детства. В городе нет университетов.

— Ну, может быть, это исследовательская лаборатория.

— Здесь ничего подобного нет, мистер Флорин.

— Три квартала от библиотеки, — сказал я. — Десять акров, если не больше.

— Вы уверены, что это не часть сна?

— Я жил на их деньги последние две недели.

— Можете вы отвести меня туда?

— Зачем?

Она уставилась на меня.

— Потому что мы не можем это бросить, не правда ли?

Она последовала за мной в ночь, сопровождаемая неодобрительным взглядом пожилой девы за стоком выдачи книг. Десять минут нам хватило, чтобы пройти три квартала к тому месту, где я покинул университет двумя неделями раньше.

Магазины, заправочная станция и ломбарды выглядели нормально, но там, где должна была возвышаться высокая стена из красного кирпича, стоял заброшенный склад: акр или около того подъездных путей и разбитого стекла.

Мисс Реджис не сказала ни слова. Она спокойно шла рядом, когда я повторил. маршрут. Я обнаружил знакомый магазин с одетым в запылившийся смокинг манекеном в витрине, кондитерскую с засохшими помадками. Но когда мы возвратились к университету, то вновь обнаружили склад.

— Все остальное есть, — сказал я. — Не хватает только самого колледжа. Великовато для потери. Давайте посмотрим фактам в лицо, мисс Реджис. Кто-то украл университет и оставил на его месте эту кучу мусора, возможно, со значением. Моя задача найти причину.

— Мистер Флорин, уже поздно. Вы устали. Наверное, будет лучше приступить к поискам завтра. Мы можем встретиться после работы, если только… — Ее голос затих.

— Обязательно, — сказал я. — Прекрасная мысль, мисс Реджис. Извините, что отнял у вас столько времени. Вы были правы во всем. Нет ни университета, ни ученых, ни машин сновидений. Но сто долларов были реальными. Остановимся на этом. Спокойной ночи и спасибо за компанию.

Она стояла с нерешительным видом.

— Куда вы пойдете?

— Мир велик, особенно, когда вас не связывают чьи-либо ограничения. В Грейфел, возможно. Это красивое место, где сила тяжести на восемнадцать процентов меньше, и полно кислорода, и большое желтое солнце.

— Кто рассказал вам о Грейфеле? — прошептала она.

— Барделл. Он был актер. Не очень известный. Забавно, но Носатый подумал, что я — это он. Можете себе это представить?

— Грейфел был местом моего летнего отдыха,

— сказала она озадаченно.

— Не говорите: у озера в двадцати восьми милях отсюда.

— Почему вы так решили?

— Хорошо, скажите тогда, где же он?

— Грейфел в Висконсине, около Чикаго.

— А разве это не Чикаго?

— Что вы, конечно, нет. Это Вулфтон, Канзас. Как же так: вы здесь несколько недель и даже не знаете названия города.

— Мои контакты были ограничены.

Она смотрела на меня, и я почти мог слышать, как она размышляет обо все этих несуразицах.

— Где же вы будете спать сегодня?

— У меня настроение погулять, — сказал я. — Ночь размышлений под звездами.

— Пойдемте ко мне домой. У меня есть комната для вас.

— Благодарю, мисс Реджис. Вы милая девушка.

— слишком милая, чтобы втягивать вас в мою личную войну со Вселенной.

— Что вы на самом деле намерены делать? — прошептала она.

Я качнул головой в сторону склада.

— Суну свой нос туда.

Она выглядела честной и деловитой.

— Да, конечно, мы должны сделать это.

— Не мы — я.

— Мы оба. В конце концов… — она подарила мне проблеск улыбки, легкий, как вздох ангела,

— это и мой сон тоже.

— Я как-то забыл об этом, — сказал я. — Пошли.

XXVII.

Двери были заперты, но я нашел расшатанную доску, оторвал ее, и мы проскользнули в темноту, полную паутины и хлопанья крыльев летучих мышей или чего-то другого, что хлопало.

— Здесь ничего нет, — сказала мисс Реджис. — Это просто старое заброшенное здание.

— Поправка: это место, которое выглядит как старое заброшенное здание. Возможно, это отделка витрины, и если вы сотрете пыль, то обнаружите под ней свежую краску.

Она провела пальцем черту на стене. Под пылью было еще больше пыли.

— Ничего не доказывает, — сказал я. — В этом деле ничто не может служить доказательством. Если воображаешь вещь, то воображаешь, что она существует.

— Вы думаете, что сейчас спите?

— Это вопрос, не правда ли, мисс Реджис?

— Сновидения не такие; они смутные и расплывчатые по краям. Они существуют в двух измерениях.

— Я помню, как однажды размышлял о сновидениях, когда прогуливался по холму осенью недалеко от студенческого городка. Я ощущал, как хрустят сухие листья под туфлями, как притягивает тяготение мои ноги; я вдыхал запах горящих листьев, чувствовал укусы морозного осеннего воздуха и думал: «Сны не похожи на реальность. Реальность реальна. Все чувства работают, все существует в цвете и в трех измерениях». — Я сделал паузу для пущего эффекта. — Затем я проснулся.

Она поежилась.

— В таком случае, ни в чем нельзя быть уверенным. Сон внутри сна, который тоже снится. Я выдумала вас — или вы выдумали меня. Мы не способны разобраться.

— Может быть, в этом какое-то послание для нас. Может быть, нам следует искать истину, которая истинна и во сне, и наяву.

— Что вы имеете в виду?

— Ну, например, ответственность, — сказал я. — Смелость. Как у вас.

— Не глупите, — но по ее голосу чувствовалось, что она довольна. Я с трудом различал ее лицо в темноте. — Что мы будем делать? Вернемся? — спросила она.

— Давайте сначала оглядимся. Кто знает, может, мы играем в жмурки и находимся лишь в дюйме от выигрыша? — я нащупывал дорогу вперед по усыпанному мусором полу, через обломки досок и обрывки бумаги и картона, спутанные мотки проволоки. Покосившаяся дверь оказалась в дальней стене. Она открылась в темный проход, не более чистый, чем большая комната.

— Нам следовало взять фонарик, — сказала мисс Реджис.

— Или патрульную машину, набитую полицейскими, — сказал я. — Вам лучше не смотреть. — Но она была около меня и взглянула туда, куда уставился я. Сенатор лежал на спине, его голова была размазана, как яйца Я почувствовал, как окаменела девушка, затем она вдруг расслабилась и засмеялась — нервный смех, но все-таки смех.

— Вы напугали меня, — сказала она и подошла к распростертому на спине телу в пыльном смокинге. — Это всего лишь манекен.

Я вгляделся, с деревянного лица осыпалась краска.

— Он похож. — мисс Реджис взволнованно посмотрела на меня. — Он очень похож на вас, мистер Флорин.

— Не на меня — на Сенатора, — сказал я. — Может быть, они пытаются сообщить мне что- то.

— Кто такой Сенатор?

— Человек, которого меня наняли охранять.,

— Был ли он… частью эксперимента?

— Или эксперимент часть его. — Я перешагнул через поддельный труп и пошел дальше по проходу. Он казался слишком длинным, чтобы поместиться внутри здания. На протяжении сотни ярдов не было ни дверей, ни пересекающихся коридоров, но в конце обнаружилась дверь с полоской света под ней.

— Как всегда, еще одна дверь, — сказал я. Ручка повернулась, дверь открылась в знакомую комнату. Позади меня мисс Реджис онемела от изумления. Тусклый лунный свет через высокие окна освещал стены, покрытые узорчатой шелковой тканью, восточные ковры. Я прошел по мягкому ворсу к длинному столу из красного дерева и выдвинул стул, почувствовав его солидную важную тяжесть. Люстра задержала на себе мой взгляд. Почему-то на нее было трудно смотреть. Линии граненых хрустальных фасеток взбирались вверх и вверх по спирали вокруг рисунка, который переплетался и повторялся до бесконечности.

— Мистер Флорин, как такая комната оказалась в этом дремучем здании?

— Она не здесь.

— Что вы имеете в виду?

— Вы не помните свой последний визит?

— Это действительно та же самая комната? Неужели все это действительно сон?

— Это было не совсем сном тогда, и сейчас это не сон. Я не знаю, как назвать, но на определенном уровне это действительно происходит.

Мисс Реджис выдержала паузу, ее голова настороженно наклонилась.

— Кто-то совсем рядом, — прошептала она. — Я слышу разговор.

Я встал и, мягко подойдя к двери, приложил ухо. Раздавались два голоса, оба знакомые, один очень высокий, другой с хорошим резонансом, как реклама похоронной конторы.

— …выхожу сейчас, — говорил последний. — Я не хочу нести ответственность за это. Вы утратили всякие остатки здравого смысла.

— Вы не можете, — слышался убедительный голос Трейта. — Мы вылечим его, не бойтесь. Дело времени.

— А если он умрет?

— Он не умрет. А если умрет — мы прикрыты. Вы получили гарантии на этот счет.

— Я не верю вам.

— Вы никуда не пойдете, Барделл.

— Уйди с дороги, Лен.

— Поставь сумку, Барделл.

— Я предупреждал тебя….

Кто-то ударил по железному очагу шаром-молотом. Кто-то издал звук, как будто прополаскивал горло. Кто-то уронил стофунтовый мешок с картофелем на пол. Я распахнул дверь и ворвался через нее в мой первый номер в отеле, где почти столкнулся с Сенатором, стоящим над телом Трейта с дымящимся пистолетом в руке.

XXVIII.

Он посмотрел на меня, рот у него открылся, но слов слышно не было. Я взял пистолет из его руки и понюхал, чтобы хоть что-то сделать.

— Мне он тоже никогда не нравился, — оказал я. — Куда вы отправляетесь?

— Я не хотел его убивать, — сказал он. — Это произошло случайно.

— Не переживайте, Сенатор. Возможно, это не считается.

Я присел на корточки около Трейта и проверил его карманы. Мне это совсем не нравилось, но, тем не менее, я это сделал. Хотя мог бы не беспокоиться. Карманы оказались пусты. Я посмотрел в его лицо, ставшее серовато-зеленым и несимпатичным.

— Расскажите, что произошло, — сказал я Сенатору — экс-Сенатору, Барделлу — кем бы он ни был.

— Я думал, у него пистолет. Он ведь ненормальный!

— Пропустим разговор о том, кто вы, кто Трейт, и что вы здесь делали, и где мы находимся. Но как это отзовется на мне?

Он бросил на меня проницательный взгляд, в котором было что-то вроде надежды.

— А вы не помните?

— В моей памяти есть пробелы. Начинайте их заполнять.

— Не знаю, с чего начать. Что вы помните?

— Расскажите о «Ластриан Конкорд».

Он покачал головой и нахмурился.

— Послушайте, я клянусь вам.

— Дальше. Как насчет Иридани?

— О! — он облизнул губы и несколько разочаровался. — Очень хорошо. Вы знаете, против чего я выступал там. Хотя большого выбора у меня не было…

— Начинайте сначала.

— Ну… Иридани пришел ко мне семнадцатого. Его разговор сводился к тому, что он нуждается в моих услугах. Если честно, мне нужна была работа. А как только я ознакомился с ситуацией, они уже не могли позволить мне уйти — по крайней мере, они так заявили.

Я повернулся к мисс Реджис.

— Сказал он хоть что-нибудь?

Она покачала головой.

— Мне кажется, он тянет время. Кто это?

— Актер по имени Барделл.

— Боже мой, — сказал Барделл. — Если вы знаете это, то вы знаете… — он осекся. — Откуда вы узнали?

— Вы сказали мне.

— Никогда.

— В парке, — сказал я, — на Грейфеле.

Его лицо стало похожим на пирог, который уронили.

— Но вы не можете… — сказал он сдавленным голосом, повернулся и ринулся к окну. Я выстрелил вслед ему, но это его не остановило; он вылетел в окно, как грузовик с автострады, и исчез в фонтане осколков стекла.

Мисс Реджис испуганно вскрикнула. Я ощупал металлическую раму, что-то задел и услышал щелчок. Окно, осыпав пол осколками стекла, развернулось в комнату, как — ворота. За ним была обыкновенная серая стена.

— Если фальшивый человек выпрыгивает из фальшивого окна, — сказал я, — это самоубийство или безобидная шутка?

— Это ночной кошмар, — сказала девушка. — Но я никак не могу проснуться. — В ее широко открытых глазах стоял страх. Я облизнул губы, напомнившие вкус промокательной бумаги, подумал о двух-трех остроумных репликах и сказал: — У меня ощущение, что это не входило в их планы. Я не знаю, каковы эти планы, кто их составлял и для чего, но обстоятельства складываются не так, как предполагалось. А это значит, что они не такие умные, как самим себе кажутся — или мы не глупее их.

— Мы ходим по кругу, — сказала она. — Мы как слепцы в лабиринте. Мы спотыкаемся, мы заходим все дальше и дальше…

— Может, если мы достаточно далеко зайдем, то увидим выход.,

— Куда?

— Смешно, но я бы сказал — откуда. — Я сунул голову в проем серой стены, около восемнадцати дюймов в ширину. Это, наверное, был тот самый проем, который Сенатор и я использовали для побега из фальшивого сенаторского особняка, или его двойник.

— Решайте, мисс Реджис, — сказал я, — вперед или назад?

— Назад — куда?

— Вы еще верите, что мы в Вулфтоне, Канзас, не так ли?

— Неужели я действительно когда-то здесь жила? — прошептала она. — Робкая маленькая женщина в сером маленьком городке, работающая в страховом агентстве, где двери покрыты лаком, а половицы устало скрипят, и я печатала отчеты на старенькой печатной машинке, приходила домой поздно вечером, в мрачную маленькую комнатку, чтобы, заснув, увидеть невероятное.

— И просыпались, и жили этими снами. Мне хотелось бы найти ответ на все эти вопросы, мисс Реджис. Может быть, ответ там. — Я кивнул в сторону темного узкого тоннеля за фальшивым окном.

— Мы исследуем темные коридоры в фантастическом замке? — спросила она. — Или это темные лабиринты в нашем сознании?

— Может быть, наш разум — это бесконечные кротовые ходы. А, может быть, мы — мысли, приходящие в голову Бога и прокладывающие свой путь в бесконечной тверди Вселенной… Или всего лишь две вороны, каркающие в темноте, чтобы подбодрить друг друга. Если верно последнее, то мы плохо с этим справляемся. Вперед, девочка. Давай пойдем и разведаем. Мы можем увидеть розовый солнечный свет, пляж из белого сахара и море из жареных кукурузных зерен, и это совсем не плохо.

Я шагнул вперед и обернулся, чтобы подать ей руку, но что-то было между нами, нечто невидимое и тяжелое, словно стекло. Она о чем-то говорила, но ни одного звука не было слышно. Я ударил невидимый барьер плечом, что-то разбилось, может быть, мое плечо, но я пробился через складки темноты и вылетел в шум и яркий свет.

XXIX.

Я очутился в огромном холле с высоким потолком, который терялся в вышине. С одной стороны был английский сад за высокой стеклянной стеной, с другой — гигантские панели, похожие на табло вылета самолетов, покрытые светящимися строчками, которые непрерывно мигали и сменяли друг друга. В центре зала, в ряд, были расположены белые пластмассовые столы, и за каждым сидел человек — или почти человек — в белой униформе и шляпе, похожей на почтовый ящик с тесьмой под подбородком. Мужчины и женщины в гармонирующих по стилю и цвету одеждах стояли перед столами в очередях, и я был в одной из них.

Клиент передо мной — ослепительная дама в изысканном украшенном бриллиантами саронге и с ровным золотистым загаром — взяла свои документы и исчезла за белым экраном. Я оказался первым.

— Флорин? Все правильно, есть, прошу, — сказал гориллообразный клерк отрывистым тоном студента Оксфордского университета и одарил меня взглядом блестящих глаз и смутным блеском больших квадратных желтых зубов. — Добро пожаловать домой. Как прошло путешествие?

— Как в сумасшедшем доме накануне дня всех святых, — сказал я. — Не надо утруждать себя байками, кто вы и что вы. Я не поверю ни одному вашему слову. Просто скажите мне, что это за место, хотя и в это я тоже не поверю.

— Ноль-ноль-девять-ноль-два, — сказал он, надавил кнопку, и белые стены огородили нас с четырех сторон, образовав уютный кубик.

— Что вы сделали с девушкой? — спросил я, пытаясь держать в поле зрения все четыре стены одновременно.

— Хорошо, Флорин, только не нервничай, дружище. Ты оперативник IDMS, только что возвратившийся из официальной командировки на Локус 992 А 4. — Поджав свои длинные и по- обезьяньи тонкие губы, он нахмурился. — Откровенно говоря, я был удивлен, обнаружив синдром амнезиакальной фуги у полевого агента твоего уровня. Как далеко в прошлое простирается потеря памяти?

Я ощупал карманы в поисках пистолета Сенатора. Его там не было. Как, впрочем, и двухмиллиметрового игломета, нашел я лишь шариковую авторучку, которая, насколько я помню, мне не принадлежала. Импульсивно я направил ее на обезьяна-человека за столом. Мне показалось, что он всерьез перетрусил.

Его рука дернулась к ряду кнопок на компьютере и обмякла, когда я направил ручку ему между глаз.

— Говори, — потребовал я. — Мне нужна девушка, а потом я выхожу из игры.

— Успокойся, Флорин, — сказал он ровным голосом. — Не делай торопливых ходов, даже если вообразил невесть что.

— Я устал от игры, — сказал я. — Меня провели, одурачили, обманули, разочаровали — я не обижаюсь. Но я хочу, чтобы вернули девушку. Немедленно.

— В этом я помочь не могу. Как видишь, девушки здесь нет.

— На счет три стреляю. Раз… два… — я сделал паузу, чтобы вдохнуть, но кто-то высосал весь воздух из комнаты и заменил его меловой пылью. Она повисла белой дымкой между мной и обезьяно-человеком. Мои пальцы уронили ручку, колени подогнулись без всякого желания с моей стороны, и я оказался сидящим на краешке стула, как нервничающая кандидатка на должность секретарши; его слова доносились как бы через фильтр с другой стороны стола, находящегося в полумиле, а между нами лежала неисследованная страна.

— Случившееся с тобой — это неизбежный профессиональный риск, — говорил он мне. — Если фуга заходит так далеко, срабатывает автовозвратчик, и агент возвращается в штаб-квартиру. Позволь заверить, что ты находишься теперь в абсолютной безопасности и в самое ближайшее время снова овладеешь всеми своими навыками.

— Где мисс Реджис, черт тебя побери, обезьяний кот? — прорычал я, но позвучало это как у пьяницы, пытающегося заказать десятый мартини.

— Твое задание — наблюдать за экспериментальным аппаратом, действующим на Локусе, — продолжал он спокойно. — Примитивный аппарат, но он создавал определенные аномалии вероятности для Сети. По-видимому, ты попал в поле действия этого устройства. Я хочу, чтобы ты сейчас сделал усилие и признал: все то, с чем ты боролся, не имело никакого отношения к реальности.

— Вот как? — мне удалось произнести это достаточно отчетливо, чтобы прервать его тираду. — Тогда откуда у меня оружие?

— Произведено IDMS, разумеется.

— Ошибаешься, дружище. Это шариковая ручка. Где девушка?

— Нет никакой девушки.

— Ты лжешь. — Я постарался согнуть ноги, это мне удалось, и прыгнул через стол, ударившись о ледяной щит, который разбился на каскады огня, засиявшие словно бриллианты; я набрал воздуха, чтобы закричать, и почувствовал запах трубочного табака из апельсиновых корок с добавкой меда…

Носатый сидел напротив меня за столом и улыбался с рассеянным равнодушием.

— Ну-ну, паренек, не паникуй, — сказал он успокаивающе. — Незначительное помрачение сознания из-за употребления эфира.

На мне оказался свитер с длинными рукавами, вельветовые бриджи, шерстяные чулки и поношенные тапочки, мои ноги были тонкими ходулями тинэйджера. Я стоял, а он, вынув трубку изо рта и указывая чубуком на меня, лениво приказал:

— Веди себя хорошо, малыш, а не то я вынужден буду вызвать твоих родителей.

Позади него было окно. Я ринулся вокруг стола, нырнув под его руку, и увидел широкие школьные газоны, деревья и пешеходные дорожки под желтым летним солнцем.

— Пожалуй, тебя все-таки придется выгнать, — сказал Носатый.

— Что вы сделали с ней? — закричал я в ответ и бросился на него, не имея никакого другого желания в жизни, кроме как запустить пальцы в мягкий жир под его подбородком, но он растаял, а я пробил дорогу через похожую на сироп субстанцию, полную маленьких блестящих огоньков, и ввалился в комнату с изогнутыми стенами, покрытыми экранами и мигающим светом: серый человек в облегающей фигуру зеленой форме, протянув мне руку, спросил:

— Ну теперь-то все в порядке, капитан?

Я посмотрел мимо него. Круглолицый сидел перед овальным экраном, косясь на скачущие зеленые строчки; человек-птица что-то печатал с видом бакалейщика, подсчитывающего недельный запас продуктов для семьи из двенадцати человек. Трейт оглянулся через плечо и, криво улыбнувшись, подмигнул.

— Мы только что прошли через экран щита инверсии, капитан, — сказал серый человек. — Вероятно, вы на какое-то время потеряли ориентацию — иногда при этом возникает такой побочный эффект…

— Где мисс Реджис? — сказал я и, отбросив его руку, успел заметить на своем указательном пальце необычное кольцо с рисунком в виде сложной спирали из алмазной крошки. Импульсивно я сжал кулак кольцом наружу и поднес к его лицу.

— Ты когда-нибудь прежде видел это? — спросил я, удивив этим самого себя, ведь я это кольцо тоже никогда раньше не видел (ну что ж, будем считать это ловушкой).

Глаза у серого человека стали сумасшедшими, и он с силой оттолкнул мою руку.

— Уберите прочь эту штуку! — задыхаясь, крикнул он.

— Почему это, Иридани?

Все головы в поле моего зрения вздрогнули и повернулись к нам, когда я выкрикнул это имя. Трейт соскочил со стула, хватаясь за пистолет на боку; серый человек дернулся в его сторону, и как раз в этот момент луч зеленого цвета протянулся от Круглолицего и прожег дыру в Иридани. Он упал, кашляя кровью и дымом, все окружили меня, наперебой задавая вопросы:

— Как вы сумели вычислить его, капитан? — спросил человек-птица.

— Откуда вы узнали, что он шпион? — возник передо мной Носатый.

И еще много таких же вопросов.

— Пойдемте со мной, капитан, — сказал Носатый. — Как врач корабля я приказываю вам пройти в каюту.

Я дал ему подойти поближе, а затем всадил кулак с кольцом ему в живот.

— Верни девушку, Ван Ваук! — сказал я.

Он согнулся пополам и закашлялся, посматривая на меня снизу вверх:

— Что?.. Почему?.. Кого?..

— Когда, где и как. Точно, — согласился я. — Существует множество вопросов, которые можно задать. Разница в том, что ты знаешь некоторые ответы, а я не знаю ни одного. Так что я внимательно слушаю.

Он продолжал синеть и смотреть на меня так, будто я зашел так далеко, что меня едва можно было рассмотреть.

Вперед выступил Трейт, быстро бормоча:

— Почему вы ударили его, капитан? Мы надежные люди. Разве вы не видите, что мы все делаем для вашей пользы? Только скажите нам, что вы хотите…

— Как меня зовут?

— Капитан Флорин. Командир корабля безопасности номер 43. Вы были временно недееспособны.

— Где я нахожусь?

— На командной палубе: корабль приближается к Грейфелу системы Вулф.

— Что это за кольцо? — Оно неожиданно стало жечь мой палец. Я впервые внимательно рассмотрел его, а голос объяснявшего что-то Трейта стих до жужжания в ушах. Почему-то на кольцо было трудно смотреть. Его украшали завитки, похожие на миниатюрные неоновые трубки, и изысканно изогнутые пластинки отполированного металла, стержни и провода, которые каким-то образом выходили из фокуса, когда я пытался понять, как они соединяются. В центре, будто живая, пульсировала яркая точка; огоньки вырывались из трубок и, вспыхивая, бежали по проводам. Я с силой попытался снять кольцо с пальца.

Но мои пальцы скрылись в зыбком тумане, который внезапно сгустился в помещении.

Инстинктивно я сделал шаг назад и обнаружил совершенно целую витрину магазина готового платья. Трейт, Иридани и все остальные все еще стояли вокруг меня, но пыль на их смокингах свидетельствовала, что они не пожимали рук и не похлопывали друг друга по спине уже долгое- долгое время. Я повернулся, задев манекен, и тот с грохотом полетел на пол.

Я наклонился, чтобы разглядеть расколотую голову, и обнаружил, что это снова Сенатор. Оглядевшись, я узнал грязный проход в заброшенном складе.

— Черт побери, Флорин, — раздался знакомый голос.

Барделл поднимался с пола, держась за голову.

— Таких травм в сценарии не было предусмотрено, — заскулил он. — Когда меня нанимали на работу для блага республики, мне ничего не говорили том, что меня будут швырять на пол во имя высших целей проекта.

Я схватил его за воротник.

— Кто ты? Кого ты играешь? Кого играю я?

— Мы предоставим вам всю интересующую вас информацию, — произнес голос позади меня.

Я обернулся и увидел Круглолицего и весь комплект оруженосцев из зеленого «бьюика» с автоматами наготове. На мгновение мне захотелось, чтобы кольцо было со мной, хотя я так и не узнал его назначения. Пули засвистели вокруг меня, как летящие гвозди, и я рванулся вперед с одной мыслью — забрать кого-нибудь с собой туда, куда меня пытались отправить.

Но я совершил путешествие в одиночестве. «Бьюик» замерцал и растаял. Улица исчезла. Сгруппировавшись, я упал на песок. Вокруг была пустыня, а в десяти футах от меня, облокотившись о камень, стоял и лениво ушлбался человек-ящерица, одетый во все розовое.

XXX.

— Ну, — сказал он, — наконец-то. Я уже стал бояться, что вы никогда не доберетесь до конца лабиринта.

Я глубоко вдохнул горячий сухой воздух и осмотрелся. Песок, несколько ракушек, скалы, множество громадных камней — все это изрядно источено временем.

— Прекрасное место, чтобы погостить, — Сказал я. — Но я бы не хотел здесь умереть.

— Нет никаких причин для такой печальной концовки, — сказал Дисс голосом увядшей розы. — Единственной реальной опасностью была опасность душевной болезни, но, как мне кажется, вы прекрасно со всем справились. Более того, вы проявили недюжинную находчивость. Приятно. Примите мои искренние поздравления.

— Что вы сделаете теперь? Прицепите мне золотую звезду?

— Теперь, — бодро сказал он, — мы можем начать торговаться. — Он выжидающе замигал своими маленькими красными глазками.

— Я, видимо, должен подать реплику: «О чем торговаться?» О'кей, о чем торговаться?

— Во Вселенной есть только один способ торговли. Существует что-то, в чем нуждаетесь вы, и кое-что нужно мне.

— Звучит просто. Что нужно мне?

— Информация, не так ли?

— Что потребуется от меня?

Он чуть изменил позу и помахал узкой лилового цвета почти рукой.

— Услуга.

— Давай начнем с информации.

— Разумеется. С чего именно? С Сенатора?

— Он не Сенатор. Это актер по имени Барделл.

— Барделл — это Барделл, — констатировал лиловый ящер. — А Сенатор… это Сенатор.

— Весьма информационно насыщенное сообщение…

— Вы, — самодовольно сказал Змееголовый, — являетесь жертвой заговора.

— Я знал об этом с самого начала.

— Ну, Флориц, не надо заранее отвергать то, что я готов сообщить.

Он достал из розового жилета длинный мундштук и, вставив в него коричневую сигарету, засунул в уголок рта, который, видимо, был создан для ловли мух на лету. Затем выпустил из ноздрей бледные струйки дыма.

— Где мисс Реджис? — спросил я.

Дисс оторопел, чуть ли не потеряв мундштук.

— Кто?

— Девушка. Милая, тихая, маленькая леди, непохожая на остальных обитателей этого зверинца. Она пыталась помочь мне, не знаю почему.

Дисс показал головой.

— Нет, — сказал он рассудительно. — В самом деле, Флорин, пора уже вам начать отличать настоящих актеров от их подобия. Никакая юная леди сюда не привлекалась.

Я сделал шаг в его направлении, и он слегка отшатнулся.

— Дорогой мой, — сказал он удивленно, — наверное, нет необходимости подчеркивать, что я не обижусь из-за каких-то поспешных насильственных импульсивных действий с вашей стороны, но и стоять спокойно я тоже не буду. — Он скривился в усмешке. — Я не совсем ваш союзник, Флорин, но я не хочу вам вредить, и, как я уже упомянул, вы можете оказать мне услугу. Не лучше ли будет изучить все обстоятельства и найти компромисс?

— Продолжайте, — сказал я. — Я слишком устал для спора.

— Ну и прекрасно… Итак, это благородный заговор, но, тем не менее, заговор. Короче говоря, заговор с целью возврата вас к нормальной психике.

— Последние сводки с фронта сообщают, что он не срабатывает. Вы не поверите, но в данный момент я воображаю, что сердечно беседую с относящейся ко мне по-отечески саламандрой.

Дисс раскрыл рот и издал несколько шипящих звуков, что должно было означать смех.

— Я признаю, что своим видом способен привести вас в замешательство, однако опирайтесь на простые истины: факты есть факты, кто бы их ни излагал. И если мои объяснения проливают свет на ситуацию — то да се если я не очень реален…

— Вы только что упомянули, что они спасают мою психику. Кто — «они»?

— Исследовательский Совет, правительственная группа высокого ранга. Кстати, вы — Председатель.

— Вы, должно быть, поставили не на ту лошадь, Дисс. Единственные исследования, которые я провожу, состоят э том, чтобы выяснить, кто нажал на спусковой крючок или воткнул кухонный нож.

Он отмахнулся от моих слов.

— Бегство от действительности. Ваша собственная интуиция должна подсказать вам необходимость расширить масштаб представления о себе. Стал бы я тратить время на беседу с заурядным частным сыщиком!

— Продолжайте.

— Последний ваш проект — как Председателя — заключался в создании прибора, предназначенного для исследования подсознания и поиска оперативных символов, их персонификации и облечения в конкретные формы. Вы настояли, чтобы первое испытание провели на вас. К несчастью, из-за усталости и фактора стресса вы неадекватно отреагировали на эксперимент. Ваш мозг избрал новый путь к спасению: вы ускользнули в придуманный вами фантастический мир.

— Я разочарован в себе; я считал себя способным придумать что-нибудь более веселенькое.

— В самом деле? — Дисс издал смешок, похожий на звук предохранительного клапана, сбрасывающего излишек давления. — Познайте себя, Флорин. Вы ученый-теоретик, а не герой, совершающий подвиги. Вам понравилась возможность избавиться от ответственности в примитивном мире жестоких законов — убить или быть убитым. Но ваши верные соратники, вполне естественно, были далеко не согласны с таким поворотом событий. Им было необходимо возвратить вас из фантастического мира. Вы ускользнули в образ легендарного героя Старой Земли по имени Флорин. Ван Ваук противостоял этому шагу, поставив перед вами — конечно, в выбранной роли — невыполнимую задачу, обрушив на вас гору трудностей, чтобы сделать ваше убежище несостоятельным. События развивались в соответствии с планом — до определенного момента. Вы приняли вызов. Неожиданно дела пошли скверно. Появились незапланированные элементы, существенно усложнившие ситуацию. Ван Ваук предпринял Попытку прервать лечение, но обнаружил, что не может этого сделать. События вышли из-под его контроля. Он более не управлял Машиной Грез.

Змееголовый сделал паузу в ожидании вопроса. Я его задал.

— Именно в том и проблема, что вы переключили на себя управление, — ответил он. — Вместо того, чтобы действовать как пассивный реципиент импульсов, подаваемых в ваш мозг, вы перехватили их, создали из них новый сценарий, более соответствующий вашим потребностям, подходящий для выбранной вами роли.

— Почему я ничего этого не помню? И что вы имеете в виду под Старой Землей?

— Какая-то часть вашего мозга тщательно стерла из памяти все свидетельства ситуации, которую вы — в своей новой роли — считаете немыслимой. Давая вам информацию, я фактически обхожу с фланга защитные механизмы мозга. Что касается Старой Земли — это наименование второстепенной планеты, которую кое- кто считает «колыбелью человечества».

— Ван Ваук пришел в отчаяние. Он намеревался умиротворить вас, предложив альтернативный путь разумного бегства, приемлемое алиби, за которое можно ухватиться: мол, вы являлись тайным агентом, пострадавшим от воздействия на мозг. Но вы довели его гамбит до абсурда. Затем он попытался внушить вам благоговение перед авторитетом, убеждая, что у вас горячка, возникшая после анестезии, и вновь вы превратили его шараду в абсурд. Он предпринял еще одну попытку, ближе к реальному положению вещей, стараясь навязать вам роль высокопоставленного лица, заболевшего от переутомления, и в третий раз вы использовали его силу против него же, более того — набросились на него и чуть не убили. Именно в этот момент я почувствовал необходимость вступить в игру — как для того, чтобы спасти вашу психику, так и для того, чтобы предотвратить катастрофу.

— Понятно; самоотверженный индивид во время прогулки совершает небольшое благодеяние в огромном и ужасном выдуманном мире.

— Не совсем. — Он стряхнул пепел с сигареты. — Я упомянул об услуге, которую вы можете оказать.

— Полагаю, вы сообщите, в чем она заключается?

— Машина Грез, — сказал он, — является самым гениальным Вашим изобретением, но боюсь, чересчур гениальным. Вас следует поздравить, дорогой Флорин, с таким достижением, однако у него нет будущего. Машина должна бьггъ уничтожена.

Я потер подбородок и обнаружил, что давно не брился, это могло послужить ключом к чему- нибудь, но в тот момент я не стал размышлять к чему.

— Давайте уясним проблему, — продолжал Дисс, — которая могла бы возникнуть, если бы группа простодушных аборигенов на забытом в океане острове случайно наткнулась на аппарат, генерирующий мощные радиоволны. При всей своей невинности они могли бы прервать планетные системы связи, вмешаться в управление спутниками, внести хаос в телерадиосистемы.

— Это звучит не столь ужасно. Но я уловил мысль.

— Машина Грез, к несчастью, может привести к гораздо более серьезным последствиям. Когда ваш Совет запустил ее в действие, то непроизвольно повлиял на структуру вероятности, которая распространилась на половину Галактики. Это создало поистине невыносимую ситуацию. Однако галактические законы запрещают прямое вмешательство. Строго говоря, мои нынешние действия в полуматериальном состоянии граничат с беззаконием. Но я посчитал, что обстоятельства вынуждают пойти на небольшое отклонение от правил.

— Что означает «полуматериальное состояние»?

— Только то, что в действительности я не совсем здесь — как, впрочем, и вы.

— Где же?

— В передающей кабине моей лаборатории, на космостанции, примерно в двух световых годах от вашего Солнца. В то же самое время вы находитесь в Машине Грез в собственной лаборатории.

— Откуда эти экзотические пески?

— Вы видите пустыню? Плод вашего собственного воображения. Я просто набрал программу нейтрального окружения.

Я смотрел на пустыню позади него, она выглядела настоящей, как любая другая пустыня. Он дал мне время проникнуться этой идеей.

— Сейчас я вмешаюсь в работу вашей машины, — сказал он, — чтобы привести вас в сознание. В обмен вы разрушите машину, включая все записи и диаграммы. Договорились?

— Предположим, я скажу нет?

— В таком случае она будет остановлена другими средствами, менее безболезненными для гордости вашей планеты.

— Даже так, а? Я вам не верю.

— Это ваше право.

— Я смогу восстановить ее, если то, что вы говорите, правда.

— Если вы будете настолько неразумны, то снова обнаружите себя здесь — но совершенно одного. Итак, что вы скажете?

— Сделка не состоялась, — ответил я.

— Подумайте как следует, Флорин.

— Я не люблю совершать сделки с завязанными глазами. Может быть, вы лжете, а может, нет. Может быть, я великий изобретатель, а может быть, я подвешен к люстре за хвост. Вам придется доказать мне все это.

— Послушайте, Флорин. Я был сверхтерпелив с вами. Я мог бы сразу же обратиться к силовым методам, но я воздержался. А вы пытаетесь теперь шантажировать меня.

— Или выполняйте, или проваливайте, Дисс.

— Вы упрямый человек, Флорин — очень упрямый! — он скрестил свои узкие руки и стал барабанить пальцами по бицепсам. — Если я возвращу вам рассудок и вы убедитесь, что дела обстоят именно так, как я их описал, — в этом случае разрушите ли вы машину?

— Я приму решение, когда попаду туда.

— Нет, вы неисправимы! Я не знаю, почему трачу на вас время. Хорошо. Согласен. Но я предупреждаю вас…

— Не надо. Это испортит нашу дружбу.

Он сделал нетерпеливый жест и отвернулся; возникло мимолетное, призрачное видение вертикальных панелей, горизонтальных полосок света; Дисс производил быстрые движения руками, свет угасал, изменялся; далекий горизонт резко приблизился, заслонив собой все небо. Какое-то мгновение существовала только темнота, где-то далеко раздавались звуки хлопающих одна за другой дверей. Мысли, имена, лица ворвались в мой мозг, как вода, наполняющая ведро.

Затем медленно вернулся свет.

Я лежал на спине в комнате тридцать футов с потолком из сверкающих панелей, с полом из узорчатого кафеля. Носатый стоял у консоли, которая подмигивала и вспыхивала аварийными сигналами, попискивающими и взвизгивающими в скрипучей тревоге. Серый человек в белом халате склонился над панелью поменьше. Барделл похрапывал на соседней койке.

Я издал стон, и Носатый, повернувшись, пристально уставился на меня. Его губы зашевелились, но он не произнес ни слова.

— Можете развязать меня, доктор Ван Ваук, — сказал я. — Я уже не буйный.

XXXI.

Прошло полчаса. Круглолицый — известный близким, как доктор Вольф — снял контакты с моих запястий и лодыжек. Серый человек — доктор Иридани — поспешил выйти и вернулся с горячим кофе, в который было добавлено спиртное, что возвратило блеск, по крайней мере, моим щекам, если не гордости. Другие — Трейт, Томми, Хайд, Джонас и др. (имена были в памяти, так же как и множество других вещей) собрались вокруг и по очереди говорили мне, как они волновались. Только Барделл оставался хмурым и заспанным.

— Боже мой, Джим, — сказал мне Ван Ваук, — некоторое время мы думали, что потеряли тебя.

— Тем не менее я здесь, — сказал я. — Доложите мне обо всем с самого начала.

— Ну, — его толстые пальцы забегали по редеющим волосам на голове. — Как тебе известно…

— Предположим, мне ничего неизвестно, — сказал я. — Моя память поражена. Я все еще в тумане.

— Конечно, Джим. Ну, по завершении САВП — Символического Абстрактора и Визуального Преобразователя — ты санкционировал проведение теста, выбрав себя в качестве испытуемого. Я возражал, но…

— Придерживайтесь субординации, Доктор.

— Так точно, сэр. Было начато проведение испытания с вами в качестве субъекта. Градуировка проходила нормально. Программа была запущена, интегрирующее устройство выключено. Почти мгновенно потребление мощности возросло в десятки раз. Защитные устройства обратного питания были активированы, но безрезультатно. Я принял различные меры для того, чтобы снять напряжение, но безуспешно. Мы прервали эксперимент и прекратили подачу энергии — но вы остались в глубокой коме, не реагируя на требования возвратиться. Вы словно черпали энергию из другого источника, хотя это предположение и выглядит фантастично. В отчаянии я попытался ввести корректирующее перепрограммирование, но безуспешно. Затем — как гром с ясного неба — вы выбрались из всего этого сами.

— Есть какие-либо соображения, с чьей помощью?

— Никаких. Похоже на влияние какого-то внешнего фактора.

Я кивнул в сторону Барделла, который сидел у противоположной стены, поглаживая чашку с кофе, и выглядел обиженным.

— Что он здесь делает?

— Ну, это Барделл. Временный сотрудник; он использовался как вспомогательный вектор при имитациях во время эксперимента.

— Он — часть Машины Сновидений?»- Да, подходящее название, Джим. — Покажи мне. машину.

Он уставился на меня, — Ты имеешь в виду?..

— Просто представь, что я все забыл,

— Конечно, Джим. Сюда, пожалуйста.

Он подошел к пустой стене и нажал кнопку, а ровная серая панель отъехала в сторону, открыв вход в убогую гостиничную комнату с латунной кроватью и разбитыми окнами.

Он заметил, что я обратил на это внимание, и притворно засмеялся.

— Пару раз ты продемонстрировал ярость, Джим…

— Вы всегда называли меня Джимом?

— Я? — он остановился и сверкнул глазами, его челюсти слегка сжались. — Прошу прощения, сэр, — сказал он сухо. — Полагаю, что во время этих напряженных часов я непроизвольно отступил от протокола.

— Я просто поинтересовался, — сказал я. — Покажите мне остальное.

Он провел меня через конференц-зал, по улицам — картон и алебастр — через меблированные комнаты: все очень примитивное, сляпанное наспех, чем нельзя было одурачить и слепца.

— Все, что требовалось, — важно объяснял Ван Ваук, — это стимул для запуска; все остальное поставляло ваше подсознание.

Череда кабинетов заканчивалась тяжелой пожарной лестницей, закрытой.

— Наша территория заканчивается здесь, — сказал Ван Ваук. — Это помещение принадлежит другому учреждению.

Обратный путь пролегал через склад. Я толкнул носком ботинка сломанный манекен, похожий на Барделла.

— Для чего это?

Казалось, это для него было сюрпризом.

— Это? О, сначала мы надеялись использовать манекены; но вскоре поняли, что необходимы живые актеры. — Он подвигал челюстями. — Человеческое существо — довольно сложно устроенный механизм; его нелегко заменить.

— Как это укладывается в нарисованную вами картину, согласно которой я был привязан в соседней комнате?

— О, это произошло в конце. После того, как вы, э… вышли из-под контроля. Начинали мы с вами в амбулаторном состоянии под легким наркозом.

— Как давно начался эксперимент?

Ван Ваук посмотрел на часы с дорогим ремешком на толстой волосатой кисти.

— Почти восемь часов, — сказал он и покачал головой, выражая сам себе сочувствие. — Тяжелые восемь часов, Джим — то есть, сэр.

— И что теперь, Доктор?

— Теперь? Ну, анализ записей, определение причины ошибки, корректирующие действия, а затем — новые эксперименты, позволю предположить.

— И, конечно, я должен санкционировать это.

— Естественно, сэр.

— Вы не думали о том, чтобы приостановить эксперименты?

Ван Ваук выпятил нижнюю губу и скосил на меня глаза.

— Конечно, решение принимать вам, сэр, — промурлыкал он, — если вы убеждены, что существует опасность…

— Может быть, нам нужно ликвидировать машину, — сказал я.

— Гм, возможно, вы правы.

В соседней комнате голоса поднялись до крика.

— …Я не знаю, что вы собираетесь разыгрывать сейчас, — вопил Барделл, — ноя в этом не участвую! Отоприте эту дверь, черт побери! Я ухожу отсюда прямо сейчас!

Мы вошли. Барделл дергал ручку двери, его лицо покраснело от напряжения. Иридани крутился около него; Трейт тарахтел ручкой боковой двери. Он взглянул на Ван Ваука.

— Какой-то шутник закрыл ее снаружи, — сказал он. Отодвинув Барделла, он пнул дверь на уровне замка. Было похоже, что если не двери, то его ноге стало больно.

— Эй, какого дьявола, что это вы делаете, Трейт?

Ван Ваук подошел к двери, попробовал ее открыть, затем повернулся и посмотрел на меня встревоженным взглядом.

— Вы знаете… — начал он, но затем поменял галс. — Какая-то ошибка, — сказал он. — Каким-то образом включилась система безопасности.

— Нам не выйти отсюда, — закричал Барделл. Он схватил металлический стул и с размаху ударил им по двери, стул отскочил, одна из его ножек согнулась. Ван Ваук промчался мимо меня в комнату, из которой мы только что вышли, бросился к разбитому окну, распахнул раму и отшатнулся.

— Это ваших рук дело? — спросил он сдавленным голосом.

Я подошел взглянуть, на что он уставился: сплошной бетон, заполняющий пространство, где раньше был проход.

— Все правильно, — сказал я. — Пока вы наблюдали, как Рыжеволосый пинает дверь, я заказал два ярда раствора и залил его сюда. Прошу прощения, что забыл нацарапать свои инициалы.

Он огрызнулся и бегом вернулся в лабораторию с зеленым кафелем. Иридани, Трейт и все остальные стояли кучкой; Барделл у дальней стены испуганно наблюдал за ними.

— Телефона здесь нет? — спросил я.

— Нет ничего, — быстро ответил Иридани. — Специальные изолирующие условия…

— Нет ли чего-нибудь, что можно использовать как рычаг?

— Вот — запорный засов картотеки. — Трейт взвесил в руке четырехфутовый, в дюйм толщиной, прут, как будто размышлял, не испробовать ли его на моей голове, но подошел к двери, просунул плоский конец между косяком и дверью и нажал. Дерево треснуло, дверь распахнулась.

Сплошной бетон заполнял весь проем.

Трейт отшатнулся, как будто его ударили ломом. Барделл издал крик и забился в угол.

— Хорошо, — сказал Ван Ваук, его голос звучал немного высоковато и чуть-чуть дрожал. Он тяжело вздохнул и опустил голову, как будто я был кирпичной стеной и он собирался протаранить ее.

— Прекрати это, — проскрипел он. — Что бы ты ни намеревался делать, прекрати это!

— Ну-ка, заставьте меня, — сказал я.

— Я говорил вам, — сказал Иридани. — Мы экспериментировали с такими силами, которые не в состоянии контролировать. Я предупреждал вас, что он берет верх!

— Он не берет верх, — огрызнулся Ван Ваук, покопался под пиджаком и вытащил плоский пистолет, который был мне знаком.

— Прекрати все это, Флорин, — прошипел он. — Или я убью тебя, клянусь!

— Я думал, что Флорин — это фольклор, — сказал я. — И твой игломет не сработает, я сломал его.

Он вздрогнул, и пистолет ушел немного в сторону от цели. Раздалось «вжик», и что-то взвизгнуло у моих колен, в то время как я ударил его как раз под ремень. Он упал на спину и, скользнув по полу, врезался в стену. Он довольно сильно стукнулся головой и обмяк, я подхватил пистолет и распрямился, повернувшись лицом ко всем остальным до того, как они покрыли половину разделявшего нас расстояния.

— Баловство кончилось, — сказал я. — Назад, все. — Я показал пальцем на дверь в соседнюю комнату. — Всем туда.

Рыдая, приблизился Барделл.

— Послушай меня, Флорин, ты совершаешь ошибку, я всегда был на твоей стороне. Я предупреждал тебя, помнишь? Я старался помочь, делал все, что было в моих силах…

— Заткнись, — обрезал Трейт, и Барделл заткнулся. — Флорин, тебе каким-то образом удалось овладеть Машиной Сновидений и использовать ее против нас. Я не претендую на то, чтобы узнать, каким образом; я всего лишь человек, который исполняет инструкции. Но Иридани прав, ты имеешь дело с такими силами, которые слишком велики для тебя. Хорошо, ты закрыл нас стенами из бетона. Ты показал, на что способен. Но ты-то тоже пойман! Здесь уже тяжело дышать, через пару часов мы будем мертвы — все! Выведи нас отсюда, и я клянусь, что мы найдем компромисс. Мы были неправы…

— Заткнись, ты, идиот! — заорал Ван Ваук. — Ты наизнанку вывернешься ради него. А он нам не нужен! Разбейте машину!

Я не целясь выстрелил в пол у его ног; он обмяк, и красное пятно появилось на его голени.

— В следующий раз я выстрелю повыше, — сказал я.

— Бросайтесь на него! — пронзительно взвизгнул Ван Ваук, но не двинулся с места, а я поднял ствол. Трейт попятился к двери. Иридани, бледный, но спокойный, приготовился к броску, но я прострелил дверной косяк за его спиной, и он отступил.

— Барделл, вы знаете, как запустить машину сновидений? — спросил я.

— Д-да, конечно, но…

— Я возвращаюсь, — сказал я. — Вы поможете мне.

Я подошел к двери, в которую ушли все остальные, запер ее тем прутом, который собирался использовать как рычаг, и сел в кресло около контрольной панели.

— Флорин, вы не боитесь? — дрожащим голосом спросил Барделл. — Я имею в виду, что, может быть, лучше сделать по-ихнему, а? Разбить эту адскую машину?

— Слушайте внимательно, Барделл, — сказал я. — Один неверный шаг — и нашей любви конец. Усвоили? А теперь начинайте действовать.

Он проковылял к панели управления, защелкал тумблерами и застучал по кнопкам, это выглядело так, будто он знал, что делает. Зажглись ряды красных огоньков.

— Готово, — выдавил он из себя явно против воли.

Я взял приспособление с пучком проводов, положил в карман блок питания. Остальное прикрепил к воротнику как раз под правым ухом, а маленькую розовую горошину засунул внутрь уха.

— Какую программу? — дрожащим голосом спросил Барделл.

— Никакую. Просто запусти машину и оставь меня в свободном полете.

— Это может убить вас.

— В таком случае я совершил ошибку. Давай, Барделл.

Он кивнул и потянулся к выключателю. Что-то вонзилось мне в голову. Я почувствовал тошноту и подумал, что, может быть, на этот раз я совершил свою последнюю ошибку. Мимо проплыл потолок, потом стена, затем Барделл, который выглядел печальным и обеспокоенным. В поле зрения появился пол, затем снова потолок, ничего особо зрелищного, просто спокойная плавная смена декораций. Рот Барделла шевелился, но слов я не слышал Затем скорость увеличилась, все замелькало, я вылетел в космос и сгорел, как метеорит в атмосфере, от меня остался лишь крошечный уголек, который светился красным, затем остыл и потух, медленно, томительно, неохотно, под шорох забытых голосов, напоминающих мне о несбывшихся надеждах и показных раскаяниях, которые, в свою очередь, затихли и растворились в небытие.

XXXII.

Я открыл глаза, она сидела за столом напротив меня, одетая в облегающую серую форму с серебристой и пурпурной тесьмой на плечах. Стол был гладким и белым, как пластина из слоновой кости ручной работы. Стены позади нее были разных оттенков красновато-коричневого, золотого и рыжевато-коричневого цветов, а текстура напоминала кору экзотического дерева. В воздухе переливались звуки, которые нельзя было назвать музыкой, но действовавшие успокаивающе. Она посмотрела на меня с состраданием и положила свою ладонь на мою, сказав:

— Тебе было плохо, Флорин?

— Неважно, мисс Реджис. Рад убедиться, что вы прекрасно выглядите. Как вам удалось попасть сюда?

Она покачала головой.

— О, Флорин… я боюсь за тебя. Ты уверен, что так надо?

— Мисс Реджис, я ускоряю события. Никому другому я не сказал бы о своих планах. Забавно, но вам я доверяю. Не знаю почему. Кто вы, а?

Она пытливо всматривалась в мои глаза, как будто я кого-то прятал в себе.

-Ты не шутишь, правда? Ты действительно не знаешь?

— Действительно не знаю. Мы уже встречались прежде: в пивнушке, в библиотеке. Теперь здесь. Что это за место?

— Это Дворец Согласия. Мы пришли сюда вместе, Флорин, надеясь найти мир и взаимопонимание. Ты был много часов в состоянии наркомедитации. Настоятель Иридани позволил тебе прийти со мной — но я чувствовала, что ты еще не вернулся. — Она еще крепче сжала мою руку. — Это была ошибка, Флорин? Они что-то сделали с тобой?

— Все в порядке, дорогая, — сказал я и похлопал ее по руке, — Просто все немного смешалось. И каждый раз, когда я пытаюсь выпутаться, то сваливаюсь в темноте за борт. Иногда это Носатый и его ребята, иногда Дисс — лиловый ящер, и время от времени ты. У меня есть версия относительно Ван Ваука, и Дисс объяснил свое появление более или менее правдоподобно. Но ты не укладываешься в эту схему. Ты не являешься частью мозаики. Ты не пытаешься продать мне что-нибудь. Может быть, это о чем-то говорит… если бы я знал, как услышать.

— Нам не надо было приходить сюда, — прошептала она. — Давай уйдем сейчас же, Флорин. Мы все равно не поймем. Надежда была напрасной.

— Вы очень добры, мисс Реджис.

— Разве ты не помнишь, как меня зовут?

— Я не могу сейчас уйти, Курия. Не знаю почему, но об этом говорит маленькая птичка, которую называют инстинктом. Все, что я должен сделать, это сломать несколько дверей, заглянуть в несколько темных местечек, ворваться в несколько святилищ, сорвать покров с парочки тайн. С чего я должен начать?

По мере того, как я говорил, она бледнела. Девушка покачала головой, а ее пожатие стало почти болезненным.

— Нет, Флорин! Не надо!

— Я решил. Только укажи мне верное направление и отойди в сторону.

— Пойдем со мной, пожалуйста, Флорин.

— Я не могу. И не могу объяснить почему. Зато я могу рассказать о манекенах с расколотыми головами, и зеленых «бьюиках», и писклявых голосах за ухом, но это займет слишком много времени. И это тоже ничего не значит. Видишь, я учусь. Вот все, что я знаю: надо продолжать бороться. У меня нет доказательств — только ощущение: я чувствую, что раскачиваю чей-то фундамент. Может быть, следующий толчок разобьет его вдребезги. Может быть, я погибну, но это уже не кажется слишком важным.

Я стоял, чувствуя слабость в коленях и отдаленное, неясное жужжание в черепе.

— Я не могу остановить тебя, — сказала мисс Реджис. Ее голос помертвел, хватка на моей руке ослабла. Она смотрела прямо перед собой, не замечая меня. — Через ту дверь, — сказала она и, подняв руку, показала на большую покрытую бронзой дверь в противоположной стене. — В конце коридора есть черная дверь. Это Внутренняя Палата. Никто, кроме помазанников, не входит туда.

Она так и не посмотрела на меня.

— Всего хорошего, мисс Реджис, — сказал я.

Она не ответила.

XXXIII.

Дверь была большой, черной, украшенной резными фигурками херувимчиков и чертенят. Я ткнул пальцем в протертое пятно на одной стороне двери, и она с мягким шипением ушла вглубь, открыв комнату со стенами из зеленого кафеля. Ван Ваук, Иридани, Трейт и все остальные сгрудились около центральной панели, мертвой, без огоньков. Позади них зима открытая дверь, ведущая в комнату с декорациями. Барделл лежал на полу и довольно тяжело дышал. Манекен с размозженной головой был усажен в кресло.

Я произнес:

— Хм, — и они все, как на шарнирах, повернулись в мою сторону.

— Матерь Божья, — сказал Вольф и начертил в воздухе магический знак. Ван Ваук произнес нечто нечленораздельное. Иридани нервно раздул ноздри. Трейт выругался и потянулся рукой к бедру.

— Гадкий шалун, — сказал я. — Если выкинешь что-нибудь чересчур остроумное, то я превращу тебя в уродливого клоуна с плохим цветом лица.

— Этому следует положить конец, Флорин, — запротестовал, хотя и слабо, Ван Ваук, — так не может больше продолжаться.

Я шагнул в сторону и бросил взгляд на дверь, в которую только что вошел. Это была самая обычная дверь, расщепленная около замка, и за ней — ровная поверхность обычного бетона.

— Согласен, — сказал я. — Вообще-то мы физически не могли пройти столько, сколько прошли, но вы обратили внимание, что это меня даже не затормозило. Кто хочет наконец раскрыть секреты? Иридани? Вольф?

— Правду? — Ван Ваук издал звук, который мог быть смехом, задушенным в колыбели. — Кто знает, что такое правда? Кто вообще что-нибудь знает? Ты, Флорин? Если так, то у тебя есть преимущество перед нами, уверяю тебя!

— Машина должна быть разрушена раз и навсегда, — сказал Иридани холодным тоном. — Я полагаю, теперь ты понимаешь это, Флорин?

— Еще нет, — сказал я. — Что случилось с Бар- деллом?

— Он упал и стукнулся головой, — сказал Трейт противным голосом.

— Приведите его в чувство, чтобы он мог присоединиться к нам.

— Забудь о нем, это просто лакей, — произнес Ван Ваук.

— Тогда кто научил его обращаться с Машиной Сновидений?

— Что?.. Никто. Он ничего не знает.

Барделл застонал и перевернулся. По моему настоянию Иридани и Трейт привели его в чувство. Барделл потер виски и оглядел собравшуюся компанию.

— Они пытались убить меня, — сказал он дребезжащим голосом. — Говорю тебе, они хотели убить меня и…

— Успокойся, Барделл, — сказал я. — Я намерен провести эксперимент. Ты готов помочь?

— Что ты имеешь в виду?

— Я признаю, что Барделла нельзя назвать важной персоной, но вы, ребята, кажется, с ним не сошлись во взглядах. А это делает его моим союзником. Ты согласен с этим, Барделл? Становишься ли ты на мою сторону или предпочтешь сгореть вместе с Ван Вауком и его компанией?

Барделл переводил взгляд с них на меня и обратно.

— Подожди минутку, Флорин…

— С этим кончено. Теперь мы действуем. Ты со мной или с ними?

Он кусал губы и дергался. Открыл рот, чтобы заговорить, но что-то лишь невнятно просипел.

Трейт засмеялся.

— Вы поставили не на ту лошадь, Флорин, — сказал он. — Это не мужчина, а кувшин с желе.

— Хорошо, я помогу тебе, — сказал Барделл спокойно, подошел ко мне и встал рядом.

— Трейт, неужели ты никогда не научишься держать свою дурацкую пасть закрытой? — сказал Иридани голосом, выкованным из легированной стали.

— Конечно, будь похитрее, — сказал я. — Это оживляет игру. — Я махнул рукой. — Все назад, к стене. — Они повиновались, несмотря на то, что никто им не угрожал оружием.

— Барделл, включи машину сновидений.

— Но… вы не подключены к ней.

— Просто включи. Я войду с ней в контакт и отсюда.

— Я требую, чтобы вы сказали, что собираетесь делать! — прорычал Ван Ваук.

— Полегче, — сказал я. — До сих пор я плыл по течению. Теперь я беру штурвал в свои руки.

— Что это значит?

— Кое-кто делал намеки, что я ответственен за некоторые аномалии. Согласно этой теории, я и первоисточник зла, и одновременно жертва — бессознательная. Я переношу действия в сферу сознания. Следующий трюк, который вы увидите, будет произведен вполне осознанно.

Иридани и Ван Ваук издали какие-то невнятные звуки; Трейт оттолкнулся от стены и замер в нерешительности. Барделл крикнул:

— Работает!

— Не делайте этого, Флорин! — рявкнул Ван Ваук. — Разве вы не видите ужасную опасность, свойственную… — Он дошел до середины фразы, когда Иридани и Трейт атаковали меня, бросившись в ноги. Я нарисовал кирпичную стену высотой до колена, пересекающую комнату.

И она возникла!

Трейт ударился о нее в полете, перевернулся и шлепнулся на спину, как будто упал с крыши. Иридани успел выставить вперед руки и врезался в кирпичи, издав звук кошки, когда на нее наступают.

— Ради Бога, — выкрикнул Ван Ваук и попытался заползти на стену позади себя. Иридани заблеял, как овца, замычал сопрано, как корова, переворачиваясь и поджимая ноги. Барделл закудахтал, как цыпленок. Трейт просто лежал на месте, как дохлая лошадь.

— На сегодня зверинца достаточно, — сказал я и вообразил, что их не существует.

Они исчезли.

— Теперь мы куда-нибудь выберемся, — сказал я и вообразил, что у комнаты нет одной из стен.

Она послушно исчезла, но пористая поверхность бетона осталась.

— Сгинь, бетон, — пожелал я, но он остался. Я ликвидировал три другие стены, пол и потолок, мебель и все остальное, обнажив везде грубый бетон, слабо отсвечивающий жутковатым фиолетовым светом.

— О'кей, — сказал я громко, мои слова ударились о глухие стены и упали замертво. — Попробуем сконцентрировать силы.

Я выбрал место на стене и сказал себе, что его нет. Возможно, оно слегка затуманилось, но не исчезло. Я сузил фокусировку до пятна размером с монету в десять центов. Фиолетовый цвет в этом месте потускнел, и больше ничего. Я сжал фокус до размеров булавочной головки и вложил в удар все силы.

От точки зигзагом во все стороны побежали трещины. Выпал толстый кусок, впустив серый свет и извивающиеся щупальцы тумана. Стена рухнула, как мокрое пирожное, почти беззвучно. Я пробрался через мягкий мусор в водовороте тумана. Пушистым грибом-дождевиком впереди блеснул свет. Когда я подошел, он превратился в уличный фонарь, старомодную карбидную лампу в железном корпусе на высоком стальном шесте. Я остановился под ним и прислушался. Кто-то приближался.

Через мгновение Дисс, лиловато-розовый монстр, появился передо мной, одетый в черный вечерний костюм.

— Ну и ну, — сказал он, причем прозвучало это не так небрежно, как обычно. — Как вы попали сюда?

— Я не попадал, — сказал я. — Вы находитесь в передающей кабине в двух световых годах от Солнца, а я погоняю парой кошмаров на старой доброй Улице Сновидений, помните?

Он выдавил смешок и сразу же отбросил его, почти не использовав.

— Вы не выполнили наше соглашение, — сказал он тоном, показавшим, что его чувства ущемлены, но не смертельно.

— Может быть, это ускользнуло из моей памяти. Я выучил несколько фокусов с того времени, Дисс. Например, таких. — Я превратил уличный фонарь в дерево и зажег его крону. Пламя, весело потрескивая, разогнало ночь. Дисс чуть изогнул бровь — или, скорее, место, где должна быть бровь.

— То, что вы делаете, — сказал он, перекрывая рев огня, — опасно. Слишком опасно, чтобы это позволить. Я ведь говорил вам…

— Ага, вы говорили мне, — сказал я. — Кто вы, Дисс? За какую команду играете?

Тени от затухшего пламени плясали на его лице.

— Вот это уж никак вас не касается, — сказал он резким тоном человека, который хочет прекратить спор до того, как он начался. — Вы довольно занятное существо, вовлеченное в великие дела. Из сострадания я предложил вам защиту; игнорировать ее, значит, готовить себе гибель.

— Следующая строчка — вы даете мне еще один шанс, не правда ли? Что если я отвергну предложение?

— Не будь идиотом, Флорин! Возвращайся туда, откуда ты родом, и разрушь аппарат, который поставил тебя в нынешнюю ситуацию.

— А почему я должен делать это?

— За тобой должок, Флорин! Они поместили тебя в машину, как подопытную морскую свинку, как куклу, реагирующую на их желания. И ты думаешь, что сумел бы избавиться от их контроля без моей помощи? — он улыбнулся от одной мысли об этом. — Есть ли у тебя лотерейный билет в кармане, приятель? Не стоит проверять — я знаю, он там. Я положил его туда. На самом деле это комплексная печатная плата, настроенная на ритмы твоего управления. Я дал ее тебе, помогая приобрести свободу действий, чтобы я мог вступить с тобой в переговоры. Итак, ты видишь, что кое-что мне должен, а?

— Вам придется объяснить получше, Дисс. Ведь вы помните, что я просто паренек из маленького городка. По крайней мере, вы так меня называли.

Дисс сделал раздраженный жест.

— Благодаря необычному везению ты получил возможность сохранить нетронутым, неиспорченным свой мир — по крайней мере до того времени, когда вы будете способны вступить в борьбу с этими галактическими цивилизаторами…

— Вы знаете слишком много о моем захолустном мирке, Дисс. Это беспокоит меня. Ложь всегда беспокоит меня, особенно когда кажется бескорыстной. Что вам нужно на самом деле?

— Довольно, Флорин! Я проявил терпение — гораздо больше, чем ты заслуживаешь! Сейчас ты возвратишься и разрушишь Машину Грез.

— Если это настолько важно, почему вы сами не разрушили ее давным-давно?

— Политические причины удерживали меня, но моему терпению приходит конец…

— Фью!.. Я не верю вам. Вы блефуете, Дисс.

— Больше не буду терять на тебя время! — он попытался повернуться и стукнулся носом о каменную стену.

— Ты идиот! Невообразимый идиот! И это награда за то, что я для тебя сделал?

— В данный момент я больше всего страдаю от любопытства. Расскажи мне правду, Дисс, начинай откуда хочешь, я не привередлив.

Он рванулся вправо: я поставил еще одну стену. Он дернулся назад, и я окружил его с третьей стороны. Он пронзительно вскрикнул.

— Давай, говори, Дисс, — сказал я, — пока я сдерживаю искушение попрактиковаться в волшебстве.

— Волшебство! Твой сарказм неуместен, уверяю тебя: во Вселенной существуют силы, для которых превратить тыкву в карету — такое же обычное дело, как подмигнуть!

— Рассказывай, Дисс. Если мне не понравится то, что я услышу, я превращу тебя в мышь, запряженную в карету, и отправлюсь на прогулку. — Я все еще владел ситуацией, но у меня появилось чувство, что он был уже не таким напуганным, как несколько минут назад. Я пытался найти ошибку, в то время как он едва заметно продвигался к незакрытой стороне пространства.

— Ты — ребенок, глупый ребенок, балующийся с новой игрушкой, — пронзительно крикнул он. — Я требую, я приказываю тебе немедленно прекратить эту бессмысленную игру… — Он ринулся из кирпичной клетки, но я тут же поставил четвертую стену, окончательно заперев Дисса. Он повернулся и, ухмыльнувшись мне, приставил большой палец к ноздрям и исчез, даже без облачка фиолетового дымка на том месте, где только что стоял.

— Молокосос, — сказал я сам себе и увидел, как меркнет свет, так как стены, в которых я был заключен, придвинулись ближе. Спиной я упирался в одну стену, руками и ногами — в противоположную, но сил не хватило, и стены сошлись и раздавили меня, и я стал таким тонким, как воск на обертке жевательной резинки, как золото на Библии, как совесть политика. Где-то на пути к этому я потерял сознание…

…и пришел в себя привязанным к креслу, которое было высоко подвешено перед гигантской панелью, огоньки на ней мигали и вспыхивали слишком быстро, чтобы за ними можно было уследить.

— Держись, Флорин, — раздался голос Сенатора откуда-то сверху и справа от меня.

Я еще не совсем пришел в себя, но мне удалось повернуть голову и увидеть его, подвешенного в кресле наподобие моего, ухватившегося за подлокотники и наклонившегося вперед; глаза его были устремлены на большое табло.

— Вы удержали их, — закричал он. — Вы выиграли немного времени. Может быть, еще есть надежда!

XXXIV.

Я был слабым, как вчерашняя заварка. Он снял ремни, сунул что-то холодное мне в руку, раздавил что-то едкое у меня под носом, и через некоторое время я почувствовал себя лучше. Я сел и огляделся. Мы находились в большой пустой комнате с гладкими, словно из слоновой кости, стенами, плавно сходящимися в вышине, как в обсерватории. Впечатление поддерживали система управления и два круглых иллюминатора, открывавших черную пустоту глубокого космоса.

Барделл сел на стул и сказал:

— Вы сдержали их, Флорин. Я погибал, вы взяли управление вовремя. Это был самый критический момент с тех пор, как они появились. В следующий раз… — Он посмотрел на меня спокойным взглядом, сжав челюсти. — В следующий раз их уже не остановить.

Я сел.

— Где Ван Ваук, Трейт и остальные?

— Вы приказали им убраться. Разве вы не помните? Теперь только вы и я управляем Центральной энергосистемой.

— Ваше имя — Барделл? — спросил я.

Он выглядел удивленным.

— Конечно, Флорин.

— У меня, кажется, небольшой приступ амнезии. Заполните мои мозги немного, расскажите, что здесь происходит.

Мгновение Барделл выглядел несколько растерянным, затем его лицо разгладилось.

— Некоторая дезориентация после пребывания в энергосистеме вполне нормальна, — сказал он сердечно. — Скоро вы снова станете самим собой. — Улыбнулся он через силу. — Вы находитесь на станции Грейфел, на возвратной орбите в двадцати восьми парсеках от Центра Содружества. Мы управляем энергосистемой, защищаясь от атаки Дисса.

Я посмотрел на поблескивающий изгиб стены и представил, что она становится темно-розового цвета. Ничего не произошло.

— Что там? — Барделл повернулся, чтобы увидеть, куда я смотрю.

— Ничего. Просто разгоняю туман. Мне приснилось, что я спорил с ящерицей…

— Ну да, — недоуменно сказал он, — Дисс имеет внешность рептилии.

— Я полагал, что это имя принадлежит только одному лиловому ящеру, — сказал я. — Он хотел, чтобы я разрушил Машину Сновидений.

Барделл начал что-то говорить, замолк и посмотрел на меня настороженно.

— Не волнуйтесь, я отверг это предложение, — сказал я. — Не знаю почему. Может быть, из духа противоречия. Он был чересчур настойчив.

Барделл усмехнулся.

— Еще бы! Если бы им удалось сломить вас — самого Флорина — это был бы конец.

— Расскажите мне о противнике.

— Мы не знаем, откуда они пришли; они появились несколько лет тому назад из пустоты, нападая на миры Содружества. Способ ведения войны самый скверный — они берут под контроль волю и психику человека. Этих дьяволов миллиарды, отдельно они ничего не значат, но, объединившись, обретают групповое сознание с мощным кумулятивным эффектом. Мы сражаемся с ними при помощи энергосистемы, искусственными средствами объединяя множество интеллектов в одно «Я». Умственные способности нескольких людей могут выдержать напряжение при управлении нашим оружием: ваши, мои, Ван Ваука и других. Мы солдаты Интеллектуального Корпуса, которыми укомплектованы Энергостанции Глубокого Космоса.

Он фыркнул, что было похоже на усталый циничный призрак смеха.

— За это мы получаем скупые благодарности. Весь комизм ситуации в том, что большинство сограждан даже не знают, что идет война. Как можно объяснить световую симфонию слепому? Большинство считает нас шарлатанами, психами, сражающимися с воображаемым противником. Вот почему мы проигрываем, Флорин. Если бы вся раса осознала опасность и объединилась, чтобы отдать свою интеллектуальную энергию системе, — мы бы нейтрализовали Дисса одним ударом!

— Ван Ваук и все остальные, — спросил я, — что они думают об этом?

Барделл резко взглянул на меня.

— Я вижу, вы становитесь самим собой. Они струсили. Посчитали, что с них довольно. Они рассуждали об условиях перемирия; вы даже и слышать об этом не хотели. Вы назвали их предателями и приказали покинуть станцию.

— А как настроены вы, Барделл?

Он замешкался, прежде чем ответить, как человек, взвешивающий каждое слово.

— В тот раз я встал на вашу сторону, — сказал он. — Сейчас я вижу, что все безнадежно. У нас недостаточно сил, Флорин: у нас нет поддержки со стороны наших людей, а одни мы нейтрализовать их не в состоянии.

Говоря это, он все больше приходил в волнение.

— Если мы вновь соединимся с энергосистемой, это будет означать смерть. Нет, хуже смерти — разрушение рассудка! И ради чего? Они одолеют нас, нам это известно; Дисс проникнет в Космос Человека — будем мы сражаться или нет. Если мы сейчас признаем этот факт и эвакуируем станцию до того, как будет поздно, — мы еще можем спасти свой разум. И может быть, потом начать снова.

— Что произойдет с остальными людьми?

— Они не шевельнули пальцем, чтобы помочь нам, — решительно сказал Барделл. — Они смеются над нашей битвой. Им все равно. Им все равно, Флорин!

— Почему вы считаете, что мы проиграем?

— Вам недостаточно последней атаки? — он вскочил на ноги, глаза его стали дикими, речь не совсем отчетливой.

— Это была всего лишь обычная проба, попытка найти слабое звено в цепи станций — но получился почти прорыв! Вы знаете, что это означает! В данный момент они собирают все свои силы для тотального штурма нашей станции — атаковать вас и меня, Флорин. Наши рассудки этого не выдержат. Мы обречены! Если только…

Он замолчал и искоса посмотрел на меня.

— Продолжайте, Барделл. Снимите камень с души.

Он вздохнул и высказался до конца.

— Если только мы не будем действовать быстро. Мы не знаем, как долго продлится передышка. Мы должны опередить их. В прошлый раз они застали меня врасплох. — Он замолчал. — То есть они напали на нас до того, как мы имели возможность обсудить этот вариант, но сейчас…

— Я думал, вы остались добровольно.

— Я мог бы уйти со всеми. Как видите, не ушел.

— Итак, вы остались, но не для того, чтобы сражаться, да? У вас были другие планы, но они напали раньше, чем вы подготовились. К чему подготовились, Барделл?

Он нервно засмеялся.

— Вижу, вы восстанавливаете свою былую проницательность, Флорин. Да, у меня была причина, чтобы остаться, и я не собирался кончать жизнь самоубийством. Ван Ваук, Иридани и все другие сейчас на пути в глубокий тыл. Но какая польза им будет от этого через пять или десять лет, за которые Дисс достигнет самых дальних рубежей? Они бегут в панике, Флорин, но не я. Не мы. У нас есть альтернатива.

— Назовите ее.

— Энергосистема.

Его глаза устремились к высокой, широкой, сверкающей конструкции, которая заполняла почти всю комнату с бурыми стенами.

— Мы можем использовать мощь энергосистемы на кое-что более полезное, чем защита неблагодарных недоумков.

— Расскажите мне об этом.

— Я все изучил, — заговорил он, на этот раз быстро, как бы в ритме чечетки. — Я экспериментировал во время передышек. Энергосистема — это фантастическое устройство, Флорин, способное на такие вещи, о которых и не мечтали ее изобретатели! Она может передавать материю — включая и людей — мгновенно через всю Галактику!

— Не почувствуем ли мы там себя слегка одинокими?

— Не только нас, Флорин: все, что мы выберем, перенесется с нами. Мы можем, остановив выбор на определенных мирах, перенести на них все, что пожелаем, кого пожелаем, и даже поместить целую планету на стабильную орбиту вокруг подходящего солнца в сотне тысяч световых лет от угроз Дисса. Пройдут поколения, прежде чем враги проникнут так далеко, и, возможно, к тому времени мы подготовим новую и более эффективную защиту.

Он подбодрил меня улыбкой, но воздержался от того, чтобы погладить по голове.

— Я вижу, вы давно размышляете об этом, Барделл, но вы уверены, что энергосистема способна сделать столь многое?

— Абсолютно! Мы посылаем экстренный сигнал по линии Транс-L, когда все действующие связи входят в резонанс, — и дело сделано.

— Сколько звеньев связи все еще действует?

— Во всем секторе меньше полумиллиарда, — сказал он, скривив свои красиво очерченные губы. — Тем не менее, для одной пульсации этого достаточно.

— Почему только для одной?

На этот раз его улыбка сделалась слегка угрюмой.

— Во-первых, разовая пиковая потребность в энергии такова, что это полностью опустошит участвующие звенья, а во-вторых, высвобожденная энергия мгновенно превратит систему в груду обломков.

— Итак, все, что нам следует сделать, это довести до идиотизма полмиллиарда людей, верящих нам, и разрушить систему — их единственную защиту.

— Ну, вы высказались довольно эмоционально, но по существу правильно.

— Я не перестаю удивляться, почему вы не проделаете это без моего участия?

Он всплеснул руками и снисходительно произнес:

— В конце концов, мы друзья, коллеги; я всегда уважал вас… Уважал ваши таланты, хотя и не разделял все ваши взгляды.

— Помогите мне встать, — попросил я.

Он подскочил и взял меня под локоть, я встал и нанес ему прямой правый прямо в солнечное сплетение, вложив в удар всю силу и весь свой вес. Он издал сдавленный хрип и, сложившись, как складной нож, упал лицом вниз.

— Мои взгляды не изменились, — сказал я. — Я остаюсь.

Как раз в это время прозвучал сигнал тревоги. Несмотря на сильную боль, Барделл услышал его. Он перевернулся р, хотя еще не мог разогнуться, как червяк на сковородке, с трудом выдохнул: — Флорин… быстро… это наш… последний шанс…

Он продолжал говорить что-то, но я уже повернулся к боевому пульту, чтобы сыграть свою последнюю роль.

XXXV.

Знания были со мной, они теснились в лобных долях мозга; все, что мне пришлось делать, — это позволить телу действовать автоматически: пальцам — бегать по кнопкам и клавишам, глазам — вбирать информацию, телу — утонуть в кресле, пристегнуться, запустить боевую систему станции. Кресло плавно поднялось в центральную точку. Я почувствовал, как первые волны вибрации ударили по станции, и увидел, как напротив меня в ответ замигали огоньки, почувствовал, как энергия поступает в мой мозг, заполняет его, как он расширяется в поисках контакта, а в это время изогнутые белоснежные стены меркнут и исчезают. Я уловил последний мимолетный образ крошечной пылинки — одинокой станции в межзвездном пространстве и одинокого оператора за пультом. Затем все исчезло. А передо мной из темноты появился Дисс. Я видел его издалека — гигантскую фигуру динозавра, величественную, подавляющую, с отблесками света на пурпурной полированной чешуйчатой броне. Он остановился: громадная туша динозавра возвышалась башней на фоне звезд.

— Флорин! — его голос гремел, заполняя весь космос, как орган заполняет собор. — Значит, мы снова встретились. Я полагал, что ты уже утолил жажду дуэлей.

Не ответив ему, я выбрал место на бледном изгибе округлого брюха и представил рваную обуглившуюся рану. Но Дисс не обратил на это никакого внимания.

— Еще не поздно прийти к соглашению, — прогремел он. — Я могу, конечно, уничтожить тебя, о чем вполне справедливо предупреждал Барделл. Но мне незнакомо чувство мести. Барделл солгал, нарисовав меня чудовищем, намеревающимся пожрать души твоих соплеменников. — Он захохотал смехом Гаргантюа. — Зачем мне это? Что я выигрываю?

Я сузил размеры раны, собрав в кулак всю свою волю. Дисс поднял когтистую лапу и лениво почесал брюхо.

— Я, конечно, восхищаюсь нелепостью этой затеи — в одиночку защищать безнадежное дело. Но не готов из сентиментальных побуждений пренебрегать долгом. Однажды я уже просил тебя уничтожить Машину Грез. Ты этого не сделал. Ты продолжал совать нос в чужие дела, выкопал несколько новых фактиков — ну и каков результат? Признаю, что машина не столь безнадежна, да и твоя роль не столь незначительна. Но меняет ли это что-нибудь — за исключением масштаба? Галактическое Содружество старо, Флорин, старше, чем твоя младенческая раса. Оно не может далее переносить ваш младенческий экспансионизм, ваш ребяческий энтузиазм, порождающий один лишь хаос. Так же, как организм мобилизует свои защитные силы, чтобы победить болезнь, так и мы мобилизуем свои ресурсы, чтобы сдержать тебя. Это все, что мы намерены сделать, Флорин: ограничить вас в вашем секторе космоса, положить конец производимому вами беспорядку. Полагаю, теперь ты знаешь достаточно, чтобы склониться перед неизбежным?

Я не ответил, полностью сконцентрировавшись на своей атаке. Он рассеянно потрогал пальцем пятно на брюхе и нахмурился.

— Покинь энергосистему, Флорин. Воспользуйся для уничтожения Машины методом Барделла; у меня нет возражений, если ты удерешь на другой конец Галактики со всей добычей, какую выберешь; гарантирую, что тебе будет позволено прожить жизнь так, как ты… — Он замолчал и положил лапу на живот. — Флорин! — заревел он. — Что ты делаешь?! — внезапно он зловеще завыл и стал рвать когтями чешуйчатое брюхо.

— Предатель! Под прикрытием переговоров ты напал на меня…

Он замолк и начал сбивать яркие пурпурные языки пламени, которые охватили его; блестящая чешуя сворачивалась и чернела. Неожиданно он уменьшился в размерах, как будто изменилась вся перспектива. Дисс уже не выглядел гигантом на фоне равнины, а просто рептилией размером с человека, которая прыгала передо мной и пронзительно визжала — скорее, от ярости, чем от боли.

— Ну, — сказал я. — Все выглядит гораздо более забавно, когда это проделываешь с другими, не так ли?

— Прекрати, — завопил он голосом на пол октавы выше, чем обычно. — Признаю, что был не до конца откровенен. Теперь я расскажу всю правду — но прекрати, пока не стало поздно для нас обоих.

Я снизил температуру.

— Начинай говорить, Дисс, — предложил я.

— То, что я сообщил тебе раньше, в основном, правда, — завизжал он. — Я просто исказил некоторые детали. Наверное, я был неправ. Но пойми: единственным моим желанием было избежать осложнений, урегулировать дело как можно быстрее и проще. Но я недооценил тебя. — Он посмотрел на меня диковатыми глазами рептилии, дымок от затухающего пламени клубился вокруг его узкой головы. — Как я говорил, ты добровольно подключился к модулятору окружающей среды — Машине Грез — но не в экспериментальных целях. Для лечения. Ты занимаешь высокое положение, Флорин. Ты необходим. И вот тебя загипнотизировали, лишили воспоминаний и взамен ввели новые, соответствующие твоей новой роли. Предполагалось управлять твоими галлюцинациями таким образом, чтобы загнать тебя в ситуацию, из которой уже нет спасения, и заставить тебя искать спасение в реальности.

— Это мне кое-что напоминает, — сказал я. — Но тогда речь шла о Сенаторе.

Дисс пришел в замешательство.

— Разве ты еще не понял? — спросил он. — Ты и есть Сенатор.

XXXVI.

— Вообще-то, идея была неплохая, — сказал Дисс. — Ты ушел от действительности в образ легендарного Флорина, тогда Ван Ваук устроил так, чтобы Флорин, Человек Действия, был нанят телохранителем Сенатора. То есть, ты охранял сам себя, был поставлен перед неразрешимым парадоксом.

— Похоже на шулерский трюк. Почему же он не сработал?

— С похвальной изобретательностью твое больное воображение воспроизвело Сенатора, которым был ты сам, но в то же время и не совсем ты. Через некоторое время, под давлением обстоятельств, заставляющих тебя узнать себя, ты опять вывернулся, назвав Сенатора актером. Однако это было временным решением вопроса, поскольку тебя продолжала заботить личность подлинного Сенатора. Тобой овладела навязчивая потребность найти его и оказаться с ним лицом к лицу. Ван Ваук и его группа, контролируя твою фантазию, безуспешно пытались удалить Барделла со сцены. В конце концов они подбросили тебе его труп — шаг отчаяния. Но ты — или твое подсознание — оказался достойным соперником. Ты, конечно же, не мог согласится с тем, что тебя удаляют с подмостков. И Флорин превратил мертвого самозванца в безжизненную куклу. И продолжал упорствовать, расстраивая планы Галактического Содружества.

— Поэтому на сцене появился ты и представил мне кусочки этой истории, и послал меня разрушить чудище, которое называешь Машиной Грез.

— Но этого сделано не было. Надеюсь, теперь ты понимаешь, что никогда не сможешь избавиться от самого себя, Флорин.

— Очень поэтично, — сказал я. — Но почему ты сразу не сообщил мне, что Сенатор — это я? Зачем рассказывал сказки об эксперименте?

— Я не знал, насколько опасно для душевнобольного сознание того, что он сумасшедший, — ответил он довольно едко. — Теперь же, увидев в действии твое монументальное эго, это соображение меня уже не сдерживает.

— Только и всего? Все так просто и мило? И я не помню ничего только потому, что лечение включало в себя изъятие моих воспоминаний? А джокером в колоде оказалось то, что мы играли с заряженным ружьем, и ты — как заботливый папаша— появился, чтобы забрать его. Знаешь что, Дисс. Ты — приятный парнишка и мне нравишься, но, думаю, ты опять врешь.

— Что? Я лгу? Это не так! Я имею в виду — сейчас. Конечно, раньше, когда я еще не полностью оценил твои способности…

— Хватит, Дисс. Мы достигли, что называется, глубокого расхождения в вопросах доверия друг другу. Это самый вежливый из придуманных мною способов назвать человека отчаянным треплом. Почему тебе хочется уничтожить Машину?

— Я уже объяснил…

— Слышал. Попытайся еще раз.

— Это абсурдно! То, что я рассказал тебе, абсолютная правда!

— Тебе не нравится, когда я играю с этим подобием действительности, не правда ли, Дисс?

Я нарисовал в воображении, что мы окружены стенами. Они появились. Я превратил стены в задник театральной сцены, поместив здесь лабораторию с зеленым кафелем. Затем сделал декорации реальными. Дисс зашипел и облокотился на большую панель, где горели все лампочки. Я различил мигающую красную надпись: «Аварийная перегрузка». Человек-ящер уменьшился в размерах: довольно жалкая ящерица в вышедшем из моды жестком воротничке с галстуком- шнурком.

— Что тебе надо, Флорин? — прошептал он. — Что тебе надо?

— Я не знаю, — сказал я и устлал пол бледно- голубым персидским ковром. Он не соответствовал стенам. Я поменял его цвет на бледно- зеленый. Дисс взвизгнул и заплясал, как будто пол под ним стал горячим.

— Хватит! Хватит! — зашипел он.

— Готов сдаться? — сказал я. — Перед тем, как я превращу эту кучу хлама в Плейбой-клуб, закончим с холоднокровными кроликами в панцирях?

— Ты н-не с-сможешь! — его голос по тону достиг уровня сопрано.

— Я начинаю играть без правил, Дисс. Мне плевать на школьную дисциплину. Я хочу увидеть, как это все начнет лопаться по швам.

Я заменил зеленую плитку на стенах на бумажные обои в цветочек. Добавил окно с видом на природу, которая, к моему удивлению, состояла из желтой пустыни, простиравшейся дальше, чем могла бы простираться любая другая пустыня в мире. Я посмотрел на Дисса, он был одет в облегающую золотистую форму с блестящими знаками отличия и серебристыми галунами, со сверкающими всеми цветами радуги медалями, в начищенных до блеска ботинках с острыми шпорами; в правой руке он держал хлыст, которым нетерпеливо, со свистом похлестывал по покрытой броней лодыжке.

— Ну, что ж, Флорин, поскольку ты не оставляешь мне выбора, ставлю тебя в известность, что являюсь Главным инспектором галактических сил безопасности. Ты арестован. — Он выдернул большой красивый пистолет из украшенной драгоценными камнями кобуры, пристегнутой к тощему бедру, и левой рукой направил на меня.

Я выбил пистолет выстрелом из никелированного револьвера 44-го калибра. Он выхватил шпагу из ножен, которые я не заметил, и ринулся на меня, но я во время подставил абордажную саблю, и металл лязгнул о металл. Дисс отшатнулся, выхватил бамбуковую трубку, дунул в нее, и в меня полетела стрелка с ядом кураре.

Я нырнул под нее, а он достал огнемет, и струя бушующего пламени охватила меня, не причинив особого вреда моему асбестовому костюму; я погасил шипящий и плюющийся клубами дыма огонь из большого латунного брандспойта.

Дисс был теперь не больше двух футов. Он швырнул в меня гранату, которую я отбил крышкой от мусорного бака; взрыв отбросил Дисса на контрольную панель. Все зеленые огоньки превратились в красные, зазвучал резкий сигнал тревоги. Дисс вспрыгнул на стол с картами, на нем уже не было аккуратной золотой формы. Его шкура оказалась тусклого серо-фиолетового цвета. Вереща, как взбесившаяся белка, он пустил в меня молнию, которая, не причинив вреда, взорвалась, наполнив воздух запахом озона и смрадом горящей пластмассы. Теперь уже ростом всего в один фут Дисс в ярости запустил ядерную ракету. Я наблюдал, как она пересекала комнату, направляясь ко мне, и в последний момент уклонился в сторону, одновременно толкнув ее локтем: сделав сальто-мортале, ракета возвратилась к своему владельцу. Он нырнул в сторону — рост его был теперь около шести дюймов — а вся комната взорвалась мне в лицо. К счастью, на мне был скафандр высокой защиты. Я пробрался через руины наружу в желтый солнечный свет, наполненный пылью. Она улеглась, и маленькая бледно-фиолетовая ящерица, свернувшаяся кольцом на скале прямо передо мной, издала ультразвуковое шипение и пустила струйку яда мне в глаза.

Это меня раздосадовало. Я поднял свой гигантский молот, чтобы размозжить ящерицу, которая уже стала размером с кузнечика, но она издала пронзительный писк и нырнула в трещину в скале. Я воткнул лом в расщелину, нажал, и весь камень раскололся.

— Флорин! Я сдаюсь! Я полностью уступаю! Только прекрати сейчас же!

Его глаза сверкали двумя красными искорками из глубины камня. Я засмеялся и засунул рычаг поглубже.

— Флорин, я признаю, что тайно вмешивался в работу Машины Грез! Ван Ваук и другие не имеют к этому никакого отношения! Они всего лишь безмозглые простофили, и ничего больше. Когда я обнаружил, что твое сознание открыто, как расколотая раковина моллюска, — я не мог удержаться. Я думал, что напугаю тебя, заставлю подчиниться моей воле, но вместо этого ты захватил мои источники энергии и прибавил к собственным. В результате ты приобрел мощь, о которой я и не мечтал, — фантастическую мощь! Если ты не прекратишь, то разрушишь саму структуру Вселенной!

— Замечательно, ее не мешает кое-где немного обновить, — я налег на лом со всей силой и почувствовал, как что-то поддается в глубине скалы, как будто земная кора разрывалась по линиям разлома. Я услышал пронзительный крик Дисса.

— Флорин, я идиот, круглый идиот! Теперь я вижу, что все это время ты пользовался энергией из другого источника, о котором я никогда не подозревал! Эта женщина — мисс Реджис — она связана с тобой узами такой силы, которая способна изменить движение Галактик!

— Да, девушке я нравлюсь, и это, возможно, заставляет мир крутиться быстрее… — Я снова нажал и услышал треск валуна. Дисс взвизгнул.

— Флорин, какая польза от победы, если ты оставляешь после себя только развалины?

Он был уже сверчком, стрекочущим в пустыне. Я нажал еще раз, и весь гигантский валун раскололся со страшным грохотом; распадаясь, он увлек за собой и землю, и небо, обнажая бархатную черноту абсолютной пустоты.

XXXVII.

— Хорошо, — крикнул я в темноту, — но на мой взгляд чуть-чуть статично. Да будет свет!

И возник свет.

И я увидел, что это хорошо, и отделил свет от тьмы. Однако вокруг было немного пустынно, поэтому я создал твердь и отделил воды над нею от вод на ней. Получился океан и множество дождевых туч.

— Слегка монотонно, — сказал я. — Пусть воды соберутся по одну сторону, а здесь появится суша.

И было так.

— Уже лучше, — сказал я. — Но выглядит несколько абстрактно. Да будет жизнь.

Слизь распространилась в воде и эволюционировала в морские водоросли, и тучи их подплывали к берегу, застревали и пускали новые корни, ползли по голым скалам и грелись на солнце; и земля породила траву и другие растения, дающие семена, и фруктовые деревья, и лужайки, и джунгли, и цветочные клумбы, и мох, и сельдерей, и много другой зеленой чепухи.

— Чересчур вяло, — объявил я. — Да появятся животные.

И земля породила китов и коров, диких птиц и пресмыкающихся, и они плескались, и мычали, и кудахтали, и ползали, немного оживляя все вокруг, но явно недостаточно.

— Дело в том, что здесь слишком спокойно, — указал я сам себе. — Ничего не происходит.

Земля задрожала, вспучилась, вершина горы взорвалась, излилась лава и зажгла лесистые берега; облака черного дыма и пепла окутали меня. Я зашелся кашлем и сдал назад, и кругом снова наступило спокойствие.

— Я имел в виду что-нибудь приятное, — сказал я, — и что-нибудь типа роскошного заката в сопровождении музыки.

Небо вздрогнуло, и солнце утонуло на юге в великолепных пурпурных, зеленых и розовых волнах в сопровождении гремящих аккордов, которые производил какой-то незримый источник в небесах. По окончании этого зрелища я возвратил все обратно и прокрутил закат еще несколько раз. Что-то показалось мне не совсем верным. Потом я заметил, что каждый раз смотрю одно и то же. Я все изменил и создал еще полдюжины закатов, прежде чем понял, что они сохраняют определенное сходство.

— Создавать каждый раз что-то новое — это тяжелая работа, — признался я. — Что если ограничиться только концертом без светового шоу?

Я проиграл все, что помнил из различных симфоний, похоронных песен, концертов, баллад, мадригалов и рекламных роликов. Через некоторое время я исчерпал свои возможности. Постарался создать свою собственную музыку, но ничего не получилось. Этой областью деятельности мне придется заняться, но позже. А сейчас мне хотелось развлечься.

— Лыжи, — определился я. — Упражнения на открытом воздухе — залог здоровья.

И я помчался по склону, потерял равновесие, перевернулся через голову и сломал обе ноги.

— Не совсем то, — сказал я, ремонтируя себя. — В дальнейшем обойдемся без падений.

Я со свистом понесся по склону внутри невидимого, как бы обитого войлоком тоннеля, который оберегал от малейших толчков.

— Все равно что принимать ванну в одежде, — сообщил я. — С таким же успехом можно смотреть слалом по телевизору.

Я попробовал водные лыжи, скользя по волнам, как кролик в мчащейся по рельсам клетке на собачьих бегах. Вокруг была вода, но ничего общего с ней я не имел.

— Не годится. Надо бы научиться проделывать это всерьез, но, честно говоря, не хочется. Может быть, попробовать парашютный спорт?

Ухватившись за раму открытой двери, я шагнул наружу. Воздух со свистом проносился мимо меня, а я неподвижно висел, наблюдая за гобеленом в пастельных тонах в нескольких футах подо мной, который постепенно увеличивался в размерах. Внезапно он превратился в поля и деревья, стремительно мчащиеся на меня; я схватил кольцо, дернул…

Рывок чуть не сломал мне спину. У меня началось головокружение от вращения, я раскачивался, как маятник на дедушкиных часах, и шлепнулся на твердую скалу.

Парашют тащил меня по земле. Мне удалось расстегнуть лямки и уползти под куст, чтобы придти в себя.

— В каждом деле есть свои фокусы, — напомнил я сам себе, — включая и профессию Господа. Какой смысл чем-то заниматься, если нет никакого удовольствия?

Я задумался, что же может доставить мне удовольствие.

— Как ты насчет новенького, с иголочки, обтекаемой формы, каштанового цвета, «Спидстара» — с зеленой кожаной обивкой.

Он стоял у дороги. Он обещал удовольствие. Двери захлопнулись с приятным звуком. Я завел его, разогнал до SO миль по дороге, которую сам же и создал. Я мчался быстрее и быстрее: 90… 100…200… Через некоторое время я устал бороться с ветром и пылью, бьющими в лобовое стекло, и избавился от них. Остался только рев двигателя и тряска.

— Ты слишком приземлен, — обвинил я сам себя.

Добавив крылья и пропеллер, я круто пошел вверх на спортивной модели «Пчелки». Совершенно неожиданно спортивная лошадка взбрыкнула и, резко потеряв скорость, врезалась во вспаханное поле около Пеории. То, что осталось от меня, могло свободно поместиться в ложке. Я собрал себя, и истребитель Т-33 стал набирать высоту. 30000 футов… 40000 футов…50000 футов. Я выровнял машину и принялся делать бочки, петли, спирали, пока не почувствовал приступ тошноты. Я спикировал в каньон. Но прежде, чем успел создать посадочную полосу, взорвался.

— Все дело в том, приятель, что куда бы ты ни отправился, от самого себя не отделаешься. Как насчет более спокойных занятий?

Я сотворил пустынный остров, украсил его орхидеями и пальмами, устроил ласковый ветерок, белый прибой, окаймляющий голубую лагуну. Построил из красного дерева, стекла и неотесанного камня дом на высокой террасе центрального холма, окружив его тропическими садами, прудами и водопадами, и спустился во внутренний дворик отдохнуть около бассейна, где на столике в высоких бокалах ожидали прохладительные напитки. Бокал «швепса» вызвал аппетит. Я создал стол, прогибающийся под тяжестью жареной дичи и холодных арбузов, шоколадных эклеров и белого вина. Когда аппетит стал угасать, я избавился от всего этого, а также от креветок, ростбифов, изысканных салатов, свежих ананасов, цыплят с рисом, свинины со сладким соусом и холодного пива. Я почувствовал, что снова взорвусь.

Я подремал на своей квадратной, три на три метра, кровати, устланной шелковыми простынями. После четырнадцатичасового сна она уже не казалась такой комфортабельной. Я снова поел, на этот раз жареных сосисок и пирожков с ливером.

Поплескался в лагуне. Вода была холодная, и я порезал ногу о коралл. Потом ногу свела судорога, — к счастью, на мелком месте.

Хромая, я вылез из воды и сел на берегу, размышляя о автоматическом музыкальном центре с пятью тысячами кассет, о библиотеке с десятью тысячами книг, антикварном оружии и коллекции монет, о гардеробах, заполненных костюмами из натуральной шерсти и обувью, изготовленной по индивидуальному заказу, о пони для игры в поло, о яхте…

— Идиотизм, — сказал я. — У меня' морская болезнь, и я понятия не имею, как ездить верхом. А что можно делать со старыми монетами, кроме как смотреть на них? Мне потребуется сорок лет, чтобы прочитать столько книг. И…

Неожиданно я почувствовал себя усталым. Но я не хотел спать. Или есть. Или плавать. И вообще ничего не хотел.

— Что хорошего во всем этом, — пожелал я узнать, — если ты один-одинешенек? Если нет никого, кому можно было бы показать все это, или поделиться, или произвести впечатление, или вызвать зависть? Или хотя бы сыграть во что- нибудь?

Я адресовал горькие вопросы небу, но никто не ответил, потому что я не позаботился поместить туда кого-нибудь для этой цели.

— Вся беда в том, что здесь нет людей, — признал я мрачно. — Да будет человек, — сказал я и создал Его по своему подобию.

Сенатор выполз из-под куста гибискуса и отряхнул колени.

— Это был план Ван Ваука, — сказал он. — «Раз уж Флорин решил продолжать работу над проектом стимулятора, — сказал он, — то будет только справедливо, если именно он испытает его». Клянусь, я не знал, что он планировал избавиться от тебя. Я был всего лишь попутчиком, такой же жертвой, как и ты…

— Я допустил ошибку, — сказал я. — Возвращайся туда, откуда появился.

Он исчез даже без прощального взгляда.

— Что мне действительно понравилось бы, — сказал я, — так это встреча с абсолютно незнакомыми людьми.

Небольшая шайка неандертальцев появилась из рощицы, они были так увлечены поисками сочных гусениц под камнями, что сначала не заметили меня. Затем старикашка с седыми волосами по всему телу увидел меня и загавкал, как собака, после чего они убежали.

— Я мечтал о чем-то более утонченном, — покритиковал я. — Пусть будет город, с улицами, магазинами и барами, куда можно зайти, если идет дождь.

И возник город — разбросанные тут и там саманные хижины, уныло стоящие под свинцовым небом. Я разогнал тучи, и произвел некоторые улучшения, не очень существенные — просто для того, чтобы все выглядело по-домашнему. Получился Нижний Манхэттен в солнечный полдень. Неандертальцы были тут же, побритые, одетые, многие управляли машинами, другие толкали меня на тротуаре. Я зашел в бар, занял столик с правой стороны, сел лицом к двери, словно ожидая кого-то…

Толстая официантка в грязном платье на два размера меньше, чем необходимо, приблизилась и, усмехаясь, достала из-за уха ручку.

— Ладно, — сказал я и избавился-от всего этого.

Разжег на пляже маленький уютный костер.

Вокруг него, скрестив ноги, сидела компания и поджаривала мясо с аптечным шалфеем.

— Жизнь в единстве с природой, — с энтузиазмом сказал я и подошел к ним. Здоровый парень со спутанными на груди черными волосами встал и угрюмо сообщил: «Отстань, Джек. Частная вечеринка».

— А нельзя ли мне поучаствовать? — спросил я. — Взгляни, вот моя доля.

Какая-то девушка вскрикнула, а брюнет нанес серию ударов слева и справа, большинство которых я ловко парировал своим подбородком. Я упал на спину и заполучил полный рот мозолистой ноги, прежде чем прекратил существование группы.

Я выплюнул песок и попытался осознать ценность одиночества, мирного шума прибоя, легкого бриза и, может быть, достиг бы успеха, если бы в этот момент какое-то насекомое не запустило свои челюсти в то место между лопатками, где вы никак не можете его достать. Я истребил все живое и задумался.

Все не так! Мне нужно место, для которого я подхожу. Что может быть лучше собственного прошлого?

Я позволил мыслям скользнуть в прошлое, к маленькому зданию школы, расположенной на грязной дороге, в один из давно прошедших летних дней. Мне восемь лет, на мне бриджи, теннисные туфли и рубашка с галстуком. Я сижу за партой, украшенной вырезанными ножом инициалами, и жду звонка.

Я выскочил из школы под роскошное солнце юности, и парнишка в три раза здоровее меня, с жесткими рыжими волосами и маленькими, как у свиньи, глазками, схватил меня за волосы и костяшками пальцев быстро «причесал» мою голову, затем ударом свалил на землю.

Я заковал его в цепи и обрушил на его голову семнадцатитонный механический молот. И снова остался один.

— Все неправильно, — сказал я. — Порочна сама идея: уход от реальной жизни со всеми ее радостями и проблемами. Чтобы что-то значить самому, надо дать противнику шанс.

Я сотворил себя шести футов трех дюймов роста и потрясающе мускулистым, с жесткими золотистыми кудярми и квадратным подбородком, а Свинячьи Глазки вышел из аллеи со здоровой трубой и снес мне полголовы. Я одел латы и стальной шлем, а он подошел сзади и вонзил в меня кинжал через щелку, гле латный воротник соединялся с наплечниками. Я выбросил латы и надел черный пояс, применил пару приемов, а он всадил мне пулю в левый глаз.

Я уничтожил его и снова оказался на пляже наедине с москитами.

— Хватит действовать импульсивно, — сказал я твердо. — Рукопашная схватка — не твой идеал веселья: если ты проигрываешь, это неприятно; а если все время выигрываешь, то скучно. Все, что тебе действительно нужно, — это товарищеские отношения, а не соперничество. Просто теплота человеческого общения.

И сразу же я оказался в центре толпы. Никто ничего особенного не делал, все просто толпились. Теплые, пыхтящие тела, тесно прижавшиеся ко мне. Я чувствовал их запах. Это совершенно нормально, телам свойственно иметь запах. Кто-то наступил мне на ногу и сказал: «Извините». Кто-то другой наступил мне на другую ногу и не извинился. Какой-то человек упал и умер. Никто не обратил на это внимания. Я, может быть, тоже не обратил бы на это внимания, если бы этим человеком был не я.

Я очистил сцену и присел на обочину, наблюдая за печальным солнечным светом, освещающим обрывки газет, гонимые ветром по мостовой. Это был грязный мертвый город. Импульсивно я очистил его, убрав даже въевшуюся во фронтоны зданий сажу.

Теперь это стал чистый мертвый город.

— Венец человеческой дружбы — желанная и любящая женщина, достигшая брачного возраста, с покладистым характером.

Я оказался в фешенебельной квартире; из высококлассного музыкального центра раздавалась тихая музыка, вино было охлаждено; она свободно откинулась на грудах мягких подушек. Она была высокой, с красивой фигурой и копной каштановых с красноватым оттенком волос, гладкой кожей, огромными глазами и маленьким носиком. Я налил вина. Она сморщила носик и зевнула. У нее были красивые зубы.

— Боже мой, неужели у тебя нет современных записей? — спросила она. У нее был высокий, тонкий и капризный голос.

— Что ты предпочитаешь? — спросил я.

— Не знаю. Что-нибудь легкое. — Она снова зевнула и посмотрела на толстый браслет с изумрудами и бриллиантами на своей руке. — У меня ужасно болит голова, — прохныкала она. — Вызови такси.

— Это показывает, что ты на самом деле думаешь о девушках, которые приходят в фешенебельные квартиры слушать классные музыкальные центры, — сказал я себе, расставаясь с ней движением руки. — Что тебе нужно на самом деле — это домовитая, милая, невинная и непритязательная девушка.

Я поднялся по ступеням маленького белого коттеджа со свечкой на окне, она встретила меня у двери с тарелкой домашнего печенья. Она щебетала о саде, шитье и кухне, пока мы обедали кукурузным хлебом и черноглазыми ошвами с кусками деревенской ветчины. После этого она мыла посуду, а я вытирал. Потом она плела кружева, а я смазывал маслом упряжь или что-то в этом роде. Через некоторое время она сказала: «Спокойной ночи», — и тихо вышла из комнаты. Я подождал пять минут и последовал за ней. Она как раз откидывала лоскутное стеганое одеяло; на ней была толстая шерстяная ночная рубашка, а волосы заплетены в косы.

— Сними ее, — сказал я. Она сняла. — Давай ляжем в постель, — сказал я. Мы легли. — Ты ничего не хочешь сказать мне? — поинтересовался я.

— Что я должна сказать?

— Ну, хотя бы, как тебя зовут?

— Ты не дал мне имени.

— Тебя зовут Черити.[6] Откуда ты родом?

— Ты не сказал.

— Ты родом из-под Дотана. Сколько тебе лет?

— Сорок одна минута.

— Ерунда! Тебе, по крайней мере… двадцать три года. У тебя было счастливое детство, чудесная юность, а теперь ты здесь, со мной, и это как раз то, о чем ты мечтала!

— Да.

— Ну, послушай: разве ты не счастлива? Или печальна? Неужели у тебя нет собственных мыслей?

— Конечно, есть. Меня зовут Черити, мне двадцать три года, я здесь, с тобой…

— А если я ударю тебя? Или подожгу дом?

— Как хочешь.

Я обхватил голову руками и подавил вопль ярости.

— Подожди минутку, Черити, — это все неправильно. Я ведь не хотел, чтобы ты была автоматом, исполняющим мои желания. Будь реальной земной женщиной!

Она подтянула одеяло до подбородка и завизжала.

Я сидел на кухне один, пил холодное молоко и вздыхал.

— Давай обдумаем все заново, — предложил я. — Ты можешь сделать это любым способом, каким пожелаешь. Но ты все пытаешься сделать слишком быстро. Весь фокус в том, чтобы действовать последовательно, отшлифовать детали, учесть нюансы.

Я построил маленький городок на Среднем Западе, с широкими мощеными улицами, с просторными старыми коттеджами, солидными и уютными, где вы могли бы покачаться в гамаке и побродить по траве, сорвать цветок, не чувствуя, что совершаете акт вандализма и разрушаете основы мироздания.

Я прогуливался по улицам, проникаясь их духом. Была осень, где-то жгли листья. Я взобрался на холм, вдыхая приятный аромат вечернего воздуха, ощущая себя живым. Мягкие звуки фортепиано плыли над газоном у большого кирпичного дома на вершине холма. Там жила Пьюрити[7] Этуотер. Ей было всего семнадцать, и она считалась самой красивой девушкой в городе. Я подавил возникшее желание сразу же заглянуть к ней.

— Ты новый человек в городе, — произнес я. — Ты должен обосноваться, а не въехать сюда на белом коне. Ты должен познакомиться с ней принятым в обществе способом, произвести впечатление на ее родственников, угостить ее содовой, сводить в кино. Дай ей время. Пусть все будет реальным.

Номер в маленькой гостинице стоил всего пятьдесят центов. Я хорошо поспал. На следующее утро я обратился в поисках работы в три места и получил ее (оплата — два доллара в день) у Зигеля, владельца фирмы «Скобяные товары и фураж». На мистера Зигеля произвели благоприятное впечатление мое дружелюбное открытое лицо, вежливые манеры и деловая хватка.

Через три месяца мое жалование поднялось до 2,25 доллара в день, по совместительству я стал исполнять обязанности счетовода и снял комнату с канарейкой и шкафом, полным вдохновляющих книг. Я регулярно посещал духовные службы, внося по два цента в неделю. Я посещал вечерние бухгалтерские курсы, выписал учебник Чарлза Атласа и разрешал своим мускулам расти не больше, чем позволяло динамическое напряжение.

В декабре я встретил Пьюрити. Я попал на вечеринку, которую посетила и она. Ей понравился мой загар, мои волнистые волосы, обаятельная улыбка, неуклюжесть молодого моржа. Я пригласил ее в кино. Она согласилась. Во время третьего свидания я немного подержал ее за руку. На десятом поцеловал ее в щеку. Через восемнадцать месяцев, когда я все еще целовал ее в щечку, она сбежала из города с трубачом из джаза, посетившим наш городок.

Я предпринял вторую попытку. Хоуп[8] Берман была второй красавицей города. Я провел ее по тому же маршруту, перешел к поцелуям в губы уже после двадцать первого свидания и был сразу же приглашен на беседу с мистером Берманом. Он интересовался моими намерениями. Намекнул на место в фирме «Берман и сыновья, готовая одежда». Хоуп хихикнула. Я сбежал.

Позже в своей комнате я сурово раскритиковал себя. Моя репутация в Потсвилле была разрушена, по городу разнеслась молва, что я ветреник. Получив свою зарплату за минусом небольших вычетов и обиженную речь мистера Зигеля, я поездом перебрался в Сан-Луи. Здесь я сразу же начал ухаживать за Фейт[9], веселой девушкой, которая работала секретарем не очень удачливого юриста. Мы ходили в кино, совершали длительные поездки по улицам на трамвае, посещали музеи, выезжали на пикники. Я заметил, что она умеренно потеет в теплую погоду, мало в чем разбирается и очень посредственна в постели.

Омаха была более приятным городом. Я на неделю забрался в нору привокзальной гостиницы и все еще раз подверг анализу. Было очевидно, что мои действия продолжали носить поспешный характер. Я поменял одиночество Бога на одиночество Человека, одиночество хотя и менее значительное, но не менее мучительное. Проблема была в том, чтобы сочетать лучшие стороны каждого состояния, то есть оставаться человеком, но слегка подправлять жизнь, когда потребуется.

Вдохновленный, я сразу же отправился в родильную палату ближайшей больницы и родился в 3.27 утра в пятницу. Здорового мальчика семи фунтов родители назвали Мелвин. Со временем он научился говорить «бай-бай», ходить и сдергивать скатерть со стола, чтобы насладиться звуком бьющейся посуды. Он овладел завязыванием шнурков, застегиванием штанов и позже катанием на роликовых коньках и падениями с велосипеда. В начальной школе он тратил свои обеденные 20 центов на сэндвич с майонезом, баночку кока-колы, половину которой проливал на своих товарищей и книгу О'Генри. Он прочитал много скучных книг. Наконец выбрал Пейшенс[10] Фрумвол в качестве суженой.

Она была очаровательной рыженькой девушкой с веснушками. Я ходил с ней гулять, катал на своей первой машине, одной из самых ранних моделей Форда, с деревянным кузовом.

Окончив колледж по специальности «управление и маркетинг», я получил должность в энергетической компании, женился на Пейшенс и стал отцом двух мальчуганов. Они росли, во многом следуя по моему пути. Пейшенс все меньше и меньше соответствовала своему имени, набирала вес, приобрела интерес к благотворительности и глубокую антипатию ко всем, кто, кроме нее, занимался благотворительностью.

Я усердно трудился, не поддаваясь искушению воспользоваться своими возможностями и улучшить свой жребий, превратив Пейшенс в кинозвезду или наш скромный шестикомнатный особняк в королевское поместье в Девоне. Тяжелее всего мне давалась необходимость потеть все шестьдесят секунд субъективного времени каждую минуту каждого часа…

Пятьдесят лет добросовестных усилий завершились инфарктом.

В местном баре я выпил четыре виски и вновь стал размышлять. После пятого меня охватила меланхолия. После шестого я почувствовал желание бросить вызов. После седьмого я рассердился. В этот момент хозяин предположил, будто я уже достаточно выпил. Возмущенный, я покинул бар, задержавшись ровно настолько, чтобы бросить зажигательную бомбу в витрину. Вспышка была великолепна. Я пошел вдоль по улице, швыряя зажигательные бомбы в косметический салон, Христианскую научную библиотеку, кабинет оптометриста, аптеку, магазин автозапчастей, налоговую службу.

— Вы все подделки, — вопил я. — Все лжецы, обманщики, фальшивки!

Собравшаяся толпа потрудилась и привела полицейского, который застрелил меня и трех ни в чем не повинных зевак. Это раздосадовало меня, даже несмотря на приподнятое настроение. Я облил смолой и обвалял в перьях полицейского, затем взорвал суд, банк, супермаркет, автомобильное агентство. Горели они великолепно.

Наслаждаясь видом дымящихся фальшивых замков, я какое-то время раздумывал, не утвердить ли мне собственную религию, но запутался в вопросах догм, чудес, кампаний по привлечению новых членов, церковных облачений, свободной от налогов недвижимости, женских монастырей, инквизиции и оставил эту затею.

К тому моменту полыхала вся Омаха, и я перешел к другим городам, уничтожая мусор, который мешал нам жить. Задержавшись, чтобы поболтать с несколькими уцелевшими, в надежде услышать от них выражение радости и облегчения после избавления от бремени цивилизации и хвалу вновь обретенной свободе, я был обескуражен тем, что они больше озабочены своими ранами и соревнованием по добыванию среди развалин добычи, нежели философией.

Теплота виски стала постепенно исчезать. Я понял, что поступил опрометчиво. Я быстро восстановил порядок, наделив властью выдающихся демократов. Поскольку вся горластая масса реакционеров лезла на баррикады и мешала установлению тотальной социальной справедливости, появилась необходимость создать персонал для наведения порядка.

Увы, проведением умеренной политики не удалось убедить мародеров в том, что Государство имеет серьезные намерения и не позволит лишить себя плодов с таким трудом завоеванной свободы. Пришлось прибегнуть к жестким мерам. Тем не менее, упрямые реваншисты воспользовались преимуществами свободы, чтобы агитировать, произносить зажигательные речи, печатать нелояльные книги, мешая борьбе товарищей за мир и изобилие. Был введен временный контроль за прессой и телевидением, затем последовали показательные казни. Груз этих обязанностей тяжко давил на плечи руководства, поэтому лидеры посчитали необходимым перебраться в более просторные поместья, пережившие вселенский пожар, и свести диету к черной икре, шампанскому, цыплячьим грудкам и другим терапевтическим средствам, чтобы сохранить силы для грядущих битв с реакцией. Естественно, недовольные посчитали, что монополия вождей на лимузины, дворцы и ансамбль обученных нянечек, способных своей наружностью успокоить издерганные нервы администраторов, есть признак разложения. Представьте себе их ярость и отчаяние, когда Государство, отказавшись проявлять терпимость к подрывной деятельности, отправило недовольных в отдаленные районы, где, занимаясь полезным трудом в простых условиях, они получили возможность исправить ход своих мыслей.

Я вызвал Премьера и поинтересовался его намерениями, когда экономическое положение стабилизировано, оппозиция раздавлена, спокойствие установлено.

— Я думаю об освобождении всего континента, — признался он.

— Они беспокоят нас? — осведомился я.

— Иначе толпа станет волноваться, — сказал он. — Захочет иметь телевизоры, автомобили, морозильники — даже рефрижераторы! Только потому, что я и мои коллеги располагаем небольшими удобствами, позволяющими нам выдержать невыносимое бремя руководства, они захотят поднять новую волну протеста. Что эти бездельники знают о проблемах, которые стоят перед нами? Приходилось ли им проводить мобилизацию на границах? Приходилось ли им принимать решение: танки вместо масла? Беспокоились ли они о традиционном международном престиже?

Я поразмышлял над этим. И вздохнул.

— Все-таки это не то. Не та Утопия, о которой я мечтал.

Я стер его и его труды и грустно обозрел запустение.

— Может быть, дело в том, что я создал ситуацию, когда у семи нянек дитя без глазу? — размышлял я. — В следующий раз я сначала завершу свое творение, создам его таким, каким хочу его видеть, а уж после этого предоставлю каждому полную свободу.

Это была отличная идея. Я превратил чащобы в парки, осушил болота, посадил цветы. Я построил города с широкими проспектами и комфортабельными жилыми массивами, я разбил роскошные парки с кружевами тропинок, фонтанами, зеркальными прудами, театрами под открытым небом, возвел чистые, светлые школы и плавательные бассейны, углубил речки и наполнил их рыбой, снабдил изобилием сырья и достаточным количеством бесшумных, хорошо спрятанных, не загрязняющих окружающую среду фабрик, производящих миллиарды простых, надежных чудесных приспособлений, которые избавили всех от тяжелой грязной работы, предоставив людям свободу заниматься только тем, чем могут заниматься только люди: оригинальными исследованиями, искусством, массажем, проституцией* и ожиданием за столиками. Затем я в одно мгновение наполнил города населением и стал ждать криков восторга.

Но никаких проявлений чувств не обнаружилось. Я спросил красивую молодую пару, прогуливающуюся по чудесному парку у безмятежного озера, хорошо ли им здесь.

— Наверное, — сказал он.

— Просто нечего делать, — сказала она.

— Думаю чуток подремать, — сказал он.

— Ты меня больше не любишь, — сказала она.

— Не дури, — сказал он.

— Я покончу с собой, — сказала она.

— Вот будет праздник, — сказал он.

— Ты сукин сын, — сказала она.

Я пошел дальше. Приблизился к пожилому джентльмену с ангелоподобными белоснежными локонами, который стоял на каменной скамье, смущенно уставившись на большой куст. Подойдя вплотную, я увидел, что он смотрит сквозь куст на двух обнаженных девушек, забавляющихся друг с другом на траве. Услышав мои шаги, он развернулся.

— Разврат, — произнес он дрожащим голосом. — Они занимаются этим уже добрых два часа, прямо на публике!

Опять было что-то не так.

— Знаю, — закричал я. — Я слишком много сделал за них. Им необходимо благородное дело, за которое они могли бы энергично взяться все вместе. Нужен крестовый поход против сил зла, с флагами Правды над головами!

Мы выстроились в шеренги, я сам — во главе, мои верные солдаты — за мной. Я приподнялся на стременах и указал на стены осажденного города.

— Там они, ребята! — закричал я. — Убийцы, бездельники, насильники, вандалы! Настало время покарать их! Вперед через мост, славные соратники, за Гарри, Англию и Святого Георга!

Мы атаковали, пробили бреши в их защите, они сдались, мы триумфально на лошадях въехали на городские улицы. Мои ребята соскочили с лошадей, начали рубить направо и налево мирных жителей, разбивать стекла и грабить. Они подожгли все, что не смогли забрать, съесть или выпить.

— Господь одержал великую победу, — кричали мои священники.

Меня раздосадовало, что мое имя упоминается всуе, и я послал гигантский метеорит, прекративший все это веселье. Выжившие доказывали, что спасение есть знак одобрения их действий. Я ниспослал жалящих мух, и одна половина людей сожгла другую, чтобы умиротворить меня. Я сотворил потоп; они барахтались, ухватившись за церковные скамьи, каркасы старых телевизоров, раздувшиеся трупы коров, лошадей и евангелистов, взывая о помощи и обещая мне, что будут вести себя хорошо, если выживут.

Я спас нескольких, и, к моей радости, они сразу же начали спасать других. После чего они сформировали взводы, конгрегации, профсоюзы, воровские шайки и политические партии. Каждая возникавшая группа сразу же нападала на другую, обычно самую похожую на первую. Я издал ужасный вопль и смыл их всех цунами. Пенящиеся воды вокруг руин церквей, судов, притонов, химических заводов и штаб-квартир больших корпораций позабавили меня. Я напрочь смыл трущобы, испоганенную землю, сожженные леса, заболоченные реки и загаженные моря. Адреналин переполнял мою кровеносную систему: я растер в порошок континенты, раздробил земную кору и расплескал магму.

На глаза мне попалась луна, которая, сторонясь моего гнева, проплывала мимо. Спокойный свет ее ровной поверхности рассердил меня, и я бросил в нее горсть камней, обильно усеяв ее оспинами. Я создал планету и швырнул ее в Сатурн, и хотя промахнулся, но она прошла очень близко и разорвалась. Большие куски скал перешли на орбиту Сатурна, а из пыли образовались кольца; некоторые кусочки достались Марсу; остатки стали путешествовать вокруг Солнца.

Я посчитал это неплохим представлением и повернулся спросить мнение зрителей, но, конечно же, никого не обнаружил.

— Вот почему трудно быть Богом, — застонал я. — Я мог бы создать группу простофиль, которые восхваляли бы меня, но какой смысл? Человек жаждет ответного чувства от равного, черт побери!

Внезапно я почувствовал себя больным и усталым. Казалось бы, располагая такой мощью, легко заставить события развиваться так, как тебе хочется, но не тут-то было. Часть трудностей заключалась в том, что, в действительности, я не знал, чего хочу; другая — в том, что не знал, как добиться того, что я хочу, когда узнаю, чего мне хочется; третья заключалась в том, что когда я получу то, что, как я думаю, мне хочется, оно окажется совсем не тем, чего я желал. Слишком сложно быть Богом. Намного приятней быть просто человеком. Возможности человека ограничены, но существуют и границы его ответственности.

— Вот что я понял, — сказал я сам себе. — Я всего лишь человеческое существо, несмотря на то, что умею метать молнии. Необходимо эволюционировать еще несколько сотен тысяч лет — и тогда, может быть, я справлюсь с ролью Бога.

Я стоял — или плыл, или скользил — в середине оси ординат (это все, что осталось от моих трудов) и вспоминал Ван Ваука и Круглолицего, их грандиозные планы относительно меня. Они выглядели не зловещими, а всего лишь жалкими. Я вспомнил Дисса, человека-ящерицу — каким испуганным он был в последний момент. Я вспомнил Сенатора, его трусость и его оправдания, и неожиданно он показался мне понятным и близким. А затем я подумал о том, какую жалкую фигуру представляю я сам — не как Бог, а как человек.

— Ты выглядел прилично, — сказал я, — до определенного момента. Ты хорошо держишься, когда проигрываешь, но из тебя никудышный победитель. Возможность исполнить любое желание — вот настоящая проблема. Успех — это вызов, который еще никто не принял. Потому что сколько бы ты ни выигрывал, впереди всегда есть еще более значительные и сложные проблемы; секрет не в Победе-на-Века, а в том, чтобы изо дня в день делать максимум возможного и помнить, что ты человек, а не Бог, что для тебя нет и не будет легких ответов, а только вопросы, никаких поводов, а только причины, никаких «подразумевается», а только «понимается», никаких предназначений — только ты сам и то, чего ты добьешься от встречи лицом к лицу с равным тебе.

И я отдохнул после всей проделанной мною работы.

XXXVIII.

Я открыл глаза, она сидела напротив меня за столиком.

— С вами все в порядке? — спросила она. — Вы выглядели так… странно. Я подумала, что вы, возможно, больны.

— Мне кажется, что я только создал и разрушил Вселенную, — сказал я. — Или она создала и разрушила меня. А может быть, и то, и другое. Не уходите. Есть одна деталь, которую я должен выяснить.

Я поднялся, прошел к двери и вошел через нее в кабинет Сенатора. Он посмотрел на меня и подарил мне улыбку, которая была такой же правдивой, как доска объявлений, и такой же откровенной.

— Ты пришел, — сказал он благородным голосом.

— Я отказываюсь от работы, — сказал я. — Я только хотел поставить тебя в известность об этом.

Он выглядел обескураженным.

— Не может быть. Я рассчитывал на тебя.

— Этого не будет, — сказал я. — Пойдем, я хочу кое-что тебе показать.

Я подошел к большому, в рост человека, зеркалу, он неохотно встал рядом со мной, и я посмотрел на отражение: квадратный подбородок, широкие плечи, твердый взгляд.

— Что ты видишь? — спросил я.

— Неудавшегося ассенизатора, — ответил я. — Все, что тебя просили сделать, — это прожить одну маленькую обычную жизнь. Сделал ли ты это? Нет. Ты удрал — или попытался удрать. Но не получилось. Ты участвуешь во всем этом, нравится тебе или нет. Поэтому лучше, если понравится.

Я повернулся, чтобы возразить, но в комнате никого не было.

XXXIX.

Я подошел к двери и открыл ее. Советник Ван Ваук смотрел на меня, сидя за длинным столом под спиральной люстрой.

— Видите ли, Барделл, — начал он, но я развернул газету, которую держал в руке, и бросил ему под нос статью с заголовком «Флорин — Человек Действия».

— Он почти клюнул на это, — сказал я. — Но передумал.

— Тогда это означает?..

— Значит, надо обо всем забыть. Ничего не происходило.

— Ну, в таком случае… — сказал Ван Ваук и начал съеживаться. Он сократился до размеров обезьяны, мыши, домашней мухи и исчез. Круглолицый тоже пропал, как и человек-птица и все остальные.

В коридоре я наткнулся на Трейта и Иридани.

^Вы уволены, — сказал я им. Они приподняли шляпы и молча испарились.

— Остаешься ты, — сказал я. — Итак, что мы будем делать?

Вопрос, казалось, эхом пробежал вдоль серых стен коридора, как будто его задал кто-то другой. Я попытался увидеть того, кто его задал, но стены превратились в серый туман, плотный, как серые шторы. Внезапно я почувствовал себя настолько уставшим, что был вынужден сесть. Моя голова отяжелела. Я крепко стиснул ее двумя руками, повернул на 180 градусов и снял…

XL.

Я сидел за столом, держа в руках изготовленный в виде спирали прибор.

— Так что же? — задал вопрос советник по науке.

— На какое-то мгновение мне показалось, что вы выглядите несколько болезненно, — чопорно произнес Госсекретарь и почти позволил улыбке нарушить строгость своего маленького круглого лица.

— Как я и ожидал, — сказал советник по науке, и уголки его рта изогнулись книзу. Они были похожи на линию, нарисованную на тарелке со свиным салом.

Я встал, подошел к окну и посмотрел на цветущие вишни и памятник Вашингтону. И мысленно пожелал, чтобы он превратился в жареный пирожок, но ничего не произошло. Был влажный полдень, город выглядел жарким, грязным, полным беспокойства, как и я сам. Я повернулся и посмотрел на ждущих моего ответа людей, важных персон, занятых мировыми проблемами и своей ролью в их решении.

— Давайте будем откровенны, — сказал я. — Вы принесли мне это устройство и утверждаете, что оно было найдено на месте крушения чужого космического корабля, который вчера ночью разбился при посадке в Миннесоте и сгорел.

Полдюжины голов согласно кивнули.

— Вы обнаружили тело небольшого ящероподобного животного и вот этот прибор. Других существ обнаружено не было.

— Уверяю вас, сэр, — сказал Директор ФБР, — далеко они не уйдут. — Он зловеще улыбнулся.

— Прекратите поиски, — приказал я, положив спираль на стол. — Утопите эту вещь в море, — скомандовал я.

— Но, господин Президент…

Я заставил его замолчать одним взглядом и посмотрел на Командующего объединенными силами.

— Вы что-то хотите доложить мне, генерал Трейт?

Он выглядел ошеломленным.

— Ну, если на то пошло, сэр… — он прочистил горло. — Без сомнения, это мистификация, но мне доложили о передаче из космоса. Похоже, что передатчик находится за орбитой Марса. — Он кисло улыбнулся.

— Продолжайте, — произнес я.

— Э… гость представился жителем планеты, которую он назвал Грейфел. Он утверждает, что мы э… прошли предварительную инспекцию. Он хочет начать переговоры о подготовке договора о мире и сотрудничестве между Ластриан Конкорд и Землей.

— Передайте ему, что мы готовы к переговорам, — сказал я. — Если они не будут слишком хитрить.

Были и другие дела, которые они хотели доложить мне, каждое было весьма важным, требующим моего немедленного решения. Но я предложил всем удалиться. Они было ошеломлены, когда я встал и объявил совещание Кабинета законченным.

Она ждала в моих апартаментах.

XLI.

Были сумерки. Мы прогуливались по парку. Присели на скамейку насладиться прохладой вечера и полюбоваться голубями.

— Откуда мы знаем, что это не сон? — спросила она.

— Может быть, это и сон, — сказал я. — Может быть, ничего реального в этой жизни нет. Но это не важно. Мы должны прожить ее так, как будто все происходящее действительно происходит.

Перешел с английского Сергей КОНОПЛЕВ.

Александр Ерофеев, кандидат психологических наук. ЛАБИРИНТ ВОЗМОЖНОСТЕЙ, ИЛИ КАК УЗНАТЬ СЕБЯ.

Испытании на пути Флорина представляют собой некий набор тостов, задуманный одновременно и его соратниками, и представителем «космической оппозиции», и Галактическим Содружеством. Но герой повести ломает рамки эксперимента, навязывая свои правила игры.

Наверное, в ходе реального тестировании это вряд ли возможно.

На Западе тесты стремительно завоевывают популярность как наиболее объективный инструмент анализа. Мы пока еще мало знакомы с этим методом, но можно прогнозировать достаточно бурное его внедрение в ношу жизнь. Подготовиться к этому новому вам поможет статья доцента МГУ Александра Ерофеева.

В переводе с английского слово «тест», как известно, означает испытание, цель которого — получить объективное представление о предмете исследования. Теперь тесты в моде, поэтому может возникнуть иллюзия, что явление новое. Но в любом учебнике психологии вы прочтете, что процедура отбора, которая лежит в основе тестов, появилась очень давно. Китайский император, отбирая чиновников, в присутствии свиты оценивал, как кандидат стреляет из лука, музицирует, изъясняется, в том числе поэтически… Если идти по вехам, надо обязательно упомянуть египетских жрецов, которые при отборе делали акцент не на лояльность, а на волевые качества — испытания одиночеством, огнем, холодом и так далее. Следующий этап — Древняя Греция, Платон, отбор воинов в идеальном государстве. Рассуждая в современных категориях, воины, чиновники, жрецы — престижные профессии, ключевые во властных структурах; именно это и заставляло прибегать к отбору, тщательному, целенаправленному, жесткому. Такова в двух словах предыстория.

Переворот в подходе к человеку произошел во Франции в 30-х годах прошлого века, когда ученые впервые поняли, что людей с измененной психикой можно и нужно лечить. До этого душевнобольных просто изолировали. Это был гигантский переворот в сознании человечества, хотя оно осознало его не сразу, ведь речь шла «всего лишь» о больных. Итак, научное оформление мысли развивалось в течение XIX века. Возникла психофизика Фехнера, научились измерять ощущения, появился соблазн от элементарных психических функций перейти к более сложным, от ощущений построить интеллект. Вундт впервые начал измерять время реакций. Гигантскую роль сыграл кузен Чарлза Дарвина, Френсис Гальтон. Пытаясь доказать, что интеллект наследуем, он разработал научный аппарат, который служит нам до сих пор: это статистика, методики измерения. Пользуясь этим, его ученики стали «измерять» память, внимание, мышление.

Поясню. Допустим, я называю подряд 12 чисел, которые испытуемый должен повторить. Но спрашивается — о чем судить по результату? О памяти или о внимании: вдруг он не сумел сосредоточиться? Исследователи научились разделять подобные вещи, и особенно мощным, если не решающим импульсом, стал «социальный заказ» французского правительства на определение умственно отсталых детей. Появился знаменитый «коэффициент интеллекта» Бине и Симона, который используется во многих странах мира. Практическая потребность определила научный поиск.

ВЫ ЗНАЕТЕ, ЧТО ТАКОЕ ТЕСТЫ.

Любой американский учебник начинается с констатации этого факта и предложения: давайте упорядочим ваши знания. В России «точка отсчета» иная, поэтому я, много лет работая на факультете повышения квалификации преподавателей при МГУ, начинаю курс так: предположим, вы не знаете, что такое тесты, но вам навязывают это обстоятельство. Давайте разберемся…

США сейчас страна, максимально потребляющая и производящая тесты, в России же довольно низкая культура их восприятия. Тридцатые годы оказались роковыми и для развития данной науки. Тестирование — не только поиск ученых, но и производство.

Оно успешно развивалось в рамках педологии, осужденной в известном постановлении ЦК и имевшей ту же судьбу, что и другие «лженауки». Тематику просто закрыли. Теперь непосвященный читатель в лучшем случае вспомнит образ Н.А.Татаринова в романе «Два капитана» — мерзавца. Наше тогдашнее общество было ориентировано отнюдь не на объективную оценку человека — отбор шел по совершенно другим параметрам — поэтому исход вполне логичный. В академической сфере эта проблематика все же сохранилась — скорее, из чистого любопытства. Пауза продолжалась до середины 60-х годов, когда появились научные центры, всерьез занимающиеся тестами: психоневрологический институт имени Бехтерева в Ленинграде, ЛГУ, МГУ. А с середины восьмидесятых начался просто ажиотаж.

Казалось бы, надо радоваться, но случилось худшее: тесты стали попадать в руки непрофессионалов. Согласно Этическому кодексу психолога, принятому большинством национальных психологических ассоциаций стран мира, существуют тесты, которые не должны покидать круг профессионалов. А у нас… открываешь вполне бульварную газету и обнаруживаешь список вопросов Миннесотского многофакторного перечня, ММР1: в русской версии он употребляется в клиниках для определения предрасположенности человека к психическим заболеваниям (это сотни вопросов: по баллам, набранным за ответы, строится график). При том в газете написано: ваши ответы пришлите по такому-то адресу, и вам будет выслана интерпретация. Интересные данные можно получить на доверчивых читателей, учитывая, что русские (в отличие от тех же американцев) крайне интересуются своей личностью…

Тест — это прибор. Объективный прибор. Существует понятие надежности теста, которое является синонимом точности. Должна быть гарантия, что измеряется именно то, для чего тест предназначен. Эта характеристика называется валидностью. Если нет надежности и валидности, перед нами может быть сколь угодно занятный, даже гениальный способ охарактеризовать человека (как в романах Толстого и Достоевского), но это не имеет отношения к науке.

Существует довольно много видов тестов. Тесты-опросники, которые легко поддаются формализации, чаще всего и попадают в газеты, журналы, переписываются на компьютере. Бывают опросники, ориентированные на личность, например, тест Кэттелла, где измеряется шестнадцать параметров личности (открытый человек или замкнутый, лидер или ведомый и т. д.). Бывают тесты, связанные с характером — здесь главное не система ценностей, мотивы поступков, а, скорее, тип нервной системы (допустим, человек мягкий и добрый, но вспыльчивый). Есть тесты, связанные с психиатрией, как упомянутый ММР1: пики графика показывают склонность пациента к истерии, депрессии, ипохондрии, паранойе и т. п. Однако, несмотря на кажущуюся несложность толкования результатов опросников, делать это должен обязательно профессионал-психодиагност, способный не только оценить абсолютное значение результатов по отдельным параметрам, но увидеть взаимосвязь, за построенной кривой разглядеть реального человека. Например, изобретатель вечного двигателя будет иметь высокий индекс по паранойе, но и ученый, увлеченный своими идеями — тоже. Важно соотношение. Скажем, приподняты пики по паранойе и ипохондрии — человек сосредоточен на своих заболеваниях, ходит по врачам. Паранойя и психопатия — злопамятность, мстительность. И так далее.

Опыт приходит не сразу, не прежде, чем психолог столкнется с клиническими случаями, предельной выраженностью того или иного качества. К тому же, работая с человеком, профессионал никогда не ограничится одним- единственным тестом: всегда применяется целый набор методик, в каждом случае их сочетание может быть иным, нет никакого стандартного «сита» тестов, годного для всех. Кроме опросников, существуют так называемые проективные методики: допустим, испытуемого просят рассказать, что происходит с персонажами на картинках, изображающих конфликтные ситуации. Испытуемый проецирует свои реакции, мотивы, потребности, выражая их в творчестве.

Наконец, существует психодрама, когда человек просто рассказывает о своих желаниях, тревогах, надеждах. Обе последние методики более гибкие и богатые, чем опросники, они мало поддаются формализации, и, конечно, дилетантский подход здесь исключается.

Скажу еще об одной группе методик, которые тоже называют тестами, хотя, скорее, это психофизиологические пробы: здесь исследуется не личность, но функционирование человека как некоего организма. Допустим, таблица Бурдона, где в беспорядке расположены числа. Нужно быстро построить ряд; затем задача усложняется — собрать ряд красных чисел по восходящей, черных по нисходящей, при том, что в наушники испытуемому диктуют числа, не имеющие отношения к таблице. Измеряется количество ошибок, время реакции; это важно для представителей профессий, связанных с четкостью координации, моторикой. Из этой же серии — лабиринт, по которому нужно «пройти» проволочкой точно, не путаясь и не касаясь стенок, чтобы не замкнуть цепь. Есть тесты на логику, фантазию, есть методики для измерения настроения, интеллекта. Классический пример — прогрессирующая матрица Равена, когда даются различные геометрические фигурки, надо найти закономерность, на основе которой они сгруппированы, и дополнить Труппу. Такого рода пробы существуют для того, чтобы не влияли знания, предыдущий опыт, чтобы, допустим, ученик из рядовой сельской и элитарной школы оказались на равных.

При этом тест, созданный в другой стране и в другое время, непременно должен быть адаптирован к реалиям, среди которых существует испытуемый. Любой профессионал знает, что нельзя «просто» переводить тесты, что затраты на адаптацию их зачастую соизмеримы с затратами на производство.

Мне однажды пришлось встретиться с жертвой — в буквальном смысле слова — дилетантского подхода к тестам. Ко мне за советом обратилась девушка. Я увидел шрамы на ее руке — зажившие раны от лезвия бритвы. Спросил, проходила ли она тестирование. И услышал в ответ историю любовного крушения обычной московской барышни, которая совсем не должна приводить к столь печальному финалу, с одним- знаменательным эпизодом: некий программист перевел и предложил ей тест, из которого следовало, что она психически неполноценна. Поставив «диагноз», парень ее бросил, а девушка совершила попытку к самоубийству.

Абсурд ситуации еще и в том, что те, кто ворует программы, берутся ставить медицинские диагнозы. Специалист по тестам не должен этого делать. Если случай тяжелый, я могу направить пациента к психиатру или психологу, работающему в клинике неврозов.

ИГРЫ БЕЗ ПРАВИЛ.

Надо понимать, что «норма» теста — вполне условное обозначение. Она выводится как среднестатистическая величина и означает всего лишь, что сходным образом реагирует множество людей. При этом исследователи гарантируют валидность и надежность. Наиболее часто встречающаяся реакция — вовсе не обязательно «плюс» для каждого человека. Гении вне нормы.

Мы же в своей работе ориентированы на людей счастливых, профессионально озабочены тем, насколько полно смогут реализовать свои способности, возможности наши клиенты. Это особенно актуально сейчас и здесь, в нашей стране, где идет как-бы игра без правил. Очень быстро меняются условия, законы, границы и т. д. и т. п. И выигрывают не самые умные, а самые, на мой взгляд, реалистичные — те, кто быстро и верно оценивают условия и ставят задачи на уровне границы своих возможностей.

Известно, скажем, что на Западе «выживает» в среднем 20 % начинающих бизнесменов. У нас, вероятно, эта цифра будет еще ниже, лишь немногие из тех крепких парней и симпатичных девушек, которые сейчас торгуют в ларьках, станут процветающими предпринимателями. Это жесткий прогноз. Люди не хотят знать подобные вещи. Недавно я предложил руководителю и работникам крупной фирмы ответить на вопросы серьезного теста, а они поторопились отшутиться: не надо, еще расстроимся!..

Будущее тестирования состоит в моделировании жизненных ситуаций, и в свое время я обратил внимание на то, что в 30-40-е годы немецкими специалистами была упущена чисто инструментальная возможность точно измерить предрасположенность человека к риску в ситуации, когда исход неясен. Последние десять лет я работаю именно над этим. Оговорюсь: речь не о жизненно опасных ситуациях. Хотя несколько раз ко мне обращались с предложениями определить, скажем, упадет ли рабочий с высоких строительных сооружений и т. п., то есть степень профессионального риска, — я отказывался, поскольку всякий раз выяснялось, что «заказчик» озабочен не столько безопасностью людей, сколько тем, чтобы разделить ответственность «в случае чего». В такие игры играть не хотелось. Что же касается таких профессий, как космонавт, летчик, подводник и т. п., там есть свои подходы, и, действительно, можно дать объективный прогноз, склонен ли человек к поведению, которое приведет к риску для его жизни или жизни других людей. Замечу, что люди, которым по уровню социальных возможностей такой контроль был бы необходим — высокие правительственные чиновники — у нас никогда всерьез не тестировались.

Насколько оптимально действует человек, когда исход не определен, сильно ли нервничает и много ли теряет по этой причине? «Сломается» он в случае неудачи или нет? И на эти вопросы можно дать точные ответы. Подобная проблематика разработана в Германии, где объединились две части одной культуры, но разного «обозримого» исторического опыта. Немцы и немцы. Там волею судеб академические разработки психологов внедрены в широкую практику, которая, полагаю, заслуживает самого пристального нашего внимания, несмотря на разницу в менталитете — немец, когда нет хорошей работы, все-таки берется за лопату, а русский, как известно, за дубину. Немецкие ученые уловили этот переход от одного образа жизни к другому, оказались подготовленными к нему и методически, и научно — у них были выборки, статистика, в том числе созданные на «русском» материале, путем опросов тех руководителей предприятий и фирм, которые приезжают на стажировку в Германию.

В фирме «Интеллигенц Систем Трансфер» объединились ученые Берлинского университета. Это крупная европейская фирма, имеющая 17 отделений. Она занимается «подгонкой» существующих специалистов к изменившимся условиям. Доктора Райман и Зибер говорят о социализме, переходящем в капитализм (прошу прощения за вехи), конкретно и понятно.

Приведу один пример.

В ГДР, стране, которая заботилась об идеологическом обеспечении своей политики, было много маленьких типографий, в которых, естественно, работали печатники. Просвещенный пролетариат. В новых условиях эта значительная, активная группа людей оказалась без работы. Что сделали ученые? Они дотошно, скрупулезно исследовали ситуацию. Известно, что безработные — социально опасная группа. Известно также, что сорокалетние мужчины, а это костяк производства, трудно меняют образ жизни. Исследователи добрались буквально до двигательных функций печатников — и обнаружили, что традиционные маленькие булочки, которые охотно покупают во многих странах Европы, включая и Германию, изготавливаются в автоматах, похожих на печатные станки. Ряд небольших типографий был переоборудован в пекарни. Сохранился социальный статус рабочих, вырос заработок.

Был погашен значительный очаг конфликтов. Вот эта проза, этот приземленный вариант и говорит о прекрасной работе психолога. Наука наукой, но она хороша, когда человек счастлив. Смысл психологического тестирования, психодиагностики в том, чтобы информировать человека, как стать счастливым.

В России этого пока, увы, и близко нет. Психологи, являясь советчиками, экспертами, существуют пока — надеюсь, это не прозвучит слишком резко — немного «для красоты».

СЕРЬЕЗНЫЕ ВЕЩИ ДЕЛАЮТСЯ ШУТЯ.

Что будет происходить с тестами в практической общественной жизни и в науке? В России они, очевидно, распространятся быстро и будут применяться очень широко. Этому способствуют два обстоятельства. Первое: желание многих людей объективно оценивать свои способности и возможности, воевать «с открытым забралом». Это особенно характерно для новой генерации — молодежи, студентов. Так что первое направление, где «зазвучат» тесты — образование (уже сейчас в некоторых учебных заведениях они заменили вступительные экзамены). Не потому, что отделяют талантливых от бездарных: это типичное заблуждение. Но потому, что есть люди, которые сами должны оплатить свое обучение, и есть те, которым общество должно оплатить обучение.

Второе. В меняющейся социально-экономической ситуации тесты будут все чаще играть роль в приеме на работу, особенно там, где отсутствие должной квалификации чревато значительными потерями. Есть ряд специальностей, где тестовый контроль помогает оградить общество от шарлатанов. Это жизненно важные сферы: медицина, преподавание, юриспруденция и т. п. Будут и места, где человек сможет скорректировать какие-то свои качества. Собственно, в ничтожном количестве они есть и сейчас. Скажем, знакомый читателям «ЕСЛИ» Владимир Кучеренко занимается психокоррекцией, но попасть к нему — проблема. Помимо прочего, надо сказать, что психологические услуги очень дороги во всем мире.

Кроме названных областей, думаю, тесты будут применяться в ходе политических компаний. Уже сейчас различные экономические, военные ситуации моделируются с помощью компьютера, что позволяет не рисковать тысячами жизней, но помогает выбрать оптимальный вариант. Полагаю, мы научимся моделировать и жизненные ситуации. Новые информационные технологии, без сомнения, усовершенствуют тестирование. Компьютерный процессор уже изменил образ жизни человека. Когда компьютеры научатся говорить, общаться, моделируя ситуации, создавать визуальные образы — будет следующий скачок. Частично это уже существует на уровне игровых автоматов. Следующий, более сложный процессор резко повысит быстродействие; машина будет различать оттенки голоса, возможен станет даже спектральный анализ человеческой речи. Это расширит возможности психологов, ведь речь — признанный индикатор интеллектуального развития личности.

Я не случайно упомянул игровые автоматы. Вопрос, который волнует каждого ребенка, — ты со мной играешь? — волнует и взрослых. Лучше других это известно спортсменам и военным. Второй вопрос, который больше других интересует подростка: ты меня понимаешь? Наконец вспомним знаменитую фразу: ты меня уважаешь? Все эти вопросы-клише (соблюдаешь ли ты социальные нормы в общении со мною?) остаются с нами на всю жизнь, и, разумеется, с ними мы работаем в рамках игровых методик — одного из ведущих направлений психодиагностики. Мне очень нравится фраза академика Давыдова: серьезные вещи делаются шутя. Тесты иногда похожи на игрушки, но это крайне серьезные вещи, в том смысле, что из них следуют серьезные и даже жесткие выводы. Надеюсь, что подобные экспертные системы, в которые будут встроены моделирующие реальные ситуации тесты, завоюют Россию, увеличивая число реализовавших себя, а значит, счастливых людей.

Учитывая категорический запрет автора статьи на публикацию профессиональных тестов, мы печатаем тот, который уж никак не способен навредить. И хотя к нему можно отнестись как к шутке, не забудем: серьезные вещи делаются шутя…

ХОРОШИЙ ЛИ ВЫ ШОФЕР?

1. Как часто бываете вы у окулиста, чтобы проверить свое зрение?

а) два раза в год — 2 очка.

б) ежегодно.

в) когда почувствуете, что случились какие-то перемены со зрением — 0.

2. Выпиваете вечера столько спиртного. что утром чувствуете себя неважно?

а) нет — 2.

б) иногда бывает — 1.

в) да — 0.

3. Принимаете ли лекарства, прежде чем сесть за руль?

а) нет — 2.

б) раз в неделю, хотя за рулем каждый день — 1.

в) почти всегда — 0.

4. Садитесь ли за руль, когда что-то вывело вас из себя?

а) откладываю поездку — 2.

б) стараюсь успокоиться, потом ехать — 1.

в) да — 0.

5. Прежде чем ехать на автомобиле, проверяете ли:

a) наличие пятен под машиной?

да — 2.

не всегда, только когда есть время — 1.

нет — 0.

Б) давление в шинах?

Да, потому что не люблю неожиданности — 2.

Иногда, перед долгой поездкой — 1.

Да, если вижу, что шина подспущена — 1.

В) уровень масла в двигателе?

Да — 2.

Время от времени, когда возникают сомнения — 1.

Нет — 0.

Г) наличие топлива в баке?

Да, непременно — 2.

Нет — 0.

Д) состояние охлаждающей жидкости в радиаторе?

Да — 2.

Зимой — да, а в другой период это пустая трата времени — 1.

Нет — 0.

Е) правильность установки зеркала заднего вида?

Да — 2.

Если еду по городу, обязательно — 1.

Нет, потому что серьезные трудности на дороге возникают не из-за зеркала — 0.

Ж) показания контрольно-измерительных приборов при запуске двигателя?

Непременно — 2.

Если очень тороплюсь, то нет — 1.

Никогда — 0.

6. Всегда ли соблюдаете все пункты правил дорожного движения?

а) безусловно — 2.

б) только когда есть опасность, что оштрафует инспектор — 1.

в) нет — 0.

7. Имеете ли привычку курить за рулем?

а) нет — 2.

б) время от времени — 1.

в) не могу отказать себе в удовольствии только из-за того, что сижу за рулем — 0.

8.Если почувствовали в поездке усталость, что предпринимаете?

а) останавливаюсь, перекушу или выпью чай, кофе — 2.

б) продолжаю ехать — 0.

9. Впереди по дороге медленно едет другой автомобиль. Как реагируете?

а) обгоняю, но там, где разрешено или есть подходящие условия для обгона — 2.

б) если это раздражает, то иду на обгон, даже если он запрещен — 1.

в) люблю рискованные ситуации и поэтому тут же иду на обгон — 0.

10. Можете ли сами зачистить свечи, накачать шины, устранить мелкие неполадки в машине?

А) конечно, это элементарное дело для каждого автолюбителя — 2.

Б) если это не требует большого труда и времени, то пытаюсь — 1.

В) нет, предпочитаю услуги сервиса — 0.

11. На дороге «голосует», прося помощи, шофер остановившейся машины. Останавливаетесь ли вы, чтобы помочь ему?

а) непременно — 2.

б) да, если не спешу — 1.

в) нет — 0.

12. Отвлекают ли вас разговоры, которые вы поддерживаете, управляя автомобилем?

А) нет, если же разговор отвлекает, я его прекращаю — 2.

Б) иногда — 1.

В) очень часто, иногда даже пассажир просит, чтобы я не отвлекался — 0.

13. На крутом повороте женщина жестом руки просит остановить. Остановитесь сразу же?

а) разумеется — 0.

б) когда проеду в безопасное место — 2.

Более 30 очков:

Вы отличный шофер. Ваше поведение за рулем безупречно. Вы справитесь и с легкими неприятностями, и с самыми сложными транспортно-дорожными ситуациями. В состоянии оказать квалифицированную помощь коллегам, чьи машины попали в аварию.

Если бы все водители вели себя за рулем, как вы, число автомобильных происшествий было бы гораздо меньше.

Между 20 и 30 очками:

Ваш результат свидетельствует, что вы неплохой водитель, но не лишены некоторых серьезных недостатков. Часть ваших привычек просто вредна за рулем. Ну, а если вы забыли некоторые правила дорожного движения, то стоит их обязательно восстановить в памяти.

Менее 20 очков:

Ваши упущения в знании автомобиля и обращении с ним велики. Необходимо их немедленно устранить, избавиться от вредных навыков поведения за рулем, если вы думаешь о безопасности других участников дорожного движения, а также о безопасности своей и ваших близких. В противном случае приостановите свою шоферскую практику, пока ее не прервет автоинспекция или, что всего хуже, дорожно-транспортное происшествие.

ЗАВТРА.

«Если». 1993 № 02

Книга человека.

Ученые надеются, что к 2000 году будет завершен грандиозный труд — создано полное описание генома Homo Sapiens «Книга Человека». В этой международной программе заняты 220 ученых из 23 стран. Геном человека состоит из 100 000 генов, определяющих индивидуальные особенности каждой «особи». Задача генетиков и биохимиков — расшифровать «текст», который можно сравнить с посланием на неизвестном языке, состоящем из 3 биллионов букв без членения на слова. В «алфавите» языка всего 4 буквы. Это 4 нуклеотида в молекуле ДНК. Определенный набор пар нуклеотидов и представляет собой «слово» или ген. Сегодня уже расшифрованы многие гены, в том числе ответственные за серьезные нарушения функций в организме, но основная работа пока впереди.

Подождите, мне надо причесаться!

Развитие теле- и видеокоммуникаций может привести к серьезным изменениям в образе жизни современных офисов. Замена обычных телефонов видеофонами заставляет служащих, знающих, что клиент не только слышит голос, но и видит их, постепенно менять простую и свободную рабочую одежду на более строгую и официальную и с гораздо большим вниманием относиться к своей внешности. Однако это неизбежно будет иметь и свою обратную сторону: будьте готовы к тому, что в недалеком будущем вам придется довольно долго ждать ответа на деловой звонок, потому что абонент начнет поправлять галстук или причесываться, прежде чем ответить.

Вот и кусаться стало опасно…

Полиция получила в распоряжение новое устройство, позволяющее обнаружить преступника по следам укусов на теле жертвы. С зубов подозреваемого делается слепок, а потом механизм воспроизводит движение искусственных челюстей в максимальном приближении к реальной ситуации и дает отпечаток, который можно сравнить с «картинкой» на теле пострадавшего. Следы от зубов оказались столь же индивидуальны, как и отпечатки пальцев.

Нелегкое это дело — «тяжелый рок».

Возможно, в недалеком будущем произойдет революция в рок-музыке, которая может сказаться на всей западной культуре. Дело в том, что все большее число музыкантов, звезд рока, заявляет, что теряет слух от собственной музыки. Медицинские эксперименты показали: длительное воздействие на организм слишком громкой музыки может быть причиной не только потери слуха, но и других серьезных нарушений — от патологий беременности до эпилепсии.

Обойдемся без бензина.

В Германии открыто несколько заправочных станций для автомобилей, работающих на солнечных батареях. Владельцы могут поставить машину на стоянку и зарядить батареи бесплатно. Солнечный генератор станции производит около 650 квт. электроэнергии ежегодно при средней освещенности солнцем 2,7 часа в день. Излишки электроэнергии поступают в городскую сеть.

Спасите пустыню!

Специалисты по пустыням не согласны с широко распространенным мнением о том, что глобальное потепление приведет к увеличению площади земной поверхности, занимаемой пустынями. На первый взгляд, это кажется очевидным, но лишь потому, что в нашем представлении пустыня неизменно ассоциируется с жарой. На самом деле это не вполне верно. Как показали исследования геологов Бостонского университета, потепление климата приведет к значительному увеличению испарения с поверхности океана, рек и озер, а это, в свою очередь, с неизбежностью вызовет рост осадков, и над пустынями прольются дожди. К этому следует добавить, что на месте многих пустынь раньше находились реки и моря, а, значит, под бесплодными песками могут залегать огромные резервуары пресной воды. Так что в будущем нам придется бороться за сохранение уникальных пустынных ландшафтов.

Тюрьма с доставкой на дом.

Вопреки законам классической физики, время для разных людей движется неравномерно, и кое-кто уже живет в XXI веке. Во всяком случае, это уже произошло с 45 тысячами американских заключенных. Теперь они будут отбывать свой срок в домашних условиях. Конечно, тюрьма скорее не лечит, а калечит, и такое решение в высшей степени гуманно, но в основе все-таки лежат экономические соображения. Власти Нью-Джерси подсчитали, что содержание одного человека в тюрьме обходится штату в 26 тысяч долларов ежегодно. В случае, если заключенный остается дома, расходы на обслуживание ложатся на плечи самого узника и его близких. Но как добиться, чтобы преступник действительно чувствовал себя заключенным? Сторожем стал «электронный поводок». Электронный браслет-монитор, который держит человека под постоянным контролем, представляет собой повязку шириной 7–8 см вокруг лодыжки. В браслет вмонтирован миниатюрный передатчик, каждые пять секунд посылающий сигнал приемнику, установленному в доме заключенного.

Приемник подключен к компьютеру ближайшего полицейского участка. Аппарат действует на расстоянии не более ста метров, и, если правонарушитель переступит эту невидимую границу, немедленно прозвучит сигнал тревоги. Снять браслет нельзя — иначе раздастся все тот же сигнал.

И хотя заключенный все время «под колпаком», работа на дому не только не возбраняется, но даже поощряется. Время от времени автоматический страж докладывает компьютеру обо всех замеченных отклонениях от распорядка дня.

Стоимость браслета с приемником — около двух тысяч долларов, а с «обслуживанием» домашний арест обходится всего в 4700 долларов в год, что значительно экономит муниципальный бюджет. Конечно, среди отпущенных из тюрем 45 тысяч человек нет закоренелых рецидивистов, маньяков, не умеющих управлять агрессивными импульсами, и прочих, представляющих реальную угрозу для общества. Скорее, это люди, попавшие в беду, которые в тюрьме могли бы нахвататься дурных привычек.

Приятно все-таки, когда экономические соображения совпадают с гуманными и общество заботится даже о падших.

Джеймс Боллард. Зона ужаса.

«Если». 1993 № 02

 Ларсен весь день прождал своего врача, поселившегося в соседнем коттедже. Психиатр Бейлис, высокий, мрачноватый мужчина с бесцеремонными манерами, не отличался пунктуальностью.

Ларсен слонялся из комнаты в комнату, словно в клетке, приготовил на скорую руку завтрак, попробовал было погрузиться в чтение «Анализа психотического времени» Кречмера — тяжеленного тома, полного графиков и таблиц, — но, убив два часа на книгу, не продвинулся дальше предисловия к третьему изданию.

Время от времени он подходил к окну, пытаясь обнаружить признаки жизни в соседнем коттедже. Позади него простиралась залитая солнцем пустыня, на фоне которой огненно-красный «понтиак» Бейлиса пылал, как птица Феникс. Остальные коттеджи пустовали. Комплекс использовался Электронной компанией в качестве санатория для руководства. По мысли психологов Компании, двух-трех дней бездумного чтения и созерцания неподвижного горизонта было достаточно, чтобы снизить порог нервного возбуждения и беспокойства.

Однако, размышлял Ларсен, он провел здесь пять дней и находится на грани нервного расстройства. Ему повезло, что здесь оказался Бейлис. Хотя нужно признать, что Бейлис довольно небрежен в общении со своими пациентами…

Возможно, он просто ждет развития событий.

Ларсен поборол искушение позвонить Бейлису под каким-нибудь предлогом и, словно в награду, заметил высокую квадратную фигуру психолога, пересекавшую бетонированную площадку между коттеджами. Он шествовал, залитый солнечным светом, склонив в задумчивости голову.

Ларсен впустил Бейлиса в прихожую и суетливо провел его в гостиную.

Усевшись за небольшую конторку посреди гостиной, Бейлис критически огляделся — тактический ход, раздражавший Ларсена, но всегда застававший его врасплох.

— Давайте сразу к делу, — буркнул Бейлис. — У меня мало времени. Как вы сегодня чувствуете себя? — он указал на стул, стоявший перед конторкой в удобном для пациента положении. — Садитесь и попробуйте расслабиться.

Ларсен нервно махнул рукой.

— Как я могу расслабиться, если слоняюсь без дела, дожидаясь, когда взорвется следующая бомба. — Он с явным удовольствием принялся анализировать свое психическое состояние за последние сутки, сдабривая рассказ щедрой порцией догадок и комментариев. — Ночью мне стало легче. Кажется, я вхожу в новую зону, когда психика стабилизируется. Я уже поминутно не оглядываюсь по сторонам.

Ларсен расхаживал взад-вперед, а Бейлис наблюдал за ним из-под полуопущенных век.

— Ну так что же вас все-таки беспокоит?

Ларсен в отчаянии стиснул кулаки. В висках тяжело.

Застучала кровь.

— Ради бога, Бейлис, насколько я разбираюсь в передовых идеях психиатрии, пациент и врач разделяют тяжесть болезни, растворяясь в личностях друг друга, и в равной степени несут ответственность за лечение. А вы уклоняетесь…

— Ошибаетесь, — решительно прервал его Бейлис, — я полностью беру на себя ответственность за ваше лечение. Вот почему я хочу задержать вас до тех пор, пока вы не придете к согласию с самим собой.

Ларсен недовольно фыркнул.

Их взгляды скрестились. Некоторое время Бейлис изучал Ларсена, вглядываясь в его расширенные зрачки. Затем застегнул пиджак и направился к двери. На пороге он обернулся и сказал:

— Не хочу пугать вас, Ларсен, но проблема гораздо сложнее, чем вы представляете. Я зайду к вам завтра, а пока постарайтесь расслабиться. — Он кивнул и выскользнул за дверь прежде, чем Ларсен сумел найти достойный ответ.

Ларсен обвел глазами притихшую комнату. Как ни странно, спор с Бейлисом подбодрил его, он чувствовал себя гораздо увереннее. Однако в глубине души еще таилось нервное волнение, заставлявшее его беспрестанно оглядываться на двери в кухню и спальню.

Он прибыл в Комплекс пять дней назад, находясь на грани нервного срыва. Целых три месяца, практически без выходных, он вместе с группой корректировал программу мозгового стимулятора, созданного Электронной компанией для Психиатрического фонда. По сути, это была модель центральной нервной системы, состоявшая из огромного количества компьютеров, каждый из которых хранил в банке памяти ту или иную функцию мозга: сон, возбуждение, агрессивность и т. д. Встроенные в стимулятор, они помогали «проиграть» различные стадии психических заболеваний.

Группа, работавшая над созданием стимулятора, находилась под наблюдением Бейлиса и его коллег. На одном из еженедельных осмотров у Ларсена нашли крайнюю степень переутомления, Бейлис отстранил его от работы и направил на отдых в Комплекс.

Ларсен обрадовался возможности переменить обстановку. Первые два дня он бродил между опустевшими коттеджами, любовался белыми барханами, ощущая в голове блаженную тупость, оставшуюся после барбитуратов, прописанных ему Бейлисом. Ложился спать в восемь вечера и просыпался в полдень. Он был рад одиночеству и не хотел никого видеть.

На третий день пребывания в Комплексе Ларсен решил съездить в пустыню и осмотреть заброшенную кварцевую выработку в одном из каньонов. Гараж примыкал к коттеджу со стороны кухни — он был оборудован дверью из гофрированного железа, которая поднималась вверх, под крышу.

Ларсен выкатил машину на бетонированную площадку. Вернувшись за термосом, оставленным на верстаке у задней стены гаража, он заметил канистру с бензином, стоявшую в углу. В задумчивости он застыл у верстака, подсчитывая расстояние в милях, и на всякий случай решил захватить канистру с собой. Он отнес ее в машину и повернулся, чтобы закрыть гараж.

Солнечный свет, отражавшийся от гофрированной поверхности железа, слепил глаза.

Ларсен уперся в край застрявшей двери, рывком приподнял ее и попытался опустить. Дверь не поддалась, зато в потоке света возле верстака у стены он увидел фигуру — смутную, но вполне реальную. На человеке был светло-кремовый костюм, синяя тенниска и легкие прогулочные туфли. Он стоял неподвижно, глядя как бы сквозь Ларсена. У незнакомца было одутловатое лицо с густыми щетинистыми усами и усталые серые глаза.

Держась обеими руками за дверь, Ларсен в испуге уставился на него. Как тот мог попасть сюда? В гараже ни окон, ни дверей, кроме той, у которой стоял он сам. Ларсен хотел окликнуть человека, но тот шагнул и вышел из тени. Ларсен в ужасе отпрянул. Темные пятна на костюме были не тенями, но очертаниями верстака позади него.

Тело и одежда человека оказались прозрачными.

Подстегнутый страхом, Ларсен ухватился за дверь и с грохотом опустил ее. Он мгновенно вспотел; прерывистое дыхание с хрипом рвалось из груди.

Когда через полчаса Бейлис подъехал к Комплексу, Ларсен все еще держался за дверь.

Ларсен отшвырнул книгу и взглянул через окно на пустыню. Гостиная внезапно показалось ему мрачной и темной, как камера для больного клаустрофобией. Он вышел во двор, на свежий Доздух.

Ларсен достиг края бетонированной площадки и обернулся. Коттеджи, выстроившись полукругом по периметру площадки, казалось, приникли к земле. Позади них высились до неба огромные горы. Приближался вечер, и красный диск солнца повис над ними, подарив барханам длинные тени. Ларсен пристально изучал коттеджи: нигде не было видно признаков жизни. Лишь слабое эхо нестройной музыки из дома Бейлиса доносилось до него. Пейзаж казался написанным сюрреалистом.

Задумавшись, Ларсен почувствовал, как что-то словно щелкнуло в голове. Ощущение было неявным, напоминающим затихающий радиосигнал или неясное намерение, случайно возникшее, но тут же забытое.

Он вернулся к коттеджу, заметив, что оставил дверь на кухню открытой. Проходя мимо гостиной, он заглянул в окно. На диване, скрестив ноги, сидел человек, склонившийся над томом Кречмера. На нем был тот же кремовый костюм, те же легкие туфли, как и в прошлый раз. Но сейчас он не казался привидением. Руки и одежда выглядели плотными, осязаемыми. Мужчина переменил положение, опершись локтем о диванную подушку, и перевернул страницу, перегнув корешок книги.

У Ларсена учащенно забилось сердце; он был вынужден схватиться руками за подоконник: что-то в незнакомце — его поза, манера листать книгу — убеждало, что Ларсен видел его прежде, еще до встречи в гараже.

Человек раздраженно швырнул книгу на диван. Откинувшись на спинку дивана, он посмотрел в окно, устремив взгляд мимо лица Ларсена.

Словно под гипнозом, Ларсен в полной растерянности вытаращился на него. Он узнал это одутловатое лицо, встревоженные глаза, густые усы. Он понял, что знает его слишком хорошо, лучше кого бы то ни было.

Это был он сам.

Бейлис убрал шприц в саквояж. Лицо его приняло озабоченное выражение.

Галлюцинация — не совсем подходящий для данного случая термин, — сказал он Ларсену, который растянулся на диване в коттедже Бейлиса после укола. — Это, скорее, образ, удерживаемый сетчаткой глаз, образ необыкновенной силы и продолжительности.

Ларсен, потягивая виски, слабо махнул рукой. Полчаса тому назад, ошалев от страха, он ворвался в дом Бейлиса. Врач успокоил его, потом насильно проводил к окну гостиной и убедил, что никакого двойника в действительности нет. Бейлиса ничуть не удивило сходство привидения с Ларсеном, отчего Ларсен пришел в бешенство не меньше, чем от самой галлюцинации.

Удивляюсь, что вы не узнали его раньше, — заметил Бейлис, — тот же кремовый костюм, те же туфли и тенниска, не говоря уже о внешнем сходстве, вплоть до усов.

Оправившись немного от шока, Ларсен сел, отряхнув свой кремовый костюм и смахнув пыль с легких коричнево-белых туфель.

Благодарю за разъяснение. Остается только понять — что это такое?

Опустившись в одно из кресел, Бейлис развел руками.

Да вы сами, конечно!

Это мне уже ясно, но откуда он взялся? Черт, я наверное, совсем спятил.

Бейлис щелкнул пальцами.

Да нет же! Это чисто функциональное расстройство — вроде аберрации зрения или амнезии. Если бы с вами было что-нибудь более серьезное, я давно отправил бы вас в стационар.

Он вытащил из внутреннего кармана пиджака записную книжку.

Давайте подведем итог. Очевидны две вещи: во- первых, вы и есть фантом, тут сомневаться не приходится — он ваша копия. Во-вторых, и это очень важно, он ваш ровесник. Он не явился вам в образе пышущего здоровьем юнца или седого старца. А теперь нажмите пальцем на веко и чуть сместите глазное яблоко — видите: это мой двойник. Точно так же появляется и ваш, с той лишь разницей, что раздвоение происходит не в пространстве, а во времени. В-третьих, из вашего путаного рассказа я понял, что фантом занят тем же, чем и вы несколькими минутами ранее. Человек в гараже стоял у верстака там, где стояли вы, когда размышляли, брать ли с собой канистру. Человек, сидевший на диване, повторил в точности то, что делали вы пять минут назад — читал книгу. Он даже глянул в окно, как это сделали вы, перед тем как отправиться на прогулку.

Ларсен кивнул и отхлебнул виски.

Так вы предполагаете, что мои галлюцинации — это своего рода запечатленный мозгом стоп-кадр?

Вот именно: поток образов, достигший зрительной доли мозга — почти как диафильм. Каждый образ откладывается в мозгу, образуя «кадры фильма» бесконечной длительности. Обычно «обратные сцены» возникают, когда мы вполне сознательно выбираем отдельные сюжеты из архивов памяти — например, сцены детства, пейзажи и т. д. Но стоит слегка повредить «проектор» — что возможно при переутомлении — как ролик сам пойдет назад, и вы получите наложение одного кадра на другой, что и произошло в данном случае, когда вы увидели себя, сидящего на диване с книгой.

Ларсен повел рукой, сжимавшей стакан.

Подождите-ка… Когда я сидел на диване, читая Кречмера, я ведь не мог увидеть себя со стороны, как не вижу себя в данный момент. Откуда же мог появиться этот образ?

Бейлис отложил в сторону записную книжку.

Не стоит понимать аналогию с фильмом слишком буквально. Вы не могли видеть себя на диване, но ваши ощущения не менее реальны, чем визуальное наблюдение. Требуется небольшая доля фантазии, чтобы совместить ощущения со взглядом на себя со стороны. Чисто зрительные образы даже менее точны в этом отношении.

Он подошел к Ларсену, взял у него стакан и плеснул в него виски.

Но подумаем о будущем. В свете того, что мы сегодня узнали, представляет интерес новый взгляд на привидения — как на прототип человеческой психики. Не являются ли они отражением в сетчатке глаза трансформированного образа самого наблюдателя, возникшего под влиянием страха, горя, религиозного экстаза? Примечательно то, что у большинства привидений весьма прозаический облик, особенно если мы сравним их с изысканными фантазиями знаменитых мистиков и романтиков. Вероятнее всего, туманный белый саван — не что иное, как отражение ночных рубашек самих наблюдателей. Да, любопытная тема для размышления. Например, возьмем самое знаменитое привидение в литературе и подумаем о том, насколько более осмысленным станет поведение Гамлета, если мы примем призрак его убиенного отца за самого Гамлета.

Будет вам, — нервно оборвал его Ларсен. — Скажите лучше, что мне делать?

Бейлис, вышагивавший по комнате, как солдат в дозоре, внезапно остановился и устремил пристальный взгляд на Ларсена.

Как раз к этому вопросу я собрался переходить. Ваше функциональное нарушение можно лечить двумя методами. Традиционный — уложить вас в постель на год и накачивать транквилизаторами, пока не восстановятся психические связи. Дело Долгое, требующее большого терпения, прежде всего от вас. Альтернативный метод, честно говоря, еще не апробирован, но я в него верю. Вспомните: хотя известны тысячи случаев, когда привидение преследовало человека, и десятки, когда человек гнался за призраком, но нет ни одного, когда бы человек и привидение встретились по обоюдному согласию. Скажите-ка, что случится, если вы, увидев своего двойника, войдете в гостиную и заговорите с ним?

Ларсен вздрогнул.

Вероятно, ничего, если верна ваша теория.

У нас есть шанс ее проверить. В следующий раз, когда вы увидите двойника в кресле, читающего Кречмера, подойдите и заговорите с ним. Если он не ответит, садитесь в кресло сами. Больше не надо ничего делать.

Ларсен вскочил с дивана, дико жестикулируя.

Ради Бога, Бейлис, вы в своем уме? Вы отдаете себе отчет, что значит увидеть самого себя? Единственное желание в таком случае — бежать сломя голову.

Прекрасно вас понимаю. Но, насколько мне известно, когда человек вступает в борьбу с привидением, оно тут же исчезает, разве не так? Насильно заняв «координаты» двойника, вы совмещаете психический проектор в одном канале. Два различных потока образов на сетчатке сливаются, ощущения совпадают. Попробуйте это, Ларсен. Возможно, вам придется пережить несколько неприятных минут, но игра стоит свеч — вы сможете выздороветь раз и навсегда.

Ларсен упрямо потряс головой.

- Это безумная идея. — А про себя добавил: «Я скорее пристрелю этого двойника».

Ему припомнилось: в чемодане лежит револьвер 30-го калибра, и обладание оружием придало ему гораздо больше уверенности, чем все рекомендации и лекарства Бейлиса.

Полуприкрыв веки от усталости, он слушал врача. Спустя полчаса Ларсен вернулся в свой коттедж, вытащил из чемодана револьвер и спрятал его в почтовый ящик у парадного входа под ворох старых журналов. Носить оружие с собой было бы слишком демонстративно, а в почтовом ящике револьвер надежно спрятан и одновременно доступен…

Удобный случай для расправы с двойником представился через два дня. Бейлис уехал в город, поручив Ларсену приготовить ужин на двоих. Ларсен притворился недовольным возложенным на него поручением, но втайне был рад любому занятию.

Накрыв стол в кухоньке Бейлиса и приготовив побольше льда для мартини, он вернулся в свой коттедж надеть свежую рубашку. Поддавшись внезапному импульсу, он решил также сменить костюм и туфли, поэтому вытащил из чемодана строгий пиджак и черные ботинки, в которых прибыл в Комплекс. Разглядывая себя в зеркале, он отважился пойти еще дальше в перемене облика. Сбрил усы, зачесал волосы назад, сделал аккуратный пробор.

Как выяснилось, внешность он изменить сумел, ибо, когда Бейлис вылез из машины и вошел в гостиную, то едва узнал Ларсена и отшатнулся при виде незнакомца.

- Кого вы, черт побери, из себя разыгрываете? — рявкнул он и, критически оглядев Ларсена, добавил: — У вас вид провинциального детектива.

Ларсен хмыкнул. Раздражение врача позабавило его, а после нескольких рюмок мартини он вообще пришел в отличное настроение. Весь ужин оживленно болтал. Странно, но Бейлис почему-то стремился поскорее избавиться от него. Ларсену стало понятно почему, когда он вернулся к себе. У него участился пульс, он опасливо заглядывал в каждую комнату, чувствуя себя на взводе. Теперь, когда опьянение стало проходить, он понял, что секрет его возбуждения кроется в стимуляторе, который Бейлис подсыпал в его мартини, рассчитывая, вероятно, на новый криз.

Кажется, стимулятор был очень сильным — возбуждение непрерывно возрастало. Он сделал безнадежную попытку расслабиться, пошел в спальню, пнул ногой чемодан, валявшийся на полу, нервно закурил. Наконец, не в состоянии сдерживать себя, вышел из дома, хлопнув изо всех сил дверью, и понесся через бетонированную площадку к дому Бейлиса, чтобы выяснить отношения и потребовать успокоительного.

Гостиная была пуста. Услышав шум воды, Ларсен понял, что Бейлис принимает душ. Некоторое время он болтался в гостиной, потом, не в силах сдержать возбуждение, ринулся к себе в коттедж.

Наклонив голову, он почти бежал по двору. Ему оставалось сделать несколько шагов, как вдруг он заметил, что в дверях стоит человек в строгом пиджаке, наблюдая за ним.

Ларсен обмер и отпрянул назад, узнав двойника даже раньше, чем воспринял перемену в его одежде и увидел гладко выбритые щеки и верхнюю губу без усов. Человек нерешительно топтался на пороге и, казалось, не знал, что ему делать и куда идти.

Ларсен попятился, забирая влево, в сторону гаража. Здесь он остановился и перевел дух, набираясь мужества. Двойник все еще нерешительно стоял в дверях — гораздо дольше, чем он сам, подумал Ларсен. Он глянул близнецу в лицо, испытывая отвращение не столько от полного сходства, сколько из-за странной, почти прозрачной одутловатости, придававшей щекам двойника восковую бледность трупа.

Ларсен решил проникнуть в коттедж, чтобы оказаться позади фантома.

Он с трудом пробирался через кучи старой штукатурки и мотки проволоки за гаражом, как вдруг ему послышался голос:

- Ларсен, что вы там делаете?

Бейлис, высунувшись из окна ванной, сердито наблюдал за ним. Ларсен споткнулся, едва удержался на ногах, в отчаянии махнул врачу рукой и двинулся дальше. Он уже добрался от гаража к ближнему углу коттеджа Бейлиса, но тут краем глаза заметил фигуру в пиджаке, стоявшую спиной к нему у входа в гараж.

Двойник пошевелился! Забыв о Бейлисе, Ларсен застыл на месте и принялся следить за двойником. Тот стоял в напряженной позе, как и Ларсен пять минут назад. Пристальный взгляд был устремлен на дверь ларсеновского коттеджа. Инстинктивно Ларсен взглянул в том же направлении… и обнаружил первую фигуру в пиджаке.

Какое-то время Ларсен беспомощно наблюдал за двумя фантомами, застывшими по обеим сторонам бетонированной площадки, как полуживые манекены в витрине супермаркета.

Фантом, стоявший спиной к нему, повернулся и быстро зашагал к Ларсену. Больше всего Ларсена поразил страх на лице двойника, нервный изгиб губ, напряженность во всей позе и выражение крайней усталости на лице.

С криком, застрявшем в горле, Ларсен повернулся и ударился в бегство.

Он пришел в себя в пустыне, метрах в двухстах от бетонированного двора. Тяжело дыша, он опустился на одно колено за барханом, высунув только голову. Второй двойник огибал гараж, прорываясь сквозь мотки старой проволоки. Первый шел по бетонированному двору между коттеджами.

Гряда барханов тянулась по диагонали к краю бетонированной площадки. Пригнувшись, Ларсен стал пробираться вдоль гряды, останавливаясь время от времени, чтобы оглядеть местность. Двойники все еще пребывали во дворе. Однако Бейлис уже захлопнул окно и исчез.

Ларсен достиг площадки, приподнятой на фут над плоскостью пустыни, и двинулся вдоль ее края к резервуару для воды, где мог занять удобную позицию для наблюдения. Чтобы подобраться к револьверу, он решил обогнуть коттедж Бейлиса и незаметно подкрасться к дверям собственного дома.

Он хотел было тронуться вперед, но что-то заставило его оглянуться. Вдоль гряды, приседая и дергаясь, нелепыми скачками двигалось в его сторону какое-то крысоподобное существо. Взглянув ему в лицо, безумное и страшное, Ларсен узнал еще одно свое подобие.

- Ларсен! Ларсен!!

Возле коттеджа стоял Бейлис, окликая его. Ларсен взглянул на двойника, приближавшегося к нему, и, вскочив, помчался в беспамятстве к Бейлису, который остановил его, схватив за плечи.

- Ларсен, что с вами? Снова приступ?

Ларсен указал пальцем на фигуры.

- Остановите их, Бейлис, ради Бога!

Врач резко встряхнул его.

- Их несколько? Где они, покажите!

- Вон там, у гаража и возле стены! А еще один прячется за барханами.

- Наберитесь мужества, Ларсен! Вы должны встретиться с ними лицом к лицу. Поймите же, убегать бесполезно! — Бейлис потащил Ларсена к гаражу, но тот безвольно опустился на бетон.

- Не могу, Бейлис, поверьте. В почтовом ящике лежит револьвер. Если вы его добудете, я, может быть, рискну.

Бейлис поколебался, глядя сверху вниз на Ларсена.

- Ладно, попытаюсь.

Ларсен кивнул на дальний угол коттеджа Бейлиса.

- Идите, я подожду вас там.

Как только Бейлис засеменил ко входу в его коттедж, Ларсен направился к углу дома. На полпути он споткнулся о стремянку, валявшуюся на земле, и вывихнул себе лодыжку правой ноги, застрявшей между перекладин. Охнув, он рухнул на бетон, и в ту же секунду из-за коттеджа показался Бейлис с револьвером в руках. Врач озирался по сторонам в поисках Ларсена. Пытаясь превозмочь боль, Ларсен окликнул Бейлиса, но из горла вырвался лишь сдавленный хрип. И в этот момент из-за резервуара для воды выскочил двойник, преследовавший Ларсена вдоль песчаной гряды, и подбежал к Бейлису. Волосы у него были взлохмачены, расстегнутый пиджак съехал с плеч, узел галстука сбился набок. Фантом, преследовавший Ларсена, держал его след, как хорошая гончая.

И Бейлис увидел его двойника!

Ларсен поднялся с бетона, охваченный скверным предчувствием. Он хотел махнуть рукой Бейлису, но тот не сводил глаз с двойника, который показывал пальцем на фигуры в разных точках двора — Бейлис согласно кивал головой, прислушиваясь к его словам.

- Бейлис!

Выстрел заглушил его крик, Бейлис целился куда- то между гаражами. Стоявший рядом двойнж указывал трясущимся пальцем цель. Бейлис поднял револьвер и выстрелил снова. Звук выстрела прогремел над бетонной площадкой, оглушив Ларсена. К горлу подступила тошнота.

Теперь Бейлис тоже видел множество Ларсенов, толпившихся на площадке: на протяжении ряда недель врач был сосредоточен на Ларсене, он вжился в больного настолько, что стал мыслить его образами…

Ларсен пополз вдоль стены, пытаясь скрыться за углом коттеджа. В воздухе прогремел третий выстрел, вспышка отразилась в оконном стекле ванной комнаты.

Он уже почти дополз до угла, когда послышался окрик Бейлиса. Опершись одной рукой о стену, Ларсен обернулся. Раскрыв рот, Бейлис дикими глазами уставился на него, стискивая в руке револьвер. Казалось, он колебался, не зная, на что решиться.

Тогда двойник поднял руку и указал пальцем на Ларсена, стоявшего возле стены коттеджа.

Ларсен попытался закричать, потом кинулся к стене и распластался по ней, раскинув руки. Позади раздались тяжелые шаги Бейлиса по бетону.

Он услышал только первый из трех выстрелов.

Перешел с английского Вадим ТОМИЛОВ.

Александр Глазунов. ДВОЙНИКИ.

«Тень человеке» — понятие со времен литературы Возрождения наполнено вполне определенным смыслом. Фантастика лишь предложила ряд новых терминов: скажем, клон, дубль, биомодуль, но, похоже, не изменило сути. Второе «я» человека, обретая реальность, диктует «оригиналу» свои правиле игры.

Однако, как выясняется, двойники существуют и действуют не только в литературных произведениях.

Мы предлагаем нашим читателям фрагмент из объемной работы журналиста Александра Глазунова.

ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКОЕ толкование термина «двойник» довольно простое: «Человек, имеющий полное сходство с другим». То есть совершенно чужие люди, не родственники похожи другна друга, словно близнецы. Оказалось, что двойники — не такое уж и редкое явление. Еще Плутарх писал: «Говорят, что этот Никокл был в точности лицом похож на Периандра, сына Кин- села, как походил на Алкемона, сынаАмфи- гг или на Гектора — один спартанский юноша, о котором Мирсил рассказывает, что его растоптала толпа любопытных, проведавших об этом необычайном сходстве».

Истории с двойниками связаны, как правило, с трагическими событиями. Немало таких рассказов было опубликовано и в русском журнале психизма, медиумизма и спиритуализма «Ребус» под рубрикой «Роковые двойники».

По преданию, фараону Менесу наскучило жить во дворце, и, никем не замеченный, он вышел за стены его и отправился в заросли Нила. Здесь, вооруженный копьем и луком, он охотился, и падали от его оружия дикие звери. Раз ночью, когда утомленный фараон спал, он почувствовал, как кто-то снимает с его головы повязку «Ра-оту», регалию владык Египта. Менее открыл глаза, но было уже поздно — на поляне лишь мелькнула тень похитителя, и не догнала его стрела фараона…

Десять дней и ночей Фивы были в смятении. Уже жрецы храма Тоот решили, что Менее взят в страну «серебристых облаков» по воле великого Озириса. Но волхвы из монастыря Иддины составили гороскоп Менеса и объявили, что фараон жив, но что судьба его полна превратностей, которые ныне вошли в стадию больших перемен.

И вот Менее явился. В изорванном платье, худой, истощенный охотой, со спутанными волосами, в которых ярко блистала царственная повязка «Ра-оту».

Потекли дни за днями, и все население Египта вздохнуло спокойней. Фараон Менее изменился. Надменный и склонный к жестокости, он сделался доступным и милостивым. Он отменил казни за незначительные проступки и уничтожил пытки, введенные предыдущим властителем, освободил многих заключенных из темниц и предпринял работы по осушению болот в провинции Ати, куда приказал направить беднейших людей, чтобы они могли заработать.

Но вот однажды, ровно через тридцать дней после возвращения Менеса из таинственного путешествия, попросил дозволения увидеть фараона ассирийский воин, лицо которого было скрыто большим шлемом с кожаными нащечниками. Когда неизвестного ассирийца ввели к фараону, он не пал ниц. как требовал обычай, а спросил:

- Ты — Менес?

- Я — сын Ра, повелитель Египта Менес, — ответил фараон.

- Ты лжешь, — воскликнул ассириец и снял шлем.

Крик пронесся по тронному залу. Все увидели, что друг перед другом стоят два совершенно одинаковых человека. Не было сомнения, что это «нанкиштара» — двойники.

- Я предлагаю тебе, — сказал ассириец, — отказаться от своих слов. Ты похитил у меня на берегу Нила «Ра-оту» и, пользуясь тем, что ты «нанкиштара», завладел троном моих предков.

- Ассириец, ты дерзок. Взгляни, — воскликнул Менее, открывая грудь, — здесь на сердце рдеет мой знак — знак Солнца.

Воин расстегнул свою кожаную броню и показал на груди точно такое же красное родимое пятно, имеющее сходство с солнцем, окруженным лучами.

- Теперь, — сказал он, — я укажу на другой знак, о котором знают жрецы всех храмов. Когда мне было пятнадцать лет, меня ударил в плечо дикий тур. Вот рубец! Покажи мне его у себя на плече…

Пал лже-Менес ниц перед ассирийцем и сознался в обмане. Истинный фараон вновь занял трон, но не казнил самозванца, так как нашел в нем то, чего не доставало ему самому, а именно — доброе и отзывчивое сердце. Менее сильно изменился, и конец его царствования ознаменовался развитием общества и улучшением благосостояния народа. Умирая, он назначил Менеса-Абардобела, что значит «Менее-Продолжатель», своим преемником.

НЕ МЕНЕЕ, а может быть, и более драматичны истории с двойниками на Руси. Рассказывают, например, что в жизни известного поэта послелушкин- ского периода Льва Александровича Мея (1822–1862) был странный случай встречи с двойником. Выходя из дома князей Волконских на Сергиевской улице, поэт заметил, что по тротуару прохаживается какой-то человек. Была зима, воротник пальто незнакомца был поднят, и лица его Мей не мог разглядеть. Но лишь только поэт хотел сесть в сани, неизвестный подбежал к нему и просительным голосом произнес:

- Пойдемте со мною. У меня большое горе…

Мей был не из пугливых, а потому без возражений последовал за незнакомцем. Они вышли на Моховую, где в небольшом доме он и снимал квартиру. Поднявшись по темной лестнице, Мей очутился в комнате, заставленной различными склянками и банками.

- Что это у вас здесь, аптека? — полюбопытствовал поэт.

- Нет, я химик, — ответил незнакомец.

С этими словами он скинул пальто.

Мей взглянул на химика и отшатнулся перед ним стоял двойник. Но как ужасно выглядело столь знакомое поэту его собственное лицо. Мею показалось, что он видит самого себя постаревшим лет на двадцать. На изборожденном морщинами челе оставили свой след все пороки и страсти.

— Что вам угодно? — спросил Мей.

— О, многое, — прошамкал двойник. — Видите ли, я случайно увидел ваш портрет и подумал, что раз мы так похожи, то, очевидно, и вами владеет та же мысль, которая давно поглотила меня. Присядьте и послушайте. Я — химик, доктор университета в Бонне Адольф Петц. Я ненавижу людей и желаю им мстить за то, что никого не могу любить. И вот, — продолжал старик, — я изобрел целый ряд взрывчатых веществ, страшных ядов и вывел массу бактерий, которые могут убить человека, но… всего этого мало. Мои взрывчатые снаряды уничтожат сотни, тысячи людей, но останутся миллионы, и среди них нет ни одного, кого я мог бы полюбить. Вы — мой двойник, — закричал старик, лицо его перекосило, и схватил поэта за руку. — Вы должны, обязаны помочь мне уничтожить людей… всех… всех…

Он упал и начал биться в истерике. Приведя его в чувство, Мей покинул обиталище несчастного маньяка, а на другой день направил к нему своего доктора И.П. Кочетова. Тот поехал к Петцу, но старик не открывал. Пришлось выломать дверь. В комнате нашли труп химика, который отравился сильнейшим ядом — цианистым калием.

НЕТРУДНО ЗАМЕТИТЬ, что в этих историях двойники выступают как бы антиподами героев повествования. И это не просто подборка случаев; большинство собранных мною свидетельств слоено иллюстрируют тезис: двойники — обязательно противоположные по качествам люди, как бы олицетворяющие добро и зло. Именно от этого и можно было бы оттолкнуться, начиная поиски причин существования такого явления, как двойники. Но…

Горный инженер Черкасов, страстный охотник, как-то под вечер ехал верхом по глухой степи Тункинского края, держа ружье наготове и ожидая взлета выводка стрепетов, которых он выследил. Ждать пришлось недолго. Затрещали крылья, и пять великолепных птиц вылетели из высокой травы. Черкасов вскинул ружье, но, вздрогнув, выронил его. Ударившись о землю, ружье выстрелило, но инженер будто не услышал этого. Он нё отрываясь смотрел на неизвестно откуда появившегося перед ним всадника-двойника. Когда Черкасов подъехал, тот медленно стал удаляться, и, как ни гнал своего коня инженер, настигнуть таинственного двойника не смог. Понемногу силуэт его стал таять в сумерках и исчез, оставив в душе Черкасова все нарастающую тревогу. Инженер тщательно записал время встречи.

Через месяц Черкасов вернулся в Минусинск, где его ждало письмо с траурной каймой. В письме извещалось о смерти сестры, которая умерла именно в тот день и час, когда встретившийся с Черкасовым двойник грустно улыбнулся, глядя на прицеливавшегося в стрепетов инженера.

Эта история выглядит совсем уже фантастично. Кто они — действительно очень похожие друг на друга люди или… духи, призраки, вестники, так сказать, потустороннего мира? Случаев их появления зафиксировано вполне достаточно. Однако призрачные, «эфирные», двойники, не в пример, грубо говоря, материальным — в большинстве своем оказываются спасителями, а не губителями. Правда, не всегда. И все же…

ВОТ СЛУЧАЙ, записанный доктором Гамовым со слов машиниста Юго- Западных дорог Крутова и его помощника Сизова. Ночью они вели железнодорожный состав, и вдруг недалеко от моста увидели на рельсах два тела. С большим трудом им удалось затормозить поезд, шедший под уклон. Подходя к лежащим, они разом закричали от ужаса — на железнодорожном полотне, смертельно бледные, лежали они оба, глядя в небо пустыми глазами. Однако, приблизившись, увидели, что кто-то просто положил на рельсы шпалы. Не понимая случившегося, машинист и его помощник поехали дальше. Поезд загрохотал по мосту…

Крутое очнулся через несколько часов в больнице, рядом с ним лежал с отрезанными ногами Сизое. Оказалось, что произошло крушение, а машинист и его помощник были найдены лежащими на рельсах у опрокинувшегося паровоза.

А вот что произошло с земским врачом Ярославской губернии Михаилом Романовичем Коробовым в 1904 году. Он поехал в имение богатого помещика, у которого захворала жена. Осмотрев больную, доктор попросил отвести ему комнату, где он мог бы переночевать. Камердинер проводил его в ту половину старого дома, где давно никто не жил. Комната оказалась большой и освещалась лишь керосиновой лампой, так что в дальних углах таился мрак. В то время, как лакей готовил постель Коробову, доктор закурил и подошел к открытой в соседнюю комнату двери. Ему показалось, что в 1вшюте мелькнула тень. Приписав это усталости, Коробов решил лечь слать. Постель была готова, и лакей пошел к двери, но вдруг бросился назад.

— Смотрите, барин, — кричал он, хватая доктора за руку.

На пороге соседней комнаты стояла неясная фигура, в которой, к крайнему своему удивлению, Коробов узнал себя.

Видение скоро исчезло..

Когда лакей ушел, доктор с лампой обошел все комнаты, но никого не нашел. Ставни были плотно закрыты, и ничто не нарушало тишины старого дома. Михаил Романович успокоился и лег в постель. Вскоре он уснул. Сколько времени прошло, Коробов не мог определить, помнил только, что кто-то сел на кровать и провел рукой по его ногам. От прикосновения доктор проснулся. Рядом, слабо мерцая во мгле, сидел его двойник и молча кивал головой, как бы звал куда-то.

— Я начал по инерции одеваться, — рассказывал впоследствии доктор Коробов, — и все время смотрел на таинственного двойника, который одобрительно кивал.

Когда я был уже готов, двойник встал и медленно прошел в соседнюю комнату. Но на пороге он остановился, и вдруг слабое фосфорическое мерцание сменилось красным свечением. Он взмахнул руками и пропал. Я решительно ничего не мог понять, чувствовал панический ужас и приближение чего-то страшного. Дрожащими руками с трудом отыскал спички и зажег лампу. Свет успокоил меня. Я взглянул на часы, которые показывали четыре утра, и лег, стараясь заснуть. Проснулся от сильного толчка в плечо. Вскочил на ноги и снова увидел двойника, быстро удаляющегося и машущего мне руками. В тот же момент раздался громкий треск, из угла комнаты вырвалось пламя и поползло по стене. Я оказался в горящем деревянном доме. Бросился к выходу, отскочил, так как оттуда с шипением и свистом вырвалось пламя и опалило мне лицо и костюм. Я побежал в соседнюю комнату, куда скрылся двойник. Там было темно, я натыкался на мебель и, задыхаясь, искал окна. Но они были крепко заперты снаружи. Я стал звать на помощь, но никто не слышал меня, голос терялся в реве пламени. И тут я снова увидел мерцающую фигуру своего двойника. Он быстро подошел к одному из окон и исчез, словно прошел сквозь стекло. Я бросился к этому окну, толкнул его — оно раскрылось вместе со ставнями. Я выскочил во двор, а вслед за этим крыша дома рухнула.

НУ, А В НАШЕ ВРЕМЯ есть двойники? Как ни странно, их известно гораздо больше, чем в прошедшие века. И безо всякого преувеличения можно сказать, что, если поискать, то каждый может найти двойника или очень похожего на себя человека. Из сообщений в печати известно, что Леонарда Гиббса его сверстники, учащиеся школы, считают копией Пола Маккартни из знаменитого ансамбля Битлз"; ирландке Элизабет Макайвер, живущей в Лондоне, немало хлопот причиняет сходство с кинозвездой Элизабет Тейлор, зато актриса Джейн Боух, которая также очень похожа на Тейлор, частенько ее дублирует; Тео Теоколи — двойник и друг Адриано Челентано, Джон Мурай поразительно похож на американского киноактера Кларка Гейбла, а англичанин Кенни Ваймарк — на известного актера Хэмфри Бога рта; американский бизнесмен Рои Кнап имеет сходство с Михаилом Горбачевым, впрочем, как и Владимир Трофимов из Москвы, а москвич Андрей Сторожука похож на Сильвестра Сталлоне; сотрудник газеты «Комсомольская правда» Михаил Чикин — на Дэвида Боуи, а москвичка Елена Лунева — на Марину Влади. Наконец, опубликованный в газете «Известия» от 7 мая 1989 года снимок голландского астронома Петера Бартеля привел в изумление моего знакомого Александра Петухова: оказалось, что они не просто очень похожи друг на друга, судя по фотографиям, у них и возраст одинаковый, они еще и пользуются компьютерами одной марки.

А сколько двойников у писателя Эрнеста Хемингуэя, в честь которого ежегодно устраивается специальный конкурс двойников?..

ПОНЯТНО, ЧТО ПОХОЖИЕ, пусть даже очень, люди — еще не «двойники» в традиционном понимании. Двойник — это второе «я», копия, буквально во всем повторяющая оригинал. И, значит, судьбы людей, зачастую разделенных пространством и не подозревающих о существовании друг друга, должны быть схожими. Возможно ли такое? В подтверждение тому есть многочисленные исторические иллюстрации, одну из которых (из собрания В. Мглинца) я приведу.

Шел 1900 год. Король Италии Умберто I зашел пообедать в один из ресторанчиков в Монза. Войдя в зал, он столкнулся с ресторатором и онемел от удивления — ему показалось, что он видит свой портрет: одного роста, то же лицо, белые усы, цвет глаз… Когда удивление прошло, король спросил, как зовут ресторатора.

— Умберто, Ваше Королевское Величество.

— Тоже Умберто? — удивился король.

- Где родился и когда?

— В Турине, 14 марта 1844 года.

— То есть в день моего рождения, и я родился в Турине.

Затем оказалось, что жену ресторатора зовут Малгожата (как и королеву), а женился он 2 апреля 1866 года (в один день с королем).

— Дети?

— Сын Витторио.

— Как и наследник трона. С каких пор вы здесь?

— Я открыл этот ресторан 8 января 1878 года.

Для короля это число было датой коронации. Они выяснили и многие другие общие моменты их жизни: оба участвовали в одних и тех же битвах, проявили себя смелыми и отважными, получили медали за храбрость, оба занимались легкой атлетикой.

Они договорились встретиться на следующий день на легкоатлетических соревнованиях, однако встреча не состоялась. «Ресторатор мертв, несчастный случай с оружием…» — сообщили королю.

— Жаль его, — вздохнул Умберто I — Хотя с другой стороны… только теперь я чувствую себя самим собой. Не все, Однако, совпало в наших судьбах: он уже не живет, а я…

Умберто I не успел закончить: раздались выстрелы, и король упал.

ДУБЛЕРЫ ЛИ ОНИ? Отражения, в которых проявляется закон симметрии? И кто «автор» людей- двойников — природа, либо они продукт «небесной технологии»? Чем больше собирается подобных фактов, свидетельств, удивительным образом перекликающихся с мифами и сказаниями разных народов, тем больше я убеждаюсь, что придти к какому-либо однозначному выводу невозможно. Словами Шри Ауробиндо, «и жизни наши — это тайна, что глубже всех фантазий наших».

В двенадцатом часу, когда бокалы Еще звенели в бешенстве хмельном, Тайком ушел я с пиршества, усталый. В безмолвии застыла тьма кругом. Лишь иногда кричала стража где-то. В ночной тиши мой шаг был словно гром. Из праздничных чертогов, полных света Я шел один, и тяжко было мне, И я не понимал, к чему бы это. Свой дом увидел я и в стороне Остановился — так мне стало жутко. И впрямь был виден свет в моем окне. Не может быть… Конечно, это шутка… Кто в полночь посетить меня бы мог? Наверно, хмель меня лишил рассудка… Дом был надежно заперт на замок. Достал я ключ, приглядываясь к бликам, Дверь отпер и переступил порог. Чтобы отпрянуть в ужасе великом: Перед пюпитром я стоял, я сам, Схож сам с собой осанкою и ликом. «Кто ты?» — не веря собственным очам. Вскричал я, и в ответ он бросил смело: «Кто это в гости ходит по ночам?» И посмотрел, и стал белее мела. У нас обоих отнялся язык. Мгновению, казалось, нет предела. И наконец прорвался дикий крик Из горла моего: «Исчадье ада! Прочь, морок! Сгинь! Как ты сюда проник?» И, не сводя с меня шального взгляда. Улыбкою преодолев испуг, Он вымолвил: «Постой! Кричать не надо! Ты или я? Вот наш порочный круг. Поищем квадратуру бредовую, Удостоверь себя, любезный друг! Тогда я призрак. Морок. Я пасую. А не удостоверишь — извини! Согласен ты на партию такую?» Я возмутился: «Хватит болтовни! Я существо мое тебе открою, Чтоб ты навек пропал в ночной тени». А он: «Займемся нашею игрою! Кто ты?» «Я тот, кто дышит с малых лет Лишь правдою, добром и красотою, Тот, кто, храня божественный завет, Тельца не почитает золотого, Кто не боится козней и клевет. Кто грешный дым от пламени святого Не без труда, но все отличит. А ты? Таков ли ты? Скажи хоть слово!» Ответный смех его был ядовит: «Нет, я другой, другой по всем повадкам, Хотя и схож со мною ты на вид. Из гадов гад я в этом мире гадком. Предатель жалкий в дружбе, трус в борьбе. Ну, словом, негодяй по всем задаткам. Ты, значит, свят наперекор судьбе? Что ж, мой красноречивый посетитель. Из нас двоих кто верен был себе? Дерзнешь ли ты занять мою обитель?» И прошептал я, устремляясь прочь: «Ты прав, останься здесь, ты — победитель». И с плачем канул я в глухую ночь.
Адальберт Шамиссо. «Двойник». Перевод В. Микушевича

Примечания.

1.

Дизтиламид, производное лизергиновой к-ты; оказывает галлюциногенное действие. (Здесь и далее прим, пер.).

2.

"Горе сердца", выше сердца (лат.). Возглас католического священника во время мессы.

3.

Вершина вулканического происхождения в Каскадных горах. Северный Орлеан.

4.

Андре Ленотр (1613–1700) — французский архитектор, мастер садово-паркового искусство, создатель «французского» типа парка.

Фредерик Лоу Олмстед (1822–1903) — американский архитектор-пейзажист. создатель Центрального парка в Ныо-Йорке.

5.

Спряжение глагола "faire" (делать) в сослагательном наклонении.

6.

Милосердие (англ.).

7.

Невинность (англ.).

8.

Надежда (англ.).

9.

Вера (англ.).

10.

Терпение (англ.).

Оглавление.

«Если». 1993 № 02. «Если», 1993 №  01. Урсула Ле Гуин.  Вдогонку. Виктор Гульдан, доктор психологических наук. В ПЛЕНУ ДОМАШНЕГО ДРАКОНА. Фриц Лейбер. Корабль призраков. Юрий Синченко, доктор исторических наук. ЖИЗНЬ ВНЕ ВРЕМЕНИ. ПРОГНОЗ. На Земле запасы воды тают. Зато можно устроить колодец на астероиде. Лес просит помощи. Европейцы явно умнеют. Оживший компьютер. Метро в Париже. Кино по телефону. Берегите кожу. Дело за лошадью. Будем производить суперженщин. Кит Лаумер.  Ночь иллюзий. I. II. III. IV. V. VI. VII. VIII. IX. X. XI. XII. ХIII. XIV. XV. XVI. XVII. ХVIII. XIX. XX. XXI. XXII. XXIII. XXIV. XXV. XXVI. XXVII. XXVIII. XXIX. XXX. XXXI. XXXII. XXXIII. XXXIV. XXXV. XXXVI. XXXVII. XXXVIII. XXXIX. XL. XLI. Александр Ерофеев, кандидат психологических наук. ЛАБИРИНТ ВОЗМОЖНОСТЕЙ, ИЛИ КАК УЗНАТЬ СЕБЯ. ВЫ ЗНАЕТЕ, ЧТО ТАКОЕ ТЕСТЫ. ИГРЫ БЕЗ ПРАВИЛ. СЕРЬЕЗНЫЕ ВЕЩИ ДЕЛАЮТСЯ ШУТЯ. ХОРОШИЙ ЛИ ВЫ ШОФЕР? Более 30 очков: Между 20 и 30 очками: Менее 20 очков: ЗАВТРА. Книга человека. Подождите, мне надо причесаться! Вот и кусаться стало опасно… Нелегкое это дело — «тяжелый рок». Обойдемся без бензина. Спасите пустыню! Тюрьма с доставкой на дом. Джеймс Боллард. Зона ужаса. Александр Глазунов. ДВОЙНИКИ. Примечания. 1. 2. 3. 4. 5. 6. 7. 8. 9. 10.