«Если». 1994 № 11-12.

«Если», 1994 №  11-12.

«Если». 1994 № 11-12

«Если». 1994 № 11-12 Роберт Блох. ЛЮБЛЮ БЛОНДИНОК.

Люблю блондинок. Конечно, это дело вкуса, а о вкусах, как известно, не спорят. Кто-то из моих друзей любит брюнеток, а кто-то — рыжих. Им, в конце концов, виднее.

В общем, кому что, а моя любовь — блондинки. Высокие и коротышки, толстые и худые, красотки и замухрышки… Короче говоря, блондинки всех сортов, размеров, форм и национальностей. Разумеется, я слышал кучу всяких на их счет соображений. И кожа у них блекнет рано, и интеллект у них невысок, к тому же они легкомысленны, корыстны, тщеславны и черт знает что еще. Но все это меня ни капельки не волнует. Даже если это и правда. Ведь любят не за что-то, а иногда даже вопреки всему.

Ладно, хватит об этом. Я вовсе не собираюсь оправдываться. И тем более кому бы то ни было объяснять, почему в восемь вечера стоял на углу Рид и Тэмпл, высматривая свою блондинку.

Возможно, я перестарался, подбирая свой костюм: вид у меня получился довольно напыщенный и старомодный. Может быть, мне и не стоило многозначительно подмигивать каждой проплывавшей мимо блондинке. Впрочем, это ведь тоже дело вкуса, правда? И если какая-нибудь высокая красавица смерит в ответ уничтожающим взглядом или отбреет фразой типа «отвратительный старикашка», это меня ничуть не смущает.

Две красотки в голубых джинсах прошествовали мимо. У обеих волосы цвета пшеницы, созревшей на полях Миннесоты. По-моему, они двойняшки. Явно не для меня: слишком молоды. С такими можно схлопотать кучу неприятностей, а мне неприятности ни к чему.

Вечер сегодня хорош. Такие бывают только поздней весной. Полно народу, но все гуляют парами. Похоже, каждый уже нашел свою блондинку, и только я один пребывал в одиночестве. Стрелки часов приближались к девяти. Я решил, что здесь больше делать нечего. Лучше всего в это время искать блондинок в Дримвэе, танцевальном зале, где танец с профессиональной танцовщицей стоит всего-навсего десять центов. Дешевое местечко. Во всех отношениях дешевое. Но там по крайней мере я мог спокойно купить билеты и не спеша выбрать что надо. Вообще-то я не люблю танцплощадок. Эта так называемая музыка режет слух, а зрелище танцующей толпы действует мне на нервы. Во всем этом есть какой-то вульгарный сексуальный подтекст, который мне глубоко противен.

Сегодня Дримвэй переполнен. Рабочие бензозаправочных станций с длинными бакенбардами, стареющие дэнди в молодежных костюмах, маленькие филиппинцы с очень серьезными лицами, унылые клерки — все кружат по обшарпанному паркету своих десятицентовых партнерш.

Интересно, где эти барышни берут свои ужасающие наряды оранжево-бордово-кроваво-красного цвета? А прически? Кто им делает такие прически? По-моему, так стричь можно только пуделей. Плюс густо наложенная яркая косметика и дешевая бижутерия, звенящая при каждом движении. Как у призовой коровы с увитыми красной лентой рогами.

Я заметил высокую девушку с прекрасной фигурой и большими глазами. Правда, она брюнетка, и, значит, не для меня. Но должен же я быть хотя бы объективным. А вот и… Да, вот и блондинка. Моя блондинка! Довольно молодая, чуть-чуть пухловатая и несомненно уставшая от жизни. То, что мне нужно: блондинка до мозга костей. Настоящая блондинка, не какая-нибудь крашеная, с умирающими волосами (на эту удочку я не раз попадался, и теперь меня не проведешь). Если хотите, королева блондинок. Я смотрел, как она с невыразимой скукой на лице кружила своего партнера, какого-то неуклюжего увальня, явно приехавшего развлечься в город со своей фермы. Одет он был довольно дорого, но из-под белоснежной рубашки выдавался воротник красной футболки. Если зрение мне не изменяет, танцуя, он жевал кончик зубочистки. Деревенщина!

Я пошел к кассе, купил на три доллара десятицентовых билетов, потом вернулся на площадку в ожидании окончания танца. Ждать пришлось недолго, не больше минуты. На Дримвэе не бывает длинных танцев. Фермер исчез, наверное, пошел купить еще билетов. А моя блондинка одиноко стояла на краю площадки. Я подошел к ней, раскрыл ладонь и показал пухлую стопку билетов.

— Танцуете? — спросил я. Они кивнула, даже не взглянув на меня толком. Чувствовалось, что уже устала. Но это была ее работа, ее деньги.

На ней было короткое изумрудно-зеленое платье без рукавов. Пухлые руки, плечи, грудь — вплоть до глубокого выреза — усыпаны веснушками. Глаза ее казались зелеными, но это было лишь отражение цвета платья. На самом деле глаза девушки были серые, как скоро я это понял.

Заиграла музыка, и мы вышли на площадку. Секунд червя тридцать после начала танца она впервые взглянула на меня.

— Эй, а вы неплохо танцуете, — сделала она мне комплимент.

Подобного «эй» я и ждал. Да еще сказанного ее наивным полудетским голосом. По дороге к билетной кассе я нарисовал точный портрет. Деревенская девчонка, бросившая школу и подавшаяся в город, где, как ей казалось, ждут большие перспективы и веселая жизнь. Скорее всего, сбежала из дома с мужчиной. А если нет, то наверняка нашла кого-нибудь здесь сразу после приезда. Разумеется, кончилось это плачевно. Потом пошла на работу в ресторан или магазин. Потом встретила другого мужчину и пришла в танцевальный зал, где работа казалась приятнее и легче.

Что, слишком смелые выводы для такого короткого знакомства? Возможно. Но поверьте, я встречал так много блондинок в подобных ситуациях, и их истории были похожи одна на другую. По крайней мере в случае, если в их лексиконе встречалось что-нибудь похожее на это «эй». И я вовсе не иронизирую. Напротив, больше всего люблю именно таких.

— И откуда в таком старичке столько жизни? — весело спросила она. Она, несомненно, чувствовала, что нравится мне и может себе позволить фамильярность.

— Я выгляжу гораздо старше своих лет, — улыбнулся я в ответ. — Знаете, пожалуй, мы могли бы танцевать с вами всю ночь напролет. По-моему, это неплохая идея, а?

— Вы мне льстите, — парировала она, но в глазах ее мелькнула тревога. Похоже, она поверила в серьезность моих намерений.

Я дал ей минуту на размышления и пошел в атаку.

— Не буду вас обманывать, — начал я, стараясь быть как можно искреннее. Я одинок так же, как и все остальные мужчины, которых вы здесь встречаете. Не собираюсь предлагать пойти куда-нибудь, где можно спокойно поговорить, потому что заранее знаю возможный ответ. Вам ведь платят за то, что вы танцуете. Но я знаю, что если куплю билетов долларов, скажем, на десять, вы могли бы сойти ненадолго с этой площадки. И мы выпили бы чего-нибудь в баре.

— Ну, я не знаю…

— Конечно, вы не знаете. Зато я знаю. Вас настораживает поспешность, с какой я делаю это предложение? Но я же вам в дедушки гожусь, право.

Похоже, я убедил ее в невинности своих намерений, и она согласилась. Тем более что ее радовала перспектива хоть немного передохнуть за столиком.

— Думаю, в этом нет ничего зазорного — улыбнулась она еще раз. — Так куда мы пойдем, мистер…

— Биэрс.

— Что, правда? — она сдерживала смех.

— Правда. Биэрс это имя, а не напиток <beer — «пиво» (англ.)>. А пить вы можете все, что вам захочется, мисс…

— Шэрли Коллинз, — теперь она смеялась.

— Ну, пойдем? — Я довел ее до края площадки.

Пока она надевала пальто, я купил еще билетов и договорился с администратором. Администратор обошелся в пять долларов, но я отдал их без всякого сожаления. Ведь каждому надо жить, правда?

Когда девушка вернулась, косметики на ее лице стало значительно меньше, от чего она несомненно выиграла. Мы прошли к бару, в котором для нас нашлась тихая кабинка. Я заказал виски с содовой, официантка в слаксах, жующая жвачку, очень быстро принесла два высоких стакана. Я тут же расплатился, не забыв про, чаевые. Официантка «чмокнула» жвачкой в знак благодарности и оставила нас вдвоем. Я подвинул свой стакан поближе к Шэрли.

— В чем дело? — спросила она.

— Все в порядке. Просто я этим не увлекаюсь.

— Я надеюсь, вы не собираетесь споить бедную девушку?

— Милая моя, ради Бога! — Теперь я был похож на университетского профессора, наставляющего студентку на путь истинный. — Вы можете пить ровно столько, сколько пожелаете.

— Да-да, конечно. Только знаете, девушка должна быть осторожной с мужчинами. — Она залпом проглотила свою порцию, а вторую пила уже маленькими глотками. — Вам, наверное, скучно сидеть и смотреть, как я пью, — философски добавила она, пьянея на глазах.

Я следил, чтобы ее стакан не оставался пустым, вовремя заказывая подкрепление.

— Вы и понятия не имеете, что происходит с ногами от этих бесконечных танцев, — лепетала она.

— Извините, — перебил я ее, поднимаясь со стула. Мне нужно сказать пару слов старому другу.

Я вышел из кабинки и пошел в другой конец бара. Мы перекинулись парой слов. Когда я вернулся в кабинку, оказалось, что Шэрли Коллинз, пока меня не было, заказала себе еще стакан виски. Я снова расплатился с официанткой, не забыв про чаевые.

— Елки-палки! — вспыхнула моя блондинка. — Вы швыряете деньги на ветер.

— Деньги для меня ничего не значат, — гордо сказал я и вытащил из кармана пять двадцатидолларовых бумажек. — Вот, возьмите…

— Нет, нет, мистер Биэрс. Я… Я не могу, — она явно была озадачена моим жестом.

— Берите, берите, — настаивал я. — Это только маленькая часть того, что осталось в моем кармане. Я хочу видеть вас счастливой.

И она взяла. Они всегда берут. И реакция у них всегда одна и та же.

— Эй, а вы симпатичный старичок, — она взяла меня за руку. — Я никогда таких не встречала. Ну таких великодушных и добрых. И никаких приставаний.

— Это точно, — я высвободил свою руку. — Никаких приставаний.

Этот жест озадачил ее еще больше.

— Я не знаю, мистер Биэрс… Не могу вас понять… Между прочим, откуда вы взяли эти деньги?

— Просто подобрал их на улице, — ответил я, улыбнувшись. — Это очень легко, если знаешь как и где.

— Вы шутите надо мной. А чем вы занимаетесь?

— Может быть, это вас удивит, но я на пенсии. Теперь занят только своим хобби.

— В смысле, вы читаете книги или рисуете или еще что-нибудь такое? Или, может быть, коллекционируете значки или марки.

— Попали в точку. Хотите посмотреть мою коллекцию?

— Приглашаете меня взглянуть на ваши гравюры? — прыснула она.

— Почему бы и нет. По-моему, вы не собираетесь прикидываться, что вам не хочется идти, правда?

— Нет, конечно. Пойду с удовольствием. Что в этом, собственно, такого? — Она аккуратно уложила в кошелек пять двадцатидолларовых бумажек и поднялась со стула, развязно сказав: — Пошли, папаша.

Я пропустил мимо ушей это ее «папаша». Она была так привлекательна, что я готов был ей простить все что угодно. Даже сейчас, слегка под хмельком, она не потеряла своего очарования.

Дюжина людей провожала нас неодобрительными взглядами, когда мы выходили из бара. Я знал, о чем они думали: «Старая развалина, а ухлестывает за молоденькой девицей. И куда только мы катимся?».

Потом они, конечно, очень быстро вернулись к своим стаканам. Потому что вовсе не хотели думать о том, куда катится мир.

Шэрли Коллинз нравилась мне все больше. Я легко поймал такси и усадил ее на заднее сиденье, примостившись рядом.

— Дом Шэйна, — сказал я водителю.

Шэрли прижалась ко мне, но я отодвинулся, чего она явно не ожидала.

— Что такое, папаша… Я вам не нравлюсь?

— Конечно, нравитесь.

— Тогда не ведите себя так, будто я кусаюсь.

— Не в этом дело. Но я же обещал, что буду вести себя прилично.

— Да, я помню, — она успокоилась, видимо, удовлетворившись моим объяснением. — Тогда займемся вашими гравюрами.

Мы остановились у нужного дома. Я протянул водителю десятидолларовую купюру и оставил ему сдачу.

— Вы себе верны, мистер Биэрс, — сказала Шэрли, выбравшись из машины, сорите деньгами направо и налево.

— Шикую на прощание. Скоро покину этот город и больше никогда не буду сорить деньгами здесь.

Я взял ее за руку и открыл дверь подъезда. Лифт был свободен. Я нажал кнопку верхнего этажа, и мы медленно поплыли вверх.

Вдруг Шэрли глубоко вздохнула и положила ладони мне на плечи.

— Послушайте, мистер Биэрс, что я подумала. Я как-то смотрела фильм… А когда вы сказали, что уезжаете из города… Вы больны, да? Ну, в смысле, вы были у врача, и он сказал, что вы скоро умрете от какой-то страшной болезни, да?

Ее заботливость меня тронула.

— Смею вас заверить, — серьезно ответил я, — что ваши предположения беспочвенны. Я в добром здравии и намерен пребывать в нем еще много лет.

— Очень хорошо. Теперь мне стало легче. Вы мне нравитесь, мистер Биэрс.

— Вы мне тоже нравитесь, Шэрли.

Я шагнул назад, чтобы избежать объятий. Двери лифта распахнулись, и мы вышли на лестничную площадку. Я повел ее к ступенькам.

— Прошу вас, — сказал я, пропуская ее вперед.

На верхней ступеньке она остановилась, растерянно взглянув на меня.

— Но здесь дверь… Что это, крыша?..

— Идите и не бойтесь, — скомандовал я.

Она вышла на крышу дома. Я шагнул за ней и тихонько закрыл за собой дверь. Вокруг все было спокойно.

Была полночь. Прекрасное время суток. Внизу простирался темный город, виднелся лишь свет уличных фонарей и неоновых реклам. Я много раз видел его таким и с воздуха, и с высоты городских крыш, и каждый раз это зрелище захватывало и восхищало меня. Там, откуда я прилетел, все другое. Я всегда прилетал сюда с удовольствием, хотя жить здесь или остаться надолго не смог бы никогда.

Я смотрел на распластавшийся под нами город, а Шэрли глядела совсем в другом направлении. Я поймал ее взгляд, уходивший в темную глубину крыши. Там виднелись едва различимые очертания большого круглого предмета. Его нельзя было увидеть из соседних домов, и даже стоя здесь, на крыше, его тоже нелегко было заметить. Но она углядела.

— Эй! — сказала она. — Смотрите, мистер Биэрс.

Я спокойно повернул голову туда, куда указывал ее палец.

— Что это? Самолет? Или одна из этих таинственных штук? Ну, как их там? Летающая тарелка?

Я продолжал спокойно смотреть в ту же сторону.

— Что с вами, мистер Биэрс? Вы… Вы не удивлены?

Я не издал ни звука.

— Вы… Вы знали об этом?

— Да. Это мой аппарат.

— Ваш? Эта тарелка? — Она замолчала в замешательстве, но через несколько секунд продолжила. — Но… Но этого не может быть! Вы же человек и…

— Это не совсем так, Шэрли, — я медленно покачал головой. На самом деле я не такой, каким вы меня сегодня видите. Там, откуда я прибыл, я выгляжу совсем иначе. Все это, — я провел ладонью вдоль своего тела, — я одолжил у Рила.

— Рила?

— Да. Это один из моих друзей. Он тоже коллекционер. На нашей планете все что-нибудь собирают. Это наше хобби. Мы прилетаем на Землю, чтобы пополнить свои коллекции.

Я не мог видеть ее лица. Когда я придвинулся к ней ближе, она с испугом отшатнулась.

— Посмотрели бы трофеи Рила! Все — на «Б.» У него есть Бронсон, три Бейкера и Биэрс — тот самый, чье тело я сейчас использую. По-моему, его звали Эмброуз Биэрс. Рил подобрал его в Мехико много лет назад.

— Вы сумасшедший, — зло прошипела Шэрли, пятясь назад.

— А в коллекции моего друга Кора есть люди всех национальностей. Мар я встретил его в баре — увлекается полинезийцами. Многие из нас прилетают сюда довольно часто, несмотря на появившиеся сейчас слухи и связанные с этим опасности.

Теперь я приблизился к Шэрли почти вплотную. Она уже не шарахалась от меня. Впрочем, шарахаться ей было уже некуда: она стояла на самом краю крыши.

— Или например, Виз, — продолжал я. — Он собирает одних только рыжих. Причем бальзамирует их каким-то особым способом. А Рил оставляет свои экземпляры в целости и сохранности, и мы можем использовать их для прогулок на Землю. Скажу вам честно, это увлекательное занятие! Ну, а я собираю блондинок.

Она смотрела на меня широко открытыми глазами.

— Вы… собираетесь… меня… заба… забальзамировать?

— Вовсе нет, дорогая, — спокойно ответил я. — Не волнуйтесь, пожалуйста. Я никого не консервирую и не бальзамирую. Моя коллекция основана на совсем других принципах.

Она медленно побрела по краю крыши к моему кораблю, черное тело которого спокойно и величественно отражало свет появившейся на небе луны. Не сомневаюсь, что эти магические отблески манили ее, как манит все неизведанное и таинственное. Я пошел за ней следом, понемногу приближаясь все ближе и ближе.

— Вы… Вы разыгрываете меня? — с надеждой спросила она, задыхаясь.

— Да нет же. Многим друзьям мои привязанности кажутся странными, но я не могу с этим согласиться. Что может быть лучше блондинок? В моей коллекции их уже больше ста. Вы — сто третья, если точно.

Она потеряла сознание, я едва успел ее подхватить. Все получилось более чем удачно, без борьбы, шума и крика. Я аккуратно занес ее в люк корабля, и через минуту мы поднялись в воздух…

Конечно, кто-нибудь непременно запомнил старого джентльмена, подцепившего на танцплощадке Шэрли Коллинз. Кроме того, я «наследил» по всему городу, оставив в разных местах кучу денег, что запоминается гораздо лучше, чем лица. Обязательно начнется расследование и всякая подобная ерунда. Они всегда проводят расследование, хотя еще ни разу его не завершили.

Но все это меня нисколько не беспокоит. В коллекции Рила помимо старика Биэрса есть еще масса других тел. В следующий раз возьму что-нибудь помоложе. Жизнь требует разнообразия.

Да, симпатичный получился вечерок. Всю дорогу домой я летел в прекрасном настроении, напевая какие-то песни землян, которые мне не раз приходилось слышать на танцплощадках и в барах. Все-таки коллекционирование — это вещь! Лучшего занятия я просто не знаю.

А главное, просто обожаю блондинок. Блондинку я ни на что не променяю. Впрочем, как я уже сказал, это дело вкуса.

Перевел С Английского Михаил Комаровский.

Владимир Губарев. СКУПЫЕ РЫЦАРИ.

Кто из нас в детстве не переболел этим видом благородного безумия — собирательством?

Правда, Р. Блох с присущим ему мрачноватым юмором заставил своего героя коллекционировать блондинок, но сама психология, говорят, не меняется от предмета собирательства.

Невозможно рассказать в одной статье обо всем многообразии мира человеческих пристрастий (в Америке есть коллекционер, который собирает свисты, а в Венесуэле — закаты), поэтому мы решили ограничиться всего лишь двумя предметами: коллекционированием монет— как наиболее распространенным видом собирательства и самой благородной страстью — любовью к живописи.

Вместе, где толпятся нумизматы, можно встретить как начинающих свой собирательский путь мальчишек, так и убеленных сединами почтенных мужей. Перед магазином «Нумизмат», что на Таганке, одна из таких «тусовочных площадок». Человек сто. Женщину здесь можно встретить крайне редко, в основном — представителей сильного пола. Одни занимают места вдоль стены, выставив на всеобщее обозрение свои богатства, остальные, подобно частичкам броуновского движения, перемещаются в толпе: останавливаются, прицениваются, торгуются, меняются или просто общаются.

Монеты и их цена — загадка. Серебряные полтинники, нэповские со звездой и более поздние с молотобойцем, идут от трех до пяти тысяч, несмотря на то, что в каждой этого благородного металла по 9 граммов. Рубли котируются выше — 8-15 тысяч, впрочем, они реже встречаются. Николаевские рубли тянут на 20–35 тысяч. А если у вас есть лишних шестьдесят тысяч, можете купить комплект из 64 монет СССР.

Распад Союза и появление на его месте независимых государств дал коллекционерам новое поле деятельности. Стоит пожелать — и вы обладатель серии изображений «отца всех туркменов» Сапармурада Ниязова: на пяти монетках — за две тысячи, на пяти из семи имеющих хождение банкнотах — за 20 тысяч, или на всех шести выпущенных этим государством марках — за 4 тысячи. Правда, популярнее всего марки непризнанных государств — «Динозавры Абхазии» и «Суворов», которого наклеивают в Приднестровской республике на денежные знаки. Экзотика заморская волнует почему-то меньше — наверное, своей хватает.

Почетное место в альбомах коллекционеров бон — бумажных денежных знаков — занимают наши родные «отмененные» ассигнации. «Стольник» и пятидесятирублевка допавловских времен — уже раритет, они идут соответственно за пять и три тысячи. Даже червонец с Ильичом — 1000 рублей. А вот банкноты 1992 года тянут меньше: тысяча и 10 тысяч — лишь вполовину собственного номинала, а пятитысячная — всего на треть.

В нашем отечестве нумизматам всегда не везло. Государство видело в них исключительно хранителей драгоценных металлов. И время от времени делало попытки запустить свою руку в коллекции. МВД слало победные реляции: разоблачено, изъято… Последствия таких кампаний задевали даже тех, кто сидел достаточно «высоко». Так, одному замминистра, страстному коллекционеру, чтобы не расстаться с должностью, пришлось после надлежащего внушения «подарить» свое собрание государству. Но затраты на выявление и отлов коллекционеров во много раз превышали полученные результаты: ведь только единичные коллекции насчитывали несколько сот золотых монет. Поэтому и собирали в основном недрагоценные монеты или серебро.

Кстати, борьбой с коллекционерами занималось не только советское государство. Так, например, в США в 1924 году вышел указ, запрещающий хранить монетное золото на руках. А в 60-х годах американских коллекционеров обвинили в том, что из-за них не хватает мелкой разменной серебряной монеты. Дело в том, что некоторые собирали центы, даймы и другие монеты запечатанными печатью банковскими мешками. Закончилось все переходом на более дешевые сплавы.

Со времен перестройки предметы коллекционирования активно вывозились за границу — через «окна» в таможне или «ближнее зарубежье». Впрочем, сейчас это перестало быть выгодным. Цены на ряд монет поднялись до уровня мировых. Оказалось, что многие предметы коллекционирования у нас можно продать существенно дороже. И «челноки» под заказ богатых коллекционеров привозят с Запада редкие русские монеты. Возвращение монет дореволюционной России связано с тем, что за рубеж их вывезли больше, чем способен переварить тамошний рынок. К тому же, если у нас 70 из 100 коллекционеров собирают русские или советские монеты, то на Западе таких единицы.

Коллекционеры — люди осторожные и не любят излишнего внимания к своей персоне. Впрочем, «наезды» на московских собирателей случаются редко. В основном, по оценкам экспертов, покушаются на коллекции в других городах, в Москве же их сбывают.

Коллекционеры — отнюдь не святые. В своей массе это люди с небольшим достатком. И удовлетворять свою страсть могут, лишь занимаясь перепродажей. «Знаете, — делится нумизмат с 30-летним стажем Михаил С., — все нумизматы немножко жулики. Не зря в британских музеях запрещается знакомить с коллекциями без сопровождения служителя. Исключения не делают даже для премьер-министра. Это ведь огромное искушение: когда у тебя в руках монета, ты начинаешь чувствовать ее своей…».

ИСКУССТВО ИЛИ ДЕНЬГИ?

До последнего времени настоящего, не «черного», рынка произведений искусства в стране не было. Картины покупались и продавались, но мир коллекционеров был очень изолированным и напоминал, скорее, коммунальную квартиру. Сегодня коллекционеры стали более открытыми. К тому же жизнь многих заставляет продавать свои любимые вещи. Раньше просто не было многих искушений. Например, отъезда за рубеж или соблазна стать богатым человеком. Пожилые коллекционеры таким образом часто устраивают судьбу своих детей. Многих заставляет продавать картины страх. Уголовные преступления, связанные с картинами, особо жесткие формы приобрели в Питере, где, пожалуй, наиболее высокая концентрация частных коллекций. Убийство коллекционера становится вещью чуть ли не заурядной… Некоторые из страха перед разгулом преступности продают отдельные картины, чтобы обеспечить охрану остальных, другие сдают собрания на хранение, третьи «мутировали», превратившись в дилеров-торговцев — полную свою противоположность…

Разорение коллекционеров-ветеранов — явление очень грустное. Нынешние ценители часто в подметки не годятся по своим знаниям и уровню представителям уходящего поколения. Ведь это совершенно разные вещи, когда коллекция собирается только потому, что некуда девать деньги, или когда страсть к собирательству поглощает человека целиком, и существовать вне ее невозможно, вопреки всем материальным обстоятельствам.

Сегодня собирают коллекции не только частные лица или государственные музеи, но и банки, биржи, компании. Первым на этом поприще проявил себя банк «Столичный». В его собрании представлены антика, гравюры XVIII–XIX вв., немецкое искусство от Ренессанса до экспрессионизма, западноевропейские гравюры XVI–XVII вв., коллекции классического и авангардистского направлений русской живописи 1910-1920-х гг., рисунок первой половины)0(века и т. д. Среди необычных приобретений — коллекция «бумажной архитектуры» — проектов, которые не были реализованы. Все это будет демонстрироваться в постоянно действующей галерее.

В мировой практике это обычное дело. Мотив понятен: желание выгодно вложить свои средства. Ведь произведения искусства постоянно растут в цене: 3–3,5 процента в месяц — по европейским стандартам совсем не мало. Хотя по сравнению с текущими банковскими ставками в 50–60 процентов в валюте, это, быть может, выглядит и не слишком солидно, но в долговременной перспективе картины — очень надежное вложение. И, конечно, это хорошая нестандартная реклама: если банк покупает картины, значит, дела его идут хорошо.

Готовящееся приобретение очередного шедевра из частных собраний, как правило, держится под секретом. Всегда есть опасность, что один из конкурентов перейдет дорогу. На московских аукционах цены редко уступают знаменитому Сотби. А на произведения классического русского искусства они могут оказаться и повыше. Так, натюрморт Головина недавно был приобретен за 50 тысяч долларов.

— В России, наверное, тяга к искусству заложена генетически, — говорит главный искусствовед банка «Столичный» Марина Лошак. — И как только у банка появились «лишние» деньги, мы стали покупать картины современных художников. Сначала чтобы украсить помещения. И лишь затем стали собирать коллекции. Первые два года скорость пополнения коллекций была просто ошеломляющей. Теперь приходится освобождаться от лишнего, и покупаем мы только настоящие шедевры. Приобретение картин — это моя работа. Служба, как сейчас говорится. Ноя не могу не вносить в это дело личный оттенок. Коллекции «юридических лиц» — это в немалой степени коллекции их экспертов, которые приобретают то, что купили бы сами, будь у них достаточно средств. И избавиться от этого невозможно, да и нужно ли?.. В искусстве не может быть объективности. Те случаи, когда мне приходилось уступать прагматичной логике советников, я вспоминаю с сожалением. Составление коллекций — дело, безусловно, авторское. Признаюсь: к своему стыду, я постоянно испытываю чувство зависти, когда вижу шедевры, которыми не обладаю. И, если банку придется когда-нибудь расстаться с приобретенными картинами, мне будет очень больно…

ТЕРАПИЯ ОДИНОЧЕСТВА.

Отношение в массовом сознании к коллекционерам представляет собой сложную гамму чувств: уважение, восхищение, подозрение, уверенность в том, что все они чокнутые, поскольку посвящают свою жизнь неизвестно чему. Коллекционирование, если исходить из человеческой природы, есть откладывание предметов охоты и собирательства «в ящик». То есть предмет лишается своей функциональной принадлежности.

Детское собирательство начинается с игрушек. Но ребенок играет с ними, для него это способ познания мира, общения. Собирая машинки, ребенок узнает много нового о том, какими они бывают. Марки, в зависимости от выбранной тематики, могут знакомить его с миром искусства, историей, географией, биологией. Правда, дети всегда зависимы от родителей, которые то ли пополнят коллекцию, то ли нет. Бывает и так, что на самом деле коллекционеры— родители, а не ребенок, хотя считается наоборот. Со временем это может перерасти в увлечение, а может и нет.

«Невольные» коллекции встречаются и у взрослых. Если по какому-то стечению обстоятельств окружающие считают, что человек собирает определенные предметы, ему их и дарят. Подобным образом одна моя знакомая оказалась обладательницей коллекции сов — пластмассовых, металлических, деревянных, керамических, плюшевых.

Человек, начавший собирать коллекцию в детстве, с помощью своих «сокровищ» выносит собственное «я» вовне. У ребенка есть потребность выделиться. Сначала этого можно достичь, собирая красивые игрушки, значки, фантики или, скажем, пластмассовых динозавриков — то, что модно, «престижно» для данного возраста. У подростков коллекционирование часто носит характер демонстрации, например: «Я собираю пробки от пивных бутылок, чтобы меня считали странным». А во взрослом возрасте роль коллекционирования чаще всего оборонительная, защитная. Когда общаешься с человеком, тот может обидеть, ранить. А единственная опасность в соприкосновении с коллекцией — это не завершить ее. Психологически очень комфортно, безопасно размышлять о своей коллекции, она может стать убежищем от одиночества или житейских невзгод.

— Коллекционирование часто выполняет функцию самопсихотерапии, — считает психолог Елена Чечельницкая. — Коллекция — личное пространство, в котором человек может сконцентрироваться, пережить трудные минуты своей жизни, успокоиться. Эмоции, возникающие при концентрации на любимых предметах, позитивны и противостоят стрессовым переживаниям. Собирать полезно то, что так или иначе отражает индивидуальность. Часто это называют терапией творческим самовыражением; она в первую очередь подходит людям безвольным, нерешительным, подавленным. Это позволяет убедить себя в том, что вы не слабый человек, вы — личность. В качестве «самолечения» очень важна медитация. Размышление о вечном через созерцание коллекции несет, с точки зрения психиатрии, целебное воздействие. Для людей замкнутых, которые держатся от остальных на расстоянии, гораздо важнее не связь с конкретным предметом, а эстетическое наслаждение, чувство красоты, занимательности. Причем, эстетические чувства субъективны и необязательно соответствуют устоявшимся нормам. За отдельной вещью стоит внешний мир. Слабые люди как бы достраивают свое «я», самоутверждаются. Иногда действуют внешние стимулы. Так, мужчина коллекционирует нечто, что может придать ему вес в глазах женщины — например, ювелирные изделия.

НЕ СОТВОРИ СЕБЕ КУМИРА.

Совсем иной тип коллекционера — собиратель редкостей. Для него часто важно, чтобы редкая вещь была еще и дорогой, чтобы любой мог оценить коллекцию. Обычно это люди очень педантичные, обстоятельные, прагматичные и приземленные, с большой любовью к порядку, к повторяемости.

— Если оперировать категориями Фромма, — рассуждает психолог Юлия Ракитская, — то «быть» подразумевает «быть в настоящем». Для коллекционера самое опасное, что он все время находится либо в прошлом, вспоминая успехи, либо в будущем, грезя о новых приобретениях. Настоящее остается эфемерным, незначимым. Это освобождает от борьбы с действительными проблемами, подменяет собою реальную жизнь. Пока диалог с вещью развернутый, расширенный — все в пределах нормы, считают психиатры. Но когда коллекционер, поставив новое приобретение на полку, тут же забывает о нем, — это уже приобретает характер навязчивой идеи. Один 40-летний коллекционер музыкальных дисков, потративший на свое увлечение более двадцати лет, сейчас оказался в жесточайшем кризисе. Вся квартира — в пластинках, но ни семьи, ни детей у него нет. Спрашивается, ради чего он жил? Коллекция стала идолом, который словно заменил собой живых людей. Вспомним библейскую заповедь: «Не сотвори себе кумира». Нарушение этой заповеди можно рассматривать и как дорогу к более тяжким грехам — воровству, убийству. Звучит, может быть, жестко, однако действительность показывает, что да, за картину могут убить. Не случайно скупщиками краденых экспонатов, даже если похищение связано с кровью, выступают частные коллекционеры.

Начало коллекции и ее продажа— это как бы два рубежа. У человека, фанатично отдающегося своему увлечению, всегда есть чувство незавершенности. Неполнота коллекции сродни комплексу собственной неполноценности. Но когда потребность поиска насыщается и азарт исчезает, возникает желание покончить с этим. И продажа становится актом освобождения от зависимости, но в то же время у человека появляется ощущение завершенности некоторого этапа жизни.

Кстати, был ли коллекционером Скупой рыцарь? С одной стороны, цель накопления — приобретение того, что нравится, трата на фетиш. Скупой рыцарь ничего не тратил. Но можно рассматривать это как накопление не просто денег, а чувств, желаний, заложенных в могуществе золота, возможностей, которые оно дает. Тогда придется признать за этим пушкинским персонажем право именоваться коллекционером.

Коллекционировать можно что угодно: свои чувства, эмоции, ощущения, путешествия или жен, мужей, любовников. Самая нестандартная коллекция в Англии — оригинал собирает образцы коровьих экскрементов со всего мира. Для коллекционера важно, чтобы эта вещь была у него! Коллекционирование, по Фромму, сводится к категории «иметь». Можно собирать старинные французские кулинарные рецепты. На начальных этапах, возможно, вы будете стараться готовить по ним. Но как только это перейдет в фазу тотального увлечения, кулинария отойдет для вас на задний план, и вы не будете испытывать потребности в приготовлении пищи, удовлетворяясь самим фактом владения рецептами.

Могут ли богатые собирать дешевые вещи? Может, человеку больше удовольствия доставили бы этикетки от спичечных коробок, чем картины, в которых он не разбирается? Покупка картин идет скорее по прагматическим соображениям, нежели по эстетическим. Богатство ведь закрепощает. Богатый человек будет стесняться коллекционировать спичечные коробки, несмотря на то, что это, быть может, его давняя детская страсть. Есть понятие превентивной скромности, когда у человека с хорошими финансовыми возможностями нет внутреннего разрешения тратить на себя деньги, а его отсутствие в свою очередь блокирует и само желание. «У меня всего достаточно»— Лозунг таких людей, а для чего тогда деньги, непонятно. Их накопление теряет смысл, а путь проявления себя, хотя бы через приобретение нравящихся вещей, закрыт. Такие люди, наверное, самые несчастные. Им не доступна даже радость, которую испытывал Скупой рыцарь.

Как будет развиваться коллекционирование в нашей стране? Ясно, что будет расти число богатых частных коллекций, «новые русские» будут таких образом пытаться закрепить свой особый статус в обществе. На прежнем уровне останется подростковое коллекционирование. А вот коллекционеров — филателистов, нумизматов, фалеристов из среднего класса будет становиться все меньше. В условиях экономической нестабильности среднестатистический инженер не имеет ни средств для постоянного пополнения коллекции, ни времени, будучи вынужденным постоянно заботиться о хлебе насущном. Общая тревожность настолько велика, что и терапевтическое воздействие коллекции на своего хозяина снижается. Ну и, кроме того, важным стимулом был поиск. Раньше в 60-70-х мало что можно было купить в открытую. Теперь купить можно практически все что угодно, были бы деньги…

«— У старого Опенгеймера… была прекрасная коллекция, но он с ней порядком намучился. Дважды у него похищали картины. Один раз ему, правда, вернули похищенное, но он все равно был вынужден застраховать коллекцию на большую сумму. Тогда она стала для него слишком дорогой. Он действительно настолько любил картины, что если бы потерял их, никакая страховка не была бы для него достаточной компенсацией. Поэтому, опасаясь новых ограблений, он перестал выходить из дому. И наконец решил продать всю коллекцию музею в Нью-Йорке. После этого он сразу обрел свободу, получил возможность ездить куда и когда хотел — у него появилось достаточно денег для всех его прихотей. А если он желал видеть картины, то шел в музей, где уже другим людям приходилось беспокоиться о страховке и опасаться ограблений. Теперь он с презрением взирает на коллекционеров: да и в самом деле, трудно сказать, картины ли их узники или они сами узники своих картин».

Эрих Мария Ремарк. «Тени В Раю».

ЧЕЛОВЕК.

Где таятся мрачные чувства.

Изучая особенности правополушарного и левополушарного методов мышления, психолог Кардиффского университетского колледжа в Уэльсе Стюарт Даймонд провел интересные эксперименты. Он использовал специальные контактные линзы, чтобы «показывать» фильмы правому и левому полушариям. В обычном случае информация, получаемая одним полушарием, передается через так называемое мозолистое тело другому полушарию. Испытуемые должны были оценить просмотренные фильмы с эмоциональной точки зрения. Оказалось, что по сравнению с левым правое полушарие «видит» мир в более мрачном свете, как место неприятное, враждебное и даже отвратительное. Когда фильм «смотрели» оба полушария, эмоциональное восприятие было схоже с восприятием одного левого полушария. Психолог сделал вывод, что в повседневной жизни негативизм правого полушария смягчается более добродушным и жизнерадостным левым полушарием. Видимо, именно в правом полушарии таятся мрачные мысли и параноидальные подозрения. Трудно сказать, являются ли образы, созданные правым полушарием, действительными или вымышленными без внимательного изучения их левым полушарием. Однако только критическое мышление, без творческих и интуитивных озарений, пусто и никчемно. Даже для решения постоянно меняющихся проблем повседневной жизни требуется взаимодействие обоих полушарий.

Компьютер объясняет почему…

Большинство используемых в медицине компьютерных программ есть не что иное, как хорошо организованные системы учета заболеваемости. Однако специалисты Стенфордского университета попробовали создать программу, которая могла бы стать надежным помощником врачей в диагностике. Практикующие врачи быстро оценили достоинства «размышляющей» программы «МИЦИН» (и сделанной на ее основе программы «ТЕЙРЕСИАС»). Одна из причин успеха заключалась в способности программы моделировать «неточные» размышления. Ее база данных включала правила, подобные утверждению: «Если…, то можно предположить, что…» — это напоминает обычный ход мысли, когда врач обосновывает тот или иной диагноз. Однако правило в программе формулируется более точно, с указанием численной оценки вероятности данного заключения. Программа в состоянии вывести несколько различных диагнозов и указать вероятность каждого. База данных может быть расширена или скорректирована. Причем, компьютер укажет, какие дополнительные тесты и наблюдения снижают неопределенность ответа.

Подумайте, прежде чем ответить.

Американские исследователи Элен Айдлер и Станислав Касл полагают, что по характеру ответа человека на вопрос: «Как вы себя чувствуете?», можно довольно точно предсказать, будет ли жив отвечающий в ближайшие четыре года или умрет. Наблюдения велись за группой из 2800 человек в возрасте от 65 лет и старше. Оказалось, что вероятность смерти в течение ближайших четырех лет в 4–5 раз выше у назвавших свое здоровье плохим по сравнению с теми, кто считает его отличным. Эти данные подтверждают результаты и более широких исследований, охвативших 23000 человек. Ну, конечно же, скажет читатель: тот, у кого крепче здоровье, и проживет дольше! Но вот что любопытно: объективные медицинские характеристики здесь играют вспомогательную роль. Важно внутреннее ощущение пациента. Люди обычно обращают внимание не только на собственную подверженность заболеваниям, степень истощенности, самочувствие, но и на болезни своих родителей, их продолжительность жизни, а также пример других родственников. И, быть может, самое главное — это оптимизм человека.

Телесные часы.

Человеческий организм можно рассматривать как часть часового механизма Вселенной. Главный временной ритм организма — циркадный — контролируется гипоталамусом (часть мозга, расположенная над сводом неба). Для большинства людей циркадный цикл равен 25 часам плюс-минус 15 минут. Почему же более времени суток? Несинхронность с природой, как полагают ученые, создала своеобразное напряжение, необходимое для выживания. Возможно, мы живем в ритме целого набора недельных циклов. Они регулируют изменения в химическом составе организма, реакции иммунной системы, циклические подъемы и спады в деятельности сердца. Именно эти ритмы, по мнению хронобиологов, объясняют, почему в неделе семь дней — возникновение данной единицы времени не связано с астрономией, в отличие от всех других. Нарушение циркадного и других внутренних ритмов грозит нездоровьем. Разница в ходе настенных и телесных часов может вызвать чувство разбитости, плохой сон, привести к депрессии.

И Гиппократ против такой «любви».

В редакции клятвы Гиппократа, принятой у американских врачей, есть такой тезис: «не допущу интимных контактов как с пациентами Женского, так и мужского пола». Оказывается, подобные контакты не только неэтичны, они нередко ставят под угрозу результаты лечения. По данным специалистов Health science section (Бостон), 85–90 процентов пациентов, вступивших в интимную связь со своим доктором, страдают от чувства унижения и оскорбленности. Многие перестают доверять медикам вообще. Возможно ухудшение состояния здоровья; у некоторых людей отмечены депрессии, нарушения сна, половые расстройства. Возможны и такие последствия, как злоупотребление алкоголем и наркотиками. Все проводимые по данной проблеме исследования касались психиатров и терапевтов, где подобные ситуации наиболее часты. Но психологические последствия половых контактов отрицательны независимо от специальности врача. Комитет по юридическим и этическим вопросам Американской медицинской ассоциации рассматривает интимную связь между врачом и больным в период лечения как грубейшее нарушение врачебной этики. Аморальной признается и связь с бывшим пациентом. Законодательство многих штатов подобные отношения запрещает. Гиппократ, кажется, с этим согласен.

Подготовила Наталия Сафронова.

Иэн Уотсон. ИЗ АННАЛОВ ОБЩЕСТВА ЛЮБИТЕЛЕЙ ОНОМАСТИКИ.

«Если». 1994 № 11-12

Мелвин Твелвз оглядел собравшихся в библиотеке Хардли-Холла, прокашлялся — словно подражая пуделю леди Хесслфорт — и заговорил.

— Новые имена. Новые имена, — многозначительно произнес он и, взяв со стола телефонную книгу, стукнул ею по кафедре. — Аблитт, Аболнис, Абурто, Айндоу, Айнскоу. — Мелвин оперся обеими руками о кафедру. Толстый, суетливый, одетый в аляповатый клетчатый костюм, который дополнял темно-красный галстук-бабочка — это вполне соответствовало представлению Твелвза о том, как должен выглядеть известный лектор. Если бы не наряд, его можно было бы принять за викария прошлого столетия, приглашенного помолиться в доме ее светлости и выбравшего для молитвы нескончаемый перечень имен из библейской книги Паралипоменон: «Сыновья Рама, первенца Иерахмиилова, были: Маац, Иамин и Екер…».

— Бреветор, Брейкельман, Браймакум, Бумстед, — продолжал Мелвин, шелестя тонкими, как вафли, страницами. — Поистине неисчерпаемый запас!

Некоторые члены нашего общества смотрели на Твелвза с недоумением. Преподобный Пендлбери поджимал губы, как будто речь Мелвина казалась ему пародией на его собственные воскресные проповеди. Круглолицая Салли Уигтон, которая работала в компании «Телеком», составившей упомянутую телефонную книгу, недовольно нахмурилась. Но Мелвин, не обращая ни на кого внимания, продолжал:

— Возможно, перечисленные мною имена нельзя назвать уникальными, однако я, признаться, придерживаюсь иного мнения. Моя теория до смешного проста и, полагаю, в своем роде революционна.

Леди Хесслфорт улыбнулась, как бы поясняя, что прощает Твелвзу эту маленькую вольность. Хозяйка Хардли-Холла — тут обитали ее предки многих поколений, — изящная седовласая женщина в небесно-голубом шелковом платье, украшенным лишь скромным ожерельем из бриллиантов, знала историю своего рода вплоть до седьмого столетия и могла назвать поименно — запнувшись от силы раз или два — всех своих праотцев. Естественно, с ее точки зрения все и всяческие революции были сущими пустяками.

— Спонтанный выброс имен, — заявил докладчик, — так называется моя теория. Она отвечает на вопрос, откуда на свете столько необычных имен при изобилии заурядных? Новые имена должны появляться спонтанно, вот в чем суть. Я полагаю, мы теперь сможем подступиться к проблеме так называемого демографического взрыва…

Чувствуя, что начинаю потихоньку засыпать, я, чтобы избежать укоризненных взглядов, притворился, будто осматриваю библиотеку. Многочисленные тома в кожаных переплетах — коричневых, золотистых, желтых, алых; мебель и стенные панели красного дерева, красные с золотом индийские ковры, портреты предков в золоченых рамах… Словом, золотая комната, пускай даже часть кресел обита черной кожей.

Мистер Твелвз между тем упивался собственным красноречием. Впрочем, правильнее будет сказать, постаравшись подобрать точное определение, — он порол чепуху; а если вежливее — рассуждал несколько эксцентрично.

— Стоит появиться новому имени, как на арену истории выступает новое семейство. Господь, желая сотворить наилучшее имя, посылает в мир людей, которые похваляются вымышленным происхождением, а общество принимает все за чистую монету. Хотя ничего удивительного, ибо эти люди искренне верят в то, чем хвастают перед другими. — Холдейн Смайт, один из наших специалистов по генеалогии, поднял руку, намереваясь, очевидно, возразить, однако докладчик и не посмотрел в его сторону. — Твейт, Тведдл, Твемлоу, Твелвз… Когда вам встречается такое имя, вы должны понимать, что натолкнулись на человека, который появился на свет лишь недавно, история рода которого насквозь фальшива, состряпана для того, чтобы подойти под очередное искажение реальности. Разумеется, подобные искажения никак не влияют на ход истории в целом. Разве хотя бы в одном учебнике истории упоминается кто-нибудь по фамилии Тведдл, Бумстед или Твелвз? Люди с такими фамилиями просачиваются в мир исподтишка, просто-напросто увеличивая население земного шара, и пополняют кладовую имен. Лично я, миледи, дамы и господа, верю, что принадлежу к тем, кто появился спонтанно, вослед за своей фамилией. Позвольте объяснить поподробнее…

Твелвз поправил галстук. По-видимому, он пребывал на верху осененного сумасшествием блаженства — со всеобщего, в том числе моего, молчаливого согласия. Леди Хесслфорт наклонила голову и подмигнула мне: «Не беспокойтесь». Что ж, вероятно, нам следует воспринимать выступление Мелвина как представление в кабаре, как клоунаду… Да, наша хозяйка и покровительница не только щедра и великодушна, но и любит повеселиться. Кем-кем, а ханжой или гордячкой ее не назовешь.

Удивительно, к каким умозаключениям приходят порой люди!

«Ономастика» переводится с греческого как «то, что относится к именам собственным». «Онома» по-гречески — «имя». В рядах нашего Общества насчитывается несколько специалистов по генеалогии, с полдюжины любителей копаться в родословных, топограф, чей круг интересов — названия местностей, от которых часто и образуются фамилии; также лингвист, историк из университета, где существует группа по изучению фамилий; учителя, библиотекари (к последним принадлежу и я), а еще Джим Эбботт, составляющий на компьютере списки подписчиков, и Гарри Уайз, который проверяет списки избирателей в местных советах, и множество других поклонников имен. Мелвин Твелвз, новичок среди нас, числится в штате городского музея, причем занимает отнюдь не высокую должность.

Наше Общество ни в коей мере не консервативно. Благодаря материальной поддержке леди Хесслфорт нам не приходится выклянчивать подачки, и собираемся мы вовсе не в помещении какого-нибудь колледжа повышения квалификации, а в роскошном номере «Гранд-отеля».

Раз в месяц мы наслаждались лекциями, за которыми следовали ответы на вопросы. Разумеется, Мелвин Твелвз присоединился к нам недавно, однако я предполагал, что он уже успел уяснить хотя бы основные правила игры. По-видимому, я несколько поторопился. Мелвин вступил в Общество на апрельском собрании. Тогда мы приняли в наши ряды двух человек — Твелвза и мистера Чанга. Последний узнал о нашем существовании в университете и, подобно Твелвзу, перед собранием связался со мной. В мои обязанности входило проверять новичков, брать у них нечто вроде интервью.

Мелвин Твелвз прекрасно знал, что такое ономастика. Его особые наклонности проявились позднее, в процессе деятельности. А вот мистер Чанг оставался до сих пор в какой-то мере загадкой. Имя у него было китайское, однако азиатом он не выглядел; да и вообще, определить, к какой он принадлежит расе, представлялось весьма затруднительным. Бесстрастное желтовато-бледное лицо наводило на мысль о том, что в жилах Чанга течет смешанная кровь. По-английски он говорил с легким акцентом, но фразы строил безупречно. Он утверждал, что занимается экспортом — но экспортом чего? И каким образом экспорт мог привести его в университетскую группу изучения фамилий? На заседаниях он обычно хранил молчание, да и в баре, попивая фруктовый сок, тоже почти не раскрывал рта, однако постоянно благожелательно улыбался. Какое-то время я предполагал, что Чанг выжидает, пока ему не откроются наши истинные цели; может, он думал, что разговоры об именах ведутся для отвода глаз, а рано или поздно кто-нибудь из нас достанет из кармана флакончик с кокаином или что-либо еще в том же духе. Но затем я решил, что он просто одинокий человек, застенчивый и оттого немногословный, которому нравится наша компания, и вскоре едва ли не забыл о существовании мистера Чанга…

Мелвин продолжал говорить, выстраивая в логическую цепочку возможные доводы, обосновывая свою «революционную» теорию.

— Знаменитый ученый Фред Хойл установил, что атомы водорода возникают в пучине космоса спонтанно, причем в количестве достаточном, чтобы заполнить бреши, которые образуются по мере расширения Вселенной. Более того, сама Вселенная, вполне возможно, появилась из ничего. Этот феномен известен под названием вакуумной флюктуации… Американские ученые-креационисты утверждают, что, если Господь и впрямь сотворил наш мир несколько тысячелетий тому назад. Он сразу же поместил в землю ископаемые, чтобы дать планете соответствующую историю…

Я заметил, что Чейз Дэниэлс, наш специалист по генеалогии, мормон из штата Юта, нахмурился и одновременно кивнул. Возможно, он задумался, не смеется ли над ним Твелвз.

— Господь поименовал предметы, — продолжал Мелвин, — и те не замедлили появиться. «И сказал Бог: да будет свет. И стал свет!» Слово послужило причиной события. Так почему бы творческой силе не создавать через имена новых людей? Почему бы этим людям не возникать, как атомам водорода? Ведь мы состоим в основном из воды, верно? Аш два о. Почему бы той самой силе не наделять новорожденных памятью и надлежащим происхождением? Очевидно, что такие люди станут обладателями редких, незаурядных имен…

На лицах слушателей вежливое внимание мало-помалу уступало место разочарованию и раздражению. Однако, к моему несказанному облегчению, леди Хесслфорт как будто пребывала в прекрасном расположении духа. Еще бы! Недаром род ее светлости берет начало в глубине веков. А Мелвин безжалостно разоблачает самого себя, доказывает, что в его случае ни о каком роде не может быть и речи, что он, словно какой-нибудь гриб, вырос из земли за одну ночь — через брешь в реальности.

Сирота, воспитанный приемными родителями? Обостренное чувство чужеродности? Искаженное восприятие действительности? Безусловно! И наконец — ошеломительная рационализация: он уникален! Мелвин достаточно внятно объяснил, что в одну категорию с ним попадают тысячи других людей. Однако тут же оговорился, что личности с диковинными именами рождаются из ничего, стоит их только как-нибудь наречь… Что-то не вяжется.

Неужели леди Хесслфорт предвидела возможность такого провала? Ведь именно по ее предложению мы решили назначить докладчиком на специальном ежегодном заседании в Хардли-Холле Мелвина Твелвза, человека без особых ономастических талантов, если не считать необычного имени и чрезвычайного рвения. Как демократично! Может, леди Х. потешается над нами, прячет, заслоняя ладонью лицо, лукавую улыбку?

Все предыдущие лекции, без исключения, имели однозначную практическую направленность. Естественно, отсюда не следует, что они навевали невыразимую скуку. Наш историк, Джек Брейкспир, рассуждал о путях, какими в прошлом усваивались новые имена (Мелвин, разумеется, не пожелал и слушать). В Британии норманнское завоевание содействовало распространению родовых имен, которые образовывались, по большей части, из названий местностей или ремесел; попадались и такие, которые представляли собой прозвища, а то и оскорбительные клички. Поскольку большинство населения было неграмотным, имена в обиходе неизбежно искажались. В Японии сегуны Токугава, проявив свойственную им мудрость, запретили простому люду на две сотни лет пользоваться фамилиями, причем непокорным грозила казнь через отрубание головы самурайским клинком. После того, как в страну удалось проникнуть коммодору Перри, миллионы крестьян принялись изобретать себе фамилии, что привело к сотням тысяч диковиннейших словосочетаний, — такого «урожая» не снимал никакой другой народ мира. Около 1780 года европейские правительства обязали евреев применять фамилии вместо патронимов. Те подчинились и зачастую из соображений сентиментальности стали именовать себя, используя названия животных, городов или явлений природы. Первый мистер Розенблюм, скорее всего, проживал в каком-нибудь грязном гетто. Такова была теория Джека.

— Однако, — заявила на следующий вечер Джейн Чепмен, — имена также вымирают…

Пожалуй, тут она ступила на тонкий лед. Леди Алиса Пенелопа Диана Хесслфорт подарила своему супругу, покойному лорду, двух дочерей, но сыновей у них не было; поэтому внуки миледи, сейчас уже подростки, носили иную фамилию.

Номер «Де Монфор» напоминал не столько зал собраний, сколько гостиную некоего клуба — такая в нем царила атмосфера. Многие из нас держали в руках бокалы с горячительными напитками. Из терракотовой вазы тянулось к потолку странного вида растение. На одной из стен висела написанная маслом картина: на лугу пасутся коровы, а над ними собираются грозовые тучи. Кресла были обтянуты коричневой кожей, пол устилал ковер, украшенный стилизованными, под Китай, изображениями драконов; на гардинах распускали хвосты павлины.

— К 1974 году, — сообщила дородная, облаченная в твидовый костюм Джейн, — в списках американского Общества социальной защиты значилось миллион с четвертью различных имен. Причем почти полмиллиона принадлежало отдельным гражданам! — Иссиня-черные волосы Джейн были собраны в пучок. Если можно так выразиться, она напоминала внешностью величественную ладью. — Люди женятся или выходят замуж, и имена пропадают. — Ее светлость обмахнулась веером. — Или же они так и не заводят семьи, что приводит к тому же результату. Однако основной причиной исчезновения имен является уничтожение родословной. Всякое родовое древо имеет форму ромба. Уходя в прошлое, мы обнаруживаем, что внутри этого ромба находятся тысячи людей. Тем не менее постепенно вырисовывается следующая картина: ветки дерева срастаются, ибо кузены женятся на кузинах и наоборот, и ромб сужается, все сильнее и сильнее… Эти ромбы движутся сквозь время, накладываются друг на друга, перекрещиваются, сливаются. Скажем, если в девятом веке Африку посетил некий кочевник из Азии, нынешние китайцы приходятся нынешним африканцам менее чем пятидесятиюродными братьями!

При условии, что тот кочевник нашел себе в Африке подругу.

— Итак, — подвел итог Мелвин, — я таков, каков есть.

Какая глубина мысли! Но чья это философия — Витгенштейна или Багза Банни? Сартра или Микки-Мауса?

— Предшественников у меня не было. — Мелвин улыбнулся улыбкой слабоумного. — То есть я лишен каких бы то ни было предков. И сколько на свете таких, как я, которые привносят в мир новые имена?

Наконец-то! Кончив нести ахинею, Твелвз сел в кресло, как будто ожидая аплодисментов. Леди Х., как и подобает хорошей хозяйке, захлопала в ладоши, что, естественно, вынудило меня последовать ее примеру. Однако большинство, похоже, придерживалось иного мнения. Джек Брейкспир выглядел разъяренным, Чейз — печальным, Холдейн Смайт — оскорбленным в лучших чувствах. И тут поднялся мистер Чанг, который до сих пор не поднимал даже руки, чтобы задать вопрос.

— Я хотел бы кое-что прибавить. Миледи, друзья мои, мистер Твелвз не просто ошибается. Мне кажется, вы вряд ли представляете себе всю ошибочность его воззрений.

— Неужели? — приподняла брови Джейн Чепмен.

— Миссис Чепмен, — произнес мистер Чанг, глядя на Джейн, — вы как-то рассуждали о вымирании имен… Имена вымирают быстрее, чем появляются новые; так заведено природой. Все ромбы в конце концов сольются в один, как сольются в одну все нынешние расы. В результате останется лишь единственная фамилия, которая, разумеется, будет китайской.

— Что? — вскинулся Джим Эбботт.

— Почему китайской? Потому, что уже сейчас на планете свыше миллиарда китайцев, что составляет около одной шестой населения Земли, а на такое количество людей приходится от силы пятьсот фамилий. Рано или поздно эти фамилии поглотят все остальные, а затем примутся поглощать друг друга; когда же последняя мисс Ву выйдет замуж за мистера Чанга, все земляне с того дня будут именоваться исключительно Чангами.

— Ерунда! — прорычал Гарри Уайз. Должно быть, он вообразил себе, какой его ожидает ужас: составлять перечень целиком и полностью из одной и той же фамилии, повторенной несчетное число раз. — По-моему, институт брака отмирает. Во всяком случае, все больше и больше людей, создавая семью, сохраняют прежние фамилии. По крайней мере, в Америке.

— Однако дети, родившиеся в браке, носят, как правило, одну фамилию, возразил Чанг. — Даже если они изберут себе двойную, то как прикажете поступить их собственным детям? Дело рискует дойти до абсурда.

Да… Сначала Мелвин пытался убедить нас, что спонтанно возник на пустом месте, а теперь мистер Чанг утверждает, что право на будущее имеет только его фамилия. Леди Х., казалось, пребывает в смятении. Возможно, она поддержит Твелвза, но вряд ли одобрит выходку Чанга.

— Тысячелетняя история ничего не значит, — продолжал тот. — Равно как и история тысячи поколений. Подумайте о четверти миллиона лет, вообразите миллион поколений!

Взгляд леди Х. обрел твердость. Что ни говорите, а тысячелетняя родословная кое-что да значит!

— Почему именно Чанг? — спросила она раздраженно. — Почему именно ваша фамилия, мистер Чанг?

— Потому что, ваша светлость, я прибыл из будущего, которое отстоит от вашего времени на четверть миллиона лет. Я из того общества, где нет никого, кроме Чангов. Ни одного человека! Мы — раса Чангов, мы чанговечество!

— И что дальше? — фыркнула Джейн.

— Глупости! — воскликнул Джек.

Однако остальные, по всей видимости, были согласны продолжать игру. Во всяком случае, после выступления Мелвина клоунада Чанга, как ни странно, казалась чуть ли не детской забавой.

— И что, в будущем все похожи на вас? — весело справилась Салли.

— Нет, — отозвался Чанг, повернувшись в ее сторону. — Мы по-прежнему отличаемся друг от друга размерами, цветом кожи, группой крови. Поймите, мы — вовсе не клоны какого-то одного Чанга. Мы разные, как коровы в стаде. Поинтересуйтесь у ваших фермеров, что они скажут насчет коров? Среди нас вы встретите Мэри Чанг и Абдула Чанга, Генриха Чанга, Юкио Чанг и Наташу Чанг. Мир, в котором проживает десять миллиардов Чангов. Десять миллиардов!

— Полагаю, вам захотелось отдохнуть? — съязвил Чейз.

— Мистер Дэниэлс, вы ведь работаете? Так вот, я тоже на работе, — Чанг похлопал себя по карману. — Я отправился в прошлое, чтобы собрать миллион истинных фамилий, поскольку ваша эпоха отмечена наибольшим разнообразием исходного материала. Я записал фамилии на микролисты. Вернувшись, я передам их своим современникам, и мы устроим великое переименование. Мы освободимся от психологической чанго-зависимости. Наше общество преобразуется…

— Минутку, — перебил Гарри. — А почему вы, то бишь Чанги, не сообразили заглянуть в архивы? Это проще, чем путешествовать во времени.

— Или в старые телефонные книги? — прибавила Салли. — Впрочем, вы, наверное, телефонами не пользуетесь.

— Или в старые списки подписчиков? — присовокупил Джим Эбботт, заразившийся, судя по всему, общим настроением.

— Культуры развиваются и гибнут, — ответил Чанг. — Одни данные погребают под собой другие. Записи теряются, стираются, уничтожаются. Я веду речь о промежутке в четверть миллиона лет. От вашей поры не осталось ничего — ни пирамид, ни Парфенона, ни трудов Платона или Шекспира. Никаких следов, никакой истории. Мне пришлось забраться очень глубоко в прошлое, прежде чем я натолкнулся на такое изобилие имен.

— Очевидно, вы заберете с собой произведения Барда? — спросил Джим.

— Нет, — покачал головой Чанг. — Мы ничего не сможем понять. Я заберу имена, только имена.

— Как можно не понять Шекспира?

— Уверяю вас, в моем времени его не поймет никто, за исключением меня самого. Кстати говоря, для того чтобы приноровиться к вашему образу жизни, я прошел длительную подготовку. Благодарю вас за ваше гостеприимство, дамы и господа. И, конечно, в первую очередь леди Хесслфорт, — Чанг отвесил изящный поклон, а затем направился к высокому, от пола до потолка, окну, за которым сгущались сумерки.

Я краем глаза наблюдал за леди Х. Поначалу она откровенно изумилась, потом развеселилась, а под конец как будто испытала сильнейшее потрясение.

— Подождите! — выдавила она. — Мое имя вы тоже забираете с собой?

— Может быть, — усмехнулся Чанг.

— Сдается мне, вы там с жиру беситесь, — проговорил Джим. — Неужели нельзя было просто-напросто придумать новые фамилии? Сочинили бы, сколько нужно, и все.

— Не годится, — возразил Чанг. — Имя без родословной — ничто.

— Друзья! — воскликнул я, решив, что представление чересчур затягивается. — Друзья! Ваша светлость и вы, уважаемые члены нашего Общества! Я восхищен шуткой, которую с нами сыграли. Мы словно перенеслись из августа в апрель или в октябрь[1], словно оказались на маскараде. Но… В действительности никто не может путешествовать во времени и никто, — я предостерегающе поглядел на потупившегося Мелвина, — не появляется на свет ниоткуда. Давайте же посмеемся и закончим наш карнавал. Спасибо, мистер Чанг. Спасибо, мистер Твелвз. Наше следующее заседание, которое состоится через месяц здесь, в «Гранд-отеле», шестнадцатого сентября, почтит своим присутствием мистер Уильям Монктон, автор знаменитого труда «Французские прозвища»…

Чанг распахнул окно, за которым располагалась выложенная каменной плиткой терраса, с которой спускалась на подстриженную лужайку лестница в несколько ступеней. Дальнего конца лужайки видно не было. Чанг пересек террасу, сошел по лестнице, ступил на траву… И исчез!

Разумеется, он всего лишь сорвался с места, как заправский спринтер, и мгновенно очутился за пределами сада, а там миновал игровую площадку… Да, но в таком случае он должен был обладать резвостью гончей, помноженной, вдобавок, на быстроту сокола…

— Черт побери! — произнесла Салли. — Он же просто растворился в воздухе! Чтоб мне пусто было! Ой, извините, пожалуйста.

Мы столпились у распахнутого настежь окна.

— Он наверняка где-то там, — сказал Чейз.

— Сожалею, но я никого не вижу, — возразила леди Х.

— Наверное, прячется в кустах, — предположил я.

— Вы же понимаете, что он просто не успел бы до них добежать.

Кто я такой, чтобы спорить с ее светлостью?

— Мистер Чанг… — проговорила Салли. — Он сказал правду!

— Он сказал правду! — повторил хор голосов.

К чести Мелвина, он раньше других оправился от замешательства — может статься, наконец-то осознал, на какое посмешище выставил себя своими рассуждениями.

— Я давно его подозревал, — сообщил Твелвз. — Между прочим, знаете, почему он удрал? Не нашел, что ответить на мои доводы!

Леди Х. опустилась в ближайшее кресло, посмотрела на заключенные в золотые рамы портреты своих предков и пробормотала:

— Неужели он забрал с собой мое имя?

Мелвин подвинулся к ней и — какая вульгарность! — похлопал миледи по руке.

— Я уверен, что он так и поступил, ваша светлость. Он забрал все наши имена. Хесслфорт, Твелвз, Брейкспир… А в результате через четверть миллиона лет произойдет очередной спонтанный выброс. Все честь по чести. В будущем появится, — он принялся считать в уме, делить десять миллиардов на миллион, — да, появится десять тысяч Хесслфортов, которые будут разбросаны по всему земному шару. Представляете? В Европе, в Африке, в Азии…

Леди Х. содрогнулась, побледнела и отдернула руку.

— Это не родословная, мистер Твелвз. Неужели вы не в состоянии понять, что случилось? Я спрашивала мистера Чанга, потому что не хочу, чтобы мое имя использовалось… всуе…

Опасаясь, что наше Общество может лишиться своей покровительницы, я поспешил поднять бокал, на дне которого оставалось несколько капель шерри.

— Разрешите предложить тост. За Общество любителей ономастики!

— За какое? — спросила леди Х., пригвоздив меня взглядом к спинке кресла. — За наше? Или за их? — Тем не менее она указала на графин, который Роджерс поставил на письменный стол. Мелвин поторопился исполнить ее просьбу. Леди Х. явно не мешало выпить шерри, чтобы успокоить нервы.

Мы выпили — все вместе. Разорванные узы восстановились, обетование обрело новую силу.

Когда месяц спустя мы собрались на заседание в номере «Де Монфор», ее светлость, как всегда, заняла председательское кресло. Мы прослушали доклад мистера Монктона о французских простынях… Простите, конечно же прозвищах. Иначе говоря, кличках. Сестричка, сестричка, как твоя кличка? Леди Алиса Пенелопа Диана внимала докладчику с благосклонной улыбкой на устах.

Я готов спорить на что угодно: древность рода — это вам не пустяк.

Перевел С Английского Кирилл Королев.

Никита Михайлов. МНОГОЛИКОЕ ИМЯ.

Герой рассказа И. Уотсона — люди с необыкновенными именами.

Эта необычность в той или иной степени накладывает отпечаток на их характеры и поведение. Влитие имени на судьбу человека — не выдумка автора, но факт, который подтверждается многочисленными психологическими исследованиями.

Что такое имя собственное, почему ему придается столь большое значение — даже возникла особая научная дисциплина, которая занимается изучением имен, — обо всем этом и пойдет речь в предлагаемой вашему вниманию статье филолога Н. Михайлова.

Герой романа английского писателя Лоренса Стерна «Жизнь и мнения Тристрама Шенди, джентльмена» получил свое имя весьма необычным способом. Просвещенный отец хотел назвать мальчика Трисмегистом, а к имени Тристрам испытывал самое настоящее отвращение. Однако в силу обстоятельств ему не удалось попасть на крестины; посланная же к священнику служанка просто-напросто «не донесла» столь длинное имя, и в результате ребенка окрестили ненавистным отцу именем, с которым Тристрам потом мыкался всю свою жизнь. Этот анекдотический случай лишний раз доказывает, как важно для человека его имя. Что же оно такое, имя собственное?

Согласно определению, которое дает «Лингвистический энциклопедический словарь», имя собственное есть слово или словосочетание, служащее для индивидуализации именуемого объекта, выделения его из ряда подобных. Изучением имен собственных занимается специальная научная дисциплина — ономастика, которая противопоставляет онимы (т. е. имена собственные) аппелятивам — всей остальной лексике языка. Принятое в грамматиках разделение имен на собственные и нарицательные не совпадает с делением на онимы и аппелятивы, поскольку распространяется только на одну грамматическую категорию — существительных.

Онимы данного языка, относятся ли они к реальной или вымышленной, фантастической действительности, образуют ономастическое пространство, в котором выделяются, нередко накладываясь друг на друга, ономастические поля. К примеру, одно и то же имя собственное может присутствовать сразу в нескольких полях: Байкал — название озера и кличка животного; «Байкал» — название судна и газированного напитка.

Имена собственные принадлежат к межъязыковой лексике, а потому достаточно свободно переходят из языка в язык, иногда сохраняя свой «исконный облик» (Роберт в английском и русском), а иногда незначительно видоизменяясь (Иоанн — Иоганн — Иван — Айвен — Джон — Джованни).

Человеческие имена собственные — антропонимы — по сравнению со многими другими отличаются повышенной сложностью. Это объясняется тем, что набор антропонимов в конкретном языке ограничен; его можно расширить за счет иноязычных заимствований, но ненамного. В итоге возникает необходимость в дополнительных наименованиях, к числу которых относятся вторые имена, отчества, фамилии и прозвища. Скажем, у древних скандинавов человека называли либо по отцу (сын или дочь такого-то), либо прозвищем: Эйвинд Погубитель Скальдов, Гуннлауг Змеиный Язык.

Что же представляют собой имена собственные и как они образуются? А. Ф. Лосев в своей книге «Философия имени» говорит: «Именем мы называем энергию сущности вещи (в широком смысле слова — Н. М.), действующую и выражающуюся в какой-нибудь материи… Знать имя вещи значит быть в состоянии в разуме приближаться к ней или удаляться от нее… уметь пользоваться вещью… Быть в состоянии общаться и других приводить в общение с вещью. Ибо имя и есть сама вещь в аспекте своей понятности для других…». Иными словами, всякое имя собственное выполняет две основные функции — отождествления и различения. Отождествление происходит по нескольким признакам — видовому (человек/зверь/местность), половому (мужчина/женщина), внутривидовому (совокупность носителей какого-либо имени). Что касается различения, оно необходимо постольку, поскольку позволяет выделить человека (зверя и т. д.) из общей массы.

Не зная имени, трудно сохранить в памяти внешний облик знакомого; кстати, смысл слова «знакомиться» заключается как раз в том, чтобы узнать имя человека, с которым свел случай (В. Даль определяет «знакомый» как «знаемый, известный, ведомый»). По меткому замечанию П. Флоренского, «до имени человек не есть еще человек, ни для себя, ни для других, не есть субъект личных отношений, следовательно… лишь возможность человека, обещание такового, зародыш… Вхождение в историю, закрепление в ней своего места, своей реальности всегда обозначалось как «создание себе имени».

Имена собственные образуются тремя основными путями: онимизацией аппелятивов («высокое» как прилагательное — село Высокое), заимствованием из другого языка (ср. имя Эрнст, пришедшее в русский язык из немецкого) и переходом онимов из разряда в разряд (Байкал — «Байкал»). Кроме того, онимы могут создаваться искусственно, и тогда возникают различные окказионализмы, т. е. случайные наименования, наподобие печально знаменитых Владиленов, Тракторов и Электрификаций послереволюционной поры.

Здесь следует оговориться: ниже речь пойдет практически только об антропонимах, поскольку охватить полностью всю совокупность имен собственных в данном языке данной эпохи не представляется возможным, и, вдобавок, это увело бы нас в сторону от темы. Упомянем лишь о том, что, помимо антропонимов, в языке существуют топонимы (названия географических объектов), геомимы (имена божеств), зоонимы, астронимы (названия небесных тел), космонимы (название зон космического пространства и созвездий), фитонимы (названия растений) и множество других.

Какова «протяженность» человеческого имени? В русском языке антропоним обычно состоит из собственно имени, отчества и фамилии. У французов и немцев встречаются сдвоенные имена (Жан-Франсуа, Карл-Хайнц), у английской аристократии в обычае прибавлять к антропониму «унаследованную» фамилию (ср. Джордж Гордон Ноэл Байрон, где Ноэл — родовое имя, «приобретенное» в результате женитьбы). Полные имена испанцев и португальцев нередко представляют собой длинные цепочки слов; в качестве примера можно привести имя испанского поэта эпохи Возрождения Инь-иго Лопеса де Мендосы де Сантильяны. А у японцев, по свидетельству известного писателя конца прошлого столетия Вс. Крестовского, «кроме коренного имени, даваемого на 30-й день после рождения», существует ряд последующих имен, которые они получают «при всех главнейших фазах своей жизни: при наступлении совершеннолетия, при избрании себе жизненной профессии, при вступлении в брак, при повышении должностью или чином, и т. д. до посмертного имени, вырезаемого на памятнике. Но эти имена, кажется, более имеют значение эпитетов и прозвищ. Во всяком случае, первоначальное родовое имя остается навсегда, а остальные сменяются одно за другим».

Словом, каждый народ имеет собственные ономастические традиции, которые зачастую резко отличаются друг от друга. Однако в отношении к именам присутствует и нечто общее, по-видимому, для очень и очень многих людей. Это — восприятие имени как характеристики судьбы.

П. Флоренский писал: «Внимательное проникновение в имя и личность, носящую его, позволяет открыть нити, тянущиеся от имени к личности, позволяет уяснить себе ту первоначальную ткань, которая переродилась в данную личность, и ткань эта явно определяется рассматриваемым именем». Иначе говоря, имя сосуществует с личностью, находится с последней в тесном контакте и оказывает значительное влияние на судьбу человека.

У каждого из нас имеется изначальное, так сказать, подлинное имя, которое родители, называя ребенка, могут угадать или не угадать. Если произошло второе, человек с «неправильным» именем живет в дальнейшем как бы не своей жизнью. Уже цитировавшийся П. Флоренский утверждал, что «не только сказочному герою, но и действительному человеку имя не то предвещает, не то приносит характер, душевные и телесные черты в его судьбу… Сила, приложенная к имени, непременно принимается личностью на свой счет. Человек не может отречься от обязательств своего имени и безответственно отклонить от себя возлагаемые на него ожидания…» Однако как установить, то имя дали ребенку или не то? Родителям приходится полагаться исключительно на интуицию; сам же человек, если, конечно, задумывается над этим, постепенно начинает более или менее отчетливо сознавать, все у него в порядке с именем или нет. Вполне возможно, что смена имени по достижении необходимого для того возраста — отнюдь не пустая прихоть (хотя, безусловно, бывает и такое), а пресловутая мода на имена — бессознательное следование некой глубинной тенденции.

Между прочим, выбирая имя для ребенка, родители могут руководствоваться и чисто практическими соображениями. Первобытные люди нередко старались задобрить злых духов — назвать ребенка так, чтобы имя не оказалось призывом демона; помимо того, младенцам порой намеренно давались неблагозвучные имена, чтобы отвести от них угрозу, исходящую от колдунов и всякой нечисти. Так, у башкир бытовало мужское имя Уткоден, что в переводе означает «Собачий Зад». Считалось, что злые духи ни за что не польстятся на человека со столь неблагозвучным именем.

В определении имени для ребенка родителям может помочь нумерология (вопрос о том, является она научной дисциплиной или шарлатанством, нас не касается). Следует уточнить, что речь идет о нумерологии в ее упрощенном варианте, т. е. об алфавитно-цифровом коде, основанном на учении древнегреческого математика и философа Пифагора. Последний свел весь массив чисел к исходной девятке от 1 до 9 и дал каждой цифре психологическое — точнее, метафизическое — толкование. Всякое имя обладает собственным числом, которое устанавливается переводом букв в цифры при помощи специальной таблицы, а затем сокращается в элементарное число. Подобным образом можно выяснить силу личности и ее истинный характер. Тут, вероятно, кроется объяснение того, почему люди творческих профессий часто берут себе псевдонимы. Они стремятся «улучшить» свое имя, то бишь судьбу.

В именем как характеристикой судьбы неразрывно связано представление о магичности имени. Для первобытных людей связь между именем и личностью, которую оно обозначало, являлась не произвольной ассоциацией, а чем-то вроде материальных уз, благодаря чему оказать через имя магическое воздействие на человека было ничуть не труднее, чем через ногти, волосы или любую другую часть тела. Иными словами, перед нами яркий пример контагиозной магии, по которой вещи, однажды бывшие в контакте, находятся в нем постоянно. Что бы колдун ни проделывал с тем или иным предметом, принадлежащим определенной личности, это неминуемо скажется на человеке. По утверждению известного английского фольклориста Дж. Фрэзера, «многие из первобытных людей считали имена существенной частью самих себя и прилагали немало усилий, чтобы утаить свои истинные имена и тем самым обезопаситься от злоумышленников». Американские индейцы, например, полагали, что от дурного обращения с именем вреда не меньше, чем от телесной раны.

У древних египтян на каждого человека приходилось по два имени: истинное (большое) и доброе (малое). Доброе имя знали все, тогда как большое держалось в глубокой тайне. По два имени было и у индийских брахманов. Одно предназначалось для повседневного пользования, а второе было известно, кроме самого человека, лишь отцу и матери.

В обиходе употреблялись также прозвища и вторичные имена, которые не считались частью человека. Так, взрослого мужчину называли именем его ребенка, ибо предполагалось, что у детей врагов нет, и, следовательно, никакие опасности, связанные с колдовством, им не грозят.

Учитывая это стремление древних — да отчасти и современных — людей защититься от колдовских чар, легко объяснить возникновение различных табу на произнесение Имен. Можно выделить следующие запреты: на имена родственников, покойников, правителей и других священных особ, а также на имена богов.

Порой запрещалось не только называть родственников по именам, но и произносить слова, которые имели стем или иным именем хотя бы один общий слог. У кафров женщине не разрешалось произносить имена мужа и его братьев, свекра и прочих родственников мужского пола; если же ударный слог какого-либо имени встречался в другом слове, требовалось заменить этот слог или все слово целиком. В итоге у кафрских женщин появилось нечто вроде собственного языка, который прозвали «женским наречием».

Основой табу на имена покойников является суеверный страх перед мертвыми. Люди боялись потревожить души умерших. Имя покойника «забывалось», а родственники, если их имена звучали похоже, немедля брали себе новые из опасения, что знакомые звуки могут привлечь умершего к прежнему жилищу. Если имя покойника совпадало с названием какого-либо предмета общего пользования, последний незамедлительно переименовывался.

Имена вождей и жрецов держались в секрете потому, что враги, узнав их, могли навредить правителям, а через них — и всему племени.

Имена божеств имели для людей очень большое значение, ибо связывалось с могуществом сверхсил. Обычно у божеств было много имен. Так, у верховного бога вавилонского пантеона Мардука их насчитывалось около пятидесяти, и все они знаменовали его победу при сотворении мира над персонификацией хаоса, Тиамат, и ее воинством. Впрочем, считалось, что свои истинные имена боги тщательно скрывают, дабы не допустить, чтобы люди приобрели над ними неограниченную власть. Любопытный пример противоположного отношения то место из Библии, где Яхве открывается Моисею на горе Хорив. До тех пор Бог назывался лишь Богом праотцев или Богом Авраама, Исаака и Иакова. Моисей же услышал: «Я есмь Сущий (Иегова)». Подобное действие может рассматриваться как подтверждение завета, заключенного Богом с Моисеем, как особое доверие, оказанное Господом Израилю. Согласно ортодоксальному толкованию, Бог открыл свое имя, чтобы люди могли поклоняться Ему только под Его истинным именем. Правда, Иегова ставит одно условие: «Не произноси имени Господа, Бога твоего, напрасно»; имя Бога не для того, чтобы им злоупотреблять, но чтобы воздавать через него поклонение Богу.

Китайский философ Чунь Цю Фань-лу писал: «Имена… — это способ проникнуть в мысли Неба. Небо не говорит, оно заставляет людей выражать его мысли. Небо не действует, оно заставляет действовать людей, находящихся в его власти. Таким образом, имена являются тем способом, которым совершенные мудрецы выражали мысли Неба». Иначе говоря, через имена человек познает мир. Номинация — присвоение имени — есть первичный акт осознания и освоения действительности. Поэтому ничуть не удивительно, что ономастика связана по предмету исследования со многими другими научными дисциплинами: историей, этнографией, археологией, географией, психологией, геологией, демографией. Имя собственное представляет собой многоуровневую систему, благодаря изучению которой человечество имеет возможность заглядывать в прошлое, подстраиваться под настоящее и создавать будущее.

Фантазия родителей, которые подыскивают имена своим детям, бывает на редкость изобретательна. Вот небольшой список их причуд, составленный в результате недавнего исследования в Стаффорде (Англия).

Семья Джордан назвала своего сына River (река). Они, видимо, надеются, что жизнь их ребенка будет течь легко и счастливо, и он легко выберет себе занятие, связанное с водой: лодочник, рыбак, работник шлюзов или даже проповедник…

Мистер и миссис Beer (пиво) дали своему сыну (вероятно, в надежде на его карьеру оптового торговца) имя Bottbe — бутылка.

Миссис Wall (стена) родила крупного ребенка и, желая ему крепкого здоровья, назвала его, разумеется, Stone — камень.

Забавно? Это еще не все. В семействе Water (вода) подрастает девочка Mineral — мадемуазель Минеральная Вода. Есть и будущий господин Windsor Castle (Виндзорский Замок), родившийся в семье Castle.

Некоторые родители еще более откровенны в своих фантазиях, подкрепленных игрой слов, романтическими, историческими и аристократическими устремлениями. К примеру, живет в Англии ребенок по имени Принц Чарльз.

Но и это, оказывается, не предел. Существуют маленькие Ревматизмы, Толстяки, Чудаки и даже… Франкенштейн — так назвали своего сына бесстрашные Питты…

Рэндалл Гарретт. СИЛА ВООБРАЖЕНИЯ.

«Если». 1994 № 11-12

Предлагаемый вашему вниманию рассказ Рэндалла Гарретта — часть знаменитого сериала, объединенного одним героем. Действие произведений происходит в 60-х годах XX века, однако мир этот мало похож на наш — много веков назад, при короле Ричарде Львиное Сердце, история здесь свернула на иную тропинку. И в результате здесь существует обширная Англо-Французская империя, ей противостоит могущественное и весьма агрессивное Королевство Польское. Но главное — в этом мире не существует Науки. Ее место заняла Магия. И вот в этом странном обществе действует лорд Дарси, главный следователь Его Высочества герцога Нормандского, гениальный сыщик. Рассказ «Сила воображения» предоставлен журналу издательством «Terra Fantastica», где в книжной серии «Оверсан» готовится сборник произведений Рэндалла Гарретта.

* * *

Для смерти лорда Арлана не было никаких осмысленных причин — разве что считать причиной время, когда она произошла. Крайне редко самоубийцы решаются на последний шаг в четыре часа дня.

При жизни лорд Арлан возглавлял ему же принадлежавшее издательство «Мэйярд Хауз» — одно из самых больших в Нормандии. Редакция «Мэйярд Хауз» занимала целиком довольно большое здание, расположенное в самом сердце Старого города — рядом с собором Святого Оуэна. В канун дня Святого Эдуарда Исповедника, в среду 12 октября 1972 года, лорд Арлан крепко спал в своем кабинете. Обычную его привычку поспать немного в это время дня давно и хорошо знали все служащие, так что двигались они тихо, а разговаривали вполголоса и только при крайней необходимости. Никто не входил в кабинет и не покидал его в течение почти целого часа.

В пять минут пятого трое сотрудников издательства — дамозель Барбара и добрые люди Уобер и Андрэй — услышали через толстую дубовую дверь кабинета какой-то глухой удар, за которым последовали не менее странные звуки. В нерешительности они обменялись взглядами. Происходило что-то не то, но ни один из них не решался открыть эту дверь, справедливо опасаясь крайне вспыльчивого характера лорда Арлана.

Через тридцать секунд в комнату ворвался сэр Стефан Имбрай.

— Что там происходит? — резко спросил он. — Я сидел в библиотеке и услышал, как упал стул, или что-то похожее. А теперь звуки такие, словно милорда сильно тошнит.

С этими словами он с той же решительностью двинулся в направлении кабинета. Сотрудники издательства вздохнули с облегчением; только главный редактор сэр Стефан мог позволить себе заявиться в этот кабинет без приглашения.

Распахнув дверь, он замер на пороге.

— Господи Боже! — Голос главного редактора сорвался. — Быстро! Помогите мне кто-нибудь!

Лорд Арлан висел на веревке, конец которой был переброшен через проходивший под потолком толстый деревянный брус. Тело его продолжало судорожно подергиваться. У ног на полу валялся опрокинутый стул.

Когда Арлана опустили на пол, в нем еще теплилась жизнь, однако горло его было раздавлено; владелец издательства умер прежде, чем сумели вызвать скорую помощь или целителя.

* * *

Лорд Дарси, главный следователь Его Королевского Высочества Ричарда, герцога Нормандского, разглядывал лежащее на диванчике маленькое, довольно-таки жалкое тело. Лорд Арлан был коротышкой — пять футов четыре дюйма — и весил всего девять стоунов[2]. В этом мертвом теле не ощущалось и следа той неудержимой, фанатичной и — временами — почти истерической энергии, которая делала лорда Арлана одним из наиболее уважаемых людей в его области деятельности. Иногда он даже внушал страх. Теперь он походил на мальчика-подростка.

Закончив осмотр трупа, доктор Пейтли, хирург, поднял взгляд на лорда Дарси.

— После вскрытия мы с мастером Шоном сможем дать более точную информацию, милорд, но я бы сказал, что смерть наступила не менее тридцати и не более сорока пяти минут тому назад.

Врач пригладил седеющие волосы и поправил пенсне.

— Это хорошо согласуется с тем временем, когда нас известили, милорд.

— Согласуется, согласуется, — пробормотал лорд Дарси.

Высокий, худощавый и красивый, он говорил на англо-французском с отчетливым английским акцентом.

— Мастер Шон, как там у вас?

Мастер Шон О'Лохлейн, главный следственный маг Его Высочества, крутил в руках маленький золотой жезл, на сверкающей поверхности которого виднелся причудливый спиралеобразный орнамент. Прерывать занятого работой волшебника не очень разумно, но лорд Дарси чувствовал, что толстенький, приземистый ирландец уже закончил и просто о чем-то задумался.

Он не ошибся. Мастер Шон повернул к нему круглое лицо и сдержанно улыбнулся.

— Ну что ж, милорд, времени для полного анализа не было, но основные факты не вызывают сомнения.

Он опять задумчиво покрутил свой жезл.

— В момент смерти в комнате не было никого другого, и не только в этот момент, но и весь предыдущий час. Время смерти — четыре четырнадцать, плюс-минус минута. Время психического шока от повешения — пять минут пятого. В комнате ни малейших признаков злокозненного влияния, никакой черной магии.

— Спасибо, Шон.

Лорд Дарси смотрел на потолочную балку.

— Ваша помощь, как всегда, просто неоценима.

Его лордство повернулся к четвертому присутствующему, мастеру стражи Гийому де Лилю, крупному, крепкому мужчине с огромными черными усами.

Кроме внешности закаленного бойца мастер стражи обладал еще и проницательным умом отличного следователя.

— Мастер Гийом, — лорд Дарси указал наверх. — Вы не могли бы послать одного из своих людей принести мне стремянку подлиннее, чтобы доставала до этой балки?

— Сию секунду, милорд.

Двое стражников в мундирах быстро принесли лестницу; лорд Дарси поднялся по ней к массивному брусу, проходившему футах в десяти от пола и в двух с половиной от потолка.

Веревку, на которой висел лорд Арлан, еще не сняли; лорд Дарси внимательнейшим образом изучил и ее и брус через сильную лупу.

Мастер Шон своими голубыми ирландскими глазами взирал на это священнодействие снизу.

— Позволительно ли спросить, что это вы там выискиваете, милорд?

— Как вы видите, — лорд Дарси продолжал изучать поверхность бруса, — веревка перекинута через брус, в этом вот месте, а конец ее прочно привязан к трубе, проходящей под окном у письменного стола. Вообще говоря, нельзя полностью исключить возможность, что лорда Арлана задушили, надели ему на шею петлю, а потом подтянули в то положение, в котором его потом нашли. В таком случае трение веревки о брус сместило бы волоконца дерева и веревки вверх и назад. Однако… — Следователь герцога вздохнул и начал спускаться. — Однако ничего подобного. Все выглядит так, будто он и вправду спрыгнул с этого стула и повис на веревке.

— А хватило бы времени, — спросил мастер Гийом, — вздернуть его таким образом?

— Возможно, и нет, дорогой мастер Гийом, но нужно проверить все вещественные доказательства, все мелочи. Если бы волоконца показали трение не в ту сторону, пришлось бы пересмотреть данные, касающиеся времени.

— Спасибо, милорд.

Лорд Дарси перешел к осмотру конца веревки, привязанного к трубе.

Кабинет имел только одно окно. Лорд Арлан любил полумрак и тишину, одного окна ему вполне хватало. Окно это располагалось прямо за письменным столом и выходило в узкую, футов трех шириной, вентиляционную шахту. Даже в яркий полдень свет через нее почти не проникал. Для освещения его лордство использовал газовые фонари, даже днем. Все они горели, однако лорд Дарси, по вечной своей недоверчивости, принюхался. Газом не пахнет, газ здесь ни при чем.

Узкое, высокое окно состояло из двух фрамуг, верхней и нижней, подвешенных на горизонтальных осях и открывающихся наружу. Верхний край рамы располагался в девяти футах от пола. Обе фрамуги оказались приоткрытыми, верхняя — на три дюйма, а нижняя — дюймов на восемь. Через эту нижнюю щель и проходила веревка, конец которой был привязан к наружной трубе, проходящей в шести дюймах ниже окна. Веревка тянулась к брусу, а оттуда опускалась вниз.

Тщательный осмотр показал, что окно шире не открывается, вся его механика окрашена по крайней мере дважды, и краска, попавшая на шарниры и в щели, прихватила фрамуги намертво. По-видимому, они находились в таком положении уже многие годы.

— Три дюйма сверху и восемь — снизу.

На лице лорда Дарси была задумчивость.

— Вряд ли хватит, чтобы кто-нибудь сумел пролезть. А кроме окна и двери других путей в кабинет и из него нет.

Он вопросительно посмотрел на мастера Шона.

— Так?

— Так, милорд, — согласился толстенький ирландец. — Это мы с мастером Гийомом проверили досконально. Никаких тайных ходов, отъезжающих стенных панелей. Ничего такого и в помине нет.

Немного помолчав, он добавил:

— Но мрака тоже нет.

Серые глаза лорда Дарси сузились.

— Вы сказали, мастер Шон, — нет мрака? Вы не можете изъясняться попонятнее?

— Понимаете, милорд, в комнате самоубийцы всегда есть ощущение какого-то мрака, глубокой подавленности, которая буквально пропитывает стены. Психическое состояние, в котором должен находиться человек, решивший покончить с собой, почти всегда оставляет на окружающей обстановке подобный отпечаток. А здесь — ничего похожего.

— Действительно?

Лорд Дарси отметил про себя этот факт. Его серые глаза еще раз оглядели комнату.

— Ну хорошо. Мастер Шон, наложите на тело предохранительное заклинание, а я пойду опрашивать свидетелей.

— Как скажете, милорд.

— Идемте в библиотеку, мастер Гийом, — сказал лорд Дарси, повернувшись к двери.

Мастер стражи направился следом.

В библиотеке, под охраной двух дюжих стражников в черной с серебром форме хранителей королевского спокойствия, их ждали пятеро. Трое из них были уже знакомые сотрудники издательства: черноглазая шатенка дамозель Барбара, круглолицый, начинающий лысеть добрый человек Уобер и высокий, тощий и близорукий добрый человек Андрэй. Четвертым был главный редактор сэр Стефан Имбрай, широкоплечий великан ростом в шесть футов четыре дюйма.

Пятого, быкоподобного типа с жестким, красивым лицом лорд Дарси видел впервые.

Сэр Стефан встал.

— С вашего позволения, милорд, почему нас здесь держат? У меня назначен деловой обед, а остальные хотели бы уйти домой. И вообще — почему Его Королевское Высочество герцог направил на расследование такого тривиального дела вас?

— Это же закон, — ответил лорд Дарси, — и закон прекрасно вам известный, сэр Стефан. Если кто-либо из аристократов умирает насильственной смертью — все равно, по злому ли умыслу, по случайности или от собственной руки, — я обязательно участвую в расследовании. А насчет того, почему вас здесь задержали, могу ответить одно: я — офицер королевского правосудия.

Сэр Стефан чуть побледнел.

Нет, не от страха — скорее от глубокого уважения. Его Величество Джон IV, Милостью Божией король и император Англии, Франции, Ирландии, Новой Англии и Новой Франции, король италийцев и император Священной Римской Империи, Защитник Истинной Веры, был последним из длинной цепочки королей дома Плантагенетов, правившей Англо-Французской империей со времен Генриха II. Король Джон в полной мере обладал силой, мудростью и умением править, которыми славились представители этой древнейшей династии Европы. Он вел свою родословную от короля Артура Умелого, внука Генриха II и племянника Ричарда Львиное Сердце. Этот последний, с трудом оправившись от раны, нанесенной арбалетной стрелой в 1199 году, стал мощной силой, объединяющей империю, и умер, не оставив потомков, в 1219 году. Джон IV был также прямым потомком Ричарда Великого, преобразовавшего и укрепившего империю во второй половине пятнадцатого века.

Напоминание о том, что лорд Дарси — офицер короля, охладило пыл сэра Стефана.

— Конечно, милорд.

Сэр Стефан хорошо владел своим голосом.

— Я просто хотел получить информацию.

— Именно этим занят и я, — негромко сказал лорд Дарси. — Получаю информацию.

Он развел руками.

— Таков мой долг.

— Конечно, конечно, — поспешил согласиться Имбрай. В голосе его чувствовалось смущение. — Я не хотел никого обидеть.

В «Мэйярд Хаузе» сэр Стефан привык сам отдавать распоряжения, однако он прекрасно знал, когда следует уступить перед вышестоящим лицом.

— А я и не обижен. Но теперь — насчет информации. Во-первых, кто этот джентльмен?

Лорд Дарси указал на пятого члена ожидавшей группы, мускулистого человека с довольно привлекательным лицом и темными, курчавыми волосами.

Упомянутый джентльмен встал, и сэр Стефан Имбрай представил его по всей форме.

— Милорд Дарси, разрешите мне представить вам доброго человека Эрнесто Нормана, одного из лучших наших писателей. Добрый человек Норман, лорд Дарси, главный следователь Его Королевского Высочества.

Глядя на лорда Дарси пронзительными черными глазами, Эрнесто поклонился.

— Высокая честь, ваше лордство.

— Честь для меня. Я читал некоторые ваши сочинения. Как-нибудь, если вы не против, я бы хотел поговорить с вами о них.

— С удовольствием, ваше лордство, — сказал добрый человек Эрнесто, садясь. Однако в голосе его слышалось какое-то недовольство.

Лорд Дарси оглядел библиотеку — просторное, богато отделанное помещение с потолком высотой футов в восемнадцать. По стенам ее высились десятифутовые шкафы, битком набитые книгами. Свободное пространство над ними украшали мечи, боевые топоры, булавы и щиты самых разнообразных форм.

На шкафах стояло несколько шлемов. Дверь охраняли два полных рыцарских доспеха шестнадцатого века, каждый из которых сжимал в своей железной перчатке пятнадцатифутовое копье. Окна были скрыты за зеленого бархата портьерами; помещение освещали причудливого вида золоченые газовые фонари.

Пока лорд Дарси обводил взглядом библиотеку, все присутствующие почтительно молчали. Он прочно установил здесь свой авторитет.

Затем взгляд следователя герцога остановился на сэре Стефане.

— Я знаю, что вы уже несколько раз прошли через это, однако я вынужден попросить вас повторить все заново.

Он мельком взглянул на остальную четверку.

— Это касается всех вас.

Стоящий у дверей мастер стражи Гийом, не привлекая излишнего внимания, вынул блокнот и приготовился стенографировать разговор.

— Не понимаю, зачем столько суеты вокруг обычного самоубийства.

Выглядел сэр Стефан Имбрай довольно хмуро.

— Мне кажется, милорд, что…

— ЭТО НЕ САМОУБИЙСТВО!

Голос дамозель Барбары прозвучал резко, как удар.

Сэр Стефан резко обернулся, лицо его перекосил гнев. Однако, прежде чем он успел что-либо сказать, лорд Дарси его остановил.

— Пусть она говорит, сэр Стефан.

Затем он продолжил уже более мягким голосом:

— На чем основано ваше заявление, дамозель?

— У меня нет никаких доказательств.

В глазах Барбары стояли слезы, она была сейчас очень красива.

— Ничего конкретного, ничего такого, что я могла бы доказать. Но как всем хорошо известно, последний год я была любовницей милорда Арлана. Я знаю его, он бы никогда не убил себя.

— Понятно.

В голосе Дарси прозвучала задумчивость.

— Вы обладаете Талантом, дамозель?

— В очень небольшой степени. Я проходила тестирование. Мой Талант выше среднего, однако незначительно.

— Понимаю. Так, значит, у вас нет никаких улик, кроме знания характера покойного милорда и интуиции?

— Никаких, милорд.

Теперь ее голос звучал совсем тихо.

— Хорошо. Благодарю вас, дамозель Барбара. А теперь, сэр Стефан, будьте любезны продолжить свой рассказ.

Сэр Стефан сумел взять себя в руки, однако Эрнесто Норман, как заметил лорд Дарси, посмотрел на дамозель Барбару с плохо скрываемой ненавистью.

«Ревность, — подумал лорд Дарси. — Ревность, да еще какая. Полная глупость. Этому человеку нужен целитель».

Сэр Стефан, высокий и мощный, начал рассказывать в третий раз:

— Около половины третьего…

* * *

Около половины третьего лорд Арлан, вернувшись после обеда в «Мезон дю Шах», проигнорировал недобрый взгляд, брошенный на него дамозель Барбарой. Старомодное воспитание, полученное дома, в Северной Англии, мешало ей понять, что джентльмену вполне позволительно изредка заглядывать в «Мезон дю Шах» — ради обеда, совсем не ради чего-либо еще. Ей были как-то привычнее более добропорядочные мужские клубы Йорка или Карлайля.

— Где сэр Стефан? — рявкнул лорд Арлан на доброго человека Андрэя.

— Еще не вернулся после обеда, милорд.

— Какие-нибудь срочные дела?

— Вас ждет добрый человек Эрнесто, милорд. В библиотеке.

— Эрнесто Норман? Подождет. Я дам вам знать, когда его вызвать. А сэра Стефана пришлите сразу, как появится.

Лорд Арлан прошел в свой кабинет.

В пол-третьего он проревел:

— Барбара!

Согласно ее собственным показаниям, дамозель Барбара откликнулась: «Да, милорд», — и бегом направилась в кабинет. Лорд Арлан, опять же по ее словам, сидел за письменным столом. Стол этот, семь футов на три, выглядел весьма внушительно. Внушительно выглядел и восседавший за ним лорд Арлан — по той простой причине, что кресло его было приподнято на шесть дюймов, а ноги опирались на спрятанную под столом тоже шестидюймовую скамеечку. Все посетители — кроме, разве что, очень уж высоких — смотрели на лорда Арлана снизу вверх.

Дамозель Барбара, по ее словам, вошла в кабинет, застыла, как положено, у двери и спросила:

— Вы звали, милорд?

Лорд Арлан не поднял головы от рукописи, лежавшей перед ним.

— Да, милая, звал. Пришли ко мне Эрнесто.

— Да, милорд.

И она отправилась к заждавшемуся писателю.

Ждал писатель в библиотеке. Узнав от дамозель Барбары, что лорд Арлан готов его принять, он, всем видом своим выражая ярость, направился через приемную в кабинет его лордства. Вошел он не постучав, а дверь за собой захлопнул с треском.

Показания Нормана гласили следующее:

— Я прямо готов был придушить этого мелкого ублюдка. Или избить его до потери пульса. Что уж там будет больше с руки. Я только что прочитал гранки своего последнего романа «Рыцарь воинств». Этот сучий недомерок буквально зарезал мою книгу! Я сказал ему, что не разрешу печатать роман в таком виде. А он заявляет — он, видите ли, купил у меня права и может теперь делать все, что ему заблагорассудится. Мы побеседовали еще, все в том же духе, я ничего не добился и ушел.

Сотрудники издательства подтвердили, что из кабинета доносился шум перебранки, но слов не разобрал никто.

Добрый человек Эрнесто покинул кабинет, не забыв и на этот раз хлопнуть дверью, без четверти три.

Сэр Стефан Имбрай вошел в приемную в тот самый момент, когда Норман вылетел из кабинета. Они не поздоровались, и писатель в негодовании покинул приемную.

Сэр Стивен с удивлением воззрился вслед Норману.

— Какая муха его укусила?

— Не знаю, сэр Стивен, — ответил добрый человек Уобер. — Его лордство велел, чтобы вы, сэр, как вернетесь, сразу шли к нему.

Согласно показаниям сэра Стефана, после этого он направился в кабинет, где застал лорда Арлана пьющим кофе — который был принесен ему добрым человеком Андрэем несколькими минутами ранее.

— Совсем короткий деловой разговор, и все, милорд. Лорд Арлан дал мне указания относительно формата трех книг, которые мы сейчас издаем. Рутинные дела, совсем малоинтересные. Однако, если вы желаете, я могу…

— Позже, если понадобится. Продолжайте.

— Вышел из кабинета я в одну или две минуты четвертого. В три часа он всегда ложится спать до четырех. Я отправился в художественный отдел проверить, как у них обстоят дела с книжными иллюстрациями, а потом пошел поработать в библиотеку; мне надо было кое-что уточнить для книги по магии, которую мы издаем весной.

— Научная работа?

— Да. «Психологистика» сэра Томаса Лесо, доктора тауматургии.

— А! Великолепный человек. Мастер Шон обязательно постарается купить эту книгу.

Сэр Стефан кивнул:

— Фирма с радостью подарит ему два экземпляра. А может быть… — глаза главного редактора зажглись. — Может быть, мастер Шон согласится написать о ней рецензию для руанской «Таймс»?

— Вполне возможно, если вы найдете к нему подход, — согласился лорд Дарси. — Но, к делу. Так, значит, в решительный момент вы находились здесь, в библиотеке?

— Да, милорд.

— Могу я тогда спросить, откуда вы узнали, что произошло? — Лорд Дарси был почти уверен, что знает ответ на этот вопрос, но ему хотелось услышать, что скажет сэр Стефан. — Насколько я понял, вы оказались в приемной буквально через несколько секунд после… э-э… этого печального инцидента. Откуда вы о нем узнали?

— Я услышал шум, милорд.

Поднявшись с места, сэр Стефан указал на одно из занавешенных зеленым бархатом северных окон библиотеки.

— Вот это окно, милорд, выходит прямо в вентиляционную шахту.

Подойдя к окну, он отодвинул портьеру.

— Как легко можете видеть.

Вентиляционная шахта, в которую выходило окно, имела ширину три фута.

Напротив этого окна, в ярде от него, находилось окно кабинета лорда Арлана, приоткрытое сверху и снизу, как уже раньше успел заметить лорд Дарси. Окно библиотеки тоже стояло открытым, но его фрамуги легко поворачивались, их шарниры не были замазаны краской.

— Мастер Шон? — произнес лорд Дарси с нормальной, разговорной громкостью.

Между задернутых занавесок противоположного окна появилось круглое лицо волшебника.

— Да, милорд?

— Как там, все в порядке?

— В полном, милорд.

— Очень хорошо. Продолжайте.

Лорд Дарси задернул портьеру, повернулся и посмотрел на лица присутствующих, освещенные неровным светом газовых фонарей.

— Прекрасно, сэр Стефан. С этим разобрались. Еще один вопрос.

— Да, милорд?

— А как случилось, что когда вы ворвались в кабинет лорда Арлана и увидели, что он висит в петле, вы не перерезали веревку? Одно движение перочинным ножиком освободило бы его горло, не правда ли? А вы вместо этого развязали узел. Почему?

На этот раз ответила дамозель Барбара.

— А разве вы не знаете, милорд?

Лорд Дарси ожидал, что после этих слов все глаза устремятся на сэра Стефана, однако вместо этого все почему-то уставились на него.

— Объясните, пожалуйста, свои слова, дамозель.

Лорд Дарси довольно быстро сумел оправиться от неожиданности.

— Лорд Арлан до смерти боялся всех острых предметов, — объяснила девушка. — Это было прямо манией. Например, он никогда не заходил в художественный отдел — ведь у них там есть ножницы и бритвы, которыми пользуются при изготовлении коллажей и всякого такого.

Глаза лорда Дарси сузились.

— Однако он был, как я понимаю, гладко выбрит?

— Гладко — да, — спокойно ответила Барбара, — но не «выбрит». Его парикмахер использует депиляторный воск, который выдергивает волосы с корнем. Больно, конечно, но лорд Арлан считал, что уж лучше вытерпеть боль, чем дать бритве приблизиться к его лицу. Он не разрешал никому из окружающих даже иметь при себе нож. И мы все подчинялись.

— Даже нож для вскрытия писем?

— Даже нож для вскрытия писем.

Дамозель Барбара широко обвела рукой стены.

— Вы посмотрите на все это древнее оружие. Ни у одного из мечей нет ни острого лезвия, ни острого кончика. Разве это не ответ, почему сэр Стефан не обрезал веревку?

— Вполне достаточный, дамозель, — лорд Дарси слегка поклонился.

«Господи Боже! — подумал он. — Да они тут все малость спятили, а их покойный хозяин, похоже, больше всех».

* * *

Семь вечера. После смерти лорда Арлана прошло уже почти три часа.

Хотя снаружи, под затянутым облаками темным небом, уже явственно ощущался осенний холодок, в кабинете лорда Арлана, где горели камин и газовые фонари, было по-летнему тепло. Тело хозяина кабинета, защищенное ото всех неприятностей одеялом и предохранительными заклинаниями мастера Шона, покоилось на диване.

Сам упомянутый мастер Шон стоял и рассматривал в мягком газовом свете конец свисавшей сверху веревки — источника всех сегодняшних хлопот. За ним, так же стоя, с молчаливым уважением наблюдали лорд Дарси, доктор Пейтли и мастер стражи Гийом. Мешать священнодействию волшебника крайне неразумно.

Кончив разглядывать веревку, мастер Шон наклонился и вынул из своего большого, испещренного загадочными символами саквояжа несколько предметов, в их числе — маленький черного дерева жезл с серебряным навершием.

— Тут никаких проблем, милорд. Психический шок, связанный с насильственной смертью, очень сильно зарядил пеньку.

Мастер Шон обожал читать лекции, в такие педагогические моменты обычный его ирландский акцент странным образом почти исчезал.

— Здесь работает Закон Сродства; говоря научным языком, у нас имеется психическое силовое поле, которое, будучи должным образом к тому побуждено, будет стремиться вернуться к первоначальному состоянию.

Эбеновый жезл описал некие сложные кривые, губы мастера Шона произнесли слова ритуала.

И веревка стала двигаться, плавно, изящно. Словно направляемый невидимой рукой, пеньковый жгут свернулся в петлю. Быстро, без единой задержки, веревка завязалась узлом. Неуловимую долю секунды петля, висевшая в воздухе, представляла собой идеальный круг, а затем как-то сразу обмякла.

— Вот и все, милорд.

Мастер Шон указал на чудом возникшую петлю.

Лорд Дарси обошел ее кругом, разглядывая узел, но не трогая его.

— Очень интересно. Простая скользящая петля, а не «узел палача».

Не отрывая глаз от веревки, он добавил:

— Мастер Гийом, вы не можете одолжить мне рулетку?

Отстегнув рулетку от ремня, мастер стражи вручил ее лорду Дарси.

Сперва было измерено расстояние от пола до петли. Затем — высота сиденья валявшегося на полу стула. Последним, со всем надлежащим почтением, был измерен покойник — от пяток до шеи.

По завершении этих загадочных действий лорд Дарси обратился к доктору Пейтли:

— Вы, пожалуй, самый легкий из нас четверых. Сколько вы весите?

— Десять стоунов, милорд. Ну, может, на фунт-другой поменьше.

— Тогда вы вполне подойдете. Возьмитесь за эту веревку и повисните на ней.

Доктор Пейтли недоуменно моргнул.

— Милорд?

— Возьмитесь за веревку чуть повыше петли и оторвите ноги от пола. Вот так, верно.

Лорд Дарси повторил измерение.

— Растягивание меньше, чем на четверть дюйма, это можно не принимать в расчет. Теперь отпускайте ее, доктор. Спасибо.

После этого мастер стражи Гийом получил назад свою рулетку.

Запрокинув голову, лорд Дарси рассматривал балку, с которой свисала веревка.

— Ну до чего же глупо так поступать, — пробормотал он, словно сам себе.

— Очень верно вы это говорите, милорд, — откликнулся мастер Гийом. — Я всегда считал, что самоубийство — страшная глупость. К тому же, как кто-то сказал: «Это столь необратимо».

— Я не говорю о самоубийстве, дорогой вы мой мастер стражи. Я говорю об убийстве. И оно, к сожалению, не менее необратимо.

— Убийство, милорд? — Брови мастера Шона О'Лохлейна полезли вверх. — Ну, если вы так говорите. Но как же все-таки хорошо, что мне не приходится заниматься следственной работой.

— Как это, дорогой Шон? А чем же вы занимаетесь?

В голосе лорда Дарси звучало искреннее изумление.

Ухмыльнувшись, ирландец отрицательно покачал своей крупной головой.

— Только не этим, милорд. Я — волшебник. Технический работник, откапывающий факты, которые нельзя обнаружить иным способом. Но только все на свете ниточки ничем не помогут человеку, неспособному связать их в единое непротиворечивое целое. А это — ваша грань Таланта, милорд.

— Таланта?

На этот раз лорд Дарси изумился еще больше.

— Но у меня нет Таланта, Шон. Я к чудесам не имею никакого отношения.

— Бросьте, милорд. Вы обладаете той разновидностью Таланта, которая всегда имелась у всех действительно великих сыщиков — способностью перескочить от ничем не подтвержденного предположения к готовому умозаключению безо всяких промежуточных шагов. А после этого вы прекрасно знаете, где надо искать улики, которые подтвердят это ваше заключение. Ведь вы уже два часа знаете, что это — убийство, а заодно и имя убийцы.

— Ну конечно же! И то, и другое с самого начала было очевидно. Вопрос был не в том, «кто это сделал?», а в том, «как он это сделал?» — Его лордство широко улыбнулся. — Ну а теперь ответ на этот последний вопрос прост как копье.

— А почему вы так уверены, что это убийство, милорд?

На этот раз спрашивал мастер Гийом.

— Во-первых, те промеры, которые мы только что провели, показывают, что ноги покойного лорда Арлана, висящего в петле, не доставали до пола на семнадцать дюймов. Высота сиденья этого стула — восемнадцать дюймов. Если бы — я повторяю, если бы — он надел себе на шею эту петлю, а затем отшвырнул ногой стул, он упал бы всего на один дюйм. Конечно, он бы задохнулся, тут вопросов нет. Но вы же видели жуткие следы от веревки, глубоко впившейся в горло покойного, и слышали слова доктора Пейтли, что гортань раздавлена. Кстати, доктор, а шея у него не сломана?

— Нет, милорд. Сильно вывихнута и растянута, но не сломана.

— Он же был совсем легкий, — продолжил лорд Дарси. — Девять стоунов. Падение с высоты в один дюйм не могло такого наделать.

Тут следователь перевел взгляд на мастера Шона.

— А в таком случае, как вам понятно, все произошло иначе. Оставалось только поднапрячь немного воображение и придумать, как это могло произойти, а затем проверить улики и убедиться, что все произошло именно так. Заключительный шаг — перепроверить улики и убедиться, что иначе никак не могло быть. Ну а после этого уже можно производить арест.

* * *

Через пятнадцать минут лорд Дарси, мастер Шон и мастер Гийом вошли в библиотеку, где четверо стражников продолжали охранять пятерых подозреваемых. Мастер Шон, державший в руке свой разукрашенный саквояж, остался у дверей, в компании двух рыцарских доспехов с пятнадцатифутовыми копьями.

Сэр Стефан Имбрай, читавший до этого книгу, выпустил ее из рук и она упала на пол.

— Сколько это будет еще продолжаться, лорд Дарси?

В его голосе звучала плохо сдерживаемая ярость.

— Только пару минут, сэр Стефан. Мы почти закончили расследование.

Глаза всех присутствующих, за исключением мастера Шона, были устремлены на следователя герцога.

— Слава Богу, — с облегчением вздохнул сэр Стефан. — Очень рад, что все это закончилось, милорд. Разумеется, этим еще будет заниматься коронер. Надеюсь, жюри присяжных вынесет вердикт «Самоубийство в состоянии помрачения рассудка».

— А вот я на это не надеюсь. Я считаю, что они определят происшедшее как преднамеренное убийство. И их решением в нем будет обвинен сэр Стефан Имбрай и за это преступление он будет предан Верховному Королевскому суду.

Сэр Стефан стал белым как мел.

— Вы что, с ума сошли?

— Бывает у меня и такое, но — не в этот раз.

— Но ведь в момент преступления… — от удивления дамозель Барбаре не хватило воздуха, — в этот момент сэра Стефана не было ни в кабинете, ни рядом с ним!

— А вот тут-то вы и ошибаетесь. Он находился здесь, в этой комнате, не более чем в дюжине футов от лорда Арлана. Все было сделано до крайности просто. Он пришел к лорду Арлану в кабинет и подсыпал в его кофе снотворное. Одно из самых сильных, быстродействующих снотворных. Несколько минут — и его лордство потерял сознание. Затем сэр Стефан привязал веревку к проходящей снаружи за этим окном трубе, перекинул ее конец через брус и обвязал им шею вашего злополучного хозяина.

— Но ведь этот недомерок был повешен только через час, — вмешался добрый человек Эрнесто Норман.

— Верно. Но дайте мне закончить. Так вот, затем сэр Стефан взгромоздил бесчувственное тело лорда Арлана на эту балку.

— Одну секундочку, ваше лордство, — продолжал недоумевать Эрнесто. — Я и сам не очень-то люблю сэра Стефана, однако, сколь он ни высок, ему бы не поднять лорда Арлана на высоту в десять футов, даже встав на стул. А стремянки в комнате нет.

— Очень верное наблюдение, добрый человек Эрнесто. Однако вы не принимаете во внимание, что в кабинете есть еще один стул. Стул лорда Арлана имеет высоту в целых двадцать четыре дюйма вместо обычных восемнадцати.

— Плюс шесть дюймов? — Эрнесто Норман покачал головой. — Все равно не хватит. Ему надо было по крайней мере еще шесть…

Писатель вдруг смолк, его глаза расширились.

— Скамеечка для ног!

— Совершенно верно. Поставьте ее на этот стул — и вот вам те самые шесть дюймов. Даже мне почти хватило бы, хоть я и ниже сэра Стефана. А поднять девять стоунов такому сильному человеку тоже не слишком трудно.

— Если даже предположить, что все так и было…

Губы сэра Стефана стали пепельно-серыми, но голосом своим он все еще владел.

— Даже если все так, что же я сделал потом?

— Но это ведь совершенно ясно, дорогой сэр Стефан. Вы ушли из кабинета, предварительно вернув на место стул и скамеечку, а также положив набок стул для посетителей. Потом вы занялись своими делами, как вы нам и рассказывали, зная, что никто не решится войти в кабинет после трех часов.

— Но мы же слышали, как стул упал в четыре! — негромко воскликнула Барбара.

— Нет. Согласно вашим собственным показаниям вы услышали глухой удар. Но именно сэр Стефан сказал, что слышал звук упавшего стула, вы бессознательно с ним согласились и дальше держались того же мнения. На самом деле вы слышали, как упало с балки и рвануло веревку тело лорда Арлана.

Дамозель Барбара зажмурилась, ее передернуло. Двое ее коллег молча, в ужасе смотрели на лорда Дарси.

— Вы выждали час, сэр Стефан. Затем, в четыре часа вы…

Тут лорд Дарси прервался, уловив сигнал мастера Шона.

— Да, мастер Шон?

— Вот это, милорд. Безо всяких сомнений.

Он указал на доспех, стоявший слева от двери.

— Вот теперь следствие полностью завершено.

На губах лорда Дарси мелькнула недобрая улыбка.

— Итак, потом, в четыре часа, вы, сэр Стефан, взяли это копье — совершенно тупое, как и все остальное оружие, находящееся здесь, — и столкнули им лорда Арлана с бруса. После чего вы вернули копье на место и побежали в кабинет. Вы знали, что для развязывания узла потребуется некоторое время и знали также, что за это время лорд Арлан успеет скончаться.

Но только все это ужасно глупо. Вы оказались перед дилеммой.

Трудность заключалась в том, какой длины брать веревку. Если лорд Арлан упадет со слишком большой высоты, у него сломается шея, что вызвало бы, мягко говоря, удивление — ведь высота стула всего восемнадцать дюймов. А сделай вы веревку короче, чтобы он только задохнулся, — и его ноги окажутся выше сиденья стула. Вы остановились на золотой середине. Неужели вы не могли понять, что при любом варианте останется несоответствие?

Лорд Дарси повернулся к мастеру Гийому.

— Мастер стражи Гийом де Лиль, я, как офицер королевского правосудия, поручаю вам, офицеру королевского спокойствия, арестовать этого человека по подозрению в убийстве.

Когда стражники увели поникшего сэра Стефана, потрясенная дамозель Барбара спросила:

— Но почему, милорд? Почему он это сделал?

— Прежде, чем идти сюда, я ознакомился с завещанием лорда Арлана в Государственном архиве.

Лорд Дарси смотрел на Барбару.

— Половину своей доли в фирме он оставил вам, а половину — сэру Стефану. Сэр Стефан хотел иметь контроль над фирмой. Теперь все достанется вам.

Дамозель Барбара заплакала.

Но от лорда Дарси не укрылась торжествующая полуулыбочка, скользнувшая по лицу Эрнесто. Похоже, эта улыбка говорила: «Вот теперь-то я напечатаю свой роман в том виде, в каком он написан».

Тут оставалось только вздохнуть, что лорд Дарси и сделал.

— Идемте, мастер Шон. Поздно уже, а нам еще предстоит званый ужин.

Перевел С Английского Алексей Пчелинцев.

ЗАВТРА.

«Если». 1994 № 11-12

Электронный буй.

Новинка производства фирмы Siemens — мобильная станция контроля, которая бдительно следит за состоянием водоемов. Оформленная в виде буя, оснащенного различными измерительными приборами, она непрерывно отслеживает важнейшие характеристики воды: температуру, текучесть, прозрачность, содержание кислорода и аммиачных солей.

По радио информация передается на компьютер центральной станции, последний же при отклонении данных от оптимальных параметров автоматически извещает полицию по охране водных ресурсов.

По эскизам Леонардо да Винчи.

Новый вертолет, построенный в Японии, находился в воздухе в течение… 20 секунд! Самое удивительное в этом рекордном достижении — отсутствие у летательного аппарата двигателя. Он приводится в действие физической силой пилота при помощи педалей. Рекордсмен — 20-летний студент Токийского Университета — осуществил 20-секундный полет на высоте 60 см. Этот молодой человек использовал чертежи Леонардо де Винчи, применив традиционные для Японии материалы: рамки, оклеенные бумагой. Аппарат весил всего 38 кг. Предыдущий рекорд был установлен в США, тогда полет длился 7 секунд.

Новый способ достижения звезд?

Интересную гипотезу предложил научный сотрудник Уэльсского университета в Кардифе Великобритания) Мигель Алькубьерре. «Представим себе, — говорит он, — космический корабль, совершающий рейс между Землей и звездной системой Альфа Центавра, находящейся от нас на расстоянии в 4,3 светового года. Для человека, оставшегося на Земле, время, в течение которого может продлиться подобное путешествие в оба конца, составит 8,6 года, деленных на скорость света.

Однако по мере того, как скорость звездолета приближается к скорости света, бег времени замедляется, и сроки пребывания в пути меняются. Поэтому, к примеру, близнец, улетевший в космос, вернется на Землю более молодым, чем его брат, остававшийся дома. Это и есть известный «парадокс близнецов». Для достижения подобного эффекта при значительно меньших скоростях М. Алькубьерре предлагает создавать локальное искривление времени-пространства, которое вызовет за кормой космического корабля растяжение, а перед ним — сжатие времени. Таким образом корабль будет как бы «отталкиваться» от нашей планеты и притягиваться к далекой звезде силой, обусловленной кривизной самого времени-пространства, которое для наглядности можно представить как резиновую ленту, искривляющуюся вблизи массивных объемов.

Увы, этот метод движения имеет свои трудности. Все тела во Вселенной, обладающие массой, притягивают друг друга.

А резкое расширение времени-пространства, предлагаемое изобретателем, требует, чтобы массы, наоборот, взаимно отталкивались.

Но М. Алькубьерре указывает, что быстрое расширение Вселенной после Большого Взрыва, случившегося 15 млрд. лет назад, тоже требовало, чтобы массы отталкивались. Так что ничего невозможного в принципе здесь нет.

Никотин в баклажанах.

Доктор Эдуард Домино и его коллеги из Мичиганского университета установили, что в таких распространенных овощах, как картошка, баклажаны, перец, помидоры, присутствует заметное количество никотина.

Ученые определили, что в результате потребления 10 граммов баклажан, в кровь выделяется столько же никотина, сколько получает человек после трехчасового пребывания в прокуренной комнате.

Эффект от съеденных 150 граммов картофеля равноценен 30 часам нахождения в непроветренной курилке. То же самое касается 5 граммов цветной капусты или спаржи. Оказывается! если все эти овощи употреблять в пищу постоянно, то безопасность не гарантирована даже тем, кто ни разу в жизни не прикасался к сигарете. Содержание никотина в их крови в этом случае почти такое же, как у закоренелых курильщиков.

Ловушка для антипротонов.

Знаете ли вы, что во всемирно известном центре ядерных исследований ЦЕРН, что близ Женевы (Швейцария), накоплено уже более 1 млн. антипротонов? Это заслуга группы американских физиков во главе с Майклом Холцшайтером. Они подсоединили специально сконструированную ловушку к кольцевому ускорителю LEAR, поставляющему науке столь редкие частицы. В общих чертах устройство представляет собой помещенную в вакуум медную трубку длиной 0,5 метра с «заглушками» из электрических полей, которые не позволяют отловленным антипротонам вырваться наружу.

Теперь на очереди создание антиатома, точнее — атома антиводорода из антипротона и вращающегося вокруг него позитрона. Чтобы вступить в такое взаимодействие, античастицы должны быть «холодными», то есть относительно медленно двигаться, а женевская ловушка (что очень удобно) еще и притормаживает антипротоны.

На Луну — под парусами.

Идея использовать для передвижения в космическом пространстве межпланетного парусника световое давление Солнца, играющее роль ветра, не противоречит физическим законам. Конечно, его сила совсем невелика: ее можно сравнить с той, какую вызовет «давление» гирьки массой всего около 8 г. на поверхность площадью в целый гектар.

Но ведь места в космосе предостаточно, а парус можно сделать огромным.

Сейчас в Париже уже действует международная организация под названием «Европейский солнечный полет». Недавно она объявила конкурс на лучшую конструкцию космической «яхты». Среди коллективов, чьи проекты признаны вполне серьезными, заслуживает внимания английская компания «Кембридж Консалтантс Лтд». Ее инженеры предложили построить парус площадью 60 тысяч кв. м. Согласно их подсчетам, постоянно действующее световое давление, при всей своей слабости, будет постепенно разгонять космическую «ладью» с ускорением в один миллиметр в секунду. Не пройдет и 300 суток, как их корабль причалит к лунной гавани. Непростой задаче доставки с Земли в космос столь громоздкого, хотя и нетяжелого груза британские специалисты нашли своеобразное решение. Они предложили использовать для этого японское искусство оригами — метод складывания бумажных листов таким образом, чтобы получались эпичные экзотические фигуры, примеру, полотнище размером в десяток футбольных полей можно будет в сложенном виде вместить в цилиндрический контейнер, диаметром и высотой всего четыре метра. На 1995 г. намечен старт первых в истории парусных гонок к Луне.

Татьяна Королева. ИСТОРИЯ ОДНОЙ ВОЙНЫ.

«Если». 1994 № 11-12

Деревья исчезали одно за другим. Бесшумно и оттого еще более страшно в упавшей на лес мертвой тишине огромные стволы проваливались под землю, которая источала дымы; почва обугливалась на глазах, и по этой снедаемой внутренним жаром земле он бежал и бежал, цепенея от ужаса, и никак не мог убежать — до тех пор, пока в холодном поту не просыпался от собственного крика.

Кошмар начинался всегда одинаково: Андрей видел себя мальчишкой лет пяти, который сбежал из дому и теперь стоял довольный на опушке леса. Лето было в разгаре, солнечные зайчики яркими золотыми сполохами метались среди буйной зелени. Взгляд мальчика привлекал лежащий на траве осколок стекла на него падал луч солнца и, преломившись, уходил в землю. А спустя какое-то мгновение вокруг начинали проваливаться деревья. Земля стонала, испоганенная огромными дырами; из них вырывались исполинские столбы дыма, и вот уже почва под ногами горела и покрывалась язвами, а ребенок бежал, глотая пересохшими губами горький воздух. Жгучее солнце злым демоном пылало в небесах, дым застилал горизонт… Крик рвался изнутри, но кричать Андрей не мог, ибо по странной логике понимал, что остался один на Земле; и все это продолжалось до бесконечности, потому что даже проснувшись, он либо трясся остаток ночи от страха, либо, если все-таки засыпал, все начиналось снова.

Он кинулся к водке как к спасению. Однако алкоголь, похоже, потерял былую власть над ним: Андрей почти не пьянел, и лишь после изрядной дозы как-то сразу глухо проваливался в забытье, из которого выныривал в тот же кошмар. По настоянию жены посетил психиатра, но тот ничем не сумел помочь. Транквилизаторы на несколько часов убивали тревогу, рождая надежду на избавление, но только до следующей ночи.

Жизнь в промежутках между кошмарами не несла в себе ничего, кроме мучений. Оставались, правда, еще наркотики, однако, раз попробовав, Андрей чуть не сошел с ума, так как подстегнутое опиумом подсознание придало его сну такую убийственную яркость и развернуло знакомый сюжет в цепь столь отвратительных подробностей, что, очнувшись, Андрей навсегда потерял вкус к подобным вещам.

Мало-помалу он перепробовал все. Единственным результатом этих экспериментов стал разрыв с женой, и теперь, осунувшийся и похудевший, с красными, слезящимися от бессонницы глазами, он жил один в своей старой квартире, стараясь по возможности ничего не трогать.

На работе его пока еще терпели (тем более что зарплату все равно не выплачивали вот уже четыре месяца), но после ухода жены Андрей окончательно опустился, и жизнь его стала напоминать существование марионетки, не известно зачем и как обретающейся на Земле.

Как-то раз, возвращаясь домой, по обыкновению погруженный в мрачные фантазии, он поскользнулся, упал и поранил руку. Рассмотрев порез и обнаружив в нем маленький осколок стекла, Андрей выругался — да так и замер с открытым ртом. Постепенно его взгляд обрел осмысленное выражение; он закрыл рот, зажимая рукой порез, и внимательно изучил осколок.

Дома Андрей залез в шкаф и с удовлетворением обнаружил потрепанный, но крепкий еще мешок, в котором жена хранила когда-то клубки шерсти.

Вечером того же дня из подъезда выскользнула странная фигура. Она воровато огляделась по сторонам и скрылась в соседнем дворе. Часа через два она вернулась, сгибаясь под тяжестью ноши.

На следующий день Андрей повторил свою вылазку, а вскоре это вошло в привычку. Он вряд ли смог бы объяснить даже самому себе, почему поступает так, и все же день за днем с каким-то маниакальным упорством покидал свой дом, прихватив с собой мешок, и через несколько часов возвращался с тяжелой ношей, которая затем незамедлительно перекочевывала на помойку.

Объяснялось все просто — Андрей собирал битое стекло. Вскоре его начали узнавать соседи. Лихорадочным блеском в глазах и суетливостью движений этот добровольный дворник сильно смахивал на сумасшедшего, но был безобиден, и люди его не боялись, а дети даже забавы ради помогали подбирать осколки. Стекло блестело на мостовой, нагло щерилось из выбоин асфальта, россыпью сверкало на задворках популярного в районе магазина, хрустело на детской площадке.

Андрей истово боролся с ним. Довольно скоро двор возле его дома был очищен, и как-то раз Андрей решился уйти подальше. В ту ночь у него появился друг. Друг оказался глухонемым и объяснялся при помощи знаков, однако вскоре Андрей научился понимать его, и вместе они существенно расширили сферу деятельности. Почти сразу же партнеры натолкнулись на «коллег» — пожилую пару, катившую битое стекло в потрепанной детской коляске. Старик рассказал Андрею, что полгода назад у них чуть было не погиб семилетний внук. Причиной страданий ребенка был кусочек стекла, по нелепой случайности вонзившийся мальчику в вену. С тех пор супруги видеть не могли ничего стеклянного.

Вскоре ряды добровольных борцов со стеклом снова пополнились. Теперь их было уже семеро; к ним привыкли и за глаза называли «стекольщиками».

Движение начинало приобретать характер массового помешательства. Все чаще можно было видеть людей, поодиночке или небольшими группами ползающих по земле, как жуки. Появляться на улицах со стеклотарой стало небезопасно. Нет, никто никого не бил, однако стоило какой-нибудь компании собраться выпить и закусить, как неизменно возле нее останавливался «стекольщик», садился на землю и не спускал с них глаз, чем, несомненно, лишал алчущих изрядной доли удовольствия. Дождавшись, пока компания освободит тару, он аккуратно складывал ее в свой мешок, разворачивался и молча уходил, никак не реагируя на насмешки. При попытках прогнать или побить его самозваный борец за чистоту быстро исчезал, но минут через десять возвращался, и не один. Постепенно всякие распития на улицах прекратились.

Целыми группами барражировали «стекольщики» у пивных баров, ларьков и казино. Вначале совсем неприметные, они постепенно внушили к себе уважение. Понятно, что вскоре ими заинтересовалась милиция. Но арестовывать их оказалось совершенно не за что: ни разборок, ни митингов «стекольщики» не устраивали; у них не было штаба и какой-либо политической организации. Их идеологические пристрастия оставались невыясненными. Они, казалось, вообще ничем не интересовались, кроме свой фобии; постоянно и неотступно следовали за всяким, кто нес стекло, и не отставали до тех пор, пока оно не перекочевывало в их мешки.

Люди в городе начали избегать стекла. В магазинах портились бутылочные молоко и кефир, в то время как те же продукты в бумажных пакетиках мгновенно исчезали с прилавков. В заводских столовых рабочие выстраивались в длинные очереди за компотом в пластиковых стаканчиках, но никто не желал пить чай из стеклянных стаканов. Во всех офисах с глаз подальше убирались хрустальные вазы, а на смену им ставились порою безвкусные, но ни у кого не вызывающие протеста изделия из пластмассы и дерева. А на городских свалках росли груды стекла.

Странная, безмолвная война велась почти повсеместно. «Стекольщиков» совершенно не волновали стекла в домах и автомобилях. Напротив, к ним относились бережно, и если такое стекло все-таки разбивалось, то осколки аккуратно вынимались и складывались в мешок, а само стекло как можно скорей заменялось новым. Но все же с каждым днем в городе появлялось все больше пустых оконных рам, забитых фанерой или просто заткнутых мешками с тряпьем.

Стекольные фабрики агонизировали. Никто не бастовал, нет — на их продукцию просто не было спроса, и рабочие уходили. Люди были готовы на все, лишь бы не иметь дела ни с чем стеклянным. Психиатры, исследовавшие новую фобию, непонятным образом сами оказывались пораженными ею и пополняли ряды «стекольщиков».

Ненависть к стеклу начинала приобретать признаки пандемии.

Мало-помалу на Земле прекратились всякие международные конфликты. Заседания в штаб-квартире ООН посвящались теперь почти полностью решению одного вопроса: как избавиться от стекла? На обсуждение других проблем просто не оставалось времени.

Пять ведущих научных институтов мира независимо друг от друга начали поиск материала, который мог бы заменить стекло. Громадные средства, прежде без следа поглощаемые ВПК, инвестировались в поиск материала-заменителя и утилизацию громадных завалов стеклянного боя, образовавших к тому времени внушительные крепостные стены, в несколько рядов опоясывавшие индустриальные центры. Через несколько лет заменитель был найден. Прозрачнее любого стекла, он не мутнел со временем: солнечные лучи мягко преломлялись в нем, не вызывая неприятных ощущений. Если его разбивали, он тут же превращался в пыль.

Наступил период великих социальных преобразований. В необычайно короткие сроки стекло было полностью изъято из обращения. Начал меняться и облик планеты — города становились чище и тише, одна за другой исчезали свалки стекла и вместе с ними исчезало выражение отчаяния, застывшее на лицах людей.

В один из теплых весенних дней Андрея, привычно сидящего в старом кресле в полубессознательном состоянии, неудержимо потянуло в сон. Вяло сопротивляясь, он встал и налил себе еще одну — седьмую по счету с утра кружку черного кофе. Донес ее до стола, вновь уселся — и спустя минуту, так и не выпив ни одного глотка, заснул. День перешел в вечер, вечер в ночь, и наконец наступило утро, а Андрей все спал в той же позе. Спал крепко и без единого сновидения.

…Вселенная дышала вечностью и чистотой. Как всегда, мягко сияли отраженным светом планеты, сверкали звезды, и только в спектре Земли наблюдались еще отдельные затемнения.

Галактический дворник вздохнул и принялся за консервные банки.

Владимир Батаев, кандидат медицинских наук. МАСКИ ТВОЕГО СТРАХА.

Можно поаплодировать автору рассказа за оригинальность идеи. Правда, немного грустно, что подобное фантастическое решение проблемы родилось именно на нашей загаженной почве.

Видимо, автор уже отчаялся ждать малейшего движения души и тела от тружеников совка и метлы.

Но редакция «Если» более лояльно относится к человечеству, полагая, что с мусором оно все-таки справится без вмешательства галактических сил.

Тем более, что их методы наведения мании», или, выражаясь языком медицины, «индуцированного бреда», прямо скажем, не очень гуманны.

Ведь излечение маний и фобий остается острейшей проблемой современной психиатрии и шире — социального здоровья общества.

Молодой журналист добирается до работы с многочисленными пересадками на автобусах, троллейбусах и трамваях, более часа петляя около редакции, в то время как на метро мог бы доехать за 15 минут. Но он панически боится метро.

Это случилось два года назад, когда однажды в вагоне остановившегося в тоннеле поезда у него внезапно возникло сильное сердцебиение, и его обуял жуткий, ни с чем не сравнимый страх: он умирает! Сердце стучало в ушах прощальным гулом, как удары комьев земли о крышку гроба, руки сводило, они похолодели и покрылись липким потом, почва уходила из-под ног. Весь внешний мир как бы отодвинулся и стал нереальным, а человек — абсолютно одиноким, чуждым всему, оторванным от пуповины хранящего его родного и теплого чрева. Боже праведный, он сходит с ума! Он теряет свою самостоятельность, он боится потерять самообладание, закричать и забиться о дверь в беспорядочных бросках, как бабочка об окно, не видящая стекла перед потерянным ею эдемом.

Картина Э. Мунка «Страх» в какой-то степени передает ужас подобного переживания; вообще же для человека, испытавшего его, оно трудно поддается описанию.

Это не страх сердечной катастрофы, называемой «кардиофобией», не страх физической смерти, реальность которой вот так впервые обрушивается на неподготовленную душу и заставляет ее трепетать перед внезапно приоткрывшимся инфернальным занавесом небытия. Это, наконец, не просто навязчивый страх замкнутых или открытых пространств (клаустро- или агарофобия); это нечто ирреальное и тем не менее более мощное и сокрушительное, чем все другие страхи, — это страх смерти психической, страх сумасшествия, страх распада Я.

Метафизически — это ужас, связанный с отпадением от чего-то надежного и утратой его навеки. «Ужасом приоткрывается Ничто» (М. Хайдегер).

В обычном состоянии человек всегда может вернуться из своей поглощенности миром к себе, прийти «в себя», «опомниться» — это немецкий психиатр Конрад назвал «птоломеевским поворотом»; он делает человека центром мироздания, Все вращается вокруг него, все отнесено к нему, все существует для него. В здоровом состоянии человек может актом воли вновь как бы выступить «из себя», взглянув на себя извне, с некоторого расстояния и оказаться вновь в мире, который он делит с другими и в котором он представляет собой лишь незначительную частицу. Это уже «коперниковский поворот», означающий фундаментальную смену системы отношений.

Для нашего больного такая радикальная переустановка просто невозможна. Острый натиск страха, когда, на обыденном языке, «душа расстается с телом», напрочь парализует волю, разрушает гармонию с миром и с самим собой, и, измученный испытанным потрясением, он вдруг обнаруживает, что утратил некое средоточие Я — внутреннюю свободу. Это то, что называется острой деперсонализацией.

Она может возникнуть от разных причин, иметь ту или иную нюансировку в своих проявлениях, но во всех случаях поражает схожестью трудно определяемых субъективных переживаний; при внешней пустячности они полны внутреннего драматизма и настолько тягостны для больных, что больные предпочитают этому аду любые физические страдания.

Сразу скажу, что пароксизмы эти проходят: от лечения ли, от тишайших ли уветов времени. Но без лечения повторяющиеся приступы формируют навязчивые страхи, которые сами по себе отравляют жизнь, а главное — уводят в долину существования в депрессии нередко на многие годы.

В американской классификации болезней такие пароксизмы называются паническими расстройствами; они чрезвычайно распространены; на их лечение конгресс ежегодно выделяет не один миллиард долларов. Да, паника стала знамением нашего времени, печатью на лице обезумевшего в погоне за все новыми благами человека. «Не собирайте себе сокровищ на земле…».

Стандартизировавшие все и вся американцы выделили даже несколько типов расстройств личностей, склонных к паническим реакциям. Это представляет определенный интерес для всякого человека, который желал бы лучше разобраться в себе, и мы приводим эту систематизацию.

Избегающее личностное расстройство. Лица с избегающим личностным расстройством хотят общаться с другими людьми и, казалось бы, имеют для этого все возможности, но при этом они справляются со своей социальной тревогой посредством избегания. Им свойственны сверхчувствительность к отвержению, страх смущения и преувеличенные опасения вероятных опасностей или неловкостей в повседневных ситуациях.

Зависимое личностное расстройство. Лица с зависимым личностным расстройством чрезмерно полагаются на поддержку со стороны других людей. Им трудно проявить инициативу, и, предоставленные сами себе, они ощущают беспомощность. Они часто остаются на не приносящей удовлетворения работе или поддерживают тягостные межличностные отношения только для того, чтобы избежать ощущения покинутости; они все время как-бы играют вторые роли, поскольку боятся действовать независимо.

Обессивно-компульсивное личностное расстройство. Это педанты, что мешает им продуктивно жить и работать. Как высокая требовательность может сослужить им хорошую службу на работе, так неспособность принимать решения или выходить за рамки задания может нанести вред. Требовательность и стремление к мелочному контролю часто приводят к проблемам в межличностных отношениях. У них высок риск развития навязчивых состояний.

Пограничное личностное расстройство. Лица с пограничным личностным расстройством могут быть тяжелыми и утомительными в общении с людьми; их психическая жизнь и профессиональная деятельность отличаются постоянной нестабильностью. В отношениях с людьми они часто бросаются из одной крайности в другую, переходя от идеализации к обесцениванию. Обычно им свойственны импульсивность и саморазрушительные привычки — такие, как чрезмерные траты, злоупотребление лекарствами и спиртным, беспорядочные половые связи, приступы обжорства. Они нередко испытывают внезапные краткосрочные, но интенсивные перепады настроения. Этих людей отличает выраженное и стойкое нарушение идентичности, выражающееся в нечеткости образа самих себя и расплывчатости представлений об основных жизненных ценностях, выборе профессии и сексуальной ориентации. Они постоянно как бы убегают от кажущихся им невыносимыми ощущений скуки и внутренней пустоты. Своим поведением они часто провоцируют разрыв с другими людьми, несмотря на то, что боятся ощущения покинутости.

Специальная литература по пограничным состояниям сложна и обширна; любознательный читатель может обратиться к их классическому клиническому описанию в трудах П. Ганнушкина, Э. Кречмера, КЛеонгарда и других.

Но вернемся к нашему журналисту. Однажды возникнув, приступы паники повторялись многократно и не только в метро, но и в других ситуациях, исключающих возможность сиюминутной медицинской помощи: в кинотеатре, на лодочной прогулке, на даче. Одна за другой закрывались перед ним двери в мир удовольствий, не говоря уже о том, что он совершенно не переносил поездок в транспорте, а это представляло серьезную угрозу его карьере. В автобусах и троллейбусах он прибегал к уловкам: стоял возле двери, до предела сдерживая себя, чтобы не выскочить на остановке раньше времени, но иногда, не в силах одолеть страх, все-таки выскакивал и шел пешком. Езда на лифте и походы в магазин стали пыткой. Он уже не посещал театр, знакомых, не ходил на прогулки. Бросил выпивать и курить. Стал ипохондричным. Тело сковало его дух. Он погрузился в себя, постоянно испытывал какие-то неясные тягостные ощущения, и это все более делало его несвободным. Он находился в постоянной борьбе с собой и всегда терпел поражение. Ходил по врачам, но они не находили внутренней патологии; к экстрасенсам и разног? рода магам, ибо какое-то смутное чувство околдованности временами овладевало им; он ставил свечки в храме, рассеянно, не молясь и не сокрушаясь о греховных помыслах. Жизнь превратилась в беспросветное безрадостное существование. Он стал непродуктивным в работе, терял к ней интерес, считал себя неудачником, бездарным писакой, неисправимым эгоистом, бесчувственным бревном, и это его угнетало. Он подумывал уехать куда-нибудь в глушь, в деревню, и вести простую жизнь. Посещали его и другие, еще более мрачные мысли об избавлении от мучений.

Жена призывала его взять себя в руки, упрекала в малодушии, но ее банальные сентенции разбивались о глухую стену молчания.

Вообще, обыватели, относя некоторые психические страдания к области морали, нередко прибегают к их осуждению, упрекам и увещеваниям. Говорят: «распустился», «раскис», «не может взять себя в руки», «придуривается». Недаром Мольер выставил «мнимого больного» на всеобщее осмеяние.

Даже врачи общей практики не всегда понимают эти страдания, стараются отмахнуться от надоедливого «ипохондрика», не избегают искушения поиронизировать на его счет. Однако ипохондрия — не игра на зрителя, хотя и такое случается. Это чаще всего проявление депрессии, а депрессия, как известно, раскрывает первичные тревоги человека: она есть забота о спасении души, о невредимости тела, о материальных нуждах и насущном пропитании.

Кратковременное переживание депрессии знакомо каждому.

Но вот безволье и упадок,
И вялость в мыслях, и разброд.
Как часто этот беспорядок
За просветленьем настает.
Гете «Фауст».

Депрессия — наиболее распространенная форма человеческих реакций на психическую травму. Но депрессия может возникать и без видимых причин, и тогда говорят о так называемых эндогенных депрессиях.

Современный мир порождает множество депрессий: поданным психиатров США, более 20 миллионов американцев страдают клинически выраженной депрессией. Считается, что 30 % пациентов поликлиник нуждаются в помощи психиатра, но их путь к нему часто измеряется годами. С одной стороны, депрессии часто маскируются под различные соматические расстройства, что вводит в заблуждение не только пациентов, но и врачей, с другой стороны, препятствуют различные предубеждения в отношении психиатрии. Известный французский психотерапевт Л. Шерток как-то сказал: «К сожалению… психология врачей и больных еще остается в плену многих отживающих свой век понятий. Считается, что в психиатрической и психотерапевтической помощи нуждаются только психически больные, а каждый «душевно здоровый» «образованный человек» сам может разобраться в своих моральных, эмоциональных и психологических проблемах. Однако во множестве случаев эти проблемы трансформируются в соматические болезни. Тогда ни сам «образованный человек», ни специалист, вооруженный лишь скальпелем и таблеткой, не в состоянии вернуть утраченное здоровье».

Наряду с ростом заболеваемости депрессиями отмечается и изменение их клинической картины. Все чаще психиатры говорят о так называемой скрытой (ларвированной) или маскированной депрессии, то есть таких состояниях, при которых истинные психические расстройства замаскированы различными вегетативными расстройствами и жалобами на них. Больные обращаются к различным специалистам, проходят всевозможные, подчас дорогостоящие обследования, подолгу лечатся в разных стационарах, даже подвергаются хирургическим вмешательствам, пока, наконец, попадают к психиатру.

С начала заболевания люди начинают испытывать общий физический дискомфорт, слабость. Создается впечатление соматического страдания. Возникают боли и неприятные, трудноопределяемые ощущения различной локализации: в голове, груди, животе, глазах, во рту, в промежности, гениталиях, конечностях. Эти ощущения и боли, занимающие первое место в жалобах больных, могут стимулировать самые разнообразные заболевания: радикулит, почечно-каменную болезнь, язвенную болезнь желудка, невралгию тройничного нерва и пр. Известны случаи, когда больные, испытывающие мучительные боли в зубах, удаляли их; когда в связи с болями в животе производились диагностические операции брюшной полости. Иногда это не боли, а трудноопределяемое беспокойство в ногах («ноги тоскуют, не могу им места найти») — такие ощущения заставляют больных по нескольку раз в ночь вставать, ходить, делать приседания. Это может быть ощущение как бы невесомости в конечностях, теле, неуверенности в движениях, чувство потери цельности своего тела и т. п. Или это периодически наступающие головные боли, утренние рвоты, потеря веса, кожный зуд, сезонные головокружения. Нередко основной жалобой являются приступы сердцебиения, сопровождающиеся паническим страхом — как у нашего журналиста.

Другими словами, «маски» депрессий чрезвычайно многообразны. Эти расстройства возникают спонтанно, нередко имеют суточные колебания интенсивности («утром не мог встать с постели из-за болей, а к вечеру все проходило») и лишены органической основы, что определяется при многократных обследованиях у разных специалистов.

Больных изматывают слабость, вялость, апатия («стал как неживой», «все во мне опустилось», «сил нет»). Всегда присутствует и характерная для депрессий заторможенность мышления и движений, однако в отличие от «классических» форм здесь она носит больше субъективный характер: «трудно соображать», «трудно даются обобщения», «трудно разговаривать», «снизилась память», «утром делал ошибки, которые замечал к вечеру», «два часа утром буквально лежала на рабочем столе» и проч. Иногда возникают мысли о никчемности существования: «такие боли, что жить не хочется!».

Испытывая страдания, больные все же стараются их превозмочь, сохранить специальные контакты, удержать профессиональный уровень. Со временем они становятся мнительными, ипохондричными, постоянно посещают врачей, не доверяя им, требуют дополнительных обследований, читают медицинскую литературу, находят у себя различные заболевания, занимаются самолечением, придерживаются особой диеты, становятся приверженцами восточных оккультных школ и т. д. К этому можно добавить инертность, сомнение в своих способностях, пониженную самооценку. Если больной говорит, что он утратил интерес к общественной жизни и искусству, испытывает отчуждение от членов своей семьи (это его очень огорчает), что он пессимист и считает свою болезнь неизлечимой — все основания ставить диагноз скрытой депрессии.

Что же наш журналист?

Через шесть недель лечения антидепрессантами он отправился в командировку… самолетом.

Но с психикой связан не только ряд этих мнимо соматических болезней, но и целый класс настоящих — так называемых психосоматических. Их пусковым механизмом является стресс. Термин «стресс» ввел австрийский физиолог Ганс Селье, он же раскрыл биологическое значение стресса как «адаптационного синдрома».

Избежать стрессовых реакций невозможно; это было бы так же неправильно, как отказываться от еды, физических движений или от любви. Крестьянин, напряженно работающий во время уборки урожая, администратор, принимающий трудное решение, спортсмен, стремящийся к победе, мать у постели тяжело заболевшего ребенка — все испытывают стресс. Переживая это состояние, человек защищается от различных вредных воздействий, справляется с ними. Однако стресс может сам вызвать заболевание. За возможность защитить себя от непосредственной угрозы организм платит возникновением психосоматических заболеваний.

Механизм стресса может быть включен и ударом хлыста, и страстным поцелуем: в том и другом случае организм продуцирует одинаковые гормоны. Вот почему термин «стресс» считается родовым понятием двух подвидов: дистресс — «плохой» и эвстресс— «хороший». Если нельзя избежать стресса вообще, не возможно ли предотвратить дистресс?

Мы нередко оцениваем ситуацию и действуем так, словно нам грозит безусловная опасность, хотя чаще всего этой опасности нет. Многие несчастья и трагедии связаны с неспособностью человека правильно определить ситуацию и тем самым вызвать дистресс или эвстресс. Иногда губителен для человека полный покой, вынужденное бездействие. Отсутствие побуждений — трагедия, состояние, ведущее к разрушению организма. Люди, которые считают себя несчастными, зачастую вовсе не нуждаются в деньгах, им требуется перестроить свое сознание, свою жизнь.

Польский психолог А. Кемпински рассматривает варианты отношения к труду. В Библии, например, труд дается как наказание за грех: «В поте тела твоего будешь добывать хлеб твой». А вот этнографы описывают, что жители Полинезийских островов во время работы пели песни о сотворении мира, включая труд в акт Создания. Работа, исполняемая вопреки желанию, с ощущением ее бессмысленности, всегда скучна и тяжела: организму приходится преодолевать стресс, обусловленный такой работой. Любимый труд доставляет радость, а если и приходит «здоровая» усталость, то отдых от нее приятен, ибо человек испытывает удовлетворение от проделанной работы.

Дворник, замечает Кемпински, подметая улицу, тоже чувствует себя творческим работником, так как преобразует часть своего окружения по собственному плану. Этот момент существен для любого творчества, независимо от того, с каким материалом работает творящий. Подметаемая улица — в одном ряду с мрамором скульптора, чистым листом бумаги перед писателем и т. д.

Для того, чтобы избежать срывов, неудач, унижения от поражений — дистрессов, надо знать свои силы, не прыгать выше головы. У каждого из нас есть свои пределы. Для некоторых они близки к максимуму возможного, для других— минимуму того, на что способен человек. Но надо стремиться к достижению своих вершин.

Личность немыслима без взаимоотношений с другими людьми. От дистресса защищает доброжелательное отношение к окружающим. Чем больше люди будут думать друг о друге, тем они будут здоровее.

«Человек, помоги себе сам!» Эти слова принадлежат Бетховену, человеку, сумевшему преодолеть свои страдания и подарившему непреходящую радость всем.

К срединным годам.

Возлюбил я истины суть.

Близ Южной горы.

Поселился в пору седин.

Радость вкусив,

Всегда гуляю один,

К лучшим местам.

Наилучший ведаю путь.

К началу ручья.

Дойду дорогой прямой,

Присяду, смотрю,

Как встают облака над горой…

Ван Вэй. «Дом В Горах Чжуннань».

Билл Пронцини, Джеффри Уолмен. … И ВЕЧНО ЗЕЛЕНЕЕТ.

«Если». 1994 № 11-12

Как ни странно, до сего дня он так ни разу и не видел поместья старого Пруитта Эвергрина — ни разу за все годы, пока ведал юридическими делами пожилого седовласого джентльмена. Эта мысль вдруг поразила Саймона Грэхема, когда он уверенно вел свой «линкольн континенталь» по частной дороге, бежавшей в живописном обрамлении старых вязов. За добрые три десятка лет не единожды можно было вот так померить шинами эти длинные-длинные мили среди расцвеченных осенью ландшафтов Пенсильвании… Поразительно, насколько был лишен гостеприимства его давний знакомец, все мирские дела которого приходилось улаживать с тех самых пор, когда Грэхем — юный адвокат — только-только начал практику. Было это еще до второй мировой. Грэхем выполнял разные поручения клиента, обычно высказываемые им при личном свидании в конторе либо по телефону.

По иронии судьбы, мельком подумал он, это первый и последний визит: в прошлый четверг Пруитт Эвергрин скончался, хотя что-то говорил о вечном существовании. Эвер-грин… вечнозеленый, бессмертный. Умер от обычной сердечной недостаточности.

Конечно, Грэхему будет недоставать суховатого юмора и мягких благожелательных манер старика, однако он не ощущал особого сожаления. В конце концов, Пруитт прожил долгую беспечальную жизнь, и скорбь по его кончине представлялась неуместной. Сам Эвергрин, казалось, предвидел час своего земного предела: его последний визит в контору был вызван его желанием написать завещание.

Встреча была краткой и чисто деловой: поскольку Эвергрин не имел родственников в подлунном мире (будучи последним отпрыском семьи, обосновавшейся в здешних местах еще в 1630 году), почти все состояние отошло европейскому обществу «Энкайридион». Об этом обществе Грэхем не знал ничего, кроме того, что оно имеет определенное отношение к книжному делу… Кажется, само название — как он смутно помнил — какой-то старинный синоним для обозначения книги. Старый Пруитт состоял пожизненным членом «Энкайридиона». Завтра днем посланец неведомого общества должен прибыть в Филадельфию, в контору, и Грэхем как законный и полномочный представитель покойного, чтобы самолично убедиться, что все в полном порядке, решил посетить поместье.

Дорога обогнула густую рощицу вязов, «линкольн» плавно вписался в поворот, и там, впереди, посреди обширной лужайки, открылся загородный особняк Эвергрина — поистине анахронизм в мире, предпочитающем железобетон, стекло и штукатурку. Здание в два этажа любовно, тщательно сложили вручную из кирпича цвета ржавчины, и вот уже два столетия оно гордо, противостояло разрушительному воздействию времени. Огромный, старомодный, вытянутый в длину господский дом, с крутой щипцовой крышей, с обрамленными рамами темного дерева слуховыми окошками на ней, на уровне второго этажа. Позади и немного сбоку виднелись каретный сарай, пара надворных построек, служивших некогда жильем для прислуги.

Грэхем затормозил у крыльца, утопающего в алых бугенвиллиях, и, тяжко вздохнув, неловко выбрался из автомобиля. Когда-то в колледже его считали неплохим спортсменом, но с той поры было поглощено столько изысканных, слишком обильных обедов и слишком хорошего вина… Однако приобретенная грузность вполне подходила к облику преуспевающего юриста, придавая ему своеобразную респектабельность — ее подчеркивал консервативный костюм в елочку. У Грэхема было круглое, внушающее доверие лицо, проницательные серые глаза и твердые, резко очерченные губы, почти не знающие улыбки; впрочем, постоянная необходимость принимать решения и брать ответственность на себя не слишком-то располагает к веселью.

Здесь, на поляне, среди густого леса, рядом с впечатляющим особняком Эвергрина, Грэхем внезапно утратил привычную уверенность. В этом молчании старины было что-то и умиротворяющее, и подспудно тревожащее душу, казалось, время задержало свой бег, навечно застыв в эпохе Вашингтона и Декларации независимости.

Поднявшись на крыльцо, он вставил в замочную скважину массивный бронзовый ключ, которым до прошлого четверга владела миссис Доннелли, экономка Пруитта. Двойная тяжелая парадная дверь на прибитых к косяку широких треугольных петлях — так навешивали двери церквей Новой Англии поддалась. Толкнув створку, он услышал слабый скрип, отчетливо прозвучавший в послеполуденной тишине. В ушах Грэхема звук отозвался странной меланхолической нотой.

Он шагнул в дом и, прикрыв за собой дверь, очутился в обширном полутемном вестибюле, где витал слабый, но весьма ощутимый запах — запах вечности. По левую руку вестибюль переходил во внушительную гостиную с высоким потолком, где играли яркие солнечные блики, и монументальным, во всю стену, камином. Добротную, громоздкую мебель явно сооружали столярных дел мастера, чей краткий жизненный срок был несравним с долговечностью дела их рук.

Справа еще один, меньший проход являл любопытному взгляду добрую половину большой столовой, отсвечивающей полированным паркетом благородного дерева. В ее дальнем углу Грэхем заметил приоткрытую дверь, за ней оказалась кухня квакерского уклада — строгая, функциональная, без новомодных роскошеств. Посредине вестибюля, у дальней стены, поднималась широкая лестница — мощные ступени мореного дерева, причудливый орнамент перил.

Вступив в гостиную, Грэхем на секунду замер, сраженный внезапным правда, тут же подавленным — чувством собственной неуместности… В этой комнате скончался Пруитт Эвергрин. Тело обнаружила миссис Доннелли дородная матрона, которая приходила хозяйничать в доме два раза в неделю. Она застала покойного мирно возлежащим в древнем, колониального толка кресле-качалке; тощие ноги в носках покоились на мягкой скамеечке, в кулаке была зажата насквозь прогоревшая трубка. Как уверяла домоправительница, на губах новопреставленного играла улыбка райского блаженства… Но, разумеется, подобные наблюдения можно отнести на счет склонности женщин к известной гиперболизации.

Минут пятнадцать он бродил по комнатам верхнего этажа, взглядом знатока отмечая разбросанные там и сям ценные вещицы. Раздвинув занавес на стене одной из бельевых, Грэхем обнаружил неглубокий альков, а в нем высокую, дубовую дверь с шаровидной бронзовой ручкой и замочной скважиной. Дверь оказалась запертой.

«Странно», — подумал Грэхем, пожимая плечами, и тут же вспомнил последнее свидание с Пруиттом Эвергрином: старик оставил кольцо с двумя ключами — их надлежало вручить представителю «Энкайридиона», _когда наступит время_. Педант по натуре, юрист прихватил ключи с собой — так, на всякий случай. Выбрав тот, что побольше, он отпер замок и толкнул тяжелую дверь.

Густой сумрак — вот все, что поначалу увидел Грэхем, но спустя минуту понял: это не что иное, как огромная библиотека. Стен практически не было видно: их от пола до потолка скрывали тысячи и тысячи томов, втиснутых в перекосившиеся от непомерной тяжести стеллажи сучковатого некрашеного дерева. Такими же стеллажами, разделенными узкими проходами, было заполнено все помещение, насколько можно было судить при столь скудном освещении. Общая картина живо напоминала публичную или студенческую библиотеку, однако ни столов, ни стульев, ни кресел — словом, уголка для чтения не было и в помине. Только книги, книги…

Шагнув через порог, Грэхем заметил, что потолок здесь значительно ниже, чем в соседних комнатах. Стало быть, наверху еще по крайней мере один этаж? Когда глаза окончательно привыкли к полутьме, он различил две узкие винтовые лестницы, ведущие куда-то наверх, подтверждая тем самым его догадку. Слева обнаружились два высоких оконных переплета, уходящих выше потолка помещения; пыльные квадратики стекол почти не пропускали дневного света; робкие лучи, которым как-то удалось прорваться, поглощались повисшими в воздухе клубами пыли, потревоженной его вторжением. По-видимому, по неким неясным причинам миссис Доннелли с ее ведром и шваброй никогда не допускалась к уборке библиотеки… Хотя, следует признать, в остальном она содержала дом в безупречном порядке.

Автоматически пошарив рукой по стене в поисках выключателя, Грэхем ничего не обнаружил. Интересно. Значит, не только чистота, но и электрическое освещение — излишняя роскошь для библиотеки?

Он медленно двинулся вперед и через десяток шагов увидел на полу выпавший томик. Подняв книгу, Грэхем раскрыл ее на фронтисписе: «Сказки, рассказанные дважды» Натаниэля Готторна, год 1837-й. Первое издание! Не надо быть библиофилом (Грэхем им не был), чтобы ощутить хрупкую уникальность, излучаемую подлинным раритетом!

Бережно, кончиками пальцев обтерев пыльный переплет, он обвел взглядом стеллаж, намереваясь вернуть томик на положенное место. Как, еще один? Грэхем взял томик в руки: нет, дубликат более позднего издания — свежие краски, обложка не потрескалась… Что за черт! С чего бы это Пруитту держать новый экземпляр на полке, в то время как бесценный раритет валяется на полу в пыли?

Он поставил оригинал возле копии и направился к лучше освещенным стеллажам правой стены, где тщательно изучил названия книг — и стоящих на полках, и небрежно сброшенных на пол. Изумление его достигло степени шока: библиотека Эвергрина могла похвастать экземплярами неслыханной ценности, однако почти все они пребывали в плачевном состоянии. Пожелтевшие, высыпающиеся из ветхих переплетов тома поражающей воображение коллекции Belletristica Americana…

Что это? Книга псалмов… первое печатное издание британской колонии, Кембридж, Массачусетс, 1693… королевское наследство! На полу. А рядом? Букварь… Новая Англия, 1683. А вот «Чудеса невидимого мира», 1693. Все валяется в густой пыли, обращаясь в ту же пыль, а на полках — новенькие экземпляры. Дальше, дальше… что там? Вашингтон Ирвинг «История Нью-Йорка, написанная Дидрихом Кникербокером», 1809 — на полу в пыли. Какому дьяволу отдал душу Эвергрин?! Он что, не сознавал ценности того, что ему принадлежало? Да нет, вряд ли, тут и ребенок не ошибется. Возможно, в преклонные годы он утратил интерес к библиотеке, попросту позабыв о судьбе сокровищ литературы и истории?

Первый выпуск «Сатердей Ивнинг Пост», 1821… Фенимор Купер «Последний из могикан», 1826… Лонгфелло, 1833… Как же старина Пруитт ухитрился собрать все эти ценнейшие издания? Он явно не мог купить все это в одиночку… «Энкайридион»? Что если мистическая организация, которой Эвергрин завещал свое состояние, поддерживала его?

Эдгар Аллан По, 1840… Герман Мелвилл, 1846… Генри Торо, 1849… Ну хорошо. Допустим, Пруитт Эвергрин получил библиотеку в наследство. Допустим, ее начал собирать первый Эвергрин, потомки которого усердно пополняли собрание. В этом, по крайней мере, есть какой-то смысл, тогда понятно, почему последний из Эвергринов пожелал отписать свою собственность обществу книголюбов.

Однако это не объясняет, почему самые ценные книги заменены на полках новыми изданиями! И почему шедевры гниют в пыли на полу. Заглавия менее известных произведений Грэхем даже не смог рассмотреть, а часть томиков почти обратилась в труху.

Гарриэт Бичер Стоу «Хижина дяди Тома», 1852… Уолт Уитмен «Листья травы», 1855… Комната, казалось, неудержимо растягивалась в длину, а дальняя стена оставалась недостижимой, как линия горизонта. Грэхем остановился. Каким бы длинным ни был этот дом, но чтобы настолько… Оптическая иллюзия, успокоил он себя, фокусы перспективы! Двинувшись дальше, он увидел очередное вертикальное окно и попытался протереть его, чтобы глянуть наружу. Тщетно. Въевшаяся за два века грязь сделала стекло матовым. Грэхем разочарованно отвернулся и заметил сквозь пустоты в стеллажах одну из лестниц, ведущих на верхний этаж. Что ж, если теория о наследственном собирательстве верна, интересно взглянуть на вклад старины Пруитта.

Верхний зал оказался точной копией предыдущего — узкие переплеты окон так же уходили вверх за потолок. Господи, подумал Грэхем, сколько тут еще этажей?! Но ведь дом-то двухэтажный. Он двинулся по ближайшему проходу, отметив по более современным, сохранившим цвет и форму переплетам, что перемахнул минимум через полвека развития литературы. Возможно, это все-таки последний зал библиотеки.

Слой пыли, однако, был почти таким же плотным, как внизу, и так же утопали в ней самые лучшие, самые прославленные книги эпохи: Шервуд Андерсон, 1919… Скотт Фицджеральд, 1920… Томас Элиот, 1922… Хемингуэй, 1924… Все больше и больше знакомых названий, самые известные периодические издания; да, вклад Пруитта Эвергрина скудным не назовешь! «Унесенные ветром»… «Над пропастью во ржи»…

Грэхем резко остановился и, наморщив лоб, вгляделся в полумрак. Кажется, там дверь в стене? Он шагнул ближе… Верно! Тяжелая дубовая дверь, точь-в-точь такая же, что ниже этажом ведет в библиотеку. Подергав бронзовую ручку, он, не раздумывая, вынул ключи и вставил меньший в замочную скважину. Скрипнув, дверь отворилась, и Грэхем в замешательстве застыл на пороге.

Комната, под куполом толстого зеленого стекла вместо обычного потолка, походила то ли на пещеру, то ли на увитую зеленью садовую беседку — из тех, что пользовались популярностью столетие назад. Тут было устроено нечто вроде конторы: в центре комнаты отсвечивал тусклой полировкой огромный стальной рабочий стол, заваленный бумагами, книгами и периодическими изданиями, а по стенам тянулись неизменные стеллажи: новые, мощные, из неведомой древесины коричневато-зеленого цвета. У одной стены стоял низкий, но объемистый каталожный шкафчик на колесиках, того же оружейного металла; книги и журналы плотно теснились на полках со всех четырех сторон.

Шагнув внутрь, он решил обследовать помещение. Здесь на полу пыли не было, и кожаные подошвы отчетливо постукивали по его глянцевитой, почти стерильной поверхности. Грэхем жадно впился глазами в первый ряд полок (книги в твердых и мягких обложках, журналы, альманахи), но, подойдя ближе, с недоумением обнаружил, что на корешках нет названий. На полках Грэхем бегло оглядел стены — ни единого пустого места, и, что интересно, все переплеты одного и того же цвета: оливкового, с вариациями от коричневатых до светлых, почти белых оттенков.

Поколебавшись, он облюбовал одну из самых больших книг в массивном переплете и попытался ее вытащить, но здоровенный том, казалось, сопротивлялся… или же каким-то образом был приклеен прямо к полке. Наконец книга поддалась, что-то хрустнуло, и он поспешно раскрыл ее на первой попавшейся странице.

Она была девственно чиста.

Грэхем, с неприятным холодком в груди, лихорадочно перелистал книгу. Какая странная бумага: почти не гнется и чуть липнет к пальцам. Он опять теперь его охватил озноб — начал всматриваться в стройные ряды оливковых корешков, и разгадка, рожденная подсознанием, поразила его.

Стеллажи! Эти зеленоватые, лоснящиеся, некрашеные стеллажи плодоносящие яблони дивного сада Литературы. Эта книга — недозрелый, с плотной мякотью плод в оливковой кожуре, нехотя расставшийся с материнской ветвью.

Первые издания — спелые дары щедрого древа!

Дубликаты — урожай стареющей, но еще мощной кроны.

Неразборчивые титулы на переплетах — печальные плоды истощенной, умирающей ветви…

Саймон Грэхем вдруг понял, что знает абсолютно все об «Энкайридионе». Об обществе безвестных, безымянных садовников, холящих и лелеющих вечнозеленое, бессмертное древо Мировой Литературы — со всеми его разноязычными, бурно цветущими, плодоносными ветвями и древними, могучими корнями в тайных глубинах веков. Он твердо знал (хотя и не смог бы объяснить, почему), что смерть Пруитта Эвергрина положила конец первой династии хранителей американской изящной словесности.

Но тогда… о Боже! Значит, их всех просто не существует — хватких публицистов, самолюбивых литераторов, придирчивых редакторов, издателей, озабоченных коммерческим успехом, — все это иллюзия. Искусная иллюзия, которую заботливо культивируют садовники, ибо если секрет выйдет наружу, то дрогнет и даст глубокую трещину сам фундамент всей цивилизации.

Услышав резкий стук за спиной, Грэхем вскрикнул, в панике обернулся и увидел на полу журнал, явно упавший с одной из полок, — но с какой? Длинный, гладкий ряд корешков по-прежнему нигде не был нарушен. Он поднял его дрожащей рукой: яркая цветная обложка, крупный шрифт — с виду все в порядке; открыл наудачу — строчки ударили в мозг, и вопль застрял в горле. Грэхем прочел:

«…Как ни странно, до сего дня он так ни разу и не видел поместья старого Пруитта Эвергрина — ни разу за все годы, пока ведал юридическими делами пожилого седовласого джентльмена. Эта мысль вдруг поразила Саймона Грэхема, когда он уверенно вел свой «линкольн континенталь» по частной дороге…».

Он хотел было отшвырнуть журнал как нечто невыразимо гадкое и чужое, но какое-то дикое возбуждение, ломающее волю, охватило его — и Грэхем читал, читал, как проклятый…

«Поднявшись на крыльцо, он вставил в замочную скважину массивный бронзовый ключ, которым до прошлого четверга владела миссис Доннелли…

Густой сумрак — вот все, что поначалу увидел Грэхем, но спустя минуту понял…

Скрипнув, дверь отворилась, и Грэхем в замешательстве застыл на пороге…

Услышав резкий стук за спиной, Грэхем вскрикнул, в панике обернулся и увидел на полу журнал…».

Нет, нет! Не может быть! — стучало в мозгу, и он с усилием оторвал глаза от страницы. Боже, но ведь это невозможно! Как, каким образом попало в журнал то, что произошло с ним в этот день, все, что он видел, слышал, думал?

Словно он существует только в рамках этого повествования.

Словно реальность и есть литература, а литература — сама реальность…

Но это же нелепо! Я живой человек, из плоти и крови, я ем, пью, дышу, разговариваю, мыслю, следовательно, существую. Я реален! Реален? Реален?!

Конец… Что же там в конце — если это не полное безумие? Грэхему придет конец с концом рассказа — он попросту прекратит свое существование!

В ужасе он нашел последнюю строку:

«Грэхем, издав пронзительный вопль, выронил журнал…».

Грэхем, издав пронзительный вопль, выронил журнал.

Перевела С Английского Людмила Щекотова.

Владимир Бинги, кандидат физико-математических наук. БАЗА ДАННЫХ.

Идея рассказа Б. Лронцини и Д. Уолмвна может показаться читателям совсем уж фантастической.

Однако не возникло ли у вас ощущения, что при всей необычности она напоминает вам нечто знакомое?..

Ну, конечно, — философскую концепцию Платона, полагавшего, что все идеи существуют в мире изначально, а человек лишь ловит их смутные тени. Сегодня об этой концепции вспомнили физики. Оказывается, она вполне укладывается в рамки теории торсионных попей, о которой рассказал нашим читателям директор Международного института теоретической и прикладной физики (МИТПФ) ААкимов. Возможно ли, чтобы Платон остался «другом» без всяких «но»? Предлагаем вашему вниманию статью заведующего лабораторией квантовой биофизики МИТПФ.

Как известно, физическая наука, изучающая закономерности природы, имеет дало всего с четырьмя фундаментальными взаимодействиями. Для каждого из них существуют собственные теории. Предпочтение принято отдавать концепциям, которые способны, исходя из одних и тех же физических принципов, объяснять наибольшее число разнородных явлений. Так возникла единая теория электромагнитного и слабого взаимодействий. По утверждению признанных авторитетов, построение единой теории поля— «сверхобъединения всех четырех взаимодействий» — дело недалекого будущего.

На фоне этого ожидаемого успеха кажется странным наличие группы экспериментальных данных, которые невозможно объяснить на основе понятий будущей теории поля.

В общей теории относительности Альберт Эйнштейн впервые показал глубокую взаимосвязь абстрактного геометрического понятия кривизны пространства с физическими проблемами гравитации. Однако создать единую теорию гравитации и электромагнетизма, где электромагнитное поле также происходило бы из особых геометрических свойств пространства, Эйнштейну не удалось. Тем не менее, геометризация физических полей остается привлекательной программой для теоретической физики на протяжении всего столетия.

Напомню читателю, в чем суть новой физической теории. Кривизна пространства не единственная его характеристика. На возможную связь некоторых физических величин с другим геометрическим понятием — кручением пространства — обратил внимание Э. Картан еще в 1922 году. Его идеи были развиты и привели к появлению нескольких теорий, предсказывающих принципиально новые физические эффекты. Они получили название эффектов торсионного поля (ТП). В свою очередь, теории, которые так или иначе учитывают кручение пространства-времени, мы называем теориями ТП. Согласно им, источником ТП могут служить как вращения систем гравитирующих частиц, так и их собственные угловые моменты — спины.

Так вот, существует целый ряд экспериментов, которые современная классическая наука не может объяснить в принципе. Общим в такого рода экспериментах является наличие неуловимых дапьнодействующих физических сил. Установлено, что это не электромагнитные силы. С другой стороны, гравитационные силы слишком слабы, чтобы вызвать те эффекты, которые наблюдает экспериментатор.

Итак, просто не замечать подобных данных нельзя (хотя, надо ответить, что ряд ученых с этим успешно справляется). Объяснить их с точки зрения ортодоксальной физики тоже невозможно. Как быть?..

Давайте задумаемся: а могут ли положения новой теории помочь в объяснении противоречивых физических результатов и психофизических феноменов? Интересно попытаться ответить на вопрос о месте Сознания человека в том гипотетическом мире, в котором реальны торсионное поле и психофизика. Какая методология науки могла бы соответствовать такому миру? Как вообще понимать реальность психофизики?

Известны результаты многих экспериментов с дапьнодействующей телепатической связью. В некоторых опытах участников изолировали друг от друга различными экранированными камерами, но информация все равно передавалась. Мы знаем эффекты психокинеза — мысленного воздействия на физические приборы, ясновидения, ретровидения.

Безусловно, в потоке сообщений о психофизических экспериментах весьма велика доля ложных. Многие из них поставлены некорректно и не выдерживают критики. Однако небольшая часть опытов все-таки заслуживает серьезного внимания: она соответствует требованиям научной методологии — во всяком случае, в той мере, в какой это возможно.

Итак, допустим, что природа психофизических явлений связана с торсионным полем. Тогда, основываясь на данных экспериментов, мы можем попытаться определить его общие свойства — энергетические, информационные, временные.

Энергетические параметры ТП выглядят на редкость противоречиво. Скажем, в психокинезе предметы двигаются так, как если бы реальная физическая сила совершала заметную работу. В телепатии же, например, в экспериментах связи на расстояниях более 1000 км — Можно говорить об исчезающе-малой энергии переносчика информации. Видимо, энергоемкость ТП очень низка, и, кроме того, для ТП — в противоположность известным физическим полям— энергия, вероятно, вообще не является фундаментальной характеристикой.

Если энергоемкость ТП мала, то его информационная насыщенность, напротив, удивительно велика. Действительно, в телепатических сеансах передаются весьма значительные объемы информации. Один из участников сеанса вызывает в сознании определенный образ, подобие которого возникает в сознании перципиента. Сходство передаваемого и принятого образов часто оказывается довольно полным. Но, по математическим оценкам, вероятность случайного появления такого сходства ничтожна. Последнее как раз и означает большое количество переданной информации. Похожая ситуация — в сеансах предвидения, ясновидения и ретровидения. Есть свидетельства, что некоторые экстрасенсы успешно ставят медицинские диагнозы по фотографиям. Потоки информации в таких экспериментах зачастую бывают настолько большими, что их передача последовательным двоичным кодом с разумными физическими параметрами потребовала бы столетий.

О чем это говорит? Видимо, в момент экстрасенсорного восприятия действуют механизмы параллельной передачи и приема информации. Для того, чтобы такая передача осуществлялась с помощью торсионных полей, они должны иметь определенные свойства: уравнения поля должны допускать состояния ТП со сложной и устойчивой пространственно-временной структурой, которая выполняла бы роль носителя информации. Уравнения ТП как раз обладают необходимым для этого свойством — они нелинейны.

Как уже говорилось, спиновые объекты являются источниками ТП, а сложная спиновая структура — источником ТП, содержащего специфическую информацию о состоянии спиновой системы. То есть такая структура обладает свойством памяти и в то же время является приемником и передатчиком ТП. Поэтому при взаимодействии двух сложных спиновых систем невозможно определить, какая из них приемник, а какая — передатчик информации. Изменения происходят в обеих системах одновременно.

Биохимические и особенно биологические системы как «приемники» и «передатчики» торсионных полей имеют преимущество перед физическими системами. Ведь в них даже микроскопические изменения спиновой подсистемы приводят к эффектам, которые можно наблюдать. Конечно, состояние спиновой подсистемы можно исследовать и физическими методами, например, измерением магнитной восприимчивости. Но такие измерения, будучи слишком грубым зондом, безнадежно портят само информационноемкое спиновое состояние.

Есть основания полагать, что наиболее «удачная» для воздействия ТП система — мозг животных и человека, который по своим информационным параметрам далеко превосходит другие биологические и физические индикаторы. Иллюстрацией этому служит практика телепатии, биолокации, экстрасенсорного восприятия.

Каким образом торсионное поле могло бы оказывать влияние на работу мозга? Известно множество эффектов биологического действия слабых магнитных полей. Есть данные о том, как добиться спинового резонанса некоторых ядер. Это свидетельствует о передаче изменений в состоянии ядерных спинов по крайней мере на уровень биологических клеток. Естественно предположить, что ТП через состояние спиновой подсистемы некоторых составляющих нейрона может влиять на состояние самого нейрона и тем самым оказывать действие на процессы ассоциативной памяти, образного мышления человека или рефлекторную деятельность животного. С другой стороны, механизм генерирования мозгом информационноемкого ТП не ясен. Мозговые клеточные структуры могут действовать как эффективные полевые излучатели.

А теперь попытаемся рассмотреть с этой точки зрения природу действий экстрасенса. Как уже говорилось, взаимодействие спиновых систем через торсионное поле приводит к изменению состояния каждой из систем. Экстрасенс как бы «настраивается» на объект. Это сопровождается возникновением образов, эмоционально окрашенных видений, чувств, связанных с объектом телепатической связи. Более того, волевое создание этих образов служит инструментом настройки. Причем экстрасенсу достаточно принять состояние, только лишь напоминающее чем-то состояние объекта. После такого «зацепления» его нейронная сеть вызовет изменения в состоянии объекта.

Конечно, психокинез, телепатическая передача — достаточно редкие явления. Есть основания говорить о том, что психофизическая Деятельность относится в большинстве случаев к сфере бессознательного — психической деятельности, не представленной образами сознания. Телепатия животных происходит, по-видимому, на бессознательном уровне. Проявление интуиции человека, которая будет рассмотрена нами далее как один из видов психофизической работы, также есть область бессознательного. Осознанные паранормальные акты следует понимать тогда как трудновоспроизводимые эффекты, включающие в себя стадию частичного управления бессознательным со стороны сознания.

То, что некоторая степень такой управляемости существует, особых сомнений не вызывает. Общий эмоциональный тонус человека относится к проявлениям сферы бессознательного. Но некоторым людям, например артистам, удается усилием воли управлять своим эмоциональным состоянием. Попробуйте удержать улыбку на лице в течение нескольких минут — и вы почувствуете, что расслабляетесь и видите мир в более светлых красках. О связи психофизики с бессознательным говорит и практика медитации, которая открывает, согласно восточным религиозным канонам, доступ к бессознательному и нередко сопровождается паранормальными явлениями. Вероятно, степень управления человека сферой своего бессознательного определяет его способности в психофизической области, возможность вызывать усилием вопи особенные торсионные поля.

В мире, где реальны явления психофизики, обусловленные кручением пространства, ТП представляет собой объект одновременно материальный и идеальный. Опираясь на эту двойственность, можно предложить следующую интерпретацию категорий материального и идеального, основанную на их общности с понятием деформации физического вакуума.

Материя — это искривления и скрутки пространства-времени или деформация вакуума с относительно простой внутренней структурой: частицы — более устойчивые и локальные, поля — менее устойчивые и распределенные. Идеи— объекты рефлексии сознания, взаимосвязанные с особенными сложноорганизованными структурами физического вакуума. В процессе рождения некоторой идеи сознание приходит во взаимодействие с отвечающей ей структурой вакуума. В общем случае происходит изменение структуры за счет формирования мозгом соответствующего ТП. Также меняется структура связей мозговой нейронной сети, которые соответствуют образному восприятию данной идеи.

Сложные физические торсионные поля порождают, с одной стороны, особые состояния мозга, то есть абстрактные и конкретные образы в сознании человека и особую деятельность бессознательного. С другой стороны, они сами порождаемы особыми состояниями мозга, но при этом как бы оторваны от сознания, в некоторой степени не зависят от него, существуют самостоятельно и могут быть восприняты другим мозгом. Таким образом ТП как деформация структуры пространства-времени выступает некоей праматерией, первичной реальностью.

Реальность психофизики означает реальность взаимодействия идеальных и материальных объектов. Переносчик такого взаимодействия должен, очевидно, обладать как свойствами материального, так и идеального и в то же время сам являться объектом реального мира. Какими могут быть эти объекты?

Введем понятие материальной оболочки идеи. Допустим, что для каждой идеи существует сопутствующая материальная оболочка — физическое ТП, производимое мозгом. Логично допустить, что в силу нелинейности уравнений ТП некоторая часть оболочек оказывается устойчивыми объектами. Эти материальные оболочки — своеобразные торсионные фантомы— сохраняются и после переключения мозга в другое состояние. Подсознательной мозговой деятельности соответствуют собственные фантомы. Они обладают, по-видимому, как свойствами материального, так и идеального, поэтому, с одной стороны, доступны органам чувств, а с другой, взаимодействуют с сознанием.

Фантом взаимодействует с идеей и поэтому идеален. В то же время он материален как физическое поле. Таким образом торсионные фантомы играют роль переносчиков взаимодействия идеальных и материальных объектов.

Важно отметить следующее. Материальные объекты управляются законами физики, в частности законом сохранения энергии. Идеальные объекты имеют свои законы функционирования. Поэтому торсионные фантомы управляются не только законами физики, и при взаимодействии фантомов с материальными объектами физические законы могут нарушаться.

Исходя из этого можно допустить, что новое знание возникает как продукт взаимодействия Сознания с внешней средой, с неким информационным полем, причем это взаимодействие по своей природе является психофизическим.

Новое знание, будучи объектом интеллектуального созерцания, представляет определенный класс идей. Такие идеи позволяют более-менее успешно описать ход событий в относительно недалеком прошлом и будущем. Знание — это образное отражение в сознании закономерных, устойчивых, воспроизводимых связей между объектами реального мира. Сами связи нематериальны, не существуют без определяющих их объектов. Представленные в сознании, они являются знанием и одновременно объектом реальности — идеями.

Откуда же берутся новые идеи?

Удобный объект для рассмотрения этого вопроса — формулировка и доказательство математических утверждений. Формулировка теоремы возникает до ее доказательства и является продуктом интуиции математика. После нее следует анализ— доказательство либо опровержение или, наконец, утверждение о невозможности каких-либо заключений. Очевидно, новое знание возникает сразу после одного из трех исходов анализа. Но также очевидно, что основная часть этого нового знания заключена в формулировке теоремы, являющейся результатом интуиции — творческого акта. И лишь неосновная часть, выражаемая в виде символов «да» или «нет» в отношении истинности данной формулировки, появляется как результат логической деятельности. Таким образом, создать новое знание — это задать вопрос (сформулировать суждение), на который следует ответить «да» или «нет». Провести такую специальную границу между «да» и «нет» — большое искусство.

Новое знание возникает интуитивно, как результат обобщения уже известных истин. Как это происходит? Согласно А. Пуанкаре, формулировка доказуемой на основе нескольких аксиом теоремы оказывается шире по своему содержанию, несет в себе существенно больше информации, нежели исходный набор аксиом и поэтому представляет новое знание. Предметом внимания Пуанкаре оказывается метод математической индукции или обобщение набора исходных посылок. Обобщающая идея потенциально содержит как ряд посылок-аксиом, так и еще дополнительно бесконечный ряд сходных посылок. Следовательно, обобщение выступает здесь как некий мистический, иррациональный акт — озарение, с помощью которого объем знаний как бы увеличивается на бесконечную величину.

Откуда же Сознание извлекает огромные объемы информации? Характерно, что почти все знание точных наук получено не формально-логическим путем, а посредством интуиции. Эту ситуацию можно было бы объяснить наличием некоего «информационного банка», с которым и взаимодействует Сознание. Мысль, кстати, не нова, она возникает всякий раз, когда исследователи обращаются к парадоксу творчества или к поразительному феномену предвидения. Представление о мировом информационном банке имеет глубокие корни и в философии Платона, Лейбница, Шеллинга, Гегеля, других представителей объективного идеализма.

Известные дальнодействующие поля по ряду причин не могут быть носителями подобной информации. Поэтому логично выделить механизм взаимодействия ТП с нейронной сетью мозга как способ общения индивидуального Сознания с космическим банном информации. Сам банк информации представляется при этом множеством самостоятельных устойчивых объектов типа фантомов, которые, однако, не порождены индивидуальным Сознанием, а являются отражением универсальных идей, существующих как бы вне времени и пространства, а мозг — своеобразным биокомпьютером.

Интересен в этой связи драматический вопрос, обсуждавшийся П. Девисом. Если процесс эволюции материи в общих чертах уже понят, то происхождение физических законов в том виде, в каком они существуют, совершенно не ясно. Известно, что любая ничтожнейшая вариация параметров фундаментальных законов привела бы к неустойчивости материи и космической катастрофе. Следует ли тогда считать, что законы природы не случайны и задуманы по некоему «гениальному плану»?

Концепция ТП, являясь по сути физической концепцией, оставляет возможность для сопоставления с религиозным видением мира. Кстати, многие физики, такие как Р. Пенроуз, Р. Утияма, приходят к необходимости осмысления философских аспектов религии сточки зрения физики.

Появление глобальных идей в науке сопровождается переосмыслением проблемы синтеза идеального и материального. В этой ситуации концепция ТП как реальности, которая могла бы нести в себе свойства идеального и материального, выглядит весьма перспективной.

От автора.

Достаточно очевидно, что мысленное воздействие на материальные объекты постепенно приобретает статус научного факта. Здесь срабатывает критерий научной истинности в виде практической деятельности. Это очень важно, так как наука в таком случае должна внести коррекцию в свои методологические принципы, в частности, не проводить абсолютную грань между субъектом и объектом познания. Ведь опыты показывают: объект — исследуемое состояние материи — в ряде случаев предсказуемо зависит от состояния психики познающего субъекта. Невозможно тогда строго отделить объект от «прибора» — сознания. Похожая ситуация реализуется в виде отношений микрочастицы и макроприбора в квантовой механике.

ЗАВТРА.

Лужайка на крыше.

Вьющимися растениями на фасадах домов никого не удивишь, но пышная лужайка на крыше пока выглядит весьма необычно. Как известно, летом за озелененными стенами прохладней, зимой — теплее. Конечно, требуется предварительная обработка поверхностей крыши, зато настилы с натуральным зеленым газоном продают в виде рулонов уже готовыми к употреблению: их остается лишь раскатать и закрепить! Травка, цветочки и прочие пасторальные прелести не только радуют глаз, но и вносят заметный вклад в экономию энергии, идущей на отопление зданий и их кондиционирование.

Клин клином вышибают.

Возможно, когда-нибудь и у нас беспечным ездокам, задержанным за езду в подпитии, в качестве расплаты станут предлагать… покататься на специальном автомобиле, правда, уже на трезвую голову. Речь идет об остроумном изделии известной американской фирмы «Додж», суть которого в бортовом компьютере, оснащенном программой спецэффектов. Инструктор и воспитуемый надежно пристегиваются ремнями безопасности, затем в компьютер вводятся данные о водителе: вес и количество спирта в якобы употребленных им горячительных напитках. Программа определяет соответствующую задержку реакции, и — поехали… Рулевая и тормозная системы, жестко контролируемые компьютером, неизменно срабатывают с запаздыванием. По признанию горе-водителей, испытавших новинку на себе, езда на «подвыпившей» машине производит весьма сильное впечатление, особенно если лихое транспортное средство в пути продолжает «добавлять».

Ускоритель очищает воду.

Увы, известные технологии очистки ядовитых стоков, использующие озон, ультрафиолетовые лучи или перекись водорода, не обезвреживают твердые частицы. К счастью, сотрудники Лос-Аламосской научной лаборатории (США) разработали и экспериментально проверили поистине радикальный способ решения этой проблемы! Обработка сточных вод проводится пучками электронов, разогнанных на ускорителе. При этом процесс очистки протекает в две стадии: вначале заряженные частицы взаимодействуют с молекулами воды, образуя свободные радикалы с высокой реакционной способностью, а затем последние окисляют зловредные органические вещества, образуя безобидные соли и двуокись углерода. Однако финансовая проблема оказалась тут не в пример труднее: удачливые экспериментаторы все еще ищут спонсоров для постройки опытного предприятия.

Поиск инопланетян продолжается.

Как, вероятно, известно нашим читателям, в конце 1993 г. Конгресс США отказал NASA в дальнейших ассигнованиях на проект SETI (поиск внеземного разума), и сразу была прекращена глобальная съемка звездного неба, запланированная Лабораторией реактивного движения в Пасадене (Калифорния). Однако не стоит отчаиваться, ученые не сдались и создали (по соседству в той же Калифорнии) независимый институт SETI, который, будучи негосударственным учреждением, получил право принимать частные пожертвования.

И спонсоры не заставили себя ждать: в их числе — известные предприниматели Уильям Хьюлетт и Дэвид Паккард, основатель компании Intel Гордон Мур, один из президентов фирмы Mycrosoft Пол Аллен — и, разумеется, всемирно известный Артур Кпарк. Таким образом институту удалось собрать 4,4 млн. долларов, а сотрудники NASA разработали проект под названием «Феникс».

Он предусматривает скрупулезные наблюдения за 1 тыс. сравнительно недалеких звезд солнечного типа.

Астероидная электростанция.

Суть этого проекта — в отлове приближающихся комет и астероидов и последующей доставке малых небесных тел на околоземную орбиту, где работающий на атомной электроэнергии завод извлечет из них воду, которую можно использовать и для жизнеобеспечения космонавтов, и как ракетное топливо.

По подсчетам специалистов, воплощение идеи в жизнь настолько удешевит космические полеты, что окажется экономически целесообразно и абсолютно безопасно производить большую часть необходимой человечеству электроэнергии на орбитальных станциях, передавая ее затем на планету. Новаторское решение призвано исключить многие нежелательные эффекты на нашей планете, как то: глобальное потепление, озоновые дыры, кислотные дожди, пылящие открытые разработки угля, радиоактивное загрязнение планеты и т. д.

Победа над облысением?

В чем причина облысения? Известный в фармацевтике исследователь Вуазан недавно открыл способ прекратить выпадение волос и, возможно, даже вернуть облысевшим шевелюры.

Причина этого неприятного явления, не зависящая от пола, — избыток мужских гормонов.

Они атакуют маленькие сосуды, которые питают волосы и «душат» их. Вернуть им жизнь может органический кремний высокой концентрации. Атрофированные сосудики начинают снова пропускать кровь к волосяным мешочкам.

При этом наблюдается быстрое прекращение выпадения волос, за которым часто следует даже рождение новых. Открытие уже внедрено в практику: существует SM44 — кремниевый органический лосьон высокой концентрации.

Компьютер с нюхом.

Отныне у компьютера есть еще и «нос». Британская фирма Neural Technologies and Neotronics создала «обонятельный зонд», состоящий из улавливателей, чувствительных к пахучим молекулам.

Новая техника не менее интересна, чем достигнутый результат. На базе кремния, составляющего элемента многих полупроводников, создан полимер, реагирующий на некоторые молекулы. Каждый из улавливателей чувствителен к определенному спектру запахов и реагирует на наличие их молекул. Сигнал передается в компьютер и анализируется машиной. Таким образом составляется полная карта запаха. Это изобретение открывает широкие перспективы. Можно распознавать подделки марочных вин — компьютер сравнит мельчайшие доли составляющих запаха с хранящимся у него эталоном. Возможно его применение в медицине — для определения гастрозаболеваний или даже рака легких. Таможни могут выявлять при помощи этой новинки наркотики. Можно распознавать и подделки в парфюмерной промышленности, недоброкачественные продукты питания.

Роберт Артур. КОЛОКОЛЬЧИК ИЗ РОЗОВОГО ХРУСТАЛЯ.

«Если». 1994 № 11-12

…Все те же пыльные склянки — «Корень женьшеня», «Тигровый ус»; те же бронзовые Будды, те же безделушки из нежного нефрита. Переступив порог крохотной лавочки Сома Ки на улице Мотт, Эдит Вильямс замерла в восхищении.

— Марк, — шепнула она, — словно и не было этих двадцати лет! Как будто с нашего медового месяца здесь не продано ни одной вещички!

— Вот именно, — отозвался доктор Марк Вильямс, протискиваясь за женой по узкому проходу меж прилавков. — Не знай я, что Сом Ки умер, — решил бы, что мы перенеслись на два десятка лет назад. Как в тех фантастических сказках, которыми зачитывается наш Дэвид.

— Надо что-нибудь купить, обязательно, — сказала Эдит. — Мне в подарок на двадцатилетие свадьбы. Может, колокольчик?

Откуда-то из глубин магазина возник молодой человек. Восточные черты, узкий разрез глаз — и безукоризненный американский костюм.

— Добрый вечер. Чем могу быть полезен? Что вам показать?

— Наверное, колокольчик, — усмехнулся доктор Вильямс. — Но мы еще не решили. А вы — сын Сома Ки?

— Сом Ки-младший. Мой почтенный отец пять лет тому назад отправился навестить усадьбы предков. Я мог бы просто сказать, что он умер, — черные раскосые глаза стали еще уже, — но наши покупатели предпочитают более витиеватые выражения. Им кажется, что все это необычайно изысканно.

— А по моему, вовсе не изыскано — просто очень мило, — возразила Эдит. — Нам искренне жаль, что вашего отца больше нет. Мы так надеялись снова его увидеть… Знаете, двадцать лет назад, в наш медовый месяц, когда у нас не было и гроша за душой, он продал нам дивное ожерелье из розового хрусталя — всего за полцены!

— И уверяю вас, внакладе не остался. — Снова хитрые черные щелочки вместо глаз. — Ну а если вы хотите колокольчик — сколько угодно: и маленькие, хромовые, и обеденные, и для верблюдов, и…

Но Эдит Вильямс уже не слушала его. Ее ладонь скользнула к чему-то в глубине полки.

— Хрустальный колокольчик! — воскликнула она. — Ну не чудо ли? Розовый хрусталь — свадебный подарок, и на двадцатилетнюю годовщину — тоже!

Молодой человек предостерегающе поднял руку.

— Вряд ли это то, что вам нужно. Он разбит.

— Разбит? — Эдит осторожно стерла пыль и подняла колокольчик к свету. Изящный, безукоризненной формы грушевидный предмет покоился у нее на ладони. — Но по-моему, он абсолютно цел. Он — само совершенство!

— Я не то имел в виду, — поспешно произнес Сом Ки, который уже ничем не напоминал американца. — Он без язычка. Он не будет звонить.

Марк Вильямс взял у жены колокольчик:

— И правда, язычка нет. — Мы сделаем другой. Если, конечно, не найдется настоящий? — Она вопросительно взглянула на Сома Ки.

Китаец покачал головой.

— Мой отец нарочно его убрал. — Он помолчал в нерешительности и добавил: — Отец боялся этого колокольчика.

— Боялся? — брови Марка Вильямса поползли вверх.

Молодой человек снова замялся.

— Возможно, это прозвучит как байка для туристов, — наконец выговорил он. — Но отец в нее верил. Он верил, что этот колокольчик был выкраден из храма одной буддистской секты, где-то в горах Центрального Китая. И как многие на Западе верят, что глас трубы Святого Петра возвестит о судном дне, так и члены этой маленькой секты убеждены, что когда зазвенит колокольчик вроде этого — выточенный из цельного куска хрусталя и освященный обрядом, который длится десять лет — то всякий покойник, находящийся в пределах этого звука, восстанет из мертвых.

— Божественно! — восхитилась Эдит Вильямс. — Марк, только подумай, какие чудеса ты начнешь творить, когда он у нас зазвенит! — Она с улыбкой обернулась к китайцу: — Я просто его дразню. Мой муж на самом деле замечательный хирург.

— Я должен предупредить вас, — сказал Сом Ки. — Колокольчик не будет звенеть. Только его собственный язычок, выточенный из того же куска хрусталя, сможет заставить его звучать. Потому-то отец и разделил их. И… я рассказал вам лишь половину истории, — продолжил он, поколебавшись. — Отец еще говорил, что хотя колокольчик и побеждает смерть, Смерть все же неодолима. И когда у нее вырывают одну из жертв, она тут же заменяет ее другой. Поэтому, когда в храме колокольчик использовался по назначению — то есть когда умирал верховный жрец либо вождь — то всегда был наготове слуга или раб. Он погибал в тот же момент, как только смерть разжимала объятия и отпускала своего высокопоставленного избранника.

Сом Ки слегка склонил голову набок и улыбнулся:

— Ну вот и все. Забавная сказка? А колокольчик, если вы не передумали, стоит десять долларов. Плюс, разумеется, налог с продажи.

— Всего? Да одна ваша история стоит больше! — воскликнул доктор Вильямс. — Только лучше будет, если вы вышлите его почтой. В чемодане он может разбиться, правда, Эдит?

— Что? Почтой? — Вопрос мужа вывел Эдит из задумчивости. — Да, конечно. А что до звона — у меня он зазвенит. Это уж точно.

— Если в его рассказе есть хоть крупица правды, — пробормотал Марк Вильямс, — то лучше не надо…

Субботним утром, просматривая последние медицинские статьи в своем заваленном книгами кабинете, Марк Вильямс услышал шорох бумаги в прихожей — Эдит разворачивала посылку.

Она вошла, неся в ладонях колокольчик из розового хрусталя.

— Вот и он, Марк. Ну-ка, заставь его звучать!

Марк Вильямс взял колокольчик и потянулся за серебряным карандашом.

— Из чистого любопытства, — сказал он, — а вовсе не потому, что я верю в трогательные сказки для легковерных покупателей — ну-ка посмотрим, что из этого выйдет. Думаю, он зазвенит, как миленький.

Марк легонько постучал карандашом по выступу. Лишь глухое «дзынь» было ему ответом.

Устроившись в кресле, Эдит спокойно наблюдала, как муж пытается оживить колокольчик с помощью монеты, ножа для бумаги, стеклянного фужера… Результаты даже отдаленно не напоминали звон хрусталя.

— Если ты закончил, Марк, — произнесла она наконец с истинно женским терпением, — то дай я покажу тебе, как это делается.

— С удовольствием.

Эдит на мгновенье вышла с колокольчиком из комнаты и, вернувшись, энергично встряхнула его. Комнату наполнил чистейший хрустальный звон, такой тонкий и бесплотный, что у Марка поползли мурашки по спине.

— Боже праведный! — воскликнул он. — Как ты это сделала?

— Привязала язычок ниткой, только и всего.

— Язычок?! — Он хлопнул себя ладонью по лбу. — Подожди, не говори, я сам… то хрустальное ожерелье, что мы купили двадцать лет назад!

— Ну конечно, — спокойно подтвердила Эдит. — Как только молодой Сом Ки сказал, что его отец нарочно отделил язычок, я тотчас вспомнила, что центральная подвеска ожерелья выглядит в точности, как язык колокола — помнишь, мы однажды это заметили? Я сразу догадалась, но не сказала. Я хотела разыграть тебя, Марк, — она нежно улыбнулась, — и потом, ты знаешь, у меня было странное чувство: если этот юноша узнает, что язычок у нас, он не продаст нам колокольчик!

— Пожалуй, — Марк Вильямс принялся набивать трубку. — Впрочем, вряд ли он верит в эту сказку больше, чем мы.

— Он — нет, но отец-то его верил! И если бы старик Сом Ки сам рассказал нам эту историю — помнишь, каким древним мудрецом он выглядел? — боюсь, что и мы бы поверили!

— Наверное, ты права. — Доктор Вильямс снова легонько встряхнул колокольчик. Тонкий, нежный звон несколько мгновений висел в воздухе, затем растаял. — Видишь? Ничего не происходит. Неужто поблизости нет покойников?

— Меня что-то не тянет шутить на эту тему. — На лбу Эдит возникла озабоченная складка. — Я сперва хотела, чтобы это был обеденный колокольчик — и рассказывать эту историю гостям. Но теперь…

Нахмурившись, Эдит не сводила тревожного взгляда с колокольчика, пока телефонный звонок не вернул ее в реальность.

— Сиди, я отвечу. — Она поспешила из комнаты. Доктор Вильямс задумчиво вертел в руках колокольчик. Услышав напряженный голос жены, он встал — но Эдит уже входила в комнату.

— Срочная операция, — вздохнула она. — Автокатастрофа. Милый юноша, почти ребенок. Доктор Амос говорит — трещина в черепе. Он сказал, что не хотел беспокоить тебя, но хирург Хендрикс уехал в отпуск, и ты теперь единственный нейрохирург в городе…

— Знаю. — Марк Вильямс уже надевал шляпу в прихожей. — Ну что, — невесело пошутил он, — тело мастера боится?

— Я поведу машину, — сказала Эдит. — У тебя будут лишние десять минут, чтобы расслабиться.

Доктор Марк Вильямс устало стянул хирургические перчатки. Чувство горечи не покидало его. Ему и прежде доводилось терять пациентов — и всегда он ощущал это как личное поражение. Эдит говорила, что в каждую операцию он вкладывал слишком много себя. Возможно. И все же… Ведь не было причины этому парню умирать! Да, трещина, но в начале операции его состояние было абсолютно нормальным! И вдруг, где-то в середине — прерывистое дыхание, нитевидный пульс… Марк делал уже последние стежки, когда сердце остановилось. Но почему? Жизнь соткана из неудач и нелепых случайностей. Взять хотя бы парня, которого он оперировал прошлой ночью. Уж он-то был в куда худшей форме, чем этот — а поди ж ты, выкарабкался. Лежит теперь в девятой палате, набирается сил. Даст Бог, проживет еще с полсотни лет…

Доктор Амос, молодой анестезиолог, похлопал Марка по плечу.

— Не думай об этом. Сам Господь не смог бы сделать большего. Жизнь просто не хотела этого парня, вот и все.

— Спасибо, Джон. — Марк старался говорить бодро. — Да, иногда так бывает. Но мне нужно, чтобы было вскрытие. Хочу наверняка убедиться…

— Конечно. Я распоряжусь. Ты выглядишь усталым, Марк. Иди-ка домой. Давай я помогу тебе одеться.

Застегивая пиджак, Марк Вильямс вдруг нащупал в кармане предмет странной формы.

— Что это? — спросил он в растерянности — и вынул колокольчик из розового хрусталя. Он должно быть машинально сунул его в карман, пока жена говорила по телефону. — Колокольчик! Вряд ли Эдит скажет мне спасибо за то, что я его утащил!

Внезапно колокольчик выскользнул из его усталых дрожащих пальцев. С криком «Лови!» доктор Амос подхватил его в нескольких дюймах от пола; нежный прозрачный звон поплыл по комнате.

— Еще бы чуть-чуть — и все, — сказал молодой врач, любуясь изящной хрупкой вещицей. — Прелесть какая. Что это?

— Китайский обеденный колокольчик, — ответил Марк Вильямс. — Я бы… — он не договорил, услышав взволнованные крики сестры Вис:

— Доктор! Доктор Вильямс! Пациент начал дышать! Есть пульс! Скорее!

— Что?! — Марк бросился в операционную. Сестра не ошиблась. Дыхание выравнивалось. Удары сердца с каждой секундой набирали силу.

— Господи! — только и выдохнул доктор Амос. — Немыслимо! Возвращение с того света! Марк, ты когда-нибудь слышал о таком? Ну, уж теперь-то мы его не отпустим!

…Жизнь пациента уже наверняка была вне опасности, когда в операционную влетела сестра Макгрегор.

— Простите, что беспокою вас, доктор Вильямс, — тревожной скороговоркой выпалила она, — вы не подойдете сейчас в палату номер девять? Все было прекрасно, и вдруг пять минут назад — внезапный рецидив. Я оставила с ним сестру Джонсон и побежала за вами, но боюсь, что уже поздно…

К счастью, по пути домой не было большого движения — Марк то и дело оказывался слева от осевой линии.

— Ну почему, почему он умер, Эдит? Почему?! Кстати, вот твой колокольчик… положи-ка его в сумку… Все ведь было спокойно!.. Мы думали, что потеряли человека — и спасли его, а того, кого считали спасенным, потеряли…

— Так бывает, дорогой. Ты же знаешь. Врач может сделать от сих до сих — остальное в руках природы. И она время от времени выкидывает всякие штуки…

— Да, черт побери, я знаю! — огрызнулся Марк. — Но я не могу смириться с тем, что он умер. Ну не было для этого видимой причины! Разве что я просмотрел какое-то осложнение… — он упрямо мотнул головой. — Я распорядился о вскрытии, но — лучше я сам! Сам проведу вскрытие. Сейчас же! Я должен понять!

Он резко вывернул руль влево. Эдит услышала рев автомобильного гудка и отчаянный скрежет тормозов. Она успела подумать, что кто-то, едущий следом за ними, собрался идти на обгон. Затем — глухой удар. Она ударилась лбом о ветровое стекло и потеряла сознание.

Открыв глаза, Эдит увидела нависшую над ней фигуру полицейского. Голова раскалывалась от боли, но путаницы в мыслях не было. Эдит сразу вспомнила столкновение, поняла, что несколько минут пролежала на земле в беспамятстве и что помощь подоспела вовремя.

— Спокойней, спокойней, леди! — запротестовал полицейский, видя, что она пытается сесть. — Вы сильно ушиблись. Лежите и не двигайтесь; «скорая» будет здесь через пять минут.

Эдит словно не слышала его.

— Марк, — выговорила она. — Мой муж! Что с ним?

— Пожалуйста, леди, не волнуйтесь. О нем позаботятся. Лежите, ведь вы…

Не обращая внимания на слова полицейского, Эдит вцепилась в его руку, приподнялась и села. В нескольких ярдах стояла их машина, другие автомобили, что остановились из-за аварии, у обочины собирался народ. Эдит смотрела на все это — и не видела. Блуждающий взгляд ее, наконец, остановился на том, что искал. Марк. Лежит неподалеку от нее. Под головой — свернутый пиджак.

Эдит Вильямс была женой врача двадцать лет, а до этого работала медсестрой. Она безошибочно и с первого взгляда распознавала смерть.

— Марк… — прошептала она. Полицейский принял это за вопрос.

— Да, леди, — сказал он. Он погиб. Буквально две-три минуты назад, когда я подъехал, он еще дышал.

Эдит встала на колени и, превозмогая боль, поползла, думая только о том, чтобы добраться до Марка… Она нашла то место, где должен быть пульс. Пульса не было. Ничего не было. Только тот, кто несколько минут назад еще жил.

За спиной Эдит услышала шум и оглянулась. Здоровенный всклокоченный человек громко втолковывал полицейскому:

— Послушайте, командир, вы же видите, что я не виноват! Он вывернул влево у меня перед носом, что я мог сделать? Вон какая у него вмятина в боку! Как только мы все трое не встретились в раю!

Слезы, до этого мгновения комом стоявшие в горле, хлынули ручьем. Не снимая руки Марка со своего колена, Эдит попыталась отыскать в сумочке платок. Пальцы ее наткнулись на что-то твердое и прохладное, рука дрогнула, послышался легкий, воздушный хрустальный звон. Ладонь Марка слегка сжала ее колено.

У Эдит перехватило дыхание. Не веря своему счастью, она наклонилась к мужу — и встретилась с ним взглядом.

— Марк! Марк, любимый…

— Эдит, — с усилием выговорил Марк. — Прости меня, прости. Я виноват, моя беспечность. Задумался о работе…

— Марк, ты ж и в! — сказала она. — Жив! Только ради Бога, не шевелись. Сейчас приедет «скорая».

— «Скорая», зачем? Я в полном порядке. Помоги мне встать…

— Но, Марк…

— Ничего страшного, слегка ударился головой, — он попытался сесть.

Полицейский подбежал к ним.

— Полегче, парень. Ты уже был на том свете, смотри, не отправься туда снова!

— Приятель, как я рад, что ты жив! — скороговоркой рассыпался взъерошенный краснолицый здоровяк. — А то, хоть я и не виноват, все равно приуныл. Ну сам посуди, как я мог в тебя не врезаться, когда…

— Держите его! — закричал Марк, но было поздно. Здоровяк покачнулся, рухнул на мостовую и замер.

Часы в прихожей гулко пробили два раза. Эдит Вильямс осторожно приподнялась на локте и посмотрела на мужа. Глаза его открылись.

— Не спишь, Марк? — с деланной беспечностью спросила она.

— Всего несколько минут, как проснулся. Лежал и думал.

— Я дам тебе еще одну таблетку снотворного. Доктор Амос сказал, что ты должен хорошо выспаться.

— Выпью чуть позже… Ты знаешь — бой часов мне кое-что напомнил.

— Что?

— Сегодня днем, после аварии, когда я лежал без сознания, у меня было странное чувство — как раз перед тем, как придти в себя, я слышал колокольный звон. Колокол звучал так громко, что я открыл глаза, чтобы посмотреть на него.

— Колокол?

— Да. Слуховая галлюцинация.

— Но, Марк…

— Что?

— Колокол… он действительно звонил. То есть розовый колокольчик. Он звякнул у меня в сумке. Ты думаешь…

— Конечно, нет, — поспешно возразил он, но в голосе не было уверенности. — Я слышал оглушительный звон, похожий на удары огромного гонга.

— Но, Марк… дело в том, что… как тебе сказать… перед тем, как ты очнулся, у тебя не было пульса.

— Не было пульса?

— И дыхания. Потом случайно зазвенел колокольчик — и ты…

— Чушь! Я знаю, о чем ты думаешь, и поверь мне — это полная чушь!

— Марк, а водитель той, другой машины? — осторожно напомнила Эдит. — Не успел ты придти в чувство, как он…

— У него трещина в черепе! — резко перебил Марк. — Врач «скорой» поставил диагноз. Эти трещины очень коварны, порой они не сразу себя обнаруживают, а потом — раз, и нет человека. И не будем больше об этом!

— Хорошо, — Часы пробили четверть третьего. — Теперь дать снотворное?

— Да… то есть нет. А Дэвид дома?

Эдит замешкалась с ответом.

— Он… он еще не пришел.

— А он звонил? Знает ведь, что мы ждем его домой не позже полуночи!

— Нет, не звонил. Но у них в школе вечеринка…

— Это не причина. Кстати — он взял старую машину?

— Да. Ты же сам дал ему утром ключи, помнишь?

— Тем более, — Марк умолк на несколько секунд, затем проворчал: — Парню всего семнадцать, и в третьем часу ночи его еще нет дома!

— Я поговорю с ним. Он больше не будет так делать. А сейчас, пожалуйста, Марк, прими снотворное. А я дождусь Дэвида и…

Внезапный телефонный звонок показался нестерпимо пронзительным.

— Алло? — поднял трубку Марк.

Не слыша голоса на другом конце провода, Эдит почувствовала, как муж напрягся и застыл — и поняла. Безошибочным материнским инстинктом она почуяла беду.

— Да. Да… я понял. Да, понимаю. Сейчас приеду. Спасибо, — Марк встал с постели.

— Срочный вызов, — спокойно произнес он, одеваясь. — Я ухожу.

— Это Дэвид, да? — Эдит рывком поднялась и села. — Не скрывай от меня! Я знаю — это Дэвид!

— Да, — ответил Марк устало. Казалось, он изможден до крайности. — Он ранен. Он попал в аварию. Я еду к нему.

— Он мертв, — твердо проговорила Эдит. — Он умер, так ведь, Марк?

Марк сел на постель и крепко обнял жену.

— Эдит, — сказал он. — Эдит… Да. Он погиб. Сорок минут назад. Не справился с управлением на повороте, и машина перевернулась. Он в Центральном морге. Меня вызывают на опознание. Опознание, Эдит!.. Машина горела…

— Я еду с тобой, — сказала она. — Я еду с тобой!

Длинное, приземистое здание Центрального морга стояло ниже дороги, к нему вел ряд бетонных ступеней. Марк Вильямс спустился по ним десять минут назад. Теперь он возвращался, неуверенно переставляя ноги, шаткой старческой походкой.

Эдит следила за ним из такси, замерев и подавшись вперед на край сиденья. Как только Марк добрался до верхней ступени, она выскочила наружу.

— Марк…

— Да, это наш сын, — голос его звучал глухо, монотонно. — Я покончил с формальностями. Едем домой. Это единственное, что мы можем сейчас сделать.

— Я пойду к нему! — Эдит рванулась прочь. Марк схватил ее за запястье. Таксист тактично притворился спящим.

— Нет, Эдит! Ты не должна его видеть!

— Это мой сын! — крикнула она. — Пусти!

— Нет! Что там у тебя под плащом?

— Колокольчик! Хрустальный колокольчик! Я хочу, чтобы Дэвид услышал его звон! — она резко выбросила вперед руку, сжимающую колокольчик. — Он вернул тебя к жизни, Марк! Теперь он вернет Дэвида!

— Эдит, — в ужасе отступил Марк. — Ты не можешь в это верить. Ты не должна. Это просто совпадение. Дай его сюда!

— Нет! Дэвид вернется! Пусти! Она наконец вырвалась.

Неправдоподобно тонкий, ледяной звон расколол предутреннюю мглу.

— Вот! — выдохнула Эдит. — Хоть ты и не веришь. Я точно знаю. Сейчас… Дэвид, сынок! — громко позвала она. — Ты слышишь меня?

— Эдит, — простонал Марк. — Не терзай себя напрасно! Поедем домой!

— Только вместе с ним! Дэвид! Дэвид!

Она снова и снова встряхивала колокольчик, пока Марк не отобрал его.

— Эдит, Боже… отчего я не пошел один…

— Марк! Ты слышишь?

— Что?

— Слушай! — настойчиво прошептала она.

Марк насторожился, и тут же струйки ледяного пота потекли по его спине — снизу, из тьмы, послышался ясный юношеский голос:

— Мама? Отец? Где вы?

— Это Дэвид! — задохнулась Эдит. — Это он!

— Нет, нет! — в голосе Марка звучал неприкрытый ужас, ибо из темноты по-прежнему доносилось:

— Папа, мама! Вы там, наверху? Подождите, я сейчас!

— Пусти же меня! — зарыдала Эдит. — Дэвид, сынок, мы здесь! Мы идем!

— Эдит! — прерывающимся голосом начал Марк. — Если ты хоть когда-нибудь любила меня, послушай! Тебе нельзя туда! Дэвид… я опознал его только по кольцу, какие носят у них в классе. Он сгорел — сгорел страшно!

— Я иду к нему! — Эдит бросилась к ступеням, по которым уже поднималась окутанная мраком высокая фигура. Марк, похолодев от смертельного ужаса, рванулся ей наперерез, но поскользнулся и ничком упал на тротуар. Эдит уже сбегала по ступенькам навстречу темному силуэту.

— Дэвид, — всхлипывала она, — Дэвид, мальчик мой…

— Мама, мамочка, — сын крепко обнял ее. — Я так виноват. Это ужасно. Но я не знал, что случилось, пока не добрался домой и не увидел, что вас нет, а тут позвонил один из наших ребят и все рассказал, и я догадался, что произошла ошибка, и вы должны быть здесь, взял такси и помчался, но меня высадили у противоположного входа, и я искал вас там, внизу… Господи, бедный Пит!

— Пит?..

— Пит Фридбург. Он сидел за рулем нашей старушки. Я одолжил ему ключи и права. Я не должен был, конечно, но кто мог знать — он ведь старше меня, и он так просил…

— Так это Пит погиб? — у Эдит перехватило дыхание. — Это он… сгорел?

— Да, он. Зачем только я дал ему ключи?! Он ведь всегда хорошо водил, а тут… Ну, а потом они позвонили, и вы с папой решили, что это я, и…

— Значит, Марк прав. Конечно, прав, — Эдит плакала и смеялась одновременно. — Это обыкновенный колокольчик, маленький милый колокольчик, и ничего больше…

— Колокольчик? О чем ты, мама?

— Не обращай внимания, — она утерла слезы. — Это обыкновенный колокольчик. Он не властен над жизнью и смертью. Он не возвращает с того света и не уносит туда. Но пойдем к отцу! Он ведь может подумать, что колокольчик… что он действительно подействовал!

Они выбрались наверх. Марк Вильямс лежал на том же месте, где упал минуту назад. Таксист пытался ему помочь, но сделать уже ничего было нельзя. Падая, Марк разбил колокольчик. Длинный изящный осколок хрусталя вонзился ему в сердце.

Перевела С Английского Евгения Канищева.

Наталия Сафронова. МАФУСАИЛОВ ВЕК.

Непомерно высокую плету требует мечта о «вечном человеке» в притче Р. Артура.

К счастью, медицина, которая давно занята теми же проблемами, не столь сурова к своим пациентам. Поставив перед собой задачу продления человеческой жизни, медики, биологи, физиологи давно отказались от поисков магического колокольчика, предпочитая опираться на внутренние резервы организма и естественные биостимуляторы.

О некоторых направлениях исследований мы уже рассказывали в комментарии к новелле Д. Найта «Они собирались жить вечно» («Если» №  10, 1993 г.). Сегодня научный обозреватель нашего журнала продолжает тему.

Около тридцати лет назад американский физик Р. Эттингер написал книгу «Надежда на бессмертие». Автор развивал идею: людей, умирающих от не излечимых сегодня болезней, можно, заморозив, сохранять в таком виде до тех пор, пока не будут открыты способы лечения их недугов. Вскоре после выхода книги в свет появился первый «ледяной человек» — в специальной камере был заморожен профессор психологии Д. Бедфорд, погибавший от рака. У него нашлось несколько десятков последователей, которые согласились «полежать» в холодильниках до лучших времен в надежде проснуться в один прекрасный день совершенно здоровыми, к тому-же, в отличие от своих современников (если таковые еще останутся), нисколько не постаревшими. Естественно, в такой деловитой стране, как Америка, все это быстро оказалось поставлено на коммерческую основу. Появилась и реклама — расчеты компании «Трансвремя», которая уверяла, что распад, происходящий в организме при нормальной температуре в течение суток, растянется аж на 30 триллионов лет, если поместить человека в камеру с температурой минус 196 градусов по Цельсию. И, хотя оставалось весьма туманным решение многих проблем, связанных с размораживанием организма, согласитесь, идея выглядела весьма заманчиво. Уснуть, проснуться, как спящая царевна из сказки, через сколько-то лет, может быть, совсем в новом, лучшем мире. «И тленья убежать…».

ОТ БИОЛОГИИ К МИФОЛОГИИ.

Поразительно, сколь мало изменилась психология людей за всю многовековую историю. Разве не вера в воскресение двигала людьми в дохристианские времена, заставляя их проявлять удивительную заботу о телах своих покойников? Когда-нибудь они вновь соединятся с отлетевшими душами.

В Древнем Египте бальзамирование трупов достигло степени искусства и совершенствовалось веками. Видимо, на первых порах (как и предлагаемая Эттингером гипотермия) это было дорогим удовольствием: самые древние мумии, обнаруженные при раскопках, принадлежали великим фараонам, потом — известным жрецам. Однако методики бальзамирования упрощались, что делало эту посмертную процедуру доступной многим. Были найдены массовые захоронения мумий, положенных в землю без гробов. Судя по отсутствию атрибутов знатности, богатства, это были мумии бедняков. Стало быть, независимо от достатка и социального положения, каждый человек мог рассчитывать на «бессмертие». Оно было уготовано и некоторым из священных животных, если судить опять-таки по находкам археологов. Обнаружены мумии кошек, крокодилов, змей, рыб, обезьян. Мумифицирование покойников продолжалось и после появления христианства, о чем свидетельствуют мумии духовных лиц в полном облачении из льняных тканей, обнаруженные в Ахмиме. Судя по отрывкам из религиозных текстов, читаемым на тканях, захоронение это христианской поры.

Со временем сами мумии стали своего рода предметами культа. В средние века распространились поверья о целебных свойствах мумий, которыми начали торговать в качестве средства от ран и болезней. Спрос значительно превысил предложение, что заставило торговых людей проявить известную сметку. Появились подделки (совсем как у нынешних торговцев). Для имитации мумии использовали тела казненных преступников, которые обрабатывались специальным образом. Торговля шла бойко.

Практика мумифицирования в пост-христианскую эпоху продолжалась. Такая эпоха как будто была объявлена уже в странах коммунистической ориентации, тем не менее кое-какие личности оказались удостоены древней процедуры. На Западе немало писалось о феномене поклонения трупу, продемонстрированном большевиками. В конечном счете, известная фраза «Ленин умер, но дело его живет» тоже есть формула бессмертия.

Еще немного о мифологии. При неутоляемой никогда надежде людей узнать, что там, после жизни, трудности приятия самой мысли о неизбежности смерти и страхе ее в глубине народного сознания живет явно отрицательное отношение к перспективе личного бессмертия. Примеры? Хотя бы неуспешность религиозных учений, обещающих вечную «райскую» жизнь людям, если им удастся стать совершенными. Похоже, немногим в человечестве этот стимул показался достаточно весомым. А возьмите русские сказки. В них иногда случаются чудесные оживления или исцеления, но, как правило, происходит это с героями молодыми и добрыми, которые оказались временно повержены злом. В сущности, просто восстанавливается нормальный порядок вещей, добру возвращается отнятая было победа. Молодильные яблоки может, правда, получить Иванушка для своих старых родителей, но «вечная» жизнь отца и матери не живописуется. Зато, когда старый царь, вожделеющий юную девицу, хочет по примеру Ивана выйти молодым и пригожим, окунувшись в котел с кипятком, номер не проходит. «Бух в котел — и там сварился». Народ, который наблюдает в сказке «Конек-Горбунок» это царственное купание, при этом спокойно замечает: «Мы и слыхом не слыхали, чтобы льзя похорошеть!».

Не случайно так малосимпатичен известный своей бессмертностью Кощей, вечная жизнь которому явно не в радость. Интересно, что Бернард Шоу попытался представить в одной из своих пьес, как страдал от долгого бессмертия первочеловек: согласно Библии, Адаму выпало жить 930 лет.

ВДОГОНКУ ЗА ПАТРИАРХАМИ.

И все же… Человеку хочется жить как можно дольше. Он готов поверить библейским сказаниям, согласно которым патриархи жили сотни лет. Хотя бы Ной, который умер едва ли не тысячелетним, или Мафусаил, почти на сорок лет переживший Адама. Чтобы отодвинуть смерть, предпринималось множество ухищрений. Нередко это исходило от представителей древних врачебных школ, оставивших классические медицинские наставления, что не утратили своего значения и поныне. Тем не менее сами лекари использовали весьма, как мы бы сказали сегодня, нетрадиционные средства для продления жизни. В ход шли, например, части Медузы Горгоны, обезглавленной героем Персеем: великий Эскулап (Асклепий) умел, по преданию, возвращать людям молодость, используя ее кровь. Известный врач средневековья Парацельс, получивший образование в Базельском университете, пытался соединить медицину с алхимией. Он сжег публично сочинения Галена и Авиценны, провозглашая новую, собственную систему врачевания. Тело состоит из тех же «элементов», что и все окружающее человека в природе. Здоровье — это равновесие всех частиц. Если равновесие нарушается, надо добавить недостающих веществ, вроде ртути, железа, свинца, меди, сурьмы и т. д. Парацельс надеялся найти философский камень, который дарует человеку бессмертие, и оставил в своих сочинениях подробные описания и рецепты изготовления гомункула.

Кажется, к началу нашего века идея бессмертия оставила специалистов «положительных» знаний, став уделом фантастов. Пожалуй, стоит привести тезис Фридриха Энгельса: «Отрицание жизни по существу содержится в самой жизни, так что жизнь всегда мыслится в соотношении со своим необходимым результатом, заключающимся в ней постоянно в зародыше, — смертью. Диалектическое понимание жизни именно к этому и сводится… Жить значит умирать».

Пока люди не оставляли надежд вернуть здоровье или молодость с помощью то ли шпанских мушек, то ли корня Мандрагоры, биология готовилась к своей революции. Первые пересадки органов. Во многих странах, включая Россию, ученые пробуют пересаживать в целях омоложения половые железы. Попытки продления жизни в эксперименте. В научный обиход входит термин «омоложение»; как идея это принимается широким кругомученых, полагающих, что претворение идеи в жизнь — вопрос ближайшего времени и технических возможностей.

В 1917 году американские исследователи как раз обнаружили, что продолжительность жизни дрозофил можно увеличить, снижая температуру их тела. Была установлена обратная связь между температурой тела и напряженностью обменных процессов, сроками жизни. Это явно просматривалось у рыб, земноводных. Но как с теплокровными животными? Человек близок к этому ряду, а постоянство температуры тела — одна из жизненных констант. Впрочем, у человека во сне температура тела снижается. С помощью самовнушения это умеют делать йоги, достигая снижения на 5–7,5 градусов. Так начинался путь идеи, которую в середине 60-х годов выскажет в своей книге физик Эттингер.

Открытие генетического кода, познание механизмов наследственности, законов синтеза белка, саморегуляции живого — биология подошла к пониманию сути процессов жизни. Значит, ими можно управлять? Снова оживились надежды на продление жизни, если не на бессмертие. К середине 90-х годов — как раз это время мы переживаем — предсказывалось, например, увеличение продолжительности жизни на 50 лет. При неуклонном ее росте в развитых странах прогноз, однако, не оправдался.

Задача конкретизировалась: увеличить продолжительность жизни человека до верхнего видового предела (имея в виду и цель стратегическую— увеличение самой видовой продолжительности жизни). А какова она? Основоположник современной геронтологии, немецкий ученый Гуфеланд полагал, что человек может жить 200 лет. Русские коллеги И. Мечников и А. Богомолец называли 120—130лет. Отечественные специалисты поздних поколений склонны считать пределы человеческой жизни более скромными — около 95 лет. Конечно, известно, что живет немало людей, перешагнувших столетний рубеж. Но, возражают ученые, диапазон продолжительности жизни имеет и верхнюю, и нижнюю точки. Долгожитель — точка верхняя, есть, соответственно, и противоположная.

ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЙ КОЛЛЕКТИВИЗМ.

Если продолжить поиски аналогий — с этого начинается статья, — можно легко обнаружить последователей того же Парацельса в новейшем времени. Вспомним сегодня двух отечественных ученых, которым, как некогда их коллеге Парацельсу, выпало оставить этот мир много раньше отмеренного природой срока. Соблазнительна мысль: не предчувствие ли раннего конца подвигает некоторых любопытствующих на поиски средств, этот конец отодвигающих? Как знать… Камень бессмертия, казалось бы, почти найденный, не помешал его изобретателю Парацельсу умереть всего лишь на 58-м году жизни. Об этом, слегка иронизируя по поводу всяческих панацей и их искателей, напомнил французский ученый А. Дастр. Добавив, что к тому же есть основания полагать: Парацельс умер не своей смертью.

Пожалуй, к искателям панацеи можно отнести и Александра Александровича Богданова, русского врача, математика, философа. Того самого, которого В. И. Ленин ругал за идеализм, посвятив этому изрядной толщины книгу — «Материализм и эмпириокритицизм». Бывший соратник Богданова весьма резко критиковал систему взглядов человека, с которым вместе создавал известную партию. Теперь можно сказать, что критика та немногого стоила: врач и математик Богданов был склонен к более основательным размышлениям и выводам, нежели его оппонент, называвший себя, как помните, всего лишь «журналистом». Впрочем, разговор не о разногласиях бывших соратников.

Уже после смерти того, кому суждено было стать первой советской мумией, Богданов, ушедший от большой политики довольно рано, создал первый в России институт гематологии и переливания крови. Сейчас процедура переливания крови стала рутинной, многие из нас хотя бы раз в жизни ее перенесли. Тогда, в начале 20-х, служба крови только создавалась, тем более первые шаги делала сама наука, кровь изучающая. Богданова отличал комплексный подход к организму человека. Переливание крови он рассматривал как универсальное средство повышения жизнеспособности. Ученый размышлял так: у ближайших к человеку животных нормальный срок жизни превосходит период роста в 5–6 раз. Допустим, что у человека рост заканчивается к 22–25 годам. Значит, жить человек должен 120–140 лет (как видим, примерно то же предполагали Мечников и Богомолец). Почему же люди умирают много раньше?

Работая над трудом своей жизни — Богданов назвал его «Тектология. Всеобщая организационная наука», ученый сделал попытку объединить, весь организационный опыт человечества. Он исходил из принципа единства строения и развития систем любых уровней организации. Во всякой системе возможен кризис. Как раз его переживали, с точки зрения Богданова, люди. Он видел, как многие из них умирали совсем молодыми в стране, где произошел гигантский социальный переворот. У Богданова даже появляется непривычный термин — совизношенность (советская изношенность), которую он видит повсеместно. Он пишет работу «Борьба за жизнеспособность», где дает обоснование методики обменных переливаний крови, исходя из принципа слабого звена каждой системы, каждого организма. Ученому кажется наиболее целесообразным обмен кровью (частью крови) между стариком и юношей. По мысли ученого, в старости организм производит недостаточно потребных для своей жизнедеятельности гормонов, что ускоряет старение. А организм юноши, не знавший ранее инфекций, с трудом противостоит случившейся болезни. Обмен кровью старика и юноши должен воздействовать на слабые звенья того и другого организма.

И все же, видимо, недаром бывший соратник называл Богданова идеалистом: предложенные им обменные переливания крови он возводит в принцип «физиологического коллективизма» — своеобразное воплощение популярной тогда идеи всеобщего Братства. В институте Богданова работала специальная лаборатория, где были начаты эксперименты по обменному переливанию крови. Первым волонтером, на котором ставился опыт, был автор идеи. Таких экспериментов — в разных модификациях — Богданов провел на себе 11. Результаты казались такими обнадеживающими… После следующего, 12-го переливания крови Богданов погиб. Причина смерти не совсем ясна, поскольку реципиент (молодой человек, которому соответственно была перелита кровь Богданова) избежал какой-либо отрицательной реакции. До последней минуты жизни ученый вел научные наблюдения, фиксируя изменения в своем организме. Это было вполне в духе первых героев и мучеников утопии.

БУЛГАКОВСКИЕ ГЕРОИ.

Примерно в это же время интересные дела начинались в Москве у профессора Н. К. Кольцова, в его Институте экспериментальной биологии. Здесь делали смелые пересадки, закладывая основы будущей трансплантологии. Привлекала идея омоложения: по методике отечественного ученого Воронова пересаживались семенники (сначала животным, потом людям). Этой проблемой был весьма увлечен выпускник медицинского факультета Московского университета Алексей Андреевич Замков. Однако первые опыты кончились неудачей — ни иммунология, ни эндокринология еще не были готовы дать ответы на те вопросы, что вставали перед трансплантологами. Пересадка органов пока оставалась чем-то из области фантастики (есть основания полагать, что с опытами, проводимыми в кольцовском институте, был знаком М. А. Булгаков. Именно они натолкнули писателя на создание «Собачьего сердца»).

Замкова поразила одна вещь, когда, изучая биологические реакции, он вводил лабораторным мышкам два-три кубика мочи беременных женщин. Инъекция вызывала неожиданно бурные изменения в половом аппарате животных. Увеличивались яичники, семенники, размеры предстательной железы, количество семенных пузырьков. Что за чудеса? Но такая моча содержит гормоны, ферменты, соли, продукты обмена, а труды древних врачевателей, народные лечебники подтверждают: ее издавна используют при ожогах, порезах, ушибах, воспалениях. А что если попробовать препарат из мочи для лечения нарушений половой сферы? Как биостимулятор?

Замков разработал методику приготовления гравидана (гравида — беременность, лат.) и испробовал его действие на себе. Первые 15 кубиков препарата оказали действие самое благотворное: почувствовал подъем настроения, ясность мысли, исчезли одышка и сердцебиение. С присущей ему энергией врач взялся за новое дело — популярности его метода способствовали семейные связи (женой Замкова была известная художница и скульптор Вера Мухина). Кажется, он становился «модным» доктором, росла слава «чудотворца», который знает секрет жизни, возвращает молодость. На Лубянку пошли доносы о явлении «святого Алексея», едва ли не основателя какой-то секты. Внимание ведомства, быстро проявившего интерес к занятиям доктора, не могло пройти бесследно. Однако у него оставалась мощная поддержка: Максим Горький, его жена М. Ф. Андреева.

В начале 30-х годов был создан Государственный институт урогравиданотерапии, директором которого назначен Замков. Вскоре в журнале «Новый мир» появилась обширная статья, обобщающая опыт лечения многих заболеваний гравиданом, который автор назвал препаратом полигормонального действия. «Может спасти от преждевременной смерти, продлить жизнь в ее физиологических пределах, отодвинуть наступление старости, но бессмертия гравидан не дает», — писал Замков.

Вскоре последовал шквал критики в специальной и общей печати. Появились уничтожающие фельетоны о «панацее»; литературные доносы кто-то услужливо клал в почтовые ящики пациентов Замкова. Близилось время первого процесса над «врача-ми-отравителями». Тогда по счастливой случайности Замков обнаружил серную кислоту в одной из емкостей с раствором, приготовленным для создания препарата. Тот, кто наливал ее, знал: концентрация смертельна для человека.

Институт был закрыт, директор отправлен в ссылку. За короткое время он, крестьянский сын, подрабатывающий в студенческие годы грузчиком, перенес два инфаркта. Из ссылки писал правительству, что гравидан может спасти тысячи раненых — в стране шла война. Ответа не было.

Смерть настигла его тоже много раньше положенного срока, и о судьбе его детища хлопотала жена. Дошла до Сталина, Ворошилова, слывшего тогда покровителем всех наук. Было, видимо, не до гравидана.

Считается, что только благодаря заслугам жены, творчество которой ценили «наверху», Замков не погиб в тюрьме или лагере. В самом деле, Мухина создала символы эпохи, хотя кроме Рабочего и Колхозницы, есть много интересного в ее наследии. Вовсе иного. А гравидан — несколько ампул — хранится как семейная реликвия в ящике стола их сына, что живет в Санкт-Петербурге. Надеюсь, что живет.

* * *

Соблазн вырваться за пределы, установленные природой, конечно, будет прельщать человека всегда. Но пока очень многое мешает ему достичь хотя бы этих пределов. Недавно услышала сокрушенное признание одного известного врача и ученого, создавшего целое направление в медицине: не хватило времени, чтобы найти секрет долголетия. О том, что оно доступно, сомнений у него нет. «Все дело в том, что человечество слишком много сил и ресурсов отдает проектам деструктивным. Если бы оно могло создать столь же мощный «сгусток мозговой энергии», какой потребовался для открытия энергии атома…».

Пожалуй, ученый не так далек от истины. При современном уровне развития науки проблему уже можно обозначить как «ноу-хау». Изучение регуляции генома показало, что в процессе старения клетки нашего организма сами синтезируют нарушающие их деятельность белки. А что если эти белки своевременно разрушить, удалить? Оставить клетку на уровне, оптимальном для сохранения ее «молодости»?

Но мир, как известно, легко увлекаем проектами как раз деструктивными. К счастью, через некоторых своих представителей он способен над этим своим свойством смеяться. Иногда смеется он и над попытками достичь бессмертия или хотя бы немножко попробовать его. Как это сделал, например, американский режиссер Вуди Ален своим фильмом «Sleeper», что показан нашим НТВ. Герой фильма, пролежав замороженным в капсуле 200 лет, был возвращен к жизни. Выходит, к 2173-му году врачи такое делать научатся? Но что за жизнь получает весельчак Майлз! Он по воле автора фильма попадает в антиутопию — Вуди Ален, видимо, не ждет ничего хорошего от будущего техногенной цивилизации. Проблем у героя оказывается множество, и его положение не облегчает «полная промывка мозгов», или «перепрограммирование», отработанное в обществе будущего до процедур рутинных. Как требует жанр фантастической комедии, в фильме много трюков, остроумия, озорства. Но в разгар увлекательнейших приключений герой как привилегию из своей прошлой жизни вспоминает… смерть.

Таков вариант ответа на вопрос, который возник где-то в начале заметок.

Не должен быть человек выше человеческого.

Николай Рерих «Граница Царства».

Кит Лаумер. СКАЗАНИЕ О РЕТИФЕ.

«Если». 1994 № 11-12

Космический дипломат Ретиф, с которым вы сейчас познакомитесь, любимый герой Кита Лаумера: автор посвятил ему пятнадцать книг (первая вышла в 1963 г.). Кстати, сам Лаумер в конце 50-х годов был Третьим секретарем посольства США в Бирме, так что все секреты дипломатической службы знает не понаслышке. Сегодня мы с удовольствием представляем читателям журнала его изобретательного и остроумного героя.

Механическое превосходство.

1.

Двадцать тысяч лет назад, — сказал Культурный Атташе Долдоун, — здесь, если мои догадки верны, находилась столица местной цветущей цивилизации.

Шестеро землян, членов Полевой экспедиционной команды, приписанной к Дипломатическому корпусу Земли (ДКЗ), стояли посреди узкой полоски бирюзовой травы и взирали на каменные строения под ржавыми, покореженными крышами с остатками цветной черепицы.

— Вы только вообразите, — благоговейно произносил Консул Магнан, пока земляне, минуя осыпающуюся сводчатую галерею, неспешно выходили на занесенную песком площадь, — мы еще ютились в пещерах, а эти существа уже дожили до автоматов и дорожных пробок. — Он вздохнул. — А теперь никого из них не осталось. Изыскатели говорят, что стрелки детекторов разумной жизни ни разу не шелохнулись.

— Похоже, путь от неоновой лампы до ядерного самоистребления они прошли в рекордно короткий срок, — прибавил Второй Секретарь Ретиф. — Но мне сдается, что у нас есть все шансы улучшить их результат.

— Нет, вы подумайте, господа, — воскликнул Долдоун, задерживаясь у подножия лишившегося капители пилона и потирая ладони со звуком стрекочущей цикады. — Целый город в первозданном состоянии, да что там город, — континент, вся планета! Это же сбывшаяся мечта археолога! Вы представляете, какие сокровища можно здесь откопать? Каменные топоры и телевизоры, изделия из камня и пластика, предметы домашнего, школьного и конторского обихода, консервные банки, пивные бутылки, кости — вы только вдумайтесь, кости, господа! После стольких столетий они явятся на свет и расскажут нам о жизни и смерти целой культуры!

— Если они сгинули двадцать тысячелетий назад, какой смысл копаться в оставленной ими помойке? — поинтересовался sotto voce[3] Помощник Военного Атташе. — По-моему, лучше было бы употребить фонды Корпуса на попытки разнюхать, что там такое заваривается на Жупеле, или на присмотр за гроачи.

— Тсс, майор, — осадил его Магнан. — Подобные замечания способны лишь укрепить сложившийся стереотип, согласно которому каждый военный — непроходимый тупица.

— Что уж такого тупого в желании не отставать от противника? — рассердился майор. — Может быть, нам все же стоит для разнообразия или в порядке исключения разок нанести им первый удар, не дожидаясь, пока нас вколотят в землю?

— Сэр, — Магнан взялся за оплетенные иридиевой проволокой лацканы своего темно-каштанового неофициального полевого комбинезона, — неужели вы решитесь бросить вызов шестисотлетней дипломатической традиции?

— Так вот, джентльмены, — Долдоун еще не закончил свой спич, — разумеется, мы прибыли сюда не для того, чтобы проводить полномасштабные раскопки, наше дело — предварительный осмотр. Тем не менее, я не вижу причин, почему бы нам не попытать, так сказать, удачи. Вот вы, Магнан, отчего бы вам не взять лопату и не покопать вон там? Только прошу вас, поосторожнее. Не вздумайте расколотить какое-нибудь уникальное произведение искусства.

— Клянусь честью, я бы с удовольствием, — отозвался Магнан, глядя на лопату, которую протягивал ему начальник. — Но я, к несчастью, страдаю редким заболеванием локтевого сустава, известным под названием «локоть вагоновожатого» и…

— Дипломат, не способный согнуть руку в локте? — перебил его начальник. — Чушь!

И он вручил Магнану шанцевый инструмент.

— Свинство какое, — пробормотал Магнан, когда патрон, выбирая местечко, чтобы начать раскопки, отошел на достаточное расстояние. — Я-то думал, мы отправляемся на пикничок, сам еще и напросился, а теперь вот изволь в грязи ковыряться.

— Ну уж вам, сэр, опыта в этих делах не занимать, — вы ведь столько лет рылись в досье, хранящихся в Центральном архиве, — напомнил Второй Секретарь Ретиф. — Давайте попробуем вообразить, что мы с вами отыскиваем доказательства политической прозорливости, проявить которую кандидат на повышение, стоящий в списке впереди вас, оказался решительно не способен.

— Вынужден с негодованием отвергнуть ваши намеки на то, что я будто бы не гнушаюсь подобной тактикой, — высокомерно парировал Магнан. — Да и в любом случае, только идиот способен допустить, чтобы в его досье попали какие-либо из сделанных им предположений. — Он искоса взглянул на Ретифа: — Полагаю, вы с подобными идиотами не знаетесь?

— Знался с одним, — ответил Ретиф. — Да только его недавно произвели в послы.

— Ага! — радостно воскликнул Долдоун, обнаруживший засыпанный сором дверной проем с двумя лишенными стекол створками по бокам. — Прекрасно сохранившееся здание, вполне вероятно — музей. А ну-ка, заглянем.

Дипломаты гуськом потянулись за своим предводителем, с энтузиазмом вскарабкавшимся по куче мусора в лишенное потолка помещение с неровным, заляпанным засохшей грязью полом и голыми стенами, с которых давно обвалилась штукатурка. Вдоль одной из них тянулось подобие плоского вала, на фут возвышающегося над полом. Долдоун поскреб пальцем какую-то торчавшую из вала кочку и выковырял комковатый предмет.

— Эврика! — воскликнул он, стряхивая с находки грязь. — Видите, джентльмены? Я уже обнаружил шедевр периода Позднего Украшательства!

— Простите, сэр, — обратился к начальнику экспедиции пухлый Третий Секретарь, — но ведь Медянка — необитаемая планета, а мы первые, кто высадился здесь со времени ее обнаружения, как же вышло, что эта эра уже получила название?

— Очень просто, мой мальчик, — отрывисто произнес Долдоун, — я ее сам только что назвал.

— А знаете, сэр, — сказал, обращаясь к Долдоуну, ретивый сотрудник Службы информации, все это время тыкавший в находку пальцем, — мне кажется, вы ошиблись. Тут вовсе и не музей, а какая-то забегаловка. И найденный вами шедевр — просто тарелка с окаменелым картофельным пюре и мумифицированным горошком.

— Клянусь Богом, вы попали в самую точку, Ряскин, — сказал дородный служащий Административного отдела. — Эта штука выглядит в точности как те деликатесы, которые подавали на обеде в честь Посла Гвоздуодера…

— Он прав, — объявил стоявший в некотором отдалении Магнан, — смотрите, вот пакетик с остатками картофельных чипсов…

— Болваны! — рявкнул Долдоун. — Я не нуждаюсь в домыслах неучей, чтобы должным образом классифицировать бесценный антик. Будьте любезны оставить решение этих вопросов специалистам. И вообще, пойдемте дальше. По-моему, в той стороне находится смежное помещение с уцелевшей крышей, — помещение, в которое никто не входил в течение двухсот столетий! Готов поспорить на свою форменную запонку с эмблемой Космического Легиона — там нас ждут умопомрачительные открытия!

Через стоявшую приоткрытой металлическую дверь подчиненные последовали за Долдоуном в темную комнату. В следующее мгновение ее залил желтоватый свет.

— Стоять, где стоите, — прошелестел за спиной делегации слабенький голос, с придыханием выговаривая слова чужого языка. — Поднять дигитальные члены над цефалическими наростами или испепелиться на месте!

2.

Во тьме дверного проема обозначилось передвигающееся на хилых ножках существо в сверкающем боевом шлеме и усыпанных блестками наголенниках. Существо имело при себе распылитель, небрежно направленный Магнану в колени.

— Что это значит? — надтреснутым голосом произнес Долдоун. — Гроачи? Здесь?

— Именно так, мякотник, — подтвердил инопланетянин. — Немедленно выполнять мои указания или добавить ваши костные компоненты к тем, что уже валяются здесь!

Из ниш и из-за колонн выступили еще существа со стрелковым оружием и приблизились, угрожающе клацая роговыми жвалами.

— Послушайте, капитан, — визгливо вскрикнул Долдоун, обращаясь к рослому гроачи в усыпанных драгоценностями глазных фильтрах. — Что означает это недопустимое вмешательство в работу мирной группы официально уполномоченных представителей Дипломатического корпуса Земли?

— Оно означает, мистер Долдоун, — ответил офицер на безупречном землянском, — что вас опередили, обошли и обставили по всем статьям. — Офицер небрежно сунул наркотическую палочку в мундштук слоновой кости. — Вы посягнули на гроачианские владения и нарушили право частной собственности, и заметьте, я из чистой деликатности не прибегаю к таким формулировкам, как «вооруженное вторжение».

— Вторжение? Мы — ученые, ценители изящного, мы…

— Разумеется, — резко оборвал его капитан. — Но вам придется предаваться этим приятным занятиям в каком-нибудь другом месте. Мое правительство объявило Медянку, как планету необитаемую, своей собственностью. К сожалению, в настоящее время мы не имеем возможности выдавать любопытствующим туристические визы. Поэтому вам следует немедленно вернуться на свой корабль, уплатить пошлину за высадку, штраф за незаконную парковку и стоянку, а затем выметаться отсюда подобру-поздорову…

— Это неслыханно, пятиглазый ты бандит! — выскочив вперед, заорал Помощник Военного Атташе. — Эту планету открыл разведывательный корабль Корпуса! Она принадлежит нам!

— Я не стану обращать внимания на ваш тон, майор, — ядовито прошипел гроачи, — вызванный, вне всякого сомнения, завистью, которую вы испытываете к оптическому оснащению моей расы, я просто спрошу: зарегистрированы ли права, которые предъявляют земляне на эту планету, каким-либо полномочным органом?

— Разумеется, нет, — резко ответил Долдоун. — Мы вовсе не хотим, чтобы каждый встречный прохвост, которому не терпится застолбить свободный участок в этом рукаве Галактики, ринулся сюда в поисках даровой добычи!

— Прискорбная непредусмотрительность, мистер Долдоун…

— Но корабль Изыскателей спустил на планету регистрационный маяк. Вы должны были его увидеть…

— Ах да, теперь, когда вы упомянули об этом, я, вроде, припоминаю, что мои ребята распылили какую-то электронную шумелку, мешавшую им слушать радио. Жаль, но от нее не осталось даже следа.

— Это грубейшее нарушение Межпланетных Законов!

— Правда? В спорных случаях закон стоит на стороне владельца имущества, мистер Долдоун. Но шутки в сторону, пора заняться дебиторскими счетами. Я уверен, что вы с удовольствием погасите вашу ерундовую задолженность и отправитесь предаваться вашим, несомненно законным, забавам в какое-нибудь иное место.

— Во… во что это нам обойдется? — спросил Долдоун.

— Как только вы изволите вручить мне двадцать две тысячи шестьсот четыре галактические кредитки — наличными, пожалуйста, мы чеков не принимаем, — тогда милости прошу, отправляйтесь на все четыре стороны.

— Двадцать две тысячи! — едва не подавился Долдоун. — Да это же грабеж на большой дороге!

— Плюс по тысяче штрафа за каждое оскорбление, — зловещим шепотком добавил капитан. — И, разумеется, нет нужды напоминать вам, что пени за постой возрастает с каждой минутой.

— Тут даже говорить не о чем, — задыхаясь, произнес Долдоун. — У нас просто нет с собой таких денег. Мы — научная экспедиция, а не отряд банковских инкассаторов!

— Весьма сожалею, — прошептал капитан. — В таком случае…

Он сделал отрывистый жест, и солдаты шагнули вперед, поднимая оружие.

— Стойте! — возопил Магнан. — Нельзя же вот так хладнокровно расстреливать дипломатов!

— Поскольку высшие организмы, к коим я принадлежу, вообще лишены сосудистых жидкостей, на меня подобного рода ограничения не распространяются, — сообщил капитан. — Однако, вынужден признать, кое в чем вы, безусловно, правы: формальности следует соблюдать. А потому я передаю этот вопрос на рассмотрение моего начальства.

Он шепнул несколько слов одному из солдат, вскинул оружие на плечо и поспешил прочь. Капитан стал неторопливо прохаживаться взад-вперед, напевая под нос какую-то песенку.

— А ведь считалось, что открытие Медянки — наиболее строго охраняемый секрет этого года, — сокрушенно пробормотал, обращаясь к Магнану, Долдоун. — Кто мог подумать, что гроачи опередят нас на целую голову?..

— Они не могли наткнуться на планету случайно, — хмуро произнес человек из Службы информации.

— Таких совпадений не бывает.

— Вы правы, Подлизинг, — сказал Долдоун, оглядывая подчиненных. — Кто-то проболтался, джентльмены!

— Господи Боже, сэр, не надо на меня так смотреть, — собрав свое узкое лицо в гневную гримаску, пробормотал Магнан. — Я вообще ни слова никому не сказал, не считая нескольких заслуживающих всяческого доверия коллег.

— Коллег? — одна из блеклых бровей Долдоуна поползла вверх.

— Коллег-дипломатов — это люди отменных качеств, сэр, — П’Ням-Ням с Яла, фустианский министр Убога и… и…

— И? — нетерпеливо спросил Долдоун.

— И Генеральный Консул Шлиз, — упавшим голосом закончил Магнан.

— Планетарный Директор Шлиз, если не возражаете, — сказал за их спинами чуждый земному слуху голос.

Солдаты, окружавшие землян, встрепенулись. Неторопливо приближавшийся к ним высокий гроачи в короткой мантии со сложным полосатым узором, небрежно помахал щупальцем Магнану и кивнул Долдоуну.

— Ну что же, господа, рад, что у вас отыскалось время для визита вежливости, — с ленцой произнес он.

— Господин Генеральный Консул, — тоном глубоко обиженного человека произнес Магнан, — я и представить не мог, что вы окажетесь настолько неучтивы, чтобы использовать мое доверие к вам мне же во вред.

Шлиз нахмурился, какового выражения он достигал, попарно скрещивая четыре глаза.

— Вот как? — удивленно спросил он. — А почему?

И немного подрожав зобным мешком, словно человек, прочищающий горло, с деланной небрежностью поинтересовался:

— А кстати, Долдоун, скажите-ка, что именно вы надеялись здесь найти?

— И вы, черт побери, имеете наглость спрашивать меня об этом, стоя в самом центре сокровищницы? — возвысил голос Долдоун.

— Мои парни потратили битых десять часов, без всякого толку роясь в этих развалинах, — прошелестел Шлиз, — и не обнаружили ничего, хоть сколько-нибудь достойного внимания.

— Вы допустили, чтобы ваши солдафоны копали, где им в голову взбредет? — изумленно воскликнул Долдоун.

— Ага! — Шлиз с укором помахал щупальцем. — Сколь бы тонко вы ни лицедействовали, ваша реакция доказывает, что где-то в этой глуши и впрямь зарыто сокровище. — Тон его стал более резким. — Будьте добры точно указать мне, что именно мы здесь ищем, и я, быть может, — быть может, заметьте, — подумаю о возможности уменьшить для вас пошлину, взимаемую за стоянку инопланетного корабля.

— Вы… вы вероломный негодяй! — возопил Долдоун. — Вы не имеете права даже ступать на эту священную землю!

— Тем не менее, я здесь, — нагло ответил Шлиз.

— И не вижу в этих мусорных кучах ничего, способного возбудить интерес ДКЗ. — Он прошебуршил роговой конечностью груду глиняных черепков, бутылочных пробок и ломаных граммофонных пластинок. — Ergo[4], где-то здесь должен ожидать счастливого кладокопателя приз поизящней.

— Вы вандал, Шлиз! — в гневе выкрикнул Долдоун. — Неужели для вас нет ничего святого?

— Разве что золото, — кратко ответствовал Шлиз.

— Вы просто не в своем уме, филистимлянин этакий! Я уже говорил вам, что у меня нет с собой никаких денег!

— Значит, не желаете говорить? — Шлиз повернулся к капитану. — Зиш, меня утомили оскорбления и вранье этого мякотника. Выведите его отсюда и ликвидируйте.

Стража вцепилась в Долдоуна, Долдоун завизжал.

— Ликвидировать? — пискнул Магнан. — Может, вы все-таки ограничитесь тем, что вычеркнете его из списка приглашенных на вечерний коктейль или еще что-нибудь в этом духе?

— Если вас интересует золото, — сказал Ретиф, — то Главное Управление Сектора ДКЗ, разумеется, с готовностью выложит за возвращение шкуры мистера Долдоуна кругленькую сумму — при условии, что шкура останется неповрежденной.

— Замечательно сказано, — вступил в разговор сотрудник Торгового отдела. — Я уверен, что выкуп, то есть штраф за стоянку, будет перечислен в тот самый миг, когда мы вернемся в Главное Управление живыми и невредимыми.

— Правда? — скучающим тоном сказал Шлиз. — Хорошо, допустим, я вас выпущу, но какие же тогда у меня останутся гарантии, что мне выплатят положенную компенсацию?

— Гарантия — слово дипломата, — быстро нашелся Магнан.

— Снимаю шлем перед вашим хладнокровием, Магнан, — слегка поклонился Шлиз. — Надо же, отпускать шуточки в такую минуту.

— По-видимому, единственное, что я могу сейчас сделать, это согласиться оставить вас всех здесь, — быстро-быстро моргая, проговорил Долдоун. — Хоть я, разумеется, предпочел бы сам превратиться в заложника, но мой ранг, несомненно, поможет ускорить оформление выплаты.

— Одного я, пожалуй, могу отпустить, — леденящим душу шепотом произнес Шлиз. — Вот этого.

И он указал на Ретифа. Зиш шагнул вперед, наставив на Ретифа аляповато разукрашенный пистолет.

— Поаккуратней с ним, капитан, — предостерег Шлиз. — У этого типа репутация дебошира, так что лучше поскорее сбыть его с рук…

Зиш, пристроившись поближе к Ретифу, махнул своей пушкой в сторону выхода, и в тот же миг Ретиф быстрым движением выдрал оружие из его лапы, шагнул к Шлизу, схватил его за шею и прижал спиной к стене, притиснув дуло пистолета к брюшному щитку.

— Посоветуйте вашим ребяткам не дергаться, — светским тоном сказал он тщетно извивающемуся и бьющемуся гроачианскому начальнику.

Впрочем, «ребятки» и так выглядели парализованными.

— Мистер Долдоун, если вы готовы взойти на корабль, я уверен, что Планетарный Директор не станет чинить вам препятствий.

— Мои солдаты перестреляют вас, как куропаток, — прошипел Шлиз.

— В таком случае, мне придется нашпиговать вашу грудную клетку этими замечательными пулями, — ответил Ретиф. — Я слышал, они легко пробивают экзоскелет, а после скачут, отражаясь рикошетом от его внутренней поверхности, пока не истратят всю энергию. Интересно проверить, так ли это на самом деле.

— Напоминаю вам, Долдоун, — Шлиз нацелил окуляры на так и не двинувшегося с места землянина, — распылители моих парней весьма разрушительно действуют на хлипкие организмы вроде вашего. Разоружите своего одуревшего коллегу и избавьте тем самым ДКЗ от расходов на рытье братской могилы, тем более дорогостоящей, если учесть расходы на идентификацию останков.

— Вы бы лучше шли отсюда, сэр, пока кто-либо из этих умников не придумал чего новенького, — посоветовал начальству Ретиф.

— Но они… мы… я… — задыхаясь, начал Долдоун.

— Ни в коем случае, — успокоил его Ретиф. — Они слишком ценят Шлиза, чтобы смотреть, как его подают на стол в виде горячего пудинга на останках его же панциря.

Земляне с опаской начали бочком перемещаться к двери. Наконец Долдоун быстро выскочил наружу, за ним последовали остальные.

— Ретиф, — обернулся шедший последним Магнан, — но как же вы-то выберетесь отсюда? Если хоть один из них сумеет зайти вам за спину…

— Идите садитесь в корабль, мистер Магнан, да побыстрее, — перебил его Ретиф. — Мне почему-то кажется, что мистер Долдоун не захочет тратить время на ожидание отставших.

— Но… но…

— Капитан Зиш, будьте столь любезны, проводите его, — сказал Ретиф, — просто на случай, если кто-то из ваших солдат снаружи поспешит с выводами.

Капитан явно не знал, как ему поступить, и Шлиз прошелестел на гроачианском:

— Подчиниться. Затем обрушить на негодяя кару за совершенные им преступления, обдумав ее подробно и без всякой поспешности.

Магнан, издавая булькающие звуки, вышел, за ним по пятам последовал Зищ. Шлиз перестал брыкаться. Солдаты стояли, как закоченелые, бдительно взирая на дверь. Прошло десять минут, коротко взревели двигатели земного корабля, потом звук их стал стихать, стихать и замер окончательно.

— И что дальше? — осведомился Шлиз. — Если вы намереваетесь соревноваться со мною в выносливости, то должен напомнить вам, что гроачи способны простоять на месте десять стандартных дней, даже не шевельнув мигательной перепонкой.

— Прикажите солдатам выйти, — потребовал Ретиф.

Шлиз попротестовал немного, но подчинился. Мгновение спустя из-за двери послышался визгливый, но определенно человеческий голос. В проходе вновь появился Магнан, двое гроачи волокли его за руки, а третий целил ему распылителем в голову.

— Они… они меня не подождали, — подвывая, пожаловался дипломат.

— Отпустите меня! — прошипел Шлиз. — Или вы предпочитаете увидеть, как мои парни снесут вашему начальнику голову?

— Его голова против вашей — это похоже на честную сделку, — сказал Ретиф.

Магнан разинул рот, но произнести ничего не сумел и только глотнул воздуху.

— Сколь ни тягостно будет мне видеть внутренности Планетарного Директора, нафаршированные пулями в столь живо описанной вами манере, — сказал из-за спины Магнана Зиш, — но заверяю вас, что готов пожертвовать им ради защиты национальной чести гроачи.

— Он имеет в виду — ради собственного продвижения по службе, — прошипел Шлиз. — А если я при этом подохну, он горевать не станет.

Ретиф оттолкнул Шлиза в сторону и бросил пистолет на пол.

— Я сказал бы, что вы блефуете, Зиш, если бы не был уверен, что мы оба нужны вам живыми.

— Вот как? И на что же ты мне нужен живым, мякотник? — Зиш отобрал у одного из солдат распылитель и прицелился.

— Разумеется, эти жалкие отбросы генетики пока представляют для нас интерес! — оборвал подчиненного Шлиз, потирая живот в том месте, где в него упирался пистолет. — По крайней мере до той поры, пока они не откроют нам тайну своих поисков!

Он повернулся к Ретифу:

— Ну что, займемся делом?

Ретиф извлек из нагрудного кармана сигару, раскурил ее и выдохнул пахучий дым, целя в обонятельные отверстия инопланетянина, плотно сжавшиеся, едва их коснулся аромат вирджинского табака.

— Почему бы и нет, Шлиз. Кто у нас теперь выставлен на торги?

— Вы сами, дражайший землянин, — зловеще произнес гроачи. — Цена вашей жизни — исчерпывающее описание характера и местоположения скрытых на этой планете сокровищ.

Ретиф кончиком сигары обвел подтеки на стенах, грязь, набившуюся в углы, и обломки черепицы:

— Они перед вами.

— Вы, стало быть, не хотите лишать нас удовольствия помочь вам проникнуться духом сотрудничества, так? Прелестно. Иметь дело с существами, у которых сразу развязывается язык, — это такая скука.

— Вы не посмеете пытать нас, — взвизгнул Магнан. — Наши коллеги знают, где мы находимся. Если мы не вернемся к ним в целости и сохранности, они отомстят вам и отомстят ужасно.

— Не иначе, как направят нашему Послу ноту протеста, — Шлиз насмешливо щелкнул жвалами.

— Впрочем, помимо расчленения заживо, существуют и более тонкие методы убеждения. Скажем, мы, гроачи, чувствуем себя в замкнутом пространстве как дома, что же до вас, землян, то вы, по слухам, страдаете клаустрофобией, — утверждение, которое меня много раз подмывало проверить. Ныне у меня как раз имеется все необходимое для проведения эксперимента.

Он махнул щупальцем Зишу, и тот, наставив на пленников оружие, провел их по широкому коридору к металлической двери. Двое солдат с трудом сдвинули в сторону тяжелую панель, за которой обнаружилась крошечная — не более шести футов в ширину — квадратная комнатка без окон и мебели.

— Вот ваша камера, господа. Возможно, тут несколько тесновато, но уж зато ни дождь, ни ветер вас не обеспокоят.

Ретиф и Магнан ступили внутрь. Двое солдат поднажали еще раз, и тяжелая дверь закрылась.

В полной темноте на стене камеры объявилось тусклое пятнышко света. Ретиф протянул руку и ткнул в него большим пальцем.

Заскрежетали древние редукторы, застонали престарелые тросы, и лифт поехал вниз.

3.

Магнан взвизгнул и предпринял попытку вскарабкаться на стену.

— Ретиф! Что происходит?

— Нет, нет, мистер Магнан, — сказал Ретиф. — Вам по роли полагается иная реплика: «Все идет именно так, как я запланировал». Иначе как же ваша репутация прозорливца?

— Шлиз был совершенно прав насчет клаустрофобии, — придушенно произнес Магнан. — Я чувствую, как надо мною смыкаются стены!

— А вы закройте глаза и внушите себе, что сейчас вторник, утро, идет совещание, и облегчение, которое вы испытаете, обнаружив, что вы по-прежнему здесь, избавит вас от какой угодно клаустрофобии.

Лифт содрогнулся, лязгнул и встал.

— А что т-теперь? — тонким голосом проблеял Магнан.

Ощупав дверь, Ретиф отыскал какой-то штырек, за который можно было ухватиться, вцепился в него и потянул. Дверь неохотно отползла, и перед землянами открылся огромный, с колоннами, зал, слабо освещенный полосками тускло тлеющего вещества на стенах, украшенных фресками: гротескные фигуры исполняли некий малопонятный обряд.

— Это могильник, — приглушенно сказал Магнан, — видите росписи. Тут, наверное, костей видимо-невидимо, хотя я, в общем, не очень верю в Проклятие Мертвых Королей и тому подобные вещи.

— Подозреваю, что проклятия живых послов — штука куда более действенная, — откликнулся Ретиф и двинулся через зал к одному из множества отходящих от него коридоров. Древние стены хранили рельефные, ярко раскрашенные изображения еще более загадочных сцен. Многие из картин пересекались таинственными надписями на неведомом языке.

— Это, скорее всего, цитаты из местного варианта Книги Мертвых, — высказал догадку Магнан, когда на глаза ему попалось очень красочное изображение рослого инопланетянина, судя по всему, угрожавшего другому инопланетянину, из ушей которого, завиваясь, валили клубы дыма.

— Вот эта картина, к примеру, — продолжал Магнан, — несомненно, показывает нам Бога Загробного Мира, который предает душу усопшего суду.

— Либо это табличка «НЕ КУРИТЬ», — заметил Ретиф.

Проход сделал изгиб и разделился надвое. Тот, что уходил налево, перегораживала зловещего вида яма с поблескивающей черной жидкостью.

— Жертвенный колодец, — содрогнулся Магнан.

— Готов поспорить, что на дне его грудой навалены останки юношей и дев, принесенных в жертву богам.

Ретиф повел носом:

— Ни дать ни взять — подтеки масла из картера.

Они перепрыгнули через черную бездну и вышли в просторное помещение, заполненное массивными, замысловатыми фигурами из заржавленного металла, ряды которых терялись в зловещей тьме.

— Вот и местные идолы, — прошептал Магнан. — Боже, сколько свирепости в их обличье…

— Вот этот, — Ретиф указал на возвышающегося перед ним многорукого монстра, — больше всего похож на стогометатель.

— Следите за своим языком, Ретиф! — строго сказал Магнан. — Я, разумеется, далек от мысли, что они нас могут услышать, но к чему испытывать судьбу?

Послышался резкий щелчок, гудение, лязг, и массивные изваяния, наполнявшие мрачную комнату, вдруг разом зашевелились. Магнан, заверещав, отпрыгнул, поскольку прямо перед ним, скрипя, задвигалось, заворочалось и уставилось на него парой тлеющих, словно уголья, глаз нечто размером с грузоподъемник.

— Мы окружены, — задушенно проговорил Магнан. — А утверждали еще, что планета необитаема.

— Она действительно необитаема, — сказал Ретиф. Между тем гигантские фигуры надвигались на них, скрежеща несмазанным металлом.

— А это тогда кто такие? — раздраженно спросил Магнан. — Привидения-переростки?

— Почти угадали, — ответил Ретиф. — Мы с вами находимся в бывшем городском гараже, а это, надо полагать, роботы для всяких подсобных работ.

— Ро-роботы?

— Должно быть, наше появление как-то активизировало их, и теперь они ожидают команды.

Земляне шли вдоль шеренги гигантских механизмов, каждый из которых был в изобилии снабжен конечностями, сенсорами и органами неизвестно чего.

— Но тогда… тогда они, вероятно, именно от нас ожидают команды, — сказал Магнан вновь обретшим уверенность голосом. — Ретиф! Вы понимаете, что это значит? Мы можем приказать им попрыгать в лифт, подняться наверх и напугать до икоты этого подлипалу Шлиза и всю его армию, — то есть могли бы, — добавил он, если бы они понимали Землянский.

— Землянский понимали, — проскрежетал ржавый бас прямо над ухом Магнана. Магнан подскочил, стремительно обернулся и врезался голенью в какую-то железку.

— Ретиф! Они нас понимают! Мы спасены! Господь всемогущий, когда я только еще задумал наш побег на лифте, я и помыслить не мог, что нам так повезет!

— Ну вот, это уже на что-то похоже, — любуясь им, произнес Ретиф. — Но почему бы вам не продемонстрировать еще толику вашего savoir faire[5], сделав вид, что вы узнали обо всем — о роботах и прочем — из расшифрованных вами таинственных каракулей на панорамных снимках, полученных группой контакта?

— Какой вы грубый, Ретиф, — надменно ответил Магнан. — Разумеется, я не собираюсь приписывать весь успех только себе. Я определенно отмечу в рапорте, что вам хватило одного моего намека, чтобы сразу нажать кнопку лифта.

— Может быть, вам лучше пока не браться за этот рапорт, — предположил Ретиф, увидев, как стоявший прямо перед ними робот, скрежеща ржавыми опорами, переместился и напрочь перекрыл им дорогу. Сбоку на землян надвинулось еще что-то, а обернувшись, они обнаружили, что путь к отступлению тоже отрезан.

— Боже мой, вы видите, Ретиф, как им не терпится услужить? — безмятежно спросил Магнан. — Ну, хорошо, хорошо, отойди-ка в сторонку, будь, э-э-э, умницей.

Но машина не шелохнулась.

Магнан, нахмурившись, попытался ее обойти, однако дорогу ему преградил механизм меньших размеров — этот был примерно с торговый автомат для нарезания колбасы и с таким же набором лезвий, видневшихся в распахнутой металлической утробе.

— Ладно! Я вижу, они нуждаются в перепрограммировании, — отрывисто сообщил Магнан. — Ничего дурного в их рвении я не нахожу, однако…

— Я вовсе не уверен, что они проявляют рвение, — усомнился Ретиф.

— Но тогда что они, черт подери, делают?

— Землянский окружен, — произнес за спиной взятых в кольцо дипломатов голос, больше всего похожий на хруст битого стекла.

— Моя предает землянский суду, — заявил из задних рядов плохо смазанный тенор.

— Жуткие роботы-переростки будут попрыгать по вашим курящим останкам, — зазвенел, напоминая о слесарной пиле, третий голос.

— Нам не терпится испытывать грубый контакт, — прибавил Битое Стекло.

— Странная, однако, у них манера выражаться, — нервно заметил Магнан. — Мне кажется, я улавливаю почти угрожающий оттенок в присущем им своеобразном наборе слов.

— По-моему, они заимствуют свой словарь у нас с вами, — заметил Ретиф.

— Послушайте, Ретиф, если бы это не было так глупо, я бы мог подумать, что они намереваются причинить нам телесные повреждения, — с натужной веселостью сказал Магнан. А между тем некое увесистое сочетание режущих кромок, громыхая, выступило вперед.

— Мы намереваемся причинить вам телесные повреждения, — подступая к ним слева, подтвердил Слесарная Пила.

— Но… но вы же не имеете права нападать на нас, — протестующе воскликнул Магнан. — Вы всего лишь машины! — А мы — живые существа! Мы — ваши законные хозяева!

— Хозяева лучше роботов, — объявил Битое Стекло. — А вы не лучше нас. Вы не хозяева. Мы определенно причинить вам повреждения.

— Побегом не пахнет, — прибавило какое-то красноглазое чудище.

— Ретиф, я начинаю подозревать, что мы совершили промах, — дрожащим голосом произнес Магнан. — Лучше бы нам было положиться на кроткое милосердие гроачи!

— А в чем, собственно, дело, ребятки? — громко спросил Ретиф, стараясь перекричать лязг и треск, с каким смыкались вокруг землян механизмы.

— Эта планета не ваша. Мы программированы не причинить вам снисхождение.

— Минутку-минутку, — запротестовал Магнан.

— Мы же просто безобидные дипломаты, мы не делаем ничего дурного. Почему бы вам не наладить с нами дружеские отношения?

— Кто отдавал вам приказы? — спросил Ретиф.

— Наши хозяева, — ответил голос, явно принадлежащий забитой песком коробке передач.

— Так это ведь было очень давно, — сказал Ретиф.

— С тех пор много что изменилось.

— Да-да, — подхватил Магнан. — Вы понимаете, хозяева ваши все перемерли, и теперь их обязанности исполняем мы, так что…

— Наши обязанности — сделать, чтобы вы перемерли, — загудел красноглазый, поднимая пару колунов, каждый длиною в ярд.

— Помогите! — завопил Магнан.

— Мы, разумеется, не хотели бы препятствовать вам в выполнении вашего долга, — сказал Ретиф, глядя на задранные вверх лезвия, — но попробуйте предположить, что мы все-таки окажемся вашими хозяевами. Вы же не хотите по ошибке разрезать на куски своих законных владельцев?

— Понимаете, они пока что уехали, и все оставили нам, — торопливо заговорил Магнан. — Ну, и мы вроде как присматриваем за их делами, исполняем их волю в меру своего понимания, прибираемся тут…

— Здесь нет ошибки, землянский. Вы не хозяева.

— Вы утверждали, что хозяева лучше роботов, — напомнил машине Ретиф. — Если мы сможем доказать наше превосходство, вы нас признаете?

Наступило молчание, нарушаемое лишь гудением и жужжанием, сопровождающим процессы метаболизма роботов.

— Если вы сможете доказать это, мы определенно признаем в вас наших хозяев, — пролязгал Коробка Передач.

— Милость Господня, я так и думал! — Магнан оправил помятые лацканы. — Знаете, Ретиф, на мгновение я, признаюсь, ощутил отдаленное подобие испуга…

— Вам дается одна минута, чтобы доказать свое превосходство, — бесстрастно произнес Битое Стекло.

— Помилуйте, по-моему, оно очевидно, — фыркнул Магнан. — Довольно только взглянуть на нас.

— Это мы уже сделали. Мы находим вас маленькими, глупыми, непрочными, испуганными и безобидными.

— Вы хотите сказать…

— Он хочет сказать, что нам следует придумать нечто впечатляющее, мистер Магнан, а не просто стоять на месте, пылая праведным гневом.

— Ну знаете, — засопел Магнан, — вот уж не думал, не гадал, что доживу до дня, когда мне придется доказывать совершенно очевидные преимущества, присущие дипломату в сравнении со вспомогательным механизмом.

— Мы ожидаем, — проскрежетал Слесарная Пила.

— Но, Боже мой, чего они от нас ждут? — возопил Магнан. — Они крупнее нас, сильнее, быстрее, дольше живут и содержание их дешевле обходится, все это верно, и, разумеется, они обладают огромными банками данных, способны мгновенно производить вычисления и прочие фокусы, но разве можно сравнить все это с присущими человеку уникальными способностями делать, э-э-э, ну, в общем, то, что делает человек?

Последние слова он уже произносил упавшим голосом.

— А что вы делаете? — требовательно спросил Красноглазый.

— Ну, как же, ну, мы… м-м-м… мы проявляем наше моральное превосходство, — наконец осенило Магнана.

— А Шлиз был прав, когда говорил о вашем чувстве юмора, — с обожанием глядя на Магнана, проговорил Ретиф. — Однако мне кажется, что нам лучше воздержаться от изящных шуток, покамест не выяснится, будет ли у нас возможность посмеяться последними.

— Но ради всего святого, Ретиф, сделайте хоть что-нибудь, — зашептал Магнан, — они же вот-вот совершат непоправимую ошибку.

И он возвел глаза на занесенное, смахивающее на косу приспособление, готовое в любой миг пасть, рассекая занимаемое им, Магнаном, место в пространстве.

— Время вытекло, — сказал Битое Стекло.

Машины устремились вперед. Коса, описав пологую дугу, с лязгом врезалась в колуны в тот самый миг, когда Ретиф с Магнаном отскочили, спасаясь от натиска гремящей древокосилки. Древокосилка, свернув с дороги, налетела на здоровенный вырубной пресс, одна из поршнеобразных конечностей которого в результате продырявила бок тяжеловесной машины, предназначенной для разрушения каменной кладки. Последняя зашаталась, резко повернула направо и врубилась в бетонную стену, отчего та просела, пошла трещинами и высвободила конец тяжеленной потолочной балки, ухнувшей вниз и едва-едва промазавшей по Магнану, который как раз отпрыгивал, увертываясь от наскоков машины для измельчения мусора. Падающий бетонный брус с хрустом врезался аккурат в середину машины, пригвоздив злополучный агрегат к полу. Бедняга залязгал гусеницами, из-под которых полетел в воздух фонтан раздробленного бетона. Прочие машины, на миг позабыв о землянах, озабоченно столпились вокруг пострадавшего.

— Шш, Ретиф! — сценическим шепотом позвал Магнан. — Мы получили шанс произвести стратегическое отступление! Если бы нам удалось вернуться к лифту…

— То мы повстречались бы с ожидающим нас наверху Шлизом, — констатировал Ретиф. — Знаете, мистер Магнан, вы бы пока посидели за каким-нибудь упаковочным ящиком. Я еще не вполне созрел для того, чтобы уйти отсюда.

— Вы с ума сошли? Эти кровожадные чемоданы, набитые железными чушками, размажут нас по полу.

— В данный момент они, вроде бы, поглощены другой проблемой, — отметил Ретиф, указывая кивком на машину для рытья ям, которая тщетно пыталась сдвинуть конец балки, придавившей ее коллегу. Робот, вооруженный косой, столь же старательно и столь же безрезультатно скреб тяжелую балку. Машины расступились, пропуская вперед сверхмощный аппарат для сдирания краски, но и он напрасно клацал своими скребками по неподатливому материалу балки. Все это время придавленная машина испускала скорбные стоны, сучила гусеницами, и из распределительной коробки ее сыпались искры.

Ретиф шагнул вперед; Красноглазый поворотился к нему, занося здоровенную колотушку.

— Прежде чем вы обрушите на меня свои аргументы, — упредил Ретиф, — я хотел бы сделать одно предложение.

— Какое предложение?

— Вам, похоже, не удается высвободить вашего коллегу из-под балки. Допустим, я попытаюсь…

— Сейчас, я подниму ее, — пророкотал чей-то глубокий бас. Крепко сбитый робот-погрузчик выкатился вперед, поманеврировал, выбирая позицию, вцепился в бетонный брус единственной своей огромной лапой, напрягся. На долю секунды все застыло, затем раздалось громкое «Дзинь!», и из кованого стального бицепса погрузчика стрельнул обломок дюралевой реактивной штанги. Балка не шелохнулась.

— Не повезло, старина, — посочувствовал Ретиф.

— Теперь моя очередь.

— Святые небеса, Ретиф, если этот чугунный.

Геракл ничего не смог сделать, на что же вы-то надеетесь? — пропищал из своего угла Магнан.

— Ты способен спасти нашего товарища? — спросил Битое Стекло.

— Если я это сделаю, вы станете выполнять мои приказания?

— Если ты сможешь сделать то, чего мы не можем, твое превосходство будет доказано.

— В таком случае, сделай одолжение, вытяни мне вон тот стержень, — Ретиф указал на стальное бревно в четыре дюйма диаметром и в двадцать футов длиной. Стогометатель обхватил штангу, рванул ее и выдрал ее из крепежных гнезд.

— Теперь, будь умницей, затолкай один ее конец под край балки, — скомандовал Ретиф. — Теперь ты, Перфоратор, сунь под штангу вон ту наковальню, ладно?

Машины быстро и толково выполняли все его распоряжения, сооружая рычаг с точкой опоры, расположенной сколько возможно ближе к балке, которую предстояло поднять.

— Ретиф, если вы даже эту железку не в состоянии стронуть с места, как же вы собираетесь… — Магнан умолк, увидев, как Ретиф, забравшийся на крыло пескоструйной машины, поставил ногу на торчащее вверх длинное плечо сооруженного на скорую руку рычага. Утвердившись поудобнее, он перенес весь свой вес на стальную штангу, и та с готовностью пошла вниз, на целых полдюйма приподняв многотонную балку над вмятиной, оставленной ею в корпусе измельчителя. Тот залязгал, попытался сдвинуться, выбросил каскад электрических искр и затих.

— Надорвался, бедняга! — вздохнул Магнан. — Ну что же, мы сделали все, что могли.

Несколько машин откатилось в сторону, уступая дорогу приземистому грузотранспортеру, который задним ходом подъехал к несчастной жертве, но, сколько ни старался, все же не смог обвязать ее своим буксировочным тросом. Следующую попытку совершил бульдозер, оснащенный широким ножом, но и он не сумел подобраться к беспомощной машине ближе, чем на шесть футов.

— Мистер Магнан, — позвал Ретиф, — отыщите-ка трос подлиннее.

Магнан, порывшись в куче мусора, извлек из нее моток оплетенного проволочного троса.

— Эй, роботы, кто-нибудь, у кого есть пальцы, привяжите один конец троса к пациенту, — приказал Ретиф, — а другой к чему-нибудь неподвижному.

Две минуты спустя натянутый, словно струна, трос был пропущен между двумя близко стоящими парными колоннами и соединил бедного калеку с массивной опорой.

— Теперь необходимо приложить поперечное усилие в середине троса, — распорядился Ретиф.

— Они не могут, — жалобно сообщил Магнан. — Им места не хватает.

— В таком случае, мистер Магнан, придется этим заняться вам.

— Мне? — брови Магнана поползли вверх. — Вы, наверное, забыли про мой «локоть вагоновожатого»?

— Тяните другой рукой.

— Вы полагаете, что я смогу одной рукой сдвинуть с места эту десятитонную тушу?

— Вы бы лучше поторопились, сэр, а то у меня нога соскальзывает.

— Это безумие, — воскликнул Магнан, но подошел к тросу, взялся за него посередке и потянул. Поврежденный механизм с металлическим скрежетом сдвинулся на полдюйма.

— Господи, твоя воля, — да этого просто быть не может, — с радостным изумлением произнес Магнан.

— Натяните трос и повторите еще раз! — быстро сказал Ретиф.

Магнан, с лица которого так и не сошло изумление, потянул еще раз. Раненый сдвинулся на сантиметр. После трех таких попыток транспортер сумел подцепить своего товарища и выволочь его наружу. Ретиф спрыгнул вниз, и освобожденная штанга с громким «Бумм!» рухнула на содрогнувшийся пол.

— Святые небеса! — К Магнану наконец вернулся дар речи. — Вот уж не думал, что я такой силач! Все-таки жизнь дипломата, сами знаете, все больше сидячая…

И, согнув руку, он принялся ощупывать ее, отыскивая бицепс.

— Борьба с собственной совестью — упражнение весьма укрепляющее, — заметил Ретиф. — Ну и кроме того, вам в свое время приходилось выдерживать груз довольно тяжелых переговоров.

— Язвите, язвите, — пробурчал Магнан. — Все же аы не станете отрицать, что именно я освободил это чудище — э-э-э — вернее, эту машину.

— Вы освободили нашего товарища, — сказал, обращаясь к Магнану, Коробка Передач, — мы ожидаем ваших приказов, Хозяин.

— Да уж, разумеется, — Магнан сложил домиком кончики пальцев и поджал губы. — В лифт вам не поместиться, — рассудительно произнес он, озирая своих новых подчиненных. — Другая дорога наверх тут есть?

— Да уж, разумеется, Хозяин.

— Превосходно. Я хочу, чтобы вы все разом поднялись на поверхность, окружили гроачи, разоружили их и посадили под замок. Только смотрите не раздавите при этом одного из них, по имени Шлиз. Я желаю полюбоваться его физиономией.

4.

Магнан, Ретиф и Шлиз сидели на только что раскопанной террасе под живописными развалинами стены. Физиономия Шлиза выражала глубокое уныние: передние жвалы дрожали, глазные стебельки безвольно обвисли. Его роскошная парадная мантия куда-то пропала, а на отполированном некогда брюшном щитке виднелись пятна колесной смазки.

— Вы надули меня самым подлым образом, Магнан, — стонал гроачи, одышливый голос которого звучал теперь совсем слабо. — Меня уже поставили в очередь на Орден Резинового Кронциркуля Второй Степени, а вы с вашей самоходной рухлядью все испортили. Кто мог подумать, что вам достанет коварства тайком припрятать здесь целое войско боевых тракторов? Я подозреваю, что вы сделали это лишь для того, чтобы поставить меня в дурацкое положение.

— Ну, вообще говоря… — начал было, но ненадолго замялся Магнан. — Вообще-то говоря, эта моя уловка, раз уж вы о ней упомянули, не была лишена остроумия.

— На мой вкус, вы все-таки перемудрили с камуфляжем, — ядовито произнес Шлиз, когда мимо сидящей троицы пронесся, обдав ее пылью, уличный подметала. — Эти бестолочи, похоже, так и не поняли, что все закончено. Ишь, как стараются.

— А я люблю, чтобы мои парни были при деле, — быстро нашелся Магнан и величаво покивал откатчику, который волок по недавно расчищенной улице очередную кипу выкорчеванных кустов. — Это помогает держать их в форме на случай возможных беспорядков.

— Тут вам бояться нечего. Я внушил Зишу, что он ненадолго переживет любую угрозу моему благополучию.

— К нам гости, — объявил Ретиф, указывая на яркую, словно солнце, голубую точку, спускавшуюся с неба. Они подождали, пока корабль приземлится в полумиле от них, затем поднялись и пошли встречать выходящих из него пассажиров.

— Ба, да это же Долдоун, — воскликнул Магнан.

— Я знал: он вернется, чтобы спасти нас. Йо-хо-хо, мистер Долдоун…

— Господин Посол, к вашему сведению, — резко одернул его Долдоун. — Будьте любезны, отойдите в сторонку. Я должен немедленно приступить к проведению секретных переговоров, вы мне мешаете.

Коротышка протопал мимо Ретифа, коего он не удостоил и взглядом, и застыл перед Шлизом, изобразив на лице широкую улыбку и протянув вперед вялую ладонь. Шлиз изучил ладонь, осторожно перевернул ее, осмотрел с другой стороны и, разжав щупальца, выронил.

— Вся в веснушках, — сказал он. — Как неэстетично.

— Итак, Планетарный Директор Шлиз, мы готовы предложить вам весьма приличное вознаграждение в обмен на право ведения на Медянке исследовательских работ, — выпалил Долдоун, с некоторым усилием восстанавливая улыбку. — Разумеется, каждая наша находка будет незамедлительно передаваться вам, так что…

— Э-э… я… господин Посол… — отважился вмешаться Магнан.

— Мы, гроачи, — кисло поведал Шлиз, — не подвержены подобным расстройствам пигментации. Мы постоянно сохраняем ровный, приятный красно-коричневый цвет.

— Сэр, — пропищал Магнан, — я хотел бы…

— Естественно, мы готовы поставить свою подпись под обширной программой развития планеты, которая должна помочь вашему народу обосноваться здесь, — торопливо продолжил Долдоун. — Я полагаю, полумиллиарда для начала будет достаточно… — он сделал паузу, чтобы уяснить себе реакцию Шлиза, и, сочтя его вялость дурным знаком, поспешно добавил: —…в год, разумеется, плюс, натурально, дополнительное финансирование специальных проектов. Что касается штата моих сотрудников, то я предполагаю на первом этапе обойтись двумя сотнями человек…

— Послушайте, Долдоун, у меня жутко болит верхний нарост, — прошипел Шлиз. — Шли бы вы с вашими проектами к ближайшему лифту и там прыгнули бы в шахту.

Он неумело изобразил зевок и поплелся прочь.

— Да, видать, придется мне с ним повозиться, — пробормотал Долдоун, таращась в спину удаляющегося инопланетянина. — Этот хват, похоже, будет настаивать на двух миллиардах.

— Господин Посол, у меня есть для вас хорошая новость, — торопливо сказал Магнан. — Мы можем оставить эти миллиарды в карманах налогоплательщиков. Медянка принадлежит мне!

— Магнан, вероятно, от голода вы лишились последних крох слабого разума… Как это вы успели всего-то за семьдесят два часа?

— Но, сэр. Г. нет никакой необходимости обещать этому Шлизу луну с неба…

— А! Так вот чего он хочет! Ну что же, не вижу причин, по которым переговоры должны застопориться, споткнувшись о какой-то спутник, — и Долдоун развернулся, намереваясь бежать вдогонку за Шлизом.

— Нет-нет, вы не совсем так меня поняли, — заверещал Магнан, хватая старшего по званию за рукав.

— Руки прочь, Магнан! — взревел Долдоун. — Я позабочусь о вашей отставке, как только решу иные, более неотложные вопросы. Л пока предлагаю вам подать персоналу посольства добрый пример, поставив рекордное количество латок на сапоги, — или для какого еще важного дела вас сюда прислали…

— Хозяин, этот неучтивец вам досаждает? — поинтересовался скрежещущий металлический голос.

Магнан с Долдоуном, вздрогнув, обернулись и увидели, что над ними навис, держа наготове четырехфутовые резаки, механический садовник.

— Нет-нет, Альберт, все в порядке, — остановил его Магнан. — Я просто обожаю, когда на меня орут.

— Вы совершенно уверены, что вам не хочется, чтобы я укоротил его до положенной высоты?

— Нет… мне всего лишь хочется, чтобы он меня выслушал.

Альберт с душераздирающим звуком клацнул огромными ножницами.

— Я… я с радостью выслушаю вас, мой дорогой Магнан, — торопливо пролепетал Долдоун.

Магнан коротко рассказал о том, как он завладел планетой.

— Так что, сэр, планета теперь принадлежит землянам, — заключил он.

— Магнан! — гаркнул Долдоун, но, покосившись на Альберта, понизил голос до шепота. — Вы понимаете, что это значит? Как только я доложил, что гроачи нас обскакали, меня тут же назначили Чрезвычайным Послом и Полномочным Министром Земли на эту Богом проклятую планету! Но если планета принадлежит нам, что тогда остается от моего назначения? Пшик!

— Всемогущие небеса! — побледнел при таком известии Магнан. — Но, сэр, я и понятия не имел…

— Послушайте, как, по-вашему, мы не могли бы всучить им ее обратно?

— Чтобы я остался здесь в окружении этих самоходных монстров? — прошипел неслышно вернувшийся Шлиз. — Да никогда! Требую репатриации!

Пока Долдоун успокаивал гроачи, Ретиф подмигнул Магнану.

— Что такое, Ретиф? Вы разве не видите: моей карьере угрожает опасность!

— У меня есть предложение, — сказал Ретиф.

…Когда Магнан присоединился к Долдоуну, Шлиз все еще шипел, осыпая землян проклятиями.

— Хозяин, может, мне малость обкорнать этого малого? — предложил Альберт. — Что-то он многовато глаз отрастил…

— Обкорнай, но только в том случае, если он вякнет еще хоть слово, — разрешил Магнан и с затуманенным мыслью челом повернулся к Долдоуну. — Послушайте, сэр, допустим, я предложу вам схему, которая заложит под ваше назначение твердые основания и которая в то же самое время послужит к утверждению благоприятного для нас образа землян, — ну, вы сами знаете: добрые, самоотверженные, всегда готовые прийти на помощь и прочее в этом роде…

— Да-да?

— Смею предположить, что когда вы здесь обоснуетесь, вам понадобятся сотрудники, обладающие обширным опытом в решении местных проблем…

— Естественно. Множество весьма надежных людей осваивают в настоящее время технику раскопок, роясь в подземных библиотеках Сектора. Однако ближе к делу, Магнан.

— Я хочу быть Советником, — кратко поведал Магнан.

— Вы хотите стать вторым человеком в посольстве? Это просто смешно! Вы что же, ожидаете, что я потащу вас наверх через головы людей, съевших не одну собаку на дипломатической службе?!

— На этой планете они бы оголодали, — надменно парировал Магнан. — Во всяком случае, либо я получаю пост Советника, либо вы не получаете моей схемы.

— Это что же, шантаж? — задохнулся Долдоун.

— Он самый, — ответил Магнаи.

Долдоун открыл было рот, чтобы испустить протестующий вопль, но, не испустив, сомкнул уста и согласно кивнул.

— Пожалуй, вы овладели искусством дипломатии в большей мере, чем я до сих пор полагал. Я принимаю ваши условия. Итак, что вы хотели мне предложить?..

5.

— Все это несколько необычно, — размышлял Посол Долдоун, задумчиво глядя в окно своего только что очищенного от ржавчины кабинета, расположенного на верхнем этаже свежеотрытой башни из зеленого анодированного алюминия, в которой помещалась теперь Канцелярия ДКЗ, — но, с другой стороны, сама необычность происходящего бросает некоторый вызов нашим профессиональным качествам.

— Что да, то да, — согласился Советник Магнан.

— Подумать только, вы первый посол Земли, которому предстоит вручить верительные грамоты механическому Главе Государства.

— Не знаю, не знаю, — мрачно отозвался военный Атташе. — Дав свободу этим неодушевленным предметам и позволив им самостоятельно управляться со своими делами, мы, быть может, создаем опасный прецедент. Что будет, к примеру, если наши боевые кибернетические машины наберутся новых идей относительно пенсионного обеспечения и продвижения по службе?

— А конторское оборудование? — тоскливо осведомился глава Бюджетно-фискального отдела. — Если моим бухгалтерским компьютерам втемяшится в транзисторы мысль о борьбе за гражданские права, я и представить себе не могу, когда и как мы с вами будем получать нашу зарплату.

— У меня в гараже уже начались осложнения из-за разных либеральных поветрий, — доложил глава Административного отдела. — Пришлось ввести правила, строжайшим образом запрещающие братание с туземцами.

Из стоящего на столе экрана послышался мелодичный звон. На экране возникла прямоугольная сенсорная панель Президента планеты, которым совсем недавно стал Альберт Садовник.

— Привет, Долдоун, — произнес механический Глава Государства тоном, исполненным всей задушевности, на которую были способны его громкоговорители. — Так и думал, что вы здесь. Вот решил позвонить, поинтересоваться, не захотите ли нынче после обеда погонять со мной в баллистический гольф?

— Извините, господин Президент, — отрывисто произнес землянин, но, боюсь, игра, в которой требуется выбить восемь лунок из десяти, болтаясь в семи милях от них, не совсем по моей части.

— Ах да, конечно, я все забываю, что вы не оборудованы телескопическим зрением. Жаль. — Послышался скрежет раздираемой жести: Президент вздохнул. — Трудно было освоиться с мыслью о превосходстве тех, кого ты считал ниже себя, но обращаться с ними, как с равными, и того труднее, — я, разумеется, не хотел никого обидеть.

— Господин Президент, а кто это там сидит рядом с вами? — резко спросил Долдоуи.

— А, простите, не представил. Это Чрезвычайный Торговый Уполномоченный Шлиз, с Гроачи. Он прислан сюда своим правительством, чтобы помочь нам наладить экономику Медянки.

— И давно он у вас там сидит?

— Достаточно давно, чтобы продемонстрировать свою незаменимость, — Шлиз наклонился вперед и ухмыльнулся в лица землянам. — Я уже заключил ряд торговых соглашений с оплатой в твердой валюте. Будем экспортировать меданские древности…

— Вы не посмеете! — ахнул Долдоун.

— Да вы не пугайтесь, они не настоящие, — Шлиз помахал одним глазом Магнану, сделавшему вид, будто не замечает этого. — Хоть мы и пустили слушок, что все это — якобы вывезенное контрабандой национальное достояние.

— А, понимаю, — буркнул Долдоун. — Репродукции. Стало быть, никаких невосполнимых objects d’art[6] вы с планеты не вывозите?

— Не вывозим. Мы используем их здесь в качестве исходных образцов для дубликаторов.

— Как это?

— Туземцы выкапывают их из грунта целыми грузовиками, сортируют, ненужное выбрасывают — разные там битые горшки и прочее, — затем очищают то, что сохранилось получше, и отправляют в центры дублирования. У нас уже дюжина фабрик работает на полную мощность. Керамические дверные ручки нашей работы пользуются сенсационным успехом у образованной публики. Через год Медянку будут знать по всему Восточному Рукаву как столицу древностей.

— Дубликаторы материи? Вы намереваетесь наводнить Галактику поддельными древностями?

— Ничего себе, поддельными! Они совпадают с настоящими вплоть до последней молекулы.

— Ха! Настоящие древности — уникальные шедевры медянского искусства, а ваши копии — попросту ничего не стоящий хлам!

— Но дорогой мой Долдоун, если никто не в силах отличить шедевра от хлама…

— Мне для этого хватило бы одного взгляда!

— Ну-ка, ну-ка, — сказал гроачи, извлекая откуда-то два совершенно одинаковых с виду комка покрытой синей глазурью глины, отдаленно напоминающих размерами и формой зачахшую в раннем возрасте брюкву.

— …Жаль вот только в глаз что-то попало, — сбавив тон, пробормотал Долдоун, ковыряя пальцем в отказавшем органе.

— Действительно, жаль. Я было понадеялся, что выпадет случай услышать мнение истинного знатока, — проворковал Шлиз.

— Ну, джентльмены, это уже предел всему, — обратился к своим сотрудникам Посол, когда экран опустел. — После всех моих изощренных маневров, имевших целью обеспечить возможность самоопределения для этих несчастных реликтов древних времен и оказать отеческое влияние ДКЗ на их возрождающуюся нацию, чертовы гроачи опять нас обштопали. Поддельные древности, это ж додуматься надо!

— Боже мой, господин Посол, как я вас понимаю!

— с сочувствием произнес Магнан. — И как мы сами до этого не додумались?

Десять минут спустя в коридоре Канцелярии Магнан, отдуваясь, вытирал цветастым носовым платком тонкую шею.

— Благие небеса, кто мог подумать, что его так разберет? — жаловался он Ретифу. — В конце-то концов, какими такими достоинствами обладают эти комки грязи?

— Ну, не знаю, — ответил Ретиф. — Какими-то, наверное, обладают. Все-таки туземцам пришлось наладить их массовое производство да еще зарывать ночами в грунт, стараясь, чтобы никто не заметил.

— Ретиф! — Магнан замер. — Вы хотите сказать?..

— Мне показалось, что невредно будет отвлечь гроачи от настоящих древностей, — пояснил Ретиф.

— Просто на случай, если они имеют некую сентиментальную ценность.

— Подделка подделок, — пробормотал Магнан.

— Этой концепции присущ определенный юмор.

Они задержались перед двойными стеклянными дверями, ведущими на открытый балкон, двумястами футами ниже которого лежал свежеотдраенный город. Едва лишь двое землян ступили на балкон, как маленький вертолетик, с седлом и рулем будто у велосипеда, пронесся над парком и завис прямо над балюстрадой.

— Прыгай, Ретиф, и так опаздываем, — веселым баритоном позвала машина.

— Куда это вы собрались, Ретиф? — гаркнул Магнан, увидев, как его подчиненный перемахнул через ограждение. — Вам же надлежит составить сводку донесений по сводкам пропавших донесений, я уж не говорю о самих этих донесениях!..

— Я по служебной надобности, мистер Магнан,

— успокоил его Ретиф. — Лечу играть в небесное поло с двумя членами Кабинета Министров.

Он помахал Магнану рукой, пришпорил своего скакуна, и тот взмыл в безбрежное зеленое небо.

Бандиты и мандаты.

1.

Второй Секретарь Посольства Земли Ретиф вышел из своего отеля на улицу. По случаю выборов она была увешана флагами и кишмя кишела местным народом: пушистые суматошные существа, ростом от фута до ярда, похожие на бурундуков — переростков с задранными кверху мохнатыми хвостами. Тут же из боковой улицы появилась новая группа. Протиснувшись сквозь толпу, ее участники начали проворно сдирать со стен предвыборные плакаты и наклеивать на освободившиеся места новые. Следом за ними хлынули распространители листовок, которые энергично принялись подрисовывать изображенным на плакатах физиономиям усы, бороды и скошенные вбок глаза. Им с веселым шумом помогали прохожие: одни чернили физиономиям зубы, другие добавляли к кончикам кнопочных носов бородавки, третьи, отняв у сограждан кисти, норовили пройтись ими по лицам окружающих. Замелькали кулаки, послышались громкие крики.

Кто-то ткнулся в колено Ретифа: маленький оберонец в синих штанишках и белом запятнанном переднике таращил снизу вверх широко раскрытые, полные тревоги глаза.

— Молю тебя, благородный сэр, — пронзительно запищало это крохотное существо, — поспеши — или все погибнет!

— А что случилось? — поинтересовался Ретиф, заметив пятнышко муки на щеке оберонца и мазок шоколадной глазури на кончике его носа. — Плюшки подгорают?

— Паки и паки страшнее того, милорд, — громили! Неистовые великаны вот-вот разнесут нашу лавку! Следуй за мной и увидишь!

Оберонец стремительно развернулся и опрометью понесся вперед.

Круто сбегающей вниз мощеной улочкой с тесно поставленными домами, у которых балконы вторых этажей как раз доставали ему до макушки, Ретиф поспешил за оберонцем. В открытых окнах мелькали интерьеры игрушечных домиков с игрушечными же столиками, креслицами и телеэкранами размером с почтовую марку. Ясноглазые обитатели этих жилищ высыпали на балконы, чирикая, как воробьи. Он осторожно пробирался сквозь запрудившую улицу толпу: двенадцатидюймовые плутни, восемнадцатидюймовые рокоталы в лиловых и красных перьях, двухфутовые рябники в шапках с бахромой и фартуках, величественные блефуны ростом аж в три фута шесть дюймов, весьма элегантные в своих кружевных воротничках и накладных розовых буклях. Впереди послышались визгливые вопли, звон бьющегося стекла и какие-то глухие удары. Свернув за угол, Ретиф попал прямо в гущу событий.

Перед лавкой, на вывеске которой красовалась кое-как намалеванная колбаса, собралась толпа, кольцом обступившая с полдюжины гигантских оберонцев еще не знакомой Ретифу разновидности. Облаченные в грязные шелка, короткохвостые, с ятаганами у талии, сложением они напоминали кегли. Один из членов ватаги держал поводья их скакунов — чешуйчатых зверюг с гривами, разительно похожих на ярко размалеванных носорогов. Но полному сходству мешали торчащие из пастей клыки и длинные мускулистые лапы. Парочка красавцев ретиво лупила ломами по перемычке дверного косяка. Другая пара с немалой сноровкой разносила кувалдами стену около двери. Шестой громиль, опоясанный алым кушаком с заткнутой за него пистолью, стоял, сложив на груди руки, и ухмылялся, показывая разгневанной толпе острые зубы.

— Сей лавкой — выпечка и выпивка — владеет мой троюродный и внучатый дядюшка Мочельник Дрызг, — пропищал маленький провожатый Ретифа. — Никто бы не стал возражать против небольших разрушений, совершаемых от широты душевной при обнародовании своих политических взглядов, но эти разбойники того и гляди пустят нас по миру! Гран мерси вам, милорд, не согласитесь ли вы урезонить скотов?

Он замелькал впереди, расчищая Ретифу путь в толпе зрителей. Обладатель красного кушака, заметив приближение Ретифа, опустил руки, причем одна из них легла на рукоятку пистоли. Ретиф увидел, что это гроачианская копия распылителя, бывшего в ходу на Конкордиате лет двести назад!

— Не приближайся, чужестранец, — у громиля оказался немного повизгивающий баритон. — Зачем ты здесь? Твоя берлога вон там, на соседней улице.

Ретиф ласково улыбнулся нависшему над толпой медведеобразному оберонцу, чьи глаза находились почти вровень с его, а вес был, пожалуй, поболе.

— Да вот, надумал купить себе пончиков с повидлом, — сказал землянин, — а тут твои ребята вроде как дорогу загораживают.

— Убирайся, землянин! И поищи себе закусь в другом месте. Я, видишь ли, малость приустал — предвыборная кампания, то да се, — вот и надумал почтить своим присутствием эту жалкую забегаловку. А моя братва решила расширить дверь так, чтоб она отвечала моей благородной комплекции.

— Нет, так не пойдет, — ровным тоном сказал Ретиф. — Если я говорю, что мне нужны пончики с повидлом, это означает, что они нужны мне сию же минуту.

Он шагнул в направлении двери, и пистоль, выдернутая из-за кушака, тут же была направлена на землянина. Прочие громили, помахивая ломами, медленно обступали его.

— Ай-я-яй, — Ретиф погрозил им пальцем, а нога его тем временем описала короткую дугу, дальний конец которой пришелся точно в коленное сочленение владельца пистоли. Бедняга отрывисто тявкнул и нагнулся вперед, нагнулся вполне достаточно, чтобы его челюсть встретилась с левым кулаком Ретифа. Пистоль оказалась у Ретифа в руке, а громиля отнесло немного назад, сотоварищам на руки.

— Грех вам, ребята, — укоризненно пробормотал гигант, обращаясь к своим соратникам, и ошалело помотал головой. — Шесть малых лун мы с вами водим компанию, сколько выпито было, и хоть бы разок кто из вас влепил мне такую добрую плюху…

— А ну, кореша, окружай его, — приказал остальным один из громилей. — Сейчас мы этого проходимца порежем на лапшу.

— Спокойнее, господа, — посоветовал им Ретиф.

— При стрельбе в упор эта пистоль оставляет не слишком аккуратные дырки.

— Ежели не ошибаюсь, — сказал один из ломоносцев, с отвращением оглядывая Ретифа, — ты из тех иноземных бюрократов, что поналезли сюда делить поживу, после того как вытурили липколапых.

— Посол Гвоздуодер предпочитает именовать свои функции «наблюдением за соблюдением корректности процедуры выборов», — поправил его Ретиф.

— Ага, — кивнул громиль, — а я разве не то же самое сказал? Так чего же ты вмешиваешься в свободный демократический процесс? Стоило Дир Багрецу рот открыть, чтобы изложить свои соображения по вопросам местной политики, а ты уж его и оглоушил.

— Мы, бюрократы, публика мирная, — объяснил Ретиф, — но лишь до того момента, когда кто-либо встает между нами и нашими пончиками с повидлом.

Предводитель громилей уже стоял, хоть и не очень твердо, на ногах и тряс головой.

— Подлый это трюк, — сказал он, не вполне внятно выговаривая слова, — выходить со спрятанной в кулаке наковальней против шести мирных драчунов, вооруженных одними ломами.

— Пошли отсюда, мужики, — засобирался другой громиль, — пока он гаубицу из рукава не достал.

Бандиты взгромоздились на своих скакунов, заводящих бешеные глаза; они громко фыркали, потрясая клыкастыми мордами.

— Мы тебя запомнили, чужестранец, — многозначительно произнес один из них, — сдается мне, что мы еще встретимся, и тогда уж не обессудь, не всегда мы такие мирные.

Когда шайка скрылась из глаз, малорослые оберонцы одобрительно загомонили.

— Милорд нынче спас пончики и плюшки дяди Мочельника, — воскликнул кроха, призвавший Ретифа на помощь.

Землянин пригнулся, упершись руками в колени, так что лицо его оказалось всего на фут-другой выше лица маленького существа.

— Послушай, а я тебя прежде нигде не мог видеть? — спросил он.

— Certes[7], милорд, всего час тому назад я еще зарабатывал свои несчастные медяки, подвизаясь в качестве третьего помощника кондитера вон в той харчевне, отдел пышек, милорд, подотдел шоколадной глазури. — Он вздохнул. — Специализировался по розочкам, милорд… Но к чему утруждать моими сетованиями слух Вашей Светлости?

— Работу, что ли, потерял? — поинтересовался Ретиф.

— Увы, потерял, — впрочем, это поистине сущие пустяки по сравнению с теми новостями, что были подслушаны мною прежде, нежели хозяин предложил мне оставить пределы его заведения!

— Постой-ка, а зовут тебя?..

— Прикрас, милорд. Прикрас Белошвей IX, к вашим услугам. — Щебетун обернулся, ибо к ним, пыхтя, приближалось близкое его подобие, разве что немного располневшее и поседевшее. Подобие кивало на ходу головой в знак переполняющей его благодарности. — А это, милорд, мой дядя Мочельник собственной персоной.

— Ваш покорный слуга, сэр, — проскрипел дядя Мочельник, вытирая лицо большим полосатым носовым платком. — Не почтит ли меня милорд, разделив со мною — для отдохновения после своих великих трудов — освежающий глоток молока дойной ящерицы и кусочек бисквитного торта.

— Истинно говорю тебе, дядюшка, ему потребно нечто такое, что будет покрепче молочной сыворотки, — возразил Прикрас. — И истинно же говорю, в «Толстой Колбаске» подают добрый эль, — не знаю только, удастся ли Вашей Светлости проникнуть внутрь, — добавил он, переводя взгляд с шести футов и трех дюймов Ретифа на дверной проем и обратно.

— Да уж как-нибудь, бочком, — успокоил оберон-ца Ретиф.

Шустрый восемнадцатидюймовый половой провел пригнувшегося Ретифа к столу в самом углу, и там гостю удалось втиснуться на узкую скамью, стоявшую у стенки.

— Чего изволите, господа? — осведомился, подойдя к ним, сиделец.

— В нынешних обстоятельствах мне придется ограничиться небольшой кружкой пива, — сказал Ретиф.

— А мне элю, — сказал дядя Мочельник. — Оно, может статься, и грех бражничать до полудня, но когда по кварталу слоняются громили и рушат стены, приходится действовать по обстоятельствам.

— Принцип весьма основательный, — признал Ретиф. — А кто они такие, эти громили, дядя Мочельник?

— Да ворье они беззаконное, — со. вздохом ответил почтенный пекарь, — только что слезшее с верхних веток в надежде поживиться тем, что плохо лежит. После того как вы, земляне, отправили гроачи восвояси, мы уж решили было, что все наши горести позади. Увы, сие далеко не так. Стоило этим головорезам прознать, что пятиглазых повышибали, как они тучами повалили с холмов, ровно твои жуки-свистуны на телегу с повидлом, — явно вознамерились они пропихнуть на выборах своего разбойного атамана, Гордуна Неучтивого. Целые шайки их наводнили город, да и окрестности тоже, запугивают избирателей…

Он прервал речь, ибо сиделец поставил перед Ретифом пенную кружку высотою в три дюйма.

— Убери этот наперсток, Сквирмкин, — воскликнул дядя Мочельник. — Гостю требуется сосуд покрупнее!

— Да это же наша ведерная кружка, — обиделся сиделец, — хотя, пожалуй, при его росте она должна показаться ликерной рюмочкой. Ладно, пойду попробую вышибить дно у бочки…

И он поспешил прочь.

— Умоляю вас, не поймите меня превратно, милорд, — продолжал дядюшка Мочельник. — Как и любой патриот, я преисполнен радости оттого, что липколапые сгинули, предоставив оберонцам самим вершить дела планеты. Но кто мог предвидеть, что нас, граждан нормальных размеров, тут же примутся грабить переростки одного с нами роду-племени и что они по всем статьям превзойдут иноземных захватчиков?

— Первый попавшийся историк, — ответил Ретиф. — Но я с вами согласен: когда тобой вертит местное хулиганье, это гораздо противнее гнета чужеземных пришельцев.

— Именно так, — согласился Прикрас. — Когда приходится жить под пятой иноземцев, всякий может хотя бы отчасти утешиться, изрыгая в их адрес разного рода хулу и виня во всем присущее им от роду моральное уродство, но в случае с собственными родичами этот метод способен привести к результатам неожиданным и неприятным.

Сияющий сиделец вернулся с деревянным бочонком, вмещавшим примерно кварту. Ретиф приветственно поднял бочонок и сделал большой глоток.

— И если то, что подслушал мой племянник, хотя бы отчасти истинно, — продолжал, вытирая пену с усов, дядя Мочельник, — худшее еще впереди. Ты уже обо всем поведал нашему благодетелю, паренек?

— Нет еще, дядюшка, не успел. — Прикрас повернулся к Ретифу. — Я выметал крошки из комнаты, в которой вкушают завтрак важные особы, и мысли мои блуждали где-то далеко, как вдруг до меня донеслось слово «громили», коим перебрасывались господа, еще сидевшие за столом. Я навострил ушное оперение, полагая услышать, как они поносят этих мерзавцев, но услышал совсем другое. Секретные сведения, согласно коим их атаман, тать и лиходей Гордун, выдает себя за выразителя наших интересов, прирожденного лидера всего Оберона да вдобавок еще и требует аудиенции у Его Внушительности Посла Гвоздуодера! Натурально, я поспешил вывести Высокородных Лордов из обуявшего их нелепого заблуждения, но, поспешая, опрокинул кастрюльку, в коей находился горячий шоколад…

— Увы, племянник бывает порой чрезмерно порывист, когда принимается отстаивать свои убеждения, — вставил словечко дядя Мочельник. — Но и то сказать, в сем случае он претерпел за них жестокие муки.

— Истинно так, — великодушно признал Прикрас, — хоть, впрочем, и Его Почтение господин Магнан тоже их претерпел, когда шоколад излился ему на колени. Счастье еще, что шоколад успел отчасти остудиться, немалое время простояв на столе.

— Нелепейшая перспектива, — снова принялся за свое дядя Мочельник. — Эти шаромыжники будут править нами, порядочными гражданами! Подумать страшно, сэр Ретиф! По мне, так уж лучше бы пятиглазые воротились!

— Они хоть как-то окорачивали этих негодников, — сказал Прикрас, — не позволяя им носу высунуть из пещер и с холмов.

— Что сделаем и мы, паренек, дай только окончиться выборам, — напомнил юноше дядя Мочель-ник. — Натурально, мы, щебетуны, готовы принять бремя политического руководства чернью, сие будет и естественно, и справедливо, и едва лишь наш кандидат одержит победу, неотвратимую в силу нашего высшего превосходства над…

— Не принимай всерьез болтовни выжившего из ума старикана, верзила, — донесся от соседнего стола тоненький голосок. Малюсенький оберонец ростом не более девяти дюймов приветственно поднял стаканчик, в котором помещалась едва ли унция жидкости. — Именно и исключительно мы, клепики, благороднейшие среди всех творений Природы, самими небесами предназначены главенствовать над здешним неуклюжим скотом, — вас, милорд, я, разумеется, не имею в виду…

— Это что там за пыльный сверчок стрекочет из трещины в табуретке? — громко осведомился через три стола оберонец средних размеров с похожими на очки черными кружками вокруг глаз. — Иноземцу, вон, и тому понятно, что единственно нам, блефунам, принадлежит законное право наследовать мантию древних владык. Вот погодите, как только мы придем к власти, вы живо отучитесь трепать языками.

— Куда это вы придете?! — возопил Прикрас. — Через мой труп ты туда придешь, ничтожество!

Он вскочил и, расплескивая пиво, замахнулся на обидчика кружкой.

— Остынь, племянник! — сдержал юношу дядя Мочельник. — Нашел, кого слушать. Не видишь разве, хлебнул лишку…

— Это я, что ли, по-твоему, пьян, старый ты забулдыга? — взревел блефун, вскакивая (стол при этом перевернулся) и хватаясь за эфес шпаги в целый фут длиной. — Да за такие слова я спущу с тебя твою помятую шкуру…

На этом его угрозы и прекратились, поскольку пущенная кем-то через всю комнату пивная кружка угодила ему чуть выше уха, и он кубарем полетел на соседний стол, где его тут же принялись с гневными воплями мутузить.

— Закрываемся, господа, закрываемся! — еще успел крикнуть сиделец, прежде чем сигануть под стойку, спасаясь от града оловянной посуды. Ретиф одним долгим глотком прикончил пиво и встал, возвышаясь над битвой, бушевавшей на уровне его колен.

— Рад был познакомиться с вами, джентльмены,

— сказал он, обращаясь ко всей комнате сразу. — Как ни грустно покидать столь теплое общество, но меня ожидают на совещании в посольстве.

— Прощайте, сэр Ретиф, — пропыхтел из-под стола Прикрас, сцепившийся с завсегдатаем примерно одной с ним весовой категории. — Заходите во всякое время — выпьем по рюмочке, о политике поболтаем.

— Благодарю, — ответил Ретиф. — Бели случится мне заскучать на передовой, непременно вспомню о твоем приглашении.

2.

Когда Ретиф появился в зале заседаний, — бывшей упаковочной бывшего склада, в котором временно обосновалась Миссия Земли на только что освобожденной планете Оберон, — Первый Секретарь Магнан наградил его кислым взглядом.

— Вот и вы наконец. А я уже начал опасаться, что вы, по своему обыкновению, выпиваете с каким-нибудь местным отребьем.

— Мы только-только приступили, — сообщил Ретиф, — как я, против обыкновения, вспомнил о совещании. Кстати, вы что-нибудь знаете о деятеле по имени Гордун Неучтивый?

Магнан испуганно уставился на него.

— Послушайте, Ретиф, это имя известно лишь двум-трем лицам, допущенным к секретной информации, — понизив голос, поведал он. — Кто вам проболтался?

— Несколько сот весьма раздраженных местных жителей. По-моему, они не знали, что это секрет.

— Ну, как бы там ни было, постарайтесь изобразить удивление, когда о нем упомянет Посол, — предупредил Магнан, усаживаясь рядом за длинный стол. — Боже ты мой, — продолжал он, когда вопли толпы, собравшейся снаружи здания, достигли звука громовых раскатов, — какой восторг охватывает этих туземцев, стоит им вспомнить, что мы освободили их из-под ига гроачи! Слышите эти счастливые крики?

— Да, это замечательно, — согласился Ретиф. — Что до умения обложить друг друга, тут они дадут гроачи десять очков вперед.

— Господи помилуй, Уилбур, — воскликнул Магнан, когда в соседнее кресло уселся, стараясь увернуться от его взгляда, Военный Атташе полковник Седел-Мозол. — Откуда у вас это ужасное пятно под глазом?

— Все очень просто, — слова вылетали из уст полковника, будто пули, — какой-то мерзавец попал прямо в меня политическим лозунгом.

— Ну-ну! — хмыкнул Магнан. — г- Я вижу, вы сегодня саркастически настроены.

— Лозунг, — повысил голос Седел-Мозол, — был вырезан на кожуре плода дерева бам-бам, весом и размером никак не меньше крикетного шара, и пущен он был весьма умелой рукой!

— Я сам по дороге в офис трижды видел, как вспыхивают небольшие потасовки, — довольным тоном сказал Пресс-Атташе. — Какой энтузиазм вызывает у этих туземцев всеобщее избивательное право!

— И все же мне думается, — весомо вставил Советник, — самое время объяснить им, что термином «политический механизм» вовсе не обязательно обозначается средний танк.

Разговор за столом прервался, поскольку Посол Гвоздуодер, маленький человечек с розовым личиком и внушительным брюшком вошел в комнату, обвел подчиненных пасмурным взором и, махнув им рукой, чтобы садились, подождал полной тишины.

— Итак, господа, — он оглядел сидящих за столом, — прошу доложить о ваших успехах по части подготовки населения к выборам.

Последовало гробовое молчание.

— Что можете сказать мне вы, Честер? — обратился Гвоздуодер к Советнику. — Я вроде бы припоминаю, что давал вам указание развернуть среди этой шпаны… то есть я хочу сказать, среди граждан свободного Оберона, курсы по обучению парламентским процедурам.

— Я пытался, господин Посол, пытался, — печально ответил Советник. — Но, по-моему, они не вполне уяснили себе основную идею. Они разбивались на партии и тут же устраивали потасовку за какой-нибудь колченогий стул.

— Э-э, я тоже вынужден доложить о весьма скудных успехах в моей кампании, имеющей целью внедрить в сознание населения принцип «один человек, один голос», — произнес тонкошеий представитель Политотдела. — То есть главную-то мысль они усвоили сразу… — он замялся, потом вздохнул, — но беда в том, что они почти мгновенно сделали из нее логический вывод: «человеком меньше — голосом меньше». Счастье еще, что силы у них у всех примерно равные, так что серьезного сокращения числа избирателей не произошло.

— Вам следовало бы напомнить, какой вывод из этого следует, — посоветовал Ретиф, — чем меньше избирателей, тем меньше избираемых.

— А как обстоит дело с регистрацией избирателей, а, Магнан? — резко спросил Глава Миссии. — Вы тоже собираетесь доложить мне о неудаче?

— Нет, сэр, почему же? Не то чтобы о неудаче, во всяком случае не о полной неудаче, сейчас еще слишком рано докладывать о…

— Да? — Посол явно терял терпение. — Й когда же, по-вашему, будет не слишком рано? После того, как все рухнет?

— Я как раз собирался предложить ввести правило, ограничивающее число политических партий величиной Р минус единица, где Р — число избирателей, — заторопился Магнан. — Иначе мы рискуем оказаться в такой ситуации, когда никто не сумеет получить большинства.

— Не пойдет, Магнан, — произнес Советник па Связям с Общественностью. Этак нас обвинят во вмешательстве. Однако, — задумчиво добавил он, — мы можем повысить пошлину за выдвижение кандидата до столь астрономической суммы, что никакая мелкота и не сунется… то есть, я это к тому, что кандидаты со слабой мотивацией просто не станут вступать в игру.

— Не знаю, Ирвинг, не знаю, — представитель Экономического отдела в отчаянии взъерошил свои редкие волосы. — На самом-то деле нам следовало бы решительным образом сократить число избирателей. Я, разумеется, далек от того, чтобы настаивать на использовании силовых методов, но, может быть, нам все же попробовать применить несколько модифицированное Дедовское Правило?

— Как вам сказать, Оскар, конечно, некоторая традиционность подхода, пожалуй, вполне оправданна в данной ситуации, — нерешительно согласился с ним представитель Политотдела. — Однако что именно вы имеете в виду?

— Вообще говоря, я не продумывал все в деталях, но, может быть, предоставлять право голоса только тем, у кого имеется дед? Или, может быть, внук? А еще лучше — оба?

— Господа! — решил прервать дебаты Посол Гвоздуодер. — Посмотрим в лицо реальности! Выборы грозят перейти в стихийные беспорядки, которые повлекут за собой катастрофические последствия, — для нашей с вами карьеры, я имею в виду, — если только мы не сумеем отыскать совершенно новый подход!

Он выдержал внушительную паузу.

— По счастью, — продолжал он смиренным тоном Цезаря, принимающего императорскую корону, — я такой подход разработал.

Он поднял руку, как бы добродушно протестуя против поздравлений, которыми хором разразились присутствующие, услышав сообщение.

— Совершенно ясно, господа, нам необходимо, чтобы на арене предвыборной борьбы появилась политическая сила, которая сплотит существующие на Обероне разномастные политические течения в единую партию, способную завоевать необходимое число голосов. Сила, осведомленная к тому же о многообразных выгодах, которые могут воспоследовать в результате понимания ею интересов Земли в данном Секторе.

— Безусловно, шеф, — подхватил какой-то сметливый писарь из Административного отдела. — Но.

Господи, кто же способен извлечь подобное чудо из царящего на Обероне сумбура? Тут же практически все на ножах друг с другом по любому вопросу как внутренней, так и внешней политики.

Гвоздуодер одобрительно покивал.

— Очень хороший вопрос, Лизник. По счастью, ответ на него у нас имеется. Мне удалось, используя конфиденциальные каналы, наладить контакт с местным лидером, обладающим огромным духовным влиянием, и он после недолгой торговли согласился взять на себя эту роль, для которой он подходит почти безупречно.

Посол умолк, предоставляя подчиненным возможность издать некоторое количество восхищенных восклицаний, затем, требуя тишины, поднял ладонь.

— Должен заметить, что от собрания профессиональных дипломатов высокого ранга логично было бы ожидать более элегантных проявлений восторга, чем восклицания вроде «Ого-го!» и «Черт подери!», — произнес он сурово, но с искупающей эту суровость доброй искоркой в маленьких, с красными ободками, глазах. — Я готов на сей раз оставить этот недостаток манер без внимания, понимая, что вас явно потрясло столь радостное известие, — особенно после ваших собственных прискорбно неудачных потуг добиться хоть какого-нибудь прогресса в выполнении возложенных на вас задач.

— Но Боже мой, сэр, нельзя ли нам узнать имя этого мессии? — заволновался Магнан. — И когда мы сможем встретиться с ним?

— Занятно, что вы именно так именуете Гордуна, — самодовольно произнес Гвоздуодер. — В настоящий момент гуру удалился в горы, дабы предаться там медитации в окружении своих учеников, называемых на местном наречии громилями.

— Вы сказали… Гордун? — неуверенно переспросил Магнан. — Господи, надо же, какие случаются совпадения: его зовут точь-в-точь как того мерзавца, атамана бандитской шайки, который имел беспрецедентную наглость прислать сюда одного из своих головорезов с угрозами в адрес Вашего Превосходительства!

Розовое лицо Гвоздуодера приобрело скучный лиловатый оттенок, составивший резкий контраст с зеленью цвета листьев липы полунеофициального полосатого пиджачка, который он носил вместе с манишкой во всякое время дня и года.

— Боюсь, Магнан, — произнес Гвоздуодер голосом, в котором слышался шелест наезжающего на нежную плоть железного колеса, — что вы имели неосторожность обзавестись множеством ошибочных впечатлений. Его Неистовство Духовный Лидер Гордун действительно прислал ко мне эмиссара для согласования некоторых вопросов, касающихся сфер влияния, однако вывести из этого заключение, что я будто бы спасовал перед недопустимым нажимом, значит совершить ничем не оправданный спекулятивный скачок!

— Возможно, я просто ошибочно истолковал фразеологию его посланца, сэр, — с кривоватой улыбочкой сказал Магнан. — Мне показалось, что выражения, вроде «иноземные кровососы» и «трусливые бумагомараки», звучат во всяком случае не дружественно.

— Брань на фасаде не виснет, правда, сэр? — весело пискнул представитель Экономического отдела, за что был пронзен яростным взглядом Посла.

— Да, выражения довольно сильные, — произнес, чтобы хоть чем-то нарушить наступившую тишину, полковник Седел-Мозол. — Но я полагаю, вы поставили этого типа на место?

— Ну что до этого, то мне пришлось взвесить все pro и contra касательно выбора наиболее корректной в плане протокола позиции по отношению к упомянутому громилю. Должен признаться, что некоторое время я рассматривал возможность занятия позиции 804-В в ее усиленном варианте: «Величавое Достоинство с обертонами Сдержанного Гнева», но доводы рассудка возобладали.

— А как насчет 764-0, сэр? — спросил, надеясь вернуть себе расположение начальства, представитель Экономического отдела. — «Насмешливое Презрение с тончайшим оттенком Перспективы Неприятного Изумления»?

— Слишком тонко, — проворчал полковник Седел-Мозол. — Может быть, не мудрить и использовать старую надежную 26-А?

— Добрая верная «Угроза Прекращения Переговоров», Уилбур? Приправленная, насколько я понимаю, «Второстепенными Препирательствами касательно Формы Стола»?

— Джентльмены! — призвал своих сотрудников к порядку Гвоздуодер. — Вы забываете, что дата выборов неуклонно приближается! У нас не осталось времени для традиционных маневров. Стоящая перед нами проблема чрезвычайно проста: как нам достичь наиболее приемлемой договоренности с гуру?

— А почему бы просто не зазвать его к нам и не сказать, что мы пропихнем его вперед на выборах при условии, что впредь он будет, не кобенясь, плясать под нашу дудку? — предложил отличающийся прямотой Советник по Связям с Общественностью.

Повисло молчание, которое первым прервал Гвоз-дуодер:

— Насколько я понимаю, Ирвинг, вы имели в виду предложить, чтобы мы заверили Его Неистовство в безусловной поддержке его усилий по достижению благосостояния Оберона, — разумеется, при том условии, что он завоюет доверие избирателей, победив на выборах, так?

— Ну, в общем, что-то в этом роде, — пробормотал Ирвинг, осторожно опускаясь в свое кресло.

— При всем том, — продолжил Гвоздуодер, — остается еще немаловажный вопрос: как лучше всего довести мои заверения до сведения Его Неистовства, уединившегося в горной глуши…

— Но это не так уж и сложно, сэр, — сказал Магнан. — Мы просто отправим к нему посланца с приглашением на чашку чая. Я предлагаю что-нибудь внушительное, с золотым тиснением.

— Насколько мне известно, этому Гордуну достаточно свистнуть, чтобы к нему сбежалось десять тысяч кровожадных головорезов, — виноват, жаждущих мудрого наставления учеников, — снова вступил в разговор представитель Экономического отдела. — Говорят, будто всякий, кто посмел сунуться к ним, возвращался назад с ощипанным хвостом.

— Невелика угроза, — фыркнул Магнан, — у нас, как известно, хвостов все равно нет.

— Сдается мне, они найдут, что ощипать, — резко парировал Оскар.

— Должен ли я так понимать вас, Магнан, что вы добровольно вызываетесь доставить мое приглашение? — ласково осведомился Гвоздуодер.

— Я, сэр? — Магнан. заметно побледнел. — Господи, с наслаждением… но именно сейчас я прохожу медицинское обследование, сэр, в связи с подозрением на шоколадные ожоги четвертой степени.

— Ожоги четвертой степени? — громко удивился полковник Седел-Мозол. — Интересно было бы взглянуть. Мне приходилось слышать о первой, второй и третьей степенях, но…

— Их можно разглядеть только профессиональным взглядом, — оборвал его Магнан. — И к тому же на большой высоте у меня обостряется астма.

— Честно говорю, — прошептал, обращаясь к соседу полковник Седел-Мозол, — я бы с радостью ухватился за возможность потолковать с этими парнями…

— Тогда вам лучше надеть доспехи, — ответил его конфидент. — По сообщениям, они весят под три сотни фунтов и не расстаются с шестифутовыми абордажными саблями, которыми начинают махать, стоит им слегка возбудиться. А сильнее всего они, как говорят, возбуждаются, завидев землянина.

— Вы сказали «абордажные сабли»? — навострил уши представитель Экономического отдела. — Хм. А здесь может образоваться неплохой рынок для сбыта нескольких миллионов единиц ручного оружия — разумеется, исключительно для использования полицией.

— Весьма резонно, Депью, — с одобрением кивнул представитель Политотдела. — Ничто так не выявляет врожденного миролюбия населения, как небольшая перестрелка.

— Господа, давайте не будем провозглашать антилиберальных доктрин, — сурово произнес Гвоздуодер. — Необходимо помнить: единственное наше намерение состоит в том, чтобы дать освобожденному населению возможность свыкнуться с политической реальностью. В данном случае, с очевидной необходимостью человека с ружьем — или мне следовало сказать «громиля с дубьем»? — и посланник Земли улыбнулся, удовлетворенный каламбуром.

— У меня вопрос, господин Посол, — поднялся Ретиф. — Раз уж мы находимся здесь для того, чтобы руководить свободными выборами, то почему бы не предоставить оберонцам возможность создать собственную политическую реальность?

На лице Гвоздуодера появилось озадаченное выражение.

— Как, интересно, вы это себе представляете? — поспешил на помощь Послу встревоженный представитель Политотдела.

— Почему бы нам не позволить им выдвинуть, кого они сами хотят, и голосовать за того, кто им нравится? — пояснил Ретиф.

— Рекомендую вам, молодой человек, избавиться от радикальных воззрений подобного рода, — отчеканил Гвоздуодер. — Свободные выборы на этой планете будут проведены так, как всегда проводятся свободные выборы. И далее, после всестороннего рассмотрения нашей проблемы я пришел к заключению, что предполагаемый визит к Его Неистовству может обогатить вас ценным опытом. Такой визит, надо полагать, позволит вам лучше освоиться с тонкостями дипломатического протокола.

— Но сэр, — запротестовал Магнан. — Господин Ретиф необходим мне для составления Сводного донесения по сводкам о донесениях касательно пропавших донесений и…

— Боюсь, Магнан, вам придется управляться с этим в одиночку. А теперь, господа, назад, к разгулу демократии! Что касается вас, Ретиф… — Посол пронзил подчиненного кинжальным взором, — советую вам вести себя среди громилей сколь возможно скромнее. Мне не хотелось бы получить донесение о каком-либо прискорбном инциденте.

— Приму все возможные меры, сэр, чтобы подобное известие до вас не дошло, — бодро ответил Ретиф.

Зеленое утреннее солнце Оберона изливало теплый свет, когда Ретиф, оседлав выносливого битня — несколько менее крупного и более смирного сородича свирепых топтунов, укрощенных громилями, — выехал из городских ворот. На вершинах деревьев заливались веселыми трелями желтые и синие смеюки, робкие струйники шебуршились в траве. Мерное посвистывание безрогих жуков, сзывающих свой молодняк, придавало всей этой идиллии нечто убаюкивающее.

Ретиф миновал район опрятных маленьких ферм, где коренастые землепашцы-дубусы, завидев его, разевали рты и застывали на пашне. Дорога, извиваясь, перешла в холмы, лес обступил ее. После полудня Ретиф спешился, стреножил битня, присел вблизи водопада и основательно закусил бутербродами с паштетом, запивая их шипучим «Черным Бахусом» из фляжки. Он как раз доедал эклер со взбитыми сливками, когда над ухом его просвистела двухфутовая стрела и вонзилась дюймов на шесть в плотный синий ствол дерева ню-ню, стоявшего прямо за ним.

Ретиф неторопливо поднялся, зевнул, потянулся, извлек из кармана ванильную дурманную палочку и подпалил ее, не переставая шарить глазами по подлеску. Что-то мелькнуло в кустах шутихи; вторая стрела пронеслась мимо, едва не зацепив его плечо, и с шелестом исчезла в подлеске. Ретиф, притворясь, будто ничего этого не заметил, неспешно шагнул в сторону дерева и тут же исчез за ним. Здесь он быстро согнул гибкую ветку, проросшую из двухфутового пня и достававшую Ретифу до поясницы, и воткнул конец ее в мохнатую пористую кору, использовав в качестве клина тлеющую палочку величиной со спичку. Затем он поспешно ретировался, стараясь, чтобы дерево оставалось между ним и невидимым лучником, и укрылся в густом кустарнике.

Прошла минута; треснул сучок. Неподалеку от дерева возник здоровенный татуированный громиль; крупное, кряжистое тело его обтягивали грязные шелка, в кулаке величиной с хороший валун был зажат короткий, толстый, изогнутый самострел с оттянутой тетивой и стрелой, держащейся на зарубке. Охотник за черепами на цыпочках подобрался поближе к дереву, затем прыжком обогнул его и, обнаружив, что добыча ускользнула, повернулся, вглядываясь в подлесок.

В тот миг согнутая ветка, освобожденная сгоревшей наркотической палочкой, стремительно распрямилась и ударила изумленного лучника по отвислому заду, обтянутому зеленым бархатом. Лучник подскочил (стрела, смачно чавкнув, вонзилась в землю у его ног) и замер.

— Не бейте меня больше, господин! — печальным тенором взмолился он. — Это меня большие мальчишки подучили…

Ретиф неторопливо вышел из укрытия, кивком поприветствовал громиля и вытянул самострел из его ослабевшей руки.

— Неплохая работа, — похвалил он, разглядывая оружие. — Это гроачи тут торговали такими?

— Торговали? — обиделся громиль. — Я отнял его у пятиглазых в открытом и честном бою, хочешь верь, хочешь нет.

— Прошу прощения, — Ретиф извлек из колчана стрелу, примерил ее к самострелу и небрежно осведомился: — А ты, случайно, не из шайки Гордуна?

— Вот именно, что не случайно, — многозначительно ответил громиль. — Я выдержал Испытание, как и другие разбойники.

— Удачно, что мы повстречались, — сказал Ретиф. — Я как раз направляюсь с визитом к Его Неистовству. Проводишь меня к нему?

Громиль распрямил двухсотдевяностофунтовое тело…

— Фим Глуп на роль предателя не годится.

— Я, собственно, не предательство имел в виду, — запротестовал Ретиф. — Просто намеревался поупражняться в дипломатии.

— Ни единый чужак не войдет в становище Гордуна иначе как пленником, — провозгласил громиль, выкатив на Ретифа мерцающие глаза. — Ну, держись…

— Не забывай, самострел все еще у меня, — напомнил Ретиф.

— Много пользы он тебе не принесет, — прорычал, приближаясь, Фим Глуп. — Только рука истинного громиля способна натянуть его тетиву.

— Правда? — Ретиф наложил и легким движением оттянул стрелу, так что острие ее оказалось на крутой дуге лука. Еще один дюйм — и крепкое слоистое дерево с шумом треснуло.

— Я понял, что ты имел в виду, — сказал Ретиф.

— Впрочем, изделия гроачи никогда особым качеством не отличались.

— Ты… ты сломал его! — полным глубокого отчаяния голосом произнес Фим Глуп.

— Не огорчайся, мне будет нетрудно раздобыть для тебя новый. У нас среди спортивного снаряжения есть несколько дамских моделей, с которыми тебе не придется особенно утруждаться.

— Но… я считаюсь самым сильным лучником в шайке!

— Плюнь, Фим, не расстраивайся. Лучше представь, как они станут тебя уважать, когда ты приведешь плененного тобою живого землянина.

— Как это?

— Да так. Подумай сам: я тут совсем один, оружия у меня никакого нет, где же мне сопротивляться?

— Да… но однако ж…

— Знаешь, все-таки лучше будет, если ты приведешь меня как пленника, не являться же мне туда самому, да еще рассказывать, что это ты показал мне дорогу.

— Неужто ты решишься на такую подлость? — задохнулся Фим.

— Определенно решусь, если мы немедленно не тронемся в путь, — заверил его Ретиф.

— Ну хорошо, — вздохнул Фим. — Похоже, деваться мне некуда. Вернее, это тебе некуда деваться. Шагай вперед, пленник. Остается только надеяться, что Его Неистовство нынче в добром расположении духа. Иначе он вздернет тебя на дыбу, и ты ему мигом все выложишь!

4.

Несколько дюжин здоровенных мужиков, лениво слонявшихся вокруг общего кухонного котла или валявшихся в тени полосатого навеса, натянутого между деревьями, с легким интересом взирали на приближающихся всадников — Ретифа и следующего за ним Фима Глупа. Фим не спускал с землянина грозного взора, то и дело поторапливая его отборной бранью.

— Тпру, проходимец, приехали! — проревел он.

— Слезай и жди, пока я не получу указаний Его Неистовства, сразу ли нам тебя порешить или малость позабавиться, пока ты еще жив!

— Эй, что это за чудище, Глуп? — гаркнул.

Большой, нескладный разбойник, когда Ретиф соскочил с седла. — Не иначе как чужестранец?

— Ясное дело, не оберонец, — высказался другой.

— Может, это двуглазая разновидность пятиглазых?

— Отвалите от него, душегубы! — взревел Фим.

— Прочь с дороги! Я словил этого землянина, чтобы развлечь великого Гордуна.

— Нахальными речами, надо понимать? Я и твоими-то сыт по горло, Глуп! Вот не сойти мне с этого места, если я не зарублю эту тварь! — произнесший это великан рванул из-за пояса абордажную саблю, так что сталь взвизгнула, будто по ней прошлись оселком.

— Остановись, Зуб Жучила! — взревел гороподобный громиль в замызганной желтой хламиде. — Скука же у нас в становище смертная. Может, этот уродец сначала потешит нас каким-нибудь фокусом, а уж потом мы его будем резать?

— Что у вас тут за ор? — прорезал общий гомон уже знакомый Ретифу баритон. Высокий громиль, обвязанный красным кушаком, проталкивался сквозь толпу, расступавшуюся перед ним с недовольным ропотом. Когда взгляд его наконец уперся в Ретифа, он резко остановился.

— Сдается мне, сударик, — начал он, — что я тебя уже где-то видел.

— Да, приходилось встречаться, — признал Ретиф.

— Хотя вообще-то все вы, земляне, для меня на одно лицо… — Дир Багрец неуверенно поскреб пальцем челюсть. — Вроде бы на Кондитерской улице дело было…

— Совершенно верно.

— A-а! Вспомнил! — Дир Багрец хлопнул Ретифа по плечу. — Мы же с тобой пили вместе! Ну, братва, — обратился он к разбойникам, — и вмазал же мне этот землянин, что твой топтун лягнул, хотя убейте меня, не припомню, в чем у нас там дело было. Как, говоришь, тебя прозывают, сударик?

— Ретиф. Рад, что у тебя такая хорошая память, Дир Багрец, тем более, что твои соотечественники как раз обсуждали, каким способом лучше всего избавить меня от всех моих горестей.

— Да что ты? — Дир Багрец угрожающе поглядел вокруг, взявшись за рукоятку ятагана. — Никто не смеет убивать моих собутыльников, кроме меня самого, зарубите это себе на носу!

И он вновь повернулся к Ретифу.

— Слушай, а ты не мог бы еще разок угостить меня тем же самым?

— Я свое угощение берегу для особых случаев, — ответил Ретиф.

— Да какой же тебе еще случай? Как-никак, а я отогнал от тебя, хоть и ненадолго, этих свистунов, — ведь они бы тебя на куски разорвали.

— Мы это отпразднуем несколько позже, — уклонился Ретиф. — А сейчас я предпочел бы коротко переговорить с Его Неистовством.

— Если я использую мое влияние, чтобы свести тебя с ним, ты мне потом еще чего-нибудь покажешь?

— Если дела пойдут обычным порядком, — ответил Ретиф, — ты, я думаю, можешь на это твердо надеяться.

— Ну, тогда пойдем, Дир Тиф. Посмотрим, что я смогу для тебя сделать.

5.

Развалясь в гамаке под многоцветным балдахином, Гордун Неучтивый безразлично взирал на Ретифа, пока Дир Багрец объяснял, кто это такой. Гордун представлял собой огромного, значительно превосходящего ростом среднего своего соплеменника громиля, с тучных телес которого пышными складками спадало расшитое стеклярусом одеяние. Слушая, он выбирал большие зеленые ягоды из стоявшей у него под локтем серебряной чаши, осыпал их, потрясая золотой солон-кой, экзотическими солями и отправлял себе в рот.

— И что же? — наконец буркнул он, сплюнув семечки. — Чего ради ты прерываешь мои медитации подобными пустяками? Избавься от этого создания любым способом, какой тебе больше по вкусу, Багрец, но сохрани его голову. Я насажу ее на пику и отправлю вождю землян, завернув в красивую бумажку, разумеется.

Дир Багрец почесал у себя под ребрами и кивнул.

— Выходит, не сварили вы с ним каши, Ретиф, — с оттенком слабого сожаления заключил он. — Ну, пошли…

— Не хотелось бы портить вам удовольствие, Ваше Неистовство, — обратился Ретиф, — но Посол Гвоздуодер разрешает отрывать своим подчиненным головы только по вторникам, на утреннем совещании.

— На совещании? — громко удивился Гордун. — Это что же, вроде как пикник с подачей цельного зверя на вертеле?

— Очень на то похоже, — согласился Ретиф. — Время от времени там спускают шкуру с одного из дипломатов, а затем поджаривают на медленном огне.

— Хм, — Гордун ненадолго задумался. — Может, и мне стоит завести такой обычай. Как-то обидно отставать от новейших веяний, возникающих в правительственных кругах.

— Именно в этой связи, — произнес Ретиф, протягивая жесткий коричневатый пакет, содержащий приглашение на прием, — Его Превосходительство Чрезвычайный Посол и Полномочный Министр Земли просил меня передать вам наилучшие пожелания и вручить вот это приглашение.

— Да? А что это такое? — Гордун с. опаской пощупал документ.

— Посол Гвоздуодер просит оказать ему честь и прибыть на церемониальный прием по случаю выборов.

— Церемониальный прием? — Гордун нервно заерзал, отчего гамак принялся раскачиваться, угрожая вывалить его наземь. — И что же у вас там за церемонии?

— Просто скромные полуофициальные встречи родственных душ, позволяющие всем пощеголять нарядами и лично обменяться завуалированными оскорблениями.

— Ха! Это у вас турниры такие? Нет, мне подавай хорошую рукопашную, чтобы кишки наружу, тогда я хоть каждый день готов со всем моим удовольствием!

— А это уже потом, — пояснил Ретиф, — это называется «не зайдете ли после приема ко мне домой пропустить по рюмочке?».

— Звучит угрожающе, — пробормотал Гордун. — Может, вы, земляне, куда свирепей, нежели я полагал?

— Вот еще! — вмешался Дир Багрец. — Да я сам нынче утром раскидал с полдюжины этих тварей, когда они не захотели пустить меня в деревенскую лавку за грогом.

— Правда? — зевнул Гордун. — Жаль. А я уж было решил, что подвернулось нечто занятное.

Он отодрал уголок тисненного золотом приглашения и поковырял им в зубах, извлекая застрявшую между ними ягодную кожицу.

— Вот что, Багрец, валил бы ты лучше отсюда, если, конечно, не претендуешь на главную роль в первом моем совещании.

— Пошли, землянин, — пророкотал обладатель красного кушака, протягивая руку к Ретифу. — Я как раз припомнил ту часть вчерашней гулянки, которую было запамятовал.

— Похоже, — сказал Ретиф, — настало время для той затрещины, которую я тебе обещал.

И, подступив к Дир Багрецу, он, словно сваю вколачивая, вбил оба кулака под ребра гиганта, добавив затем, для верности, правой в челюсть, пока Багрец, сложившись пополам, оседал на землю.

— Эй, эй! — взревел Гордун. — Так-то ты платишь за мое гостеприимство? — Он уставился на своего лежащего без признаков жизни приспешника. — Вставай, Дир Багрец, не отлынивай, отомсти за мою поруганную честь!

Дир Багрец застонал, дернул ногой, всхрапнул и снова замер.

— Прошу прощения, Ваше Неистовство, — сказал Ретиф, извлекая из-под рубашки гроачианскую пистоль. — Я никогда не был силен в тонкостях дипломатического протокола. И поскольку я, судя по всему, совершил faux pas[8], самое правильное для меня — немедленно удалиться. Не подскажете, в какую сторону лучше пойти, чтобы не стать виновником преждевременной смерти кого-либо из бдительных часовых Вашего Неистовства?

— Остановись, чужестранец! Уж не собираешься ли ты отправиться бродить по свету, распространяя слухи об этом постыдном происшествии, что подорвет мой авторитет в глазах избирателей?

— Пара слов может, конечно, просочиться наружу, — признал Ретиф. — Особенно если кто-то из ваших воителей попробует заступить мне дорогу.

— Лучше бы мне не родиться, чем дожить до такого позора! — хрипло промолвил Гордун. — Всему Оберону ведомо, что только громиль способен вышибить дух из громиля. — Тут Гордуна посетила некая мысль. — При всем при том, если, как говорится, могильник не хочет идти к Мейеру, пускай тогда Мейер идет к могильнику. Поскольку ты истинно сокрушил моего вассала, тебя надлежит немедля произвести в громили, так сказать, узаконив происшедшее задним числом.

— Почту за честь, Ваше Неистовство, — благодушно сказал Ретиф. — Разумеется, при условии, что Ваше Неистовство позволит мне передать Его Превосходительству, что вы милостиво принимаете его приглашение.

Гордун помрачнел.

— А, ладно… — согласился он, — посольство мы и после разобрать успеем. Будь по-твоему, землянин, то есть будущий громиль. Договорились!

Великий вождь поднял свою тушу из гамака и пнул носком сапога Дир Багреца, отчего тот со стоном сел.

— Вставай, лежебока! — проревел Гордун. — Ступай, призови сюда пару прохвостов, дабы они помогли мне облачиться! Да и гостю моему потребуются соответственные одежды. — Он смерил Ретифа взглядом. — Не надевай их раньше времени, как бы они по ходу дела не запачкались.

— Суровые у вас ритуалы, — заметил Ретиф.

— Это покамест не ритуалы, — поправил его Гордун. — Ритуалы будут потом. Первым делом тебя ожидает Испытание. Если ты останешься живым, я прикажу моему швецу облачить тебя в одеяние, приличествующее вице-атаману громилей.

На церемониальной арене, отведенной для Испытания Номер Один — вырубке посреди лесистого склона, с которого открывалась захватывающая дух панорама долины, — во множестве толклись разномастные громили, добродушно бранясь; обмениваясь колкостями, заключая пари, вызывая друг друга на поединки и принимая вызовы, передавая из одной немытой руки в другую мехи с вином.

— А ну-ка, все вон из крута Первого Испытания! — заорал Дир Багрец и принялся раздавать направо-налево увесистые затрещины в подтверждение серьезности сказанного. — Или, может быть, кто из вас желает заодно с новичком поставить свою голову на кон?

Жители гор расступились, очистив крут около пятидесяти футов в поперечнике, в середину которого и вывели Ретифа.

— Давай-давай, расступайся. Самое малое, что мы можем сделать, это дать чужестранцу побольше воздуха, — говорил Дир Багрец, отпихивая стоявших в первом ряду еще на ярд назад. — Так вот, Ретиф, дело тебе предстоит тяжкое, но оно покажет тебе отвагу громилей, предъявляющих к самим себе непосильные требования!

Он вдруг замолк, поскольку в окружающих вырубку зарослях послышался какой-то хруст. Двое громилей, стоявших в заднем ряду, взлетели в воздух, словно подорвавшись на мине, и из кустов выскочил огромный — футов семи в холке — дикий топтун с устрашающими, загнутыми книзу клыками. По инерции он пронесся сквозь ряды зрителей во внутренний круг, где остановился, крутя коротким хвостом и поводя туда-сюда головой, словно бы в поисках новой мишени. Наконец огненный взор его остановился на Дир Багреце.

— Вот еще не было печали, — с досадой заметил последний, когда топтун, наклонив голову, бросился в атаку.

Отступив в сторону, громиль поднял кулак, величиною и весом с боевой топор и со звучным «Блям!» опустил его на череп чудища. Зверь, застигнутый ударом в прыжке, прервал полет и врезался мордой в землю у ног Ретифа.

— Неплохой глазомер, — заметил тот.

— Можно подумать, что эта скотина нарочно заявилась сюда, чтобы испортить нам все дело, — недовольно проворчал Дир Багрец и добавил, обращаясь к паре громилей: — Отволоките-ка глупую тварь в сторонку. Пущай погуляет за свою назойливость в сбруе. А теперь, — он повернулся к Ретифу, — ты готов?

Ретиф поощрительно улыбнулся.

— Ну ладно. Значит, первое испытание будет такое: вдохни поглубже и не дыши, пока я не досчитаю до десяти! — Дир Багрец внимательно вглядывался в лицо Ретифа, надеясь обнаружить в нем признаки отчаяния. Не заметив таковых, он разочарованно поднял палец. — Отлично: вдыхай!

Ретиф вдохнул.

— Раздватричетырепятыпестьсемьвосемьдевятьде-сять, — выпалил Дир Багрец и удивленно уставился на спокойно стоявшего перед ним землянина. Послышалось несколько одобрительных выкриков, затем редкие рукоплескания.

— Хорошо, — проворчал Дир Багрец. — Для чужестранца ты, по-моему, справился очень прилично. Даже почти и не посинел. Мое такое мнение, что Испытание ты прошел.

— Эй, — крикнул кто-то из переднего ряда зрителей. — А он не того?..

— Он еще не?.. — поинтересовался другой.

— Да он, похоже, так и не выдохнул, — изумленно выпалил третий.

— Конечно, выдохнул, болван! — взревел Дир Багрец. — Как мог он не выдохнуть? Даже Великий Мастер, Почетный Живопыра Дирдир Сивуха смог продержаться всего до двенадцати! — Он внимательно вгляделся в Ретифа и неуверенно пробормотал: — Ты, это, дышать-то начал уже?..

— Разумеется, — заверил громиля Ретиф. — Это я так, на публику работаю.

Дир Багрец одобрительно хрюкнул.

— Уже если всю правду сказать, — доверительно прошептал он, — так, по-моему, тебя на все тринадцать хватило. Упражнялся, небось, с хорошим душителем?

— Я же рассказывал про совещание, ты разве забыл? — напомнил Ретиф.

— Забудешь тут, как же, — хмуро пробурчал Дир Багрец. — Ладно, землянин, пошли на Номер Второй. Вот увидишь, этот будет покруче первого.

Он полез по склону вверх, Ретиф следовал за ним по пятам, за Ретифом валила вся прочая братия. Тропа вскоре сгинула, они шли краем каменистого оврага, изгибающегося между отвесными скалами. Громили, держась за стену и толкая друг друга, проталкивались вперед, чтобы успеть занять места поудобнее, а с откосов на них сыпались мелкие камешки. Средних размеров валун сорвался с верхней кромки обрыва, скачками понесся вниз, просвистел над их головами и, ухнув, исчез среди росших внизу деревьев. Поход завершился в маленьком естественном амфитеатре, дно которого густо устилали всевозможных размеров камни. Зрители расселись, между тем как камешки продолжали со стуком осыпать испытуемого с испытующим, которые в одиночестве стояли внизу, словно в яблочке мишени. В ярде от Ретифа грохнулся и брызнул осколками булыжник величиной с добрую человечью голову. Висевшая прямо над ним здоровенная глыба размером с концертный рояль зловеще крякнула и, посыпав его каменным дождичком, сползла вниз на шесть дюймов.

— А если один такой камешек угодит прямехонько в кандидата, что тогда? — поинтересовался Ретиф.

— Считается плохим предзнаменованием, — ответил Дир Багрец. — Вот же докучный мусор! — добавил он, когда небольшой осколок камня звучно ударил его по загривку. — Эти помехи не дают вкусить торжественности момента!

— Напротив, — вежливо возразил Ретиф. — По-моему, они придают происходящему дополнительный интерес.

— Мда? Все может быть, — Дир Багрец с отсутствующим видом глянул вверх и слегка отвел голову, уклоняясь от каменного снаряда величиною с бейсбольный мяч, способного вышибить из него мозги.

— Итак, чужестранец! — обратился он к Ретифу.

— Приготовься познать момент истины! Тебе надлежит наклониться… — он выдержал внушительную паузу, — и руками коснуться носков своих ног!

— Колени сгибать можно? — оттягивая неизбежное, спросил Ретиф.

— Сгибай что хочешь, — презрительно вымолвил Дир Багрец. — Готов поклясться, что подобных деяний тебе на ваших совещаниях совершать не приходилось!

— Что верно, то верно, — признал Ретиф. — Случалось, правда, вытягивать самого себя из болота за пятки, но тут сходство чисто внешнее.

Он сделал серьезное лицо, плавным движением согнулся и пальцами тронул носки своих туфель.

— Мама родная! — выкрикнул кто-то. — С первого раза управился!

— Даже замаха не сделал! — прибавил другой.

На сей раз рукоплескали все.

— Не очень чисто по стилю, — проворчал Дир Багрец, — но пожалуй, сойдет. Однако теперь тебе предстоит пройти через Третье Испытание, и там уж никакие трюки не помогут. Вперед.

И едва они сделали несколько шагов, как голос громиля потонул в громовых раскатах, с которыми рухнул на только что оставленное им и Ретифом место каменный «рояль».

7.

Чтобы попасть на Третью Арену, снова пришлось тащиться вверх по узкой просеке, приведшей всю компанию на голый скальный склон. В пятидесяти футах от него вздымался из бездны шпиль с плоской вершиной, соединявшейся с главным пиком извилистой каменной грядой в полфута шириной, — это если не считать одного участка в самой середине, где гряда сужалась, становясь не шире лезвия ножа. Дир Багрец неспешно протопал по этому узкому мостику, с удовольствием озирая открывающиеся с него виды.

— Роскошный пейзаж, а, Ретиф? — спросил он через плечо. — Рассмотри его хорошенько: может, это последнее, что ты видишь в жизни. Предстоящее тебе Испытание обратило немало могучих громилей в лепечущих всякую несуразицу хлюпиков.

Ретиф попробовал гряду ногой — вроде держит. Стараясь не отводить глаз от ожидающей впереди каменной площадки, он быстро миновал узкое место.

— А теперь, — сказал Дир Багрец, — можешь обратиться с краткой молитвой к бесам, которые тебя охраняют, или кому там вы, чужестранцы, воскуряете фимиам, ибо Номер Третий наверняка повергнет тебя во прах.

— Благодарю, но все положенные заклинания я уже произнес, — сказал Ретиф. — Не далее как вчера мне пришлось произносить тост в честь прибывших с Земли ревизоров.

— В таком разе… — Дир Багрец величавым жестом указал на плоский камень, уложенный поверх двух, тоже каменных, кубиков, так что верх его возвышался над площадкой на добрый фут.

— Перескочи через это препятствие! — потребовал разбойничий старшина. — Но только помни, одним прыжком!

Прежде чем встать перед барьером, Ретиф обозрел его с разных сторон.

— А ты, похоже, оробел, — язвительно произнес Дир Багрец. — Что, землянин, усомнился, наконец, в своих силах?

— В прошлом году, — сказал Ретиф, — один мой коллега перескочил в списке кандидатур на повышение через пятьдесят имен сразу. А я чем хуже?

Прямо с места он перепрыгнул через барьер. Потом развернулся и перепрыгнул назад.

Последовало ошеломленное молчание, а затем словно ад разверзся. Дир Багрец, недолго поколебавшись, присоединился к радостным крикам.

— Мои поздравления, Дир Тиф! — проревел он, хлопнув землянина по плечу. — Представляю, каких неприятностей мы могли бы натерпеться от чужестранца с этакими талантами, но, поскольку ты теперь громиль, величие твоих свершений послужит лишь украшению нашего племени!

8.

— Ну и славно! — прочавкал Гордун Неучтивый, запихивая в рот пригоршню присыпанных сахарной пудрой зеленых слив. — Если верить Багрецу, ты прошел испытания, как подобает громилю, в шатре рожденному! Пожалуй, я возьму тебя в телохранители, Дир Тиф, как только меня изберут Президентом.

— В устах Вашего Неистовства это поистине звучит высокой похвалой, — поклонился Ретиф. — Особенно если вспомнить, что вы, не дрогнув, выдвинули себя в кандидаты.

— А чего это мне было дрожать? — удивился Гордун. — После того как мои орлы пригонят к урнам столько избирателей, сколько моим противникам отродясь не набрать, я буду волен набивать карманы любым способом, какой меня больше устроит. На подобное будущее можно смотреть без опаски.

— Так-то оно так, — согласился Ретиф, — но прежде вам придется пройти через несколько ритуальных обрядов, каковые включают: Перекрикивание Свистунов, Лобызание Младенцев, Стояние в Сторонке с Независимым Видом, Забрасывание Грязью плюс Непрестанное Взирание с Тревогой.

— Хм, — Гордун озадаченно поскреб подбородок. — И что, Ретиф, эти испытания столь же суровы, сколь громильские?

— Пожалуй, даже суровее, — серьезно заверил атамана Ретиф. — Особенно, если вам придется понатыкать в волосы перьев, как индейцу.

— К дьяволу! — Г ордун грохнул по столу кружкой, которую держал в руке. — Громиль не убоится ни человека, ни дикого зверя!

— А перед Собранием Избирательниц вам когда-нибудь выступать приходилось? — быстро нашелся Ретиф.

— Нет, но мои лиходеи любую оппозицию затопчут, — окончательно исполнившись решимости, провозгласил Гордун. — Я уже заключил тайное соглашение с кой-какими пятиглазыми чужестранцами, они доставят мне столько заполненных избирательных бюллетеней, сколько потребуется, чтобы все было как положено и по закону. А уж добравшись до президентского кресла, я смогу разбойничать, как подобает деловому человеку, — обстоятельно и с соблюдением должного порядка.

— Да, но вы все же не забывайте, — предупредил его Ретиф, — от вас ожидают, что вы хотя бы первые несколько недель простоите на Партийной Платформе.

— Не-недель? — дрогнул Г ордун. — Это что еще за Платформа такая?

— Довольно шаткое сооружение, — доверительно поведал Ретиф. — Я, во всяком случае, не помню, чтобы кто-нибудь удержался на ней после первого Столкновения с Законодателями.

— То есть как, еще одно Испытание?

— Ну, насчет него вы можете особо не волноваться, Ваше Неистовство, до Импичмента тут дело редко доходит.

— До кого? Чего? Ты меня запугиваешь? — взревел Гордун. — Это что еще за ритуал?

— А это когда ваши политические противники решают сквитаться с вами за вашу победу на выборах и принимаются наперебой обвинять вас в Своекорыстных Действиях и в Совершении Судебно Наказуемых Деяний, а…

— Довольно! — взвыл Гордун. — Есть ли конец этим мукам?

— Конец есть, — успокоил растревоженного атамана Ретиф. — После отставки вы становитесь Государственным Деятелем и вам разрешают время от времени первого апреля давать интервью, излагая ваши воззрения по любому вопросу, достаточно тривиальному, чтобы им можно было украсить страницы воскресного приложения к какой-либо газетке.

— Брр! — содрогнулся Г ордун и выдул из кружки все, что в ней было.

— Слушай, Ретиф, — сказал он. — Я тут поразмыслил как следует и решил, что с моей стороны будет благородным жестом, если я займу в партии второе место, а лидерство уступлю какому-нибудь громилю помоложе… да вот хоть тебе, Багрец, — обратился он к разбойничьему старшине.

— Кому, мне? — испуганно выпалил старшина. — Нет, господин мой, я уж и прежде вам говорил, — и не был я кандидатом, и быть им не хочу.

— Так кто же тогда? — в волнении всплеснул руками Гордун. — Нам нужен громиль, который привлечет к себе широкие массы избирателей! Такой, чтобы он и ятаганом умел махать, — ему ведь придется подавлять внутрипартийную оппозицию, и дубинкой мог вразумить беспартийных, и чтобы кинжалом владел, потому как без этого ни в одном комитете не выживешь…

Он вдруг замолк: судя по всему, в голове его родилась какая-то новая мысль.

— Ну ладно, господа хорошие, — сказал, вставая, Ретиф, — оставляю вас размышлять над списком возможных кандидатур. Могу я передать Послу, что вы почтите своим присутствием торжественный прием по случаю завершения выборов?

— Мы прибудем, — подтвердил Гордун. — Сдается мне, я отыскал стопроцентного громиля, способного возглавить нашу партию и привлечь голоса избирателей…

9.

В разноцветном свете лампочек, развешанных по ограде, окружавшей миниатюрное поле для гольфа, ныне призванное на дипломатическую службу и исполнявшее обязанности посольской лужайки, кучками стояли среди ловушек и лунок земляне-дипломаты с бокалами в руках, беседуя и нервно поглядывая на дверь, из которой с минуты на минуту должен был появиться Посол Гвоздуодер.

— Бог ты мой, Ретиф, — воскликнул, сверяясь с часами, Магнан, — вот-вот поступят первые сведения. Меня всего прямо трясет.

— Ну бояться, я полагаю, нечего, — заявил полковник Седел-Мозол. — В последние решающие часы ученики гуру Гордуна проявляли особенную активность, украшая плакатами избирательные участки.

— И украшая шишками головы избирателей, не пожелавших обратиться в новую веру, — добавил представитель Политотдела. — Меня другое интересует: что помешает Гордуну, после его инаугурации разукрасить подобным же образом и нас, иностранных дипломатов?

— Традиция помешает, мой мальчик, — успокоил его полковник. — Нас могут расстрелять как шпионов или выслать как нежелательных иностранцев, но отдать нас на растерзание мелкотравчатым политиканам — никогда!

По лужайке пронесся шепоток, ибо объявился Посол Гвоздуодер в визитке цвета бордо и красновато-коричневых галифе, предусмотренных регламентом ДКЗ для ношения во время вечерних официальных приемов.

— Ну что? По-прежнему ни слова? — Посол требовательно воззрился на окружившую его мелкую дипломатическую сошку, принимая один из четырех бокалов, одновременно протянутых ему предусмотрительными посольскими писарями. — По моим расчетам, партия громилей с самого начала шла впереди, постепенно занимая господствующее положение, о чем в особенности свидетельствуют вести из сельских районов.

— Господствующее, это точно, — прошептал из-под руки Магнан. — Один из этих бандитов имел нахальство приказать мне, чтобы я подержал банку с клеем, пока он будет лепить свой плакат на парадную дверь посольства.

— Наглость какая, — задохнулся от гнева представитель Политотдела. — Надеюсь, вы этого делать не стали?

— Да уж не стал, — надменно ответил Магнан. — Ему пришлось самому держать свою банку, а плакат приклеивал я.

Со стороны ворот донеслись радостные крики, показалась компания громилей, сияющих желтыми и розовыми шелками и размахивающих желтыми же сигарами длиной по футу каждая. За ними весело поспешала толпа оберонцев помельче.

— Победа подавляющим большинством голосов! — громко возвестил один из них, обращаясь ко всем дипломатам сразу. — Содвиньте пиршественные чаши!

— Это официальные данные, Депью? — осведомился Посол у одного из своих советников, который как раз в эту минуту рысцой выбежал на лужайку, размахивая стопкой бумаг.

— Боюсь, что так, — задыхаясь, ответил тот. — Просто поразительно, кандидат громилей набрал абсолютное большинство даже в участках, считавшихся прежде оплотами оппозиции. Такое впечатление, будто каждый зарегистрированный избиратель голосовал за список громилей.

— Это несомненный мандат, выданный нашему кандидату народом, — провозгласил один из громилей. — Гордун вот-вот явится сюда, чтобы помочь нам в распределении должностей. Что касается меня, то я не жадный: какой-нибудь незначительный пост в Кабинете Министров меня вполне устроит.

— Постыдился бы! — жизнерадостно ухнул атаман громилей, скорым шагом минуя ворота в окружении вооруженной ятаганами ухмыляющейся почетной стражи. — Ведите себя достойно, ребятки, не пихайтесь рылами у кормушки! Там каждому хватит!

— Примите мои поздравления, Ваше Неистовство! — вскричал Посол Гвоздуодер, с протянутой рукой устремляясь вперед. — Я уверен, что в эту минуту вы испытываете одновременно и гордость, и смирение, с удовлетворением взирая на…

— Смирение! — взревел Гордун. — Смирение пускай испытывает тот, кто продулся, землянин!

— Да, разумеется, — не стал спорить Гвоздуодер, — мне не хотелось бы, Ваше Неистовство, задерживать торжества по случаю вашей победы, но почему бы нам прямо сейчас не подписать вот этот небольшой договорчик о вечном мире и дружбе сроком на пять лет с возможностью пролонгации…

— Об этом тебе следует поговорить с новым Президентом планеты, землянин, — атаман отмахнулся от протянутого ему документа. — Есть дела поважнее — ребята вон уже надираются, а у меня все еще ни в одном глазу!

— Но источники, обыкновенно отличавшиеся надежностью, — и Гвоздуодер обернулся, чтобы испепелить взглядом Советника, — проинформировали меня, что все избиратели отдали свои голоса партии громилей!

— Истинная правда! А кстати, где он?

— Где — кто?

— Наш новый Глава исполнительной власти, кто же… — Гордун умолк на полуслове и с распростертыми объятиями кинулся мимо Посла к Ретифу, как раз подошедшему ближе.

— Убирайтесь отсюда, Ретиф! — рявкнул Гвоздуо-дер. — Я провожу деликатнейшие переговоры, а вы…

— Тебе же лучше будет, если ты примешь более уважительный тон, землянин, — сурово оборвал его Гордун. — Ты все-таки думай, с кем говоришь!

— Кто… с кем я говорю? — ошарашенно спросил Гвоздуодер. — С кем это, интересно, таким я, по-вашему, говорю?

— Прошу знакомиться: Дир Тиф, Президент планеты, — с гордостью объявил Гордун, поводя рукой в сторону Ретифа. — Наш новый вождь, одержавший победу на выборах!

10.

— Господь Всемогущий, Ретиф, — к Магнану первому возвратился дар речи. — Когда?.. Каким образом?..

— Что все это значит? — прорвало, наконец, и Гвоздуодера. — Из меня пытаются сделать посмешище?

— Отнюдь нет, господин Посол, — отозвался Ретиф. — Похоже, они включили меня в список кандидатов в качестве темной лошадки и…

— Вы еще не так потемнеете, прежде чем я вышвырну вас отсюда! — завопил Гвоздуодер и замер, поскольку сразу два ятагана, блеснув, уперлись ему лезвиями в шею.

— Н-н-но как же землянин мог оказаться во главе партии громилей? — тонким голосом спросил представитель Политотдела.

— Президент Тиф никакой не землянин, дурила! — поправил его Гордун. — Он такой же громиль, как я!

— Но… разве Президент не должен быть натуральным уроженцем планеты?

— Ты что же, намекаешь, что наш Президент уродился на свет ненатуральным путем? — проскрежетал Гордун.

— Нет, однако…

— Ну то-то же. Тогда ты бы лучше вручил ему верительные грамоты, чтобы мы могли заняться делами.

Гвоздуодер все еще продолжал колебаться, однако новый нажим лезвия на горло помог ему быстро отыскать нужные слова.

— Я это… как его… господин Президент, — промямлил он, — я имею честь, et cetera[9], и может быть, Ваше Превосходительство окажет мне такую любезность и распорядится, чтобы громили Вашего Превосходительства убрали подальше эти жуткие сабли? — последние слова он произнес сорвавшимся на визг шепотком.

— Всенепременно, — заверил его Ретиф. — Сразу же, как только мы внесем ясность в некоторые из пунктов предлагаемого договора. На мой взгляд, будет неплохо, если новое Планетарное Правительство получит от ДКЗ официальные гарантии невмешательства в последующие выборы…

— Ретиф… вы не посмеете… — Гвоздуодер ойкнул, получив еще один укол, — то есть, разумеется, мой мальчик, как вам будет угодно.

— Кроме того, недурно было бы вычеркнуть параграфы, касающиеся предоставления Оберону военных советников, технических экспертов и экономистов с окладами до пятидесяти кредиток в день. Мы, оберонцы, предпочитаем сами определять наше будущее.

— Да, господин Президент, да, конечно… А теперь…

— Теперь относительно одностороннего торгового соглашения: почему бы нам не выкинуть весь этот раздел, заменив его статьей, гарантирующей обоюдную свободу торговли?

— Но помилуйте… да если я соглашусь на это, с меня в Министерстве скальп сдерут! — придушенно проблеял Гвоздуодер.

— А ты предпочитаешь увидеть его насаженным на кол вблизи моего шатра? — грозно осведомился Гордун.

— С другой стороны, — продолжал Ретиф, — я считаю, что мы, громили, могли бы подумать о том, чтобы создать небольшую службу безопасности, способную защитить иностранных дипломатов от любого насилия, разумеется, при том условии, что последние ограничат свою деятельность чисто дипломатическими задачами.

— Согласен! — пискнул Гвоздуодер. — Где мое перо?

Потребовалось четверть часа на то, чтобы вычеркнуть унизительные для Оберона параграфы, изменить формулировки и поставить подписи под велеречивыми грамотами, определяющими формальную сторону отношений между Дипломатическим Корпусом Земли и Республикой Оберон. После того как к грамотам прикрепили последнюю красную ленту и поставили последнюю печать, Ретиф попросил у присутствующих минуту внимания.

— Ныне, когда отношения между Землей и Обероном утвердились на прочных основаниях, — провозгласил он, — я полагаю, что самым правильным для меня будет уйти в отставку, предоставив народу Оберона провести новые выборы. Поэтому, господа, настоящим я снимаю с себя полномочия Президента и уступаю этот пост моему вице-президенту, господину Гордуну.

Под шум протестующих выкриков Гвоздуодер ухитрился протиснуться сквозь толпу и очутился лицом к лицу с Ретифом.

— Ну вот вы и просчитались, сэр! — прошипел он дребезжащим от ярости шепотком. — Вам следовало бы обеими руками держаться за ваше фальшивое президентство — по крайней мере, до того момента, когда вам удалось бы унести ноги на самый край Галактики! Теперь же я швырну вас в столь глубокое подземелье, что пищу вам будут сбрасывать в армированных контейнерах! Я вас…

— Вы, надеюсь, будете присутствовать при открытии памятника нашему первому Президенту? — спросил у Посла Земли Президент Гордун. — Монумента футов так примерно в сто, я полагаю, будет достаточно, чтобы показать, сколь высоко мы ценим заслуги нашего почетного громиля Дир Тифа, как по-вашему?

— Ну, в общем, э-э…

— Кроме того, мы с пониманием и благосклонностью воспримем аккредитацию вами Дир Тифа в качестве постоянного Политического Советника Республики Оберон, — продолжал Гордун. — Уж больно лихо составляет он всякие формулировки, так что лучше всегда иметь его под рукой.

— Да, безусловно, — сдавленно вымолвил Гвоздуодер.

— А теперь, Дир Тиф, — предложил Президент, — может, мы переберемся в какое-нибудь местечко поуютнее? Нам еще предстоит выработать стратегию партии на будущих перевыборах.

— Приглашаю всех в гостеприимные стены «Толстой Колбаски», — произнес Мочельник Дрызг. — Ты только пообещай мне, что никто не станет эти стены ломать.

— Заметано! — добродушно воскликнул Гордун.

— И кстати, Дир Дрызг, что бы ты сказал насчет идеи образовать коалицию, а?

— Хм… Дальновидность и благоразумие щебетунов плюс мощь громилей… Такое сочетание могло бы дать сокрушительный список кандидатов, — согласился Мочельник.

— Ну знаете ли, Ретиф, — говорил Магнан, между тем как все общество повалило к воротам, — по-моему, в анналах истории еще не было правительства со столь кратким сроком правления. Между нами: как вам, черт побери, удалось уломать эту банду громил, чтобы они выставили вашу кандидатуру?

— Боюсь, до поры до времени придется держать это в секрете, — ответил Ретиф. — Потерпите, пока выйдут в свет мои мемуары.

Миротворцы.

1.

— Джентльмены, — трагически возвестил Первый Заместитель Министра Внеземных Дел Тромбах, — мы стоим на пороге войны.

— Что такое? Вы сказали «война»? — упитанный мужчина в простом штатском костюме произнес эти слова, неловко ворочая языком, словно его неожиданно вырвали из объятий приятного сна. Он хлопнул холеной ладошкой по столу, за которым шло совещание, и добавил:

— Ну что же, самое время преподнести этим прохвостам хороший урок!

— Поспешность чревата неверными выводами, полковник, — кисло сообщил Первый Заместитель. — Отнюдь не мы намереваемся развязать военные действия…

— Разумеется, не вы, — произнес, поднимаясь, Военный Советник. — Да и не ваше это дело. Штатские штатскими, но пора и военным сказать свое слово. Прошу извинить меня, господин Заместитель Министра, но я должен немедленно вернуться в свой полк…

— Сядьте, Генри, — устало сказал глава департамента. — Вы ничего не поняли. Вооруженные силы Земли никаким боком к Юдорскому конфликту не причастны. Это дело полностью внеземное.

— Очень здравая мысль, — одобрительно покивал полковник. — С какой стати мы будем бросать на ветер жизни земных парней, когда имеется множество пригодных для этой цели туземцев? Под целью я имею в виду беззаветную защиту священных земных принципов. Кстати, а на чьей мы стороне?

— Вы все же постарайтесь вникнуть в суть проблемы, полковник, — ядовито порекомендовал Первый Заместитель. — Мы занимаем в этом конфликте строго нейтральную позицию.

— Конечно, конечно, но кому она на руку? То есть меня интересует, к чьим, собственно, позициям ближе находится наша…

— Ни к чьим!

— А-а, — полковник поудобней устроился в кресле и опять погрузился в дремоту.

Судя по всему, — продолжал Первый Заместитель, — наши старинные приятели гроачи нос к носу столкнулись с фрайрами.

— Ас какими именно фраерами, сэр? — тоном глубокой, хоть и деланной заинтересованности осведомился Исполняющий Обязанности Помощника Заместителя Первого Заместителя.

— Фрайры, Магнан, Ф-Р-А-Й-Р. Беспозвоночное хулиганье из звездной системы Фрайр — это в полдюжине световых лет отсюда по нашему рукаву Галактики. Похоже, они одновременно с гроачи объявили своей подмандатной территорией Юдору, ни в чем особенном не замеченную планетку, обращающуюся вокруг небольшого солнца класса G и лежащую далеко в стороне от торговых путей.

— А собственно говоря, почему бы любому из них не прибрать под свое крылышко какую-нибудь другую планету? — раздраженно спросил представитель Торгового отдела. — Их же целые кучи лежат в стороне от этих самых путей.

— Гроачи заявили, что Юдора находится в сфере их жизненных интересов, — сказал Тромбах. — А фрайры настаивают на том, что они первыми ее обнаружили.

— Ну так подбросили бы монету, и дело с концом, — рявкнул представитель отдела Торговли. — Тогда и мы бы смогли, наконец, вернуться к более важным вопросам, например, к аномальным темпам увеличения темпов уменьшения распространения тенденции к уменьшению увеличения потребления тыквенных семечек среди внебрачных отцов в возрасте от девяти до девяноста лет в слаборазвитых мирах Никодеманской группы.

— Господи Боже, Честер, — вылез со своей репликой специалист по политическому прогнозированию, — и к каким предполагаемым результатам приведет этот спад возрастания?

— Возрастание спада, — поправил его Честер, — если уж вы не можете обойтись без дилетантских оборотов. Ну-с, при сохранении теперешней тенденции, видимо, следует ожидать к девяносто седьмому финансовому году рекордного прироста числа внебрачных отцов.

— Так вот, джентльмены, если все же дать себе труд вернуться к неотложным делам, — с угрозой в голосе прервал их Громбах, — спорящие стороны направили к Юдоре свои боевые флоты, и сейчас они в полной готовности стоят один против другого.

— Хм. Похоже, выход из подобного противостояния только один, — пробормотал кто-то из сидящих вокруг стола.

— Будем надеяться, что нет! Вспышка военных действий у нас в Секторе серьезнейшим образом запятнает наши послужные списки, джентльмены!

— Громбах смерил автора оскорбительного замечания испепеляющим взором и продолжил: — К сожалению, посол гроачи в личном порядке уведомил меня, что позиция его правительства изменению не подлежит. Как он объяснил, доктрина гроачи делает невозможным примирение с «гнуснозловонными оппортунистами» — точное его выражение. В то же время представитель Фрайра заявил, что они и на вершок не отступят перед, кхм, «пятиглазыми тварями, у которых все так и липнет к рукам», как он изволил аттестовать своего противника.

— Я усматриваю здесь серьезный политический просчет со стороны гроачи, — удовлетворенно заметил Магнан. — Приятно думать, что хотя бы на этот раз ДКЗ никак к нему не причастен.

— Вряд ли мы сможем говорить о своей непричастности, мистер Магнан, — сурово заметил Громбах,

— если возьмем на себя роль посредника в настоящем конфликте.

— Нет. В этом случае, я полагаю, нет. Не думаю, что отыщется идиот, которому втемяшится в голову вынудить нас сунуть нос в этот мешок с пиявками.

— К вашему сведению, он уже отыскался, — сообщил Г ромбах голосом более всего походившим на рокот айсберга, сползающего в арктические воды. — И к вашему сведению, это я!

— Вы, сэр? — просипел Магнан. — Э-э-э, ну что я могу на это сказать? Могу сказать, что сама по себе идея — теперь, когда я успел обдумать ее со всех сторон — представляется мне на редкость разумной.

— В конце концов, — тщедушного вида временный Начальник отдела устремился на подмогу Первому Заместителю, — наша обязанность как дипломатов делать все возможное, чтобы межпланетная напряженность не опускалась ниже уровня, чреватого применением силы.

— Может быть, выкинем «не», Честер? — спросил, подняв карандаш, представитель Службы Информации. — На случай, если пресса станет цитировать вас вне контекста?

— Никаких репортеров, — распорядился Громбах. — Я содрогаюсь при мысли о том, во что могут превратить противники нашего Корпуса любой мелкий промах, допущенный в этом деле.

— Насколько я понимаю, вы собираетесь направить для урегулирования конфликта Примирительную команду в сопровождении ударной эскадры Защитников Мира, — сказал Магнан, узкое лицо которого кривилось от напряженных мыслительных усилий.

— Ничуть, — отрезал Громбах. — Здесь нужна тонкая работа, грубая дипломатия не годится. Самое разумное в ситуации подобного рода — это предоставить ведение переговоров единственному посреднику, искусному, неустрашимому, невозмутимому и расторопному.

— Разумеется, сэр. Как глупо, что я сразу не подумал об этом. — Магнан в задумчивости поджал губы. — Естественно, для решения подобной задачи необходим человек, обладающий обширным опытом…

— Презрением к грозящей лично ему смертельной опасности, — встрял кто-то.

— Да, и предпочтительно не обремененный семейством, — кивая, добавил Магнан.

— Жаль, но последнее сбрасывает меня со счетов,

— живо отреагировал Заместитель Помощника Первого Заместителя. — Я, как вам известно, являюсь единственной опорой двенадцати кошек, требующего постоянной заботы попугая и…

— Вас у меня и в мыслях не было, Генри, — суровым тоном объявил Громбах. — Я подразумевал дипломата куда более высокого ранга, человека, обладающего соответствующим уровнем умственного развития, непоколебимыми принципами и безусловной способностью связно излагать свои мысли.

— Боже мой, сэр, — промямлил Магнан. — Я чрезвычайно тронут вашим доверием, но мои обязанности здесь…

— К сожалению, — не обращая внимания на помеху, продолжал Громбах, — просмотр ваших личных дел убедил меня в отсутствии среди вас подобной жемчужины, и, следовательно, мне остается лишь воспользоваться тем материалом, какой имеется под рукой.

— Ну и слава Богу! — еле слышно пробурчал.

Магнан, но тут же побледнел, ибо Громбах вперился в него повелительным взором.

— Надеюсь, с прививками у вас все в порядке? — холодно осведомился Первый Заместитель.

— У меня, сэр? — промямлил Магнан, отпихивая кресло и торопливо вставая. — Если сказать правду, срок прививки от сенной лихорадки истекает как раз через полчаса…

— Так вот, пойдете ее делать, — радостно встрял Советник по Внеземным Делам, — советую попросить, чтобы вам заодно вкатили антирадиационную сыворотку, да потребуйте дозу побольше. Ну и, разумеется, от противостолбнячной вам тоже вреда не будет.

— Будьте любезны сесть, Магнан, — рявкнул Громбах. — Итак, вы отправитесь на курьерском корабле с гражданскими опознавательными знаками. При подходе к боевым флотам рекомендую соблюдать осторожность: фрайры, как говорят, не дураки пострелять, даже в большей степени, чем печально известные своей вспыльчивостью гроачи.

— И мне придется лезть в это осиное гнездо, сэр, на лишенном вооружения судне?

— Я вооружу вас инструкциями, Магнан. Встряхнитесь, любезнейший! Сейчас не время для малодушия!

Магнан осел в кресло.

— Я что, — чуть слышно вымолвил он. — Я, разумеется, с радостью. Я лишь подумал о ни в чем не повинных членах команды.

— Я тоже о них подумал, Магнан. Конечно, вы правы. Грех рисковать жизнями всего экипажа.

Магнан оживился.

— И потому на переднюю линию вас забросят с расстояния несколько меньше астрономической единицы в скоростном одноместном поисковом катере.

— В одноместном? Но… — Магнан ненадолго замялся, а затем с облегчением продолжил: — Но я, к сожалению, не умею им управлять.

— Это еще почему? — с угрозой спросил Громбах.

— Правила, действующие в нашем Секторе, препятствуют приобретению подобных навыков, — твердо объявил Магнан. — Не далее как в прошлом месяце один молодой человек из моего отдела получил жуткий нагоняй за акробатические упражнения над озером Пробчинк…

— Ах вот как? Имя этого молодца?

— Ретиф, сэр. Впрочем, как я отметил, он уже получил выговор, так что особой необходимости в…

— Ретиф, — Громбах сделал пометку в своих бумагах. — Стало быть, пусть будет двухместный.

— Но…

— Никаких «но», Магнан! Речь идет о войне, и она может стоить вам карьеры! Время дорого! Я рассчитываю на то, что вы и этот ваш Ретиф уже через час будете на пути к зоне военных действий.

— Но, сэр! Два дипломата против двух боевых флотов!

— Мда. Конечно, если так формулировать, силы представляются отчасти неравными. Но, с другой стороны, они же сами все это затеяли. Вот пускай теперь и расхлебывают!

2.

Магнан, прикрученный ремнями к тесному сиденью тридцатифутового челнока, стоящего в ожидании вылета в метательном отсеке приписанного к Корпусу транспортного судна, нервно посматривал на стартовые часы.

— На самом-то деле, — рассказывал он, — Первый Заместитель поначалу склонялся к решению послать с этой миссией одного человека, однако я настоял, и он согласился отправить с вами и меня.

— А я-то гадал, кто же меня облагодетельствовал, — сказал Ретиф. — Приятно сознавать, что о тебе заботятся.

— Ретиф, вы намекаете… — но голос капитана, донесшийся из расположенного на панели управления динамика, помешал ему закончить:

— Пятнадцать секунд, джентльмены. Сдается мне, вы как раз поспеете к первому залпу. Время. Счастливой посадки!

Послышались резкие щелчки реле, глухой удар, и пассажиров тряхнуло так, что они на долгий, головокружительный миг лишились способности что-либо видеть. Когда зрение прояснилось, экраны уже заполнял черный космос, усеянный огненными точками. Транспортное судно у них за кормой развернулось и сгинуло.

— Я их засек, — сообщил Ретиф, щелкая рычажками настройки кругового экрана. — Наш отважный капитан закинул нас практически в самую середину боевой зоны.

— И что, уже стреляют? — задохнулся Магнан.

— Пока нет, но, судя по их построению, долго нам ждать не придется.

— Может быть, нам следует прямо отсюда передать им призыв к миру, — затараторил Магнан. — Что-нибудь красноречивое, взывающее к их лучшим чувствам, но в то же время с толикой скрытой угрозы.

— У меня такое ощущение, что этих ребят одним блистательным красноречием не проймешь, — сказал Ретиф. — Всякий, кто обзаводится новехоньким линкором, лишь об одном и мечтает, — как бы увидеть его в деле, это вполне естественно.

— Я вот подумал, — перебил его Магнан. — Вы ведь знаете, до какой степени ДКЗ не хватает опытного персонала, и, поскольку мы с вами убедились в безнадежности возложенной на нас задачи, наш долг спасти от катастрофы хотя бы то, что мы можем спасти. Кроме того, когда Следственный Отдел начнет разбираться, как это мы допустили, чтобы прямо под нашими носами разразилась война, свидетельства очевидцев могут оказать Первому Заместителю неоценимую услугу.

— Здесь командуете вы, господин Магнан, — напомнил ему Ретиф. — Однако меня не покидает совершенно отчетливое чувство, что если по возвращении в Сектор мы не сможем предъявить хотя бы нескольких подпалин от бластера на корпусе нашей посудины в доказательство перенесенных нами невзгод, то встреча нас будет ждать далеко не восторженная.

— Но Ретиф! — И Магнан ткнул в экран, на котором медленно вырастали протяженные, устрашающие очертания гроачианского крейсера. — Посмотрите на это чудовище, оно же щетинится пушками от носа до кормы! Какие разумные переговоры при такой огневой мощи?

В этот миг со стороны экрана донесся треск, и из-под сверкающего боевого шлема на землян уставилась бледная, чужеродная образина с пятью глазами на стебельках.

— Незамедлительно сообщить, кто вы такие, опрометчивые проныры! — прошелестел с характерным для гроачианского языка пришепетыванием слабенький голос. — И тотчас убраться вон отсюда или претерпеть нечто ужасное.

— Батюшки, да это же Родоначальник Склиз! — воскликнул Магнан. — Ретиф, это Родоначальник.

Склиз! Помните Родоначальника Склиза из гроачианской торговой миссии на Лягвии IV?

— Это ты, Магнан? — проскрежетал гроачи. — При нашей последней встрече ты имел наглость встрять в наши дела и, изображая беззаветного прогрессиста, подрывать нашу торговлю. В каком качестве ты ныне вторгся в гроачианские области космоса?

— Однако, Склиз, вам следует признать, что продавать пластмассовые сардельки несчастным слаборазвитым любителям горячих сосисок, это все же немного слишком…

— Откуда нам было знать, что их треклятый метаболизм не приспособлен к усвоению полноценных полистиролов? — огрызнулся Склиз. — Но хватит болтать! Убирайтесь отсюда немедля, или вам придется принять на себя всю ответственность за подстрекательство к прискорбному инциденту!

— Помилуйте, Родоначальник, к чему такая поспешность…

— Изволь называть меня Великим Командором Флота Возмездия Склизом! Что до поспешности, я очень рекомендую вам обоим поупражняться в этой добродетели! Через шестьдесят секунд мои пушкари получат приказ открыть огонь!

— Я бы советовал вам, господин Командор, еще раз подумать, — сказал Ретиф. — После первого же вашего залпа фрайры начнут палить из всего, что у них есть, и вы получите пять снарядов в ответ на три ваших.

— Плевать! — прошипел Склиз. — Тем самым мерзавцы лишь пробудят в душе каждого гроачи священную ярость!

— По приблизительным подсчетам, у них тридцать один корабль против ваших двадцати четырех, — указал Ретиф, — так что по части ярости они вас, пожалуй, обставят.

— Но к чему вообще все эти разговоры насчет стрельбы, — весело воскликнул Магнан. — Чего, в конце концов, можно добиться стрельбой из пушек?

— Для начала — обладания кое-какой весьма завидной недвижимостью, — прохрустел Склиз. — Плюс уничтожения кое-каких чужеродных червей.

Магнан задохнулся:

— Вы открыто признаете, что намерены силой захватить Юдору?

— Какое там… впрочем, землянским шпионам в эти дела соваться нечего! Моя миссия здесь состоит в том, чтобы не дать вероломным фрайрам вторгнуться на злополучную Юдору…

— Я все слышу, все! — донесся с дополнительного экрана скрежещущий, визгливый голос, сопровождаемый шипением помех. На экране возникли ка-кие-то волнующиеся очертания, в конце концов застывшие в виде лоснящегося лиловато-красного черепа, узкого и продолговатого, с шишками, шпилями и с парой желтых глаз, венчающих подобия рожек, примерно на фут торчащих по обе стороны головы.

— Я прогневан! Я не потерплю! Вам даваема одна минута Стандартного Восточного Времени для полного оставления всякой поблизости! Считаю! Девять, двенадцать, четыре, много…

— Кто… Кто это? — задохнулся Магнан, вперяясь в нового собеседника.

— Ага, мякотник стакнулся с фрайром! — с подвыванием вымолвил Склиз. — Теперь я все понимаю! Ты думал, обмениваясь со мною любезностями, отвлечь мое внимание, а тем временем эти пакостники, твои закадычные дружки, скрытно обойдут меня слева и подло ударят в спину!

— Я — Главный Генерал Оккийокк — закадычный друг этих уродов? — взвизгнул выразитель фрайрских интересов. — Мой родной язык не осилит такого негодования! Не хватало тебе угрожать скромному благоцветению фрайрского Протектората, так ты еще оскорблять вдобавок! Силы небесные! Чтоб ты скукожился! И прочая непристойная брань по потребности!

— Пустословие тебе не поможет, предатель! — злобно прошептал Склиз. — Мои орудия готовы ответить на твою клевету.

— Только неслыханная содержательность первоклассного фрайрского генерала в состоянии уцелеть твою костлявую шею от хруста! — завыл в ответ Оккийокк.

— Господа, господа, не стоит так горячиться, — голос Магнана покрыл сипение статических помех.

— Я совершенно уверен, что существующие между вами противоречия могут быть разрешены с учетом справедливых…

— Если эта злокачественная помеха осуществлению предначертанной гроачи судьбы сию же минуту не уберет отсюда свои мятые жестянки, я за последствия не отвечаю! — провозгласил Склиз.

— Моя в расстройстве! — взвыл Оккийокк и взмахнул парой передних конечностей, оснащенных сложными стригущими приспособлениями. — Боже, как жаждется мне дотянуться до пяти его гдаз, заплести их в один сверхокуляр и выдрать с корнем эту похабную маргаритку!

— Потерпи еще чуть-чуть до той счастливой минуты, когда я приду хоронить тебя вниз головой в церемониальной песочнице, — сквитался Склиз.

— Ну что же, по крайней мере они все еще беседуют друг с другом, — сказал, прикрываясь ладонью, Магнан, меж тем как противники продолжали метать друг в друга громы и молнии. — И на том спасибо.

— Возможно, нам даже удастся убраться отсюда без всяких подпалин, — согласился Ретиф. — Оба блефуют, и, похоже, до конца дня они так и будут перебрасываться словами вместо торпед. Предлагаю произвести стратегическое отступление, пока они проводят досуг, пополняя словарный запас друг друга.

— М-да. Но что выиграет на этом земная дипломатия? Я к тому, что наш долг требует, дабы мы сыграли в сближении их государств более продуктивную роль. — И Магнан приложил палец к своему узкому подбородку. — Так вот, если бы мне предложили выработать справедливое решение…

— Давайте не будем напоминать им, что мы еще здесь, господин Магнан, — предложил ему Ретиф.

— При их темпераментах достаточно легкого срыва, чтобы начать бить посуду, а из нас получится чрезвычайно удобная для этого чашка…

— Ерунда, они не осмелятся, — и Магнан, наклонившись к экранам, крикнул, перекрывая голосом шум сражения: — Господа! Я нашел идеальное решение! Поскольку каждому из вас, по всей видимости, недостает веры в благородство намерений противной стороны, я предлагаю объявить Юдору Протекторатом Земли!

Магнан закончил, и лицо его расплылось в предвкушающей улыбке.

Мгновенно наступила полная тишина, ибо все органы чувств двух противников развернулись в сторону неожиданной помехи. Первым нз оцепенения вышел Склиз.

— Что? Это выходит, гроачи посеяли, а земляне пожнут? Да никогда!

— Я содрогаюсь! — завопил Оккийокк. — Я озлобляюсь! Я пенюсь в полости рта! Какая наглость! Милость Божия! Святые Небеса! Et cetera!

— Господа! — воскликнул Магнан. — Мы, земляне, останемся на Юдоре ровно столько времени, сколько потребуется аборигенам, чтобы должным порядком освоить современные приемы торговли и половой гигиены, после чего мы, разумеется, устранимся, предоставив им право на самоопределение.

— Это значит, поматросит и бросит! — прошипел Склиз. — Круто берешь, мякотник! Но меня ты не запугаешь! Генерал Оккийокк! Я предлагаю заключить перемирие на то время, пока нам придется плечом к плечу искоренять общего врага!

— Карамба! Я оскорблен! Я смертельно обижен! Я даже рассержен! Сначала мы прикончим приставалу! Затем продолжим борение фрайров и гроачи!

— Подождите! — возопил Магнан. — Вы не поняли…

— Боюсь, они как раз поняли, — проговорил Ретиф, хватаясь за рычаги управления. — Держитесь, господин Магнан, выходим из-под удара.

Крохотный катерок что было мочи рванулся вперед, виляя то вправо, то влево. Блеснула ослепительная вспышка, экраны побелели и тут же погасли. Катер отчаянно дернулся и перевернулся. От второго взрыва он полетел с подкруткой, словно плоский камешек по поверхности пруда.

— Ретиф! Остановитесь! Нас несет прямо на линию огня! — на последнем дыхании крикнул Магнан, ибо один из экранов вдруг ожил, обнаружив прямо по курсу громадный линкор гроачи, грозно увеличивающийся в размерах.

— Попробуем нырнуть под их. пушки, — отозвался Ретиф. — Удирать не имеет смысла, они накроют нас без особых трудов.

— Может быть, они позволят нам сдаться? — проблеял Магнан. — Давайте попробуем выбросить белый флаг!

— Боюсь, в белый флаг им будет легче целиться.

— Ретиф дернул катерок в сторону, совсем рядом рвануло еще раз, и катер нырнул под корму огромного корабля.

— Осторожнее! — завизжал Магнан, увидев, как ползет по экрану необъятный, крапчатый, синеватозеленый диск. — Мы врежемся в Юдору!

— Если повезет, врежемся, — согласился Ретиф.

Нарастающий визг раздираемой атмосферы сделал дальнейшие разговоры невозможными.

3.

Если не считать шипения вытекающего откуда-то воздуха и резких щелчков, издаваемых остывающим металлом, единственными звуками, которые слышались в раздрызганиой рубке, были стоны Магнана, выползающего из-под останков своего кресла. Желтый солнечный свет, проходя через пробоину в корпусе, дрожал на дымящихся обломках панели управления, на скрученной и вспучившейся обшивке пола кабины и на пустом сиденье пилота.

— Рад видеть, что вы очнулись, — поприветствовал Ретиф.

Магнан повернул больную голову и увидел своего компаньона, свесившегося в открытый спасательный люк. Компаньон, судя по всему, не пострадал, разве что на скуле у него появилась ссадина да на груди бледно-голубой неофициальной предобеденной куртки зияла обгоревшая по краям дыра.

— Атмосфера здесь немного разреженная, но кислорода, судя по всему, хватает. Как вы себя чувствуете?

— Омерзительно, — признался Магнан.

Неловкими пальцами он расстегнул страховочную упряжь, кое-как выполз из люка и в изнеможении рухнул на короткую персикового цвета траву. Вокруг поднималась в бледное небо древовидная поросль с ребристыми красно-оранжевыми стволами и ноздреватой листвой мандаринового цвета. Купы желтых, янтарных и фуксиновых цветов светились в тени, словно мазки флюоресцентной краски.

— Как случилось, что мы еще живы? — потрясенно осведомился старший из двух дипломатов. — Последнее, что я запомнил, это бледно-розовый горный пик, вылезающий из облаков прямо на нас.

— По нему мы промахнулись, — успокоил начальника Ретиф. — Нашей обшивки как раз хватило на то, чтобы смягчить приземление. Она вместе с пружинистой растительностью и спасла наши шеи.

— Где мы?

— На островке в северном полушарии, и похоже, что это — единственная на планете суша. Определиться точнее у меня, боюсь, не получится, так что я взял на себя смелость назначить это место Северным полюсом.

— Ну что же, — оглядываясь, вздохнул Магнан,

— полюс так полюс. А эти где? Знаете, по мне так лучше сдаться на милость Склизу. Честно говоря, не доверяю я этому Оккийокку. Мне кажется, в его рогатых глазах таится некоторое коварство.

— Боюсь, что сдаться прямо сейчас нам не удастся, — заметил Ретиф. — Поимщики еще не подоспели.

— Гм. Не сомневаюсь, что они потратят на посадку больше времени, чем мы. Я полагаю, мы можем покамест устроиться здесь поудобнее.

— Да, но, с другой стороны, — рассудил Ретиф,

— с какой стати нам их дожидаться?

— А разве у нас имеется иная надежда на спасение?

— Ни тот, ни другой из наших противников как-то не вызвал во мне желания сдаваться ему в плен, даже если предположить, что они вообще берут пленных.

— Вы хотите сказать, — изумился Магнан, — что Склиз, наш коллега-бюрократ, существо, с которым я осушил немало пиршественных чаш, будет молча смотреть, как нас казнят?

— Может, конечно, и будет, — если не успеет прикончить нас первым.

— Господи, Ретиф, но что же нам тогда делать? Как, по-вашему, далеко отсюда ближайшее поселение туземцев?

— Я что-то не заметил, пока мы спускались, никаких следов цивилизации, — ни городов, ни дорог, ни возделанных полей. Давайте пошарим на длинных волнах.

Ретиф забрался внутрь искалеченного катера, осмотрел закрепленный в амортизирующих держателях радиоприемник, срастил несколько оборвавшихся проводков и покрутил ручку настройки. Ничего, кроме легких помех, услышать не удалось. Тогда он переключился на частоту, отведенную для переговоров между судами.

— …ни на что не годного двуглазого недотепу! — громко и отчетливо сказал голос Склиза. — Старая рухлядь, которую ты именуешь флагманом, находилась к ним ближе, чем мой великолепный знаменосец! Именно ты был обязан взорвать их к чертовой матери, чтобы и духу от них не осталось!

— Моя гневается! Моя ярится! Черт! Дьявол! Подобные обвинения, и от кого — от пятиглазого прохиндея с маргариновыми перстами! Я в нестерпим ости!

— Довольно! — прошипел Склиз. — Руганью ничего не поправишь! Если мякотники живы, если.

Они сообщат, что мы обстреляли земное судно, целые орды их омерзительных Защитников Мира слетятся сюда.

— Я умоляю! Моя хохочет! Ты есть олух! Живы, а! После такого крушения, вполне! Нет, невозможно, я повторяю! Au contraire[10], я полагаю, моя сейчас возобновит наш диспут. На чем мы остановились? Ах да, — моя описывала твоих предков…

— Слушай, ты, безголовый! Подобно прочим низшим формам развития живой материи, мякотники неправдоподобно живучи. Мы должны убедиться в их гибели! А потому я сейчас спущусь на планету, дабы нанести coup de grace[11] любому, кто смог уцелеть, ты же обожди в сторонке, а еще того лучше — удались в ничейное пространство…

— Это чтобы ты мог беспрепятственно захапать планету? Моя веселится! Моя просто бьется в холерике! Бог-Господь! Моя сопровождает, вот так!

— Хорошо, раз ты настаиваешь. Можешь сопровождать меня на борту моей личной канонерки. Я распоряжусь о скромном эскорте из миноносцев, он нас проводит до самой планеты.

— Фига. Спасибочки вам, но я предпочитаю собственный корабль. И еще моя возьмет с собой несколько крейсеров, чтоб в дороге не было так одиноко.

— Крейсеров? — проскрежетал Склиз. — В таком случае, я полагаю, парочка гроачианских линейных кораблей будет вполне уместна — просто для красоты построения, понимаешь?

— Комбинация заполучается однобокой, если в нее не включить и фрайрский линкор!

— В сущности говоря, — прошелестел Склиз, — не вижу, почему бы мне не взять с собой весь флот, — просто на случай, если в мое отсутствие тебе вдруг покажется привлекательной мысль поразить меня подлым ударом в спину.

— Моя согласная! Я тоже хочу! Так будет еще веселее! Милость небесная! Полный вперед! И горе тому, кто отстанет!

— Согласен! Роджера на мачту, и ходу! — отрывисто скомандовал Склиз.

— Боже мой, Ретиф, — пробормотал Магнан, — эти безумцы готовы произвести полномасштабное вторжение, лишь бы не упускать друг друга из виду.

— Теперь уж никто не вправе обвинить нас в том, что мы не смогли повлиять на развитие гроачиано-фрайрских отношений, — спокойно заметил Ретиф.

— Ну, давайте сматываться. У нас осталось около часа до их появления.

Он сноровисто высвободил из держателей портативный приемник и вытащил из-под обломков ранец с продуктовым НЗ.

— В какую сторону пойдем? — встревоженно осведомился Магнан, озирая густо-оранжевый лес, расстилавшийся вокруг.

— Выбирайте сами, мистер Магнан, — сказал Ретиф и продолжил, указывая пальцем стороны света, — эники, беники, ели вареники.

— Ммда. Я предпочел бы эники. Эта сторона как-то повеселее. Ну, может быть, чуток еще забрать в сторону беников.

— Ну, стало быть, эники-беники, — подытожил Ретиф и первым двинулся к оранжевой роще.

4.

— Ретиф, силы мои на исходе, — задыхаясь, промолвил Магнан, после того как они за три четверти часа на три мили удалились от обломков катера.

— Мы пока еще не в безопасности, — предупредил Ретиф. — Лучше уйти подальше, потом отдохнем.

— Мне уже все едино: гроачи меня расстреляют или я помру от перенапряжения и перебоев в сердце,

— Магнан опустился на податливую травку и лежал, большими глотками хватая воздух.

— А как насчет команды свежевателей-фрайров? — поинтересовался Ретиф. — Насколько мне известно, они начинают со скальпа и понемногу спускаются вниз, как будто банан очищают.

— Шутите, шутите, если вам так легче, — простонал Магнан. — Мне все равно.

Внезапно он резко сел, с подозрением уставившись на маленький, похожий на колокольчик цветок с лепестками, окрашенными в нежные тона коралла.

— Пчелы, — с отвращением вымолвил он. — При моей аллергии даже к земным насекомым, укус любой чужеродной твари наверняка прикончит меня прямо на месте.

— Ну что же, как вы сами указывали, одна погибель ничем не хуже другой, — утешил начальника Ретиф. — Если вы действительно углядели пчелу, так это первый представитель местного животного мира, какой попался нам на глаза.

— Я не видел ее, но слышал совершенно отчетливо, — сварливо ответил Магнан. — Она жужжала у меня прямо над ухом.

— А странный, однако же, лес, — заметил Ретиф.

— Всего одна разновидность деревьев, один вид травы, и цветы мало того, что одинаковые, так еще и одного размера и расцветки. И ни тебе сорняков, ни паразитирующих лиан. Большие деревья не забивают маленьких — нигде никакой чахлой поросли. Даже опавших листьев не видно.

— Гм-да, — прокряхтел Магнан. — Слушайте, Ретиф, предположим, нам все же удастся избегнуть плена, и что дальше? Где мы, никто не знает. Как вообще нас смогут спасти?

— Это интересный вопрос, мистер Магнан.

— Не то, чтобы это было так уж и важно, — мрачно продолжал Магнан. — Миссия моя закончилась провалом, хуже того — рухнула вся моя карьера!

И он застонал:

— Вы отдаете себе отчет, что если бы не наше вмешательство, это вторжение могло никогда не состояться?

— Подобная мысль меня посещала, — признался Ретиф.

— Я уж не говорю о потере разведывательного катера. Если Первый Заместитель возложит ответственность на меня, — на нас, следовало бы сказать, — то есть, в том случае, если он сочтет именно вас, Ретиф, лично ответственным, — Магнан даже повеселел, — слушайте, да вы же будете выплачивать его стоимость долгие годы! Я, конечно, замолвлю за вас словечко. В конце концов, Склиз нас все-таки обстреливал.

— Было такое дело.

— Да и вообще, кто вправе утверждать, что именно моя дружественная попытка предложить им компромиссное решение послужила толчком к вторжению? Эти горячие головы, смею сказать, все равно попытались бы захватить планету.

— Возможно, — согласился Ретиф.

— На самом-то деле, отвлекая их разговорами, я несомненно отсрочил неизбежное на… на неопределенное время.

— На несколько секунд, уж никак не меньше.

— Нет, правда, Ретиф, принеся себя в жертву на алтарь космического содружества разумных существ, я, быть может, тем самым спас бессчетное множество жизней!

— Боюсь, несколько бактерий все же погибло при нашей поспешной посадке, — возразил Ретиф.

— Вам бы только глумиться, — укорил его Магнан. — Но вот увидите, история меня оправдает! Да что там, не удивлюсь, если выбьют даже особую посмертную медаль и… — Он резко оборвал свою речь и кое-как поднялся на ноги. — Вот, опять! Совершенно озлившаяся оса! Откуда этот звук?

Ретиф, прислушиваясь, склонил голову набок и затем пригнулся к небольшому сообществу абрикосового оттенка цветов, покачивавшихся иа длинных стебельках совсем рядом с Магнаном.

— Нашли время цветочки нюхать! — завопил Магнан. — Я в опасности!

— А знаете, мистер Магйан, — с неуверенной интонацией отозвался Ретиф, — похоже, никаких насекомых поблизости нет.

— Вот как? Но я же их совершенно отчетливо слышу! — неодобрительно парировал Магнан. — Звук в точности такой, какой издает трубка старомодного телефона — помните их, они все еще в ходу на Челюстине — если забыть повесить трубку на рычаг.

— А вот это уже ближе к истине, мистер Магнан, — согласился Ретиф и склонился, приложив ухо к похожему на раструб горна цветку.

— Ну наконец-то, а то я уж решил, что вы так ничегошеньки мне и не скажете! — явственно прозвучал в его ухе тоненький голосок.

5.

— И жужжащие цветы — это уже полная фантастика, — в изумлении произнес Магнан, — но чтобы тюльпаны еще и разговаривали! Кто бы в это поверил?

— …кто-то, с кем можно поговорить, — продолжал кузнечиковый голос. — Ужасно хочется узнать все новости. Ну расскажите же мне о себе: о ваших надеждах, о мечтах, о том, как вы здесь очутились — все-все!

Ретиф поднес цветок к губам, словно тот и впрямь был микрофоном:

— Я Ретиф, а это мой коллега, мистер Магнан. С кем имеем честь беседовать?

— Ну вот, очень приятно познакомиться с вами, Ретиф. И с Мистером Магнаном тоже. Можно, я буду для краткости называть его «Мистером»? Когда обращаешься друг к другу по имени, это как-то сближает. Меня зовут Росток. Но это, конечно, прозвище, не более. На самом деле, имени у меня нет. Во всяком случае, не было, пока здесь не появился милейший Ренфру. Вы и не представляете, сколь уединенную жизнь вел я до той поры. Нет, право, знаете, до чего я додумался? Я решил, будто бы я — единственное в Галактике наделенное чувствами разумное существо.

— Но кто… кто вы? — выдавил Магнан. — Где вы? И к чему этот камуфляж — микрофон в виде растения?

— Камуфляж? Помилуйте, какой камуфляж, Мистер? Вы видите меня именно таким, каков я есть.

— Но… я вообще вас не вижу! — опасливо озираясь, изумился Магнан. — Где вы прячетесь?

— В данный миг вы сжимаете меня в руке, — сообщил Росток.

— Вы хотите сказать… — Магнан вытянул руку с зажатым в кулаке, издающим легкий аромат цветком и уставился на него. — Вы хотите сказать, что я… вы… мы…

— Ну вот вы и поняли, — ободряюще произнес голосок.

— Говорящие цветы — здесь, в Богом забытом месте, да еще изъясняющиеся на языке Земли? Видимо, у меня галлюцинации! Тяжкие испытания сокрушили мой разум!

— Не думаю, мистер Магнан, — успокоительно произнес Ретиф. — Я ведь тоже слышу его.

— Если я сумел вообразить, что слышу голоса, исходящие от цветочков, так что мне стоит вообразить, будто н вы их слышите? — ядовито парировал Магнан.

— Да нет же, я самый что ни на есть настоящий, — урезонивал его голосок. — Почему вы не верите мне?

— А кто научил вас разговаривать по-нашему? — недоверчиво спросил Ретиф.

— Ренфру. Я очень многому у него научился. Занятно, но до того, как он появился, я совершенно не чувствовал одиночества…

— Какой такой Ренфру?

— Это мой друг. Очень близкий.

— Ретиф, это фантастика! — зашептал Магнан. — А здесь… здесь много таких, как вы? — поинтересовался он у цветка.

— Нет, только я один. В конце концов, здесь не так уж и много места, вы понимаете…

— Какое совпадение! — воскликнул Магнан. — Один-единственный говорящий цветок на всю планету, и мы спотыкаемся о него в первый же час! Я начинаю думать, что удача еще не покинула нас!

— Так расскажите же, если вы не против моих расспросов, откуда вы? — осведомился цветок.

— Мы земляне, — сказал Магнан. — Ия уверен, э-э, Росток, что мы с вами очень подружимся.

— Но… я так понял, что Землей называлась родная планета Ренфру?

— Именно так. Дивное место, вам бы там очень понравилось, тем более теперь, когда все джунгли повывели и заменили парковками для автомобилей… Впрочем, — тут Магнан спохватился и поспешно добавил: — Виноват, вовсе не хотел вас обидеть. Собственно говоря, среди моих лучших друзей немало растений.

— Силы небесные, и вы все трое с одной планеты? Не диво, что вы оттуда сбежали! Такое перенаселение!

— Да… так вот, мистер Росток, не могли бы вы просто сказать нам, как бы тут попроще пройти к ближайшему туземному поселению…

— Вы имеете в виду дома, улицы, космопорты и прочее в этом роде?

— Да! И хорошо бы обойтись без этих, знаете, унылых провинциальных городишек. Какая-нибудь скромных размеров метрополия нас бы вполне устроила…

— Простите, но здесь таких нет, хотя Ренфру, конечно, рассказывал мне о них.

Магнан застонал.

— Совсем нет городов? Но тогда…

— Только джунгли.

— Если у этого Ренфру есть корабль, он мог бы нас подбросить. Скажите, мы не могли бы с ним повидаться?

— Повидаться? Повидаться с ним вы, я думаю, можете, Мистер. Он как раз тут, неподалеку…

— Так он, стало быть, еще на планете?

— Да, конечно.

— Спасены, — облегченно выдохнул Магнан. — Вы не расскажете нам, как до него добраться, Росток?

— Разумеется. Сначала пойдете в сторону эники, потом, как перейдете ручей, возьмите немного к беники, а у озера сразу поворачивайте на вареники. Там его и увидите.

Магиан глядел на цветок в полном ошеломлении.

— Откуда вы все это знаете? — Он озадаченно уставился на Ретифа. — Мне казалось, что это мы присвоили тутошним сторонам света такие названия…

— Ну; разумеется, — произнес Росток, — я просто воспользовался принятой вами номенклатурой.

— Однако у вас фантастический слух, — зачарованно молвил Магнан. — Мы с ним обсуждали эти названия в нескольких милях отсюда.

— От меня утаиться довольно трудно, — с некоторым самодовольством заявил Росток.

— Для такого скромного цветочка он замечательно развит, — заметил Магнан, когда они тронулись в путь.

— Я подозреваю, что большая часть Ростка скрыта под землей, мистер Магнан, — ответил Ретиф. — В той его части, какую мы видели, просто нет места для речевого центра.

— Бог ты мой! — подпочвенный мозг, вроде гигантской грибницы? — боязливо промолвил легко шагающий Магнан. — Жутковатая мысль, Ретиф.

После двадцати минут быстрой ходьбы земляне вышли на берег бурливого ручейка, над которым величавой аркой свисала листва. Тут они повернули вправо и прошли вдоль берега еще с четверть мили, пока не вышли к безмятежному озеру шириною в полмили, в которое, образуя маленький янтарный водопад, с плеском бежал ручеек.

— Пока все, вроде, ндет нормально, — неуверенно сказал Магнан. — Я, правда, не вижу никаких признаков жизни, тут даже хижины нет, не то что корабля…

Ретиф обогнул Магнана и двинулся в сторону густых зарослей, ломавших ровную линию деревьев, что стояли вдоль берега озера. Он раздвинул широкие цвета меди листья и обнаружил изъеденную ржавчиной металлическую поверхность, уходившую, изгибаясь, во мрак.

— «Луизи II», — прочитал он на полуосыпавшей-ся металлической табличке, приваренной к крошащейся обшивке корпуса. — Похоже, мы с вами нашли корабль Ренфру.

Он отвел низкую ветвь:

— А вот и сам Ренфру.

— Превосходно! — Магнан поспешил подойти поближе, но замер и в ужасе уставился на кучку присыпанных землею костей, увенчанных осклабившимся черепом, на котором еще уцелела щегольская кепчонка яхтсмена.

— Это… Ренфру? — дрожащим голосом спросил он.

— Именно так, — ответил откуда-то сверху глубокий голос. — И поверьте мне на слово, Мистер: немало утекло одинокого времени с той поры, как он здесь присел.

6.

— Двести лет плюс минус два десятка, — заключил Ретиф, выбираясь из покосившегося бокового иллюминатора заброшенного корабля и отряхивая с ладоней пыль и чешуйки ржавчины. — Скоростной корабль, зарегистрированный на Конкордиате и переделанный для дальних полетов. Судя по тому, что осталось от кают экипажа, его приспособили для управления одним человеком.

— Верно, — согласился гулкий баритон, исходивший, как определили земляне, из крупного, похожего на орхидею цветка, распустившегося среди листвы футах в двадцати над их головами. — Один Ренфру, и никого больше. Он обитал в маленьком мире, но, казалось, был им доволен. Не то чтобы он был неприветлив, нет, конечно. Он был любезен как только мог, пока не возникли затруднения с отлетом.

— И какого рода, э-э, затруднения? — осведомился Магнан.

— Он очень расстроился, когда его корабль отказался двигаться с места. Я изо всех сил утешал его, потчуя разного рода историями и стихами, пел веселые песни…

— Интересно, откуда вы-то их знали? — резко спросил Магнан. — Насколько я понял, Ренфру первым из землян навестил эту планету.

— Ну разумеется, от него я их и узнал.

— Боже всемилостивый, вы только представьте, если ваш собственный фикус в горшке станет без конца повторять все, что вы когда-либо говорили, — прошептал, прикрывшись ладонью, Магнан.

— А вам никогда не приходилось рассказывать Послу анекдот? — спросил Ретиф.

— Тоже верно, — согласился Магнан. — Но послы, по крайности, меняют два-три слова и, как правило, именно те, в которых содержится самая соль.

— Как случилось, что Ренфру свалился к вам на планету? — поинтересовался Ретиф.

— Вовсе не свалился, он-то как раз сел весьма аккуратно.

— Тогда почему же он не сумел снова взлететь? — требовательно просил Магнан.

— По-моему, он что-то такое говорил о присутствии чужеродной материи в обмотках полевых деформаторов, — туманно ответил голос. — Но к чему углубляться в прошлое? Настоящее куда интересней! Такого оживления здесь не бывало со времени последнего ледникового периода!

— Ретиф, вам не кажется, что вся эта ситуация дурно пахнет? — негромко спросил Магнан. — Я как-то не доверяю этой говорливой гардении. Росток утверждал, что он — единственное на планете существо подобного рода, и тем не менее перед нами еще один общительный овощ.

— Да нет же, — проворно вмешался голос сверху, — это совершенная правда. Подумайте сами, зачем я стану лгать?

Магнан отвел Ретифа футов на сто вдоль берега, остановился под какой-то развесистой веткой и заговорил, не разжимая губ:

— Я теперь понял, что этот Росток не только весьма подозрителен в смысле его чистоплотности, но еще и сплетник самого дурного пошиба. Единственный представитель расы, хорошенькое дело! Помилуйте, я начинаю подозревать, что тут каждый кустик способен балабонить без устали!

— Вполне вероятно, — согласился Ретиф.

— Совершенно очевидно, — продолжал Магнан, — что нам остается только одно: выбрать какое-нибудь достаточно честное с виду растение и начать все сначала, а именно — очаровать его нашей искренностью и благородством наших намерений, а затем, когда мы вотремся к нему в доверие, воспользоваться этим доверием в наших интересах. Как вам это?

— Знакомо, — ответил Ретиф.

— Прошу прощения… — Магнан, услышав голосок, пропищавший эти слова чуть ли не в самое его ухо, подпрыгнул на целый фут. — А что означает в данном контексте слово «искренность»?

— Почти ничего, — ответил Ретиф, обращаясь к горстке маленьких коричневатых бутонов, почти незаметных в серой листве, свисавшей над головами землян.

— Да есть ли в этой проклятой глуши хоть одно местечко, где можно побыть наедине с собой? — с дрожью в голосе вопросил Магнан.

— Боюсь, что нет, — пискнул тоненький голосок.

— Я ведь уже говорил вам некоторое время назад, что от меня утаиться трудно.

— Некоторое время назад? — повторил Магнан еще более дребезжащим голосом. — Да мы же только сию минуту встретились!

— Я вас что-то не понимаю, Мистер. Я — Росток. Мы ведь уже знакомились с вами!

— Чушь! Росток был совсем маленький и рос под деревом, стоящим в миле отсюда!

— Разумеется! Я тут везде расту, как же иначе? В конце концов, это ведь мой остров, верно? Хотя я, разумеется, рад разделить его с несколькими друзьями.

— Ну, полная же чушь! — брызгая слюной, заорал Магнан. — Мне следовало сразу сообразить, что грибница не способна последовательно мыслить!

— Росток говорит правду, — сказал Ретиф. — Все это одно-единственное растение: деревья, травы — все. Вроде баньяна, только побольше.

Он внимательно пригляделся к одному из цветков:

— У него барабанного типа мембрана, работающая одновременно и как микрофон, и как репродуктор. Весьма изобретательно со стороны матушки-природы.

— В таком случае… они… или оно…

— Он, — поправил Ретиф.

— Он слышал каждое слово, сказанное нами с момента приземления, — и Магнан обратился непосредственно к цветку: — Послушайте, Росток, вам известно, что мы — попавшие в трудное положение дипломаты, заброшенные сюда несчастным стечением обстоятельств…

— Мне казалось, что тут виноваты скорее Склиз и этот, второй, Оккийокк, — поправил его Росток.

— По-моему, они ужасные спорщики. И слишком громко кричат.

— Совершенно справедливо. Так вот, вы осведомлены об их враждебных намерениях в отношении мистера Ретифа н меня…

— О Господи, — перебил его Росток, — похоже, они и правда осерчали. Ну н выражения!

— Да. Ну-с, как я уже говорил… — Магнан вдруг замер. — То есть, что вы имеете в виду под «выражениями»?

— Я имею в виду чрезвычайно образную хулу, изрыгаемую Великим Командором Склизом, — пояснил Росток. — Я, разумеется, не хочу сказать, что Генерал Оккийокк отличается особенной сдержанностью. Надо признать, мой словарь обогащается очень быстро!

— Вы говорите так, словно слышите их прямо сейчас, — озадаченно прокомментировал Магнан.

— Угу. На волне их передатчиков.

— Но… у вас же нет радио, не так ли?

— Чего нет?

— Раз у него имеются органы для улавливания звука, — предположил Ретиф, — так почему бы ему ие иметь и органов для улавливания коротких радиоволн?

— Так ведь это же замечательно! — воскликнул Магнан. — Вы говорите, короткие волны? Да, но пожалуй, надеяться на то, что он способен не только принимать, но и передавать — это несколько слишком?..

— Почему же, я, наверное, могу и передавать, была бы необходимость.

— Ретиф, мы спасены! — взвился Магнан. — Росток, немедленно отправьте следующее сообщение: «Особый приорнтет-Z, сигнал о помощи, Главное управление Сектора ДКЗ, Особая Опасность. ДКЗ 87903 подвергся неспровоцированному нападению…» Нет, пусть будет «противозаконному нападению, имевшему результатом вынужденное падение на планету…».

— Нет, Мистер, извините, — перебил его Росток, — но я этого посылать не стану.

— Но… но почему?

— Помилуйте, если я отправлю подобное сообщение, прилетит какой-нибудь проныра и заберет вас отсюда.

— От души надеюсь на это!

— Я прождал хоть какого ни на есть собеседника двести стандартных лет, — обиженным тоном сказал Росток. — А у вас только и разговоров о том, как бы сбежать. Так вот, я этого делать не буду.

— Послать SOS — это единственная наша надежда! — вскричал Магнан. — Неужели вы станете препятствовать нашему спасению?

— Пожалуйста, Мистер, успокойтесь. Посмотрите на Ретифа, — он же сцен не закатывает. Вы просто смиритесь с мыслью о том, что проведете здесь остаток своей жизни, и мы с вами славно поладим, совсем как ладили с Ренфру, вплоть до последних нескольких дней.

— Остаток жизни? — задохнулся Магнан. — Но… но это немыслимо! Мы, может, еще полсотни лет проживем!

— Если Склиз доберется до нас, то навряд ли, — прикинул Ретиф. — Где они сейчас, Росток?

— Я как раз собирался сообщить, — начал Росток, — что они того и гляди появятся…

Голос растения утонул в усиливающемся басовом гудении, быстро разросшемся до похожего на мычание рева. Поблескивающий, тупоносый, словно акула, корабль пронесся над их головами, за ним последовал второй такой же, третий, а там и целая эскадрилья. Громовой рокот прошел по джунглям, украсив мирные воды озера узором поднятой ударными волнами ряби. Два боевых флота промчались на небольшой высоте, хлеща кильватерными струями по верхушкам деревьев, сократились в зримых размерах и сгинули.

— Видали? — таким голосом, словно у него перехватило дыхание, спросил в еще погромыхивающей эхом тишине Росток. — Если третий, как говорится, лишний, то что же можно сказать о подобной ораве?

Ретиф повернул ручку висящего у него на поясе приемника.

— …накнокал нашу дичь! — заголосил с придыханием Склнз. — Пусть ваши части, Генерал, обложат южный берег острова, а я замкну окружение с севера.

— Похоже, они нас заметили, — констатировал Ретиф. — Видимо, оптическое и инфракрасное оснащение Склиза лучше, чем я полагал.

Далекий корабль, произведя за озером разворот, блеснул в лучах солнца и скрылся за густой листвой леса. Справа и слева от них, и сзади тоже, показались другие корабли.

— Бегать по острову бессмысленно, — задумчиво сказал Ретиф. — Мы окружены.

— Что нам теперь делать? — простонал Магнан.

— Нельзя же просто стоять и ждать!

— У-ух! — всколыхнулся Росток. — Ох! Ах!

— Что такое? — испуганно подскочил Магнан и огляделся по сторонам.

— Господи, больно-то как! — сердито воскликнул Росток.

— Это форсажные струи, — Ретиф указал на поднимающиеся с разных сторон клубы дыма. — Гроачи все еще используют для маневрирования в атмосфере старозаветные реактивные двигатели. Ростку, надо думать, приходится жарко.

Магнан гневно задышал:

— Видите, какие это бессовестные бандиты? — возмущенно спросил он. — Неужто вы и теперь не передумаете, Росток, и не поможете нам…

— И пожну в изобилии новые ожоги третьей степени, когда тут появятся ваши друзья? Нет уж, спасибо! Тут и разговаривать не о чем!

Что-то громко, раскатисто зафырчало в воздухе.

— Вертолет, — догадался Ретиф. — А они не теряют времени.

Укрывшись под деревом, двое землян следили за тем, как приближается маленькая скоростная машина. Кроша воду, она прошла над озером и повисла в воздухе на высоте в двести футов.

— ВНИМАНИЕ, ЗЕМЛЯНСКИЕ ШПИОНЫ! — грохнул из нее многократно усиленный голос. — СДАВАЙТЕСЬ НЕМЕДЛЕННО, ИЛИ ВАС ОЖИДАЕТ НЕИЗЪЯСНИМО СТРАШНАЯ УЧАСТЬ!

— Послушайте, Росток, стоит нам попасть этим варварам в лапы, и никакой пользы от нас как от собеседников больше не будет, — настоятельно произнес Магнан.

— ВЫ ПРЕДУПРЕЖДЕНЫ! — проревел громкоговоритель. — ВЫХОДИТЕ БЕЗ ПРОВОЛОЧЕК, С ПУСТЫМИ РУКАМИ!

— Может быть, если Росток сганет сообщать нам.

Об их перемещениях, мы сможем отсидеться в этих зарослях, — сказал Магнан. — Тогда нам удалось бы избегнуть пленения до того, как подоспеет помощь.

Вертолет подобрался поближе.

— ТРИДЦАТЬ СЕКУНД, — взревел громовой голос. — ЕСЛИ ПО ИСТЕЧЕНИИ ЭТОГО СРОКА ВЫ НЕ ВВЕРИТЕ СЕБЯ ПРАВОСУДИЮ ГРОАЧИ, ВЕСЬ ОСТРОВ СГИНЕТ В ОГНЕ!

— Изжарить нас заживо? — запыхтел Магнан. — Они не посмеют!

— Ретиф… Мистер… — встревоженно спросил Росток, — он это всерьез?

— Боюсь, что так, Росток, — ответил Ретиф. — Но ты не волнуйся. До этого мы доводить не станем. Ну что, мистер Магнан, пошли?

Магнан с трудом сглотнул стоявший у-него в горле комок.

— Полагаю, лучше быть уютно удушенным в снабженной всеми удобствами цивилизации камере, чем свариться заживо, — сдавленным голосом произнес он, и оба землянина вышли из тени на залитый оранжевым солнцем берег.

7.

— Мудрое решение, мякотники, — прошептал Склиз. — В награду за такую сговорчивость обещаю вам, что ваши останки будут отправлены вашим близким в соответствующей упаковке и с сочувственным рассказом о том, как вы столкнулись с бдительной гроачианской аппаратурой, предназначенной для отлова шпионов, и были ликвидированы ею еще до моего личного вмешательства, каковое могло бы спасти вас от справедливой кары за совершенные вами преступления.

— Что ж, вы весьма любезны, Великий Командор, — произнес Магнан, ухитряясь соорудить подобие улыбки. — Но не позволите ли мне предложить одну маленькую поправку? Почему бы вам не вмешаться немного раньше и не возвратить нас близким живыми-здоровыми — это стало бы трогательным проявлением межпланетной дружбы…

— Мои наблюдения над природой землян показывают, — перебил его Склиз, соединяя глаза башенкой, что вовсе не произвело на пленников успокоительного воздействия, — что ваши сородичи наиболее щедры к тем, кто придерживается политики несговорчивой враждебности. Данное проявление решительной натуры гроачи, вне всяких сомнений, значительно увеличит субсидирование Землей Программы Обеспечения Поголовной Полу-грамотности Гроачи, каковые средства, разумеется, будут втихую потрачены на давно назревшую модернизацию нашего флота.

— Но почему? — вопросил Магнан и безутешно звякнул цепями. — Почему все мы не можем быть просто добрыми друзьями?

— Увы, — сказал Склиз. — Помимо того обстоятельства, что мы, гроачи, находим вас, мякотников, на редкость отвратительными для любого из девяти наших чувств, отчего пребывание в вашем обществе становится для нас неудобным, помимо того также, что амбиции землян в отношении галактической экспансии находятся в противоречии с судьбой, предначертанной гроачи, плюс еще тот факт, что я должен как-то вознаградить себя за все неприятности, которые именно ты причинил мне, злонамеренно саботируя мои меркантильные устремления на Лягвии IV, — помимо всех этих небезынтересных материй, говорю я, существует еще необходимость заткнуть вам обоим рот.

— За-заткнуть рот? — спросил Магнан. — Господи, Командор Склиз, если вы имеете в виду небольшое взаимонепонимание, приведшее к нашей незапланированной высадке на Юдору, так тут и говорить больше не о чем! Помилуйте, я о нем уж и думать забыл! На самом-то деле, причиной высадки явилась, скорее всего, ошибка, совершенная при пилотировании моим коллегой, мистером Ретифом…

— Он имеет в виду вовсе не это, мистер Магнан, — поправил Ретиф. — Он имеет в виду свою попытку использовать Юдору в качестве дымовой завесы, позволяющей гроачи скрытно обрушиться на Империю Фрайров.

— Умолкни, ты, многоречивый! — прошипел Склиз, но в разговор уже встрял Оккийокк, чье изображение на расположенном за спиной у Склиза переговорном экране мирно усаживалось в замысловатое кресло:

— Кто таков! Моя в изумлении! Боже! Поговори еще!

— Идиот! — Склиз вскочил на ноги и нацелил на Ретифа вибрирующий зобный мешок. — Твои беспочвенные инсинуации лишают тебя последних сладостных мгновений жизни! — Он сделал знак страже. — Начинайте казнь немедля!

— Не поспешай, пятиглазый! — пророкотал Оккийокк. — Поговори со мной, землянин, моя интересуется, о да! Высказывай!

— Не суйся в это, Оккийокк, — прошипел Склиз, между тем как стража с готовностью рванулась вперед.

— Моя слушает! — возопил Оккийокк. — Ты позабыла, Склиз: мои орудия взяли тебя на пушку! Моя поболтает с этим землянином, а тебя разнесет на куски, иначе!

— Вы бы лучше его успокоили, Склиз, — посоветовал Ретиф. — Если вспомнить, что ваш флот состоит из закамуфлированных барок с муляжными пушками, слишком пугать его не в ваших интересах.

Склиз в ответ только забулькал.

— Пушек нет? — фыркнул Оккийокк. — Добрая весть! Скажи еще что-нибудь, землянин!

— Все очень просто, — объяснил Ретиф. — Склиз заманил вас сюда, чтобы ваши боевые корабли не путались у него под ногами. Это позволит ему напасть на ваши обитаемые планеты, встречая лишь минимальное сопротивление. Бомбардировка, надо полагать, теперь уже в полном разгаре.

— Ложь! — Склиз наконец овладел своим сиплым голосом. — Оккийокк, не слушай гнусных наветов предателя! Он желает поссорить нас друг с другом.

— Я благодарен тебе до краев, землянин! — Не обращая никакого внимания на призывы Склиза, проскрежетал Командующий фрайров голосом, каким кричит стальная балка, когда ее режут. — А ты изготовься к кончине, гроачианский пупырь! Притворимся, что мы сильно воюем, да? — так твоя говорила? Всех одурачим, да? А после соединимся и вторгнемся на Землю? Пироги и пышки! Ты меня и на волос не обманул никогда! Держитесь за шляпы, ребятки…

— Не стреляй! — взвизгнул Склиз. — Мякотник лжет, и я могу доказать это самым драматическим способом, распылив твою злокачественную рухлядь на составляющие ее атомы!

— Ретиф, скажите же что-нибудь! — взвыл Магнан. — Если они откроют огонь…

— Тогда вы умрете, мякотники! — прошипел Склиз. — Если победа достанется им, вы погибнете вместе с моим флагманом, но если я их одолею, о, тогда вы еще долго протянете под ножами моих виртуозов!

— Кого это ты одолеешь — с поддельными-то пушками? — осторожно осведомился Оккийокк.

— Ретиф! — воскликнул Склиз. — Признайся здесь, перед ним, что ты солгал, иначе украшением твоей кончины станут пытки, доселе неведомые!

— Вы бы лучше открыли огонь побыстрее, если, конечно, можете, — ответил Ретиф. — Что же до вас, Генерал, — обратился он к экрану, — то хочу вам напомнить: первый кус всегда слаще…

— Что вы такое говорите, Ретиф? — взвизгнул Магнан. — Зачем вы сводите их с ума? Кто бы из них ни победил, мы-то с вами останемся внакладе!

— Моя запуталась! — объявил Оккийокк. — Великолепная мысль — перестрелять безоружных пятиглазых, но если землянин соврал?

— Не позволяйте ему первым наброситься на вас, Склиз, — посоветовал Ретиф.

— Старший пушкарь! — прошипел Командор гроачи, агония коего разрешилась внезапным решением. — Всем батареям — залповый огонь!

Отклик оказался мгновенным, внутренняя связь донесла до присутствующих череду гулких щелкающих звуков. Следом послышался голос ошалелого Старшего пушкаря:

— Ваша Возвышенность, с прискорбием доношу…

— Саботаж! — взвыл Склиз. Оккийокк застыл на экране, не донеся одну из перстовидных конечностей до большой красной кнопки.

— Что, не взрывается? Пушечки в поломанности, как и информировал землянин? Великолепно! — предводитель фрайров помахал глазными отростками. — Настало время истребления тебя безо всякой спешки! Орудийный мастер, приказываю пробить в флагмане пятиглазых окошко пошире, чтобы Командор Склиз мог с удобством наблюдать за происходящим!

Склиз зашипел и метнулся к дверям, в которых ему пришлось немного подраться со стражниками, поспевшими к выходу раньше него. Магнан закрыл руками уши и зажмурился.

— Кого? — донесся со стороны экрана озадаченный голос Оккийокка. — Какого? Неисправность огненной части в такое время? Моя в нестерпимос-ти! Карамба! О дьявол!

— Господа, советую вам обоим расслабиться, — Ретиф слегка возвысил голос, перекрывая беспорядочный гвалт. — Стрелять больше никому не придется.

— А-а-а… так твои шпионы проникли на мой флагман! — зашипел Склиз. — Мало пользы будет тебе от этого, Ретиф! Дай только выйти в космос, и я приложу все силы моего творческого разума, чтобы достойно наградить твоих дрожащих от ужаса приспешников! — Он порылся в своем одеянии и извлек командирский микрофон. — Главный инженер! На взлет! Аварийная процедура!

— Боюсь, Склиз, вас ожидает новое разочарование, — произнес Ретиф после недолгой паузы, во время которой никаких толчков не случилось. — Росток чрезвычайно чувствителен к ракетным выхлопам, — мягко пояснил он. — Ergo — никаких взлетов.

— Росток? — взвизгнул Склиз, размахивая глазами, с которых во время свалки в дверях посшибали драгоценные фильтры. — Росток?

— Росток, — пробормотал Оккийокк. — Какой Росток, который?

— Росток! — задохнулся Магнан. — Но… но…

— Я погиб? — прошептал Склиз. — Пойман в ловушку предательством вероломных мякотников? Но торжество твое будет недолгим, о мой Ретиф! — И, выхватив затейливо изукрашенный револьвер из висевшей у него на костлявом боку отделанной под крокодилову кожу пластмассовой кобуры, гроачи прицелился…

— Куда ни кинь, все клин, — сказал Ретиф, пока оторопевший Склиз, выкатив все пять глаз, таращился на кораллового оттенка цветочек, выросший в дуле его оружия. — Росток слишком ценит беседы со мной, чтобы позволить вам понаделать во мне дырок. Верно, Росток?

— Совершенно верно, Ретиф, — прострекотал грациозный цветочек голоском небольшого сверчка.

— Моя смывается, кланяюсь всем святым! — долетел с экрана голос Оккийокка. — Навигатор, полный вперед!

— Бессмысленно, Генерал, — сказал Ретиф. — Вы уже вросли в землю. Боюсь, что у вас вместо полевых обмоток — сплошные вьюнки.

— Так вот почему Ренфру не смог взлететь! — ахнул Магнан. — Впрочем, я, разумеется, знал это с самого начала.

— Что это значит? — прошептал Склиз.

— Это значит, что местное население, состоящее всего из одного живого существа, одолело вас без посторонней помощи, — объяснил Ретиф, обращаясь к обоим вражеским предводителям. — А теперь, господа, если вы готовы к переговорам, Росток с удовольствием обсудит с вами условия вашей капитуляции.

8.

— Бог ты мой, Ретиф, — сказал Магнан, оправляя красно-коричневые отвороты своей сверхофициальной утренней визитки перед сверкающим золотой рамой зеркалом, установленным рядом с красного дерева дверями кабинета Первого Заместителя.

Министра Внеземных Дел. — Если бы мы не улучили минуту и не отправили по передатчику Склиза сигнала бедствия, пока Росток принимал их капитуляцию, мы бы до сих пор помирали от скуки на этом унылом острове.

— Сомневаюсь, — заметил Ретиф, — чтобы мы так уж скучали в обществе нескольких сот выброшенных на берег матросов, которые рыщут по лесам, обвиняя нас во всех своих бедах.

— А жуткое все-таки ощущение, когда каждый кустик или сучок тараторит на разговорном фрайрском и безупречном гроачианском, с увлечением ведя двенадцать сотен переплетающихся разговоров одновременно!

— Думаю, со временем Росток освоит приемы, необходимые для отделения одной темы от другой, — сказал Ретиф. — Даже если судить по исследованиям, проведенным на небольшом фрагменте, изъятом из его четырехмильного мозга, он должен обучаться быстро.

— Методы продуктивных переговоров он безусловно освоил с рекордной скоростью, — согласился Магнан. — Знаете, мне даже немного жаль этих бедняг, Склиза с Оккийокком: кораблям их так и предстоит валяться на земле, а сами они будут теперь до бесконечности поставлять своему победителю сменные команды собеседников.

Ретиф н Магнан обернулись, услышав, как за их спинами открылась дверь лифта. Из. лифта вышел курьер, толкающий перед собой сервировочный столик, на котором помещался тиковый тубус, содержащий высокое, смахивающее на лилию растение с шестидюймовым изжелта-розовым цветком.

— А, джентльмены, — сочным тенором приветствовал их цветок, — рад сообщить, что новизна обстановки влияет на меня животворно — по крайней мере на этот мой фрагмент!

Магнан чуть заметно содрогнулся.

Из кабинета Заместителя высунулся тощий человечек в толстых очках.

— Заместитель Министра примет вас сию же минуту, — объявил он и придержал дверь, чтобы курьер мог вкатить столик.

— Господин Заместитель Министра, — величественно произнес Магнан, — я имею честь представить вам Его Превосходительство Растительного Посла.

— Чрезвычайно польщен знакомством с вами, сэр или мадам, — зарокотал Громбах, учтиво склоняя голову к цветку, который закивал в ответ. — А теперь расскажите мне в подробностях, как вам удалось в одиночку захватить два боевых флота в полном вооружении…

Ретиф с Магнаном удалились, оставив Первого Заместителя внимательно слушать рассказ своего гостя о беспримерной победе.

— Похоже, Ростку лоботомия не повредила, — довольно заметил Магнан. — Ну что же, Ретиф, я должен спешить. Я тут разжился небольшим черенком, хочу подсадить его в клумбу под окнами посольства гроачи.

И он торопливо удалился.

— Те-те-те, — донесся из красной бутоньерки, украшающей лацкан Ретифова сюртука, тоненький голосок, — ту мою часть, что осталась с Первым Заместителем, угощают довольно рискованным анекдотом о перекрестном опылении бледных бегоний…

— Подслушивание частных разговоров, Росток, считается неприличным, — указал ему Ретиф.

— А что я могу поделать? — запротестовал цветок. — В конце концов, разговор-то ведется со мной!

— Просто не повторяй того, что услышишь. Если, конечно, — прибавил Ретиф, сворачивая к бару для сотрудников — ты не услышишь чего-либо такого, о чем мне, по твоему мнению, следует знать…

Оступление не прекупается.

1.

Когда Ретиф вышел из космического челнока, спустившего его с орбиты на поверхность планеты, по покрытию посадочной площадки хлестал проливной дождь. Со стороны низких грибообразных навесов, предназначенных для прибывающих, к нему, расплескивая лужи и возбужденно размахивая руками, устремилась щуплая фигура в просторном непромокаемом пончо.

— Как у тебя с врагами, приятель? — нервно спросил пилот челнока, не отрывая глаз от приближающегося человека.

— Имеются, в разумных количествах, — ответил Ретиф и закурил сигару, которая принялась шипеть и щелкать, едва дождь коснулся зажженного кончика. — Впрочем, это всего лишь Советник Посольства Магнан спешит порадовать меня отчетом о последних приключившихся с ним несчастьях.

— У нас нет ни минуты времени, Ретиф, — едва успев добежать, сообщил запыхавшийся Магнан. — Посол Гроссляпсус в пять вечера созывает сотрудников на экстренное совещание, — осталось всего полчаса. Если поспешить, мы как раз успеем. Я уже переговорил с кем следует на таможне и в иммиграционной службе; я знал, что вы непременно захотите присутствовать там, чтобы, э-э-э…

— Разделить с вами позор? — подсказал Ретиф.

— Дудки, — ответил Магнан, — смахнув каплю дождя с кончика носа. — Если хотите знать, у меня есть шанс получить награду за мою работу в Программе Культурной Помощи. А вам просто-напросто полезно будет приступить к изучению местной специфики, — пояснил он и повел Ретифа к посольскому автомобилю, поджидавшему их неподалеку.

— Согласно самому распоследнему Дополнению к Обзору Корреспонденции, — сказал Ретиф, когда они поудобнее устроились на обтянутых ворсистой тканью сиденьях, — строительство должно завершиться на следующей неделе. Надеюсь, все идет как следует, по расписанию?

Магнан наклонился, чтобы кончиками пальцев постучать по стеклу, отделяющему закрытый пассажирский салон от открытого сиденья водителя; их шофер, растрепанный туземец, похожий на клубок лиловой вермишели, увенчанный остроконечной шапочкой с лакированным козырьком, изогнул нечто, — Ретиф решил, что это ухо, — дабы выслушать указания землянина.

— По пути завернем к театру, Чонки, — распорядился Магнан и, с самодовольным видом повернувшись к Ретифу, продолжил беседу: — Я отвечу на ваш вопрос. Рад сообщить, что строительство идет без сучка без задоринки, мы не сталкиваемся ни с какими препятствиями. Фактически мы завершили его на неделю раньше намеченного. Я — Начальник Строительства и рассчитываю получить за него, так сказать, еще одно перо на свою шляпу, вполне заслуженное, особенно если учесть тяжелые погодные условия, в которых нам приходится работать здесь, на Хляби.

— Вы сказали «театр»? Насколько я помню, первоначальное предложение предусматривало строительство спортивной арены класса «Янки-стадион».

Магнан надменно улыбнулся.

— Я решил, что пришло время сменить пластинку.

— Поздравляю, мистер Магнан, — Ретиф приветственно взмахнул сигарой. — А я уже начал опасаться, что Дипломатический Корпус так и будет до скончания времен одаривать беззащитные народы бейсбольными бриллиантами — один крупнее и великолепнее другого, а гроачи, пытаясь сравнять счет, все более громадными и уродливыми театрами.

— Только не на этой планете, — с удовлетворением заявил Магнан. — Я расколотил вахлаков на их собственном поле. То, что я вам сейчас сообщу, является совершенно секретными сведениями, прошу вас помнить об этом. Так вот, на сей раз именно мы возводим Большой театр!

— Мастерский гамбит, мистер Магнан. Как его восприняли гроачи?

— Хм. Должен признать, они ответили нам довольно остроумным контрударом. Из информированных источников мне известно, что эти обезьяны в отместку затеяли собирать дубликат «Янки-стадиона».

Магнан вперился в дождевую пыль, пытаясь пронзить ее взором. В туманной дымке рисовались выстроившиеся вдоль извилистой улицы неказистые здания, еле различимые сквозь несомые ветром завесы дождя. Затем впереди наметилась прореха, нарушавшая их упорядоченный строй, и машина неторопливо поплыла мимо какой-то большой бесформенной груды. Магнан нахмурился.

— Эй, Чонки, — окликнул он водителя, — я же приказал тебе ехать к строительной площадке!

— Донятное пело, начальник, — мирно ответил голос, каким иногда поет засорившийся водосток.

— Пот и вриехали.

— Чонки, ты что, напился?

— Да стоб я чтох! — Чонки ударил по тормозам, на ветровом стекле заерзали «дворники»; тяжело вздохнула, веером раскидывая брызги по усеянной лужами мостовой, воздушная подушка. — Натрите, смочальник, — мы же уло через прямицу от Бубличной Пиблиотеки, nicht wahr[12]?

— Ты хочешь сказать, Библичной Публиотеки, то есть, это я хотел сказать, Блнбличной Пубнотеки, тьфу!..

— Жак я те и говорю. Тон вам бубличка, а сам тройка! — Чонки махнул пучком вермишелин.

— Видимость на Хляби просто кошмарная, — запыхтел Магнан. Он опустил стекло и отпрянул, когда дождь хлестнул его по лицу. — И все же никогда бы не подумал, что ухитрюсь не признать собственной стройки…

— Вообще-то это сильно смахивает на рухнувший цирк шапито, — сказал Ретиф, оглядывая полакра какой-то ткани, подпираемой снизу полудюжиной покосившихся подпорок.

— Оптическая иллюзия, — твердо сказал Магнан.

— Конечно, здание накрыто, секретность, сами понимаете. Ну и потом освещение, оно, понятное дело, придает зданию такой… такой какой-то приземистый и как бы непродуманный вид.

Он вглядывался сквозь потоки дождя, жмурясь и прикрывая ладонью глаза:

— Все же давайте вылезем и рассмотрим его поближе.

Распахнув дверь, Магнан выкарабкался наружу, Ретиф последовал за ним. Они пересекли дорожку, выложенную цветным кафелем, перескочили через узкую клумбу с уже высаженными на ней зелеными цветочками — каждый диаметром этак с фут. Магнан отвел в сторону полотнище пластиковой пленки, и взорам посетителей предстал зияющий котлован, из грязного дна которого торчали трубы, предназначенные, видимо, для подключения электричества и водоснабжения.

— Сичево небе, — сказал Чонки, с восторгом заглядывая Магнану через плечо. — Сде вы это каклали, мастер Мигнан!

— Сде я каклал что? — каркнул Магнан.

— Ну, сгибы оно чтонуло, — пояснил Чонки. — Доторое ком-то.

— Ретиф, — прошептал Магнан, промаргиваясь что было сил. — Подтвердите, что мне это привиделось, то есть, что мне это не привиделось.

— И так, и этак все будет похоже на правду, — ответил Ретиф.

— Ретиф, — надтреснутым голосом произнес Магнан. — Вы понимаете, что это значит?

Ретиф бросил сигару в пустой котлован, и она, зашипев, погасла.

— Либо вы надо мной подшутили насчет строительства…

— Уверяю вас…

— …либо мы стоим не на том углу…

— Невозможно!

— …либо, — закончил Ретиф, — кто-то украл ваш Большой театр.

2.

— А я-то размечтался о перьях на шляпу, — простонал Магнан, когда автомобиль резко затормозил перед импозантным фасадом Посольства Земли. — Хорошо, если после такого фиаско с меня и саму-то шляпу не снимут — вместе с головой. Даже не представляю, как мне признаться Послу Гроссляпсусу, что его любимое детище пропало невесть куда!

— Ну, я уверен, что вам удастся вывернуться из этой истории с присущей вам изобретательностью, — утешил его Ретиф, когда они оказались под моросящей с неба водичкой.

Швейцар-хлябианин в мешковатом форменном дождевике приветственно помахал землянам пучком извивающихся фиалковых волокон.

— Джевет, принтльмены, — сказал он, когда дверь, ухнув, отворилась. — Сладный вождик, а?

— Чего уж в нем такого сладного? — ядовито осведомился Магнан. — Послушайте, Харвей, Его Превосходительство уже пришел?

— Месять динут ному тазад — и сердой такитый, даже скрасьте не здазал.

Войдя в посольство, Магнан вдруг прижал ко лбу ладонь.

— Ретиф, что-то у меня голова раскалывается, я, пожалуй, пойду прилягу. Вы тут пока повертитесь и как-нибудь между делом расскажите Послу о случившемся. Может, вам удастся внушить ему, что это все мелочи. Не стоит его так сразу расстраивать, верно?

— Неплохая мысль, господин Магнан, — согласился Ретиф, отдавая плащ гардеробщику. — Я намекну, что это рекламный трюк, выдуманный вами, дабы подогреть интерес публики к открытию театра.

— Прекрасная идея! И постарайтесь создать у Посла впечатление, что перед самым праздником вы вернете театр на место… — и Магнан с надеждой уставился на Ретифа.

— Поскольку я появился на планете всего пятнадцать минут назад, боюсь, что такое обещание будет с моей стороны несколько самонадеянным. И, кроме того, Посол, быть может, захочет узнать, чего это вы улеглись, когда наступил критический момент в отношениях между Землей и Хлябью.

Магнан вновь застонал, но уже выражая покорность судьбе.

— Поторопитесь, джентльмены, — обращаясь к ним, закричал из двери лифта, расположенного на другом конце вестибюля, невысокий чернобровый мужчина в военном мундире. — Мы не едем, вас дожидаемся.

Магнан расправил узкие плечи.

— Уже идем, полковник Потом, — хрипло ответил он и прибавил вполголоса: — Запомните, Ретиф, нам следует вести себя так, словно исчезновение между завтраком и обедом здания ценой в десять миллионов кредиток — самое обычное дело.

— Я не ослышался, кто-то что-то говорил об обеде, — поинтересовался из глубины лифтовой кабины дородный дипломат.

— Вы же только что поели, Лестер, — напомнил тощий Коммерческий Атташе. — Что касается вас, Ретиф, вы выбрали для появления здесь не самый удачный момент: я так понял, что Посол нынче зол до неистовства.

Магнан нервно взглянул на Ретифа.

— Э-э-э… а известно ли кому-нибудь, чем именно удручен Его Превосходительство? — поинтересовался он, обращаясь ко всем присутствующим сразу.

— Да кто ж его знает? — пожал плечами Атташе.

— В прошлый раз это было изменение соотношения количества едоков и пирожков в закусочной посольства в сторону уменьшения последних.

— На сей раз он ярится куда пуще, чем в период пирожкового кризиса, — спокойно заметил полковник Потом. — Чует мое сердце, полетят нынче головы.

— А не связано это как-либо с… э-э-э… с чем-то, что, возможно… м-м-м… пропало? — осведомился Магнан с неумело разыгранной безучастностью.

— Ага! — оживился тощий Атташе. — А ведь ему что-то известно, джентльмены!

— Как это вам всегда удается первым прознать, что к чему? — печально спросил полковник.

— Ну, что до этого, — начал Магнан…

— Мистер Магнан дал слово ничего никому не рассказывать, джентльмены, — вмешался Ретиф. Тут кабина остановилась, и двери, скользнув, выпустили дипломатов в просторный зал заседаний, устланный толстым ковром.

Середину зала занимал продолговатый полированный стол, практически голый, если не считать длинных желтых блокнотов и карандашей, лежащих напротив каждого из предназначенных для дипломатов мест. Несколько минут прошло за тихой возней: дипломаты, все как один закаленные в боях ветераны, суетились, занимая приглянувшиеся места, наилучшим образом сочетающие близость к креслу Посла с неприметностью, невредной, если Послу вдруг приспичит отыскивать козла отпущения.

Когда распахнулась дверь, ведущая во внутренние покои посольства, и в зал на всех парах влетел Посол Гроссляпсус, джентльмены разом встали. Украшенное множеством подбородков лицо Посла было свирепым. Он без особого одобрения оглядел собравшихся в зале бюрократов, уселся в кресло, которое едва успел отодвинуть для него подскочивший Сельскохозяйственный Атташе, пронзительным взглядом окинул стол и откашлялся.

— Заприте двери, — приказал он. — Садитесь, джентльмены. У меня для вас серьезная новость. —

Он выдержал пугающую паузу и мрачно закончил:

— Нас обокрали!

Шелест пронесся вдоль стола; взоры присутствующих обратились на Магнана.

— Обокрали! — повторил Гроссляпсус, подчеркнув сказанное ударом кулака, от которого подскочили все карандаши плюс немалое число дипломатов. — Я давно уже подозревал, что кто-то ведет нечистую игру. Некоторое время назад худшие мои опасения подтвердились. Джентльмены, один из нас — вор!

— Один из нас? — выпалил Магнан. — Но как же… я хочу сказать, зачем… то есть… господин Посол… как же мог кто-то из нас, э-э-э, похитить то, о чем вы говорите?

— У меня это тоже не укладывается в голове! Было бы также логичным поинтересоваться, как мог кто-либо из связанных с нашей миссией забыться настолько, чтобы кутать грудь, которая его питает? То есть пикать срудь, готорая его кутает. Я хочу сказать, тусать круть, догорая его купает. Будь оно проклято, вы знаете, что я хочу сказать! — Гроссляпсус схватил стакан, одним махом выдул из него всю воду и горестно пробормотал: — Я проторчал здесь столько времени, что совершенно уже разучился выражаться по-людски.

— Вы что-то такое говорили насчет вора, шеф, — подсказал полковник Потом. — Интересно, как это…

— «Интересно» — вряд ли уместное в подобных обстоятельствах слово, — рявкнул Гроссляпсус. — «Пугающе» — немного ближе к цели. «Ужасно», будучи словом несколько вялым, хотя бы отчасти содержит требуемый оттенок значения. Это событие прискорбным пятном ложится на страницы летописей ДКЗ, джентльмены! Удар нанесен по самым основаниям Галактического содружества!

Общие восклицания наподобие «Правильно, шеф!», «Прекрасно сказано, сэр!» и одинокое «Как скажете, начальник!», испущенное Пресс-Атташе, создали необходимый контрапункт к заявлению полномочного представителя Земли.

— Итак, если у кого-либо есть что сказать в связи с возникшим кризисом… — зловещий взгляд Гроссляпсуса перебрал присутствующих и остановился на Магнане.

— Все почему-то смотрят на вас, Магнан, — прокурорским тоном промолвил Посол. — Если у вас имеются какие-нибудь соображения, не медлите. Высказывайтесь!

— Ну, если говорить по существу дела, сэр, — сглотнув, залепетал Магнан. — Я просто хотел сказать, что я лично был чрезвычайно испуган, то есть, я имею в виду шокирован, когда обнаружил пропажу. Бог мой, да перья на шляпе дыбом встали, вернее…

Выражение лица Гроссляпсуса по-прежнему оставалось зловещим.

— Вы хотите сказать, что уже знали об этой пустяковой краже, Магнан?

— Да и…

— И вы не потрудились поделиться своими познаниями со мной? — Посол все сильнее накалялся.

— По-настоящему я узнал о ней лишь несколько минут назад, — поспешил объясниться Магнан. — Милость Господня, да разумеется, вы проведали обо всем куда раньше моего, сэр! Я просто к тому, что могу подтвердить сделанное вами открытие, — хотя, конечно, никаких подтверждений и не требуется, сэр.

Он замолчал и снова сглотнул.

— Вот, джентльмены, смотрите, — любовно сказал Гроссляпсус. — Вот как должен, по моим представлениям, выглядеть бдительный чиновник. В то время как все вы, погрязнув в своих делишках, даже не помышляли о том, что некая вороватая лапа пытается нанести нашей миссии непоправимый ущерб, мой Советник, мистер Магнан, единственный среди моих подчиненных, учуял запах жареного! Примите мои поздравления, сэр!

— Я чего, я, это… спасибо, господин Посол, — Магнан ухитрился соорудить слабенькую улыбку.

— Я, конечно, стараюсь не отставать от событий…

— И поскольку вы, судя по всему, полностью в курсе дела, я поручаю вам следствие и прошу вас, не мешкая, разобраться в происшедшем. Я не премину передать вам мои записи. — Гроссляпсус оттянул обшлаг рукава и бросил взгляд на часы. — Прошу простить, но в настоящий момент вертолет для особо важных персон прогревает на крыше двигатели, чтобы подбросить меня до Секретариата, где я, по всей видимости, пробуду остаток вечера: мне предстоит провести с Министром Иностранных Дел переговоры на высшем уровне по поводу распределения плодов пачкули в предстоящем финансовом квартале. Создается впечатление, что наши гроачи-анские коллеги вознамерились вытеснить нас из торговли предметами роскоши, а я не могу допустить, чтобы в моем досье появилось пятно подобного рода. — Посол встал. — Проводите меня до вертолетной площадки, Магнан, я должен дать вам последние указания. Что же до всех прочих — пусть достижения Магнана послужат для вас примером. Вы, как вас там… — Он ткнул пальцем в Ретифа. — Вы можете поднести мой портфель.

Когда они поднялись на крышу, залитую дождевой водой и придавленную вечно свинцовым небом, Гроссляпсус повернулся к Магнану.

— Я ожидаю от вас быстрых действий, Бен. Мы не вправе допустить, чтобы штучки такого рода сходили кому-либо с рук.

— Сделаю все, что смогу, сэр, — прочирикал Магнан. — Ия хотел бы еще сказать, как это благородно с вашей стороны не возлагать на меня персональную ответственность за случившееся… конечно, по cytn дела, меня обвинить не в чем, однако… '

— Обвинить вас? Хм. Нет, не вижу, что бы я мог на этом выгадать. Кроме того, — добавил он, — вы же не состоите в Административном отделе…

— В Административном, сэр? Но при чем тут…

— Проведенный мною анализ регистрационных документов показывает, что пропажи, постепенно накапливавшиеся в течение двух лет, к настоящему времени вылились в недостачу примерно шестидесяти семи гроссов! Шестьдесят семь раз по двенадцать дюжин, Магнан! Подумайте об этом!

— Шестьдесят семь Больших театров? — проблеял Магнан.

Гроссляпсус поморгал, затем позволил улыбке чуть приподнять уголок его рта.

— Ваш намек совершенно излишен, Магнан. Разумеется, я не забыл о том, что вы великолепно справились со строительством и смогли завершить его на шесть дней раньше срока. Завтрашнее торжественное открытие театра будет одним из самых ярких эпизодов в моем докладе об эффективности наших мероприятий — так сказать, яркой звездой на моих горизонтах. Не удивлюсь, если чиновник, отвечающий за строительство, будет представлен к награде. — Посол подмигнул, но тут же вновь помрачнел. — Однако не следует допускать, чтобы предстоящее нам удовольствие вытеснило из нашего сознания вопрос о пропавших канцелярских скрепках! О скрепках мы должны помнить!

— Кан-канцелярские скрепки, сэр?

— Истинные потоки их, Магнан, утекают неведомо куда, полностью исчезая из отчетов посольства о расходовании материалов! Возмутительно! Но к чему лишние слова, мой мальчик, вы не хуже меня сознаете серьезность создавшегося положения. — Гроссляпсус потрепал подчиненного по тощему плечу. — Помните, Магнан, я на вас рассчитываю!

Он шагнул к вертолету, забрался в него и уселся в кресло. Двигатели застрекотали — все громче и громче — легкая машина поднялась, вонзилась в тучи и пропала из виду. Потрясенный Магнан повернулся к Ретифу.

— Я… я думал… я думал, он в курсе…

— Это я уже понял, — посочувствовал ему Ретиф.

— Ну ничего, у вас еще остается возможность все ему рассказать, нужно только выбрать подходящий момент. Может быть, когда он будет прикалывать к вашему фраку медаль?

— Как вы можете шутить в такую минуту? Вы понимаете, что теперь я должен раскрыть не одно, а два преступления, и все это до того, как Посол с Министром прикончат бутылку портвейна?

— А что, это мысль, — может, оптом-то и дешевле встанет? И все же нам лучше начать действовать, пока они не повысили ставки.

3.

У себя в кабинете Магнан обнаружил ожидавший его конверт с Большой Печатью Гроачианской Автономии.

— Это памятная записка от Посла Шниза, — сказал он Ретифу. — Мерзавец объявляет, что перенес дату открытия здания, построенного им в порядке Культурной Помощи, на сегодняшнюю полночь! — Магнан со стоном отшвырнул письмо.

— Это последний удар, Ретиф. Он открывается, а я не могу выставить в ответ даже ларька!

— Как я вас понял, гроачи отставали от расписания, — сказал Ретиф.

— Они и сейчас отстают! Вся эта афера совершенно невероятна, Ретиф! Кто может украсть за одну ночь целое здание, а если и сможет, куда он его денет? И даже если они нашли место, чтобы спрятать его, и мы с вами это место отыщем, — как, черт подери, мы вернем его туда, где ему положено находиться, ко времени церемонии, которая состоится всего лишь через двадцать четыре часа по местному времени?

— Большой театр так просто не спрячешь, — сказал Ретиф. — Давайте все-таки попытаемся его отыскать. А тогда уж можно будет подумать и о том, как вернуть его назад.

— Хорошая мысль, Ретиф. Именно это я и хотел предложить. — Магнан взглянул на охватывающую его большой палец браслетку с часами. — Знаете, вы тут поболтайтесь в окрестностях, посмотрите, что к чему, пока я буду приводить в божеский вид мои бумаги, а после обеда давайте встретимся и договоримся, как будем врать дальше, — я хочу сказать, составим рапорт, показывающий, что мы приняли все возможные меры.

Выйдя из кабинета Советника, Ретиф заглянул в Коммерческий отдел. Напрочь лишенный подбородка клерк выглянул из-за груды газетных вырезок:

— Привет, мистер Ретиф. Прибыли, значит. Добро пожаловать на Хлябь.

— Спасибо, Фредди. Слушай, мне бы взглянуть на список всех грузов, ввезенных посольством гроачи за последние двенадцать месяцев.

Клерк потыкал пальцами в клавиши компьютера и, взглянув на страничку, которую тот изрыгнул, состроил гримасу.

— Что-то уж больно хлипкое они надумали выстроить, — сказал он, протягивая листок Ретифу.

— Фанера и крепежный кругляк. Впрочем, чего же от них ждать.

— Это все? — настойчиво спросил Ретиф.

— Сейчас посмотрю ввоз оборудования, — клерк ввел другой код, и после недолгого клацанья на свет появился второй листок.

— Сверхмощные подъемные устройства, — хмыкнул он. — Забавно. Фанеру они ими, что ли, тягать собираются или плашки два на…

— Четыре штуки, — кивнул Ретиф. — С широко-апертурными полями и полным комплектом захватов.

— Ого! Такими игрушками можно хлябский «Хилтон» с корнем выдрать.

— Можно, — согласился Ретиф. — Спасибо, Фредди.

Незаметно опустились сумерки; автомобиль ожидал у обочины. Ретиф велел Чонки ехать по мокрой, затененной древовидными папоротниками улице на окраину, к пустой строительной площадке, которую совсем недавно занимало украденное строение. Выйдя из машины под ровный и теплый дождик, он забрался внутрь скрывающего котлован пластикового шатра и принялся осматривать мягкую землю, освещая ее ручным фонарем.

— И чего на дам тумаете выйти? — поинтересовался Чонки, семеня рядом с ним на ножках, напоминающих раздерганные клочки мокрой пряжи. — Скростите, что прашиваю, но я зумал, что вы, демляне, не мочине любить ноги.

— Просто осматриваюсь на местности, Чонки, — ответил Ретиф. — Похоже, что щипач, который слямзил наш театр, поднял его с помощью гравитационных устройств и, скорее всего, целиком, поскольку никаких следов демонтажа я здесь не вижу.

— Я чего-то не фонял, шеп, — сказал Чонки, — вы, по-воему, говорили, что мастер Мигнан сам придумал этот прюк с комплованом, пубы интереть подогрес чтоблики к Открыциальному Офитию.

— Не бери себе в голову, Чонки, просто у меня такой способ нагнетать напряжение, — Ретиф остановился, подобрал с земли красноватый окурок наркотической палочки и понюхал его. От окурка резко несло эфиром.

— Ладно, пойдем посмотрим, чем ответили гроачи на наш культурный вызов, — сказал он по пути к ожидавшей их машине.

— Не увебен, росс, хам у них еще пуча отраны, все с кушками. Они и слизко никому дунуться не бают.

Вглядываясь в глянцевые от дождя улицы, осененные похожими на сельдерей деревами, Чонки мурлыкал себе под нос веселый мотивчик, звучавший сначала так, словно его наигрывали на гребенке, затем на арфе с резиновыми струнами, а под конец на готовой лопйуть волынке.

— Дичего, на? — похвастался он. — Мелодий я погра не икаю, но упрочняюсь, как жерт, так что и городии не за мелами.

— Гроачинские поклонники носоглоточной музыки будут валить на твои концерты толпами, — предсказал Ретиф. — Кстати, Чонки, давно гроачи строят свою спортплощадку?

— Пайте додумать: начали они ной осенью, вы, земляне, зак рак фунбамент детонировали…

— Так им уже и закончить пора, правильно?

— Па дам стервой медали него чело изменилось. И вошь сметно: как зуда ти найдешь, — ни единорога бочего нет, рана их одна.

Чонки свернул за угол и остановил машину у смутно рисующегося в вечернем сумраке забора высотой в десять футов, сооруженного из плотно пригнанных пластиковых панелей.

Оставив машину в густой тени, создаваемой раскидистой кроной гигантского папоротника, Ретиф с хлябианином пошли по панели, разглядывая сплошную стену, окружавшую целый квартал. На углу Ретиф остановился и огляделся. Уличные фонари еле тлели в тумане над безлюдными тротуарами.

— Если увидишь, что кто-то идет, сыграй пару нот на виолончели, — приказал Чонки Ретиф.

Он извлек из внутреннего кармана тонкий инструмент, вогнал его между двумя панелями и повернул. Пластик крякнул, поддался, образовалась узкая щель, сквозь которую можно было разглядеть прожектора на столбах, заливавшие желтым светом узкую полоску грязи; обильно усеянной ломаными кусками фанеры. Гигантский кусок брезента, удерживаемый целой сетью веревок, полностью скрывал расположенное под ним здание.

— Рама модная, — послышался из-под локтя Ретифа голос Чонки, — да у пих тут нолыние беремены!

— И что за перемены?

— Ну, толком донять из-за этого презента трупно, но полудились они трихо.

— Как ты насчет того, чтоб заехать в посольство гроачи? — предложил Ретиф. — Надо бы выяснить еще кое-что.

— Кобечно, пес, носехали, полько троку от этого вам не будет. Они ворожат его ток, сластно он — легендарный Норт Фокс.

— На это я и рассчитываю, Чонки.

Они проехали еще десять кварталов по пропитанным влагой улицам и, остановившись в квартале от смахивающего на крепость строения, подобрались к нему поближе, стараясь держаться в тени. Двое гроачи, облаченных в замысловатую форму, столбами стояли по бокам от ворот, проделанных в сложенной из камня стене.

— На сей раз дырку проковырять не удастся, — сказал Ретиф. — Придется лезть на стену.

— Фискованно, шер…

— Равно как и торчать на темном углу, — ответил Ретиф. — Пошли.

Пять минут спустя, перемахнув через стену при помощи свисавшей из-за нее ветви пачкульного дерева, Ретиф и Чонки уже стояли на территории посольства и прислушивались.

— Давай, Чонки, прогуляемся, посмотрим, что тут к чему, — предложил Ретиф.

— Ладно. — Чонки удлинил заканчивающуюся глазом псевдоконечность, и та осторожно заползла за угол. Прошло две минуты. Внезапно водитель замер.

— А дьягол, вроачи! — воскликнул он. — Суем отдюда, шеф!

Оченожка конвульсивно сократилась.

— Тот бега, запудался! — вскрикнул Чонки.

Ретиф обернулся и увидел, что его водитель пытается освободить оченожку, которая каким-то образом вплелась в его же собственную ногу, причем нога в свою очередь расплеталась, разительно напоминая самостоятельно распускающийся вязаный шарф.

Ретиф сделал два быстрых шага к углу здания; топоток мягко обутых ног стремительно приближался. Миг спустя из-за угла выскочил гроачи — в коротком плаще, узорчатых кожаных наголенниках на тощих ножках, глазных фильтрах солдатского образца и сверкающем боевом шлеме, — выскочил, и, налетев на вытянутую руку Ретифа, аккуратно спланировал в грязь. Ретиф подхватил распылитель, выпавший из рук гроачианского охранника, перевел его в широкоугольный режим и развернулся так, чтобы в поле действия оружия попало еще с полдюжины гроачианских стражей, рысью приближавшихся с правого фланга. Стражи понимающе замерли. В тот же миг за спиной Ретифа послышался вопль; он чуть повернул голову и увидел, как Чонки бьется в лапах еще четверых инопланетян, выбежавших из двери посольства.

— Бросить оружие и не двигаться, мякотник! — прошептал на гроачианском командующий охраной капитан.

4.

Родоначальник Шниз, Чрезвычайный Посол и Полномочный Министр Гроачианской Автономии при Хлябианской Аристархии, сидел, непринужденно откинувшись на спинку моторизованного вращающегося кресла, — пиратской копии земной дипломатической модели. За спиной его виднелась горстка помощников, свистящим шепотком обменивающихся наблюдениями. Многочисленные глаза их были скошены на Ретифа, в небрежной позе стоявшего перед Шнизом между двух стражей, уткнувших стволы распылителей Ретифу в почки.

— Как приятно вновь увидеться с вами, Ретиф, — прошептал Шниз. — Впрочем, доставить коллеге удовольствие — это всегда радость. Вы, разумеется, извините капитана Злифа, если рвение, с которым он настаивал на том, чтобы вы согласились воспользоваться моим гостеприимством, показалось вам чрезмерным, — его слишком взволновал интерес, который вы проявили к нашим внутренним делам.

— Снисходительность Вашего Превосходительства просто поразительна, — с наигранной почтительностью ответил Ретиф. — Я опасался, что вы разжалуете капитана в капралы: как-никак, а он вынудил вас раскрыть ваши карты. Никто не вызывает у дипломата такого озлобления, как тот, кто позволяет смутным подозрениям застыть, приняв форму окончательной определенности.

Шниз пренебрежительно махнул щупальцем.

— Любое хоть сколько-нибудь разумное существо, — из вежливости я включаю в их число и земных дипломатов, — в состоянии догадаться о наличии связи между пропавшим зданием и мною.

— Охо-хо, я, кажется, бонял, что было под тем презентом! — приглушенно воскликнул Чонки — приглушенно, ибо его голосовой аппарат был забит его же собственной оченожкой.

— Вот видите, даже темный туземец догадался, что существует только одно место, где можно спрятать позаимствованный театр, — беспечно продолжал Шниз. — А именно: под парусиной, натянутой над моим, так сказать, стадионом.

— Поскольку мы с вами сошлись на том, что это очевидно, — сказал Ретиф, — не прикажете ли вы солдатам распустить узлы, в которые они скрутили Чонки, а мы с капитаном Злифом тем временем от души посмеемся над вашей шуткой здоровым дипломатическим смехом.

— О нет, мы еще не добрались до самой ее соли, — возразил Шниз. — Не предполагаете же вы, мой дражайший Ретиф, что я потратил столько месяцев на тонкие дипломатические ходы единственно для того, чтобы позабавить новоприбывших земных бюрократов?

— Подобная мотивация представляется несколько шаткой, — согласился Ретиф. — Но вы же не можете вечно прятать от любопытствующих миллион кубических футов архитектурного шедевра.

— Даже и пробовать не собираюсь. Осталось подождать всего несколько часов, и мои свершения во всем их величии воссияют на местном дипломатическом небосводе, — безмятежно промолвил Шниз.

— Припомните, я ведь приблизил срок открытия гроачианского дара избирателям Хляби. Сие волнующее событие состоится нынче ночью в присутствии всех высокопоставленных лиц этой планеты, и, разумеется, члены Земной Миссии будут среди самых почетных гостей. Правительство Хляби предполагает получить от нас традиционный гроачиан-ский Большой театр, оно никакого удивления не испытает. Изумление мы припасли для землян, которых я методично вводил в заблуждение относительно того, что мы возводим бейсбольный стадион. Одним мастерским ударом я выставлю вас, землян, жалкими пройдохами, в то же самое время предъявив местной деревенщине внушительное свидетельство гроачианской щедрости — на ваши мякотные денежки! Великолепный сценарий, Ретиф, вы со мной согласитесь, не так ли?

— У Посла Гросс ляпсуса, возможно, найдутся кое-какие возражения против вашего плана, — сказал Ретиф.

— Да пусть его возражает, — беззаботно прошептал Шниз. — Вся операция была проведена под покровом ночи, никто ничего не видел и не слышал. Подъемные устройства сегодня покинули планету на нашем космическом челноке. Что толку в беспочвенных обвинениях? Гроссляпсус позаботился о том, чтобы строительство велось в обстановке строжайшей секретности, и все, чем он располагает, это его слово против моего. А готовый театр, стоящий на нашем участке,

— это веский аргумент в нашу пользу.

— Этот промер у вас не наскочит, — прохрипел Чонки. — Я вам все парты скутаю!

— Кутай на здоровье, голубчик, — надменно прошипел Шниз. — Какие бы слухи ты ни распускал ex post facto[13], на fait accompli[14] они повлиять неспособны. А теперь, прошу простить, но мне пора переодеться к празднику. — Он щелчком наставил один из глазных стебельков на капитана охраны. — Проводите их в гостевые покои, Злиф, и проследите, чтобы на время пребывания здесь они были устроены с максимальным удобством. Насколько я понимаю, из башни они смогут отличнейшим образом наблюдать за представлением.

— Предать обоих мошенников немедленной казни, выкинув их из окна? — Театральным шепотом предложил Злиф. — Раз и навсегда ликвидировать болтунов и наушников…

— Молчать, ничтожное порождение трутня! — прошипел Посол. — Не предлагать зловредных прецедентов, каковые могли бы обратить в мираж менее изобретательного дипломата, чем я! — И как бы желая успокоить Ретифа, он повел в его сторону всеми пятью окулярами и проворковал: — Вы будете вольны вернуться к исполнению ваших обязанностей, как только закончится церемония. А до той поры — приятных вам размышлений.

5.

— А я-го, дулар, потакал, что самое трудное — это уйти накраденное, — скорбно сказал Чонки, когда за ними захлопнулась дверь башенного покоя. — Ну кот, маем зны, кто его уврал, а то челку?

— Похоже, что Шниз основательно все продумал, — согласился Ретиф. И добавил: — Слушай, приятель, ты не согласился бы немного поползать в темноте?

— Размяжите узлы, и ногда мы посмотрим, что я сдогу смелать.

Ретиф принялся за работу. Десять минут спустя хлябианин со вздохом облегчения вытянул последний ярд своего тела из последнего узла. Чонки поерзал внутри своего полионового комбинезона, поровну распределяя тело между его рукавами и штанинами.

— Тапоги посерял, — пожаловался он. — Облич-ные ныли совые тапоги.

Ретиф подошел к окну и обозрел сплошную стену, отвесно уходящую к лежащему внизу просторному, мощенному жестким на вид камнем двору, по которому через правильные промежутки были расставлены гроачианские стражи. Чонки последовал за ним и тоже выглянул в окно.

— И дунуть мечего, — сказал он. — Лавайте-ка сучше росмотрим, зет ли днесь подтира…

Он подобрался к одной из дверей и заглянул в туалет.

— В сомную тачку, — воскликнул он. — Промак-нулись наши умнихи. Ну, ландо.

Он вытянул оченожку и сунул ее в унитаз, за ней потянулось волоконце, толщиной не больше карандаша, — ярд за ярдом оно отматывалось, уходя в канализацию.

— Так-так, — весело говорил Чонки. — И оболеют же шалманы, кодла я выгезу из люпа кряво сопреди двора. Все, чмо не тужно, это добраться до соузлини-тельного едина, покирнуть, вуда следует и… Ой!

Чонки вдруг замер. Он покрепче уперся в пол ногами, в отсутствие сапог имевшими довольно неорганизованный вид/и попытался вытянуть себя из унитаза. Длинный протоплазменный жгут еще удлинился, но выйти на свет не пожелал.

— Похоже, Чонки, они нас опять обхитрили.

— Еще как похоже, — донесся из-за вделанной в стену над дверью железной решетки елейный шепоток Шниза, сопровождаемый одышливой усмешкой. — Весьма сожалею, что сток у вас забился, утром пришлю кого-нибудь со шлангом.

— Ах ты ж! Этот продыра слышал кажное наше слово! — воскликнул хлябианин. — Он еще и под слушью подцверивает!

Ретиф подошел к двери, задвинул тяжелый засов, запирающий дверь изнутри, и, поймав глазами единственное оставшееся снаружи око шофера, подмигнул.

— Он просто-напросто слишком умен для нас, Чонки… Не удивлюсь, если ему все известно и про бомбу, которую мы спрятали в их посольстве, так что…

— Это еще что? Какая такая бомба? В моем посольстве? — в тревоге заскрипел Шниз. — Где она? Сию минуту скажи мне, я настаиваю!

— Молчи, Чонки, — быстро проговорил Ретиф. — Еще восемь минут и ка-ак шарахнет, а за такой срок он ее нипочем не найдет.

По интеркому было слышно, как кто-то с шипением задохнулся, потом до пленников донеслись слабые вопли гроачи. Миг спустя за дверью зашлепало множество ног. Лязгнул засов, в дверь ударили кулаки, послышались шипящие голоса.

— Что это значит, зачем вы заперлись изнутри? — донесся сквозь дверь крик Шниза.

— Семь минут, — громко сказал Ретиф. — Выше голову, Чонки. Скоро все кончится.

— Быстро бежать! — тонко взвизгнул капитан Злиф. — Оставить ублюдков на верную смерть!

— Ретиф, скажи мне, где бомба, и я замолвлю за тебя словечко перед вашим начальником! — закричал в замочную скважину Шниз. — Я объясню ему, что нельзя слишком строго садить тебя за провал задания — в конце концов, схватка заурядного землянина с обладателем такого мозга, как мой…

— Очень мило с вашей стороны, господин Посол, но, боюсь, долг требует, чтобы я оставался здесь, даже если мне придется взлететь на воздух вместе с документами, свидетельствующими о вашей полезной деятельности.

— Делаю тебе последнее предложение, Ретиф! Выйди и обезвредь свою адскую машину, а я помогу тебе взорвать посольство Земли, уничтожив тем самым все документы с неблагоприятными — хотя и абсолютно справедливыми — оценками убогой роли, которую ты сыграл в нынешних обстоятельствах!

— Весьма недипломатичное предложение, господин Посол.

— Ну ладно же, ты сам обрекаешь себя на погибель! Познать величие гнева гроачи! Наблюдать, как я эвакуирую нашу собственность, предоставив тебя с твоей жабой заслуженной вами участи!

Ретиф и Чонки услышали затихающий звук шагов. В окно они увидели, как Шниз выскочил из здания и резвой побежкой пересек двор, как за ним последовал весь его штат и как последний из штата остановился, чтобы запереть за собою ворота.

— Слутка вышла на шалаву, — голос хлябианина нарушил глубокую тишину, павшую на здание после того, как из него сбежал последний гроачи. — Но через месть шинут они наймут, что их подули. Чак затем все это?

— Затем, что теперь я могу провести шесть спокойных минут в канцелярии их посольства, — сказал Ретиф, отпирая дверь. — Офонаряй борт, пока я не вернусь.

6.

Прошло десять минут, прежде чем Ретиф возвратился в комнату и запер за собою дверь. Еще через тридцать секунд по интеркому донесся голос Шниза, с подвыванием выкрикивающий ругательства.

— Злиф! Взломать дверь и отомстить мякотнику, который выставил меня ослом перед всеми подчиненными.

— Вместо этого поспешить на место близящейся церемонии, о Возвышенный, — возразил капитан.

— Иначе упустить важный миг.

— Мне присутствовать на открытии, а тебе разделаться со злоумышленниками.

— Понять намек так, что я вправе прибегнуть к любым мерам, которые показаться уместными? — елейным шепотом осведомился Злиф.

— Не задавать идиотских вопросов, — резко ответил Шниз. — Не позволить низшим существам выжить и распространить сведения, ущемляющие достоинство Гроачианской державы!

— Впоследствии доложить Вашему Превосходительству с глазу на глаз? — промурлыкал Злиф.

— А куда ж они остальные-то досемь венут? — поинтересовался Чонки. — Ну что же, мистер Ретиф, вы с мами неплохо провели тремя, но веперь, похоже, сканавес опузается.

Он вздрогнул, ибо в дверь со звоном ударил топор, заставив ее подпрыгнуть вместе с косяком. Ретиф, стоя у окна, стягивал с себя бледно-голубую неофициальную вечернюю куртку.

— Чонки, на сколько еще ты сумеешь вытянуться?

— прокричал он, прерывая голосом грохот за дверью.

— Хммм, я унял, что на вас по уме. Пейчас сосмотрим… — Чонки извергнул из левого рукава длинный кусок крепкого каната и перебросил его через подоконник. Канат отматывался виток за витком, и комбинезон на Чонки все более обвисал.

— Тут главное не пелегянуть, — пыхтел Чонки. Комбинезон уже свободно висел на жгуте, толщиной не превосходящем большого пальца: выходя из унитаза, жгут охватывал ручку на двери туалета, пересекал комнату и исчезал в темноте за окном.

— А вес мой ты сумеешь выдержать?

— Наверняка; в тошлом пруду на гарнире я выдержал дольше полубонны на твакратный дюйм.

— Ты можешь точно сказать, где они изловили другой твой конец?

Чонки сказал. В тот миг, когда Ретиф перебросил ногу через подоконник, внизу вспыхнули факелы. Во двор вышел Гроачианский Посол во всей его церемониальной красе, образуемой рубчатой мантией в зеленых и розовых ромбах, треуголкой и усеянными самоцветами глазными фильтрами, искрившимися на каждом из пяти его глазных стебельков. Почетная охрана из четырех гроачи проводила его через ворота и погрузила в официальный лимузин, который, взревев голосом обиженного жирафа, отчалил от тротуара.

Ретиф обхватил теплый кожистый трос, образованный живой плотью, и стал спускаться.

Трос кончился в пятнадцати футах над брусчатым двором. Ретиф, прикидывая высоту, глянул вниз. В этот миг прямо под ним отворилась дверь, и из нее рысцой, на ходу прилаживая амуницию, выбежали два припозднившихся стражника. Один из них машинально задрал глаз, узрел Ретифа и заскользил, тормозя и клацая по брусчатке церемониальной пикой. Второй зашипел и описал пикой дугу, целя острым наконечником вверх.

Ретиф рухнул на них, и гроачи кубарем полетели в разные стороны, а он, перекатившись, вскочил на ноги и что было мочи понесся в тот угол двора, где помещался водосток. Грустный голубой глаз Чонки с тревогой уставился на него с верхушки хвостика, торчавшего над большим узлом, которым была завязана растянувшаяся оченожка. Торопливо, но осторожно Ретиф принялся развязывать узел. За спиной его послышались слабые крики гроачи. Новые вооруженные враги высыпали во двор, новые огни замерцали — тусклые, желтоватые, не раздражающие чувствительных глаз гроачи, но вполне достаточные, чтобы явственно осветить землянина, сидящего на корточках в дальнем углу двора. Ретиф оглянулся и увидел, что капитан Злиф несется к нему во главе построившихся клином копейщиков. Ретиф в последний раз потянул, узел разошелся, и глаз Чонки исчез в недрах посольской канализации. Землянин пригнулся, пропуская над головой пущенную в него пику. В тот же миг Злиф испустил начальственный шип, гроачианская стража взяла Ретифа в кольцо и мерцающие наконечники щетиной растопырились в дюйме от его груди. Капитан протолкался вперед и, приняв надменную позу, застыл перед пленником.

— Ну что, подлый вредитель и гнусный гонитель миролюбивых членистоногих, наконец-то ты нам попался, не так ли? — прошептал он, делая знак малорослому гроачи в штатском, сгибающемуся под тяжестью черного ящика, из которого торчали какие-то линзы. — Сделать несколько снимков меня, потрясающего перстом перед хоботом его, — приказал он фотографу. — Запечатлеть этот миг для потомства, прежде чем мы пронзим его копьями.

— Немного вправо, Ваше Капитанство, — попросил штатский. — И сказать мякотнику, чтобы присел, а то он в рамку не влезает.

— А еще того лучше, приказать ему лечь на спину, чтобы Капитан могли утвердить ногу у него на груди, — предложил капрал.

— Подать мне пику и очистить сцену от рядовых,

— приказал Злиф. — Не замутнять чистый образ моего торжества посторонними элементами.

Стража послушно отступила на несколько шагов, и Злиф уткнул поданную ему пику в грудь Ретифа.

— Принять смиренную позу, — распорядился он, легонько пырнув пленника в грудь.

Внезапно выражение начальственной физиономии переменилось, ибо из темноты, извиваясь, вылетела и захлестнула его тонкую шею крепкая веревочная петля. Все пять глаз Злифа выпучились, отчего с двух, тонко звякнув, слетели цирконовые фильтры, полагающиеся персонам среднего ранга. Ретиф вырвал пику из лапы очумелого офицера и развернул ее острием от себя. Стражники, еще сохранившие строй, наставили копья и рванулись к Ретифу, Злиф же, казалось, прыгнул спиной вперед, пронесся сквозь их ряды и, волоча по земле ноги, исчез в глубине двора. Половина копейщиков, разинув рты, пялилась вслед своему капитану, другая в боевой готовности подступала к Ретифу.

— А ну, быстро повидали каши гонячьи посвинял-ки! — донесся из окна наверху голос Чонки. — А то как хрябну вашего посса о башни камкой!

Гроачи повернулись и увидели, что их капитан, подвешенный за одну ногу, раскачивается в двадцати футах над брусчаткой.

— Вы бы снимочек-то сделали, — посоветовал фотографу Ретиф. — Домочадцам его отошлете. Им будет приятно увидеть, как он болтается в столь изысканном обществе.

— Помочь! — завизжал Злиф. — Сделать что-нибудь, отбракованные ублюдки, или всех сгноить в публичных садках!

— A-а, теперь чего ни сделай, все одно тебя с кашей съедят, — пробормотал сержант, махнув копейщикам, чтобы отступили назад.

— Мистер Ретиф, — позвал Чонки. — Мне как — мюкнуть его таковкой или просто выкустить ему пишки, чтобы их дождичком отполоскало?

— Предлагаю компромиссное решение, капитан, — крикнул Ретиф. — Прикажите вашим парням проводить нас наружу, и Чонки не станет любопытствовать, что там у вас внутри.

— Никогда не поддаваться, — начал было Злиф, но тут же пронзительно взвизгнул, ибо хлябианин отпустил его, позволил пролететь пару ярдов, затем поймал в воздухе и вздернул на прежнюю высоту.

— Ас другой стороны, к чему умирать в миг триумфальной победы? — резонно, пусть и испуганно спросил сам себя капитан. — Мягколицый все равно не способен помешать церемонии.

Сержант отдал команду, гроачи построились в два ряда, уткнув копья в землю.

— Выйти через боковую калитку, — велел сержант Ретифу, — и не спешить воротиться назад.

— Вы все же пистолетик-то свой лучше мне отдайте, — предложил Ретиф.

Не промолвив ни слова, младший командир подчинился. Ретиф спиной отступил к калитке.

— Жду тебя снаружи, Чонки, — крикнул он. — И поторопись, времени мало.

7.

— Видели бы вы, бакая у него рыла кожа, когда я удавился, осталив его списать с подоконника на высоте в пятьфесят дутов, — возбужденно рассказывал Чонки, гоня машину по мокрым улицам хлябиан-ской столицы. — Эти гнусные сулики подлипали меня в досаде у возостока, но я их обжадопгал: резнул черва очистные и обомел ферзавцев с шланга.

— Отличный маневр, — одобрил Ретиф своего союзника, чья потрепанная машина под оглушающий свист реактивных рулей уже огибала угол. Прямо перед ними обнаружилась группа чиновных землян, стоявших на шатровом крыльце Посольства Земли. Машина Чонки, тихо скользнув, пристроилась за сверкающим черным лимузином Посла. Едва Ретиф вылез под дождь, как к нему кинулся Магнан.

— Все погибло! — простонал он. — Посол Гроссляпсус вернулся полчаса назад, пришел в ярость, когда я сказал ему, что гроачи намерены произвести открытие своего здания сегодня в полночь, и распорядился перенести срок нашего торжества на 11.59 нынешней ночи! Через минуту он выйдет при всех регалиях и со всеми корреспондентами и направится к театру, чтобы опередить Шниза! И когда мы стянем все эти полотнища, а под ними ничего не окажется…

Магнан умолк, услышав за своей спиной какие-то звуки. На крыльце появилась внушительная фигура Посла Гроссляпсуса в сопровождении стайки бюрократов. Сдавленно взвыв, Магнан затрусил навстречу шефу. Ретиф отошел к лимузину и заглянул в окно водителя.

— Поезжай прямо на стройплощадку гроачи, Хамфри, — приказал он. — И чтобы мигом доехал.

— Подожмите динуту, — запротестовал хлябианин. — Мастер Мигнан ясно сказал, ехать на плозадку щемлян…

— Планы переменились. Так что давай, пошевеливайся.

— Ну, путь бо-вашему, — проворчал водитель.

Едва лимузин отъехал, Ретиф вскочил обратно в.

Служебный автомобиль.

— Дуй за ними, Чонки, — сказал он. — Кстати, кроме разнообразных шумовых эффектов, на что еще способен твой голосовой аппарат? Ты чужим голосам подражать не пробовал?

— Малую салость, шеф, и неплохо выходило, не хвостите за частовство.

— Посла Гроссляпсуса можешь изобразить?

— Нежду нами, мы с ребятами киллион раз уматывались, изобракая стрижа.

— А покажи мне Шниза.

— Постойте-ка: свариться в кобстенном сосу, зверзкий мемляк… Кунак?

— Выбирать не приходится, Чонки, — сказал Ретиф. — А теперь послушай, что мне от тебя нужно…

8.

— Что это такое? — грохотал Посол Гроссляпсус, когда Ретиф присоединился к делегации землян, высадившейся из автомобилей перед украшенным флагами и залитым светом входом в затянутое брезентом строение, подпирающее хлябианские небеса. — Это совсем не похоже на…

Гроссляпсус умолк, поскольку из толпы местных сановников и приближенных к ним лиц выступил Посол Шниз.

— Господи-Боже, — ахнул Магнан, только теперь осознавший, куда именно привез их лимузин. — Ваше Превосходительство… случилась ошибка…

— Ах, сколь радостно видеть вас, господин Посол, — тихо промолвил глава Гроачианской миссии. — Как это любезно со стороны Вашего Превосходительства почтить наш праздник своим высоким присутствием. Сколь приятно сознавать, что вы не питаете к нам узколобой зависти, хотя мы и одолели вас в этом дружеском соревновании.

— Ха! — всхрапнул дородный землянин. — Когда Премьер-министр и Кабинет после всех этих пустых фанфар не получат от вас ничего, кроме наспех сляпанного фундамента, ваше нахальство выйдет вам боком!

— Au contraire[15], господин Посол, — холодно ответил Шниз. — Мы завершили возведение нашего здания — вплоть до флажков на шпилях декоративных минаретов, и это ослепительное подношение гроачианских мастеров навсегда укоренит в сознании наших с вами хозяев незабываемый образ щедрой в своих дарах Гроачианской державы.

— Глупости, Шниз! У меня имеется конфиденциальный источник, который держал меня в курсе вашего строительства; еще вчера ваше так называемое здание было не выше кочки!

— Магнан, — прикрывшись ладонью, спросил Гроссляпсус, — мне не послышалось, он действительно что-то такое сказал про флажки на минаретах? Я полагал, что это одна из уникальных особенностей нашего проекта!

— Надо же, какие случаются совпадения, — проблеял Магнан.

— О, это вы, — из моросящей водички прямо перед Послом Земли материализовался густо-лиловый хлябианин в парчовой мантии. И без того внушительную фигуру туземца украшали жемчужные нити и золотые цепи, переплетающиеся с соматическими элементами его организма: все вместе создавало впечатление огромного блюда с вываленной на него разноцветной лапшой. — Вот уж не оживал уидеть дас взвесь. Замирательный примеч бесдурыстной крожбы разнацных личий!

Гроссляпсус сановито откашлялся и стиснул в пародии на рукопожатие протянутый ему пучок живых волокон Премьер-министра.

— Да, ну, что касается этого…

— Вы, разумеется, присоединитесь к общему нашеству? — с благодушной настойчивостью в голосе произнес, поворачиваясь, чтобы уйти, глава исполнительной власти планеты Хлябь. — Пот вдречи на содиуме!

Гроссляпсус взглянул на импозантные часы, украшающие его пухлое запястье.

— Хммпф! — буркнул он, обращаясь к Магнану.

— Видимо, придется идти. Время для попыток открыть мое здание раньше Шниза упущено — серьезное разочарование, относительно которого у нас с вами еще состоится небольшая беседа!

— Ретиф! — зашептал Магнан, когда оба они присоединились к группе сановников и дипломатов, двигающихся к ярко освещенной платформе. — Если мы удерем прямо сию минуту, то, быть может, еще успеем пристроиться смазчиками на бродячий сухогруз, который я сегодня приметил в порту. Вид у него вполне задрипанный, так что шкипер, я думаю, возьмет нас, не вдаваясь в формальности…

— Ничего не делайте второпях, мистер Магнан, — посоветовал Ретиф. — Лучше попробуйте играть на слух и будьте готовы в нужный момент подхватить реплику.

На платформе Ретиф пристроился к костистому локтю Посла Шниза. Тот, увидев его, испуганно дернулся.

— Капитану Злифу не хотелось, чтобы я пропустил такое зрелище, — пояснил Ретиф. — Так что он в конце концов решил меня отпустить.

— И вы посмели сунуть сюда свой нос, — зашипел Шниз, — после того, как совершили нападение на моих…

— Мародеров? — подсказал Ретиф. — Я считаю, что в данных обстоятельствах мы с вами могли бы прийти к согласию и забыть об этом инциденте, господин Посол.

— Хм. Возможно, оно и к лучшему. Готов допустить, что моя роль в нем при определенном истолковании могла бы дать повод к превратным выводам…

Шниз отвернулся, чтобы взглянуть на оркестр: две дюжины хлябиан, преобразованных в духовые и струнные инструменты, с воодушевлением наяривающих мешанину из классических тем Элвиса Пресли. Как только оркестр доиграл, вспыхнул софит, высветивший щуплую фигуру гроачианского Посла.

— Господин Премьер-министр, — начал Шниз, одышливый голос его заскрежетал, усиленный мощными репродукторами, — мне доставляет огромное удовлетворение…

Ретиф подал условный знак, и неприметный бледно-лиловый жгутик змеей скользнул по платформе, подобрался к Шнизу сзади и не замеченный никем, кроме Ретифа, совершенно невидимый под щегольским высоким жестким воротником дипломатического мундира сноровисто обвил тщедушную шею гроачи.

Что-то негромко крякнуло в расставленных по площади рупорах, затем голос послышался снова.

— Как я уже сказал, не догромляет оставное мудовлетворение услуга, которую я омазываю коему слизкому другу и дослочтипому котлеке Мослу Гросляпсусу, отгрызая вар демлян народам Бляхи!

И тощая ручка гроачи (не без помощи крепкой конечности Чонки) вытянулась и дернула за веревочку, удерживающую брезент.

— Какого дьявола он там наплел? — заворчал Гроссляпсус. — Я совершенно отчетливо слышал, как он употребил в отношении меня непотребное слово!

Тут Послу пришлось прерваться, ибо упавшие покрывала обнаружили сверкающую в свете прожекторов барочную громаду с трепещущими на минаретах флажками.

— Ба! Да это же мой собственный Большой театр, — поперхнулся Гроссляпсус.

— Какой дедрый шар, Фенвик, — воскликнул Премьер-министр, хватая Посла за руку. — Нолько я темного затупался… мне кочему-то запалось, что эту гадостную мерецонию приторовил для нас Понос Шлиз____

— Небольшой дружеский розыгрыш, хе-хе, чтобы слегка взволновать Ваше Превосходительство, — торопливо сымпровизировал Магнан.

— Вы скотите хазать, что эта великоскульпная лептура — додарок КПЗ? — Премьер-министр, головокружительно извиваясь всем телом, изобразил смущение. — Но я почетливо томню, что мы отмели эво тесто для Мессианской Гроачии…

— Магнан! — взревел Гроссляпсус. — Что здесь происходит?!

Поскольку Магнана в этот момент поразила икота, Ретиф выступил вперед и вручил Послу толстый пакет, весь в замысловатых печатях и красных лентах. Гроссляпсус разодрал его и уставился в текст, красиво набранный готическим шрифтом.

— Магнан, прохвост вы этакий! Вы что же, устроили весь этот балаган, чтобы сделать происходящее более волнительным, а?

— Кто? Я, Ваше Превосходительство? — заквакал Магнан.

— Ну не скромничайте, мой мальчик! — Гроссляпсус мясистым пальцем ткнул Магнана в ребра. — Я в восторге! Давно уж пора было возродить эти официальные церемонии! — Тут на глаза ему попался Шниз, тело которого дергалось в каком-то удивительном ритме, а глазные стебельки болтались по воздуху вполне беспорядочным образом. — Даже моего коллегу гроачи, похоже, проняло общее веселье, — добродушно загрохотал Посол. — Ну что же, я полагаю, и нам не следует воздерживаться от увеселений. Насколько я понимаю, нам всем надлежит теперь отправиться на открытие гроачианского здания?

— Пожет быть, мозже, — прокаркал слабый голос. — Сейбас мне чужно в уморную.

Шниз деревянно повернулся и затрусил прочь среди криков, фотовспышек, взрывающихся в небе ракет и бравурного исполнения «Марша Смерти» из «Саула».

— Ретиф, — еле дыша промолвил Магнан, после того как Посол с Премьер-министром, мирно беседуя, удалились. — Как же это?.. Что…

— Снова выкрадывать у них здание было уже поздновато, — ответил Ретиф. — Пришлось вместо недвижимости похитить торжество, что немногим хуже.

9.

— Меня не покидает ощущение, что мы с вами все еще скользим по очень тонкому льду, — сказал Магнан, снимая бокал со слабым имбирным пивом с подноса, предложенного проходившим мимо официантом, и встревоженным взором отыскивая в переполненной гостиной Посла Гроссляпсуса. — Если он когда-нибудь узнает, как близко мы подошли к тому, чтобы списать наш Большой театр, или что вы проникли в Посольство гроачи и похитили официальные документы, а один из наших водителей посмел наложить то, что у него вместо рук, на особу самого Шниза…

Он умолк, поскольку в дверях, близ которых они стояли, возникла тощая фигура гроачианского Посла в расхристанном торжественном облачении и с глазами, скошенными под углом, обозначающим неистовый гнев.

— Господь милосердный, — задохнулся Магнан, — интересно, успеем мы еще на тот сухогруз?

— Грабеж! — просипел Шниз, едва на глаза ему попался Ретиф. — Покушение! Членовредительство! Измена!

— Выпьем за это, — подняв бокал, с трудом выговорил какой-то полнотелый дипломат.

— А, это вы, Шниз! — загудел Гроссляпсус, пронизывая толпу, словно входящий в гавань ледокол. — Счастлив, что вы решили заглянуть и-

— Оставьте ваши елейные речи при себе! — прошипел гроачи. — Я явился сюда, чтобы привлечь ваше внимание к действиям вот этого типа!

И он трясущимся щупальцем указал на Ретифа. Гроссляпсус посмотрел на того и нахмурился.

— Вы… да, вы тот молодой человек, что нес мой портфель, — удивился он. — А что, собственно…

Внезапно послышался мягкий шлепок, сопровождаемый металлическим перезвоном. Гроссляпсус опустил глаза. На полированном полу между ним и гроачи поблескивало несколько хромированных канцелярских скрепок.

— О, Ваше Превосходительство, вы что-то уронили? — пискнул Магнан.

— Что… э-э… кто… я? — попытался отпереться Шниз.

— Та-ак? — промычал Гроссляпсус, лицо которого полиловело настолько, что официанты-хлябиан-цы, подошедшие поближе, чтобы поглазеть на представление, принялись вполголоса обмениваться восхищенными замечаниями.

— Боже, как попали ко мне в карман эти канцелярские принадлежности? — громко, но совершенно неубедительно изумился Шниз.

— Ха! — взревел Гроссляпсус. — Так вот, выходит, зачем вы сюда явились? Мне следовало бы раньше догадаться об этом!

— Пф! — ответил, проявляя неожиданное присутствие духа, Шниз. — Что значат несколько скромных сувениров в сравнении с налетом, совершенным вот этим…

— Несколько? По-вашему, шестьдесят семь гроссов — это несколько?

Вид у Шниза стал испуганным.

— Откуда вы… то есть… я это отрицаю, да!

— Оставьте ваши отрицания при себе, Шниз! — рев Гроссляпсуса покрыл шепоток Шниза. — Я намерен преследовать вас в судебном порядке…

— Я пришел сюда, чтобы сообщить о беспрецедентной краже! — пытаясь перехватить инициативу, перебил его Шниз. — Ограбление со взломом! Нападение, с избиением!

— A-а, так вы надумали явиться с повинной! — ревел Гроссляпсус. — На суде вам это зачтется!

— Сэр, с учетом великодушного промаха, я хотел сказать — жеста, — торопливо зашептал Магнан, — совершенного сегодня ночью Послом Шнизом, не кажется ли вам, что нам стоило бы закрыть глаза на это беззастенчивое воровство, хотя оно и доказано неоспоримо? Мы можем списать канцелярские скрепки на представительские расходы вместе с напитками.

— Это вот он во всем виноват! — Шниз через плечо Магнана ткнул в Ретифа.

— Ну, у вас совсем уж ум за разум заехал, — с удивлением произнес Гроссляпсус. — Это молодой человек, которому я всего лишь доверил поднести мой портфель. А вот это Магнан, он руководил расследованием. Похоже, проведенные им следственные мероприятия выкурили вас из норы, а, Шниз? Совесть-то все-таки пробуждается, верно? Ладно, пожалуй, я приму предложение Магнана и снисходительно отнесусь к вашему поступку. Но уж выпить со мной вы просто обязаны…

Гроссляпсус хлопнул гроачи по узкой спине и поволок его к ближайшей пуншевой чаще.

— Всемогущие небеса! Ну и везет же нам с вами! — зашептал Магнан на ухо Ретифу. — Но кто меня поразил, так это Шниз. Хватило же ему неосторожности притащить краденое на дипломатический прием.

— При чем тут неосторожность, — сказал Ретиф, — это я ему скрепки подсунул.

— Ретиф! Да этого не может быть!

— Боюсь, что может, мистер Магнан.

— Но… но в таком случае дело о канцелярских скрепках так и осталось нераскрытым, и мы незаслуженно обвинили Его Гроачианское Превосходительство!

— Не так уж и незаслуженно: я обнаружил весь хабар, все шестьдесят семь гроссов, под студеница-ми, буйно цветущими в ящике, который стоит у него в кабинете.

— Боже ты мой! — Магнан извлек надушенный платочек и промокнул им виски. — Трудно даже представить, сколько приходится лгать, мошенничать и воровать, чтобы принести в мир хоть немного добраГ Вы знаете, мне порой начинает казаться, что в нашей с вами дипломатической жизни слишком уж много всего наворочено.

— Это занятно, — ответил Ретиф, снимая с проносимого мимо подноса бокал бренди «Бахус», — а мне вот порой начинает казаться, что в ней и развернуться-то толком нельзя.

Перевел С Английского Сергей Ильин.

Всеволод Совва. СУФЛЕРЫ, КОТОРЫЕ СТАВЯТ ПЬЕСУ.

По язвительному замечанию Бомарше, который попробовал себя на дипломатическом поприще, дипломаты, как и актеры, любят свет рампы. Действительно, публика знает только солистов: следит за речами, обсуждает выступления, рукоплещет громким фразам.

И не догадывается, что практическую политику вершат другие.

К. Лаумер, пусть иронично, но достаточно точно обрисовал роль не известных широкой аудитории «советников» и «консультантов», скромно уходящих в тень, когда наступает время оваций. О них и пойдет речь в материале В. Соввы, эксперта комитета по геополитике Государственной Думы РФ.

Начав свою карьеру переводчиком, работавшим с Хрущевым, Микояном, Косыгиным, Всеволод Иванович прошел практически по всем ступенькам дипломатической службы.

И свою работу закончил Чрезвычайным и Полномочным посланником в ГДР в сложный момент, предшествовавший падению Хонеккера.

Я поставил своеобразный рекорд. Пожалуй, я единственный из МИД СССР, кто четыре раза приходил на дипслужбу и уходил с нее. Вообще-то, как правило, если человек попадает в эту систему, он там и остается. А если уходит — то навсегда. Пятый, и последний, раз я покинул МИД, когда распался Советский Союз.

Сегодня часто приходится сталкиваться с тем, что люди пытаются дистанцироваться от своего прошлого. Я не могу себе этого позволить. Да, наша дипломатия была порождением системы, но я всегда действовал в интересах моей страны, как они понимались. И ни один дипломат, если он не предатель и не перебежчик, иного отношения себе позволить не может.

В КАЧЕСТВЕ ПРИМЕРА рассмотрим самую острую проблему, по поводу которой до сих пор ломаются копья, — наше присутствие в Европе. В результате войны советские войска пришли в центр континента. Россия это переживала не раз. Но всегда армии приходилось быстро уходить, бросая все. Здесь же было ощущение чего-то очень постоянного. Кстати, откуда появилось представление, что здесь — сфера наших жизненных интересов? В августе 1939 года во время переговоров с англичанами и французами, предшествовавших заключению пакта Молотова — Риббентропа, эту формулу предложили представители будущей антигитлеровской коалиции. А затем, уже в виде тайных протоколов, существование которых отрицал даже Молотов, она всплыла при определении послевоенного устройства Европы… В результате Хельсинкских соглашений, подписанных 33 европейскими государствами, а также США и Канадой, был заключен акт о нерушимости послевоенных границ. Для любого дипломатического работника было ясно: мы стоим здесь и должны стоять. Зачем? Чтобы Родина могла использовать мирную передышку, залечить военные раны и семимильными шагами, используя преимущества социализма, — вперед. И даже мельчайшие изменения ситуации воспринимались как прямая угроза нашей безопасности.

СЕГОДНЯ МЫ ПОНИМАЕМ, что ввод войск в 1968 году в Чехословакию был ошибкой. Но тогда… Я — первый секретарь посольства. Рядом со мной сидит мой партнер Милан Токар. Хороший парень, женат на русской, Наташе Меньшиковой. И говорит, что он счастлив от происходящих в республике перемен, им бы только «вывести из игры» 50 тысяч старых коммунистов, и жизнь пойдет хорошо! Я, казалось бы, разделяю его чувства, но по долгу службы обязан информировать о настроениях свое руководство… Словом, запись беседы с личной пометкой Громыко была разослана всем членам и кандидатам Политбюро…

А потом, примерно за две недели до 21 августа, Токар спрашивает: Всеволод, введете ли вы войска? К тому времени я уже достоверно знал, что это произойдет. Помимо всего прочего, я отвечал за связи с некоторыми нелегальными компартиями — западногерманской, турецкой, иранской ТУДЕ и по поручению ЦК выяснял их реакцию на предстоящее. Все, конечно, одобряли. Но что я мог ответить Милану? Правду? Никогда. И повторись ситуация сейчас, я сделал бы то же самое. Все остальное было бы переходом на другую сторону.

ПУБЛИКА, как, впрочем, и мы в студенческую пору, представляет дипломатическую работу «ежедневным высоким подвигом». В жизни все сложнее. Я вспоминаю, как по чисто прагматическим соображениям приходилось идти на развитие отношений с Западной Германией вопреки интересам нашего союзника — ГДР. В моем присутствии посол трактовал это руководству Восточной Германии как волю Москвы. Диктат всегда характеризовал нашу дипломатию, но разве США, входя на Гренаду или Гаити, действуют иначе?

И все же я считаю печальным то обстоятельство, что, за исключением известного случая с Эдуардом Амвросиевичем Шеварднадзе, не было ни одной попытки отставки с дипслужбы по несогласию. Да, «неудобных» людей изживали. Но открыто никто, кроме бывшего министра, о своем несогласии не заявлял.

КОГДА В 1971 ГОДУ я получил назначение советником (должность — ведущая в посольской иерархии) в ГДР, как раз осуществлялась «мягкая посадка» — замена Ульбрихта на Хонеккера…

Что из себя представляло наше посольство в Берлине, где я провел почти 15 лет своей жизни? Посол, два советника-посланника и десяток различных советников. Все с диппаспортами, но неизвестно, кто чем занимается. Ситуация почти неуправляемая. Советник по сельскому хозяйству — бывший министр и еще представитель Академии наук, советники по культуре… Мы сами путались, кто есть кто.

Однажды один из советников, человек с официальным статусом, отправился в информационное агентство АДН и стал выяснять, каковы будут условия объединения Германии. После этого в местном Политбюро поднялась паника, звонки, объяснения с послом…

Условия в ГДР, где посол являлся главным консультантом местного генсека, отличались своеобразием. Советник-посланник садится за руль (шофера не брали, чтобы не было лишней утечки), вешает на машину запасные номера (благодаря хорошим отношениям с разведчиками у меня всегда их было достаточно) и везет посла на конспиративную квартиру рядом с Трептов-парком. А там уже ждет член Политбюро Вернер Ламберц, официальный наследник Хонеккера, и говорит, что последнего надо снимать… Несколько позднее Ламберц погиб при загадочных обстоятельствах в Триполи. Вертолет, на борту которого он находился, разбился при взлете.

Надо сказать, что бывший руководитель «Штази» Мильке и его люди фактически конспирировали против Хонеккера, и это, пожалуй, было одной из причин его падения (хотя крах ГДР, конечно, был предопределен внутренними причинами). Мильке, который сегодня сидит в тюрьме, был готов работать в связке с Ламбер-цем, чтобы сохранить свое ведомство и себя во главе при новом руководстве. Крючков несомненно об этом знал, но не сделал ничего, чтобы помешать им. А затем тот же путь проделал и сам, конспирируя уже против Горбачева.

«ПО ДОЛГУ СЛУЖБЫ» я должен был иметь неформальные контакты с немцами, быть, что называется, «своим». Иногда происходили забавные случаи. Как-то в три часа ночи в посольстве открывается дверь, заходит министр строительства ГДР и говорит: «Слушай, спасай! Мы тут с приятелем гульнули, а моя-то такой скандал закатит…» Что делать? Сажаю его в машину, везу домой, там извиняюсь перед женой, и до утра мы сидим общаемся. И вдруг раздается стук в дверь и заходит сосед хозяина — первый заместитель тамошнего министра внутренних дел, видит меня, меняется в лице. И спустя очень непродолжительное время приходит на меня жалоба: мол, злоупотребляю своим положением и вообще — злоупотребляю… Вот как бывает, когда идешь навстречу…

КАК-ТО Я ПОДАРИЛ Роберту Менцелю, члену ЦК СЕПГ, фото, где тот стоит вместе с Хонеккером на фоне тюрьмы, в которой они вместе сидели во время войны. И предложил тост: за мужество руководителей компартии, которые даже в тюрьме!.. А Менцель мне: «Брось трепаться! Не все в тюрьме вели себя хорошо!» Позднее я узнал историю с побегом Хонеккера. 8 марта 1945 года он не вернулся из-за бомбежки с работ, на которые водили заключенных, и спрятался у надзирательницы этой же самой тюрьмы, обещав ей жениться на дочери. А накануне освобождения Хонеккер вернулся в место заключения, где и дождался прихода советских войск.

ОДНАКО одно из самых серьезных испытаний, которое ждало молодых советских дипломатов, это выпивка. Пить надо было много и часто, но «держать удар». Когда Конрад Аденауэр в 1955 году посетил Москву, каждому, кто шел на прием к Булганину, он лично разлил по 50 граммов оливкового масла. Чтобы не сожгли нашей водкой желудок. Без преувеличения — я восхищался нашим главкомом группы войск в Германии Захаровым, Во время приемов он стоял непоколебимо, как дуб, и по-гвардейски хлопал стакан водки с перцем. Обычно после таких приемов многих просто выносили. И до сих пор «море разливанное» русского застолья является наиболее характерным доказательством нашей благорасположенности. Если ты не пьешь, то производишь неестественное впечатление. Помню, одному разведчику, работавшему под дипломатическим прикрытием, пить было нельзя, так чтоб не выбиваться из общего ряда, приходилось подменять водку водой…

Конечно, выпив, люди становятся разговорчивее. А когда имеешь дело с немцами и ведешь себя раскованно, то создается атмосфера некоего «кумпанства», и в дальнейшем кое-что решается легче. Правда, и некоторые из наших «горели», сболтнув лишнее, как это случилось с Юрием Виноградовым, в подпитии рассказавшим о снятии Хрущева.

ОТ «ЗАКУЛИСНОГО» дипломата нередко требуются не только искусство переговоров с противной стороной, но и дипломатические «ходы» со своими. В аппарате ЦК мы были вынуждены следить за поведением должностных лиц, пребывающих за границей, и выносить свои вердикты. И вот, представьте, приходит шифровка от резидента КГБ в Вене: «Следуя по набережной Дуная, не заметив ограждений, руководитель советской делегации на переговорах и первый секретарь МИД СССР влетели в шахту метро (глубина 6 метров). Машина разбилась полностью, никто не пострадал. Претензий у полиции нет».

Дать сигналу ход? Звоню Василию Георгиевичу Макарову, завсекретариатом у Громыко, и говорю: «Там пришла ведомственная, сам посмотри, но никому не показывай — рекорд, понимаешь ли установлен, награждать надо! Нарушили правила, но претензий никто не имеет! Так я списываю ведомственную на уничтожение?» Через несколько дней «проснулся» посол в Вене и присылает телеграмму с подробным изложением инцидента. Снова звоню Макарову: «Посол пытается поставить под сомнение наши с вами выводы». И получаю короткий ответ: «Ведомственную на уничтожение». А ведь легко было человеку карьеру сломать.

ЕСЛИ ВАМ, уважаемый читатель, по прочтении этих зарисовок вспомнился бессмертный образ Фигаро, то, значит, вы неплохо поняли суть и методы работы тех дипломатов, о которых не пишет пресса. Но ведь, согласитесь, этот герой всегда добивался того, чего хотел, и даже умел доказать хозяину, что тот желает того же самого…

«Дипломатов обычно держат, так сказать, в черном теле, но это им нипочем… Политика входила в обязанности глав миссий, которые также не рвались, без особого распоряжения со стороны своего двора, вершить какие-либо дела. Если американскому посланнику приходилось туго сегодня, то русскому — вчера, а французскому придется завтра. Всему свой черед. Настоящему дипломату суетиться не к лицу. Империи всегда разваливались на куски, дипломаты всегда их собирали».

Генри Адамс. «Воспитание Генри Адамса».

Джордж Генри Смит. СЫГРАТЬ В ЯЩИК.

«Если». 1994 № 11-12

Дэндор откинулся на спинку кресла, обтянутого нежнейшим шелком, потянулся, лениво взглянул сначала вверх, на высокий потолок собственного дворца, потом — вниз, на блондинку, склонившуюся перед ним. Легко касаясь его ногтей, она старательно заканчивала педикюр, а тем временем пышная брюнетка с пухлыми красными губами изогнула пленительный стан и вложила в рот Дэндору очередную виноградину.

Он разглядывал блондинку, которую звали Сесилия, и думал о том, насколько же хороша она была прошлой ночью. Они славно провели время… Но сегодня она вызывала у него скуку, точно так же, как и брюнетка, — он напрасно старался припомнить ее имя, а тут еще эти кудрявые рыжие двойняшки!

Дэндор зевнул. Ну почему все они так услужливы и подобострастны? До тошноты…

«Словно все они, — думал он с кривой усмешкой, — только плод моего воображения, или, скорее, — и он чуть не расхохотался во весь голос, картинки из Имкона, этого величайшего изобретения человечества».

— Хороши, правда? — Сесилия горделиво выпрямилась, любуясь законченным педикюром.

Дэндор взглянул на свои сверкающие ногти и сморщил нос, ощущая себя дураком.

Сесилия наклонилась и принялась пылко целовать его правую ступню, чем только усугубила положение. «О Дэндор! Дэндор! Как я люблю тебя!» приговаривала она.

Дэндор устоял перед искушением как следует пнуть ногой с лакированными ногтями маленькую кругленькую попку. Устоял потому, что всегда пытался быть добрым ко всем этим женщинам. Даже в такие минуты, когда жизнь утрачивала реальность, а от услужливости и бесконечных восторгов воротило с души — он все равно старался быть добрым.

И вместо того, чтобы пнуть Сесилию, он опять зевнул.

Эффект был практически тот же. Синие глаза Сесилии испуганно распахнулись, губы брюнетки, чистившей виноград, задрожали.

— Ты… ты хочешь покинуть нас? — спросила Сесилия.

Он рассеянно потрепал ее кудри.

— Ненадолго, дорогая.

— О Дэндор! — заплакала брюнетка. — Разве мы что-нибудь сделали не так?

— Ну что ты!

— Дэндор, пожалуйста, не уходи, — молила Сесилия. — Мы сделаем все, чтобы ты был счастлив!

— Я знаю, — сказал он, вставая и потягиваясь. — Вы обе очень милы. Но иногда меня просто тянет к…

— Пожалуйста, останься, — взмолилась брюнетка, падая к его ногам. Устроим вечеринку с шампанским. Я для тебя станцую…

— Прости, Дафна, — сказал он, наконец-то вспомнив, как ее зовут, — но что-то вы, девушки, стали казаться мне ненастоящими. А раз такое начинается, мне надо идти.

— Но… — Сесилия рыдала так, что едва могла говорить, — когда ты от нас уходишь… становится так… словно нас… вы-выключили.

От этих слов ему самому стало немного грустно, потому что в некотором смысле так оно и было. Но тут уж ничего не поделаешь. Он чувствовал, как тот, другой мир неудержимо тянет его к себе.

В последний раз Дэндор оглядел сказочную роскошь своего дворца, прекрасных женщин, теплое солнце за окнами и исчез.

Едва выйдя из Имкона, он услышал вой ветра и ощутил леденящую стужу.

Немедленно вслед за этим в уши ворвался пронзительный и визгливый крик жены.

— Выбрался-таки наконец? — орала Нона. — Явился, баран паршивый!

Значит, он и правда вернулся на Нестронд, в самую промозглую дыру во Вселенной. Как часто он думал, что нипочем не вернется. И все же — вот он, снова на Нестронде, опять с Ноной.

— Долго же ты шлялся! — продолжала вопить Нона. Это была рослая, мосластая женщина с гладкими черными волосами, широким, плоским, тонкогубым лицом и неровными желтоватыми зубами.

— Кстати же ты заявился, а то ледовые волки опять поналезли, и торфа для очага надо нарубить, и…

Дэндор молча слушал, как растет список неотложных дел.

— …на скотном дворе нужна новая крыша, — закончила она. Он промедлил с ответом, и лицо жены угрожающе приблизилось. — Ты меня слышал? Я сказала, дел невпроворот!

— Да, слышал, — откликнулся он.

— Ну и не торчи тут, как пень. Садись, завтракай да принимайся за дело!

Завтрак состоял из толстого грязноватого куска прогорклого свиного сала и чашки тепловатой овсянки. Дэндор давился, но все-таки запихнул в себя еду. Потом натянул комбинезон с подогревом, меховую парку и шагнул к двери.

— Погоди, дуралей! — придержала его Нона, вытащила из кучи хлама маску для лица и бросила ему. — Нос хочешь отморозить?

Он быстро натянул маску, не желая, чтобы жена заметила его ярость, открыл дверь и вывалился наружу. Ветер ударил в лицо, швырнул в стекла маски горсть острых льдинок. Нестронд! Господи, ну почему же Нестронд? Оглядывая тусклый пейзаж, он с тоской подумал об оставленной хижине, пусть холодной, но зато без этого проклятого ветра. Мысли его тут же перескочили на черный ящик. Имкон стоял в углу хижины, тая в себе единственный путь к спасению.

Но нет, возвращаться еще рано. С топором на плече Дэндор двинулся через ледяную пустыню к древнему торфянику, в котором жители деревушки рубили топливо.

Все утро вокруг него злился ветер, жгучий холод превращал каждый вдох в пытку, а он все рубил и складывал мерзлый торф. Потом, когда бледное желтоватое солнце пробилось на миг через дымку из ледяных кристаллов и оказалось почти над головой, он связал брикеты в огромный тюк, перекинул веревку через плечо и двинулся в обратный путь к убогим хижинам.

Нона плеснула в чашку жидкого супа, шмякнула на стол кусок черствого хлеба и назвала все это обедом. Он молча поел и отправился рыть новую выгребную яму позади хижины.

Теперь утренняя работа казалась сущим бездельем. Здешняя земля была одним сплошным холодным монолитом. Настал вечер. Спина, руки и ноги Дэндора мучительно ныли. Он едва углубился в землю на фут, когда ночь загнала его обратно в хижину с единственной мыслью — поспать.

Вой, вырвавший его из беспокойного сна, вполне мог бы исходить из самых глубин ада.

— Что… Что это? — спросил он.

— Да ледовые волки, дурень! — раздраженно ответила Нона. — За скотом лезут! Иди-ка, шугани их!

Дэндор сполз с постели и потянулся за одеждой, когда новый вой разорвал ночь. Он стал снимать со стены лазерное ружье. Нона снова прикрикнула:

— Поскорее, ты! Они же весь хлев разнесут!

Дэндор уже выскочил за дверь с фонарем в одной руке и с ружьем в другой. И тут же увидел их. Две жуткие шестиногие твари. Здоровенный ледовый волк, стоя на четырех задних лапах, мощными челюстями крушил балку коровника. Дэндор слышал испуганное мычание запертой внутри скотины.

Загребая снег, Дэндор побрел к хлеву. Волк услышал шаги и покосился в его сторону горящими красными глазами. Отхватив еще кусок балки, зверь повернулся и одним длинным прыжком бросился на человека.

Дэндор, захваченный врасплох, даже не успел перехватить ружье поудобнее. Пришлось стрелять с бедра. Луч только опалил волчий загривок.

Не очень-то удачно. Дэндор метнулся в сторону, и когда огромная туша пронеслась мимо, прицелился и снес волку голову. Обезглавленный труп заскользил по снегу, кровь хлестала вокруг. И тут он чуть не погиб, потому что на долю секунды расслабился и забыл о втором звере, самке.

Он вспомнил о ней, только когда волчица прыгнула сзади, сбила его и прижала к мерзлой земле. Мощные когти одним махом содрали мясо с ноги. Дэндор заорал от боли, а страшные челюсти уже тянулись к его горлу.

Фонарик куда-то пропал, но ружье, по счастью, он догадался надеть на шею, и теперь оно словно само прижалось к плечу. Он надавил на спусковой крючок и дал полную мощность. Ослепительный луч прошил его собственную ногу вместе с волчьей лапой. Зверь ткнулся в снег, Дэндор выстрелил снова и провалился в черное беспамятство.

Очнулся Дэндор на столе в своей хижине. Над ним склонились Нона и незнакомый человек.

— Хорошенькую переделку ты себе устроил! — заверещала Нона, едва больной открыл глаза.

— Ногу-то, похоже, придется отрезать, — заметил незнакомец.

— Вы врач? — хрипло спросил Дэндор.

— Единственный во всем этом секторе, начиная от Альфы Центавра, отозвался человек.

— Больно… У вас не найдется болеутоляющего?

— Я вколол вам весь свой запас морфия. На Земле мы, может, и спасли бы ногу, но здесь… — Он безнадежно махнул рукой.

Ногу словно раскалили добела. Скрипя зубами от боли, Дэндор все же заметил гнусную ухмылку на губах Ноны, когда она говорила:

— А если без морфия и всякого такого ногу отчекрыжить, ему не очень больно будет, а, док?

— У меня в машине есть немного виски, — сказал доктор. — Сейчас принесу.

Он вышел, прихрамывая, а Нона наклонилась над Дэндором и заглянула ему в глаза.

— Тебе не будет больно, мой сладкий. Совсем не так больно, как бывало мне, когда ты уходил и бросал меня. Уходил в этот свой проклятый черный ящик.

— Нет, Нона, нет! Тебе не было больно. Ты ведь не… — Он чуть не ляпнул, что она не может испытывать боли, но прикусил язык, потому что не был уверен, так ли это на самом деле.

— А с одной-то ногой ты уж не заберешься в эту свою штуковину, сказала она. — Придется тебе остаться тут да быть со мной поласковей.

— Нет, Нона! Ты же не понимаешь!.. — Он смотрел на нее молящим взглядом, но тут вернулся доктор с квартой виски и черным саквояжем.

— Выпейте-ка для начала, — сказал он и протянул бутылку.

Дэндор быстро сделал большой глоток и не ощутил ничего, кроме вкуса плохого самогона.

Доктор резал и шил, а Дэндор ждал, когда у него от собственных воплей расколется череп, недоумевая, почему от его проклятий не лопаются веревки, которыми его привязали к столу, почему не исчезает склонившийся над ним мучитель.

— Ну, полагаю, теперь все, — сказал доктор, когда пациент в очередной раз пришел в сознание. — Только если не прижечь эту култышку, вы, чего доброго, изойдете кровью. Кроме огня-то у нас ведь нет ничего. Эй, женщина, помоги-ка мне нагреть кочергу.

Дэндор был в полном сознании, когда поймал брошенный через плечо взгляд Ноны, скользнувший от него к Имкону. Все понятно: «Теперь ты будешь принадлежать мне… Только мне!».

Да как она смеет! Сквозь плотный туман морфия, самогона и боли, Дэндор все пытался спросить себя, почему же она так его мучает? И никак не мог придумать ответ.

Пока доктор с Ноной хлопотали на кухне, разогревая железо, чтобы прижечь кровоточащий обрубок, оставшийся от ноги, черный, похожий на гроб ящик Имкона стоял перед глазами Дэндора, заполняя собой все.

Только боль, превысившая все мыслимые пределы терпения, дала ему силы скатиться со стола и, оставляя за собой кровавый след, доползти до черного ящика. Черный ящик. Дэндор уже не мог сообразить, почему ящик — это прекращение боли, покой, безопасность.

Он добрался до ящика, прежде чем они заметили, что пациент сполз со стола. Последним усилием он приподнялся и приложил ладонь к сенсорному механизму, который во всех возможных вселенных узнавал только его и только для него открывал крышку.

Почти замертво он рухнул в Имкон, и крышка бесшумно опустилась над ним.

Яркий теплый мир. Сияющие юные лица.

— О, Дэндор, милый мой, дорогой! — щебетала Сесилия, обнимая его мягкими, нежными руками.

— Ты вернулся! — с замиранием шептала Дафна.

— Мы так счастливы тебя видеть! — звенел голосок рыжеволосой Терри.

— О, как мы рады тебе! — вторила ей двойняшка Джерри.

— Я тоже, — объявил Дэндор, глядя на свою ногу — на свою совершенно целую, здоровую ногу, не чувствующую ни малейшей боли. — Слава Богу! Слава Богу, я вернулся!

Имкон сработал! Сработал еще раз! Он перенес его в воображаемый мир, а потом вернул в реальность — в чудесную, удивительную реальность!

Дэндор сел и обвел взглядом свой родной мир. Мир Земли 2230 года, сотню лет спустя после эпидемии. Тогда страшная болезнь принялась уничтожать мужские гены, очень скоро мужчин осталось всего несколько тысяч, и, естественно, каждый оказался в окружении целого гарема пылких и готовых на все женщин.

Многие из выживших мужчин не смогли вынести такого напряжения. Долгие годы преклонения, годы доступности всего и вся, когда любая женщина думает только о том, как угодить своему повелителю, оказались невыносимыми.

И тогда появился Имкон, изобретение, создававшее иллюзию реальности любого придуманного мира. Многие с помощью Имкона отправлялись в еще более экзотичные и восхитительные миры, чем Земля, но пресыщение только усиливало скуку и разочарование.

Дэндор был мудрее. С помощью Имкона он создал совершенно иной мир Нестронд, планету холода и ужаса. Дэндор знал великую истину.

Чего стоит любой рай, если его не с чем сравнить? Если время от времени не хлебнешь глоточек кошмара, долго ли сможешь наслаждаться небесами?

Перевели С Английского Наталья Григорьева, Владимир Грушецкий.

После публикации в №  9 «Если» сведений о подписке на первое полугодие 1995 года редакция получила немало звонков и писем читателей, озадаченных делением аудитории на «избранных и изгоев» (выражение читателя В. Саврасова из Свердловска). Так, если в двадцати четырех областях России каталожная цена подписки — 18 тысяч рублей, что, по мнению читателей, посильно, то в остальных регионах — 27 тысяч. Да плюс еще стоимость почтовых услуг. По мнению многих, сумма уже малоподъемная.

Мы готовы понять и разделить досаду читателей, но компенсировать разницу в стоимости экспедирования и доставки между ближними и дальними районами России нам пока просто нечем. Ведь дотаций от государства, в отличие от «старых» литературных журналов, «Если» не получает и спонсоров не имеет. Кстати, среди читателей журнала, насколько известно редакции, есть и преуспевающие предприниматели, однако ни один из них до сих пор не выразил желания реально помочь изданию.

Мы уже говорили о том, что издательская отрасль переживает сейчас нелегкие времена. И хуже всего ситуация на рынке фантастики. В нынешнем году так и не вышел в свет обещанный альманах «Завтра». Редакция одного из первых журналов фантастики «Фантакрим — MEGA», лауреата премии «Интерпресскона», сумела выпустить лишь два номера тиражом чуть больше тысячи экземпляров каждый. Полностью исчезли «Фандет», «Сфинкс», «Четвертое измерение». Хорошо, что после долгого перерыва увидел свет третий номер журнала «SOS», но, по словам главного редактора, на регулярный выпуск рассчитывать не приходится. Журнал «Сверхновая американская фантастика», обещавший со второго полугодия выходить регулярно, сумел представиться одним номером. Практически распалось крупнейшее издательство, выпускавшее две фантастические серии, — «Северо-Запад», приостановили выпуск НФ-книг «Terra Fantastica», «Мир», «Тролль» и многие другие издательства. Грустно, если фантастика, как в былые времена, окажется лишь малой точкой на нашей литературной карте.

Наверное, во многом виноваты и мы, издатели, нечетко строившие свою литературную политику. Однако никуда не денешься от того факта, что отрасль, по сути, поставлена на колени — диким ростом стоимости сырья и полиграфических услуг, монополизмом Минсвязи, диктующего непомерные цены на доставку периодики. И поголовной нищетой издателей, когда даже выплата гонорара зарубежному автору превращается в проблему, заставляя редакции вновь и вновь перепахивать поле «доконвенционной» прозы.

И все же мы стремимся познакомить своих читателей с новыми открытиями зарубежной фантастики. Давайте вспомним: в этом году вы прочли «постконвенционные» романы и повести Гаррисона, Андерсона, Коуни, Черри? Кашнер, Робинсона, рассказы Херберта, Спинрада, Эллисона, Блоха, Уотсона, Уайлдер, Олдисса и других авторов. Естественно, одни из произведений понравились вам больше, другие — меньше: это дело литературных пристрастий каждого читателя. Но ни один рассказ, повесть или роман не был опубликован случайно: все они либо получили литературные премии, либо вошли в сборники «Лучшая фантастика года». Кстати, большая часть «доконвенционных» произведений, опубликованных в журнале, считается классикой жанра и рассматривается критикой как эталон НФ.

В следующем году, как нам представляется, читателей ждут еще более любопытные открытия.

Вы познакомитесь с повестью Джорджа Мартина «Однокрылые» (помните первую часть этой повести «Шторм в Гавани Ветров», опубликованную в замечательном сборнике «Лалангамена»?); вместе с Филипом Диком будете участвовать в невероятном фантастическом расследовании; побываете в странных мирах Роджера Желязны, Майкла Коуни, Фрица Лейбера, Пола Андерсона. Все основные события, происходящие в отечественной и зарубежной фантастике, вам сообщит журнал «Интеркомъ», который будет выходить на страницах «Если».

Ну а тем читателям, которые оказались вдали от журнала и не смогли оплатить подписку, мы все же рекомендуем не отчаиваться. Во втором полугодии 1995 года стоимость подписки будет единой для всех регионов. Ищите наш индекс в каталоге АПР.

С Новым годом, друзья! Пусть он окажется для вас легче, чем предыдущий. А мы постараемся дать вам возможность отвлечься от того, что происходит на улицах, и задуматься о том, что будет, ЕСЛИ…

Редакция.

РЕRSОNА1IА.

«Если». 1994 № 11-12

БЛОХ, Роберт.

(см. биобиблиографическую справку в №  9,1993 г.).

Мало кто знает, что вслед за знаменитым «Психопатом» (1959 г.), блестяще поставленным Альфредом Хичкоком в 1960 г., Роберт Блох написал два продолжения: «Психопат-2» (1982 г.), по которому также был снят фильм, и «Дом психопата» (1990 г.). Надо заметить, что исследования аномалий человеческой психики всегда занимали Блоха.

В 1984 г. вышел роман «Ночь Джека Потрошителя», где Роберт Блох дал очередную версию странных событии, происшедших в Англии 1888 года.

УОТСОН, Иэн (WATSON, Ian).

Английский писатель, родился в 1943 г. Три года проработал в Танзании и четыре — в Японии, где преподавал английский язык.

Первая НФ-публикация — «Крытый сад под Сатурном» (New Worlds, 1969 г.). С 1976 г. — профессиональный писатель.

В разных сборниках опубликовал более 100 рассказов, вошедших в книги: «Очень медленная машина времени» (1979 г.), «Солнечный удар» (1982 г.), «Ленивые птицы» (1985 г.), «Вода зла» (1987 г.) и др. Первый его роман — «Запечатление» (1973 г.) — получил во Франции приз «Аполло».

В романе исследуется природа человеческого мышления, феномен языка, его связь с реальностью. Следующие романы («Богатство Ионы», 1975 г., за который автор получил Британскую премию по научной фантастике, «Марсианский инка», 1977 г., «Чуждое посольство», 1977 г., «Таинственные посетители», 1978 г., «Мир Бога», 1979 г.) — весьма разноплановы по тематике, их отличает парадоксальность и изобретательность идеи. Творчество Уотсона 80-х— 90-х годов также получило высокую оценку критиков. По рейтингу писатель входит в десятку лучших фантастов мира. Интересы И. Уотсона в России представляет литературно-издательское агентство «Александрия».

ГАРРЕТТ, Рэндалл (GARRETT, Randall).

Американский писатель, родился в 1927 г. Первая НФ-публикация — рассказ «Вероятность — ноль» (Astounding Science Fiction, 1944 г.).

С тех пор он являлся постоянным автором этого журнала.

В соавторстве с Робертом Сильвербергом, работавшим в том же журнале, Гарретт выпустил изрядное количество произведений под различными псевдонимами. Самые заметные из книг: два романа из серии о Нидоре («Скрытая планета», 1957 г., и «Свет зари», 1958 г.) Но наиболее значительные произведения были созданы Гарреттом без соавторов. Это в первую очередь новеллы о Лорде Дарси (роман «Слишком много волшебников», 1967 г., сборники рассказов «Убийство и магия», 1979 г. и «Расследования Лорда Дарси», 1981 г.). Первый роман сериала признан одним из лучших произведений в жанре фантастического детектива. Перу Гарретта принадлежат также «классическая» научная фантастика, пародии в прозе и стихах и юмористические произведения.

В последние годы жизни вместе с женой он написал цикл книг в стиле героической фэнтези. Скончался в 1987 г.

КОРОЛЕВА, Татьяна.

Родилась в Москве в 1965 году. Окончила РГГУ (бывший историко-архивный институт). Занимается информационным обеспечением научно-исследовательских разработок. Увлечения: восточная философия, педагогика, кулинария. Рассказ «История одной войны» — первая публикация автора.

ПРОНЦИНИ, Билл (PRONZINI, Bill).

Американский автор Уильям Джон Пронцини родился в 1943 г. Первая НФ-публикация — роман «Сталкер», 1971 г., после чего наряду с фантастикой автор отдавал дань и другим жанрам. И все же Пронцини в первую очередь заслужил известность как талантливый составитель. На сегодняшний день им выпущено более 20 антологий. Наиболее известные — «Темные мысли, темные дела: преступление в научной фантастике» (1978 г.), «Волки-оборотни» (1979 г.), «Жукоглазые чудища» (1980 г.), «Вуду! Хрестоматия по некроведению» (1980 г.), «Мумии! Хрестоматия по криптологии» (1981 г.), «Призраки! Хрестоматия по духоведению» (1982 г.), «Зелье ведьмы: ужасы и истории о сверхъестественном авторов-женщин» (1984 г.). Собственные произведения публикует крайне редко. Рассказ «И вечно зеленеет», публикуемый в этом номере «Если», написан в соавторстве с Джеффри Уолменом. Источники не упоминают писателя-фантаста с такой фамилией. По всей вероятности, это псевдоним одного из друзей Пронцини, подарившего автору идею произведения.

АРТУР, Роберт (ARTHUR, Robert).

Американский писатель, издатель и по основной специальности работник радио и телевидения. Родился в 1909 г. Пик творческой активности приходится на 40-е годы, когда автор публиковался в журналах, подобных «Unknown», специализирующихся на жанрах мистики и «черного» юмора. В своих работах Артур объединяет жанр мистики и комедию в единое целое. Многие его рассказы стали классикой жанра. Считается одним из учителей Рэя Бредбери. Скончался в 1969 г.

ЛАУМЕР, Кит.

(см. биобиблиографическую справку в №  11–12, 1993 г.).

Известность Лаумеру принес цикл об Империуме, куда вошли четыре романа («Миры Империума», 1962 г., «Другая сторона времени», 1965 г., «Назначение в никуда», 1968 г. и «Желтая зона», 1990 г.).

Империум, по интерпретации Лаумера, это надправительственная организация, призванная стабилизировать вероятностные линии «параллельных» Земель, чтобы избежать катастрофических ситуаций, подобных той, что была описана в романе Баррингтона Бейли «Курс на столкновение» (журнал «Если», №  10, 1993 г.).

К этой же серии тематически примыкает «Берег динозавров» (1971 г.). К теме параллельных миров Лаумер обращался неоднократно. Так, в юмористическом сериале о Лафайете ОЛире («Покоритель времени», 1966 г., «Всемирный пройдоха», 1970 г., «Меняющий образ», 1972 г. и «Создатель Галактики», 1984 г.) неунывающий герой перемещается из мира в мир, попадая из одной комической ситуации в другую. Помимо любимого сериала о Ретифе, Лаумер создал несколько десятков романов и повестей, которые отличаются оптимизмом, верой в возможности человека и, как правило, имеют счастливый конец.

СМИТ, Джордж Генри (SMITH, George Henry).

Американский писатель, родился в 1922 г. Первая НФ-публикация — рассказ «Последняя весна» (Startling Stories, 1953 г.). Всплеск творческой активности пришелся на 60-е годы. Только в 1961 г. писатель выпустил пять книг: «Дочь Сатаны», «1976-й — год террора», «Бич кровавого культа», «Нашествие крыс» и «Культ любви». Однако критики отнеслись к ним довольно скептически. Тем не менее после ряда неудачных попыток в 1967 г. Смит создал роман в стиле science-fantasy «Мир друидов», сразу же поставивший автора в ряд писателей «первого эшелона». Книга открыла серию «Аннуин», затем последовали «Королева ведьм Лохленна».

(1969 г.), «Кар Кабалла» (1969 г.), «Вторая воина миров» (1976 г.) и «Схватившие остров» (1978 г.). Романы серии — это легкая, элегантная фэнтези. Помимо фантастики, Джордж Генри Смит осваивал другие жанры, печатая свои произведения под разными псевдонимами.

Подготовил Андрей Жевлаков. «Если». 1994 № 11-12

Примечания.

1.

Имеются в виду 1 апреля, День всех глупцов, и 31 октября, канун Дня всех святых. В первый день люди по традиции разыгрывают друг друга, а во второй наряжаются в диковинные костюмы, надевают маски и т. п. (прим. переводчика).

2.

Английская мера веса, равная 6,33 кг.

3.

Вполголоса (муз., шпал.).

4.

Следовательно (лат.).

5.

Умение доводить начатое до конца (фр.).

6.

Произведений искусства (фр.).

7.

Определенно (фр.).

8.

Промах, оплошность (фр.).

9.

И так далее (лат.).

10.

Напротив (фр.).

11.

«Удар милосердия», последний удар (фр.).

12.

Не так ли? (нем.).

13.

После свершившегося факта (лат.).

14.

Уже содеянное (фр.).

15.

Напротив (фр.).

Оглавление.

«Если». 1994 № 11-12. «Если», 1994 №  11-12. Роберт Блох. ЛЮБЛЮ БЛОНДИНОК. Владимир Губарев. СКУПЫЕ РЫЦАРИ. ИСКУССТВО ИЛИ ДЕНЬГИ? ТЕРАПИЯ ОДИНОЧЕСТВА. НЕ СОТВОРИ СЕБЕ КУМИРА. ЧЕЛОВЕК. Где таятся мрачные чувства. Компьютер объясняет почему… Подумайте, прежде чем ответить. Телесные часы. И Гиппократ против такой «любви». Иэн Уотсон. ИЗ АННАЛОВ ОБЩЕСТВА ЛЮБИТЕЛЕЙ ОНОМАСТИКИ. Никита Михайлов. МНОГОЛИКОЕ ИМЯ. Рэндалл Гарретт. СИЛА ВООБРАЖЕНИЯ. * * * * * * * * * * * * * * * ЗАВТРА. Электронный буй. По эскизам Леонардо да Винчи. Новый способ достижения звезд? Никотин в баклажанах. Ловушка для антипротонов. На Луну — под парусами. Татьяна Королева. ИСТОРИЯ ОДНОЙ ВОЙНЫ. Владимир Батаев, кандидат медицинских наук. МАСКИ ТВОЕГО СТРАХА. Билл Пронцини, Джеффри Уолмен. … И ВЕЧНО ЗЕЛЕНЕЕТ. Владимир Бинги, кандидат физико-математических наук. БАЗА ДАННЫХ. ЗАВТРА. Лужайка на крыше. Клин клином вышибают. Ускоритель очищает воду. Поиск инопланетян продолжается. Астероидная электростанция. Победа над облысением? Компьютер с нюхом. Роберт Артур. КОЛОКОЛЬЧИК ИЗ РОЗОВОГО ХРУСТАЛЯ. Наталия Сафронова. МАФУСАИЛОВ ВЕК. ОТ БИОЛОГИИ К МИФОЛОГИИ. ВДОГОНКУ ЗА ПАТРИАРХАМИ. ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЙ КОЛЛЕКТИВИЗМ. БУЛГАКОВСКИЕ ГЕРОИ. * * * Кит Лаумер. СКАЗАНИЕ О РЕТИФЕ. Механическое превосходство. 1. 2. 3. 4. 5. Бандиты и мандаты. 1. 2. 4. 5. 7. 8. 9. 10. Миротворцы. 1. 2. 3. 4. 5. 6. 7. 8. Оступление не прекупается. 1. 2. 3. 4. 5. 6. 7. 8. 9. Всеволод Совва. СУФЛЕРЫ, КОТОРЫЕ СТАВЯТ ПЬЕСУ. Джордж Генри Смит. СЫГРАТЬ В ЯЩИК. РЕRSОNА1IА. Примечания. 1. 2. 3. 4. 5. 6. 7. 8. 9. 10. 11. 12. 13. 14. 15.