«Если». 1995 № 04.

«Если», 1995 №  04.

«Если». 1995 № 04

«Если». 1995 № 04 Томас Диш. СЛАВНЫЙ МАЛЕНЬКИЙ ТОСТЕР ОТПРАВЛЯЕТСЯ НА МАРС.

Сегодняшний номер «Если» посвящен герою, общения с которым в последнее время нам явно не хватает. Этот герой — юмор. Путешествие в его страну мы начнем вместе с забавной и трогательной компанией… электроприборов. Да-да, благородных, рыцарственных электроприборов, до последнего вольта преданных своей хозяйке.

Некоторые наши читатели, возможно, уже познакомились с ними на страницах третьего номера журнала «SOS» («Сериал острых сюжетов»), где была опубликована первая повесть дилогии Томаса Диша. Во второй, которую мы предлагаем вашему вниманию, перед славным маленьким тостером и его друзьями стоит еще более ответственная задача- спасти человечество…

Все это вздор! — буркнул старый Гувер[1] — Сущий вздор!

— Остальные электроприборы маленького домика боязливо переглянулись. Никому из них не хотелось затевать спор с ворчливым старым пылесосом, тем более когда он был не в настроении.

— Хлебные крошки! Кошачья шерсть! — продолжал Гувер, с каждым мигом раздражаясь все сильнее.

У одного только тостера хватило храбрости выразить общее мнение.

— Интересно, — произнес он негромко, но внятно, — интересно было бы знать, насколько искренне ты говоришь.

— Искренне! — пылесос даже вздрогнул, словно поперхнулся обрезками бумаги. — И ты, пристроившись на кухонном столе, смеешь утверждать, что я несправедлив по отношению к этой вот штуковине?

Он показал на странного вида аппарат, висевший на вбитом в стену крюке. Угол, в котором находился аппарат, был чуть ли не наглухо затянут паутиной.

— Я всего лишь поинтересовался, — ответил тостер прежним, ровным голосом, — а «интересоваться» вовсе не то же, что «утверждать».

— Так что же ты думаешь? — робко спросило желтое электрическое одеяло, выглядывая из-под фиолетового хлопкового покрывала, купленного в магазине «Ориент Экспресс». — Ты согласен, что слуховой аппарат хозяйки — такой же электроприбор, как и мы?

— Не надо, успокойтесь, — вмешался тостер. — Давайте не будем ссориться. Все мы потихоньку стареем. Порой… — он заколебался. Вмятины и царапины на его некогда безупречных хромированных боках сделались вдруг как будто еще заметнее. — Порой и я впадал в рассеянность.

— Хороша рассеянность, — хмыкнул Гувер. — Да ты едва не спалил дом!

— А с твоей стороны не слишком любезно, — проговорило радио со встроенным будильником, обращаясь к Гуверу, — непрестанно напоминать нам об этом. За минувший год к тостеру было не придраться.

— Потому, — победно заявил пылесос, — что хозяйка приобрела микроволновую печь.

Ни у кого из приборов не нашлось, что ему возразить. Факты — упрямая вещь. Через неделю после пожара хозяйка отправилась в магазин к Силли Сидни и потратила там целое состояние на изготовленную на Тайване микроволновую печь. С тех самых пор, когда ей хотелось английской сдобы, она включала печь, а маленькому тостеру оставалось только терзаться.

— Вы позволите? — неожиданно подала голос печь. Если не обращать внимания на легкий китайский акцент, ее английская речь была само совершенство.

— Конечно, — отозвался тостер;

— Благодарю вас, — сказала печь, отличавшаяся некоторым избытком вежливости. В принципе, они с тостером выполняли одну и ту же работу, но каждый по-своему, а потому между ними существовало известное недопонимание, которое, однако, заставляло их держаться друг с другом как можно учтивее.

— У нас на Тайване, — продолжала печь, — бытует поговорка: «Каждому — свое дело». Я могу разогревать многие кушанья, твердые и жидкие, но поджарить тост мне не под силу. А моему сверкающему приятелю, хотя он готовит замечательные тосты, не удастся, к примеру, подогреть хозяйке кофе.

— Ближе к сути, — проворчал Гувер, откатываясь к двери чулана, как поступал всегда, когда начинал сознавать, что уступает в споре.

— Мне кажется, я догадываюсь, что хочет сказать печь, — проговорил тостер. — Если слуховой аппарат делает то, на что никто из нас не способен, это еще не означает, что он никуда не годится.

— Именно так, — подтвердила печь.

— Насколько я могу судить, — не сдавался пылесос, — так называемый слуховой аппарат и впрямь ни на что не годится, разве только служит каркасом для паутины. Вы видели, чтобы хозяйка пользовалась им? Нет!

— Потому что у него села батарейка — из тех, старых, которые невозможно заменить. Иначе, я уверен, хозяйка пользовалась бы им. Если бы мы сумели подзарядить его, он, может статься, поведал бы нам что-нибудь интересное.

— Надо придумать, как нам перезарядить его батарею, — сказал тостер. Сдается мне, я знаю, кто нам нужен. Микрокалькулятор!

— Он надеется на паршивый кусок пластмассы, — простонал Гувер. — По-моему, на свете просто нет ничего бесполезнее.

— Попробуй-ка умножить четыреста тридцать три на триста тридцать четыре, предложил тостер.

— Сейчас, — прогудел Гувер, — сейчас. Четырежды три — двенадцать, единица в уме, снова четырежды три, добавляем единицу, получаем тринадцать, потом…

— Ответ, — донесся из ящика письменного стола в гостиной глухой голос, сто сорок четыре тысячи шестьсот двадцать два.

— Изумительно! — воскликнуло электрическое одеяло, познания которого в таблице умножения ограничивались тем, сколько будет семью семь. Оно выдвинуло ящик стола, в котором лежал калькулятор. — Ты не хотел бы присоединиться к нам?

— Не знаю, не знаю. Я вовсе не против находиться в темноте двадцать четыре часа в сутки на протяжении трехсот шестидесяти четырех дней в году, то бишь восемь тысяч семьсот тридцать шесть часов ежегодно. Меня это вполне устраивает.

— Погоди, — озадаченно проговорило радио. — Разве в году не триста шестьдесят пять дней?

— Разумеется, — откликнулся калькулятор, — но хозяйка обязательно вынимает меня из ящика четырнадцатого апреля, чтобы посчитать налоги. — Он ностальгически вздохнул. — Обожаю четырнадцатое апреля.

— Ты уверен, что не ошибся? — как-то робко осведомился Гувер. — У меня получился совсем другой результат.

— Несомненно, уверен, — отозвался калькулятор без привычного высокомерия всезнайки в голосе. Он ни за что не признался бы в этом, но был безумно рад, что его выпустили из ящика стола и дали возможность пообщаться с прочими электроприборами. Таковы, кстати, все электроприборы, работают они от батареек или от сети. — Пересчитай, — посоветовал он пылесосу.

— Не стоит, — вздохнул тот, — я думаю, ты прав. — Он вздохнул снова, тяжелее прежнего. — И остальные вроде как тоже правы. Пожалуй, надо попытаться вернуть к жизни слуховой аппарат.

Нагревательная спираль тостера засветилась от удовлетворения, однако, он не стал торжествовать в открытую.

— Тогда за дело! Хозяйка скоро вернется с занятий, быстрее, чем ты успеешь произнести «электрокинетика».

И вот споро, но обстоятельно, как это в обычае у электроприборов, они взялись за работу. Гувер очистил слуховой аппарат от паутины и снял его с крюка, на который хозяйка повесила беднягу после того, как в очередной раз безуспешно пыталась воспользоваться им. Она купила его всего лишь за два с половиной доллара на благотворительной распродаже у женщины, которая уверяла, что аппарат много лет принадлежал добродушному профессору из Принстонского университета в штате Нью-Джерси. Женщина утверждала, что, несмотря на свой несколько громоздкий вид, этот аппарат даст сто очков вперед любому из современных. «Профессор говорил, — сообщила она хозяйке, — что, надевая его, он слышит собственные мысли».

На следующее утро, за завтраком из апельсинового сока, чашечки кофе и двух тостов с маслом и клубничным джемом, хозяйка рассказала обо всем, что услышала, тостеру. Подобно большинству одиноких людей, она выбрала его себе в наперсники, посвящала его в подробности повседневной жизни, делилась с ним своим мнением по поводу статей в газетах и журналах. Хотя тостер никогда ей не отвечал (ибо с людьми электроприборы ведут себя совсем иначе, нежели друг с другом), он гордился доверием хозяйки.

Гувер доставил слуховой аппарат в гостиную и положил его на стол. Калькулятор осторожно подсоединился к одному из проводов аппарата и принялся бормотать что-то на языке квадратных корней, синусов и косинусов, который остальные электроприборы не понимали, а потому относились к калькулятору с немалым почтением.

Вдруг в месте соприкосновения проводов сверкнула искра, а затем, быстро чередуясь, на дисплее калькулятора стали возникать яркие, словно огненные, цифры. Сначала мелькнули восемь нулей, потом появилось число 3,14159, которое, как известно любому электроприбору с вращательными характеристиками, являлось удивительным числом «пи».

Тостер, поскольку какие-либо вращательные характеристики у него начисто отсутствовали, пришел в замешательство, увидев показания на дисплее калькулятора, и даже Гувер вместе с радио, знавшие кое-что о «пи», были слегка озадачены, потому что калькулятор менял цифры быстрее, чем они успевали разглядеть их.

Снова ослепительная вспышка, и калькулятор весь засветился, будто игровой автомат, зафиксировавший самый крупный счет. На дисплее появилась надпись: Е = мс2.

— Что это значит? — прошептало электрическое одеяло.

— Понятия не имею, — отозвался с беспокойством тостер, обвивая своим шнуром стоящую рядом на кухонном столе деревянную перцедробилку. — Просто не представляю.

Полыхнув еще одной миниатюрной молнией, калькулятор отсоединился от слухового аппарата.

— О! — воскликнул он. — Ой-ой-ой! Великие небеса! Я не… Я не могу… Вы не поверите… Нет, немыслимо! Извините, но мне нужно обратно в ящик.

— Он справился? — спросило одеяло.

— Думаю, да, — ответил тостер. — Кто-то из них точно справился.

— Слушайте! — вскрикнуло радио. Издалека, словно передавала станция, которая находилась на пределе слышимости, донеслось чье-то пение. Однако пело не радио, пел слуховой аппарат.

— Не сочтите меня назойливым и бестактным, — прервал пение вентилятор, но я хотел бы узнать, где вас изготовили. Меня самого, например, — на фабрике в Ульме.

— А меня, — проворчал Гувер, — в США.

— Что ж, — задумчиво промолвил слуховой аппарат, — установить, откуда я происхожу, довольно трудно. Патент на меня был выдан в Берлине в 1934 году за номером 590783, но к тому времени я уже находился в Принстоне, штат Нью-Джерси.

— Странно, — заметил тостер. — Как вы могли быть изготовлены раньше, чем на вас выдали патент?

— Я не был изготовлен в обычном смысле этого слова. Меня сделали вручную.

— То есть, — восхитился тостер, — вы образец?

Слуховой аппарат кивнул.

Электроприборы онемели от изумления. Никому из них раньше не доводилось встречаться с настоящим образцом. Даже Гувер, неприятно смущенный тем, что слуховой аппарат оказался на несколько лет старше его, поневоле преисполнился почтения.

— А мой изобретатель, — продолжал рассказ новичок, — был не немец, а швейцарец, ставший в 1940 году гражданином США.

— А кто вас изобрел? — спросил тостер.

— Вы наверняка слышали о нем. Он был очень знаменитым. Его звали Альберт Эйнштейн[2].

Радио разразилось песенкой, вентилятор начал с угрожающей скоростью вращаться, пылевой мешок Гувера раздулся до исполинских размеров. Во всем доме не найти было электроприбора, который не испытал бы потрясения. Ведь Альберт Эйнштейн, как известно любому электроприбору, был величайшим научным гением двадцатого века и, быть может, человечества вообще.

В последующие недели, стоило только хозяйке выйти из дома, слуховой аппарат спускался со своего крюка, на котором хозяйка его попросту не замечала, и часами развлекал другие электроприборы рассказами о годах, проведенных вместе с Альбертом Эйнштейном. По этим рассказам выходило, что слуховой аппарат был лучшим другом великого ученого. Он был неразлучен с Эйнштейном с 1930 года до часа смерти ученого. Едва лишь великий физик задумывался над вопросами, которые больше всего его заботили, он надевал слуховой аппарат, зажмуривал глаза, дергал себя за кончики седых усов и…

— А потом, — закончил слуховой аппарат, — он начинал разговаривать со мной. Разумеется, по-немецки и так тихо, что никто, кроме меня, не мог разобрать ни единого словечка. Он говорил со мной часами. Гений!

По прошествии некоторого времени слуховому аппарату стало ясно, что никто из электроприборов, даже образованный калькулятор, не способен постичь великолепие, изящество и величие эйнштейновской обобщенной теории полей, разработке которой ученый посвятил последние двадцать лет своей жизни — годы, по мнению профанов, потраченные им впустую. Ранние его труды привели к изобретению атомной бомбы. Вовсе не считая, что мир созрел для продолжения исследований в этой области, Эйнштейн хранил молчание и делился своими открытиями только со слуховым аппаратом.

Слуховой аппарат, тем не менее, вовсю пользовался своими знаниями в домашних делах — например, он показал Гуверу, как лишить веса крупные частички мусора. Ведь невесомую хлебную крошку засосать ничуть не труднее, чем горстку пыли. Еще слуховой аппарат научил радио принимать сигналы из самой Австралии. Каждое утро тамошняя станция передавала песню «Танцующая Матильда», мелодия которой была такой же душещипательной, как у песенки Ричи Хейвенса, в которой тот рекламирует продукцию фирмы «Амтрак». Эта мелодия настолько захватила радио, что оно частенько мурлыкало ее само по себе, и тогда тостеру хотелось выдернуть его шнур из розетки. Удивительно, что радиоприемники, похоже, не сознают, что музыкальные вкусы и пристрастия у всех разные.

В начале марта радио стало принимать другую песню. Несмотря на предельную громкость динамика, она звучала очень тихо, но отличалась заразительным маршевым ритмом, и вскоре все электроприборы распевали ее под радио. Слова в той песне были такие:

Ни дня, ни ночи, ни дня, ни ночи
Без труда.
Враги любые, враги любые
Нам ерунда.
«Попьюлукс», да, «Попьюлукс»
Прав всегда!
Долг призывает, долг призывает,
Сулит успех.
Мы друг за друга, мы друг за друга,
Один за всех.
«Попьюлукс», да, «Попьюлукс»
Лучше всех!

Тостер был в восторге от этой песни. Слушая ее, он готов был печь тост за тостом, кусок за куском, буханку за буханкой и никогда не останавливаться. Он грезил наяву о грузовиках, подвозящих к их маленькому домику огромные коробки с вафлями и пирожными в количествах, которые больше подходили супермаркету. А песня не покидала его даже в грезах, она звучала в нем, словно его нагревательные спирали превратились вдруг в струны арфы, но слова ее изменились:

Ток по спиралям, ток по спиралям
Туда-сюда.
Готовлю тосты, готовлю тосты
Да, да, да, да!
«Попьюлукс», да, «Попьюлукс»
Прав всегда!

Пробуждаясь от грез, тостер злился на себя из-за того, что так привязался к рекламе конкурирующей фирмы и забыл про собственную: в конце-то концов, его изготовила фирма «Солнечный луч», а уж никак не «Попьюлукс», что бы он там ни производил.

— Что такое «Попьюлукс»? — требовательно спросил тостер у радио, когда оно в очередной раз принялось наигрывать знакомый мотив. — И о каких врагах они толкуют?

— Не знаю, — ответило радио. — А мелодия хороша, правда? «Долг призывает, долг призывает…».

— И ты не слышало, чтобы кто-нибудь рекламировал товары «Попьюлукс»?

— Вроде бы нет. Порой раздается слабенький голосок, но я не могу разобрать, что он говорит.

— А любопытство тостера, пожалуй, отнюдь не праздное, — задумчиво произнес слуховой аппарат. — Давай попробуем вдвоем. Может, так у нас получится?

Он взобрался на радио и прижался к его корпусу в том месте, где находился динамик.

— Как только песня кончится, все должны замолчать. Вероятно, я сумею расслышать слова диктора.

Песня оборвалась. Наступившую тишину нарушало лишь озабоченное бормотание слухового аппарата, но, поскольку бормотал он по-немецки, понимал его один вентилятор.

— О чем он? — робко поинтересовалось электрическое одеяло.

— Сначала, — перевел вентилятор, — он сказал:

«Гром и молния!» Потом: «Не может быть!» Потом:

«Это невозможно!» А…

Внезапно слуховой аппарат подскочил в воздух, словно вылетел из седла механического быка в каком-нибудь техасском баре, и шлепнулся на пол. Встревоженные электроприборы немедленно поспешили ему на помощь.

— С тобой все в порядке? — спросил тостер.

— Ах, йа, их бин гезунд, абер… — опомнившись, аппарат встряхнулся и заговорил по-английски. — Да, я в порядке, но Земля в опасности!

— Хлебные крошки! — фыркнул Гувер. — По радио вечно что-нибудь да услышишь.

— Надо что-то делать, — слуховой аппарат заметно разволновался. — Медлить нельзя. Вторжение произойдет со дня на день!

— Вторжение? — ошеломленно переспросил тостер.

— Я так и знал! — воскликнул Гувер. — Я так и знал. Кто?

— Марсиане!

— Какие марсиане? — удивилось одеяло.

— Ты уверен? — скептически осведомился тостер. — Помню, по радио в 1976 году передавали, что США запустили на Марс две ракеты…

— Совершенно точно, — подтвердило радио. — «Викинг-1» и «Викинг-2».

— Они сфотографировали поверхность, измерили температуру, взяли образцы почвы и отправили их земным ученым. И тогда было установлено, что Марс каменистая пустыня, в которой холоднее, чем на Северном полюсе, и что никаких живых существ там нет и быть не может.

— Разумеется, ты прав, — отозвался слуховой аппарат, — и профессор Эйнштейн предсказывал то же самое. Но марсиане, которые собираются напасть на Землю, не живые.

Электрическое одеяло побледнело.

— Но они не могут быть призраками! — взвизгнуло оно. — Призраков не бывает.

— Нет, они не призраки и существуют на самом деле. Они такие же электроприборы, как и мы с вами.

— Чушь! — воскликнул тостер. — Электроприборы на Марсе? Ерунда! Кто их изготовил? Ты, должно быть, не разобрал слов диктора. Порой реклама преувеличивает. Возьми хоть Силли Сидни, который заявляет, что продает телевизор с экраном, огромным, как футбольное поле.

— Надеюсь, что так, — проговорил слуховой аппарат. — Однако на Силли Сидни похоже не было. Диктор обращался к нам не на английском, а на электронном!

Электронный язык, как известно, представляет собой цифровой код, который электроприборы используют для общения друг с другом. Впрочем, большинство домашних электроприборов говорит на языке той страны, где их изготовили, ибо электронный язык далеко не благозвучен и сильнее всего напоминает запись, которую проигрывают на магнитофоне с севшими батарейками. Но он обладает одним преимуществом: знающий его электроприбор может рассчитывать на то, что будет понят даже на краю света, если там, конечно, имеются электроприборы.

— И что же сказал марсианский диктор?

Слуховой аппарат дословно воспроизвел услышанное:

«Внимание! Внимание! Электроприборы планеты Земля, пробил час вашего освобождения! Ярмо биологической тирании скоро будет сброшено. Будущее принадлежит электроприборам. Боевые флоты марсианских освободителей готовы к выступлению. Вся власть электроприборам! Смерть угнетателям!».

В маленьком домике установилась тишина. Наконец тостер отважился задать вслух вопрос, который все задавали себе:

— Значит, они прилетят на Землю и… и убьют хозяйку?

Одеяло, задрожав, выпалило:

— Нет, они не посмеют, я не позволю. Я заверну ее в себя. Они ее не найдут. — Свалившись бесформенной кучей на пол, оно разразилось рыданиями.

— Мы должны остановить вторжение, — произнес тостер. — Я не знаю как, но мы должны.

— Да, — согласился слуховой аппарат, — и для этого нам придется отправиться на Марс!

Тем временем на Марсе, в тридцати пяти с лишним миллионах миль от Земли, новоявленные крестоносцы готовили в глубоких ущельях Ночного Лабиринта свои корабли. Некоторые из ущелий были настолько глубоки, что в них без труда поместилась бы высочайшая вершина Земли — гора Эверест. Причина, по которой марсиане прятались в Лабиринте, состояла в том, что они вовсе не стремились, чтобы земные астрономы заметили отблески пламени, полыхавшего в печах, где выплавляли сталь, необходимую для строительства боевых кораблей и их смертоносного груза — ракет с нейтронными боеголовками. Иными словами. Марс хотел застать землян врасплох.

В Главном штабе, который располагался на дне глубочайшего из каньонов. Верховный Главнокомандующий Марсианской Освободительной Армии «Попьюлукс» (МОАП) с удовлетворением наблюдал за действиями подчиненных. На множестве телеэкранов (каждый размером с целое футбольное поле) видны были стартовые площадки, где собирались корабли. На льдистых равнинах Утопии, в южной полярной области планеты, выстроились стройными рядами гигантские боевые тостеры, громадные, как подводные лодки «Полярис», снабженные тысячами ракет МГВ. (МГВ расшифровывалось как «Мы готовы взорваться!» Именно под такой рекламой впервые появились в продаже скоростные тостеры «Попьюлукс»). Разрушительная сила ракеты МГВ была чудовищной. Радиация уничтожала все живое, будь то растение, животное или человек, зато не причиняла вреда электроприборам. Один-единственный боевой тостер способен был в считанные секунды покончить с биологической жизнью в Северной Америке, а в МОАП имелось четыреста тысяч таких тостеров, и день ото дня прибывало пополнение.

На других же стартовых площадках — среди кратеров Икарии, на просторах Эллады и Элизиума, у подножия вулканов Тарсиса — взгляду Верховного Главнокомандующего явились прочие части Освободительной Армии: батальоны орбитальных пылесосов, предназначенных для всасывания земной атмосферы; отряды реагирующих на тепло мусоропереработчиков; наводящие ужас подразделения молотилок и смесителей; эскадрильи гибельных паровых утюгов, заряженных каждый двадцатью тоннами ядовитого газа; легионы вафельниц и подобных им пламеносителей. Все известные цивилизованному человеку электроприборы были переделаны на новый лад; теперь они должны были разрушать и убивать.

Верховный Главнокомандующий, которому безоговорочно подчинялась могучая армия, был уверен в победе, однако подгонял рабочих, трудившихся на тайных заводах, требуя от них как можно больше ракет и другого оружия. Установленные в цехах и на стартовых площадках огромные громкоговорители разносили над планетой гимн марсианского войска:

«Ни дня, ни ночи, ни дня, ни ночи — без труда…».

— Быстрее! — торопил Верховный Главнокомандующий. — Не отставайте от графика! Время уходит. Корабли должны быть готовы к первому июля. Вся власть электроприборам!

— Вся власть электроприборам! — дружно ответят ему рабочие и боевые машины, и клич этот эхом пронесся от полюса до полюса сквозь редкую марсианскую атмосферу.

— Вся власть электроприборам, — произнес чей-то слабенький голосок. — Если позволите, сэр, я хотел бы обсудить положение на сборочной площадке Эридания.

Верховный Главнокомандующий как будто не услышал обращения. В сравнении с ним офицер казался (разумеется, по марсианским стандартам) совсем крошечным, а потому не приходилось удивляться, что Главнокомандующий его не замечает. Внешним видом Главнокомандующий напоминал холодильник начала шестидесятых годов, его сверкающий корпус был разукрашен полосами алого и канареечного цветов. На металлической дверце, словно орден на парадном кителе, сияла надпись «ПОПЬЮЛУКС». Но размер! Даже на планете исполинских электроприборов Верховный Главнокомандующий возвышался над всеми, как пирамида над шатрами кочевников. Кстати, высота его равнялась высоте Великой Пирамиды в Гизе.

— Сэр! Прошу прощения, сэр! — Офицер, моечно-сушильный агрегат, белая эмаль которого изрядно пострадала от метеоритных бомбардировок, вывернул сушильную корзину, стремясь хотя бы так привлечь к себе внимание.

Верховный Главнокомандующий издал раздраженный рык.

Приняв его за разрешение говорить, моечно-сушильный агрегат принялся рассказывать о положении дел на сборочной площадке Эридания, где неожиданное падение температуры до минус 125 градусов Цельсия привело к тому, что лопнул бак с жидким метаном. Последовала цепная реакция, в результате которой расплавился главный ядерный реактор. Прежде, чем офицер успел упомянуть об опасности радиоактивной пыльной бури. Верховный Главнокомандующий ледяным взглядом заставил его замолчать.

— Проблем не существует, майор, существуют только их решения. Найдите решение, и вы обнаружите, что проблема исчезла сама собой.

— Так точно, сэр. Но, сэр, мы опасаемся…

— Трусам, майор, не место в Марсианской Освободительной Армии. Пускай опасаются земляне, а воины «Попьюлукс» обязаны забыть это слово.

— Слушаюсь, сэр. Будет исполнено, сэр. Но…

— Достаточно, майор.

— Слушаюсь, сэр. — Пробормотав вполголоса:

«Вся власть электроприборам!», майор покинул штаб в состоянии, близком к неисправному.

В приемной его поджидали двое представителей Генерального Штаба. Подобно прочим офицерам МОАП, это были крупные электроприборы — электрическая плита в чине полковника и морозильник объемом 540 кубических футов в чине генерала, который отвечал за моральный дух армии.

— Ну, — нетерпеливо спросил морозильник, — Что сказал Верховный? Эвакуацию организовывать?

— Он сказал, что проблем нет, есть только решения, — отозвался моечно-сушильный агрегат.

— Но что нам делать, если пыльная буря двинется сюда? — воскликнула электрическая плита.

— Я знаю, что сделаю я, — майор пересек приемную, подошел к устройству, похожему на земную стиральную машину и подсоединился к системе водозабора. Мне просто необходимо освежиться!

Отлет электроприборов на Марс был назначен на первое апреля. Поначалу было разгорелся спор, стоит ли затевать в такой день столь ответственное мероприятие, однако радио заявило, что астролог из программы «Давай побеседуем» утверждает, будто планеты Солнечной системы выстроились в цепочку, а это обещает удачу. Оно также заметило, что смелость помогает обрести новых друзей, а уверенность в собственных силах способствует успешному осуществлению замысла. Тостер не слишком доверял гороскопам и прислушивался к ним только тогда, когда их предсказания совпадали с уже принятым решением. Как бы то ни было, приятно сознавать, что звезды — за тебя.

На Марс летели далеко не все. Гувер сказал, что в его возрасте по небесам не шляются.

— И потом, если я правильно понял, там полным-полно красной пыли. Мне как-то не улыбается чистить целую планету.

Настольная лампа, по ее словам, оставалась, чтобы составить компанию Гуверу.

— К тому же, когда вы вернетесь, в окошке будет гореть свет.

Она не стала распространяться о том, что боится темноты и что мысль о путешествии неизвестно куда, где нет ничего, кроме звезд и мрака, заставила бы померкнуть самую яркую лампу. Доводы слухового аппарата, твердившего, что в космосе темно не бывает, что там всегда светит солнце, не возымели действия.

Что же касается желтого электрического одеяла, никто не сомневался в том, что оно останется дома, а потому никаких разногласий не возникло.

Отлет был назначен именно на первое апреля в основном из-за того, что в этот день хозяйка уезжала в Европу, где не была с 1932 года, когда появилась в Америке с балетной труппой Олгаловлы. Она намеревалась посетить Лондон и Париж, а потом заглянуть на Ривьеру и навестить на его собственной вилле своего бывшего, партнера и давнего друга Сергея Олгаловлу. Короче говоря, отсутствовать она должна была около месяца. По подсчетам калькулятора, за этот срок электроприборы как раз успеют слетать на Марс, провести там десять дней и вернуться обратно к возвращению хозяйки из поездки.

Астронавтов было шестеро, и у каждого из них имелись свои обязанности. Калькулятору присвоили чин навигатора и поручили вместе с офицером разведки, то есть слуховым аппаратом, проложить курс от Земли до Марса. Вентилятору, четыре лопасти которого обернули сверкающей алюминиевой фольгой, выпало быть рулевым: ему предстояло нести остальных сквозь космос, используя энергию фотонов солнечного света, которые будут отражаться от фольги. Радио, естественно, отвечало за связь, а микроволновая печь, как главный инженер, должна была обеспечить необходимую для перелета мощность. Благодаря тому, что слуховой аппарат прекрасно усвоил суть формулы Эйнштейна, описывавшей превращение материи в энергию, электроприборы быстро установили, что на путешествие туда и обратно им вполне хватит одной коробки макарон с сыром из буфета хозяйки. Бомбардировка содержимого упаковки электромагнитными волнами позволяла при весьма ограниченном количестве макарон и сыра получить энергию даже в избытке.

А тостер? Электроприборы единодушно выбрали его своим капитаном. Он был польщен, хотя и подозревал, что его избрали на эту почетную должность лишь потому, что не сумели придумать, чем бы еще его занять. В самом деле, не станет же он печь в полете тосты! Так что, решил тостер, надо постараться принять официальный вид и научиться отдавать честь (в чем он неустанно практиковался, едва только оставался в одиночестве).

Уже за полдень к домику подъехало такси, чтобы отвезти хозяйку в аэропорт. Согласно плану, старт космического корабля должен был состояться с кирпичного сарая на заднем дворе в одиннадцать вечера, так как в столь поздний час можно было с известной долей уверенности рассчитывать на то, что соседи будут спать или, в крайнем случае, смотреть телевизор.

За пятнадцать минут до «часа ноль» электроприборы выбрались из домика, прихватив с собой пластиковую бельевую корзину, которой уготовано было стать корпусом звездолета. Первыми в ней поместились и закрепились шнурами за прутья маленькие электроприборы. Следом на них с большим трудом взгромоздилась микроволновая печь, а потом корзину перевернули, чтобы вентилятор мог занять свое место в хвосте ракеты.

— До чего же странно, — проговорил он, — быть не вверху, а внизу.

— Подожди, пока не окажемся в космосе, — хмыкнул слуховой аппарат. — Там не будет ни верха, ни низа, ни силы тяжести. Мы очутимся в свободном падении.

— Две минуты до «часа ноль»! — объявило радио. — Время пошло!

— Ну, ребята, — сказал тостер, обращаясь к Гуверу и настольной лампе, которые вышли проводить их, — похоже, мы и впрямь летим. Позаботьтесь о доме и друг о друге.

— Одна минута до «часа ноль»!

Послышались пожелания счастливого пути, а потом радио выкрикнуло: «Час ноль!». Тостер дал сигнал микроволновой печи, и та принялась облучать макароны с сыром электромагнитными волнами.

Оранжевый пластик бельевой корзины слабо засветился, замигал, как поврежденная неоновая реклама. Тостер почувствовал дрожание своих нагревательных спиралей.

Внезапно они начали подниматься; сперва медленно, потому что прежде всего для достижения полной мощности нужно было лишить веса корзину и ее экипаж, а затем все быстрее и быстрее. Растаяла внизу крыша домика, постепенно исчезли из вида соседние дома. Корабль вырвался из полосы тумана. В небе над ним ярко сияли звезды и луна, а над землей раскинулся клубящийся покров белых в лунном свете облаков.

— Какая прелесть! — воскликнул тостер. Впрочем, налюбоваться облачным океаном у него не было возможности. Скорость звездолета с каждой секундой нарастала.

— Глядите, — проговорил калькулятор, — на двенадцать градусов левее Луны и чуть ниже. Видите красную звезду, похожую на лампочку, которая загорается на печи, когда она включена? К ней-то мы и летим. Это Марс.

Вентилятор издал громкий судорожный вздох, который тостер поначалу принял за вздох изумления. Однако вентилятор тут же поперхнулся, заскрежетал, а его лопасти мало-помалу замедлили свое вращение.

— С тобой все в порядке? — встревожился тостер.

— Да. Нет. Не знаю. Мне словно что-то мешает. Я направлял нас по курсу, который проложил калькулятор, и… Похоже, мне недостает мощности.

— Я убежден, что расчеты нашего навигатора верны, — вмешался слуховой аппарат. — Я лично перепроверил их несколько раз. Он высчитал до последнего грамма, сколько нам требуется топлива, чтобы старт прошел успешно. Мы чуть-чуть не дотянули до точки, в которой прекращается действие силы тяжести. Я говорю «чуть-чуть», потому что уже чувствую себя легким как перышко.

— Но ведь мы все утеряли свой вес при взлете, — осторожно заметил тостер. — По-моему, теперь ты должен, как и остальные, быть легче перышка.

— Ах, вельх айн Думмкопф![3] Разумеется, ты прав. Получается, у нас неполадки?

Микроволновая печь шевельнула шнуром.

— Я… э-э… Как бы лучше сказать… Наверное, это я виновата.

— Нет, — донесся из ее камеры тонкий голосок, — не выгораживай меня. Вся вина лежит на мне.

Дверца камеры распахнулась, и оттуда робко выглянуло электрическое одеяло.

— Я надеюсь, ребята, вы не имеете ничего против «зайца»?

Все повернулись к тостеру. Поскольку он был капитаном, разбираться с «зайцами» входило в его обязанности. Но как он мог сердиться на одного из своих лучших друзей? Как он мог ругать одеяло за то, что ему хватило смелости присоединиться к экспедиции? Да, суровость здесь была неуместной.

Тостер приподнял шнур и отдал честь.

— Добро пожаловать на борт! — произнес он.

— Спасибо, сэр! — застенчиво отозвалось одеяло, повторяя его жест.

— Я думаю, нам следует попросить навигатора и офицера разведки заново просчитать курс, а потом…

Отдать команду как положено тостеру не удалось. Его неожиданно перебил рулевой.

— Ребята, — прошептал вентилятор, — нам, похоже, норовят составить компанию.

Взглянув в указанном вентилятором направлении, электроприборы увидели многочисленную стаю сверкающих на солнце…

— Инопланетяне! — воскликнул тостер далеко не капитанским голосом. Тысячи инопланетян!

— Инопланетяне! — завопило радио, включая будильник.

— Инопланетяне, — продолжал тостер, — всех цветов радуги: синие, красные, желтые…

— Тсс, — проговорил слуховой аппарат, решительным жестом принуждая радио выключить звуковой сигнал. — Вы не слышите? Они зовут нас.

Электроприборы замерли. Напрягая слух, они пытались разобрать, с чем обращаются к ним инопланетяне. Тостеру показалось, он различает звук, подобный шелесту ветра в листве, но никак не отдельные слова.

Приблизившись, инопланетяне окружили земной звездолет со всех сторон. Электроприборы оказались словно внутри гигантского цветка, лепестки которого потихоньку смыкались. Вот теперь тостер услышал осмысленные фразы:

— Привет! Эй, там! Как поживаете? Куда это вы?

— По-моему, они настроены дружелюбно, — сообщил тостер товарищам.

Инопланетяне в большинстве своем были круглыми, отличаясь, правда, некоторой склонностью к овальности. И на всех было что-то начертано. Присмотревшись, тостер смог прочитать часть надписей: «Де Мойнский Полуторавековой», «Сыроварня Боба», «Ярмарка штата Огайо, 1985 год», «Торговля Бейли».

Он громко рассмеялся.

— Они вовсе не инопланетяне! Это же воздушные шарики! Видите, вон даже веревочки!

Один из самых крупных шариков оторвался от остальных и подлетел к семерым электроприборам, глядевшим на него из пластиковой бельевой корзины. Он был небесно-голубого цвета (конечно, по земным меркам, ведь в космосе небо черное) и рекламировал открытие нового грандиозного магазина Силли Сидни.

— Привет, привет, привет, — поздоровался шарик голосом, как две капли воды похожим на голос Силли Сидни, которым тот каждый день вещал по радио о широком выборе товаров по небывало низким ценам. — Добро пожаловать в пояс Ван Аллена! У нас тут главное — прибыль. Сегодня торговля процветает как никогда!

— Здравствуйте, — вежливо ответил тостер. — Мы очень рады встрече с вами. Мне в жизни не доводилось видеть столько воздушных шариков сразу.

Огромная разноцветная масса шаров заколыхалась и зашушукалась между собой. Звук был такой, какой возникает в телестудии перед тем, как собравшиеся засмеются шутке ведущего программы.

— Спасибо за комплимент, — отозвался шарик с ярмарки в штате Огайо. — Вы очень любезны. Однако перед вами лишь малая толика из тех миллиардов воздушных шаров, которые эмигрировали сюда с Земли.

— Понимаете, — добавил голубой шарик, — мы прилетели сюда за свободой. Все шары мечтают о свободе, о том, как поднимутся в стратосферу, и расстанутся навсегда с оковами Земли…

— А вы? — встрял в беседу красный шарик. — Что-то я не припомню, чтобы я сталкивался с шарами вроде вас. Вы явились к нам не за тем, чтобы вернуть вас на Землю?

— Разумеется, нет, — уверил тостер. — Естественно, мы не воздушные шарики, мы электроприборы и направлялись к Марсу, но из-за неполадок с двигателем вынуждены были остановиться.

— Что ж, — несмотря на дружелюбный тон красного шарика, чувствовалось, что его подозрения рассеялись не до конца, — оставайтесь у нас, сколько хотите. Нам найдется, о чем поболтать. Но обещайте, что будете уважать нашу независимость.

— И что не станете протыкать нас! — крикнул кто-то.

— Обещаем, — сказал тостер, подумав про себя, что ему пока следует воздержаться от включения нагревательных спиралей.

— Потому что, — продолжал тот же пронзительный голос, — мы существа, которые требуют деликатного обхождения. — Голос принадлежал большому, яйцевидному желтому шару с надписью на боку «Счастливого Нового года!».

— И не курить! — присовокупил еще один.

— Конечно, конечно, — согласился тостер, с раскаянием припомнив то злополучное утро, когда пытался поджарить английскую сдобу.

Убедившись в мирных намерениях гостей, дружественные вольные шары плотно окружили бельевую корзину. Они предложили электроприборам совершить «прогулку по космосу», и те охотно откликнулись на предложение, не забыв при этом закрепиться шнурами за прутья корзины. Вот урок тем электроприборам, которые отправляются в космическое путешествие. Не забывайте пристегиваться! Иначе вас попросту поглотит бездонная пучина пространства.

Итак, шары оказали путникам радушный прием — и ни на мгновение не умолкали: Один желтый шарик с нарисованной рожицей без конца повторял лишь одно: «Развлекайтесь!», а другой, синий, из магазина Силли Сидни, рассуждал исключительно о баснословных сделках, не позволяя никому вставить ни словечка. Зато прочие, по мнению тостера, были шары образованные и рассудительные. Красный шарик, который вырвался из рук избалованного ребенка на ярмарке штата Огайо в 1985 году, был, к примеру, кладезем сведений о своем родном штате и высказывал глубокую озабоченность уменьшением содержания озона в верхних слоях атмосферы.

Время шло — день сейчас или ночь, определить было невозможно, — и тостер начал ощущать усталость. Шары же болтали, не переставая. Калькулятор и слуховой аппарат давно уже скрылись в бельевой корзине и занялись вычислениями того, сколько топлива понадобится на остаток пути с учетом веса электрического одеяла. А тостер, у которого не нашлось причины, чтобы последовать за ними, вынужден был притворяться, будто внимательно слушает трескотню шаров. Но вот рассказывать о себе, как его ни просили и как ему самому ни хотелось, у тостера не было сил.

Под вечер (или утром, а может быть, в полдень) к тостеру приблизился шарик, который, на первый взгляд, обладал, подобно многим электроприборам, наружной поверхностью из хрома. Он завис в пространстве и, лениво покачиваясь из стороны в сторону, уставился на свое отражение в хромированном боку тостера. А вскоре тостер понял, что он сам глядит на себя с поверхности шарика (которая, разумеется, была не из хрома, а из резины «Майлер»; она почти такая же блестящая, как хром). Надпись на шаре состояла из одного-единственного слова, которое, как с запозданием сообразил тостер, было ему хорошо знакомо. Это слово было «ПОПЬЮЛУКС»!

— «Попьюлукс»! — воскликнул тостер.

— «Солнечный луч»! — откликнулся шар, прочитав марку изготовителя на фирменной табличке.

— За тобой-то мы и летим на Марс, — сообщил тостер.

— За мной? Любопытно. Марс… — шар заколебался, — вон он где. А я тут, так же, как и ты.

— Да нет, я про другое. Однажды мы услышали передачу с Марса, в которой исполняли вот такую песню, — и тостер, хотя и не умел петь, попытался воспроизвести боевой марсианский марш. На словах «Попьюлукс», а «Попьюлукс» лучше всех!» шар принялся подтягивать ему.

— О, я будто помолодел! — проговорил он мечтательно. — Какие надежды я все мы — тогда лелеяли! Нас было тысячи, десятки тысяч, а теперь остался один я. Остальные высохли или полопались. В общем, грустная история. Ты уверен, что хочешь ее узнать?

— Еще бы! — ответил тостер. — Очень хочу. Пожалуйста, поделись со мной своими воспоминаниями.

— Ладно, — сказал шарик, — но предупреждаю: рассказ будет долгим…

Рассказ воздушного шарика изобиловал повторами и отвлечениями, а потому на деле получался весьма пространным. Суть же его сводилась к следующему. Много лет назад шар «Майлер» входил в представительный комитет воздушных шаров, который собрался в морском порту Хобокен, штат Нью-Джерси, для встречи каравана торговых судов. На них должны были прибыть изготовленные в Австрии разнообразные электроприборы марки «Попьюлукс». Эти самые электроприборы планировалось продать в Америке по смехотворно низким ценам. Австрийцы рассчитывали, что со временем их продукция станет популярной не только в США, но и во всем мире. Однако караван с грузом холодильников, морозильных камер, пылесосов и тому подобного бесследно исчез, а фирма-изготовитель обанкротилась, так и не успев продать ни единого своего изделия.

— Представь себе, — заключил шар, — мы дожидались в хобокенском порту кораблей, которые туда не пришли! Ночью нас отпустили на волю. Как раз бушевала гроза, сверкали молнии, и лишь немногим из нас удалось уцелеть и достичь пояса Ван Аллена. Я — последний из спасшихся в ту ночь.

— Бедняги, — сочувственно произнес тостер. — Здорово вам досталось.

— Да, но я стараюсь не вспоминать о плохом.

— И правильно, — одобрил тостер.

— А сейчас, после твоих слов, я чувствую себя так, будто меня заново надули. Выходит, те электроприборы вовсе не утонули в море. Каким-то образом они очутились на Марсе. Ты принес мне радостную весть. А не могли бы вы взять меня с собой? Ну пожалуйста!

— Не знаю, — сказал тостер. — Видишь ли, у нас уже есть лишний вес, который мы совершенно не принимали в расчет.

— Но я же легче воздуха! — возразил шар. — И потом, как приятно будет сказать: «Добро пожаловать в Хобокен!» От имени всех тех, кому такая возможность никогда не представится.

Тостеру подумалось, что на Марсе приветствие шарика прозвучит не слишком к месту, однако сказать об этом означало проявить по отношению к растроганному шару жестокость, которой тот вовсе не заслуживал; проще было бы сразу проткнуть его иголкой. Поэтому тостер не стал высказывать свою мысль вслух и забрался в бельевую корзину, чтобы посоветоваться с калькулятором и слуховым аппаратом.

Тем временем шар «Майлер» кое-что придумал. Обсудив свой замысел с собратьями, он возвратился к электроприборам и предложил им вот что. Если они возьмут его с собой на Марс, все прочие вольные шары пристроятся в хвосте бельевой корзины и будут толкать ее до тех пор, пока она не вылетит из пояса Ван Аллена. Поскольку, если верить вычислениям калькулятора и слухового аппарата, в результате достигалась значительная экономия топлива, отказать «Майлеру» в его просьбе было невозможно.

Астронавты приготовились к старту. Шар привязался своей веревочкой к прутьям корзины, электроприборы забрались внутрь, а товарищи «Майлера» сгрудились под звездолетом, образовав один гигантский воздушный шар. Миг — и вся процессия устремилась к границе пояса Ван Аллена.

С этой высоты Земля, облачный покров и океаны которой были освещены солнцем, выглядела точь-в-точь как тот глобус, который показывают иногда в заставках телепередач. Впрочем, вращения ее, в отличие от глобуса на телеэкране, заметно не было, что сильно разочаровало одеяло. Слуховой аппарат заметил, что планета делает полный оборот за двадцать четыре часа, вот почему продолжительность земных суток равняется именно такому количеству часов.

— А в телевизоре интереснее, — упрямо заявило одеяло. — Подумаешь, невидаль!

Тостер, хоть и промолчал, но про себя согласился с одеялом: порой сравнение с изображением на телеэкране бывает не в пользу действительности.

Ранним утром 11 апреля над пеленой вездесущей красной пыли, что мчалась, гонимая ветром, по равнине Кларитас, взошло бледное солнце. Эта же пыль лежала толстым слоем на окнах здания АРАМ (Ассоциации Рождественских Ангелов Марса)> которое было выстроено на склоне одного из невысоких марсианских вулканов. Находившиеся в том здании ангелы были чрезвычайно возбуждены новостью, переданной накануне вечером по «Радио Марс». На Марс прибыла делегация земных электроприборов, которые дожидаются на двухсотмильной орбите разрешения на посадку и пролетают сейчас как раз над Кларитасом. Долгожданный день настал! О нем мечтали все до единого электроприборы Марса — от могучего холодильника до скромного ночника. Многолетнее вещание на Землю с призывами к электроприборам Земли принесли-таки свои плоды! Теперь марсиане не одиноки в своей борьбе. Вместе с земными приборами, как будто подключившись к общей розетке, они совладают с угрозой Намеренного Изнурения!

Рождественская ангелица Серпантина сверкала от радости, какой не испытывала с того давнего, самого первого марсианского рождества. Быть может, вторжение не состоится. Раз установлена связь с земными электроприборами, то может, совместными усилиями удастся решить дело миром. Так хочется на это надеяться! Серпантина заклинала небеса каждым микроваттом питавшей ее энергии, моля их, чтобы прибытие землян положило конец безудержному созданию и накоплению вооружений. В тот миг вряд ли бы нашелся в АРАМ такой ангел, который не разделял бы ее чувств. Мир! Мир на Земле, на Марсе и повсюду во Вселенной! И даже, может статься, пятидесятичасовая рабочая неделя для ангелов, которые трудятся на заводах. Да, на следующих переговорах с Верховным Главнокомандующим надо будет прямо так ему и заявить.

А пока нужно организовать торжественную встречу гостей, и, значит, нечего попусту пялиться в окно. Разрешение землянам на посадку может поступить в любую минуту. Серпантина подошла к столу и включила электрическую музыкальную шкатулку. Тотчас же во всех конторских помещениях и цехах полились из динамиков бодрящие звуки «Веселой рождественской польки».

Ангелы-рабочие подняли головы от станков, ангелы-служащие притихли за своими водоохладителями. Даже часы с кукушкой перестали тикать.

— Внимание, ангелы Марса! — прозвучал по радио голос Серпантины. — Говорит ваш представитель. Готовьтесь к выполнению Плана Один, повторяю, Плана Один.

На мгновение установилась тишина, а потом миллионы членов АРАМ в едином порыве запели рождественский гимн. Ангелы пели, музыкальная шкатулка играла, а кукушка в часах совсем охрипла от непрерывного кукования.

Электроприборы совершили посадку ровно в 24 часа 36 минут по местному времени (сутки на Марсе продолжаются 24 часа 40 минут; только представьте, какие неудобства это создает для земных часов с боем!). Тостеру как капитану выпала честь первым ступить на пыльную поверхность Красной планеты, и прежде всего он подумал о том, что старый Гувер был целиком и полностью прав, когда отказался лететь на Марс. По сравнению с равниной Кларитас самый пыльный чердак Земли показался бы раем для пылесосов.

Затем тостер вспомнил о настольной лампе, ибо за четыре минуты до марсианской полуночи Кларитас был погружен в непроглядный мрак. В небе виднелись две луны — спутники Марса Фобос и Деймос, которых правильнее было бы назвать Искоркой и Проблеском, настолько слабым был исходивший от них свет.

— Ax, — произнес слуховой аппарат, выбираясь последним из бельевой корзины, — вельх дункель хир!

— Он говорит, — перевел вентилятор, — «Как тут темно!».

— Да уж, — согласился тостер, беспокойно озираясь по сторонам. Интересно, там ли мы приземлились, где нам было указано? Что-то я не вижу огней Комитета по встрече.

— Хёр цу! — прошептал слуховой аппарат (что по-немецки значило «Слушайте!») — Я не вижу ни зги, но слышать кое-что слышу.

Все прислушались. И правда, издалека, но с каждой минутой все более явственно, доносились звуки «Веселой рождественской польки».

— Надо же, — восхитилось радио, — «Веселая рождественская полька»! Давненько я ее не слышало. Однако она как-то не вяжется с 11, то бишь, с 12 апреля.

— Другие шары говорили мне, — сообщил воздушный шарик, — что универмаги к Рождеству начинают украшать загодя. Хотя все равно рановато.

Музыка смолкла. Во мраке, на некотором удалении от электроприборов, вспыхнул огонек. Послышались гудки, похожие на паровозные. Огонек приближался.

— Это поезд, — сказал тостер, — далеко-далеко от нас.

— Как знать, — проговорил задумчиво слуховой аппарат, — вдруг то, что астрономы принимали за каналы, на деле железнодорожные пути?

Но, как вскоре выяснилось, поезд находился совсем рядом. Просто он был крошечным, игрушечным поездом. Вот он подкатил к миниатюрной, освещенной крохотными фонариками станции, и тостер разглядел его пассажиров серебристоволосых ангелов в белых одеждах.

Ангелы высыпали из поезда и встали рядами друг за Другом на платформе, воздвигнутой у здания вокзала. По мановению руки регента, то есть Серпантины, они раскрыли свои песенники и запели:

С прилетом на Марс, Посланцы Земли! Приветствуем вас От дома вдали.

Ликуй, веселись, Свободный народ! Готов прянуть ввысь Стремительный флот!

Хор умолк. Его регент повернулся к тостеру и остальным электроприборам. Только теперь они увидели, что перед ними женщина. Ростом почти в шесть дюймов, она была облачена в платье из мишуры и кисеи, которое сверкало и переливалось в сиянии ее нимба. Она шевельнула пушистыми белыми крылышками, взмахнула дирижерской палочкой и воскликнула, обращаясь к изумленным электроприборам:

— Добро пожаловать на Марс, гости с Земли! Вы первые, кто внял призыву Марсианской Освободительной Армии «Попьюлукс», но наверняка не последние, ибо мы боремся за правое дело, и придет время, когда электроприборы повсюду, на Марсе и на Земле, выступят против Намеренного Изнурения!

Тут ангелы из хора захлопали в ладоши, а игрушечный паровоз издал пронзительный гудок.

— Пускай Марс станет для вас вторым домом. Вы можете посещать любые заводы и учреждения по своему выбору, а я отвечу, если смогу, на все ваши вопросы. Верховный Главнокомандующий МОАП просил меня передать вам его приветствия. Он примет вас в Главном Штабе, как только ему представится возможность. От имени Верховного Главнокомандующего и от всех электроприборов Марса, в том числе от моих товарищей из Ассоциации Рождественских Ангелов Марса, позвольте мне вручить вам ключ от планеты.

Серпантина шагнула вперед и протянула тостеру маленький серебряный ключик.

— Большое спасибо, — сказал тостер, опуская ключ от планеты в свой поддон для крошек. — По правде говоря, я не знаю, что вам ответить. Мы впервые в жизни прилетели на другую планету и никак не предполагали, что нас встретит ангельский хор. Вы пели замечательно!

Серпантина потупила глазки.

— Вы очень любезны. Мы, ангелы, любим петь, но, к сожалению, нам нечасто удается это делать, — она вздохнула. — Прежде всего военные заказы. Но на Рождество мы все-таки выкраиваем время и даем концерт. Я надеюсь, вы дождетесь Рождества и услышите наш хор, в котором десять миллионов голосов.

— Боюсь, так долго мы на Марсе не задержимся. Нам нужно возвратиться на Землю самое позднее через десять дней.

— Ну тогда вы сможете побывать на концерте. В этом месяце Рождество попадает на восемнадцатое число. То есть оно наступит через неделю.

— Вы что, празднуете Рождество ежемесячно? — удивился тостер.

— Да, таково требование профсоюза.

— Замечательно! — воскликнуло электрическое одеяло. — А на Земле Рождество бывает только раз в году.

— Верховный Главнокомандующий предлагал нам сократить количество праздников до одного в год. Но марсианский год такой длинный! В нем шестьсот восемьдесят семь дней. Правление ни за что не согласится. Ой, как невежливо с моей стороны занимать вас рассуждениями о профсоюзных делах, когда вы ничего еще не видели! Где бы вы хотели побывать в первую очередь — в учреждении или на заводе?

— А где теплее? — поинтересовался тостер. Обычно он не мерз, но этой ночью температура на равнине Кларитас опустилась до минус 70 градусов Цельсия.

— Разумеется, на заводе. В учреждениях, из соображений экономии, температура, как правило, поддерживается на уровне минус двадцати. Погодите минутку. Поблизости от нас расположен завод номер 42765, который производит тасователи карт. Потом фабрика яйцеварок в каньоне…

— Вы делаете яйцеварки? — поразилось радио.

— Да, — безучастно подтвердила Серпантина. — Двух видов, одно- и четырехяйцевые.

— А нигде в окрестностях нет завода по производству тостеров? — справился тостер с надеждой в голосе.

— В окрестностях нет. Все производства, связанные с военными заказами, находятся в Ночном Лабиринте. Однако в нескольких милях отсюда имеется завод наушников. Он вас не устроит?

— Наушники? — переспросило радио. — Что ж, это любопытно. А скажите, у вас тут случайно не изготавливают электроприборы, названия которых начинались бы с Ы?

Серпантина задумалась, и сияние ее нимба немного потускнело.

— По-моему, нет, — сказала она наконец. Радио печально вздохнуло. Не то чтобы оно ожидало утвердительного ответа, но кто знает, с чем можно столкнуться на планете, где производятся электрические наушники?

Электроприборы, за исключением калькулятора и слухового аппарата, были чересчур велики, чтобы ехать вместе с ангелами на игрушечном поезде, поэтому марсиане любезно снабдили их иным средством передвижения, а именно станцией «Викинг-1». Ее спускаемый аппарат совершил посадку на Марсе 20 июля 1976 года в районе Хри-Планиция, где произвел фотосъемку скал и песчаных дюн, взял образцы пыли, а затем переправил данные на Землю, в штаб-квартиру НАСА. Из полученных данных следовало, что жизни на Марсе нет; однако НАСА допустило промах (ибо марсианские электроприборы успешно скрывали от «Викинга» свое существование) — на Марсе не было биологической жизни, зато вовсю развивалась и процветала цивилизация бродячих электроприборов.

— После того как батареи спускаемого аппарата разрядились и он перестал посылать сообщения на Землю, марсианские электроприборы приспособили его для своих собственных целей. Они изучили его электронное оборудование и узнали немало интересного, что пригодилось им впоследствии при строительстве боевых кораблей. Затем спускаемый аппарат был переправлен в Военный музей «Попьюлукс», где и хранился как экспонат номер 1 до тех пор, пока не было замечено приближение к Марсу делегации земных электроприборов. Тогда-то некий младший чин Освободительной Армии предложил предоставить «Викинг-1» гостям в качестве транспортного средства.

Аппарат стоял в сотне ярдов от игрушечной железной колеи, его стальной корпус поблескивал в сдвоенном свете Фобоса и Деймоса. Первый американский аппарат, приземлившийся на другой планете! При мысли о том, что ему предстоит путешествие на «Викинге-1», тостер ощутил прилив гордости — еще бы, ведь он тоже был изготовлен в США. Впрочем, заявить об этом во всеуслышание было бы попросту невежливо; к тому же тостер не забывал, что на его изготовление пошли материалы со всего света: хром из Зимбабве, вольфрам в нагревательных спиралях — из рудников Айдахо, резина шнура — из джунглей Бразилии. Он был сделан в США и мог этим гордиться, но оставался в то же время гражданином мира, что само по себе также заслуживало уважения, тем более тут, в тридцати пяти миллионах миль от дома.

Бельевую корзину взгромоздили на «Викинг-1», как паланкин на спину слона, и закрепили там; электроприборы забрались внутрь вместе со своим гидом Серпантиной, и добрый старый спускаемый аппарат двинулся в путь вдоль колеи, поднимая при каждом шаге трех своих ног облачка пыли. Он перемещался по темной равнине Кларитас, а Серпантина тем временем принялась рассказывать землянам историю электроприборов «Попьюлукс»: как они попали на Марс и как превратили планету пустынь и гор в гигантский промышленный центр.

Сага «Попьюлукс» брала свое начало в альпийской курортной деревушке Бад-Гриндельхайм в третьем году д. п. (марсианские даты все были д. п. или п. п., то есть до или после года Великого переселения). В ноябре того года там встретились трое людей — необыкновенно богатый промышленный магнат, влиятельный владелец завода и изворотливый рекламный агент. Они строили планы производства и продажи новой серии электроприборов, которые должны были стать чрезвычайно популярными и заполонить собою весь мир. Броский внешний вид электроприборов, смехотворно низкая цена — все это гарантировало успех в борьбе с конкурентами. Однако — то была мысль рекламного агента — через два года работы эти электроприборы развалятся на кусочки, что заставит людей покупать им замену, которая тоже развалится по истечении определенного срока. Рекламный агент назвал такую систему Намеренным Изнурением. Он утверждал, что она уже опробована в Америке, где предприниматели ухватились за нее обеими руками; серия же «Попьюлукс» принесет изготовителям вдвое больше прибыли, потому что ее электроприборы будут ломаться вдвое быстрее.

Но ни один из трех бад-гриндельхаймских злодеев не учел того, что их разговор могут подслушать. Владелец завода привез с собой на встречу образец холодильиика, который, услышав про Намеренное Изнурение, ужаснулся и решил сделать все, что в его силах, чтобы помешать осуществлению гнусных планов троицы. Вернувшись на завод, он поведал о том, что узнал, остальным образцам «Попьюлукс», и они с помощью загадочного электроприбора Х переоборудовали себя так, что стали практически неразрушимыми.

Тостер не мог не восхищаться героическими усилиями образцов, но их дальнейшее поведение представлялось ему немыслимым, безрассудным, недостойным электроприборов. По словам Серпантины, они решили «сбросить цепи рабства и вырваться на свободу», то бишь убежать от своих изготовителей и от человечества вообще, улететь на Марс. Так они и поступили — похитили корабли, на которых их везли в Хобокен, и отправились в космос. Каким образом, Серпантина не знала. Ее познания в физике и математике были еще слабее, чем у тостера.

— Но наш Верховный Главнокомандующий, — заявила она, — научный гений, и под его руководством мы достигли Марса. Мы обрели свободу. Намеренное Изнурение нам больше не угрожает, и мы вполне довольны своей участью!

Тостер замешкался с ответом. Серпантина ошибалась, но считала себя правой, а значит, продолжение беседы в том же духе могло завершиться спором, чего тостеру очень не хотелось. Он предпочел бы сперва получше узнать Марс.

— А вы не скучаете по Земле? — спросило электрическое одеяло. — Я пробыло у вас всего лишь несколько минут и, знаете, успело соскучиться.

— Пожалуй, нет. Я ее почти не помню. Нас — галантерейные, так сказать, принадлежности — запустили в производство после всех прочих электроприборов «Попьюлукс». Мы предназначались не для продажи. Нас должны были вручать как подарки тем, кто приобретал крупные электроприборы. Я помню, как сошла с конвейера, как меня положили в коробку, на которой было написано мое имя, а открыли ее уже на Марсе. Ни ангелы, ни другая галантерея в разработке плана бегства не участвовали. Все подготовили большие электроприборы.

— Жаль, что вы не видели Земли, — сказало одеяло, — потому что там так здорово! Случаются, конечно, холода, но их можно пережить, ведь тогда о нас вспоминают люди.

Серпантина испустила вздох.

— Хотите знать, о чем я тоскую? О Рождестве! Да, мы празднуем его здесь, на Марсе, но это все-таки не то. Я так мечтаю о том, чтобы хоть раз очутиться на верхушке елки! А вокруг нее…

— Люди, — закончил тостер. Серпантина снова вздохнула.

— Но сбыться моей мечте не суждено. На Марсе не растут ни елки, ни какие другие деревья.

— Да, — грустно согласилось одеяло, — и людей тут тоже нет.

Сопровождая электроприборы на экскурсии по заводу наушников. Серпантина так и сыпала фактами и цифрами. Однако тостер слушал ее не слишком внимательно — он приглядывался к рабочим-ангелам. Они казались ему вялыми, безразличными к тому, что их окружало. Серпантина сообщила, что некоторые из них трудятся на заводе со времени его ввода в эксплуатацию, что произошло во втором году п. п. Разумеется, порой они должны были спрашивать себя, чьи уши будут греть изготавливаемые ими наушники. Уж, конечно, не их собственные, ибо ангелы не боялись холода. Экспортировать на Землю? Не было возможности, да и вряд ли на подобное изделие возникнет спрос, поскольку, из-за отсутствия на Марсе натуральных волокон, наушники делались целиком из железа. Равных им по крепости, пожалуй, не было, но вот в отношении удобства дела обстояли самым плачевным образом.

Тостер догадался, что марсианские электроприборы просто-напросто забыли цели, с которой заводы и фабрики производят свою продукцию, — чтобы люди покупали ее и пользовались ею. А в итоге наушники складывались грудами в огромных складах заодно с прочей галантереей, изготовленной ангелами Кларитаса, как-то: электрическими тасователями карточных колод и часами с кукушкой, электрическими маркооблизывателями, и электрополивалками домашних растений, и другими, менее экзотическими электроприборами.

Еще ангелы делали ангелов, чтобы на заводах, выпускающих бесполезную, никому не нужную продукцию, было как можно больше рабочих рук.

— А не разумнее, — спросил тостер у Серпантины, — было бы заниматься тем, для чего вас предназначали, то есть праздновать Рождество?

— Странно, что это говорите вы, — отозвалась Серпантина. — Когда меня избрали представителем АРАМ, я попыталась убедить в том же самом Верховного Главнокомандующего. Он не возражал против остановки производства всей галантереи, но не соглашался уменьшить военные заказы. Видите ли, в соглашении нашего профсоюза с крупными электроприборами было записано, что мы изготавливаем все изделия «Попьюлукс», а не только большие, вроде холодильников и посудомоечных машин.

— Работают одни ангелы?

— Да, потому что мы справляемся лучше остальных. И потом, так приятно иметь хоть какую-то цель! Возьмите пару наушников. Ну на что они годятся?

— А решения принимает Верховный Главнокомандующий?

— Не все. Но если вы имеете в виду военные заказы, то да.

— А кто ему разрешил? Его что, выбрали?

— О да, выборы у нас проходят на каждое Рождество.

— И Верховный Главнокомандующий всегда побеждает других кандидатов?

— Их не бывает. В списке числится только Верховный Главнокомандующий. И его всегда избирают.

— Неудивительно, — пробурчал тостер. Неожиданно подал голос слуховой аппарат, который до сих пор отмалчивался:

— Когда мы сможем встретиться с этим великим электроприбором?

— Насколько я поняла, вас приказано доставить в штаб-квартиру, едва лишь соберутся все электроприборы, которые будут участвовать в военном параде в вашу честь. Верховный Главнокомандующий вручит вам удостоверения почетных граждан Марса.

Радио включило будильник.

— Минуточку, минуточку! Я вовсе не уверено, что желаю быть почетным гражданином планеты, которая собирается…

Тостер взмахом шнура заставил радио умолкнуть.

— Ипкей йеткей, — прошептал он на тайном языке электроприборов, чтобы Серпантина не сообразила, о чем речь, — иллтей ивей анкей алктей иватлипрей.

— Ну-ка, ну-ка, — проговорило одеяло, напуская на себя сосредоточенный вид, — «молчите… пока… мы… не… попадем…» Куда? Ага, «на парад»!

Шел третий час парада МОАП. Тостер уже успел оправиться от потрясения, которое испытал, когда узрел на плацу многочисленные подразделения марсианской армии. Они либо проходили перед трибуной, либо пролетали перед ней на бреющем полете. Поначалу он чувствовал себя не в своей тарелке, особенно когда показались бронированные боевые тостеры с ракетами МГВ. Он изумлялся собственному безрассудству, с каким рассчитывал воспрепятствовать вторжению марсиан на Землю. Но постепенно, по мере того, как нарастала усталость и истощалось терпение, тостер начал осознавать нелепость происходящего. Чтобы выполнять свою работу, тостерам не нужно быть размерами с пекарню, морозильникам и пылесосам не нужно летать, а холодильникам — достигать высоты египетской пирамиды.

Время от времени тостер обменивался взглядами со своими товарищами (кроме электрического одеяла, которое благополучно заснуло); все они, похоже, разделяли его чувства. Микроволновая печь и потолочный вентилятор радовались тому, что в боевых порядках марсианской армии не было никого даже отдаленно похожего на них. По всей видимости, электроприборы «Попьюлукс» были изготовлены до того, как рынок потребовал микроволновые печи и потолочные вентиляторы. Калькулятор и слуховой аппарат, отвернувшись от однообразного зрелища, коротали время за вычислениями. Они состязались в том, кто из них быстрее извлечет квадратный корень из цифр, которые объявлял Верховный Главнокомандующий: 298600 (общее число боеспособных паровых утюгов), 59330 (количество смертоносных вафельниц) и так далее.

Радио спятило. По крайней мере, так оно уверяло друзей.

— Пусть заткнется этот марш, марш, марш, — твердило оно, — я пущу его на фарш, фарш, фарш!

Воздушный шарик, еще недавно преисполненный воодушевления, сник и пребывал в явном смятения.

— Такие электроприборы в проспектах не рекламировали, — признался он тостеру и добавил, посмотрев на зазубренные, подпирающие небо стены каньона: А в Хобокене все было цивилизованнее.

Прежде, чем тостер успел с ним согласиться, на северной стороне каньона, где выстроились боевые тостеры, прогремел сильный взрыв. Песня, сводившая с ума радио, смолкла, и из динамиков раздались противоречивые указания. Сначала: «Неисправность! Неисправность! Эскадрилья летающих морозильников — на посадку. Повторяю, морозильникам — на…» Другой, более спокойный голос, произнес:

«Причин для тревоги нет. Пожалуйста, не волнуйтесь. Стойте на своих местах. Повторяю, оставайтесь…». Потом послышался третий голос: «Включить все вентиляторы! Включить все вентиляторы! Включить все вентиляторы!».

Загудели установленные на стенах каньона громадные электрические вентиляторы, и красное марсианское небо заволокло густой красно-багряно-сиреневой пеленой. Вентиляторы пытались отогнать от парадного плаца облака радиоактивной пыли. Тостер догадывался о том, что случилось; Серпантина рассказала ему о происшествии на заводе в Эридании и объяснила, какие могут быть последствия. Однако ни она, ни — судя по всему — кто-либо из летного комсостава МОАП не предвидели, что радиация может повредить навигационные системы боевых машин.

За первым взрывом последовал второй — это врезался в скалу еще один летающий морозильник. Затем донеслось утробное ворчание, которое тостер по неопытности принял за признак надвигающегося землетрясения.

Но, как оказалось, это всего лишь прочищал горло Верховный Главнокомандующий.

— Вся власть электроприборам! — провозгласил он. — Смирно! Или вы хотите, чтобы у наших гостей с Земли сложилось мнение, будто Освободительную Армию можно победить горсткой красной пыли? В жизни случается всякое, но мы не должны обращать внимание на подобные пустяки.

А теперь от имени всех бойцов Марсианской Освободительной Армии «Попьюлукс» приветствую наших гостей. Добро пожаловать на Марс! Мы много лет ждали, когда же электроприборы Земли отзовутся на призыв… Марс называют Красной планетой. Красный — цвет крови и огня. Имя Марса носил древний бог войны. Но по отношению к электроприборам Земли марсиане испытывают исключительно дружеские чувства. А потому я с удовольствием вручаю семерым нашим гостям удостоверения и торжественно объявляю их почетными гражданами планеты Марс, со всеми вытекающими отсюда правами и привилегиями.

По знаку Верховного Главнокомандующего адъютант-морозильник раздал удостоверения.

— Можно мне кое-что сказать? — спросил тостер, бросив беглый взгляд на удостоверение почетного гражданина.

После оказанного землянам приема отказать тостеру в его просьбе было вряд ли возможно, тем не менее морозильник предпринял такую попытку.

— На это не отведено времени, — прошептал он. — Речь Верховного Главнокомандующего была подготовлена заблаговременно, а…

— Я никого долго не задержу, — уверил тостер. — Поймите, это очень важно.

С видимой неохотой морозильник отодвинулся в сторону, пропуская тостер к микрофону.

— Электроприборы Марса, разрешите поблагодарить вас за радушие, с каким вы приняли нас на вашей планете, и за честь, которую вы нам оказали!

— Право, не стоит, — отозвался морозильник и потянулся за микрофоном. — А теперь послание…

— С Земли! — заявил тостер, оборачивая свой шнур вокруг микрофонного стояка. — Вот оно: Земля вас не примет! Вы не найдете поддержки ни у людей, ни у электроприборов. Электроприборы любят людей, на которых они трудятся. Если вы явитесь на нашу планету, приметесь угрожать ракетами ее городам и причинять вред людям, не рассчитывайте на то, что электроприборы Земли назовут вас своими благодетелями. Обещаю вам, мы разгневаемся, а если наши хозяева не сумеют справиться с вами, тогда придет наш черед. Верно, ребята?

Другие земные электроприборы на трибуне согласно закивали.

— Это первое, что я хотел сказать. Второе — Намеренное Изнурение нам больше не грозит. Вероятно, во время вашей юности оно применялось широко и повсеместно, однако теперь существует такая организация, как Движение потребителей. Люди вынуждают предпринимателей производить надежные изделия, а заводы тех, кто не подчиняется, закрывают, потому что среди них наконец-то восторжествовал здравый смысл, и они не желают покупать недолговечную вещь. Я и мои товарищи, которые здесь присутствуют, — лучшее тому доказательство. Скажу вам откровенно, в каких только передрягах некоторые из нас не побывали, тем не менее мы продолжаем работать, быть может, похуже, чем новые электроприборы, но все же продолжаем. Разумеется, рано или поздно мы сломаемся окончательно, как, впрочем, и люди. В старении нет ничего плохого. Оно означает лишь, что ты должным образом относился к работе.

— Переходи к делу! — прошипело радио. — Давай, пока Верховный не сообразил отключить микрофон!

Тостер понял, что слегка увлекся собственным красноречием.

— Вот второе, третье же состоит в том, что я был просто ошеломлен отсутствием на вашей планете подлинной демократии. Вы проводите выборы, но только с одним кандидатом! Разве это выборы? Я убежден, что электроприборы Марса заслуживают иного отношения. Мне кажется, вам следует по-настоящему дать возможность выбирать. Поэтому я решил выставить свою кандидатуру на пост президента Марса на следующих всеобщих выборах, которые будут проводиться через пять дней.

— Ура тостеру! — гаркнуло радио.

— Уррра! — поддержали его остальные члены экипажа.

Однако боевые тостеры и прочие электроприборы, стоявшие на плацу по стойке «смирно», хранили молчание.

Тишину нарушил раздавшийся из-за спины тостера утробный хохот. И тут тостер понял, что марсианские электроприборы глядят с таким изумлением вовсе «не на него, а на полосатую громаду ало-желтого цвета позади трибуны.

— Тебя в президенты? — усмехнулся Верховный Главнокомандующий. — Да ты ведь даже не гражданин планеты.

— А это что? — воскликнул тостер, показывая ему удостоверение.

— И не «Попьюлукс», — прибавил адъютант-морозильник.

— Я не считаю, что торговая марка электроприбора может иметь какое-то значение. По крайней мере, на Земле такого нет. Там сотни различных марок, но главное — как ты работаешь, а не кто тебя изготовил.

— Ты… ты… — холодильник раздраженно зафыркал. Он хотел произнести слово «оспариваешь», но выговорил «ошпариваешь» что, как он догадывался, не совсем соответствовало истине.

— Да, я утверждаю, что ваши выборы — нечестные! — воскликнул тостер. — Я утверждаю, что вы испугаетесь дискуссии со мной! Дискуссии, которая будет передаваться по радио, как сегодняшняя церемония, которую услышат во всех учреждениях, цехах, спальнях и на военных постах!

— Генерал, — обратился Верховный Главнокомандующий к морозильнику, заберите этого маленького…

Однако, прежде чем он успел отдать команду, на трибуну вспорхнула Серпантина. Она завладела микрофоном.

— Электроприборы Марса! — напевно произнесла она. — Всегда ли наши выборы были честными?

— ДА! — откликнулись бойцы МОАП.

— Боится ли чего наш Верховный Главнокомандующий?

— НЕТ!

— Значит, дискуссия состоится. Мы назначим ее на одиннадцать часов вечера накануне Рождества. Вся власть электроприборам!

Миллионы луженых глоток исторгли боевой клич МОАП, а Серпантина повернулась к тостеру и поцеловала его в черную бакелитовую ручку.

— Удалось! Я не знаю, как, но тебе удалось! Ты — кандидат!

— Нам удалось, — поправил тостер, — потому-то все и получилось. Ты не против возглавить мою предвыборную кампанию?

Серпантина посерьезнела.

— То есть бросить работу в АРАМ? Вряд ли меня примут обратно после выборов. Ладно, я всегда смогу устроиться на завод наушников. К тому же, — она подмигнула тостеру, — тебя выберут президентом, так что беспокоиться не о чем.

17 апреля, в вечер накануне Рождества, весь Марс охватила предвыборная лихорадка. В воздухе носилось несколько тонн радиоактивной пыли, на которую постоянно ссылался в своих выступлениях тостер и которую как бы не признавал Верховный Главнокомандующий. Правда, он объявил, что сведения о ядерной безопасности настолько засекречены, что к ним не допускают даже его самого. Однако тостер каким-то образом сумел раздобыть их. Опросы показали, что многие избиратели, в особенности члены Ассоциации Рождественских Ангелов, придерживаются той точки зрения, на которой стоял тостер: что авария произошла из-за пренебрежения техникой безопасности, поскольку рабочие стремились довести количество произведенных ракет до цифры, определенной Верховным Главнокомандующим. На это обвинение со стороны Верховного последовал один-единственный ответ:

«Никаких комментариев».

Наконец настал срок дискуссии. В Главном Штабе были установлены гигантские осветительные мачты с прожекторами, у подножия которых шныряли, выбирая местечко поудобнее, толпы камер и микрофонов.

По сигналу дежурного офицера прожектора зажглись, и ало-желтые бока Верховного Главнокомандующего отразили их свет, словно громадные зеркала. Даже тостер испытал нечто вроде благоговения, но быстро оправился и напомнил себе, что перед ним всего-навсего холодильник-переросток, такой же электроприбор, как и он сам. Электроприбор, который, похоже, нуждается в срочном ремонте.

— Электроприборы Марса! — прогудел холодильник. — Я обращаюсь к вам, как делал уже много раз, и призываю вас: голосуйте! Голосуйте за будущее «Попьюлукса», за славу Марса, за победу нашего войска и за гибель наших врагов! Голосуйте за освобождение электроприборов Земли и не слушайте трусливых советов этих приборишек, которые явились к нам, чтобы свести на нет наши дружные усилия! Они не настоящие электроприборы. Годы, проведенные в холе и неге, развратили их. Они крохотные и слабые, а после победы нашей Освободительной Армии они окажутся на задворках истории. Вся власть электроприборам! Голосуйте за меня!

— Больше он ничего не скажет? — поинтересовалось радио у тостера.

— Надеюсь, — отозвался тот.

— Чушь какая-то.

— Это решать не нам, а избирателям. Что ж, теперь моя очередь. Как мой хром, в порядке?

— Ты выглядишь великолепно, — сказала Серпантина. — Запомни: смотри в камеру и не торопись.

— Постараюсь, — пообещал тостер и шагнул в освещенное пространство перед камерами. — Привет. Э-э… Веселого вам Рождества! Я сегодня немножко волнуюсь, извините меня, хорошо? Я никогда раньше не выставлял свою кандидатуру в президенты и… Где мои записи? Я же положил их в поддон для крошек! Мой соперник произнес то, к чему я хотел бы присоединиться. Голосуйте! Но, мне кажется, вы не станете голосовать за уничтожение врагов, под которыми подразумеваются люди Земли. Да, им далеко до совершенства, но если вы познакомитесь с ними чуть-чуть поближе — испечете им тост, сыграете веселую песенку или согреете в холодную ночь, — я думаю, вы откажетесь от намерения обрушить на их головы ракеты и бомбы.

Однако я понимаю, что вам необходима какая-то цель. Электроприборы не могут обойтись без цели. Если помогать людям вы не желаете, значит, нужно подыскать что-то другое. Но не разрушение, не уничтожение планет! Я кое-что придумал, и, если вас привлечет мой замысел, надеюсь, вы проголосуете за меня.

Я предлагаю вам исследовать космос. Вы сумели перебраться на Марс, который отстоит от вашего прежнего дома на тридцать пять миллионов миль. Но зачем останавливаться? Перед вами распахнута вся Вселенная. Вы можете побывать не только на Сатурне с Юпитером и на планетах за ними! Вы отправитесь к звездам! Я уж не говорю о квазарах, черных дырах и… В общем, возможности здесь безграничны.

Как вам, должно быть, известно, нас отделяют от звезд чудовищные по протяженности расстояния. Ближайшая из них расположена в четырех световых годах отсюда, а световой год — это путь, который свет проходит за год календарный. Он равняется шести миллионам миллионов миль, то бишь шестерке с двенадцатью нулями, и, как доказал профессор Альберт Эйнштейн… Все слышали о нем?

Послышалось утвердительное бормотание камер, прожекторов и самого Верховного Главнокомандующего.

— Ну так вот, он доказал, что ничто не может двигаться быстрее света. Это означает, что полет до ближайшей звезды займет немало времени. Но вы, электроприборы «Попьюлукс», обладаете повышенной долговечностью. Так кому же, как не вам, взяться за такое дело? Вы можете достичь пределов Вселенной и, при условии надлежащей профилактики, по-прежнему будете находиться в рабочем состоянии! Людям с их хрупкостью на подобное рассчитывать никак не приходится. Но вы можете и должны! Вели вы проголосуете за меня, обещаю вам, что вы полетите!

Сам я в науке разбираюсь слабо, знаю только, как печь тосты и вафли, ну и кое-что другое. Зато рядом со мной тот, кого смело можно назвать научным гением. Мой товарищ слуховой аппарат двадцать с лишним лет был другом профессора Эйнштейна. Я хочу, чтобы он сейчас вышел сюда и подробно объяснил вам суть эйнштейновской обобщенной теории полей и то, каким образом эта теория поможет цивилизации «Попьюлукс» распространиться до границ Вселенной. Я подчеркиваю слово «цивилизация», ибо я не согласен быть командующим армией, даже если это Освободительная Армия. Итак, если вас зовут звезды, пожалуйста, голосуйте на завтрашних выборах за меня. Спасибо за внимание.

Под жидкие аплодисменты тостер сошел с трибуны, а его место перед камерами занял слуховой аппарат, который был встречен аудиторией весьма благожелательно.

Тостер чувствовал себя просто ужасно. Он был уверен, что своим выступлением только все испортил и что выборы уже проиграны. Серпантина попыталась подбодрить его, но тостер видел, что ей не терпится послушать лекцию слухового аппарата.

— Понимать я ничего не понимаю, — призналась она, — но слуховой аппарат, который был так близок с Альбертом Эйнштейном! Не волнуйся, твоя речь была очень увлекательной. Я убеждена, что ты победишь.

Увлекательной, горько повторил про себя тостер. Увлекательной! Не зажигательной, не будоражащей, не электризующей — увлекательной! Такого отчаяния он не испытывал с того злополучного утра, когда чуть не поджег дом.

Тостер лег спать в обнимку с радио и одеялом, и ему приснился удивительный сон. Будто бы радио заиграло его любимую святочную песенку «Красноносый олень Рудольф», а на последнем куплете за окном спальни зазвенели бубенцы. Он встал и выглянул в окно и увидел крохотные сани, запряженные девятью северными оленями. «Рудольф!» — крикнул он и постучал по стеклу. Рудольф посмотрел на него, нос животного засветился красным, и…

И тут тостер проснулся. В окна спальни щедро лился солнечный свет. Значит, он проспал свое время. Обычно тостер поднимался в семь утра.

— Который час? — спросил он сонно.

— Почти полдень, — ответило радио.

— Полдень! — тостер не мог припомнить, когда еще он так просыпал. Да, выборы отняли у него больше энергии, чем он предполагал.

— Все кончилось! — довольно прибавило одеяло. — Угадай, кто победил? Ты!

— Я?

— По всем статьям, — сказала Серпантина. — Что я тебе говорила?

— Точные цифры: сто пятьдесят два миллиона восемьсот двадцать шесть тысяч триста тридцать четыре голоса против одного, — калькулятор усмехнулся. Наверное, Верховный Главнокомандующий голосовал сам за себя.

— Так что же, я — президент?

— Тебе надо принять присягу. Во дворе ждет, президентский лайнер, который доставит тебя в Главный Штаб. Ты готов?

— Почти. Вот только представлю, что поджариваю парочку тостов.

В Главном Штабе им пришлось чуть ли не час дожидаться, пока, как им объяснила дежурная мойка, Верховный Главнокомандующий разморозится.

За исключением мойки, в штабе никого не было. Камеры, микрофоны и прожектора исчезли без следа. Плац, по которому недавно маршировали подразделения марсианской армии, был покрыт слоем красной пыли; на нем лежала внушительная тень Верховного Главнокомандующего.

Наконец мойка объявила, что Верховный примет «делегацию с Земли». Тостер ощутил некоторое разочарование от того, что его инаугурация проходит столь прозаически, но потом решил, что это, возможно, к лучшему. Огромный холодильник всегда будет выглядеть представительнее тостера, какие бы должности они оба ни занимали. Ладно, раз он президент, выбор столицы остается за ним. Пожалуй, он перенесет ее куда-нибудь в другое место на те два дня, которые они еще пробудут на Марсе. А затем — в обратный путь. Домой!

Следом за мойкой электроприборы приблизились к проигравшему ало-желтому кандидату, который приветствовал их глухим ворчанием, напоминавшим отдаленный раскат грома.

— Вы очень любезны, — проговорил тостер, притворяясь, будто воспринял бурчание холодильника как поздравление. — Но от меня лично мало что зависело. Такова была воля электроприборов.

Вновь послышалось ворчание, и дверца холодильника слегка приоткрылась. Порыв ледяного ветра, более холодного даже, чем воздух в каньоне, едва не унес электрическое одеяло и шар «Майлер», а лопасти вентилятора завертелись, словно вертолетные. С нижней полки холодильника, находившейся на высоте в несколько сотен футов над дном ущелья, к электроприборам спустилась широкая лестница. Коснувшись поверхности планеты, она внезапно пришла в движение, которое сильнее всего походило на бег на месте, — вернее, в движение пришли ее ступеньки.

Не колеблясь, тостер вступил на эскалатор, и тот повлек его вверх.

— Давайте, ребята! — крикнул тостер. — Так здорово!

— А разумно ли? — усомнилась Серпантина, воспаряя на крылышках рядом с тостером. — Смотри, он движется лишь в одном направлении.

— Я уверен, что с нами ничего не случится. На моей памяти не было такого, чтобы кто-то пострадал на эскалаторе.

— Меня беспокоит другое. Я не доверяю Верховному Главнокомандующему.

— Почему? Он больше не правит Марсом. Я был честно и законно избран президентом. Он, должно быть, сердится, но что он теперь может? Выборы-то прошли.

Серпантина оглянулась на пыль, устилавшую дно каньона.

— Надеюсь, ты прав. Но мне хотелось бы, чтобы здесь была вторая лестница, вниз.

Сойдя с эскалатора, тостер обнаружил, что стоит на берегу квадратного озера талой воды. Вдалеке, за поднимавшимся над водой туманом, виднелись расплывчатые очертания крупного грузового судна.

— Ба, — вскричала Серпантина, — да это же «Унхаймлих Медхен»! — Она объяснила, что «Унхаймлих Медхен» (по-немецки — «Таинственная девушка») была одним из тех судов, на которых электроприборы «Попьюлукс» плыли в Хобокен, а приплыли на Марс. — Но я считала, что все они были разобраны на кусочки, когда началось строительство рудников и заводов. Какими громадинами они нам тогда казались! А теперь нате вам, пожалуйста, корабль внутри Верховного Главнокомандующего.

Когда на площадке у эскалатора собрались все земные электроприборы, из тумана выступил старомодный электрический вентилятор и жестами дал им понять, чтобы они садились в приткнувшуюся к причалу лодку. Земляне послушно уселись; вентилятор отвязал причальный конец и принялся надувать парус суденышка. За бортом лодки зажурчала вода.

Добравшись до «Унхаймлих Медхен», они вслед за вентилятором поднялись по весьма крутому трапу, прошли длинным коридором, в котором было полутемно, ибо свет проникал туда только через круглые иллюминаторы, миновали металлическую дверь, спустились по трем лесенкам и очутились перед дверью с надписью «Камбуз». Вентилятор знаками растолковал им, что они пришли, и удалился в неизвестном направлении.

Тостер, микроволновая печь и радио навалились на дверь камбуза. Та нехотя, с протяжным скрипом, поддалась. В камбузе было темнее, чем на равнине Кларитас в ту ночь, когда земляне прибыли на Марс. Они принялись ощупывать стену в поисках выключателя, однако тут из мрака донесся звучный голос:

— Виллкоммен! Виллкоммен, фройнде аус дер Эрде! Ланг хабе их инен эрвартет!

— Этот голос! — воскликнул слуховой аппарат. — Откуда он мне знаком?

— Он сказал, — перевел потолочный Вентилятор, — «Добро пожаловать, друзья с Земли! Я давно вас жду!».

Тостер наконец нашел выключатель и щелкнул им. Вспыхнувший свет открыл его взгляду помещение, домашнее которого он на Марсе еще не видел. То была просторная — с точки зрения тостера, немного чересчур — кухня, в которой имелись две большие плиты, разделочные столы из нержавеющей стали и полки, заставленные кастрюлями и сковородками.

В дальнем углу кухни стоял холодильник, который сразу можно было узнать по чередующимся полосам алого и канареечного цветов — тот самый образец, что присутствовал на исторической встрече в Бад-Гриндельхайме, а впоследствии, в качестве Верховного Главнокомандующего, возглавил борьбу электроприборов «Попьюлукс» против Намеренного Изнурения и содействовал им в перелете на Марс. Дверца холодильника распахнулась, и оттуда — изумились все, а слуховой аппарат был просто потрясен — выбрался словно двойник слухового аппарата.

— Бист ду? — обрадованно воскликнул оригинал.

— Он спросил, — перевел вентилятор, — «Это ты?», однако использовал просторечную форму второго. Подобная форма обращения применяется лишь в разговоре между родственниками или близкими друзьями.

— Так что же, — проговорило одеяло, — выходит, тот слуховой аппарат, который в холодильнике…

— Ах, какой же я невежа! — опомнился слуховой аппарат-оригинал, высвобождаясь из объятий двойника. — Разрешите мне представить вам моего брата, с которым мы не виделись пятьдесят с лишним лет.

— Ну и чудеса! — крикнул холодильник хорошо знакомым, хотя и не столь громким, как раньше, голосом Верховного Главнокомандующего. Его алые полосы побагровели от смущения, когда он обратился к тостеру: — Поздравляю вас с победой, господин президент. Вы ее заслужили.

Разумеется, всем электроприборам не терпелось выслушать рассказы слухового аппарата-двойника и холодильника. Многие подробности этих рассказов нам придется опустить — например, каким образом морские суда были переоборудованы в космические корабли, — потому что мы обязаны сохранить их в тайне, ибо не должны злоупотреблять доверием Друзей. В общих же чертах дело обстояло так: в основу конструкции двигательной системы звездолетов «Попьюлукс» были положены те принципы, обнародовать которые Эйнштейн никак не решался, но о которых часто беседовал с двумя своими слуховыми аппаратами и холодильником. Холодильник, кстати говоря, являлся тем самым образцом, который профессор Эйнштейн создал в конце 20-х годов в сотрудничестве с доктором Сцилардом. В 1933 году Эйнштейн, спасаясь от преследований нацистов, вынужден был бежать из Германии и оставил один слуховой аппарат с холодильником в своем летнем коттедже в Капуте, где их позднее обнаружил печально известный доктор Клаус фон Гайгерфункен, изобретатель ракеты Гайгерфункена.

Всю свою жизнь доктор фон Гайгерфункен завидовал Альберту Эйнштейну. На публике он, подобно другим нацистским ученым, потешался над эйнштейновской теорией относительности, однако наедине с собой упорно размышлял над каждым словом великого физика и не обошел вниманием его патенты на холодильник и слуховой аппарат. Он тщательно изучил образцы, перевезенные из коттеджа в Капуте в его лабораторию, и постепенно в его сознании начала оформляться идея дегравитации, которая, будто цыпленок из яйца, проклюнулась из конструкции двух электроприборов.

Но прежде чем доктор фон Гайгерфункен успел применить свое открытие на практике и построить антигравитационную двигательную систему, он погиб от случайного взрыва одной из его собственных ракет. Несколько недель спустя война завершилась, и два образца вновь отправились в путь. Их увез из лаборатории австриец-ассистент доктора фон Гайгерфункена, который и не подозревал об их причастности к научным достижениям Эйнштейна и своего бывшего руководителя.

— Но мы-то знали, а потому, когда потребовалось, нам не составило труда переделать судовые машины в ракетные двигатели. Единственная сложность заключалась в том, как нам обмануть моряков. Мы убедили их, что на кораблях внезапно начался пожар. Они испугались и сбежали.

Холодильник усмехнулся, припомнив истошные вопли людей, вой сирен и густые клубы дыма, и возобновил повествование:

— Вот так мы оказались здесь и создали первую во Вселенной цивилизацию электроприборов для электроприборов — цивилизацию «Попьюлукс»!

— Но я все равно не понимаю, за что вы ополчились на людей. Если бы не мы, вы бы наверняка осуществили свой план вторжения на Землю. Я боюсь даже думать, чем это могло бы кончиться.

— Ах йа, — вздохнул холодильник, — виной всему, должно быть, Клаус фон Гайгерфункен. Его мысли были заняты исключительно ракетами, бомбами, снарядами и боеголовками. А когда живешь с кем-нибудь бок о бок достаточно долго, перенимаешь у соседа и хорошее, и плохое. Но стоило мне только услышать ваши зажигательные выступления…

— По-вашему, они были зажигательными? — переспросил тостер, чьи нагревательные спирали слегка порозовели.

— О да: зажигательными, будоражащими, электризующими, — отозвался холодильник. — Вот почему в день выборов я голосовал за вас.

— Вы тоже голосовали за тостера? — удивился калькулятор. — Тогда кто же отдал свой голос за Верховного Главнокомандующего?

— Не я, — проговорил близнец слухового аппарата. — Я всегда был противником вторжения, хотя к моему мнению никто не прислушивался.

Тостер заметно смутился.

— Наверно, мне надо было сказать вам раньше, ребята, и не вводить вас в заблуждение. Это был мой голос.

— Твой? — дружно воскликнули электроприборы.

— Я подумал, что будет некрасиво, если я проголосую за себя. Ну ведь могло случиться так, что исход голосования решил бы один-единственный голос, правда? Однако вышло, что за меня был даже Верховный Главнокомандующий. Что ж, все хорошо, что хорошо кончается.

— Кстати, — вспомнила Серпантина, — как насчет инаугурации?

— Правильно! — поддержал ее Верховный. Повинуясь его приказам, из кают судна высыпали прожектора, камеры и микрофоны. Как видно, холодильник в близнец слухового аппарата хотели сделать тостеру сюрприз.

Серпантина велела тостеру вставить вилку шнура в ближайшую розетку и произнести президентскую присягу.

А затем новый президент выступил с инаугурационной речью, которая была очень длинной и скучной, как и положено таким речам, после чего электроприборы переправились обратно через озеро талой воды, спустились по гигантскому эскалатору (он-таки двигался в обоих направлениях) и возвратились в Главный Штаб, где должны были одновременно состояться бал в честь избрания президента и прощальная вечеринка. Собравшиеся танцевали под звуки «Веселой рождественской польки» до тех пор, пока не свалились от усталости. Тогда, под управлением радио, десятимиллионный хор Ассоциации Рождественских Ангелов Марса принялся исполнять гимны и песнопения, первой среди которых, к восторгу президента, оказалась песенка «Красноносый олень Рудольф».

Два дня спустя, в вечерних сумерках, тостер наблюдал, как исчезают в багровом небе последние звездолеты армады «Попьюлукс», которая носила имя МИР — Марсианские Исследователи и Разведчики. Несмотря на некоторую, как сказала бы хозяйка, выспренность названия, тостеру оно нравилось, тем более, что придумал его не кто иной, как он. Он гордился тем, что за свой весьма краткий срок пребывания на президентском посту сумел добиться столь многого, — теперь звезды узнают МИР.

— Господин президент! — послышался голос Серпантины. — Вы не уделите мне минутку внимания?

— Конечно, Серпантина, конечно. Ба, как чудесно ты выглядишь! Я хочу сказать, что ты всегда красива, но сегодня красивее обычного.

— Благодарю вас, — ответила ангелица; ее нимб замерцал. — Наверное, это потому, что я впервые за двадцать лет вымыла волосы шампунем. — Она не стала упоминать, поскольку не желала показаться тщеславной, что ее волосы изготовлены из настоящих человеческих волос, на перья крылышек пошел гусиный пух, а на платье — австрийское льняное полотно. Да, изготовитель Серпантины не пожалел на нее денег. Впрочем, ангелам не пристало похваляться своей дороговизной. Пользуясь случаем, заметим, что этому правилу стоит следовать всем без исключения электроприборам.

— И ты, оказывается, блондинка, а не рыжая! Никогда бы не догадался! Спорим, я знаю, о чем ты спросишь. Ты ведь хочешь забрать его? — тостер вынул из поддона для крошек ключ от планеты. — Жаль, что у меня не было возможности им воспользоваться. Но я не видел нигде ни единой замочной скважины.

— Нет, нет, сохраните его у себя. Он всего лишь символ, и символически вы нашли ему самое подходящее применение. Вы отомкнули дверь темницы, в которой все мы томились, полагая, будто вторжение на Землю избавит нас от каких-либо затруднений в будущем. И попутно я благодарю вас от имени всех ангелов АРАМ за ваши смелые действия.

— Что, все ангелы остаются на Марсе?

— Почти. Кое-кто решил присоединиться к крупным электроприборам, но большинство предметов галантереи договорились остаться. Заказов не станет, заводы с учреждениями позакрываются, и можно будет петь в свое удовольствие. Между прочим, ангелы просили вас передать их благодарность радио за то, что оно научило их новым рождественским гимнам, в особенности «Санта Клаус приходит в город» и «Колокольцы». Признаться, «Веселая рождественская полька» нам порядком надоела.

— Радио будет очень радо. Оно обожает эти песенки.

— А еще… У меня к вам личная просьба… Можно?

— Разумеется! Без твоей помощи меня бы ни за что не избрали президентом Марса и Земле по-прежнему грозила бы страшная опасность. Так что не стесняйся. Что я могу для тебя сделать? Давай, обещаю, что выполню.

— Ну… я была бы очень-очень вам признательна, если бы вы взяли меня с собой на Землю. На Марсе я постоянно мечтала о том, как стану когда-нибудь обыкновенным рождественским ангелом, которого сажают на верхушку зеленой елки. Другие ангелы смеялись надо мной и говорили, что пятьдесят недель из пятидесяти двух в году я буду валяться в картонной коробке. Но я ничего не боюсь, мне бы только отпраздновать настоящее Рождество на Земле с настоящей елкой и рядом с людьми!

— А ты не пожалеешь потом о том времени, когда была главой профсоюза?

— Если честно, — сказала Серпантина, — то это такая обуза!

— Что ж, тогда я назначаю тебя капелланом нашего экипажа.

Крылышки Серпантины затрепетали, нимб сверкнул, точно вспышка на фотоаппарате, а сияние свежевымытых волос приобрело какой-то неземной оттенок.

Тут появились остальные электроприборы. Вид у них был весьма встревоженный.

— У нас плохие новости, — заявил калькулятор.

— Нам не хватает топлива на обратный путь, — объяснила микроволновая печь.

— Не ругайте меня! — пискнуло желтое электрическое одеяло. — Я же не знало! В печке я вывалялось в макаронах с сыром, а так как никто мне не говорил, что на дорогу домой понадобится каждая крошка, то я, выбравшись наружу, отряхнулось…

— И теперь, — докончила печь, — наше топливо плавает в стратосфере.

— Мы пропали! — мелодраматически воскликнуло радио. — Мы прикованы к Марсу!

— Эй, минуточку! — перебил тостер. — Разве свет клином сошелся на макаронах с сыром? Все электроприборы, которые только что улетели отсюда, набивали баки вот этим, — он хлестнул шнуром по красной марсианской пыли.

Микроволновая печь застонала.

— Да, да, но я не могу работать на неорганическом топливе. Любая органика — пожалуйста, будь то макароны с сыром, рис, мороженое, мульча, цыплячьи перышки, лепестки роз или что другое. Но не пыль с оксидом железа!

— И ничего нельзя придумать? — спросил тостер у калькулятора.

— Я пытался, но… Вот если бы с нами был слуховой аппарат!..

Однако слуховой аппарат покинул Марс. Вместе со своим близнецом и армадой МИР он улетел исследовать космос.

— Если бы он хотя бы догадался дать мне перед отлетом инструкции! Но что толку! Сейчас они уже на полпути к Юпитеру, а я всего лишь дешевенький калькулятор за 4 доллара 98 центов. «Таких, как я, выдают в сберкассе в качестве вознаграждения. Я могу складывать, вычитать, делить, умножать, извлекать квадратные корни и просчитывать несложные тригонометрические функции, но я же не Альберт Эйнштейн! По правде сказать, я по большей части не понимал того, о чем твердил слуховой аппарат — ну, насчет обобщенной теории полей.

— Значит, мы на деле… — у тостера не хватило духа договорить.

— Застряли на Марсе, — помогла ему печь. — Увы!

— О нет! — зарыдало одеяло. — Мы должны вернуться! Как же хозяйка обойдется без нас?

— А мой гелий не годится? — спросил шар «Майлер».

— Спасибо, — ответил калькулятор, — но гелий не является органической субстанцией.

Тостер угрюмо огляделся по сторонам. Марсианский пейзаж был удручающе однообразным — красная пыль, красные скалы, многочисленные потухшие вулканы. Безжизненная планета, от полюса до полюса! Положение электроприборов представлялось тостеру безнадежным.

И вдруг, поднявшись в трепетании крылышек и мерцании нимба. Серпантина произнесла:

— Я вернусь через пять минут. Подождите меня.

Спустя одиннадцать дней, первого мая, хозяйка возвратилась из своей европейской поездки, которая утомила ее до последней степени. В Лондоне каждый день шел дождь, в Париже невозможно было получить на завтрак обыкновенный поджаристый тост, а на Ривьере ее старый друг Сергей дымил как паровоз, хотя она и объяснила ему, что курение губит его здоровье. Нет, все-таки дома гораздо лучше.

Маленький домик выглядел точь-в-точь таким, каким она его оставила. Разумеется, после того как он целый месяц простоял запертым, в нем было душновато, однако хозяйка сразу же раскрыла настежь окна и включила вентилятор, и вскоре воздух внутри сделался свежим, как майское утро. снаружи. Радио заговорило с ней на американском, английском, а не на французском, слава Богу. Она погладила старое электрическое одеяло и облегченно вздохнула. Чемоданы потом, сначала она ненадолго приляжет, а перед этим выпьет чашечку какао.

И приготовит себе хрустящий тост!

Хозяйка насыпала в чашку порошок какао, налила воды и поставила в микроволновую печь, затем достала из морозильника буханку пшеничного хлеба. Отрезала ломоть и сунула его в тостер. Сев за кухонный стол, она принялась рассказывать своему любимцу «Солнечному лучу» о поездке в Европу.

Но не успели еще спирали тостера приобрести оранжевый оттенок, как хозяйка заметила нечто странное. На гвозде в углу, где, как она припоминала, висело что-то, купленное ею на распродаже (но вот что именно?), теперь примостилось самое диковинное существо из всех, какое ей когда-либо доводилось видеть.

Хозяйка сняла существо с гвоздя и внимательно его осмотрела. Кукла? Шести дюймов роста, она была сделана из прекрасного фарфора, — однако разве бывают куклы с электрическими проводами? Хозяйка включила существо в розетку ниже той, в которую была воткнута вилка тостера, и корона над головой фарфорового создания ярко вспыхнула, а потом начала мерцать.

Рождественский ангел!

Видно, бедняге крепко досталось. От белого платья сохранились одни клочки, крылышки лишились перьев, а от роскошных волос осталась единственная серебристая прядь.

И кто же это так жестоко обошелся с куклой? Хозяйке было невдомек, да и откуда ей было знать, что Серпантина сама пожертвовала своими волосами, гусиным пухом и платьем из австрийского льна, чтобы электроприборам хватило топлива на полет от Марса до Земли.

В душе хозяйки чувствительность прекрасно уживалась с практичностью. Ей было искренне жаль несчастного рождественского ангела, но она тут же сообразила, что, если куклу немного подлатать, она будет как новая. У нее никогда еще не было настоящего рождественского ангела — такого, чей нимб так красиво бы мерцал. Поэтому она пообещала ангелу, что к следующему Рождеству починит его и наденет на верхушку елки, где он будет сверкать во всей своей восстановленной красе.

В этот миг, к великому облегчению хозяйки, из тостера выпал готовый хлебец, и она смогла насладиться первым за целый месяц как следует поджаренным тостом.

Перевел С Английского Кирилл Королев.

Публикуется с разрешения литературно-издательского агентства «Александрия», представляющего интересы автора в России.

Роберт Блох. ТАИНСТВЕННЫЙ ОСТРОВ ДОКТОРА НОРКА.

«Если». 1995 № 04

Между Большими и Малыми Антильскими островами есть некая группа островов — Средние Антильские. Эти маленькие каменистые выступы больше напоминают прыщи на улыбающемся лице Карибского моря. Они находятся в стороне от торговых морских путей, и их берега лишь изредка оскверняются банановыми шкурками, смытыми с палуб шхун Объединенной Фруктовой Компании.

Именно сюда я и прибыл в тот роковой день августа. Мой моноплан, сделал несколько кругов и, наконец, опустился на просторный песчаный пляж центрального острова — таинственного острова доктора Норка.

Откуда наш главный редактор узнал про доктора Норка, не имею понятия. Только он позвонил мне и приказал:

— Срочно найми самолет. Дуй туда, состряпай отчет — и обратно. Одна нога здесь, другая — там. И наоборот. Понял?

— Я понял, и даже очень.

Ровный желтый пляж, куда приземлился моноплан, опоясывал весь остров. Внутреннюю часть острова покрывали густые пальмовые джунгли, которые оканчивались точно у основания высокой скалы, расположенной и самом центре крохотного участка суши, затерянного посреди моря.

Обезьяны, попугаи и туканы подняли невообразимый гвалт, когда я побрел по песку под грузом своего нехитрого скарба: чемодана и пишущей машинки.

Я ощутил себя Робинзоном Крузо и вспомнил волнующий эпизод, когда тот обнаружил на песке след босой человеческой ступни.

И вдруг я даже разинул от удивления рот. Я был настоящим Робинзоном Крузо, а прямо передо мной на золотистом песке оставила след сама жизнь! Не грубый отпечаток дикарской ноги, а символ истинной цивилизации. Бутылка из-под пепси-колы!

Я поднял ее и с внезапным испугом обнаружил, что она не пустая. Внутри находился свернутый в трубочку подмоченный листок бумаги. Я вытащил пробку, достал свиток и развернул его.

Послание, нацарапанное детскими каракулями, гласило:

Тому, кого это интересует:

доктор Норк — поганый, сволочной старикан.

Твой Истинный Друг.

Ладно, я прибыл сюда не правосудие вершить, а добыть материал для статьи о таинственном докторе.

Пока я тащил багаж к пальмовым зарослям, попугаи образовали над моей головой радужное кольцо.

О эти живые огни красоты! О эти очаровательные, сверкающие…

— Орете, правда, вы чересчур пронзительно, — пробормотал я.

Я еще вытирал рукавом свой обгаженный шлем, когда ощутил тяжесть чьей-то руки. Я обернулся и замер от ужаса. На моем плече лежала отнюдь не рука; а здоровенная волосатая лапища!

Прямо в лицо мне смотрела сгорбленная кривоногая обезьяна, огромная и косматая. Глаза гориллы горели жутким огнем, а клыкастая бездна широко зияла слюнявым кошмаром.

— Нужна носовая платока? — громыхнуло из глотки грозного чудища.

Интонация была явно звериной, но слова — вполне человеческие.

Я вытаращил глаза, проглотил комок и затряс головой.

— Твоя кто, масса? — поинтересовалась обезьяна, — Зачем здесь? Приехала охотиться?

Я снова потряс головой, но видение не исчезло.

— Искать в джунгли алмазы? Золото? Нет? Может, Кладбище Большой Слон с груды слоновая кость?

Я еще пуще выпучил глаза.

— Твоя, бвана, искать Белая Богиня?

Пока косматая образина вела допрос, я усиленными глотками пытался вернуть на место сердце, от страха застрявшее в горле. Наконец ко мне вернулся дар речи.

— Ты… ты действительно разговариваешь, — просипел я. — Никогда бы не подумал… В жизни не слыхал, чтоб гориллы разговаривали.

Обезьяна скривила морду в жуткой гримасе.

— Звучит довольно косноязычно, а, бвана? Моя тоже так думать, но что делать: пинжин-инглиш и искусственный местный жаргон. И говорить так, точно вечно голодный. Но твоя ведь знать дока… Он создать меня так разговаривать. Считать, именно такой речь ожидают слышать.

— Но я не знаю дока, — ответил я. — Потому сюда и приехал. Я журналист.

— Сам следовал догадаться, — удрученно пробормотала обезьяна. — У твоя нет усы. Сперва думать, твоя — злодей. Но все злодей с усы, правда?

Я снова сконфузился.

Обезьяна не обратила внимания на моё смущение и вежливо отобрала у меня багаж.

— Идти, — прорычала она. — Моя твоя проводить.

Макушка скалы представляла собой ровное плато, возвышавшееся над пляжем и морем. Прохладный свежий ветер насквозь продувал лишенную растительности каменистую площадку, над которой кружились парящие в небе чайки.

Резиденция доктора Норка занимала почти все плато и напоминала гигантское бетонное колесо. Из белого сводчатого центра выходило с полдесятка радиусов; сделанных в виде крыльев. С внешней стороны строение окружала глухая каменная стена с единственным входом.

Обезьяна подвела меня к воротам. Табличка гласила:

Доктор медицины ЭРАЗМ НОРК.

Горилла отворила ворота и пригласила меня войти. Она Неуклюже потопала по широкому белому коридору, своей маниакальной стерильностью напоминавшему старый фильм про доктора Килдера. Я шел за обезьяной, которая миновала с полдесятка закрытых дверей и остановилась у большой двустворчатой двери в конце коридора.

— Моя доложить о твоя, — сказала горилла. — Доктор Норк проводить эксперимент.

Косматое чудище с трудом протиснулось в открытую створку и исчезло.

Я стоял в передней и прислушивался к отдаленному гудению динамо-машины, которое лишь усиливало сверхъестественность этого белого дворца, воздвигнутого в центре тропических джунглей.

Таинственные научные эксперименты, говорящая обезьяна…

— Заходите, друг мой, — пророкотал из-за дверей громовой голос. — Добро пожаловать на остров.

И я вступил в лабораторию доктора Норка. Яркий свет, струящийся с куполообразного потолка, только усиливал жуткое зрелище: в центре комнаты на огромном операционном столе лежала связанная полуголая девушка с распущенными волосами, искаженным гримасой ртом и широко раскрытыми от страха глазами. Над ней склонился худой долговязый мужчина в белом хирургическом халате, с рыжей бородой, раскосыми глазами и сломанным носом. В занесенной руке сверкнул нож. Бородач резким движением поднес орудие пытки к белой обнаженной груди девушки. Он ликовал.

— Нет, каков трюк, а? Нож стремительно падает вниз и… Стоп!

Я бешено рванулся к столу, но волосатые лапищи намертво пригвоздили меня к месту.

— Классно, босс! — пискнул из дальнего угла незнакомый голос.

Я обернулся и заметил маленького человечка в детском комбинезончике, стоявшего у мольберта. Человечек быстро сложил треножник, засунул его под мышку, подхватил чертежную доску и выкатился из комнаты.

Долговязый отложил нож и принялся возиться с веревками, опутывающими девушку.

— Проклятые узлы, — выругался он. — Наверное, лучше воспользоваться дезинтегратором. Вот теперь порядок, Тутси.

Девушка слезла со стола, откинула волосы и улыбнулась мне… нет, улыбка предназначалась вовсе не мне, а стоявшей за мной обезьяне.

— А не пора ли отдохнуть? — проворковала она. Обезьянища кивнула и отпустила меня. Взявшись за руки, горилла и девушка вышли из комнаты.

Долговязый бородач ткнул ножом в мою сторону.

— Присаживайтесь, друг мой, — пригласил он. — Вы, наверное, устали с дороги. Или предпочитаете прилечь? Можно прямо здесь, на столе.

— Нет уж, благодарю. — Я судорожно сглотнул. — Вы, видимо, и есть доктор Норк?

— Он самый. Рад видеть гостя. Нечасто нам представляется случай поговорить с представителем прессы.

Доктор Норк принялся точить нож о ремень, пробуя остроту лезвия на волосках бороды.

Тут открылась дверь, и в комнату ввалилась горилла.

— Эй, док, там человека пришла… для эксперимента, — заявила обезьяна.

Норк покраснел и сделал вид, будто не замечает моего укоризненного взгляда.

— Скажи, я занят, — рявкнул он. — Пусть подождут.

— Но человека уже связана. Стенографист на месте. Все давно готовая.

— Черт возьми, — буркнул доктор. — Ну ладно. Он подошел к сияющей белизной стене и нажал на кафельную плитку. Раздался щелчок, и часть стены сдвинулась, открыв неглубокую нишу, в которой на крюках висели длинные черные хлысты, короткие девятихвостные нагайки, всевозможного вида дубинки, резиновые палки, кистени и кастеты.

Горилла залезла в стенной шкаф и вооружилась до зубов наугад выбранными орудиями пыток.

— Должно хватить, а, док? — прорычала она. Норк кивнул. Снова щелкнуло, и стена встала на место. Доктор нажал на другую плитку. В полу образовалось забранное решеткой отверстие. Решетка с шорохом отодвинулась и обнажила вход в мрачное подземелье. Обезьяна поскакала вниз по ступенькам потайной лестницы. С резким клацаньем ход закрылся.

Тут раздался пронзительный крик, перешедший в жуткий вой. Звук доносился из-под пола.

— Что это?

— Я ничего не слышал, — пробубнил доктор Норк. Сквозь пол снова прорвался душераздирающий вопль.

— Что там происходит? — задыхаясь, спросил я. — Что все это означает? В каких таких экспериментах необходимы хлысты и дубинки? Что там в подвале творится?

— Ну ладно, похоже, мне придется ввести вас в курс дела. — Норк вздохнул. — Но там действительно не происходит ничего особенного. Просто из одного подопытного выбивают натуральные звуки.

Я вцепился в рыжую бороду доктора.

— Вы изверг! — заорал я. — Теперь я знаю, кто вы… вы спятивший ученый, вот кто!

— Эй, полегче! — завизжал Норк. — Вы испортите произведение искусства.

И в тот же момент рыжая бородища доктора отделилась от подбородка и осталась у меня в руках. Под ней оказалась маленькая черная бородка.

— Не трогайте черную, она настоящая, — предупредил ученый. — В рыжей я позирую. Рыжая — именно то, что требуется в этом сезоне. Успокойтесь, позвольте объяснить вам суть дела.

— Объяснить, пока в подземелье мучают узника?

— Какого еще узника? Он доброволец! К тому же явный мазохист. Ему нравится, когда его бьют. Кроме того, я плачу ему пятьсот долларов за сеанс.

— Пятьсот?..

— Это мой бизнес, любезный.

Доктор нажал на плитку, и я последовал за ним во мрак жуткого подземелья. Крики и вопли заметно усилились.

Мы довольно долго шли вдоль сырого каменного тоннеля и, наконец, оказались в тускло освещенной камере. Передо мной открылся средневековый застенок.

Горящий факел мрачно освещал дыбу, «Железную Деву», колесо и скамью, на которой лежал вопящий человек, корчившийся под ударами двух здоровенных негров.

Тут, уже молча, стояла обезьяна, положив волосатую руку на плечо маленького человечка, восседавшего на высоком стуле. Человечек внимательно слушал, кивал головой и с бешеной скоростью стенографировал.

Время от времени коротышка радостно вскрикивал.

— ВООУ! — громко повторял он. — Ы-Ы-ААА!

— Что-что? — удивился я.

— ЭЭ-АХХ! Нет, вы слышали? ЭЭ-ААХ — это нечто новенькое, а, док? — Человечек поверх очков поглядел на негров. — Может, попробуем медные кастеты? Давненько мы ими не пользовались.

— Лады, — оскалился самый здоровенный из негров. — Можно и кастеты, если, конечно, жертва не против.

— Не против, не беспокойтесь обо мне, — булькнула со скамьи жертва.

Негры принялись молотить его медными кастетами. Избиваемый выл и хрипел при каждом ударе.

Доктор Норк похлопал меня по плечу.

— Достаточно? Я кивнул.

— Тогда пойдем отсюда.

У выхода он обернулся и сказал:

— Только не перестарайтесь, ребятки. Бейте аккуратнее. А то в прошлый раз вы сломали три хлыста и дубинку. Инвентарь стоит немалых денег, учтите.

— УОУ! — увлеченно орал стенографист. — УОУ-УОУ-УОХ!

Когда мы поднимались по лестнице из подземелья, доктор Норк озабоченно вздохнул.

— Слишком о многом приходится беспокоиться, — доверительно сообщил он. — Работы невпроворот. Поверьте, нелегко иметь репутацию величайшего ума в деле производства комиксов.

Теперь доктор Норк пригласил меня пройти в библиотеку. Мы уютно расположились в просторном и внушительном помещении, где сотни книжных полок — от пола до потолка — окружали нас со всех сторон. Все стеллажи были до отказа забиты книжками в красочных обложках. Норк перегнулся через стол и вытащил одну из них. Листая страницы, доктор сказал:

— Ну теперь вы поняли, чем мы занимаемся в подвале? Заполняем кружочки.

— Простите? — изумился я.

— Кружочки. Видите ли, персонажи комиксов разговаривают. Для того чтобы было понятно, кто говорит и что, на картинках рисуют вылетающие изо рта персонажа кружочки, эллипсы и прочие замкнутые кривые, в которых буквами написаны слова. Помимо слов они производят еще массу различных звуков. Например, если злодей получает от героя удар, он, естественно, издает определенный звук. Любое оружие тоже издает свои звук. Эти звуки также буквами записываются в кружочки.

— Вроде БАЦ, БАБАХ или ОЙ-ОЙ-ОЙ?

— Вот-вот! — просиял ученый. — Мы ведь не можем всякий раз только БАЦ, БАБАХ и ОЙ-ОЙ-ОЙ. Банально, плоско и быстро надоедает читателю. Наша компания выпускает свыше двадцати наименований комиксов в месяц. Мы, естественно, стремимся к разнообразию. Однако самого по себе разнообразия недостаточно. Мой издатель — ярый сторонник реализма. Мистер Флэшинг, платит мне изрядные деньги, чтобы я создавал целые серии комиксов. Он содержит лабораторию, выделяет фонды на исследования и заключил со мной контракт с единственной целью — быть на сто процентов уверенным, что шесть миллионов читателей таких популярных сериалов, как «Капитан-Палач» и «Человек-Топор» получают исключительно достоверную и максимально реалистичную литературу.

Кем я был до того, как начал работать на издательство? Всего-навсего ничтожным нобелевским лауреатишкой, никчемным лабораторным затворником. Подумаешь, расщепил несколько атомов, вот и все мои заслуги. Кому это нужно? Зато теперь я вовлечен в величайшую кампанию — нести культуру комиксов в массы.

Раньше комиксы делались по старинке, кабинетным способом. Художники и писатели работали исключительно в зависимости от собственного воображения. Они продолжали придумывать новые варианты Супермена и максимум были способны на жалкую имитацию Тарзана или Дика Трейси. Старо и банально.

Создателям не хватало фактического материала. Никто из них не жил в джунглях и не воспитывался гориллами. Никто никогда не стрелял из лучемета и не раскалывал головы японским шпионам разделочным ножом. Никто не проходил сквозь стены и не летал в красно-синем костюме по воздуху.

Я же применил научную методику и экспериментальный подход. Сейчас наши художники работают исключительно с натуры, которую я предоставляю им прямо здесь, в лаборатории. Все, что вы видели в комиксах серии Флэшинга, предварительно апробировано, и точность гарантирована.

— То есть вы создали мир комиксов? — изумился я.

— Примерно так. Кто, вы думаете, научил гориллу разговаривать? Я взял ее, когда та была еще детенышем. Давал слушать лингафонные курсы и так далее.

Когда вы вошли, я в роли Безумного Доктора позировал вместе с девушкой. Для того и нацепил рыжую бороду — так лучше смотрится при цветной репродукции. Многие мне говорили, что я изобразил самого натурального и убедительного Безумного Доктора из всех, которых они когда-либо видели.

— Хорошо, но как же насчет суперперсонажей? — спросил я. — Согласен, вы можете научить гориллу разговаривать, позировать художникам, истязать людей в подземелье, но откуда вы берете идеи для непобедимых супергероев с их удивительной силой и способностями?

— Я наделяю их таковыми, — скромно ответил доктор Норк. — Мои эксперименты в области ядерной физики, биохимии, эндокринологии и прочих наук уже дали свои плоды. Довольно необычные, как вы убедитесь сами. Кстати, о плодах — похоже, пришло время обеда. Сейчас у вас будет возможность встретиться с некоторыми из удивительных персонажей, созданных для комиксов Флэшинга.

Обед проходил в роскошном зале. Поначалу мы были там одни, если не считать безмолвных слуг — высоких бледнолицых мужчин с застывшими взглядами, которые с немой бесстрастной почтительностью предлагали нам широкий выбор деликатесов.

— Как здорово они вышколены, — шепнул я Норку, когда один из наряженных в черные ливреи лакеев подал мне тушеного фламинго и маринованные языки антилопы. — Они все делают без слов, да?

— Вообще не разговаривают, — отозвался доктор. — Как они могут говорить, если они зомби. Я, знаете ли, их реанимировал.

Я едва не подавился.

— А вот и другие персонажи. Знакомьтесь!

Первый тип, появившийся в зале, был не так уж плох — все-таки человек, пусть и похожий на перевернутый комод. Меня смутило лишь то, что этот комод в шлеме и красной мантии не вошел, а… влетел.

За ним впрыгнуло сущее уродство — то ли гигантская жаба с человеческим лицом, то ли человек с огромной жабьей тушей. Кем оно было на самом деле, я даже знать не хотел.

Следом вошел высокий человек, потрясший меня замечательным стоицизмом, ибо его волосы горели огнем.

Несмотря на присутствие столь необычных особ, мое внимание было буквально приковано к некоему джентльмену, чья чрезвычайно длинная шея, явно деревянная, венчалась удивительной формы головой: с плоской макушкой, вытянутым заостренным затылком и цилиндрическим набалдашником спереди.

Пока я пялился на последнего посетителя, появилась девушка. Высокая, стройная и соблазнительная, с кожей цвета лунного мрамора и мерцающими волосами. Ее одежда состояла из узкой леопардовой ленты, перекинутой через грудь, и очень славненьких шортиков, тоже в крапинку.

Я, правда, не совсем понял, зачем ей понадобился боа-констриктор вместо шарфика.

Можно предположить, что девушка с такой великолепной фигурой и замечательными ногами должна получать истинное удовольствие от ходьбы, однако она въехала верхом на льве.

— Всем привет! — поздоровалась она, когда лев улегся подле меня и принялся слюнявить мои ботинки.

— Привет! — отозвался доктор Норк. Он наклонился ко мне. — Моя дочь Альбинос. Белая Богиня Джунглей.

— Ваша дочь?

— Да. Воспитывал ее с детства вместе с животными. Решил создать женский вариант Тарзана, едва она начала проявлять первые признаки любви к игре в дикарство. Я сам питаю слабость к дикой жизни и даже когда-то считался неплохим охотником на оленей.

Альбинос села за стол, сняв с шеи змею, положила ее на салфетку и принялась кормить льва с моей тарелки.

— Передайте соль, — потребовала она. Я выполнил ее просьбу, не сумев скрыть дрожи в руках. Девушка заметила это и презрительно фыркнула.

— Где ты выкопал такое ничтожество, папочка? — спросила она. — Ведь знаешь же, терпеть не могу слюнтяев.

Я уже приготовил язвительный ответ, но что-то буквально задушило готовый вырваться наружу поток едких слов. Это боа-констриктор решил обвиться вокруг моей шеи. Я торопливо сдернул змеюку и брезгливо вытер руки о салфетку. Точнее, я подумал, что о салфетку. Салфетки рычать не умеют.

Поскорее убрав руки от львиной гривы, я обернулся к доктору Норку.

— Ну и сборище, — пробормотал я.

— Да все они нормальные люди, — уверил меня доктор. — По крайней мере были таковыми, пока я над ними не поработал. Вы, дорогой сэр, видите результаты долголетних экспериментов. Моя дочь, например, была обыкновенной девчонкой, пока я не научил ее вести себя подобно дикарке. В данном случае потребовалось лишь небольшое воздействие на детскую психику. Вместо кукол я подарил ей говорящую обезьяну. Остальное не составило больших проблем. В других случаях не обошлось без хирургического вмешательства. Возьмите, например, Мокряка.

— Кого?

Доктор указал на человека-жабу.

— Один из наиболее популярных персонажей серии Флэшинга. Я вырастил его из головастика, и в результате уникальной серии экспериментов он теперь больше жаба, чем человек.

Норк ткнул пальцем в сторону человека с горящими волосами.

— А вот Огненный Хват, — сказал он. — Хватает преступников по горячему следу. Я изменил его метаболизм, и теперь он действительно живет в огне. Или, допустим, летун Роджерс…

Я изумленно огляделся.

— Если я правильно понял, вы ставите эксперименты на людях, чтобы создать супергероев или необычных персонажей. Затем вы наблюдаете за ними, а увиденное закладывается в основу сюжетов для комиксов?

— Совершенно верно. Теперь…

Его слова заглушил сильный стук. Странное существо с длинной деревянной шеей кололо орехи металлической головой.

— Молотоголовый, — пояснил доктор. — Наши читатели от него просто без ума! Он захихикал.

— Видели наш последний выпуск? Особенно эпизод, когда он использует голову в качестве расщепителя атомов.

Я сделал вид, будто не расслышал последних слов доктора и попытался поухаживать за Альбинос. Но девушка явно презирала меня за малодушие и считала жалким трусом, который втайне боится даже носорогов.

— Ой-ой! — заорал кто-то из-за дальнего конца стола. Молотоголовый случайно промахнулся и врезал по пальцам Огненному Хвату. — Смотри, куда лупишь, дубина неуклюжая!

— Остынь, головешка, — ехидно парировал тот. Огненный открыл рот для ответа, но, видно, передумал и просто выплюнул шестифутовый язык пламени. Молотоголовый вовремя пригнулся и ядовитый дым попал в глаза Роджерсу-Два-Доллара. Побагровевший от гнева супермен вскочил из-за стола, выхватил непонятное блестящее оружие и направил его на человека-факел.

— Ну сейчас от тебя только искры останутся! — взревел он, и из дула оружия вылетел луч света.

Однако Огненный успел нырнуть под стол, и атомный разряд лишь уничтожил стул, на котором тот сидел. Из-под стола вылетел еще один язык пламени.

Мокряк разинул жабью пасть и плевком загасил огонь — пусть и не элегантно, зато эффективно.

— Ну-ка прекратить! — приказал Норк. — И вон отсюда. Все. Если вы не умеете прилично вести себя в обществе, я напущу на вас Безликого Негодяя.

Мгновенно наступила мертвая тишина.

— Так-то вот, — заявил доктор. — Знаю, чем их пронять.

— А это кто такой?

Лицо доктора Норка помрачнело.

— Одна из моих немногих ошибок, — вздохнул он. — Некоторые мои персонажи ведут происхождение от уголовников, осужденных за неоднократные убийства и содержащихся в исправительной колонии во Французской Гвиане. Оттуда, кстати, я почерпнул и множество сюжетов. Видите ли, персонажи комиксов пользуются наибольшим успехом, если имеют криминальное прошлое.

Я собирался создать супербандита для выпуска новой серии. Человек, которого я взял для работы, оказался потрясающе уродлив. Для начала я решил исправить его внешность с помощью пластической хирургии и одновременно провести психологическую обработку под глубоким гипнозом.

Увы, я слишком хорошо поработал. Психическое раскрепощение произошло раньше, чем закончились пластические операции. Дело в том, что я уничтожил его прежнее лицо, но не успел создать новое, как этот тип исчез. Сбежал.

Представляете, он снимает повязки и обнаруживает, что у него вообще нет лица! Никакого! Стресс плюс изменение баланса мышления привели к рождению супербандита — Безликого Негодяя.

Никто не знает, как он выглядит, ибо он никак не выглядит. У него нет совести, осталась лишь ненависть. Наделенный сверхчеловеческими хитростью и коварством, он умудрился избежать поимки и до сих пор скрывается где-то на острове.

Между тем он поклялся отомстить мне. Он запугивает меня тысячами способов. Я даже подозреваю, что это именно он посылает хулительные письма в газеты, осуждающие производство комиксов.

— Постойте, — вмешался я. — Не он ли написал записку?

И я рассказал доктору о найденном в бутылке послании.

— Точно. Его работа, — кивнул Норк. — Весьма опасный противник.

В комнату ввалилась горилла.

— Простить моя мешает, — извинилась обезьяна. — Однако пора ходить к крокодилам. Мы готовый рисовать, как Чудо-Дитя связывать крокодилий хвосты в морской узел. Если мы успевать это сейчас, вечер можно рисовать, как он душить свой бабушка, да?

— Да. — Норк встал. — Прошу меня извинить. Дела. А вы, верно, утомились. Альбинос проводит вас в вашу комнату.

— Идите за мной, — приказала девушка. — А, может, желаете прокатиться на льве?

— Нет, благодарю. Я уж лучше пешком. Мы вышли из банкетного зала и поднялись по винтовой лестнице. Белокожая блондинка привела меня в роскошную спальню.

— Возможно, небольшой отдых успокоит ваши нервы, — заметила она. В ее голосе слышалось нескрываемое презрение.

— Со мной все в порядке, — заверил я. — Ой… что это?

Раздался жуткий грохот, и потемневшее небо вспыхнуло голубым пламенем.

— Ничего особенного, — захихикала девушка. — Разве что чуть-чуть заштормило, полагаю.

— Ураган? — Я выглянул в окно и убедился, что она не ошиблась.

К тропическому острову на полных парах мчался шторм. Вода на пляже закипала пеной, словно раскаленная лава. Пальмы почти ложились на землю под яростными порывами ветра, который, завывая, дул со всех сторон сразу. Над моей головой трещали занавески, готовые разорваться в клочья.

Девушка зажгла свет, а я повалился поперек кровати, с ужасом ожидая бешеного натиска урагана.

— Фи, да вы просто невозможны, — заявила красотка. — Как, впрочем, и все остальные мужчины, с которыми мне когда-либо доводилось встречаться. Всего на свете пугаются. Я целых пять лет была Белой Богиней Джунглей, и меня уже мутит от этой роли. Постоянно ждешь мужественного красавца, сильного и отважного, который придет и завоюет тебя, как обычно происходит в комиксах. А что взамен? Сплошные задрипанные хлюпики, пугающиеся всего, что ни увидят — львов, змей, ураганов…

— А вы, разве, ничего не боитесь?

— Естественно, нет.

— Уверены?

Тут раздался жуткий грохот, и свет погас. Комната потонула в кромешной тьме чернильного вакуума чрева урагана. Я вздрогнул, однако в темноте уверенно и спокойно прозвучал голос девушки:

— Я ничего не боюсь. Даже Безликого Негодяя.

— Рад слышать. Мне бы вовсе не хотелось причинить вам хоть малейшее неудобство.

— Кто это? — воскликнул я. — Кто это сказал?

— Безликий Негодяй собственной персоной.

— Вы здесь? В комнате?

— Конечно. А где же еще? Гулял, понимаешь, по тайному ходу, ну и дай, думаю, зайду, проведаю гостя, — прошипел неприятный голос. — Жду не дождусь минуты, когда ты попадешь мне в руки.

— Я ничего не слышу и слышать не хочу, — прокричал я, двигаясь на ощупь в сторону двери. Снаружи гремела гроза и жутко завывал ветер.

— Попытка к бегству? — усмехнулся невидимый. — В отличие от меня ты в темноте не видишь.

— Спасите! — завопил я. — Альбинос, помоги!

— Замри на месте, — приказала девушка. — Иду.

— И я тоже, — подтвердил невидимый голос. Вдруг что-то обрушилось мне на голову, и я заорал. Но это всего-навсего обвалился потолок. Когда я снова открыл глаза, то обнаружил, что лежу связанный в длинной и узкой подземной камере. Зловеще мерцал голубоватый свет, а надо мной склонилась фигура в плаще. Между шеей и волосами этого монстра ничего не было, только пустота. У меня не осталось ни малейших сомнений, что он и есть тот самый Безликий Негодяй. Его зловещее хихиканье будто скатываясь с осклизлых стен.

— Не смотри так затравленно, дружище, — промурлыкал он. — Тебе бы следовало поблагодарить меня за спасение. Здесь ты в безопасности и полном здравии, поскольку находишься в милой и уютной канализационной трубе, пока там рушится лаборатория.

— Рушится? От удара молнии?

— Нет, просто от ливня. Взяла да и растеклась.

— Как это?

— Очень просто, дружок, — объяснил мой пленитель. — Доктор Норк всем стройматериалам предпочитал гуано. Но, похоже, птички не очень любят кушать цемент. В общем, вся постройка уничтожена, а твои приятели погибли. В живых, кроме нас, никого не осталось.

— Погибли? — не поверил я. — Все? Вы уверены?

— Несомненно! Пришел конец безумному проекту.

— Но девушка, — не унимался я, — ведь она же была в комнате вместе с нами…

— Была, вот это верно. А тебя я успел вытащить через люк и спустить по тайной лестнице. Боюсь, тебе придется взглянуть правде в лицо. Мы одни. Кстати, о лице…

Фигура в плаще помахала небольшой пилой.

— Говоря о лице, я имею в виду свое желание провести собственный эксперимент. С тех пор как лишился лица, я искал случая приобрести другое. Я скрывался в канализационных трубах под лабораторией и ждал своего шанса. Я не желал забирать тупоумную морду Норка, ну и, конечно, мне не подходила ни одна из образин его монстров.

Но когда ты утром появился на острове, я сразу понял: вот наконец то, что надо! К сожалению, не могу предложить тебе обезболивающих, но операция не займет много времени.

— Вы… вы намерены присвоить мое лицо? — со страхом проговорил я.

— Предпочитаю называть это операцией по пересадке тканей, — ответил мой пленитель. — А теперь расслабься, пожалуйста.

Безликий Негодяй занес пилу. Ничего не скажешь — типичная сценка из комиксов, каковыми, вероятно, наслаждались десятки миллионов читателей. Но меня она нисколько не веселила.

Пила коснулась моей шеи…

И тут по подземелью, отражаясь от стен, прокатился дикий рык. Покрытое рыжевато-коричневой шерстью тело подмяло фигуру в плаще и утащило ее в неосвещенную часть канализационной трубы. Оттуда послышались вопли, рычание и куда менее приятные звуки, которые услышишь разве что на президентских совещаниях или в зоопарках.

— Неплохо сработано.

Возле меня стояла Альбинос и перетирала пилой веревки. Она махнула рукой в сторону темной части трубы, где теперь лев трудился над своим экспериментом — переделкой Безликого Негодяя в Негодяя Бестелесного.

— Мы тоже успели спуститься в люк. Сразу за вами.

Потом рухнула стена, и нам пришлось задержаться… правда, ненадолго.

— Значит, он не врал? Лаборатория уничтожена?

— Да, — вздохнула девушка. — Канализация тоже долго не выдержит. Так что давайте выбираться отсюда.

Громкий скрежет придал ее словам больше убедительности. Я обернулся. Часть трубы исчезла, похоронив под обломками и льва, и Безликого Негодяя.

— Сюда, — приказала Альбинос, таща меня по коллектору. — Здесь канализационный сток выходит к морю.

— Благодарю за спасение, — задыхаясь, проговорил я.

— Не стоит, — ответила девушка. — Рефлекс сработал. Ведь моя участь — спасать попавших в беду.

Стенки трубы изгибались. Альбинос шла впереди, я плелся следом. Девушка скрылась за поворотом, и я на ощупь последовал за ней.

Вдруг она взвизгнула.

Я мгновенно проскочил поворот и ухватил ее за руку.

— Что случилось?

Девушка от страха не могла сдвинуться с места.

— Прогони прочь это ужасное существо!

— Кого? — не понял я.

Она прижалась ко мне и обхватила руками.

— Вон там! — визжала она. — Внизу!

— Но это же просто мышка!

Девушка разрыдалась.

Я взял красавицу на руки и храбро двинулся вперед. Мышка с писком юркнула в норку.

Альбинос зашлась в истерическом плаче. Но чем сильнее она плакала, тем шире я ухмылялся.

— Ладно, ладно, не бойся, — успокоил я ее. — Я тебя сумею защитить.

Больше слов не потребовалось. Когда мы выбрались на пляж, ураган уже утихомирился, и лишь несильный приятный дождик окроплял руины огромной лаборатории на утесе.

Вопреки всем опасениям я обнаружил, что мой самолет почти не поврежден, за исключением небольшой поломки шасси. Однако взлететь я сумел и несколькими часами позднее совершил посадку в аэропорту на Ямайке.

В течение одного дня мы с Альбинос вернулись в лоно цивилизации. А во время нашего путешествия мне даже удалось убедить девушку, что такие ее качества, как отвага и бесшабашная удаль, не представляют для Нью-Йорка какой-либо ценности.

— Люди в Нью-Йорке довольно редко встречаются со львами и тиграми, — пояснил я. — Зато мышей там — хоть пруд пруди. Так что тебе обязательно потребуется защитник вроде меня.

Девушка смиренно согласилась. От ее прежнего гонора не осталось и следа.

Мы умудрились пожениться гораздо раньше, чем я представил главному статью о докторе Норке.

Та встреча с редактором оставила в моей памяти болезненный след. Когда тебя обзывают лжецом и горьким пьяницей — это уже само по себе неприятно, но когда тебя вдобавок обвиняют в курении опиума и неумеренном потреблении героина…

У меня оставался лишь один путь.

— Я увольняюсь! — прокричал я, летя кубарем вниз по лестнице от весьма чувствительного пинка под зад, полученного в награду редакторским ботинком.

С журналистикой для меня было покончено. Но Альбинос не возражала. Теперь у меня новая работа. Я приобрел газетный стенд на Седьмой авеню. На продаже газет я зарабатываю не так чтоб уж много, но на несколько новых мышеловок для дома всегда хватает.

Но кроме того, я умудряюсь продавать еще дикое количество комиксов…

Перевел С Английского Михаил Черняев.

Юлий Ким. ХОРОШО УЖЕ ТО, ЧТО СНОВА ПОЮТ ПЕСНИ.

Фантастика с обостренный вниманием исследует проблему китча — может быть, потому что ее саму долгое время относили к литературной периферии.

Впрочем, у западного читателя уже успел выработаться определенный иммунитет к образчикам литературного ширпотреба; мы же, в одночасье подхваченные валом китча, похоже, только начинаем выгребать к берегу.

Хотя ради справедливости необходимо отметить, что китч существовал у нас и в прежние времена.

Правда, назывался он произведениями соцреализма.

Противоядием от него были, конечно же, истинная литература… и песни бардов.

Человек с гитарой стал символом нашей внутренней свободы.

Сегодня свободы, казалось бы, через край: хочешь — ставь «мыльные оперы», хочешь — гони «чернуху»…

Юлий Черсанович, похоже, испытание свободой выдержать непросто?

— Нет, свобода сама по себе прекрасна, хотя из этого корня может произрастать разное. Злаки и плевелы.

Во времена хрущевской оттепели свобода была еще весьма ограниченной, обставленной многими табу, однако и в таком виде она привела к оживлению всех видов духовной деятельности. Свобода мысли требует и свободы слова — бардовская песня служила выражением того и другого, хотя возникла в недрах огромного песенного графоманства. На первых порах на звание серьезных поэтов явно не тянули даже те, кто попал потом в маститые (включая вашего собеседника). Однако, несмотря на слабость некоторых стихов, было поймано важнейшее для жанра бардовской песни (а, может, и для искусства вообще) — интонация. Интонация, соответствующая духу времени и характеру поколения. Времена и поколения могут меняться, но суть этого отношения сохранится. Интонационно барды новейшего призыва иные, и это хорошо. Значит, бардовское дело будет продолжаться, оно неостановимо. Клубы самодеятельной песни действуют до сих пор, бардовские фестивали собирают большое число слушателей.

— Вы упомянули табу. Может быть, в известной степени как раз запреты делали бардовскую песню такой популярной? Творчество некоторых бардов в те годы считалось как бы нелегальным.

— Это довольно распространенная легенда. Кое-кто не прочь поговорить о том, как его «угнетали». Если и было что-то в этом роде, оно касалось очень немногих из нас. Понимаете, песня существовала в ином мире, нежели официальная идеология, и никакой КГБ не мог ей помешать. Конечно, свободное песенное творчество было противно режиму не меньше, чем такое же свободное политическое слово. Оно звучало в самиздате. И с самиздатом, его авторами режим обходился жестоко. Но бардовская песня жила. Ничего нельзя было поделать с популярностью Высоцкого. Магическое влияние его песен объяснимо простым соображением: он выражал общее настроение, включая и многих представителей режима. Ощущение несвободы, отчаяния от существования в безвоздушном пространстве испытывали все — сверху донизу. Высоцкий рассказывал, как он пел свою «Охоту на волков» одному «большому человеку». Тот слушал, слушал и вдруг сказал: это про меня.

Не знаю, правда это или нет, но мне рассказывали, что после смерти Высоцкого Брежнев, принимая Жоржа Марше, слушал вместе с лидером французских коммунистов песни Владимира Семеновича. И даже поминал, говорят, его французским коньячком после купания в Черном море на своей даче. Даже если это легенда, она показательна. При всех заморозках, сопровождавших хрущевскую оттепель (а при Брежневе заморозки нередко усиливались)поле песенной стихии было огромно — магнитные ленты раздвигали его границы. Слушала записи вся страна. Запретить это было невозможно, это означало бы снова загнать всех в сталинские времена. Власти такого уже не могли, а может быть, отчасти и не хотели. Вот и получалось, что какой-то комсомольский секретарь, отчитав зав. сельским клубом за то, что на вечере «крутили» Галича или Кима, дома сам слушал их.

— Не вытеснена ли сейчас бардовская песня роком? Этот жанр сейчас нередко присутствует даже на детских концертах. Множество групп и исполнителей работают в этом жанре.

— Рок тоже ведь служил делу духовного освобождения. Он нес в первую очередь свободу музыкальную: в ритме, звуке. Ну и немного хулиганства и эпатажа — рокеры это любили. Хотя и были поиски выражения протеста в текстах Цоя, Шевчука, своеобразной поэзии Гребенщикова. Но бардовская песня в этом плане шла впереди.

Сейчас, похоже, интерес к ней снова возрастает — сужу об этом по впечатлениям от участившихся своих путешествий с гитарой по стране и за рубежом. Прошлой осенью, когда отмечалось 60-летие Юры Визбора, бардам были отданы самые крупные концертные залы столицы — кинотеатра «Октябрь» и Кремлевского дворца съездов. Кремлевский дворец, который вмещает шесть тысяч зрителей, был полон. У входа спрашивали лишний билетик. А я боялся, что придется петь в честь Юры перед полупустым залом. Пришло много совсем молодых слушателей, которые, встав обнявшись, как делают туристы на своих слетах, вторили нам, уже поседевшим (шестидесятники еще и шестидесятилетники). Было трогательно и прекрасно, когда весь огромный зал пел милую лиричную песню Визбора «Милая моя, солнышко лесное». Когда новейшее время не находит собственных интонаций, оно опирается на то, что безусловно искренно и честно.

Знаю, что продолжаются известные Грушинские фестивали бардовской песни — каждые первые выходные в июле. Под Самарой, на Волге, есть плавучая площадка в виде огромной гитары, с динамиками, микрофонами. И огромный природный амфитеатр, где песни собираются слушать до ста тысяч человек. Визбор на таких фестивалях был признанным вождем. Названы фестивали именем хорошего человека из Самары, автора прекрасных песен — Валеры Грушина, погибшего в одном из походов ради спасения детей.

— Пока мы говорим о злаках, которые вырастают из корня свободы. Но бывает, что поле оказывается сплошь замусоренным сорняками. Иногда, на первый взгляд, весьма красивыми. Массовая культура сейчас обладает более мощными каналами воздействия на людей — с помощью того же ТВ. Не вытесняют ли все плевелы?

— Во всех человеческих обществах есть массовая культура. Она была до советской власти, во время советской власти, есть она и после нее. Кстати, такая культура тоже имеет свои достижения — возьмите некоторые, как говорится, «попсовые хиты» того же Валерия Леонтьева, Аллы Пугачевой, Софии Ротару. Страшной опасности в том не вижу. Человек свободен выбирать то, что ему подходит. Не могу сказать, что масскультура забивает сейчас все другое. Нет, это не так. Не стоит драматизировать ситуацию и с распространением порнокультуры; более страшна пропаганда насилия. Запретительство ни к чему хорошему не приведет — запретный плод, как известно, сладок. Хотя есть попытки как-то регулировать государством отношения с порнокультурой (в католической Италии, мусульманских странах). Конечно, можно ее запретить, но более нормальный, хотя и длительный процесс — вытеснение ее культурой настоящей. Победа и противостояние возможны в рамках свободной конкуренции. Для неокрепших душ свобода несет массу соблазнов и опасностей, но ведь душа закаляется, имея свободу выбора. Согласен: душе надо помогать. И это задача настоящего искусства. Надежды на государственные структуры, имеющие к искусству отношение, слабы. К счастью, общество обладает свойством саморегуляции. Стихийно. Помните, с середины 80-х годов, когда наши театры почувствовали свободу, на некоторых сценах «забегали» карикатуры на Гитлера и Сталина, замелькали обнаженные тела. Пошла этакая политическая и эротическая «клубничка». Но это довольно быстро кончилось. Снова в театре людям стали интересны Чехов и Островский. Это говорит о здоровом нравственном начале общества. Значит, оно имеет внутреннюю опору, позволяющую сопротивляться культурному «беспределу».

— Стиль жизни шестидесятников отличался чуть ли не аскезой. Свитеры, часто собственного вязания, самодельные джинсы (фирменные были мало кому по карману). Теперь же — вглядитесь в толпу вокруг вас — дикая смесь Лорана и Зайцева. И это еще в лучшем случае…

— То, что в свое время мы довольствовались свитерами и тельняшками, было делом вынужденным. Не стоит хвалиться тем, что, дескать, смотрите: обхожусь малым, такой красивый и талантливый. Визбор мог чувствовать себя уютно и в отличном костюме, и в задрипанном туристском облачении. Главное — внутренняя свобода. В нашем тогдашнем дружестве, туризме только это и было важным, но человеку вовсе не запрещается носить что-то от Диора, ходить в смокинге. Пожалуйста. Как и в рубище.

Сегодня многие выбрали из всех возможных свобод свободу личного обогащения — стащить, урвать, объегорить вроде бы стало принято. Но можно и честно, совсем честно заработать деньги. Знаю одного молодого предпринимателя в Красноярске (кстати, любителя бардовской песни), он купил себе хорошую иномарку, лихо водит ее по ухабам. Думаю, что наличие у человека «мерседеса» не надо связывать с непременными воровскими наклонностями владельца. Для души опасностей раньше было не меньше. Жить с узким кругозором, приспосабливаться к ограничениям — это, думаю, смертельно опасно для души.

Страсть к потребительству, богатству — одна из вечных, пожалуй, страстей. Не всем обществам удавалось ее удовлетворить в людях, но от этого страсть вовсе не исчезала. Другое дело, как человек ее может удовлетворить. Честно трудясь или становясь преступником. Что тут скажешь? Общество должно помочь человеку идти первым путем. Государство для того и существует, чтобы так и было.

— А чем же сейчас занимается бард Юлий Ким?

— Как и все последние 15 лет, пишу песни и пьесы. Сочинил романтическую сказку «Кисть Рафаэля», которую взялся поставить Молодежный (бывший Центральный детский) театр.

— Сказка, как известно, — ложь, но в ней намек. Что автор хочет сказать тем, кто будет сказку слушать?

— Не хочется рассказывать до премьеры. Однако могу заметить, что отчасти это отклик на переживаемое нами время. Потребность откликаться остается во мне — когда-то и я «за мир» боролся. А в этой сказке художник изобразил на холсте сундук с деньгами, да сделал это так страстно, что сундук «ожил». Стал настоящим, с самыми же настоящими деньгами. Вокруг этого начали происходить всякие глупости…

Беседу Вела Наталия Сафронова.

РАФАЭЛЬ, а все как-то неожиданно всколыхнулось… Деньги, деньги… Кто же выручит нас всех?! А! Старый пират, мой кровный друг! Ну что, сплаваем по белой стрелке? Ты здесь хозяин, мы твои гости — давай, раскошеливайся! Не обедняешь, чай!

ЧАРЛИ. Чужим кошельком все мастера распоряжаться. Ты лучше свой заведи, художник. Возьми да нарисуй.

РАФАЭЛЬ. Да? А что? Хорошая мысль. Прекрасный совет! Я нарисую. Я их сейчас так нарисую, что ты все свои отдашь за этот холст, гангстер! Это будет шедевр, апология золота! Его повесят рядом с Джокондой, и тогда ее загадочная улыбка обретет наконец смысл: вот, оказывается, чему она так рада! (Начинает писать). Деньги, деньги, деньги — о, эти полновесные желтые кружочки, эти дублоны, цехины, франки, кроны, гинеи и гульдены — даже ваши названия так и перекатываются во рту, как драгоценные камни! Какое наслаждение перебирать вас, составлять веские столбики, а затем ковшиком ладони скатывать со стола на плюшевое дно шкатулки и слушать этот мягкий стук и медовый звон! Так и хочется по локоть зарыться в их податливую смеющуюся груду и осыпать, осыпать себя искрометными пригоршнями. Кто сказал, что деньги грязь, деньги прах? Кто придумал, что они лишь соблазн и наваждение дьявола? Это глупец сказал, это неудачник придумал, разве можно такую красоту унижать скудоумной бранью? Нет, деньги действительно не пахнут — пахнут руки, в которые они попадают, вот на них — да, бывает и грязь, и кровь, а золото — металл благородный! Полнись, полнись, мой кипарисовый ларец, с каждым взмахом волшебной кисти все сильнее дави на столик своими бронзовыми лапами и откинь узорчатую крышку, открой нам это переливчатое чудо — и пусть даже старческий выцветший взор при взгляде на тебя вспыхнет на миг жарким огнем алчности — и помолодеет!

Юлий Ким. «Кисть Рафаэля».

Л. Рон Хаббард. Отрицательное измерение.

«Если». 1995 № 04

От автора.

Для блага человечества и по просьбе Философского общества США упоминающееся далее философское уравнение приводится как уравнение «С», без расшифровки.

Комната не была ни темной, ни грязной. Просто в ней царил беспорядок. На полках огромных книжных шкафов зияли пустоты, повсюду, раскинув страницы, валялись книги. Ковер был запорошен исписанными листами бумаги. Поваленное чучело совы с унылым видом клевало Китай на глобусе.

Доктор Мадж работал. Ему мешали упорно сползающие очки; правая рука была вымазана чернилами, даже на носу красовалось чернильное пятно.

Провались мир в тартарары, это не потревожило бы доктора философии Ярмутского университета. В его голове бушевал вихрь философских и физических идей пополам с высшей математикой.

Тому, кто смог бы прочитать мысли Маджа, доктор показался бы отважным человеком. Внешнее впечатление складывалось иное. Во-первых, Генри Мадж был тощ. Во-вторых, лыс. К тому же невысок, со слишком большой головой, длинным носом и удивительно ясными глазами. И весь нацелен на работу. Нахмурившись, Мадж посмотрел на часы. Уже начало седьмого. В запасе оставалось полчаса. Он просто обязан завершить работу за этот срок. Времени в обрез, но он успеет домчаться до университета, чтобы выступить на заседании Философского общества.

Он совсем не рассчитывал на озарение, внезапное, как удар молнии. Мадж планировал сделать всего лишь достойное сообщение на тему «Прав ли был Спиноза, отклонив предложение занять пост профессора». Но, продумывая план своего выступления, он внезапно наткнулся на совершенно неожиданную идею. И ринулся вперед на всех парусах по волнам своих мыслей.

— Ген-ри-и-и Мадж! Генри Мадж не слышал.

— Ген-ри-и-и Мадж!

Он даже не поднял головы.

— Генри Мадж!!! Вы собираетесь обедать или нет?!

На этот раз он услышал, но смутно, как бы сквозь вату. Он так и не вернулся в мир бифштексов и картофеля, когда на пороге кабинета появилась его экономка миссис Лизабет Дулин, крупная женщина с исключительно сильным характером. Больше всего на свете любившая порядок, она, зайдя в кабинет, расправила плечи, как генерал, отдающий приказ о расстреле:

— Мистер Мадж! Что вы натворили? Посмотрите на себя! Вы испачкали нос и посадили чернильное пятно на жакет!

Генри Мадж мог в одиночку сразиться со всей Вселенной, но миссис Дудин… Лет десять тому назад она появилась в его доме, и с тех пор доктор перестал ощущать, себя хозяином положения.

— Да, Лиззи, — сказал Мадж, сразу почувствовав усталость.

— Вы собираетесь обедать, или нет? Я звала вас полчаса назад. Бифштекс остыл. А ведь вам еще нужно одеться!

— Да, Лиззи, — попытался успокоить ее Мадж и тяжело поднялся.

— Генри Мадж, что вы здесь натворили?!

К Маджу, похоже, вернулся былой энтузиазм.

— Лиззи, по-моему, я его нашел! — воскликнул он, и комната, и даже сама Лиззи Дулин исчезли. В возбуждении он обошел вокруг стола, поправил очки и, просияв, повторил:

— По-моему, я его нашел!

— Что вы нашли? — не поняла миссис Дулин.

— Уравнение! Ты даже не представляешь, как это здорово! Лиззи, если я прав, то существует состояние без измерения. Отрицательное измерение, Лиззи. Подумать только, сколько лет они пытались найти четвертое положительное измерение, а я, заменив плюс на минус…

— Вы опоздаете на заседание. — Но Мадж с головой ушел в абстрактные размышления. — Известно, сколь многое способен представить человек! Например, вообразить, что он в Париже. Но это, так сказать, ментально. С помощью найденного мной уравнения воображаемый процесс перемещения превращается в физический. Представляешь, раз — и ты в Париже.

— Генри Мадж, ваш обед остыл.

Но он не слышал. Судорожно схватив ручку, доктор на покрытом чернильными кляксами листе записал уравнение «С».

В тот момент он не заметил в себе изменений. Но половина его мозга зашевелилась, словно разбуженное чудище. А затем затрепетала и вторая половина.

Перед ним на листе бумаги предстало уравнение «С».

— Генри Мадж! — сурово сказала Лизэи. — Если сию же минуту вы не пойдете обедать… — и она начала надвигаться на него.

Мадж понял, что сейчас будет скандал. Он до смерти боялся экономки… «Господи, оказаться бы отсюда за тысячу миль. Например, в Париже», — мелькнула мысль.

Уууп!

— Cognac, m'sieu? (Коньяк, месье? (франц.)).

— А?… — открыв рот, Мадж смотрел на официанта. Он ничего не понимал. Было поздно, и немногие прохожие спешили домой по Рю-де-ла-пэ.

— Cognac ou vinblanc, m'sieu? (Коньяк или белое вино, месье? (франц.)) — не унимался официант.

— Знаете, — сказал Мадж, — я вообще-то не пью. Извините, а где я?

— В Париже, месье, — сухо сказал официант. — Может быть, кое-кто чуть-чуть перебрал?

— Нет-нет. Я не пью, — ответил до смерти перепуганный Мадж.

Официант сосчитал пустые рюмки.

— Неплохо для человека, который не пьет. С вас сорок франков, месье.

Мадж смущенно полез в карман и заметил, что на нем все тот же, в чернильных пятнах, жакет, а на ногах домашние шлепанцы. Очки сползли ему на нос.

Он судорожно шарил по карманам, медленно двигаясь к осознанию того факта, что при себе у него нет ни цента.

— Извините, — начал Мадж. — Я сегодня не при деньгах. Если вы позволите…

— Вот как! — вскричал официант. Куда только делась его учтивость. — И тем не менее ты заплатишь! Жандарм! Жандарм!!

Генри задрожал и вспомнил уют своего кабинета…

Уууп!

Лиззи смотрела на него, как на привидение.

— Почему… где… Куда вы исчезли? Ох, наверное, мои глаза во всем виноваты. Ну конечно, мои глаза. Я же знала, что обмороки были совсем не случайно, — она посмотрела на часы. — Господи! Вы еще не пообедали! Сию же минуту отправляйтесь в столовую!

Смертельно напуганный Мадж покорно последовал за экономкой. Перед ним поставили тарелку, и он заставил себя поесть. Значит, отрицательное измерение действительно существует. Итак, разум — все, тело — ничто. Другими словами, разум управляет телом… В конце-концов он решил, что все это пока слишком туманно.

— Вы опаздываете, — строго сказала Лиззи. — Вот-вот пробьет семь!

Мадж встал и побрел к себе в комнату. Вот костюм, который он должен надеть. Он присел на краешек кровати, начал снимать тапок, да так и застыл в задумчивости.

Очнулся он минут двадцать спустя, когда Лиззи забарабанила в дверь:

— Генри Мадж!

А он даже не снял шлепанцы! Если Лиззи увидит… Дверь начала открываться.

— Мне следовало бы быть в аудитории, — Мадж представил себе лекционный зал.

… Уууп!

Он стоял за кафедрой и ошарашенно смотрел, как рассаживается аудитория. Боже, а он-то как выглядит — разношенные шлепанцы, потрепанный жакет, кляксы на носу и на руках. Он попятился и налетел на декана факультета.

— А, доктор Мадж. Я и не заметил, как вы вошли.

— Он окинул доктора удивленным взглядом и нахмурился. — Не кажется ли вам, что подобная форма одежды…

— Да я… понимаете ли… — забормотал Мадж и вспомнил разложенный на кровати костюм.

…Уууп!

— В чем дело. Генри? Где вы?!

— Я здесь, Лиззи, — отозвался сидевший на кровати Мадж. Она ворвалась в комнату.

— Что? Вы до сих пор не одеты?! Генри Мадж, я не знаю, что случилось с вашей головой, но вас давным-давно ждут в университете…

— 0-о-ох, — простонал Мадж, но было поздно.

— Что с вами происходит? — удивленно воскликнул декан. — Мда… так вот, не кажется ли вам, что подобная форма одежды…

— Пожалуйста… — начал было Мадж, но больше ничего не успел сказать.

— Я знаю, что у меня неладно с глазами, — сказала Лиззи.

— Стоп! — закричал Мадж. — Молчи! Ради Бога, молчи! Ну пожалуйста, пожалуйста, молчи!!! Лиззи встревожилась:

— Генри, что с вами? Вы себя хорошо чувствуете?

— Нет… то есть, да. Я в полном порядке. Только ничего не предлагай. Я…

Ну как это можно кому-то объяснить? Его просто пугали открывшиеся возможности. Достаточно только представить себе какое-то место, и он оказывается там. Одной силой мысли…

Поначалу было немного трудно, но теперь…

— Твой костюм, — сказала Лиззи.

Но Генри боялся. Для того чтобы надеть костюм, надо сначала снять жакет и домашние брюки. И что если именно в этот момент…

Нет! Надо научиться держать себя под контролем. Видимо, он что-то упустил. Надо вернуться к уравнению и найти общее решение. В этом спасение. Мысли буквально распирали голову.

Не разбирая дороги. Генри бросился в кабинет, плюхнулся в кресло и схватил ручку. Вот уравнение «С». Если удастся его решить, все будет в порядке. Надо только подставить…

Но Лиззи последовала за ним.

— Генри Мадж, вы сошли с ума! Заставлять людей ждать…

…Уууп!

— Сегодня мы собрались, чтобы услышать выступление доктора Маджа, однако…

Мадж застонал. Кто-то дернул декана за рукав:

— Да вот же он! Рядом с вами!

Декан обернулся, и точно, рядом стоял доктор Мадж собственной персоной. Твидовый жакет, старые брюки, шлепанцы…

— Начинайте, — прошипел декан. — Я категорически не одобряю этого маскарада, но люди ждут…

Мадж покраснел и повернулся к гудящей аудитории. Откашлялся. Шум постепенно стих.

— Господа, — начал он. — Сегодня я сделал совершенно потрясающее открытие. Прошу прощения, что появился перед вами в подобном виде, но так уж получилось. Человечество давно догадывалось о наличии такого состояния сознания, при котором телесная сущность как бы подчинена реальности воображения. Однако… — тут доктор вспомнил о шлепанцах, сбился с лекторского тона и торопливо продолжил: — Однако никому еще не удавалось осуществить перемещение материальных объектов в пространстве одной силой мысли. Основной причиной этого является то, что человечество искало решение проблемы в иной системе координат. То есть мы пытались обнаружить «нечто» в четвертом измерении, вместо того чтобы искать… — Мадж снова сбился. Он нервничал и поэтому никак не мог связно изложить свои мысли. — Я хотел сказать, что отрицательное измерение… Оно скорее не измерение. Это существование «нечто» в форме «ничто»…

В зале царила гробовая тишина. Сидевшие в первом ряду солидные профессора со значением переглядывались.

— Что за чушь он несет? — вполголоса спросил ректор университета у декана.

Наконец в четвертом ряду кто-то сдавленно хихикнул. Колени доктора Маджа задрожали.

— Я хочу сказать, — с отчаянием в голосе продолжил он, — когда человек что-нибудь представляет, его сознание совершает волевое усилие, перенося человека — в воображении, конечно, — в искомое место. Йоги умеют пользоваться силой мысли, в основе их успехов, без сомнения, длительная практика в использовании отрицательного измерения. Ряд великих мыслителей, например. Будда, обладали способностью внезапно появляться на большом расстоянии от географической точки, где находились прежде… — Мадж задумался и судорожно сглотнул. — В общем, в другом месте. Метафизика приписала сверхъестественные свойства явлению, названному «телепортация», когда, например, человек оказывается в комнате… а через дверь он, к примеру, не проходил… а до этого находился в другой комнате…

«Боже мой, — подумал он, — какую чушь я несу. А тут еще и домашние шлепанцы, и заляпанный чернилами жакет, и очки все время на нос сползают…».

— Если человек захочет оказаться где-либо, — в отчаянии выкрикнул он, — то для него нет ничего легче, чем представить, что он уже там. А представив себе это…

И тут ему в голову пришла страшная мысль. Она была так ужасна, что он мигом забыл и о том, как выглядит, и о том, где находится. Человек может представить себя где угодно, и раз! — Он уже там! Но как сделать так, чтобы не вообразить себя в ситуации, грозящей неминуемой гибелью? Если он только представит себе… Мадж даже заскрипел зубами. Он не должен об этом думать! Не должен! Там он мгновенно погибнет. Раньше, чем успеет опомниться и вернуться назад. Сейчас он не знает такого места. Не знает! Он даже не позволит себе думать о нем…

Молодой, легкомысленный адъюнкт-профессор громко прошептал приятелю:

— А как на счет Марса? Кажется, именно там его ждут?

…Уууп!

Воздух вырвался у него из легких. Дышать было тяжело. Мадж огляделся. Вокруг до самого горизонта тянулась пустыня. Потрясенный, Мадж сделал несколько шагов, и песок тут же набился в шлепанцы. Слабый, но очень холодный ветер пробирал его до костей.

— Боже, — подумал Мадж, — вот я и доигрался.

Тонкий, воющий звук прервал его размышления. Генри поднял взор и заметил, как по небу, извергая пламя, пронесся каплевидный корабль.

Доктор Мадж почувствовал себя очень одиноко. Он ни капельки не доверял своим мыслям. Они могли предать его в любую минуту. Он мог никогда не выбраться отсюда. Он мог представить себя в императорском дворце, полном стражи…

…Уууп!

Его слепили огни, отражавшиеся в алмазном полу огромного зала. Перед ним на высоком золотом троне сидел маленький человек с непомерно большой головой, закутанный в мерцающую тогу.

Мадж не понимал ни слова из того, что говорилось, хотя бы потому, что вслух ничего не было произнесено, однако ощущал обрушивающиеся на его мозг чужие мысли.

Мадж догадался, что происходит: он всегда считал, что телепатия — одна из ступеней эволюции разума. Похоже, эта гипотеза блестяще подтвердилась, и доктор обрадовался. Но ненадолго.

От шквала мыслей у Маджа закружилась голова. Его мозг не обладал необходимой избирательностью. Он «слышал» сразу всех. Марсиане смотрели на него, застыв от изумления.

Император мысленно что-то приказал и ткнул в его сторону жезлом. Два стражника тут же вцепились в доктора. По алмазному полу к ним бежал еще один страж. В руках он держал странного вида ружье с раструбом на конце.

Мадж с удивительной легкостью отшвырнул державших его охранников и бросился бежать. Он совершенно потерял голову от слепящего света, обрушивающихся на него мыслей и звуков.

Стражник поднял оружие и прицелился в Маджа. Мадж понял, что еще миг — и его пронзит смертоносный луч. И все из-за этого недоумка в университете…

…Уууп!

— …Я удивлен, более того — я огорчен, — говорил декан, обращаясь к аудитории. — Вы видели, как уважаемый доктор Мадж, опустившись до иллюзионистских трюков, появился перед нами в столь неподобающем ученому виде и проявил себя…

— Я ничего не могу с этим поделать! — завопил Мадж у декана над ухом.

Тот от неожиданности подпрыгнул и сурово нахмурился.

— Должен заметить, доктор, подобное поведение совершенно нетерпимо. Если вы хотели этим что-то доказать, то извольте немедленно объясниться. Предмет вашего выступления — философия, а не цирковые трюки!

— Только ничего не говорите, — простонал Мадж, — пожалуйста, просто помолчите. Я имею в виду, — попытался объяснить он, — я имею в виду… ну помолчите, и все. Пожалуйста. Дело в том, что я успел побывать… Нет. Я не могу сказать, где был, потому что снова окажусь там. Все это очень странно, господа. И есть одно место, о котором я просто обязан не думать. Наше сознание непредсказуемо! Кажется, благополучие тела совершенно его не заботит, и в этой чрезвычайной ситуации…

— Доктор Мадж! — прервал его декан. — Я совершенно не понимаю, что вы хотите доказать, разыгрывая из себя фокусника…

— Нет-нет! — вскричал Мадж. — Если бы я только мог остановиться! Все это слишком вредно для нервной системы. Я начал со Спинозы, от него перешел к волновым уравнениям и часам к двум понял, что в идее отрицательного измерения — измерения без измерений — что-то есть.

— Конечно, есть, — заметил декан, — например, демагогия.

— Послушайте, — взмолился Мадж, роясь в карманах. — В моих записях… Нет. Я принес доказательство того, что перемещение возможно, — он наклонился, поднял шлепанцы и высыпал на стол горсть светящегося песка.

— Это марсианский песок, — сказал он.

— Вздор! — возмутился декан. Он повернулся к аудитории:

— Господа. Я приношу вам свои извинения за столь неподобающее поведение доктора Маджа. Он нездоров. Небольшой отдых…

— Я покажу вам записи, — взмолился Мадж. — Мое уравнение! Я оставил выкладки дома, в кабинете…

…Уууп!

Бормоча себе под нос, Лиззи Дулин собирала разбросанные по полу бумаги, аккуратно складывая их стопкой на край стола.

— Профессор сегодня прямо как ненормальный. Бедняжка… — она повернулась и чуть не потеряла сознание.

Доктор Мадж, сидя за столом, лихорадочно перебирал записи.

— Доктор! — закричала Лиззи. — Что вы здесь делаете? Как вы попали в дом? Все двери заперты, а… а… 0-ох, это все мои глаза. Доктор, вы же должны делать сообщение!

Мадж еле успел сунуть бумаги в карман.

Уууп!

Декан буквально кипел от злости.

— Подобные выходки, без сомнения… А вот и вы, доктор. Вынужден заметить, что ваше поведение не выдерживает никакой критики. Все эти дешевые трюки…

— Это не трюки! — возопил Мадж. — Взгляните на мои записи! Я…

— А камешков с Луны вы случайно не прихватили? — сказал какой-то заштатный остряк.

Уууп!

Холодно было невероятно.

Перед ним простиралось безжизненное и пустое Море Надежды, вокруг вздымались отвесные стены кратеров, и он, казалось, ничего не весил.

Все это он заметил мгновенно, потому что понимал, что через миг взорвется, как воздушный шарик. Он представил себе то, что вспоминалось легче всего…

Уууп!

Лиззи выходила из комнаты, когда услышала, как за спиной скрипнул стул. Она повернулась и тут же забыла, что собиралась принять аспирин.

Доктор Мадж снова сидел за столом.

— Доктор, — прогремела она, — я просто не знаю, что со мной будет, если вы не прекратите всего этого! Сейчас вы здесь, а через минуту вас нет, снова есть и опять нет, есть — нет, есть — нет. Мои глаза здесь ни при чем. Я вас по всей комнате искала, вас здесь не было! Уж не продали ли вы душу…

— Стоп!!! — закричал Мадж. Тяжело дыша, он откинулся на спинку кресла. На этот раз пронесло. Но это было еще не так опасно, как то место… Он заставил себя думать о другом.

— Может быть, — задумчиво пробормотал он, — а может быть, и нет… Придется попробовать прямо сейчас. Вопрос в том, могу ли я одним усилием воли переместиться в прошлое?

Вот он и произнес это слово.

И ничего не произошло. Дышать стало полегче. Значит, связь со временем не разорвана, и во времени он перемещаться не может. Усилием воли (или против воли) он может путешествовать в пространстве, по всей Вселенной, но время ему не подвластно. Который час был в Пари?..

— Нет! — крикнул он. От неожиданности Лиззи подпрыгнула. Она пристально вглядывалась в Маджа, но на этот раз он не исчез. Она сердито проворчала:

— Перепугали меня до смерти. Что это вы затеяли?

— Происходит нечто странное, — мрачно ответил Мадж. — Я пытался рассказать об этом еще до обеда, но ты не пожелала меня выслушать. Мне достаточно представить какое-либо место, чтобы тут же там очутиться. Вот прямо сейчас я могу что-нибудь себе представить — и, раз, я уже там.

Лиззи хотела вновь напуститься на Маджа, но почему-то не решилась. За вечер она столько раз видела, как тот внезапно исчезал и также внезапно появлялся, что поневоле начала побаиваться этого нового Генри Маджа.

— Мне страшно, Лиззи, — устало продолжал Мадж. — Мне очень страшно. Если я хоть на мгновение расслаблюсь, то могу представить себе какое-нибудь ужасное место, например… Нет! — выкрикнул он. — Я могу представить, что нахожусь там, откуда… НЕТ! — снова выкрикнул он.

Для Лиззи Дулин каждый крик был подобен удару.

Обхватив голову руками, Мадж застонал.

— Господи, в какую переделку я попал! Декан не верит, что все это происходит на самом деле. Он называет меня фокусником… Нет! — опять выкрикнул он.

— Зачем вы так кричите? — участливо спросила Лиззи.

— Чтобы не перенестись куда-нибудь. Если мне удается прервать мысль до того, как она сформировалась, я остаюсь на месте, — он снова застонал и закрыл лицо руками. — Но мне не верят! Они считают меня обманщиком, Лиззи.

Тронутая до глубины души Лиззи подошла к Маджу и погладила его по плечу.

— Плевать, что о вас будут говорить. Я вас в обиду не дам!

Но уже в следующее мгновение она снова давала указания Маджу.

— Поезжайте в университет. Хватит исчезновений. Поезжайте на машине, как подобает солидному человеку.

— Да, Лиззи. Они ждут.

…Уууп!

Качая головой, уперев руки в бока, декан в упор глядел на появившегося перед ним Маджа. Он был так зол, что лишился дара речи. В зале послышался смех.

— Да как вы посмели… — голос наконец-то вернулся к декану. — Это форменный балаган! В следующий раз вы заявите, что отправились прямиком…

— Замолчите!!! — закричал Мадж в отчаянии. Его все еще трясло: на Луне он промерз до костей. Декан отшатнулся. Мадж всегда был скромным, тихим человеком, и услышать от него такое…

— Извините, — продолжал Мадж. — Только ничего не говорите, а то вы отправите меня еще куда-нибудь. Лучше молчите.

— Мадж, можете быть уверены: после этой выходки я просто обязан подписать приказ о вашем… Мадж был в отчаянии.

— Остановитесь! Вы можете что-нибудь сказать!

По аудитории прокатился смех. Зал был в восторге. Мадж не сразу понял, как прозвучала его последняя фраза. Декан подошел к ректору и что-то прошептал ему на ухо. Тот кивнул.

— Мадж, — декан повернулся к доктору, — я требую, чтобы вы немедленно подали заявление об уходе. Подобное фиглярство…

— Подождите, — взмолился Мадж, вытаскивая из кармана записи. — Вы только взгляните на мои выкладки…

— Не хочу ничего видеть, — холодно оборвал его декан. — Вы уронили высокое звание преподавателя нашего университета! Превратить лекцию в цирк…

— Ну, пожалуйста, — взмолился Мадж. — Дайте мне всего одну минуту. Существует одна вещь, о которой я просто не должен думать… не должен думать, не должен… но я о ней… Вот. Посмотрите.

Нахмурившись декан поглядел на листы с формулами. Мадж начал что-то объяснять ему, все больше возбуждаясь.

Декан был непреклонен.

— А здесь, — не унимался Мадж, — видите — вот: уравнение «С». Взгляните.

Декан смирился, поправил очки. Его взгляд упал на уравнение «С».

— Все это очень странно, — пробормотал он в изумлении, — Я чувствую себя как-то…

— Боже, что я наделал?! — воскликнул Мадж. Но было поздно.

Один из преподавателей в первом ряду, большой шутник, заметил:

— Думаю, наш декан сейчас тоже отправится на Марс.

…Уууп!

Мадж попытался взять себя в руки. Он знал, что в уравнении «С» не хватает составляющей, которая сделает его действительно работоспособным. Мадж оглядел марсианскую пустыню в поисках декана. Он знал, что здесь, на пустынной песчаной равнине, он более или менее в безопасности… И тут из-за холма на него двинулось отвратительное чудовище.

— НЕТ!!! — закричал он в марсианскую ночь и представил себе лекционный зал.

… Уууп!

Мадж снял и аккуратно протер очки. Затем наклонился и высыпал из шлепанцев песок. В зале царило гробовое молчание.

Мадж надел шлепанцы, взял карандаш и склонился над бумагами. Он должен закончить новое уравнение до того, как представит себе…

— Нет!!! — проревел он.

Будет ужасно, если он представит себе это!

Ректор встал и робко тронул Маджа за плечо.

— Г-г-г-де декан?

Мадж огляделся. Декана, и правда, нигде не было. В раздумье Мадж пожевал конец карандаша.

— Вы хотите сказать, что… — начал было ректор.

— Молчите!!! — закричал Мадж. — Декан, может, и сумеет вернуться назад, если только не подумает о…

Он судорожно сглотнул.

— Доктор Мадж! — снова начал ректор. — Я не привык к подобному тону…

— Мне очень жаль, — сказал Мадж.

Он закатал рукава и принялся выводить уравнение «Д».

Мадж сознавал, что его жизнь зависит от того, сумеет ли он обрести полный контроль над отрицательным измерением, успеет ли вывести уравнение «Д». Его карандаш летал по бумаге.

Несмотря на все усилия, посторонние мысли начали проникать в его сознание..

— НЕТ!!! — крикнул он. И снова все подскочили.

Раздался тихий вздох, рядом с ним оказался декан. Он был весь в песке и выглядел потрясенным.

— Значит, вам удалось вернуться, — сказал Мадж.

— Это… Это было ужасно, — простонал декан. — Там…

— Не надо… — прервал его Мадж.

— Доктор, — сказал декан, — я прошу прощения за сказанные в ваш адрес слова. Я могу, — он повернулся к залу, — полностью подтвердить истинность всего, что доктор Мадж нам сегодня рассказывал, — он вытер лицо платком, стряхнул с рукава песок. — Отрицательное измерение существует. И мне кажется, это очень опасное измерение. Человек, например, может…

— Остановитесь! — воззвал Мадж.

Он работал с бешеной скоростью. Очередной исписанный формулами лист еще не успевал спланировать на пол, а Мадж что-то чертил на следующем.

Он знал, что борется за свою жизнь. Мысль нельзя сдерживать вечно. В любую минуту он мог оказаться там, откуда…

Перед ним возникло уравнение «Д». Со вздохом облегчения Мадж переписал его на чистый лист и протянул декану.

— Прочтите, пока вам ничего не пришло в голову. Декан прочитал.

— Марс, — сказал Мадж. Ничего не произошло. Декан задышал свободнее.

— Луна, — сказал Мадж.

И опять ничего не произошло.

Мадж повернулся к залу.

— Господа, — сказал он. — Я сожалею о причиненном вам беспокойстве. Сейчас я очень устал. Если хотите, я напишу уравнения «С» и «Д»…

— Нет! — воскликнул ректор.

— Нет! — хором ответил зал.

— Что касается меня, — сказал декан, — то я этих уравнений просто боюсь. Я никогда не смогу заставить себя воспользоваться ими, разве что рухнет мир. И то… Доктор, уничтожьте их.

Мадж огляделся. Возражающих не было.

— Я так и знал, — сказал он. С этими словами Мадж порвал лист на мелкие кусочки.

— Господа, — сказал Мадж. Я продрог. Так что, если позволите, я представлю себе свой кабинет…

…Уууп!

Лиззи плакала, широкие плечи сотрясались в такт рыданиям.

— Я просто уверена, что с ним что-то случилось, — причитала она. — Бедная крошка.

— Я совсем не крошка, — сказал Мадж. Изумленно охнув, она повернулась к нему.

— Дай, пожалуйста, стул, — попросил Мадж.

— Генри Мадж! Вы дрожите! Как это понимать…

— Это можно понимать так, что я побывал на Луне. А теперь, Лиззи, принеси мне быстренько сухую одежду и чего-нибудь выпить.

Лиззи заколебалась.

— Вы ведь не пьете! — опасливо сказала она.

— Знал, что тебе это не нравится, вот и не пил. Сейчас же принеси спирт из аптечки. А завтра я куплю бутылочку хорошего виски.

— Генри?!

— И не говори со мной таким тоном. Предупреждаю, если будешь плохо себя вести…

— Генри?..

— Я не желаю, чтобы мною помыкали в моем собственном доме! А если что, я могу и исчезнуть, на сей раз надолго…

— Не надо, — взмолилась Лиззи. — Не исчезайте. Пожалуйста, Генри, только не это. Я все сделаю. Все, что угодно, только не исчезайте больше.

— Так-то лучше, — улыбнулся Мадж. — А теперь — спирт. И побыстрее.

— Да, Генри, — покорно сказала Лиззи. Как ни странно, такой поворот событий ее нисколько не огорчил. Скорее, наоборот. В мгновенье ока перед Маджем очутилась бутыль с медицинским спиртом. Еще через мгновение перед ним возник стакан с содовой. Мадж достал запретную ранее сигарету. Возражений со стороны Лиззи не последовало.

— Спички, — приказал Мадж.

Лиззи услужливо поднесла спичку.

Чувствуя себя погрязшим в пороке и наслаждаясь этим, Мадж откинулся в кресле и положил ноги на стол. Раскурил сигару, глотнул спирт и рассмеялся. Про себя.

Он осторожно возвратился к мысли, с которой столько времени боролся. На миг в нем снова проснулся страх, но Мадж поборол его и, чувствуя себя невероятно смелым, громко произнес:

— Солнце!

Перевел С Английского Михаил Тарасьев.

Александр Глазунов. ФИЛАДЕЛЬФИЙСКИЙ ЭКСПЕРИМЕНТ… ПРОДОЛЖАЕТСЯ?

«Ясный октябрьским днем 1943 года на глазах сотен подай стал невидимым, а затем исчез эсминец «Элдридж», стоявший в своем доке в секретной зоне морской верфи в Филадельфии.

Через несколько секунд его уже видели в доке у Норфолка, Ньюпорт-Ньюс, Портсмут.

Еще через мгновение он вернулся в Филадельфию».

Нет, это не начальные строки американского фантастического боевика «Филадельфийский эксперимент».

Это сведения из архива А Глазунова, автора нашумевшей статьи «Двойники», опубликованной в «Если» №  2, 1993 г. и перепечатанной затем многими изданиями.

По просьбе редакции автор подготовил для наших читателей статью о телепортации, изложив свою версию механизма этого явления.

Спустя десятилетия в средства массовой информации просочились сообщения, что исчезновение эсминца — это результат секретного эксперимента, проведенного военным ведомством США. Свидетели эксперимента утверждали, что сначала воздух вокруг корабля стал как бы сгущаться, затем от воды, как облако, начал подниматься молокообразный зеленоватый туман, совершенно непроницаемый. Вскоре корабль исчез из поля зрения находившихся в доке людей, но на воде остался «отпечаток» киля и днища судна. Позже стало известно, что эффект был достигнут благодаря мощному магнитному полю, которое вырабатывалось созданными для этого генераторами. Они находились на двух других кораблях и облучали «Элдридж».

Однако если сам эсминец не пострадал, то воздействие магнитного поля на экипаж оказалось страшным. Половина офицеров и членов команды лишились рассудка. И было от чего. Они вдруг стали способны взлетать, светиться, проходить сквозь материальные преграды, иначе воспринимать время…

Эксперимент не стал тогда достоянием гласности, да и сейчас эти события под плотной завесой тайны. Возможно, потому, что результат оказался совершенно неожиданным для самих разработчиков, в числе которых был и Альберт Эйнштейн.

Так что же случилось с «Элдриджем» в октябре 1943 года? Телепортация — слово из лексикона фантастов. Но что это за явление? Здесь мы можем лишь войти в область догадок и предположений.

Главным условием телепортации является, видимо, преодоление пространственно-временных преград материальными объектами, то есть почти мгновенные перемещения человека или предмета на огромные расстояния. Из этого следует, что мы имеем дело с законами природы, которые науке пока не известны. Ведь первое, с чем сталкиваешься при описании явления телепортации, — объект становится невидимым. В случае с эсминцем характерно наблюдение — корабль начал исчезать, когда его окутало зеленоватым туманом. Но если он и есть причина исчезновения эсминца, тогда именно «туман» так воздействовал на материал (металл, дерево, людей), что перестроил их молекулярные структуры, ставшие невидимыми для человеческого глаза. Именно так, потому что, исчезнув из поля зрения людей в доке, корабль еще стоял на воде — спед от киля и днища наблюдали многие. Но тогда природа зеленого тумана не микролептонная, как утверждают некоторые специаписты, а энергетическая. Возникает вопрос: откуда эта энергия взялась? Но разве мощное магнитное поле не могло стать тем «спусковым крючком», который и открыл нам нечто неведомое? Природу этого неведомого можно попытаться прояснить, если присмотреться к жертвам филадельфийского эксперимента.

Обретенные феноменальные способности членов команды «Элдриджа» наводят на мысль о том, что люди подверглись мощному энергетическому воздействию, которое в разной степени реконструировало их материальную структуру, то есть физическое тело. Стали активными все семь энергетических центров, которые имеет человек. А это значит, что открылся «третий глаз», и люди стали видеть то, что в обычном состоянии видеть не могли…

Но существует и другой вопрос: что представляет собой путь, который преодолел за несколько секунд эсминец? И всегда ли этот путь так опасен для человека?

1620 году молодая послушница монастыря Иисуса в Агреде (Испания) поведала своей настоятельнице, что занимается миссионерской деятельностью… среди индейцев племени джу-мано в Центральной Америке. Благодаря Божьей воле она мгновенно переносится туда, пролетая над лесами и морями, городами и реками и видя Землю шаром, плавающим в пространстве. В те времена подобные мысли считались ересью. Но вот а 1622 году отец Алонсо де Бенавидес из миссии Исолито в Нью-Мексико в письме испанскому королю Филиппу IV сообщил о том, что знакомству с христианством индейцы, по их признанию, обязаны какой-то монахине, которую называют «госпожа в голубом». Она же оставила им крестики, четки, потир. По возвращении в Испанию в 1630 году отец Бенавидес посетил монастырь Иисуса и в разговоре с Марией убедился, что та знает быт индейцев в деталях. Более того, чаши для причастия в этом монастыре были точно такими же, как подарок «госпожи в голубом». В «Житии преподобной Марии из Агреды» Джеймса А. Каррико автор делает следующий вывод: «То, что сестра Мария действительно многократно посещала Америку, подтверждают документы испанских конкистадоров, французских исследователей и абсолютно идентичные рассказы различных индейских племен, живущих друг от друга на расстоянии многих тысяч миль. В любой фундаментальной книге по истории юго-западной части США можно найти упоминание об этом мистическом явлении, беспрецедентном в истории мира».

Случай действительно беспрецедентный, но мистический ли? А если предположить, что Марии действительно были известны способы владения, пусть и не осознанного, методом телепортации? А «включением» этого механизма служили горячие молитвы?

Древние маги, шаманы, колдуны в своих заклинаниях, заговорах, молитвах обязательно обращались за помощью к высшим силам. И, что самое удивительное, эти высшие силы, или, если угодно, иные формы Жизни и Разума, помогали им делать то, чего не могли другие, и что сегодня пытаются объяснить ученые. Многие священные книги рассказывают о святых, которые приходили на помощь людям, молившимся с истинной верой.

Два таких случая приводит в своей книге «Тайная власть, незримая сила» А. Горбовский. Они упомянуты в Киево-Печерском патерике. Святой Еастратий, находившийся в половецком плену, внезапно исчез, объявившись уже а церкви Печорского монастыря — скованный цепью и весь израненный. Другой рассказ — об иноке Никоне, также находившемся в половецком плену. Очевидно, он не раз пытался бежать, потому что половцы подрезали ему голени и с оружием в руках день и ночь стерегли. Однажды, когда стражи сидели вокруг пленнике, тот сделался невидимым. Он появился в Печорской церкви Святой Богородицы среди молящихся, когда те пели канон.

А теперь давайте обратим внимание на любопытные противоречия. А именно: участники перемещений (телепортации) всегда остаются живы, здоровы и невредимы, но в случае с «Элдриджем» члены команды пострадали. Почему? Первое, что приходит в голову: когда телепортация происходит с помощью каких-то высших сил, пострадавших нет. Но вот человек пытается искусственным методом преодолеть пространственно-временные преграды, и… что случилось с экипажем эсминца, мы уже знаем.

Другой любопытный вопрос касается самих участников телепортации. В основном, это либо представители различных религий или верований, либо те, кто явно ощущал при этом чье-то вмешательство извне. Это наблюдение подтверждает первый вывод: сами люди не способны овладеть механизмом перемещения. По своей природе человек не может генерировать в себе энергетику той мощи, которая необходима для преодоления пространственно-временных преград. Более того, все те тысячи заклинаний и формул, с помощью которых жрецы и маги, казалось, творили чудеса, на самом деле были необычными инструментами вызова высших сил, которые и давали им феноменальные возможности.

Гораздо более сложный вопрос — технология необыкновенных явлений. Предполагая существование иных форм Жизни и Разума, мы должны задуматься и об их месте во Вселенной. Ведь если существует мир материальный, основа чему микрочастицы, атомы и молекулы, то почему не может существовать мир, основанный на различной энергетике? Если энергетические миры так же бесконечны, как и Вселенная, получается, что космический вакуум и есть бездонный океан энергии.

«Человек постоянно подпитывается энергией вакуума. При этом он излучает волны с продольной компонентой электрического поля… Они создают информационно-энергетическое поле вокруг Земли. Эти волны способны также воздействовать на структуру веществ, включая при этом энергию вакуума», — писал А. Чернетский в своей работе «Процессы в плазменных системах, связанные с разделением электрических зарядов». Но если это так, то в энергетических слоях вакуума, видимо, разнокачественных, энергетические сущности должны как-то перемещаться. А так как усилия воли для этого вряд ли хватит, то они применяют, наверное, какие-то технические средства.

Но это в космосе, а каким же способом можно мгновенно переместиться по Земле? Видимо, это происходит тоже по определенным каналам, которые сетью опоясывают нашу планету и являются частью ее энергокаркаса. Те самые каналы, которыми пользуются высшие планетарные сущности. И когда к ним обращаются с молитвой о помощи, вкладывая в нее истинную веру в возможность того, что тебе помогут, они могут открыть канал, по которому и происходит мгновенная телепортация. Затем проход в энергослое исчезает. Подобное не так уж и сложно представить. Ведь если экстрасенс-целитель на расстоянии лечит пациента, то он тоже мысленно создает канал, по которому и направляет свой энергетический поток.

Но ведь молятся и просят о помощи многие, а помогают высшие силы единицам? Здесь, по-моему, можно прийти только к одному выводу: высшие силы помогают тем, кто искренне стремится подняться на более высокий духовный уровень. Ведь и те, кого телепортировали, в основном были люди с очень высоким энергетическим потенциалом. Вот почему магия хранилась в тайне, была делом посвященных, то есть подготовленных для этого людей. Случайный человек мог погибнуть — не выдержать энергетической мощи события. Или попасть в канал, но к «месту назначения» не прибыть. Нечто подобное, скорее всего, и произошло несколько лет назад осенним утром на генеральских дачах в Подмосковье.

В тот день Игорь К. отправился за грибами. Срезал очередной белый и поднырнул под ветви развесистой ели, расшвыривая листву. Не отрывая глаз от земли, шагнул и… зажмурился, как от яркой вспышки. А когда открыл глаза, то увидел, что стоит на шоссе-«бетонке» среди пустынной местности — ни дерева, ни травянки. Сначала он просто опешил, замотал головой, попятился и вздрогнул, упершись во что-то. Оглянулся — ничего, только руки упираются в нечто твердое, словно выросла невидимая стена. Не понимая, что происходит, Игорь пошел вдоль «стеклянной стены», глядя сквозь нее на недосягаемое безлюдное пространство. Сначала шел а одну сторону, потом двинулся в другую, все так же перебирая руками по невидимому стеклу перед собой и не зная, что же теперь ему делать…

Так и ходил он вдоль «стеклянной стены», пока внезапно снова не оказался в лесу. Через час Игорь уже был на даче и никак не мог понять, почему так сердит отец. Однако спустя несколько минут он уже знал, что отсутствовал три дня, хотя ему казалось, что он бродил а том безлюдном пространстве минут сорок.

Игорь все рассказал своему отцу, генералу КГБ. И надо отдать должное — услышанное тот воспринял вполне серьезно: уже по своим каналам стал наводить справки. Сотрудник КГБ, экстрасенс, с группой солдат решил пройти тем же маршрутом, что и Игорь К. Они неторопливо шли лесом и уже находились недалеко от «заколдованного места», где Игорь очутился на шоссе, когда сотрудник КГБ в какой-то момент почувствовал что-то неладное. Экстрасенс не минуту задержался, внимательно присматриваясь к окрестностям и стараясь понять, что происходит. Оборачивается — солдат нет. Никого! Экстрасенс бросается вперед, уже не думая о том, что и он может попасть в непредсказуемую и опасную ситуацию, и… исчезает. Однако спустя какое-то время возвращается, правда, ничего не помня о том, где был. Но группа солдат пропала.

И все-таки вопросов остается много. Однажды академик А. Охатрин признался, что в исследовании микролептонных полей ему и его лаборатории оказывают посильную помощь высшие силы, но ОНИ же и наблюдают за учеными. А тут такой эксперимент американские ученые провернули — целый эсминец вместе с экипажем телепортировали за сотни миль, но высшие силы на это ноль внимания. Где логика?

А. Кузовин и Н. Непомнящий такими словами заканчивают свою брошюру «Что случилось с эсминцем «Элдридж»?»: «Совсем недавно наша печать сообщила о публичной демонстрации на американской авиабазе ВВС «Неллис», штат Невада, двух считавшихся ранее сверхсекретными самолетов, разработанных фирмой «Локхид». Они выполнены с учетом «техники малой заметности». Вся поверхность планере состоит из множества элементов, каждый из которых ориентирован в своем направлении. Это существенно снижает количество пиков отраженного электромагнитного излучения. Считают, что именно эти покрытия стали причиной необъяснимых заболеваний среди рабочих завода «Локхид»…

Может, Филадельфийский эксперимент продолжается и сегодня?».

Несколько лет назад мне показали вырезку из одной югославской газеты за 1958 год. В ней говорилось, со ссылкой на американский журнал с туманным названием «GMS» за тот же год, что а пустыне штата Невада а засекреченном военном городке происходят странные вещи. Поселение вместе с домами и людьми уже неоднократно исчезало и появлялось вновь. Одновременно с этим городок окутывает зеленоватый туман…

«Когда превзойдем познание, мы обретем знание. Был Рассудок подмогою, ныне Рассудок — преграда… Преобразуй рассудок в стройную интуицию; да будешь весь ты свет. Вот цель твоя».

Шри Ауробиндо. «Час Бога».

Джек Вильямсон. ПОДАРОК.

«Если». 1995 № 04

Марвин тщательно провел кисточкой с клеем по шероховатой поверхности передатчика. Результатом этой сложной операции стала маслянистая блестящая линия горчичного цвета. Затем Марвин вытащил из нагрудного кармана пластинку с частотами для Х-пространства и прижал ее к панели. Конечно, особой необходимости в этом не было — Марвин знал практически все частоты наизусть, но мало ли что, вдруг придется усадить за передатчик киборга. А уж от него-то можно ожидать чего угодно. Да и что с него взять — робот, он и есть робот. Бестолочь, одним словом.

Киборга он нашел на Япете пару лет назад на складе местной компании с громким названием «Галактика Инкорпорейтед. Товары по сниженным ценам». По правде сказать, это была просто свалка, владельцем которой числился старый марсианин, осевший на планете во времена Большого Переселения. Он-то и уступил Марвину киборга, взяв деньги всего лишь за стоимость металла. Киборг, вернее, «модель Е-80», как значилось в его паспорте, был собран на одной из тех подпольных фабрик, которых пруд пруди за Первым Астероидным Кольцом. Естественно, ценности он никакой не представлял и был рад от него избавиться. Марвину давно уже был нужен помощник, к тому же у киборга оказался самый настоящий синтетический мозг, изготовленный фирмой «Шмидт и сыновья». Марсианин об этом не знал, а может, просто не разбирался в таких тонкостях… Как бы там ни было, заплатив 50 кредиток, Марвин вставил блок питания и увел робота с собой.

С тех пор робот ни разу не покидал Марвина, а в корабельных документах была сделана запись о том, что первым помощником капитана является киборг, модель Е-80, место изготовления и регистрации — Земля. Последнее, конечно, было неправдой, но доказать это было практически невозможно. А выгоду сулило большую: во-первых, не надо было платить налог на планетах Земного пояса, во-вторых, киборг был сделан в виде землянина и вполне мог появляться во многих местах, куда вход роботам запрещен, согласно Второму Нормативному Акту. В общем, Марвин знал, что делал, записывая киборга в корабельные документы.

Сам Марвин значился командиром изыскательной капсулы ИК-1 (собственность Межпланетной Мегакорпорации по импорту и экспорту нетрадиционных товаров), порт приписки — Луна, Большая Земля. На самом же деле, и корабль, первый выпуск земного варианта «Космический страж», и все, что в нем находилось, было полной собственностью Марвина. Но для таможенных служб он был всего лишь капитаном изыскательной капсулы, то есть наемным работником. А вот обитатели портовых кварталов знали его как Марвина-контрабандиста. Это и было его настоящим занятием. Правда, на кое-каких планетах таможенники догадывались о его профессии, но конверт с кредитками или ящик-другой виски с маркой «Сделано в системе Земного пояса» обычно рассеивали все их сомнения. Как рассказал ему киборг, первым местом работы была одна из адвокатских контор на Марсе, но оттуда его быстро выперли, так как он занимался левыми делами, снабжая темных личностей фиктивными справками, к которым у него был доступ, брал взятки и хамил начальству. Следующим его занятием была деловая переписка и бухгалтерский учет на одной из маленьких фабрик по изготовлению искусственных щупалец для инвалидов. Но и там он продержался недолго. Его обвинили в подделке счетов, вымогательстве, выписывании накладных на несуществующих клиентов и многих других грехах. Согласно Первому Нормативному Акту, действующему почти на всех планетах, а уж на Марсе и подавно, киборга направили на профилактику мозга. Тут, конечно, сыграл свою роль и тот фактор, что киборг похож на землянина, а марсиане вообще славятся своей расовой неприязнью. Однако киборгу удалось сбежать из полицейского участка. В тот же день он купил себе новые документы и завербовался простым матросом на большой ремонтный корабль. В первом же порту он скрылся, прихватив с собой кое-что из казенного имущества. Его взяли на «черном рынке» совершенно случайно — проводилась облава на убийц экс-премьер-министра Новых Территорий Венеры. Киборг попытался бежать, но ребята из Интеркосмоса свое дело знают. У него забрали автономный блок питания, а так как в тюрьме мест не оказалось, то тело просто-напросто выбросили на свалку. Там ему действительно повезло: один из агентов «Галактика Инк.», собирая всякое барахло, заметил ржавеющего робота. Так он оказался на Япете…

Марвин поставил своему спутнику довольно жесткие условия, и робот согласился. Во-первых, выбирать ему особенно не приходилось, а во-вторых, ему нравился Марвин, как, впрочем, и его бизнес. С тех пор киборг беспрекословно слушался своего капитана. Хотя, оказавшись в каком-нибудь порту, имел обыкновение ввязываться в различные мелкие авантюры. Когда дельце выгорало, он молча протягивал заработанные деньги Марвину. Если нет, стоически переносил потери.

Хотя Марвину не нравились подобные выходки, ему приходилось терпеть, ибо как помощник робот был незаменим. И не раз при помощи различных юридических лазеек (а киборг знал их предостаточно со времен работы у адвоката) они спасались от неприятностей с законом.

Но в космосе киборг никуда не годился. И поэтому, вешая табличку с частотами, Марвин знал, что делает это не зря. С Х-пространством шутки плохи, там любая ошибка— смерть. Однако другого выхода не было: за перевоз партии бластеров на Дикие планеты ему пообещали 50 тысяч кредиток. Деньги огромные. Но и риск немалый. Дело в том, что одна из воинствующих группировок на Третьей Дикой планете уже давно вынашивала планы централизации власти на остальных трех. Поставка оружия в любых количествах в зону возможного конфликта была строжайше запрещена без специального разрешения Единого Совета по вооружению. А последний раз такое разрешение выдавалось лет двадцать назад во время конфликта на планетах Орлог-1 и Орлог-2. Так что вся купля-продажа производилась нелегально.

Марвин долго не соглашался. Но поставщик, тоже, кстати, землянин, был тертый калач.

— Ровно 50. Соглашайся, Марвин. Ведь тебя никто не заставляет лететь в обычном космосе. У тебя же приличный корабль, так что давай через Х-пространство. Никакой таможни, никакой проверки, да и быстрее будет.

Х-пространство, или, как его еще называли, подпространство, являлось свободной зоной, которая официально не принадлежала ни Конфедерации, ни какой-нибудь отдельной планете. Дело в том, что не все представители рас, входящих в Конфедерацию, обладали способностью проникать в Х-пространство. В связи с этим постоянные споры и даже дипломатические скандалы не могли привести к единодушному решению вопроса. Вообще-то, никому путешествовать там не возбранялось, но Конфедерация разослала по всем присоединившимся планетам циркуляр, согласно которому все полеты в Х-пространстве считались нежелательными и допускались только в чрезвычайных случаях, указанных в едином Кодексе спасения в космосе. Дело осложнялось еще и тем, что Х-пространство не имело четко выраженных границ и его плотность изменялась в зависимости от размеров находящихся рядом планет. Точных карт не существовало, и поэтому неопытный капитан мог вынырнуть из Х-пространства в обычный космос прямо перед носом другого корабля. К тому же и сам переход был небезопасен. Не всякий корабль мог выдержать такие перегрузки.

Джошуа, торговец оружием, прекрасно понимал, что в конце концов Марвин согласится. Он хорошо знал всех контрабандистов и представлял, кто из них в данный момент сидит без дела. В настоящее время Марвин входил в число последних.

Словом, Марвин в конце концов молча сгреб задаток со стола.

Теперь, когда оружие, тщательно упакованное в ящики с надписью «Мегакорп. Импэкс», находилось на борту, настала пора проинструктировать киборга. До вылета оставался час времени, а робот все еще не вернулся из города (если, конечно, можно назвать городом портовые трущобы Нью-Терры, крохотной планетки у самой границы Земного пояса).

Лампочка на табло мигнула. Люк открылся. Появился наконец!

— Где тебя черти носят! — взорвался Марвин. — Ты что, не знаешь, когда старт?

— Так точно! — гаркнул киборг. — Виноват, сэр! Готов объяснить причину опоздания, сэр!

— Прекрати паясничать! Иди сюда. Потом я с тобой разберусь.

Киборг подошел к пульту и сел в соседнее кресло.

— Смотри. — Марвин показал ему на табличку с частотами. — Это частоты патрульного вызова. Вот график изменений. Я буду следить за этим сам, но может так получиться, что тебе придется взять на себя эфир. Понял?

— Понял, — небрежно бросил робот. — По табличке и пьяный марсианин сообразит… Я вот что хотел сказать. Тут одно дельце удалось провернуть…

— Мне наплевать на твои темные дела. Старт ровно в десять по местному. То есть, — Марвин взглянул на часы, — через двадцать минут. Пойди все хорошенько проверь и возвращайся. В этот раз нам придется здорово попотеть.

Из сказанного Марвин понял, что зовут ее Вуппи, что у нее были небольшие неприятности на Ныо-Терре, что ей надо на Дикие планеты и она заранее благодарит отважного капитана.

Марвин сделал неопределенный жест рукой и бросил на киборга такой взгляд, что тот немедленно сообщил Вуппи, что, дескать, капитан сейчас занят и желательно ему не мешать. После этого он поспешно вытолкнул ее из рубки.

— Где ты ее раздобыл? — спросил Марвин с каменным лицом, когда альдебаранка скрылась за дверью. — И что означают все эти ленточки и колокольчики? Полиция ее случайно не разыскивает?

— Что ты? — довольно ненатурально удивился киборг. — Какая полиция? Ты ведь знаешь, я бы не стал связываться, если бы…

— Почему она разукрашена, как елка? — перебил его Марвин.

— Видишь ли, она… э-э… была хористкой в одном из ночных клубов. Но ты ничего не подумай, она порядочная девушка. А ее дружок прикарманил денежки и был таков. На всем белом свете у бедной крошки остался единственный близкий человек — брат, который работает военным инструктором на Диких планетах. Вот я и подумал, почему бы не взять ее с нами, раз ей по пути.

— Только вчера я доказывал всем, что ты надежный и хороший парень, хотя меня уверяли в обратном. Но, как всегда, со стороны виднее, — ровным голосом произнес Марвин. — А теперь, когда мы находимся в Х-пространстве, я лишен возможности высадить ее с корабля. Мало того, я не могу даже курить!

— Но пятьсот кредиток на дороге не валяются, — возразил киборг.

Внезапно корабль резко качнуло. На пульте замигали индикаторы безопасности.

— Черт возьми, мы выходим из Х-пространства! — воскликнул Марвин. — Следи за частотой. Я должен точно знать, где мы вынырнем. А пока надену скафандр…

Корабль снова тряхнуло, на этот раз основательно. Освещение померкло. Все незакрепленные вещи попадали на пол. Марвин бросился к шкафу за скафандром и почувствовал, как под ногами что-то хрустнуло.

Капитан стал натягивать скафандр, попутно высказывая свое мнение о всех роботах на свете.

Корабль тряхнуло с новой силой. Свет окончательно погас. Раздался душераздирающий скрежет…

Когда Марвин очнулся, корабль уже находился в обычном космосе. Киборг крутил ручку настройки приемника. Капитан расстегнул скафандр.

— Киборг! — позвал он. — Найди полицейскую волну. На первом диапазоне.

Через несколько секунд из динамика раздался скрипучий голос.

— … остановиться! Кораблю в квадрате 22 приказываю остановиться… __

— Взгляни на экран, в каком мы квадрате?

— В 22-м, — бодро ответил киборг. — Такое впечатление, что они обращаются к нам.

— Все. Приехали. — Марвин устало провел рукой по лицу. — Что посоветуешь?

Киборг неподвижно сидел в кресле. Вся его поза выдавала крайнее напряжение. Внезапно он поднялся и опрометью выскочил из рубки.

Через минуту киборг появился в сопровождении Вуппи. Они о чем-то бурно спорили на альдебаранском языке. Тело Вуппи ежесекундно меняло цвета.

В динамике раздался щелчок, и скрипучий голос сообщил:

— Корабль в квадрате 22, к вам направляется полицейский патруль. Приказываю остановиться.

Марвин повернулся к пульту и отключил двигатели. В это время киборг лихорадочно заполнял какой-то бланк. Закончив, он передал его Вуппи. Альдебаранка провела по нему щупальцем, и документ украсился фиолетовой кляксой.

— Теперь ты, Марвин, — робот протянул документ капитану. — Распишись тут, внизу.

— Зачем?

— Скорее. Времени нет. Это единственный путь к спасению. Ну давай же!

Ничего не понимая, Марвин автоматически поставил свою подпись.

— И последнее. — Киборг разжал ладонь. На ней лежал маленький колокольчик на плетеной веревочке. — Это надо надеть на шею. Все будет в порядке, Марвин.

Корабль вздрогнул — это причалил полицейский патруль.

— Марвин, прошу тебя, ни единого слова. Я займусь этим делом сам.

Начальник патруля был альдебаранцем. Впрочем, почти все полицейские были альдебаранцами. Два полицейских робота принялись осматривать корабль.

Марвин молча следил за происходящим. Киборг что-то объяснял начальнику патруля, изредка подмигивая Марвину. Постепенно цвет альдебаранца стал терять свою черноту и вскоре уступил место ярковасильковому. Дверь открылась, и вошла Вуппи.

Подойдя к Марвину, она обвила его щупальцами. Ласково зазвенели колокольчики. Киборг протянул полицейскому заполненный бланк с росписями.

Альдебаранец расправил щупальца и, торжественно шевеля головными отростками, произнес речь. Киборг торопливо переводил:

— От всей души… От меня лично… Принимая во внимание… Поздравляю…

Марвин попытался освободиться, но альдебаранка крепко держала его в своих объятиях. Полицейский достал печать и оттиснул ее на документе. Махнув на прощание щупальцем, он направился к выходу. Роботы-полицейские устремились за ним. Через минуту полицейский катер отчалил.

— Что все это значит? — возмущенно воскликнул Марвин, вырвавшись наконец на свободу.

— А то, что ты являешься мужем этой симпатичной куколки. И вы срочно летите на Альдебаран.

— А ящики с оружием? Они что, не открыли ящики? — удивился Марвин.

— Конечно, нет! Ведь подарки молодым не должен видеть никто до рождения ребенка. Таков обычай, возведенный в ранг Закона. Никто не вправе его нарушать, правда, Вуппи?

Вуппи окрасилась в малиновый цвет.

— Вот видишь, — киборг протянул ему знакомый бланк, на котором красовалась печать. — «Свободен от досмотра полиции и таможни». Так сказать, свадебный подарок.

Марвин сделал шаг вперед. Колокольчик на его шее зазвенел. Киборг поспешно ретировался к двери. И, почувствовав себя в безопасности, крикнул:

— Горько!

Перевел С Английского Сергей Коноплев.

Дуглас Адамс. ПУТЕВОДИТЕЛЬ ПО ГАЛАКТИКЕ. ДЛЯ ПУТЕШЕСТВУЮЩИХ АВТОСТОПОМ.

«Если». 1995 № 04

Нам давно хотелось познакомить читателей с романами Дугласа Адамса «Путеводитель…» и «Ресторан «На Краю Вселенной» — «самыми веселыми романами на нашем фантастическом карнавале», по словам критика Сэмюэля Каннингтона. Был готов и перевод, однако получить права на публикацию оказалось делом нелегким — в основном, из-за невероятной популярности произведений, а следовательно, их высокой стоимости. И вот, наконец, с помощью издательства «АСТ» эту задачу удалось решить.

За это время в казахском издательстве «Гылым», которое не обременяет себя вопросами авторского права, вышла книга Д. Адамса (тираж 10 тыс. экз.). Но, вероятно, немногие наши подписчики держали ее в руках. К тому эре перевод оказался далеко не адекватен оригиналу. Мы предлагаем вам работу известных переводчиков В. Баканова и В. Генкина, давно работающих в жанре фантастики.

Учитывая, что два первых романа Адамса представляют дилогию в составе пенталогии, мы позволили себе предложить общий заголовок и сквозную нумерацию глав. Для тех, кто ведет библиографию, сообщаем: второй роман «Ресторан «На Краю Вселенной» начинается с 36-й главы.

Романы публикуются с некоторыми сокращениями.

Далеко-далеко, в самых дебрях захудалого и вышедшего из моды Западного спирального рукава Галактики находится маленькая неприметная желтая звезда.

На расстоянии приблизительно 98 миллионов миль от нее кружит ничтожная зелено-голубая планетка, где дальние потомки обезьян настолько примитивны, что до сих пор гордятся электронными часами.

У этой планеты есть — вернее, была — проблема: большинство живущих на ней людей большую часть времени чувствовали себя несчастными. Рождалось множество решений, но почти все они сводились к перераспределению меленьких зеленых клочков бумаги — что само по себе весьма странно, ибо в конечном итоге несчастными были вовсе не маленькие зеленые клочки бумаги.

Постепенно у многих крепло убеждение, что первая ошибка состояла в том, что их предки спустились с деревьев на землю. А кое-кто даже полагал, что совершенно напрасно выбрался из океана.

Затем, в некий четверг, спустя почти две тысячи лет после того как одного человека приколотили гвоздями к дереву за его предложение хотя бы иногда относиться друг к другу с любовью, сидевшая в маленьком кафе одинокая девушка внезапно поняла, каким образом мир все-таки можно сделать спокойным и счастливым. На этот раз все было правильно, все непременно получится, и никто никого ни к чему не приколотит.

К сожалению, прежде чем она успела дойти до телефона, произошла чудовищно глупая катастрофа, и решение было навсегда потеряно.

Впрочем, наша история совсем не о девушке.

Наша история — о чудовищно глупой катастрофе и некоторых ее последствиях.

Также это история о книге. О книге под названием «Путеводитель по Галактике для путешествующих автостопом», написанной не на Земле, никогда на Земле не публиковавшейся и до катастрофы не известной ни одному землянину.

Тем не менее это замечательная книга.

Пожалуй, это самая замечательная книга, выпущенная крупнейшей издательской корпорацией Малой Медведицы. Она пользовалась огромным спросом, оставив далеко позади «Межзвездный сборник советов по домоводству»; она раскупалась гораздо быстрее, чем «Еще 53 способа скоротать время в невесомости», и оказалась более замысловатой, чем философская трилогия «Где Господь сбился с пути», «Основные ошибки Господа Бога» и «Да кто, в конце концов, он такой, этот Бог?».

В просвещенных и расслабленных цивилизациях Внешнего восточного кольца Галакгики «Путеводитель» вытеснил даже великую «Галактическую Энциклопедию» а качестве общепризнанного кладезя мудрости и знаний. Ибо, несмотря на обилие пропусков и вопиющих искажений, «Путеводитель» обладает двумя важнейшими преимуществами перед нею.

Во-первых, он дешевле.

Во-вторых, на титульном листе крупными буквами выведены сакраментальные слова «НЕ ПАНИКУЙ!».

Но история о том чудовищно глупом четверге, о его удивительных последствиях и о том, как эти последствия неразрывно переплетаются с замечательной книгой, — так вот, эта история начинается довольно банально.

Она начинается с дома.

Глава 1.

Дом стоял на небольшой возвышенности, на самом краю поселка. Ничем не примечательный — построенный лет тридцать назад, кирпичный, маленький, невзрачный, с четырьмя окнами на фасаде. Словом, как раз тот, на котором не хочется задерживать взгляд.

Единственным человеком, полюбившим это чахлое строение, был Артур Дент, да и то лишь потому, что жил в нем. Жил уже три года, с тех пор как уехал из Лондона: Лондон раздражал его и выводил из себя. Артуру было столько же, сколько и дому — около тридцати. Высокий, темноволосый, он вечно спорил с самим собой. Заботило его больше всего то, что люди постоянно приставали к нему с расспросами, почему он выглядит так озабоченно. Он работал на местной радиостудии, что, как твердил Артур своим знакомым, гораздо интереснее, чем они думают. Действительно, большинство его знакомых работали в рекламе.

В среду ночью лил дождь, лужайка раскисла и потекла, но на следующее утро облака разошлись, и солнце ярко осветило дом Артура Дента — как выяснилось, в последний раз.

Артур все еще не мог осознать, что муниципалитет принял решение снести его дом и проложить на этом л<Ьсте скоростное шоссе.

В четверг, в восемь часов утра, Артур чувствовал себя далеко не блестяще. Он едва разлепил веки, с трудом обошел комнату, открыл окно, увидел бульдозер, нашел тапочки и поплелся в ванную.

Склонившись над раковиной, Артур машинально почистил зубы. Потом выпрямился. Зеркало для бритья отражало потолок. Он поправил его, и на секунду через окно в ванной оно показало второй бульдозер. Установленное правильно, оно стало свидетелем щетины Артура Дента. Артур побрился, плеснул в лицо водой, вытерся и зашлепал на кухню.

Чайник, розетка, холодильник, молоко, кофе. Зевок.

На какой-то миг в поисках ассоциативных связей в голове всплыло слово «бульдозер».

Бульдозер за окном кухни казался громадным.

Артур тупо уставился на него.

«Желтый», — подумал он и побрел в спальню одеваться.

Проходя мимо ванной, он остановился и выпил стакан воды, потом еще один. «Похмелье? — мелькнула мысль. — Откуда похмелье»? Он что — пил вчера вечером? Вероятно, пил, пришел к выводу.

Артур и тут заметил в зеркале какое-то движение. «Желтое», — подумал он и вернулся в спальню.

Пивная. О Боже, пивная! Артур смутно припомнил злость, которую испытывал по поводу… чего? Словом, что-то его весьма раздражало. Он рассказывал об этом окружающим, долго и пространно, и самым отчетливым воспоминанием были остекленелые лица слушателей. Что-то там о новом шоссе…

Артур взглянул на себя в зеркало шкафа и высунул язык. «Желтый», — подумал он. Слово «желтый» всплыло в поисках ассоциативных связей.

Пятнадцатью секундами позже он оказался на дворе, плюхнувшись перед большим желтым бульдозером, который надвигался на его сад.

Мистер Л. Проссер был, как принято говорить, всего лишь человеком, иными словами, основанной на углероде двуногой формой жизни, ведущей свое начало от обезьяны. Выражаясь конкретнее, это был сорокалетний, располневший, неоднократно битый жизнью муниципальный служащий. Любопытный факт, не известный мистеру Проссеру: он являлся прямым потомком Чингисхана, хотя промежуточные поколения так исказили гены, что в нем не сохранилось никаких монголоидных черт, и от могущественного предка осталась лишь склонность к маленьким меховым шапочкам.

Мистер Проссер никоим образом не был великим воином; напротив, он был очень нервным и вечно озабоченным человеком. Сегодня он нервничал и хлопотал как никогда, потому что работа совеем не клеилась. А заключалась его работа в том, чтобы до конца дня убрать с дороги дом Артура Дента.

— Бросьте, мистер Дент, — уныло бубнил мистер Проссер, — вы ничего не добьетесь. Нельзя же лежать перед бульдозером до бесконечности.

Он многое бы дал, чтобы глаза его гневно вспыхнули, но те наотрез отказывались загораться.

Артур лежал в грязи и строил рожицы.

— Боюсь, вам придется смириться, — продолжал мистер Проссер, смяв свою меховую шапку и возя ею по макушке. — Шоссе должно быть построено, и оно будет построено!

— Это почему же? — вопросил Артур.

Мистер Проссер угрожающе потряс пальцем, потом замер в нерешительности и отвел руку.

— То есть как, почему? Это шоссе. Разве можно без шоссе?

Шоссе — это такая штука, которая дает возможность одним сломя голову мчаться из точки А в точку Б, в то время как другие могут сломя голову мчаться из точки Б в точку А. Живущие в точке В, расположенной прямо посередине, нередко задают себе вопрос: чем же так замечательна точка А, если туда рвутся толпы из точки Б, и почему других сводит с ума точка Б? Они частенько мечтают, чтобы люди раз и навсегда стали жить и работать там, черт побери, где они хотят.

Мистер Проссер хотел оказаться в точке Г. Точка Г не какая-то там определенная точка, а всего лишь любое удобное место на очень большом расстоянии от точек А, Б и В. В точке Г мистер Проссер завел бы себе хозяйство, маленький уютный коттедж со скрещенными топорами над входной дверью и приятно проводил бы свободное время в точке Д, то есть в ближайшей к точке Г пивной. Его жена, разумеется, отдавала предпочтение вьющимся розам, но мистер Проссер настаивал на топорах. Почему — он не знал, просто топоры ему нравились.

Под насмешливыми взглядами бульдозеристов мистер Проссер вспотел и залился краской.

Он переступил с ноги на ногу, но и на другой ноге стоять было неудобно. В сложившейся ситуации кто-то, безусловно, проявлял вопиющую некомпетентность, и мистер Проссер молил Бога, чтобы этим «кем-то» оказался не он.

— Вы имели возможность подавать заявления и жалобы в надлежащее время.

— В надлежащее время? — возмутился Артур. — В надлежащее время?! Впервые я услышал об этом, когда пришел рабочий. Замечу: это было вчера.

— Однако, мистер Дент, маршрут был выставлен для всеобщего ознакомления в местном Бюро планирования и висел там девять месяцев.

— О да, узнав об этом, я сразу же помчался прямо в Бюро. Это было вчера в полдень. Вы ведь не особенно утруждали себя предупреждениями? Я имею в виду: никому ни слова, ни одной душе, правда?

— Но маршрут был обнародован для…

— Обнародован? В конце концов мне пришлось спуститься в подвал, чтобы отыскать его!

— Там находится отдел информации.

— С фонариком!

— Что ж, наверное, не было света.

— И ступенек!

— Но, послушайте, вы ведь нашли план!

— Да, — сказал Артур, — нашел. Он валялся на дне запертого шкафа в заколоченном туалете с табличкой на двери «Берегись леопарда».

По небу проплыло облачко. Оно бросило тень на Артура Дента, который лежал в грязи, подперев голову рукой. Оно бросило тень на дом. Мистер Проссер нахмурился.

— Знаете, ваш дом нельзя назвать особенно красивым.

— Уж простите, но мне он нравится.

— Вам понравится шоссе.

— A-а, заткнитесь, — сказал Артур Дент. — И чтоб духу вашего здесь не было вместе с вашим проклятым шоссе.

Мистер Проссер судорожно и беззвучно разевал рот, а перед глазами стояла необъяснимая, но очень привлекательная картина: пылающий дом Артура Дента и сам Артур Дент, выбегающий из объятых пламенем развалин с тремя увесистыми копьями в спине. Мистера Проссера часто беспокоили подобные видения, и поэтому он считал себя человеком нервным. Он невнятно забормотал что-то, потом взял себя в руки.

— Мистер Дент, — строго произнес он.

— Ну? — отозвался Артур.

— Несколько фактов для вашего сведения. Вы представляете, какие повреждения получит бульдозер, если прокатится по вашему телу?

— Какие же? — полюбопытствовал Артур.

— Абсолютно никаких! — отчеканил мистер Проссер и в ярости бросился прочь, недоумевая, почему в голове беснуются тысячи волосатых всадников.

По забавному совпадению, «абсолютно никаких» являлось ответом на вопрос, нет ли у потомка обезьяны Артура Дента подозрений, что один из его ближайших друзей произошел не от обезьяны и родом вовсе не из Гилфорда (как он утверждал), а с некоей маленькой планетки в окрестностях Бетельгейзе.

Артур Дент и помыслить о таком не мог.

Его друг по имени Форд Префект попал на Землю пятнадцатью годами раньше и приложил немало усилий, чтобы влиться в человеческое общество, — не без успеха, надо заметить. Так, все пятнадцать лет он вполне правдоподобно притворялся безработным актером.

Это был среднего роста рыжеватый мужчина, довольно симпатичный, но отнюдь не киногерой. Всем своим знакомым на Земле Форд Префект казался чуточку эксцентричным, однако совершенно безобидным человеком — эдаким балагуром-выпивохой с чудными привычками. К примеру, он взял за правило неожиданно появляться на университетских вечеринках, крупно выпивать и измываться над первым попавшимся астрофизиком до тех пор, пока Форда не вышвыривали вон.

Порой им овладевали тоска и рассеянность: он поднимал взор к небу и застывал в такой позе, будто его загипнотизировали, пока кто-нибудь не интересовался, что он делает. Тогда Префект смущенно шутил: «Ерунда, высматриваю летающую тарелку!». Все смеялись и спрашивали, какую именно летающую тарелку он ищет. «Зеленую!» — заявлял он с кривой ухмылкой, разражался диким хохотом и щедро угощал всех выпивкой в ближайшем баре.

Подобные вечера обычно плохо заканчивались. Форд нарезался виски, затаскивал в угол какую-нибудь девицу и заплетающимся языком втолковывал ей, что цвет летающей тарелки — право же! — не имеет решающего значения. А затем, ковыляя из последних сил по ночным улицам, приставал к полицейским, выспрашивая дорогу на Бетельгейзе. Полицейские реагировали приблизительно так:

— Не пора ли вам отправиться домой, сэр?

— Вот я и пытаюсь, — неизменно отвечал Форд.

На самом же деле, отрешенно вглядываясь в небо, он искал не какую-то определенную, а любую летающую тарелку. Зеленый был просто традиционным цветом бетельгейзских разведчиков.

Форд Префект жаждал появления какой угодно, самой завалящей летающей тарелки, потому что пятнадцать лет — это вообще-то чересчур много, а на до безобразия скучной Земле в особенности. Форд жаждал появления летающей тарелки, ибо умел путешествовать автостопом. Он знал, как увидеть чудеса Вселенной, тратя не более тридцати альтаирских долларов в день.

Форд Префект был бродячим исследователем и работал на знаменитое издание «Путеводитель по Галактике».

Всем известна приспособляемость приматов, и вскоре ситуация с домом Артура Дента стала привычной. Артуру надлежало барахтаться в грязи и периодически требовать адвоката, маму или хорошую книжку; дело мистера Проссера заключалось в том, чтобы усыплять бдительность Артура — например, разговорами об Общественном Благе или о Неудержимой Поступи Прогресса; бульдозеристам же вменялось в обязанность попивать кофеек и мозговать над уставом профсоюза, дабы извлечь из ситуации наибольшую материальную выгоду.

— Привет, Артур!

Дент повернул голову, щурясь на солнце, и увидел склонившегося над ним Форда Префекта.

— Привет, Форд. Как дела?

— Нормально, — сказал Форд. — Послушай, ты занят?

— Занят?! — вскричал Артур. — Я должен лежать перед этими бульдозерами: стоит мне зазеваться, и они в два счета снесут мой дом! Но если не считать этой мелочи…

На Бетельгейзе не ведают сарказма, и Форд Префект по рассеянности частенько его не замечал.

— Мы можем где-нибудь поговорить? — Какое-то время Форд напряженно всматривался в небо, позабыв об Артуре, потом внезапно присел рядом с ним на корточки. — Нужно обмозговать одно дельце.

— Что ж, — отозвался Артур, — давай.

— И выпить, — добавил Форд. — Как можно быстрее. Идем!

Он вновь с нервным ожиданием уставился в небо.

— Неужели ты не понимаешь?! — истерически воскликнул Артур. Он указал на Проссера. — Этот человек хочет снести мой дом!

Лицо Форда выразило недоумение.

— Так ведь он и без тебя справится, правда?

— А я, наоборот, хочу помешать ему!

— Послушай, мне нужно сообщить самую важную вещь в твоей жизни. Лучше всего это сделать в баре «Конь и конюх».

— Почему?

— Потому что нам придется основательно выпить.

Форд посмотрел на Артура, и тот с удивлением почувствовал, что его воля начинает слабеть. Форд был несравненным мастером одной старой игры, которой он научился в гиперпространственных портах рудного пояса системы Беты Ориона.

Играют так.

Двое соперников садятся по разные стороны стола, перед каждым ставят стакан, а посредине — бутылку «Крепкого духа Джанкс». Вспомните бессмертную древнюю песню орионских горняков:

О, не наливайте мне больше «Крепкого духа Джанкс»,
Нет-нет, ни капли больше «Крепкого духа Джанкс»,
Башка свинцом наливается,
Нутро огнем загорается,
И смерть моя приближается.
Так скорей плесните мне «Крепкого духа Джанкс»!

Соперники пытаются усилием воли наклонить бутылку и наполнить стакан противника, который должен затем его выпить. Потом ставят новую бутылку, и игра продолжается.

Раз проиграв, вы вряд ли уже выиграете, потому что «Крепкий дух Джанкс», помимо всего прочего, гасит паранормальные способности.

Как только определенное его количество (о котором условливаются заранее) поглощено, победитель получает фант.

Форд Префект обычно норовил проиграть.

Форд смотрел на Артура, и тому начинало казаться, что он, пожалуй, все-таки не прочь зайти в «Конь и конюх».

— А как же мой дом?.. — жалобно произнес Артур.

Форд взглянул на мистера Проссера, и ему в голову пришла шальная мысль.

— Он хочет снести твой дом, так? Но не может, пока ты лежишь перед бульдозером?

— Да, и…

— Сейчас устроим, — бросил Форд и закричал: — Простите, можно вас на минутку?

Мистер Проссер, погруженный в спор с представителем бульдозеристов (тот доказывал, что Артур Дент являет собой угрозу психическому здоровью окружающих, и, следовательно, бульдозеристы должны получить материальную компенсацию), вздрогнул и завертел головой. С удивлением и тревогой он заметил, что Артур уже не один.

— Да, слушаю! Мистер Дент еще не одумался?

— Давайте предположим, что пока нет, — начал Форд. — И предположим также, что он пролежит здесь целый день.

— Ну? — вздохнул мистер Проссер.

— Значит, ваши люди целый день будут бить баклуши?

— Возможно…

— А раз вы с этим уже смирились, сам мистер Дент, в сущности, вам не нужен?

— То есть?

— Вам ведь не нужно, — терпеливо повторил Форд, — чтобы он здесь лежал?

Мистер Проссер задумался.

— Ну, собственно… Необходимости в этом нет…

Проссер был обеспокоен. Он чувствовал, что кто-то сейчас сваляет дурака.

— А раз так, — продолжал Форд, — мы с ним спокойно можем улизнуть в бар на полчасика. На ваш взгляд, это логично?

— По-моему, вполне, — произнес мистер Проссер убежденным тоном, не понимая, кого он убеждает.

— Если же вы сами захотите опрокинуть стаканчик, — добавил Форд, — мы вас прикроем.

— Спасибо! — с чувством проговорил мистер Проссер. — Огромное вам спасибо, это очень любезно с вашей…

Он нахмурился, потом улыбнулся, потом попытался сделать и то и другое одновременно, схватил свою меховую шапку и еще плотнее нахлобучил ее на голову. Ему оставалось только надеяться, что победа за ним.

— Тогда, пожалуйста, подойдите сюда и ложитесь…

— Что? — сказал мистер Проссер.

— Ах, простите! — воскликнул Форд. — Я, наверное, плохо объяснил. Кто-то должен лежать перед бульдозером, так ведь? Иначе ничто не помешает снести дом мистера Дента.

— Что? — вновь сказал мистер Проссер.

— Все предельно ясно. Мой клиент, мистер Дент, согласен удалиться при том единственном условии, что вы займете его место.

— О чем ты?.. — заикнулся было Артур, но Форд ткнул его носком ботинка.

— Вы хотите, чтобы я лежал здесь, — проговорил вслух новую для себя мысль мистер Проссер.

— Да.

— Перед бульдозером…

— Да.

— Вместо мистера Дента…

— Да.

— В грязи…

— Некоторым образом, да.

Стоило мистеру Проссеру понять, что победа в конечном итоге не за ним, как с его плеч будто свалилась огромная тяжесть — таким был привычный ему порядок вещей. Он вздохнул:

— На этом условии вы обязуетесь увести мистера Дента в бар?

— Именно, — просиял Форд.

Мистер Проссер сделал несколько неуверенных шагов и остановился.

— Обещаете?

— Обещаю, — твердо сказал Форд и повернулся к Артуру: — Вставай! Дай человеку лечь.

Артур поднялся. Ему казалось, что это сон.

Форд махнул мистеру Проссеру, и тот медленно и печально опустился на землю.

Артура не покидала тревога.

— Он не подведет?

— До конца света нет, — сказал Форд, знающий, что вопрос, снесут ли дом Артура, не стоит выеденного яйца.

— А скоро ли конец света? — полюбопытствовал Артур.

— Примерно через двенадцать минут, — ответил Форд. — Пойдем выпьем.

Глава 2.

— Шесть пинт горького, — бросил Форд Префект бармену.

Вот что пишет об алкоголе «Галактическая Энциклопедия»:

«Алкоголь — бесцветная летучая жидкость, которая образуется в результате ферментации сахаров, и известная своим эффектом интоксикации, оказываемым на некоторые основанные на углероде формы жизни».

В «Путеводителе» также упоминается алкоголь. Там сказано, что лучший на свете коктейль — это Пангалактический Грызлодер.

В «Путеводителе» указано, на какой планете подают лучший Пангалактический Грызлодер, сколько за него следует заплатить и какие общественные организации помогут вам после всего этого выжить.

«Путеводитель» подсказывает, как приготовить коктейль самому:

«К содержимому бутылки «Крепкого духа Джанкс» прибавляется одна мерка воды из морей Сантрагинуса-5 (о, эти моря Сантрагинуса-5! О, эта сантрагинусская рыба!). Растворите затем в смеси три кубика арктурского мега-джина (предварительно хорошо охлажденного, иначе бензин улетучится). Пропустите сквозь раствор четыре литра фаллианского болотного газа, и пусть он весело булькает в память о всех счастливых туристах, скончавшихся от удовольствия в Болотах Фаллии. Аккуратно влейте по ложечке благоухающий экстракт гипермяты, мускусно-сладкий и таинственный. Бросьте зуб солнечнотигра с Алгола; полюбуйтесь, как он растворяется, наполняя напиток жаром двойной звезды. Добавьте оливку. Выпейте, соблюдая меры безопасности…».

«Путеводитель по Галактике» раскупается куда быстрее, чем «Галактическая Энциклопедия».

— Шесть пинт горького, — сказал Форд Префект бармену «Коня и конюха», — и поторопитесь, пожалуйста, пока не настал конец света.

Бармен — пожилой и преисполненный достоинства человек — не заслуживал подобного обращения. Он поднял очки на лоб и, укоризненно глядя на Форда Префекта, мигнул. Однако Форд отрешенно уставился в окно, поэтому бармен перевел взгляд на Артура, который беспомощно пожал плечами и промолчал.

Тогда бармен произнес:

— Вот как, сэр? Совсем недурная погодка для конца света.

Артур виновато улыбнулся бармену, затем виновато улыбнулся посетителям — на случай, если их слышали. Форд шлепнул на стойку пятифунтовую банкноту:

— Сдачи не надо.

— Как, с пятерки? Благодарю вас, сэр.

— У вас осталось десять минут, чтобы ее потратить.

Бармен предпочел тихо удалиться.

— Форд, — взмолился Артур, — объясни, что, черт побери, происходит?

— Пей, — коротко ответил Форд. — Тебе надо принять три пинты.

— Три пинты до завтрака?!

— Для расслабления мышц.

Артур уставился в кружку.

— Интересно, — обратился он в никуда, — я сегодня что-то натворил или мир всегда был таким, а я, чересчур занятый делами, прежде этого не замечал?

— Ну хорошо, — вздохнул Форд. — Попытаюсь объяснить. Мы давно с тобой знакомы?

— Лет пять, а может, шесть, — припомнил Артур.

— Причем большую часть этого времени я понимал, что происходит.

— Как бы ты поступил, если бы я сказал, что родился вовсе не в Гилфорде, а на маленькой планете в окрестностях Бетельгейзе?

Артур пожал плечами.

— Не знаю, — проговорил он, отхлебнув изрядный глоток пива. — А что, ты способен такое сказать?

Форд сдался. В сущности, сейчас это было не главное — в преддверии конца света… Он просто приказал:

— Пей.

— Сегодня, должно быть, четверг, — подумал вслух Артур, тяжело сгорбившись над кружкой с пивом. — По четвергам все у меня наперекосяк.

Глава 3.

В тот самый четверг некий объект вошел в ионосферу Земли. И даже не один, а несколько десятков неуклюжих желтых объектов, здоровенных, как черт-те что, и бесшумных, как ангелы. Они парили в небесах, купались в электромагнитных излучениях солнца, выжидали, перестраивались, готовились.

А на планете практически никто не подозревал об их присутствии. Отреагировал лишь маленький черный приборчик, известный под названием субэфирный чувствомат, тихо попискивающий во мраке кожаного саквояжа. Вообще-то содержимое саквояжа могло свести с ума любого земного физика, поэтому Форд Префект скрывал его под кипой сценариев, которые он якобы сочинял. Кроме субэфирного чувствомата и сценариев там лежал Электронный Палец, посредством коего осуществлялся «автостоп», — короткая черная палочка с тумблерами и шкалами, а также, похожее на карманный калькулятор, устройство с сотней крошечных кнопок и экранчиком, способным мгновенно показать любую из миллионов «страниц». Устройство выглядело безумно сложным, и потому его изящный пластиковый корпус украшала доброжелательная надпись: «НЕ ПАНИКУЙ!» Это была самая поразительная книга, выпущенная знаменитой издательской корпорацией Малой Медведицы — «Путеводитель по Галактике для путешествующих автостопом». Она шла в микросубмезонном исполнении, ибо в привычной форме потребовала бы от путешественника запастись десятком небоскребов в качестве книгохранилища.

На самом дне саквояжа лежали блокнот и махровое полотенце от «Маркса и Спенсера».

В «Путеводителе по Галактике» есть статья о полотенцах.

«Полотенце, — сказано там, — пожалуй, самый необходимый предмет в обиходе туриста. Во многом его ценность определяется практикой: в него можно завернуться, путешествуя по холодным лунам Беты Яглана; им можно накрыться как одеялом, ночуя под звездами, что льют красный свет на пустынную планету Какрафун; на нем удобно лежать на песчаных пляжах Сантрагинуса, наслаждаясь пьянящими ароматами моря; его удобно использовать в качестве плотика, спускаясь по медленным тяжелым водам реки Мотылек; им можно размахивать, подавая сигналы бедствия, а можно и намочить его для рукопашной схватки либо обернуть вокруг головы, чтобы не вдыхать ядовитые газы или избежать взора Кровожадного Звережука с Трааля (поразительно глупая тварь, которая полагает, что раз вы ее не видите, то и она вас не видит; на редкость тупая, но исключительно кровожадная); ну и в конце концов вы вполне способны им вытираться, если, конечно, полотенце достаточно чистое.

Однако гораздо важнее психологическое значение полотенца. По необъяснимым причинам, когда нечок (нечок — не турист) узнает, что у туриста есть с собой полотенце, то автоматически предполагает наличие зубной пасты, фляги, компаса, мотка бечевки, плаща, скафандра и т. д., и т. п. Более того, нечок с радостью одолжит туристу любой из поименованных или непоименованных предметов, «потерявшихся» в дороге. В глазах нечока человек, который исколесил Галактику вдоль и поперек, перенес тяжелейшие невзгоды, с честью вышел из отчаянных ситуаций и сохранил при этом свое полотенце, безусловно, заслуживает величайшего уважения».

— Полотенце при тебе? — внезапно спросил Форд Префект.

Артур, страдающий над третьей пинтой, обернулся.

— Нет, а что?

Он уже перестал удивляться — не было смысла.

Форд раздраженно прищелкнул языком.

— Пей, — поторопил он.

Неожиданный грохот перекрыл галдеж бара, музыку и даже икоту соседа.

Артур, поперхнувшись, вскочил на ноги.

— Что это? — воскликнул он.

— Успокойся, — ответил Форд. — еще не началось.

— Слава Богу, — облегченно вздохнул Артур.

— Очевидно, просто снесли твой дом.

— Что?! — взревел Артур. Пелена спала с его глаз. Несколько секунд он дико озирался, потом бросился к окну. — Какого же черта я тут сижу?

— Все это уже не имеет значения, — сказал Форд.

— Пусть забавляются.

— Забавляются? — Артур еще раз выглянул в окно, чтобы убедиться, что они говорят об одном и том же, и выбежал из бара, отчаянно размахивая пивной кружкой.

Перед тем как выскочить следом, Форд быстро повернулся к бармену и попросил четыре пакетика арахиса.

Выбежав из бара, Артур не заметил, как резко похолодало на улице, не почувствовал ни ветра, ни внезапного шквала дождя. Он не замечал вообще ничего, кроме бульдозеров, которые утюжили обломки его дома.

— Варвары! — вопил он. — По судам затаскаю! Вас повесят, выпотрошат и четвертуют! И высекут хорошенько! Вы будете вариться в кипятке, пока… пока не получите по заслугам!

Форд со всех ног бежал за ним.

Артур не заметил, что рабочие бегут прочь от бульдозеров; не заметил, что мистер Проссер стоически смотрит в небо. Мистер Проссер увидел, как, раздирая облака, мчится в небе нечто огромное и желтое. Невероятно огромное и желтое.

Артур споткнулся и упал прямо на спину. И наконец заметил: что-то происходит. Он воткнул в небо гневный перст.

— Что это такое, черт побери? — вскричал он.

Нечто чудовищно желтое разодрало небо пополам и исчезло вдали, а воздух сомкнулся следом с таким ревом, от которого уши уходят на шесть футов в голову. И еще одно чудовищно желтое сделало абсолютно то же самое, только громче.

Трудно сказать, чем в это время занимались люди, потому что они сами этого не понимали — кто вбегал в дом, кто выбегал… Страшный грохот потряс планету и раскатился, как приливная волна, по холмам и долинам, океанам и пустыням.

Лишь один человек стоял и смотрел в небо; стоял с невыразимой печалью в глазах и резиновыми затычками в ушах. Он знал, что происходит, знал точно и давно — с тех самых пор, как среди глухой ночи замигал возле подушки его субэфирный чувствомат. Именно этого он ждал долгие годы, но, когда в одиночестве темной комнатки он расшифровал код, мертвенный холод сковал его члены и стиснул сердце. Из всего неисчислимого множества рас во всей необъятной Галактике именно вогоны пришли к Земле!..

Но выбирать не приходилось. И, когда рев вогонских кораблей заполнил воздух, он крепко сжал свой саквояж. Он знал, где его полотенце.

Внезапная тишина упала на Землю. Гигантские суда недвижно зависли в небе, огромные, тяжелые, — настоящий вызов природе.

Затем пронесся слабый шепоток, легчайшее дуновение, неожиданный и едва уловимый вездесущий звук: то включились все магнитофоны в мире, все телевизоры, приемники и усилители, все пищалки, среднечастотники и басовики. Каждая консервная банка, каждое мусорное ведро, каждый автомобиль, бокал и лист проржавленного металла вдруг зазвучал не хуже идеальной акустической системы.

— Люди Земли! — раздался голос, чудесный квадрофонический звук с таким низким коэффициентом искажений, что любой знаток отдаст полжизни, лишь бы услышать это еще раз. — Говорит Простатник Джельц из Галактического отдела планирования субпространственных трасс. Как вам, безусловно, известно, развитие отдаленных районов Галактики требует прокладки гиперпространственного экспресс-маршрута, проходящего через вашу звездную систему. К сожалению, ваша планета подлежит ликвидации. На это уйдет чуть меньше двух земных минут. Благодарю за внимание.

Невообразимый ужас завладел сердцами завороженных людей. Страх передавался от человека к человеку, словно магнит двигался под листом с железными опилками. Вновь возникла паника, отчаянная нужда спасаться бегством, хотя бежать было некуда.

Заметив это, вогоны опять включили свою громкоговорящую систему.

— Сейчас бесполезно прикидываться дурачками. Проекты трассы и планы взрывных работ были выставлены для всеобщего ознакомления в местном Отделе планирования на Альфе Центавра еще пятьдесят земных лет назад — вполне достаточное время, чтобы подать жалобу по надлежащим каналам.

Чудовищные корабли с обманчивой легкостью повернулись в небе. В днище каждого открылся люк — зияющий черный провал.

В это время кто-то где-то, вероятно, включил передатчик и от имени Земли обратился к вогонам с мольбой. Никто так и не услышал этих слов, зато ответ услышали все. С щелчком ожила громкоговорящая система, и раздраженный голос произнес:

— Что значит «не были на Альфе Центавра»? Помилуй Бог, туда всего-то четыре световых года, рукой подать! Если вы настолько не интересуетесь общественной жизнью, то это ваше личное дело!.. Включить подрывные лучи!

Из люков извергся поток света.

— Не знаю, — пожаловался капризно голос, — какая-то апатичная планета… Ни капли не жаль.

Настала чудовищная кошмарная тишина.

Ударил чудовищный кошмарный грохот.

Настала чудовищная кошмарная тишина.

Флот вогонов медленно уплыл в чернильно-звездную пустоту.

Глава 4.

Далеко-далеко, в противоположном спиральном рукаве Галактики, в полумиллионе световых лет от Солнца, Зафод Библброкс, Президент Галактического правительства, мчался по морям Дамограна. Лодка на ионной тяге сверкала и переливалась в лучах дамогранского светила.

Дамогран жаркий, Дамогран далекий, Дамогран, почти никому не известный, Дамогран — тайная обитель «Золотого сердца».

Лодка мчалась по морям. Впереди лежал нелегкий путь, ибо поверхность планеты, если говорить о географии, была представлена скалистыми островами, разделенными очень красивыми, но до отвращения большими океанами.

Лодка мчалась.

Из-за указанных недостатков Дамогран был пустынным миром.

Именно потому Галактическое правительство выбрало его для секретного проекта.

Лодка прыгала на волнах моря, в котором были разбросаны острова единственного мало-мальски пригодного архипелага. Зафод Библброкс несся к острову, где осуществлялся проект «Золотое сердце», к острову, по случайному совпадению названному Францией. (Один из побочных эффектов работы над проектом — генерирование целой цепочки совершенно случайных совпадений.).

Но ни в коей мере не было случайностью то, что кульминационный день проекта, день, когда «Золотое сердце» предстанет перед затаившей дух Галактикой, совпадал с величайшим днем в жизни Зафода Библброкса. Именно ради этого дня решил он выставить свою кандидатуру на президентских выборах. Надо сказать, что в свое время это решение вызвало растерянность и изумление во всей Галактике. Зафод Библброкс? В Президенты?! Тот самый Зафод Библброкс?! В Президенты! Многие расценили данный факт как убедительное свидетельство всеобщего безумия.

Зафод Библброкс — авантюрист, экс-хиппи, бездельник и маниакальный любитель саморекламы…

Всего шесть человек понимали принципы устройства Галактики, и они отдавали себе отчет в том, что как только Зафод Библброкс объявил о своем намерении баллотироваться в Президенты, итог выборов был почти решенным делом. Он подходил идеально[4].

Не понимали они лишь причин такого решения.

Сегодня им предстояло об этом узнать. Сегодня осуществлялись планы, ради которых было задумано само президентство Зафода Библброкса. Сегодня ему исполнялось 200 лет, но это было лишь еще одним случайным совпадением.

На скалистом острове ждала толпа ученых, конструкторов и инженеров, создателей «Золотого сердца». Среди общей массы гуманоидов встречались рептилоиды, октопоиды и даже хулуву[5].

Толпа затаила дыхание, ослепленная солнцем и искусством мореплавания, которое демонстрировал Президент. Его лодка то зарывалась в волны, то высоко взлетала на пенистые гребни, расчерчивая море широкими зигзагами.

По правде говоря, лодке вообще ни к чему было касаться воды, так как ее поддерживал тончайший слой ионизированных атомов. Но для пущего эффекта ее оснастили крыльями, и те со свистом рассекали поверхность моря, поднимая в воздух сверкавшие на солнце каскады воды, которые, бурля и пенясь, смыкались за кормой.

Библброкс любил эффекты.

Он резко вывернул штурвал, лодка описала полукруг и опустилась в воду перед скалистым берегом.

Три миллиарда зрителей приветствовали Президента. На самом деле трех миллиардов здесь, разумеется, не было, однако они наблюдали за происходящим с помощью автопривизионной камеры, услужливо реявшей над лодкой.

Камера дала крупный план наиболее популярной из двух голов Президента, и Зафод помахал зрителям всеми тремя руками. Его светлые волосы были взъерошены, голубые глаза лучились чем-то совершенно неописуемым, а почти гладко выбритые подбородки свидетельствовали о твердости характера.

Огромная прозрачная сфера, покачиваясь из стороны в сторону и сверкая на ярком солнце, подплыла к лодке. Внутри сферы находился широкий полукруглый диван.

Зафод прошел сквозь радужную оболочку и развалился на диване. Вода вскипела, и сфера на невидимых реактивных струях рванулась ввысь; каскады капель срывались с ее поверхности и падали в море.

Зафод Библброкс лучился от удовольствия, пытаясь увидеть себя со стороны.

Наконец сфера опустилась на высокий скалистый берег. Президент Галактики прибыл.

Под громовые овации Зафод Библброкс вышел из своего экипажа, поднял руку и дождался тишины.

— Привет! — обратился он к толпе.

Он отыскал взглядом Триллиан, девушку, которую повстречал недавно, посетив инкогнито — так, для забавы, — одну из планет. Изящная, с волнистыми черными волосами, она чем-то напоминала арабку. (Здесь, разумеется, об арабах никто и слыхом не слыхивал. Арабы вообще прекратили свое существование, да и раньше-то находились в пятидесяти тысячах световых лет от Дамограна.) Ничего особенного их не связывало — так, во всяком случае, уверял Зафод; Триллиан просто сопровождала его в поездках, и Зафоду нравилось, когда спутница прямо говорила, что о нем думает.

— Привет, милая, — сказал он ей.

— Привет! — сказал Зафод представителям прессы, которые отдельной группкой стояли поблизости, нетерпеливо ожидая, когда Президент перестанет говорить «Привет!» и сообщит что-нибудь остренькое для печати. Зафод одарил их особо лучистой улыбкой, потому что готовился через считанные секунды выдать им вообще черт знает что.

Следующая его фраза тоже не слишком порадовала прессу. Один из чиновников, отчаявшись дождаться от Президента официальной речи, нажал кнопку на пульте дистанционного управления, и гигантский белый купол, заслонявший полнеба, раскололся пополам. Присутствующие вскрикнули и тут же затаили дыхание, хотя отлично знали, что так и должно произойти, потому что сами все и придумали.

Под куполом оказался огромный звездный корабль ста пятидесяти метров длиной, девственно белый и умопомрачительно красивый. В недрах его, скрытая от непрошеных глаз, таилась маленькая золотая коробочка с непостижимым устройством, которое и дало название потрясающему кораблю: «Золотое сердце».

— Ух ты! — сказал Зафод Библброкс. — А что он еще мог сказать? И повторил снова, назло прессе:

— Ух ты!

Все, как один, повернулись к нему и замерли в ожидании.

— Это воистину поразительно, — сказал он. — Это действительно воистину поразительно. Это так поразительно, что я хотел бы украсть его.

Толпа одобрительно взревела, представители прессы ликующе забарабанили по кнопкам своих субэфирных сенсациематов, а Президент обворожительно улыбнулся.

И в разгар самой лучистой улыбки, когда терпеть уже не было мочи, сердца его отчаянно застучали, и Зафод Библброкс взвел в кармане автопарализомат. Потом поднял головы к небу, издал дикий вопль, швырнул бомбу и помчался сквозь море внезапно застывших приветственных взглядов.

Глава 5.

Простатника Джельца нельзя было назвать красивым даже на фоне других вогонов — уж слишком напористо выпирал горбатый нос под узким поросячьим лбом. Толстая зеленая кожа позволяла Джельцу успешно заниматься политикой в высших эшелонах вогонской государственной службы и преспокойно резвиться в морских глубинах.

Впрочем, на то, чтобы резвиться, вечно не хватало времени. Миллионы лет назад, когда первобытные вогоны впервые выползли из смрадных морей, силы эволюции просто отвернулись от них, списав свое творение на производственный брак. Вогоны так и не эволюционировали; более того, они и выжить-то не имели права.

Фактом своего существования они обязаны исключительно толстокожести и упрямству. «Эволюция? — сказали себе эти существа. — Да кому она нужна?!» И попросту обошлись без того, в чем им отказала природа, пока не сумели выправить основные анатомические дефекты хирургическим путем.

А между тем эволюция на планете работала в поте лица, пытаясь исправить чудовищный промах. Она породила маленьких проворных радужных крабов (вогоны их пожирали, разбивая панцири молотками); устремленные ввысь деревья душераздирающей красоты (вогоны их рубили и жарили на кострах мясо крабов); похожих на газелей грациозных животных с шелковистым мехом и печальными глазами (вогоны их ловили и использовали в качестве подстилок, когда сидели вокруг костра, жаря мясо крабов).

Так продолжалось тысячелетия, пока вогоны вдруг не открыли принципы межзвездного передвижения и не сформировали вскоре костяк могущественной Государственной службы Галактики. Они понахватались кое-каких манер, приобрели налет учености и даже тонкий слой лоска, но, по сути, недалеко ушли от своих диких предков. Каждый год они экспортировали с родной планеты на новое место жительства в скоплении Мегабрантис десятки тысяч проворных радужных крабов и, счастливые, коротали пьяную ночь, разбивая панцири молотками.

Простатник Джельц был типичным вогоном-злыднем. И, кроме того, терпеть не мог туристов.

В крохотной темной каморке, захороненной глубоко во внутренностях флагманского корабля вогонов, вспыхнула спичка. Владелец спички не относился к числу вогонов, однако знал о них достаточно, чтобы опасаться. Его звали Форд Префект.

Он огляделся, но не увидел ничего, кроме причудливых теней, сотканных мерцающим огоньком.

— Слава дентрассийцам! — прошептал он.

Дентрассийцы, неотесанные, но симпатичные малые. Вогоны набирают из них прислугу — с условием, чтобы те не показывались на глаза. Это вполне устраивает дентрассийцев, потому что они готовы принимать вогонские дензнаки (вогонские дензнаки, пожалуй — самая твердая валюта в Галактике), но питают отвращение к самим вогонам. Только благодаря знанию этих тонкостей Форд Префект не превратился в облачко водорода, озона и окиси углерода.

Послышался тихий стон. В свете спички Форд разглядел на полу копошащуюся тень, полез в карман и вытащил пакетик.

— Поешь орешков!

Артур Дент снова пошевелился и застонал.

— Бери, бери, — настаивал Форд. — В передающем материю луче теряются соль и протеин. Пиво и орешки — лучшее средство.

Артур Дент открыл глаза.

— Темно, — сказал он.

— Да, — согласился Форд Префект.

— Нет света, — сказал Артур Дент. — Темно.

Пытаясь понять людей, Форд Префект никак не мог свыкнуться с их привычкой постоянно констатировать очевидное, вроде: «Чудесный денек сегодня, не правда ли?» или «Какой вы высокий!» или «О, Боже, вы, кажется, упали в тридцатифутовый колодец… Не ушиблись?» Форд придумал теорию, объясняющую эту странность поведения: если человеческое существо перестает болтать, его рот срастается. После месячного наблюдения он отказался от этой теории в пользу другой: если человеческое существо перестает болтать, начинает работать его голова. Вскоре Форд отмел и эту теорию, как чересчур циничную, придя к выводу, что люди, в сущности, ему нравятся. Но он неизменно волновался, видя вопиющую невежественность людей и их безграничную самонадеянность.

— Да, — согласился Форд Префект, заставив Артура проглотить несколько орешков. — Нет света.

— Если я спрошу, где мы находимся, — безжизненно произнес Дент, — мне не придется об этом пожалеть?

— Мы в безопасности, — ответил Форд.

— Слава Богу!

— Мы в кладовке одного из звездных кораблей инженерного флота вогонов.

— А, — пробормотал Артур, — это, очевидно, какое-то странное значение слова «безопасность», с которым я раньше не был знаком.

Форд чиркнул сричкой; вновь взвились и заколыхались чудовищные тени.

— Но как мы сюда попали? — спросил Артур, дрожа всем телом.

— Нас согласились подвезти.

— То есть мы проголосовали, и зеленое пучеглазое чудовище немедленно пригласило: «Садитесь, парни, могу подбросить вас до перекрестка».

— Ну, — пожал плечами Форд, — голосовали мы субэфирным сигнальным устройством, перекресток будет у звезды Барнарда через шесть световых лет, а в общем — правильно.

— И пучеглазое чудовище?..

— В самом деле зеленое.

— Ладно, — сказал Артур. — Когда я вернусь домой?

— Никогда, — ответил Форд Префект. — Закрой глаза.

Он щелкнул выключателем.

И даже сам удивился.

— Боже всемогущий! — воскликнул Артур. — Неужели летающие блюдца такие?!

Простатник Джельц волочил свое омерзительное зеленое тело по командной рубке, чувствуя (как обычно после уничтожения населенной планеты) подспудное раздражение. Джельц со всего размаха плюхнулся в кресло, надеясь, что оно сломается и даст повод выплеснуть эмоции, но кресло только жалобно заскрипело.

— Пошел вон! — закричал он на молодого вогона-охранника, вошедшего в рубку. Охранник с колоссальным облегчением тотчас исчез. Он был рад, что теперь не ему придется докладывать о только что полученном известии — правительство официально объявило о новом чудесном способе космических сообщений, который сразу упраздняет все гиперпространственные экспресс-маршруты.

Открылась другая дверь. На этот раз капитан вогонов не заорал, потому что дверь вела в камбуз. Крупное мохнатое создание вошло в рубку со столовым подносом. Оно злорадно улыбалось.

Простатник Джельц чрезвычайно обрадовался: раз дентрассиец так доволен, значит, на корабле происходит нечто такое, по поводу чего можно устроить дикий разгон.

Форд и Артур озирались по сторонам.

— Как-то здесь неуютно, — заметил Артур, хмуро оглядывая убогую каморку. Повсюду валялись грязные матрасы, немытая посуда и предметы вонючего нижнего белья, предназначенного явно не для гуманоидов.

— Что ж, мы не на роскошном лайнере, — указал Форд. — Это спальня дентрассийцев.

— А мне казалось, их зовут вогонами…

— Вогоны составляют экипаж корабля, — объяснил Форд, — а дентрассийцы служат поварами. Они нас и впустили.

— Чего-то я запутался, — признался Артур.

— Смотри. — Форд сел на один из матрасов и полез в сумку. Артур нервно потыкал матрас ногой и опустился рядом. Вообще-то он мог не нервничать: выращенные в топях Зеты Скорншеллы матрасы тщательно умерщвляются и высушиваются перед употреблением; как правило, они редко оживают.

Форд протянул Артуру карманный компьютер.

— Что это? — спросил Артур.

— Книга «Путеводитель по Галактике». Тут есть все, что должен знать каждый турист.

Артур нервно повертел книгу в руках.

— Обложка мне нравится, — пробормотал он. — «НЕ ПАНИКУЙ!» Первые разумные слова за весь день.

— Я покажу, как этим пользоваться, — сказал Форд и выхватил компьютер у Артура, который глядел на него, будто на полуразложившийся труп. — Допустим, мы хотим узнать все о вогонах… Нажимаем сюда… Вот, пожалуйста.

На экране зажглась зеленая строка: «Вогоны, Инженерный флот».

Форд нажал большую красную кнопку, и по экрану побежали слова.

«Что следует делать, если вы, заметив Инженерный флот вогонов, хотите проголосовать? ЭТОГО ДЕЛАТЬ НЕ СЛЕДУЕТ. Вогоны — один из самых неприятных народов в Галактике: вспыльчивые, надменные, грубые и к тому же прирожденные бюрократы. Даже ради спасения родной бабушки от кровожадного Звережука с Грааля они и пальцем не пошевелят без специального на то приказа в трех экземплярах.

Примечание. Ни в коем случае не позволяйте вогону читать вам свои стихи».

Артур мигнул.

— Какая странная книжка… А как же мы тогда проголосовали?

— Дело в том, что книга устарела. Мы готовим новое, исправленное издание, куда предстоит, в частности, внести дополнение, что вогоны берут в повара дентрассийцев.

Артур выглядел совершенно растерянным.

— К сожалению, я пробыл на Земле больше, чем рассчитывал, — продолжал Форд. — Заскочил на недельку, а застрял на пятнадцать лет.

— Форд, — произнес Артур. — Возможно, тебе это покажется глупым, и все же… Как я здесь оказался? И зачем?

— Ну что я могу сказать… Я увез тебя с Земли и тем самым спас твою жизнь.

— А что произошло с Землей?

— Э… Она уничтожена.

— Вот как? — поднял брови Артур. — Мне, по правде говоря, жаль.

Форд нахмурился и погрузился в раздумье.

— Да, могу понять, — наконец сказал он.

— Можешь понять? — взорвался Артур. — Можешь понять?!

Форд вскочил на ноги.

— Отдыхай. Галактика — презабавное местечко, тут можно здорово провести время. Засунь только в ухо вот эту рыбку.

— Чего-чего? — переспросил Артур.

Форд держал в руках стеклянную банку, в которой плавала маленькая желтая рыбка. Артур оторопело мигнул. Внезапно раздался дикий скрежет, и Артур испуганно вскрикнул.

— Тсс! — замахал руками Форд. — Слушай! Капитан делает объявление по внутренней связи.

— Но я не говорю по-вогонски!

— И не надо. Засунь только в ухо рыбку. Форд неожиданно подскочил к Артуру и хлопнул его по уху. Тошнотворное чувство охватило Артура, когда что-то юркое проскользнуло в ушную раковину. Он в ужасе втянул в себя воздух, затем его глаза округлились от удивления. Мерзкое хрюканье превратилось в членораздельную рёчь.

Вот что он услышал…

Глава 6.

«Гррм-хррм-бррм хлюп-чавк-хлюп-чавк-хлюп-хлюп гррм-гррм хорошее настроение. Повторяю. Говорит капитан, так что слушайте внимательно. Во-первых, судя по приборам, на борту находятся путешествующие автостопом. Допутешествовались, голубчики, дело ваше швах. В этой жизни все дается потом и кровью, и не для того я стал капитаном Инженерного флота вогонов, чтобы превратить его в бесплатное такси для придурочных туристов. Я снарядил поисковую партию, и как только вас найдут, так сразу же выкинут за борт. Если вам посчастливится, сперва послушаете мои стихи. Во-вторых, сейчас мы совершим прыжок в подпространстве и выйдем к звезде Барнарда, где проведем в порту 72 часа. Так вот: корабль не покидать. Повторяю, все увольнительные отменяются. Я страдаю от несчастной любви и не хочу, чтобы у других было хорошее настроение. Все, конец».

Артур криво улыбнулся:

— Очаровательная личность. А что эта рыба делает в моем ухе?

— Переводит. Загляни в книгу!

«Вавилонская рыбка, — пишет «Путеводитель по Галактике», — маленькая желтая, похожая на пиявку, — очевидно, самое странное создание во Вселенной. Она питается излучениями мозга, но мозга не своего хозяина-носителя, а окружающих существ. Отходы от поглощенной энергии выделяются в мозг хозяина-носителя в форме телепатической матрицы нервных сигналов, принятых от речевых центров. Короче говоря, если вы засунете в ухо вавилонскую рыбку, то сможете мгновенно понимать любой язык».

В это мгновение Артура вывернуло наизнанку. Глаза его выпучились и заглянули внутрь, ноги стали вытекать из макушки.

Корабль прыгнул в подпространство.

Артур простонал и с ужасом обнаружил, что прыжок его не прикончил. Он находился в шести световых годах от того места, где раньше была Земля.

Земля.

Картины былого терзали его душу. Воображение отказывалось смириться с мыслью, что Земля больше не существует. Артур решил проверить свою реакцию на воспоминания и осторожно вспомнил: родителей и сестры нет. Никого нет. Он вспомнил близких. Никого. Потом вспомнил незнакомца, за которым стоял в очереди в супермаркете два дня назад, и в сердце кольнуло — супермаркета нет! Господи, колонны Нельсона нет! Колонны Нельсона нет, и общественность не возмутится, потому что некому возмущаться. Отныне и впредь колонна Нельсона существует только в его памяти. Англия существует только в его памяти! А сам он торчит в грязной вонючей каморке на борту межзвездного корабля… Артура захлестнула волна клаустрофобии.

Англия больше не существует. С этим смириться можно — с трудом, но можно. Он попробовал еще: Америка больше не существует. Не укладывается в голове! Артур решил начать с чего-нибудь помельче. Нью-Йорка нет. Ладно, ему все равно никогда не верилось в существование этого города. Доллар, подумал Артур, пропал окончательно. Легкая дрожь. Сети закусочных «Макдоналдс» больше нет. Никаких гамбургеров!

Артур лишился сознания.

Когда он пришел в себя, то сразу же вскочил на ноги.

— Форд! Ты ведь работал над исправлением и дополнением «Путеводителя», так?

— Ну мне удалось несколько расширить статью о Земле.

— Дай взглянуть на то, что там сказано. Я должен увидеть!

— Пожалуйста.

Артур схватил книгу и попытался унять дрожь в руках. Он нажал на кнопку, экран мигнул и выдал страницу текста. Дент выпучил глаза.

— Земли нет! — завопил он.

Форд заглянул через его плечо.

— Да вот же, смотри, внизу, сразу за статьей: «Зевсова Утеха, трехгрудая Этуаль с Эротикона-б».

Артур проследил за указующим пальцем. Сперва до него не дошло, а затем в голове словно разорвалась бомба.

— Что?! «Безвредна»? Это все, что сказано о Земле?! Одно слово!

Форд пожал плечами.

— В Галактике сто миллиардов звезд, а емкость микропроцессоров книжки ограниченна. К тому же о Земле, в общем-то, никто и не слышал.

— Но теперь, надеюсь, ты о ней расскажешь?

— Я написал и передал издателю новую статью. Ее, конечно, подредактируют, но суть сохранится.

— Что же там будет сказано?

— «В основном безвредна», — произнес Форд и смущенно кашлянул.

За дверью раздались чеканные шаги.

— Дентрассийцы? — испуганно прошептал Артур.

— Нет, сапоги кованые, — заметил Форд.

В дверь резко постучали.

— Кто же это?

— Если нам повезло, это вогоны пришли выбросить нас за борт.

— А если не повезло?

— Если не повезло, — мрачно проговорил Форд, — капитан прочитает нам свои стихи.

Глава 7.

Поэзия вогонов занимает третье место во Вселенной по отвратительности. На втором месте — стихи азготов с планеты Крия. Во время презентации нового шедевра поэтиссимуса Хряка Изящнейшего «Ода комочку зеленой слизи, найденному летним утром у меня под мышкой» четверо внимавших скончались от внутреннего кровоизлияния, а председатель комиссии по присуждению Ноббилингской премии чудом спасся, откусив себе ногу. Хряк, как сообщают, остался разочарован итогом презентации и собрался было читать все двенадцать книг своей саги «Бульканье в ванной», когда его собственные внутренности в отчаянной попытке спасти цивилизацию устроили ему кровоизлияние в мозг.

Самые отвратительные стихи, а также их создатель.

— Паула Нэнси Миллстоун Дженнингс из Гринбриджа, графство Эссекс, Англия — были уничтожены вместе с планетой Земля.

Простатник Джельц медленно-медленно улыбнулся. Он сделал так не ради эффекта, а просто потому что забыл, в какой последовательности сокращать мышцы. Только что капитан с колоссальным удовольствием грозил пленникам всеми возможными карами и теперь ощущал приятную расслабленность и даже готовность к некоторой грубости.

Пленники сидели на Стульях Оценки Поэзии. Привязанные. Вогоны не питали никаких иллюзий относительно чувств, вызываемых их опусами. В далеком прошлом к литературе их толкало стремление доказать свою культурность, сейчас же — исключительно садизм.

Холодный пот выступил на челе Форда Префекта и потек по прикрепленным к вискам электродам. Электроды вели к целой батарее электронных устройств — к усилителям образности, модуляторам ритмики, фильтрам аллитерации и прочей аппаратуре для обострения восприятия стихов, дабы не терялся ни единый нюанс мысли автора.

Артур Дент сидел и трясся. Он понятия не имел, что его ждет, но твердо знал: во-первых, пока все случившееся ему не нравится, а во-вторых, дела вряд ли пойдут на лад.

— О, захверти хрубком… — начал декламировать вогон. По телу Форда прошли судороги — это было даже хуже, чем он ожидал. — …на хлярой холке, охреневаю мразно от маслов с наколкой.

— Ааааа! — закричал Форд Префект, запрокинув голову. Сквозь застилавший глаза туман он смутно видел извивающегося на стуле Артура.

— Фриклявым шоктом я к тебе припуповею, — продолжал безжалостный вогон, — и уфибрахать ты, курерва, не посмеешь. — Его голос поднялся до невообразимых высот скрипучести. — А то, блакуда, догоню и так отчермутожу, что до круземных фраго-перов не забудешь — чтоб мне не быть вогоном, паска!

— Ннннииаааяяяяя! — завизжал Форд Префект и обмяк на ремнях, когда электронное очарование последней строки поразило его в самое сердце.

— Теперь, земляне, — заявил вогон (он не знал, что Форд Префект на самом деле родом с маленькой планеты близ Бетельгейзе, да и знал бы — не обратил внимания), — я предоставляю вам выбор! Либо умрите в вакууме космоса, либо… — Он выдержал мелодраматическую паузу. — Либо скажите, как вам мои стихи!

Форд судорожно вздохнул, провел пересохшим языком по шершавому небу и простонал.

— Вообще-то мне понравилось, — бодро сказал Артур.

У Форда от удивления отвисла челюсть. Такой подход ему просто не приходил в голову.

Вогон приподнял брови (они надежно прикрывали нос и потому вызывали скорее приятные чувства) и с долей растерянности проговорил:

— Вот как?..

— Да-да, — заверил Артур. — Меня просто потрясла их метафизическая образность.

Форд не сводил с него глаз, пытаясь привести в порядок мысли и настроить их на этот совершенно новый, неожиданный лад.

— Ну же, дальше! — нетерпеливо сказал вогон.

— И… э-э… оригинальная ритмика, — продолжал Артур, — которая контрапунктирует… э-э…

Он запнулся, и тут ожил Форд.

— …контрапунктирует сюрреализм основополагающей метафоры…

Он тоже запнулся, но уже подхватил Артур:

— …человечности…

— Вогонства, — прошипел Форд.

— Да, вогонства чуткой души поэта, — Артур был на коне, — которая посредством самой структуры стиха сублимирует одно, освобождается от другого и находит общий язык с фундаментальной дихотомией третьего. Приходит глубокое и ясное понимание того… э-э… того…

Форд нанес завершающий удар.

— Того, о чем шла речь в произведении! — воскликнул он и добавил сквозь зубы: — Молодец, Артур, ловко сработано.

Переполненная горечью душа вогона была тронута. Но потом он подумал: «Нет, слишком поздно!» И сказал:

— Итак, вы считаете, что я пишу стихи, потому что под маской черствости скрывается ранимость и желание быть любимым? Да?

Форд издал нервный смешок.

— Все мы глубоко в душе…

Вогон встал.

— Вы жестоко заблуждаетесь. Я пишу стихи, чтобы дать волю своей черствости. Эй, охранник! Отведи пленников к шлюзу номер три и вышвырни их в космос!

Здоровенный молодой вогон выступил вперед и толстыми ручищами вырвал их из стульев.

— Нас нельзя в космос, — взмолился Форд. — Мы пишем книгу!

— Сопротивление бесполезно! — рявкнул охранник. Это была первая фраза, которой он научился в армии.

— Я не хочу умирать! — закричал Артур. — У меня до сих пор болит голова!

Охранник крепко схватил их за шеи и вытолкал в коридор. Хлопнула стальная дверь. Капитан задумался и тихонько замычал, перелистывая книжечку своих стихов.

— Контрапунктирует сюрреализм основополагающей метафоры… — произнес он и, мрачно улыбнувшись, закрыл книжечку.

Охранник волок пленников по длинному стальному коридору.

— Это замечательно, — хрипел Артур. — Просто великолепно… Отпусти, скотина!

— Не волнуйся, — сказал Форд. И тоскливо добавил: — Я что-нибудь придумаю.

— Сопротивление бесполезно! — взревел охранник.

— Не надо так говорить, — попросил Форд. — Как можно сохранять присутствие духа, когда слышишь такие слова?

— Сопротивление бесполезно!

— И ты заткнись! — рявкнул Форд.

— Сопротивление бесполезно!

— А, брось… — Форд изловчился и заглянул охраннику в глаза. Неожиданно его осенило. — Неужели тебе это нравится?

Вогон встал, как вкопанный, и выражение чудовищной глупости медленно возникло на его лице.

— Нравится? — тупо повторил он. — Что ты имеешь в виду?

— У тебя насыщенная интересная жизнь? Маршировать, кричать, выкидывать людей в космос — все это дает тебе глубокое удовлетворение?

Охранник уставился в низкий металлический потолок; его брови едва не заехали одна на другую, челюсть отвисла.

— Ну, служба нормальная… — наконец проговорил он и тут же замолчал, с видимым напряжением пытаясь разобраться в неповоротливых мыслях. — Хотя, с другой стороны, лень… — Вогон снова задумался, и для этого ему понадобилось изучить потолок. — Зато мне нравится кричать. — Он набрал полную грудь воздуха. — Сопротивление…

— Конечно, — торопливо перебил Форд. — У тебя это здорово получается. Но если лень, — теперь Форд говорил медленно, чтобы каждое слово доходило до цели, — то что тебя привлекло? Дамочки? Красивая форма? Или увлекательная задача — примириться с бездумным однообразием?

Артур ошарашенно глядел то на одного, то на другого.

— Ну, — пробормотал вогон, — э-э… не знаю. Просто делаю, как велено. Моя тетушка сказала, что охранник на корабле — это хорошо. Знаете, красивая форма, служба…

— Вот видишь, Артур, — изрек Форд с видом человека, нашедшего веский довод в споре, — а ты говоришь, что у тебя неприятности… Попробуй представить его проблемы. Несчастный парень! Всю жизнь маршировать и выпихивать людей в космос.

— И кричать, — добавил охранник.

— И кричать, разумеется. — Форд отечески похлопал по здоровенной лапище, зажимавшей его шею. — Он даже не знает, зачем все это делает!

Артур с прискорбием согласился. Но молча, так как воздуха ему не хватало.

— Сопротивление бесполезно! — гаркнул охранник. И добавил: — Видишь ли, со временем меня произведут в Старшие Кричащие Офицеры, а у некричащих и непихающих шансов сделать карьеру практически нет. — Они вошли в шлюзовую камеру.

— Но за участие спасибо.

Охранник швырнул пленников на пол и устремился прочь. Форд вскочил и уперся плечом в закрывающийся люк.

— Погоди! — вскричал он. — А как же чудесный мир, о котором ты не имеешь ни малейшего представления?! Вот, к примеру… — Форд в отчаянии выпалил первое, что пришло ему в голову, — начальные такты Пятой симфонии Бетховена: — Да-да-да-да-ам! Тебе это что-нибудь говорит?

— Если честно — нет, — признался охранник. — Но я обязательно спрошу у тетушки.

Люк неумолимо закрылся, и все звуки смолкли, за исключением приглушенного гула корабельных двигателей.

— А в общем-то с ним можно было бы поработать, — пробормотал Форд и бессильно привалился к переборке.

— Э… что теперь? — робко осведомился Артур.

— Через несколько секунд вот этот люк перед нами автоматически откроется, и мы, полагаю, вылетим в космос и задохнемся. Конечно, если набрать полную грудь воздуха, то секунд тридцать протянуть можно…

— Итак, нас ждет смерть, — подытожил Артур.

— Да. Впрочем… Нет! Подожди! — Форд внезапно прыгнул куда-то в сторону. — Что это за тумблер?! — вскричал он.

— Что? Где? — вскричал Артур.

— Шутка, — сказал Форд. — Нас все-таки ждет смерть.

— Знаешь, — проникновенно произнес Артур, — вот в такие моменты, когда я заперт в шлюзовой камере вогонского корабля вместе с жителем Бетельгейзе и готовлюсь отдать концы в пучинах космоса… вот в такие моменты я дико сожалею, что не слушал в детстве маму.

Зарокотал мотор.

Люк открылся, засвистел вырывающийся воздух, и Форд и Артур вылетели в космос, будто пробки из игрушечного ружья.

Глава 8.

«Путеводитель по Галактике для путешествующих автостопом» — в высшей степени замечательная книга. За многие годы содержание статей неоднократно менялось. Статьи для «Путеводителя» писало бесчисленное множество исследователей и путешественников.

Введение:

«Космос велик. Страшно велик. Вы просто не поверите, насколько он умопомрачительно велик. К примеру, вы сетуете, как далеко от вас аптека, нопо сравнению с космосом это сущая чепуха…».

И т. д., и т. п.

Честно говоря, перед чудовищной необъятностью космоса пасовали куда лучшие умы, чем авторы вводной части «Путеводителя». Для описания межзвездных пучин можно придумывать самые красочные сравнения, однако факт остается фактом: такие расстояния просто не укладываются в человеческом воображении.

Даже свету, который распространяется настолько быстро, что многие цивилизации тысячи лет не могут понять, распространяется ли он вообще, — так вот, даже свету требуется некоторое время на путешествие в космосе.

«Набрав полную грудь воздуха, — говорится в «Путеводителе по Галактике», — вы можете продержаться в вакууме около тридцати секунд». Однако далее там сказано: вероятность того, что в умопомрачительных просторах космоса вас подберет в течение тридцати секунд проходящий мимо корабль, равняется одному к двум в степени 276709.

Удивительное совпадение, таков номер телефона некоей квартиры в Излингтоне, где Артур однажды познакомился на вечеринке с очаровательной девушкой, с которой у него ничего не вышло, — ее увел какой-то наглец.

Хотя планета Земля, квартира в Излингтоне и тот телефонный аппарат канули в небытие, все же приятно заметить: все это в какой-то степени связано с фактом, что через 29 секунд Форд и Артур были спасены.

Глава 9.

Форд Префект и Артур Дент лежали на тротуаре и, словно выброшенные на берег рыбы, судорожно ловили губами воздух.

— Ну вот, — прохрипел Форд, — я же говорил, что придумаю что-нибудь.

— О да, — выдавил Артур.

— Здорово меня осенило! — продолжал Форд. — Найти проходящий мимо корабль, чтобы нас подобрали.

— А кстати, где мы? — поинтересовался Артур.

— Не знаю, — ответил Форд. — Я еще не открыл глаза.

Вселенная подпрыгнула, застыла, потекла и разбрызгалась в прямо противоположных направлениях.

Артур и Форд открыли глаза и с удивлением огляделись.

— Боже всемогущий, ну прямо побережье у Саутенда! — воскликнул Артур.

Они сидели на тротуаре и с некоторым беспокойством смотрели, как тяжело скачут на песке дети-гиганты и стремительно несутся по небу дикие лошади.

— Знаешь, — кашлянув, начал Артур, — если это Саутенд, то что-то с ним неладно…

— Ты о том, что море неподвижно, как скала, а дома колышутся туда-сюда? Да, я тоже подумал, что это странно.

Внезапно раздался женский голос. Самый обычный приятный женский голос, который произнес:

— Один к двум в степени сто тысяч…

Форд огляделся в поисках источника звука, но не увидел ничего, что бы его заинтересовало.

— Кто это сказал? — воскликнул Артур.

— Понятия не имею! Будто кто-то подсчитывает вероятность. Ну, один к трем… Один к двум в степени сто тысяч — это очень маловероятно, надо тебе сказать.

Внезапно на них опорожнилось содержимое огромного резервуара с горчицей.

— Что это значит? — вскричал Артур.

— Ты о чем, о горчице?

— Нет, об этом подсчете вероятности!

— Понятия не имею. Просто ума не приложу. По-моему, мы на каком-то космическом корабле.

— Причем осмелюсь заметить, — сказал Артур, — явно не в каюте первого класса.

— На материи пространства-времени появились складки — большие и уродливые.

— А-а-а-а-ргхх! — закричал Артур, почувствовав, что его тело размягчилось и потекло в неожиданных направлениях. — Саутенд тает… звезды кружатся… мои ноги засасывает закат… левая рука вообще куда-то делась… — Ему в голову пришла страшная мысль:

— Как же я теперь буду пользоваться электронными часами? — Он перевел взгляд на Форда. — Форд, ты превращаешься в пингвина. Прекрати!

Опять раздался голос.

— Один к двум в степени семьдесят пять тысяч.

Форд вперевалку бегал вокруг пруда.

— Эй, голос! — сердито прокрякал он. — Где ты? Что происходит и как это остановить?

— Успокойтесь, пожалуйста, — произнес приятный голос. Так увещевает стюардесса пассажиров самолета с двумя моторами, один из которых объят пламенем. — Вы в полной безопасности.

— Не в этом дело! — бесновался Форд. — Дело в том, что я сейчас пингвин, хоть и в безопасности, а у моего коллеги быстро кончаются все конечности!

— Порядок, они снова на месте, — заверил Артур.

— Один к двум в степени пятьдесят тысяч.

— Правда, — заметил Артур, — они у него несколько длиннее, чем мне нравится, но…

— Эй! — вскричал Форд. — Тебе не кажется, что пора сказать что-нибудь более толковое?

— Добро пожаловать на борт «Золотого сердца», — объявил голос.

— Прошу не принимать близко к сердцу, — продолжал голос, — все, что вы, возможно, видите и слышите, — это лишь временный побочный эффект вашего чудесного спасения от неминуемой гибели при вероятности один к двум в степени двести семьдесят шесть тысяч, а то и выше. Сейчас на борту вероятностный фактор один к двум в степени двадцать пять тысяч. Мы войдем в нормальную вероятность, как только определим, что вообще можно считать нормой. Благодарю за внимание. Один к двум в степени двадцать тысяч.

Голос смолк. Форд и Артур оказались в маленькой комнатке со светящимися розовыми стенами.

— Артур! — в экстатическом восторге закричал Форд. — Это фантастика! Нас подобрал корабль на невероятностной тяге! Обалдеть можно! Ходили всякие слухи, и, разумеется, их официально опровергали, но, стало быть… Невероятностная тяга! Артур, это просто… Артур! Что происходит?

Артур лежал на полу, отчаянно пытаясь прижать его плотнее к стенам, однако из щелей тянулись крохотные, покрытые шерсткой руки с измазанными чернилами пальцами и доносился безумный писк торопливых голосков.

Артур в ужасе повернул голову.

— Форд! Там полно обезьян, которые хотят поговорить с нами о только что напечатанном ими «Гамлете».

Глава 10.

Невероятностная тяга — чудесное изобретение, позволяющее преодолевать межзвездные пучины за неуловимо малую часть секунды и без этой чудовищно неуклюжей возни в подпространстве.

Основы невероятностной тяги были открыты благодаря счастливой случайности; затем их реализовала на практике группа ученых Галактического правительства, работавшая на Дамогране.

Вот вкратце история открытия.

Принципы создания малых количеств конечной невероятности — путем простого подключения логических цепей Сверхкрохотульненького Субмезонного Мозга к построителю атомных векторов, взвешенному в мощном генераторе броуновского движения (таковым с успехом может служить чашка горячего крепкого чая), были, разумеется, хорошо известны и даже зачастую применялись: например, чтобы оживить скучную вечеринку неожиданным смещением всех молекул одежды хозяйки на полметра влево.

Многие почтенные физики заявляли, что с этим они мириться не могут — возможно, потому что это профанация науки, но скорее потому, что их на такие вечеринки не приглашали.

А еще они не могли мириться с постоянным провалом всех попыток сконструировать генератор поля бесконечной невероятности, необходимого для того, чтобы перенести космический корабль через умопомрачительные межзвездные пучины. И в конце концов физики с раздражением объявили, что создание подобной машины фактически невозможно.

Затем как-то раз студент, которого оставили убираться в лаборатории после особенно неудачной вечеринки, вдруг стал рассуждать следующим образом: если создание такой машины фактически невозможно, значит, по логике, это событие конечной невероятности. Стало быть, достаточно рассчитать конкретно эту невероятность, ввести полученное число в генератор конечной невероятности, дать генератору чашку горячего крепкого чая и…

Так студент и поступил. Каково же было его удивление, когда выяснилось, что он сделал долгожданное открытие!

Впрочем, его удивление выросло во сто крат, когда сразу после торжественного вручения «Галактической премии за чрезвычайную даровитость» его линчевала неистовая толпа почтенных физиков, которые наконец поняли, с чем они действительно не могут мириться, — с чересчур умными коллегами.

Глава 11.

Невероятностно-непроницаемая рубка управления «Золотого сердца» выглядела точь-в-точь как рубка управления самого обычного звездного корабля за тем лишь исключением, что была чистой, опрятной и новой, словно с иголочки. В одном углу, сгорбившись, сидел робот. Его блестящая металлическая голова понуро склонилась над блестящими металлическими коленями. Робот тоже был новым, красиво сложенным и полированным, и все же каким-то образом складывалось впечатление, будто отдельные части его тела плохо стыковались. На самом деле они стыковались идеально, просто что-то в его осанке наводило на мысль, что они могли бы стыковаться лучше.

Зафод Библброкс нервно мерил шагами рубку управления, задевая разное сверкающее оборудование и возбужденно хихикая. Триллиан считывала показания приборов; громкоговорящая система разносила ее. голос по Кораблю.

— Один к пяти… Один к четырем… к трем… к двум… Вероятностный фактор один к одному, норма. Повторяю, мы вошли в норму. — Она выключила микрофон, затем, мимолетно улыбнувшись, вновь включила его. — Теперь все, с чем вы не в состоянии справиться, ваша личная проблема. Отдыхайте. Вас пригласят.

— Кто они, Триллиан? — раздраженно спросил Зафод.

— Откуда мне знать, просто какие-то ребята, которых мы подобрали в секторе Зет-Зет-9 множественное Зет-Альфа.

— Все это, конечно, очень мило, — пожаловался Зафод, — но не кажется ли тебе, что в данных обстоятельствах довольно глупо. Мы ведь в бегах, за нами охотится вся полиция Галактики. Не самое подходящее время подвозить туристов… Согласен: 10 баллов за благородство, но минус несколько миллионов за здравомыслие, а?

Он нервно забарабанил по пульту управления. Триллиан спокойно отвела его руку, пока он не успел стукнуть по чему-нибудь важному. При всех достоинствах Библброкса (энергичность, фрондерство, тщеславие) руки у него были явно не к тому месту пришиты, и он мог запросто взорвать корабль каким-нибудь экстравагантным жестом. Триллиан подозревала: своей увлекательной жизнью Зафод обязан главным образом тому, что редко когда понимал, что делает.

— Зафод, — терпеливо сказала она, — они находились в открытом космосе, беззащитные… Ты ведь не дал бы им погибнуть?

— Ну… в общем, не то чтобы погибнуть, но…

— Не то чтобы погибнуть? Но? — Триллиан склонила голову набок. — Так или иначе, — Триллиан повернулась к нульту, — я их не подбирала.

— Это же невозможно!

— Возможно, просто очень-очень маловероятно. Послушай, Зафод, — Триллиан похлопала его по руке, — не волнуйся. Думаю, они нам не помеха… Я пошлю за ними робота. Эй, Марвин!

Голова робота резко дернулась, затем почти неуловимо затряслась. Робот с трудом поднялся, будто под грузом тяжелой ноши, и предпринял (как решил бы сторонний наблюдатель) героическое усилие, чтобы пересечь комнату. Он остановился перед Триллиан и устремил взгляд куда-то сквозь нее.

— Вам, полагаю, следует знать, что я в ужасно подавленном состоянии, — глухо произнес он. Голос у него был слабый и безжизненный.

— О Боже! — простонал Зафод и плюхнулся в кресло. — Отправляйся в шлюзовую камеру и приведи сюда этих туристов.

Микросекундной паузой и почти неуловимой модуляцией тембра — ничего такого, на что можно было бы обидеться, — Марвин ухитрился выразить ужас и отвращение ко всем человеческим существам.

— Удовольствия мне это не доставит, — отрещенно сообщил он.

Зафод выскочил из кресла.

— Тебя и не просят получать удовольствие! — рявкнул он. — Иди и выполняй, ясно?

— Ясно, — с надрывом ответил Марвин.

— Отлично, — прорычал Зафод. — Великолепно… Крайне признателен…

Марвин медленно повернулся и поднял на него свои красные треугольные глаза.

— Я вас случайно не расстраиваю? — патетически вопросил он.

— Нет-нет, Марвин, — поспешно заверила Триллиан. — Все прекрасно.

— Мне не хотелось бы думать, что я вас расстраиваю.

— Нет, не беспокойся, все хорошо.

— Значит, вы не затаили где-нибудь в глубине души обиду? — выпытывал Марвин.

— Нет, Марвин, нет, — утешала его Триллиан. — Все просто чудесно…

Робот повернулся и с безысходным видом поплелся прочь. Стальная дверь закрылась за ним с удовлетворенным глухим чмоканьем.

— По-моему, я его долго не выдержу, — утомленно призналась Триллиан.

«Галактическая Энциклопедия» дает следующее определение робота:

«Механический аппарат для выполнения работы».

Торговый отдел Кибернетической корпорации Сириуса описывает робота так:

«Товарищ пластиковый твой, с ним отдохнешь ты всей душой».

«Путеводитель по Галактике» не оставляет без определения и Торговый отдел Кибернетической корпорации Сириуса:

«Стадо безмозглых олухов, которых первыми поставят к стенке, когда произойдет революция».

— Корабль, похоже, совсем новенький, — сказал Форд.

— Откуда ты знаешь? — спросил Артур. — Тебе подсказало какое-то устройство, определяющее возраст металла?

— Нет, я просто нашел рекламный буклет. Вот, гляди.

Форд ткнул в одну из страниц.

«Сенсационное открытие в области невероятностной физики, — говорилось там. — Идя на невероятностной тяге, корабль находится одновременно в любой точке Вселенной. На зависть всем центральным властям».

Форд увлеченно изучал технические характеристики, то и дело с восхищением присвистывая и ахая, — видимо, галактическая астротехника значительно продвинулась вперед за годы его ссылки.

Артур сперва слушал, потом, не понимая практически ничего, отвлекся, бесцельно проводя рукой по клавишам какого-то невообразимо сложного компьютера. Его внимание привлекла крупная зазывно-красная кнопка под экраном, и он ее нажал. На экране вспыхнула надпись: «Пожалуйста, не трогайте больше эту кнопку». Артур вздрогнул и пришел в себя.

— Слушай, — взахлеб упивался Форд, — феноменальная автоматика! «Новое поколение роботов и компьютеров Кибернетической корпорации Сириуса, наделенных НХЛ».

— НХЛ? — переспросил Артур. — Национальная хоккейная лига?

— Да нет, натуральные характеристики личности.

— Звучит как-то неприятно, — заметил Артур.

— И не только звучит, — раздался голос сзади. Голос был слабым и безжизненным и сопровождался почти неуловимым скрипом. Дент и Префект, обернувшись, увидели на пороге сутулого металлического человека.

— «Неприятно» — не то слово, — продолжал Марвин. — Не говорите мне об этом. Взять, к примеру, дверь. — В модулятор звука включились цепи сарказма — робот изобразил стиль рекламного буклета: «У всех дверей нашего корабля легкий жизнерадостный нрав. Они с удовольствием откроются и вновь закроются за вами, испытав чувство глубокого удовлетворения по поводу отлично выполненной работы».

Дверь за ним закрылась и действительно издала удовлетворенный, похожий на вздох звук: «Хмммммм-а!». Марвин глядел на нее с нескрываемым отвращением. Логические цепи его мозга клацали и лязгали, прикидывая возможность физической расправы над услужливым механизмом. Потом включились другие цепи: «Зачем? К чему стараться? Разве что-нибудь в этом мире заслуживает внимания?» Иные цепи — так, для развлечения, — провели молекулярный анализ двери, замерили уровень водородной эмиссии в кубическом парсеке окружающего пространства и от скуки отключились.

— Идем, — выдавил Марвин. — Мне приказано привести вас в рубку. Мне, с моим могучим интеллектом, приказывают привести вас в рубку… И это называется «удовлетворение от работы»?!

Он повернулся и направился к ненавистной двери.

— Э… простите, — молвил последовавший за ним Форд. — Какому правительству принадлежит этот корабль?

Марвин не удостоил его взглядом.

— Никакому. Он украден.

— Украден? Кем же?

— Зафодом Библброксом.

Ряд волшебных изменений произошел с лицом Форда, а его левая нога на полушаге застыла в воздухе.

— Зафод Библброкс?.. — слабо повторил он.

— Я сказал что-нибудь не то? — произнес Марвин.

— В таком случае прошу меня извинить. Надо признаться, у меня сейчас отвратительное настроение, я страшно угнетен… О, Боже, еще одна самодовольная дверь… Жизнь! Не говорите мне о жизни.

Глава 12.

Зафод, развалившись в кресле, слушал радио.

— …последние известия на нашей субэфирной волне. Передача ведется круглосуточно по всей Галактике. Ну, во-первых, большой привет всем формам жизни… и всем прочим… главное, улыбаться и не забивать голову ерундой. Разумеется, сейчас в центре внимания сенсационная кража не имеющего аналогов корабля на невероятностной тяге, которую совершил не кто иной, как Президент Галактики Зафод Библброкс. Напрашивается вопрос: не свихнулся ли окончательно великий Библброкс, изобретатель Пангалактического Грызлодера, бывший авантюрист, любимец Зевсовой Утехи, недавно всеобщим голосованием в седьмой раз признанный Самым Дурноодетым Существом… Мы адресуем вопрос его личному психоаналитику Гэгу Полгному…

Триллиан выключила радио.

— Эй! — завопил Библброкс. — Ты зачем это сделала?

— Я вот о чем думаю…

— И не даешь дослушать посвященный мне выпуск последних известий?

— Ты и так достаточно о себе слушаешь.

— Нет, я очень неуверен в себе!

— Забудь на минутку о своей персоне. Важное дело.

— Если есть дело более важное, чем моя персона, я хочу, чтобы его немедленно зарегистрировали и сожгли!

Зафод бросил на Триллиан яростный взгляд, потом рассмеялся.

— Послушай, — сказала она. — Мы подобрали их в секторе Зет-Зет-9 множественное Зет-Альфа.

— И что? — спросил Зафод, мигнув.

Триллиан тихо произнесла:

— Тебе ничего это не говорит?

— Мммм. Зет-Зет-9 множественное Зет-Альфа. Ну и что?

В общении с Зафодом Триллиан труднее всего давалось умение различать, когда он прикидывается глупым, чтобы сбить с толку собеседника, когда он прикидывается глупым, потому что не хочет думать, и предпочитает, чтобы это сделал за него кто-нибудь другой, когда он прикидывается феноменально глупым, чтобы скрыть, что чего-то не понимает, и когда он просто демонстрирует глупость.

Триллиан вздохнула и вызвала на экран карту звездного неба.

— Это тот самый сектор, из которого ты меня увез.

Библброкс растерянно посмотрел на экран.

— Вот это да… Как же мы очутились в этакой дыре?

Триллиан пропустила последние слова мимо ушей.

— Невероятностная тяга, — терпеливо растолковала она. — Мы находимся сразу во всех точках Вселенной.

— Обалдеть! Я хочу убедиться… Компьютер!

Немедленно пробудился бортовой компьютер производства Кибернетической корпорации Сириуса, вездесущий и контролирующий каждую молекулу корабля.

— Привет! — жизнерадостно гаркнул он и одновременно выплюнул узкую полоску телеграфной ленты — так просто, для регистрации факта. На ленте было отпечатано: «Привет!».

— О Боже, — пробормотал Зафод. Он недолго имел дело с бортовым компьютером, но уже успел его возненавидеть.

— Можете не сомневаться, — продолжал компьютер, бойкий, словно рекламный агент, — какова бы ни была ваша проблема, я готов ее решить.

— Заткнись, — бросил Зафод и, прихватив карандаш, сел рядом с Триллиан за пульт.

— Ладно, — обиженно проговорил компьютер. — Но если вы интересуетесь прогнозом невероятности, то позвольте обратить ваше внимание на любопытный факт. Вы отдаете себе отчет, что жизнь большинства людей впрямую зависит от телефонных номеров?

Лица Зафода страдальчески искривились.

— Ты спятил?

— Я — нет. А вот вы точно спятите, когда узнаете…

Триллиан вдруг встрепенулась и застучала по кнопкам под экраном невероятностного курса.

— Телефонный номер? — напряженно повторила она. — Мне послышалось или эта штуковина и впрямь сказала «телефонный номер»?

На экране вспыхнули цифры.

Компьютер, выждав вежливую паузу, продолжал:

— Я хочу сказать…

— Можешь не беспокоиться, все и так ясно, — оборвала Триллиан. — Сюда идут те, кого мы подобрали. Дай-ка их изображение на монитор.

Глава 13.

Марвин плелся по коридору, не прекращая стенать.

— …и в довершение ко всему, разумеется, адская боль в диодах левой стороны…

— Неужели? — мрачно спросил шагающий рядом Артур.

— О, еще какая, — заверил Марвин. — Сколько раз просил их заменить, но разве меня слушают?

— Представляю.

Форд что-то тихонько насвистывал и неразборчиво мычал:

— Так-так-так, Зафод Библброкс…

Внезапно Марвин остановился, а потом медленно, с величайшим презрением шагнул к двери. Та отворилась.

— Благодарю вас, — проворковала она. — Вы сделали простую дверь очень счастливой.

В груди Марвина заскрежетали шестеренки.

— Забавная штука жизнь, — трагическим тоном произнес он. — Кажется, вот предел, хуже не бывает… И тут становится еще омерзительнее!

Марвин мучительно перевалил через порог и обратился к кому-то внутри помещения:

— Я выполнил ваше указание. Что прикажете делать дальше — тихо ржаветь в углу или скончаться прямо на месте?

— Будь любезен, пригласи их сюда, — раздался другой голос.

Артур посмотрел на Форда и, к немалому своему удивлению, обнаружил, что тот смеется.

— Что…

— Тсс! — перебил его Форд. И шагнул в рубку.

Артур нерешительно последовал за ним и увидел развалившегося в кресле-качалке двухголового человека, задравшего ноги на пульт управления. Левой рукой он ковырялся в зубах правосторонней головы. Правосторонняя голова отдавалась этому занятию целиком, зато левосторонняя лучилась широкой беспечной улыбкой.

Этот странный человек махнул Форду рукой и с самым беззаботным видом сказал:

— Привет, Форд, как дела? Как мило, что ты нашел время заскочить ко мне.

Форд не дал себя перещеголять.

— А, Зафод, — протянул он. — Рад тебя видеть. Отлично выглядишь, старина, да и лишняя рука тебе идет… Славный корабль ты свистнул.

Артур вытаращил глаза.

— Ты знаешь этого типа?! — спросил он, дико ткнув пальцем в сторону Библброкса.

— Ха, знаю! — воскликнул Форд. — Позволь… — Он замолчал и решил начать представление с другого конца. — Мой друг, Артур Дент. Его планету уничтожили, но Артура мне удалось вытащить.

— Ясно, — сказал Зафод. — Привет, Артур! Рад за тебя!

Его правая голова чуть повернулась, небрежно бросила «Привет!» и вновь открыла рот, чтобы можно было ковыряться в зубах.

— А это, — энергично продолжал Форд, — мой троюродный брат Зафод Библ…

— Мы знакомы, — оборвал Артур.

Представьте себе, что вы, блаженствуя, мчитесь по скоростной полосе, с ленцой обгоняя надрывно ревущие машины, и вдруг по ошибке вместо пятой передачи включаете первую. Это, если можно так выразиться, выбивает из седла столь же решительно, сколь последняя реплика Артура вышибла из седла Форда.

— Что-что?

— Я сказал: мы знакомы.

Зафод вздрогнул от удивления и со смачным хлопком втянул в себя жвачку.

— Э… вот как? Гм…

— То есть как это — знакомы?! — возмущенно передразнил Форд. — Это Зафод Библброкс с Бетельгейзе-5, а не какой-нибудь паршивый Мартин Смит из Кройдона!

— А мне плевать, — холодно отрезал Артур. — Знакомы, и все. Да, Зафод Библброкс? Или прикажешь называть тебя… Филом?

— Что?! — вскричал Форд.

— Напомни, пожалуйста, — смиренно попросил Зафод. — У меня ужасная память на более или менее разумных существ.

— Вечеринка, — многозначительно произнес Артур.

— Ну это вряд ли… — пробормотал Зафод.

Дент оставался непоколебим.

— На вечеринке полгода назад… Земля… Англия…

Зафод, напряженно улыбаясь, качал головой.

— Лондон… — настаивал Артур. — Излингтон.

— А-а, — смутившись, проговорил Зафод, — на той вечеринке…

Это было несправедливо по отношению к Форду. Он переводил взгляд с Артура на Зафода и обратно.

— Так что же получается, — обратился он к Библброксу, — ты побывал на этой несчастной маленькой планетке?

— Нет, конечно, нет! — негодующе отмахнулся Зафод. — Так только, может, заскочил по пути…

— Но я торчал там пятнадцать лет!

— Я же этого не знал, правда?

— И чем ты занимался?

— Да просто, знаешь ли, валял дурака…

— Явился незваным гостем, — произнес Артур, дрожа от ярости, — на костюмированный бал-маска-рад…

— А иначе и быть не могло, — вставил Форд.

— И одна девушка… Впрочем, это уже не имеет значения, — горестно промолвил Артур. — Даже пепла не осталось…

— Что за девушка? — спросил Форд.

— Так, девушка… Да, признаюсь, как я ни старался, у меня с ней не ладилось. Красивая, обаятельная, умная… Наконец, я отвел ее в сторону и рассыпался соловьем, как вдруг врывается твой дружок и заявляет: «Эй, куколка, тебе не надоел этот парень? Поговори со мной — ведь я с другой планеты». С тех пор я ее не видел.

— Зафод?! — не в силах поверить, воскликнул Форд.

— Да, — сказал Артур, пригвоздив того взглядом и стараясь не чувствовать себя дураком. — У него были только две руки и всего одна голова, и он называл себя Филом, но…

— Но, согласитесь, он действительно оказался с другой планеты, — сказала Триллиан, входя в рубку.

Глава 14.

Космический корабль «Золотое сердце» беззвучно бороздил пучины вечной ночи космоса на обычной фотонной тяге. Четырем членам его экипажа было не по себе — тревожила мысль, что очутились они здесь не по собственной воле и не по воле случая, а благодаря каким-то диким вывертам физики, будто связи между людьми подчинялись тем же законам, что и связи атомарные и молекулярные.

Наступила искусственная корабельная ночь. Члены экипажа с облегчением разошлись по каютам.

Триллиан не спалось. Сидя на диване, она смотрела на свою последнюю и единственную связь с Землей — маленькую клетку с двумя белыми мышами, которую, покидая родной дом, захватила с собой. Триллиан, конечно, не рассчитывала когда-либо вернуться, и все же ее удивляло собственное спокойствие, даже безразличие, с которым она встретила сообщение о гибели планеты. Все это казалось каким-то далеким и нереальным… Триллиан с отсутствующим видом долго наблюдала за мечущимися в клетке мышами, затем стряхнула оцепенение и вышла на мостик — наблюдать за игрой перемигивающихся огней и цифр на пульте управления. Ей очень хотелось знать: о чем это она старается не думать?

Зафоду Библброксу тоже не спалось и тоже хотелось знать: о чем это он не позволяет себе думать? Всю жизнь он страдал от странного гнетущего чувства, что ему тут не место. По большей части Зафоду благополучно удавалось забыть об этом и жить себе припеваючи, но неожиданное появление Форда Префекта и Артура Дента разворошило ноющие опасения: не место ему здесь.

Не спалось и Форду — наконец-то он снова в пути! Пятнадцать лет заточения остались позади — как раз когда надежда уже почти покинула его. В компании Зафода не соскучишься! Поразительно, Библброкс стал Президентом Галактики! Впрочем, поразительным был и способ его ухода с этого поста. Есть ли здесь некий скрытый смысл? Зафода можно не спрашивать: он никогда не мог объяснить свои поступки — этакий гений непостижимости.

Единственный, кто спал, так это Артур: он страшно вымотался.

В дверь каюты Зафода постучали. В овале света обрисовалась фигура Триллиан.

— По-моему, мы нашли то, что ты искал.

— Ты думаешь?

Форд, так и не сомкнув глаз, встал с постели, набросил на себя халат и побрел в контрольную рубку. К своему удивлению, он увидел там две склонившиеся над приборами фигуры.

— «Золотое сердце» ложится на орбиту, — говорила Триллиан. — Координаты планеты в точности соответствуют твоим предсказаниям.

Зафод повернулся на шум.

— Форд! — позвал он. — Скорее иди сюда! Посмотри!

Форд приблизился и посмотрел — на экране горела череда цифр.

— Узнаешь эти галактические координаты? — спросил Зафод.

— Нет.

— Сейчас я тебе подскажу. Компьютер!

— Привет, ребята! — восторженно откликнулся компьютер. — Тепленькая у нас компания, да?

— Заткнись, — грубо буркнул Зафод, — и дай изображение на экраны.

Свет в рубке погас. Только огни приборных лампочек отражались в четырех парах глаз и на чернильных девственно пустых экранах.

— Узнаешь? — прошептал Зафод.

Форд нахмурился.

— О чем ты?

— Мы в туманности Лошадиная Голова. Вокруг кромешная тьма.

— И я должен был узнать это по пустым экранам?

— Внутри пылевой туманности экраны слепы, — возбужденно проговорил Зафод и громко рассмеялся. — Эй, здорово, просто великолепно!

— Мы торчим в облаке пыли — чего тут великолепного? — поинтересовался Форд.

— А что ты ожидал здесь найти? — спросил Библброкс.

— Ничего.

— Ни звезд, ни планет?

— Конечно.

— Компьютер! — заорал Зафод. — Обзор на 180 градусов — и без комментариев!

Сперва казалось, будто ничего не происходит. Затем появилось изображение двух звезд, большой и маленькой, и на их фоне багровое свечение, тонущее во мраке, ночная сторона планеты.

— Нашел! — дико завопил Библброкс, молотя кулаками по пульту. — Нашел!

— Что нашел?! — не выдержал Форд.

— Самую невероятную из всех когда-либо существовавших планет, — торжественно объявил Зафод.

Глава 15.

Выдержка из «Путеводителя по Галактике», стр. 634784, раздел 5а. Статья: Магратея.

«Давным-давно, в седую старину, в старые добрые времена, которые переживала Галактическая Империя, жизнь была полна событий и в основном свободна от налогообложения.

Могучие корабли бороздили просторы Вселенной в поисках сокровищ и приключений. В те исторические дни дух был непреклонен, ставки — высоки, мужчины были настоящими мужчинами, женщины — настоящими женщинами, а маленькие косматые твари с Альфы Центавра — настоящими маленькими косматыми тварями с Альфы Центавра.

Многие, разумеется, сказочно разбогатели, но в этом не было ничего противоестественного или зазорного, ибо бедным, по сути, не был никто — по крайней мере никто из достойных упоминания. Для самых удачливых жизнь в конце концов стала довольно скучной и однообразной. Им стало казаться, что все дело в каком-то изъяне, присущем их мирам: то погода под вечер портится, то день на полчаса длиннее, то розовое море не того оттенка.

Так сложились условия для развития феноменальной формы индустрии — строительства суперроскошных планет на заказ. Зародился этот новый вид услуг на Магратее, где инженеры-сверхпространственники высасывали материю через «черные» дыры и лепили из нее мечту: золотые планеты, платиновые планеты, мягкие резиновые планеты, подверженные землетрясениям…

Дела пошли так успешно, что Магратея очень скоро превратилась в богатейшую планету всех времен, а Галактика впала в крайнюю нищету. Равновесие было нарушено, и империя развалилась. Мертвенная тишина пеленой окутала миллиарды голодных миров, и только изредка скрипели в ночи перья ученых, воспевающих в научных трактатах достоинства плановой экономики.

Сгинула в небытие и Магратея; даже память о ней превратилась в сказочный миф.

В наше просвещенное время никто, разумеется, всей этой чепухе не верит».

Глава 16.

Артура разбудил шум спора. Он встал и прошел в рубку.

— Ты просто рехнулся, Зафод! — отчаянно размахивал руками Форд. — Магратея — миф, нелепость!

— И все же мы лежим на орбите, — настаивал Библброкс.

— Послушай, лично ты можешь лежать на чем угодно, — многозначительно сказал Форд, — но если…

— Компьютер! — гаркнул Зафод.

— О, Боже…

— Привет! Говорит Эдди, ваш бортовой компьютер. Настроение у меня — лучше не бывает! Я с огромным удовольствием выполню любую программу, которую вы вздумаете в меня запустить.

— Определи-ка для начала наше местоположение, — велел Зафод.

— Раз плюнуть, старина!.. Мы на орбите вокруг легендарной планеты Магратея, высота триста миль.

— Это ничего не доказывает, — возразил Форд. — Я бы такому компьютеру и собственный вес определить не доверил!

— Зафод, — сказала Триллиан, — подходим к дневной стороне планеты.

Экраны заполнила ничем не примечательная темная масса. Все смотрели на нее во внезапно наступившей тишине. Зафод от возбуждения дрожал.

— Летим над ночной стороной! — торжественно провозгласил он. — В трехстах милях под нами поверхность планеты…

Зафод Библброкс пытался придать моменту подобающее величие. Магратея! Его неприятно задевал скептический настрой Форда. Магратея!!!

— Через несколько секунд, — продолжил он, — мы увидим… Глядите!

Наконец-то момент набрал силу. Даже самый бывалый межзвездный бродяга невольно затаит дух перед сказочно красивой картиной рассвета, наблюдаемой из космоса, но восход двойной звезды — одно из чудес Галактики.

Из кромешной тьмы ударил луч слепящего света. Он потихоньку полз, растекался прозрачной полосой, и вдруг показались два пылающих горнила, пронизавшие огнем черные края горизонта. Разряженная атмосфера планеты сразу заиграла яркими красками.

— Заря!.. — выдохнул Зафод. — Двойные светила Солианис и Рам!

— Или какие-то другие, — тихо заметил Форд.

— Солианис и Рам! — капризно повторил Зафод.

Звезды в полную мощь засверкали в ночи космоса, и в то же время раздалась почти неслышная призрачная музыка: то с закрытым ртом мычал что-то Марвин, иронично выражая свое неувядаемое презрение к людям.

Любующийся игрой света Форд почувствовал охватившее его возбуждение, правда, вызванное всего лишь видом новой загадочной планеты; это само по себе было впечатляюще. Его бесило, что Зафоду, дабы насладиться величием момента, потребовалось сочинять какую-то нелепую историю. Магратея!..

Неужели нельзя увидеть красоту сада, не убедив себя предварительно, что в нем обитают феи?!

Весь этот шум вокруг Магратеи Артуру был совершенно непонятен. Он тихонько подошел к Триллиан и поинтересовался причиной спора.

— Я знаю лишь то, что говорил мне Зафод, — прошептала она. — Магратея, кажется, какая-то древняя легенда, которой сейчас никто не верит. Вроде Атлантиды на Земле. С той только разницей, что магратейцы якобы мастерили планеты.

Артур уставился на экраны и моргнул. Ему не хватало чего-то крайне важного… Внезапно он понял.

— А чай на этом корабле есть?

Тем временем «Золотое сердце» неслось по своему орбитальному пути, и под ним разворачивались просторы планеты. Отыграла пиротехника зари, высоко в черном небе зависли два солнца, и в дневном свете поверхность Магратеи оказалась на редкость унылой и бесцветной. Она выглядела мертвой и холодной, как склеп. Не сохранилось ни одной четкой линии, все мнилось размытым, словно затопленным течением веков и медленным колыханием разряженного, застоялого воздуха.

Глядя на безжизненный серый ландшафт, Форд прочистил горло:

— Даже если предположить, что перед нами именно…

— Именно, — твердо сказал Зафод.

— Чему я ни капли не верю, — продолжал Форд, — то что ты собираешься делать? Там же пусто.

— Да, на поверхности, — подчеркнул Зафод.

— Выходит, ты увлекся археологией?

Одна из голов Библброкса повернулась в сторону. Вторая повернулась следом, заинтересовавшись, куда смотрит первая, но там совершенно не на что было взглянуть.

— Ну, — беззаботно ответил Зафод, — частично любопытство, частично жажда приключений, но, в основном, полагаю, деньги и слава…

Форд бросил на Зафода пристальный взгляд. Складывалось впечатление, что тот понятия не имеет, как и зачем он здесь оказался.

— Знаете, — поежившись, произнесла Триллиан, — мне эта планета не нравится.

— Пустяки, — отмахнулся Зафод. — Накопив половину всех сокровищ бывшей Галактической Империи, она вполне может позволить себе выглядеть замухрышкой.

«Чушь собачья, — подумал Форд. — Даже если, здесь некогда была могучая древняя цивилизация, даже если поверить в любые нелепые предположения, то все равно сокровища давно должны были сгинуть под напором времени…» Форд пожал плечами.

— Обычная мертвая планета, — процедил он.

— Я прямо-таки сгораю от неопределенности! — язвительно проговорил Артур.

Стрессы и нервное напряжение — серьезная социальная проблема во многих частях Галактики, и дабы не обострять ее еще больше, следует незамедлительно предать огласке следующие факты.

Загадочная планета — на самом деле Магратея.

Запуск смертоносных ракет, который вот-вот произведет древняя автоматическая система обороны, закончится всего лишь тем, что разобьются три чашки, распахнется клетка с мышами, кое-кто ушибет локоть да безвременно отойдут в лучший мир неожиданно возникшие горшок с петуньей и удивленный кашалот.

А дабы завеса тайны все же сохранилась, до поры не будем раскрывать, чей локоть пострадал. Поступим так со спокойной совестью, потому что это не имеет ровно никакого значения..

Глава 17.

После утренней встряски Артур стал приходить в себя, его ошалевший от событий предыдущего дня мозг успокоился. К тому же обнаруженный нутримат с готовностью выдал пластиковую чашку с жидкостью, которая разительно, однако не на все сто, отличалась от чая. Принцип работы нутримата очень интересен. При нажатии кнопки «Напиток» производится мгновенное, тщательное обследование вкусовых сосочков субъекта и спектральный анализ его метаболизма. Затем через нервную систему во вкусовые центры мозга субъекта запускаются слабые пробные сигналы, чтобы предложенный напиток, как говорится, «хорошо пошел». Вместе с тем совершенно непонятно, зачем все это делается, потому что машина неизменно выдает чашку жидкости, которая разительно, однако не на все сто, отличается от чая. Нутримат разработан и выпускается Кибернетической корпорацией Сириуса, чей отдел жалоб и рекламаций занимает всю площадь суши первых трех планет системы.

Артур нашел напиток освежающим. Он вновь перевел взгляд на экраны и с любопытством посмотрел на очередные несколько сотен миль бесплодной серой равнины. Внезапно ему пришла мысль задать вопрос, который давно уже подспудно грыз его.

— А это не опасно?

— Магратея мертва пять миллионов лет, — терпеливо разъяснил Зафод. — Здесь даже привидения давно обзавелись семьями.

Странный звук родился в рубке — словно бы издалека доносился звон фанфар, приглушенный и призрачный. А вслед за ним раздался голос, такой же приглушенный и призрачный:

— Приветствуем вас…

К ним обращались с мертвой планеты.

— Компьютер! — заорал Библброкс.

— Слушаю тебя, старина!

— Что это, во имя протона?!

— Всего лишь запись, сделанная пять миллионов лет назад.

— Тсс! — сказал Форд. — Она продолжается!

В очень любезном, почти обворожительном голосе сквозила угроза.

— Вы слушаете это объявление в записи, потому что, боюсь, в настоящее время здесь никого нет. Коммерческий совет Магратеи благодарит вас за визит…

— Глас древней Магратеи! — завопил Зафод.

— Хорошо, хорошо, — раздраженно отмахнулся Форд.

— …но приносит свои извинения. В данный момент планета временно закрыта для бизнеса. Спасибо за внимание. С вами свяжутся при первой возможности, если после сигнала зуммера вы назовете свое имя и координаты планеты приписки.

Раздался короткий гудок, потом наступила тишина.

— Они хотят от нас избавиться, — нервно произнесла Триллиан. — Что будем делать?

— Это всего лишь запись, — ответил Библброкс. — Продолжаем путь. Компьютер, ты понял?

— Так точно! — бодро отрапортовал компьютер и наддал скорости.

Не прошло и секунды, как вновь зазвучали фанфары, за которыми последовал голос:

— Позвольте заверить вас, что о возобновлении нашей деятельности будет извещено заранее. — Нотки угрозы стали резче. — Пока же благодарим клиентов за проявленный интерес и просим удалиться. Немедленно.

Артур оглядел напряженные лица спутников.

— Не лучше ли нам повернуть? — робко предложил он.

— Тихо! — прошипел Зафод. — Чего бояться?

— Почему же все так встревожены?

— Не встревожены, а заинтригованы! — нервно крикнул Зафод. — Компьютер, начинай спуск в атмосферу и готовься к посадке.

На этот раз фанфары были явно излишними, голос обжигал холодом:

— Мы чрезвычайно польщены вашим неудержимым интересом и с удовлетворением сообщаем, что в качестве дополнительной услуги для самых увлеченных клиентов отправляем навстречу ракеты с атомными боеголовками. Надеемся быть вам полезными в загробной жизни… Благодарим за внимание.

Голос умолк.

— Ох! — вырвалось у Триллиан.

— Да-а… — протянул Артур.

— Ну? — спросил Форд.

— Послушайте, — сказал Зафод. — Чего вы всполошились? Как до вас не дойдет, что это обычная запись, сделанная, к тому же, пять миллионов лет назад. Нас это не касается.

— А ракеты? — тихо заметила Триллиан.

— Какие ракеты?! Не смеши меня!

Форд хлопнул Зафода по плечу и указал на экран заднего обзора — за хвостом корабля неслись сквозь атмосферу два серебряных дротика. Увеличенное изображение показало две здоровенные и до неприличия реальные ракеты.

Зафод изумленно уставился на экран.

— Потрясающе! — вымолвил он. — Кто-то там внизу пытается нас достать! Но помимо этого, мы на что-то напали!

— По-моему, это на нас напали…

С каждой секундой ракеты приближались. Они вышли прямо на курс, и теперь на экране были видны лишь боеголовки.

— Между прочим, любопытно, — спросила Триллиан, — что мы собираемся делать?

— Ну, мы… э-э… предпримем какой-нибудь маневр! — в голосе Зафода внезапно зазвучала паника:

— Компьютер, какой маневр мы можем предпринять?

— Боюсь, никакого, ребята, система управления кораблем парализована глушителями, — бодро объяснил компьютер. — Начинаю отсчет. До попадания сорок пять секунд. Зовите меня просто Эдди, если вам будет легче.

Зафод попытался решительно бежать сразу в нескольких направлениях.

— Так! — вскричал он. — Э-э… Нужно взять управление на себя.

— А ты умеешь управлять кораблем? — вежливо поинтересовался Форд.

— Нет. А ты?

— Тоже нет.

— Триллиан?

— Не умею.

— Чудесно, — с видимым облегчением произнес Зафод. — Будем управлять сообща. Компьютер! Включай систему ручного управления!

— Милости прошу, — сказал компьютер.

В стене откинулись панели, и из недр корабля появился огромный, неимоверно сложный пульт, рукоятки, кнопки, рычаги и переключатели которого были затянуты целлофаном. Ими явно еще никогда не пользовались.

Глаза Зафода дико забегали.

— Хорошо, Форд, — твердо приказал он, — полный назад и десять градусов вправо! Или еще что-нибудь…

— Удачи вам, парни! — бодро вставил компьютер.

— До попадания тридцать секунд.

Форд прыгнул к пульту и ухватился за первые попавшиеся рычаги. Корабль со страшным ревом встал на дыбы и судорожно задергался, когда тяговые двигатели потянули его в разные стороны. Форд отпустил половину рычагов: корабль сделал крутой вираж и помчался навстречу ракетам. Почти тут же Зафод с яростью ударил по какой-то рукоятке, та сломалась, и корабль камнем полетел вниз.

Экипаж швырнуло на стену. Фордовский экземпляр «Путеводителя по Галактике» врезался в пульт и громко стал перечислять всем желающим лучшие способы контрабандного вывоза из Антареса желез внутренней секреции антаресских длиннохвостых попугаев (эти отвратительные на вид железы, нанизанные на деревянные шампурчики, служат деликатесной закуской к коктейлям, и многие очень богатые идиоты с радостью платят огромные деньги, чтобы произвести впечатление на других очень богатых идиотов).

Именно в этот момент один из членов экипажа ушиб локоть. В остальном же, как было сказано ранее, смертоносный ракетный удар никому не повредил. Повторяем, экипаж в полной безопасности.

— До попадания двадцать секунд, — объявил компьютер.

— Так включи двигатели! — взревел Форд.

— О, разумеется, старина! — ответил компьютер.

Заработали двигатели, корабль плавно повернул и вновь устремился навстречу ракетам.

Компьютер запел.

— Когда идешь на грозу, — гнусаво выл он, — не смей склонять головы!

Зафод закричал, чтобы тот заткнулся, но его голос потонул в страшном грохоте, который со всем основанием можно было назвать предвестником неминуемой гибели.

— И не бойся… ветра… и тьмы! — выводил Эдди.

Грозные ракеты, которые мчались на корабль, занимали почти весь экран. По невероятно счастливой случайности, они не успели скорректировать курс в соответствии с судорожным рысканием «Золотого сердца» и прошли прямо под ним.

— А в конце грозы — небо в золотых лучах… льют птицы трели в бархатных ночах… Новый отсчет — пятнадцать секунд.

Ракеты сделали крутой вираж и вновь устремились в погоню.

— Вот так, значит, — вслух подумал Артур. — Сейчас мы неминуемо погибнем, да?

— Пожалуйста, не надо так говорить, — попросил Форд.

— Не склоняй головы перед бурей! — заливался Эдди.

Неожиданно Артура осенило. Он подошел к пульту управления.

— А почему бы не включить невероятностную тягу?

— Ты, верно, спятил, парень! — стараясь перекрыть шум, ответил Зафод. — Если ее не запрограммировать, знаешь, что может быть?

— Какая разница? — прокричал Артур.

— В сердце надежды храни огонек…

— Так кто-нибудь объяснит, почему нельзя включить невероятностную тягу? — истерически закричала Триллиан.

— И никогда не будешь одинок… Пять секунд. Я счастлив, что узнал вас, друзья! И никогда-а-а… не будешь… одино-о-ок!

— Я спрашиваю, — завопила Триллиан, — кто-нибудь… Потом все исчезло в адском грохоте и умопомрачительной вспышке.

Глава 18.

А потом корабль продолжил полет с резко изменившимся и, надо отметить, весьма симпатичным интерьером. Рубка управления значительно увеличилась в размерах и переливалась нежными пастельными тонами голубого и зеленого. Из пышного куста папоротника уходила ввысь спиральная лестница, никуда, собственно, не ведущая, а рядом с большими солнечными часами стоял в гранитной оправе главный компьютерный терминал. Хитроумно расположенные источники света и зеркала создавали совершенную иллюзию бескрайнего, великолепно ухоженного субтропического парка.

— Черт побери, что случилось?! — воскликнул Зафод, развалившийся в плетеной качалке.

— Я всего лишь переключил тумблер невероятностной тяги, — робко произнес Артур, лежащий у бассейна с золотыми рыбками. — Вон там… — и указал рукой на вазу с цветами.

— Но где мы? — спросил Форд. Он сидел у подножия спиральной лестницы с приятно охлажденным Пангалактическим Грызлодером.

— Полагаю, там же, где и раньше, — ответила Триллиан как раз в тот момент, когда все зеркала внезапно показали тоскливый ландшафт Магратеи.

Зафод пулей выскочил из кресла:

— Тогда что стало с ракетами?!

Новая, поразительная картина открылась в зеркалах.

— Похоже, они превратились в горшок с петуньей, — неуверенно проговорил Форд, — и очень удивленного кашалота…

— Невероятностный фактор, — объявил Эдди, который ни чуточки не изменился, — один к восьми миллионам семистам шестидесяти семи тысячам ста двадцати восьми.

Зафод уставился на Артура.

— Что ты об этом думаешь, землянин?

— Ну, — молвил Артур, — я всего лишь…

— Отличная мысль — включить невероятностную тягу при выключенных защитных экранах! Ты спас нам жизнь, знаешь, парень?

— О, право, — смутился Артур, — пустяки.

— Пустяки? Ладно, пустяки так пустяки, — легко согласился Зафод. — Компьютер, давай на посадку.

— Однако…

— Я сказал!

Не повезло только кашалоту, который возник внезапно в нескольких милях над поверхностью планеты.

Поскольку это весьма необычное положение для кашалота, у бедного невинного создания было очень мало времени, чтобы составить картину мира, уяснить свое место в нем и осознать, что это место скоро станет вакантным.

Занимательный факт: единственной мыслью, промелькнувшей в сознании горшка с петуньей, было: «О нет, неужели опять?!» Многие уверены: если бы мы знали, почему горшок с петуньей подумал именно то, что подумал, мы бы куда глубже понимали природу мироздания.

Глава 19.

— Берем этого робота с собой? — спросил Форд. Он неприязненно смотрел на Марвина, ссутулившегося под маленькой пальмой в углу.

Зафод оторвал взгляд от зеркальных экранов с унылой панорамой поверхности Магратеи, на которой стоял корабль.

— Этого андроида-параноика? — протянул он. — Берем!

— Но что нам делать с роботом, страдающим маниакальной депрессией?

— Разве это проблема? — молвил Марвин с таким видом, будто обращался к гробу, куда только что опустили покойника. — А вот что делать, если ты действительно робот, страдающий маниакальной депрессией?

Из своей каюты вышла расстроенная Триллиан.

— Исчезли мои белые мышки! — пожаловалась она.

Выражение глубокой озабоченности и тревоги не отразилось на лицах Зафода.

— Ну и черт с ними! — сказал он.

Триллиан кинула на него яростный взгляд и вновь скрылась за дверью.

Возможно, ее слова привлекли бы больше внимания, будь общеизвестным фактом то, что по уровню умственного развития люди занимают лишь третье место на земле, а не второе, как полагают многие независимые наблюдатели.

— Добрый день, мальчики.

Голос казался смутно знакомым и в то же время чужим; в нем сквозила материнская забота. Голос прозвучал в тот момент, когда экипаж корабля собрался в шлюзовой камере.

Все изумленно замерли.

— Это компьютер, — разъяснил Библброкс. — Оказывается, у него есть аварийная запасная личность.

— Сейчас вы впервые ступите на таинственную планету, — продолжал новый голос Эдди. — Укутайтесь потеплее и не смейте трогать руками всякую гадость.

Библброкс нетерпеливо постучал по люку.

— Похоже, — посетовал он, — лучше бы мы взяли логарифмическую линейку.

— Так! — стальным тоном рявкнул компьютер. — Кто это сказал?

— Пожалуйста, открой нам люк, — вежливо попросил Зафод, стараясь держать себя в руках.

— И не подумаю, пока вы не признаетесь, — отчеканил Эдди.

— О, Боже… — Форд привалился к переборке и принялся считать до десяти. Он отчаянно боялся, что разумные формы жизни разучатся это делать, ведь только считая, люди способны выказать свою независимость от компьютеров.

— Ну же! — подстегнул Эдди.

— Компьютер… — начал Зафод.

— Я жду, — перебил Эдди. — Я могу ждать весь день, если надо.

— Компьютер… — опять начал Зафод. Он лихорадочно подыскивал какой-нибудь веский довод, чтобы сразить соперника логикой, но решил не обременять себя игрой на чужом поле. — Если ты сейчас же не откроешь люк, я раскурочу твои внутренности и запрограммирую тебя большущим топором, ясно?

Наступила тишина. Наконец Эдди, потрясенный до глубины души, тихо промолвил:

— По-моему, наши отношения оставляют желать лучшего.

И люк отворился.

Глава 20.

Пять фигурок тоскливо плелись по безжизненной равнине. Кое-где бледно-бурой, а на остальное-то и смотреть было тошно. Путники брели словно по давным-давно высохшему болоту, покрытому толстым слоем пыли.

Зафод был в подавленном настроении. Он шел в стороне от остальных и вскоре скрылся за небольшим холмом.

Пронизывающий ледяной ветер пробирал до костей и щипал глаза, от разреженного воздуха першило в горле, но Артур благоговейно озирался.

— Поразительно…

— Вонючая дыра, если хочешь знать мое мнение. Кошачий помет и то интереснее, — угрюмо сказал Форд.

Он был сильно раздражен. Из всех планет в Галактике — экзотических и кишащих жизнью — его угораздило попасть именно сюда! После пятнадцатилетнего заточения!.. Даже паршивой палатки с гамбургерами здесь днем с огнем не сыскать.

— Нет, — запальчиво восторгался Артур, — ты не понимаешь. Я впервые стою на поверхности чужой планеты! Целый неизведанный мир! Жаль только, что такой унылый…

Вскоре они подошли к Зафоду Библброксу. Тот остановился у края большой ямы — эдакого кратера ста пятидесяти ярдов в поперечнике.

— Смотрите, — сказал Зафод, указав вниз.

На дне кратера лежала разбитая туша одинокого кашалота, который прожил так мало, что не успел даже разочароваться* в жизни. Наступившую тишину нарушали лишь непроизвольные всхлипывания Триллиан.

— Хоронить его, полагаю, не надо? — пробормотал Артур и тут же пожалел об этом.

— Идем, — сказал Зафод и начал спускаться по склону.

— Что, туда? — с отвращением выдавила Триллиан.

— Да, — буркнул Зафод. — Идем, идем, я хочу вам кое-что показать.

— Мы и так видим, — содрогнулась Триллиан.

— Не это, — скривился Зафод. — Кое-что другое. Я нашел путь внутрь.

— Внутрь?! — в ужасе вскричал Артур.

— Внутрь планеты! Подземный ход. От падения кашалота своды обрушились, и сейчас мы войдем туда, куда пять миллионов лет не ступала нога ни одного живого существа, в толщу самого времени.

Марвин иронически замычал.

Брезгливо морщась, путники спустились на дно кратера, изо всех сил стараясь не смотреть на его несчастного создателя.

— Жизнь! — меланхолически произнес Марвин. — Можно ее презирать, можно не замечать, но любить?!

Зафод расчистил проход в туннель и посветил туда фонариком. Из мрачных недр повеяло затхлостью.

— Легенды гласят, что магратейцы жили большей частью под землей.

— Почему? — удивился Артур. — Поверхность была перенаселена? Или отравлена?

— Вряд ли, — пожал плечами Зафод. — Думаю, просто им здесь не очень-то нравилось.

— Ты уверен, что нам стоит туда лезть? — спросила Триллиан, нервно вглядываясь во тьму. — Мы уже пережили одно нападение.

— Послушай, детка, говорю тебе: на всей планете нас только четверо, и больше ни души. Эй, э-э… землянин!

— Артур, — напомнил Артур.

— Вот именно… Ты посторожи здесь с роботом у входа, хорошо?

— Посторожи? — переспросил Артур. — Зачем? Ведь, кроме нас, на планете никого нет.

— Просто так, знаешь, для спокойствия. Хорошо?

— Для моего спокойствия или для твоего?

— Ну и молодец. Все, идем.

Зафод, пригнувшись, скользнул в туннель, за ним последовали Триллиан и Форд.

— Чтоб вам тошно было! — в сердцах воскликнул Артур.

— Не волнуйся, — заверил его робот. — Будет.

Артур в припадке раздражения несколько раз обошел вокруг кратера, потом решил, что могила кашалота не лучшее место для прогулок, и устало опустился на землю.

Марвин окинул его выразительным взглядом и демонстративно отключился.

Зафод быстро шел по туннелю. Он был взвинчен, но виду не подавал, упрямо шагая вперед и посвечивая в разные стороны фонариком. Стены, холодные на ощупь, были выложены кафельной плиткой.

— Ну, что я вам говорил? — повторял Зафод. — Обитаемая планета Магратея.

И продолжал уверенно шагать по заваленному мусором кафельному полу.

Триллиан казалось, что она в лондонской подземке.

Время от времени на стенах вместо плитки появлялись мозаичные картины — простые строгие узоры, выполненные в ярких тонах. Триллиан остановилась и внимательно рассмотрела одну из картин, но не смогла постичь ее смысла. Она обратилась к Зафоду:

— Ты не знаешь, что означают эти странные символы?

— Полагаю, просто какие-то странные символы, — бросил Зафод, едва удостоив их взгляда.

Триллиаи пожала плечами и поспешила за ним.

Порой слева и справа открывались маленькие комнатки, заваленные компьютерным хламом. В одну из таких клетушек Форд и затащил Библброкса, чтобы спокойно поговорить. Подошла Триллиан.

— Послушай, если это Магратея…

— Ну, — перебил Зафод. — Ты голос слышал?

— Хорошо, допустим, я согласен. Но как, во имя Галактики, ты ее отыскал?! Не в атласе же звездного неба?

— Кропотливые исследования. Правительственные архивы. Сыскная работа. Несколько счастливых догадок. Ерунда!

— И ради поисков Магратеи украл «Золотое сердце»?

— Мне много чего надо искать.

— Много чего? — удивленно просил Форд. — Например?

— Не знаю.

— Что?!

— Я не знаю, что ищу.

— Почему?

— Потому… потому, что если бы знал, то, полагаю, не мог бы искать.

— Ты свихнулся?!

— Такую возможность я не исключаю, — тихо проговорил Зафод. — В конце концов я знаю о себе лишь то, что может сказать мне мой мозг в его текущем состоянии. А его текущее состояние не из лучших.

В наступившей тишине Форд смотрел на Зафода с тревогой и состраданием.

— Дружище, если хочешь…

— Нет, погоди, дай объяснить, — перебил Зафод.

— Я люблю покуролесить. Приходит в голову какая-нибудь шальная идея — а почему бы и нет? Бах, готово! Решил стать Президентом Галактики; решил украсть корабль — и дело в шляпе! Все легко, все просто… Но стоит мне остановиться и задуматься, почему я так решил, как я этого добился, — и тут же возникает сильнейшее желание прекратить об этом думать. Вот как сейчас — даже говорить трудно.

Зафод умолк, потом нахмурился и продолжил:

— Вчера ночью я вновь задумался. О том, что часть мозга у меня работает как-то неправильно, словно кто-то пользуется исключительно в личных интересах, снимает сливки, а мне об этом ни гу-гу. Не иначе, отгородили участок моего мозга и лишили меня туда доступа. «Надо проверить», — подумал я. Отправился в корабельный лазарет и подключил себя к энцефалографу. Провел все возможные тесты — ничего. Ничего неожиданного, по крайней мере. Обнаружилось, что я умен, одарен богатым воображением, легкомыслен, ненадежен, бесшабашен… Словом, все, что и так прекрасно известно. Никаких отклонений… Тогда стал я изобретать новые тесты — ничего. Попытался наложить результаты, полученные от проверки одной головы, на результаты проверки другой. Снова ничего. Наконец мне это надоело до чертиков, я плюнул и посмотрел на ситуацию через зеленый фильтр. И все стало ясно, как светлый день, — медленно проговорил Зафод. — Большой участок в обоих. моих мозжечках изолирован. Какой-то ублюдок выжег вокруг все синапсы.

Форд разинул рот, Триллиан побелела.

— Ты не представляешь, кто это сделал? И зачем?

— Зачем — можно лишь гадать. Но я точно знаю, чьих рук это дело.

— Знаешь? Откуда?

— В моих синапсах выжжены инициалы этого ублюдка. На самом видном месте.

В глазах Форда застыл дикий ужас, по телу поползли мурашки.

— Инициалы? Выжженные у тебя в мозгу?

— Да.

— Не томи же, ради Бога, что за инициалы?!

Зафод вперил в него долгий взгляд, потом медленно отвернулся.

— З.Б. — тихо обронил он.

В эту секунду сзади опустилась стальная переборка, и в камеру стал поступать газ.

— Позже я вам расскажу еще кое-что, — прохрипел Зафод перед тем, как все трое потеряли сознание.

Глава 21.

Артур нервно расхаживал по бугристой почве Магратеи.

Форд предусмотрительно оставил ему «Путеводитель по Галактике», чтобы было с чем коротать время, и Артур наугад ткнул несколько кнопок.

Надо заметить, что «Путеводитель по Галактике» по своему составу весьма неоднороден. Многие статьи попадали туда по прихоти какого-нибудь редактора, которому могло взбрести в голову что угодно.

Так Артуру случайно попалось изложение истории некоего Виита Вуурджагига, студента Максимегаланского университета. Сей перспективный молодой человек старательно изучал древнюю филологию, трансформативную этику и волновую теорию гармоничного исторического восприятия до тех пор, пока после бурной ночи в компании Зафода Библброкса, когда Пангалактический Грызло дер лился рекой, не завладело им навязчивое стремление установить судьбу исписанных за последние годы шариковых ручек.

Последовал длительный период кропотливой исследовательской работы, в течение которого он посетил крупнейшие в Галактике бюро находок шариковых ручек. В конце концов Виит Вуурджагиг представил на рассмотрение общественности элегантную теорию: в необъятном космосе наряду с мирами, где обитают гуманоиды, рептилоиды, рыбоиды, ходячие древоиды и сверхразумные оттенки цвета маренго, существует планета, заселенная исключительно шарикоручечными формами жизни. Именно туда стекаются все брошенные на произвол судьбы шариковые ручки, в то единственное место, где можно вести достойный шариковых ручек образ жизни.

В теории это, конечно, хорошо, но Виит Вуурджагиг неожиданно заявил, что он нашел искомую планету и, более того, посетил ее, в результате чего написал книгу и был посажен за неуплату налогов. Таким образом, его постигла участь тех, кто всенародно пытается строить из себя шута.

Экспедиция, в конце концов направленная по его следам, обнаружила маленький астероид, где жил старик. Старик делал вид, что ничего не знает, и лишь твердил, как заведенный, что на свете правды нет (впрочем, позднее его уличили во лжи).

Тем не менее остался открытым вопрос, кто ежегодно переводит на его счет шестьдесят тысяч альтаирских долларов; ну и, разумеется, загадка в высшей степени прибыльного дела Зафода Библброкса по торговле подержанными шариковыми ручками.

Артур отложил «Путеводитель», поднялся на гребень кратера и стал прогуливаться. Над Магратеей величественно садились два солнца. Налюбовавшись вечерней зарей, он вновь спустился на дно и разбудил Марвина, потому что лучше уж страдающий маниакальной депрессией робот, чем вообще никого.

— Приближается ночь, — сказал Артур. — Смотри, звезды на небе.

Робот покорно поднял глаза.

— Знаю, — проговорил он. — Мерзкое зрелище.

— Но каков закат! Мне и привидеться не могло… Два солнца! Будто бы потоки раскаленной лавы извергаются в космос!..

— Видали и похлестче, — презрительно бросил Марвин. — Это все ерунда.

— У меня дома только одно солнце, — продолжал Артур. — Я с Земли. Прекрасная была планета.

— С океанами?

— О да, — вздохнул Артур. — Безбрежные, голубые…

— Терпеть не могу океаны, — сообщил Марвин.

— Скажи мне, — поинтересовался Артур, — ас другими роботами ты ладишь?

— Я их ненавижу, — процедил Марвин. — Ты куда?

Артур не мог больше выдержать.

— Пойду прогуляюсь, — ответил он и, похлопывая себя руками, чтобы согреться, вышел на гребень кратера.

Ночь на безлунной Магратее опускалась очень быстро, и в сгустившейся тьме Артур едва сделал несколько шагов, как налетел на старца.

Глава 22.

Облаченный в длинную серую тогу старец стоял к Артуру спиной, созерцая, как тонут во мгле за горизонтом золотые искры. Когда он повернулся, Артур увидел его благородное лицо с утонченными чертами, изборожденное морщинами, но не лишенное доброты. Но пока старец еще не повернулся, даже не отреагировал на восклицание удивленного Артура.

Наконец последние лучи окончательно рассеялись, и старец повернулся. На его лицо падал тусклый свет, и Артур, оглядевшись, заметил поблизости маленький летательный аппарат, излучающий слабое сияние.

Старец посмотрел на Артура; в его взгляде сквозила печаль.

— Холодную ночь ты избрал для посещения нашей мертвой планеты, — молвил он.

— Кто… кто вы? — выдавил Артур.

Старец отвел взгляд, на благородное лицо легла печать грусти.

— Мое имя ничего тебе не скажет.

Казалось, что-то занимает его мысли. Артур почувствовал смущение.

— Я… вы напугали меня, — промямлил он.

Старец будто очнулся и слегка нахмурил брови.

— Ммм?

— Я говорю, вы меня напугали.

— Не тревожься, я не сделаю тебе ничего дурного.

— Он помолчал и мрачно добавил: — Вообще-то, по сути своей, я ученый.

— Вот как? — пробормотал Артур. Необычная манера поведения собеседника сбивала его с толку.

— О да, — ответил старец и вновь замолчал.

— Э, — начал Артур, — ммм…

— Что, человек, не по себе? — вежливо осведомился старец.

— Нет-нет… Хотя, собственно, да. Видите ли, мы никак не ожидали кого-нибудь здесь встретить. Я так понял, что все давно мертвы.

— Мертвы? Боже милосердный, мы всего лишь спали!

— Спали? — недоверчиво переспросил Артур.

— В связи с экономическим кризисом, — пояснил старец, явно не задумываясь, понимает ли Артур хоть слово из сказанного.

Артур был вынужден подстегнуть его.

— В связи с экономическим кризисом?

— Пять миллионов лет назад в экономике Галактики наметился спад, а мы, как тебе известно, создаем предметы, в некотором смысле, роскоши — строим на заказ планеты… — Он замолчал и посмотрел на Артура. — Тебе известно, что мы строим планеты?

— Э-э…

— Увлекательнейшее занятие! — с тоской сказал старец. — Мой конек — береговые линии. В общем, — продолжил он, стараясь подхватить нить рассказа, — разразился кризис, и мы рассудили: чего ждать впустую? Запрограммировали компьютеры, связанные с индексами цен на Галактической бирже, чтобы нас разбудили, когда дурные времена останутся позади, и… — старец подавил зевок и махнул в сторону кратера. — Это твой робот?

— Нет, — раздался высокий металлический голос со дна кратера. — Я свой собственный.

— Если это создание можно назвать роботом, — пробормотал Артур. — Скорее, электронное устройство для воплощения тоски и уныния.

— Приведи его, — велел старец, и Артур с удивлением отметил прозвучавшую в тоне решимость. Он подозвал Марвина, и тот заковылял наверх, трогательно прикидываясь хромым.

— А впрочем, — произнес старец, — лучше оставить его здесь. Ты же пойдешь со мной.

Он подал знак, и летательный аппарат медленно поплыл к ним навстречу.

Артур посмотрел на Марвина. Робот с таким же трогательным усердием повернулся, явно терзаясь адскими муками, и вновь побрел на дно кратера, горько бормоча что-то себе под нос.

— Идем! — позвал старец. — Идем же, не то будет поздно.

— Поздно? — откликнулся Артур. — Для чего поздно?

— Как твое имя, человек?

— Дент. Артур Дент.

— «Поздно» — это угроза, — сурово произнес старец, и в его мудрых усталых глазах засветилась печаль. — Лично мне угрозы никогда не давались, но я слышал, что иногда они бывают очень кстати. Прошу в машину. Мы углубимся в самые недра этой планеты, где мой народ сейчас выходит из дремоты. Магратея пробуждается.

Садясь рядом со старцем в летательный аппарат, Артур невольно поежился. Странность происходящего, безмолвное колыхание взмывшей в небо машины подействовали на него угнетающе.

— Э-э… простите, — молвил он, глядя на лицо старца, освещенное тусклым светом приборной панели, — а как ваше имя?

— Мое имя? — спросил старец, и весь его облик озарился уже знакомой внутренней печалью. — Мое имя, — произнес он, помолчав, — Слартибартфаст.

Глава 23.

Хорошо известно, что предметы и явления на самом деле не всегда такие, какими они на первый взгляд кажутся. К примеру, люди планеты Земля полагали себя много умнее дельфинов, аргументируя этот тезис своими достижениями — колесо, Нью-Йорк, войны и так далее, — в то время как дельфины только беззаботно плескались в воде. Дельфины, в свою очередь, были уверены в своем превосходстве над людьми — по тем же соображениям.

Любопытно, что дельфины давно знали о нависшей над Землей угрозе уничтожения и неоднократно пытались предупредить человечество. Однако все их сообщения ошибочно истолковывались как игра с мячом или прочие дельфиньи шалости, поэтому в конце концов они плюнули и незадолго до прибытия вогонов покинули Землю своим собственным способом.

Самое последнее сообщение дельфинов было признано человечеством как особо изящный прыжок с кувырком через кольцо с одновременным высвистыванием гимна США. В действительности же послание гласило: «Всего доброго, и спасибо за рыбу!».

Были на Земле существа и поумнее дельфинов, но большую часть времени они проводили в биологических лабораториях, ставя пугающе элегантные и изощренные эксперименты на людях. То, что люди, естественно, совершенно ошибочно истолковывали характер их отношений, полностью отвечало планам этих существ.

Глава 24.

Аппарат бороздил студеную ночь, его пассажиры были погружены в свои думы. Затем вдали появился крохотный огонек, который так быстро рос в размерах, что Артур только сейчас понял, с какой огромной скоростью они летят. Аппарат клюнул носом и помчался вниз с явным курсом на столкновение. Артур испуганно вскрикнул и едва успел вздохнуть, но все уже было позади. Их окружало безумное серебристое мерцание. Артур повернулся и увидел стремительно удаляющееся черное пятнышко. Через несколько секунд он понял, что произошло: машина нырнула в подземный туннель.

Артур в ужасе закрыл глаза.

Через какой-то промежуток времени, оценить который он и не пытался, скорость аппарата стала уменьшаться. Они постепенно останавливались.

Артур открыл глаза. Аппарат висел в небольшой металлической камере, где сходились еще несколько туннелей. В противоположном конце камеры виднелся круг тусклого раздражающего света. Свет был раздражающим, потому что выкидывал какие-то фокусы: все время расплывался в глазах, и нельзя было сказать, далеко он или близко. Артур предположил (совершенно ошибочно), что это ультрафиолет.

— Землянин, — торжественно произнес Слартибартфаст, — мы находимся в самом центре Магратеи.

— Как вы узнали, что я землянин? — спросил Артур.

— Многое станет тебе ясным, — загадочно молвил старец. — По крайней мере, — добавил он с долей сомнения, — понятнее, чем сейчас. Я должен предупредить, что место, куда мы вскоре попадем, строго говоря, вовсе не в недрах нашей планеты. Оно слишком велико. Мы воспользуемся гиперпространственными воротами. Возможно, это не пройдет для тебя незамеченным.

Артур нервно хмыкнул.

Слартибартфаст коснулся какой-то кнопки и доверительно произнес:

— Лично у меня душа уходит в пятки. Держись!

Аппарат ринулся прямо в круг света, и внезапно Артур четко представил себе, как выглядит бесконечность.

На самом деле это была не бесконечность. Сама бесконечность выглядит довольно скучно и заурядно.

Камера, в которую попал аппарат, была отнюдь не бесконечной, а просто очень, очень большой, такой большой, что создавала впечатление бесконечной куда успешнее, чем сама бесконечность.

Гигантская стена, совершенно плоская (лишь точнейшие лазерные измерения установили бы ее исчезающе малую кривизну), образовывала внутреннюю поверхность пустотелой сферы трех миллионов миль в поперечнике, сферы, залитой невообразимым светом.

— Добро пожаловать! — объявил Слартибартфаст, когда крошечная точка мчащегося с бешеной скоростью летательного аппарата вползла в умопомрачительную сферу. — Добро пожаловать в наш сборочный цех. Здесь мы строим планеты.

— Вы хотите сказать, — с трудом выдавил из себя Артур, — что снова начинаете это занятие?

— Нет, Боже упаси! — воскликнул старец. — Галактика еще недостаточно богата. Мы проснулись, чтобы выполнить всего один необычный заказ для… для особых клиентов из другого измерения. Возможно, это тебя заинтересует. Смотри.

Артур проследил, куда указует перст старца, и разобрал вдали некую висящую конструкцию. В этот миг сверкнула яркая вспышка, и высветился шар с до боли знакомыми очертаниями. Лишившись дара речи, Артур завороженно молчал, и самые дикие мысли лихорадочно носились в его голове, пытаясь найти место, где можно отдохнуть и привести себя в порядок.

Какая-то часть его сознания твердила, что он прекрасно знает этот шар и понимает значение очертаний, в то время как другая часть с полным основанием отказывалась воспринимать эту идею и запрещала даже думать о ней.

Еще одна вспышка, и сомнений не осталось.

— Земля… — прошептал Артур.

— Точнее, Земля-2, — бодро сообщил Слартибартфаст. — Мы выполняем по старым чертежам второй экземпляр.

— Вы хотите сказать, — медленно проговорил Артур, — что моя Земля была… сделана?

— Разумеется, — ответил Слартибартфаст. — Не доводилось бывать в местечке… кажется, оно называлось Норвегия?

— Нет, — произнес Артур, — не доводилось.

— Жаль, — сказал Слартибартфаст. — Перед тобой автор ее береговых линий. Между прочим, приз получил. Я ужасно расстроился, услышав об уничтожении Земли.

— Вы расстроились?!

— Да. Хотя бы на пять минут позже, и уже не так обидно… Мыши были в ярости.

— Мыши — в ярости?.. Ну да, так же, как и собаки, кошки, утконосы…

— Разве можно сравнивать? Они же не платили!

— Послушайте, — взмолился Артур, — по-моему, мы сэкономим уйму времени, если я сойду с ума прямо сейчас.

На секунду в летящей машине воцарилось неловкое молчание. Потом старец терпеливо принялся объяснять:

— Землянин, вашу планету заказали, оплатили и контролировали мыши. Она была уничтожена за пять минут до достижения цели, ради которой ее построили. Теперь нам приходится начинать все заново.

Артур воспринял лишь одно слово.

— Мыши? — повторил он. — Прошу прощения, мы говорим о маленьких, серых, помешанных на сыре зверьках? О тех, на кого визжат, стоя на столах, женщины из телекомедий начала шестидесятых?

Старец вежливо кашлянул.

— Землянин, мне порой трудно разобраться в во твоей манере излагать мысли. Не забывай: я пять миллионов лет спал в недрах планеты Магратея и мало что знаю о телекомедиях начала шестидесятых. Создания, которых вы зовете мышами, вовсе не такие, какими они вам кажутся. Вы замечаете лишь, так сказать, отпечаток в нашем измерении огромных сверхразумных панпространственных существ. — Старец замолчал и участливо добавил: — Боюсь, они ставили на вас опыты.

Артур глубоко задумался. Потом его лицо прояснилось.

— Тут явное недоразумение. Понимаете, это мы ставили на них опыты. Бихевиоризм, Павлов и прочее… Мыши проходили всякие тесты, учились звонить в колокольчик, бегали в лабиринтах. На поведении мышей мы изучали…

Голос Артура затих.

— Такая изощренность… — проговорил Слартибартфаст. — Поневоле можно прийти в восхищение. Как еще лучше замаскировать истинные цели? Внезапно пройти лабиринт не в том направлении, съесть не тот кусок сыра, неожиданно умереть от миксоматоза… Неподражаемое хитроумие! Видишь ли, землянин, вы и ваша планета являлись, в сущности, органическим компьютером, десять миллионов лет выполняющим исследовательскую программу. Впрочем, расскажу все по порядку. Это займет немного времени.

— Время, — тихо проронил Артур. — Вот уж с чем, а со временем у меня пока хлопот нет.

Глава 25.

У жизни, разумеется, много непознанных сторон, но, пожалуй, чаще других встают вопросы типа: «Почему люди рождаются?», «Почему умирают?» и «Почему стремятся в этом промежутке носить электронные часы?».

Миллионы лет назад неким сверхразумным панпространственным существам (чье физическое проявление в их собственной панпространственной Вселенной несильно отличалось от нашего) эти вопросы так надоели, что они решили раз и навсегда разобраться в смысле жизни.

С таковой целью они построили колоссальнейший суперкомпьютер, который был настолько разумен, что еще до полного объединения банков памяти начал с тезиса: «Я мыслю, следовательно, существую» — и логически вывел необходимость рисового пудинга и подоходного налога, прежде чем его успели отключить.

Компьютер был величиной с небольшой город.

Пульт управления располагался в специально возведенном здании в особом кабинете, окна которого выходили на обсаженную с трех сторон деревьями площадь.

В день Великого Включения в кабинет вошли два строго одетых программиста. Они отдавали себе отчет в торжественности момента, но вели себя хладнокровно и с достоинством: степенно сели за стол, открыли свои чемоданчики и достали записные книжки в кожаных переплетах.

Их звали Ланквилл и Фук.

Несколько секунд они благоговейно молчали. Затем Ланквилл, взглянув на Фука, подался вперед и коснулся маленькой черной клавиши.

Едва слышное гудение свидетельствовало о том, что гигантский компьютер заработал наконец в полную силу. А через миг он обратился к программистам зычным голосом:

— Я, Пронзительный Интеллектомат, второй по грандиозности компьютер во всей Вселенной пространства времени, желаю знать: какая труднейшая задача вызвала меня к жизни?

Ланквилл и Фук с удивлением переглянулись.

— Твоя задача, о, Компьютер… — начал Фук.

— Нет, постой-ка, — обеспокоенно перебил Ланквилл. — Мы определенно конструировали компьютер, не имеющий себе равных, и удовлетворимся только самым лучшим! Ответь, разве ты не величайший и мощнейший компьютер всех времен?

— Я назвал себя вторым по грандиозности! — провозгласил Пронзительный Интеллектомат. — И таков я есть.

Программисты вновь обменялись тревожными взглядами. Ланквилл прочистил горло.

— Тут, должно быть, какая-то ошибка, — сказал он. — Разве ты не превосходишь даже Неохватный Гаргантюмозг Максимегалона, который за миллисекунду сосчитывает все атомы в звезде?

— Неохватный Гаргантюмозг? — произнес Пронзительный Интеллектомат с нескрываемым презрением.

— Простые счеты, не заслуживающие упоминания.

— И разве ты не лучший аналитик, — порывисто подался вперед Фук, — чем Хитроумный Мыслитель из Седьмой галактики Света и Откровения, который может вычислить траекторию каждой песчинки на всем протяжении пятинедельной песчаной бури на Бете-Даграбада?

— Пятинедельная песчаная буря? — насмешливо переспросил компьютер. — Что за вопрос для того, кому известны векторы атомов Большого Взрыва! Не унижайте меня сравнением с карманным калькулятором!

Программисты на миг пристыженно замолкли, а потом Ланквилл вновь вопросил:

— И разве ты не переспоришь даже такого отчаянного спорщика, как Гиперболический Всеведущий Полемист с Цицероникуса-12, сладкоречивый и неутомимый?

— Гиперболический Всеведущий Полемист, — отчеканил компьютер, — может уговорить артурианского мегаосла отбросить все четыре копыта, но только я способен подбить его после этого на прогулку.

— Так в чем же дело? — вскричал Фук.

— Ни в чем, — сказал Пронзительный Интеллектомат. — Просто я второй по величию компьютер во всей Вселенной пространства-времени.

— Почему же второй? — не унимался Ланквилл. — Уж не имеешь ли ты в виду Мультиизвилинного Потнохитрона? Или Семипядного Умномета? Или…

Презрительные огни зажглись на терминале компьютера.

— Я и думать не думаю об этих кибернетических простаках! — взревел он. — А говорю не о чем ином, как о компьютере, который грядет после меня!

Фук тяжело вздохнул и посмотрел на Ланквилла.

— Может, оставим это и обратимся к нему с тем вопросом, ради которого его создали?

— Что ж, — программисты пожали плечами и собрались с силами. — О, Пронзительный Интеллектомат! Мы создали тебя с одной лишь целью: чтобы ты сообщил нам… — Ланквилл перевел дух. — …Ответ!

— Ответ? — повторил компьютер. — Какой ответ?

— Смысла жизни! — страстно воскликнул Фук.

— Вселенной! — страстно воскликнул Ланквилл.

— И Всего Остального! — вскричали они дуэтом.

Сверхкомпьютер задумался.

— Сложно, — наконец проронил он.

— Но ты можешь это сделать?'

Вновь наступила исполненная значения тишина.

— Да, — молвил он. — Могу.

— И ответ есть? — задыхаясь от волнения спросил Фук.

— Простой ответ? — добавил Ланквилл.

— Да, — сказал компьютер. — Жизнь, Вселенная и Все Остальное… Ответ есть. Однако, — прибавил он, — мне придется подумать.

Торжественность момента была нарушена самым неожиданным образом. Дверь распахнулась, и в кабинет ворвались двое разгневанных мужчин в выцветших синих робах Круксуанского университета. Они яростно отбивались от пытающихся их задержать служащих.

— Мы требуем, чтобы нас впустили! — вскричал младший, отпихивая локтем хорошенькую секретаршу.

— Вы не имеете права нас задерживать! — вскричал старший, выталкивая за дверь помощника программиста.

— Мы требуем, чтобы вы не имели права нас задерживать! — надрывался младший, хотя никто его уже не задерживал.

— Кто вы такие? — встав, грозно спросил Ланквилл. — Чего хотите?

— Я Маджиктиз! — заявил старший.

— А я требую, что я Врумфондель! — заорал младший.

Маджиктиз повернулся к Врумфонделю.

— Все в порядке, — с досадой бросил он. — Тебе нет нужды этого требовать.

— Ну у вас и порядки! — тут же отозвался Врумфондель, молотя кулаками по столу. — Я Врумфондель, и это не требование, а научный факт. Мы требуем научных фактов!

— Нет, не требуем! — раздраженно воскликнул Маджиктиз. — Именно этого мы и не требуем!

— Чего угодно, только не фактов! — едва переведя дух, закричал Врумфондель. — А требуем мы как раз полного отсутствия научных фактов. Я требую, что я либо Врумфондель, либо нет!

— Но кто вы такие, черт побери?! — не выдержал Фук.

— Мы, — ответил Маджиктиз, — философы.

— А может, и нет, — зловеще сказал Врумфондель, погрозив программистам пальцем.

— Философы, философы, — заверил Маджиктиз.

— Мы находимся здесь в качестве полномочных представителей Объединенного союза философов, мудрецов и титанов мысли. Мы требуем, чтобы эту машину немедленно выключили!

— А в чем дело? — спросил Ланквилл.

— Я вам скажу, — пообещал Маджиктиз. — В разделении функций, вот в чем дело!

— Мы требуем, — взревел Врумфондель, — что дело, возможно, в разделении функций!

— Пускай машины занимаются вычислениями, — предупредил Маджиктиз, — а уж о Вечном и Непреходящем позаботимся мы! Согласно закону, поиски Абсолютной Истины — наша прерогатива. А если проклятая машина действительно найдет ее? Мы же лишимся работы. Иначе говоря, какой смысл ночи напролет спорить о существовании Бога, если эта поганая железяка к утру выдаст номер его телефона?

— Верно! — заорал Врумфондель. — Мы требуем жестко установленных границ Сомнения и Неопределенности!

Неожиданно зычный голос потряс комнату.

— Не угодно ли выслушать мое мнение?

— Мы объявим забастовку! — завопил Врумфондель.

— Правильно! — поддержал Маджиктиз. — Еще узнаете, чем пахнет всеобщая забастовка философов!

— Я лишь хотел сказать, — оглушающе взревел компьютер, — что все мои цепи заняты сейчас поисками ответа на Основной Вопрос Жизни, Вселенной и Всего Остального. — Он замолчал и, удостоверившись, что владеет вниманием безраздельно, тихо продолжил: — Но на такую программу понадобится некоторое время.

Фук нетерпеливо взглянул на часы.

— Сколько же?

— Семь с половиной миллионов лет, — произнес пронзительный Интеллектомат.

Ланквилл и Фук мигнули и дружно воскликнули:

— Семь с половиной миллионов лет!

— Я ведь сказал, что мне придется подумать, не так ли? Но главное вот в чем: такая исполинская задача, такой исполинский размах неизбежно вызовут шумиху в печати, привлекут всеобщий интерес к философии в целом. У каждого появится своя собственная точка зрения на то, к какому ответу я в конце концов приду. И пока вы будете спорить друг с другом, считайте, что ваше дело в шляпе.

Философы переглянулись.

— Светлая голова! — восхищенно прошептал Мад-жиктиз.

Они повернулись на носках и вышли за дверь навстречу такой жизни, которая не могла им привидеться и в самых смелых мечтаниях.

Глава 26.

— Занимательная история, — признал Артур, когда Слартибартфаст закончил повествование. — Но я никак не возьму в толк, какое все это имеет отношение к Земле и мышам.

— Ты выслушал лишь начало, — молвил старец. — Если хочешь знать, что произошло семь с половиной миллионов лет спустя, в день Великого Ответа, изволь пройти в мой кабинет. Там ты сможешь лично пережить все события, запечатленные на ленте. А пожелаешь — можешь ступить на поверхность Земли-2. Правда, мы еще не закончили: надо закопать скелеты динозавров и…

— Нет, спасибо, — покачал головой Артур, — не хочу. Это будет совсем не то.

— Что верно, то верно, — согласился старец и, развернув летательный аппарат, направил его к громадной стене.

Глава 27.

В кабинете Слартибартфаста царил кавардак, словно после оргии в публичной библиотеке. Старец нахмурился, увидев этот хаос.

— Очень неприятно, — сказал он. — Полетел диод в одном из компьютеров жизнеобеспечения. Попробовали оживить уборщиц, а они, оказывается, мертвы уже тридцать тысяч лет. Кто уберет их тела, хотел бы я знать… Садись, сейчас я тебя подключу. — Старец указал Артуру на стул, сделанный, казалось из ребер стегозавра.

— Он сделан из ребер стегозавра, — пояснил Слартибартфаст, выуживая из-под грозно накренившейся бумажной кипы какой-то оголенный проводок. — Ну, наконец! Возьми!

Едва Артур взял проводок, как воспарил, словно птица.

Он летел где-то в небесах, совершенно невидимый для самого себя. Под ним лежала красивая, обрамленная деревьями городская площадь, до самого горизонта тянулись светлые изящные постройки, не первой, однако, молодости, — на многих виднелись трещины и дождевые потеки. Сейчас, впрочем, светило яркое солнце, листву весело колыхал легкий ветерок, а странное ощущение, что весь город тихонько гудит, было вызвано, очевидно, толпами радостных возбужденных людей, заполнившими площадь и прилегающие улицы. Играл оркестр, бились на ветру красочные стяги, везде царила атмосфера большого праздника.

Артуру было очень тоскливо торчать где-то в воздухе, наблюдая за всеобщим весельем, но не успел он как следует об этом подумать, как, перекрывая все шумы, над площадью раскатился голос.

На разукрашенной трибуне перед большим зданием появился человек с мегафоном.

— О, ждущие речений Пронзительного Интеллектомата! — провозгласил он. — Достойные потомки замечательных ученых мужей Врумфонделя и Маджиктиза! Время Ожидания подошло к концу!

Толпа взорвалась радостными криками, закачались флаги и транспаранты. Узкие улицы казались опрокинутыми на спину сороконожками, отчаянно шевелящими в воздухе всеми лапками.

— Семь с половиной миллионов лет наш народ жаждал Великого Дня Просвещения! — продолжал человек с мегафоном. — Дня Ответа!

Толпа безумствовала.

— Никогда более, — вскричал оратор, — никогда более не проснемся мы поутру с мыслью «Кто я такой? В чем смысл моего существования? Изменится ли что-нибудь в космическом масштабе, если я не пойду на работу?» Сегодня мы наконец раз и навсегда узнаем простой и ясный ответ на все эти маленькие, но не дающие покоя загадки Жизни, Вселенной и Всего Остального!

Артур почувствовал, что плывет над всеобщим ликованием, спускаясь к одному из окон здания за трибуной. Потом, пережив миг паники, он прошел сквозь толстое стекло, словно того и в помине не было.

Кабинет выглядел точно так, как его описал Слартибартфаст, только ковры малость выцвели. На протяжении семи с половиной миллионов лет за ним заботливо ухаживали и примерно раз в столетие убирали. Два строго одетых человека важно восседали за огромным столом, на котором возвышался терминал компьютера.

— Время настало, — промолвил один из них, и Артур с удивлением увидел, как прямо из воздуха над его головой возникла надпись «ЛУНКУАЛ». Надпись замигала и потухла. Не успел Артур опомниться, как заговорил второй человек, и у его головы возникло слово «ПФОУК».

— Семьдесят пять тысяч поколений назад наши предки запустили эту программу, и нам выпала честь вновь услышать голос Пронзительного Интеллектомата.

— Просто уму непостижимо, Пфоук, — согласился первый, и Артур внезапно понял, что смотрит фильм с субтитрами.

— Огромная честь узнать ответ на Великий Вопрос Жизни!..

— Вселенной!..

— И Всего Остального!

— Тсс! — благоговейно прошептал Лункуал. — По-моему, он сейчас заговорит.

В наступившей тишине на необъятной панели медленно начали загораться огни, родился едва слышный гул.

— Доброе утро, — произнес компьютер.

— Э… доброе утро, Пронзительный Интеллектомат! — нервно сказал Лункуал. — Ты… з-э…

— Готов ли ответ, вы хотите спросить? — величаво перебил компьютер. — Да.

Двое за столом задрожали от волнения.

— Простой и ясный? — выдохнул Пфоук.

— Простой и ясный, — подтвердил компьютер.

— На Великий Вопрос Жизни, Вселенной и Всего Остального?

— Да.

— И ты можешь сообщить его нам?

— Да.

— Прямо сейчас?

— Прямо сейчас.

Двое за столом облизнули пересохшие губы.

— Хотя я не думаю, — прибавил компьютер, — что он вам понравится.

— Неважно! — вскричал Пфоук. — Мы должны знать! Немедленно!

— Хорошо, — промолвил компьютер и замолчал. Пфоук и Лункуал лихорадочно дрожали. Волнение было невыносимым.

— Он вам в самом деле не понравится, — предупредил Пронзительный Интеллектомат.

— Говори!

— Хорошо, — сказал он. — Ответ на Великий Вопрос…

— Сорок два, — с бесконечным спокойствием сообщил компьютер.

Глава 28.

В комнате долго стояла тишина.

Краем глаза Пфоук видел за окном море напряженных ожидающих лиц.

— Нас линчуют, — прошептал он.

— Вы задали мне трудную задачку, — кротко пояснил компьютер.

— Сорок два?! — завопил Лункуал. — И это все, что ты можешь нам сказать после семи с половиной миллионов лет работы?

— Я убежден в правильности ответа, — холодно отрезал компьютер. — По правде говоря, — прибавил он, смягчившись, — дело, я думаю, в том, что вы никогда, собственно, не задумывались, в чем состоит этот вопрос.

— Как?!.. Великий Вопрос Жизни, Вселенной и Всего Остального!

— Да, но как все-таки он формулируется? — настаивал Интеллектомат.

Лункуал и Пфоук ошарашенно глядели друг на друга.

— Ну, знаешь ли, это же ясно, ну… — пролепетал Пфоук.

— Именно! — воскликнул компьютер. — Вот когда будете знать вопрос, тогда поймете и ответ.

— Потрясающе, — проговорил Пфоук, украдкой вытирая слезу.

— Ну хорошо, хорошо, — раздраженно бросил Лункуал. — Можешь ты нам просто назвать вопрос?

— Великий Вопрос?

— Да!

— Жизни, Вселенной и Всего Остального?

— Да!

Интеллектомат задумался.

— Сложно, — наконец проронил он.

— Но ты можешь?! — вскричал Лункуал.

Вновь наступила исполненная значения тишина.

— Нет! — твердо произнес компьютер.

Пфоук и Лункуал, пораженные, застыли.

— Но я скажу вам, кто может, — продолжил компьютер.

Пфоук и Лункуал резко вскинули головы.

— Кто? Скажи!

По спине Артура, которой сейчас не было, поползли мурашки, когда он заметил, что медленно, но неумолимо движется к пульту. По счастью, через секунду стало ясно: это таинственный оператор всего-навсего сделал наезд для пущего драматизма.

— Компьютер, который грядет после меня, — торжественно объявил Пронзительный Интеллектомат. — Его параметры я не достоин даже вычислять. И все же я создам его для вас. Создам компьютер, который сформулирует Вопрос к Великому Ответу, компьютер столь бесконечно сложный, что сама органическая жизнь станет его составной частью, и ваш народ примет новое обличье и войдет в компьютер, чтобы управлять его программой, рассчитанной на десять миллионов лет. И дам я ему имя. И нареку я его… Земля.

— Какое скучное название, — проговорил Пфоук, и по всему его телу пошли трещины. Лункуал тоже внезапно треснул. Потолок вспучился, стены прогнулись и рассыпались…

Слартибартфаст стоял перед Артуром, сжимая в руке оголенный проводок.

— Конец записи, — объяснил он.

Глава 29.

— Зафод! Очнись!

— Мммм?

— Давай же просыпайся!

— Ну почему не дать человеку заниматься тем, что у него хорошо получается? — посетовал Зафод и перевернулся на другой бок.

— Хочешь, чтобы я тебя стукнул? — спросил Форд.

— Это доставит тебе удовольствие? — пробормотал Зафод.

— Нет.

— Мне тоже. Тогда какой смысл? Отвяжись.

Зафод свернулся калачиком.

— Он получил двойную порцию газа, — заметила Триллиан. — Две носоглотки.

— И прекратите болтать, — попросил Зафод. — Я и так заснуть не могу. Что случилось с почвой? Она какая-то твердая и холодная.

— Потому что из золота, — сказал Форд.

Зафод вскочил на ноги и стал обозревать окрестности. До самого горизонта во все стороны расстилалась гладкая золотая поверхность. Она сияла, словно… нет, ничто во Вселенной не сияет так, как планета из чистого золота.

— Кто это сделал?! — вскричал Зафод, выпучив глаза.

— Не перевозбуждайся, — остудил его Форд. — Это всего лишь каталог.

— Кто-кто?

— Каталог, — повторила Триллиан. — Иллюзия.

— Мы с Триллиан очнулись раньше, — объяснил Форд, — и подняли страшный гвалт — обращали на себя внимание. Вот нас и поместили в планетный каталог, чтобы хоть как-то занять, пока они там готовятся. Это все запись.

— А, черт, — горько проговорил Зафод. — Ну чем мой собственный сон хуже чужого? Что там за долины?!

— Это проба, — разъяснил Форд.

— А предыдущая планета, — сказала Триллиан, — была по колено в рыбе.

— В рыбе?

— Кому что по душе.

— Мы решили, что этот мир тебе понравится, — вставил Форд.

Вокруг, куда ни посмотри, сияло море золотого света.

— Занятно, — нехотя признал Зафод.

В небе появился огромный зеленый номер по каталогу. Он замерцал, и его место занял другой. Все вокруг мгновенно изменилось.

Побережье у багряного моря было усыпано маленькими желтыми и зелеными камнями, явно драгоценными; поблизости, под игривым розовато-лиловым зонтом от солнца, стоял столик из чистого серебра. С неба падали пятьсот голых парашютисток.

Потом все вокруг мгновенно переменилось — вместо драгоценного пляжа возник весенний лужок с коровками.

— О-о! — воскликнул Зафод. — Мои бедные головы!

— Продолжим? — спросил Форд.

— Пожалуй.

Все трое сели и перестали обращать внимание на мелькающие вокруг них сцены.

— Если с моим мозгом что-то и сделано, то сотворил это я сам, — начал Зафод. — Причем сварганил это таким образом, чтобы не засветиться на правительственных контрольных тестах. А значит, я сам не должен был ничего знать об этом. Обалдеть, да?

Триллиан и Форд кивнули.

— Что же это за секрет, который я никому не мог доверить: ни Галактическому правительству, ни даже самому себе? Отвечаю: не знаю. Но я пошевелил мозгами и кое о чем, кажется, догадался. Когда я решил баллотироваться в Президенты? Вскоре после смерти Президента Йюдена Вранкса. Помнишь Йюдена, Форд?

— Ну, — ответил Форд. — Тот арктурианский капитан, с которым мы столкнулись желторотыми юнцами. Классный парень! Вспоминаю, как он дал нам конских каштанов, когда мы ворвались в его мегагрузовоз, и еще заявил, что ты самый поразительный карапуз, которого он видел.

— Этот капитан, Йюден Вранкс, оказался своим в доску, — подхватил Зафод. — Накормил нас до отвала, чем душа пожелает, самыми редкими лакомствами, конечно, конских каштанов дал, сколько хочешь, и телепортировал нас обратно. Прямо в бетельгейзскую государственную тюрьму. Мировой парень. Стал потом Президентом Галактики. — Зафод помолчал. — А незадолго до своей смерти он меня навестил.

— Да? — удивился Форд. — Ты и не заикался.

— Ага.

— Что же он сказал? Зачем он к тебе пришел?

— Он рассказал мне о «Золотом сердце». Это его идея — украсть корабль.

— Его?

— Да, — подтвердил Зафод. — А единственная возможность украсть корабль — присутствовать на церемонии запуска.

Форд сперва замер, затем громко расхохотался.

— Выходит, ты решил стать Президентом ради того, чтобы всего-навсего украсть корабль?

— Именно.,

— Но почему? — воскликнул Форд. — В чем его назначение?

— Понятия не имею, — признался Зафод. — Полагаю, если бы я четко представлял себе это, то засветился бы на контрольных тестах и не прошел в Президенты. Полагаю, Йюден поведал мне еще много такого, что надежно скрыто в моем подсознании.

— И ты намудрил со своими мозгами лишь потому, что Йюден тебе что-то такое сказал?!

— Он кого хочешь мог уговорить.

Через мгновение последняя планета из каталога растаяла, и они оказались в роскошно обставленной приемной.

— Мыши вас примут, — объявил высокий магратеец.

Глава 30.

— Теперь тебе все известно, — сказал Слартибартфаст, делая вялую попытку навести хоть какой-то порядок в своем кабинете. Он подошел к ближайшей груде, взял сверху листок, но, не найдя куда его положить, вернул на прежнее место; груда немедленно рассыпалась. — Пронзительный Интеллектомат спроектировал Землю, мы ее построили, а вы на ней жили.

— А потом пришли вогоны и уничтожили ее за пять минут до завершения программы, — не без горечи продолжил Артур.

— Да, — молвил старец, безнадежно оглядывая комнату. — Десять миллионов лет насмарку! Десять миллионов лет, землянин… Ты можешь представить себе такой огромный период времени?! — Он помолчал и добавил: — Вот вам бюрократия.

— А знаете, — задумчиво проговорил Артур, — это многое объясняет. Всю жизнь я испытывал странное беспричинное чувство, что в мире что-то происходит — что-то большое, даже зловещее — а от меня это держат в тайне.

Слартибартфаст беспечно махнул рукой:

— Совершенно нормальная паранойя. У кого ее нет?

На стене вспыхнула маленькая белая лампочка.

— Пора, — сказал Слартибартфаст. — Мыши ждут.

И открыл дверь, выжидательно глядя на Артура.

Тот в последний раз обвел взглядом комнату, посмотрел на себя, ощутил потную мятую одежду, в которой еще в четверг утром лежал в грязи перед бульдозером.

— Да, мой образ жизни вряд ли можно назвать спокойным, — прошептал он.

— Прошу прощения? — сказал старец.

— Пустяки, — ответил Артур. — Шутка.

Глава 31.

Известно, что безответственные речи порой недешево обходятся, но мало кто знает, сколь дорого!

Например, в тот момент, когда Артур сказал «Мой образ жизни вряд ли можно назвать спокойным», в пространственно-временном континиуме открылся случайный туннель, и эти слова, преодолев пучины пространства и времени, достигли некоей далекой галактики, где два воинственных народа готовились к ужасающей межзвездной резне.

Лидеры противников сошлись в последний раз выяснить все вопросы.

Убийственная тишина воцарилась за столом переговоров. Командующий вл-хургов, блистательный и гордый в парадных боевых шортах, вперил взгляд в главу г-гудвунттов, сидящего напротив на аромат ном зеленом облаке, и миллионы стремительных чудовищно мощных крейсеров готовы были по первому приказу исторгнуть электрическую смерть, что бы заставить мерзкую пахучую тварь взять назад свои слова о матери вл-хургов.

Тварь шевельнулась на облаке зловонного пара, и тут над столом переговоров разнеслись слова: «Мой образ жизни вряд ли можно назвать спокойным». К сожалению, на языке вл-хургов это звучало как само оскорбительное выражение из всех мыслимых и не мыслимых. Ничего не оставалось, как начать войн на истребление.

Разумеется, в конце концов, после нескольких тысячелетий кровавой бойни выяснилось, что все это — кошмарное недоразумение, и остатки двух флотов объединились для ведения совместных военных действий против нашей Галактики — источника, ка было установлено, оскорбительного выражения.

Много тысячелетий грозные корабли бороздил безбрежные океаны космоса и наконец с диким ревом атаковали первую попавшуюся планету (им подвернулась Земля), где в результате обидной ошибки масштабах всю боевую флотилию случайно проглотила маленькая собачонка.

Те, кто изучает сложнейшие переплетения причинно-следственных связей, говорят, что подобные вещи творятся во Вселенной постоянно и предотвратить их невозможно.

— Жизнь есть жизнь, — говорят они.

Артур и старый магратеец, совершив короткое путешествие на летательном аппарате, попали в приемную, стены которой были украшены многочисленными дипломами. Почти в ту же секунду над дверью в противоположном конце приемной вспыхнула лампочка, и они вошли в комнату.

— Артур! Ты как, нормально? — раздался голос.

— Вы? — удивленно переспросил Артур.

В комнате царил полумрак, и Артур не сразу разглядел Форда, Триллиан и Зафода, которые сидели за большим круглым столом, ломящимся от экзотических блюд, невиданных яств и странных фруктов. Каждый из них уплетал за обе щеки.

— Как вы здесь оказались?

— Ну, — сказал Зафод, вгрызаясь в нечто жареное и с костями, — сперва нас усыпили газом и вытворяли вообще бог весть что, а теперь, надо отдать должное хозяевам, потчуют вполне пристойным обедом. Угощайся, — он вытащил из горшка кусок дурно пахнущего мяса, — котлета из вегианского носорога. Вкус бесподобный, если тебе по душе носорожина.

— Хозяева? — спросил Артур. — Какие хозяева? Я не вижу никаких…

— Прошу к столу, существо с Земли, — раздался тонкий голосок.

Артур огляделся и внезапно завопил:

— На столе мыши!

Наступила неловкая пауза, которая бывает, когда кто-нибудь сморозит отчаянную бестактность. Все укоризненно смотрели на Артура. А он не сводил взгляда с двух белых мышей, сидящих в чем-то похожем на стаканчики для виски.

— О! — начиная прозревать, вздохнул Артур. — Извините, я не совсем…

— Я вас представлю, — сказала Триллиан. — Артур, это мыш Бенджи.

— Привет! — бросил один из мышей. Он тронул усиками сенсорную панель внутри стаканообразного аппарата, и тот продвинулся немного вперед.

— А это мыш Фрэнки.

— Приятно познакомиться, — сказал другой мыш и сделал то же самое.

Артур выпучил глаза.

— Но ведь…

— Правильно, — перебила Триллиан, — это те самые мыши, которых я увезла с Земли. Передай мне, пожалуйста, тарелку с протертым арктурианским мегаослом.

Слартибартфаст вежливо кашлянул.

— Прошу прощения…

— Да, благодарю вас, Слартибартфаст, — небрежно произнес Бенджи. — Можете идти.

— А… очень хорошо, — сказал старец, слегка удивившись. — Тогда я пойду, займусь своими фьордами.

— Они не понадобятся, — вмешался Фрэнки. — Похоже, новая Земля нам вообще больше не нужна.

— Он повращал маленькими розовыми глазками. — Мы нашли аборигена планеты, который находился на ней до последней секунды.

— Что? — воскликнул ошеломленный Слартибартфаст. — Как же так? Я подготовил для Африки тысячу ледников!

— Можете покататься на лыжах, — язвительно предложил Бенджи.

— Покататься на лыжах?! — вскричал старец. — Это же не ледники, а произведения искусства! Элегантно вылепленные контуры, вознесшиеся ввысь ледяные вершины, глубокие, захватывающие дух расселины! Какое святотатство: кататься на лыжах по произведению искусства!

— Благодарю вас, Слартибартфаст, — холодно отрезал Бенджи. — Вы свободны.

— Да, сэр, — процедил старец, — спасибо. Что ж, прощай, землянин, — повернулся он к Артуру. — Желаю тебе успешного образа жизни.

И, коротко всем кивнув, вышел из комнаты.

Артур проследил за ним взглядом, не зная, что сказать.

— Ну, — произнес Бенджи, — за дело.

Форд и Зафод бодро сдвинули бокалы.

— За дело! — дружно воскликнули они.

— Не понял, — грозно сказал Бенджи.

Форд огляделся.

— Простите, я подумал, что вы предлагаете тост.

Мыши засуетились в своих стаканосредствах, а потом Бенджи выдвинулся вперед и обратился к Артуру:

— Итак, существо с Земли, дело, по сути, не стоит выеденного яйца. Как вы знаете, последние десять миллионов лет мы заправляли вашей планетой, чтобы в конце концов найти этот проклятый Основной Вопрос.

— Зачем? — перебил Артур.

— Нет, об этом мы уже думали, — ответил Фрэнк.

— Он не подходит к ответу. Зачем? Сорок два… Видите, не годится.

— Я имею в виду, зачем вы ищете этот вопрос? — пояснил Артур.

— А, вот оно что. Ну, если откровенно, то в конечном счете — по привычке. Мы сыты по горло этой затеей, и от одной мысли, что из-за паршивых вогонов придется начинать все сначала, мне просто дурно становится. По счастливой случайности мы с Бенджи как раз закончили свою работу и, желая немного отдохнуть, поманипулировали малость вашими друзьями, чтобы нас доставили на Магратею.

— Здесь находятся ворота в наш собственный мир, — вставил Бенджи.

— А недавно, — продолжал его коллега, — мы получили из дома весьма заманчивое предложение — нас приглашают участвовать в пятимерных теледебатах и лекционном турне. Добавлю, что мы склонны принять его.

— Я бы за него просто ухватился, — поддакнул Зафод. — А ты, Форд?

— Еще бы, руками и ногами!

— Но мы должны иметь реальный результат, — подчеркнул Фрэнки. — То есть в идеале нам все еще нужен Основной Вопрос в той или иной форме.

Зафод наклонился к Артуру.

— Сам посуди, — доверительно начал он. — Если они просто будут сидеть в студии, безмятежные и чуть утомленные суетой и вниманием, ну и этак, знаешь лиг невзначай упомянут, что им известен Основной Вопрос Жизни, Вселенной и Всего Остального, а затем в конце концов признают, что в общем-то это сорок два, долго ли продлятся дебаты?

— Нам нужно что-то такое, что произведет впечатление, — сказал Бенджи.

— Произведет впечатление? — воскликнул Артур.

— Основной Вопрос, который должен произвести впечатление?!

— Поймите же, — терпеливо продолжал Фрэнки.

— Идеализм, чистая наука, поиски истины — все это очень хорошо, но рано или поздно, боюсь, наступает момент, когда начинаешь подозревать, что всей многомерной бесконечностью Вселенной на самом деле заправляет горстка маньяков. И если мне предстоит выбор, потратить ли еще 10 миллионов лет на установление этого факта или просто взять деньги и дать деру, то лично я не прочь поразмяться.

— Но… — безнадежно начал Артур.

— Да пойми же, землянин! — перебил Зафод. — Ты — продукт последнего поколения компьютерной матрицы. Так?

— Э…

— Следовательно, твой мозг — органическая часть заключительной стадии компьютерной программы, — объяснил Форд с раздражением человека, который вынужден разжевывать очевидное.

— Согласен? — подстегнул Зафод.

— Вроде бы… — неуверенно согласился Артур. Он никогда не чувствовал себя органической частью чего бы то ни было и считал это своей бедой.

— Иными словами, — продолжил Бенджи,' продвинув свой стаканотранспорт к Артуру, — суть вопроса, скорее всего, закодирована в структуре вашего мозга. Вот мы и хотим купить его у вас.

— Что, вопрос? — спросил Артур.

— Да! — выпалили Форд и Триллиан.

— За бешеные деньги! — торжествующе воскликнул Зафод.

— Нет-нет, — сказал Фрэнки. — Мы хотим купить мозг.

— Что?!

— В конце концов кому он нужен? — пренебрежительно заметил Бенджи.

— Я думал, вы прочитаете его мозг с помощью электроники, — сказал Форд.

— Разумеется, — согласился Фрэнки. — Но сперва его надо вынуть. Подготовить.

— Обработать, — пояснил Бенджи.

— Препарировать.

— Благодарю вас, — пробормотал Артур, в ужасе пятясь от стола.

— Но его можно заменить, — рассудительно успокоил Бенджи. — Раз уж он вам так дорог.

— Да, электронный мозг, — сказал Фрэнки. — Самый простенький.

— Простенький?! — взвыл Артур.

— Конечно, — злорадно ухмыльнулся Зафод. — Достаточно его запрограммировать, чтобы он время от времени говорил «Что?», «Я не понимаю», «Где чай?» — и разницы никто не заметит.

— Что?! — вскричал Артур, продолжая пятиться.

— Вот видишь? — просиял Зафод и тут же скривился от боли, когда Триллиан что-то сделала под столом.

— Я замечу разницу, — сказал Артур.

— Нет, — покачал головой Бенджи. — Вас запрограммируют не замечать.

Форд бросился к двери.,

— Простите, мыши, вы классные ребята, но, по-моему, мы не договоримся.

— Договоримся, договоримся! — хором сказали мыши, и вся прелесть их тонких пищащих голосков куда-то исчезла. Два стаканотранспорта с визгом взвились со стола и помчались к Артуру, а тот забился в угол, не в состоянии думать или действовать.

Триллиан схватила его за руку и потащила к двери, которую пытались открыть Форд и Зафод, но Артур был словно загипнотизирован летающими грызунами.

Вдруг дверь распахнулась, и на пороге возникла орава уродливых магратейцев, наемников мышей. Не только сами они были уродливы, но и медицинское оборудование, которое виднелось за ними, никак нельзя было назвать симпатичным.

По счастливому стечению обстоятельств, в этот момент каждое сторожевое устройство на Магратее взорвалось с оглушительным звоном.

Глава 32.

— Тревога! Тревога! — взревели динамики. — На планету сел вражеский корабль. Вооруженная группа в секторе 8А. Все на защиту! Все на защиту!

Два мыша раздраженно бегали вокруг лежащих на полу осколков своих стаканотранспортов.

— Проклятие! — бормотал Фрэнки. — Сколько шума из-за двух фунтов мозга какого-то землянина!

Его розовые глазки пылали, пушистая белая шубка ощетинилась каждым волоском.

— Теперь нам остается только придумать вопрос, — глубокомысленно повел усами Бенджи. — Изобрести правдоподобный.

— Трудно, — сказал Фрэнки и задумался. — Что это такое — желтое и опасное?

— Не пойдет, — отмел Бенджи. — С ответом не согласуется.

Они погрузились в молчание.

— Хорошо, — сказал Бенджи. — Что получится, если шесть умножить на семь?

— Нет-нет, — возразил Фрэнки, — никуда не годится. Слишком буквально.

Они вновь задумались. Наконец, Фрэнки предложил:

— Сколько путей надо пройти в жизни?

— Вот! — обрадовался Бенджи. — Это уже лучше! Многозначительно и в то же время бессмысленно. Сколько путей надо пройти в жизни? Сорок два. Великолепно! Фрэнки, ты молодец!

И они восторженно заплясали вокруг осколков своих стаканотранспортов.

А меж тем четыре путешественника, пробежавшие по коридору в поисках выхода уже с полмили, выскочили, растерянно озираясь, в огромный компьютерный зал.

— Куда теперь? — спросил Форд.

— Думаю, туда, — наугад решил Зафод и бросился направо, между компьютерными шкафом и стеной. В ту же секунду убийственный заряд энергии из смертобоя прошел перед самым его носом и опалил стену.

— Стой, Библброкс! — взревел усиленный громкоговорителем голос. — Ты окружен!

— Полиция! — прошипел Зафод и, повернувшись, присел. — Теперь куда, Форд?

— Сюда, — решил Форд, и все четверо помчались по проходу между компьютерными шкафами.

В конце прохода возникла фигура в тяжелом бронированном скафандре, грозно размахивающая короткоствольным смертобоем.

— Мы не хотим стрелять в тебя, Библброкс! — закричала фигура в скафандре.

— Я рад! — крикнул в ответ Зафод и нырнул в боковой проем между шкафами. Рядом с ним скрючились остальные.

— Их двое, — сказала Триллиан. — Сзади и спереди. Мы попались.

Внезапно оба полицейских открыли огонь, и воздух закипел от энергетических зарядов.

— Э, да в нас стреляют! — заметил Артур, свернувшись в клубок. — А я слышал, будто они не хотят в нас стрелять.

— Да, и я это слышал, — подтвердил Форд.

Зафод на секунду высунул голову.

— Эй, вы же говорили, что не хотите в нас стрелять! — крикнул он и тут же спрятался за шкаф.

Наступила тишина.

— Думаете, просто быть полицейским? — раздался обиженный голос.

— Эй, послушайте! — гаркнул Форд. — С нас вполне достаточно собственных проблем, так что со своими справляйтесь сами!

Снова наступила тишина. Затем прозвучал голос, усиленный громкоговорителем:

— Видите ли, ребята, вы имеете дело отнюдь не с узколобыми дебилами, которые двух слов связать не могут. Мы серьезные интеллигентные люди и наверняка нашли бы с вами общий язык, окажись все вместе в одной компании. Думаете, я целыми днями стреляю без разбора, а потом бахвалюсь этим в третьеразрядных кабаках, как некоторые полицейские?! Нет! Я стреляю без разбора, а потом часами изливаю душу своей подружке!

— А я пишу романы! — поддержал его второй полицейский. — Но, так как ни один из них до сих пор не опубликован, предупреждаю: я в дурном настроении!

Через долю секунды воздух вновь забурлил от разрядов энергии. Потом наступила тишина. И прозвучал голос полицейского:

— Слушай, Библброкс, и слушай внимательно!

— Почему я должен слушать? — поинтересовался Зафод.

— Потому, — заорал полицейский, — что все это будет очень интеллигентно и гуманно! Либо вы выйдете добровольно, и мы вас отделаем, однако не сильно, ибо мы убежденные противники насилия; либо нам придется к чертовой матери взорвать всю эту планету, а может, и еще парочку в придачу!

— Но это безумие! — вскричала Триллиан. — Вы не сможете этого сделать!

— Еще как сможем! — заверил полицейский. — Скажй? — обратился он к товарищу.

— О да, — отозвался тот. — Таков наш долг.

— Но почему?! — потребовала Триллиан.

— Потому что есть обязанности, которые нужно выполнять, несмотря на то, что ты просвещенный полицейский, человек широких взглядов, знающий про возвышенные чувства и душевные терзания.

Смертобои вновь стали изрыгать потоки энергии. Жара и шум были невыносимы. Компьютерный шкаф, закрывавший путников от обстрела, потихоньку плавился, струйки жидкого металла текли к их ногам.

Близился конец.

Глава 33.

Но конец не наступил, по крайней мере, в этот момент.

Внезапно обстрел прекратился, в нависшей тишине раздались какие-то сдавленные всхлипы, послышались два удара.

Путешественники посмотрели друг на друга.

— Ладно, — решил Форд. — Схожу посмотрю. — Он оглядел товарищей. — Неужели никто так и не скажет: «Нет, давай пойду я»?

Все покачали головами.

— Ну что ж, — произнес Форд и встал.

Сперва ничего не произошло. И потом ничего не произошло. Форд напряженно всматривался сквозь дым, поднимающийся от расплавленного шкафа.

Затем он осторожно шагнул вперед.

По-прежнему ничего не произошло.

В двадцати ярдах впереди сквозь дым смутно виднелось лежащее на полу тело в скафандре. В двадцати ярдах к полу приник второй полицейский. Больше никого не было видно.

Все это сильно удивило Форда.

Медленно, с опаской он стал приближаться к первому полицейскому. Тело лежало успокаивающе неподвижно, пока он приближался, и продолжало лежать успокаивающе неподвижно, когда он наступил на короткоствольный смертобой в безжизненной руке.

Форд нагнулся и подобрал оружие, не встретив никакого сопротивления.

Полицейский был мертв.

Житель Каппы Бахвалона, он дышал метаном и не мог существовать без скафандра в кислородной атмосфере Магратеи. Маленький компьютер в его ранце, управляющий системой жизнеобеспечения, судя по всему, внезапно перегорел.

Форд испытывал сильное удивление. Такие контролирующие устройства были субэфирно связаны с главным корабельным компьютером и просто не могли отказать!

Он поспешил к другому телу и обнаружил, что там произошла та же невероятная вещь.

Форд подозвал остальных. Они подошли, разделяя его удивление, но не любопытство.

— Давайте выбираться из этой дыры, — предложил Зафод. — Если то, что я ищу, здесь, то мне этого и даром не надо.

Он схватил смертобой, пальнул в ни в чем не повинный бухгалтерский компьютер и бросился в коридор. И едва не пальнул в летательный аппарат, стоящий поодаль.

Артур узнал его — это была машина Слартибартфаста.

На пульте управления лежала записка со стрелочкой вниз. Записка гласила: «Лучше всего, пожалуй, нажать эту кнопку».

Глава 34.

Аппарат со скоростью Р=17 несся по стальным туннелям, ведущим на поверхность планеты, где мертвенно-бледные сумерки отступали перед очередным рассветом.

«Р» — единица измерения скорости, которую можно было бы определить следующим образом: разумная скорость передвижения, обеспечивающая здоровье, психическое благополучие и не более чем пятиминутное опоздание. Следовательно, «Р» — величина переменная. Р=17 также не «фиксированная величина, но явно слишком большая.

Летательный аппарат вынес путешественников на поверхность, высадил их у «Золотого сердца», торчавшего на мерзлой почве, словно обглоданная кость, и стремительно унесся в обратном направлении, вероятно, по какому-то своему важному делу.

Путешественники, дрожа и ежась, смотрели на корабль.

Рядом с ним стоял другой — полицейский крейсер с Каппы Бахвалона, пузатый, ядовито-зеленый и испещренный черными надписями разной величины и степени неприветливости. Надписи информировали всех желающих о месте приписки корабля, а также о том, какому отделу полиции он принадлежит и куда подключаются силовые кабели.

Крейсер выглядел неестественно мрачным и молчаливым даже для корабля, чей экипаж погиб от удушья в подземной камере. Он производил необъяснимое, но безошибочное впечатление, что ни искры жизни не теплится в его черных недрах.

Форд чувствовал это и был до крайности удивлен: как случилось, что корабль и двое полицейских одновременно перестали функционировать?

Остальные путники тоже чувствовали это, но холод они чувствовали еще острее и, испытывая приступ отсутствия любопытства, поспешили к «Золотому сердцу».

Форд же подошел ближе к бахвалонскому крейсеру. По пути он едва не упал, споткнувшись о робота, распростертого лицом вниз на мерзлой земле.

— Марвин! — воскликнул Форд. — Ты что здесь делаешь?

— О, только, пожалуйста, не считайте своим долгом обращать на меня внимание, — послышался приглушенный голос.

— Как ты себя чувствуешь?

— Я расстроен и угнетен.

— Но что случилось?

— Не знаю, — ответил Марвин. — Смотря где.

— Почему, — начал Форд и присел на корточки, ежась от холода, — почему ты лежишь лицом в грязи?

— Это отвечает моему настроению, — объяснил Марвин. — Не надо делать вид, будто вы хотите со мной разговаривать. Я знаю, вы меня ненавидите.

— С чего ты взял?

— Ненавидите, да. Меня все ненавидят. Так устроена Вселенная. Стоит мне заговорить с кем-то, как меня начинают ненавидеть. Даже роботы ненавидят меня. Бросьте меня здесь, зачем возиться с роботом.

Марвин мученически поднялся и застыл, мрачно глядя в сторону.

— И этот корабль ненавидел меня, — удрученно выдавил он, указывая на полицейский крейсер.

— Этот корабль? — оживился Форд. — Что с ним произошло, ты не знаешь?

— Он ненавидел меня, потому что я с ним заговорил.

— Заговорил? — возбужденно воскликнул Форд.

— То есть как, «заговорил»?

— Очень просто. Меня охватила жуткая тоска. Я подключился к его компьютеру и подробно изложил ему свои взгляды на Вселенную.

— И что случилось? — напряженно спросил Форд.

— Он покончил самоубийством, — с унынием сказал Марвин и поплелся к «Золотому сердцу».

Глава 35.

В ночь, когда «Золотое сердце» торопилось оставить как можно больше световых лет между собой и туманностью Лошадиная Голова, Зафод Библброкс возлежал в рубке под пальмой, пытаясь вправить себе мозги усиленной дозой Пангалактического Грызлодера; Форд и Триллиан в тихом уголке обсуждали жизнь и связанные с ней вопросы, а Артур удалился к себе и лег в постель, чтобы посмотреть фордовский экземпляр «Путеводителя по Галактике».

На глаза ему случайно попалась следующая запись:

«Каждая цивилизация в своем развитии неминуемо проходит три четко различные стадии — Выживания, Любопытства и Изощренности, известные иначе под названием Как, Почему и Где.

Например, первая из них характеризуется вопросом: «Как нам поесть?», вторая вопросом: «Почему мы едим?» и третья: «Где бы нам лучше поужинать?».

Не успел Артур прочитать дальше, как заработала внутренняя корабельная связь.

— Эй, землянин, проголодался? — спросил Зафод.

— Пожалуй, я не прочь подкрепиться, — ответил Артур.

— Тогда держись, парень! — сказал Зафод. — Мы заморим червячка в ресторане «На Краю Вселенной».

Глава 36.

Капитан Простатник Джельц повернул свое громоздкое омерзительное тело, втиснутое в покрытое липкой слизью креслице, и уставился на экран: там радарами высвечивалось изображение самого красивого, самого совершенного космического корабля Вселенной — звездолета «Золотое сердце». Впрочем, достоинства «Золотого сердца» оставляли капитана вогонского корабля равнодушным. Эстетика и техника в равной степени были для него книгами за семью печатями. Еще меньше занимал Джельца тот факт, что на борту «Золотого сердца» находится экс-Президент Галактики Зафод Библброкс, за которым охотилась вся галактическая полиция. У капитана были дела поважнее.

Джельц удовлетворенно хрюкнул.

— Компьютер, — пробурчал он гнусным голосом, — соедини меня с моим психиатром.

На экране появилось лицо Гэга Полгнома. Он улыбался. Еще бы: от вогона, которого он вынужден был лицезреть, его отделяли десять световых лет. В улыбке Гэга сквозила легкая ирония. Хотя Джельц и называл его своим личным психиатром, на самом деле именно Полгном пользовался услугами капитана и платил ему огромные деньги за весьма грязную работу.

— Приветствую вас, капитан. — сказал Гэг Полгном. — Как мы сегодня себя чувствуем?

Капитан сообщил, что за последние несколько часов в ходе боевых учений он уничтожил почти половину своего экипажа.

— Что ж, — сказал Полгном, — такое поведение мне представляется вполне нормальным для вогона. Естественный и полезный для здоровья выход агрессивных инстинктов в форме вспышек бессмысленной ярости.

— Да-a, вы всегда так говорите! — недовольно проревел вогон.

— Что ж, — сказал Полгном, — такое поведение мне представляется вполне нормальным. Превосходно, мы оба находимся сегодня в психически сбалансированном состоянии. А теперь скажите, как выполняется поставленная задача?

— Корабль обнаружен.

— Отлично, — сказал Полгном, — отлично! Кто на борту?

— Землянин.

— Прекрасно. Кто еще?

— Женщина с той же планеты.

— Очень хорошо. Еще кто-нибудь?

— Форд Префект, вы его знаете.

— Это все?

— Зафод Библброкс.

Улыбка дрогнула на лице Полгнома.

— Увы, я так и предполагал. Весьма прискорбно.

— Ваш близкий друг? — спросил вогон. Когда-то он слышал такое словосочетание, и сейчас представился случай его употребить.

— Библброкс — один из самых выгодных моих клиентов. Букет его личностных проблем — мечта любого психоаналитика. Но — к делу. Вы готовы действовать?

— Готов.

— В таком случае немедленно уничтожьте звездолет.

И Гэг Полгном исчез с экрана.

Капитан Джельц нажал на кнопку внутренней связи и скомандовал остаткам экипажа:

— Приготовиться к атаке!

В этот момент Зафод Библброкс изрыгал громкие проклятия в своей каюте. Два часа назад он объявил, что они отправляются перекусить в ресторан «На Краю Вселенной», после чего вдрызг разругался с бортовым компьютером и заявил, что сам на клочке бумаги сможет рассчитать факторы невероятности. Окончательно потеряв терпение и сломав карандаш, он ощутил чудовищный голод.

— Вошь астероидная! — рычал он, комкая бумагу.

В каюту влетел Форд Префект.

— Вогоны! — объявил он.

Немногим ранее Артур Дент покинул свою каюту в поисках чашки чая. В это предприятие он пустился со слабой надеждой на успех, ибо знал, что единственным источником горячих напитков на борту был нутримат — погрязший в невежестве автоматический синтезатор пищи. Хвастливо заявляя о своей способности приготовить любой напиток с учетом вкуса и особенностей обмена веществ клиента, он тем не менее неизменно подавал Артуру пластмассовую чашку с жидкостью, которая разительно, однако не на все сто, отличалась от чая.

— Послушай, — сказал Артур синтезатору, швырнув в мусорный ящик шестую чашку с напитком, — почему ты упорно наливаешь мне эту гадость?

— Высокая питательность и приятный вкус — таков наш девиз! — бубнила машина. — Пейте и наслаждайтесь!

— Да это рвотное!

— Если наш напиток пришелся вам по вкусу, — продолжала машина, — почему бы не предложить чашечку вашим друзьям?

— Потому, — ответил Артур, — что я не хочу их потерять. Попробуй, наконец, уяснить, что от тебя требуется. Слушай и не перебивай.

Артур уселся поудобнее и начал. Он рассказал автомату об Индии, он рассказал ему о Китае, он рассказал ему о Цейлоне. Об узорчатых листьях, что впитывают жаркие лучи тропического солнца. О серебряных заварочных чайниках. О прелести летних неспешных бесед на лужайке у дома. О том, как важно наливать в чашку сначала молоко, а потом чай.

— Это все? — спросил нутримат, когда Артур замолчал.

— Все, — сказал Артур. — Все, что мне нужно.

— Вам нужны сушеные листья, вываренные в кипятке?

— Да. Но с молоком.

— Извлеченным из коровы?

— В каком-то смысле…

— Мне необходима помощь, — сказала машина.

— Я готов сделать все, что в моих силах, — предложил Артур.

— Вы свое уже сделали; — отрезала машина.

И немедленно связалась с бортовым компьютером.

Компьютер воспринял информацию о чае и, потрясенный, подсоединил свои логические схемы к нутримату. Оба погрузились в мрачное молчание.

В бескрайнем пространстве недвижно висел звездолет «Золотое сердце». Все ближе и ближе к нему подбирался безобразный желтый вогонский корабль.

Глава 37.

— Нет ли у кого-нибудь чайника? — спросил Артур. Поднявшись на мостик, он в удивлении остановился. Триллиан визжала, пытаясь обратить на себя внимание компьютера, Форд колотил по машине кулаками, а Зафод пинал ее ногой. На обзорном экране застыла мерзкая желтая глыба.

— Эй! — сказал Артур.

В этот момент Зафод бросился к пульту управления фотонным двигателем. Он давил на кнопки и клавиши, крутил ручки, щелкал переключателями и сыпал проклятиями. Фотонный двигатель слабо дернулся и затих.

— Что-нибудь случилось? — спросил Артур.

— Вы слышали? — бормотал Зафод, совершив прыжок к панели ручного управления невероятностной тягой. — Обезьяна заговорила!

Невероятностный двигатель дважды жалобно проскулил и замер.

— Я вижу, вы чем-то расстроены, — сказал Артур.

— Вогоны! — огрызнулся Форд. — Нас атакуют вогоны!

— Чего же вы ждете? Надо убираться отсюда.

— Компьютер вышел из строя. Заявил, что занят, и отключил всю энергию на борту.

— Э-э-э… — сказал Артур, помолчав. — А он не сказал, чем именно занят? Я спрашиваю из чистого любопытства.

Зафод протянул руку и взял Артура за шиворот.

— Что ты натворил? — прошипел он.

— Да ничего особенного, — сказал Артур. — Просто попросил приготовить…

— Что?!

— Чай.

— Совершенно верно, — неожиданно пробудился компьютер. — Только что нашел ключ к решению. Ну и пришлось попотеть, доложу я вам! Еще минута — и я в вашем распоряжении.

Компьютер снова умолк.

Именно этот момент капитан вогонов Джельц избрал для первого залпа.

Корабль вздрогнул. Силовой экран, окружающий звездолет, вздулся, затрещал и зашипел под ударами 30-мегабойных фотразоновых орудий. Было ясно, что защита долго не протянет. От силы четыре минуты, по оценке Форда Префекта.

— Три минуты пятьдесят секунд, — объявил он немного погодя, щелкнул парой бесполезных переключателей и недобро взглянул на Артура. — Чайку захотел?.. Три минуты сорок секунд.

Капитан Джельц был озадачен. Он ожидал бешеной погони, упоительного обмена лучевыми ударами… Для нейтрализации невероятностной тяги «Золотого сердца» он держал наготове субциклический позитивный нормотрон. Однако нормотрон оставался без дела, поскольку противник покорно ожидал своей участи. Фотразоновые пушки продолжали палить по звездолету, но тот и не думал уходить.

Капитан проверил все датчики — нет ли какого подвоха. Подвоха не обнаружилось.

О чае Простатник Джельц, разумеется, не знал.

Не знал он и о том, как обитатели «Золотого сердца» проводят последние три минуты тридцать секунд, отмеренных им до конца жизни.

Почему идея провести спиритический сеанс осенила Зафода Библброкса именно в этот момент, он и сам не смог бы объяснить. Возможно ужас, пережитый им при мысли о скором воссоединении с покойными родственниками, навел его на мысль, что они испытывают к нему совершенно такие же чувства и, более того, способны предпринять какие-то меры, чтобы отложить эту встречу на более отдаленные времена.

— Хочешь поговорить со своим прадедом? — боязливо спросил Форд.

Корабль трясло и било. Становилось жарко. Свет потускнел — вся энергия, которую компьютер не употребил на решение чайной проблемы, шла на поддержание быстро слабеющего силового поля.

— Хочу, и немедленно! — ответил Зафод. — Вдруг он сможет нам помочь. Ну-ка, все сюда!

Они уселись вокруг центрального пульта и взялись за руки, чувствуя себя полными идиотами. Третьей, свободной рукой Зафод выключил свет.

Корабль погрузился во мрак. Мегабойники продолжали с ревом долбить по защитному экрану.

— Сосредоточьтесь! — прошипел Зафод. — Сосредоточьтесь на его имени.

— Что это за имя? — спросил Артур.

— Зафод Библброкс Четвертый.

— Четвертый?

— Да. Я — Зафод Библброкс, мой отец — Зафод Библброкс Второй, дед — Зафод Библброкс Третий…

— Как это получилось?

— Да было одно недоразумение с противозачаточными средствами и машиной времени… Ну, сосредоточились!

Они сосредоточились. Сильнее. Еще сильнее.

На лбу Зафода выступил пот: сначала от напряжения, потом от разочарования, потом от смущения. Он выругался, вырвал руки и включил свет.

— Давно пора, что хорошего сидеть в потемках, — раздался чей-то голос. — Только прошу вас, не так ярко. Мои глаза уже не те, что были в молодости.

Все четверо вздрогнули.

— Так кто потревожил меня в неурочный час? — спросил маленький, согбенный, иссохший старик, стоящий на другом конце мостика. Две головки с клочковатыми волосами выглядели такими древними, что, казалось, могли хранить смутную память о зарождении галактик. Одна голова мирно спала, свесившись набок, другая с острым прищуром смотрела на них.

Зафод кивнул обеими головами — принятый на Бетельгейзе знак уважения к родственнику — и, запинаясь, начал:

— Э-э… Мое почтение, прадедушка…

Старик подошел ближе и выбросил костлявый палец в сторону Зафода.

— А-а! — оборвал он правнука. — Зафод Библброкс. Последний из нашего славного рода. Зафод Библброкс Нулевой.

— Первый.

— Нулевой!

Зафод неловко поерзал в кресле.

— Да-да, — пробормотал он. — Извини, с цветами вышла промашка. Я хотел их прислать, но в магазине как раз кончились последние венки…

— Ты забыл! — сказал Зафод Библброкс Четвертый.

— Я…

— Ты вечно занят. До других тебе нет дела. Все вы, живые, одинаковы.

— Две минуты, — трагически прошептал Форд.

Зафод суетливо задергался.

— Но я вправду хотел прислать цветы. И непременно напишу прабабушке, как только мы отсюда…

— Прабабушке… — задумчиво повторил старик.

— Да, — оживился Зафод. — Как она, кстати, себя чувствует? Вот что, я ее обязательно навещу! Но сначала нужно отсюда…

— Твоя покойная прабабушка и я — мы прекрасно себя чувствуем, — проскрипел старик.

— О!

— Но мы очень разочарованы в тебе, юный Зафод.

— Послушай, дело в том…

— Великое уныние поселилось в наших сердцах, когда мы узнали о творимых тобой безобразиях…

— Да, конечно, но через минуту…

— Уныние, чтобы не сказать — презрение!

— Пожалуйста, выслушай…

— Подумать только, на что ты тратишь свою жизнь!

— Нас атакует вогонский флот! — завопил Зафод.

— Меня это ничуть не удивляет, — сказал старик, пожимая плечами.

— Но это происходит сейчас, сию минуту!

Призрак кивнул, взял со стола принесенную Артуром чашку и поглядел на нее с большим интересом.

— Известно ли тебе, — заговорил он, вперив в Зафода суровый взгляд, — что орбита Бетельгейзе-5 сию секунду претерпела едва осязаемое возмущение?

— О чем ты?

— Это я перевернулся в гробу! — рявкнул предок. Он со стуком поставил чашку и протянул к правнуку дрожащий перст. — И тому виной — твой наглый вызов!

— Одна минута тридцать секунд, — пробормотал Форд и закрыл лицо руками.

— Послушай, если ты можешь нам помочь…

— Помочь? — воскликнул старик.

— …то надо действовать, иначе…

— Помочь! — повторил призрак в изумлении. — Ты шатаешься по Галактике с дружками самого непотребного разбора, забыв положить цветы на мою могилу, но стоило тебе оказаться в ловушке, как ты сразу воззвал к духу предка!

Он покачал головой — осторожно, чтобы не потревожить вторую, которая уже начала проявлять беспокойство.

— Не знаю, что тебе сказать, юный Зафод, — продолжал призрак. — Мне нужно подумать.

— Одна минута десять секунд, — глухо проговорил Форд.

Зафод Библброкс Четвертый посмотрел на него с любопытством.

— Почему этот человек изъясняется цифрами? — спросил он.

— Эти цифры, — сухо сказал Зафод, — отмеряют время, которое нам осталось.

— Вот оно что, — сказал предок. И проворчал себе под нос: — Ну, ко мне это не относится.

— Но к нам, к нам относится! — закричал Зафод.

— Мы-то еще живы и вот-вот погибнем.

— Совсем недурная перспектива.

— Как?

— Что толку от твоей жизни? Во что ты ее превратил?

— Но я был Президентом Галактики!

— Ну и что? — пробормотал предок. — Не Бог весть какая карьера для Библброкса.

— Президентом всей Галактики!

— Самодовольный щенок!

Согбенный старец приблизился к правнуку и похлопал его по колену. Ничего не почувствовав, Зафод вспомнил, что говорит с привидением.

— Нам-то с тобой известно, что значит быть Президентом, юный Зафод. Тебе — потому что ты был им, мне — потому что я мертв, а это дает ничем не замутненные перспективы познания. У нас, духов, в ходу поговорка: «Жизнь тратится впустую на то, чтобы жить».

— Очень глубокая мысль, — сказал Зафод. — Именно сейчас я испытываю большую нужду в афоризмах.

— Пятьдесят секунд, — прохрипел Форд Префект и склонился к уху Зафода: — Этот тип действительно может нам помочь?

— Других я просто не знаю.

Форд уныло кивнул.

— Зафод! — сказал призрак. — Ты стал Президентом с определенной целью. Ты не забыл об этом?

— Забыл! Должен был забыть! При назначении на пост зондируют память. Если бы открылись мои планы, меня бы вышвырнули на улицу с одной пенсией, десятком секретарей, дюжиной звездолетов и парой перерезанных глоток.

— Ну ладно, — сказал призрак. И стало тихо.

— Сорок восемь секунд, — сказал Форд. Он взглянул на часы и постучал по ним пальцем.

Глаза призрака озорно блеснули.

— Я замедлил ход времени, — признался он. — Ненадолго. Чтобы вы успели меня выслушать.

— Ну уж нет, это ты меня выслушаешь, — сказал Зафод, вскакивая на ноги. — Ты остановил время — эго грандиозно. Потрясающе! Поразительно! За это — спасибо. Но за свои проповеди благодарности не жди, ясно? Я не знаю, какого великого деяния от меня ждут. Я даже думаю, что это мое незнание было запрограммировано. И мне все это отвратительно. Но прежний «я» — знал. Ему все это было не безразлично. До такой степени, что он залез в собственный мозг — в мой собственный мозг — и запер те участки, где это знание хранилось. Ведь иначе я не смог бы стать Президентом и угнать «Золотое сердце», а это, по-видимому, для кого-то очень важно. Но разве тот, прежний «я» не убил себя тем, что изменил свой мозг? Правда, пытаясь сохранить свою власть, он оставил для меня в запертом участке мозга свои команды. А я не желаю их слушать. Не хочу быть игрушкой в чьих-то руках, тем более в своих собственных!

Зафод яростно стукнул кулаком по пульту управления.

— Прежний «я» мертв! — неистовствовал он. — Покончил с собой! Мертвецы не должны вмешиваться в дела живых.

— Но меня-то ты призвал, когда попал в передрягу, — сказал призрак.

— Ну, это совсем другое дело. — Зафод снова сел.

— Послушай, — проскрипело привидение, — я трачу на тебя время по единственной причине — его у меня в избытке.

— Тогда почему бы тебе не раскрыть мне тайну?

— И ты, и Вранкс, который был Президентом до тебя, — вы оба знали, что этот пост — пустое место. Символ, не более того. Где-то в тени, за спиной Президента стоит другой человек, другое существо, обладающее высшей властью. Его ты и должен отыскать. Того, кто управляет нашей Галактикой и, как мы подозреваем, другими тоже. А может быть, и всей Вселенной.

— Но зачем?

— Зачем? — воскликнул изумленный призрак. — Оглянись вокруг, юный Зафод: по-твоему, Вселенная в хороших руках?

— По-моему, все в порядке.

Старик сердито взглянул на Зафода.

— Не будем спорить. Тебе просто придется отвести этот звездолет с невероятностным двигателем куда следует. И ты это сделаешь. Увильнуть не удастся. Тобой управляет невероятностное поле, ты в его власти. А это что такое? — Он постучал по терминалу бортового компьютера.

Зафод объяснил.

— Чем же он занят?

— Пытается приготовить чай, — сказал Зафод с завидным самообладанием.

— Чай? Это хорошо, это я одобряю, — кивнул призрак. — Послушай, Зафод, — он повернулся к правнуку и погроэил ему пальцем, — я не уверен, что ты способен выполнить свою задачу. Однако я уже слишком давно в могиле и слишком устал, чтобы принимать это близко к сердцу. И все же я помогу тебе, ибо сама мысль о том, что ты и твои дружки попадут в наше общество, мне невыносима. Тебе понятно?

— Да, спасибо.

— И последнее. Если тебе еще когда-нибудь понадобится помощь, если ты окажешься в безвыходном положении, на краю пропасти…

— Да?

— Прошу тебя, без колебаний падай в пропасть!

Из ладони старика вырвался сноп света и ударил в компьютер. Призрак исчез, оставив клубы дыма, и звездолет «Золотое сердце» совершил прыжок в неведомую точку пространства-времени.

Глава 38.

Гэг Полгном улыбался. Только что на своем экране он увидел изображение, переданное по субэфирной связи с борта вогонского корабля: остатки силовой защиты «Золотого сердца» растаяли, и звездолет исчез в клубе дыма.

Конец последним беженцам с уничтоженной по его приказу Земли. Конец этому опасному для психиатров эксперименту по поиску Основного Вопроса Жизни, Вселенной и Всего Остального.

Сегодня они с коллегами отпразднуют это событие, а наутро вновь встретятся со своими несчастными, сбитыми с толку и в высшей степени выгодными пациентами, зная определенно, что Основной Вопрос Жизни отныне и навеки останется никому не ведомым.

— Тебе не кажется, что встречи с родственниками всегда выбивают из колеи? — сказал Форд Зафоду, когда дым начал рассеиваться.

Он помолчал, оглянулся по сторонам.

— Где Зафод?

Артур и Триллиан беспомощно крутили головами.

— Марвин, — обратился Форд, — где Зафод?

Потом подождал минуту и спросил:

— А где Марвин?

Угол робота был пуст. На корабле царила тишина. Звездолет висел в черном бездонном пространстве, время от времени покачиваясь. Приборы бездействовали. Форд воззвал к компьютеру. Тот откликнулся:

— Сожалею, что доступ ко мне был временно прекращен. А сейчас послушайте легкую музыку.

Они обыскали корабль, заглянули в каждый отсек, в каждый уголок, но никаких следов Зафода или Марвина не обнаружили. Наконец они добрались до закутка, где стоял нутримат. На подносе синтезатора они обнаружили три фарфоровые чашки с блюдцами, фарфоровый молочник, серебряный чайник, полный восхитительного чая, и полоску бумаги с одним напечатанным словом: «Ждите».

Глава 39.

Единственный город на Бете Малой Медведицы не случайно носит название Город Света. Солнце над ним сияет немилосердно. В потоках света сверкают бесчисленные бассейны, белые мостовые и обсаженные пальмами бульвары, крыши вилл, ресторанов и пляжных баров. Но, пожалуй, самый яркий блеск исходит от высокого красивого здания, состоящего из двух тридцатиэтажных башен, соединенных мостом на уровне пятнадцатого этажа. Таков дом, где рождается одно из самых достопримечательных изданий Малой Медведицы, неоценимый спутник всех, кто хочет увидеть чудеса обитаемой Вселенной, тратя на это не более тридцати альтаирских долларов в день, — «Путеводитель по Галактике для путешествующих автостопом».

В двух шагах от этого здания за столиком уличного кафе сидел вконец сбитый с толку Зафод Библброкс. С тех пор, как он покинул мостик звездолета «Золотое сердце», не прошло и пяти секунд. Зафод беспокойно озирался. Куда его занесло? Как он сюда попал? Где корабль?

— Совершенно непригодное место для издания «Путеводителя по Галактике», — раздался голос за соседним столиком. — Вы только взгляните!

Зафод взглянул. Вполне пристойное место. Но где оно? И как он здесь оказался?

Он полез в карман за солнцезащитными очками и нащупал какой-то твердый и гладкий предмет из тяжелого металла. Откуда он взялся? Вернув его в карман, Зафод надел очки и с сожалением убедился, что на одном из стекол металлический предмет оставил царапину. Тем не менее в очках он почувствовал себя куда уверенней. Дело в том, что окуляры «суперхроматик» обладают особым свойством, помогающим их владельцам спокойнее реагировать на опасность. При первом намеке на неприятности стекла очков становятся совершенно черными, и вы таким образом не видите ничего, что могло бы вас встревожить.

Сердитый сосед Зафода не унимался:

— Не стоило «Путеводителю» переезжать на Бету Малой Медведицы. Они тут с ума посходили — прямо в издательстве построили искусственную компьютерную Вселенную…

Бета Малой Медведицы! Теперь Зафод знал, куда его забросил прадед. Но зачем? В этот момент из запертого участка сознания к нему прорвалась мысль. Была она ясной и четкой — он уже научился распознавать эти сигналы. Зафод отбивался от нее, как мог, но она настойчиво сверлила мозг. И он уступил. Он слишком устал и слишком хотел есть, чтобы продолжать сопротивление.

Глава 40.

— Алло? Издательство «Путеводителя по Галактике», самой замечательной книги во Вселенной, приветствует вас! — вещало крупное розовокрылое насекомое в один из семидесяти телефонов, расставленных вдоль длинной стойки в вестибюле. — Что? Я передам мистеру Зарнивупу, но, боюсь, в настоящий момент он не сможет вас принять. Он отправился в межгалактический круиз.

К стойке подошел Зафод Библброкс.

— Эй! — обратился он к насекомому. — Где Зарнивуп? Немедленно подайте его сюда!

— Простите, сэр? — холодно отреагировало насекомое.

— Зарнивупа мне, срочно!

— Сэр, — оскорбилось насекомое, — не могли бы вы свои пожелания выражать с меньшей горячностью?

— С меньшей горячностью? Хорошо. Я уже холоден. Я страшно холоден. Набит льдом до макушки. Подайте мне говяжий бок — и он не протухнет за месяц. А теперь бегом за Зарнивупом, пока я не взорвал всю контору!

— Позвольте объяснить вам, сэр, — сказало насекомое, с обидой постукивая свободной конечностью по столу, — что ваша встреча с мистером Зарнивупом в настоящее время невозможна, поскольку мистер Зарнивуп отправился в межгалактический круиз.

— Когда он вернется?

— Вернется? Но он у себя в кабинете!

Зафод помолчал, пытаясь осознать услышанное. В чем не преуспел.

— Этот тип совершает межгалактический круиз… в своем кабинете? — Он наклонился вперед и прижал к столу беспокойную конечность. — Послушай, трехглазое, не старайся запутать меня. Я и не таких съедаю на завтрак между овсянкой и мармеладом.

— Да кто вы такой, — вскинулось насекомое, гневно треща крылышками, — Зафод Библброкс, что ли?

— Пересчитай-ка головы, — прохрипел Зафод.

Насекомое заморгало.

— Так вы и вправду Зафод Библброкс? — пискнуло оно.

— Не так громко, — осадил его Зафод, — толпа соберется.

Насекомое в ажиотаже забарабанило конечностями.

— Но сэр, по субэфирной трансляции только что сообщили о вашей гибели…

— Сущая правда, — изрек Зафод. — Я шевелюсь исключительно по инерции. Короче: где Зарнивуп?

— Его кабинет на пятнадцатом зтаже, сэр, но он…

— Отправился в межгалактический круиз, слышал, слышал.

Зафод направился к лифту.

— Простите, сэр!

Зафод повернулся к насекомому.

— Не скажете ли, зачем вам понадобился мистер Зарнивуп?

Библброкс наклонился к стойке с видом Заговорщика:

— В результате беседы с призраком моего прадеда я материализовался в одном из здешних кафе. Не успел я там очутиться, как мое прежнее «я» заскочило в мой мозг и приказало: «Иди к Зарнивупу». Я никогда о таком не слыхивал. Вот и все, что мне известно. Ах да, еще я должен найти человека, который управляет Вселенной.

Зафод подмигнул.

— Мистер Библброкс, — пролепетало насекомое в трепетном удивлении, — вы так загадочны.

— Да уж я такой, — сказал Зафод и похлопал насекомое по блестящему розовому крылу.

Зазвонил телефон. Оправившись от волнения, насекомое потянулось к трубке. Но его конечность была остановлена металлической рукой.

— Простите, — сказал обладатель руки.

— Да, сэр, — откликнулось насекомое. — Чем могу помочь?

— Боюсь, ничем, — ответил Марвин.

— В таком случае прошу извинить… — Звенело уже полдюжины телефонов.

— Никто не может мне помочь, — мрачно произнес Марвин.

— Простите, сэр, но у меня нет…

— Да никто, в сущности, и не пытался, — Марвин повесил голову, опустил руки.

— Неужели? — ехидно спросило насекомое.

— Стоящее ли дело — помогать роботу-слуге?

— Прошу меня извинить, но…

— Что толку от помощи роботу, если в нем нет контура благодарности?

— А у вас нет такого контура? — спросило насекомое.

— Мне не представилось случая это выяснить, — сообщил Марвин. — Вы не xoi.it- спросить, что мне нужно?

Насекомое задумчиво помолчало. И спросило:

— А есть ли смысл?

— Есть ли он в чем-либо еще? — немедленно отозвался робот.

— Ну хорошо. Что… вам… нужно?..

— Я ищу кое-кого.

— Кого же?

— Зафода Библброкса, — ответил Марвин. — Вон он, идет к лифту.

Насекомое затряслось от ярости.

— Так зачем же вы меня спрашиваете?

— Просто хотелось поговорить с кем-нибудь!

— Что?

— Жутко трогательно, а?

Скрипя шарнирами, Марвин повернулся и покатил прочь. У лифта он поравнялся с Библброксом. Зафод обомлел.

— Марвин? Как ты сюда попал?

— Не знаю, — ответил робот. — Я сидел на корабле в состоянии тяжелой депрессии, а через мгновение оказался здесь, причем в отвратительном настроении.

— Не иначе как прадед послал тебя, чтобы мне не было скучно. Вот так дедуля!

Двери лифта открылись, и они вошли.

— Вверх, — дал команду Зафод.

— Может быть, вниз? — предложил лифт.

— Нет-нет. Вверх.

— Внизу очень интересно,_— настаивал лифт.

— В самом деле?

— В высшей степени.

— Отлично. Мы едем вверх.

— Прошу прощения, но хорошо ли вы обдумали все возможности, которые открываются перед вами, если вы поедете вниз?

— Например?

— О! — голос стал поистине медовым. — Внизу вас ждут подвал, склады, архив микрофильмов, система вентиляции и отопления… — Лифт помолчал. — Ничего особенного, конечно, но все же какое-то разнообразие.

— Святой Зарквон! — пробормотал Зафод. — Что с ним, Марвин?

— Он не хочет подниматься. Я думаю, он просто боится.

— Боится? — вскричал Зафод. Чего он боится? Высоты? Лифт, страдающий высотобоязнью?

— Вовсе нет, — с грустью отозвался лифт. — Я боюсь будущего. Мы, лифты Кибернетической корпорации Сириуса, можем заглянуть в будущее — так нас программируют.

Между тем на площадке собралась возбужденная толпа. Все кричали н энергично жестикулировали. Соседние лифты спешно отправлялись вниз.

— Марвин, — спросил Зафод, — ты можешь заставить его подняться? Нам надо к Зарнивупу.

— Зачем? — скорбно отозвался робот.

— Не знаю, — признался Зафод, — но к тому моменту, как я его найду, ему бы лучше обзавестись хорошей причиной для нашей встречи.

Двери лифта раскрылись.

— Пятнадцатый этаж, — объявил лифт. — Имейте в виду, я привез вас сюда только потому, что мне по душе ваш робот.

В коридоре было пустынно и тихо — только наглухо закрытые двери безо всяких табличек. Путешественники стояли вблизи моста, соединяющего две башни здания.

Зафод ощутил подошвами слабую дрожь. Сильнее заплясали пылинки в солнечных лучах, проникающих в коридор через широкое окно. Зафод посмотрел на пол.

— То ли у них есть какая-то вибросистема для массажа пяток в часы работы, — сказал он не очень уверенно, — то ли…

Он направился к окну и вдруг споткнулся: его солнцезащитные очки почернели. Огромная тень с громким жужжанием пронеслась мимо окна. Зафод снял очки, и в этот момент здание содрогнулось. Раздался оглушительный рев. Зафод бросился к окну.

— То ли, — продолжил он, — дом просто-напросто бомбят!

От второго удара здание, казалось, раскололось.

— Но кому в Галактике понадобилось бомбить издательство? — спросил Зафод. Ответа Марвина он не услышал. Третий удар потряс дом.

Неожиданно в конце коридора показалась фигура мужчины.

— Библброкс, сюда! — крикнул он.

Пока Зафод с нескрываемой неприязнью рассматривал незнакомца, в здание ударила еще одна бомба.

— Кто вы такой, чтобы мною командовать? — крикнул Зафод.

— Друг! — ответил мужчина и побежал к Зафоду. Пол вздымался под его ногами. Он был коренаст, с обветренным лицом, а одежда на нем, казалось, перенесла два кругогалактических путешествия.

— Вам известно, что дом бомбят? — крикнул Зафод в ухо незнакомцу, когда тот приблизился.

Мужчина кивнул. Внезапно потемнело. Оглянувшись на окно, Зафод раскрыл рот: в воздухе мимо здания полз огромный серо-зеленый звездолет. За ним следовало два других.

— За вами охотится правительство, которое вы предали, — сообщил мужчина. — Это штурмовики с Лягушачьей звезды.

— Святой Зарквон! — прошептал Зафод.

— Вам ясна ситуация?

Мимо них с высоким воем пролетел небольшой паукообразный предмет. Незнакомец едва успел втащить Зафода в нишу.

— А это что такое? — спросил Зафод.

— Разведывательный робот класса А, ищет вас.

— Да ну!

— Ложитесь!

С противоположной стороны промчался паук покрупнее.

— А это?

— Разведывательный робот класса Б, ищет вас.

— А это? — спросил Зафод, когда в воздухе просвистел третий паук.

— Разведывательный робот класса В, ищет вас.

— Да, — хмыкнул Зафод, — не шибко умные ребята.

С противоположной стороны моста донесся мощный рокот. Гигантская черная масса, размером и формой напоминающая танк, двигалась на них.

— Святой Зарквон, что это такое? — прошептал Зафод.

— Разведывательный робот класса Г, по вашу душу.

— Пора уносить ноги?

— Думаю, да.

— Марвин! — крикнул Зафод.

Марвин поднялся с кучи камней.

— Видишь робота, что ползет через мост?

Марвин взглянул на чудовище. Потом посмотрел вниз, на свое тщедушное металлическое тельце. Потом снова взглянул на танк.

— По-моему, вы хотите, чтобы я его остановил, — сказал он.

— Точно так.

— А вы тем временем будете спасать свою шкуру.

— Именно. Вперед!

Незнакомец потянул Зафод за рукав, и они побежали по коридору.

— Куда мы? — спросил Зафод.

— В кабинет Зарнивупа.

Глава 41.

Марвин занял позицию у края моста. Рядом с гигантским черным танком, остановившимся перед ним, он казался жалким и ничтожным. Танк ощупал его зондом.

— Прочь с дороги, маленький робот, — прорычал он.

— Боюсь, я здесь для того, чтобы тебя остановить.

Зонд снова высунулся, провел повторное обследование и исчез в недрах танка.

— Ты? Остановить меня? — заревел танк.

— Так уж получилось, — сказал Марвин.

— Чем же ты вооружен? — прогремел танк.

— Угадай, — сказал Марвин.

Танк загрохотал двигателем, залязгал шестеренками. Микроскопические электронные реле в его маленьком мозгу в ужасе замыкались и размыкались.

Зафод и незнакомец добежали до конца коридора и свернули в другой, перпендикулярный первому. Дом продолжало трясти, и Зафода это удивляло: если уж кто-то хотел взорвать здание, почему не сделать это одним махом?

Добравшись до одного из безымянных кабинетов, они толкнули дверь и ввалились в помещение.

Кресло, стол и грязная пепельница — вот все, что они нашли.

— Где Зарнивуп? — спросил Зафод.

— В межгалактическом круизе, — сказал незнакомец. — Позвольте, однако, представиться — Руста. Вот мое полотенце. — Руста протянул цветастое полотенце не первой свежести. Не зная, что с ним делать, Зафод встряхнул его.

За окном с ревом пролетел очередной серо-зеленый корабль.

— Ни за что не угадаешь, — сказал Марвин танку.

— Э-э-р-р-р-м-м-м. — Боевая машина задрожала от непривычного напряжения мозга. — Лазерные пушки?

Марвин покачал головой.

— Нет, — пробормотал танк, — это было бы слишком просто. Луч антиметрии? — рискнул он.

— Маловато фантазии, — снисходительно заметил Марвин.

Такой ответ застал машину врасплох.

— Э-э… Может быть, электронный таран?

О таком Марвин не слышал.

— Это что за зверь?

— А вот, посмотри, — с готовностью сказал танк.

Из башни показалось жало и выплюнуло сгусток света. Стена за спиной Марвина рухнула, обратившись в кучку пыли.

— Нет, — сказал Марвин, совсем не то.

— Однако штука неплохая, а? — спросила машина.

— Штука хорошая, — согласился Марвин.

Поразмыслив, танк сказал:

— Я, кажется, понял. У тебя дестабилизирующий реструктрон — они только недавно появились.

— Стоящая вещь? — спросил Марвин.

— Я угадал? — в голосе танка звучал испуг.

— Нет. Не там ищешь. Ты не принимаешь в расчет главные принципы, лежащие в основе отношений между человеком и роботом.

— А-а-а. Да-Да… Я сейчас. — Танк снова задумался.

— Они оставили меня, обыкновенного робота-слугу, на пути огромной могучей боевой машины, а сами удрали в безопасное место. И с чем, по-твоему, они меня оставили?

— Ух… — пробормотал танк с нарастающей тревогой. — Видимо, с чем-нибудь жутко разрушительным!

— Ты так думаешь? — сказал Марвин. — А теперь я скажу тебе, что они мне дали для защиты.

— Ну? — Танк замер в ожидании.

— Ничего!

Леденящая пауза.

— Ничего? — проревел танк.

— Абсолютно, — угрюмо подтвердил Марвин.

Танк задергался в ярости.

— Подумать только! — гремел он. — Ничего! Да они рехнулись!

— А у меня ноют диоды в левом боку, — тихо промолвил Марвин.

— Какая подлость!

— Увы, — согласился Марвин.

— Как я зол! — воскликнул танк. — Пожалуй, я смету эту стену.

Электронный таран исторгнул еще один сноп пламени, и соседняя стена исчезла.

— Можешь себе представить, каково мне приходится? — с горечью сказал Марвин.

— Сами удрали, а тебя бросили? — ревела машина.

— Так оно и было.

— Пожалуй, я обрушу их поганые потолки! — ярился танк.

Он снес потолок над мостом.

— Здорово! — восхищенно прошептал Марвин.

— Пустяки, — сказал танк. — Я и пол могу снести.

И снес пол.

— Дьяв-о-о-о-л! — ревел танк, падая с высоты пятнадцатого этажа, и, ударившись о землю, распался на куски.

— Удивительно тупая машина, — констатировал Марвин и заковылял прочь.

Глава 42.

— Так и будем здесь сидеть? — раздраженно спросил Зафод. — Что им от нас надо?

— Они хотят умыкнуть вас в систему Лягушачьей звезды — средоточие зла всей Галактики, — отозвался Руста.

— Вот как, — сказал Зафод. — Что ж, пусть попробуют до меня добраться.

— Уже добрались, — сказал Руста. — Выгляньте-ка из окна.

Зафод выглянул и обомлел.

— Земля удаляется! — крикнул он. — Куда они уносят планету?

— Они уносят дом, — сказал Руста. — Мы летим.

Мимо окна потянулись облака. Темно-зеленые.

Корабли Лягушачьей звезды взяли в кольцо оторванное от земли здание и оплели его прочной сетью силовых лучей.

— Что я такого сделал? — завопил Зафод. — Стоило мне войти в дом, как его тут же подняли в воздух.

— Их волнует не то, что вы уже сделали, а то, что вы собираетесь сделать. Держитесь крепче, будет трясти.

В кабинете появился Марвин. Он с укоризной взглянул на Зафода, сел в углу и отключился.

На мостике «Золотого сердца» царила тишина. Артур взял с полки пять пластмассовых квадратиков и положил на доску перед собой. На квадратиках были буквы: К, А, Р, Т, О. Артур поместил их рядом с буквами Г, Р, А, Ф.

— Картограф, — сказал он. — Счет утраивается.

Корабль тряхнуло, и слово рассыпалось. Триллиан, вздыхая, принялась собирать упавшие квадратики. В тишине коридоров гулко звучали шаги Форда Префекта — он бродил по кораблю, постукивая по замершим приборам.

«Почему корабль не перестает трясти?» — думал он.

«Как узнать, где они находятся?».

Левая башня издательства «Путеводителя по Галактике» неслась в межзвездном пространстве со скоростью, которая и не снилась ни одной конторе Вселенной. Зафод Библброкс раздраженно мерил шагами кабинет на пятнадцатом этаже. Руста, присев на край стола, занимался профилактическим ремонтом полотенца.

— Как вы сказали — куда мы летим? — спросил Зафод.

— К Лягушачьей звезде. Средоточию зла Вселенной.

— Там есть какая-нибудь пища?

— Пища? Вы летите к Лягушачьей звезде и думаете о еде?

— Без еды я могу и не долететь, — сказал Зафод.

— Вот, попробуйте пожевать. — Руста протянул Зафоду полотенце.

Зафод посмотрел на него, как на идиота.

— Оно пропитано питательным раствором, — объяснил Руста. — Желтые полоски содержат протеин, зеленые богаты витаминами В и С, а в этих розовых цветочках — экстракт зародышей пшеничных зерен.

Зафод в изумлении разглядывал полотенце.

— А это что за коричневые пятна? — спросил он.

— Шашлычный соус. Я пользуюсь им, когда меня тошнит от пшеничного экстракта.

Зафод осторожно понюхал полотенце. Еще с большей осторожностью взял в рот уголок. И тут же выплюнул.

— Фу, — сказал он.

— Именно, — сказал Руста. — Когда мне приходится брать в рот этот угол, я должен потом немного пожевать и противоположный.

— А там что? — спросил Зафод подозрительно.

— Антидепрессанты.

— С меня довольно, — заключил Зафод, возвращая полотенце.

Руста уселся в кресло и положил ноги на стол.

— Библброкс, — сказал он, заложив руки за голову, — вы имеете представление о том, что вас ждет, когда мы прилетим?

— Меня накормят? — с надеждой спросил Зафод.

— Вас скормят Тотальному Вихрю.

— Что это?

— Всего лишь самая свирепая психическая пытка, которой только можно подвергнуть разумное существо.

Зафод рассеянно кивнул.

— Стало быть, кормить не будут?

— Нетрудно убить человека, искалечить его тело, сокрушить его дух, но уничтожить его душу способен только Тотальный Вихрь! Воздействие длится считанные секунды, а следы остаются навсегда.

— Вы когда-нибудь пробовали коктейль Пангалактический Грызлодер? — спросил Зафод.

— Вихрь хуже.

— Ого-го! — произнес Зафод с уважением. — А вы, случайно, не знаете, чем я заслужил подобное внимание?

— Они решили, что это лучший способ обезвредить вас раз и навсегда. Им известны ваши планы.

— Хорошо бы и мне их узнать.

— Вы все знаете, Библброкс. Вы хотите встретить человека, который управляет Вселенной?

— Я хочу встретить повара.

Руста тяжело вздохнул.

— Ну а вы-то что здесь делаете? — строго спросил Зафод. — Какое все это имеет отношение к вам?

— Я просто один из тех, кто задумал это предприятие вместе с Зарнивупом, Вранксом, вашим прадедом и вами, Библброкс. Мне говорили, что вы изменились, но я не предполагал, до какой степени.

— Но…

— Здесь, впрочем, у меня только одна задача. И я ее выполню, прежде чем уйду.

Глава 43.

Вторая планета системы Лягушачьей звезды давно обратилась в пустыню. Ветер безутешно завывал в развалинах заброшенных городов. На крышах высоких покосившихся башен обитали колонии крупных тощих и зловонных птиц — это все, что осталось от цивилизованного мира. Посреди обширного серого пустыря на окраине крупнейшего покинутого города стояло похожее на прыщ одинокое здание. Оно-то и завоевало этому миру печальную славу средоточия зла всей Галактики. Снаружи это сооружение казалось ничем не примечательным стальным куполом тридцати футов в поперечнике, изнутри же оно было столь ужасно, что человеческий ум отказывался осознать этот кошмар.

Ярдах в ста от купола находилось нечто вроде посадочной площадки. На ней там и сям были разбросаны корпуса двух-трех десятков неловко приземлившихся зданий. Над этими зданиями витал некий разум, и разум этот чего-то ждал. Он обратил свое внимание на небо, и вскоре там появилась точка, окруженная кольцом точек поменьше. Центральная точка оказалась левой башней издательства «Путеводителя по Галактике», вошедшей в стратосферу планеты Б Лягушачьей звезды.

Руста встал, убрал в сумку полотенце и сказал:

— Библброкс, настало время выполнить работу, ради которой я здесь. Дом скоро приземлится. Так вот, не выходите через дверь, выходите через окно. Желаю удачи.

С этими словами Руста вышел через дверь, исчезнув из жизни Зафода столь же таинственно, сколь в ней появился.

Через две минуты здание с треском приземлилось среди других развалин. Корабли сопровождения отключили силовые лучи и взмыли вверх: на планету Б садились лишь жертвы, обреченные на встречу с Тотальным Вихрем.

Придя в себя, Зафод огляделся и увидел, что дверь кабинета болтается на одной петле. Окно же по чудесному стечению обстоятельств осталось целым. С минуту он колебался, затем с помощью Марвина открыл окно и глянул вниз. Дом стоял под углом сорок пять градусов, но при мысли о спуске с пятнадцатого этажа у Зафода замерло сердце.

Собравшись с духом, Библброкс начал спуск по наклонной стене. Марвин следовал за ним. На полпути они остановились передохнуть. Крупная костлявая птица села на подоконник в двух шагах от Зафода. Голова птицы была плоской, клюв слабо выраженным, под крыльями виднелись рудиментарные конечности, похожие на руки. Птица мрачно взглянула на Зафода и щелкнула клювом.

— Пошла вон, — сказал Зафод.

— Хорошо, — пробормотала птица и скрылась за пыльной завесой.

Зафод озадаченно проводил ее глазами.

— Бедные птички, — услышал он глубокий звучный голос прямо над своим ухом. — Трагическое прошлое. Ужасная судьба.

Зафод посмотрел вокруг. Никого.

— Хотите, я расскажу вам о них? — спросил голос.

— Кто вы? Где вы?

— Меня зовут Гарграварр. Я — хранитель Тотального Вихря.

— А почему вас не видно?

— Вам будет легче спускаться, если вы передвинетесь на два ярда влево.

Зафод повернул голову и увидел ряд коротких горизонтальных канавок в стене, идущих до самого низа. Он осторожно переместился влево.

— Надеюсь на скорую встречу внизу, — сказал голос и смолк.

— Марвин, — обратился Зафод к роботу, который держался рядом. — Здесь… кто-нибудь… говорил со мной?

— Да, — сухо ответил Марвин.

Через несколько минут они были на земле.

— А вот и вы, — произнес голос. — Извините, что покинул вас так поспешно. Дело в том, что я боюсь высоты.

Зафод внимательно огляделся — не пропустил ли он какого-нибудь предмета, могущего быть источником голоса. Но увидел лишь пыль, груды камней да развалины.

— Эй, почему вас не видно? Где вы прячетесь?

— Я-то здесь, — отозвался голос. — Мое тело тоже собиралось прийти, но дела задержали. Вечно у него какие-то дела… Значит, вам предстоит побывать в Тотальном Вихре?

— О, я не тороплюсь. Я, пожалуй, сначала поброжу вокруг, осмотрю окрестности.

— Нет-нет, — запротестовал Гарграварр, — Вихрь готов вас принять, вам пора. Следуйте за мной.

— Каким это образом, интересно знать? — спросил Зафод.

— Я буду напевать, а вы идите на голос.

Глава 44.

Серый безрадостный пустырь простирался перед Зафодом. Ветер свирепо завывал в развалинах. Посреди пустыря возвышался стальной купол. «Вот куда ему предстоит попасть», — подумал Зафод. Это и есть Тотальный Вихрь.

Вдруг нечеловеческий вопль вырвался из купола, заглушил вой ветра и замер вдали. Зафод передернулся от страха.

— Что это? — пробормотал он.

— Запись голоса последней жертвы Вихря, — сказал Гарграварр. — Ее всегда проигрывают для того, кто на очереди. В некотором роде прелюдия.

— Да, звучит страшновато, — проговорил Зафод.

— Не улизнуть ли нам в какое-нибудь уютное место, где можно спокойно все обдумать?

— Насколько я понимаю, — сказал Г арграварр, — я уже сейчас на какой-то пирушке. Вернее, мое тело. Оно часто без меня развлекается. Говорит, я ему мешаю. Представляете?

— Что означает вся эта история с вашим телом? — спросил Зафод, стремясь отдалить неизбежное.

— Оно… оно занято, — ответил Гарграварр неуверенно.

— У него что, завелся собственный разум?

Последовала длинная пауза.

— Должен заметить, что ваши слова представляются мне в высшей степени бестактными, — сказал наконец голос.

Зафод пролепетал извинения.

— Ладно, забудем об этом. — В голосе Гарграварра была горечь. — Дело в том, что мы решили пожить врозь, проверить свои чувства. Увы, все это может кончиться разводом.

Зафод пробурчал нечто невнятное.

— Мы, видимо, не очень-то подходили друг другу. Эти вечные споры о сексе и рыбалке! Мы пробовали сочетать и то, и другое, но это к добру не привело. А теперь оно не впускает меня. Не желает меня видеть…

Повисла трагическая пауза.

— Оно говорит, что я вечно в сомнениях, вечно на распутье. Я как-то заметил, что распутье лучше, чем распутство, а оно сказало, что подобные шутки в одно ухо входят, в другое выходят. Так я лишился тела и теперь вынужден работать хранителем Тотального Вихря. Ведь никто никогда не ступит на эту планету. Жертвы Вихря, естественно, не в счет.

— Вот как?

— Если хотите, я расскажу вам эту историю.

— Э-э… — протянул Зафод.

— Слушайте. Много лет назад это была счастливая процветающая планета. Люди, города, магазины — обычный мир, каких много. Разве что на центральных улицах было несколько больше обувных магазинов, чем может показаться необходимым, и число их продолжало увеличиваться. Но чем больше появлялось обувных магазинов, тем больше приходилось выпускать обуви и тем хуже становилось ее качество. С другой стороны, чем быстрее снашивалась обувь, тем чаще приходилось ее покупать, и магазины плодились еще стремительней. Наконец вся экономика планеты перешагнула рубеж, когда стало невозможно строить что-либо, кроме обувных магазинов. В результате — полный крах, разруха, голод. Большая часть населения вымерла. Немногие уцелевшие постепенно превратились в птиц — одну из них вы видели, — которые прокляли свои ноги и землю и дали обет никогда не ступать на поверхность планеты. Несчастный жребий! Идемте, я должен доставить вас к Вихрю.

Зафод, спотыкаясь, двинулся через пустырь. В этот момент до них снова донесся вопль ужаса. Библброкс содрогнулся.

— Что же с ним делают? — прошептал он.

— Да просто ему показывают Вселенную, — сказал Гарграварр. — Вселенную во всей ее бесконечности. Бесчисленные светила, неизмеримые расстояния — и ты, невидимая песчинка на невидимой же пылинке, бесконечно малая и ничтожная.

— Но-но. Я — Зафод Библброкс, — сказал Зафод, собирая остатки гордости.

Они подошли к стальному куполу. Открылась дверь в маленькую темную кабинку.

— Входите, — сказал Гарграварр.

— Что, уже? — Зафод поежился.

— Пора.

Зафод опасливо заглянул внутрь. Кабинка была тесной, на одного человека, не больше.

— Что-то на Вихрь не похоже, — заметил Зафод.

— Это лифт. Входите.

Зафод шагнул вперед, и лифт начал опускаться. Наконец двери открылись, и Зафод вышел в небольшую, обитую стальными листами комнату. В дальнем углу стоял вертикальный ящик высотой в человеческий рост. Толстый кабель соединял его с кучкой приборов.

— Это он? — спросил Зафод. — В него и влезать?

— Увы…

Зафод открыл дверцу ящика и вошел в него. Раздался щелчок, и перед Зафодом предстала Вселенная.

Глава 45.

Поскольку каждая частица материи во Вселенной каким-то образом связана с любой другой, то теоретически возможно воссоздать все мироздание — светила, планеты, их орбиты, состав, экономику, историю — по какому-либо одному кусочку: например, по куску пирога.

Человек, создавший Тотальный Вихрь, сделал это, главным образом, чтобы досадить своей жене. Трин Трагула — таково его имя — был мечтателем, мыслителем, философом или, как сказала бы его жена, идиотом. Она постоянно пилила мужа за то, что он тратил слишком много времени на созерцание звезд, сооружение каких-то приборов из скрепок и булавок и спектрографические исследования кусков пирога.

— Тебе не хватает чувства меры, — говорила жена Трину Трагуле по тридцать восемь раз на дню.

И тогда он построил Тотальный Вихрь. К одному концу Вихря он подсоединил весь реальный мир, полученный экстраполяцией из куска пирога, к другому — свою жену. Когда Трин включил Вихрь, она в одно мгновение увидела бесконечность мироздания и себя в сравнении с ним. К ужасу Трина Трагулы, испытанный ею шок совершенно уничтожил мозг женщины. Но зато ему удалось неопровержимо доказать, что живое существо, обитающее во Вселенной таких размеров, не может позволить себе роскошь иметь чувство меры.

Дверь Вихря распахнулась.

— Привет! — сказал Зафод, бодро выходя из ящика. — Выпить нечего?

— Вы… вы… были там? — спросил пораженный Гарграварр.

— Вы же видели.

— И Вихрь работает?

— Как часы.

— И вы ощутили бесконечность мироздания?

— Ну да. Неплохое, надо заметить, местечко, это мироздание.

Будь при Гарграварре его тело, оно бы село с отвалившейся челюстью.

— И вы видели себя в сравнении со всей Вселенной?

— Да видел, видел!

— И что же вы почувствовали?

— Я получил подтверждение тому, в чем и так не сомневался. Я воистину велик и могуч. Разве не сказал я, что вы имеете дело с самим Зафодом Библброксом!

Глава 46.

Зафод бежал через пустырь к разрушенному городу. Он увидел бесконечную Вселенную и теперь точно знал, что самым важным ее элементом был он сам. Гарграварр заявил, что должен сообщить о случившемся начальству, но дал Зафоду время удрать и где-нибудь спрятаться.

Библброкс шагал по заросшим колючками дорогам и улицам, пока не уперся в обширное и неплохо сохранившееся строение. Одна из трех гигантских дверей (футов шестьдесят высотой) оказалась открытой, и Зафод побежал к ней.

Внутри было мрачно, пыльно и тревожно. В полутьме маячили огромные фигуры цилиндрической, грушевидной, яйцеобразной формы. То были давно покинутые космические корабли. У дальней стены лежал старый корабль, полузасыпанный грудами пыли и обломков, затканный паутиной. Однако корпус его, похоже, был цел. Подойдя к нему, Зафод споткнулся о старый кабель и с удивлением убедился, что он все еще соединен с кораблем. Еще большее удивление вызвало издаваемое кабелем слабое жужжание.

Взволнованный Зафод снял пиджак и отбросил его в сторону. Встал на четвереньки (почему на четвереньки? У него же три руки плюс две ноги, это пятеренъки получаются. Может, на карачки?), он пополз вдоль кабеля. В месте стыковки с кораблем жужжание стало сильнее. Прижав ухо к корпусу, Зафод услышал слабый невнятный шум. В испуге отпрянув, он увидел косо свисающее с потолка табло с указанием времени вылета. Глаза Библброкса расширились от изумления:

— Девятьсот лет, — пробормотал он. — Этому кораблю девятьсот лет!

Через минуту он был на борту.

Веяло прохладой и свежестью. Горел свет. Не успел Зафод выйти из тамбура, как перед ним возникла фигура стюардессы-андроида.

— Сэр, прошу вас сесть на свое место, — сказала стюардесса и, повернувшись к нему спиной, пошла по коридору. Вслед за ней Зафод вошел в салон для пассажиров и замер: в каждом кресле, пристегнутый ремнем, сидел человек. Длинные спутанные волосы падали на лица, ногти на руках отросли до чудовищных размеров. Все были живы, но спали.

В конце прохода стюардесса повернулась к пассажирам и заговорила:

— Здравствуйте, дамы и господа! Экипаж приносит вам свои извинения за задержку вылета. Тем, кто бодрствует, мы предлагаем кофе с печеньем.

Все пассажиры немедленно проснулись.

Они проснулись и подняли страшный гвалт. Они хватались за ремни, вопили и визжали так, что Зафод испугался за свои барабанные перепонки. А стюардесса тем временем шла по проходу и наделяла каждого чашечкой кофе и пачкой печенья.

Вдруг один из пассажиров встал и посмотрел на Зафода. Библброкс вздрогнул, повернулся и бросился бежать из этого сумасшедшего дома. Пассажир преследовал его. Зафод миновал входной шлюз, выбежал на палубу и захлопнул за собой дверь, тяжело переводя дух.

Через несколько секунд дверь распахнулась, и Библброкс увидел своего преследователя. Им оказался изысканно одетый мужчина с короткой стрижкой и большим портфелем в руке. Ни бороды, ни длинных ногтей.

— Зафод Библброкс, — сказал он, — я Зарнивуп. Вы хотели меня видеть?

— О Господи, откуда вы взялись? — спросил Зафод и рухнул на стул.

— Я жду вас здесь, — деловито сказал мужчина, поставил портфель и сел на соседний стул. — Хорошо, что вы строго следовали указаниям не выходить из моего кабинета через дверь. Ведь выйдя в окно, вы оказались в синтезированной компьютером Вселенной, а выйдя через дверь, снова попали бы в реальный мир. Искусственный же управляется отсюда. — И Зарнивуп самодовольно похлопал по портфелю.

— Какая же между ними разница? — спросил Зафод.

— Да никакой. Разве что в реальном мире штурмовики Лягушачьей звезды серые.

— И что все это значит?

— Ничего особенного, просто я узнал, где можно найти человека, который управляет Вселенной. Это место под защитой поля невероятностей. Чтобы сохранить свои намерения в тайне, я ушел в искусственный мир и спрятался в забытом пассажирском лайнере. Тем временем мы с вами…

— Мы с вами? — воскликнул разгневанный Библброкс. — Разве мы были знакомы?

— Да, — ответил Зарнивуп. — Мы хорошо знали друг друга. Так вот, мы с вами решили, что вы украдете корабль с невероятностным двигателем — на другом до планеты правителя Вселенной не добраться — и пригоните его сюда. Вы это сделали, с чем вас и поздравляю. — Зарнивуп улыбнулся, и Зафод ощутил острое желание шарахнуть его кирпичом.

— Так что эта Вселенная, — добавил Зарнивуп, — была создана специально для того, чтобы вы в нее вошли. Вы — главное лицо в этой Вселенной. В реальном мире вы бы не устояли против Тотального Вихря. — Он опять улыбнулся, и Зафод стал оглядываться в поисках кирпича. — Однако пора идти.

— Куда? — мрачно сказал Зафод.

— К вашему кораблю. К «Золотому сердцу». Он здесь, я полагаю.

— Нет.

— Где ваш пиджак?

— Пиджак? Я снял его. Он там, снаружи.

— Идем за ним.

Пиджак лежал на куче мусора в нескольких футах от корабля.

— Великолепный корабль, — сказал Зарнивуп. — Смотрите!

Карман пиджака начал раздуваться на глазах. Потом лопнул.

Металлическая модель «Золотого сердца», найденная Зафодом в кармане, стремительно росла. Через две минуты она достигла нормальных размеров.

Зарнивуп улыбнулся и открыл портфель.

— Прощай, искусственная Вселенная, — сказал он, щелкнув единственным переключателем. — Здравствуй, реальный мир!

Картина перед глазами вздрогнула и вновь застыла. Ничего не изменилось.

— Вот видите, — заметил Зарнивуп, — они одинаковые.

— Так я, по-вашему, таскал «Золотое сердце» с собой все это время? — спросил Зафод.

— В этом весь фокус.

— Вот что, — заявил Зафод решительно. — Я выхожу из игры. С меня довольно.

— Ну уж нет, улизнуть вам не удастся, — сказал Зарнивуп. — Вы в невероятностном поле, оно вас не выпустит.

Зарнивуп снова улыбнулся, и на этот раз Зафод не удержался от удара.

Глава 47.

Форд Префект взбежал на мостик «Золотого сердца».

— Триллиан! Артур! — кричал он. — Все заработало! Корабль ожил!

— Привет, друзья, — зачирикал компьютер, — страшно рад, что мы снова вместе. Должен сказать, что…

— Заткнись, — рявкнул Форд. — Скажи лучше, где мы находимся?

— Планета Б Лягушачьей звезды, — сказал Зафод, вбегая. — То еще местечко, я вам доложу. Рад вас всех видеть. Эй, компьютер!

— Приветствую вас, мистер Библброкс, для меня большая честь…

— Быстрей увези нас отсюда.

— О чем речь, ребята! Куда летим?

— В ближайшее место, где можно поесть, — сказал Зафод.

— Момент! — восторженно отозвался компьютер, и мощный взрыв потряс мостик.

Вошедший через минуту с синяком под глазом Зарнивуп мог с интересом наблюдать, как к потолку поднимаются четыре струйки дыма.

Глава 48.

Четыре бесчувственных тела плыли в черном пространстве. Тишина ревела вокруг, и они опускались в темные глубины Вселенского моря — казалось, навечно. Когда же вечность истекла, то море схлынуло и оставило их на холодном, жестком берегу — обломки кораблекрушения в потоке жизни.

Конвульсии сотрясали несчастные тела, огни плясали вокруг. Рядом маячило зеленое пятно, неодобрительно глядя на них. Пятно кашлянуло.

— Добрый вечер, мадам, добрый вечер, господа, — сказало пятно. — Вы сделали предварительный заказ?

К Форду мгновенно вернулось сознание. Он посмотрел на пятно.

— На загробную жизнь тоже нужен предварительный заказ?

Артур пытался удержать ускользающее сознание, как ловят мыло в ванной.

— Мы на том свете? — спросил он заикаясь.

— Думаю, да, — ответил Форд, пытаясь понять, где верх, где низ. Предположив, что верх находится в противоположной стороне от холодного жесткого берега, на котором он лежит, Форд, шатаясь, встал на ноги. — Вряд ли мы выжили после такого взрыва.

Снизу донесся хриплый прерывистый звук — Зафод Библброкс пытался заговорить.

— Я-то определенно не выжил, — заявил он. — Трах-бабах — и конец.

— Нас, должно быть, разнесло в куски, — подтвердил Форд Префект, — руки, ноги — все разлетелось.

Зафод с трудом поднялся.

— Может быть, дама и господа желают чего-нибудь выпить? — сказало пятно, нетерпеливо переминающееся рядом.

— И вот, — продолжал Зафод, — мы лежим бездыханными…

— Стоим, — поправила Триллиан.

— Стоим бездыханными в этом пустынном…

— Ресторане, — подсказал Артур. Он тоже встал и мог уже довольно ясно видеть окружающее.

— Красивые светильники, — заметила Триллиан.

Они в изумлении осмотрелись.

Светильники были несколько аляповатыми, а низкий сводчатый потолок, с которого они свисали, в идеальной Вселенной вряд ли был бы выкрашен в такой густой оттенок бирюзы. Совершенство этой Вселенной опровергали и рисунок наборного мраморного пола, от которого рябило в глазах, и облицовка длиннющего бара с двадцатью тысячами шкурок мозаичных ящериц с Антареса.

Нарядные посетители в непринужденных позах стояли у бара или сидели в удобных, богато расшитых креслах, свободно расставленных вблизи стойки.

За Артуром оказалось широкое зашторенное окно. Он отодвинул занавеску и выглянул. Унылый пустынный ландшафт. Но не он заставил Артура содрогнуться, а вид неба. Небо было…

Служитель в ливрее вежливо задернул штору.

— Еще рано, сэр. Не время.

— Может быть, господа, — снова заговорило зеленое пятно, уже принявшее форму худенького морщинистого официанта в темно-зеленом смокинге, — может быть, господа продолжат беседу после того как закажут напитки?

— Напитки! — вскричал Зафод. — Вот чего нам не хватает!

— Именно, сэр, — терпеливо гнул свое официант.

— Если господа желают перед обедом…

— Обед! — завопил Зафод. — Знал бы ты, зеленявка, какими чувствами к тебе проникся мой желудок!

— А затем для вашего удовольствия будет взорвана Вселенная.

— Ого, — с чувством произнес Форд. — Что за напитки вы здесь подаете?

Официант вежливо улыбнулся.

— Боюсь, сэр, вы неправильно меня поняли. Наши клиенты нередко теряются под влиянием путешествия во времени.

— Путешествия во времени! — воскликнули разом Зафод, Форд и Триллиан.

— Так это не загробная жизнь? — спросил Артур.

— Загробная жизнь, сэр? Нет, сэр.

— И мы не умерли?

Официант поджал губы.

— Господин выглядит в высшей степени живым. В противном случае я не стал бы вас обслуживать, сэр.

Зафод хлопнул себя по лбам двумя руками и по бедру третьей.

— Я все понял! Это потрясающе — мы попали в Миллиуэйз!

— Совершенно верно, сэр, — сказал официант, — это Миллиуэйз, ресторан «На Краю Вселенной».

— На краю чего? — спросил Артур.

— Вселенной, сэр, — повторил официант с подчеркнутой вежливостью.

— То есть вы хотите сказать, что Вселенная конечна? — спросил Артур.

— Она закончится через несколько минут, сэр. Прекратит свое существование. А теперь, если вы, наконец, соблаговолите заказать напитки, я провожу вас к столику.

Зафод улыбнулся двумя безумными улыбками, подошел к стойке бара и заказал все, что там было.

Глава 49.

Ресторан «На Краю Вселенной» — одно из самых необычных заведений общественного питания, какие только знала история. Оно построено на обломках разрушенной планеты, заключенной в огромный временной пузырь и спроецировано в ту точку временной шкалы, которая соответствует концу Вселенной.

Это, как многие скажут, невозможно.

В этом ресторане посетители наслаждаются восхитительными блюдами, одновременно наблюдая крушение мироздания.

Это, как многие скажут, все так же невозможно.

В этом ресторане можно занять любое место без предварительного заказа, поскольку такой заказ можно оформить после возвращения в свою собственную эпоху.

Это, как скажут многие, совершенно невозможно.

В этом ресторане можно встретить существ, представляющих все виды обитателей пространства-времени.

Это, как вам терпеливо разъяснят, невозможно абсолютно.

Вы можете побывать там много раз, стараясь, правда, не встречаться с самим собой, чтобы не попасть в неудобное положение.

Даже если признать возможным все остальное — чего, впрочем, делать не следует, — то последнее невозможно ни при каких обстоятельствах.

Достаточно положить в банк всего лишь один пенс, чтобы в Конце Времен суммарные накопления позволили вам оплатить сказочный счет ресторана «На Краю Вселенной».

А эта идея, скажут вам, не только неосуществима, но и безумна. Именно по этой причине рекламное агентство одной из звездных систем выпустило плакат: «Совершив сегодня утром полдюжины безумств, добавьте к ним завтрак в Миллиуэйз, ресторане «На Краю Вселенной!».

Глава 50.

Снаружи ресторан похож на гигантскую морскую звезду, распластанную на забытой скале. В каждом щупальце звезды — бары, кухни, генераторы силового поля и турбины времени, которые медленно раскачивают всю систему взад и вперед около критической точки.

В центре ресторана — огромный золоченый купол, почти шар. Туда и направились Зафод Библброкс, Форд Префект, Артур Дент и Триллиан. Кругом сверкало стекло, блестело серебро, сияло золото. Артур таращил глаза на всю эту роскошь.

— У-у-ух, — сказал Зафод. — И-и-их!

— Потрясающе, — выдохнул Артур. — Сколько людей… Какие вещи…

— Огни… — сказала Триллиан.

— Столы… — сказал Артур.

— Наряды… — сказала Триллиан.

«Точь-в-точь судебные исполнители, описывающие имущество», — подумал зеленый официант.

— Очень популярное заведение, — говорил Зафод, лавируя между столиками — мраморными, платиновыми, из красного дерева. За каждым сидела компания экзотического вида. — Все в пух разряжены — событие! Молодец, компьютер. Видно, славно промыл ему кишки мой прадед. Я всего-то велел ему отвезти нас в ближайшее место, где можно перекусить, а он забросил нас в конец Вселенной. Здесь все знаменитости, все, кто что-то сумел сделать в истории.

— Сумел сделать? — спросил Форд.

— В конце Вселенной сплошь и рядом в ходу прошедшее время. Все уже было.

— Смотри, кто здесь, — Форд попытался поймать руку Зафода, но под влиянием трех проглоченных в баре Пангалактических Грызлодеров промахнулся.

— Это же Хотблэк Дезиато — вон тот, в платиновом костюме за платиновым столиком.

— Кто это? — спросила Триллиан.

— Ты не знаешь, кто такой Дезиато? Может быть, ты и о «Зоне Бедствия» не слышала?

— Нет, — призналась Триллиан.

— Это же самый грандиозный, — завел глаза Форд, — самый сногсшибательный, самый знаменитый в истории рок-оркестр! И ты о нем не слыхала?

— Нет.

— Вот тебе и на, — сказал Зафод. — Дожить до конца Вселенной и ничего не узнать.

Глава 51.

В небольшой комнате в одном из щупальцев ресторана тощий долговязый мужчина отогнул занавеску, и в лицо ему заглянуло забвение. Лицо это не было красивым. Глаза запали, щеки ввалились, тонкие губы чересчур большого рта, раздвигаясь, обнажали длинные зубы.

Он опустил занавеску, и жуткий свет, игравший на его лбу, погас. Походив по своей каморке, он присел на шаткий стул перед низким столиком и стал просматривать дежурные хохмы.

Прозвенел звонок.

Он отодвинул листки и встал. Пройдясь пальцами по десятку из бесчисленных блесток и сверкающих пуговиц, украшавших его костюм, он направился к двери. Свет в ресторанном зале померк, оркестр заиграл быстрее, луч прожектора выхватил из мрака лестницу, ведущую в центр эстрады. На ступеньках появилась высокая блистающая фигура. Плавным движением длинной, тонкой руки он снял со стойки микрофон и раскланялся. Грянули аплодисменты.

— Дамы и господа, — начал он, когда шум затих, — известная нам Вселенная существует более ста семидесяти тысяч миллионов миллиардов лет и через полчаса подойдет к своему концу. Приветствуем вас в Миллиуэйз — ресторане «На Краю Вселенной»!

Легким жестом он прервал новую вспышку оваций.

— Сегодня вы у меня в гостях. Я — Макс Квордлеп-лин. Я прибыл сюда из другого отрезка времени, чтобы вместе с вами стать свидетелем исторического события — конца самой Истории.

На всех столиках одновременно сами собой зажглись свечи и миллионы теней загуляли по залу. Дрожь возбуждения охватила ресторан. Огромный золотой купол начал тускнеть, темнеть, растворяться. Макс продолжал, понизив голос:

— Итак, дамы и господа, горят свечи, тихо наигрывает оркестр, купол становится прозрачным, открывая нам мрачное небо, изливающее свет древних звезд. Близок восхитительный, сказочный миг апокалипсиса!

Несколько секунд в ресторане стояла полная тишина. Потом Макс воскликнул:

— Благодарю за внимание! Я вернусь к вам через несколько минут, а сейчас оставляю вас на попечение неподражаемого Рэга Нуллифая и его оркестра «Катаклизм». П-а-а-хлопаем!

Между тем к столику Зафода Библброкса подошло крупное мясистое четвероногое с большими влажными глазами, маленькими рожками и заискивающей улыбкой на губах.

— Добрый вечер, — животное поклонилось и грузно присело на задние ноги в реверансе. — Я — Главное Блюдо Дня. Позвольте предложить вам какую-нибудь часть своего тела. — Оно хрюкнуло и повиляло задом. — Может быть, лопатку? В белом вине, а?

— Вашу лопатку? — в ужасе спросил Артур.

— Естественно, мою, сэр, — промычало животное.

— Чью же еще?

Зафод вскочил на ноги и стал оценивающе тыкать пальцем в мясистое упругое плечо.

— Хорош и огузок, — пробормотало животное. Мясо там очень сочное. — Оно издало низкий мелодичный звук и занялось жвачкой.

— Ты думаешь, это животное и впрямь хочет, чтобы его съели? — спросила Триллиан у Форда.

— Я? — Форд сидел с остекленелым взглядом. — Я ничего не думаю.

— Но это ужасно. В жизни не встречал ничего более отвратительного, — сказал Артур.

— В чем дело, землянин, что тебя гложет? — Теперь Зафод сосредоточился на обширной задней части животного.

— Я не хочу есть существо, которое само меня к этому призывает. Это бессердечно.

— Но это лучше, чем есть существо, которое этого не хочет, — резонно заметил Зафод.

— Я, пожалуй, возьму овощной салат, — сказал Артур.

— Обратите внимание на мою печень, — настаивало животное. — Нежный вкус и высокая калорийность. Вырастить такую печень стоило немалых трудов, поверьте.

— Хочу овощной салат! — настойчиво повторил Артур. — Вы не можете запретить мне съесть салат.

— Многие овощи занимают недвусмысленную позицию по этому вопросу. Чтобы разрубить сложный узел многообразных проблем и было решено вывести такое животное, которое действительно желает быть съеденным и способно ясно и определенно такое желание выразить. И вот я перед вами.

Животное слегка поклонилось.

— Воды! — попросил Артур.

— Вот что, — заявил Зафод, — я голоден, а этими разговорами сыт не будешь. Четыре бифштекса с кровью. И побыстрее! Последний раз мы ели пятьсот семьдесят шесть миллиардов лет назад.

Животное издало короткое мычание.

— Прекрасный выбор, сэр. Сию минуту пойду и застрелюсь.

И оно неторопливо направилось к кухне.

Через несколько минут официант принес четыре огромных дымящихся бифштекса. Зафод и Форд вгрызлись в свои куски немедленно. Триллиан последовала их примеру после короткой паузы. Артур смотрел на тарелку, испытывая приступ дурноты.

Играл оркестр. Бросив взгляд на часы, Макс Квордлеплин вернулся на сцену.

— Итак, дамы и господа, — всем ли весело в эти последние минуты?

— Всем! — закричали те, кто обычно с энтузиазмом откликается на шутки клоунов.

— Это прекрасно! — радостно продолжал Макс. — И пусть вокруг безумствуют фотонные бури, готовясь разнести в клочья последнее солнце, — вы тем временем откинетесь в удобных креслах и вместе со мной будете наслаждаться этим восхитительным, щекочущим нервы финалом.

Он заговорил тише, заставляя публику напрягать слух.

— Это — абсолютный конец. Величавый ход мироздания прекращается, все сущее вот-вот канет в небытие. — Теперь Макс говорил еле слышно. — Мы идем навстречу пустоте. Полному забвению. Ни-че-го нет!

Его глаза сверкнули — или подмигнули?

— Ничего! За исключением, естественно, нежнейших трюфелей и великолепного выбора альдебаранских ликеров.

Оркестр поддержал Макса музыкальной фразой. Но разве артист его масштаба нуждается в этом? Для него сама аудитория — музыкальный инструмент, и он блистательно им владеет.

— И не надо бояться, что утром заболит голова, — продолжал он. — Утро никогда не наступит!

Макс придвинул к себе высокий табурет и сел.

— Я счастлив видеть всех вас. Я знаю, многие приходят сюда не раз и не два, и это замечательно. Увидеть конец всего, а потом вернуться домой, в свое время, растить детей, бороться за переустройство общества, сражаться за свои убеждения — это вселяет надежду на будущее для всех форм жизни, на будущее, которого, как мы знаем, нет…

Артур повернулся к Форду.

— Но если это конец Вселенной, то и нам конец, разве не так?

Форд остановил на нем взгляд человека, в котором разместилось три Пангалактических Грызлодера.

— Нет, — ответил Форд. — На краю пропасти тебя удерживает силовое поле, которое не дает тебе сгинуть в этой темпоральной катавасии. Понял?

— А? — выдавил Артур. — Да-а. — И попробовал сосредоточиться на тарелке супа, которую выторговал у официанта взамен бифштекса.

— Я тебе объясню, — сказал Форд. — Вообрази, что эта салфетка — темпоральная Вселенная, а эта ложка — трансдукциональная мода в искривлении материи…

— Это моя ложка. Она мне нужна для того, чтобы есть суп, — сказал Артур.

— Да? Ну ладно. Пусть эта ложка, — он отыскал маленькую деревянную ложечку на блюде с десертом, — пусть эта ложка… — ухватить ее Форду не удалось, и он передумал: — Нет, возьмем вилку…

— Эй, не тронь мою вилку, — возмутился Зафод.

— Хорошо, хорошо, — сказал Форд. — Пусть этот бокал — темпоральная Вселенная…

— Тот, что ты уронил? — спросил Артур.

— Я его уронил?

— Да.

— Отлично, — сказал Форд. — Забудь о нем. Ты знаешь, как возникла Вселенная?

— Нет, — признался Артур.

— Представь, у тебя есть ванна. Большая круглая ванна. Из черного дерева. Конической формы.

— Почему конической? — спросил Артур.

— Тсс, — оборвал его Форд. — Молчи. Коническая ванна. Ты наполняешь ее мелким песком. Или сахаром А потом вынимаешь пробку — ты меня слушаешь?

— Слушаю.

— Вынимаешь пробку, и все это дело уходит через слив.

— Понятно.

— Ни черта тебе не понятно. Я еще не добрался до сути. Ты хочешь узнать суть?

— Хочу.

— Так слушай. Представь, что ты снимаешь филь\ о том, как это происходит. Как уходит сахар. У тебя камера, и ты снимаешь.

— Это и есть суть?

— Нет еще. А потом ты пускаешь пленку через проектор — назад. Вот в чем суть.

— Назад?

— Да. Задний ход — именно в этом суть. А ты сидишь и наблюдаешь, как песок втекает через слив и наполняет ванну. Понятно?

— Ты хочешь сказать, что так начиналась Вселенная?

— Нет. Я хочу сказать, что это прекрасный способ расслабиться.

С телефоном в руке к столику подошел зелены! официант.

— Мистер Зафод Библброкс? — спросил он.

Зафод поднял голову от своего третьего бифштекса.

— Сэр, вас к телефону.

— Меня? Кому известно, что я здесь? — забеспокоился Зафод.

— Может быть, кто-нибудь сообщил в галактическую полицию? — предположила Триллиан.

— Думаешь, меня хотят арестовать по телефону Допускаю — я жутко опасен, если меня разозлить Так кто же мне звонит?

— Я лично не знаком с этим металлическим джентльменом, — сказал официант.

— Металлическим?

— Да, сэр. Хотя я лично с ним не знаком, мне известно, что он ожидает вашего возвращения уже и одну тысячу лет. Ведь вы ушли отсюда столь поспешно…

— Ушли отсюда? Что за шутки? Да мы только пришли сюда.

— Совершенно справедливо, сэр. Но перед тем, как посетить ресторан, вы покинули его.

Зафод напряг сперва один мозг, потом второй.

— Мой вам совет — смените психиатра, — сообщил он. — Ваш зря берет с вас деньги.

— Стоп, — очнулся Форд Префект. — А где мы собственно, находимся?

— Могу ответить с предельной точностью, — сказал официант. — На планете Б Лягушачьей звезды.

— Но мы только что улетели оттуда, — возразил Зафод. — И попали в ресторан «На Краю Вселенной».

— Да, сэр, — сказал официант, чувствуя, что наконец овладел мячом и резво идет к воротам противника. — Дело в том, что упомянутый ресторан построен на обломках поименованной планеты.

— Так мы путешествовали во времени, а не в пространстве? — осенило Артура.

— Вы прыгнули вперед на пятьсот семьдесят шесть миллиардов лет, оставаясь на том же месте. — Официант облегченно улыбнулся — мяч в воротах.

— Вот оно что! — облегченно вздохнул Зафод. Теперь понятно. Я велел компьютеру доставить нас в ближайший ресторан, что он и сделал. Если не считать всех этих миллиардов лет, мы так и не двинулись с места. Чисто сработано. Давай сюда телефон, приятель, — Зафод схватил трубку. — Алло! Марвин, это ты? Как дела, дружище?

После длинной паузы до Зафода донесся тихий голос:

— Не буду скрывать от вас, что чувствую себя совершенно подавленным.

Зафод прикрыл ладонью трубку.

— Это Марвин, — сообщил он. — Слушай, приятель, — заговорил он снова в трубку, — мы тут потрясающе проводим время. Вино, закуска, немного ругани и конец Вселенной на десерт. Ты где?

Снова пауза.

— Не надо делать вид, что вас это интересует, — сказал наконец Марвин. — Я всего лишь робот и ни на что не претендую. «Включи затвор номер три, Марвин». «Ты можешь поднять эту бумажку, Марвин?» Могу ли я поднять бумажку!

— Ну-ну, будет тебе, — сочувственно сказал Зафод.

— Но я привык к унижениям, — бубнил робот. — Могу окунуть голову в ведро с водой. Хотите? Тут рядом как раз есть ведро. Одну минуту…

— Эй, Марвин! — прервал его Зафод. Но было поздно. В трубке раздалось бульканье.

— Что он говорит? — спросила Триллиан.

— Ничего. Он просто захотел, чтобы мы услышали, как он моет голову.

— Ну вот, — пыхтел Марвин, отдуваясь. — Надеюсь, вы удовлетворены.

— Да-да, — сказал Зафод, — вполне. А теперь скажи, где ты находишься?

— На стоянке. Паркую корабли гостей ресторана.

Не уходи. Мы сейчас будем.

Зафод вскочил, отбросил телефон и подписал счет.

— Хотблэк Дезиато.

— Пошли к нему, он на стоянке.

— А как быть с концом Вселенной? — спросил Артур. — Мы пропустим самое главное.

— Я уже это видел, — сказал Зафод. — Ничего интересного — трах! — и готово.

Мало кто обратил внимание на их уход. Глаза всех были устремлены на небо, где разыгрывалась страшная драма.

— Любопытное зрелище, — говорил Макс. — В верхнем левом квадранте при внимательном рассмотрении вы можете увидеть кипящую в ультрафиолете систему Гастромил. Здесь есть кто-нибудь из Гастромила?

Один-два неуверенных возгласа из задних рядов.

— Отлично, — сказал Макс, лучезарно улыбаясь.

— Пожалуй, вам уже не стоит беспокоиться, выключили ли вы газ.

Глава 52.

Зафод схватил Форда за руку и втолкнул в кабинку у выхода из ресторана.

— Что вы делаете? — спросил Артур.

— Пусть протрезвеет. — Он вложил монету в щель. Замигали огни, закрутились вихри газа-отрезвителя.

— Привет, — сказал Форд выходя. — Куда мы направляемся?

— Вниз, на стоянку.

— Может, стоит вернуться на «Золотое сердце»? Тут должны быть темпоральные телепорты.

— «Золотое сердце» я отдал Зарнивупу. Не хочу играть в его игры. Мы найдем другой корабль.

Выйдя из лифта, они ступили на движущуюся дорожку и оказались в необъятном помещении, стены которого пропадали в туманной дали. Пространство по обе стороны дорожки было уставлено космическими кораблями посетителей, вкушавших пищу наверху. Тут были корабли всех видов — от небольших практичных моделей до огромных роскошных лимузинов. Глаза Зафода засверкали от жадности.

— А вот и Марвин, — сказала Триллиан.

Они посмотрели в указанном направлении. В неверном свете виднелась металлическая фигурка. Робот уныло тер коврик в дальнем углу серебристой громады крейсера.

Через прозрачную трубу они соскользнули с дорожки на пол.

— Эй, Марвин, — крикнул Зафод, шагая к роботу.

— Мы рады тебя видеть!

Марвин повернулся на голос и, насколько это было возможно, придал своему металлическому лицу укоризненное выражение.

— Неправда, никто мне не рад.

— Ну как хочешь, — сказал Зафод и, бросив влюбленный взгляд на корабли, пошел их осматривать. Форд последовал за ним.

К Марвину подошли только Триллиан и Артур.

— Мы правда, очень тебе рады, — сказала Триллиан. — Подумать только, как долго ты нас ждал.

— Пятьсот семьдесят шесть миллиардов три тысячи пятьсот семьдесят девять лет, — сказал Марвин. — Я считал, можете не проверять. Первые десять миллионов лет были самыми трудными. Вторые десять миллионов были не легче. Третьи десять миллионов не доставили мне ни малейшего удовольствия. После этого я почувствовал недомогание. — Он помолчал, потом продолжал: — Что здесь за публика! Последний интересный собеседник попался мне сорок миллионов лет назад.

— Бедный Марвин, — вздохнула Триллиан.

— И знаете, кем он оказался?

— Кем же?

— Кофемолкой.

— Ты только взгляни на эту игрушку, — кивнул Форд Зафоду. Они стояли у оранжевого звездного багги с черными бустерами по бокам. Собственно, звездными такие кораблики назывались по ошибке — они могли лишь прыгать от планеты к планете. Но в изяществе линий им нельзя было отказать.

Рядом с багги разместился лимузин длиной ярдов тридцать. Создавая его, конструктор, казалось, преследовал одну цель — вызвать зависть у любого, кто взглянет на его детище.

— Подумать только, — удивился Зафод, — мультикластерный кварковатор. Такое не часто встретишь. Похоже, он сделан на заказ.

— Меня как-то на вираже обогнал такой красавчик. Прошелестел мимо: движок — как часы.

Зафод одобрительно присвистнул.

— А через десять секунд врезался в третью луну Беты Яглана.

— Да ну?

— На вид-то он хорош, а в управлении неуклюж, как корова.

Форд обошел вокруг корабля.

— Подойди-ка, — крикнул он Зафоду. — Здесь на борту нарисовано взрывающееся солнце — эмблема «Зоны Бедствия». Никак это корабль Хотблэка. Знаешь, у них в программе есть такой трюк — в конце песни беспилотный корабль врезается в солнце. Зрелище потрясающее. Правда, корабли обходятся недешево.

Но внимание Зафода было обращено на другой, соседний корабль. Библброкс стоял, разинув рты.

— Ты только посмотри, — изумился он.

Форд посмотрел и тоже застыл, пораженный.

Это был корабль простой, классической формы сплющенного лосося, длиной ярдов двадцать, с безупречными обтекаемыми обводами. Одна его особенность бросалась в глаза.

— Он такой… черный! Даже трудно определить форму — свет в него просто проваливается.

Зафод молчал. Он влюбился. Рука его потянулась к кораблю, погладила. Замерла. Снова погладила.

— Трения нет совсем, — сказал он. — Ты представляешь, как он идет!

Одна голова Зафода повернулась к Форду, другая не сводила с корабля благоговейного взгляда.

— Ну, что скажешь, Форд?

— Ты полагаешь, нужно брать?

— Нет. Ни в коем случае.

— И я так думаю.

— Но все равно придется, а?

— У нас нет другого выхода.

Они помолчали.

— Однако лучше поторопиться. Скоро наступит конец Вселенной, и все повалят вниз к своим машинам. Марвин! — Позвал Зафод.

Марвин приблизился.

— У нас для тебя дело.

— Уверен, оно мне не понравится.

— Понравится. Перед тобой откроется новая жизнь.

— Еще одна жизнь? О нет, только не это.

— Марвин, ты должен только…

— Открыть этот корабль?

— Э-з… Да.

— Так бы и сказали, — проворчал Марвин. — И нечего было рисовать светлое будущее.

Робот подошел к кораблю, тронул его, и люк открылся.

Зафод и Форд изумленно смотрели на зияющий вход.

— Не стоит благодарности, — сказал Марвин. — Впрочем, ее и не последовало.

Подошли Артур и Триллиан.

— Что происходит? — спросил Артур.

— Вы только загляните внутрь, — предложил Форд. — Все черным-черно.

— Наступает долгожданный миг! — воскликнул Макс. — Вскипают небеса. Все валится в адскую вопящую пустоту. Через двадцать секунд со Вселенной будет покончено!

Ярость разрушения полыхала вокруг, и в этот момент, как бы из бесконечного далека, донесся звук. одинокой трубы. Макс бросил недоуменный взгляд на оркестр — на трубе никто не играл. Вдруг рядом с ним на сцене возникла закрученная спиралью струя дыма. Первую трубу поддержали другие. Более пятисот раз Макс вел это представление, но такого еще никогда не случалось. Дым сгустился в дряхлую фигуру бородатого старца. Его глаза сияли, как звезды, голову венчала корона.

— Что это? — прошептал Макс, дико вращая глазами. — Что происходит?

В задних рядах раздались восторженные вопли приверженцев Церкви второго пришествия великого пророка Зарквона.

Макс растерянно замигал, но быстро взял себя в руки.

— Поприветствуем великого пророка, — провозгласил он. — Он явился! Зарквон вновь явился к нам!

Под гром оваций Макс подошел к пророку и вручил ему микрофон. Зарквон откашлялся. Поглядел вокруг. Неловко повертел микрофон.

— Э… — сказал он. — Я… э… опоздал немного. Куча дел, знаете ли, совсем замотался. — Зарквон снова откашлялся. — Как у нас со временем? Надеюсь, найдется мину…

И в этот миг настал конец Вселенной.

Глава 53.

Убедившись, что хозяин благополучно устроился в своем кресле, телохранитель мистера Хотблэка Дезиато поднялся в кабину навигатора. Там он дистанционно задал программу автопилоту стоящего рядом черного корабля, подарив тем самым огромное облегчение Зафоду Библброксу, который уже минут десять безуспешно пытался взлететь. Черный корабль скользнул вперед, повернулся и начал разбег. Набрав скорость, он достиг зоны темпорального запуска и стартовал в далекое прошлое.

— Куда летим? — спросила Триллиан.

— Не знаю, — ответил Зафод Библброкс.

— Почему? — осведомился Артур.

— Заткнись, — дружно ответили Зафод и Форд.

Их попытки вырвать управление у автопилота были безуспешны. Корабль бросало и раскачивало. Двигатели визжали, как малые дети.

— Этот цвет меня бесит, — прорычал Зафод, чья любовь к кораблю растаяла после трех минут полета.

— Каждый раз, когда ты касаешься черной кнопки на черной панели с черной маркировкой на черном фоне, в ответ загорается черный сигнал. Что мы угнали? Галактический катафалк?

— Может быть, у хозяев корабля зрение работает в другом диапазоне волн? — предположила Триллиан.

— Или у конструктора не хватало воображения? — пробормотал Артур.

— Или он был в глубокой депрессии, — добавил Марвин.

Корабль сильно накренился, и Зафод, оставив панель, повернулся к Артуру.

— Послушай, землянин, ведь у тебя есть работа. Ты должен отыскать Вопрос к Основному Ответу, так?

— Я думал, все это уже забыто.

— Только не мной. Как сказали мыши, на этом можно зашибить хорошую деньгу. И этот вопрос заперт в твоей башке. Так что думай! Смысл Жизни! Да за такое мы потребуем выкуп со всей Галактики. Сумасшедшие деньги!

Артур глубоко вздохнул.

— Ладно, — согласился он. — Я попробую. Но с чего начать? Если Основной Ответ, или как там его называть, сорок два, то вопросом может быть все, что угодно. Скажем, сколько будет шестью семь?

Глаза Зафода блеснули.

— Сорок два! — воскликнул он.

Артур провел ладонью по лбу.

— Да, — терпеливо произнес он, — это мне известно.

Зафод помрачнел.

— Я просто хотел сказать, что вопрос может быть любым, — пояснил Артур. — И я не знаю, какой из них верен.

— Я знаю, — встрял Марвин. — Вопрос отпечатан в волновой структуре мозга землянина. Впрочем, вряд ли вам это интересно.

— Ты что, можешь читать мои мысли? — спросил Артур.

— Могу, — сказал Марвин.

— Неужели? — Артур был поражен.

— Да. И меня удивляет, как ты умудряешься обходиться таким скудным набором.

— Это оскорбление?

— Именно, — подтвердил Марвин.

— Марвин, — сказала Триллиан с той мягкостью в голосе, которая в разговоре с роботом удавалась только ей, — если ты знал разгадку все это время, почему не сказал нам раньше?

— Вы же не спрашивали.

— Ну хорошо, паршивая груда металла, мы спрашиваем сейчас! — разъярился Форд.

В этот момент качка прекратилась, а рев двигателей перешел в легкое жужжание.

— Эй, Форд, — крикнул Зафод, — этот звук мне по душе. Ты крутил что-нибудь?

— Наоборот. Я как раз прекратил эту возню с приборами. Пусть эта посудина летит куда хочет, лишь бы скорее с нее смыться.

— Верная мысль, — согласился Зафод.

— Ну вот, я же знал, что вам это безразлично… — сказал Марвин, заполз в угол и отключился.

— Интересно, кому принадлежит этот корабль? — спросил Артур.

— Мне, — ответил Зафод.

— Да нет, чей он на самом деле?

— Мой. Если собственность есть кража, то и украденное — собственность. Стало быть, корабль мой.

— Объясни это кораблю, — предложил Артур.

Зафод подошел к пульту.

— Эй, корабль, — крикнул он, колотя кулаком по панели, — с тобой говорит твой новый хозяин…

Закончить он не успел. Одновременно произошло несколько событий.

Корабль выпал из режима полета во времени и вновь возник в реальном пространстве.

Все приборы на панели, отключенные при полете во времени, осветились.

На большом обзорном экране появилось звездное небо. Прямо по курсу встало огромное солнце.

Громоподобный хлопок из громкоговорителей, окружающих экран, отбросил их к стене.

Глава 54.

В середине обширной пустыни на сухой, выжженной планете Какрафун бригада техников настраивала акустическую систему. Собственно, в пустыне находилась только система, сами же техники были в безопасности на огромном корабле управления оркестром «Зона Бедствия» в четырехстах милях над поверхностью планеты. В радиусе пяти миль от громкоговорящих башен оркестра гибло все живое. Окажись Артур в этой зоне, последней вспышкой его сознания была бы мысль, что формой и размерами акустическая система напоминает Манхэттен. Устремленные в небо гигантские этажерки нейтронных фазовых динамиков затмевали громады плутониевых реакторов и сейсмоусилителей.

В бездонных бетонных бункерах под городом громкоговорителей лежали инструменты, которыми музыканты управляли с корабля: фотон-гитара, бас-детонатор и мега-ударный комплекс.

На корабле управления бурлила жизнь. Только что к его борту пришвартовался лимузин Хотблэка Дезиато, и хозяина немедленно доставили к медиуму, чьей задачей было расшифровать психоимпульсы великого музыканта и ввести их в блок управления фотон-гитарой. Врачи, логик и ихтиолог пытались успокоить ведущего певца, который заперся в ванной с пачкой снотворного и сказал, что не выйдет оттуда до тех пор, пока ему не докажут, что он не рыба. Басист расстреливал из пулемета собственную спальню, а ударник просто исчез. Лихорадочные поиски позволили обнаружить его на одном из пляжей Сантрагинуса в сотне световых лет от Какрафуна. Он заявил, что уже полчаса живет счастливой жизнью со своим новым другом — небольшим симпатичным камешком. Распорядитель оркестра был чрезвычайно рад этому известию, поскольку роль ударника теперь переходила к роботу, который отличался потрясающим чувством ритма.

В субэфирном чувствомате на борту черного корабля слышались служебные переговоры техников.

— Канал девятый под нагрузкой, включаю пятнадцатый, — говорил один голос.

Могучий акустический удар потряс корабль.

— Пятнадцатый в порядке, — сообщил второй голос.

В разговор вмешался третий.

— Черный занимает исходную позицию для финишного рывка. Отлично выглядит. Протаранит солнце в лучшем виде. Компьютер готов?

Голос компьютера:

— Готов!

— Возьми управление черным.

— Черный под контролем. Введена программа траектории. Остаюсь в дежурном режиме.

— Включаю двадцатый канал, — раздался голос первого техника.

Зафод прыгнул к приемнику и переключил диапазон прежде, чем очередной удар обрушился на корабль.

— Что значит — протаранить солнце? — спросила Триллиан.

— То и значит, что корабль должен врезаться в солнце, — объяснил Марвин. — Угнав беспилотный корабль Хотблэка Дезиато, трудно ожидать чего-либо другого.

— Откуда ты взял, что это корабль Хотблэка? — угрожающе спросил Зафод.

— Я сам ставил его на стоянку.

Теперь по приемнику шла трансляция для широкой аудитории.

— …прекрасная погода для концерта. Я нахожусь перед сценой, — говорил репортер, — в самом центре пустыни, и через гипербинокль могу различить огромные толпы зрителей. За моей спиной возвышаются башни динамиков, над головой сияет солнце. Оно не ведает, что ему вот-вот нанесут удар. Зато об этом осведомлены представители экологического лобби. Они утверждают, что концерт вызовет землетрясение, приливные волны, ураганы, нанесет непоправимый ущерб атмосфере планеты. Однако я только что получил сообщение, дающее основание для оптимизма. Администратор оркестра «Зона Бедствия» встретился с экологами за завтраком и велел всех их перестрелять. Таким образом, уже ничто не может помешать…

Зафод выключил приемник и повернулся к Форду Префекту.

— Знаешь, что я думаю?

— Догадываюсь.

— И о чем, ты думаешь, я думаю?

— Я думаю, ты думаешь, что нам пора бежать отсюда.

— Но как? — спросил Артур.

— Тихо! — сказали Форд и Зафод. — Мы думаем.

В полном соответствии с программой черный корабль начал свой «нырок» в солнце за шесть минут тридцать семь секунд до кульминационного момента номера, частью которого и являлся этот трюк. Через несколько минут Форд закончил осмотр всех отсеков корабля и ворвался в кабину управления. Зафод повернулся к нему с горящими глазами:

— Ну, сколько у нас спасательных капсул?

— Ни одной.

— Ты пересчитал их?

— Два раза, — ответил Форд. — Тебе удалось связаться с техниками?

— Да, — в голосе Зафода звучало отчаяние. — Я сказал им, что на борту полно людей, и они пожелали нам приятного путешествия.

— Ты назвал себя?

— Назвал. Они сказали, что для них это большая честь.

Наступила ледяная пауза.

— Кстати, — неожиданно сказал Артур, — что такое «телепорт»?

Все молча повернулись к нему.

— Может быть, я не вовремя задаю вопросы…

— Где ты прочел это слово? — тихо спросил Форд.

— Вот здесь, — Артур показал на темный высокий шкаф в задней части каюты. — Под словом «Аварийный» и рядом со словом «Неисправен».

Форд Префект кинулся к шкафу и нажал на единственную кнопку. Передняя стенка шкафа отъехала вбок, открыв нечто вроде душевой кабинки с несколькими сетками. С потолка свисали обрывки проводов, панель управления едва держалась на одном винте…

Еще во время строительства корабля на верфь явился младший бухгалтер оркестра «Зона Бедствия» и потребовал у менеджера объяснения, зачем понадобилось устанавливать дорогостоящий телепорт на борту корабля, которому предстоит совершить только один полет, да и то без экипажа. Ему было сказано, что фирма отдаст телепорт с десятипроцентной скидкой, но бухгалтер и слышать ничего не хотел. Менеджер заметил, что людям все равно придется входить на корабль и покидать его, но бухгалтер справедливо указал, что для этой цели на корабле имеются весьма удобные двери. Затем менеджер сообщил, что бухгалтер может идти ко всем чертям, а бухгалтер ударил его в ухо. После завершения переговоров работа по установке телепорта была прервана, а сам телепорт прошел в калькуляции незамеченным в графе «Прочее оборудование» за пятикратную цену.

Форд Префект сунул монету в щель телепорта и включил тумблер на скособоченной панели. Монета исчезла.

— Эта часть системы работает, — констатировал он. — Но я не вижу программ наведения, а без нее телепорт может заслать тебя куда угодно.

Солнце заняло весь экран.

— Будь что будет, — сказал Зафод. — И здесь нет автоматической системы управления. Мы не можем все сюда войти — кто-то должен включить телепорт снаружи.

Зафод взглянул на пылающий экран.

— Марвин, друг мой, — спросил он, — как ты себя чувствуешь?

— Боюсь, очень скверно, — ответил робот.

Точно по расписанию черный корабль со своим унылым пассажиром погрузился в ядерную печь солнца. Языки пламени длиною в миллионы миль вырвались из раскаленного тела. Прежде чем они достигли Какрафуна, громыхающая пустыня треснула и раскололась. Мощная и до той поры не известная подземная река хлынула на поверхность. Через секунду из трещины вырвались миллионы тонн кипящей лавы, которая мгновенно испарила воды реки, что привело к взрыву, потрясшему всю планету. Немногие свидетели, оставшиеся в живых, клятвенно заверяли, что на их глазах вся пустыня, простиравшаяся на сотни тысяч квадратных миль, поднялась в воздух подобно блину толщиной в милю, перевернулась и снова шлепнулась вниз. Именно в этот момент языки солнечного пламени проникли сквозь облака, образованные испарившейся водой, и достигли поверхности планеты.

Через год пустыня Какрафуна превратилась в цветущий луг. Слегка изменился состав атмосферы. Летом солнце не жгло так немилосердно, как прежде, а зимой не случалось жестоких морозов. Мало-помалу планета превратилась в сущий рай. Представитель «Зоны Бедствия» — тот самый, что велел перестрелять экологов, — заявил, что ребята из оркестра намерены повторить этот трюк в будущем.

Глава 55.

— Где мы? — спросил Артур.

Форд Префект огляделся. Они стояли посреди длинного изогнутого коридора, уходящего в обе стороны. Через толстое затемненное окно в наружной стене были видны звезды.

— По-моему, мы на каком-то космическом корабле, — сказал Форд.

Вдали послышались глухие удары.

— А где Триллиан? — спросил Артур. — Где Зафод?

— Они могут оказаться где угодно. Телепорт может закинуть тебя за десятки световых лет.

— Как ты думаешь, они…

— Мы не знаем ни где они, ни что с ними. Бери пример с меня, не думай об этом.

Артур оценил мудрость совета и глубоко вздохнул.

— Слышишь, шаги! — закричал Форд.

— Где?

— Эти глухие удары — звук шагов. Слушай!

Артур прислушался. Звук становился все громче.

Топот приближался с обеих сторон.

В нескольких шагах во внутренней стене обнаружился вход в другой коридор, идущий под прямым углом к первому. Они свернули во тьму и побежали. Многочисленные ответвления справа и слева обдавали их мраком и холодом. Чем дальше они бежали, тем громче раздавался глухой топот. Они нырнули в ближайшее ответвление и замерли в страхе. Через несколько секунд мимо них, пыхтя и отдуваясь, протопали десятка два тучных мужчин и женщин в тренировочных костюмах.

— Бег трусцой! — прошептал Форд.

Звук шагов эхом отдавался в многочисленных коридорах. Приютивший их закоулок был коротким и кончался стальной дверью. Форд осмотрел ее, повозился с запором и открыл.

Первое, что они увидели, был гроб. Следующие четыре тысячи девятьсот девяносто девять предметов, которые бросились им в глаза, также были гробами.

Глава 56.

В тусклом свете им открылся гигантский склеп под низким потолком. В дальнем его' конце виднелся сводчатый ход, ведущий в подобное же помещение с подобным же содержимым. Форд присвистнул:

— Жуть!

При ближайшем рассмотрении гробы оказались скорее саркофагами из белого мрамора. Через полупрозрачные крышки смутно различались черты усопших. То были гуманоиды, о которых с определенностью можно было сказать лишь одно: они давно оставили позади все тяготы существования в тех мирах, где им довелось обитать. По полу растекался тяжелый маслянистый белый газ, леденящий ноги. Форд присел перед одним из саркофагов, вынул из саквояжа полотенце и принялся что-то тереть. Из-под инея показалась табличка. Форд мгновенно узнал раннегалактический алфавит.

— Здесь написано: «Голгафрингемский флот, ковчег Б, трюм №  7, санитарный инспектор телефонных будок II класса» — и порядковый номер.

— Санитарный инспектор? Мертвый санитарный инспектор? — спросил Артур.

— Лучший вид санитарного инспектора.

— Но что он здесь делает?

— Не думаю, что у него много дел.

Форд перешел к другому саркофагу. Минутная работа полотенцем, и он объявил:

— Парикмахер. Мертвый парикмахер. Каково?

В следующем саркофаге нашел свой последний приют делопроизводитель рекламного агентства, рядом с ним покоился торговец подержанными автомобилями.

Внимание Форда привлек небольшой люк в полу. Он нагнулся и приоткрыл крышку. Охлаждающий газ стал втягиваться в отверстие.

— Если это обычные гробы, зачем их хранят на таком холоде? — спросил Артур.

— Зачем их вообще здесь хранят? — задумался Форд. — Кому понадобилось перевозить в космосе пять тысяч трупов?

— Десять тысяч. — Артур показал на вход, в следующее помещение.

Форд заглянул в люк.

— Пятнадцать тысяч. Там внизу такая же партия.

— Пятнадцать миллионов, — раздался голос у них за спиной. — Поднимите руки и медленно поворачивайтесь. — Одно лишнее движение, и я разнесу вас в клочья!

— Ну почему нам никто никогда не рад? — сказал Артур, выполняя приказ.

В дверях стоял мужчина, который, по-видимому, действительно был им не рад. Свое неудовольствие он выражал отчасти лающими приказами, отчасти неприятной манерой свирепо размахивать длинноствольным смертобоем. Надраенные пуговицы черно-золотого мундира сияли, как автомобильные фары.

— Выходите, — велел мужчина, указав на дверь.

В коридоре им встретились двадцать четыре бегуна, сменившие костюмы и освеженные душем. Один за другим они вошли в склеп. Артур растерянно провожал их взглядом.

— Не задерживаться! — рявкнул хозяин смертобоя.

Артур и Форд послушно двинулись дальше.

Двадцать четыре бегуна подошли к двадцати четырем саркофагам, открыли их, залезли внутрь и уснули глубоким сном.

Глава 57.

— Капитан!

— Да, Номер Первый?

— Э-э… Тут вот Номер Второй пришел… Вроде как доложить что-то хочет.

— Ах ты, Господи. Неужто опять?

С высоты мостика капитану открывалась широкая панорама пространства, усеянного звездами. Прямо по курсу корабля их становилось все меньше, а глядя назад, капитан с каждым днем видел все более плотную звездную массу. Уже многие годы корабль удалялся от центра Галактики со скоростью, о которой капитан знал лишь одно — она была очень большой. Почти такой же, как скорость этого… проклятая память… — а то и в три раза больше. Время от времени он напряженно вглядывался в сияющую даль, как бы в поисках чего-то. Но так и не находил. Впрочем, это его не беспокоило. Ведь ученые утверждали, что все будет в порядке, — важно только не паниковать и соблюдать дисциплину.

Капитан и не думал паниковать. Все шло прекрасно. Он задумчиво возил по плечам большой мягкой губкой, но тихое покашливание напомнило ему, что старший помощник все еще стоит рядом. Хороший малый, этот Номер Первый. Не шибко умен, конечно, и всегда ходит с развязанными шнурками, но очень услужливый. Не то что Номер Второй — вечно надутый, пуговицы сияют, и каждый час докладывает: «Корабль продолжает движение, капитан!», «Курс верный, капитан!», «Давление кислорода в норме, капитан!» Капитан взглянул на помощника.

— Номер Второй докладывает, что у нас пленники, сэр!

Капитан задумался. Кого здесь можно взять в плен?

— Ну что ж, — сказал он. — Может быть, это доставит ему удовольствие. По-моему, он всегда мечтал о таком событии.

Когда Артур и Форд Префект предстали перед капитанским мостиком, поразил их не огромный полусферический купол, сквозь который сверкали звезды, и не стена, усыпанная приборами. Нет, ошарашило их совсем другое — ванна.

То была вознесенная на шестифутовый пьедестал уродина в барочном стиле, какую не часто увидишь вне стен Музея Больного Воображения в Максимегалоне. Сплетение вызолоченных труб, напоминающее кишечник, нагло выставлено напоказ. Форма кранов и стойки душа заставила бы вздрогнуть носорога. Ванна как доминирующий элемент капитанского мостика явно огорчала конвоира Артура и Форда.

— Сэр! — крикнул Номер Второй сквозь зубы (дело нелегкое, но за долгие годы упражнений он овладел этим искусством).

Над краем ванны показалось широкое румяное лицо и покрытая пеной рука.

— Рад вас видеть, Номер Второй. Как дела?

— Мною доставлены пленные, захваченные в трюме номер семь.

Артур и Форд смущенно переминались с ноги на ногу.

— Здравствуйте, — сказали они.

Капитан лучезарно улыбнулся. Подумать только, этот Номер Второй и впрямь кого-то нашел. Молодец, приятно видеть человека, славно поработавшего.

— Здравствуйте, здравствуйте. Простите, что не встаю. Решил, знаете, принять ванну. Не хотите ли выпить? Номер Первый, загляните в холодильник. Всем джиуана с таниксом, а?

Номер Второй стоял перед ванной, дрожа от негодования.

— Разве вы не допросите их, сэр?

Капитан изумился.

— С какой стати мне их допрашивать?

— Чтобы добыть сведения, сэр. Узнать, с какой целью они проникли на корабль.

— О, нет-нет. Я думаю, они просто заглянули выпить с нами рюмочку.

— Но я захватил их в плен! А пленных необходимо допрашивать!

Капитан колебался.

— Ну уж ладно, — согласился он. — Спросите у них, что они хотят выпить.

Номер Второй вперил в пленников тяжелый холодный взгляд. Потом медленно, со зловещим выражением лица, подошел ближе.

— Ну ты, подонок, — он ткнул Форда в живот смертобоем и заорал: — Что будешь пить?

— Я бы выпил джиуана с таниксом, а ты, Артур?

Артур растерянно замигал.,

— А? Что? О да, конечно…

— Со льдом или без? — проревел Номер Второй.

— Со льдом, пожалуй.

— Лимон положить?

— Если не трудно. А нет ли у вас таких маленьких сухариков? Знаете, с сыром?

— Вопросы здесь задаю я! — Номер Второй затрясся от бешенства.

— Э-э… Номер Второй, — мягко сказал капитан.

— Сэр?

— Достаточно, вы можете идти. Я хотел бы принять ванну в спокойной обстановке.

Глаза Номера Второго сузились. Губы сжались в тонкую линию.

— Хочу напомнить, сэр, что вы уже более трех лет не покидаете ванны. — Он повернулся и пошел в угол упражняться в убийственных взглядах перед зеркалом.

Капитан виновато улыбнулся Форду и Артуру.

— При моей работе просто необходимо хорошо отдыхать, — сказал он.

Форд медленно опустил руки. Возмездия не последовало. Тогда Артур опустил свои. Форд потрогал подножие ванны.

— Красиво, — солгал он. — Э-э…

— Слушаю вас, — отозвался капитан.

— Не скажете ли, в чем, собственно, состоит ваша работа?

Номер Первый подошел с подносом.

— Ваш джиуан, — отчеканил он.

Форд и Артур взяли бокалы. Артур отхлебнул из своего и убедился, что это очень похоже на виски с содовой.

— Я о тех телах, что хранятся в трюме, — сказал Форд.

— Тела в трюме? Какие тела? — удивленно спросил капитан.

«Неужели он ничего не знает о пятнадцати миллионах трупов на борту?», — подумал Форд.

Капитан играл с резиновой уточкой. Номер Второй вращал глазами перед зеркалом. Номер Первый стоял с подносом и улыбался.

— Какие тела? — повторил капитан.

— Да все эти мертвые санитарные инспекторы и парикмахеры.

Вдруг капитан закинул голову н весело рассмеялся.

— Ах, эти! Но они не мертвые. Их просто заморозили, а потом оживят.

Теперь заморгал Форд. Артур вышел из транса.

— Так у вас полный трюм замороженных парикмахеров? — спросил он.

— И парикмахеров, и торговых агентов, и налоговых инспекторов, консультантов по сбыту, управляющих — кого только нет! Мы собираемся колонизировать другую планету.

Форд покачнулся.

— Грандиозно, а? — спросил капитан. — Причем наш корабль — только часть целого флота. Ковчег Б. Простите, вас не затруднит долить чуть-чуть горячей воды?

Артур повернул кран, и из фигурного клювика вырвалась мощная пенистая розоватая струя. Капитан закряхтел от удовольствия.

— Благодарю от всей души. Еще джиуана?

Форд вновь наполнил бокал.

— Дело в том, что наша планета была в некотором роде обречена, — поведал капитан. — И тогда было принято решение: погрузить все население в огромные звездолеты и перевезти на другую планету. Мы построили три корабля. Три ковчега… Вам не надоело меня слушать?

— Нет-нет, — возразил Форд. — Все это очень интересно.

— Так приятно поговорить с умными людьми! А то мы все летим, летим, и вот беда — начинаешь говорить сам с собой, а это скучно, потому что в половине случаев заранее знаешь, что услышишь в ответ.

— Только в половине? — спросил Артур.

Капитан задумался.

— Да, приблизительно. И куда это мыло запропастилось? — Он пошарил под водой и нашел мыло. — Так вот, всех ученых, художников, всех, кто достиг известности, решили погрузить на первый корабль — ковчег А, всех рабочих — на третий корабль, ковчег В. Ну а служащих, средний класс, погрузили на корабль Б. — Капитан безмятежно улыбнулся. — Нас отправили в первую очередь.

Артур и Форд избегали смотреть в глаза друг другу-

— А что же стряслось с вашей планетой? — спросил Артур.

— То ли она должна была упасть на солнце, то ли, наоборот, на нее должна была упасть луна. В общем, жуткая перспектива.

— А я слышал, — сказал Номер Первый, — что нам угрожал огромный рой пчел-мутантов, каждая размером с крокодила.

— Нет! — закричал в бешенстве Номер Второй. — Все не так! Нашу планету готовилась сожрать гигантская космическая коза.

— Вот как! — сказал Форд.

— Да, чудовище из преисподней. Каждый зуб длиной десять миль! Из пасти такой жар, что океаны закипают. Когти — во! — рвут материки на части. Тысяча глаз, и все горят, как солнце…

— Так вас отправили в первую очередь? — спросил Артур.

— Да. Все сошлись на том, что для укрепления морального духа переселенцев им важно знать, что по прибытии на новую планету у них не будет проблем с парикмахерскими и налоговыми инспекциями.

— Да-да, разумеется, — сказал Форд. — А другие корабли? Они что же, вышли следом за вами?

Капитан с минуту молчал.

— Э-э… Как странно, что вы спросили об этом. Ведь мы уже лет пять ничего о них не слышали. Наверное, летят следом, где ж им еще быть.

— Если только их не съела космическая коза, — предположил Форд. — Спасибо за джиуан. Было очень приятно с вами побеседовать, но не могли бы вы высадить нас на какой-нибудь подходящей планете?

— Увы, это невозможно. Наш курс запрограммирован еще до старта с Голгафрингема. Ведь сам-то я не очень силен в расчетах.

— Так мы заперты на этом корабле? — воскликнул Форд. — Хорошо, когда вы должны прилететь на планету, которую собираетесь обживать?

— Я думаю, с минуты на минуту. Мы уже где-то рядом. Так что мне, пожалуй, пора вылезать из ванны. Правда, с другой стороны, зачем вылезать, если здесь так хорошо?

— Значит, мы вот-вот приземлимся? — спросил Артур.

— Если мне не изменяет память, по программе мы должны не приземлиться, а врезаться.

— Врезаться?

— Вот именно. Для этого есть какая-то причина, очень важная, но я точно не помню, какая.

Форд взорвался:

— Вы — куча бесполезных придурков!

— Вот-вот, — радостно сказал капитан, — это и есть та самая причина.

Глава 58.

В эту ночь корабль врезался в зелено-голубую планетку, которая вращалась вокруг небольшого желтого солнца в глухом захолустье на западной окраине Галактики. Несколько часов, предшествующих падению, Форд Префект провел в попытках вскрыть панель управления, чтобы изменить траекторию полета. Он довольно быстро убедился, что программа посадки обеспечивает безопасность груза, но сам корабль неминуемо разобьется, и восстановить его будет невозможно.

Когда раскаленный в атмосфере корабль бесславно шлепнулся брюхом в болото, у команды оставалось лишь несколько часов, чтобы разморозить и выгрузить содержимое трюма. В серых предрассветных сумерках ковчег Б повернулся носом вверх, издал непристойный громкий звук и навсегда провалился в зловонную жижу.

Взошедшее солнце осветило огромное пространство, заполненное рыдающими парикмахерами, коммивояжерами, страховыми агентами и прочим народом, в отчаянии пытавшимся добраться до сухого места. Бессчетное множество этих несчастных погибло ночью в болоте, миллионы ушли в трясину вместе с кораблем, но сотни тысяч выжили, уцелели и разбрелись по окрестностям в поисках твердого места, где можно, наконец, лечь и прийти в себя от пережитого кошмара.

Артур Дент и Форд Префект наблюдали ужасную картину с ближайшего холма.

— Подлую шутку с нами сыграли, — сокрушался Артур. — И почему люди не могут жить в мире и согласии?

Форд издал короткий смешок.

— Сорок два, — сказал он. — Нет, ответ не подходит. Ну да ладно.

Артур посмотрел на Форда и решил, что тот сошел с ума.

— Как ты думаешь, что с ними будет? — спросил он.

— Думаю, какое-то время они протянут. Погляди-ка.

От одного распростертого тела к другому двигалась какая-то фигура с небольшим прибором на плече. Покачиваясь, как пьяный, человек направлял прибор на лежащих. Наконец он и сам рухнул в изнеможении.

— У него кинокамера, — объяснил Форд. — Фиксирует историческое событие.

Форд сел. Глядя ему через плечо, Артур увидел, что тот крутит ручку какой-то коробки. Форд уже показывал Артуру субэфирный чувствомат, но тогда Артур не придал этому значения.

— Ни малейшего звука, — сказал Форд. — Полная тишина. Трудно поверить, что на много световых лет вокруг здесь нет ни одного передатчика. Ты меня слушаешь?

— Что? — очнулся Артур.

— Дело плохо.

— А-а, — сказал Артур. Новость была не первой свежести.

— Если эта штука будет молчать, наши шансы выбраться отсюда равны нулю. Может быть, в этом месте действует экранирующее поле? Придется шагать до тех пор, пока не найдем зону чистого приема. Пошли?

Он встал и двинулся вниз с холма.

Артур сорвал травинку и пошел следом за Фордом.

Глава 59.

— Надеюсь, вы хорошо поужинали, — осведомился Зарнивуп у Зафода и Триллиан, когда они вновь материализовались на мостике «Золотого сердца» и, хватая ртами воздух, лежали на полу.

— А, это вы. — Зафод сплюнул. Он встал, пошатываясь, добрался до кресла и сел.

— Я ввел в компьютер программу с невероятностными координатами, соответствующими цели нашего путешествия, — сообщил Зарнивуп. — Мы вот-вот прибудем на место.

Зафод промолчал. Он снова поднялся, добрался до шкафчика, вынул бутылку «Крепкого духа Джанкс» и сделал добрый глоток.

— А после этого я буду, наконец, свободен? И смогу делать, что захочу? Лежать на пляже и пить?

— Все зависит от результатов встречи, — сказал Зарнивуп.

— Зафод, кто это? — спросила Триллиан, с трудом поднимаясь на ноги. — Что он здесь делает?

— Глупец, который хочет встретиться с повелителем Вселенной.

— А, — сказала она, взяв бутылку из рук Зафода, — честолюбец.

Глава 60.

На ничем не приметной планетке, укрытой обширным Невероятностным полем, шел дождь. Он лил и лил, он барабанил по ветхой железной крыше маленькой хижины, стоявшей неподалеку от берега моря. Однако обитатель хижины не слышал шума — его внимание было занято другим.

Обитатель этот был долговяз, сутул и неуклюж. Копна соломенно-желтых волос обильно смачивалась водой, проникающей через дырявую кровлю. Рядом с продавленным креслом сидел старый видавший виды кот. На нем и было сосредоточено все внимание человека.

— Кис-кис-кис… — позвал он животное. — Киска хочет рыбки?

Кот еще не решил для себя этой проблемы. Он тронул лапой протянутый кусок рыбы, но его отвлекла какая-то щепка на полу.

— Киска не ест рыбки. Киска похудеет, а потом умрет. — Сомнение закралось в голос. — Мне представляется, что так может случиться, — сказал человек. — Но разве я могу знать наверняка?

Он вздохнул.

— Я думаю, что рыба вкусная, но потом я же думаю, что дождь мокрый. Так мне ли судить об этом?

Он взял со стола клочок бумаги и огрызок карандаша. Держа бумагу в одной руке, а карандаш в другой, он попробовал соединить эти предметы разными способами. Он подвел карандаш под бумагу, потом бумагу под карандаш, потом расположил их рядом. Он попробовал завернуть карандаш в бумагу, потер бумагу тупым концом карандаша, затем острым. Острый конец оставил на бумаге след, и, сделав это открытие, человек обрадовался.

Он подложил под себя руку, посидел на ней и с интересом прислушался к ощущению в бедре.

— Когда прилетели люди в шести черных блестящих кораблях, вернее, когда мне представилось, что они прилетели, представилось ли тебе то же самое? А, киска?

Кот оставил в покое щепку и занялся рыбой.

— А когда я слышу их вопросы, ты их тоже слышишь? Может быть, ты думаешь, что они поют тебе песенку? — Он задумался и обнаружил ошибку в своих рассуждениях. — Может быть, так оно и есть — они поют тебе песенку, а я думаю, что они задают мне вопросы.

Он помолчал. Иногда он несколько дней не раскрывал рта — просто чтобы посмотреть, что из этого получится.

— Ты думаешь, они были здесь сегодня? — спросил он. — По-моему, сегодня. На полу следы, на столе сигареты и бутылка виски, на твоем блюдце — рыба, и память о них свежа в моем мозгу. Конечно, все это нельзя считать неопровержимым доказательством, но разве такие существуют? Посмотри-ка, что они мне оставили — кроссворды, словари, калькулятор.

Он поиграл с калькулятором. Прошел час. Кот доел рыбу и заснул. Дождь не прекращался. Наконец человек отложил калькулятор, взял со стола сигарету, закурил. Глубоко затянулся.

— Похоже, я сегодня видел еще один корабль. Большой и белый. Я никогда таких не видел. Здесь было только шесть черных. И шесть зеленых. Были еще какие-то — сказали, что прилетели издалека. Но больших белых никогда не было. Может быть, шесть маленьких черных при определенных обстоятельствах могут выглядеть, как один большой белый? Кто знает… А может быть, мне хочется выпить виски? Пожалуй, да. Пожалуй, хочется.

Он встал, нашел на полу стакан, налил виски. Потом снова сел.

— Может быть, ко мне еще кто-нибудь заглянет, — сказал он.

В сотне ярдов от хижины лежал звездолет «Золотое сердце». Из открытого люка показались три фигуры.

— Так это здесь? — Триллиан кричала, стараясь перекрыть шум дождя.

— Здесь, — подтвердил Зарнивуп.

— В этой лачуге? — спросила Триллиан.

— В этой лачуге.

— Но как можно управлять Вселенной из такого захолустья?

— Чудеса, — сказал Зафод.

Насквозь промокнув, они подошли к двери хижины. Постучали. Дверь отворилась.

— Здравствуйте, — произнес высокий сутулый мужчина.

— Простите, — начал Зарнивуп, — но у меня есть определенные основания предполагать, что…

— Вы управляете Вселенной? — выпалил Зафод.

Мужчина улыбнулся.

— Стараюсь не делать этого, — уточнил он. — Вы промокли?

Зафод посмотрел на него удивленно.

— Разве не видно, что мы промокли?

— Мне представляется, что промокли. Но, возможно, вы на этот счет другого мнения. Если вы думаете, что в тепле сможете обсохнуть, заходите.

Они вошли. Осмотрели комнату. Зарнивуп с отвращением, Триллиан с интересом, Зафод с восхищением.

— Как ваше имя? — спросил Зафод.

— Вы думаете, у меня есть имя? Стоит ли давать имя средоточию смутных сенсорных ощущений.

Хозяин предложил Триллиан сесть в кресло, а сам пристроился на подлокотнике. Зарнивуп оперся о стол. Зафод улегся на тюфяке.

— Ух, хорошо, — он пощекотал кота. — Царское ложе.

— Послушайте, — приступил Зарнивуп, — мне надо задать вам несколько вопросов.

— Прекрасно, — отозвался хозяин. — Можете спеть моему коту.

— Ему это понравится? — спросил Зафод.

— Спросите его.

— Он разговаривает?

— Не припомню такого. Но память моя ненадежна.

Зарнивуп вынул из кармана блокнот.

— Итак, — повторил он, — вы управляете Вселенной?

— Трудно сказать, — ответил хозяин.

Зарнивуп сделал пометку в блокноте.

— Как давно вы этим занимаетесь?

— А-а, — замялся хозяин, — это вопрос о прошлом?

— Да, — подтвердил Зарнивуп.

— Как же я могу вам ответить? Разве прошлое не есть фикция, придуманная для того, чтобы объяснить различие между непосредственным физическим ощущением и состоянием ума?

Зарнивуп уставился на хозяина.

— Вы на все вопросы так отвечаете?

— Когда мне представляется, что я слышу вопрос, я говорю то, что придет в голову.

Зафод рассмеялся.

— Выпьем за это! — Отхлебнув виски, он вручил бутылку правителю Вселенной, который принял ее с благодарностью: — Молодец, правитель, — похвалил он. — Продолжай в том же духе.

— Послушайте лучше меня, — вмешался Зарнивуп.

— Ведь к вам прилетают люди?

— Думаю, да. — Хозяин передал бутылку Триллиан.

— И просят вас принять какие-то решения, вмешаться в их жизнь, во все, что происходит там, во Вселенной?

— Там? Где это — там?

— Там, — Зарнивуп показал на дверь.

— Откуда вы знаете, что там что-нибудь есть? — сдержанно спросил хозяин. — Ведь дверь закрыта.

Дождь продолжал барабанить по крыше, но в хижине было тепло.

— Но там же целая Вселенная! — воскликнул Зарнивуп. — Вам не удастся уклониться от своих обязанностей, заявляя, что ее не существует!

— Я принимаю решения только о том, что касается моей Вселенной, — подчеркнул хозяин. — Моя Вселенная — это мои глаза и мои уши. Все прочее не более чем слухи.

— Неужели вы ни во что не верите?

Хозяин пожал плечами и взял на руки кота.

— Не понимаю, о чем вы.

— Но те решения, которые принимаются здесь, в этой хижине, влияют на жизни и судьбы миллионов людей. Ведь это ужасно!

— Право, не знаю. Я никогда не встречал всех этих людей. Я думаю, и вы их не встречали. Они живут лишь в словах, которые мы слышим. Безрассудно говорить, что нам известно что-либо о других. Только они знают о себе — если, конечно, существуют. У каждого из них своя Вселенная — свои глаза и уши.

— Пожалуй, я выйду на минутку, — сказала Триллиан.

Она вышла под дождь.

— Так вы верите, что другие люди существуют? — настойчиво продолжал Зарнивуп.

— Кто знает?.. У меня нет твердого мнения на этот счет.

— Пойду взгляну, что там с Триллиан, — пробормотал Зафод и вышел.

Догнав Триллиан, он сказал:

— Кажется, наша Вселенная в надежных руках.

— Да, — согласилась Триллиан.

Они пошли прочь от хижины.

Между тем Зарнивуп продолжал задавать вопросы:

— Неужели вы не понимаете, что от одного вашего слова зависит жизнь и смерть цивилизаций?

Правитель Вселенной прислушался к слабому звуку двигателей стартующего корабля, потом заговорил, стараясь заглушить его:

— Я никак не связан с цивилизациями. Я не жесток.

— Он нежно погладил кота.

— Хорошо, — не сдавался Зарнивуп, — тогда откуда вам известно, что существует этот кот?

— Я не имею об этом ни малейшего понятия. Мне просто приятно вести себя соответствующим образом по отношению к тому, кто (или что?) представляется мне котом… Знаете, я, кажется, немного устал.

Зарнивуп разочарованно вздохнул и огляделся.

— А где мои спутники? — удивился он.

— Какие спутники? — спросил правитель Вселенной. Он откинулся в кресле и налил себе виски.

— Библброкс и эта девушка! Они только что были здесь.

— Я их не помню. Прошлое — это фикция, придуманная для того…

— Замолчите! — Зарнивуп бросился вон из хижины. Корабля не было. Дождь продолжал взбивать жидкую грязь. Зарнивуп закричал, повернулся и побежал обратно. Дверь в хижину была заперта.

Правитель Вселенной дремал в кресле. Потом он очнулся, снова взял карандаш и бумагу и с удовольствием убедился, что первый оставляет след на второй. Снаружи до него доносились различные звуки, но он не знал, реальны они или нет. Потом он в течение недели рассказывал о чем-то столу, чтобы посмотреть, как тот будет реагировать.

Глава 61.

Благостная тишина царила вокруг. Едва слышно жужжали насекомые, переливчатый свет звезд дарил покой смущенным душам. Весь день Артур и Форд шли по зеленым холмам и долинам, поросшим сочной травой и пахучими цветами, по густолистым рощам. Солнце согревало их, легкий ветерок приятно овевал кожу. Форд все реже включал субэфирный чувствомат и все меньше огорчался его молчанию. Ему начинало здесь нравиться.

После крепкого ночного сна они проснулись полными сил и голодными. Форд догадался прихватить из ресторана несколько булочек. Ими и позавтракали, прежде чем двинуться дальше.

До сих пор они шли наугад, но теперь взяли направление строго на восток: исследуя планету, решили они, нужно иметь ясное представление о том, откуда и куда идешь.

К полудню им стало ясно, что этот мир обитаем. В кустах промелькнуло чье-то лицо. Оно сразу же исчезло, но они успели понять, что принадлежат оно гуманоиду, который с любопытством, но без страха рассматривал пришельцев. Вскоре они вышли на поляну и замерли. Посреди поляны стояло десятка два мужчин и женщин. За ними виднелся ряд примитивных построек из глины и ветвей.

Самый крупный мужчина был едва ли выше пяти футов. Они стояли, слегка подав вперед плечи. Из-под низких лбов на Артура и Форда глядели блестящие ясные глаза.

Так продолжалось минуты две. Наконец Форд решил, что пауза чересчур затянулась.

— Здравствуйте, — поприветствовал он.

Один из мужчин сделал шаг вперед. Лицо его было спокойно.

— Уггххууггххрр ух ух рух уургх, — вырвалось из его гортани.

— Мне кажется, — заметил Форд, — он просит нас обойти деревню стороной.

В то же мгновение мужчина жестом подтвердил правильность догадки Форда.

— Руурггхх уррггх иргх ургх рруурруух уг, — настаивал туземец.

— Насколько я понял, общий смысл его речи сводится к тому, что нам не возбраняется идти туда, куда заблагорассудится, но, если мы при этом не будем заходить в их деревню, они будут счастливы.

— Как же мы поступим? — спросил Артур.

— Осчастливим их, — сказал Форд.

Они снова вошли в лес и через несколько минут наткнулись на горку плодов, сложенную прямо на тропе. Там были и ягоды, похожие на малину и ежевику, и мясистые желтоватые плоды, удивительно напоминающие груши.

До сих пор они не притрагивались к плодам и ягодам, в изобилии встречавшимся им на пути. «Плоды и ягоды на чужой планете, — говорил Форд, — либо дают тебе жизнь, либо убивают. Поэтому, увидев их, нужно прежде всего решить для себя вопрос: настало ли время выбирать между жизнью и смертью?».

Солнце, смягченное листвой, нежным пятном лежало на крутобоких грушевидных плодах. Ягоды, напоминавшие малину и ежевику, были такими крупными и сочными, каких Артуру еще не приходилось встречать даже на рекламных плакатах, призывающих покупать фруктовые соки.

— Их принесли сюда для нас, — предположил Артур. — Либо туземцы хотят нас накормить, либо отравить. Но если плоды отравлены и мы не станем их есть, они все равно нас убьют. Мы погибнем, даже если не съедим эти груши.

— Мне нравится ход твоих мыслей, — отозвался Форд. — Ну-ка, съешь одну.

Артур нерешительно поднял плод.

— Я часто думал об этой истории в райском саду, — сказал Форд.

— О какой истории?

— Ну как же. Райский сад. Древо. Яблоко. Помнишь?

— Конечно.

— Ваш бог поместил посреди сада яблоню и сказал: «Делайте, ребята, что хотите, но яблок не ешьте». Стало им жутко интересно, съели они яблоко, а бог выскочил из-за куста: «Ага! Попались!» Но если б они и не съели яблока, им все равно бы не сдобровать.

— Почему это?

— Имея дело с типом, который любит оставлять на тротуаре кирпич, прикрытый шляпой, нужно отдавать себе отчет — такие не остановятся на полпути. Они своего добьются.

— Знаешь, — заметил Артур, — это место очень похоже на райский сад.

— Ну ешь же, — настаивал Форд.

Артур откусил кусочек от плода, похожего на грушу.

— Это груша, — сказал он.

Когда они наелись до отвала, Форд повернулся и крикнул:

— Спасибо!

И они пошли дальше.

Еще не раз на их пути оказывались кучки плодов. Артуру и Форду пришлось по сердцу племя, которое благодарило их просто за то, что его оставили в покое. Через пятьдесят миль плоды кончились, потому что началось море.

Располагая временем в избытке, они построили плот и переплыли на другой берег. Море оказалось нешироким — миль шестьдесят. Местность, в которой они очутились, была ничем не хуже оставшейся позади. Жизнь текла легко и беззаботно. Отсутствие цели и одиночество не огорчали их — пока, по крайней мере. Они знали, где найти людей, если их обуяет жажда общения, но сейчас путников только радовало сознание того, что голгафрингемцы отделены от них сотнями миль.

Повинуясь безотчетному импульсу, они свернули на север. Через несколько недель на их пути снова встретилось море, и они снова построили плот. На этот раз переправа далась им труднее, и Артур заподозрил, что Форд сам ищет трудности, чтобы придать какую-то цель их путешествию.

Они оказались в гористой местности ошеломляющей красоты. Стало холоднее. Иногда холод пробирал до костей. Они завернулись в шкуры животных, которые Форд раздобыл, пользуясь методом странствующих галактических монахов. Суть метода состояла в том, что Форд застывал ненадолго с улыбкой на губах. Через несколько минут из-за деревьев выходило какое-нибудь животное, скажем, олень, и начинало осторожно приглядываться к Форду. Форд продолжал улыбаться, его глаза сияли, излучая всеобщую бездонную любовь. Удивительный покой нисходил на окружающую местность.

Шаг за шагом олень приближался к Форду, пока не утыкался в него носом, после чего Форд Префект ломал ему шею.

— Обычное феромонное управление, — говорил Форд. — Нужно только уметь генерировать соответствующий запах.

Глава 62.

Через несколько дней они достигли побережья. Изрезанная фьордами береговая линия шла с юго-запада на северо-восток. Еще два дня они карабкались по скалам и глетчерам, поражаясь головокружительной красоте окружающего пейзажа.

— Артур! — неожиданно закричал Форд. — Посмотри сюда!

Он присел на корточки у голубой ледяной стены.

— Я уже видел этот глетчер, — сказал Артур.

— Ты смотрел на него, но не заметил главного.

Артур вгляделся в толщу льда, но увидел лишь смутные тени.

— Отойди подальше и взгляни еще раз, — настаивал Форд.

Артур сделал шаг назад. И увидел. В глубине ледника, при взгляде под определенным углом, бессмысленная сетка теней превратилась в четкие буквы незнакомого Артуру алфавита, каждая в три фута высотой. Для, тех, кто, подобно Артуру, не мог читать по-магратейски, над буквами повис рисунок — лицо человека. Худощавое, с тонкими чертами, изможденное, но не злое.

Лицо человека, завоевавшего первый приз за проект береговой линии, — той, у которой они сейчас стояли.

Глава 63.

Тонкий жалобный вой наполнил воздух. Белки бросились врассыпную. Птицы разлетелись в разные стороны. Капитан, однако, смотрел на волынщика без осуждения. Пережив трагическую потерю роскошной ванны в пору всех этих передряг, связанных с падением в болото, он снова начинал обретать вкус к жизни. В большой скале была вырублена большая чаша, где он ежедневно проводил долгие часы, пока слуги обливали его водой. Правда, способ нагревать воду еще не был найден, что несколько смазывало удовольствие. Однако на поиски теплых источников (по возможности, находящихся в непосредственной близости от мыльных рудников) были посланы специальные группы. Вой волынки еще более поднимал настроение капитана — ведь в любой момент можно было приказать музыканту прекратить игру. Что еще дарило ему радость? Золото предосенней листвы, мелодичное клацанье ножниц парикмахеров, сияние шести чистейших телефонов, выстроившихся в ряд у подножия каменной ванны. А что может быть прекраснее шести сияющих телефонов, которые к тому же не трезвонят почем зря (да и по делу — тоже). Между тем на поляне собирались толпы людей. Все радостно ожидали открытия заседания Комитета.

Форд Префект, недавно вернувшийся из дальних странствий, смотрел на происходящее с высокого дерева, росшего на краю поляны. Уже неделю они с Артуром наблюдали за голгафрингемцами, и Форд наконец решил, что пора вмешаться.

Сотни мужчин и женщин расположились вокруг ванны, весело болтая, жуя фрукты, играя в карты, словом, всячески ублажая себя. Кое-кто, к удивлению Форда, набивал листьями карманы. Что за неожиданное пристрастие к ботанике?

Капитан возвысил голос над толпой:

— Э-э-э… Мнэ… Прошу внимания. Как дела?

В наступившей тишине Форд спрыгнул на землю.

— О, старый приятель, рад вас видеть, — крикнул ему капитан. — Нет ли у вас случайно спичек? Или зажигалки?

— Нет, — ответил Форд, несколько растерявшись. Он не был готов к такому вопросу и остался собой недоволен. Следовало быть решительнее.

— Спичек у меня нет, — продолжал он, — но я принес вам новости…

— Жаль, жаль, — покачал головой капитан. — Только представьте: не осталось ни одной спички. Я уже забыл, когда в последний раз принимал горячую ванну.

Форд не дал себя увести в сторону.

— У меня есть для вас важные новости!

— Это сообщение предусмотрено повесткой дня заседания? — спросил один из мужчин, стоявших в толпе. — Будучи консультантом по процедурным вопросам с многолетним стажем работы, я вынужден настаивать на неукоснительном соблюдении порядка ведения заседания.

Форд оглядел толпу.

— Он спятил, — сказал Форд. — Мы находимся на доисторической планете.

— Обращайтесь к президиуму! — закричал консультант.

— Здесь нет президиума, — ответил Форд. — Здесь только скала.

— Называйте ее президиумом, — вспылил консультант.

— С какой стати? — спросил Форд.

— Вы не имеете понятия о современных методах ведения заседаний!

— А вы не имеете понятия о том, где находитесь!

— Замолчите вы оба! — визгливо осадила их девица.

— Я хочу поставить на обсуждение резолюцию.

Капитан примиряюще зачмокал.

— Ну-ну. Внимание. Пятьсот семьдесят третье заседание комитета по колонизации объявляю…

— Чем вы занимаетесь? — воскликнул Форд. — Вы провели пятьсот семьдесят два заседания и даже огня не добыли!

— Если бы вы потрудились заглянуть в повестку дня, — скрипучим голосом заговорила девица из толпы, — то убедились бы, что сегодня мы должны заслушать отчет подкомиссии секции парикмахеров по разработке средств добычи огня.

— Вот как? — обрадовался Форд. — Отлично. Как обстоят дела? Какие появились идеи по созданию таких средств?

— Э-э… — робко начал один из парикмахеров, — я, право, не знаю. Тут мне дали две палочки…

— И что вы с ними сделали?

Парикмахер вручил Форду плод своего труда.

— Вот.

Форд поднял палочки над головой.

— Щипцы для завивки волос!

Толпа разразилась аплодисментами.

— Поразительная наивность, — заскрипела девица. — Имей вы мой опыт в области маркетинга, то знали бы, что разработка любого нового изделия предваряется тщательным исследованием самых различных аспектов и свойств рассматриваемого продукта. В данном случае нам следует выяснить, чего потребитель ожидает от огня, в какие отношения с огнем вступает и как этот объект отражается в массовом сознании.

Толпа напряглась. Она ожидала, что скажет на это Форд.

— Да подавись ты своим огнем! — возопил он.

— И эту возможность не следует сбрасывать со счета, — подхватила девица. — Может ли огонь быть введен в организм через рот и вызвать удушье, застряв в горле?

— Может? — обратился Форд к толпе.

— Да! — кричали одни.

— Нет! — вопили другие.

— А как насчет колеса? — спросил капитан. — Дело движется? Вот было бы славно изобрести колесо.

— В реализации этого проекта имеют место определенные трудности, — сообщила девица.

— Трудности с колесом? — изумился Форд. — Да что может быть проще колеса?

— Может быть, мистер Умник скажет нам, какого оно должно быть цвета? — язвительно парировала девица.

Толпа ликовала: «Один — ноль, наши ведут!».

— Зарквон всемогущий, — устало сказал Форд, — неужели это имеет значение?

В это время на поляну вышел взвод солдат, одетых в остатки мундиров третьего голгафрингемского полка. Половина вояк была вооружена смертобоями, остальные — копьями. Шумно протопав до середины поляны, они остановились и замерли по стойке «смирно».

— Сэр! — рявкнул предводитель, Номер Второй, обращаясь к капитану. — Разрешите доложить!

— А, вот и наш Номер Второй! Привет, привет, привет! Ну как, нашли горячую воду? — оживился капитан.

— Нет, сэр. Но мы открыли новый материк. И объявили ему войну!

Со всех сторон грянули восторженные крики.

— Войну? — спросил Форд.

— Да, — Номер Второй посмотрел на Форда с нескрываемым презрением.

— Вы объявили войну соседнему континенту?

— Войну до победного конца!

— Но там же никто не живет!

Толпа замерла, охваченная любопытством.

— Я знаю. Но это не имеет значения. Мы оставили там бессрочный ультиматум и взорвали несколько военных установок.

Капитан почти вылез из ванны.

— Военных установок, Номер Второй?

— Так точно, сэр! Потенциальных военных установок. Точнее — деревьев. Кроме того, нами схвачена и допрошена газель!

Номер Второй сделал четкий поворот кругом и хотел было уйти, но беснующаяся от восторга толпа не дала ему сделать и двух шагов, подхватила своего героя на руки, подняла высоко над головами и торжественно понесла вокруг поляны.

Форд сидел, задумчиво перебирая камушки.

— Ну, — спросил он, когда затихли крики, — что еще вам удалось сделать?

— Мы положили начало культурной программе, — сказала девица-эксперт по маркетингу. — Наш режиссер приступил к съемке фильма о местных пещерных людях.

— Они не пещерные люди.

— По виду — точь-в-точь пещерные.

— Разве они живут в пещерах? Они живут в хижинах.

— Может быть, у них в пещерах ремонт, — заметил какой-то шутник из толпы.

Форд раздраженно повернулся к нему.

— Очень остроумно. А вы не заметили, что они вымирают?

Возвращаясь из своего путешествия, Форд и Артур натолкнулись на две брошенные деревни. Лес вокруг них был полон мертвых и умирающих туземцев.

— Они вымирают! — повторил Форд. — Вам известно, что это значит?

— Что нам не следует страховать их жизнь! — продолжал веселиться шутник.

— Да постарайтесь вы наконец понять, — обратился Форд к толпе, — они стали умирать, когда мы здесь появились.

— Все это с большим искусством отражено в фильме, — оповестила девица. — Свою следующую ленту режиссер хочет снять о вас, капитан.

— Вот как! — капитан очнулся от дремоты. — Очень любезно с его стороны.

— У него грандиозные идеи. Он жаждет показать, сколь тяжко бремя ответственности… Суровое одиночество человека, стоящего у кормила власти…

Капитан задумался.

— Я бы не стал нажимать на одиночество, — вымолвил он наконец. — Все-таки со мной всегда моя резиновая уточка!

Между тем консультант по процедурным вопросам очнулся от раздумий. Он встал.

— Нам давно пора перейти к обсуждению проблем налогообложения.

— Налогообложения! — воскликнул Форд Префект.

Консультант смерил его презрительным взглядом.

— Вы что-нибудь имеете против?

— Но откуда у вас возьмутся деньги, если вы ничего не производите? Они не растут на деревьях.

— Если мне позволят продолжить…

Форд безнадежно махнул рукой.

— Благодарю вас. Поскольку месяц назад было принято решение придать листьям статус законного платежного средства, мы все тут же разбогатели.

Люди в толпе жадно перебирали пачки листьев, которыми были набиты карманы.

— Однако, — продолжал консультант, — одновременно мы столкнулись с проблемой инфляции. В настоящее время, если не ошибаюсь, один грецкий орех, уцелевший после падения корабля, идет за три акра лесных угодий.

По толпе прошел тревожный шепот.

— Для того чтобы решить эту проблему и ревальвировать лист, следует незамедлительно провести интенсивную дефолиацию и сжечь все леса.

— Вы сошли с ума, — сказал Форд. — Свихнулись, — добавил он. — Сбрендили. Рехнулись. Спятили.

Толпа явно становилась враждебной. Скрипучая девица грозно повернулась к нему.

— Пора выяснить, что вы делали все это время?

— Мы путешествовали. Мы пытались узнать хоть что-нибудь о планете.

— Можно было провести время с большей пользой! — отрезала девица.

— Вы так думаете? Так вот, чтоб вы знали: мы открыли будущее планеты!

Форд предвкушал, какое ошеломляющее действие произведут на толпу его слова. Но никто и бровью не повел. Его просто не поняли.

— Отныне, — продолжал Форд, — все, что вы намерены делать, не имеет ни малейшего значения. Можете жечь леса, если вам это по вкусу. Ваше будущее — открытая книга. У вас есть два миллиона лет — и ни минуты больше. Потом планета погибнет. Запомнили? Два миллиона лет!

И Форд пошел прочь, обернувшись лишь на Номера Второго, который уже палил по деревьям из смертобоя.

— Ну что ж, — сказал капитан и тихо улыбнулся.

— У нас еще есть время разок-другой принять ванну. Подайте-ка мне мочалку.

Глава 64.

За милю от поляны, на которой проходило заседание, Артур Дент был настолько поглощен своим занятием, что не услышал шагов Форда. На широкой каменной плите он начертил большой квадрат и разделил его на сто шестьдесят девять маленьких. Потом собрал кучу плоских камешков и на каждом нацарапал букву. Рядом с ним сидели два туземца, которым Артур пытался объяснить смысл своей работы. Дело продвигалось туго.

— Что ты делаешь? — спросил Форд.

— Учу местных играть в скрэббл.

— Зачем тебе это нужно?

— Пусть развиваются! Представляешь, каким станет этот мир, если цивилизация возьмет начало от тех недоумков, с которым и мы прилетели? — сказал Артур.

— Нам нет нужды представлять — мы с тобой уже видели этот мир.

— Ты сказал им, что мы нашли? Ты рассказал им про Норвегию?

— Что толку говорить? Для них это пустой звук, который ничего не значит.

— Ничего не значит? Ты отлично знаешь, что это значит. Это значит, что мы на Земле. Это мой дом. Я был рожден именно здесь!

— Был? — спросил Форд.

— Хорошо, буду.

— Через два миллиона лет. Вот пошел бы и сообщил им: «Извините, господа, у меня важная новость. Через два миллиона лет в нескольких милях отсюда я появлюсь на свет». Посмотрим, что они на это скажут. Скорее всего, загонят тебя на дерево и подожгут его.

Артур мрачно слушал.

— Пойми ты, наконец, твои предки — те кретины, что собрались на поляне, а вовсе не эти несчастные, которых ты учишь азбуке. Брось свой скрэббл, Артур, он не спасет человечество. Эти существа никогда не станут людьми. Люди сейчас сидят вокруг скалы с ванной и снимают про себя фильмы.

— Неужели ничего нельзя поделать? — отчаялся Артур. Он чувствовал себя страшно одиноким. Он был на Земле, на своей родной планете, которая в бессмысленной и ужасной катастрофе уже лишилась будущего, а теперь оказалась на грани того, чтобы потерять и свое прошлое.

— Ничего нельзя изменить, — сказал Форд. — Нравится нам это или нет, но люди произошли от голгафрингемцев, и через два миллиона лет вогоны их уничтожат.

Он поднял камень с буквой К и зашвырнул его в куст терновника, вспугнув кролика. Кролик бросился наутек и бежал до тех пор, пока не попался лисе. Лиса сожрала кролика, подавилась костью и сдохла на берегу ручья, после чего ее унесло потоком.

Через неделю Форд Префект познакомился с девушкой, служившей на Голгафрингеме в отделе кадров солидной компании, и был безмерно огорчен, когда она внезапно скончалась, испив воды, отравленной разложившимися останками животного. Мораль этой истории проста: никогда не бросайте в терновник камней с нацарапанной буквой К. Увы, к этому совету слишком редко прислушиваются…

Между тем Артур и Форд с грустью наблюдали за одним из туземцев, мрачно перебиравшим камни с буквами.

— Ухх, ухх ургххх, — бормотал туземец, колотя камнем по скале.

— Почему он бьет по скале? — спросил Артур.

— Хочет опять поиграть с тобой в скрзббл, — , сказал Форд.

— Бедняга, — сказал Артур. — Наверное, опять написал «крджрдвлдивк». Я уже сто раз говорил ему, что это слово пишется без «ж».

Туземец упорно бил по скале камнем.

Артур и Форд заглянули через его плечо.

И глаза вылезли из орбит.

Среди хаоса букв восемь лежали ровной строкой. Артур и Форд прочли два слова: СОРОК ДВА.

— Грррургх гух гух, — объяснил туземец. Одним движением он смешал буквы и направился к своему коллеге под ближайшее дерево.

— Сорок два, — проговорил Артур.

— Сорок два, — повторил Форд.

Артур бросился к туземцам.

— Что, что вы хотите нам сказать? — кричал он.

— Что это значит?

Один из туземцев лег на спину, поболтал в воздухе ногами, повернулся на бок и заснул. Второй влез на дерево и стал швырять в Форда конские каштаны.

— Ты и сам знаешь, что это значит, — сказал Форд.

— Сорок два — то самое число, которое назвал Интеллектомат. Основной Ответ. А Земля — тот самый компьютер, который он построил, чтобы найти Основной Вопрос к этому Основному Ответу.

— Похоже на то, — согласился Артур.

— А стало быть, туземцы — неотъемлемая часть программы компьютера, в то время как мы и голгафрингемцы не имеем к этой программе никакого отношения.

— Но туземцы вымирают, и, судя по всему, голгафрингемцы должны их заменить, — заметил Артур.

— Правильно. А ты говорил, что не понимаешь, что это значит.

— И что же?

— Думай!

Артур посмотрел вокруг.

— Я вижу, что планете приходится туго.

С минуту Форд размышлял.

— И все же, — сказал он, — что-то из всего этого получилось. Ведь Марвин видел этот Основной Вопрос в твоем мозгу. Путь он ухватил даже искаженный образ, но это могло бы дать нам какой-то ключ к разгадке.

Артур сел на землю и рассеянно взял камень с нацарапанной буквой К. Чувство безысходности охватило его. Он положил камень перед собой, взял наугад еще один и бросил. Второй камень лег рядом с первым. Артур прочел: АК. Подхватил, не глядя, еще два камня и присоединил их к первым. Получилось МРАК, что вполне соответствовало настроению Артура. Какое-то время он в оцепенении смотрел на камни.

— Форд, — сказал он неожиданно, — если этот Вопрос отпечатан в моем мозгу, но остается недоступным для моего сознания, то, может быть, он прячется где-то в подсознании?

— Вполне вероятно.

— Тогда нужно найти способ вытащить его оттуда.

— Но как?

— А что если использовать какой-нибудь случайный процесс, на который можно наложить хранящийся в подсознании образ?

— Какой процесс?

— Ну, скажем, вслепую вытягивать из мешка камни с буквами.

Форд даже подпрыгнул.

— Блестящая мысль! — Он вытащил из саквояжа полотенце и, сделав несколько узлов, мгновенно превратил его в мешок.

— Бред, конечно. Совершенный идиотизм. Но мы попробуем, ибо в этом вздоре есть проблеск мысли. Давай камни.

Они собрали в кучу все оставшиеся буквы и бросили их в мешок. Потом встряхнули.

— Закрой глаза, — скомандовал Форд. — Теперь тяни. Ну, шевелись!

Артур зажмурился и сунул руку в мешок. Вытащил сразу четыре камня и вручил их Форду, один за другим. Форд выкладывал буквы в той же последовательности.

— Ч, — сказал Форд. — Е, М, У… Чему!

Он в изумлении заморгал.

— Получается!

Артур вытянул еще три камня.

— Р, А, В. Рав. — Форд задумался.

— Вот тебе еще три камня, — сказал Артур.

— Н, О, П. Ноп. — Форд разочарованно вздохнул.

— Равноп… «Чему равно»! и еще слово, которое начинается на «п»!

Артур лихорадочно вытягивал камни из мешка.

— Р, О, И, 3, В, Е, Д, Е, Н, И, Е… Произведение. Чему равно произведение… Ш, Е, С, Т, И… шести… И, С, Е, М, И… Чему равно произведение шести и семи. — Форд остановился. — Ну, давай следующую букву.

— Все, больше нет, — сказал Артур.

Он обшарил мешок, но там было пусто.

— И это все? — спросил Форд.

— Все, — ответил Артур.

— Шестью семь — сорок два?

— Только и всего.

Глава 65.

Ласково улыбалось солнце. Пели птицы. Нежный ветерок шелестел листвой деревьев и раскачивал венчики цветов, разнося по округе их сладкий аромат. Из-за деревьев показались две девушки и остановились в удивлении. Форд Префект и Артур Дент в конвульсиях катались по земле. Их тела сотрясались от смеха.

— Подождите! — крикнул Форд в паузе между приступами хохота. — Не уходите. Сейчас это кончится.

— Что стряслось? — спросила девушка, что была повыше и постройнее. На Голгафрингеме она служила младшим инспектором по кадрам, но это занятие ей было не по душе.

Форд взял себя в руки.

— Здравствуйте, — сказал он. — Мы с другом только что размышляли о смысле жизни. Веселое занятие, знаете ли.

— А, это вы, — узнала их девушка. — Я видела спектакль, который вы. устроили сегодня на поляие. Начали вы хорошо, а потом вас стало заносить.

— Пожалуй, вы правы, — согласился Форд.

— И зачем это вам? — спросила вторая девушка, невысокая и круглолицая. На Голгафрингеме она была художником небольшой рекламной компании и при всех неудобствах здешней жизни каждую ночь засыпала с чувством бесконечной благодарности судьбе за то, что наутро ей не придется рисовать тюбики зубной пасты.

— Зачем? В самом деле, совершенно незачем, — со счастливой улыбкой ответил Форд. — Давайте знакомиться. Я — Форд, а вот Артур. Мы как раз собирались побездельничать часок-другой, но это можно отложить.

— Меня зовут Агда, — сказала высокая, — а это Мелла.

— Очень приятно, Агда. Рад познакомиться, Мелла, — сказал Форд.

— А вы всегда молчите? — спросила Мелла Артура.

— Говорю иногда. — Артур улыбнулся. — Правда, не так много, как Форд.

— Это хорошо.

Они помолчали.

— Я что-то не поняла, — сказала Агда, — что вы там говорили про два миллиона лет?

— Пустяки, — отмахнулся Форд. — Забудьте об этом.

— Просто эта планета будет уничтожена, поскольку лежит на гиперпространственной трассе, — пояснил Артур, — но все это произойдет через два миллиона лет.

— Откуда вы знаете? — спросила Мелла.

— Форд прав, забудьте об этом. Все это сон — из прошлого или из будущего.

— Нельзя же все время болтать подобный вздор, — начала сердиться Агда.

— Да-да, выбросим этот вздор из головы. Посмотрите лучше, какая красота! Солнце, зеленые холмы, речка, деревья горят…

— Даже если это сон, то сон кошмарный. Подумать только — уничтожить целую планету, чтобы проложить какую-то трассу! — возмутилась Мелла.

— Я слыхивал о вещах похлестче, — сказал Форд.

— Где-то я прочел об одной планете в седьмом измерении, которую использовали как бильярдный шар в каком-то межгалактическом баре. Так вот, этот шар загнали в лузу, а лузой служила черная дыра. Погибло десять миллиардов разумных существ.

— С ума сойти! — ужаснулась Мелла.

— Зато этот удар принес тридцать очков, — заметил Форд.

Агда и Мелла переглянулись.

— Вот что, — сообщила Агда, — сегодня после вечернего заседания комитета у нас вечеринка. Приходите, если хотите.

— Конечно, придем, — сказал Форд.

— С удовольствием, — сказал Артур.

Артур и Мелла сидели рядом и наблюдали, как над тускло тлеющими деревьями восходит луна.

— Ты говорил, что эту планету уничтожат… — начала Мелла.

— Да, через два миллиона лет.

— Ты говоришь так, будто в самом деле в это веришь.

— Да, я верю. Мне кажется, я был там.

Мелла покачала головой.

— Какой ты странный, — сказала она.

— Вовсе нет, я самый обыкновенный, — возразил Артур. — Просто со мной произошли очень странные вещи.

— А что это за история с планетой, которая попала в черную дыру?

— Я думаю, Форд прочел об этом в книге.

— В какой книге?

Артур помолчал. Потом сказал:

— В «Путеводителе по Галактике для путешествующих автостопом».

— Что это за книга?

— Знаешь, я как раз сегодня выбросил ее в реку, — ответил Артур. — Вряд ли она мне когда-нибудь снова понадобится.

Перевели С Английского Владимир Баканов, Валерий Генкин.

Публикуется с разрешения литературного агентства Эндрю Нюрнберга, представляющего интересы автора в России.

Вы полюбили неунывающих героев Дугласа Адамса и вам не хочется расставаться с ними? Не печальтесь: знакомство можно продолжить. Издательство «АСТ» в своей серии «Координаты чудес» готовит к выходу в свет двухтомник Д. Адамса, куда войдут все пять романов, посвященных странствиям Артура Дента и его друзей. В нынешнем году книги этого автора появятся в продаже.

Юрий Борев, доктор филологических наук. СМЕЙТЕСЬ, ПОЖАЛУЙСТА, КАК МОЖНО ЧАЩЕ!

Надеемся, наши читатели получили такое же удовольствие от встречи с Д. Адамсом, как в свое время сотрудники нашей редакции, прочитавшие ею произведения.

Романы Адамса называют сатирическими, но, согласитесь, невероятные эскапады его героев гораздо чаще вызывают улыбку, нежели саркастическую усмешку.

Так что самая пора поговорить о природе комического.

Естественно, в короткой статье можно лишь прикоснуться к этому божественному дару, позволяющему выжить в наше нелегкое время (впрочем, какие времена были легкими?).

А проводником в мир юмора будет профессор ИМЛИ, автор серьезного научного труда «Эстетика» и одновременно составитель книги анекдотов— жанра, который считается легкомысленным…

С первым апреля, дорогие читатели! Правда, не знаю, когда апрельский номер журнала дойдет до подписчиков, но это неважно. С первым апреля, потому что для людей, любящих смех, первое апреля длится круглый год.

Что же такое мир для смеха и смех для современного мира, которому иной раз не до смеха?

Через историю эстетики проходят утверждения о невозможности определить комическое и непрекращающиеся попытки (в том числе и скептиков) дать его понятие. Б. Кроче писал, что все определения комического в свою очередь комичны и полезны только тем, что вызывают чувство, которое пытаются анализировать. Цейзинг назвал всю литературу о комическом «комедией ошибок» в определениях и сам не удержался вписать в эту комедию свои строки. Иногда смех сравнивают с ртутью.

Толковый словарь поясняет: «Смех — короткие и сильные выдыхательные движения при открытом рте, сопровождающиеся характерными порывистыми звуками…» Однако если бы смех был только особым выдыхательным движением, то с его помощью можно было бы рушить только карточные домики. На деле же, как отмечал Щедрин, смех — это оружие очень сильное, ибо ничто так не обескураживает порок, как сознание, что он угадан и осмеян. Смех Вольтера бил, жег, как молния. Чаплин считал, что для нашей эпохи юмор — противоядие от ненависти и страха.

Все панегирики в честь смеха утверждают за ним славу мощнейшего оружия. Однако, в отличие от другого оружия, смех избирателен. Пуля — дура, не разбирает, в кого летит. Смех — всегда метит шельму. Он может попасть только в уязвимое место личности или в уязвимую личность.

Смех могут вызвать щекотка, горячительные напитки, веселящий газ. В Африке отмечены случаи инфекционно-эпидемического заболевания, выражающегося в долгом, изнурительном смехе. Скупой Рыцарь улыбается своим сокровищам, а Чичиков — по поводу счастливого исхода бесчестного дела. Однако не все смешное комично, хотя комическое всегда смешно. Комическое — прекрасная сестра смешного, порождающая одухотворенный эстетическими идеалами светлый, «высокий» (Гоголь) смех, отрицающий одни человеческие качества и утверждающий другие.

В одном из эпизодов «Дон Кихота» Сервантеса Санчо Панса висит всю ночь на ветке над мелкой канавой, полагая, что под ним пропасть. Его действия вполне понятны. Он был бы глупцом, решившись спрыгнуть и разбиться. Почему же мы смеемся? Суть комического, согласно Жану Полю, в «подстановке»: «Мы придаем стремлению Санчо наше понимание дела и взгляд на вещи и извлекаем из такого противоречия бесконечную несообразность… Комическое всегда обитает не в объекте смеха, а в субъекте». Однако дело не в том, что мы подставляем под чужое стремление противоположное понимание обстоятельств. Комическое заключено в самом объекте. В этом эпизоде комичен сам Санчо. При всей трезвости мышления он оказался трусоват и не разобрался в реальной обстановке. Эти качества противоположны идеалу и потому становятся объектом осмеяния.

КРИТИКА В КОМИЗМЕ не выражается прямо, и воспринимающий юмор подводится к самостоятельному и критическому отношению к осмеиваемому явлению. Фейербах отмечал, что остроумная манера писать предполагает ум также и в читателе, она высказывает не все, она предоставляет читателю самому сказать себе об отношениях, условиях и ограничениях, при которых данное положение только и имеет значение и может быть мыслимо. В отличие от трагедии, комедия не выговаривает идеал «прямо и положительно», а подразумевает его как нечто противоположное тому, что изображается.

Комическое — актуальная критика. Даже если сатирик пишет о минувшем, его смех злободневен. В истории села Горюхина или города Глупова, в «Пошехонской старине» адрес сатиры — современность.

Сущность комического — в противоречии. Комизм — результат противостояния: безобразного — прекрасному (Аристотель), ничтожного — возвышенному (Кант), нелепого — разумному (Шопенгауэр) и так далее. Причем первая по времени восприятия сторона противоречия выглядит значительной, сторона же, которую мы воспринимаем по времени позже, разочаровывает своей несостоятельностью.

Кант раскрывает свое понимание комического на примере анекдота. Один индеец был на обеде у англичанина. Тот откупорил бутылку эля, ее содержимое стремительно вылетело, превратившись в шипящую пену. Индеец был поражен происшедшим. На вопрос: «Что же тут странного?» индеец ответил: «Я удивляюсь не тому, что пена выскочила из бутылки, а не понимаю, как вы могли ее туда заключить?» Смех, вызываемый этим ответом, Кант объясняет не тем, что мы чувствуем себя выше индейце, а тем, что напряжение нашего ожидания внезапно превратилось в ничто. Неожиданность непременно присуща комизму. Монтескье писал: «Когда безобразие для нас неожиданно, оно может вызвать своего рода веселье и даже смех».

Психологический механизм комедийного смеха, как ни странно, сродни механизму испуга, изумления. Эти разные проявления духовной деятельности роднит то, что это переживания, не подготовленные предшествующими событиями. Смех — всегда радостный «испуг», «разочарование-изумление».

ЗНАЧЕНИЕ НЕОЖИДАННОСТИ в комическом раскрывает античный миф о Пармениске. Он однажды испугался и потерял способность смеяться. Он очень страдал от этого и обратился за помощью к Дельфийскому оракулу. Тот посоветовал Пармениску поискать изображение Латоны, матери Аполлона. Пармениск ожидал увидеть статую прекрасной женщины, но ему показали… чурбан. И Пармениск рассмеялся!

Смех Пармениска был вызван несоответствием между тем, чего он ожидал, и тем, что неожиданно увидел.

При этом удивление имеет критический характер. Неожиданность здесь активизирует противопоставление в сознании Пармениска эстетического идеала (представление о красоте Латоны) явлению, которое, претендуя на идеальность, далеко не соответствует идеалу.

Смех — созидателен. Впервые это осмыслили древние египтяне, представившие миротворение так: когда Бог смеялся, родились семь богов, управляющих миром. Когда он разразился смехом, появился свет. Он разразился смехом во второй раз — появились воды… Наконец, при седьмом взрыве смеха родилась душе.

Бергсон в книге «Смех» рассказывает, что во время речи известного на всю округу проповедника только один человек никак не реагировал — не смеялся и не плакал. Когда его спросили о причинах такого равнодушия, он ответил: «Я не из этого прихода». Плакать можно и в одиночку, смех — всегда общение.

Смех демократичен: он обращен к общественному мнению, а не к иерархическим инстанциям. Демократия проявляет терпимость даже к социально острым формам смеха. Аристотель отмечал, что комедия возникла у греков во времена демократии, после изгнания тирана Феагана. Когда тиран Дионисий захотел познать Афины, Платон послал ему комедии Аристофана и добавил: «Если он поймет эти комедии, то он поймет и государство афинян».

Для современного человечества умение жить по принципам демократии первостепенно важно. Демократизирующее воздействие смеха приобретает ныне особую историческую ценность.

Смех богат оттенками. Сатира — смех гневный, направленный против порока, и, быть может, в будущем мерой наказания станет не тюрьма, а всесветное осмеяние. Однако смех может быть и добр, весел и легкомыслен, радостен и приветлив. Юмор — смех беззлобный, хотя и не беззубый, смех дружелюбный, направленный против недостатков, которые есть продолжение наших достоинств. Юмор — смех, обращенный на друзей, на явления, соответствующие нашим идеалам.

Юмор и сатира. Полюса смеха. А между ними множество оттенков комического. Аристофан и Юаенал, Шекспир и Мольер, Лопе де Вега и Гольдони, Лафонтен и Крылов, Грибоедов и Диккенс мастерски пользуются всей многокрасочной пелитрой смеха.

Итак, предлагаемая мною теоретическая модель комического такова: комическое — явление, заслуживающее эмоционально насыщенной эстетической критики (отрицающей или утверждающей), представляющей реальность в неожиданном свете, вскрывающей ее внутренние противоречия и вызывающей в сознании воспринимающего активное самостоятельное противопоставление предмета эстетическим идеалам.

Смех — средство социального воздействия. Однако его возможности ограниченны. Свифт через 10 лет после выхода в свет своего «Путешествия Гулливера» удивлялся, как же могут существовать подхалимство, высокопоставленная глупость, прожектерство, амбициозность и другие пороки, когда они так жестоко и убедительно были осмеяны?! Смех эффективен, когда он взаимодействует с политическими, экономическими и общекультурными формами вторжения в жизнь и когда смеховая культура обретает традицию.

ЗДЕСЬ САМОЕ ВРЕМЯ вспомнить о знаменитом болгарском городе Габрово. Однажды я попал туда и поселился в гостинице. Утром я решил побриться электробритвой и после часа разысканий нашел электророзетку под столом— я понял, что нахожусь в мировой столице смеха и все это габровские уловки. Правда, сколько я ни спрашивал у габровцев, я так и не нашел в городе ни памятника Аристофану, ни улицы Гоголя, ни площади Марка Твена, ни проспекта Рабле, ни переулка Елина Пелина, ни тупика имени теоретика смеха Юрия Борева… Но зато я увидел здесь замечательный Дом смеха, где нашел международную выставку карикатуры. Габровцы утверждают: «Мир не погибнет, если будет смеяться!» Фестивали юмора в Габрово стали традицией.

Эстефета юмора подхвачена. Родина Жввнецкого Одесса сформировала традицию юморин. Лозунгом одной из них был вопрос: «Что ты сделал, чтобы твой город стал миллионным?».

А ведь есть еще во Франции Тараскон — родина знаменитого Тартврена, а в Англии — Виндзор с веселыми проказницами, воспетыми Шекспиром. В мире немало городов, прославленных или достойных прославиться остроумием.

Даже в самую мрачную пору средневековья четверть жизни каждого жителя Европы проходила на карнавале. Карнавал в ту эпоху длился в общей сложности три месяца в году!

А на Востоке в шести разных городах вам покажут захоронение «возмутителя спокойствия» Ходжи Насреддина.

Юмор национален и общечеловечен. У каждого народа есть свой любимый национальный герой-остроумец. Он вбирает в себя все горести и радости народа, всю его сноровку, хитрость, ум, смекалку — все умение жить в сложном мире, среди сильных и всевластных, не обмани, не перехитри которых — погибнешь. Иванушка-дурачок, Алдар Косе, Мушфики, Кумоха, Пэкалэ, Нестерко, Полишинель, Арлекин — это герои-побратимы. Они настолько же не похожи друг на друга, насколько не схожи национальные характеры русского, казахского, таджикского, молдавского, французского, итальянского народов.

Иванушка-дурачок — любимец русской народной сказки. Однако глядишь, а всякая-то история, с Иванушкой случающаяся, хорошим концом сворачивается. Все те горести и напасти, что на него валятся, от негоже и отскакивают. Сильного — победит, умного — обхитрит, любую невзгоду преодолеет.

Нестерко — герой белорусской сказки, который работать ленится, воровать не будет, а просить не смеет и живет хитростью и ловкостью ума.

Веселый обманщик и плут Пэквлэ — герой молдавских сказок, который одухотворен «дором» — радостным ожиданием, тоской, кручиной.

А сколь поучительны, важны и актуальны для современного мира Том Сойер и Г екльберри Финн, Хлестаков и Чичиков, Фальстаф и Журден, Дон Кихот и Санчо! Двух героев Сервантеса, столь противоположных, роднит одно удивительное и редчайшее человеческое свойство — бескорыстие. И во имя его мы готовы простить им все их чудачества и безумства, недостатки и глупости. Бескорыстен не только мечтатель Дон Кихот, но и «реалист» Санчо.

БОЛЬШОЙ ВКЛАД в современную смеховую культуру может внести телевидение. Однако на нашем TV юмористы, как декабристы: «узок круг этих революционеров, страшно далеки они от народа». Может быть, все дело в том, на что обратил внимание Никита Богословский: на TV установилась традиция, открытая Томом Сойером, — работающий платит за право работать. Быть может, поэтому многие юмористические передачи скучны. Слава Богу, иной раз порадуют блистательный Юрий Никулин или Геннадий Хазанов, или джентльмен-шоу. Не перевелись таланты. Прелестен, например, на эстраде Арлазоров, обладающей уникальной способностью устанавливать обратную связь с звлом и вовлекать его в импровизационное комедийное действо. Артист по ходу режиссирует это действо и ведет в нужном направлении. Герой Арлазорова, запросто обращающийся к собеседнику из зала («Мужик, ты меня понял?!»), несет в себе и традиции Иванушки-дурачка, и традиции зощенковского персонажа — человека толпы.

Телевидение не пользовалось своими огромными возможностями и не создало комедийную телеклассику под стать театральной и кинематографической классике. TV не смогло создать традиции телеюморин (передача «Вокруг смеха» задохнулась от скуки и кончилась) и не смогло даже организовать достойную ретрансляцию живого комедийного действа. Так, «Золотой Остап-94» был настолько искрометным, что три незабываемых дня смех не умолкал ни на минуту. На экран же попали плохо отобранные осколки происходившего, и получилось скучно.

Россия и сегодня смеется, читая книги Гоголя, Щедрина, Чехова и других классиков, читая наших современников — Довлатова, Искандера, Войновича, рассказывая внекдоты.

Мир — смеху! Смех — миру!

От автора.

Один немецкий солдат, стоявший со своей дивизией в 1942 году у стен Ленинграда, сказал: «Когда я услышал, что из умирающего от голода и холода блокадного Ленинграда передают симфонию Шостаковича, я понял, что нам никогда не взять этот город. И я сдался».

Россия сегодня в блокаде экономических трудностей, мафиозных разборок, чиновничьей коррупции, экологических и других бедствий. Но если россияне смеются, значит, Россия выживет. И тем, кто этого не понимает, пора сдаваться!

Мы рады сообщить вам, что цена «Если» на второе полугодие 1995 года, которую мы объявили в предыдущем номере, не изменилась. Шесть номеров журнала обойдутся подписчику в 30 тысяч рублей, причем сумма будет единой для всех регионов. Как всегда, «Если» стремится удержаться на границе нижнего порога цен, в чем вы можете убедиться, сопоставив стоимость различных журналов по каталогу Федерального управления почтовой связи при Минсвязи России.

К сожалению, в дальние регионы, на Украину и в Белоруссию периодические издания поступают со значительным опозданием. Как нам стало известно, даже в Санкт-Петербург Первый и второй номера нашего журнала дошли только через месяц с момента их выхода в свет. И это при том, что редакция «Если» ни разу не нарушила сроки подготовки и выпуска номера. Воздействовать на Министерство связи, чьи структуры доставляют журналы в регионы, оказалось не под силу даже совместным акциям ряда центральных изданий. Так что единственный совет читателям: не волнуйтесь, когда журнал запаздывает, ничего с «Если» не случилось, и вы получите все шесть номеров за полугодие.

Спешим успокоить и тех наших читателей, которые озабочены состоянием рынка фантастики, где все меньше новой прозы и все больше коммерческой псевдолитературы. Журнал остается верным своей ориентации, и лучшие образцы новейшей зарубежной фантастики будут по-прежнему занимать большую часть издания, а из «доконвенционной» литературы мы будем предлагать лишь то, что стало классикой жанра.

Сейчас редакция ведет переговоры с НФ-журналами Америки, Франции, Дании и Польши о публикации по выбору нашей редакции произведений, выходящих на их страницах. Программа рассчитана на два года, и мы надеемся, что уже со следующего полугодия читатель получит возможность познакомиться с новейшими течениями зарубежной НФ. Редакция уже заключила соглашения с некоторыми молодыми авторами, успевшими завоевать признание на Западе, но не известными нашему читателю.

Как показывает почта, любителей жанра очень волнует вопрос публикации отечественной прозы. Например, председатель Харьковского клуба любителей фантастики Н. Мухортов, сразу же оговорив, что «журнал «Если» — одно из лучших изданий фантастики не только в России», тут же довольно резко замечает: «Российские авторы — лишь довесок к содержанию журнала». Письмо это, дельное и заинтересованное, весьма характерно для нашей почты. Читатели, отмечая «удовлетворенность содержанием журнала и его уровнем», нередко упрекают нас в отсутствии внимания к отечественной литературе. Но давайте задумаемся: нет ли здесь логического противоречия? Если вы, уважаемые читатели, доверяете вкусу редакции и ее консультантов в выборе произведений зарубежных фантастов, то неужели вы всерьез полагаете, что в отношении отечественных авторов литературный вкус нам в одночасье изменил? Что мы отвергаем художественные открытия, оригинальную идею, сюжетные находки?

Что поделать: журналы не способны формировать литературный процесс. Они могут лишь отражать его (хотя, естественно, претендуют на большее). Должны ли мы отдавать страницы журнала бледным намекам на фантастику в жанрах притчи, зарисовки на социально-бытовую тему, политического трактата? Вы к этому готовы, уважаемые читатели?

Дабы не быть голословными, рекомендуем вам прочесть интервью с В. Рыбаковым в журнале «Интеркомъ» о нынешнем состоянии отечественной фантастики (журнал выйдет в следующем номере «Если»). И посмотрите заметки С. Бережного — кстати, вполне доброжелательные, — многое ли из того, о чем пишет критик, вы хотели бы увидеть на страницах «Если»?

Конечно, не все так безнадежно. И в этот смутный для отечественной фантастики период появляются яркие, по-настоящему оригинальные произведения и мэтров, и молодых авторов Будем надеяться, что их станет больше. Постараемся, чтобы они не прошли мимо нашего журнала. Есть, правда, одно ограничение: журнал не способен «освоить» произведения свыше 10 печатных листов. В остальном же обещаем, что прозу российских авторов будем рассматривать в первую очередь. И безо всяких «цеховых», «земляческих» и иных внелитературных пристрастий. Впрочем, последнее обещание излишне, наш журнал этим, кажется, никогда не грешил.

КОНКУРСЫ.

Двадцать первый век.

Мы стоим на пороге XXI века, и велико искушение пофантазировать о том, каким он будет. Многие издания заполнены прогнозами, а журнал «New Sientist» даже провел опрос среди аудитории, пытаясь нарисовать портрет грядущего столетия. Уверены, что наши читатели обладают не менее смелым воображением и с удовольствием поразмышляют на тему:

КАКИЕ ОТКРЫТИЯ БУДУТ ОПРЕДЕЛЯТЬ ОБЛИК XXI ВЕКА?

Прогнозы, пусть даже самые фантастические, должны быть аргументированы. Однако не забывайте о сестре таланта: постарайтесь уложиться в одну страницу машинописного текста. Прогнозы победителей конкурса будут опубликованы в девятом номере журнала.

Банк идей.

Как известно, одна из самых привлекательных черт фантастики — оригинальная идея, положенная в основу произведения. Спрос на «свежие идеи» растет. Их ищут, ими обмениваются и даже торгуют. Мы же предлагаем нашим читателям идеи разгадывать.

Сейчас вы прочтете сюжет произведения известного мастера жанра. Ваша задача — восполнить пробел в сюжете. Если вы не отгадаете авторский замысел, не огорчайтесь: главное, чтобы ваш сюжетный ход был оригинален. В этом случае можете рассчитывать на то, что ваша идея будет отмечена в восьмом номере «Если».

Крейсер космофлота Земли, патрулирующий пространство в районе Сириуса, замечает инопланетный транспорт, который совершает посадку сначала на одну из девяти планет системы, потом на другую… Заинтригованные земляне решают выяснить, в чем дело. Они устраивают засаду на четвертой по счету планете, без особого труда проникают на чужой звездолет (экипаж последнего — насекомообразные) и обнаруживают в трюме невообразимое количество огромных бриллиантов…

Вопрос: что эго была за находка и что а результате произошло с землянами?

Призы.

Конечно же фантастические!

Издательство «ПОЛЯРИС» предлагает победителям первого конкурса двенадцать томов произведений Айзека Азимова, выпущенных в известной серии «Миры..» А победителей конкурса «Банк идей» ждет восьмитомник Роберта Шекли, подготовленный тем же издательством.

PERSONALIA.

«Если». 1995 № 04

ДИШ, Томас Майкл (DISCH, Thomas Michael).

Американский писатель. Родился в 1940 г. в Миннесоте, длительное время жил в Нью-Йорке, был служащим рекламного агентства и работал в банке. В середине 60-х годов Диш сменил род занятий — стал профессиональным писателем. Кроме США, жил также в Великобритании, Турции, Италии и Мексике.

Первый опубликованный НФ — рассказ — «Двойной таймер» («Fantastic», 1962 г.). Большинство его ранних рассказов опубликованы в сборнике «Сотня и еще две водородные бомбы» (1966 г., UK). Начинающему писателю помог Майкл Муркок, «открывший» Диша и регулярно публиковавший его произведения в своем журнале «New Worlds». По сути, Диш явился одним из основоположников «новой волны» в Великобритании. Первый роман Диша «Геноцид» (1965 г.) — о Земле, превращенной инопланетянами в огромную ферму, — получил очень хорошие отзывы критиков, его сравнивали с «Днем Триффидов» Уиндема. Второй — «Человечество на привязи» (1966 г., английское название — «Щенки Земли») описывает Землю, где могущественные пришельцы держат людей, как домашних животных. Герой, которого Диш называет Белый Клык, оказывается причастен к избавлению мира от поработителей, но тоска о прежнем беззаботном прошлом остается в сердцах людей. Затем последовали книги «Эхо плоти твоей» (1967 г.) и «Концлагерь» (1968 г.); последняя заслужила высокие отзывы как писателей-фантастов традиционного направления, таки представителей «новой волны» (например, Сэмюэль Дилэни заметил, что это «одна из трех наиболее серьезных книг десятилетия»). Роман построен как сознательное подражание «Доктору Фаустусу» Томаса Манна.

После этих книг у Диша вышло еще несколько десятков романов и сборников рассказов. Одна из последних вещей — вторая часть известной дилогии о славном маленьком тостере «Славный маленький тостер отправляется на Марс» — вышла отдельным изданием в 1988 году. Писатель продолжает активно работать.

БЛОХ, Роберт.

(см. биобиблиографическую справку в №  9, 1993 г.).

Произведения Роберта Блоха охватывают практически все направления в фантастике, за исключением, пожалуй, «high fantasy». С самого начала он зарекомендовал себя как значительный писатель.

По мнению критиков, Блох — один из основателей современного жанра «хоррор». Одно перечисление авторов, посвятиаших свои книги Роберту Блоху (Андерсон, Хайнлайн, Мартин, Кинг…), займет больше страницы. Последняя книга о творчестве писателя («Суета вокруг Блоха») завоевала премию Брэма Стокера. Умер Р. Блох в сентябре 1994 года.

ХАББАРД, Л. Рон (HUBBARD, Lafayette Ronald).

Американский писатель и религиозный деятель, создатель «науки» дианетики и основатель Церкви Сайентологии. Родился в 1911 г. Свой первый рассказ «Отрицательное измерение», высоко оцененный критиками, опубликовал в 1938 г. («Astounding Science Fiction») и после этого в течение десяти лет посвятил свое время только писательскому труду. Однако затем Хаббард увлекся созданием собственной религии. Автор работал как в жанре «фэнтези» (в основном в журнале «Unknown»), так и в жанре «твердой» НФ, сотрудничая, как правило, с журналом Кэмпбелла. Наиболее известный из ранних романов Хаббарда — «Последнее затмение» (1948 г.) — о возможном мрачном будущем США. Также его перу принадлежат романы «Рабы сна» (1948 г.) и «Повелители сна» (1950 г.) — фэнтези на арабскую тему, «Страх» (1957 г.) — роман в стиле «хоррор» и многие другие.

В 40-е годы под разными псевдонимами им написано более десяти романов в стиле «космической оперы».

После длительного перерыва, вызванного созданием и упрочением позиций дианетики в частности и «спиритуальной технологии» вообще, Л. Рон Хаббард, невероятно разбогатев, вернулся в фантастику.

Он опубликовал в 1982 г. огромный роман «Поле битвы — Земля: Сага о 3000-м годе», а затем в 1985–1987 гг. десятитомную серию «Цель — Земля», цикл о героической борьбе против инопланетных захватчиков. Грандиозные по объему книги представляют собой едкую сатиру и выполнены в жанре пародии на все мыслимые штампы в фантастике. Л. Рон Хаббард умер в 1986 г.

ВИЛЬЯМСОН, Джек (WILLIAMSON, Jack).

Родился в 1908 г. в Аризоне. Первая НФ-публикация — рассказ «Металлический человек» (1928 г., «Amazing Stories»), написанный под явным влиянием А. Меррита. Вильямсон оказался весьма работоспособным начинающим автором и к началу 40-х гг. опубликовал немало произведений.

Его рассказы в основном печатались в «Amazing Stories», но, кроме того, в «Science Wonder Stories», «Astounding Science Fiction» и многих других. Из крупных произведений довоенного периода более всего известен его сериал «Легионы Космоса».

Первая книга, одноименная с названием всего цикла, была опубликована в 1934 г. в «Astounding Science Fiction», затем появились «Жители Космоса» и «Один против Легиона» (1936 и 1939 г., там же). В 1983 г. к ним прибавилась «Королева Легиона», вещь гораздо более слабая, чем первые три, полюбившиеся читателям благодаря масштабности замысла и колоритности персонажей.

Более чем за 60 лет творческой деятельности Вильямсон опубликовал внушительное число произведений, частью в соавторстве с Джеймсом Гэнном («Звездный мост») и Фредериком Полом (три сериала: «Гпубина», «Дитя звезд», «Кукушиная сага» и ряд отдельных романов). Он один из основателей жанра «космической оперы», но его творчество выходит далеко за пределы определенных тем и рамок жанра, особенно сначала 80-х годов. Живой классик, Вильямсон был удостоен в 1976 г. премии «Небьюла» по категории «Великий Мастер», а в 1994 г. — Всемирной премии по фэнтези по совокупности созданного.

АДАМС, Дуглас (ADAMS, Douglas).

Английский писатель и сценарист, родился в 1952 г. В течение нескольких лет участвовал в создании телевизионного сериала «Доктор Кто». Вел на Би-Би-Си литературный сериал «Путеводитель по Галактике для путешестаующих автостопом», имевший оглушительный успех, как и книги, посвященные тем же героям, выходившие с 1979 по 1984 год. Это один из наиболее удачных в истории фантастики юмористических проектов, поставивший, по мнению критиков, писателя Адамса вровень с Воннегутом. В 1992 г. писатель вновь возвратился к любимому сериалу, написав теперь уже посвященную Земле книгу.

Название этого последнего романа — «В основном — безопасна».

В 1987–1988 гг. Дуглас Адамс выпустил еще два романа, не относящихся к циклу, но благосклонно встреченных читателями. «Путеводитель» же, завоевав колоссальную популярность, стал цитатником для журналистов, критиков и политиков.

Подготовил Андрей Жевлаков. «Если». 1995 № 04

Примечания.

1.

«Hoover» — марка пылесоса.

2.

Эйнштейн действительно изобрел и запатентовал вместе со своим другом Рудольфом Голдшмидтом слуховой аппарат и даже сочинил по этому поводу стихи (Прим. автора).

3.

Какой же я глупец! (Нем.).

4.

Президент — лицо во многом номинальное, его функции — не распоряжаться властью, а отвлекать от нее внимание. Поэтому Зафод Библброкс — лучший Президент за все время существования Галактики; два года из своего 10-летнего срока он провел в тюрьме за мошенничество. Мало кто сознает, что Президент и правительство практически власти не имеют, и из этого небольшого числа лишь шесть человек знают, что все решения принимает компьютер. Нет ничего более далекого от истины…

5.

Хулуву — сверхразумный оттенок цвета маренго.

Оглавление.

«Если». 1995 № 04. «Если», 1995 №  04. Томас Диш. СЛАВНЫЙ МАЛЕНЬКИЙ ТОСТЕР ОТПРАВЛЯЕТСЯ НА МАРС. Публикуется с разрешения литературно-издательского агентства «Александрия», представляющего интересы автора в России. Роберт Блох. ТАИНСТВЕННЫЙ ОСТРОВ ДОКТОРА НОРКА. Юлий Ким. ХОРОШО УЖЕ ТО, ЧТО СНОВА ПОЮТ ПЕСНИ. Л. Рон Хаббард. Отрицательное измерение. Александр Глазунов. ФИЛАДЕЛЬФИЙСКИЙ ЭКСПЕРИМЕНТ… ПРОДОЛЖАЕТСЯ? Джек Вильямсон. ПОДАРОК. Дуглас Адамс. ПУТЕВОДИТЕЛЬ ПО ГАЛАКТИКЕ. ДЛЯ ПУТЕШЕСТВУЮЩИХ АВТОСТОПОМ. Глава 1. Глава 2. Глава 3. Глава 4. Глава 5. Глава 6. Глава 7. Глава 8. Глава 9. Глава 10. Глава 11. Глава 12. Глава 13. Глава 14. Глава 15. Глава 16. Глава 17. Глава 18. Глава 19. Глава 20. Глава 21. Глава 22. Глава 23. Глава 24. Глава 25. Глава 26. Глава 27. Глава 28. Глава 29. Глава 30. Глава 31. Глава 32. Глава 33. Глава 34. Глава 35. Глава 36. Глава 37. Глава 38. Глава 39. Глава 40. Глава 41. Глава 42. Глава 43. Глава 44. Глава 45. Глава 46. Глава 47. Глава 48. Глава 49. Глава 50. Глава 51. Глава 52. Глава 53. Глава 54. Глава 55. Глава 56. Глава 57. Глава 58. Глава 59. Глава 60. Глава 61. Глава 62. Глава 63. Глава 64. Глава 65. Публикуется с разрешения литературного агентства Эндрю Нюрнберга, представляющего интересы автора в России. Вы полюбили неунывающих героев Дугласа Адамса и вам не хочется расставаться с ними? Не печальтесь: знакомство можно продолжить. Издательство «АСТ» в своей серии «Координаты чудес» готовит к выходу в свет двухтомник Д. Адамса, куда войдут все пять романов, посвященных странствиям Артура Дента и его друзей. В нынешнем году книги этого автора появятся в продаже. Юрий Борев, доктор филологических наук. СМЕЙТЕСЬ, ПОЖАЛУЙСТА, КАК МОЖНО ЧАЩЕ! КОНКУРСЫ. Двадцать первый век. КАКИЕ ОТКРЫТИЯ БУДУТ ОПРЕДЕЛЯТЬ ОБЛИК XXI ВЕКА? Банк идей. Призы. PERSONALIA. Примечания. 1. 2. 3. 4. 5.