«Если». 1996 № 02.

«Если», 1996 №  02.

«Если». 1996 № 02

«Если». 1996 № 02 Уильям Гибсон. ДЖОННИ-МНЕМОНИК.

В первом номере журнала за прошлый год мы познакомили читателей с Уильямом Гибсоном, опубликовав его рассказ «Сожжение Хром» из одноименного сборника. Сегодня мы представляем вам самое знаменитое произведение киберпанка, рассказ «Джонни-мнемоник». О литературной и кинематографической судьбе этого рассказа читайте в разделе «Система координат».

Обрез я сунул в сумку «Адидас» и заклинил его четырьмя парами теннисных носков. Совсем не мой стиль, но как раз это мне и нужно: если тебя принимают за тупого — стань техничным, а если считают, что с техникой ты на «ты», — заделайся тупарем. Я-то парень техничный, вот и решил выглядеть тупым на все сто. Время, впрочем, такое: чтобы косить под тупого, надо быть настоящим профи. Вот и я — своими руками выточил на станке из медных болванок две гильзы двенадцатого калибра; раскопав древнюю микрофишу с инструкциями, сам вручную зарядил патроны; наконец, собственноручно соорудил рычажный пресс для запрессовки капсюлей — тот еще трюк, между прочим! Зато я знаю: патроны сработают.

Встреча должна была состояться во «Взлетной полосе» в двадцать три ноль-ноль, однако я проскочил в «трубе» три лишние остановки и вернулся назад пешком. Подстраховаться никогда не мешает.

В хромированной панели кофейного автомата я мельком взглянул на свое отражение: типичный европеоид — резкие черты лица, темные жесткие волосы ежиком. Девочки в «Под ножом» торчат от Сони Мао — только с большим трудом удалось отговорить их не менять мне веки на китайские. Возможно, Мордашку-Ральфи моя внешность и не обманет, зато поможет подобраться тик-в-тик к его столику.

«Взлетная полоса» — узкое, длинное помещение: в одном углу — бар, в другом — столики, а между ошиваются сводники, торгаши и прочие деятели. На входе сегодня вечером дежурили Сестры-Собаки Магнитные: если план не сработает, обратно мне уже не прорваться. Обе длиннющие — метра под два — и поджарые, будто борзые. Одна черная, другая белая, но в остальном похожи настолько, насколько это под силу пластической хирургии. Много лет они ходили в любовницах, а уж в драке были — туши свет. Я так и не смог разобраться наверняка, которая из них раньше была самцом.

Ральфи сидел за столиком, где и всегда. Подонок, задолжал мне кучу монет. В голове моей — сотни мегабайт информации, загруженные туда в режиме «идиот-всезнайка», информации, к которой сам я доступа не имею. Все это оставил там Ральфи. Только он может извлечь эти данные при помощи кодовой фразы собственного изобретения. Скажу сразу: мои услуги не дешевы, а уж сверхурочные за хранение — сплошная астрономия. А он, понимаете ли, забыл!

А потом я услышал, что Мордашка-Ральфи и вовсе надумал аннулировать мой контракт. И тогда я забил ему стрелку во «Взлетной полосе», но забил ее как Эдвард Бакс, подпольный импортер — только что из Рио и Пекина.

«Взлетная полоса» насквозь провоняла бизнесом, здесь вообще слишком нервно — и нервно, и попахивает металлом. Среди толпы тут и там слоняются мускулистые мальчики, поигрывая друг перед другом соответствующими частями тела и силясь изобразить на лицах нечто вроде тонких холодных улыбочек. Некоторые настолько обросли мышцами, что их фигуры уже и человеческими-то трудно назвать.

Простите. Простите меня, друзья. Это всего-навсего Эдди Бакс, Скоростной Эдди-Импортер со своей по-профессиональному неприметной спортивной сумкой, и, пожалуйста, не обращайте внимания на какой-то разрез, годный лишь для того, чтобы просунуть внутрь правую Руку.

Ральфи был не один. На стуле рядом с ним, настороженно пялясь в толпу, громоздился белобрысый калифорнийский бык — живая инструкция по технике боевых искусств весом килограммов в восемьдесят.

Скоростной Эдди мгновенно оседлал напротив этой парочки стул; бык даже руки от стола оторвать не успел.

— Черный пояс? — поинтересовался я. Он кивнул, его голубые глаза автоматически просканировали меня от глаз до ладоней. — У меня тоже, — сказал я, — здесь, в сумке. — Я сунул руку в разрез, большим пальцем перевел предохранитель. Щелк. — Два ствола, двенадцатый калибр, спуск сдвоенный.

— Это пушка, — сказал Ральфи, предупредительно кладя пухлую руку на обтянутую синим нейлоном грудь своего телохранителя. — У Джонни в сумке — огнестрельный антиквариат.

М-да, недолго я побыл Эдвардом Баксом.

Думаю, его всегда звали не просто Ральфи, а Ральфи-с-Каким-то-Прозвищем, нынешнюю же кличку он приобрел исключительно благодаря тщеславию. Туловищем как перезрелая груша, вот уже двадцать последних лет он носил лицо некогда знаменитого Белого Христиана — Белого Христиана из «Арийского рэгги-бэнда». То был Сони Мао предыдущего поколения, последний чемпион звуковых дорожек расового рока. Я, знаете ли, вундеркинд по части всяческой чепухи вроде этой.

У Белого Христиана было классическое лицо поп-артиста — ярко выраженные мускулы певца и точеные скулы. Так посмотришь — лицо ангела, этак — красавца-развратника. Но глаза на этом лице… это были глаза Ральфи — маленькие, черные, ледяные.

— Ладно, — сказал он, — давай потолкуем. Как деловые люди. — Сказал обезоруживающе искренно, вот только прекрасный, как у Белого Христиана, рот все время был влажным. — Льюис, — он кивнул в сторону мордоворота, — это просто дуб. — Льюис принял его слова равнодушно, словно механическая игрушка. — Но ты-то, Джонни, не из дубов.

— Неужто, Ральфи? А я думал, что это я — дуб, нашпигованный под завязку имплантантами, самое место для твоего грязного белья, пока не подвернутся ребята, желающие заработать на моем трупе. Так вот, Ральфи, пока у меня эта сумка, тебе придется кое-что объяснить.

— Это все из-за последней сделки, Джонни. — Он тяжело вздохнул. — Как брокер…

— Барыга, — поправил я.

— Как брокер я всегда очень осторожен с поставщиками.

— Ты покупаешь только у тех, кто ворует лучшее. Продолжай.

Он вздохнул опять.

— Я лишь стараюсь, — устало произнес он, — не иметь дела с дураками. Но на этот раз, похоже, нарвался. — Третий вздох был сигналом для Льюиса включить нейронный парализатор, который они прилепили под столом с моей стороны.

Я вложил все силы в указательный палец правой руки, но он перестал быть моим. Рука по-прежнему чувствовала металл и поролоновую ленту, которой я обмотал неудобную рукоять обреза, но сделалась чужой и безвольной, будто была вылеплена из холодного пластилина. Я надеялся, что Льюис, как настоящий дуб, тут же бросится вырывать сумку, а заодно рванет мой палец, застывший на спусковом крючке. Но он этого не сделал.

— Мы так беспокоились о тебе, Джонни, так беспокоились. Видишь ли, — Ральфи показал на мою голову, — то, что у тебя там, — собственность якудза. И одного дурака угораздило их обокрасть. Мертвого дурака.

Льюис заржал.

Вот тут до меня наконец дошло, но от того, что я все понял, стало совсем паршиво. Мою голову словно обложили мешками с мокрым песком. Убивать было не в стиле Ральфи. Даже Льюис был не в его стиле. Получалось, он встрял на свою голову между Сыновьями Неоновой Хризантемы и чем-то, принадлежавшим им, или скорее чем-то, что было у них, но принадлежало кому-то еще. Ральфи, конечно, мог задействовать кодовую фразу и ввести меня в состояние «идиот-всезнайка» — тогда я выложу их горяченькую программку целиком, не запомнив ни единого звука. Для такого ушлого торгаша, как Ральфи, этого бы вполне хватило. Но только не для якудза. Якудза наслышаны о «кальмарах» и, естественно, не будут чувствовать себя спокойно, зная хотя бы малую часть их возможностей. С помощью «кальмаров» ничего не стоит вытащить из моей головы программу даже по самым слабым, остаточным следам. Сам я знаю о «кальмарах» немного, но кое-что слышать доводилось, и я зарекся болтать об этом с клиентами. Нет, якудза это точно не понравится: слишком смахивает на улики. Они бы не были тем, что есть, если бы оставляли улики. Или живых свидетелей.

Льюис продолжал ухмыляться. Словно он уже видел внутри моей головы то, что им было нужно, и теперь прикидывал, как бы добраться до этого самым коротким путем.

— Эй, ковбои, что-то маловато в вас жизни, — послышался из-за моего правого плеча низкий женский голос.

— Исчезни, сука, — равнодушно сказал Льюис; его загорелое лицо было предельно спокойно. Ральфи же выглядел озадаченным.

— Как насчет взбодриться? Есть хорошее ширево. Чистейшее, никаких примесей. А? — Она подтянула к себе стул и уселась на него прежде, чем эти двое успели ей помешать. Я в моем положении мог видеть ее только краем глаза: худая девушка в зеркальных очках, волосы темные, короткая, неаккуратная стрижка. На ней была расстегнутая черная кожанка, под ней — футболка в косую черно-красную полоску. — Восемь тонн за грамм.

Льюис недовольно хрюкнул и попытался вышибить из-под нее стул. Это у него почему-то не получилось; ее рука метнулась к нему и, похоже, слегка коснулась его запястья. Яркая струя крови мгновенно залила стол. Льюис с силой сжал запястье другой рукой, костяшки побелели от напряжения, сквозь пальцы проступила кровь.

Странно, у нее в руке, кажется, ничего не было.

Теперь ему понадобится сшиватель сухожилий. Льюис осторожно поднялся, даже не попытавшись отодвинуть стул. Стул опрокинулся, и Льюис пропал с моих глаз, не издав при этом ни звука.

— На его месте я бы обратилась к врачу, — сказала она. — Порез не слишком приятный.

— Ты хоть сама понимаешь, — голос Ральфи сделался вдруг очень усталым, — в какую яму с дерьмом ты только что себя посадила?

— Кроме шуток? А, понимаю, тайна. Обожаю тайны. Вроде той, почему этот ваш приятель такой тихоня. Он что — замороженный? Или для чего здесь вот эта штуковина? — Она показала миниатюрный блок управления, который неизвестно когда успела стащить у Льюиса. Ральфи выглядел совсем больным.

— Ты, э-э-э… Послушай, даю тебе за нее четверть миллиона, и ты отсюда уходишь. — И он мясистой рукой стал нервно оглаживать свое бледное, худое лицо.

— Чего я хочу, — она прищелкнула пальцами; блок при этом начал вращаться, отбрасывая по сторонам блики, — так это настоящего дела. Ваш парнишка повредил себе руку. Раз за это полагается гонорар, то четверть миллиона сойдет.

Ральфи шумно выдохнул и засмеялся. Его зубы явно недотягивали до стандарта по меркам Белого Христиана. Тут она выключила парализатор.

— Два миллиона, — сказал я.

— Вот это, я понимаю, мужчина, — сказала она сквозь смех. — А в сумке у тебя что?

— Обрез.

— Тупая работа. — Впрочем, это мог быть и комплимент.

Ральфи не произнес ни слова.

— Меня зовут Миллион. Молли Миллион. Линяем, босс? А то на нас начинают пялиться. — Она встала. На ней были кожаные джинсы цвета засохшей крови.

И только сейчас я заметил, что ее зеркальные линзы были вживлены в кожу лица: серебро гладким слоем поднималось от крутых скул, запечатывая глаза в глазных впадинах. Я увидел в этих линзах двойное отражение моего нового лица.

— А я Джонни, — сказал я ей. — Мистера Мордашку мы забираем с собой.

Он ждал нас снаружи. Внешне — заурядный турист из техов: пластиковые дзори и дурацкая гавайка с кричащей рекламой самого популярного микропроцессора его фирмы. Тихий, спокойный человечек, из той породы людей, что вечно посиживают в баре, попивая саке, — в таких заведениях еще подают крошечные рисовые крекеры с начинкой из морских водорослей. Он в точности походил на тех, кто плачет от гимнов собственной корпорации, а после бесконечно и нудно трясет бармену руку. И сутенеры, и перекупщики не обратили бы на него внимания, посчитав безнадежно отсталым. Парень, мол, недалекий, и с кредитной карточкой осторожничает.

Как я догадался позднее, ему ампутировали фалангу большого пальца левой руки и заменили ее искусственным наконечником, а в обрубке сделали углубление и, покрыв его изнутри слоем синтетического алмазного покрытия фирмы «Оно-Сендаи», закрепили в нем катушку. А потом аккуратно намотали на катушку три метра мономолекулярной нити.

Молли заговорила о чем-то с Магнитными Собаками — так что я, крепко прижав к спине Ральфи свою сумку, смог вытолкнуть его за дверь. Похоже, Молли была с ними знакома. Я слышал, как чернокожая рассмеялась.

Внезапная вспышка над головой заставила меня поднять глаза — я так и не смог привыкнуть ко всем этим парящим в воздухе дугам света под темными геодезическими куполами[1]. Может быть, это меня и спасло.

Ральфи оказался на несколько шагов впереди, но не думаю, чтобы он собирался сбежать. Думаю, он уже смирился. Возможно, он уже полностью осознал, против кого мы пошли.

И в тот момент, когда я опустил глаза, его разорвало на части.

Если прокрутить все еще раз, картина представляется следующая. Ральфи делает еще один шаг, и в этот момент неизвестно откуда — бочком, с улыбочкой на лице — выныривает этот маленький тех. Он делает что-то похожее на поклон, и у него отваливается большой палец левой руки. Это очень напоминает фокус. Палец висит в воздухе. Система зеркал? Проволока? Ральфи застывает на месте спиной к нам, от подмышек по его светлому летнему костюму расплываются темные пятна. Он взмок. Он знает. Он наверняка должен знать. И тут этот палец, как игрушка из лавки сюрпризов, — тяжелый, будто из свинца, — в довершение идиотского фокуса, демонстрируемого маленьким техом, описывает в воздухе стремительную дугу — и невидимая нить, соединенная с рукой убийцы, проходит сквозь череп Ральфи немного выше бровей, а затем, не задерживаясь, взлетает вверх и — снова вниз, рассекая грушеподобное тело по диагонали через плечо и грудную клетку. Разрезы так незаметны, что кровь появляется лишь тогда, когда нервные связи начинают давать сбой и первые судороги не отдают тело во власть тяготения.

Ральфи, окруженный жидким розовым облаком, развалился на три куска; куски эти в полной тишине покатились по покрытому плитками тротуару.

Я с силой рванул сумку, моя рука конвульсивно сжалась. Отдача от выстрела едва не переломила мне кисть.

Лил дождь, струи воды каскадами падали сквозь прорехи в куполе и разбивались на плитах позади нас. Мы затаились в щели между хирургическим бутиком и антикварной лавкой. Краешком зеркального глаза Молли выглянула за угол и сообщила, что перед «Взлетной полосой» стоит только один «фолькс-модуль» с включенной красной мигалкой. Что Ральфи убирают с тротуара. И пристают ко всем с расспросами.

Я весь был облеплен опаленным белым пухом. Вот тебе и теннисные носки. Спортивная сумка превратилась в скомканный пластиковый наручник.

— Не понимаю, какого дьявола я в него не попал?

— Потому что он очень-очень ловкий. — Молли, обняв руками колени, раскачивалась на корточках с пятки на носок. — Ему перестроили нервную систему. Он фабричный продукт. — Она издала тихий, довольный смешок. — Я должна достать этого парня. Сегодня же ночью. Он лучший, кого я встречала. Номер один, высшая проба, шедевр.

— Что ты должна за два миллиона, так это вытащить меня из этой задницы. А этот твой дружок — его действительно вырастили в пробирке. В Тиба-сити. Это же наемный убийца якудза.

— Тиба? Понятно. Видишь ли, Молли тоже бывала в Тибе. — И она показала мне свои ладони, слегка раздвинув пальцы. Пальцы были тонкие и ухоженные и по сравнению с полированными темно-красными ноготками казались мертвенно-бледными. Десять лезвий выскочили одновременно из скрытых под ногтями пазов: каждое — узкий, остро отточенный скальпель из бледно-голубой стали.

Я никогда не бывал подолгу в Ночном Городе. Здесь никто не покупал мою память — наоборот, здешние обитатели платили достаточно регулярно, чтобы о многом забыть. Поколения метких стрелков постоянно громили неоновые светильники, пока ремонтные бригады вообще не плюнули на свое безнадежное дело. Даже в бледном свечении дня своды куполов здесь были черны как сажа.

Куда ты собрался бежать, если самая богатая преступная организация в мире подбирается к тебе своими длинными холодными пальцами? Где ты спрячешься от якудза — они могущественны настолько, что владеют собственными спутниками связи и по меньшей мере тремя шаттлами? Якудза — настоящая транснациональная корпорация, такая же, как «Ай-Ти-Ти» или «Оно-Сендаи». За пятьдесят лет до моего рождения якудза уже подчинила себе триады, мафию и Корсиканский союз.

У Молли был наготове ответ: ты спрячешься в Адской Яме, в самом нижнем ее круге, где любое давление извне мгновенно порождает круговые волны ответной грубой угрозы. Ты укроешься в Ночном Городе. А еще лучше — ты спрячешься над Ночным Городом, потому что Адская Яма вывернута наизнанку и днище ее котла почти касается неба. Неба, которое Ночной Город никогда не видит, потея под собственным небосводом, сделанным из акриловой резины. Там, наверху, одни лишь нитехи, подобно химерам-горгульям, привычно копошатся во тьме со свисающими с губ контрабандными сигаретами.

Она же подсказала ответ и на другой мой вопрос:

— Значит, твоя голова заперта капитально, Джонни-сан? И никак эту программу без пароля оттуда не вытащишь? — Она отвела меня в тень за освещенной платформой «трубы». Бетонные стены были сплошь покрыты граффити — наслаиваясь из года в год, они превратились в один сплошной метарисунок гнева и безнадежности.

— Информация, которую я беру на хранение, вводится через модифицированный серийный протез, применяемый обычно в контраутической микрохирургии. — Я запустил ей сокращенную версию своего стандартного рекламного ролика. — Код клиента хранится в специальном чипе; кроме «кальмаров», о которых в нашем ремесле вообще-то говорить не принято, никто не может восстановить пароль. Хоть режь меня, хоть пытай, хоть накачивай наркотиками. Я его просто не знаю, да никогда и не пытался узнать.

— Кальмары? Это которые со щупальцами и ползают?

Мы очутились на опустевшем уличном рынке. Смутные фигуры, маячившие на другой стороне импровизированной торговой площади, усыпанной рыбьими головами и гниющими фруктами, провожали нас внимательными взглядами.

— Так называют сверхпроводниковые квантовые детекторы возмущений[2]. Во время войны их использовали для поиска подводных лодок и выкачивания информации из вражеских киберсистем.

— Вот оно что. Флотские штучки? Еще с войны? И такой вот «кальмар» сможет прочесть твой чип? — Она остановилась, и я почувствовал на себе взгляд ее глаз, укрытых за линзами-зеркалами.

— Даже примитивные модели могут измерить силу магнитного поля с точностью в одну миллиардную геомагнитной — это как отыскать шепчущего на ревущем стадионе.

— Ну, копы уже могут это делать — при помощи параболических микрофонов и лазеров.

— Да, но при этом ваши данные все равно останутся в безопасности. — Во мне проснулась гордость профессионала. — Ни одно правительство не разрешит своим копам пользоваться «кальмарами» — даже секретной службе. Слишком много возможностей для междепартаментских склок: всем им охота устроить новый уотергейт.

— Флотские штучки… — Она задумалась, в тени сверкнула ее улыбка. — Флотские штучки… Тут, внизу, есть у меня дружок, который служил во флоте. Его зовут Джонс. Я думаю, тебе стоит с ним познакомиться. Он, правда, сидит на игле. Так что придется ему что-нибудь принести.

— Он наркоман?

— Он дельфин.

Он был больше, чем просто дельфин, — любой нормальный дельфин вряд ли бы отнесся к нему как к своему собрату. Я смотрел, как лениво он кружится в своей оцинкованной цистерне. Вода перехлестывала через край, заливая мои ботинки. Киборг. Пережиток последней войны.

Он высунулся из воды, и взгляду предстало закованное в бронированные пластины тело. Это было открытой издевкой над его сущностью: изящество, отпущенное ему природой, почти полностью потерялось под грубым и допотопным панцирем. В уродливых выпуклостях по обеим сторонам черепа были установлены сенсорные датчики. Множество серебристых шрамов мерцало на открытых участках его светло-серой кожи.

Молли свистнула. Джонс взмахнул хвостом, и через край цистерны выплеснулся еще один фонтан.

— Что это за место? — спросил я, всматриваясь в едва различимые в темноте звенья ржавой цепи и какие-то укрытые брезентом предметы. Над цистерной нависала громоздкая деревянная рама, увитая рядами пыльных рождественских фонариков.

— «Фанлэнд», «Страна развлечений». Зоопарк и карнавальные шествия. «Не хотите ли поговорить с Китом-Воином?» И все такое прочее. Как будто Джонс похож на кита…

Джонс высунулся опять и остановил на мне свой древний печальный взгляд.

— А как он разговаривает? — Мне вдруг очень захотелось бросить все и уйти.

— Тут своя хитрость. Скажи «привет», Джонс.

И все лампочки сразу же загорелись. Замигали разноцветные огоньки — красный, белый, голубой.

«Если». 1996 № 02

— Видишь, он неплохо разбирается в символах, но набор кодов у него несколько ограниченный. У себя на флоте он был подключен к аудиовизуальному дисплею. — Она вытащила из кармана узкий плоский пакетик. — Джонс, есть отличное говнецо. Хочешь попробовать? — Он остановился в воде и стал медленно погружаться на дно. Я почувствовал странное беспокойство, вдруг вспомнив, что он не рыба и может запросто утонуть. — Джонс, нам нужен ключ к банку данных Джонни. Как бы его поскорее заполучить? Огоньки дрогнули и погасли.

— Давай, Джонс!

«Если». 1996 № 02

Белое магниевое сияние омыло ее лицо, свет лег ровным слоем, тени, тянувшиеся от скул, исчезли. Снова тьма.

— Отличнейшее! Никаких примесей. Ну же, Джонс.

«Если». 1996 № 02

Голубой мертвенный свет. Распятие. Пауза.

«Если». 1996 № 02

 Кроваво-красная свастика щупальцами отразилась в серебристых линзах Молли.

— Выдай ему обещанное, — сказал я. — Мы нашли что хотели.

Эх, Ральфи, Ральфи. Мордашка… Ну никакого воображения.

Джонс взгромоздил добрую половину своей бронированной туши на край цистерны, и я подумал, что металл не выдержит и поддастся. Молли с размаху всадила иглу, угодив точно между двумя пластинами. Раздался шипящий звук. Вновь вспыхнули лампочки, по раме, судорожно пульсируя, побежали световые узоры.

Мы оставили Джонса лениво покачиваться в темной воде. Быть может, ему снились сны о войне на Тихом океане, о киберминах, которые он подрывал, осторожно проникая в их внутренности с помощью своего «кальмара». Сегодня «кальмар» пригодился и мне, чтобы вытащить из чипа, похороненного в моей голове, жалкий пароль Ральфи.

— Хорошо, пускай они дали маху, когда списали Джонса со флота со всей его оснасткой… Но как кибердельфин мог сесть на иглу?

— Война, — сказала она. — Они все там были такие. Что ты хочешь — это же флот. Иначе попробуй заставь их работать на себя.

— Не думаю, что эту вашу затею можно осуществить, — сказал нам пират, пытаясь заломить цену. — Пробить канал на спутник связи, который нигде не зарегистрирован…

— Еще одно слово, и у тебя больше не будет проблем. — Молли уперла локти в исцарапанный пластик стола и нацелила на него указательный палец.

— Тогда, быть может, вы заплатите за свои микроволны где-нибудь в другом месте?

Да, парень классный, хоть и косит под Сони Мао. Родом из Ночного Города, не иначе.

Ее рука метнулась вперед и, скользнув по его куртке, целиком отсекла лацкан, даже не помяв ткань.

— Так что, по рукам или как?

— Да, — он уставился на срезанный лацкан, делая вид, что рассматривает его только из вежливого интереса, — по рукам.

Пока я настраивал два купленных заранее рекордера, Молли вытащила из кармана на рукаве куртки сложенный бумажный листок, на котором я записал пароль. Развернула его и молча прочла, медленно шевеля губами.

— И это все? — Она пожала плечами.

— Начинай, — сказал я, нажимая клавиши «ЗАПИСЬ» на обеих деках одновременно.

— Белый Христиан, — прочитала она вслух, — и его «Арийский рэгги-бэнд».

Верный Ральфи. Фанат до самой могилы.

Переход к состоянию «идиот-всезнайка» всегда не такой внезапный, каким его ждешь. Радиостанция пирата представляла собой кубическое помещение, выдержанное в пастельных тонах и скрывающееся под вывеской захудалого туристического агентства; похвастаться оно могло лишь столом, тремя стульями и выцветшим постером с рекламой швейцарской орбитальной клиники. Две стеклянные птички на проволочных лапках монотонно тянули воду из пеностироловой чашки, которая стояла перед ними на полке рядом с плечом Молли. Пока я входил в режим, движения их постепенно ускорились, и через какое-то время венчики на их головах, искрящиеся в свете ламп, слились в сплошные разноцветные дуги. Индикатор пластмассовых настенных часов, на котором отсчитывались секунды, превратился в бессмысленную пульсирующую сетку, а сама Молли и этот парень с рожей под Сони Мао словно погрузились в туман, лишь изредка я видел, как в тумане мелькают их руки, выписывая призрачные фигуры, напоминающие движения насекомых. А потом и они исчезли, растворившись в сером холоде статики, в котором не было ничего, лишь кто-то нудно бормотал на искусственном языке одну-единственную бесконечную поэму.

Без малого три часа просидел я, выпевая краденую программу покойника Ральфи.

Проспект тянется на сорок километров — сорок километров неровно состыкованных фуллеровских куполов, накрывающих то, что некогда было оживленной пригородной магистралью. Когда в ясную погоду здесь выключают освещение, солнечные лучи, пробиваясь сквозь многослойные акриловые перекрытия, превращаются в серую дымку. Это очень напоминает тюремные наброски Джованни Пиранези. На юге три последних километра проспекта проходят через Ночной Город. Ночной Город не платит налогов ни в государственную, ни в городскую казну. Неоновые светильники здесь давно мертвы, а геодезики почернели от копоти костров, на которых десятилетиями готовят пищу. И разве кто-нибудь разглядит среди густой полуденной темноты Ночного Города несколько дюжин сумасшедших детей, прячущихся между балками перекрытий?

Два часа мы карабкались вверх по бетонным ступеням и металлическим решетчатым трапам мимо ветхих мостков и покрытых пылью подъемников. Начали мы свое восхождение с площадки, похожей на заброшенную ремонтную платформу, сплошь заставленную треугольными сегментами купола. И на всех предметах вокруг мы видели все те же привычные, однообразные граффити, нанесенные при помощи аэрозольных баллончиков с краской: названия банд, чьи-то инициалы, и даты, даты, даты — вплоть до самого начала века. Надписи преследовали нас по пятам, но чем выше мы забирались, тем их становилось меньше, пока наконец не осталась одна-единственная, повторяющаяся с настойчивым постоянством: *НИТЕХИ*. Большими заглавными буквами с подтеками черной краски.

— Нитехи — это кто?

— Только не мы, босс. — Она влезла на шаткую алюминиевую лестницу и скрылась в дыре, прорезанной в листе гофрированного пластика. — Примитивная техника, низкие технологии — вот что это такое. — Пластик приглушал ее голос. Я осторожно полез за ней следом, оберегая побаливающую кисть. — Даже твоя затея с обрезом нитехам не покатила бы.

Где-то час спустя, когда я протащил свое тело сквозь очередную дыру, на этот раз грубо пропиленную в листе фанеры, я впервые наткнулся на нитеха.

— Все в порядке. — Рука Молли скользнула по моему плечу. — Это просто Пес. Эй, Пес!

Он стоял, освещенный узким лучом ее карманного фонаря, и рассматривал нас своим единственным глазом. Потом медленно высунул изо рта длинный серый язык и облизал выпирающие наружу клыки. Я подумал: а можно ли считать трансплантацию челюстных тканей добермана примитивной технологией? Ведь не растут же иммуноподавители на деревьях.

— Молл’. — Длинные клыки коверкали речь нитеха. С вывернутой нижней губы свисала капля слюны. — Слыш’л, как вы идете. Давно. — На вид ему было лет пятнадцать, но клыки, яркая мозаика шрамов и вдобавок вечно разинутая пасть превратили его лицо в настоящую звериную морду. Надо же было потратить столько времени и таланта, чтобы соорудить этакую образину; впрочем, по достоинству, с каким он держался, было видно, что жить за таким фасадом ему нравится. Ноги его прикрывали драные джинсы, черные от налипшей грязи и лоснящиеся на сгибах. Грудь Пса была голой, и стоял он на полу босиком. Нитех изобразил своим ртом что-то вроде ухмылки: — Идут след’м, за вами.

Далеко внизу, в Ночном Городе, надрывно закричал лотошник-водонос, зазывая покупателей.

— Запрыгали струны, Пес?

Она повела фонарем, и я увидел тонкие провода, привязанные к головкам болтов. Они тянулись от самого края площадки и исчезали внизу.

— Выруби еб’н свет!

Она сразу же погасила фонарик.

— Эт’т, к’торый там, как он ход’т без света?

— Он ему не нужен. Это подарочек еще тот, Пес. Если ваши сторожа попытаются спихнуть его, думаю, что домой они вернутся в разобранном виде.

— Он друг эт’г друга, Молл? — с тревогой прогнусавил он. Я услышал, как у него под ногами затрещала гнилая фанера.

— Нет. Но я займусь им сама. А этот, — она похлопала меня по плечу, — это мой друг. Понял?

— Ясн’, — ответил он без особой радости и прошлепал к краю платформы, туда, где крепились болты. Дергая за натянутые струны, он принялся передавать сообщение тем, кто находился внизу.

Подобно огромному крысиному лабиринту далеко под нами раскинулся Ночной Город. Он был окутан мраком, лишь в крохотных квадратиках окон тускло мерцали свечи, да изредка выступали из тьмы площадки, освещенные фонарями на батарейках и карбидными лампами. Я представил себе стариков, коротающих время за бесконечной партией в домино: они лениво постукивают костяшками, а сверху им на головы с мокрого стираного белья, вывешенного между фанерными лачугами, падают большие теплые капли. Затем я попытался представить того, кто сейчас терпеливо взбирается вверх, один, в темноте, в своих легоньких дзори и мерзкой туристской рубахе, вежливо улыбаясь и не спеша — да и куда спешить-то?.. И все же, как ему удалось выследить нас?

— Очень просто, — сказала Молли. — Он чует нас по запаху.

— Кур’шь?

Пес вытащил из кармана мятую пачку и, как награду, вручил мне сплющенную сигарету. Прикуривая от кухонной спички, я разглядел марку. Ихэюаньский табак. Пекинская сигаретная фабрика. Понятное дело, нитехи связаны с черным рынком. Тем временем Пес и Молли завели какой-то нескончаемый спор, который, как я понял, вертелся вокруг желания Молли воспользоваться чем-то особенным из недвижимого имущества нитехов.

— Приятель, ты, наверно, забыл, сколько я всего для вас сделала. Мне нужна Площадка. Я давно не слушала музыку.

— Ты не н’тех…

Так они препирались добрую часть километрового зигзага, по которому вел нас Пес. Идти оказалось непросто: то по узким раскачивающимся мосткам, то куда-то вверх по веревочным лестницам. Нитехи плетут свою паутину, плевками эпоксидной смолы прикрепляя свои гнезда к расползающейся ткани города — и спят там себе над бездной в веревочных гамаках… Их владения настолько условны, что порой и состоят лишь из упоров для рук и ног, выпиленных в конструкциях геодезиков.

Дохлая Площадка, сказала Молли. Поспевать за ней было непросто, особенно в этих неразношенных модных туфлях из гардероба Скоростного Эдди, которые скользили по вытертому металлу и гладкой, мокрой фанере, — и я подумал: а можно ли найти еще более гиблое место, чем это? Молли и Пес все спорили, но я догадывался, что отговорки Пса — всего лишь ритуал: она получит то, чего хочет.

Где-то там внизу, под нами, ходил кругами в своей цистерне Джонс. У бедняги как раз должна была начаться ломка. Полиция, наверное, все еще приставала к завсегдатаям «Взлетной полосы» с вопросами о Ральфи. Что он там делал? Да с кем он там был до того, как вышел на улицу? И якудза, должно быть, уже запускала свои невидимые щупальца в информационные узлы города, выискивая любую мелочь, способную навести на мой след, — банковские счета, страховки, оплаченные квитанции. У нас информационная экономика. Этому учат еще в школе. Но учителя никогда не скажут вам, что невозможно жить, передвигаться, совершать какие-либо действия, не оставляя крошечных, ничтожных на первый взгляд, но неуничтожимых следов информации о личности каждого человека. Следов, которые можно извлечь, собрать, усилить…

Но к этому времени пират уже должен был переправить нашу анонимку в сеть, откуда она прямиком попадет на комсат якудза. Послание очень простое: «Отзовите ищеек, или мы запустим вашу программу по всем каналам».

Программа… Я даже понятия не имел о ее содержимом. И до сих пор не имею. Я просто пропел свою песню, не разбирая слов. Быть может, это были данные каких-то исследований, добытые с помощью промышленного шпионажа, — обычный бизнес якудза. Чем не по-джентльменски — грабануть у «Оно-Сендаи» какую-нибудь перспективную разработку, а затем вежливо предложить ее выкупить? А если жертва упрется, в ход пойдут угрозы: или гоните монету, или ваша бесценная новинка станет достоянием гласности.

И в самом деле, почему бы им не поставить на какой-то другой номер? Разве продать украденное «Оно-Сендаи» для них менее выгодно, нежели выкопать могилу для какого-то Джонни из Переулка Торговцев Памятью?

Их программа, отправленная наземной почтой четвертого класса, была сейчас на пути в Сидней. По одному адреску, по которому я обычно отсылал письма для своих клиентов, — люди там работали надежные и, главное, они не задавали вопросов, — причем совсем незадорого. Якудза же я выслал программу не целиком, а лишь небольшую часть второй копии — ровно столько, чтобы они убедились в ее подлинности. А поверх затертого куска я записал свое послание.

Боль в кисти не проходила. Мне хотелось остановиться, лечь и уснуть. Я знал: еще немного, и я потеряю чувство реальности, свалюсь без сил — и уж тогда-то эти черные остроносые туфли, которые я купил, чтобы сыграть роль Эдди Бакса, потеряют опору и мигом доставят меня вниз, в Ночной Город. Но перед мысленным взором все время стоял он — тот, что шел за нами следом: от него, как от дешевой религиозной голограммы, исходило сияние, а увеличенный чип на гавайке напоминал снимок приговоренного к ядерной смерти города, сделанный со спутника-шпиона.

И поэтому я продолжал идти за Молли и Псом через небеса нитехов, кое-как сколоченные из всякого хлама, от которого отвернулся даже Ночной Город.

Дохлая Площадка — квадрат восемь на восемь метров. Словно какой-нибудь великан, натянув на стальных канатах свалку металлолома, подвесил ее в пустоте. Она скрежетала при малейшем движении, а двигалась она постоянно, раскачиваясь и подпрыгивая, пока собравшиеся нитехи рассаживались на окружавшем ее фанерном карнизе. Дерево от старости серебрилось, поверхность карниза, отполированная за долгие годы, сплошь пестрела от вырезанных имен, угроз и признаний в любви. Тросы, удерживавшие Площадку на весу, терялись во тьме за пределами ослепительно-белого сияния двух древних прожекторных рам, подвешенных сверху.

Девушка с зубами как у Пса неожиданно выпрыгнула на Площадку и встала на четвереньки. На грудях ее были вытатуированы спирали цвета индиго. Она быстро добежала до края и с громким хохотом вцепилась в парня, который пил из литровой фляги какую-то темную жидкость.

Похоже, мода у нитехов и состояла-то в основном из татуировок да шрамов. Ну и, конечно, зубов. Электричество, которое они воровали для освещения Дохлой Площадки, казалось исключением из их эстетики, сделанным во имя… чего? Ритуала, спорта, искусства? Точно сказать я не мог, но видел, что Площадка — это нечто особенное. И, судя по всему, каждое поколение нитехов вносило в нее что-то свое.

Я все еще прятал под курткой бесполезный обрез. Патронов в нем больше не было, но твердость приклада, упиравшегося в мой бок, действовала успокаивающе. И тут до меня наконец дошло, что я до сих пор не имею ни малейшего представления о том, что здесь на самом деле происходит — или может произойти. Но это было в духе всей моей предыдущей игры, потому что большую часть жизни я был лишь слепым сосудом, который чужие люди наполняли чужими знаниями, а затем выкачивали их обратно, — и я послушно выплескивал из себя искусственные слова, никогда не понимая их смысла. Одним словом, очень техничный парень. Уж будьте уверены.

А затем я заметил, какими тихими сделались вдруг нитехи.

Он стоял на границе света и тьмы, с невозмутимым спокойствием туриста рассматривая Площадку и толпу нитехов, замерших на галерке. И когда наши взгляды встретились и мы сразу же узнали друг друга, вдруг словно что-то щелкнуло в моей памяти. Я вспомнил Париж: длинные электрические «мерседесы», как блуждающие оранжереи скользящие сквозь дождь к Нотр-Дам, а за стеклами японские лица, и сотни объективов «никои», и из каждого слепо тянущийся к свету цветок из хрусталя и стали. И в самой глубине его глаз — когда наши взгляды встретились — я увидел те же, что и тогда, жужжащие затворы фотообъективов.

Я оглянулся в поисках Молли, но она куда-то исчезла.

Нитехи молча потеснились и дали ему ступить на карниз. На лице его светилась улыбка, он поклонился и плавным движением выскользнул из своих сандалий; они остались стоять одна подле другой, выровненные, будто по линейке. Потом он сошел на Площадку. Тех двигался ко мне через колеблющиеся завалы металлолома легко и спокойно — как беззаботный турист, фланирующий по синтетическим ковровым дорожкам второразрядного отеля.

И тут стремительным движением на Площадку выпрыгнула Молли.

Площадка пронзительно завизжала.

Каждое движение Площадки сопровождалось усиленным до предела звуком: к четырем толстым спиральным пружинам по ее углам были подключены здоровенные звукосниматели, а к ржавым обломкам машин и механизмов безо всякой системы крепились контактные микрофоны. А еще где-то нитехи держали усилитель и синтезатор; вверху же, над нашими головами, сквозь слепящее марево можно было различить неясные очертания колонок.

С размеренной четкостью метронома начал отбивать ритм электронный ударник: ощущение было такое, словно где-то поблизости застучало огромное сердце.

Молли сбросила с себя куртку и сапоги и осталась в футболке без рукавов; по едва заметным следам на ее тонких руках можно было догадаться о специальных устройствах из Тиба-сити. Ее кожаные джинсы блестели в свете прожекторов. Она начала танцевать.

Согнув ноги в коленях, она с силой вдавила белые ступни в расплющенный бензобак; в ответ на это Площадка начала раскачиваться. Звук при этом был такой, словно мир рушится в преисподнюю, а провода, которыми он прикреплен к небесам, лопаются и скручиваются по всему небосводу.

Всего несколько биений сердца потребовалось теху, чтобы приноровиться к диким броскам Площадки, затем он легко двинулся дальше, ступая по обломкам металла, словно по верхушкам плоских камней в каком-нибудь орнаментальном саду.

Не доходя до Молли, он с изяществом человека, привычного к светским манерам, потянул за кончик большого пальца и метнул его в ее сторону. Преломившись в лучах прожекторов, нить протянулась в воздухе радужной паутинкой. Молли бросилась на пол и откатилась в сторону, а затем, когда смертоносная молекула просвистела мимо, взметнулась вверх, как распрямившаяся пружина. Словно повинуясь инстинкту самозащиты, она выпустила стальные когти.

Барабанный пульс участился. Молли делала прыжок за прыжком — черные волосы взлетали от дикой пляски над слепым серебром линз, рот сжался в линию, губы побелели от напряжения. А под ней гудела и скрежетала Площадка, и нитехи повизгивали от удовольствия.

Тех втянул нить обратно, но не до конца: держа беспалую руку на уровне груди, он стал вращать нить перед собой, образовав призрачный многоцветный круг диаметром около метра. Словно загородился щитом.

И тут Молли как будто прорвало. Это трудно было назвать танцем — так мечется сорвавшаяся с цепи бешеная собака. Она резко подпрыгнула, прогнулась в воздухе и, сделав рывок в сторону, приземлилась обеими ногами на алюминиевый блок двигателя, прикрученный проволокой к одной из спиральных пружин. Я зажал уши ладонями, сила звука, с которой загрохотала Площадка, бросила меня на колени, голова моя закружилась, я подумал, что и сама Площадка, и карниз с сидящими на нем нитехами, сорвавшись, рушатся вниз. Мне уже виделось, как мы падаем на Ночной Город, как ломаются от удара лачуги, разлетается недосушенное белье и несчастные наши тела разбиваются о городские плиты, словно гнилые фрукты. Но тросы выдержали, и Площадка продолжала взлетать и падать подобно безумному металлическому морю. И Молли продолжала танцевать на его волнах.

И уже перед самой развязкой, перед тем как тех в последний раз взмахнул своей нитью, я увидел на его лице выражение, которое, по-моему, просто не могло принадлежать ему. Это не было страхом, и это не было гневом. Скорее это были неверие, изумление и непонимание одновременно, смешанные к тому же с чисто эстетическим отвращением ко всему, что он здесь видел и слышал, — и к тому, что происходило с ним. Он опять втянул в палец вращающуюся нить и, когда призрачный диск уменьшился до размеров тарелки, взметнул руку над головой и рывком ее опустил: кончик большого пальца, словно сделавшись вдруг живым, метнулся в сторону Молли.

Но Площадка унесла Молли вниз, и нить прошла над самой ее головой — чтобы затем, в упругом развороте, возвратиться к своему хозяину, взлетевшему на гребне встречной волны. Нить должна была без вреда пройти над его головой и вернуться на место в алмазную твердь сустава. Вышло иначе: она отсекла ему кисть. Перед техом в Площадке образовалась брешь, и он шагнул прямо в нее: так уходит в воду ныряльщик, неторопливо, с нарочитым изяществом, — сбитый камикадзе на своем пути вниз, в Ночной Город. Но я думаю, есть еще одна причина, объясняющая этот прыжок. Напоследок, перед тем как уйти в глубину, он хотел подарить себе несколько секунд тишины, которых он был достоин. Не ловкость и не отвага соперницы убили его — его убил культурный шок.

Нитехи заорали как резаные, но кто-то уже выключил усилитель, и Молли, с бледным, без тени чувства лицом, покачалась еще немного с Площадкой, пока та наконец не остановилась и в медленно возвращающейся тишине не осталось ничего, кроме затухающего гуда измученного металла да скрипа трущихся друг о друга ржавых частей.

Мы обшарили всю Площадку в поисках отрезанной кисти, но так и не нашли ее. Все, что мы обнаружили, — это изящный срез на одном из кусков ржавой стали, который оказался на пути пролетающей нити. Поверхность его сверкала, словно свежее хромированное покрытие.

Мы так и не узнали, приняли ли якудза наши условия, да и вообще — дошло ли до них наше послание. Насколько мне известно, программа по-прежнему дожидается Эдди Бакса на полке в подсобке сувенирной лавки на третьем уровне вокзала Сидней-Пять. Оригинал программы они, скорее всего, продали обратно «Оно-Сендаи» еще несколько месяцев назад. Но, может, они и приняли передачу пирата, ведь до сих пор по мою душу так никто и не приходил, хотя минул почти год. Но даже если они и появятся, то сперва им придется повторить наш долгий подъем сквозь тьму, мимо часовых Пса, а я, если на то пошло, уже совсем не похож на Эдди Бакса. Я предоставил это Молли — ей и местной анестезии. И мои новые зубы уже почти прижились.

Я решил остаться здесь, наверху. В тот раз, когда я увидел его, появившегося на противоположном краю Площадки, до меня вдруг дошло, насколько я все-таки пуст. И еще я понял, что мне до тошноты надоело быть корзиной для чьего-то белья. Зато теперь почти каждую ночь я спускаюсь вниз и навещаю Джонса.

Мы теперь с ним партнеры, я и Джонс, — ну и, конечно, Молли. Молли устраивает наши дела внизу, во «Взлетной полосе». Джонс по-прежнему живет в своей «Стране развлечений», но цистерна у него куда как больше, и раз в неделю ему подвозят свежую морскую воду. И кайф у Джонса есть, когда ему надо. Он по-прежнему разговаривает с детишками с помощью рождественских фонариков, но со мной Джонс беседует через экран дисплея. Новый прибор гораздо лучше того, что был у него на флоте. Я установил его в гараже, который снимаю неподалеку.

И все мы зарабатываем неплохие денежки, побольше, чем я зашибал раньше, потому что «кальмар» Джонса может прочесть следы любой информации, которая когда-либо во мне побывала. Он выдает все это через наш новый дисплей на языке, который я теперь без труда понимаю. Так что мы много чего узнали о всех моих бывших клиентах. И однажды настанет день, когда я отправлюсь к хирургу, чтобы выковырять весь этот кремний, запрятанный у меня в железах. И останусь жить лишь со своей памятью и ничьей больше, как и другие люди. Но какое-то время я еще потерплю.

А пока здесь у нас, наверху, все в полном порядке. Я посиживаю себе в темноте, покуриваю китайские сигареты с фильтром, слушаю, как капает с геодезиков влага. Только здесь, наверху, еще можно услышать, что такое настоящая тишина — если, конечно, парочка нитехов не вздумает станцевать на Дохлой Площадке.

Такая жизнь многому учит. И если с помощью Джонса я разберусь еще в нескольких мелочах, я стану самым техничным парнем в городе.

Перевели С Английского Александр Етоев, Андрей Чертков.

«Если». 1996 № 02 ЗАВТРА.

Хотите побороть недуг?

Добро пожаловать виртуальную реальность.

Для человека, подверженного той или иной фобии, повседневное существование таит в себе множество коварных подвохов. Однако большей части неприятностей удалось бы счастливо избежать, имей несчастный возможность без опасности для жизни поупражняться в решении больных для него проблем. И виртуальная реальность, мечта киберпанков, уже готова предоставить таким страдальцам возможность справиться с болезнью… Элен слишком хорошо знает, что стеклянный лифт, в котором она очутилась, вот-вот тронется с места и стремительно помчится ввысь; у нее кружится голова, подгибаются колени, выступает холодный пот — словом, все как всегда! И тут… она снова видит себя в лаборатории Университета Эмори (США). «На первый раз достаточно», — говорит психолог Барбара Ротбаум, работающая с пациентами, подверженными боязни высоты и другим фобиям. Собственно, сам принцип терапии отнюдь не нов: больные попадают в ситуации, коих более всего страшатся: в стеклянный лифт, как Элен, или же в общество омерзительных тварей, как мученики арахнофобии (боязнь пауков), происходит это с помощью установки, называемой «Быстродействующее Графическое Автоматизированное Рабочее Место». Компьютер за доли секунды воссоздает именно тот мир, который зритель на дух не переносит. «На дисплее видны рисунки, напоминающие мультипликацию, — поясняет Ротбаум, — но стоит лишь надеть информационный шлем, и через 20 секунд все становится реальностью». Действительно, впервые взглянув в виртуальном мире вниз с высоты, Элен испытала те же физические симптомы, что и наяву, однако после семи сеансов она и девять ее товарищей по несчастью практически полностью избавились от своих страхов. «Дело в том, что ВР намного реалистичнее нашего воображения, однако справиться с ней значительно легче, чем с подлинной реальностью», — утверждает профессор Джеральд Дэвисон. Правда, на нынешний момент лечебное применение ВР ограничено чисто физическими ситуациями, ибо проблемы (и страхи!), возникающие при человеческом общении, пока что с трудом поддаются моделированию. Одним из пионеров этого направления является д-р Уолтер Гринлиф, чья фирма Greenleaf Medical Systems уже несколько лет систематически использует ВР в качестве оригинального тренажера для лиц с физическими недостатками. Вот проект «Инвалидная коляска»: надев информшлем, пациент в виртуальном мире свободно катается по улицам города и коридорам зданий, в реальности для него недоступным. Это не эффектный аттракцион, как можно подумать, а исследование весьма серьезной проблемы: как следует планировать городские постройки для удобства передвижения в них человека в коляске? Не слишком ли крут пандус, не узки ли лифты и двери? Путешествуя по виртуальным копиям зданий, инвалид самостоятельно выявляет подобные недостатки. «Мои пациенты наслаждаются непривычной свободой передвижения, а заодно учатся искусно управлять коляской», — радуется Гринлиф. Вскоре его подопечные, спокойно пребывая у себя дома, смогут регулярно «ходить» на работу в качестве teleworkers — тружеников виртуальной эры! Что до технической реализации проекта, то разрабатывается оригинальная концепция коллективного использования множества компьютеров, соединенных в высокоскоростную сеть. Предполагается, в частности, установить связь между рабочими местами инвалида и его лечащего врача, дабы последний постоянно был в курсе самочувствия пациента. Немаловажно также, что «телеработнику» совсем не обязательно иметь дома мощный дорогостоящий компьютер — свою ВР-картинку он получит по кабелю из вычислительного центра. Медики из Вашингтонского университета используют ВР для экспериментального лечения пациентов, страдающих болезнью Паркинсона. Одним из ее симптомов является акинезия: на плоскости больные либо вообще не способны сдвинуться с места, либо с трудом передвигаются короткими шаркающими шажками. Как ни странно, но при этом они без особого труда ходят по лестнице и преодолевают невысокие препятствия! Сей парадокс лег в основу терапии, предложенной директором Лаборатории координации человека и машин при Вашингтонском университете, д-ром Сьюзен Уэгорст.

С помощью информшлема она отправляет своих пациентов в заполненный разнообразными преградами виртуальный мир. Варьируя расстояние между препятствиями, их высоту и скорость приближения к пациенту, ей удается, что называется, сдвинуть его с мертвой точки и научить более или менее нормально шагать по ровной поверхности. Некоторые разработки Гринлифа уже получили, и довольно широкое, коммерческое применение. Так, изобретательный ученый Подключил информперчатки, предназначенные для взаимодействия кибернавта с виртуальной средой, к обычному портативному компьютеру и на основе «языка жестов» глухонемых разработал специальную программу, преобразующую движения пальцев в буквы, слова и фразы. Системой Glove Tafcer снабжают пациентов с тяжелыми физическими расстройствами, которые могут общаться с окружающим миром лишь слабыми движениями пальцев. Заинтересовавшись «говорящей перчаткой» Гринлифа, специалисты по организации труда изменили программное обеспечение системы и теперь по поступающим из перчаток сигналам вычисляют нагрузку на руки при выполнении физической работы. А если надеть на рабочего полный информкостюм Data-Suit, можно измерить физическую нагрузку, приходящуюся на все участки его организма. Вскоре подобная техника будет играть немаловажную роль при планировке наиболее удобных (эргономичных) рабочих мест. Еще один побочный продукт вырос из ВР-технологии Cybersound (киберзвук), создающей естественные «трехмерные» звуки и шумы. К примеру, если виртуальный радиоприемник находится слева от кибернавта, то и музыка слышится слева, но как только он повернет голову, пространственное ощущение звука соответствующим образом изменяется. На основе этого принципа фирма Уолтера Гринлифа разрабатывает систему, способную помочь незрячим ориентироваться в новом для них здании. Каждому входу и выходу, лестнице, коридору, лифту и Т.П. соответствуют характерные объемные звуковые картинки, так что изучивший их предварительно у себя дома слепой сможет передвигаться в соответствии с «музыкальным планом».

Подготовила Людмила Щекотова.

Сергей Чередниченко. НЕУДАЧНАЯ КОМАНДИРОВКА.

«Если». 1996 № 02

Дорогие читатели!

Жюри конкурса «Альтернативная реальность объявленного журналом «Если» и московским Клубом любителей фантастики, провело немало приятных часов, разбирая обширную почту: многие конкурсные работы показались нам по-своему интересными. Любопытные сюжеты предложили Денис Ануров из г. Железнодорожный Московской области, Марк Офкин из Москвы, Андрей Смирнов из Чернигова (Украина), Михаил Гринфельд из г. Петах-Тиква (Израиль) и другие авторы.

По мнению жюри, наиболее интересная идея предложена Сергеем Чередниченко из г. Находки Приморского края. Его рассказ «Неудачная командировка» мы и публикуем сегодня.

I.

Самолет тряхнуло; затем слегка повело на левый борт, отчего в левом ряду иллюминаторов открылась мрачноватая картина: тускло-багровое светило погружалось в жирные серовато-молочные облака. Симпатичная соседка в красном «учительском» костюмчике, сидевшая у окна слева от Симканича, так и прильнула к стеклу, рискуя размазать свой милый курносый носик по его поверхности.

Глеб закурил. Благо, в самолетах «Ориент» есть места и для курящих пассажиров — еще одно неоспоримое преимущество нашего времени. Мысли вернули его на службу. Начальник пребывал в дурном расположении духа, когда вызвал его к себе. И Зиночка в приемной демонстрировала необыкновенную деловитость, прятала глаза и на шутки не реагировала, что означало снижение благосклонности начальства сразу на тридцать пунктов. А раз такая инфляция, то. неудивителен и результат: вот он летит через всю страну, оторванный на семь дней от беременной жены и привычной жизни. Летит на край света с фальшивым журналистским удостоверением и нелепой статьей «О загадках природы в Ржевске». Стоило ли с отличием оканчивать институт и пробиваться в престижные некогда «органы»…

Внезапно он поймал на себе заинтересованный взгляд немолодого загорелого мужчины с пышными усами и старомодным портфелем на коленях.

— Любопытствуете? — мужчина кивнул на газету, которая лежала у Глеба на коленях. — Моя статья, — он пожевал ус, затем коротко представился: — Корреспондент. Иван Бобров. «Известия».

— Глеб Симканич. «Российская газета».

— О, здравствуйте, коллеги) — соседка слева нашла-таки возможность вклиниться в разговор. — А я Светлана Новикова, «Московский комсомолец».

Такого поворота событий Глеб никак не ожидал. Надо же было с ходу угодить в гнездо этих писак. Попался! А журналистка, как назло, оживленно защебетала с усатым, перебирая общих знакомых и сыпя направо и налево жаргонными словечками.

— А вы действительно все это сами видели? Может ли такое быть на самом деле? — пытала тем временем Светлана усатого.

— Сами увидите, дорогая, — уклончиво отвечал Бобров.

На этой загадочной фразе Глеб погрузился в крепкий сон и проспал до самой посадки во.

Владивостоке. В аэропорту, получив свой багаж и торопливым шагом протрусив по серой в разводах от постоянно моросящего дождика к приземистому зданию автовокзала, он узнал, что автобус на Ржевск ходит дважды в сутки и следующий будет лишь через шесть часов. Столичные гости решили скинуться на такси.

Водитель им попался разговорчивый. Машина шла по асфальтированной, но ухабистой и в рытвинах дороге, а вокруг, куда ни глянь, расстилался бескрайний лес; мохнатые вершины елей то взлетали под самое небо по пологому склону сопки, то проваливались в прохладную тьму обвалов с серебристыми речками. «Грибов здесь наверное…», — сонно подумал Симканич, а потом снова уставился на коротко подстриженный затылок водителя.

— …Вот я и говорю, приезжего люда сейчас много. Вот вы, например, в гостиницу сунетесь, а там что? Мест нет! И отвезу я вас к старухе Марфе Иванне. И чудеса вам свои никто бесплатно не покажет, это раньше все были дураки.

Тут он переглянулся с Бобровым, и Глеб даже заволновался, почувствовав какую-то неуловимую связь тайного знания между ними. Он посмотрел на Светлану, но она ничего не замечала, восторженно глядя по сторонам и наслаждаясь красотами природы. Неужели показалось? Он лихорадочно стал вспоминать статью Ивана Петровича, но зацепиться было не за что. Какие-то аномалии в местной природе, незначительные мутации домашнего скота, мелкие изменения в климате… И вообще, почему эта статья так заинтересовала его начальника?..

В городе они разместились по разным домишкам. Хозяйка Глебу досталась очень пожилая и к деньгам сильно неравнодушная, чем живо напомнила незабвенную Наину Киевну. Однако накормила она Глеба знатным омлетом с лучком и помидорами из своего огорода да домашней сметаной. За чаем обсудили новости, старушка степенно поинтересовалась, «как там, в Москве», однако интереса к политическим баталиям не проявила. В свою очередь, она рассказала Глебу о прошлогоднем вирусе, покосившем добрую половину всех коров в районе и о новом главвраче в местном роддоме. Постелили Глебу на веранде, где пахло сосновыми досками и веяло ночной прохладой. Приятно было расслабиться после тяжелого дня, понежиться под теплым зимним одеялом, вспомнить Надю (как там она?), немного помечтать и затем заснуть под убаюкивающий шелест листвы молоденьких яблонь в саду…

— Эй, сосед, вставать пора! Завтрак проспите!

Глеб недовольно выглянул в окно веранды и увидел жизнерадостное лицо молодой журналистки:

— Ну-ка, коллега, бегом на речку!

Глеб сел на кровати — и обнаружил себя в чаще леса.

Некоторое время он ошалело крутил головой, продолжая сидеть в самой что ни на есть неудобной позе на корявой ветке поваленного дерева. Вокруг постепенно сгущалась темнота, высокие деревья тесно обступили его со всех сторон.

Глеб пригнулся, внимательно оглядываясь по сторонам. Деревья были незнакомыми. Издалека донеслись короткие прищелкивающие звуки, и Глеб торопливо вскочил на ноги, судорожно всматриваясь в темноту, пока не заболели от напряжения мышцы глаз. Сердце колотилось так, словно готово было выскочить из груди. Щелканье прекратилось, и лес погрузился в могильную тишину, нарушаемую только случайным звуком пролетающего в листве ветерка или криком ночной птицы. Мысли судорожно вертелись в голове, но не могли выстроить хоть какое-либо путное предположение о происходящем. А пока ничего не оставалось, кроме единственного в данной ситуации решения — двигаться куда-нибудь.

Шел он довольно долго, может быть, час, пока не набрел на огромный куст дикой малины. Ягоды были крупные и сочные на вид, и Глеб с жадностью набросился на них. Постепенно приходила сытость, и вместе с ней давала себя знать усталость — Глеба неудержимо клонило в сон. Веки сами собой слипались, и вот он уже обессиленно повалился на мягкий ковер зелени, рискуя угодить головой прямо в колючки. В нос резко ударил запах пожухлой травы и папоротника. А потом — провал…

II.

Сознание возвращалось трудно, дико болела голова, чесалось в носу, ныло в животе (проклятая малина!) и вообще, хотелось умереть на месте, даже не открывая глаз. Кстати, лежать было неожиданно удобно, словно под ним была не колючая подстилка из трав и лишайников, а свежая простыня на матрасе. Он открыл глаза. Так и есть, он лежит в старухиной избе на постели, а вокруг суетятся хозяйка и постояльцы.

— Очнулся! А мы уже думали за доктором посылать — целый час вы в беспамятстве были!

Глеб заворочался, попытался что-то сказать, но из горла вырвался только жалкий писк — пришлось долго откашливаться, прежде чем удалось спросить:

— Вы меня… где нашли? Далеко в лесу?

Присутствующие молча переглянулись. Бабка соболезнующе сказала:

— Да что ты, касатик, не помнишь разве? Ты же на койке своей сидел, аккурат туда и плюхнулся. Ничего, у меня настоечка есть…

Бабкина настойка действительно творила чудеса, и уже через каких-нибудь полчаса Глеб сидел на широкой деревянной скамье перед домиком, прикуривая сигарету у Боброва и обсуждая с журналистами дальнейшие планы.

— Я думаю, стоит сходить к Пал Палычу Березовскому. Если вы помните, именно он в основном фигурировал в моей статье. Затем пообедаем, а вечерком побродим по окрестностям, я тут тоже хочу вам кое-что показать.

Дом у Пал Палыча Березовского был солидный, двухэтажный, с резными окнами и черепичной крышей. Во дворе располагался основательный кирпичный гараж, из которого выглядывал новенький «Nissan Bluebird». Принимал он журналистов на веранде, где был накрыт стол как раз на четыре персоны, хоть хитрый хозяин не признавался, что ждал гостей. Угощение было славным: селедка «под шубой», фасолево-грибной борщик со сметаной, беляши. Выпив «за знакомство», все деловито погрузились в тарелки. После второй рюмки завязалась неторопливая беседа о делах московских и местных.

— Вот вы спрашиваете у меня, что я могу, — разглагольствовал Пал Палыч. А ничего не могу. Внук погостить приезжал, так мы с ним и на рыбалку, и за грибами, а потом что? Потом оказалось, что у него по физике переэкзаменовка…

Сколько ни приступали с расспросами гости, дальше критики учебных программ и порядков в стране Березовский идти не желал. Сыпал какими-то общими фразами, да и вообще молол чепуху.

Возвращались молча.

На следующее утро в дверь Глеба постучали. Вошел Иван Петрович Бобров, откашлялся и сел в уголок; положив руки на колени. Он мялся, видимо, не зная, с чего начать, ерзал на стуле. Наконец вымолвил:

— Глеб Иванович, у вас от вчерашнего визита какое впечатление осталось? — Его темные глаза с беспокойством смотрели на собеседника.

— Да чушь все это. Ваш Березовский заметки хилой не стоит.

— Вы понимаете, Глеб Иванович, я его просто не узнал. Был интересный знающий человек — а сейчас какой-то тупой обыватель. Они все здесь замаскировались. Я думал, к моему приезду весь город будет кишмя кишеть учеными, а здесь вообще никакой жизни…

— Не знаю, как вы, а я собираюсь уехать послезавтра.

— Ну вот, и Светлана тоже… Вот что, Глеб, я тебе скажу. — Он перешел на «ты», но даже не заметил этого. — Я не собираюсь этого так оставлять. Я с самого начала подозревал, что здесь что-то готовится, но не думал, что это будет происходить так быстро. Я раскусил их, Глеб. Они готовят почву для вторжения. — Последние слова он произнес шепотом. Затем резко поднялся и вышел не прощаясь.

Больше Глеб Ивана Петровича Боброва, корреспондента газеты «Известия», не видел.

Собрав чемодан, Глеб решил совершить небольшую прогулку по окрестностям Ржевска, дабы пополнить свои географические познания. Утро было приятным, на кристально-синих небесах таяла последняя ночная дымка, день обещал быть солнечным и жарким. Высокие верхушки тополей, в которых буквально утопал весь город, кланялись навстречу солнцу. Земля медленно просыпалась. «Пора домой, к жене», — подумал Глеб, перешагивая через очередной низкий плетень, которых в Ржевске встречалось великое множество.

Его окликнули. Глеб обернулся и увидел Светлану. Вытаращенные глаза придавали ей сходство с куклой советского производства. Губы девушки побелели и мелко тряслись, и сама она готова была рухнуть, так что Глебу пришлось поддержать свою знакомую за локоть.

— Что случилось?

— Они… забрали Ивана Петровича! А теперь ищут нас с вами.

— Кто — они?

— Мерзкие, большие… Бледные, как амебы, — Света захныкала, и слезы ручьем побежали по лицу, оставляя за собой мокрые следы. — Я как раз собирала вещи, хотела уезжать в аэропорт, репортажа ведь не получилось, а Иван Петрович сидел у меня, уговаривал остаться. А потом он ушел, и мне его стало жаль, он несчастный такой был, я хотела сказать, что согласна остаться еще на два дня, а тут они выбежали прямо из-за кустов, стали его хватать, а он кричал, сопротивлялся. Я тоже закричала, звала на помощь, а на улице народ был, соседи и еще кто-то, но они только стояли и смотрели безучастно, как роботы, и мне так страшно стало, я побежала через задний двор. Люди меня видели, а этот… Пал Палыч, кажется, — он на меня посмотрел и что-то другим сказал громко, а потом засмеялся, и я поняла, что они все заодно, и побежала вас искать… Что же теперь с нами будет?

Глеб рассеянно гладил ее плечо, успокаивал, а сам лихорадочно думал, может ли это быть правдой. Конечно, поверить этому лепету способен только сумасшедший… но разве он сам не замечал, что городок здесь на редкость странный…

— Послушайте, Светлана, — сказал Глеб, — давайте-ка отправимся на ту улицу. Посмотрим, что там происходит.

III.

Конечно, все это были девичьи страхи. Город жил своей обычной жизнью. Без всяких приключений они добрались до Пантелеевны, где квартировал.

Бобров, и словоохотливая хозяйка заверила их, что «вот только что был тут, позавтракал и отправился вас искать, когда вернется, не сказал и вообще был сильно не в духе».

Глеб и Светлана поглощали обед, предложенный заботливой Пантелеевной, и гадали, в каком сне померещились девушке все эти ужасы. Однако журналистка окончательно в себя так и не пришла, испуганно вздрагивала при каждом шорохе и заявила Глебу о своем решении первым же автобусом выехать в аэропорт, взяв с него твердое обещание дождаться Ивана Петровича и завтра же выслать ей на московский адрес телеграмму.

— Только обязательно пришлите, а то я переживать буду!

Глеб заверил ее в том смысле, что да, конечно, обязательно, а сам подумал отправить заодно телеграмму жене, что задержится еще денька на три. В голову постоянно лезли мысли о том, что Бобров не так уж скоро вернется домой. С такими думами Глеб помогал Светлане собираться, тащил ее чемодан до остановки и долго стоял потом, провожая взглядам уходящий вдаль рейсовый автобус.

Глеб устал настолько, что не обратил внимания: рейсовый автобус, на который Света так боялась опоздать, появился значительно раньше расписания. И пассажиров в нем почти не было — два-три человека.

Единственное, что сейчас занимало Глеба, — огромное желание выспаться. Поэтому, придя домой, он даже не сразу заметил нечто постороннее в своей комнате. И лишь услышав трубно-свистящий с прищелкиванием звук, он осознал наконец присутствие в углу комнаты под дряхлой вешалкой нечто амебообразного. Существо с видимым усилием произнесло:

— Ни о чем не бойтесь и… как его… соблюдайте благоразумчивость.

Почему-то эта фраза успокоила и чуть ли не развеселила Симканича. Это мокрое создание с его насморочно-французским произношением выглядело довольно безобидно.

— А что они там, у вас, не могли прислать кого-нибудь посолидней?

— Э… Для чего, простите?

— Ну, вы же хотите Землю завоевать? Людей там поработить или сожрать, полезные ископаемые хищнически использовать?

— Вы, Глеб Иванович, этот тон оставьте. — Чудовище, видимо, обиделось. — Мы очень мирный, добропорядочный народ и явились сюда, несмотря на отвратительность климата (он чихнул), только по тягчайшей целесообразности. Дело в том, что только вы, Глеб Иванович, можете избавить нас от полного истребления.

— И кто же вас истребляет? — Глеб даже приосанился немного, стараясь выглядеть представителем человечества.

— Да эти же, местные жители.

— Это ваши аборигены, что ли?

— Нет, ваши. Из этого города. Просто спасу от них нет, пришлось концентрировать энергию целый месяц, чтобы телепатически вычислить вас и вызвать сюда на встречание с нами. А теперь вы отправитесь со мной.

Но почему…

Потолок в больничной палате был покрыт грязью и паутиной. Над Глебом хлопотала довольно симпатичная санитарка. Он неуклюже попытался завязать с девушкой разговор, стремясь выяснить свое местонахождение, но с тем же успехом мог бы обратиться к глухонемому.

— Это робот, не обращайте на него внимания! — с этими словами в палате появилось амебообразное существо. — Мы попытались воссоздать знакомую вам земную обстановку с целью быстрейшей адаптации, надеюсь, мы ничего не напутали в мелочах?

— А почему я в больнице?

— Видите ли, Глеб (извините, мне еще трудно произносить ваше имя полностью), вы не совсем обычный человек — даже, можно сказать, совсем необычный.

— Начало интригующее.

— Мы очень долго искали человека с вашими способностями, пришлось отбирать из нескольких тысяч доступных нам особей, а двоих, пришедших вместе с вами к финишу, но не доказавших ваших данных, пришлось в конце концов стерилизовать. Да вы их знаете!

Глеб похолодел. Вспомнился добрый голос Ивана Петровича, его отеческие нравоучения, предстала перед внутренним взором милая Светочка… Вот гады!

— Да вы ничего не подумайте, Глеб, мы просто поправили им память и отправили обратно в Москву. Кстати, чтобы ваша уважаемая жена не беспокоилась, вы можете связаться с ней при помощи этого аппарата. Видите, Глеб, мы обо всем позаботились. Только не надо ей говорить ничего лишнего — сами понимаете, волноваться в ее положении…

Глеба такая забота даже растрогала. Однако он не позволил увести в сторону нить беседы.

— И все-таки вернемся к нашим баранам. Чем я отличаюсь от других людей, зачем я вам нужен и что я делаю в больнице?*

— Не спешите, Глеб, вы все узнаете в свое время. С вами в паре будет работать коллега Тофф, он и посвятит вас в подробности. А здесь вы пройдете короткий адаптационный период с витаминной диетой и гипнообучением нашему языку, заодно вам вживят хирургическим путем некоторые приспособления, усиливающие ваши естественные природные данные…

— Да какие, к черту, данные? У меня даже к музыке способностей нет…

— А вы вспомните: не случалось ли с вами когда-нибудь нечто необычное, чему вы сами не находили объяснения?

Глеб задумался. Ну, бывало еще в далеком детстве: когда он ронял случайно какую-нибудь вещь, она необъяснимо исчезала. Бывали и другие случаи, когда он, сидя в аудитории и конспектируя лекцию, вдруг оказывался обедающим в столовой или, того хуже, лежащим в своей постели в общежитии, а за окном уже была ночь. Правда, такое случалось очень редко, всего два или три раза, и он связывал это с чрезвычайным переутомлением. И наконец, уже в Ржевске, эти его лесные похождения — похоже, из той же серии.

— Все это очень серьезно, Глеб. И очень поможет нам всем в будущем. Вы — связь между нашими мирами. Наши техники тратят громадные усилия на то, чтобы преодолеть барьер. А у вас природный талант. И как быстро вы адаптируетесь к нашему виду — знакомый вам Иван Петрович мог мысленно общаться с нами еще на Земле, а при встрече сотрудничать отказался, пытался устраивать диверсии и вообще вел себя безобразно. Светлана Владимировна — необыкновенно чуткий человек, в своих любительских картинах она еще пять лет назад изобразила наш мир с поразительной точностью, а внешний вид его обитателей так и не смогла принять, несмотря на все наши титанические усилия. Осталась одна надежда на вас, и мы в вас верим. А сейчас мне пора, психологи пока не разрешают долго с вами беседовать. До свидания, Глеб, и подумайте хорошенько над моими словами.

Посетитель вышел (вытек, выполз — как хотите) из комнаты, и Глеб остался один. Он подошел к двери, слегка подергал ее, потом сильнее — безрезультатно. Он окинул взглядом комнату в поисках телефона, подошел ближе, потрогал — настоящий. Снял трубку, послушал — долгие гудки. Ну что ж, была не была — он набрал домашний московский номер (даже без всякого кода) и замер в ожидании. В трубке захрипело, потом раздался щелчок.

— Алло? — знакомый Надин голос заставил сердце колотиться в бешеном ритме.

— Надюша, это я, Глеб!

— Глеб? Ты почему так долго? Обещал приехать, а сам даже не позвонил! — Надин голос задрожал:

— Я уже голову потеряла от беспокойства, в Ржевск этот ваш дремучий звонила, в редакцию местной газеты, в милицию — там о тебе ничего не знают!

— Надюш, я, наверное, задержусь здесь еще на недельку-другую…

В этот момент из-за двери донеслось какое-то чавканье. Глеб нервно обернулся на звук, задел столик с телефоном, и аппарат с грохотом полетел на пол.

IV.

— «Рад приветствовать вас.

На пороге стояла другая амеба (Глеб уже начинал потихоньку различать их — та, первая, была крупнее).

— Ну давайте знакомиться. Меня зовут Мол-Пен.

Некоторое время Глеб тупо смотрел на пол. Мысль навязчиво скреблась в мозгу, не давая успокоиться и все время ускользая… А, вот оно: телефон был разбит вдребезги, из него должна была вывалиться куча деталей, тем не менее на полу валялся лишь пластмассовый корпус.

— Уже заметили? — Пен проследил за его ошарашенным взглядом. — Ну, это только игрушка. Сейчас ваши гипноспособности, усиленные нами, позволяют как общаться с любым объектом на Земле, так и перемещаться в пространстве. И это еще далеко не все. Вы позволите? — Пен не спеша устроился прямо на опрокинутом столике, свесив с краев сизый пудинг своей грушеобразной туши, и уставился на собеседника желтыми немигающими глазами.

— Начнем с самого начала. Испокон веков два наших совершенно разных мира существовали абсолютно раздельно н независимо в разных спиралях Галактики. Но, к несчастью, геометрия Вселенной — это совсем не то, что вы проходите в шкоде, к ее пониманию немножко ближе подошли наши ученые, но истина, наверное, гораздо сложнее. Так вот, образно говоря, доступный нашему (но не вашему) пониманию космос наполнен трубочками, колбочками, веревочками и еще черт-те чем; но все, разумеется, в космических масштабах, все сходится, расходится, скручивается, переплетается и даже проникает друг в друга. В этом сложном переплетении различных как по происхождению, так и по функциям и проявлениям структур звезды и планеты занимают совершенно рядовое место, даже, можно сказать, весьма незначительное. В разных структурах — свои законы существования, своя природа, иногда и свой разум. До последнего времени мы не думали, что разум может существовать на таких сравнительно молодых образованиях, как планеты. Ведь сам Большой Взрыв произошел уже при жизни наших предков, которые зафиксировали это явление, но значения ему не придали — что-то рождается, что-то умирает — такова жизнь! И, разумеется, никто тогда не мог и подумать, что существование одной ничтожно малой планетки внутри нашей Колбообразной Системы (или, если потешить вашу гордость, вся Система-X находится внутри вашей Земли — все относительно), доставит их потомкам такую кучу неприятностей, что впору затевать либо войну, либо большое переселение. В последнее время из-за гигантского выброса вами в атмосферу выхлопных газов, химических соединений и других продуктов вашей бурной жизнедеятельности у нас вспыхивают очаги губительных болезней, которым мы и названия не успеваем придумать, как они сменяются другими; а во время ядерных взрывов или запуска космических ракет наблюдается высокий всплеск психической активности — повышенное число естественных смертей, убийств или попросту несчастных случаев. Средняя продолжительность жизни упала на целых двадцать процентов! И всем этим мы обязаны вам, своим «приятным» соседям. Конечно, мы не могли не принять ответных мер. Как раса гуманная, мы решили принести в ваш мир наши высокопроизводительные, эффективные и безотходные технологии, научить вас жить так, чтобы вы не доставляли неприятностей соседям и друг другу. И что же из этого вышло? — Голос Пена сорвался и скатился на писклявый юношеский фальцет. — Жители выбранного нами для контакта маленького городка безбожно нас надули, согласившись для виду со всеми идеями, и буквально вмиг растащили по домам всю нашу научно-технологическую базу (а чего нам стоила заброска и наладка всех этих дорогостоящих машин и приспособлений!); после чего, вооружившись нашими знаниями и техникой, закрыли Барьер, выгнали в шею всех резидентов и, как нам стало достоверно известно из надежных источников, готовят планы внедрения своих представителей на ведущие государственные посты и захвата власти в Системе. В это трудное время я от лица нашего правительства, всего нашего народа и себя лично прошу вас о сотрудничестве! Мы обещаем, что все ваши действия пойдут на благо и процветание всей Системы и ничем не повредят вашим согражданам. В случае же вашего отказа нам придется, к сожалению, приступать к решительным мерам, что является нежелательным для обеих сторон.

Он закашлялся (Глеб заметил, что это реакция всех «амеб» на попытку разговаривать по-человечески) и попросил Глеба не спешить с ответом и обдумать все основательно, а пока что после перерыва на обед пригласил его прогуляться по окрестностям.

На обед молодая юркая осьминожка принесла чудно пахнущую кастрюльку, полную жаркого. В ответ на глупую шутку Симканича, не его ли это земляк плавает в супе, осьминожка неожиданно покраснела н выпалила, что «ее еще так никто не оскорблял н ничего большего от этих противных землян она и не ожидала». Глеб оторопело рассыпался в извинениях, похвалил чудный цвет ее выразительных глазок, после чего милостивое прощение было ему даровано с одним условием — привезти какой-нибудь сувенирчик с Земли, и расставались они уже хорошими друзьями. «Черт возьми! — думал Глеб, с удовольствием поглощая изысканную еду. — Здесь вовсе не так плохо, а у этой Пии (так звали осьминожку) глаза действительно хорошо…».

После обеда зашел Пен, и они вместе покинули здание «больницы», которая оказалась, как Глеб и думал, больницей только в стенах его комнаты, а на деле — многоэтажным исследовательским институтом. Как ни странно, гулять он здесь мог свободно, без скафандра («Голубчик, я же вам сказал уже, что вы не на другой планете!»), и архитектура местная вовсе его не поразила своей необычностью — ну, стены из другого материала, какая разница, если коробки эти он мог наблюдать в любом знакомом городе.

По дороге обратно разговорились о деталях его задания на Земле — конечно же, Глеб просто не мог отказать в помощи этим милым, симпатичным существам. Нужно было каким-то образом закрыть Барьер от непрошеных гостей и, кроме того, замести следы пребывания на земле соратников Пена, не избегая даже крайних мер. Хоть и говорит пословица, что техника мертва в руках дикаря, но если дикАрь достаточно любознателен, то она может представлять страшную угрозу.

Дом у Пена был огромным даже по здешним масштабам (в Системе-Х жилищной проблемы не существовало). Серое сооружение из пористого материала напоминало половинку скорлупы грецкого ореха, а круглые, по здешней моде, окна по всему периметру здания создавали впечатление летающей тарелки. Впрочем, как позже выяснилось, этот дом являл собой памятник архитектуры и был на самом деле транспортным кораблем, списанным по выслуге лет.

Весь следующий день прошел в сборах, наладке и притирке вспомогательного оборудования. Здесь было все, о чем мог только мечтать секретный суперагент для выполнения самой сложной и ответственной из своих задач. Во-первых, брусок размерами пять на десять сантиметров для размягчения молекулярной структуры тела и перевоплощения согласно мозговым импульсным сигналам в тот объект, о котором усиленно думаешь. Оперируя со своим телом, можно было достичь соответствующей деформации, чтобы пролезть в самую узкую дверную скважину, однако для этого необходимо было определенное умение, в чем Глеб быстро убедился, когда застрял в щели и долго не мог выбраться. Во-вторых, изящного вида плоский самолетный имитатор, как в электронных компьютерных играх Flight Simulator, только в роли воздушного транспортного средства выступаешь ты сам; в-третьих, карманный агрегат для чтения чужих мыслей в радиусе пяти метров. И еще несколько подобного рода «игрушек» на все случаи жизни.

Вечером зашел сам глава семьи.

— Глеб, я хотел задать вам вопрос, который для меня очень важен. — Пен, казалось, был очень смущен.

— А именно?

— Вот мы с вами завтра идем на задание, которое может быть очень опасным. Понятно, ради чего рискую я — от этого зависит благополучие моей родины. А вот вы, Глеб? У вас там дом, родные, друзья. Не кажитесь ли вы себе эдаким отщепенцем, предателем и изгоем? Уж извините меня за подобные определения.

— Мне очень нравится ваша здешняя жизнь, Пен. Цели у вас благородные, и агрессивными вас никак не назовешь. Хотя с вашей техникой у нас на Земле можно делать что угодно — творить, так сказать, безнаказанно. А вы попытайтесь честно договориться с нашими. Они же поступили по-свински и по отношению к вам, да и к своему народу тоже. И мне страшно думать о том, что они могут сделать сейчас, чувствуя себя всесильными и непобедимыми. Поэтому я с вами, Пен.

— Спасибо, — растрогался Пен. — И хотя вряд ли после вас хоть один землянин появится здесь, знайте, что вы для нас — национальный герой!

Наутро все было готово. Барьер пересекли на опушке леса вдали от города, который едва виднелся на горизонте в туманной утренней мгле. Сквозь нее настойчиво подмигивали реденькие огоньки звезд, будто сообщая заговорщикам: «Мы с вами. Все в порядке». Пен дотошно проверил Глебову легенду, договорились держать связь через почтовое отделение или, на крайний случай, через коллегу Тоффа в лесу (выходить напрямую было опасно, местные жители легко могли засечь их своим оборудованием). Главной задачей Глеба было незаметно внедриться в ряды «посвященных», выяснить их цели и реальные возможности. Тактику надо было вырабатывать уже на месте, по ходу дела.

Для начала Глеб принял все мыслимые меры предосторожности. Добрая половина всех его приспособлений была включена и функционировала. Он изменил внешность, заблокировал подслушивание мыслей, загрузил в карманный компьютер сканирование местности и автопоиск переговорных устройств Системы-Х в максимальном диапазоне. Двигался Глеб бесшумно, как кошка, оглядываясь по сторонам и мгновенно реагируя на все подозрительное. Так он добрался до пригорода и погрузился в длинные тени спящих домов. Тишина стояла поразительная — казалось, проползи сейчас по ветке муравей, и его будет слышно. Утроив внимание, Глеб прошел еще метров пятьсот, когда дверь ближайшего дома вдруг распахнулась, из нее хлынул поток ярко-желтого света, и мощный, хорошо поставленный баритон негромко произнес:

— Ну что же вы, Симканич. Заходите, мы вас давно ждем.

V.

Глеб бестолково щурился, стоя посреди комнаты в окружении десятка молчаливых серьезных людей, внимательно и оценивающе оглядывающих его с головы до ног. Он чувствовал себя крайне неловко. Попался так просто! Чего же стоят все эти диковинки, которыми он был нашпигован?!

— Удивляетесь нашей встрече? — к нему подошел высокий мужчина лет тридцати пяти и дружелюбно протянул руку. — Присаживайтесь. Как видите, Глеб Иванович, нас, «посвященных», как вы выражаетесь, совсем немного — все здесь, перед вами. И, опережая ваш вопрос, скажу: да, мы вас ждали. И знаем примерно о целях и задачах, поставленных перед вами как в Москве, так и в Системе. Но у нас нет намерений бороться ни с родными «органами», ни, тем паче, с безобидной Системой. Мало того, будь это в наших силах, мы вернул^ бы время вспять и никогда не приняли бы тех достижений цивилизации, которые они нам непрошено предоставили. «Бойтесь данайцев, дары приносящих». Не знаю, ведали они или нет о том, что силами, контролирующими эту область пространства, ведется строгий учет цивилизаций, достигших определенного уровня развития. И как только мы, радуясь, как дети, запустили свои новые «игрушки», то невольно подписали смертный приговор. И не только себе, но и Системе, и другим развитым цивилизациям по всему Сектору вплоть до Альдебарана. Потому что разум, возникая в одном ядре Структуры, неизбежно влечет развитие существ по всем смежным направлениям этого ядра как, скажем. Земля и Система-Х. И если упомянутые мною силы замечают определенные проявления технологической жизнедеятельности в более чем двух областях ядра одновременно — конец приходит всему сектору с сотнями ядер. Таковы законы развития нашей Вселенной.

— И что, с этими «силами» никак нельзя договориться? — ошарашенно спросил Глеб.

— Дело в том, что мы не знаем, с кем договариваться. А пока мы просто ушли в «подполье», скрываясь по мере сил и от своих, и от чужих, чтобы не навлечь еще большей беды. Хотя беда уже наступила, и последствия — только дело времени. Но перейдем, наконец, к причине, коей мы обязаны приятностью нашей с вами встречи. Не знаю даже, с чего и начать, — верзила помялся, потеребил очки на длинном носу, тоскливо посмотрел в окно и, наконец, решился: — Дело в том, Глеб, что вы нам нужны. Хотя, если уж быть совершенно точным, не совсем нам. Наверное, я рискую надоесть, обращаясь с подобной просьбой к человеку, который в течение недели дважды сменил… Ну, как бы это выразиться… Скажем, амплуа своей деятельности. Нет, что вы! — вскричал он поспешно, видя протестующий жест собеседника. — Я ни в коем случае не в укор вам…

— Да что там не в укор, — в разговор вмешалась единственная женщина среди присутствующих. Она была из тех ярких природных блондинок, к которым робкий Глеб относился с унизительным подобострастием, но в данный момент Симканич чувствовал нарастающее раздражение, видя бесцеремонно-враждебное выражение ее лица и брезгливую ухмылочку на ярко накрашенных губах. — Этот агент приехал нас выслеживать, потом играючи сменил хозяев. Он и нас за грош продаст!

— Люба, перестань! — Длинный поморщился. — Мы ведь интеллигентные люди. И я бы попросил тебя не вмешиваться, мы ведь не от хорошей жизни здесь сегодня собрались. Да! — он обвел глазами все немногочисленное общество, люди отводили взгляд. — И я обращаюсь ко всем присутствующим: вы знаете, что сейчас наша судьба целиком в руках этого человека. Мы же вместе включали «Оракул»! Так вот, Глеб Иванович, по неизвестным нам причинам те, кто правит ходом истории в нашем уютном доме, высказали намерение принять вас на своей территории. Почему именно вас — не знаю, — тут выражение его лица напомнило недавнюю Любину гримасу, — но они однозначно дали нам понять о своем желании и сообщили время и место, куда вы должны быть доставлены.

— Я отказываюсь! — Глебу настолько уже осточертела игра в шпионов, что он немедленно захотел очутиться в Москве. И пусть постоянно ворчит Надюшка — ей можно, у нее токсикоз. Пусть на работе поедом ест начальство за невыполненное задание и просроченную командировку. Пусть даже теща с тестем приходят в гости на обед — он все вытерпит, лишь бы оказаться прямо сейчас подальше отсюда.

Реакция на его слова была настолько странная, что он опешил. На лицах всех присутствующих проявилось огромное облегчение, Люба быстро переглянулась с длинным и с доброй, ласковой улыбкой глянула на него; атмосфера в комнате разом разрядилась, все шумно задвигались, завздыхали. «А в принципе, действительно культурные, хорошие люди, — подумал Глеб, тоже как-то вздохнув свободнее. — Другие бы на их месте прицепились, стали бы уговаривать, угрожать». Откинувшись на стуле, он попытался галантно вернуть Любе ее улыбку, но не успел. Как раз в это время сзади его огрели чем-то тяжелым, отчего комната перевернулась вверх ногами и начала сотрясаться с диким грохотом, свистом и гиканьем, пока у него в голове с характерным щелчком не выключился свет.

Очнулся Глеб в сыром, холодном подвале с узеньким зарешеченным оконцем, сквозь которое маячила белесая кромка дождливого неба (здесь вообще солнце когда-нибудь бывает?). Он поднялся с кучи прелой соломы, служившей постелью. Разминая затекшие ноги, подошел к двери, постучался. Как и следовало ожидать — никакого результата. Сел на прежнее место, задумался, затосковал. Ну почему, почему эти космические проблемы не захватили кого-нибудь другого, не его? Почему он всегда должен отдуваться за кого-то, отвечать за чужие грехи? И когда, наконец, закончится эта дурацкая эпопея в захолустном Ржевске? Ей-богу, никаких сил не хватает…

— Скоро. — Голос раздался так внезапно, что Глеб не сразу осознал происходящее, даже переспросил:

— Простите, что?

— Я говорю, скоро закончится ваша эпопея. Вернее, она станет уже не вашей.

Глеб изрядно струсил.

— А с кем я разговариваю? Вы от Ивана Петровича?

Почему он задал этот глупейший вопрос, он и сам не понял. Видимо, встряски последних дней и этот ужасный удар по голове не прошли для него даром.

— Иван Петрович давно в Москве; в данный момент спит глубочайшим сном в своей квартире…

— А где вы прячетесь? Почему я вас не вижу?

— О, это очень просто: потому что меня здесь нет. Нет, вы не сошли с ума, не расстраивайтесь. Да, я действительно читаю ваши мысли, ничего сложного здесь нет даже для ваших друзей из Системы-Х. Но мне очень трудно разбирать мешанину, которая сейчас у вас в голове, поэтому попробую объяснить все по порядку, а вы задавайте вопросы, если что-то будет непонятно. Согласны?

— Д-Да…

— Итак, мы начали с того, что меня нет. Это действительно так, физически я не существую. Те, кто меня создал, отталкивались от неустойчивой природы живого существа, что совершенно непригодно для выполнения задачи такого сложного уровня, как моя. Те, кто нас боится, знает о нашем существовании лишь по очень скудным данным, искаженным многочисленными слухами и легендами о «сверхрасе негуманоидов». Когда-то нечто подобное было, но теперь остался только я, и я вовсе не склонен испытывать злобу, крушить и уничтожать миры только за то, что они достигли определенных успехов в развитии, как опасаются ваши несведущие земляки, наградившие вас столь замечательной шишкой. — Глеб пощупал затылок — там все зверски чесалось и болело. — Кстати, их стоило бы проучить кое за какие детские проделки, но они уже сами себя наказали, заинтересовав ваше Управление. Меня же интересует нечто совсем иное. Нет, не ваш знаменитый феномен: для меня это только мелкое отклонение от нормы, нетипичная мутация — в общем, большого интереса это не представляет.

— Что же вам от меня надо? — Глеб почувствовал раздражение.

— Ваше содействие. Дело в том, что я бы здесь не появился, если бы отсюда не возникла прямая и страшная угроза всему Сектору.

— Но вы же сказали…

— Да, то, что вы считали катастрофой еще час назад — просто детские игрушки, не стоящие даже упоминания. Истинный враг затаился, он только присматривается, выжидает, и поверьте: в его руках «сосредоточена действительная мощь, которая пугает даже меня. Он уже использует ее понемногу там и здесь, пробуя свои силы, изучая, экспериментируя. И появись я сейчас там в открытую, обреку операцию на провал, потому что даже мои создатели исчезли в мгновение ока, когда ЭТО было изобретено одним из них — к несчастью, он оказался сумасшедшим. И сейчас мне нечего противопоставить этому злу. Только надежду — надежду на вашу врожденную удачливость и на законы судьбы, которые выше любых сил во Вселенной. Быть может, именно благодаря этим законам вас сознательно впутали в мелкие меж-пространственные дрязги, хотя истинная цель была иная: превратить вас в оружие против меня.

— Вы говорите о Системе-Х, — Глебу стало не по себе при мысли о том, что новые друзья оказались обманщиками.

— Я говорю о вашей секретной службе.

VI.

В 12 часов 20 минут по местному времени в московском аэропорту Внуково приземлился «Боинг». Спустя еще пятнадцать минут подали трап, и пассажиры тоненькой струйкой побежали вниз, оживленно болтая между собой и подтягивая на ходу многочисленные баулы и чемоданы. Одним из последних, легко помахивая кожаным дипломатом германского образца, чеканя шаг, вышел из салона молодой человек лет двадцати семи ничем не примечательной наружности. Как отметили сидевшие рядом с ним граждане, искоса поглядывая на тяжелый волевой подбородок и загорелое пуленепообиваемое лицо, за весь рейс Владивосток — Москва, а он длится, как известно, без малого девять часов, странный пассажир не произнес ни одного слова, ничего не ел и не посещал «мест не столь отдаленных», то есть туалета. Он сидел как истукан, откинувшись на спинку своего кресла и задумчиво глядел в окно стеклянными глазами.

Был это, разумеется, Глеб Иванович Симканич, возвращающийся из позорно проваленной командировки. Сойдя с маршрутного автобуса, он первым делом купил огромный букет свежих гвоздик для любимой жены, затем из ближайшего телефона-автомата предупредил Надю о своем приезде и буквально через полчаса уже был дома.

Однако в скромной оболочке Глеба Симканича по взаимно разработанному в Ржевске плану сейчас находился носитель иного разума, твердо решивший проникнуть в секретное ядро небезызвестного Управления под видом их собственного сотрудника и обезвредить невесть как туда попавшее оружие своих создателей. Мозг самого Глеба в это время крепко спал, выдавая только информацию. на уровне подсознания о стиле поведения бывшего Симканича. Поэтому Глеб (будем называть его так, ведь это существо не имеет собственного имени в общепринятом смысле) сказался больным и усталым и, к огорчению Надежды, лег спать пораньше.

Наутро Глеб выглядел свежим и отдохнувшим, хотя мозг его напряженно работал всю ночь. Чуть свет он был уже в кабинете своего начальника.

— С прибытием, Симканич. — Полковник вышел из-за стола, чтобы пожать ему руку. — Как съездил, докладывай.

— Думаю, что зря, Вадим Михалыч. В районе никаких отклонений от нормы не наблюдается. Удалось завязать знакомство с корреспондентами двух центральных газет, но ничего сенсационного они не обнаружили.

— Так. — Полковник вперил в Глеба испытывающий взгляд. — Глеб, я хотел сообщить тебе одну неприятную новость. Обоих твоих знакомых уже нет в живых.

— Как нет…

— Два несчастных случая. Одна попала под поезд в метро, другой скончался от инфаркта.

Полковник внезапно изменил позу и, напряженно глядя ему в глаза, отчетливо произнес:

— Ты кого пытаешься обмануть? Здесь тебе не мальчики собрались. Выкладывай все, что ты знаешь о Системе, иначе они отправят тебя вслед за твоими друзьями.

Зачем «амебам» убирать свидетелей уже после чистки памяти? И не проще ли было разобраться с ними прямо в Ржевске, не отправляя их в Москву? Глеб решил сыграть на дурачка.

— Конечно, я все расскажу. Просто я думал, что вы мне все равно не поверите. Они пытались меня завербовать, Вадим Михалыч! Товарищ полковник, я нуждаюсь в вашей защите.

— Ах, в защите… — Полковник вытащил из кармана плоский, отчаянно мигающий красным светом анализатор. Тот, кто был в оболочке Глеба, узнал его сразу. Потому что этот, очень древний прибор реагировал только на таких, как он. Будь Глеб в комнате один, прибор дал бы лишь слабый красный сигнальчик. Учащенная зловещая пульсация свидетельствовала о присутствии в этой комнате огромного числа подобных «Глебу» особей. Это было невозможно, но это было.

— Что, узнаешь? Вижу, что узнаешь. Ну-ну, спокойнее. — Это было произнесено на языке Предтечей. Разум попытался высвободиться из теперь уже ненужного тела Симканича. Но не тут-то было — сотни невидимых нитей надежно приковали его к телу, а сам носитель вдруг отлетел к противоположной стене и скрючился там в самой неудобной позе.

— Зря ты полез сюда, дружок. — Голос доносился не из раскрытого рта полковника, который обмяк в кресле, а прямо из центра комнаты. — Пожил бы подольше. Немного.

— Кто вы такие? — С момента своего создания разум никогда не чувствовал себя таким слабым.

— Мы — то, что ты искал здесь.

— Оружие Предтеч? — яркая догадка осенила разум, но было уже непоправимо поздно.

— Совершенно верно.

— Но что вы делаете здесь?

— Готовим укрепленный плацдарм — ведь наш Сектор не единственный во Вселенной. Вот это, — тело полковника дернулось, как от удара током, — наш социальный эксперимент. Общество, построенное по такому типу, уничтожает само себя под свои же бурные овации, а заодно очищает ноосферу на огромных пространствах — нам останется построить здесь то, что мы хотим.

— Что?! — выкрик родился сам собой, когда невыносимая боль охватила каждый участок мозга, и он впервые за миллионы дет осознал муки смерти.

— Ты все равно не в состоянии понять, для этого нужна мощь сотен объединенных разумов. А теперь — прощай!

В комнате раздался пронзительный визг, полный боли и страха, затем наступила тишина.

Спустя некоторое время тело полковника за столом зашевелилось. Минуту-другую он ошарашенно глядел на полированную поверхность стола, затем усиленно стал растирать виски руками. В углу зашевелился Глеб.

— Симканич! Почему вошли не по уставу? — голос полковника на глазах обретал начальственную твердость. — Вы подготовили мне доклад по последним сводкам, как я вас вчера просил?

— Я к вам как раз по этому поводу, товарищ полковник! Тут у меня возникли некоторые вопросы…

Рабочий день в конторе, казалось, длился целую вечность — это бывало в конце недели, особенно летом, когда в окошко игриво заглядывало солнышко, — пускало в глаза солнечные зайчики, манило на пляж, рыбалку…

В субботу был дождь, на Клязьму не поехали, целый день занимались уборкой, смотрели телевизор, потом ходили к теще — в общем, все как обычно. За мелким исключением: в голове Глеба дала первое деление последняя живая клеточка не убитого Мозга.

Гарри Тартлдав. В НИЗИНЕ.

«Если». 1996 № 02

Два десятка туристов вышли из омнибуса и, возбужденно переговариваясь, стали спускаться вниз. Рэднал вез Кробир изучал их из-под длинного козырька кепочки, сравнивая с предыдущей группой, которую он провел по Котлован-Парку. Такиё же, решил гид: старик, транжиривший деньги напоследок; молодежь, ищущая приключений в чересчур уж цивилизованном мире; еще несколько типов неопределенного вида — то ли художники, то ли писатели, то ли ученые — да кто угодно!

Туристок Рэднал вез Кробир разглядывал с особым интересом. Как раз сейчас он вел переговоры с одним семейством на предмет покупки невесты, но сделка была не завершена: и с точки зрения закона, и с точки зрения морали он оставался свободным человеком. А в этой группе было на кого посмотреть — две изящные узкоголовые с восточных земель, державшиеся друг друга, и такая же, как Рэднал, и широкобровая — посветлее, чуть пониже и плотнее, с глубоко посаженными серыми глазами под тяжелыми надбровными дугами.

Одна из узкоголовых, завидев гида, ослепительно ему улыбнулась, и Рэднал улыбнулся в ответ, торопясь в белой шерстяной мантии навстречу группе.

— Привет, друзья! Все ли знают тартешский?.. Отлично!

Говорил он под щелканье камер. Рэднал привык к этому — почему-то туристы всегда хотели запечатлеть гида на пленке, словно именно он был здесь главной достопримечательностью.

— От имени Наследственной Тирании Тартеша и всех сотрудников Котлован-Парка, — начал он обычную приветственную речь, — с радостью говорю вам: «Добро пожаловать!» Если вы не понимаете нашей письменности и не можете прочесть табличку у меня на груди, то подскажу, что зовут меня Рэднал вез Кробир. Я работаю в Парке биологом и в течение двухлетнего срока исполняю обязанности гида.

— Срока? — переспросила улыбнувшаяся ему девушка. — Звучит, словно вас сослали на каторжные работы.

— Я не хотел, чтобы так прозвучало…

Он улыбнулся самой своей обезоруживающей улыбкой, и многие туристы заулыбались в ответ. Лишь у некоторых лица остались хмурыми — вероятно, они подозревали, что в шутке значительная доля истины. В сущности, так оно и было, но иностранцам лучше об этом не догадываться.

— Сейчас мы подойдем к осликам и потихоньку двинемся вниз, в глубины самого Котлована, — продолжил Рэднал. — Как вы знаете, мы стараемся не допускать в Парк атрибуты технологической цивилизации, чтобы сохранить Низину в первозданном виде. Тем не менее нет никаких оснований для беспокойства. Это очень покладистые и надежные животные. За многие годы мы не потеряли ни одного осла — и даже ни одного туриста.

На этот раз в прозвучавших смешках определенно чувствовалась нервозность. Вряд ли кому-то из путешественников доводилось сталкиваться с таким архаичным занятием, как верховая езда. Туго придется тем, кто задумался об этом только сейчас, а ведь правила были сформулированы весьма недвусмысленно. Хорошенькие узкоголовые девушки казались особенно удрученными. Покорные ослы тревожили их куда больше, чем дикие звери Котлована.

— Давайте отодвинем неприятный момент, — предложил Рэднал. — Идите сюда под деревья и поговорим половину день-десятины о том, что же делает Котлован-Парк уникальным.

Тургруппа гуськом последовала за гидом в тень; кое-кто облегченно вздохнул. Рэднал с трудом сохранил серьезное выражение лица. Тартешское солнце нельзя назвать прохладным, но если им тяжело уже здесь, то внизу, в Котловане, бедолаги просто изжарятся.

— Двадцать миллионов лет назад, — начал Рэднал, указав на первую карту, — Низины не существовало. Море отделяло южную часть Великого континента от остального массива суши. Потом на востоке поднялась горная гряда-перемычка.

— Он вновь указал на карту. — А море стало частью Западного океана.

Рэднал перешел к следующей карте, увлекая туристов за собой.

— Приблизительно шесть с половиной миллионов лет назад, по мере того как юго-западная часть Великого континента дрейфовала на север, вот здесь, у западной оконечности Внутреннего моря, поднялась новая гряда. Потеряв связь с Западным океаном, море начало высыхать, поскольку впадающие в него реки не могли компенсировать испарение. Теперь прошу подойти сюда…

На третьей карте разными оттенками синего было изображено как бы несколько слоев.

— Потребовались тысячи лет, чтобы море превратилось в Низину. За это время оно несколько раз наполнялось водами Западного океана, когда тектонические потрясения «глотали» Барьерные горы. Но в последние пять с половиной миллионов лет Низина практически не менялась.

Изображение на последней карте было знакомо каждому школьнику: впадина Низины пересекала Великий континент гигантским шрамом. Перепады глубин на атласе были обозначены различными опенками синего цвета.

Настала пора отправляться к загону. Ослы уже были оседланы. Рэднал объяснил, как на них садиться, и стал ждать, пока туристы все перепутают. Разумеется, обе узкоголовые ставили в стремя не ту ногу.

— Нет, надо вот так, смотрите, — повторил он.

— В стремя — левую ногу, а правую заносите через спину.

Улыбнувшаяся ему девушка со второй попытки добилась успеха. Однако у ее подруги ничего не вышло, и она капризно надула губки:

— Помогите же мне!

Рэднал поднял девушку за талию и практически усадил ее в седло. Она хихикнула.

— Вы такой сильный!.. Он такой сильный, Эвилия!

Другая узкоголовая посмотрела на него с нескрываемым интересом.

Тартешцы и другие народы расы широкобровых, жившие в Низине и к северу от нее, действительно были сильнее, чем большинство узкоголовых, зато менее подвижны. И что с того?..

— Теперь, научившись садиться на ослов, научимся с них слезать. — Туристы застонали, но Рэднал был неумолим. — Вам все равно еще надо забрать свои вещи из омнибуса и уложить их в седельные сумки. Я ваш гид, а не слуга.

Я вам ровня, а не раб — так понял бы эту фразу истинный тартешец.

Большинство туристов спешились, но Эвилия осталась сидеть на осле. Рэднал подошел к ней: даже его терпение начинало истощаться.

— Вот так. — Он помог девушке проделать все необходимые движения.

— Благодарю вас, свободный, — сказала Эвилия на неожиданно хорошем тартешском. Она повернулась к подруге: — Ты права, Лофоса, он действительно сильный.

Рэднал почувствовал, как уши под кепочкой налились жаром.

Смуглый узкоголовый с юга покачал взад-вперед бедрами и воскликнул:

— Эй, я ревную!

Кое-кто из туристов рассмеялся.

— Продолжим, — сказал Рэднал. — Чем скорее мы навьючим ослов, тем быстрее отправимся в путь, а значит, больше увидим.

Вся поклажа была обмерена и взвешена заранее, чтобы ослам не пришлось нести ничего слишком крупногабаритного или тяжелого. Большинство туристов легко уложили свое имущество в седельные сумки. И только узкоголовые, раскрасневшись будто от дыхания ночного демона, тщетно пытались все рассовать. Рэднал хотел было помочь им, но потом передумал: сами виноваты, пускай платят за грузовых ослов.

Девушки, однако, сумели уложить вещи, хотя их седельные сумки раздулись, словно питон, только что проглотивший детеныша безгорбого верблюда. Зато несколько других туристов беспомощно копошились возле переполненных сумок, не зная, куда деть то, что не уместилось. Надеясь, что улыбка на его лице выглядит не очень хищной, Рэднал отвел несчастных к весам и взял десятину серебра за каждую единицу лишнего веса.

— Грабеж! — возмутился смуглый узкоголовый.

— Да известно ли вам, кто я такой? Я — Мобли, сын Сопсирка, приближенный принца Лиссонленда!

Он выпрямился во весь свой немалый рост — почти на тартешский кьюбнт выше Рэднала.

— Значит, вы тем более можете позволить себе подобные траты, — ответил Рэднал. — Серебро ведь идет не мне лично, а на содержание Парка.

Не прекращая ворчать, Мобли расплатился, подошел к ослу и с изяществом, которого Рэднал от него не ожидал, вскочил в седло. В Лиссонленде, припомнил биолог, важные персоны имеют обыкновение кататься верхом на полосатых лошадях. Сам он понять этого не мог. Ему бы и в голову не пришло седлать осла вне пределов Котлован-Пар-ка. Зачем; когда есть гораздо более удобные средства передвижения?

Виновной в превышении веса поклажи оказалась и пожилая тартешская чета. Они и сами-то были грузноваты, но тут уж Рэднал ничего поделать не мог. Супруг, Эльтзак вез Мартос, пытался возражать:

— Мы взвесили весь багаж дома — все было в норме.

— Ты, должно быть, не так смотрел, — сказала мужу Носко вез Мартос.

— Да на чьей ты, в конце концов, стороне?! — набросился он на жену. Она ответила ему криком.

Рэднал подождал, пока супруги поостынут, и взял положенную плату.

Когда туристы вновь сели на своих ослов, биолог подошел к воротам у дальнего конца загона, распахнул их и убрал ключ в сумочку, которую носил на поясе под мантией.

— Отсюда начинается территория Парка и вступают в силу подписанные вами обязательства. По тартешскому закону гид в пределах Парка обладает правами офицера действующей армии. Я не собираюсь злоупотреблять своими полномочиями, и надеюсь на ваш здравый смысл. — В одной из его седельных сумок лежала ручная пушка, однако об этом Рэднал умолчал. — Пожалуйста, держитесь меня и старайтесь не сходить с тропы. Путь нам сегодня предстоит несложный, заночуем там, где раньше был край континентального шельфа. Завтра мы уже пойдем по дну древнего моря, местность будет более пересеченная.

— К тому же там жарко, гораздо жарче, чем сейчас, — добавила широкобровая. — Я была в Парке три или четыре года назад: там просто пекло. Имейте это в виду.

— Вы совершенно правы, свободная… э-э…

— Тогло вез Памдал, — представилась она и торопливо добавила: — Лишь самая отдаленная родственница, по боковой линии, уверяю вас.

— Как скажете, свободная. — Рэднал с трудом сохранил спокойствие.

Наследственным Тираном Тартеша был Бортав вез Памдал. В отношениях даже с отдаленными его родственниками требовалась величайшая деликатность. Хорошо, что у Тогло хватило такта предупредить, кто она такая — вернее, кто ее родственник, о крайней мере, девушка не похожа на тех, кто сует повсюду свой нос, а потом жалуется высочайшим, среди которых наверняка имеет друзей.

Местность, по которой брели ослы, была лишь немного ниже уровня моря и практически не отличалась от унылой окружающей Парк равнины — сухая, с низкорослыми колючими кустами и редкими пальмами, торчащими наподобие метелочек для пыли на длинных рукоятках.

Ландшафт был достаточно красноречив, и Рэднал лишь заметил:

— Начните под ногами рыть яму, и через несколько сотен кьюбитов наткнетесь на соляной слой — как и повсюду в Низине. Море здесь высохло быстро, и слой довольно тонкий, но он есть. Именно так геологи очерчивают границы древнего мор& занимавшего территорию нынешней Низины.

Мобли, сын Сопсирка, вытер рукой вспотевшее лицо. Если Рэднал, как все тартешцы, укрывался от зноя одеждой, на Мобли были лишь ботинки, кепочка и пояс с кармашками — для серебра, может быть, для маленького ножа или зубочистки, или какой-то иной ерунды, которую он считал совершенно для себя необходимой. Мобли был достаточно смуглым, чтобы не тревожиться о раке кожи, но и ему жара не давала покоя.

— Сохранись в Низине немного воды, Рэднал, — сказал он, — Тартеш был бы куда более приятным местом!

— Вы правы, — ответил биолог. Он давно смирился с тем, что иностранцы употребляют его семейное имя, тогда как среди тартешцев это позволительно только близким друзьям. — Зимой было бы теплее, а летом прохладнее. Но если Барьерные горы снова рухнут, мы вообще потеряем всю огромную территорию Низины и несметные богатства, которые здесь скрыты: соль, минералы, месторождения нефти, недоступные через толщу воды. За многие столетия тартешцы привыкли к жаре.

— Я бы не стала утверждать это столь безапелляционно, — улыбнулась Тогло. — Вряд ли можно назвать случайностью тот факт, что наши кондиционеры продаются по всему свету.

Рэднал кивнул.

— Верно подмечено, свободная. Однако плюсы Низины с лихвой окупают все неприятные стороны климата.

Когда они добрались до края древнего моря, солнце еще светило в небе, медленно опускаясь за горы на западе. Туристы с облегчением слезли с ослов, потирая натруженные ягодицы. Рэднал послал их за поленьями, заранее заготовленными сотрудниками Парка. Костер он разжег с помощью кремниевой зажигалки, предварительно спрыснув щепу из бутылочки с горючим.

— Способ для лентяев! — с улыбкой признал биолог.

Как и его умение обращаться с ослами, это его действо с костром произвело на туристов сильное впечатление. Рэднал достал из поклажи пищевые пакеты и бросил их в огонь. Когда они стали лопаться и повалил пар, гид выудил их при помощи специальной вилки на длинной рукоятке.

— Прошу! Снимайте фольгу, и перед вами тартешская еда: может, это и не пиршество богов, но кушанье вполне способно утолить голод и отсрочить неминуемую с ним встречу.

Эвилия прочитала надпись на своем пакете.

— Это же солдатский паек! — подозрительно протянула она. В группе раздались стоны.

Как и все тартешские свободные, Рэднал отслужил положенные два года в Добровольной гвардии Наследственного Тирана и патриотично стал на защиту родного снаряжения:

— Повторяю, все очень питательно.

Содержимое пакетов — ячменная каша с бараниной, морковью, луком, молотым перцем и чесноком — оказалось недурно на вкус. Чета Мартос даже попросила добавки.

— Увы, — произнес Рэднал, — поклажа ослов ограничена. Если я сейчас дам вам по пакету, кто-то может остаться голодным.

— Но мы хотим есть! — возмутилась Носко вез Мартос.

— Вот именно, — поддакнул Эльтзак.

Супруги уставились друг на друга, удивленные редким единодушием.

— Извините, — твердо повторил Рэднал. Никогда раньше у него не просили добавки.

Тогло вез Памдал не произнесла ни слова по поводу столь непритязательной пищи. Девушка смяла пустой пакет и поднялась, собираясь выбросить его в мусорный бак. У нее была грациозная походка, хотя фигуру скрывала просторная мантия. Как свойственно молодым — и даже не столь уж молодым, — Рэднал на миг погрузился в фантазии: это с ее отцом он спорит о цене невесты, а не с Маркафом вез Патуном, который ведет себя так, словно его дочь Велло испражняется исключительно серебром и нефтью…

По счастью, у него хватало ума, чтобы понять, где фантазии переходят в откровенную глупость. У отца Тогло, безусловно, множество гораздо лучших партий для дочери, чем предложение заурядного биолога. Столкновение с суровой действительностью не могло удержать Рэднала от мечтаний, но с успехом удерживало от чересчур серьезного к себе отношения.

Он улыбнулся, доставая из поклажи грузовых ослов спальные мешки. Туристы по очереди надували их ножным насосом. В такую жару многие предпочитали ложиться поверх спальников. В Тартеше существовало табу на нудизм: Рэднал, конечно, не пришел в ужас при виде голых тел, но не смог отвести глаз от Эвилин и Лофосы, беспечно скидывающих с себя рубашки и брюки. Они были молоды, привлекательны и даже мускулисты для узкоголовых.

— Постарайтесь хорошенько выспаться, — сказал он, обращаясь к группе. — Не засиживайтесь допоздна. Почти весь завтрашний день мы проведем в седле, а путь будет потяжелее.

— Слушаюсь, отец клана! — с иронией отозвался Мобли, сын Сопсирка. У себя на родине за подобный тон, обращенный к главе семейства, его бы немедленно высекли.

Как обычно, в первую ночь Рэднал не последовал собственному совету.

В дупле пальмы заухала сова. В воздухе стоял острый пряный запах; шалфей и лаванда, олеандр, лавр, чабрец — многие местные растения выделяли ароматические масла. Тончайший слой масла уменьшал потерю воды — что имело здесь первостепенное значение — и делал листья несъедобными для насекомых и животных.

Затухающий костер привлек мошкару; иногда из темноты появлялись и более солидные гости — летучие мыши и козодои, явившиеся полакомиться объедками. Туристы не обращали внимания ни ка насекомых, ни на хищников, их храп перекрывал уханье совы. После множества походов Рэднал был убежден, что храпят практически все, вероятно, и он сам, хотя собственного храпа ему слышать не доводилось.

Рэднал потянулся на спальном мешке, положил руки под голову и уставился на яркие звезды, будто бриллианты, выставленные на черном бархате. Да, такого не увидишь в городе — еще одна причина для работы в Парке… Ни о чем не думая, он смотрел, как они искрятся и мерцают в бездонном небе: лучший способ расслабиться и уснуть.

Его веки уже смыкались, когда кто-то поднялся со своего спального мешка — это Эвилия направилась за кусты в кабинку туалета. Потом глаза Рэднала невольно расширились: в тусклом свете умирающего костра она казалась ожившей статуей из полированной бронзы. Как только девушка повернулась к нему спиной, он облизнул пересохшие губы.

Но вернувшись, вместо того чтобы забраться в свой мешок, Эвилия присела на корточки возле Лофосы. Подружки тихо засмеялись. Еще через секунду они встали и направились к Рэдналу.

Он сделал вид, что спит.

Девушки опустились рядом с ним на колени, слева и справа.

— Ну-ну, не притворяйся, — прошептала Лофоса. Эвилия положила руку ему на грудь. — Ты нам нравишься.

— Как, обеим сразу? — испуганно спросил Рэднал, открывая глаза.

Девушки возбужденно захихикали…

…Погружение в сон походило скорее на нырок. И все же прежде, чем поддаться, Рэднал обратил внимание, как возвращается из туалетной кабинки Тогло вез Памдал. И мгновенно проснулся. Неужели она видела?..

Рэднал прошипел сквозь зубы, как песчаная ящерица, хотя все же скорее покраснел, чем позеленел. Тогло забралась в свой мешок, не глядя ни на него, ни на узкоголовых девушек. Все его фантазии о ней померкли и развеялись. В лучшем случае можно рассчитывать впредь на холодную вежливость, какой благородная персона удостаивает мелкую сошку. В худшем… В худшем ему грозила обструкция. И естественно, потеря работы. Тартешцы с презрением относились к обществу вседозволенности узкоголовых, и Рэднал рисковал оказаться парией.

Несмотря на усталость, заснуть он так и не сумел.

Разбудило его солнце. С воспаленными глазами, невыспавшийся, биолог заставил себя выбраться из мешка. Кое-кто из туристов уже бродил по лагерю.

Презирая себя, подстегивая и понукая предательское тело, он старался двигаться вдвое быстрее и, разумеется, совершал мелкие досадные промахи: то и дело спотыкался, путал слова и никак не мог сообразить, что же ему делать.

Наконец Рэднал ухитрился принести копченые сосиски и сухой хлеб. Эвилия и Лофоса обменялись ухмылками, вытаскивая сосиски из пакетов, и он едва ли не возненавидел девушек. Эльтзак вез Мартос немедленно стянул одну сосиску у своей жены, и та обложила его руганью, достойной портового грузчика.

Пришла очередь получать завтрак Тогло вез Памдал.

— Благодарю вас, свободный, — сказала девушка вполне обыденным тоном. Ее серые глаза встретились с глазами биолога. — Надеюсь, вы спали спокойно?

Обычное тартешское утреннее приветствие… Или нет?

— Э-э… да, — выдавил он и поспешно ретировался.

Гид подошел к мужчине, который, принявшись за еду, отложил альбом для зарисовок и уголь. Специфический акцент, полосатые рубаха и штаны выдавали в нем уроженца Моргафа, островного королевства к северу от Тартеша и давнего врага Тирании. Впервые за долгие столетия вот уже двадцать лет между государствами не прерывался мир.

При иных обстоятельствах Рэднал вел бы себя с таким гостем весьма осторожно, но сейчас ему было гораздо легче с моргафцем, чем с Тогло вез Памдал. Взглянув на раскрытый альбом, он заметил:

— Отличный рисунок!

Моргафец протянул вперед обе руки в традиционном приветствии своего народа.

— Дохнор из Келлефа. Благодарю за интерес. — Тон его говорил совершенно иное: «Перестань за мной шпионить!».

Рэднал вовсе не собирался за ним шпионить. Несколькими точными движениями угля Дохнор изобразил лагерь: кострища, олеандры перед туалетной кабинкой, пасущиеся ослы… Как всякий работающий в поле биолог, Рэднал недурно рисовал, но до Дохнора ему было далеко. Военный инженер не управился бы лучше.

Промелькнувшая мысль возбудила его подозрения, и Рэднал посмотрел на моргафца более внимательно. У того была военная выправка… что, впрочем, ни о чем не говорило. Многие моргафцы находились на воинской службе: это маленькое островное государство имело большие амбиции. Если Дохнор — разведчик, почему он приехал сюда, в Котлован-Парк, а не в окрестности какой-нибудь базы на побережье Западного океана?

— Надеюсь, вы закончили изучать мою работу? — ядовито процедил моргафец. — Может, отойдете и дадите завтрак кому-нибудь еще?

— Конечно, — холодно ответил биолог. Да уж, Дохнор в полной мере обладал пресловутым моргафским высокомерием. Может быть, это доказывало, что он не шпион — тот вел бы себя иначе. А может, настоящий шпион — в расчете на то, что никто не ожидает от шпиона шпионского поведения — специально напускает такой вид, чтобы развеять подозрения… Рэднал понял, что цепочка рассуждений потянется бесконечно, насколько хватит воображения. Он сдался.

Когда завтрак был съеден, а спальные мешки сложены, группа вновь оседлала ослов, чтобы продолжить путь в Котлован-Парк. Как и накануне, Рэднал предупредил:

— Сегодня тропа будет круче. Будьте осторожны!

Едва его голос стих, как почва под ногами задрожала. Все застыли, кто-то испуганно вскрикнул. Птицы, наоборот, дружно смолкли.

Рэднал жил в стране, подверженной землетрясениям, и теперь безмятежно ждал, пока дрожь прекратится. Через несколько секунд все успокоилось.

— Не тревожьтесь, — сказал он. — Этот район Тартеша сейсмически активен — вероятно, из-за высохшего моря: земная кора до сих пор приспосабливается к исчезновению веса воды.

Дохнор из Келлефа поднял руку.

— А что если землетрясение разрушит Барьерные горы?

— Тогда Низина будет затоплена. — Рэднал рассмеялся. — Свободный, если это не произошло на протяжении пяти с половиной миллионов лет, то ждать подобного сегодня или завтра слишком обременительно.

Моргафец коротко кивнул.

— Достойный ответ. Продолжайте, свободный.

Биолог едва подавил порыв отдать честь — Дохнор говорил с той же властностью, с какой отдавали приказы тартешские офицеры. Рэднал взобрался на своего осла, подождал, пока туристы выстроятся сзади в ломаную линию, и взмахнул рукой:

— Поехали!

Тропа, усыпанная валунами, была всего шести — восьми кьюбитов шириной и очень извилистой. Животное Рэднала ухватило гладиолус и сжевало его. Это напомнило гиду, что он забыл кое о чем предупредить своих подопечных.

— Ни в коем случае не позволяйте ослам пастись. В нижней части Парка наряду с обычными минералами почва содержит селен и теллур. Местным растениям это не вредит, однако ваше «средство передвижения» почти наверняка издохнет.

Некоторое время группа двигалась в тишине. Затем Тогло вез Памдал сказала:

— Эта тропа напоминает мне спуск в Большой каньон: знаете, тот, что в Империи Стекия на Двойном континенте.

Рэднал почувствовал одновременно радость, что она с ним заговорила, и зависть к богатству, которое давало возможность путешествовать… Значит, всего лишь дальний родственник Наследственного Тирана?

— Я видел только фотографии, — с легкой тоской произнес он. — Внешнее сходство, наверное, есть, но каньон формировался совсем иначе — эрозией, а не испарением.

— Конечно, — согласилась Тогло. — Я сама видела только фотографии.

— Вот как? — Что ж, может, она и в самом деле лишь дальний родственник. — Гораздо больше похожи на каньон нагромождения камней в теснинах, оставленные реками до впадения в Горькие озера на дне Низины. Одно озеро, между прочим, находится на территории Котлован-Парка, хотя оно часто пересыхает — Далорц несет слишком мало воды.

Чуть позже, когда тропа изогнулась на запад, обходя большую известняковую скалу, впереди открылся подернутый дымкой водный поток, несущийся ко дну Низины. Туристы в восхищении замерли.

— Это Далорц? — спросила Лофоса.

— Да, — ответил Рэднал. — Русло реки чересчур переменчиво, чтобы строить тут, на сходе с древнего континентального шельфа, электростанцию. Хотя на других, более крупных реках, мы это делаем, на три четверти обеспечивая свои потребности в энергии. Еще один наш поклон Низине..

Несколько маленьких невесомых облачков проплыли по небу с запада на восток. Кроме этого ничто не мешало раскаленному шару солнца все яростнее поджаривать туристов с каждым кьюбитом спуска. Ноги ослов взметали клубы пыли.

— А дождь здесь когда-нибудь идет? — поинтересовалась Эвилия.

— Редко, — признал Рэднал. — Пустыня в Низине — одно из самых сухих мест на планете. Барьерные горы задерживают почти всю влагу, несомую ветром с Западного океана, а остаток забирают другие горные цепи, которые тянутся в Низину с севера. Но раз в два-три года в Котлован-Парке начинается настоящий ливень — самое опасное время. Поток воды может захлестнуть вас, прежде чем вы опомнитесь.

— И это же — самое прекрасное время, — вставила Тогло вез Памдал. — Именно фотографии Котлован-Парка, сделанные после дождя, меня сюда впервые и привлекли. Потом мне посчастливилось увидеть все это своими глазами.

— Хорошо бы и нам повезло, — сказал Дохнор нз Келлефа. — Я захватил краски, на случай если представится возможность увидеть свежую зелень.

— Признаться, шансов мало, — заметил Рэднал.

Дохнор, соглашаясь, развел руками. Как все, что он делал, жест получился четкий, сдержанный, строго контролируемый. И этот человек увлекается цветочками?..

— Цветы прекрасны, но они лишь верхушка айсберга, — сказал Рэднал. — Жизнь в Котлован-Парке зависит от воды, как и повсюду, хотя и приспособлена обходиться самой малостью. Появляется влага — и начинается буйство природы, которая спешит показать себя на балу.

Через четверть день-десятины встретившаяся на тропе табличка указала, что туристы опустились ниже уровня моря и таким образом оказались глубже, чем где бы то ни было за пределами Низины. Рэднал прочитал надпись вслух, не без гордости добавив, что соляное озеро — вторая по глубине точка суши — тоже находится в непосредственной близости от Низины, можно считать, на ее территории.

— Вот уж никогда бы не подумал, что этой пустыней можно гордиться, — сказал Мобли, сын Сопсирка. — А вы еще норовите приписать к ней нормальные земли! — На его обнаженных руках и торсе блестел пот.

Пройдя первую половину пути, группа по сигналу Рэднала остановилась на скальной плите — передохнуть, размять ноги и воспользоваться кабинкой-туалетом. Гид раздал пищевые рационы. Лишь Дохнор из Келлефа съел содержимое пакета без малейшего недовольства.

Рэднал выбросил свой пакет в урну близ кабинки, затем подошел к краю тропы и заглянул вниз, на дно Низины. После дождя отсюда открывалась удивительная картина: сейчас все было просто выжжено — белые соляные проплешины, серо-бурая иди желто-бурая пыль, редкие клочки выцветшей зелени. Даже ближайшие окрестности нижнего лагеря не орошали. По указу Тирана Парк сохраняли в первозданном виде.

Когда группа сошла с тропы и двигалась по дну древнего моря к нижнему лагерю, Эвилия заметила:

— Я полагала, что мы окажемся словно на дне горшка, окруженные со всех сторон горами. А на самом деле не так. Вот горы, с которых мы только что спустились, вот на западе Барьерные горы, но к востоку и югу ничего нет — одна голая равнина да что-то там темнеет на горизонте.

— Собираясь сюда в первый раз, я тоже воображал нечто подобное, — кивнул Рэднал. — И мы действительно на дне горшка. Однако Низина очень широка по сравнению с ее глубиной — это большой мелкий горшок. Уникален Котлован-Парк потому, что его край находится на одном уровне с дном остальных геологических горшков-впадин, а дно гораздо ниже любого из них.

— Что это за следы? — спросила Тогло вез Памдал, указывая на трещины, пересекавшие их путь. Некоторые были не шире ячменного зернышка, другие походили на беззубые, раскрытые рты.

— Большинство — следствие неравномерного высыхания почвы после дождя, — ответил Рэднал.

— Но есть и такие, которые обозначают более глубинные процессы; например, показывают столкновение плит в земной коре.

— Вы хотите сказать, что при следующем землетрясении эти трещины разверзнутся и поглотят нас? — испуганно взвизгнула Носко вез Мартос, дернув за поводья своего осла, будто хотела очутиться подальше отсюда.

Рэднал сохранил серьезный вид: ему платили не за то, чтобы он смеялся над туристами.

— Если вы тревожитесь из-за столь немыслимого события, то имеет смысл опасаться и попадания метеорита. И у того, и у другого вероятность примерно одинаковая.

— Это точно? — В голосе Лофосы тоже сквозил страх.

— Точно, точно. — Рэднал пытался сообразить, откуда они с Эвилией родом. Судя по акценту, из Крепалганского Единства. Крепалганцы — самая северо-западная нация узкоголовых; западные границы страны лежали восточнее Низины. Территория, между прочим, также подвержена землетрясениям. И познания Лофосы в этой области не очень лестно свидетельствовали о ее умственных способностях.

Но если Лофоса глупа, как пробка, что можно сказать о ее с Эвилией партнере? Выходит, их выбор — очередная глупость?

Рэднал сделал то, что предпринял бы на его месте любой здравомыслящий человек, — сменил тему.

— Скоро лагерь. Подумайте, какие вещи вам нужно взять из сумок с собой в комнаты.

— Я мечтаю только о горячем душе, — буркнул Мобли.

— Все будут получать по ведерку воды каждый день, — объявил Рэднал и тут же пресек недовольный ропот: — Не жалуйтесь, это зафиксировано в ваших туристических договорах. Практически вся свежая вода поступает в Котлован-Парк по этой вот тропе, на спинах ослов. Лучше вообразите, с каким удовольствием вы будете отмокать в горячей ванне, когда экскурсия закончится.

— Вообразите, как нам понадобится отмокать в горячей ванне, когда экскурсия закончится! — проворчал пожилой широкобровый, о котором Рэднал в самом начале подумал: вот старик, транжирящий серебро, накопленное в лучшие годы (к собственному стыду, он забыл его имя). — Узкоголовым хорошо — они почти безволосые, но мои волосы к тому времени просто слипнутся от грязи!

— Старик метнул на гида яростный взгляд, словно обвиняя в умышленной пакости.

— Не расстраивайтесь, вез Мапраб, — сказала Тогло вез Памдал. — Я захватила баночку обезвоженного мыла; оно втирается в волосы и просто вычесывается гребешком. Могу поделиться.

— Очень любезно с вашей стороны, — ответил Бентер вез Мапраб, заметно подобрев. — Пожалуй, мне самому не мешало бы взять баночку.

«Вот именно, старый дурак, а то только плачешься», — подумал Рэднал. Он также с одобрением отметил, что Тогло вез Памдал подготовилась к путешествию весьма тщательно. С другой стороны, если бы он сам забыл обезвоженное мыло, можно было бы обратиться к девушке за помощью… Биолог шумно вздохнул. Проклятая предусмотрительность! Не всегда она на пользу.

Что-то маленькое и серовато-коричневое юркнуло в сторону рощицы олеандров из-под копыт его осла.

— Что это? — спросили сразу несколько туристов, когда зверек исчез под слоем опавших листьев под деревьями.

— Местная разновидность тушканчика, — пояснил Рэднал. — Здесь, в Низине, их множество. Они обитали в засушливых районах, еще когда не пересохло внутреннее море, и эволюция научила их обходиться влагой, получаемой из пищи. Это помогло тушканчикам выжить.

— Они опасны? — спросила Носко вез Мартос.

— Если вы куст — опасны, — ответил Рэднал. — Да и это в сущности не так. Некоторые разновидности едят мошек, а тушкан клыкастый охотится на своих меньших родственников. Он занял место в крохотной нише хищников, прежде чем плотоядные расселились по Низине. Сейчас его редко увидишь, особенно за пределами Котлован-Парка, однако он по-прежнему здесь, причем в самых сухих и жарких местах, где не выживет ни один другой хищник.

Чуть позже гид привлек внимание туристов к маленькому непримечательному растению с узкими буро-зелеными листьями.

— Знает кто-нибудь, что это такое?

Рэднал задавал этот вопрос каждой группе и услышал правильный ответ лишь раз, сразу после дождя. Однако сейчас Бентер вез Мапраб сказал уверенно:

— Низинная орхидея, причем самая обычная. Вот если бы вы показали нам краснояремную орхидею, другое дело…

— Верно, свободный, это действительно орхидея, хотя она мало похожа на то, что мы привыкли видеть в более мягком климате, правда? — Рэднал улыбнулся пожилому широкобровому. Если Мапраб любитель орхидей, то понятно, почему он отправился в Котлован-Парк.

Бентер только хмыкнул в ответ, скорчив кислую гримасу. Очевидно, старик вознамерился увидеть редчайшую краснояремную орхидею в первый же день путешествия. Рэднал отметил про себя, что перед выходом из Парка надо будет осмотреть его вещи — собирать образцы флоры и фауны запрещалось.

Тушканчик вновь показался на виду и принялся жевать сухой лист. Внезапно, будто молния, кто-то выскочил из-за орхидеи, схватил грызуна и исчез. Туристы забросали гида вопросами:

— Вы видели? Кто это был?

— Птичка-коприт. Быстрая, да? Она относится к роду сорокопутов, точнее, серых сорокопутов. Летать умеет, но предпочитает бегать. Птицы выделяют мочевину более или менее в твердом виде, а не в виде мочи, как млекопитающие, и потому лучше приспособлены к жизни в Низине. — Биолог указал на здание базового лагеря в нескольких сотнях кьюбитов впереди. — Смотрите, на крыше сидит еще один коприт, выискивает сверху, что бы ему поймать.

Навстречу группе вышли работники базового лагеря Парка. Они приветствовали Рэднала, помогли спешиться туристам, затем отвели ослов в хлев.

— Берите с собой в дом только самое необходимое, то, что вам понадобится сегодня вечером, — сказал один из них, Фер вез Кантал. — Остальное пусть остается в седельных сумках до завтра. К чему лишний раз распаковываться и упаковываться?

Некоторые туристы, бывалые путешественники, прислушались к доброму совету. Эвилия и Лофоса изумленно заахали.

Мобли, сын Сопсирка, попытался утешить одну из них. Когда группа направилась от хлева к дому, Мобли подошел к Эвилии и обнял ее за талию. В тот же миг он, очевидно, споткнулся — Рэднал резко обернулся на крик бедняги.

Мобли лежал на грязном полу хлева. Эвилия пошатнулась, отчаянно замахала руками и рухнула прямо на него. Мобли снова вскрикнул — и тут же судорожно стал хватать ртом воздух, когда, вставая, девушка локтем угодила ему в солнечное сплетение.

Эвилия всплеснула руками, участливо глядя на молодого человека.

— Извините, пожалуйста! — воскликнула она. — Вы меня напугали!

Мобли не мог даже сразу сесть, не говоря уже о том, чтобы встать. Наконец он выдавил:

— Не стоит, я сам виноват.

— Не следует забывать, — произнес Рэднал, — что мы все из разных стран и имеем разные привычки. Осмотрительность и неторопливость помогут нам избежать возможных неловких ситуаций.

— Как, свободный, разве прошлой ночью вы попали в неловкую ситуацию? — невинно спросила Лофоса.

Рэднал закашлялся, а девушки, не обратив внимания на совет Фера вез Кантала, с веселым смехом принялись разгружать седельные сумки. Может, конечно, мозгов у них и мало, однако их тела…

Базовый лагерь не отличался роскошью, но мог похвастаться противомоскитными сетками на окнах, электрическим освещением и даже вентиляторами, которые гоняли раскаленный воздух пустыни, пусть и не охлаждая его. А еще в доме был холодильник.

— Сегодня у нас настоящий ужин, — объявил Рэднал. — Никаких концентратов.

Туристы возликовали.

Фер вез Кантал и второй работник базового лагеря, Жозел вез Глезир, заправили плиту углем, полили топливо легковоспламеняемым маслом и подожгли. Затем насадили на вертел разделанную тушку ягненка и повесили ее над жаровней. Время от времени кто-нибудь из них поливал мясо острым чесночным соусом. Соус и жир попадали на угли и с громким шипением рождали волны ароматнейшего запаха. Рэднал сглотнул слюну.

В холодильнике были припасены финиковое и виноградное вино и эль. Туристы немедленно принялись утолять жажду. Дохнор из Келлефа удивил Рэднала, попросив холодной воды.

— Я дал обет Богине, — пояснил он.

— Как угодно, — ответил биолог, но его развеявшиеся было подозрения вспыхнули с новой силой. Богине, как идолу, поклонялась верхушка военной аристократии Моргафа. Не исключено, конечно, что в числе ее последователей оказался и странствующий художник, но Рэднал считал это маловероятным.

Впрочем, времени размышлять над проблемой, которую поставил Дохнор, не было — Жозел вез Глезир позвал его исполнить почетную обязанность: разложить мясо по бумажным тарелкам.

Чета Мартос поглощала пищу, как изголодавшиеся пещерные коты. Рэднал почувствовал себя виноватым — может быть, супругам действительно не хватало обычных рационов. Затем он обратил внимание на то, как натянута одежда на их вздувшихся животах, и чувство вины испарилось. Нет, они явно не похудели.

Эвилия и Лофоса выпили по нескольку кружек финикового вина, после чего пользоваться одноразовыми деревянными палочками оказалось для них почти непосильной задачей. Порезав мясо на кусочки, Лофоса гоняла их по тарелке, но никак не могла подцепить. Эвилии это удавалось, но мясо то и дело срывалось и падало, так и не попав в рот. Захмелевшие девушки заразительно смеялись над своими неудачами, и даже высокомерный Дохнор снизошел до того, что показал им, как надо пользоваться палочками. Впрочем, его урок не пошел на пользу, хотя девушки придвинулись к нему настолько, что Рэднал ощутил укол ревности.

— У вас так ловко получается! — воскликнула Эвилия. — Должно быть, моргафцы пользуются ими каждый день.

Дохнор помотал головой — знак отрицания у его народа.

— У нашего столового прибора есть зубцы, чашеобразная часть и режущая кромка — все одновременно. Тартешцы говорят, что мы предпочитаем помалкивать, потому что боимся порезать язык, открывая рот. Просто я немало поездил по Тартешу и знаю, как обращаться с их палочками.

Мобли, сын Сопсирка, которому явно надоело их воркование, затянул песню на родном языке. Рэднал не понимал слов, но мелодия была несложная и очень приятная. Скоро вся группа дружно хлопала в ладони. Последовали еще песни, уже на тартешском. У Фера вез Кантала оказался недурной баритон. Те, кто не мог петь, хлопками отбивали ритм.

Отступлением сумерек появились тучи мошек, и группа ретировалась в дом, куда доступ кровососущим был закрыт противомоскитными сетками.

— Теперь мне ясно, почему вы носите так много одежд, — сказал Мобли. — Они защищают от гнуса.

— Ну разумеется, — кивнул Рэднал, удивляясь, что Мобли не сразу понял очевидное. — Если сможете несколько секунд простоять спокойно, у нас есть спрей — снимает раздражение от укусов.

Мобли вздохнул, когда гид его опрыскал.

— Петь еще будем? — спросил он.

Энтузиазм убывал. Одни вообще не могут под крышей дома совершать все те маленькие безумства, которые подсказывает вечер у костра; других просто клонит в сон. Так что Тогло вез Памдал была не единственной, кто сразу удалился в спальную комнату.

Дохнор из Келлефа и Бентер вез Мапраб взяли боевую доску и погрузились в игру; радом стоял Мобли. Подошел посмотреть и Рэднал, который считал себя неплохим игроком.

Дохнор, игравший синими, двинул пехотинца через широкую свободную полосу, разделявшую фигуры соперников.

— Форсирование реки, — прокомментировал Мобли.

— Так лиссонесцы называют разделительную черту? — спросил Рэднал. — У нас она называется траншеей.

— А в Моргафе — рукав. В честь Канала, который отделяет наши острова от Тартеша, — сказал Дохнор. — Однако, заметим, игра везде одна и та же.

— И требует сосредоточенности и тишины, — наставительно произнес Бентер. Немного подумав, он передвинул советника (так называлась фигура у красных; аналогичная фигура у синих называлась слоном) на два поля по диагонали.

По мере развития игры пожилой тартешец задумывался все чаще. Красный властитель торопливо перемещался по вертикалям и горизонталям своей крепости, пытаясь укрыться от атак Дохнора, а его стражники суматошно метались по диагоналям, чтобы блокировать фигуры синих. Наконец Дохнор сдвоил свои пушки и объявил:

— Итог!

Бентер мрачно кивнул. Умело пользоваться пушкой (аналогичная фигура у красных называлась катапультой) очень трудно: она могла двигаться и по горизонтали, и по вертикали, но лишь перепрыгивая через какую-нибудь фигуру. Сейчас красному властителю угрожала задняя пушка, однако стоит Бентеру закрыться стражником или одной из колесниц, как в полную силу заработает передняя.

— Недурно сыграно. — Бентер встал из-за стола и направился в спальную комнату,

— Может, кто-нибудь хочет сразиться? — обратился Дохнор к зрителям.

Мобли, сын Сопсирка, покачал головой.

— Хотел, пока не увидел, как вы играете, — признался Рэднал. — Я не против сразиться с более сильным соперником, если есть хоть малейший шанс на победу. Даже когда проигрываешь, чему-нибудь учишься. Но вы меня просто разгромите, слишком разные уровни.

— Как угодно. — Дохнор сложил боевую доску, ссыпал фигурки в мешочек, затем убрал доску и мешочек на полку. — Тогда я отправляюсь спать.

Он удалился в номер.

Рэднал и Мобли взглянули друг на друга, потом на боевую доску. По молчаливому согласию оба решили, что раз уж они не рискнули сразиться с Дохнором, играть друг с другом не к лицу.

— Как-нибудь в другой раз, — сказал Рэднал.

— Разумеется. — Мобли зевнул, демонстрируя безупречные зубы, которые казались белоснежными на фоне его коричневой кожи. — Увидимся утром, Рэднал.

Биолог едва сдержал раздражение — Мобли опять забыл вежливое обращение «вез».

В комнате Дохнора зажегся тусклый свет — читальная лампа на батарейках. Однако моргафец увлекся не книгой. Он сидел на койке, прислонившись спиной к стене и держа на коленях альбом для зарисовок. Слышно было слабое поскрипывание угля по бумаге.

— Что это он делает? — прошептал Фер вез Кантал. Двадцати лет мирного сосуществования оказалось недостаточно, чтобы приучить тартешцев доверять островному соседу.

— Рисует, — так же тихо ответил Рэднал; никто из них не хотел привлекать внимание Дохнора.

Ответ звучал вполне невинно. Однако интонация придала ему иной смысл.

— Судя по документам, он художник.

И опять интонация говорит о другом.

— Если он шпион, Рэднал вез, то взял бы с собой камеру, а не альбом.

— Верно, — кивнул гид, — но Дохнор дал обет их Богине.

Фер вез Кантал поперхнулся. Видимо, он знал обычаи верхушки военной касты Моргафа.

— Мы ничего не можем с ним сделать, — сказал Жозел вез Глезир, — пока не установим точно, что он действительно шпионит.

— Верно, — согласился Рэднал. — Вот уж чего не нужно Тартешу, так это дать моргафцам повод для дипломатического инцидента.

Он подумал, что может случиться с человеком, который так опростоволосится. Наверняка ничего хорошего. Потом ему в голову пришло еще кое-что.

— Кстати, о Тиране… Вы знаете, что у нас в группе свободная Тогло вез Памдал?

Жозел и Фер присвистнули.

— Хорошо, что предупредил, — сказал Жозел. — Мы окружим ее заботой и вниманием.

— По-моему, она равнодушна к подобным вещам, — промолвил Рэднал. — Относитесь к ней вежливо, но достаточно индифферентно.

Жозел кивнул.

Фер никак не мог выбросить из головы проблему Дохнора из Келлефа.

— Если он и вправду шпион, то что делает в Котлован-Парке? Не мог найти объекта поважнее?

— Я и сам об этом думал, — кивнул Рэднал. — Может быть, это у него прикрытие. Кто знает, куда он отправится потом?

— По крайней мере, сам я знаю, куда отправлюсь, — сказал Жозел, зевая. — Спать. А вы, если хотите, можете болтать о шпионах хоть всю ночь!

— Нет уж, спасибо, — ответил Фер. — Только сумасшедший шпион — да еще шпион на отдыхе — поедет на экскурсию в Котлован-Парк. Если он спятил, нам незачем о нем беспокоиться, а если просто в отпуске, то опять же это не наше дело. Так что я тоже иду спать.

Читальная лампа Дохнора из Келлефа погасла, и его комната погрузилась в темноту.

Рэднал притушил свет в гостиной и со вздохом улегся на мат. Говоря по правде, он предпочел бы сейчас оказаться где-нибудь в поле, в спальном мешке под противомоскитной сеткой… Впрочем, скоро его храп присоединился к храпу других туристов.

Он был разбужен отчаянным воплем. Запахивая мантию, Рэднал взглянул на карманные часы и понял, что близится рассвет. Со всей скоростью он рванул в гостиную.

Там уже находились несколько туристов — в одежде и без. Тут же из своих комнат с дикими криками «Что случилось?!» выскочили остальные, включая двух работников базового лагеря Котлован-Парка.

Хотя на вопрос никто не ответил, ответ, собственно, и не требовался. У стола, где играли Бентер вез Мапраб и Дохнор из Келлефа, стояла.

Эвилия — совершенно голая. Дохнор тоже был здесь; он лежал на полу с неестественно вывернутой головой.

Эвилия сунула в рот кулак, чтобы подавить крик, потом вытащила его и через силу пробормотала:

— Он… он мертв?

Рэднал наклонился над Дохнором, схватил его запястье, попытался нащупать пульс. Пульса не было, моргафец не дышал.

— Мертвее не придумать, — мрачно сказал гид.

Эвилия испустила громкий стон. Ее колени подогнулись, и девушка рухнула на согнутую спину Рэднала.

Когда Эвилия потеряла сознание, Лофоса закричала и бросилась вперед, желая помочь подруге. Носко вез Мартос тоже завопила. Мобли, сын Сопсирка, рванулся к Рэдналу, пытаясь подхватить Эвилию. То же сделали Фер вез Кантал и Жозел вез Глезир. То же сделал еще один турист — среднего возраста узкоголовый, до сих пор не принимавший участия в разговорах. Возникла сутолока, все мешали друг другу.

Потом тихий узкоголовый внезапно перестал быть тихим и заорал:

— Я врач, будьте вы прокляты шестью миллионами богов! Пропустите меня?

— Пропустите врача! — подхватил Рэднал, как можно осторожнее опуская Эвилию на пол. — Посмотрите сперва ее, свободный Голобол, — добавил он, с облегчением вспомнив имя врача. — Боюсь, что Дохнору уже не помочь.

Кожа Голобола была такой же темной, как у Мобли, но по-тартешски он говорил с иным акцентом. Когда врач повернулся к Эвилии, та застонала и шевельнулась.

— Девушка в полном порядке, можно не сомневаться, а вот этот бедняга… — Как и Рэднал, он попытался нащупать пульс — так же тщетно. — Вы правы, сэр. Этот человек мертв. И уже довольно давно.

— Откуда вы знаете? — спросил гид.

— А вы разве не обратили внимания, что тело остыло? — заметил врач.

Очередным криком Эвилии мог бы по праву гордиться вышедший на охоту пещерный кот. Лофоса склонилась над подругой, заговорила с ней на родном языке; крик стих.

Только Рэднал начал задумываться над тем, что делать дальше, как к нему обратился Голобол:

— Взгляните-ка сюда, сэр.

Врач указывал на пятно на шее Дохнора прямо над тем местом, где она так неестественно изогнулась.

— Ну и что? — вынужден был спросить Рэднал.

— Вы, широкобровые, волосатый народ, вот что, — сказал Голобол. — И все равно здесь четко заметно… изменение окраса… цвета… как это на вашем языке?… пятно! Да? Хорошо. Такую отметину оставляет удар ребром ладони. Смертельный удар.

Несмотря на жару в Низине, Рэднала прошиб холодный пот.

— То есть вы хотите сказать, что это убийство?

Слово рассекло гомон голосов, стоявший в комнате, словно скальпель. Только что царила сумятица, потом мгновенно наступила тишина. И в этой внезапной звенящей тишине Голобол сказал:

— Да.

— О боги, ну мы влипли! — пробормотал Фер вез Кантал.

Почему боги (хотя Рэднал не верил во все их шесть миллионов) соизволили, чтобы убийство произошло именно в его группе? И почему, во имя всех богов, в которых он верил, убили именно моргафца?! В Моргафе с подозрением относились к любым происшествиям с его подданными в Тартеше. А уж если Дохнор из Келлефа действительно шпион, то к его смерти в Моргафе отнесутся не просто с подозрением — они будут в ярости!

Рэднал шагнул к радиофону.

— Кому ты хочешь позвонитъ? — спросил Фер.

— Сперва обращусь в милицию Парка. Их надо известить в любом случае. А затем… — Рэднал глубоко вздохнул, — затем, пожалуй, свяжусь со столичным отделением Глаз-и-Ушей Наследственного Тирана. Убийство моргафца, принесшего клятву верности Богине, дело не для парковой милиции. Кроме того, пусть уж лучше кто-нибудь из Глаз-и-Ушей уведомит о случившемся моргафские власти, а не я.

— Да, могу себе представить, — кивнул Фер вез Кантал. — Ты скажешь что-нибудь не то, а они свои канонерки пустят через Рукав! Или… — Работник паркового хозяйства покачал головой. — Нет, даже островной король не настолько спятил, чтобы швыряться звездными бомбами из-за такого пустяка. — Фер с надеждой поднял глаза. — Правда?

— Разумеется. — Но в голосе Рэднала тоже не было уверенности. В мире все перевернулось с тех пор как пятьдесят лет назад появилась звездная бомба. Ни Тартеш, ни Моргаф не использовали звездные бомбы даже в войне друг против друга, но не переставали производить и испытывать это страшное оружие. Тем же занимались еще восемь или десять других государств, опередивших других в технологических изысканиях. Если начнется большая война, она запросто может перерасти в Большую Войну, после которой…

Рэднал пробежал пальцами по кнопкам радиофона. Раздался треск, потом возник голос:

— Милиция Котлован-Парка, подкомандир вез Стернз.

— Благословят тебя боги, Лием вез! — Этот человек был Рэдналу знаком и симпатичен. — Говорит вез Кробир, из базового лагеря. К сожалению, я должен сообщить, что у нас смерть. Похоже, убийство. — Гид объяснил, что случилось с Дохнором из Келлефа.

— Ну почему обязательно моргафец?! — воскликнул Лием вез Стернз. — Теперь придется вызывать Глаза-и-Уши, и одним богам известно, чем все это кончится.

— Да, мой следующий звонок в Тартешем, — сказал Рэднал,

— Вообще-то тебе, наверное, следовало звонить туда в первую очередь, ну. да ладно. Приеду с бригадой, как только поднимем вертушку. До встречи.

— До встречи.

Следующий звонок пришлось делать через оператора. Через несколько сотен сердцебиений Рэднала связали с неким Пегголом вез Менком. В отличие от сотрудника милиции Парка, тот все время перебивал вопросами, поэтому разговор шел вдвое дольше.

Когда Рэднал закончил, Глаз-и-Ухо заявил:

— Вы верно поступили, связавшись с нами, свободный вез Кробир. Мы займемся дипломатическим аспектом дела и немедленно вышлем группу для расследования. Не позволяйте никому покидать базовый лагерь.

Вместо более распространенной — и более конфиденциальной — трубки радиофон был снабжен громкоговорящей диафрагмой, и слова Пеггола вез Менка слышали все. Никому они не понравились.

— Это что же он хочет? — сказала Эвилия.

Чтобы мы сидели здесь взаперти… с убийцей?

Она начала дрожать, и Лофоса обняла ее за плечи.

У Бентера вез Мапраба возникло иное возражение:

— Послушайте, свободный, я немало заплатил за осмотр Котлован-Парка и намерен получить все, что было обещано. В противном случае я обращусь в суд.

Рэднал подавил стон. Тартешский закон, в значительной степени основанный на доверии, сурово карал тех, кто нарушает договор. Если старик обратится в суд, то несомненно получит изрядную компенсацию за причиненный ему ущерб от Котлован-Парка, и в частности, от Рэднала, поскольку гид не обеспечил выполнения обещанных услуг.

К негодующему широкобровому присоединилась чета Мартосов. Рэдналу никогда в жизни не приходилось нанимать законника, и он невольно подумал, хватит ли у него серебра на то, чтобы нанять хорошего специалиста. Потом он подумал, суждено ли ему вообще увидеть серебро после того как с ним разберутся туристы, суд и законник.

Поднявшийся шум перекрыл голос Тогло вез Памдал:

— Подождите!.. Умер человек — это важнее, чем все остальное. Что касается экскурсии… Раз начало осмотра отложено, может быть, администрация Парка пойдет нам навстречу и перенесет сроки похода.

— Отличное предложение! — с благодарностью сказал Рэднал. Фер и Жозел кивнули.

Отдаленный шум перерос в грохот. Между домиком базового лагеря и хлевом, вздымая клубы пыли, опустилась милицейская вертушка. По стенам и окнам застучали мелкие камушки.

Рэдналу сразу полегчало, будто добрый бог спугнул ночного демона.

— Не думаю, что потребуется продлить вашу поездку более чем на день, — бодро сказал он.

— Да мы же привязаны к этому чертову месту в глуши! — прорычал Эльтзак вез Мартос.

— Вот именно, в глуши, — согласился Рэднал. — Предположим, мы отправимся на осмотр Парка — куда сможет бежать злодей на осле? Мы сразу установим его личность и перехватим на вертушке.

Гид радостно улыбнулся. Туристы тоже с облегчением ухмыльнулись — включая, напомнил себе Рэднал, и убийцу.

В дом вошли Лием вез Стернз и еще два сотрудника милиции Парка в военизированном варианте одежды биолога — их мантии и кепочки с длинными козырьками были испещрены бурыми и светло-зелеными пятнами, в тусклый цвет были покрашены даже знаки отличия.

На стол, за которым Дохнор и Бентер вез Мапраб сражались предыдущим вечером, Лием поставил записыватель. Прибывший с ним эксперт стал самозабвенно делать снимки, словно заправский турист.

— Тело передвигали? — спросил он.

Нет. Мы только удостоверились, что бедняга мертв, — ответил Рэднал.

— Мы? — переспросил эксперт.

Рэднал представил Голобола.

Лием взял свидетельские показания: сперва у заикающейся и то и дело вытирающей слезы Эвилии, затем у Рэднала, потом у врача и остальных туристов и сотрудников базового лагеря. Большинство повторяли одно и то же: услышали крик, выбежали и увидели Эвилию, склонившуюся над лежащим Дохнором.

— Женщину нельзя винить в смерти несчастного, — добавил Голобол, причем его акцент заметно усилился. — Он скончался раньше, за одну или две десятины до этого…

— А понимаю, свободный, — заверил его Лием.

— Именно поэтому ее информация особенно важна.

Милиционеры как раз закончили снимать последние показания, когда за окном приземлилась еще одна вертушка. Пыль улеглась, и в дом вошли четверо.

Глаза-и-Уши Наследственного Тирана скорее походили на преуспевающих торговцев, чем на военных: на их кепочках красовались ремешки из настоящей кожи, мантии опоясывали серебряные пояса, а на указательном пальце каждого агента сидел перстень.

— Я Пеггол вез Менк, — объявил один из них — невысокий и, по тартешским стандартам, худой; кепочку он носил по-щегольски сдвинутой набекрень, но глаза его смотрели пытливо и с подозрением, будто он ожидал, что кто-то сейчас совершит роковую ошибку.

Начальник Глаз-и-Ушей сразу «вычислил» Лиема вез Стернза и спросил:

— Что вам удалось сделать, подкомандир?

— Обычная процедура, — ответил милиционер.

— Сняли показания у всех присутствующих, а наш эксперт, старший рядовой вез Софана сфотографировал место происшествия. Тело мы не трогали.

— Хорошо, — сказал Пеггол вез Менк. Один из его людей усердно делал снимки, другой поставил на стол записыватель — рядом с таким же аппаратом парковой милиции. — Мы снимем копию ваших записей и сделаем свои собственные — на случай, если вы упустили какие-нибудь важные вопросы. Обыск вещей и помещений еще не производили?

— Нет, свободный, — сухо ответил Лием вез Стернз. Рэдналу тоже не понравилось, если бы кто-нибудь захотел продублировать его работу. Глаза-и-Уши, однако, всегда творили, что им вздумается; им подконтролен весь Тартеш, но кто контролирует их?

— Мы этим займемся. — Пеггол вез Менк сел за стол.

— Сейчас я хотел бы послушать женщину, обнаружившую тело. — Пеггол вытащил блокнот, заглянул в него. — Эвилия.

Эвилия, уже немного успокоившись, повторила свой рассказ. Если у Пёггола и появились какие-то новые вопросы, он их не задал.

Примерно через десятую часть десятины наступил черед Рэднала. Пеггол вспомнил имя гида, не обращаясь к помощи блокнота. Его вопросы почти точь-в-точь повторяли вопросы милиционера. Когда все осталось позади, Рэднал спросил:

— Свободный, пока идет расследование, можно мне выводить группу на экскурсии в Парк?

Он объяснил, что Бентер вез Мапраб угрожает судом.

Глаз-и-Ухо потянул на себя нижнюю губу. Волосы под ней были не выбриты и росли небольшим хохолком, отчего казалось, что его подбородок выдается вперед как у узкоголового. Когда он отпустил губу, та стала на место с влажным шлепком. Глаза под кепочкой смотрели пронзительно и цинично. Надежды Рэднала рухнули: сейчас агент просто рассмеется.

— Свободный, мне известно, что формально вы имеете воинское звание, — сказал Пеггол. — Однако предположим, вы обнаружите, кто убийца, или он снова нанесет удар. Вы уверены, что сумеете задержать его и доставить в надлежащие органы?

— Я…

Рэднал замолчал. Ироничный вопрос напомнил ему, что он берется не за свое дело. Не исключено, что Дохнор из Келлефа был шпионом; так или иначе, его убийца может нанести новый удар. «Может убить меня, если я установлю его личность», — мелькнула мысль.

— Не знаю, — наконец проговорил он. — Хотелось бы так думать, но ни с чем подобным мне никогда не приходилось сталкиваться.

Что-то похожее на одобрение мелькнуло в глазах Пеггола вез Менка.

— Вы честны перед собой, не каждый на такое способен. Гм-м… Если дело дойдет до суда, то платить ведь придется не только вам? Нет, конечно, немало серебра выложит и Котлован-Парк, то есть Великий Тиран.

— Отсюда и мое беспокойство! — заверил Рэднал (как он надеялся, в патриотическом порыве).

— Одобряю вашу заботу, — сухо произнес Глаз-и-Ухо. — Я тоже в первую очередь пекусь о казне Тирана. Ну тогда так: вы начинайте осмотр Парка, выполняя условия контракта, а я отправлюсь с вами, в то время как мои коллеги будут работать здесь. Это разумно?

— Да, свободный, благодарю вас! — воскликнул гид.

В это время сотрудники Глаз-и-Ушей методично осматривали спальные помещения туристов и их вещи. Один агент вынес из комнаты Лофосы книгу и положил ее на стол перед Пегголом вез Менком. На обложке красовалась цветная фотография двух совокупляющихся узкоголовых. Пеггол пролистал книгу — вариации на ту же тему заполняли каждую страницу.

— Забавно, — произнес он, — хотя это должны были конфисковать на границе.

— Еще чего! — возмущенно заявила Лофоса. — Только такие ханжи, как вы, широкобровые, делают вид, будто не одобряют подобное занятие, а на самом деле просто балдеют от него! Уж я-то знаю!

Рэднал отчаянно пожелал, чтобы Пеггол не стал интересоваться, откуда она это знает. Лофоса наверняка ему все выложит, причем в красочных деталях; уж чем-чем, а стыдливостью они с Эвилией не отличаются.

Но Пеггол сказал:

— Мы здесь не для того, чтобы искать порнографию. Держите свою игрушку, раз вы любите рассказывать всему, миру то, что следует хранить в тайне.

— A-а, чушь! — Лофоса схватила альбом и понесла в свою комнату, демонстративно виляя бедрами, словно тем самым возражая Пегголу.

Больше Глаза-и-Уши ничего интересного ни у нее, ни у Эвилии не нашли. Рэднал даже удивился: девицы притащили в комнаты все, кроме ездовых ослов. Потом он пожал плечами: должно быть, набрали всяких женских побрякушек и мелочей, которые им следовало оставить в тартешской гостинице, если уж не дома в Крепалге.

А потом праздные мысли вылетели из головы — агент, обыскивавший комнату Дохнора, громко присвистнул. Пеггол вез Менк бросился к нему и вышел в гостиную, что-то сжимая в кулаке. Когда он разжал пальцы, Рэднал увидел две шестиконечные золотые звезды — моргафский знак воинского отличия.

— Значит, все-таки шпион! — воскликнул Фер вез Кантал.

— Возможно, — кивнул Пеггол.

Но когда он связался по радиофону с Тартешемом, выяснилось, что, пересекая границу Тирании, Дохнор из Келлефа не скрыл своего звания батальонного командира.

Глаз-и-Ухо хмыкнул:

— Солдат — да, но похоже, что не шпион.

— Надеюсь, вы скоро прекратите здесь шарить и дадите наконец возможность начать оплаченный тур! — вмешался Бентер вез Мапраб. — У меня не так много свободного времени.

— Успокойтесь, свободный, — сказал Пеггол. — Убили человека.

— И он. не будет жаловаться, если я все-таки увижу пресловутые чудеса Котлован-Парка! — подхватил Бентер, так яростно сверкая глазами, словно сам Наследственный Тиран распекал тупого подданного.

Рэднал, видя, как Бентер реагирует, когда ему перечат, невольно подумал, не сломал ли тот Дохнору шею просто в отместку за проигрыш. Бентер, конечно, не молод, но далеко не слаб. И наверняка ветеран последней войны с Моргафом — или предпоследней с Моргафом и Крепалганским Единством. Старик знает, как убивать.

Рэднал покачал головой. Эдак вскоре можно заподозрить Фера и Жозела или собственную тень. Жаль, что по жребию ему выпала работа гида. Лучше изучать метаболизм жирной песчаной крысы, чем гадать, кто из его подопечных совершил убийство.

— Прежде необходимо осмотреть наружные строения, — сказал Пеггол вез Менк. — Свободный вез Кробир уже обещал вам завтра начать тур. Я как профессионал считаю, что ни один суд не поддержит иск из-за однодневной задержки, когда вам гарантирована компенсация потерянного времени.

— Ба! — Бентер яростно фыркнул и отвернулся.

Гид поймал взгляд Тогло вез Памдал. Слегка приподняв бровь, девушка покачала головой. В ответ он еле заметно пожал плечами. Оба улыбнулись. В каждой группе всегда найдется такой сварливый тип. Рэднал был рад, что Тогло не держит зла из-за его опрометчивых забав с Лофосой и Эвилией.

— Кстати, о наружных строениях, свободный вез Кробир, — сказал главный Глаз-и-Ухо. — Там только хлев?

— И туалет, — ответил Рэднал.

— Ах да, туалет, — Пеггол сморщил нос. Его нос был даже больше, чем у Рэднала. Широкобровые вообще отличались крупными носами, словно бы служащими противовесом их удлиненным черепам. Поэтому лиссонесцы, чьи носы обычно были маленькими и приплюснутыми, называли тартешцев «рылом». Это прозвище вызывало драку в каждом порту Западного океана.

Фер вез Кантал сопроводил одного из людей Пеггола к хлеву; Глаз-и-Ухо явно нуждался в поддержке в борьбе против могучих бешеных ослов — об этом красноречиво свидетельствовал его внешний вид. Когда шеф отдал агенту приказ, тот вздрогнул и побледнел, словно ему велели вторгнуться в Моргаф и снять скальп с островного короля.

— Вы, Глаза-и-Уши, должно быть, ведете в основном дела в больших городах, да? — спросил Рэднал.

— Это заметно? — Пеггол вез Менк поднял бровь. — Верно, мы горожане до мозга костей. Угроза государству обычно исходит из толпы маскирующихся людей. Когда толпа не маскируется, в дело, как правило, вступает армия.

Мобли, сын Сопсирка, подошел к полке, где лежала доска с боевыми фигурами.

— Раз уж мы сегодня остались в лагере, может, сыграем партию, Рэднал?

— Лучше, наверное, как-нибудь в другой раз, свободный вез Сопсирк, — ответил гид, обратившись к Мобли на тартешский манер. Может быть, коричневокожий поймет намек и будет использовать его имя более формально.

Но Мобли, похоже, намеков не понимал, как видно было из его неудачных заигрываний с Эвилией и еще более неудачного выбора времени для партии в бой.

Глаз-и-Ухо вернулся из хлева, так и не найдя разгадку смерти Дохнора. Судя по его тихому рассказу коллегам, он был рад, что вообще сумел унести ноги из этого логова кровожадных хищников. Работники Котлован-Парка с трудом прятали улыбки. Даже некоторые туристы, которые впервые увидели ослов всего-то два дня назад, посмеивались над его страхом.

Что-то на крыше громким скрипучим голосом отчетливо произнесло: «Хи-хи-хи». Агент, бесстрашно покоривший хлев, оцепенел, а Пеггол вез Менк снова поднял бровь:

— Что это, свободный вез Кробир?

— Коприт, — ответил Рэднал. — Людей на колючий кустарник эти птицы практически никогда не насаживают.

— Вот как? Приятно слышать. — Смех Пегголу заменяло сухое покашливание.

Обедали снова военным рационом. Рэднал озабоченно посмотрел на Лиема вез Стернза — лишние рты быстрее истощат запасы продовольствия. Угадав, о чем беспокоится гид, Лием сказал:

— Если понадобится, мы подвезем продукты из отделения милиции.

— Хорошо.

Пеггол вез Менк и Лием вез Стериз большую часть дня провисели на радиофоне. Рэднал подумал было о повышенном расходе энергии, однако тут же успокоился. Даже если закончится горючее для генератора, необходимое количество тока дадут солнечные батареи. Уж в чем-чем, а в солнечном свете Парк недостатка не испытывал.

После ужина милиционеры и Глаза-и-Уши расстелили свои спальные мешки на полу гостиной. Пеггол составил расписание дежурств — каждому из его людей и людей Лиема придется бодрствовать примерно по пол-десятины. Рэднал вызвался нести вахту первым.

— Нет, — твердо ответил вез Менк. — Хотя я не сомневаюсь в вашей невиновности, свободный вез Кробир, вы и ваши коллеги формально остаетесь под подозрением. Моргафское представительство вправе заявить протест, если вам будут предоставлены некие возможности, которые вы могли бы использовать в личных интересах.

Хотя и вполне обоснованный, отказ задел Рэднала. Биолог удалился в свою клетушку, лег и обнаружил, что не в состоянии заснуть. Две последние ночи он буквально проваливался в сон, когда появлялись Эвилия и Лофоса. Сейчас сна не было ни в одном глазу — а они не шли.

Девушки не пришли. Рэднал долго ворочался в спальном мешке и хотел даже выйти поболтать с там, кто нес сейчас вахту, но потом раздумал: Пеггол вез Менк заподозрит, что он сделал это в каких-то своих черных целях. Рэднала вновь захлестнула волна раздражения и обиды и прогнала сон еще дальше. Немалую роль сыграла в этом неистовая ссора четы Мартос за стенкой — супруги выясняли, кто из них потерял единственную скребницу.

В конце концов биолог, наверное, задремал, потому что очнулся внезапно от того, что вахтенный включил в гостиной свет. Рэднал зевнул, надел кепочку, перепоясал мантию и вышел из своей комнатки. Жозел вез Глезир и несколько туристов уже сидели в гостиной, разговаривая с милиционерами и людьми из столичного отделения Глаз-и-Ушей. Разговор оборвался, когда в гостиную вплыла Эвилия — забыв одеться.

— Тяжелая у вас, экскурсоводов, работа, — сказал Пеггол вез Менк.

Рэднал хмыкнул.

Рэднал и Жозел вышли за пищевыми концентратами, а когда вернулись, в гостиной уже собрались все, и Эвилия ухитрилась отвлечь нескольких мужчин от Лофосы.

— Пожалуйста, свободная, — сказал биолог, передавая еду Тогло вез Памдал.

Никто не обращал на нее особенного внимания — обычная тартешская женщина в скрывающей все тартешской мантии, не то что практически голая иностранная штучка. Интересно, подумал Рэднал, не действует ли это ей на нервы. Женщины не любят, когда ими откровенно пренебрегают.

Если ей что-то и не нравилось, Тогло вез Памдал этого не показывала.

— Надеюсь, вы спали спокойно, свободный вез кробир? — Девушка даже не взглянула в сторону Эвилии и Лофосы. Никакого особого смысла она в свои слова вроде бы не вкладывала, что совершенно устраивало Рэднала.

— Да, надеюсь вы тоже, — ответил он.

— Более или менее — хотя не так хорошо, как до убийства моргафца. Жаль, что ему больше не рисовать — у него определенно был талант. Да ниспошлет ему Богиня в следующей жизни землю, воду и ветер — так, по-моему, молятся островитяне?

— Кажется, да, — кивнул Рэднал, хотя мало что знал о верованиях Моргафа.

— Я рада, что вы сумели добиться продолжения тура, несмотря на трагедию, Рэднал вез, — сказала Тогло. — Мертвому не помочь, а Низина великолепна.

— Действительно так, своб… — начал биолог. Потом замолчал и мигнул. Девушка использовала не формальное обращение, а обращение средней степени близости, говорящее, что она его немного знает и не находит отталкивающим. Учитывая то, чему она явилась свидетельницей в первую ночь, это было просто чудо. Рэднал не упустил удобный случай и с улыбкой поправился: — Тогло вез.

Когда через некоторое время он и Фер выносили упаковки от рационов в мусорный ящик, работник арка ткнул его локтем в бок и сказал:

— Я погляжу, женщины от тебя без ума, а, Рэднал вез?

Биолог ткнул приятеля в бок еще сильнее.

— Чтоб тебе утонуть в Горьком озере, Фер вез! От этой группы одни неприятности! А Носко вез Мартос вообще считает меня частью меблировки.

— Ну, тебе-то она не нужна! — рассмеялся Фер.

— Ладно, я просто ревную.

— Ты повторяешь слова Мобли, — ответил Рэднал. Чувство ревности, которое вызывала в окружающих его мужская привлекательность, было ему в новинку и, честно говоря, приятно щекотало самолюбие. Хотя по тартешским нормам слыть любителем плотских утех считалось неприличным — все равно что разбогатеть, нарушая закон. С другой стороны, Эвилии и Лофосе всякие условности, похоже, были глубоко безразличны. «Ну и что, — спросил себя Рэднал, — ты действительно хочешь уподобиться Эвилии и Лофосе?» Он хмыкнул.

— Ладно, давай двигай. Нам пора собираться.

После двухдневной практики туристы возомнили себя бывалыми наездниками. Они взгромоздились на ослов и почти без приключений вывели их из стойла. Пеггол вез Менк выглядел не менее встревоженным, чем его подручный, обыскивавший подсобные помещения. Свою белую мантию он аккуратно подобрал, словно боялся ее испачкать.

— Я тоже должен ехать на одном из этих животных? — спросил Глаз-и-Ухо.

— Вы же сами вызвались нас сопровождать, — отозвался гид. — Впрочем, ехать верхом вовсе не обязательно; вы можете идти пешком, ведя осла на поводу, только не отставайте.

— Благодарю вас, свободный вез Кробир! — Пеггол сверкнул глазами. Он умышленно не сказал «Рэднал вез». — Не будете ли вы так добры показать мне, как взбираются на эту четвероногую тварь.

— Безусловно, свободный вез Менк. — Рэднал сел на осла, спешился, снова сел. Животное наградило его укоризненным взглядом мученика, будто призывая в конце концов принять какое-то решение. Гид снова спешился, а раздавшееся фырканье осла истолковал как вздох смирения. — Теперь попробуйте вы, свободный.

В отличие от Эвилии и Лофосы, Глаз-и-Ухо сумел повторить движения Рэднала, тем самым избавив гида от необходимости сажать его в седло (к счастью, отметил про себя Рэднал, Пеггол не был стройным и поджарым, как узкоголовые девушки).

— В Тартешеме, свободный вез Кробир, я никогда не пользуюсь верховыми животными, — сухо сказал шеф Глаз-и-Ушей.

— В Тартешеме, свободный вез Менк, мне такое тоже в голову не придет, — отозвался Рэднал.

Группа пустилась в путь через десятину после рассвета. Рэднал предпочел бы выехать раньше, но, учитывая переживания предыдущего дня, лучшего ожидать было нельзя. Гид направил ее на юг, к долине в самом центре Котлован-Парка. Мобли, сын Сопсирка, уже обильно потел под своей соломенной шляпой.

Какой-то зверек юркнул в укрытие мясистых листьев пустынного молочая.

— Что это было, свободный? — спросил Голобол.

Рэднал улыбнулся.

— Жирная песчаная крыса. Это существо способно питаться растениями, накапливающими в листве соль. Жирные песчаные крысы широко распространены во всей Низине, особенно их много в районах, где влаги достаточно для оросительного земледелия.

— Похоже, вы большой специалист по этим тварям, Рэднал, — заметил Мобли.

— Мне хотелось бы знать о них гораздо больше, — ответил Рэднал. — Я их изучаю в свободное от обязанностей экскурсовода время.

— Терпеть не могу всех крыс без исключения! — заявила Носко вез Мартос.

— Ну, не знаю, — протянул Эпьтзак. — Некоторые экземпляры довольно симпатичные. — Супруги затеяли спор; никто не обращал на них внимания.

— Надо же! — хмыкнул Мобли. — Проводить все свое время, изучая крыс!

— А вы как зарабатываете себе на хлеб, свободный? — резко парировал Рэднал.

— Я? — Смуглое и плосконосое, лицо лиссонесца разительно отличалось от лица широкобровых, и все-таки биолог распознал мелькнувшее на нем выражение: маска человека, которому есть что скрывать. — Как я уже говорил, я приближенный нашего принца, да продлятся его годы!

Рэднал вспомнил, что эти слова действительно были произнесены и, возможно, даже отражали правду. Но не всю — внезапно осознал он.

Бснтеру вез Мапрабу на жирную песчаную крысу было совершенно наплевать. А вот листок, под которым та скрылась, его заинтересовал:

— Свободный вез Кробир, не могли бы вы объяснить связь между местными растениями и кактусами пустынь Двойного Континента?

— Собственно, никакой связи нет. — Рэднал одарил пожилого широкобрового неприязненным взглядом. Хочешь меня выставить перед всеми в глупом свете, да? — Их сходство проистекает из адаптации к одинаковым условиям. Эго называется конвергентной эволюцией. Если растения разрезать, сразу становится ясно, что они между собой никак не связаны. У молочая сок густой и молочно-белый, а у кактуса — водянистый и прозрачный. Рыбы и киты тоже походят друг на друга, но это потому, что они обитают в одной среде, а не потому, что они между собой в родстве.

Бентер слегка поник на спине своего осла, и Рэднал почувствовал в душе торжество, словно он только что победил эскадрон моргафских морских пехотинцев, а не вздорного старого тартешца.

На шипах пустынного молочая были нанизаны тушканчик, несколько кузнечиков, другие мертвые мелкие твари.

— Кто это вывесил их сушиться? — спросил Пеггол вез Менк.

— Коприт, — ответил Рэднал. — Большинство сорокопутов устраивают своеобразную кладовку на черный день.

— А-а, — разочарованно протянул Пеггол. Может, Глаз-и-Ухо вообразил, что кое-кто в Парке обожает мучить животных, и уже приготовился изловить садиста.

Тогло вез Памдал указала на нанизанную на шип ящерицу, которая, похоже, немало времени провела на солнце:

— Разве они способны питаться чем-нибудь столь сухим, Рэднал вез?

— Наверное, нет, — кивнул биолог. — Я бы, по крайней мере, не хотел. — Он дал ей время посмеяться, затем продолжил: — Коприт хранит в своей кладовке не только то, что собирается съесть; это еще и витрина для привлечения самочек. Особенно в брачный сезон. Самец будто говорит потенциальной партнерше: «Гляди, какой я славный охотник!» Коприты выставляют напоказ не только пойманную живность. Я находил на шипах яркие нитки, кусочки блестящего пластика, а однажды даже вставную челюсть.

— Вставную челюсть? — Эвилия покосилась на Бентера вез Мапраба. — Кое-кому стоит побеспокоиться.

Некоторые туристы невольно засмеялись, даже Эльтэак коротко хохотнул. Бентер бросил на узкоголовую девушку яростный взгляд; та не обратила на него никакого внимания.

Высоко в небе, почти неразличимые, виднелись две движущиеся точки. Рэднал предложил группе посмотреть вверх.

— Вообще этот край — райский уголок для стервятников. Восходящие от дна Низины теплые потоки воздуха помогают им бесхлопотно парить. Милые птички с надеждой ждут, пока один из ослов — или из нас — не окочурится. Тогда у них будет пир.

— А что они едят, если не подворачиваются туристы? — спросила Тогло вез Памдал.

— Сгодится безгорбый верблюд, кабан… да любая мертвечина! Количество стервятников невелико только потому, что земли здесь слишком скудны и не могут поддерживать большое поголовье крупных травоядных.

— Я видел иные земли, — вставил Мобли, сын Сопсирка. — В Дюваи, к востоку от Лиссонленда, целые стада мчатся по травянистым прериям, как это было до появления человека. Впрочем, за последние сто лет их изрядно повыбивали охотники… По крайней мере, так говорят дювайцы.

— Да, я слышал то же самое, — кивнул Рэднал.

— У нас здесь все по-другому.

Он повел рукой вокруг, как бы показывая, Что имеется в виду. В Низине было слишком сухо и жарко для травы. За землю цеплялся молочай и на вид пересохшие кустики — шипастая травохлебка, олеандр, карликовая пустынная олива (слишком маленькая, чтобы называться деревом). Растения поменьше жались в тени более крупных. Рэднал знал — повсюду разбросаны семена, только и ждущие первого дождика. Но в целом земля была пуста, словно море исчезло буквально вчера, а не пять с половиной миллионов лет назад.

— Я хочу, чтобы вы все хорошенько напились, — сказал гид. — В такой жаре лучше потеть, чем думать. Ослы несут достаточно воды, а вечером в лагере мы пополним опустевшие емкости. Не стесняйтесь — если не принять мер предосторожности, запросто можно умереть от солнечного удара.

— Теплую воду не очень-то приятно пить, — проворчала Лофоса.

— Простите, свободная, но Котлован-Парк не настолько богат, чтобы расставить повсюду холодильники для удобства туристов, — сказал Рэднал.

Несмотря на жалобу, и Лофоса, и Эвилия регулярно пили. Рэднал недоумевал — как эти, на вид глупые как пробки, девицы умудряются все же избежать настоящих неприятностей.

Эвилия даже захватила несколько пакетиков с сухим напитком, поэтому когда все туристы довольствовались теплой водой, она пила теплый, как кровь, фруктовый сок. Кристаллики порошка придавали воде и цвет крови. Рэднал невольно содрогнулся.

К Горькому озеру они пришли незадолго до полудня. Скорее, это была соленая топь; Далорц нес слишком мало воды, чтобы восполнить чудовищное испарение под палящими лучами солнца. Соляные отложения поблескивали белым среди грязных луж.

— Ни в коем случае не позволяйте ослам что-нибудь есть, — предупредил гид. — Вода несет сюда из подземных соляных слоев все, что угодно, местные растения и то выживают с трудом.

Туристы посмотрели вокруг и тут же убедились в правдивости этих слов. Несмотря на присутствие воды, окрестности Горького озера были бесплодны даже по меркам Низины. Лишь кое-где крохотные искривленные растения цеплялись за почву.

Бентер вез Мапраб, интересовавшийся, судя по всему, исключительно цветоводством, указал на одно такое растеньице:

— Что это — призрак растения, проклятого богами?

— Похоже, — сказал Рэднал. У кустарника были тоненькие, напоминающие скелет веточки, а чахлые листики отливали скорее белым, чем зеленым.

— Это соляница, водится только вблизи Горького озера. Соль, извлекаемую из почвенной влаги, она откладывает на всей своей поверхности, тем самым добиваясь двух целей: избавляется от соли и создает отражающий слой, снижающий температуру растения.

— А еще, наверное, эта соль делает соляницу не столь заманчивой для тех, кто может ею полакомиться, — добавила Тогло вез Памдал.

— Верно. Есть, правда, два исключения, — сказал Рэднал. — Во-первых, безгорбый верблюд, у которого собственный способ избавляться от излишка соли. А во-вторых, наш маленький друг — жирная песчаная крыса, хотя она и предпочитает более сочный пустынный молочай.

Тогло кинула взгляд вокруг.

— Посещая Парк — ив первый раз, и сейчас, — я невольно ожидала увидеть ящериц, змей и черепах. А их нет, и это меня удивляет. По-моему, Низина — идеальное место для обитания холоднокровных.

— После заката или перед рассветом, Тогло вез, их здесь немало. Но только не в жаркий день. Холоднокровные — не совсем верный термин для рептилий. Температура тела у них переменная, а не постоянная, как у птиц или млекопитающих. Они повышают ее, греясь на солнышке, и понижают, уходя в тень в разгар солнцепека. Иначе просто зажарятся.

— Я отлично представляю, каково им приходится, — вздохнула Эвилия, пробежав рукой по своим густым черным волосам. — По-моему, меня уже можно разделывать.

— Ну, надеюсь, не все так плохо, — сказал Рэднал. — Сейчас наверняка меньше пятидесяти сотых, а здесь температура поднимается и выше. Причем на территории Котлован-Парка нет самых глубоких мест Низины. Спуститесь еще на несколько тысяч кьюбитов, и может зашкалить за шестьдесят.

Иностранцы застонали; к ним присоединились Тогло вез Памдал и Пеггол вез Менк. Столица Тартеша — Тартешем — была благословлена сравнительно мягким климатом, столбик термометра зашкаливал за сорок сотых только с поздней весны до ранней осени.

— А какова самая высокая температура, зарегистрированная в Низине? — с мрачным любопытством поинтересовался Мобли, сын Сопсирка.

— Шестьдесят шесть, — ответил гид.

Туристы снова дружно застонали.

Рэднал повел группу вокруг Горького озера, не подходя к нему близко — копыто осла могло пробить солевую корку, порой затягивающую маленькие лужицы; тогда животное споткнется или порежет ногу об острую твердую кромку.

— Ну, вдоволь нафотографировались? — спросил гид через некоторое время. — Тогда возвращаемся в лагерь.

— Погодите. — Эльтзак вез Мартос указал на противоположную сторону Горького озера. — Что там такое?

— Я ничего не вижу, Эльтзак, — немедленно отреагировала его жена. — У тебя, должно быть, галлюцинации… А-а, — сердцебиение спустя нехотя протянула она.

— Эго стадо безгорбых верблюдов, — тихо произнес Рэднал. — Постарайтесь не спугнуть их.

Стадо было маленькое — несколько длинношеих самцов, вдвое больше самок, сложением помельче и поизящнее, и молодняк — крохотное неуклюжее тельце на длиннющих ногах. Животные спокойно расхаживали по соляной корке вблизи озера (мягкие широкие копыта не давали им проваливаться) и пили пенистую воду.

— Они наверняка отравятся, — огорченно проговорил Голобол. — Я бы не стал пить эту чудовищную жидкость, даже если бы умирал от жажды. — Его округлое коричневое лицо скривилось в отвращении.

— Да, если бы вы ее выпили, то умерли бы быстрее, чем от жажды. Но одногорбые верблюды эволюционировали вместе с Низиной; их почки поразительно эффективны в извлечении большого количество соли.

— Почему у них нет горбов? — спросила Лофоса.

— Крепалганские верблюды с горбами! — Судя по ее тону, право на существование имело только то, к чему она привыкла.

— Я знаю, что у крепалганских верблюдов горбы есть, — ответил Рэднал, — но у верблюдов южной части Двойного континента нет, и нет горбов у этих животных. Что касается обитателей Низины, думаю, причина в том, что любой кусок жира — а горб есть не что иное, как жир, — лишняя нагрузка при выделении избыточного тепла.

— В прежние времена, до моторов, мы ездили верхом на наших крепалганских верблюдах, — сказала Эвилия: — А ваших безгорбых кто-нибудь приручил?

— Хороший вопрос. — Рэднал улыбкой скрыл свое удивление — у девицы откуда-то взялись мозги! — Вообще-то говоря, это пытались сделать неоднократно. Пока никому не удавалось. Они слишком упрямы, чтобы выполнять команды человека. Если бы мы могли одомашнить безгорбых верблюдов, вы бы сейчас ехали на них — они лучше, чем ослы, приспособлены к передвижению по этой местности.

— Зато уродливее, — вставила Тогло. вез Памдал, почесывая своего осла за ушами.

— Не могу не согласиться с вами, свободная… э-э, Тогло вез, — сказал Рэднал. — Животное уродливее и непропорциональнее трудно найти.

Будто оскорбленные словами, которые они слышать не могли, безгорбые верблюды подняли головы и затрусили прочь от Горького озера. Их спины, в соответствии с покачивающейся поступью, двигались вверх и вниз, вверх и вниз.

— В Крепалге верблюдов иногда называют кораблями пустыни, — сказала Лофоса. — Теперь я понимаю, откуда это пошло: на них только посмотришь — и то тошнит!

Туристы рассмеялись. Рассмеялся и Рэднал.

Не всякий способен пошутить на чужом языке. Тогда почему же она ведет себя как набитая дура?..

— Верблюды ведь могут съесть всю зелень в Котлован-Парке? — спросил Бентер вез Мапраб, обеспокоенный скорее судьбой растений, нежели верблюдов.

— Когда стада разрастаются и представляют собой угрозу для скудных ресурсов Парка, мы производим отстрел, — ответил гид. — Экологическая система здесь очень неустойчива. Стоит ее чуть качнуть, и она долго потом не придет в равновесие.

— А за пределами Котлован-Парка остались еще дикие безгорбые верблюды, Рэднал вез? — поинтересовалась Тогло.

— Буквально несколько маленьких стад, в районах Низины, слишком безжизненных для человека. Мы иногда вводим в стадо новых самцов для улучшения генофонда, но берем их из зоопарка. — Стадо быстро удалилось, скрытое от глаз поднятой пылью. — Я рад, что нам представилась возможность их увидеть, хоть и на расстоянии — не зря боги нам дали телеобъектив. Ну а теперь возвращаемся в лагерь.

Поведение туристов по пути назад казалось Рэдналу неестественным. Хотя среди них ехал Пеггол вез Менк, все старательно делали вид, будто это самая обычная экскурсия и ничего страшного не случилось. Впрочем, иначе приходилось бы постоянно оглядываться — ведь твой сосед мог оказаться убийцей.

И все-таки чей-то сосед на самом деле был убийцей. Причем он ничем не выделялся — именно это тревожило Рэднала больше всего. Даже разговор с Тогло вез Памдал не доставлял особого удовольствия. Он не мог представить ее в роли убийцы — но не мог представить в этой роли и никого-другого, кроме Дохнора из Келлефа, который был мертв, и четы Мартосов, готовых убить друг друга.

Вскоре Рэднал обращался к девушке «Тогло вез» уже без заминки. Его так и подмывало спросить (но не хватало смелости), с чего она с ним так любезна, даже став невольной свидетельницей его утех с узкоголовыми девушками; тартешцы неприязненно относились к тем, кто давал волю плоти.

Еще он думал, что станет делать, если ночью к нему в комнату придут Лофоса и Эвилия. «Выгоню прочь!» — твердо решил гид. Одно дело — позволить себе сексуальное образование, когда рядом туристы, и другое — когда рядом милиция и Глаза-и-Уши. Хотя это не просто сексуальное образование, а, наверное, самое высшее… Может, не выгонять?.. Рэднал в сердцах стукнул себя кулаком по колену, злясь на собственную слабость.

До лагеря оставалось уже всего несколько тысяч кыобитов, когда его осел внезапно фыркнул и будто оцепенел на негнущихся ногах. «Землетрясение!» — слово прозвучало одновременно на тартешском и других языках. Почва дрогнула и задрожала. Рэднал с удивлением увидел, что супруги Мартос, не сходя с ослов, прижались друг к другу.

Через несколько сердцебиений (хотя казалось, будто прошли целые десятины) дрожь утихла. И очень вовремя — осел Пеггола вез Менка от испуга лишился последних крох разума и готов был сбросить шефа Глаз-и-Ушей в колючий кустарник. Рэднал перехватил вожжи и успокоил животное.

— Благодарю вас, свободный вез Кробир, — с чувством произнес Пеггол. — Дурацкая ситуация.

— И вы ничуть ее не улучшили, отпустив вожжи, — шепнул гид. — Если бы вы ехали на моторе, бросили бы вы румпель?

— Надеюсь, нет, — ответил Пеггол. — Но если бы я ехал на моторе, он не попытался бы вдруг взбрыкнуть и кинуться в сторону!

Мобли, сын Сопсирка, бросил взгляд на запад, в направлении Барьерных гор.

— Трясло сильнее, чем вчера, — заметил он. — Я боялся, что вот-вот увижу воды Западного океана, низвергающиеся с высоты холки Бога-Льва.

— Как я уже говорил, об этом вряд ли стоит волноваться, — сказал Рэднал. — Землетрясение должно быть чрезвычайно сильным, с эпицентром именно в том месте, где способен нарушиться тектонический баланс горной гряды.

— Ну да, об этом я и думаю! — Мобли, сына Сопсирка, слова гида, похоже, не успокоили.

Рэднал отмел его страхи с небрежной улыбкой. Невольно относишься чуть свысока к человеку, который остро реагирует на привычную тебе опасность. На Двойном континенте часто налетают чудовищные бури; Рэднал не сомневался, что такая буря напугает его до полусмерти, в то время как стекианцы будут вести себя как ни в чем не бывало. Зато тартешцы практически не обращали внимания на легкую дрожь под ногами.

Солнце клонилось к вершинам Барьерных гор. Наконец пики вспороли брюхо золотого шара, и тени в Низине стали казаться длиннее в обагрившихся кровью лучах. Красным засверкали стекло, металл и пластик вертушек, застывших между зданием лагеря и хлевом. Их присутствие вернуло Рэднала к действительности. Интересно, удалось милиции и Глазам-и-Ушам что-нибудь найти?

Те вышли навстречу приближающейся группе. В своих пятнистых мантиях милиционеры практически были не видны, сливаясь с пустынным пейзажем. Глаза-и-Уши с их белыми, золотыми и кожаными нашивками и эмблемами, наоборот, словно хотели быть заметными с Луны.

Лием вез Стернз помахал биологу рукой:

— Ну как, повезло? Пометили убийцу розовой ниткой?

— А вы видите розовую нитку? — Рэднал повернулся к группе и повысил голос: — Надо позаботиться об ослах, они не в состоянии сделать это сами. Расседлаем их, дадим воды и корма, а потом уж займемся собой. — И всем прочим, что здесь происходит, добавил он про себя.

Туристы вели себя тише, чем накануне, — начинала сказываться езда на ослах. Бедняга Пеггол вез Менк двинулся вперед какой-то кривоногой походкой, словно завзятый всадник или жертва рахита.

— А ведь как раз вчера думал не выйти на работу, взять выходной, — трагическим голосом сказал он.

— Лучше бы я так и сделал, тогда ваш вызов принял бы кто-нибудь другой.

— Ну, у вас, наверное, бывают задания и похуже, — отозвался Рэднал, помогая ему расседлать осла. Закатив глаза, Пеггол показал, что подобное просто немыслимо.

На помощь туристам пришли Фер вез Кантал и Жозел вез Глезир. Их глаза возбужденно сверкали под козырьками кепочек.

— Ну, Рэднал вез, мы тебе такое расскажем!.. — начал Фер.

Пеггол хоть и натер себе задницу, но мозги его еще работали. Он рубанул рукой воздух.

— Свободный, оставьте свои новости для более подходящего времени. — Уже спокойным жестом Глаз-и-Ухо указал в сторону галдящей толпы туристов. — Кто-нибудь может услышать то, что ему лучше не знать.

Фер смутился.

— Извините, свободный, вы правы.

— Конечно. — Тон Пеггола ясно давал понять, что он прав всегда. Из-под блестящего козырька кепочки его взгляд обежал помещение, подозрительно ощупывая каждого присутствовавшего. Потом остановился на Рэднале — и мягче не стал.

Лием вез Стернз приветствовал Пеггола: отдав честь (это он делал от силы четыре раз в год), вытянулся, как струна, и взметнул руку вверх, коснувшись кончиком среднего пальца козырька кепочки.

— Примите мои поздравления, свободный! Мы все слышали о безграничных способностях Глаз-и-Ушей Наследственного Тирана, но до сих пор мне не доводилось видеть их в действии. Ваша команда работает великолепно, а то, что они нашли… — В отличие от Фера вез Кантала, Лиему хватило сообразительности на этом остановиться.

Рэднала охватило желание немедленно увести милиционера в пустыню и выведать, что же произошло. Но годы кропотливых научных исследований придали ему выдержки и терпения. Он поужинал, немного попел с туристами, поболтал о землетрясении и увиденном у Горького озера… Потихоньку туристы начали расползаться по спальным мешкам.

Мобли, сын Сопсирка, однако, предложил Рэдналу сыграть партию. Рэднал из вежливости согласился, хотя голова его была занята совсем иным, и он полагал, что коричневокожий из Лиссонленда разнесет его в пух и прах. Либо голова Мобли тоже была занята совсем иным, либо он играл далеко не так сильно, как воображал. Игра превратилась в комедию обоюдных ошибок, и зрители едва удерживались от комментариев. Рэднал в конце концов победил — тупо и без вдохновения.

Бентер вез Мапраб, наблюдавший за партией, вынес короткий вердикт, который мог служить одновременно и некрологом:

— Моргафца вчера убили зря. Видел бы он эту игру, сам бы умер — от стыда. — Старик гордо всккнул голову и удалился к себе в комнату.

— Сыграем как-нибудь позже, когда мысли придут в порядок, — сказал Рэднал Мобли. Тот мрачно кивнул.

К тому времени никого из туристов, кроме Мобли, в гостиной не осталось. Убрав доску и фигуры, биолог сел рядом с Лиемом вез Стернзом, а не за стол напротив лиссонесца. Мобли отказался понять намек. Наконец Рэдналу пришлось взять носорога за рог:

— Простите меня, свободный, нам надо кое-что обсудить.

— Не обращайте на меня внимания! — бодро ответил лиссонесец. — Надеюсь, я вам не мешаю. А мне страшно интересно, как вы, тартешцы, ведете расследование. Может, сумею рассказать своему принцу что-нибудь полезное.

Рэднал шумно выдохнул через нос и, тщательно подбирая слова, сказал:

— Свободный вез Сопсирк, вы являетесь объектом расследования. Если уж изъясняться без обиняков, есть вещи, которые вам лучше не слышать.

— У нас есть другие, более важные темы для обсуждения, — вставил Пеггол вез Менк. — Учтите, свободный, вы находитесь не во владениях своего принца.

— Мне и в голову не приходило, что вы способны меня подозревать, — сказал Мобли. — Я-то знаю, что невиновен, и полагал, что вы тоже знаете… Попробую, пожалуй, подкатить к этим крепалганским девицам; Рэдналу, очевидно, они сегодня не понадобятся.

— Они? — Пеггол поднял бровь.

Уши Рэднала покраснели так, что это было заметно даже несмотря на покрывавший их пушок. К счастью, он сумел ответить вопросом на вопрос:

— Что может быть важнее, чем расследование убийства Дохнора из Келлефа?

Пеггол обвел взглядом двери в спальные комнаты, словно прикидывая, кто из туристов симулирует сон.

— Почему бы нам не прогуляться по холодку? Подкомандир вез Стериэ пойдет с нами; он провел в лагере весь день и сможет рассказать, что видел, — вдруг я забуду что-нибудь упомянуть.

— Прогуляемся, — кивнул Рэднал, недоумевая, каким образом Пеггол вез Менк отыщет прохладу в Котлован-Парке. В пустынях, расположенных выше уровня моря, после захода солнца воздух быстро остывает, но в Низине все не так.

И все же в ночной тиши действительно казалось прохладнее. Рэднал, Пеггол и Лием молча отошли на несколько сотен кьюбитов от лагеря, и только тогда милиционер сказал:

— Коллеги свободного вез Менка среди вещей моргафца обнаружили микрочитатель.

— Во имя богов! — воскликнул Рэднал. — Где? Как он был спрятан?

— Под видом рисовального угля. — Лием покачал головой. — Я думал, что знаю все уловки, но это что-то новенькое. Теперь мы утрем нос их представителю, если он поднимет шум по поводу гибели моргафского гражданина. Но даже этот факт — пустяк по сравнению с тем, что мы нашли в читателе.

Рэднал обомлел.

— Избежать войны с Моргафом — пустяк?!

— Да, свободный вез Кробир, — ответил Пеггол.

— Помните сегодняшнее землетрясение…

— Да, а вчера было еще одно, послабее, — перебил его Рэднал. — Здесь, внизу, трясет постоянно. Никто, кроме туристов вроде Мобли, сына Сопсирка, не обращает на это внимания. Укрепи свой дом — и продолжай заниматься делами.

— Разумно, — кивнул Пеггол. — Как правило, разумно. Только не здесь и не сейчас.

— Почему?

— Если то, что мы нашли в микрочитателе, правда — а когда имеешь дело с Моргафом, во всем приходится сомневаться, — то кое-кто пытается устроить землетрясение.

Рэднал нахмурился так, что его тяжелые брови сомкнулись над переносицей.

— Не понимаю, о чем вы говорите.

Лием вез Стериэ обратился к шефу Глаз-и-Ушей:

— Вы позволите, свободный?.. — и, когда тот кивнул, продолжал: — Видишь ли, Рэднал вез, долгие годы кто-то тайком провозил в Котлован-Парк составные части звездной бомбы.

Гид изумленно уставился на своего товарища.

— Но это безумие! Уж если бы в Тартеш контрабандой протащили звездную бомбу, ее заложили бы возле дворца Наследственного Тирана, а не здесь! Чего же добиваются наши враги — взорвать последнее большое стадо безгорбых верблюдов?

— У них на уме кое-что посерьезнее, — ответил Лием. — Понимаешь, бомба заложена в одной из сейсмически слабых точек возле Барьерных гор.

Голова милиционера повернулась на запад, в сторону черных зубцов гор, которые отгораживали Западный океан!

Ночной воздух был сух и раскален, но на спине и под мышками Рэднала выступил холодный пот.

— Взорвать гряду!.. Я не геолог — это возможно?

— Я тоже не геолог и уж точно не бог, поэтому не знаю, — ответил Лием. — Скажу тебе одно: моргафцы считают, что возможно.

Пеггол вез Менк кашлянул.

— Наследственный Тиран не поощряет подобные исследования — на случай, если положительный ответ попадет в чужие руки. Поэтому наши знания в этой области ограниченны. Тем не менее такой вывод, очевидно, не исключен.

— Коллеги свободного связались по радиофону с известным благонадежным геологом, — продолжал Лием. — Ему передали содержимое микрочитателя — в качестве теоретического упражнения. Когда бедняга проверил данные, то от страха чуть не обмочил мантию.

— Могу себе представить. — Рэднал тоже повернулся в сторону Барьерных гор. Как там выразился Мобли — «…низвергающиеся с высоты холки Йога-Льва»? Если горы рухнут, волна может дойти и до Крепалги, неся за собой смерть и разрушения. Последствия этого просто невообразимы… Его голос дрогнул, когда он набрался сил спросить: — Что будем делать?

— Хороший вопрос, — невозмутимо отозвался Пеггол. — Мы не знаем, действительно ли готовится взрыв, кто заложил бомбу, куда и на какое время. А в остальном все совершенно ясно.

— Жаль, что не все туристы тартешцы, — жестко проговорил Лием. — Мы бы допрашивали их до тех пор, пока не добились бы правды.

Тартешское правосудие отличалось скорее прагматизмом, нежели милосердием, и его методы, примененные к иностранцам, могли бы сильно осложнить дипломатические отношения.

— Мы и собственных-то граждан не можем как следует допросить, — сказал Рэднал. — Не забудь, одна из туристок Тогло вез Памдал.

— A-а, черт! — скривился Лием. — Но она как раз вне подозрений. Зачем пытаться уничтожить страну, где правит твой родственник? Глупо!

— Я ее не подозреваю, — ответил гид. — Я хочу лишь подчеркнуть, что в данном случае мы можем надеяться только на собственные головы; грубая сила нам не поможет.

— Я подозреваю всех, — произнес Пеггол вез Менк столь обыденно, как говорят обычно: «Сегодня вечером довольно жарко». — Между прочим, не верю я и данным обыска вещей Дохнора. Не исключено, что нам намеренно подбросили кое-какие «улики», чтобы мы бросились допрашивать иностранных туристов и испортили дипломатические отношения с определенными государствами. Коварство моргафцев не знает границ.

— Конечно, свободный, но вправе ли мы рассчитывать на то, что это всего лишь коварство, а не реальная угроза? — спросил Лием.

— Если вы имеете в виду, имеем ли мы право игнорировать опасность, — разумеется, нет, — ответил Пеггол. — Хотя, повторяю, не исключено, что это двойная игра.

— Неужели моргафцы убьют своего собственного агента, лишь бы ввести нас в заблуждение? — заметил Рэднал. — Будь Дохнор жив, мы бы и понятия не имели о готовящейся диверсии.

— Они способны на все, — отрезал Пеггол.

Рэднал подумал, что Глаз-и-Ухо заподозрит кражу солнца, если утро выдастся пасмурным. Собственно, Глаза-и-Уши для того и существовали, однако Пеггол не становился от этого более приятным компаньоном.

— Так как мы не можем начать тщательный допрос, что же нам делать утром? — поинтересовался гид.

— Продолжать тур. Если преступник сделает малейший промах, тогда уже у нас будут все основания применить более решительные меры.

— Предвижу одну проблему, свободный вез Менк… — начал Рэднал.

— Зовите меня Пеггол вез, — перебил его Глаз-и-Ухо. — Мы вместе вляпались в это дерьмо, поэтому давайте без формальностей…

— Рано или поздно, Пеггол вез, туристы захотят отправиться на запад, к Барьерным горам, — то есть в сейсмически неустойчивый район. Если в ходе подготовки диверсии требуется внести какие-то завершающие штрихи, мы дадим врагу великолепный шанс.

— Когда вы собираетесь туда? — спросил Глаз-и-Ухо совсем мрачным голосом.

— Поход в западную оконечность Парка намечен в маршрутном графике на завтра. Я мог бы отложить, но…

— Понимаю. Это предупредит злоумышленника о том, что нам что-то известно. Да… — Пеггол пощипал себя за нижнюю губу. — И все равно, наверное, вам следует внести в график изменения, Рэднал вез. Уж лучше предупредить врага, чем просто развязать ему руки.

— Свободный вез Менк… — начал Лием.

— То, что я сказал Рэдналу, относится и к вам, — перебил его Глаз-и-Ухо.

— Хорошо, Пеггол вез. Как моргафец мог узнать о готовящемся заговоре, если нам ничего не было известно? Не хочу вас обидеть, но дело касается и лично меня. — Лием махнул в сторону Барьерных гор, внезапно ставших невысокими и хрупкими.

— Вопрос естественный, и обижаться не на что. Я вижу два возможных ответа, — сказал Пеггол. (Рэднал невольно подумал, что Глаз-и-Ухо видит по меньшей мере два возможных ответа на любой вопрос). — Либо Моргаф организовал типичную провокацию, чтобы испортить наши отношения с соседями, либо те, кто задумал эту чудовищную диверсию, обратились к моргафцам с предложением сообща добить нас после катастрофы.

И то, и другое было логично. Оставалось только гадать, что, понятно, было занятием неблагодарным, и поэтому Рэднал сменил тему:

— Так как сейчас мы ничего сделать не можем, не пойти ли нам спать? Утром я объявлю группе, что идем не на запад, а на восток. Это тоже интересная экскурсия. Она…

Пеггол поднял руку:

— Зачем рассказывать, если я завтра все увижу сам? — Поморщившись, он переступил с ноги на ногу. — Седло и седалище — больные темы для меня. От натертых ягодиц можно умереть?

— Никогда о таком не слышал. — Рэднал подавил улыбку.

— Наверное, я буду первым и попаду во все учебники медицины. — Пеггол потер затронутые места. — А завтра опять на ослах? Ужас!

— Если мы скоро не ляжем, то завтра оба будем дремать в седле. — Гид зевнул. — Я уж боялся, что Мобли никогда не уйдет к себе.

— Должно быть, ты ему нравишься, Рэднал, — проворковал Лием, пародируя обращение лиссо-несца.

— Проваливай к ночным дьяволам!

Рэднал замолчал, ожидая шуточек по поводу Лофосы и Эвилии, однако милиционер, видимо, решил не касаться больной темы. Интересно, какие новые идеи осенили неугомонных девиц из Крепал-ганского Единства? Лучше бы сегодня они не приходили и оставили его в покое — ему действительно нужно хорошенько выспаться. Потом новая мысль возникла в голове биолога: когда совокуплению предпочитаешь сон, не значит ли это, что ты стареешь?

Вместе с Пегголом и Лиемом он вернулся в лагерь. Дежуривший Глаз-и-Ухо шепотом доложил: все спокойно.

Рэднал невольно прислушался к тому, что происходит за дверями Эвилии и Лофосы, потом Мобли. Никаких стонов или скрипов ниоткуда не доносилось. Любопытно: Мобли вообще не подъезжал к девушкам или они его отшили?

Снова зевнув, Рэднал. пошел к себе, снял сандалии и пояс и лег. Наполненный воздухом спальный мешок ласково вздохнул, словно любовница.

Глаза Рэднала смежились, и, сам того не заметив, он задремал.

Разбудило его постукивание: «тук-тук-тук!» — так птичка-коприт приветствовала с крыши зарю. Понадобилось несколько сердцебиений, чтобы полностью проснуться, сообразить, что он все-таки спал, и вспомнить, что предстоит сделать сегодня утром.

Гид надел сандалии, повязал пояс и вышел в гостиную. Милиционеры и Глаза-и-Уши почти все уже бодрствовали, но не Пеггол. У Рэднала еще мелькнула мысль: можно ли использовать храп как средство шантажа?

— За ночь никого не убили, — произнес Лием вез Стериз.

— Рад это слышать, — отозвался Рэднал иронично и в то же время искренне.

Из своей комнатки вышла Лофоса — очевидно, в традиционном крепалганском спальном наряде: как мать родила, хотя и с безупречно уложенной прической. А еще она сделала что-то с глазами, отчего они стали казаться еще больше и ярче. Все мужчины разом повернулись в ее сторону.

Лофоса ослепительно улыбнулась Рэдналу и серебряным голоском пропела:

— Надеюсь, вы не очень без нас скучали, свободный вез Кробир. Наверняка мы бы славно провели время, но день вчера выдался слишком тяжелый.

Прежде чем гид смог ответить (а ему требовалось время, чтобы прийти в себя), девушка безмятежно вышла, направляясь в туалет.

Рэднал уставился на свои сандалии, боясь встретиться с кем-нибудь взглядом. В комнате приглушенно закашляли — никто не знал, что тут можно сказать. Наконец заговорил Лием:

— Похоже, вы знакомы достаточно близко…

— Ну, — выдавил из себя биолог.

В физическом плане они были достаточно близки, чтобы девушка обращалась к нему и без «вез». И тартешским она владела достаточно хорошо, чтобы это понимать. Лофоса ухитрилась привести его в еще большее замешательство, предваряя формальным обращением столь интимную фразу. Более дурацкое положение трудно себе представить.

Из своей комнаты вышла Эвилия, тоже обнаженная. В отличие от подруги, она не стала болтать с Рэдналом, а направилась сразу в туалет. Девушки встретились за жиролетами, обменялись парой фраз и пошли каждая своим путем.

Тогло вез Памдал появилась в гостиной, когда Лофоса вернулась с улицы. Лофоса вызывающе посмотрела на широкобровую, словно напрашивалась на оскорбление. Многие тартешцы, особенно женщины, не замедлили бы съязвить по поводу такого бесстыдства, но Тогло лишь промолвила:

— Надеюсь, вы спали спокойно, свободная?

Таким тоном можно разговаривать с соседкой, которую не слишком хорошо знаешь, нонет оснований недолюбливать.

— Да, спасибо. — Лофоса опустила глаза, поняв, что ее выставленные напоказ прелести никакой реакции не вызывают.

— Рада это слышать, — мило улыбаясь, продолжила Тогло. — Неприятно, должно быть, простудиться на отдыхе.

Лофоса сделала было шаг вперед, затем дернулась, будто ее укололи булавкой. Тогло уже повернулась, чтобы поздороваться с остальными. На сердцебиение-другое Лофоса ощерила зубы, точно пещерный кот, потом прошла к себе в комнату.

— Полагаю, я не обидела ее… слишком сильно? — сказала Тогло Рэдналу.

— По-моему, вы вели себя, как настоящий дипломат, — ответил он.

— Ну, учитывая положение дел в мире, я не уверена, что это комплимент.

Рэднал промолчал. Учитывая то, что стало ему известно накануне, положение дел в мире гораздо хуже, чем представляла себе Тогло.

Его собственные дипломатические способности были использованы полностью, когда после завтрака пришлось объяснять группе, почему они отправятся не на запад, а на восток.

— Я нахожу изменение плана весьма неприятным, да. — На смуглое лунообразное лицо Голобола легло скорбное выражение.

Бентер вез Мапраб, разумеется, его поддержал.

— Безобразие! — вспыхнул он. — Растительный покров вблизи Барьерных гор куда богаче, чем на востоке!

— Мне, по сути, все равно, куда идти, — сказала Тогло вез Памдал. — Насколько я понимаю, везде хватает интересных мест. Но хотелось бы знать, чем вызвано подобное изменение планов.

— Вот именно! — вставил Мобли, сын Сопсирка.

— Что вы пытаетесь утаить?

Все туристы заговорили разом, а чета Мартос, естественно, заголосила. В поднявшемся гвалте Рэднал четко определил свою реакцию на слова лиссонесца: у него возникло желание, чтобы Низина была куда глубже — до раскаленного земного ядра; он бы столкнул туда наглеца!

Пеггол вез Менк хлопнул ладонью по столу, рядом с которым умер Дохнор из Келлефа, и в наступившей тишине медленно произнес:

— Свободный вез Кробир изменил план осмотра Котлован-Парка по моему предложению. Это продиктовано ходом расследования убийства и сделано в интересах Тартеша.

— Это нам ни о чем нам не говорит! — Теперь, похоже, Голобол был сердит, а не просто расстроен неожиданным изменением планов.

— Если я скажу вам все, что вы хотите знать, услышит и тот, кому это слышать не следует, — произнес Пеггол.

— Подумаешь! — возмущенно фыркнул Голобол.

— Вы, Глаза-и-Уши, наверное, считаете себя маленькими оловянными полубогами, — вставил Эльтзак вез Мартос.

Однако большинство туристов заявление Пеггола успокоило. С появлением звездной бомбы государства с еще большим рвением оберегали друг от друга свои секреты. По мнению Рэднала, это напоминало поведение человека, который начинал тревожиться о пещерном коте после того как тот задрал козу. Впрочем, кто знает? Может, и звездная бомба — не самая страшная вещь на свете.

— Обещаю: я расскажу вам все при первой возможности, — произнес он и удостоился тяжелого взгляда Пеггола вез Менка. Пеггол, дай ему волю, и собственного имени никому не открыл бы.

— Так что же все-таки происходит? — повторила Тогло.

По большому счету, Рэднал и сам этого толком не понимал, поэтому, выдержав многозначительную паузу, лишь промолвил:

— Чем дольше мы препираемся, тем меньше остается времени на осмотр достопримечательностей — в какую бы сторону мы ни отправились.

— Логично, — сказала Эвилия. Ни она, ни Лофоса не возражали против изменения маршрута.

Рэднал оглядел группу — лица туристов выражали скорее безнадежную покорность, чем недовольство.

— Теперь, свободные, давайте пойдем к стойлам, — сказал гид. — В восточной части Парка нам предстоит увидеть много интересного — и услышать тоже. Например, Убежище Ночных Демонов.

— Отлично! — Тогло вез Памдал захлопала в ладоши. — Когда я была здесь в прошлый раз, шел дождь, и гид нас туда не повел, опасаясь наводнения. А я хотела увидеть Убежище с тех пор как. прочитала книгу Хикаг вез Гинфер.

— Вы имеете в виду «Камни судьбы»? — Мнение Рэднала о вкусе Тогло изменилось в худшую сторону.

Стараясь оставаться вежливым, он произнес: — я могу сказать, что там верно описан антураж.

— О, по-моему, эта вещица — полная чушь! — махнула рукой Тогло. — Но мы с Хикаг вместе ходили в школу и с тех пор дружим, так что приходится читать всю ее писанину. А она так показала Убежище Ночных Демонов!.. Уж не знаю, есть ли там хоть дуновение истины.

— Дуновение, может, и есть — слабое-слабое, — уступил Рэднал.

— Я тоже читала, — вставила Носко вез Мартос.

— Очень увлекательно.

— Наш гид считает, что это дрянь, — немедленно отреагировал ее муж.

— Ну, такого я не говорил, — заметил Рэднал, но никто из Мартосов его словно и не услышал.

— Ладно вам про дуновения! — заявил Бентер вез Мартос. — Идем так идем.

— Как скажете, свободный. — Хорошо бы в Убежище Ночных Демонов в самом деле обитали эти злобные твари, подумал Рэдаал. Тогда, если повезет, они бы утащили Бентера в свои камни, и никто в группе его бы больше не увидел — и не услышал. Увы, такие приятные случаи происходят только в романах.

Туристы понемногу осваивались. Даже Пеггол выглядел уже не так несуразно на спине осла, как вчера. Отъехав от лагеря, Рэднал обернулся и увидел, как милиция и Глаза-и-Уши продвигаются к хлеву, намереваясь их снова тщательнейшим образом осмотреть. Потом он заставил себя забыть о расследовании убийства и вспомнить об обязанностях гида.

— Поскольку мы выехали довольно рано, нам, возможно, посчастливится увидеть мелких рептилий и млекопитающих, которые прячутся в разгар жары. Большинство…

Впереди неожиданно взметнулся фонтанчик песка. Рэднал замолчал и спешился.

— Клянусь богами, кажется это сцинк-широконосик.

— Что?

Рэднал уже привык к удивленному хору голосов, неизменно сопровождавшему его рассказ о редких обитателях Низины.

— Сцинк-широконосик, — повторил он и нагнулся.

Да, верно, вот приманка. А теперь — пятьдесят на пятьдесят, как повезет. Ухватит за хвост — ящерица просто сбросит этот придаток и убежит. А ухватит за шею…

Есть! Ящерица билась в руке, как кусок обезумевшей резины, пытаясь вырваться. При этом она опорожнила кишечник. Лофоса с отвращением фыркнула.

Через тридцать или сорок сердцебиений сцинк сдался и замер. Рэднал показал рептилию длиной с ладонь обступившим его туристам.

— Сцинки обитают по всему миру и широко распространены, но широконосик — довольно любопытная зверюшка. Его можно назвать сухопутным родственником морского черта. Посмотрите.

— Он постучал по мясистому оранжевому наросту в конце спинного хребта. — Ящерица зарывается в песок, выставив наружу только эту приманку и кончик носа. Особая мышечная система позволяет длинным ребрам изгибаться, казалось бы, самым невероятным образом. Когда насекомое «клюет» на приманку, широконосик кидает в него комочками земли или песка, а потом изворачивается и… Прекрасное создание!

— В жизни не видел ничего уродливей! — заявил Мобли, сын Сопсирка.

Ящерице было все равно, что о ней говорят. Она уставилась на зрителей черными глазками-бусинка-ми. Если этот вид протянет еще несколько миллионов лет (если Низина протянет еще несколько месяцев, нервно подумал Рэднал), ее далекие потомки вовсе утратят зрение, подобно другим ведущим подземный образ жизни сцинкам.

Рэднал отошел от тропы и опустил ящерицу на землю. Она молниеносно засеменила прочь, словно скользя на своих коротких лапках, и через сердцебиение слилась с почвой. Только ярко-оранжевая приманка выдавала ее присутствие.

— А какие-нибудь твари покрупнее не ловят самих сцинков на их приманку? — спросила Эвилия.

— Вы совершенно правы, — ответил биолог. — Коприт, например, не прочь отправить ящерицу в свою кладовую на кусте терновника. Большеухие ночелицы тоже едят сцинков, но они, практически слепые, охотятся по запаху.

— Надеюсь, меня коприт не схватит! — засмеялась Эвилия. Она и Лофоса щеголяли в красно-оранжевых туниках — почти такого же оттенка, что и приманка сцинка — с двумя рядами крупных золотых пуговиц, на груди вызывающе алели пластиковые бусы с золотыми застежками.

Рэднал улыбнулся.

— Да, полагаю, вам это не грозит. Теперь давайте продолжим… Подождите-ка, а где свободный вез Мапраб?

Буквально через несколько сердцебиений пожилой широкобровый вышел из-за густого терновника, на ходу надевая ремень.

— Прощу прощения за задержку — зов природы, понимаете ли, а мы все равно вроде остановились.

— Я просто не хотел вас потерять, свободный. — Рэднал проследил, как турист садится на осла. Это первый раз, когда Бентер извинился. Может, ему нехорошо?

Группа медленно двигалась на восток. Вскоре люди устали и начали капризничать.

— В вашем Парке все так однообразно, одно место похоже на другое как две капли воды, — надула губки Лофоса.

— Вот именно, когда мы увидим что-нибудь новое? — поддакнул Мобли, сын Сопсирка. Рэднал подозревал, что лиссонесец согласился бы с Лофосой, даже если бы та заявила, что небо розовое. — Здесь жарко, сухо и голо. А эти колючие кусты мне уже надоели!

— Свободный, если вам угодно лазать по горам и кататься в снегу, надо было ехать куда-нибудь в другое место, — сухо ответил гид. — Низина вам такого удовольствия не доставит. Но горы и снег есть по всему свету, а Котлован-Парк уникален. Если же вам кажется, что местные окрестности похожи на то, что мы видели вчера у Соленого озера, свободный, свободная, — он взглянул на Лофосу, — то уверяю вас, вы оба ошибаетесь.

— Ошибаются, ошибаются, — вставил Бентер вез Мапраб. — Здесь совсем иная растительность. Отметьте более широкие листья, олеан…

— Растения они и есть растения, — отрезала Лофоса.

Бентер поднес руку к голове в жесте ужаса и смятения. Рэднал ожидал, что старик вот-вот разразится очередной желчной речью, однако он лишь пробормотал что-то и успокоился.

Примерно через четверть десятины гид привлек внимание группы к серому пятнышку на восточном горизонте:

— Убежище Ночных Демонов. Даю вам слово, что ничего подобного вы еще не видели.

— Надеюсь, это будет интересно, о да, — сказал Голобол.

— Я просто обожаю то место, где демоны выходят на закате и кровь капает с их когтей! — с чувством произнесла Носко вез Мартос.

Рэднал вздохнул.

— «Камни судьбы», свободная, всего-навсего триллер. Никакие демоны не живут в Убежище и, естественно, не выходят оттуда ни на закате, ни в любое другое время. Я провел там ночь в спальном мешке, а поглядите-ка — цел и здоров, и кровь моя при мне.

Носко скорчила гримасу, явно предпочитая мелодраму реальности. Выйдя замуж за Эльтзака, она вряд ли могла питать теплые чувства к окружающей ее реальности.

Убежище Ночных Демонов представляло собой груду серого гранита, на сотню кьюбитов возвышающуюся над ровной поверхностью Низины. В лучах безжалостного солнца отверстия всевозможных размеров, испещрявшие гранит, казались Рэдналу глазницами черепов, повернувшихся в его сторону.

— Похоже, в некоторые отверстия можно пролезть, — заметил Пеггол вез Менк. — Их не исследовали?

— Исследовали многократно, — ответил гид. — Мы, однако, не поощряем это, ибо, хотя никто пока не нашел ни одного ночного демона, там полно гадюк и скорпионов. И огромные скопления летучих мышей! Должно быть, эта картина — полчища летучих мышей, устремляющихся в сумерках на охоту за насекомыми, — во многом и породила легенды про Убежище.

— Летучие мыши есть повсюду, — возразила Носко. — А Убежище Ночных Демонов одно, потому что…

Неожиданно набрал силу ветер, ранее едва ощущавшийся, и поднял с земли пыль. Рэднал схватился за кепочку; из множества глоток Убежища Ночных Демонов исторгся утробный вой — до того мрачный и глухой, что волосы на его теле едва не стали дыбом.

Носко пришла в экстаз.

— Вот! — воскликнула она. — Крик не знающих смерти демонов, которые жаждут вырваться на свободу и поработить весь мир!

Рэднал вспомнил про звездную бомбу, возможно, заложенную у Барьерных гор, и подумал об ужасах куда худших, нежели все демоны вместе взятые.

— Вы, конечно, знаете, что это всего лишь ветер играет на плохо настроенной лютне. Под напором ветра и песка более мягкие породы разрушились, таким образом возникли отверстия, а гуляющие в них струи воздуха порождают те самые дикие звуки, которые мы только что слышали.

Носко вез Мартос раздраженно хмыкнула.

— Если есть боги, то почему не может быть демонов?

— Об этом поговорите лучше со священником, а не со мной. — Рэднал мог призвать в сердцах богов Тартеша, но, как и большинство образованных людей его поколения, иного применения им не видел.

— Видите ли, свободная, — сказал Пеггол вез Менк, — вопрос существования ночных демонов не обязательно связан напрямую с вопросом, обретаются ли они в Убежище Ночных Демонов. Правда, если демоны вообще не существуют, то вряд ли мы найдем их здесь.

Мясистое лицо Носко исказил гнев, и все же она понимала, что Глаз-и-Ухо лучше не раздражать. Поэтому она повернулась и заорала на Эльтзака. Тот, разумеется, немедленно ей ответил.

Ветер крутил пыльные смерчи и бросал в лица кусочки почвы, Убежище продолжало выть и стенать, щелкали камеры туристов.

— Жаль, что я не взяла записыватель, — сказала Тогло вез Памдал. — Самое интересное здесь не то, как выглядят эти пещеры, а как они звучат.

— Запись Убежища Ночных Демонов во время бури можно купить в сувенирном магазине возле входа в Котлован-Парк.

— Благодарю вас, Рэднал вез, пожалуй, я так и сделаю на обратном пути. Хотя приятнее было бы, конечно, записать то, что я слышала собственными ушами. — Взгляд Тогло мимолетно скользнул по продолжающим ругаться супругам Мартос. — Ну, по крайней мере, кое-что из того, что я слышала.

— Убежище Ночных Демонов находилось, вроде бы, на дне моря? — спросила Эвилия.

— Верно. — И снова может там оказаться, подумал Рэднал. Он представил себе, как в отверстия древних гранитных глыб заглядывают рыбы и забираются крабы в поисках останков змей и песчаных крыс. Картина как живая стала перед его глазами, яркая и красочная… Дурной знак — выходит, нависшую угрозу он воспринимал слишком серьезно.

Биолог настолько погрузился в свои мысли, что не сразу заметил воцарившееся молчание. А очнувшись, завертел головой, пытаясь понять, что происходит.

На склоне Убежища стоял, замерев, как изваяние, пещерный кот.

Он, должно быть, спал в какой-нибудь щели, пока его не разбудили крики. Кот зевнул, показав желтые клыки и розовый язык. Потом вновь посмотрел на туристов холодными янтарными глазами, словно прикидывая, с каким соусом их лучше съесть.

— Давайте отойдем назад, — тихо произнес Рэднал. — Ни к чему, чтобы он решил, будто мы ему угрожаем.

Если пещерный кот нападет, выстрел из ручной пушки ранит зверя (если, конечно, посчастливится попасть), однако никак не убьет. И все же Рэднал незаметно открыл клапан седельной сумки.

На этот раз все туристы сделали так, как было сказано. Вид огромного хищника пробудил в сердцах страх, восходивший к тем дням, когда люди только учились ходить прямо.

— А других здесь нет? — спросил Мобли, сын Сопсирка. — У нас в Лиссонленде львы живут в прайдах.

— Нет, пещерные коты по природе своей одиночки и собираются вместе только в брачный сезон, — ответят гид. — У них и львов общие предки, но повадки совсем разные. В Низине нет больших стад животных, чтобы охотиться на них сообща.

Рэднал уже решил было, что пещерный кот собирается снова лечь спать, как тот сорвался с места. Длинная серо-бурая грива волной мелькнула в воздухе, когда хищник прыжком метнулся со склона Убежища. Биолог выхватил из сумки свою ручную пушку и еще успел заметить такую же в руке Пеггола вез Менка.

Но хищник бросился прочь от группы. Через сердцебиение его сероватая шкура уже почти слилась с песком. Яростно защелкали камеры. Потом зверь исчез.

— Какой красивый… — выдохнула Тогло вез Памдал и, помолчав немного, спросила уже более практично: — Где он находит воду?

— Ему много не надо, Тогло вез. Как и все обитатели Низины, пещерный кот обходится практически тем, что получает с телом жертвы. Кроме того, — гид указал на север, — в холмах есть несколько крошечных ручьев. В дни, когда охота на пещерных котов разрешалась, проще всего было найти такой источник и там залечь в засаде, ожидая, когда хищник придет на водопой.

— Какая жестокость! — воскликнула Тогло.

— С нашей точки зрения, безусловно, — кивнул Рэднал. — Но встаньте на место человека, у которого пещерный кот перебил стадо или унес ребенка. Нельзя судить по нашим меркам.

— Величайшая разница между прошлым и настоящим заключается в том, что мы, ныне живущие, способны творить зло в гораздо больших масштабах, — сказал Пеггол вез Менк. Возможно, он думал о звездной бомбе. Впрочем, в недавней истории имелось столько примеров злодеяний, что трудно было с ним не согласиться.

— Ну, свободный вез Кробир, — сказал Эльтзак вез Мартос, — я должен признать, что ради такого стоило платить за поездку в Котлован-Парк.

Рэднал просиял — уж от кого он меньше всего ожидал доброго слова, так это от Эльтзака. Затем вступила Носко:

— Но еще лучше было бы, если бы пещерный кот помчался на нас и пришлось бы в него стрелять.

— Верно, — кивнул Эльтзак. — Заснять бы такое!

«Неужели они соглашаются друг с другом, только когда оба не правы?» — подумал Рэднал.

— При всем к вам уважении лично я рад, что зверь предпочел ретироваться, — сказал он. — Я не хотел бы убивать столь редкое животное.

Вновь поднялся ветер, и Убежище Ночных Демонов отозвалось душераздирающим воем. Рэднал представил себе, каково слышать эти звуки невежественному охотнику. И все же глупо судить по меркам прошлого, когда настоящее многое освещает ярким светом. Если Носко верит в ночных демонов лишь потому, что прочитала о них в приключенческой книжонке, значит, боги обделили ее и тем крохотным разумом, который даровали сцинку-широконосику. Рэднал улыбнулся — вообще-то, похоже, сцинк и в самом деле смышленее ее.

— Пещерный кот убежал в одну сторону, а мы направимся в другую, — наконец сказал гид. — Держитесь вместе, не разбредайтесь. По мне, если кто по собственной воле отобьется, тому и быть съеденным.

Уговаривать туристов не пришлось — их ослы едва не наступали друг другу на ноги.

По мнению Рэднала, западная сторона Убежища Ночных Демонов ничем, в сущности, от восточной не отличалась. Но он-то здесь бывал десятки раз. Трудно винить туристов за то, что они хотят увидеть как можно больше.

— Здесь тоже нет демонов, Носко, — ядовито промолвил Эльтзак вез Мартос. Его супруга надменно вздернула голову.

Любопытно, почему они не разводятся, размышлял Рэднал. А еще любопытней, как их угораздило пожениться! Давление родственных кланов? Да нет, вряд ли. Ну а почему он сам продолжает торговаться из-за цены, выставленной отцом Велло вез Патун? Это обеспеченный почтенный род, нижний эшелон аристократии, отличный плацдарм для энергичного разночинца. И Велло недурна… просто он к ней совершенно безразличен. Если ей вздумается прочесть «Камни судьбы», то она, скорее всего, будет книгой довольна. Это Рэднала тревожило. Не придется ли ему заводить любовницу только для того, чтобы отвести душу за разговором? В конце концов, кажется, у Пеггола наложница есть. Ну и что, он счастлив? Сомнительно. Пеггол вообще, похоже, получает своего рода извращенное удовольствие от того, что не получает удовольствия ни от чего.

Мысли о Велло заставили Рэднала вспомнить о ночи с Эвилией и Лофосой. Нет, жениться на женщине, чье тело — ее единственное достоинство, он не хочет. Но с другой стороны, вряд ли брак получится прочным, если тело жены совсем не будет его привлекать. Что ему нужно, так это…

Рэднал фыркнул. Что мне нужно, так это богиню во плоти, которая сойдет с небес и влюбится в меня… если, конечно, самим фактом своей божественности она не уничтожит мою веру в собственные силы. Найти такую невесту — особенно за цену, которую он мог себе позволить, — весьма маловероятно. Может, Велло в конце концов и подойдет.

— Мы будем возвращаться тем же маршрутом? — спросила Тогло вез Памдал.

— Не хотелось бы, — ответил Рэднал. — Я планирую удалиться на юг и дать вам возможность посмотреть местность, которую вы еще не видели.

— Он не смог удержаться от искушения и добавил:

— Каким бы однообразным ни находили здесь все некоторые люди.

— Если вы имеете в виду меня, Рэднал, — с невинным видом сказал Мобли, сын Сопсирка, — то я, напротив, сторонник всего нового. Просто здесь ничего такого я не вижу.

— Хм-м, — покачала головой Тогло, — а мне нравится. Я с удовольствием наконец посмотрела — и послушала — Убежище Ночных Демонов. Теперь понятно, почему наши предки считали, что там обитают кошмарные создания.

— Несколько сотен сердцебиений назад я как раз об этом и думал, — сказал Рэднал.

— Какое чудесное совпадение! — Лицо девушки осветила улыбка. Но, к сожалению, она тут же помрачнела: — Поездка была бы еще приятней, если бы Дохнор из Келлефа был жив.

— Да, — кивнул Рэднал.

Черт возьми, нельзя же подозревать всех и вся! Кто же все-таки свернул ему шею? Его подозрения пали даже на чету Мартос, которых ранее он не брал в расчет, как органически не способных убить кого-либо тихо. Но что если их безумные крики и ссоры лишь скрывают злой умысел?

Рэднал рассмеялся — сухо и надтреснуто, как Пеггол вез Менк. Он не мог в это поверить. Кроме того, Носко и Эльтзак были тартешцами, неужели они захотят уничтожить свою страну? Или им достаточно много заплатили?..

Носко обернулась на Убежище Ночных Демонов как раз в тот момент, когда в одно из отверстий влетел коприт.

— Демон! Я видела ночного демона! — взвыла она.

Рэднал снова рассмеялся. Если Носко шпион и диверсант, то он — безгорбый верблюд.

— Поехали, пора возвращаться.

Выполняя свое обещание, гид повел своих подопечных в лагерь другим путем. Мобли, сын Сопсирка, остался безучастен к окрестностям.

— Кругом одно и то же.

— Чушь! — заявил Бентер вез Мапраб. — Растительность иная.

— А по мне все одно, — упрямо повторил Мобли.

— Свободный вез Мапраб, судя по вашему интересу к флоре, вы ботаник? — поинтересовался Рэднал.

— Спаси меня боги! — визгливо хохотнул Бентер.

— До выхода на пенсию я руководил сетью цветочных магазинов.

— А, понятно. — С таким практическим опытом Бентер мог узнать о растениях ничуть не меньше, чем любой ботаник-исследователь.

Через четверть десятины Бентер остановил своего осла и вновь удалился за кустарник.

— Извините, что задерживаю, — сказал он, вернувшись, — почки уже не те.

Эльтзак вез Мартос фыркнул:

— Не беспокойтесь, Бентер вез. Вы человек бывалый и знаете, как поливать растения! Ха-ха-ха!

— А вы еще больший осел, чем тот, на котором едете! — огрызнулся Бентер.

— Свободные, пожалуйста! — Рэднал успокоил бранящиеся и развел в разные концы цепочки туристов. Если они бросятся друг на друга через три сердцебиения после того как выйдут за пределы Котлован-Парка, — милости просим, но до той поры они под его опекой.

— Надо признать, что вы свое серебро отрабатываете потом и кровью, — тихо заметил Пеггол вез Менк. — По роду работы мне приходится сталкиваться с дураками, однако по крайней мере я не обязан быть с ними вежливым. — Он еще больше понизил голос, — Когда свободный вез Мапраб ушел за кусты, он не просто опорожнил мочевой пузырь. Я отъехал в сторону и видел, как он поднял что-то с земли.

— Вот как? Любопытно. — Рэднал сомневался, что старик причастен к убийству Дохнора из Келлефа. Но вывозить из котлован-Парка растения было строго запрещено, и к подобного рода ситуациям гид был готов куда лучше, чем к убийствам.

— Пока сделаем вид, будто ничего не заметили. А когда вернемся в лагерь, нельзя ли, чтобы ваши люди вновь осмотрели его багаж?

Пеггол усмехнулся.

— Похоже, вам это нравится…

— Конечно, лучше бы на его месте оказался Эльтзак, но у него нет ни контрабанды, ни мозгов.

— Вы уверены?

— Разумеется! — немедленно ответил Рэднал. — Если бы у него были мозги, разве он женился бы на Носко вез? — Смех, который он заслужил, даже не был похож на сухое покашливание.

— А вы, оказывается, язвительный тип, — одобрительно сказал Глаз-и-Ухо.

На подъезде к лагерю к жалобам Сопсирка присоединилось нытье Голобола:

— Не считаем Убежище Ночных Демонов и не считаем пещерного кота, которого мы видели, да, и что тогда остается? Ничего интересного за весь день!

— Свободный, если вы намерены не принимать в расчет все интересное, то тогда действительно любой день окажется скучным, — заметила Тогло.

— Отлично сказано! — Как гид Рэднал не мог прямо высказывать туристам свое мнение. Тогло сделала это за него.

Она улыбнулась.

— Затем ехать в Низину, если тебе заранее не нравится то, что там увидишь?

— Эх, Тогло вез, знаете, в каждой группе найдутся такие люди. Уму непостижимо! Если бы у меня были деньги посмотреть Девять Железных Башен Машьяка, я не стал бы хныкать, что они не золотые.

— Вот это практичный подход, — сказала Тогло.

— Нам не помешало бы побольше трезвомыслящих людей.

— Нам не помешало бы…

Рэднал замолчал. Он собирался закончить: «не бояться, что где-то поблизости зарыта звездная бомба». Это было бы глупо — не только напугало бы Тогло (или, скорее, встревожило ее; девушка, похоже, была не из пугливых), но и навлекло бы гнев Пеггола вез Менка. Вдруг Рэднал представил себе, каким будет гнев Пеггола, как он обрушится на него — как Западный океан обрушится на Низину через поверженные горы. Он попытался посмеяться над собой — чересчур литературное сравнение. Смеха не получилось. Сравнение-то литературное, а вот если это произойдет, то от его государства только литература и останется.

— Нам не помешало бы… что? — спросила Тогло.

— Что вы хотели сказать?

Он не мог ей признаться, и в то же время ему не хватало изворотливости, чтобы придумать что-нибудь правдоподобное. К собственному изумлению и испугу, он вдруг выпалил:

— Будь побольше таких людей, как вы, Тогло вез, которые не впадают в истерику по любому случаю…

— Ах, это… Знаете, Рэднал вез, от того, что вы делали, никому вреда не было. Да, лично я предпочла бы заниматься этим без свидетелей, но вряд ли у меня есть основания сердиться или обижаться.

Рэднал не знал, как толковать ответ Тогло, однако, так или иначе, он уже зашел чересчур далеко, поэтому благоразумно промолчал.

Что-то маленькое юркнуло в молочае, что-то покрупнее метнулось следом; погоня закончилась вихрем поднятой пыли. Предвосхищая неизбежный вопрос «Что это?!», Рэднал сказал:

— Похоже, мы стали свидетелями охоты тушкана клыкастого. — Хищный грызун накрыл жертву своим телом. Гид вытащил монокуляр и нагнулся над ним, чтобы рассмотреть получше. — Ага, он поймал жирную песчаную крысу.

— Одно из животных, которых вы изучаете? — спросил Мобли. — А сейчас вы, должно быть, достанете ручную пушку и отомстите наглецу?

— И поделом ему! — Тело Носко заколыхалось, когда она энергично повела плечами. — Что за бесчувственная тварь — убить мохнатую малютку!

Рэднал хотел спросил, понравился ли ей вчерашний бифштекс, но потом сообразил, что она не поймет.

— Всем хищникам приходится либо добывать себе мясо, либо голодать. Тушкан клыкастый, или клинозуб, конечно, не такой симпатичный, как песчаная крыса, но и ему есть место в общей картине жизни.

Клинозуб был чуть меньше лисы, с кремовым брюшком и бурой спиной. На первый взгляд, он походил на обычного тушканчика — сильные лапы, крупные уши и длинный хвост с кисточкой на конце. Но рыльце было подлиннее и уже обагрено кровью. Хотя песчаная крыса слабо шевелилась, клинозуб вгрызся в ее брюшко и начал пожирать жертву.

Носко, закатив глаза, простонала. Любопытно, как устроены ее мозги, подумал Рэднал. Она всей душой жаждет верить в существование ночных демонов, которые творят зло, и в то же время столкновение с неприглядной реальностью буквально выворачивает ее наизнанку. Нет, ему этого не понять; есть противоречия, которые уживаются в человеке самым непостижимым образом.

— Как я уже говорил несколько дней назад, тушкан клыкастый отлично прижился в Низине, потому что все его семейство приспособилось к таким условиям, еще когда эта часть света находилась под водой. Его травоядные родственники извлекают необходимую влагу из листьев и семян, а ему самому хватает того, что содержится в тканях тела жертвы. Даже когда у нас — крайне редко — идет дождь, никто не видел, чтобы клинозуб пил.

— Отвратительно! — Носко передернулась, и все ее жировые складки заколыхались.

Рэднал не удержался от мысли: интересно, сколько ее тело смогло бы обеспечивать клинозуба необходимой жидкостью? Должно быть, долго, очень долго.

— Лагерь! Я вижу лагерь! — завопил Мобли, сын Сопсирка. — Холодная вода, холодный эль, холодное вино!..

Как и накануне вечером, милиция и Глаза-и-Уши вышли навстречу туристам. Чем ближе подходили ослы, тем лучше были видны лица поджидавших — вытянутые и мрачные.

На этот раз Рэднал не желал и десяти лишних сердцебиений пребывать в неведении.

— Фер вез, Жозел вез, займитесь, пожалуйста, туристами, Я хочу узнать, что происходит.

— Хорошо, Рэднал вез, — отозвался Фер голосом, который мог бы посоревноваться в подавленности с выражением лица.

Рэднал спрыгнул с осла и подошел к Лиему вез Стернзу. Он не удивился, когда рядом возник Пеггол вез Менк. Их мантии зашуршали, соприкоснувшись, когда они обступили подкомандира милиции.

— Ну, что слышно, Лием вез? — спросил гид.

Лицо Лиема было словно вырублено из камня.

— Слышно то, что будет допрос, — промолвил он тихо. — Завтра.

— Великие боги! — вырвалось у Рэднала. — Похоже, в Тартешеме не расположены шутить.

Лием рукавом вытер покрытое испариной лицо.

— Видишь красные отметки за кострищем? Мы уже подготовили посадочную площадку для машин, которые прилетят утром, — разметили ее красными знаками.

— Но… допрос? — Рэднал покачал головой. Методы Глаз-и-Ушей известны… — Если мы тронем иностранцев, может начаться конфликт, даже война.

— В столице это понимают, Рэднал вез, — сказал Лием. — Мои возражения зафиксированы записывателем. Ко мне не прислушались.

— Наследственный Тиран и его советники наверное полагают, что ущерб от войны будет меньше, чем то, что последует за взрывом звездной бомбы, — сказал Пеггол.

— А если ее здесь нет или просто туристы ничего не знают? — возразил биолог. — Тогда мы восстановим против себя Крепалганское Единство, Лиссонленд и другие страны, и все ради чего? Поговорите со своими, Пеггол вез, надо их переубедить!

Глаз-и-Ухо покачал головой.

— Нет — по двум причинам. Во-первых, это решение наверняка принято в таких высоких инстанциях, что мне не по силам на них повлиять. Я в конце концов простой оперативник и не участвую в выработке стратегии. Ну а во-вторых, по вашему радиофону можно позвонить только у всех на глазах; вряд ли стоит предупреждать врага о готовящемся допросе.

Рэднал вынужден был признать, что, с точки зрения службы безопасности, это имело смысл. Но от этого ситуация не становилась приятнее. Затем другая мысль пришла ему в голову, и он повернулся к Лиему вез Стериэу:

— А меня тоже будут… э-э… допрашивать? И сотрудников Парка? А как насчет Тогло вез Памдал — возьмут в оборот родственницу Наследственного Тирана?

— Я не знаю ответов, — сказал милиционер. — Те, с кем я разговаривал в Тартешеме, особенно не распространялись. — Он бросил взгляд на Пеггола.

— Наверное, из соображений безопасности.

— Безусловно, — отрезал Глаэ-и-Ухо. — Нам надо вести себя как ни в чем не бывало, никто не должен заподозрить, что утром мы ждем спецгруппу.

— Мне было бы легче вести себя как ни в чем не бывало, если бы я точно знал, что утром мне не будут выдергивать клещами ногти, — заметил Рэднал.

— После подобных испытаний Наследственный Тиран щедро вознаграждает невинных, — сказал Пеггол.

— Наследственный Тиран очень щедр, — пробормотал Рэднал. На большее он не осмелился в присутствии Глаэа-и-Уха. Серебро, хотя и творит чудеса, не возместит ужас, боль и, порой, увечье.

— От туристов нетрудно будет скрыть происходящее, — заметил Лием. — Глядите, что они делают.

Рэднал повернулся, посмотрел и хмыкнул. Его подопечные превратили площадку, помеченную красными знаками, в небольшое поле для игры, и все, кроме Голобола, с криками и воплями гонялись за резиновым мячиком, стараясь отобрать его друг у друга. Если у этого занятия и были правила, то наверняка секретные. Мобли, сын Сопсирка, с достойным лучшего применения упорством домогался подружек-узкоголовых и при первой возможности радостно повалил Лофосу на землю. Когда она поднялась, на ее тунике не доставало двух крупных золотых пуговиц. Мобли, очевидно, так попало в шаловливой борьбе, что он не сразу мог встать.

Эвилия тоже лишилась нескольких пуговиц, у Тогло вез Памдал и Носко вез Мартос порвались пояса. Тогло продолжала бегать и дурачиться, зажимая рукой полы мантии; Носко себя подобным не обременяла. Глядя, как она прыгает и скачет, Рэднал пожалел о скромности Тогло.

— Готовить ужин? — спросил Фер вез Кантал.

— Разжигай печь, но готовить не торопись, — ответил гид. — Им так хорошо, пусть себе отведут душу. Завтра им будет не до веселья.

— Нам тоже, — буркнул Фер. Рэднал скривил лицо и кивнул.

Бентер вез Мапраб схватился за мяч с Эльтэаком вез Мартосом и повалил своего более крупного и молодого соперника на землю. А потом неожиданно хлопнул ничего не подозревавшую Эвилию по заду. Девушка изумленно на него уставилась.

— Ого, да у старика еще есть порох в пороховнице! — прокомментировал Пеггол.

— Трудно не согласиться. — Рэднал наблюдал за Бентером вез Мапрабом. Он, может, и в годах, но силы и энергии ему не занимать. Вполне достаточно, например, чтобы сломать кому-нибудь шею. Интересно, месть за проигрыш — достаточное основание для убийства? Или он, как и Дохнор, играл в иные, более тайные и коварные игры?

Солнце уже закатилось за Барьерные горы, и тьма упала на лагерь, когда туристы наконец утомились. Только знаки на посадочной площадке светились розовым светом.

Тогло кинула мячик Эвилии со словами:

— Хорошо, что вы его с собой захватили, свободная! Я давно не получала такого удовольствия — как в детстве!

— Я подумала, что это славный способ размяться, выпустить пар после утомительной поездки на ослах, — ответила Эвилия.

Дельная мысль, отметил Рэднал. В следующий раз, когда он поведет сюда группу (если лагерь не будет погребен под тысячами кьюбитов воды), непременно захватит с собой мяч. Гид даже разозлился на собственную несообразительность: мог бы и сам догадаться, а не красть идею у туриста.

— Если раньше я умирал от жажды, то теперь я суше самой пустыни! — провозгласил Мобли. — Где эль?!

— Сейчас открою холодильник, кто-нибудь еще будет? — предложил Жозел вез Глезир. И тут же отпрянул от разгоряченных потных туристов, кинувшихся к нему. — Эй, друзья, если вы меня раздавите, кто даст вам выпивку?

— Ничего, найдем выход, — буркнул Эльтзак вез Мартос, впервые показав проблески разума.

Угли в печи раскалились докрасна. Фер вез Кантал притащил разделанную свиную тушу и говяжьи ребра.

Рэднал поел и с удовольствием присоединился к туристам, которые завели протяжную песню, забыв на время о том, что предстояло утром. И все же иногда он как будто бы трезвел от страшной мысли; один раз его голос дрогнул, и Тогло встревоженно оглянулась. Рэднал выдавил улыбку и постарался взять себя в руки.

Затем сам внимательно посмотрел на девушку. Невозможно себе представить, что она как-то связана с чудовищным планом затопить Низину. Очень трудно представить себе, что Глаза-и-Уши будут допрашивать ее, как обычную тартешанку. С другой стороны, еще совсем недавно казалось вообще невероятным, что они пойдут на такие крайние меры, как допрос иностранцев, поставив на кон спокойствие границ Тартеша. Может быть, это означает, что он недооценивает угрозу. В таком случае Тогло подвергается не меньшей опасности, чем все остальные.

К гиду приблизился и обратился Хоркен вез Софана, следователь милиции Котлован-Парка:

— Мне велели осмотреть вещи Бентера вез Мапраба, свободный вез Кробир. Я нашел… это. — Он вытянул руку.

— Любопытно. Подождите здесь, старший рядовой вез Софана. — Рэднал подошел к сидящему Бентеру и похлопал его по плечу. — Пройдите, пожалуйста, со мной, свободный.

— Ну что там еще? — проворчал старик, однако двинулся следом.

— Я хотел бы знать, как эти краснояремные орхидеи, — гид указал на растения на раскрытой ладони милиционера, — оказались в вашей седельной сумке. Вывоз растений или животных с территории Котлован-Парка запрещен и карается штрафом, тюремным заключением, бичеванием или и тем, и другим, и третьим.

Рот Бентера вез Мапраба беззвучно открылся и закрылся. Наконец со второй попытки старик выдавил:

— Я бы их… бережно вырастил, свободный вез Кробир.

Он так привык требовать ответа, что совершенно растерялся, когда потребовали ответа от него.

Однако вместо торжества Рэднал почувствовал горечь. Что такое несколько краснояремных орхидей, когда вся Низина может исчезнуть с лица земли?

— Растения придется конфисковать, свободный вез Мапраб, и ваши вещи еще раз подвергнутся досмотру, когда вы будете покидать Котлован-Парк. Если контрабанды больше не будет, мы закроем глаза на ваше нарушение. В противном случае… Думаю, мне нет нужды объяснять.

— Спасибо… спасибо, — прошептал Бентер и торопливо удалился.

Хоркен вез Софана кинул на Рэднала укоризненный взгляд.

— Слишком вы с ним нежно.

— Может быть, но завтра им все равно займутся следователи.

— Гм-м, по сравнению со всем остальным, кража растений — не такое уж тяжкое преступление…

— Вот именно. Может, нам следовало оставить их старому брюзге, чтобы хоть что-то сохранилось, если… ну, вы понимаете.

— Да. — Милиционер задумался. — А если мы их сейчас ему вернем, он заподозрит неладное. И все же жаль.

— Жаль…

Туристы расходились по спальным помещениям. Рэднал завидовал их неведению. Хоть бы Лофоса и Эвилия посетили его в ночной тиши, и плевать, что скажут Глаза-и-Уши.

Но обе девушки из Трепалги зачастили в туалетную кабинку, бегая туда буквально каждую четверть десятины.

— Должно быть, что-то съела, — пожаловалась Эвилия, тяжело навалившись на дверной косяк после третьего рейса. — У вас не найдется таблеток?

— В аптечке, наверное, есть. — Рэднал порылся в аптечке, нашел нужные оранжевые таблетки и принес их девушке со стаканом воды. — Вот, возьмите.

— Спасибо. — Она бросила лекарство в рот, осушила стакан и откинула назад голову, чтобы проглотить. — Надеюсь, помогут.

— Я тоже надеюсь. — Рэдналу с трудом удавалось говорить ровным голосом. Когда Эвилия выпрямилась, принимая таблетки, ее левая грудь выскочила из туники. — Мне кажется, свободная, пуговиц у вас стало еще меньше, чем было после игры.

Эвилия поправила одежду. Впрочем, усилия девушки сошли на нет, когда она, отвечая, пожала плечами.

— Ничего удивительного. Те, что мне не оторвали, сами отлетели от постоянного расстегивания. — Она снова пожала плечами. — Это всего лишь кожа. Вы что-то имеете против?

— Ну зачем же так! — Он едва не рассердился. — Если бы вам не было плохо…

— Если бы мне не было плохо, я с удовольствием насладилась бы хорошим самочувствием, — кивнула Эвилия. — Но сейчас, Рэднал вез… — (Наконец-то она назвала его по имени с правильным использованием вежливого обращения). Ее лицо исказила гримаса. — Но сейчас, надеюсь, вы меня извините…

— И она опять поспешила в ночь.

Когда в туалетную кабинку пробежала Лофоса,

Рэднал и ей предложил таблетки. Девушка проглотила их на ходу, практически не останавливаясь. Она тоже потеряла часть пуговиц. Рэдналу даже стало неловко, что он обращает внимание на подобные вещи, когда девушкам плохо.

Сыграв партию в бой с Мобли — почти такую же вялую и неуклюжую, как первая, — он ушел к себе и довольно скоро заснул.

— Рэднал вез!

Тихий голос вывел его из дремы. Но не Лофоса или Эвилия пробудили его, обещая телесные наслаждения. В дверях на пороге стоял Пеггол вез Менк.

Рэднал резко очнулся.

— Что случилось?

— Эти две узкоголовые, которые не верят в одежду…

— Что с ними?

— Они обе ушли в туалет и не вернулись. Мой человек, стоявший на часах, разбудил меня.

— Куда же они могли деться? — В каждой тургруппе найдутся остолопы, которые то и дело теряются. Но ведь не среди ночи!.. И вдруг другая мысль пришла в голову гиду.

— Вот и меня это тревожит, — мрачно произнес Пеггол.

— Они не могли уйти далеко, — сказал Рэднал.

— Дурехи даже не сообразят взять ослов. В их куриных мозгах… — Он замолчал. Бели девушки не те, за кого себя выдают, кто знает, на что они способны?

Пеггол кивнул.

— Я вижу, мы думаем об одном и том же. — Он ухватил себя за жидкую поросль под нижней губой.

— Если все обстоит так, как мы опасаемся, многое будет зависеть от вас. Их надо найти. Вы знаете Низину, а я нет.

— Наше лучшее оружие — жиролеты, — указал гид. — Когда рассветет, мы прочешем пустыню в сто раз быстрее, чем это можно сделать на ослах.

Он еще что-то говорил, но Пеггол его не слышал. Впрочем, Рэднал не услышал и себя, потому что на улице раздался чудовищный грохот. Они выскочили из домика, протолкавшись сквозь милиционеров и оперативников, которые выбежали туда первыми. Сзади напирали туристы.

Никто не мог отвести глаз от пылающих жиролетов.

Рэднала вывел из столбняка крик Пеггола вез Менка:

— Надо звонить в Тартешем, немедленно!

Гид повернулся и, расталкивая туристов, бросился к радиофону. Янтарный огонек не зажегся, когда он нажал на рычаг. Рэднал нырнул под стол — посмотреть, что с проводкой.

— Быстрей же! — заорал Пеггол.

— Проклятая штука не включается! — в ответ закричал Рэднал. Он схватил немой радиофон. — Он сломан!

— Его сломали, — констатировал Пеггол.

— Как же его могли сломать, когда в комнате постоянно находились Глаза-и-Уши и милиция? — спросил Рэднал, не столько возражая Пегголу, сколько изливая миру свои тревогу и беспокойство.

Но у Пеггола был ответ:

— Пока одна из этих крепалганских шлюх расхаживала здесь без одежды — а они бегали туда-сюда всю ночь, — мы не обращали внимания на то, что делала в это время другая. Пять сердцебиений — и готово.

Рэдналу потребовалось бы больше пяти сердцебиений, но он не диверсант. Если Эвилия и Лофоса шпионки… Внутри у него все похолодело. Его использовали, его заставили поверить, что они заурядные развратные дурочки. Ему хотелось облить себя водой и отскрестись добела; казалось, он никогда не сможет отмыться.

— Надо проверить, как там ослы, — сказал Лием вез Стериз.

Он выскочил из дома и обежал вокруг догорающих жиролетов, рванул закрытую от песчаных крыс дверь… Раздался взрыв, полыхнул огонь: Милиционер упал.

Рэднал и Голобол бросились к нему. Одного взгляда было достаточно. С такими ранами Лием больше никогда не поднимется.

Гид осторожно вошел в хлев и сразу почувствовал неладное, но лишь сердцебиение позже осознал — тишина! Ослы не переминаются с ноги на ногу в своих стойлах, не жуют солому и вообще не подают никаких признаков жизни.

Он заглянул в ближайшее к выбитой двери стойло. Осел лежал, и его бок не вздымался и не опускался. Рэднал заглянул в следующее стойло, потом в следующее… Все животные были мертвы — кроме трех, которых вообще не оказалось на месте. Один для Эвилии, подумал гид, второй для Лофосы и третий для их припасов.

Нет, они не дурочки…

— Это я дурак, — сказал он вслух и бегом направился в дом сообщать дурные вести Пегголу вез Менку.

— Да уж, ситуация, — покачал головой Пеггол.

— Хорошо еще, что через десятину прилетит группа следователей. Отправимся за беглянками на их жиролете. Кстати, там и пушка стоит; если не сдадутся — прости-прощай… О боги, надеюсь, они не сдадутся!

— Я тоже. — Рэднал склонил голову на бок и прислушался, на лице его возникло подобие улыбки. — Кажется, это шум жиролета? Почему раньше срока?

— Понятия не имею, — пробормотал Глаз-и-Ухо.

— Подождите-ка… понимаю! В Тартешеме попытались с нами связаться и, не получив ответа, выслали машину.

Шум мотора нарастал. Рэднал поспешил наружу встречать прибывающих. Черный силуэт жиролета казался огромным на фоне неба — как и намекнул Пеггол, это была военная машина, а не обычный транспортник. Пилот заметил огни, обозначавшие площадку, и пошел вниз.

Глядя, как аппарат идет к земле, Рэднал вспомнил вдруг Эвилию и Лофосу, со смехом бегающих по площадке… и теряющих пуговицы. Бросившись к посадочным огням, он отчаянно замахал руками:

— Нет! Нет! Подождите!

Слишком поздно. Поднимая клубы пыли, жиролет коснулся земли. Гид увидел вспышку под посадочной стойкой, услышал взрыв. Стойка сломалась, жиролет начал заваливаться на бок. Лопасти ударили в землю, раздался громкий треск, и что-то тяжелое просвистело мимо головы Рэднала. Еще бы чуть-чуть, и его голова тоже полетела бы прочь.

Жиролет упал, и его тут же охватило пламя. Из машины раздался крик. Рэднал хотел помочь экипажу, но не сумел сделать и двух шагов — не подпускал жар. Вскоре крики прекратились. В воздухе повис запах обугленной плоти. Машина продолжала гореть.

К Рэдналу подошел Пеггол вез Менк.

— Я пытался остановить их… — хрипло произнес гид.

— Вы сообразили раньше меня. Я не увидел опасности, и этот позор лежит на моей совести, — ответил Пеггол. — Там были мои друзья. — Он ударил себя кулаком по бедру. — Что теперь, Рэднал вез?

Теперь смерть, когда хлынут океанские воды, мелькнуло в голове у гида. Чисто автоматически он принялся перечислять очевидное:

— Ждем зари. Навьючиваем на себя воды столько, сколько сумеем унести, и идем на поиски пешком. Одного человека оставляем здесь — ждать, когда пришлют жиролет. Туристов отправляем вверх по тропе; может быть, они успеют спастись.

— Что ж, резонно, попробуем, — сказал Пеггол.

— Что-нибудь еще?

— Молиться, — добавил Рэднал.

Они хмуро кивнули друг другу, и в это время, пробившись сквозь кордон Глаз-и-Ушей, к ним подбежал Мобли, сын Сопсирка.

— Свободный вез Кробир… — начал он.

Рэднал закатил глаза и уже собирался призвать на голову лиссонесца ночных демонов, как вдруг осекся. Чуть помедлив, он произнес:

— Погодите-ка… Вы обратились ко мне правильно!

Фраза, по сути своей выражавшая вежливое удивление, прозвучала как приговор.

— Да. — Что-то определенно изменилось в Мобли. В свете горящих жиролетов он вдруг приобрел сходство… не с Пегголом вез Менком, потому что по-прежнему оставался коротконосым и смуглым, но с тем же типом людей, к какому принадлежал Глаз-и-Ухо — сильных, умных и быстрых, а не просто похотливых и фамильярных. — Прошу простить меня, свободный вез Кробир, за то, что я действовал вам на нервы — я должен был казаться никчемным безвредным болваном. Я действительно приближенный Принца: один из его Молчаливых Слуг.

Пеггол хмыкнул; он, очевидно, знал, что это означает. Рэднал догадался: что-то вроде тайной полиции.

— Да есть в этой проклятой группе кто-нибудь, кто не носит маску?! — вскричал он.

— Ближе к делу. Чего хочет Принц? — потребовал Пеггол.

— Принц, да ниспошлет ему Бог-Лев долгих лет, не желает затопления Низины. Мы, конечно, пострадаем не так, как Тартеш, — нам в конце концов принадлежит лишь маленькая полоска в ее южной части, — однако Принц опасается войны, которая неминуемо последует.

— Как Лиссонленд узнал об этом плане? — спросил Пеггол.

— От Моргафа, — ответил Мобли. — Островной король хотел, чтобы мы присоединились к нападению на Тартеш сразу после потопа. Но моргафцы отрицали, что план принадлежит им, и хранили в тайне, кто именно заложил звездную бомбу. Мы с самого начала подозревали Крепалганское Единство, но не имели доказательств. Вот одна из причин, почему я постоянно увивался вокруг крепалганских девиц. Вторая совершенно очевидна. — Он ухмыльнулся.

— Почему Крепалга? — вслух выразил свое недоумение Пеггол. — Ведь двадцать лет назад они не воевали на стороне Моргафа. И вдруг они готовы пустить в ход звездную бомбу!

Рэдналу вспомнилась собственная лекция о Низине, вспомнились и размышления о том, куда может дойти вода, если потоп не остановить.

— По-моему, я знаю часть ответа, — промолвил он. Пеггол и Мобли повернулись к нему. — Если Низину затопит, новое море образуется как раз у западных границ Крепалги. Единство, владея всем побережьем, окажется в более выгодном положении, нежели Тартеш или Лиссонленд, чтобы использовать новое море.

— Пожалуй, вы правы, — задумчиво произнес Пеггол. — Хотя возможно, у крепалганцев есть еще кое-что про запас. Они, должно быть, планировали акцию долгие годы и просчитали все последствия.

— Так позвольте мне помочь вам, — предложил Мобли. — Я слышал, свободный вез Кробир сказал, что ослы мертвы. Но то, что может сделать один пеший человек, могу сделать и я.

Рэднал с радостью принял бы любого союзника, который захотел бы к ним присоединиться. Однако Пеггол ответил:

— Нет. Я благодарен вам за прямоту и полагаю, что вы сейчас говорите искренне, и все же я не вправе рисковать. Один пеший человек может принести и много вреда. Уверен, что как профессионал вы меня поймете.

Мобли склонил голову.

— Я опасался подобного ответа. Понимаю. Да пребудет с вами Бог-Лев.

Все трое вернулись в лагерь, где Рэднала немедленно обступили туристы.

— Никто нам ничего не говорит, — пожаловался Голобол. — Что происходит? Почему жиролеты взрываются, как хлопушки? Скажите мне!

Рэднал сказал ему и всем остальным.,

Несколько сердцебиений туристы ошеломленно молчали. Затем начали кричать. Визгливый голос Носко вез Мартос перекрыл общий гомон:

— Это что же, мы не закончим тур?

Тогло вез Памдал задала более разумный вопрос:

— Можем мы каким-то образом содействовать вашей погоне, Рэднал вез?

— Нет, благодарю вас. Вам понадобилось бы оружие, а у нас его нет. Как можно скорее выбирайтесь из Низины; возьмите побольше воды и сразу трогайтесь в путь. Днем, в разгар солнцепека, ложитесь отдыхать. Если повезет, через двое суток достигнете уровня континента, там некоторое время вы будете в безопасности. К тому же по пути вас может заметить жиролет.

— А что если наводнение застигнет нас здесь? — спросил Эльтзак вез Мартос. — Что тогда, свободный Всезнайка?

— Тогда вы сможете утешить себя мыслью, что я утонул на несколько сердцебиений раньше вас. Надеюсь, вы получите от этого огромное удовольствие. — Эльтзак широко раскрыл глаза, а гид продолжал: — Все, больше на глупости времени нет. Собирайтесь — и в путь. Пеггол вез, полагаю, с группой можно отправить назад и почти всех ваших людей. Они нам не слишком помогут — в пустыне, пешком. Если на то пошло, вы сами…

— Нет, — твердо сказал Пеггол. — Мое место здесь. Я вас не задержу, и, кстати, я хорошо стреляю. Да и в следах разбираюсь не хуже других.

Рэднал наполнял бурдюки водой из цистерны, а Глаза-и-Уши и милиционеры тем временем подгоняли лямки, предназначенные для ослов, под свои плечи. Когда работа закончилась, небо на востоке уже розовело. Каждому туристу дали запас воды — треть его собственного веса: с большим грузом они не прошли бы и день-десятины.

— Как же мы понесем еще и еду? — с раздражением спросила Носко вез Мартос.

— Не понесете, — отрезал гид, вперив в нее твердый взгляд. — Питаться можно и запасами своего тела, а вот без воды вам не выжить.

Ему не часто случалось выговаривать туристам, и новое развлечение слегка повеселило его — тем более, что было, скорее всего, последним.

— Я сообщу о вашей дерзости куда следует! — завизжала Носко.

— Это меня беспокоит меньше всего. — Рэднал повернулся к Глазам-и-Ушам, стоявшим на тропе вместе с туристами: — Постарайтесь не давать им разбредаться, постарайтесь поменьше двигаться в солнцепек, заставляйте их как можно больше пить — и обязательно пейте сами. Да пребудут с вами боги.

Ближайший к нему Глаз-и-Ухо покачал головой.

— Нет, свободный вез Кробир, с вами. Если боги вам помогут, все будет хорошо. Но если они от вас отвернутся, мы все пропали.

Рэднал кивнул и обратился к туристам:

— Удачи! Если боги будут добры, встретимся у выхода из Котлован-Парка.

Он умолчал о том, что произойдет, если боги сядут в лужу.

— Рэднал вез, — сказала Тогло, — если нам суждено увидеться, я использую все свое влияние, чтобы помочь вам.

— Спасибо.

Больше Рэднал ничего не мог сказать. При иных обстоятельствах покровительство родни Наследственного Тирана открывало перед ним безграничные перспективы. Но сейчас обещание мало что значило — надо было хотя бы остаться в живых, чтобы воспользоваться счастливой возможностью.

На востоке из-за горизонта поднимался золотисто-красный шар. Громким хохотом коприт с крыши базового лагеря возвестил о начале нового дня, и туристы в сопровождении Глаз-и-Ушей выступили на север.

Одному из оперативников Пеггол приказал оставаться в лагере и отправлять на запад любые прибывающие жиролеты. Затем официальным тоном произнес:

— Свободный вез Кробир, отныне я и мой коллега, свободный вез Потос, находимся под вашим руководством. Командуйте.

— Хорошо, если вы того хотите… — Рэднал пожал плечами. — Наше дело нехитрое: идти на запад, пока не нагоним крепалганок или не утонем — что, возможно, наступит раньше. Вот и все. Пошли.

Гид, два Глаза-и-Уха, сотрудники базового лагеря и оставшиеся милиционеры вышли из хлева. В утреннем свете отчетливо виднелись следы трех ослов, ведущие на запад. Рэднал достал монокуляр и долго всматривался в том направлении. Увы, складки местности надежно спрятали Эвилию и Лофосу.

— Примерно в трех тысячах кьюбитов к западу есть холм, — сказал Фер вез Кантал. — Можно посмотреть оттуда.

— Я все же предпочитаю идти по следу, раз он хорошо виден, — ответил Рэднал. — Нельзя терять времени, а заметить кого-то издалека очень трудно. Помните того несчастного, который отбился от группы четыре года назад? Использовали жиролеты, собак, все, а нашли его труп лишь год спустя, и то случайно.

— Спасибо, что не даете угаснуть нашим надеждам, — пробормотал Пеггол.

— Надежда помогает выжить, — отозвался Рэднал, — но вы знали шансы, когда решили остаться.

Семеро охотников растянулись в цепочку на расстоянии пяти кьюбитов друг от друга. Рэднал, лучший следопыт, шел в центре, справа от него шагал Хоркен вез Софана, а слева — Пеггол. Именно они, скорее всего, способны вновь заметить след, если он его потеряет.

А такая вероятность росла с каждым шагом. Вскоре выяснилось, что Эвилия и Лофоса не держали курс строго на запад. Вместо этого они шли зигзагами — сперва несколько сотен кьюбитов на северо-запад, затем несколько сотен кьюбитов на юго-запад. Они явно старались запутать возможных преследователей. Причем выбирали по возможности самую твердую почву, где копыта ослов практически не оставляли следов.

Рэднал мрачнел с каждым шагом. Следы терялись все чаще и все труднее становилось их потом отыскать. Продвижение шло очень медленно; крепалганки явно ехали быстрее.

— У меня вопрос, — сказал Хоркен вез Софана.

— Предположим, звездная бомба взорвется и горы падут. Как эти две женщины собираются спастись?

Рэднал пожал плечами; он понятия не имел.

— А вы что думаете, Пеггол вез?

— Ну, мне видятся две возможности… — начал Глаз-и-Ухо.

— Я мог бы и догадаться, — вздохнул Рэднал.

— Тс-с-с! Как я говорил, пока вы меня не прервали, первая возможность — детонатор на звездную бомбу поставили замедленного действия; таким образом у злоумышленников будет время бежать. Вторая возможность — агенты сознательно идут на самопожертвование, Подобных диверсантов-самоубийц регулярно использовал Моргаф, да и мы несколько раз прибегали к их услугам. Так что Крепалга способна воспользоваться их помощью.

Хоркен задумчиво кивнул.

— Логично. Сперва они рассчитывали на первый вариант, а потом, когда выяснилось, что мы проведали об их планах, решились на жертву.

— Не исключено, что они и сейчас надеются спастись, — сказал Пеггол. — Предположим, где-то в окрестностях спрятаны баллоны с гелием; наши девушки могут наполнить им презервативы, которых у них наверняка предостаточно, и выплыть из Низины.

Сердцебиение-другое Рэднал думал, что он говорит серьезно. Потом фыркнул:

— Хотел бы я сохранить чувство юмора на пороге смерти!

— Смерть найдет меня независимо от того, серьезен я или нет, — отозвался Пеггол. — Остается только идти вперед.

Разговор не клеился.

Чем выше поднимались солнце и температура, тем меньше имело значение все, кроме необходимости переставлять ноги. Сначала бурдюк на спине пригибал к земле. Однако с каждым глотком бурдюк становился заметно легче. Биолог заставлял себя пить как можно больше — смертельно опасно не восполнять запасы влаги. В отличие от моргафских фанатиков, о которых упомянул Пеггол, Рэдналу хотелось остаться в живых.

Каждый нес воды примерно на два дня. Если к концу второго дня они не догонят Эвилию и Лофосу… остальное не имеет значения.

В полдень он отвел людей в тень под известняковой глыбой.

— Отдохнем. Скоро будет прохладнее.

— Боюсь, мы не почувствуем особой разницы, — пробормотал Пеггол, однако с благодарным вздохом опустился в тень.

Рэднал устроился рядом, слишком усталый, чтобы говорить. Громко стучало сердце — так громко, что, казалось, в его груди бьет барабан. Затем биолог понял, что этот пульсирующий звук раздается не внутри, а снаружи. Усталость как рукой сняло. Рэднал вскочил, сорвал с себя кепочку и отчаянно замахал ею в воздухе.

— Жиролет!

Остальные тоже вскочили на ноги и заорали, размахивая руками.

— Нас увидели, — сказал Жозел вез Глезир.

Легкий, как стрекоза, жиролет круто изменил курс и устремился вниз. Он опустился на землю в пятидесяти кьюбитах от них. Лопасти продолжали вращаться — машина готова была взлететь в любой момент.

Из окошка высунулся пилот и что-то прокричал. Голос потонул в шуме. Пилот жестом подозвал Рэднала к себе.

Под вращающими лопастями пыль и грохот были нестерпимы. Рэднал встал на цыпочки и прижался к раскаленному боку жиролета:

— Далеко эти проклятые крепалганки?! — спросил пилот.

— У них больше день-десятины форы, и они путешествуют на ослах. Думаю, где-то в тридцати тысячах кьюбитов к западу отсюда.

Рэдналу пришлось повторить свои слова несколько раз. Наконец пилот кивнул, и его голова исчезла в кабине.

— Подождите! — завопил биолог. Пилот снова высунулся. — Вы не видели группу, идущую вверх по тропе?

— Видел. Их сейчас, наверное, уже подобрали.

— Хорошо! — проорал Рэднал.

Пилот бросил ему портативный радиофон. Теперь они не были отрезаны от мира.

Жиролет взмыл в воздух и взял курс на запад, а гид зашагал назад, чувствуя заметное облегчение: даже если ему суждено утонуть, люди, которых он вел, будут в безопасности.

— Теперь, когда прилетел жиролет, разве нам надо продолжать поиски? — задал вопрос Импак вез Потос, Глаз-и-Ухо из команды Пеггола.

— Конечно, свободный. — Рэднал вновь повторил рассказ о потерявшемся туристе. — Сколько бы машин ни участвовало в поисках, им нужно прочесать огромную площадь и найти людей, которые не хотят быть найденными. Нет, мы не выходим из игры, пока все не закончится. Судя по тому, как обошлись с нами крепалганки, они не собираются облегчать нам жизнь.

— Будем отдыхать или пойдем? — спросил Пеггол.

Рэднал задумался на несколько сердцебиений. Если прилетел жиролет, значит, в Тартешеме уже знали все обстоятельства трагедии, а это значит, что жиролеты сюда слетятся полчищами и есть надежда, что его группа не останется без снабжения. С другой стороны, можно в два счета получить солнечный удар…

— Останемся еще на десятую десятины, — решил гид.

Он вскочил первый, когда отдых подошел к концу. Остальные, поднимаясь на ноги, потирали поясницы, а уж стонали и охали, будто целая армия инвалидов.

— Ничего, разомнемся, — выразил общую надежду Фер вез Кантал.

Потом след опять затерялся, и на этот раз Рэднала охватила паника. Он подозвал Пеггола и Хоркена вез Софана, и они вместе долго ползали на коленях. Ничего! Почва здесь была твердая, как камень.

— Если они вырвали куст и заметали им следы, — произнес Хоркен, — то с таким же успехом мы можем искать ночных демонов.

— А мы и не станем этого делать, — заявил Рэднал.

Все удивленно на него уставились. Он продолжал:

— Мы ведь зря теряем время, так? — Никто не возразил. — Значит, торчать здесь не имеет смысла. Поведем поиск по спирали. Жозел вез, стой на месте, ты будешь нашей отправной точкой. Рано или поздно мы вновь обнаружим след.

— Если бы… — тихо пробормотал Пеггол.

— У вас есть лучший план? Я с радостью его выслушаю.

Пеггол, опустив глаза, покачал головой.

Жозел застыл на месте. Остальные охотники пошли по расширяющейся спирали. Через сотню сердцебиений Импак вез Потос закричал:

— Нашел!

Рэднал и Хоркен поспешили к нему.

— Где? — спросил Рэднал.

Импак указал на пятачок сравнительно мягкой почвы — и точно, там виднелись отметины. Два самых опытных в группе следопыта присели на корточки, потом одновременно подняли головы, и их взгляды встретились.

— Увы, свободный вез Потос, это следы клинозуба, — сказал Рэднал. — Ослы такого следа не оставляют.

— Вот как… — пробормотал смущенный Импак.

Биолог вздохнул. Он не счел нужным упоминать, что следы были явно малы для ослиных и вообще ничуть на них не походили.

— Продолжим поиски.

И они вновь пошли по спирали.

Когда Импак опять заорал, Рэднал пожалел, что обошелся с ним так мягко. Если сверхусердный Глаз-и-Ухо будет их останавливать каждые сто сердцебиений, они никогда ничего не найдут!.. Хоркен на этот раз не отреагировал на зов и остался на месте. Рэднал подошел к Импаку и, не особенно скрывая раздражение, рявкнул:

— Что еще?

Глаз-и-Ухо робко указал рукой. Рэднал уже наполнил легкие воздухом, чтобы обрушить на несчастного громы и молнии, однако гневные слова застряли в горле. Прямо у его ног виднелись следы трех ослов.

— Всемогущие боги…

— Я не ошибся? — с надеждой спросил Импак.

— Нет. Спасибо, свободный!

Рэднал закричал остальным следопытам, и они двинулись по найденному следу на юго-запад. Фер вез Кантал подошел к Импаку и хлопнул его по спине. Тот ответил самодовольнейшей улыбкой, как будто только что блеснул отвагой перед лицом Наследственного Тирана. Впрочем, учитывая значение этой находки для Тартеша, он имел все основания собой гордиться.

Ему, конечно, повезло, подумал Рэднал. С другой стороны, требовалось немалое мужество, чтобы, первый раз ошибившись, снова отвлечь всех от поисков, да и острые глаза нужны — поди заметь едва видные отпечатки на каменистой почве, даже если у тебя не хватает опыта отличить одни от других. Нет, дело тут не только в везении.

Рэднал тоже подошел и хлопнул Импака по спине.

Испаряясь с мантии, обильный пот немного охлаждал тело, но явно недостаточно. Подобно машине, непрерывно сосущей топливо, Рэднал снова и снова пил из бурдюка на поясе. Солнце теперь било прямо в лицо. Надвинув кепочку на глаза и опустив голову, биолог упрямо брел вперед. Когда крепалганки попытались запутать след, он заметил хитрость, и им не пришлось зря тратить ценное время.

Небо на западе усеяли вертушки. Они носились во всех направлениях и порой кружили так низко над землей, что взметали тучи пыли. Рэднал готов был собственными руками удушить этих пилотов — ведь они могли совершенно скрыть следы. Он яростно заорал в радиофон. Вертушки поднялись выше.

В нескольких сотнях кьюбитов от следопытов сел большой грузовой геликоптер. Откатилась в сторону дверца люка, и, должно быть, около взвода солдат, бряцая снаряжением, побежали на запад.

— Ими руководит отчаяние или мы подобрались уже близко? — вслух подумал Рэднал.

— Отчаяние, конечно, — отозвался Пеггол. — Что касается «близко»… я полагаю, можно надеяться. Мы ведь еще не утонули. С другой стороны, — Пеггол никогда не упускал из виду «другую сторону», — ваших двух девиц мы тоже пока не поймали.

— Они не мои, — вяло запротестовал Рэднал. И тут же вспомнил нежные тела, солоноватый привкус пота на коже, томные позы…

Пеггол как будто прочитал его мысли.

— Да, Рэднал вез, они вас обманули. Если вам будет от этого легче, то скажу, что они обманули и меня. Я считал их глупыми похотливыми тварями. Они перехитрили меня, щеголяя своей наготой и пошлыми контрабандными книжонками. Они использовали против нас нашу скромность — как же, разве может кто-нибудь столь нагло-развращенный таить в себе настоящую угрозу?! Такая уловка у них больше не пройдет.

— Одного раза вполне достаточно, — пробормотал Рэднал, еще не готовый отказаться от чувства вины.

— Если так, вы заплатите полной мерой, — сказал Пеггол.

Биолог покачал головой. Утонуть в захлестнувшей Низину океанской волне еще не значит искупить вину — вина будет слишком. велика, когда потоп практически поставит твою страну на колени и, скорее всего, вызовет обмен звездными бомбами, которые уничтожат весь мир.

Почва под ногами вдруг задрожала, и, несмотря на удушающую жару, заливавший тело пот мгновенно стал ледяным. «Пожалуйста, боги, пусть это прекратится!» — вознес Рэднал свою первую за долгие годы молитву.

И дрожь прекратилась, вновь позволив дышать. Всего лишь обычное маленькое землетрясение — в любое другое время он не обратил бы на него ни малейшего внимания и высмеял бы перепуганных туристов. Сейчас он чуть не умер от страха.

Коприт кокетливо склонил голову набок и уставился на него с ближайшего куста, где, нанизанные на шипы, хранились ее богатства. «Хи-хи-хи», — сказала птичка и упорхнула. У Рэднала невольно мелькнула мысль, сумеет ли она улететь достаточно быстро и далеко, чтобы спастись от потопа.

Из радиофона донесся взрыв статических помех:

— Говорит дивизионный командир Туранд вез Нитал. Хочу сообщить, что мы настигли крепалганских шпионок. Обе мертвы.

— Это чудесно!

Рэднал передал новости, и его товарищи восторженно зашумели. Потом он вновь вспомнил ночь с Эвилией и Лофосой… и только после этого сообразил, что в голосе дивизионного командира вез Нитала не чувствовалось радости и облегчения.

— Что случилось? — медленно произнес он.

— В момент встречи они двигались на восток.

— На вос… А-а!

— Вы понимаете? — сказал Туранд. — Похоже, шпионки выполнили свое задание и пытались уйти. Теперь их уже не допросить. Пожалуйста, не выключайте передатчик, отправляю за вами по радиолучу жиролет. Если есть сейчас в Тартеше человек, способный найти чертову бомбу, пока она не взорвалась, то это вы. Повторяю, не выключайте передатчик.

Рэднал посмотрел в сторону Барьерных гор. Сейчас они казались выше, чем в начале их марш-броска. Долго ли им еще суждено простоять?.. Солнце клонилось за остроконечные вершины. Как вести поиски в темноте? Ведь завтра утром может быть уже поздно.

Рэднал передал товарищам слова офицера. В ответ Хоркен вез Софана замолотил по воздуху руками, делая вид, что плывет. Биолог наклонился, взял с земли камушек и кинул им в Софану.

Вскоре неподалеку от них опустился геликоптер.

Дверь люка откатилась, и оттуда закричали:

— Давайте, быстро!

Рэднал и остальные забрались в вертушку, и та взмыла в воздух, прежде чем агент успел закрыть люк. А еще через несколько сотен сердцебиений вертушка приземлилась, да так жестко, что у гида лязгнули зубы. Агент открыл люк и снова заорал:

— Давайте, быстро!

Рэднал и его отряд спрыгнули на землю. В нескольких кьюбитах от вертушки стоял высокий человек в форме, похожей на милицейскую, но иной.

— Кто из вас свободный вез Кробир? — спросил он. — Я Туранд вез Нитал.

— Я вез Кробир. Мы… — Рэднал замолчал и сглотнул. Возле тартешского офицера лежали два тела. Гиду, разумеется, доводилось видеть трупы, но только на погребальных кострах. Поэтому он выпалил первое, что пришло в голову: — Это ведь не ваша работа, да?

— Конечно, нет, — поморщился офицер. — Увидев, что им не спастись, шпионки приняли яд.

— Профессионалы… — пробормотал Пеггол.

— Возможно, — процедил Туранд. — Вот эта, — он указал на Эвилию, — еще была жива, когда мы до нее добежали. Прошептала: «Слишком поздно», а потом испустила дух — чтоб ее призрак вечно грызли ночные демоны!

— Плевать! Главное — найти эту проклятую бомбу, — сказал Рэднал. — Можете отвести нас на то место, где поймали крепалганок?

— Конечно, — ответил Туранд. — Идите за мной. Это всего кьюбитов в трехстах отсюда. — Он побежал легкой трусцой, сразу оставив позади измотанных следопытов, затем остановился и с явным нетерпением стал дожидаться. — Вот здесь мы их обнаружили.

— И они шли на восток? — спросил Рэднал.

— Да, только я не знаю, долго ли. Так что эта распроклятая звездная бомба где-то в окрестностях. Мы прочесываем местность, но это ваш Парк, ваша территория. Может быть, вы сумеете заметить какую-нибудь деталь… Если нет…

— Понятно, — сказал Рэднал. — Я уже представил, как волна выносит мое тело к крепалганской границе в десяти миллионах кьюбитов отсюда.

— Если в момент взрыва вы будете стоять на звездной бомбе, вам незачем беспокоиться о последующем потопе, — хладнокровно заметил офицер.

Рэднал невольно вздрогнул. Конечно, он ничего не успеет почувствовать.

— Достаточно пустопорожней болтовни! — неожиданно резко сказал Хоркен вез Софана. — Искать так искать.

— Ищите, и да ниспошлют вам боги острое зрение! — пожелал Туранд.

Семеро охотников снова побрели на запад, однако следы ослов нередко оказывались затоптанными солдатами.

— Ну как здесь не потеряться?! — в отчаянии воскликнул Рэднал. — С таким же успехом они могли выпустить стадо безгорбых верблюдов!

— Не все так плохо, — сказал Хоркен. Низко пригнувшись, он указал на землю: — Смотрите, вот след, а вот еще в нескольких шагах… Ничего. Мы должны это сделать!

Рэднал знал, что старший рядовой прав; ему стадо стыдно за свою несдержанность. Следующие два следа он обнаружил сам — они лежали по разные стороны линии разлома пород. Звездная бомба наверняка где-то поблизости… И все же на его плечи давил груз — тяжкий груз истекавшего времени.

— Может, солдаты ее уже нашли? — спросил Фер вез Кантал.

— На это лучше не рассчитывать. Вспомните, сколько они разыскивали крепалганок. Нет, вся надежда на нас. — Рэднал вдруг понял, что давящий на плечи груз — не только время. Ответственность. Если ему суждено погибнуть, он умрет, зная, что провалил дело.

Пока следопыты отчаянно обшаривали округу, животные в Низине продолжали жить своей обычной жизнью; откуда им знать, что в следующее сердцебиение здесь все может исчезнуть? В нескольких шагах перед Рэднал ом взметнулся песок.

— Коприт поймал сцинка-широконосика, — машинально пояснил он, словно смертельно усталые потные люди рядом с ним были членами его тургруппы.

Ящерица отчаянно трепыхалась, пытаясь вырваться. Но коприт цепко держал добычу в когтях, долбая ее клювом и то и дело молотя об землю, пока сцинк не затих, а потом птица упорхнула со своей жертвой к ближайшему кусту терновника и там насадила ее на длинный прочный шип.

В кладовке уже были припасены два кузнечика, крохотная змея и тушканчик. Рядом, на шипах, красовалась выставленная напоказ коллекция ярких вещиц. Высохший желтый цветок висел здесь, должно быть, с прошлых дождей. А рядом с ящерицей на шипе виднелись две ярко-красные веровочки.

Взгляд Рэднала скользнул дальше… Потом вернулся. Что это?

— Это похоже на бусы, которые вчера носили Эвилия и Лофоса, — хрипло сказал гид.

— Точно! — хором воскликнули Пеггол и Хоркен. Оба привыкли отмечать и запоминать мельчайшие детали и были уверены в своей правоте.

Когда Пеггол вознамерился снять бусы с шипа, коприт, громко вереща «хик-хик!» и выставив вперед лапы с острыми когтями, бросился на грабителя. Пеггол отпрянул, едва удержавшись на ногах.

Поэтому, подходя к терновнику, Рэднал как сумасшедший размахивал кепочкой. Это помогало мало, птица продолжала отчаянно верещать. Биолог схватил бусы и постарался как можно быстрее убраться подальше от кладовки коприта.

Бусы оказались тяжелее, чем можно было предположить по виду, — слишком тяжелые для яркого дешевого пластика, и он с любопытством перевернул их, чтобы взглянуть на застежку.

— Медная проволока… — изумленно произнес Рэднал.

— Ну-ка дайте посмотреть! — Снова Пеггол и Хоркен заговорили хором. Каждый взял по ниточке бус.

Пеггол дал заключение первым:

— Детонаторный провод.

— Точно, — согласился Хоркен. — Хотя никогда не видел его с красной изоляцией. Обычно их делают бурыми или зелеными для камуфляжа. А этот замаскирован под бижутерию!

Рэднал изумленно переводил взгляд с Хоркена на Пеггола.

— Вы имеете в виду, что эти провода должны быть подсоединены к источнику тока, который пошлет заряд для подрыва звездной бомбы, когда сработает таймер?

— Именно это мы и имеем в виду, — произнес Пеггол. Хоркен вез Софана кивнул.

— Но они никуда не подсоединены, потому что находятся здесь, — путаясь в словах и мыслях, продолжал Рэднал. — А здесь они потому, что коприт нашел их достаточно привлекательными, схватил и принес сюда… — Потом его осенило: — Коприт только что спас Тартеш!

— Эта злобная тварь чуть не выклевала мне глаз, — проворчал Пеггол.

Никто не обратил внимания на его слова. Кто-то шумно ликовал; остальные, подобно Рэдналу, были слишком усталы и ошеломлены, чтобы проявлять радость.

Прошло несколько сердцебиений, прежде чем гид вспомнил, что у него есть радиофон. Он включил передатчик и стал ждать ответа Туранда вез Нитала.

— Ну, что там у вас? — наконец рявкнул офицер, напряженный, как тетива лука.

— Мы нашли детонаторные провода, — сказал Рэднал, сперва сообщая добрые вести. — Не знаю, как они здесь оказались, но звездная бомба без них не взорвется.

После отмеченной треском статических- помех паузы Туранд произнес:

— Вы что, спятили? Как можно обнаружить детонатор без бомбы?

— Понимаете, птичка-коприт…

— Что-о?! — От рева дивизионного командира радиофон в руке Рэднала завибрировал.

Биолог постарался объяснить. Вновь наступила пауза. Наконец офицер промолвил:

— А у вас точно детонатор?

— Так утверждают Глаз-и-Ухо и следователь милиции Котлован-Парка. Уж если они ошибаются…

— Ладно. — Туранд снова помолчал. — Птичка-коприт, говорите. Знаете, я никогда до сих пор не слышал ни о каких копритах. — В его голосе звучало благоговейное изумление. Потом тон дивизионного командира опять изменился, стал сухим и озабоченным. — А вы уверены, что в бомбе не стоит другой детонатор, а этот враг подбросил, заметая следы?

— Нет. — Ледяной страх вновь охватил Рэднала. Неужели он и его товарищи зашли так далеко, сделали так много — и все ради того, чтобы стать жертвой еще одного, последнего обмана?

Хоркен испустил вопль, которому позавидовал бы и Туранд.

— Я нашел! Нашел! — кричал он от кустика молочая примерно в двадцати кыобитах. Рэднал поспешил к нему. — Оно и не могло быть далеко, ведь у каждого коприта своя территория. Поэтому я продолжал искать и… — Он указал вниз.

У молочая лежал маленький таймер, соединенный с батарейкой. Таймер был перевернут — коприт, должно быть, повоевал на славу, вырывая приглянувшиеся ему провода. Рэднал нагнулся, взял таймер в руку и едва не выронил его — стрелка, отсчитывающая десятины и сердцебиения, стояла на нулевой отметке.

— Посмотрите… — тихо произнес он.

Импак вез Потос заглянул ему через плечо и побледнел.

— Птичка-коприт… — бормотал Хоркен, на коленях ощупывая каждый камушек вокруг молочая. Буквально через сотню сердцебиений он криком подозвал к себе остальных. На месте откинутого в сторону куска песчаника из трещины в земле выходили два маленьких тускло-коричневых проводка.

— Птнчка-коприт, — повторил Хоркен. — Жиролеты и люди непременно опоздали бы. Но коприт вознамерился завлечь на свою территорию самок, а тут сгодится все яркое…

Рэднал взял в руки радиофон.

— Мы нашли таймер. И провода, которые, очевидно, ведут к звездной бомбе. Птичка-коприт вырвала детонатор, которым крепалганцы соединили таймер с бомбой.

— Птичка-коприт… — Теперь это произнес Туранд вез Нитал. Судя по всему, он был ошеломлен не меньше остальных, но быстро сумел взять себя в руки. — Что ж, превосходные новости. Я немедленно отправляю к вам команду саперов. Все, конец связи.

Пеггол вез Менк осмотрел таймер; его взгляд не отрывался от зеленой стрелочки, рассекавшей пополам знак нуля.

— Как, по-вашему, глубоко ли установлена бомба?

— Я, конечно, не знаток геологии, но чтобы вызвать разрушение горных пород, ее, вероятно, нужно зарыть довольно глубоко, — ответил Рэднал. — Если Туранд вез Нитал считает, что саперы успеют извлечь бомбу до наступления темноты, боюсь, его ждет сюрприз.

— Как крепалганцы ухитрились установить здесь бомбу? — спросил Импак вез Потос. — Ведь ваши сотрудники…

— Котлован-Парк обладает обширной территорией, — заметил Рэднал.

— Я знаю. Кому, как не мне, знать — я столько прошагал по нему, — со вздохом произнес Импак.

— И все же…

— Люди редко заходят в эту часть. Я, например, никогда не водил сюда группы. Конечно, крепалганцы рисковали, однако не слишком сильно.

— Нужно позаботиться о том, чтобы исключить возможность повторения подобной угрозы, — сказал Пеггол вез Менк. — Может быть, следует расширить милицию Парка или расположить здесь армейскую базу, или открыть подразделение Глаз-и-Ушей — не знаю, надо решить, какие меры обеспечат большую безопасность. Но что-то сделать необходимо.

— Также надо учитывать, какие меры меньше повредят Котлован-Парку, — заметил биолог.

— Согласен, хотя этот фактор далеко не самый важный, — ответил Пеггол. — Подумайте, Рэднал вез: если Барьерные горы падут и Западный океан затопит Низину, это сильно повредит Котлован-Парку?

Рэднал открыл было рот, чтобы запротестовать. Задача сохранения Парка в первозданном виде всегда была для него жизненно важной. Человек своей деятельностью безобразно изувечил Низину; территория заповедника служила единственным напоминанием о том, какой она была. Но последние дни он провел, мучаясь опасениями, что в следующее сердцебиение утонет, а уж сегодня-то вовсе в этом не сомневался. И если бы он утонул, его родная страна Утонула бы вместе с ним. По сравнению с этим расквартированные в Парке солдаты казались сущим пустяком.

Биолог не произнес ни слова.

Рэднал давно не был в Тартешеме, хотя столица располагалась совсем недалеко от Котлован-Парка. И уж тем более ему не приходилось ехать через город в открытом автомобиле, когда людские толпы, шумно ликуя, выстраивались вдоль дороги. Наверное, это должно было доставлять удовольствие; Пеггол вез Менк, сидевший рядом с ним, явно получал удовольствие: он улыбался и махал рукой, словно только что стал верховным жрецом. А Рэднал, проведя столько времени на необъятных просторах Низины, в одиночестве или с маленькими туристскими группами, скорее пугался огромных людских масс, чем радовался восторженной встрече. Он нервно поглядывал на высокие здания, нависавшие с обеих сторон центральной улицы, и чувствовал себя проходящим по мрачному каньону, а не по рукотворным аллеям столицы.

— Рэднал! Рэднал! — скандировала толпа, как будто все знали его достаточно близко, чтобы обращаться по имени. У толпы был и еще один клич: — Коприт! Коприт!

Этот последний клич помог Рэдналу успокоиться. Увидев его улыбку, Пеггол сказал:

— Можно подумать, что здесь собралась выездная сессия общества орнитологии.

— Да, — отозвался Рэднал. — Может, и плохо, что на церемонии нет того самого коприта.

Пеггол взметнул вверх бровь.

— Вы же сами убедили наших доблестных солдат оставить его в покое.

— И правильно сделал, — ответил Рэднал.

Поместить птицу, укравшую детонаторные провода, в клетку показалось ему верхом несправедливости. Котлован-Парк для того и существовал, чтобы дать всем тварям возможность жить свободно и как можно меньше общаться с человеком. Благодаря птичке-коприту это оставалось возможным и далее, и нельзя в награду сажать его в клетку.

Машина выехала на площадь перед дворцом Наследственного Тирана и остановилась у величественного здания, где жил Бортав вез Памдал. На лужайке перед домом воздвигли трибуну. Складные стулья, обращенные к ней, заполнили высшие сановники Тартеша и других государств.

Крепалганцсв на этих стульях не было. Наследственный Тиран выслал представителя Крепалганского Единства, депортировал из Тартеша всех крепалганских граждан и закрыл границу. Ничего более он пока не предпринимал. Рэднал кипел от возмущения и в то же время одобрял подобную осторожность. В век звездных бомб приходилось быть предельно осмотрительным.

Служитель в роскошных одеяниях подошел к машине и низко поклонился.

— Я церемониймейстер. Не изволите ли пройти со мной, свободные?

Рэднал и Пеггол изволили. Церемониймейстер провел их к трибуне, усадил на почетные места на возвышении и поспешил назад, чтобы встретить остальных членов группы следопытов, чьи автомобили выстроились за тем, в котором ехали гид и Глаз-и-Ухо.

Глядя на важных сановников, с нескрываемым любопытством рассматривающих его с головы до ног, Рэднал снова занервничал. Разве ему место в высшем обществе?.. Потом он заметил во втором ряду, прямо в середине, Тогло вез Памдал, которая широко улыбнулась и помахала рукой. Чувство, что неподалеку находится его знакомая, помогло ему обрести душевное равновесие и спокойно дожидаться следующей части церемонии.

Оркестр заиграл национальный гимн Тартеша. Затем на возвышение поднялся церемониймейстер и объявил:

— Свободные… Наследственный Тиран!

Лицо Бортава вез Памдала смотрело с серебра, улыбалось прохожим с общественных зданий и часто появлялось на экране. Тем не менее Рэднал никогда не думал, что воочию увидит Наследственного Тирана. Во плоти Бортав выглядел заметно старше, чем на своих изображениях, а также не таким уж мудрым и непреклонным — словом, больше походил на человека, чем на полубога.

А вот сочный баритон оказался его собственным. Он говорил без бумажки четверть десятины, восхваляя Тартеш, бичуя тех, кто тайно лелеял зло и вынашивал дурные замыслы, и заверял сограждан в том, что опасность не повторится. Рэднал, который больше интересовался жирной песчаной крысой, чем политикой, вскоре перестал вслушиваться… И едва не пропустил свое собственное имя!

Он вскочил как ужаленный и, сам себе не веря, будто во сне, взошел на трибуну. Бортав дружеским жестом положил руку ему на плечо. От Наследственного Тирана слегка пахло духами.

— Свободные! Представляю вам Рэднала вез Кробира, чей острый глаз заметил смертельные провода, тем самым доказавшего, что боги не оставили Тартеш. За выдающиеся успехи в деле сохранения не только Котлован-Парка, не только Низины, но и всей нашей Родины я награждаю Рэднала вез Кробира пятью тысячами единиц серебра и объявляю, что отныне и впредь он и все его потомки являются титулованными аристократами!.. Свободный вез Кробир!

Сановники зааплодировали. Бортав вез Памдал кивком указал Рэдналу на микрофон.

Необходимость произнести публичную речь перед лицом Наследственного Тирана и высшей знати государства напугало биолога гораздо больше, чем все пережитое в Низине. Оставалось только перед самим собой делать вид, что он выступает с заключительными словами научного доклада:

— Благодарю вас, ваше высочество. Мои скромные заслуги не достойны столь высокой похвалы. Я буду вечно хранить в душе вашу доброту.

Рэднал сделал шаг назад, и сановники вновь зааплодировали — вероятно, довольные его краткостью. Отвернув голову от микрофона, Наследственный Тиран произнес тихонько:

— Оставайтесь здесь со мной на трибуне, пока я буду награждать ваших коллег. Вам еще раз придется выступить в конце.

Одного за другим Бортав вызывал членов группы следопытов. Пегголу также был дарован титул; остальные пятеро получили хвалу и крупные суммы серебра. Это показалось Рэдналу несправедливым. Если бы не Хоркен, например, они бы не нашли батарейку и таймер. А Импак обнаружил след, когда Рэднал его потерял.

Но вряд ли имеет смысл спорить. Да и как заставить Бортава выслушать? Кроме того, Наследственному Тирану, похоже, не доложили, что Рэднал спал с Эвилией и Лофосой буквально за день до того как шпионки собрались подорвать звездную бомбу. Бортав вез Памдал слыл большим консерватором по части морали и ни за что не приблизил бы к себе Рэднала, знай он все подробности его деятельности в Котлован-Парке.

Успокаивая свою совесть, Рэднал напомнил себе, что всем семерым следопытам после сегодняшней церемонии жить станет значительно легче. Ему не удалось убедить себя только в. том, что этого достаточно.

Жозел вез Глезир, вызванный последним, пролепетал слова благодарности и вернулся на место. Бортав вез Памдал вновь взял микрофон. Когда аплодисменты, предназначенные Жозелу, стихли, Наследственный Тиран сказал:

— Наш народ никогда не забудет как грозившей нам страшной катастрофы, так и усилий тех в Котлован-Парке, кто отвел беду. В ознаменование чудесного спасения позвольте продемонстрировать эмблему, которую впредь будет носить наш славный заповедник?

Церемониймейстер поднес к Рэдналу небольшой ящичек, скрытый под пышными складками материи.

— Застежка сверху, — прошептал он. — Сняв материю, поднимите эмблему так, чтобы все ее увидели.

Рэднал повиновался.

Сановники захлопали; многие из них улыбались, а некоторые даже засмеялись. Рэднал тоже улыбнулся. Что лучше может символизировать Котлован-Парк, чем птичка-коприт, сидящая на кусте терновника?

По мановению руки Наследственного Тирана биолог вновь подошел к микрофону:

— Еще раз благодарю вас, ваше высочество, теперь уже от имени всего персонала Котлован-Парка. Мы с благодарностью принимаем эту эмблему!

Он шагнул назад, затем повернул голову и прошипел церемониймейстеру:

— Что мне делать с этой штукой?

— Оставьте ее на трибуне, — ответил невозмутимый чиновник. — Мы о ней позаботимся.

Когда Рэднал вернулся на место, церемониймейстер объявил:

— А теперь приглашаем всех в Большой приемный зал!

Вместе с остальными Рэднал прошел в Большой приемный зал, взял бокал искрящегося вина у официанта, а потом долго принимал поздравления от знати и высших государственных чинов. Это было даже немного похоже на работу экскурсовода: он знал правильные ответы и легкой импровизацией их разнообразил.

И вдруг навстречу шагнула улыбающаяся Тогло вез Памдал. Рэднал поклонился:

— Добрый день, свободная, рад вас видеть.

— Если в трудный час в Парке я была для вас Тогло вез, то тем более остаюсь Тогло вез здесь, в безопасности в Тартешеме. — Судя по голосу, она была огорчена его холодным обращением.

— Спасибо, — сказал Рэднал.

Да, она обещала покровительство перед расставанием, но слишком многие важные туристы, с явной приязнью относившиеся к сотрудникам Котлован-Парка на территории заповедника, надменно торопились спровадить их при встрече в городе.

Словно по мановению волшебной палочки, у локтя Рэднала возник Бортав вез Памдал. Щеки его слегка раскраснелись; должно быть, Наследственный Тиран принял уже не один бокал искрящегося вина. Заговорил он так, словно напоминал сам себе:

— Бы знакомы с моей племянницей, не так ли, свободный вез Кробир?

— С вашей племянницей?! — Рэднал ошеломленно переводил взгляд с Бортава на Тогло. Она назвала себя «дальней родственницей». Племянница — это гораздо больше.

— Ну, надеюсь, вам здесь понравится! — Бортав хлопнул Рэднала по плечу, дыхнул ему в лицо вином и, чуть пошатываясь, направился любезничать к другой группе гостей.

— Вы не говорили мне, что Тогло вез его племянница, — укоризненно произнес Рэднал.

Теперь, став внезапно аристократом, он мог вообразить себя беседующим с дальним родственником Наследственного Тирана. Но вести разговор с братом Бортава вез Памдала или с мужем его сестры… Нет, невозможно! Наверное поэтому голос его прозвучал несколько брюзгливо.

— Извините, — сказала Тогло. Рэднал не сводил глаз с ее лица, полагая, что извинение является пустой формальностью. Но, похоже, девушка говорила серьезно. — Имя моего клана и без того тяжелая ноша. Еще тяжелее будет, если сообщать каждому, что я родная племянница Наследственного Тирана. Во мне перестают видеть человека. Поверьте, я знаю. — В ее словах звучала искренняя горечь.

— А-а, — медленно произнес Рэднал, — Понятно. Я об этом и не подумал, Тогло вез.

От улыбки девушки у него потеплело на сердце.

— А следовало бы, — сказала Тогло. — когда люди узнают, что я из клана Памдалов, одни начинают обращаться со мной так, будто я сделана из стекла и вот-вот разобьюсь, другие пытаются использовать мое положение.

Рэднал коротко рассмеялся — сам над собой.

— Мне всегда казалось, что принадлежность к богатому и могущественному клану делает жизнь человека праще и удобнее, а не наоборот. Даже в голову не приходило, какие тут могут быть дурные стороны. Поверьте, мне очень жаль, что я этого не понимал.

— О, не извиняйтесь! — воскликнула Тогло. — Думаю, что вы-то как раз обращались бы со мной ровно, даже если бы с первого сердцебиения знали, кто мой дядюшка. Такое не часто встречается, и я этим очень дорожу.

— Я солгу, если скажу вам, что совершенно не задумывался о вашем происхождении, — признался Рэднал.

— Ну разумеется, Рэднал вез. Глупо было бы об этом не думать. Да я такого и не жду; до случая с птичкой-коприт я была уверена, что боги забыли, как творить чудеса. Но что бы вы там ни думали, это не помешало нашим отношениям.

— Я пытался относиться к вам так же, как и ко всем остальным.

— По-моему, у вас это получалось замечательно! — сказала она. — Вот почему мы так быстро стали друзьями в Котлован-Парке. Хотелось бы, чтобы мы оставались друзьями и впредь.

— Я бы тоже очень этого хотел, — промолвил Рэднал. — Если только вы не сочтете, что я так Говорю из корыстных побуждений.

— Нет, не сочту. — Хотя Тогло продолжала улыбаться, глаза девушки оценивающе его изучали. По ее словам, многие пытались ее использовать… Рэднал сомневался, что им это удавалось.

— Знаете, учитывая то, кто вы есть на самом деле, мне еще труднее сказать, что… ну, что вы мне очень понравились там, в Котлован-Парке, — пробормотал он.

— Да, я понимаю ваше затруднение, — медленно проговорила Тогло. — Вы не хотите, чтобы я подумала, будто вы собираетесь меня использовать.

Она снова окинула Рэднала изучающим взглядом, и на этот раз он набрался смелости ответить ей тем же.

И от этого она нравилась ему еще больше. Пусть Эльтзака вез Мартоса влечет к дурам — он сам дурак. Рэднал порой по-всякому себя называл, однако дураком очень редко. В последний раз он так про себя подумал, когда выяснилось, кто такие на самом деле Эвилия и Лофоса. Да уж, когда он ошибался, он не останавливался на полпути.

Но, кажется, ему удалось себя реабилитировать — с помощью птички-коприт.

— Если нам суждено стать добрыми друзьями, — сказала Тогло, — обещайте мне только одно.

— Что? — спросил Рэднал, вдруг насторожившись. — Честно говоря, не люблю дружбу с условиями. Это слишком напоминает мне наш последний договор с Моргафом. Да, вот уже некоторое время мы с островитянами не воюем, но и не доверяем нм — как и они нам. Лучший пример — события в Низине.

Тогло кивнула.

— Верно. И все же я надеюсь, что мое условие вас не слишком обременит.

— Продолжайте. — Он сделал глоток искрящегося вина.

— Что ж, ладно, Рэднал вез Кробир… Учтите, если мне еще раз доведется увидеть вас в спальном мешке с парочкой голых узкоголовых девиц — или даже широкобровых! — можете считать нашу дружбу законченной!

Немного вина попало ему в нос, и от этого Рэднал закашлялся еще судорожнее. Жадно ловя ртом воздух и вытирая платком лицо, он выиграл несколько сердцебиений, чтобы к нему вернулось присутствие духа.

— Тогло вез, считайте, что мы договорились, — торжественно произнес Рэднал.

И они пожали друг другу руки.

Перевел С Английского Владимир Баканов.

Публикуется с разрешения.

литературно-издательского агентства «Права и переводы»,

представляющего интересы автора в России.

Гарри Тартлдав. РЕАЛЬНОСТЬ ВЫМЫСЛА.

Повесть «В низине» в 1994 г. была удостоена премии «Хьюго». Однако автор — один из именитых зарубежных писателей нового поколения — мало известен отечественному читателю. Поэтому мы решили предложить аудитории журнала выдержки из интервью c Г. Тартлдавом, опубликованного в журнале «Locus», дабы сам автор рассказал о своих литературных пристрастиях.

Но об одном любопытном факте, связанном с историей нашего журнала, хотелось бы упомянуть.

Книгой, во многом определившей писательские интересы Г. Тартлдава, стал ромам Л. Спрега де Кампа «Да не опустится тьма». Роман был переведен на русский язык В. Бакановым и опубликован в «Если» №  2, 1992 г. С тех пор известный переводчик всерьез увлекся издательским делом и практически оставил перевод. Однако, ознакомившись с повестью Г. Тартлдава, согласился перевести ее для журнала «Если».

Наверное, вас часто спрашивают, как вы придумали такой прелестный псевдоним?[3]

— Хотите верьте, хотите нет, но Гарри Тартлдав — мое настоящее имя. А вот как я стал Эриком Айверсоном — это разговор особый. В 1979 году издательство «Белмонт Тауэр» напечатало мой роман о мечах и колдовстве; попутно меня перекрестили в Эрика Айверсона. И не то чтобы книга была так уж связана со скандинавской мифологией, просто, по их мнению, никто не поверил бы, что у человека может быть фамилия Тартлдав. Были две причины, почему я некоторое время оставался Айверсоном. Во-первых, под настоящей фамилией я продолжал печатать научные работы. Кроме того, у меня тоже была ошибочная гипотеза — что кому-то и взаправду взбредет в голову читать «белмонттауэровскую» книгу.

Так вот я и получил этот псевдоним. Работая для журналов, я обзавелся еще и средним инициалом «Г», что означало «Годдэм»[4] Иногда я даже ставил на книгах автограф «Эрик Годдэм Айверсон» — своеобразный комментарий к навязанному мне псевдониму.

— Ваши произведения обычно строятся на реальном историческом материале. Например, цикл «Видессос». Эго как-то связано с вашим образованием?

— Действие цикла «Видессос» разворачивается в некоем фантастическом аналоге Византийской империи. Я получил докторскую степень за работы по византийской истории, стае таким образом чуть ли не самым безнадежным безработным в истории человечества. А вот историком (а позже и литератором) меня сделало пристрастие к чтению научной фантастики. Я действительно собирался посвятить себя наука, но скорее уж астрономии. Однако где-то в старших классах я прочитал роман Л. Спрэга де Кампа «Да не опустится тьма». Прежде такая литература мне в руки как-то не попадала. Я начал выяснять, что там правда, а что де Камп выдумал — и не сумел разобраться. Потом я поступил в Калифорнийский технологический институт и вылетел в конце первого курса, в немалой степени потому, что все больше интересовался историей и все меньше — физикой. Ну и, конечно же, потому что как раз тогда вышло известное издание «Властелина Колец» в мягкой обложке, и я прочитал его раз эдак восемнадцать — вместо того чтобы грызть гранит науки.

Дальше меня занесло в Лос-Анджелесский университет на отделение византийской истории. Я защитил докторскую и тут же обнаружил — собственно говоря, это начало проясняться уже где-то к середине аспирантуры, — что имею две возможности получить постоянную научную работу: почти нулевую и нулевую. Два года я преподавал в Лос-Анджелесе, замещая своего бывшего руководителя, пока тот стажировался в Афинском университете. В середине 79-го он снова занял свое место, и я тут же решил, что не желаю возвращаться к жалкому статусу почасовика.

К этому времени в «Белмонт Тауэре» вышел тот самый мордобойно-магический роман; кроме того, я получил деньги за несколько рассказов, принятых, но еще не напечатанных: покупают — значит, не так уж плохо они написаны. На этом основании я устроился в отдел образования Лос-Анджелесского округа техническим писателем. Это означало, что я писал технические тексты, газетные заметки и опросники, подвизался в ролях корректора и редактора, а по большей части — машинистки. Когда я еще сидел без работы, я начал то, что стало впоследствии четырьмя книгами «видессосского» цикла. Работать и одновременно Писать было труднее, но я кое-как справился и даже начал регулярно продавать свои произведения. В июне 91-го я решил, что теперь могу рискнуть отправиться в свободный полет, в каковом состоянии я и пребываю по сию пору.

Насколько можно понять, многие теперешние писатели-фантасты больше интересуются историей, чем физикой, отчасти, возможно, потому, что сейчас будущее выглядит далеко не так привлекательно, как лет двадцать — тридцать назад, и людям стало интереснее заглядывать в прошлое, нежели смотреть вперед.

— Не потому ли таким популярным стал жанр альтернативно-исторической фантастики, в том числе и в вашем творчества?

— Получив историческое образование. я вижу не только существующее положение вещей, но и интересные повороты в прошлом, которые могли бы сделать мир совершенно иным. Я отношусь к своим альтернативным историям как к мысленным экспериментам, имеющим целью осветить не столько иные исторические аспекты, сколько современное общество. Изображение, даваемое зеркалом альтернативной истории, не получить никаким иным способом: в нем возможны столкновения крайностей, так никогда и не столкнувшихся в истории реальной — столкновения, бросающие новый свет на события дней сегодняшних. Исходной точкой написанного мною несколько лет назад рассказа «Последняя статья» была победа Гитлера и противостояние немецкой армии, захватившей Индию, Махатме Ганди и его ненасильственному сопротивлению. Мысленный эксперимент, ставящий своей целью осмыслить, при каких условиях непротивление может быть эффективным, а при каких оно ведет к катастрофе. Эти две крайности никогда впрямую не сталкивались — и слава тебе, Господи! Получилась бы мясорубка.

— Насколько серьезными могут быть результаты воздействия на критические точки в истории?

В последнее время меня очень интересует применение некоторых моментов случайной теории эволюции, почерпнутых мною у Стивенсона Джея Гулда: если отмотать пленку назад и запустить ее вторично, огромное количество неопределенных факторов может привести к тому, что новый результат и отдаленно не будет похож на старый. И я в это верю. Критические, переломные точки встречаются где угодно, весь фокус состоит в том, чтобы выбрать из них самые интересные и попытаться выяснить, как развивались бы события, произойти один из несостоявшихся разломов. Как выглядел бы другой, альтернативный, путь? Если постулировать целую серию таких отклонений одновременно — писать становится просто неинтересно. Все зависит от слишком многих переменных. Любые разговоры насчет того, что все историческое развитие можно описать одним-единственным законом — чушь. Движущие силы истории воздействуют на индивидуума, но есть и обратное воздействие, как мне кажется, в большинстве случаев история сильнее человека, но очень многие случаи ясно показывают, что обобщать здесь опасно. Обобщения ВООБЩЕ опасны. Не верьте НИ ОДНОМУ обобщению, не исключая и этого.

— Какова история создания вашего романа «Ружья Юга»?

Этот роман появился на свет по чистой случайности. Я переписываюсь с Джудит Тарр[5], и она однажды пожаловалась мне, что рисунок на обложке ее новой книги такой же анахронизм, как и Роберт Э. Ли с автоматом «Узи» наперевес. «А ведь интересно! — подумал я. — Вот только где бы он взял «Узи»?». А потом подумал: «Нет, не нужен ему «Узи». Вот если бы кто-то дал ему автомат Калашникова или, еще лучше, — целую кучу этих АК». Самым подходящим ответом был южноафриканский путешественник во времени. Я приписал это в виде постскриптума к своему ответному письму, сохранил копию этого послания и приступил к подготовительной работе. Полтора года спустя я сел за книгу, а еще через год книга была готова.

Те, кто думает, что существует какая-то абсолютная истина по поводу прошлого, скорее всего ошибаются. Подобно литературе, история — всего лишь одна из разновидностей искусства, в реальной жизни случаются события, далеко превосходящие все выдумки литераторов. Работая над «Ружьями Юга», я занялся 47-м полком из Северной Каролины, который первым столкнулся с войсками федералистов в битве при Уайлдернессе. Я связался с северо-каролинским управлением истории и архивов в надежде получить хотя бы несколько фамилий офицеров. Они прислали мне ксерокопию истории полка, написанной одним из ветеранов где-то в самом конце прошлого века, а вдобавок полный список всех, кто когда-либо служил в 47-м: имя, звание, возраст, место рождения, ранения, случаи пленения, профессия. Можете себе представить, с каким жадным воплем набросился я на эти сокровища. Я взял оттуда половину своих персонажей. Было там и нечто необычное, хотя и не совсем уникальное: в заинтересовавшем меня полку служила женщина. Отзывы о ней как о солдате были самые благоприятные. В реальной истории ее взяли в плен в Ричмонде в 65-м году, и она сказала, что служит в полку уже два года и имеет два боевых ранения. Такое, конечно же, бывало, но настолько редко, что, не будь эта женщина реальной личностью, я никак не рискнул бы выдумать ее и вставить в свой роман. Начиная заниматься 47-м, я даже и не подозревал о ее существовании — мне просто повезло.

Роман «Ружья Юга» был мысленным экспериментом, разрабатывающим следующую ситуацию: ладно, дадим конфедератам в точности то, чего они хотят, дадим им независимость. Ну и что же будет потом? С какими, совершенно неожиданными для себя проблемами они столкнутся? Что бы они делали со страной, сорок процентов населения которой ненавидит их? Как бы они адаптировались к миру, в котором рабство — бесконечно устарелая идеологическая и экономическая система, в мире, не желающем иметь никаких отношений с рабовладельческой державой? Другая проблема — как финансировать страну? А если ваше отделение основывалось на провозглашении суверенных прав штатов, то каким образом вы обеспечите власть центрального правительства? Да и можете ли вы вообще ее обеспечить, не подвергаясь опасности нового раскола?

- Насколько нам известно, ваша последняя работа будет связана уже с историей нашего века?

Да, этот большой проект, над которым я сейчас работаю, будет, скорее всего, состоять из трех книг. Рабочее название — «Равновесие сил». Начинается повествование в мае 42-го года, когда во второй мировой войне наблюдалось почти идеальное равновесие сил. Японцы уже отплыли к Мидуэю, но еще туда не добрались. Немцы разгромили русских, но до Сталинграда еще не дошли. Англичане готовят первый массированный, в тысячу бомбардировщиков, налет на Кельн. И тут появляются пришельцы.

Рональд Рейган произнес однажды речь (которую, по всей видимости, позаимствовал из какого-то НФ-фильма) насчет того, что если вдруг нападут на нас пришельцы, то все дружно сплотятся и — само собой — вышвырнут их к чертовой матери. Не думаю, чтобы все было так благостно. Среди моих персонажей есть и американцы, и англичане, и немцы, и евреи, и китайцы, и японцы, и, конечно же, пришельцы, которые приходят от нас в полнейшее недоумение.

Исследования по этому проекту оказались более интересными и значительно более трудными, чем даже работа над «Ружьями Юга». 42-й год все еще жив в памяти очень многих. Я постарался придать тексту максимальную подлинность, просматривал старые комплекты «Тайма», «Лайфа» и «Ньюсуика», чтобы почувствовать, чем мы похожи на тех людей и в чем мы от них отличаемся. Одна из вещей, поразивших меня и во время работы над «Ружьями», и теперь — насколько вопиющим и агрессивным был расизм в совсем еще недавнем прошлом. Считают, что мы и сейчас таки? — да. конечно же, но все-таки прогресс заметен. Видит Бог, мы еще очень далеки от идеала, но были-то гораздо, неизмеримо хуже.

Конечно, я значительно лучше знаю христианскую теологию, нежели иудейскую. Однако я делаю попытку поднять и еврейскую тему. Поколение, живо помнящее Холокост, сходит со сцены. Люди, прошедшие через этот ужас, переносят его на бумагу, придают ему форму истории и литературы, чтобы те, кто придет после них, помнили его и делали хотя бы опосредованно частью личного опыта. Нельзя забывать, что подобные вещи возможны даже в цивилизованной стране. Один из самых устрашающих моментов Холокоста состоит в том, что евреи не представляли для нацистов ровно никакой угрозы — и все равно подвергались систематическому истреблению. Это чудовищно и непостижимо.

Кроме того, мне приходится общаться с людьми, в одночасье ставшими анахронизмом. Я имею в виду твердых, убежденных коммунистов. Россия, какой она была в середине века, видится теперь в совершенно новой, как бы иронической перспективе. Первые поколения коммунистов верили, что действительно прокладывают путь к земному раю. Писать о людях, чьи иллюзии разбились вдребезги, очень тяжело.

Перевел С Английского Михаил Пчелинцев.

От автора:

«Моя жена тоже пишет. только под своей девичьей фамилией — Лаура Франкос. Тут, отчасти, и моя вина: глядя на меня, она увидела, что писать может ну буквально кто угодно!».

Мюррей Лейнстер. КОСМИЧЕСКИЙ БЕГЛЕЦ.

«Если». 1996 № 02

Все началось теплой летней ночью, когда Берт, стоя у своей машины, прощался с Нормой. Ему не хотелось уезжать. Совсем недавно Берт снял небольшой домик на берегу озера Катона, собираясь дописать роман. Здесь он и познакомился с Нормой, проводившей отпуск в пансионате неподалеку. Они выяснили, что живут в одном городе, всего в нескольких кварталах друг от друга. И теперь им казалось, что их свела сама судьба.

— Может быть, завтра, — сказал Берт, стараясь оттянуть момент расставания, — мы сможем…

В этот момент ослепительно яркая линия прорезала небо. Впрочем, не совсем линия, скорее — сияющая точка, но двигалась она так быстро, что казалась росчерком гигантского пера.

Потом они увидели вспышку, и еще одна линия засияла среди звезд.

— Интересно, что это? — задумчиво спросил Берт. — Никогда такого не видел.

Третья сияющая точка промчалась по небу откуда-то с запада. Четвертая. Они двигались по прямой. Пятая… Шестая вычертила параболу. Седьмая…

Затем одновременно на севере, юге и западе возникли и пронеслись по небу светящиеся спирали, оставляя за собой расплывающийся след; последовала очередная, но гораздо более яркая вспышка. На мгновение стало светло как днем.

Берт и Норма прислушались. Тишину нарушали лишь ровное урчание мотора, стрекотание кузнечиков и шелест ветра в кронах деревьев. Потом вдалеке послышались голоса и крики. Вспышка была необычайно яркой и, конечно, многие ее заметили.

— Как ты думаешь, что это? — спросила Норма.

Берт пожал плечами.

— Не знаю.

Кругом звучали громкие голоса. Кто-то уверенно произнес:

— Это следы реактивных истребителей! Ночные маневры!

Люди выходили из домов, надеясь узнать, что произошло. Переговариваясь друг с другом, они стояли и рассматривали угасающие следы в усыпанном звездами небе. Норма отодвинулась от Берта.

— Ладно, — смущенно сказал Берт, — мне, наверное, пора. Встретимся завтра?

Норма кивнула.

Миновав городок, он выехал на узкое шоссе, что вело вдоль берега к коттеджу. Стекла машины были опущены, и Берт с удовольствием вдыхал ароматы летней ночи к которым примешивался горьковатый запах хвои. Дорога вилась между деревьями, один или два раза Берг заметил неяркий свет в окнах далеко отстоящих от дороги коттеджей.

Впереди показалась просторная поляна, в глубине которой фары высветили небольшой сарайчик.

И тут наступила темнота.

Коричневатый, похожий на кожу материал перекрыл свет фар, и машина оказалась как бы под колпаком. Передние колеса наехали на край коричневого полотнища и подмяли его: ткань непременно должна была порваться, но этого не случилось. Несколько мгновений машина безуспешно пыталась преодолеть препятствие, а потом завалилась на бок.

Берт ударился головой и потерял сознание.

Первое, что он почувствовал, придя в себя, было какое-то постороннее, чуждое присутствие, словно кто-то копался в его мозгу. Берт словно наяву увидел свой коттедж и дорогу к нему, вспомнил, как открывается ключом дверь, и ясно представил все комнаты. Затем сознание снова покинуло Берта.

Когда он очнулся второй раз, у него болело все тело, глаза были завязаны. Он слышал, как щебетали птицы — должно быть, уже настало утро. В соседней комнате кто-то ходил. Берт попробовал пошевелиться и с облегчением понял, что все кости целы. Но вот глаза…

Тут его охватила паника. Он попытался поднять руки и потрогать повязку, закрывавшую глаза.

Послышались быстрые шаги, и чей-то голос произнес:

— Не волнуйтесь. Вам нельзя двигаться. — Голос мужской, очень знакомый, но Берт никак не мог припомнить, чей.

— Не волнуйтесь, — повторил голос. — Прошлой ночью с вами случилась небольшая неприятность. Я приглядываю за вами. Все будет в порядке. Полежите спокойно еще немного.

— Но мои глаза! — вскричал Берт. От мысли, что он ослеп, его прошиб пот.

— Не беспокойтесь, — сказал голос без всяких эмоций, — вам нужно немного полежать, а потом вы сможете подняться.

Берт почувствовал, что его бережно, но очень крепко держат. Он нервно спросил:

— Кто вы?

— Смит, — сказал голос. — Джон Смит. Вы меня не знаете. Я просто присматриваю за вами, пока врач не разрешит вам вставать. Я нашел вас прошлой ночью.

Голос казался до неправдоподобия знакомым. Берт слышал его множество раз. Но он не знал никакого Джона Смита, да еще произносившего слова голосом, который был ему знаком, как собственный…

И тут Берт понял, чей это голос.

Он почувствовал, как его снова укрывают одеялам — вернее, заворачивают так туго, словно это была смирительная рубашка. Шаги удалились в соседнюю комнату. Берт осторожно пошевелился — одеяло плотно охватывало плечи.

С необычайной осторожностью Берт стал вытаскивать правую руку, стараясь не давить на одеяло. Пальцами правой руки дотянулся до повязки и сорвал ее. Свет! Слава Богу, с глазами все в порядке. Осторожно проведя ладонью по лицу, Берт не обнаружил ни порезов, ни царапин.

Берт высвободился из своей «смирительной рубашки». Стараясь не шуметь, встал. Он был в одной пижаме. Берта охватила дрожь, зуб не попадал на зуб, и он никак не мог с этим справиться. Из соседней комнаты доносились какие-то звуки. Он на цыпочках подошел к двери и опасливо заглянул в соседнюю комнату.

Кто-то, одетый в рубашку, брюки и туфли Берта, сидел за его столом. Краем глаза Берт заметил в углу комнаты груду того самого материала, который пленил его машину. Сидящий за столом что-то проделывал с кусками, вырезанными из этой темной ткани.

Охватившая Берта ярость помогла ему преодолеть страх. В этот момент человек слегка отодвинулся от стола, и Берт с содроганием увидел лежавшее на столе лицо. Однако он тут же понял, что это всего лишь маска, сделанная из того самого материала. Но однотонная, темно-коричневого цвета маска словно обладала собственной жизнью: она менялась, мелко подрагивая наподобие желе. И тут неизвестный надел маску на себя.

Не выдержав, Берт издал сдавленный крик. Незнакомец вскочил и быстро обернулся. У него было лицо Берта!

Берт окаменел. А существо в маске заговорило:

— Похоже, вы догадались.

— Огни в небе! — выпалил Берт.

Помолчав, его собеседник кивнул.

— И штука, на которую я наехал своей машиной… что-то вроде парашюта?

Его собеседник ровным, ничего не выражающим голосом произнес:

— Не только.

— И вы… вы не человек! — хрипло сказал Берт.

— Да.

Возникла пауза. Инопланетянин стоял и смотрел на него. Берт почувствовал боль в пальцах — так крепко он стиснул дверную ручку. Он выпустил ее и с раздражением выпалил:

— Вы взяли мою одежду и говорите по-английски! — И, разозлившись еще больше, почти закричал: — У вас мой голос! И вы дьявольски спокойны!

Инопланетянин, помедлив, ответил:

— Я беглец. У меня нет одежды, я взял вашу. Когда закончу делать лицо, я спрячусь в лесу.

— Но это лицо не ваше! — рявкнул Берт. — Вы скопировали его с фотографии на моем столе! Это всего лишь маска! И откуда у вас мой голос? Что, черт возьми, все это значит?

Берт уже не мог сдержаться — все накопившиеся в нем чувства выплеснулись наружу. Инопланетянин развел руками, будто знал, что этот жест вполне подходит для данной ситуации.

— Я спасался бегством, — сказал он таким же ровным голосом, — за мной гнались. Я вошел в плотные слои атмосферы вашей планеты чуть раньше, чем мои преследователи. Включил автопилот на своем корабле, а сам выпрыгнул. Враги догнали мой корабль и уничтожили его. Они искали меня при помощи… некоего устройства. Им не удалось меня найти. Возможно, они полагают, что уничтожили меня вместе с кораблем. Но им надо обязательно убедиться в этом. Я должен спрятаться, исчезнуть.

Ноги едва держали Берта, и он присел на стул.

— П…послушайте, — сказал он нетвердым голосом, — это, конечно, совершенно невозможно, однако…

Инопланетянин ждал. Наконец он произнес:

— Я не рассчитывал, что мне придется столь рано вступить в контакт с аборигеном. Я надеялся, что успею все закончить и уйти в лес еще до того как вы проснетесь. Мне нужно очень многое обдумать и спланировать.

— Раз вы должны скрываться, — нервно сказал Берт, — для вас очень важно, чтобы никто не узнал, что вы живы и находитесь здесь, так?

— Если они узнают, что мне удалось сесть, я буду уничтожен, — сказал беглец удивительно спокойным голосом. — Если в земные средства массовой информации просочатся хотя бы обрывки сведений, преследователи найдут способ покончить со мной.

Берта переполнял ужас, и он никак не мог заставить себя мыслить последовательно. Он не очень-то верил рассказу инопланетянина, но* с другой стороны, мало кто поверил бы даже в само его существование.

— Я сейчас плохо соображаю, — признался Берт, — но твердо знаю одно: стоит мне попытаться убедить кого-либо, что некий инопланетянин воспользовался моими голосом и внешностью, как меня тут же упекут в сумасшедший дом. Мне никто не поверит. Так что беспокоиться вам не о чем. Давайте так: вы спрячетесь в лесу и как следует все обдумаете, а вечером вернетесь сюда, и мы потолкуем. Договорились?

Берту страшно хотелось, чтобы существо как можно быстрее убралось из его дома.

Инопланетянин направился к двери и вдруг остановился.

— Я должен предупредить вас, — сказал он негромко, — у меня есть оружие, и я никому не позволю захватить меня. Если возникнет необходимость, я взорву устройство, после чего ваша атомная бомба покажется вам игрушкой.

За окном, греясь на солнышке, распевали птицы.

Норму Берт нашел на пляже. Здесь стояла вышка для прыжков в воду, был огорожен небольшой участок озера для детей, где вода едва доходила до пояса, а в пляжных кабинках уединялись влюбленные парочки. Короче, тут был центр курортной жизни.

Небо в этот день было ярко-голубым, по нему нехотя ползли редкие, похожие на клочки ваты облака. С озера доносились визг и смех. Многие сидели за столиками и потягивали прохладительные напитки, вели обычные ленивые летние разговоры, наслаждаясь солнцем и бездельем.

Норма как раз выходила из воды, когда появился Берт.

— Ты как-то странно разговаривал со мной сегодня утром, — довольно сухо заметила она.

— Я странно разговаривал… — Берт напрягся. — Ты мне звонила?

— Ну, конечно! — удивилась Норма. — Ты что, забыл? Я позвонила и сказала, что все собираются на пикник и мы заскочим за тобой, если ты захочешь поехать с нами. Ты отказался. Тогда я сказала, что тоже не очень хочу на пикник и спросила, придешь ли ты на пляж. И ты… ты сказал, что занят!

Берт обнаружил, что его руки сами собой сжались в кулаки.

— Ты разговаривала не со мной, — сказал он сдавленным голосом.

— Так ты еще и лжец! — Она вскочила.

— Подожди! — взмолился Берт. — Сегодня утром ты действительно разговаривала не со мной. Этот тип говорит моим голосом, делает вид, что он — это я.

Только теперь до него дошло, насколько неправдоподобно должен звучать рассказ о том, что с ним случилось.

— Послушай, я уверен, что не сошел с ума, но со мной произошло нечто совершенно невозможное! Я тебе все расскажу, только прошу — не уходи.

Пока они ехали из городка по дороге, ведущей к домику Берта, он рассказал Норме свою невероятную историю, напомнив ей о странных явлениях в небе, которые они наблюдали вчера.

— Я сказал ему, что разболтать ничего не смогу, — закончил Берт, — потому что мне все равно никто не поверит. Я и сам не могу до конца в это поверить. Произошло нечто странное, и самое естественное — предположить, что я окончательно спятил.

Норма вздрогнула, но спокойно сказала:

— В таком случае, Берт, ты бы ни в чем не сомневался. Ты бы ненавидел всякого, кто тебе не верит.

— Благодарю, — сухо ответил Берт.

Норма сидела нахмурившись. Берт вел машину точно по вчерашнему маршруту. Шоссе вилось между деревьями вдоль побережья. От него разбегались в стороны узкие подъездные дороги, у которых стояли почтовые ящики. Дороги вели к стоящим чуть в глубине коттеджам. Пахло хвоей, стрекотали кузнечики, откуда-то издалека доносились птичьи трели.

Берт съехал на обочину и вышел из машины. Норма последовала за ним.

— Вот следы, — показал он. — Отпечатков протектора нет, так как колеса прокатились по тому самому коричневому материалу, о котором я тебе рассказывал. А здесь машина перевернулась.

На мягком грунте отпечатался кузов машины.

— Машина перевернулась, — сказал Берт, — но как же она снова оказалась на колесах?

Вскоре, не говоря ни слова, Берт указал на две глубокие отметины на мягкой земле. Если человек был достаточно силен, чтобы поднять легковую машину, перевернуть ее и поставить на колеса, в этом месте должны были остаться глубокие следы ног.

Следы нашлись, но с человеческими они не имели ничего общего.

Норму передернуло.

— Я уверен, что не сошел с ума, Норма. Если все пойдет хорошо, я хочу, чтобы ты подтвердила мои показания. Но если все сложится неудачно, лучше, чтобы ты была как можно дальше отсюда. Это очень серьезно!

Норма неуверенно спросила:

— Стоит ли со всем этим связываться? Давай уедем и забудем об этой дурацкой истории.

Берт покачал головой.

— По-твоему, можно забыть об угрозе взорвать бомбу? — сухо спросил он. — Некое существо прибыло сюда на космическом корабле. За ним гнались другие корабли, у них есть оружие страшной разрушительной силы: когда они применили его, корабль беглеца был моментально уничтожен.

Норма с несчастным видом слушала его слова.

— Что же ты собираешься делать?

— Отвезти тебя в безопасное место. Написать обо всем, что мне известно, и оставить эти записи у тебя. Вернуться назад и попытаться найти вещественные доказательства, которые убедили бы ФБР в необходимости приехать сюда, вступить в контакт с инопланетянином и попытаться договориться с ним. Если произойдет взрыв или какое-нибудь другое несчастье, ты должна будешь передать мои записи ФБР. Понимаешь?

Норма наморщила лоб.

— Ты потеряешь много времени, Берт… — она немного поддала и неуверенно добавила: — Ты договорился встретиться с ним после наступления темноты. Сейчас оно прячется в лесу. Если ты рассчитываешь найти какие-нибудь вещественные доказательства, то, скорее всего, их можно отыскать в твоем коттедже. Почему бы нам не поехать туда прямо сейчас?

Предложение показалось Берту весьма разумным. Если они смогут найти в коттедже хоть что-нибудь, доказывающее существование пришельца со звезд, к вечеру в городке могут появиться агенты ФБР. И тогда он пойдет на встречу с пришельцем не один…

— Пожалуй, стоит рискнуть, — задумчиво произнес Берт. — Если мы ничего не найдем, я отвезу тебя подальше отсюда.

Дорога продолжала петлять, в просветах между деревьями время от времени мелькало озеро, виднелись свежевыкрашенные лодки и развешанные для просушки купальные костюмы.

Наконец они подъехали к дороге, которая сворачивала к коттеджу. Берт развернул машину, чтобы можно было сразу, не теряя времени, возвратиться обратно.

— На случай поспешного отступления, — с кривой усмешкой заметил он. — Оставайся здесь. Если услышишь голоса, гони во весь дух в город и не останавливайся!

Однако Норма выключила зажигание и вышла из машины.

— Я боюсь остаться одна, — сказала она извиняющимся тоном, — лучше уж пойду с тобой.

Берт открыл дверь. На мгновение ему показалось, что он чувствует слабый незнакомый и почти неуловимый запах. Принюхался еще раз, но запах исчез. Он быстро и решительно прошел через все комнаты. Пусто. Открыл шкафы и дверь в кладовку. Потом вернулся за Нормой.

— Кое-что он оставил!

На столе лежали обрезки коричневого материала, примерно такой же толщины, как оберточная бумага, но необыкновенно упругие. Берт попытался растянуть материал, порвать, но тот не поддавался.

— Этого, наверное, будет вполне достаточно, — удовлетворенно сказал Берт. — На Земле ничего подобного нет!

— Пойдем отсюда, — сказала Норма. — Мне страшно, Берт.

Они направились к двери. Впереди мелькнула тень. И голос Берта бесстрастно произнес:

— Стойте!

В дверях стоял инопланетянин. Свет падал сзади, так что его лицо разглядеть было трудно, и он казался очень похожим на человека. На нем была одежда Берта.

Потом он сделал шаг вперед, и сразу все изменилось: его облик производил жуткое, отталкивающее впечатление. Когда инопланетянин открыл рот, оказалось, что зубы у него коричневые. Губы были такого же цвета, как и лоб. Он походил на ожившую бронзовую статую. Норма в ужасе прижалась к Берту.

Существо приблизилось, не спуская с них холодного пристального взгляда.

Берт заслонил собой Норму.

— Что тебе нужно? — спросил он. — Что случилось? Почему ты явился до темноты?

— Я изучил информацию, которую извлек из твоего мозга, когда ты был без сознания, — ответил инопланетянин. — Я не могу знать, о чем ты думаешь, но мне известно все, что ты видел, слышал и делал до того момента, как я проник в твое сознание. По твоим воспоминаниям я смог изучить ваш язык и вашу цивилизацию. И я понял, что ты обязательно попробуешь добыть доказательства. Ты человек долга, и это сильно мешает твоему существованию.

Берт чувствовал себя раздавленным.

— Похоже, ты поступил именно так, как я и предполагал, — равнодушно сказало существо. — Но я не могу позволить тебе распространить информацию обо мне.

— У тебя возникнут серьезные проблемы, — резко сказал Берт, — если ты попытаешься выдать себя за человека!

— Сейчас — да, — согласилось существо. — Я еще не успел до конца понять, как вы функционируете.

Норма переводила взгляд с одного на другого. Ее била дрожь.

— Вы, люди, очень странные, — сказало существо из космоса. — Я думаю, что вполне может найтись кто-нибудь, кто войдет в контакт с моими врагами, естественно, тайно от всех остальных, поскольку так будет выгодно. Если среди людей есть шпионы, которые работают на моих врагов, они будут искать меня здесь. Поэтому я должен исчезнуть.

Берт не отрываясь смотрел на инопланетянина. Если бы рядом не было Нормы!

— Что ж, — мрачно сказал Берт. — Уходи! Нам все равно никто не поверит!

— Вы пойдете со мной, — спокойно сказал инопланетянин. — Судя по всему, от вас может быть некоторая польза.

— У меня другие планы, — коротко ответил Берт.

— Что я выиграю, если буду помогать тебе?

Если существо нуждается в его помощи, надо попытаться договориться с ним.

Существо не обратило внимания на его вопрос. Оно тщательно изучало стол, на котором Берт нашел несколько кусочков коричневого материала. Обнаружило несколько обрезков, не замеченных Бертом, и попыталось засунуть их в карман брюк, но это удалось ему только со второй попытки: оно искало карманы совсем не там, где они были.

— Я спрашиваю, зачем мне помогать тебе?

— Ты ничего не понял, — сказало существо. — Люди убивают крыс и мышей, потому что те доставляют им неудобства. А собак они держат, потому что собаки полезны. Вы достаточно разумны. Так что выбирайте: согласны приносить мне пользу или нет.

Чужак сунул руку под рубашку и достал металлический предмет странной формы:

— Помнишь, мы говорили с тобой о бомбе? Я не преувеличивал.

— Оставайся здесь, Норма, — обреченно сказал Берт. — И никому ничего не говори. Тебе все равно никто не поверит.

— Она тоже может оказаться полезной. Она пойдет с нами, — равнодушно заметил чужак.

— Нет! — рассвирепел Берт. — Нет! Ты не должен…

— Я могу ее убить, — без всякого интереса сообщило существо. — Мне все равно.

Норма встала, негромко всхлипнув. Ее движения были неуверенными. Она ухватилась за руку Берта и уже не отпускала. Берту пришлось поддерживать ее. Во дворе существо откинуло массивную крышку колодца с легкостью, которая говорила о колоссальной физической силе.

— А теперь смотрите.

Оно направило металлический объект внутрь колодца. Последовала яркая вспышка, чужак отпрянул в сторону, из колодца повалили клубы пара, которые сразу поднялись до верхушек деревьев.

— Можем ехать, — сказало существо. — Ты поведешь машину.

Берт взялся за руль. Он чувствовал себя отвратительно. Норма, бледная, как мел, села рядом на переднее сиденье. Чужак устроился сзади.

— Поезжай на запад, — холодно скомандовал он.

— Я постараюсь никому не попадаться на глаза. Ты ведь понимаешь, что я сделаю, если ты доставишь мне какие-нибудь неудобства?

Существо в какой-то невообразимой позе скрючилось сзади на полу. Норма повернулась назад и на лице у нее появилось выражение полнейшего ужаса. Берт не выдержал и тоже обернулся. Тело внизу уже ничем не напоминало человеческое, оно сложилось, и сразу стало ясно, что в нем нет костей. Гибкая маска перестала быть лицом, теперь казалось, что под ней ничего нет. Чужак съежился — было такое впечатление, что рукава рубашки и брючины стали пустыми. Пришелец, очевидно, принял самую удобную для себя форму.

Еще до того как стало смеркаться, Берт тихонько сказал Норме:

— Скоро нам нужно будет заправиться. Когда я остановлюсь у бензоколонки, ты должна выйти из машины. Воспользуйся любым предлогом и постарайся ускользнуть.

Они отъехали более чем на сто миль от озера и от того места, где приземлился инопланетянин. Уже почти перевалили через горы, у подножия которых располагался курортный городок. Теперь машина катила по широкому гладкому шоссе вслед заходящему солнцу.

Норма облизала губы. Четыре часа безостановочной езды — и все это время существо лежало неподвижно.

Человек не может так долго пребывать в состоянии полнейшего ужаса. Все ее чувства притупились, а отчаяние уступило место отвращению и усталости.

Берт отчаянно пытался что-нибудь придумать, но у него не хватало информации о возможностях чужака. Зато пришелец знал слишком много! Знал все, что когда-либо видел или слышал Берт. Существо получило от него все необходимые сведения и заметно увеличило свои шансы на спасение.

Впереди Берт увидел знак: «До бензоколонки полторы мили». Предположим, Норма зайдет в кафе при бензоколонке и сумеет убежать… Пусть и слабая, но все-таки надежда, что ей удастся спастись! Ему нужно каким-то образом уничтожить инопланетянина или хотя бы обезоружить его: любым способом избавить Землю от опасности, которую тот представляет одним своим пребыванием здесь.

Красное солнце уже коснулось горизонта. Воздух наполнился ароматом Полевых цветов.

Еще один знак — «До заправки полмили».

Берт хрипло сказал:

— Нам нужен бензин. Если хотим ехать дальше, мы должны остановиться и заправиться.

Сзади послышался шорох. Что-то задвигалось за спиной у Берта. Он догадался, что инопланетянин вновь принимает человеческий облик. Берт отчетливо представил себе, как все это происходит, и его замутило.

Потом Берт почувствовал, как рука инопланетянина ухватилась за спинку его сиденья у самого плеча. Норма вздрогнула, но не обернулась.

— Я изучал воспоминания, полученные мной прошлой ночью, — сказало существо ровным голосом. — Тебе понадобятся деньги, чтобы заплатить за бензин. У тебя они есть?

Берт кивнул, борясь с тошнотой, которая нахлынула на него несколько мгновений назад.

Вскоре они оказались у поворота к заправочной станции, недалеко от которой стояло небольшое кафе. Берт подъехал к заправке и деревянным голосом попросил, чтобы ему налили полный бак. Норма сидела не шевелясь. Левой рукой, незаметно для чужака, Берт сделал знак Норме, чтобы та вышла из машины.

Девушка слегка приподнялась, пытаясь встать, но тут же опустилась на сиденье, как будто ноги ее не держали.

Вскоре бак был полон. Берт заплатил за бензин. Служитель протер ветровое стекло, и Берт выехал на шоссе.

Уже совсем стемнело, когда Берт с отчаянием в голосе спросил:

— Ты решил, куда хочешь попасть?

Почему-то Берт не мог задавать вопросы существу, когда оно лежало бесформенной грудой на полу автомобиля. Когда же чужак принял человеческое обличье, разговаривать стало легче.

Ему ответил его собственный голос:

— Я строил планы. Тщательно изучив твои воспоминания, я понял, что не до конца овладел твоим языком. Оказывается, важны не только слова, но и интонации, с которыми они произнесены. С этих пор я, как и ты, буду варьировать голос. Мне нужна практика. Я буду разговаривать, а ты будешь меня поправлять, чтобы я научился говорить как человек.

Берт только вздохнул.

Голос пришельца изменился, интонации стали доброжелательными:

— Я понял, как Норма догадалась, что я не человек. Мои зубы не блестят. Из твоих воспоминаний я узнал, что внутренняя область рта должна выглядеть иначе. И кожа должна быть иной. Я узнал, как можно изменить вид кожи. Пудру, крем и помаду можно купить в магазине. Я хочу, чтобы у меня было все необходимое для того, чтобы мое лицо стало неотличимым от обычного человеческого лица.

Неуместно доброжелательный тон делал его слова особенно неприятными. И существо почему-то все время использовало слова, заменяющие понятие цвета.

Берт вел машину дальше. Небо почернело. С двух сторон от дороги темной стеной стоял лес. Норма неожиданно вскрикнула.

— Что случилось? — резко спросил Берт.

— Я… я снова могу двигаться, — всхлипнула она, — а на заправочной станции не могла даже пошевелиться!

Приятный голос с заднего сиденья произнес:

— Я использовал очень слабый заряд, чтобы она не могла подняться. Теперь его действие прекратилось. Я не хотел, чтобы она убежала, поскольку уничтожение заправочной станции и кафе могло привести к осложнениям.

Редкие встречные автомобили с шумом проносились мимо. Повороты дороги становились все более плавными по мере того как кончались горы.

Через полчаса после того как они отъехали от заправочной станции, вдалеке возникли мерцающие огни.

— Впереди город, — устало сказал Берт. Он уже перестал бояться. Страх остался где-то позади. — Ты хотел, чтобы я заехал в магазин.

Голос за спиной у Берта заговорил с редкой задушевностью:

— Я останусь в машине. С Нормой. Но сначала остановись в каком-нибудь укромном месте.

— Что…

— Я хочу кое-что продемонстрировать, — сказал голос, — чтобы ты понял, почему должен делать то, что я скажу. Я не причиню никому из вас вреда.

Берт съехал на обочину и остановил машину. Сразу стал слышен стрекот ночных обитателей леса, над головой сияли звезды, где-то кричала ночная птица. Вокруг шла своя, особая ночная жизнь. Трава, деревья и даже камни казались живыми. Но даже живые они были обитателями планеты Земля, тогда как существо на заднем сиденье было совершенно чуждым, источающим ненависть и неприятие окружающего мира.

Оно зашевелилось и ловко опустило стекло со своей стороны.

— Я говорил тебе, — дружелюбно сказало существо, — что у меня есть мощное оружие. Ваша раса еще только начинает постигать атомную энергию. Ты, Берт, пытаешься найти возможность меня уничтожить. Поэтому я покажу тебе свое оружие в действии. Оно способно излучать энергию от совсем маленьких доз — Норма даже не почувствовала действия луча, который парализовал ее, — до мгновенного выделения всей заложенной в нем громадной мощности. И оно гораздо более эффективно, чем ваши бомбы.

С тоской Берт ждал, что будет дальше. Он уже почти ничего не ощущал, кроме страшной усталости и ненависти, которая пустила в душе такие глубокие корни, что, казалось, стала частью его самого.

Вдалеке, за поворотом дороги, показался свет фар. Ночь продолжала жить своей загадочной жизнью. Существо безмятежно произнесло:

— Теперь моя речь больше похожа на человеческую, так ведь?

— Да, — ответил Берт.

Он ждал. Ничего не происходило. Только звуки и запахи ночи да рокот двигателя. Тут Берт заметил, что к ним приближается большой грузовик.

Вскоре Берт смог получше разглядеть его — огромный грузовой автомобиль-цистерна, предназначенный для перевозки нефти. На борту выделялись большие черные буквы: «БЕНЗИН». Грузовик поднимался в гору. Берт услышал, как водитель переключил передачу. Натужно завывая, грузовик проехал мимо.

Существо подняло руку, в которой тускло блеснул металлический предмет, и тут же последовала ослепительно яркая вспышка.

Грузовик запылал, как факел. Цистерна лопнула, и струи горящей жидкости метнулись в разные стороны. Стало светло, как днем. Грузовик продолжал катиться вперед, охваченный ревущим пламенем. Он не смог вписаться в поворот и, съехав с шоссе, застрял на обочине.

Берт распахнул дверцу. Он действовал автоматически. Надо помочь шоферу.

— Водитель мертв, — сообщил голос с заднего сиденья, — поток энергии убил его в тот самый момент, когда загорелся грузовик. Закрой дверцу.

Берт бросился навстречу пламени.

И вдруг его руки и ноги — все тело — превратились в воду. Он как мешок рухнул на дорогу. Норма закричала. Берт лежал неподвижно, он перестал ощущать свое тело. Он мог только видеть и слышать.

Голос за его спиной спокойно сказал:

— Возвращайся в машину.

Способность владеть своим телом вернулась к Берту. Тяжело дыша, он с трудом поднялся на ноги. Голос равнодушно сказал:

— Я не хочу лишаться тебя: ты все еще можешь быть полезен. Садись в машину.

Норма, плача, протянула к нему руки, и Берт почувствовал, что медленно начинает приходить в себя после вспышки ярости, какой ему еще никогда не доводилось испытывать. Грузовик продолжал гореть, но криков о помощи слышно не было. Если бы водитель остался в живых, он подал бы голос.

Берт прохрипел:

— Я убью тебя!

— Сядь в машину! — пронзительно закричала Норма. — Ну, пожалуйста! Ради меня!

Спотыкаясь, Берт сделал несколько шагов. Он не хотел, он предпочел бы погибнуть. Но мысль о Норме заставила его вернуться к машине.

— Поехали, — сказал инопланетянин.

Берт вел машину, а его руки дрожали и время от времени стискивали руль так, словно хотели раздавить.

— Я изучил твои воспоминания. Я полагаю, что ты собираешься ослушаться меня. Всякий раз, когда мне покажется, что у тебя возникают подобные планы, я буду убивать человека. Ты совершенно справедливо будешь винить себя. А если ты и вправду не выполнишь моих указаний, я убью не только тебя, но и всех людей, находящихся поблизости.

Берт, стиснув зубы, вел машину. Его переполняла ярость. Один раз им попалась встречная машина. Она обязательно проедет мимо горящего грузовика. Немного погодя навстречу проехал междугородный автобус. Отчаянная надежда затеплилась в сердце Берта — когда грузовик обнаружат… но нет, поток энергии не оставил никаких следов. Расследование ничего не даст. Подумают, что произошел несчастный случай.

Через несколько миль впереди зажглись огни города. Движение стало более интенсивным. Шедший впереди автомобиль вдруг резко затормозил, и Берту тоже пришлось ударить по тормозам. Навстречу мчалась пожарная машина с включенной сиреной и сигнальными огнями. Она с воем промчалась мимо. Значит, пылающий грузовик обнаружили и вызвали пожарных.

Движение возобновилось.

Голос с заднего сиденья спросил:

— Я не нашел такой машины в твоих воспоминаниях. Почему все остальные уступали ей дорогу?

Берт действительно никогда раньше не видел, чтобы предупредительные огни использовались именно в таком сочетании, но он, конечно же, знал их назначение.

— Это пожарная машина, — ответил он с ненавистью. — Они попытаются помочь тому несчастному, которого ты убил.

Возникла пауза. Лицо Берта исказилось от переполнявшей его ненависти. Инопланетянин задумчиво произнес:

— Но в твоих воспоминаниях этого нет. Как же ты узнал?

— Мигающий красный свет, — резко сказал Берт.

— Иначе и быть не могло.

— Красный, — сказало существо, — это то, что ты называешь цветом? Для людей цвет имеет большое значение?

— Для людей — да, — зло ответил Берт.

Снова наступило молчание. Город был уже совсем близко. По обеим сторонам шоссе появились дома. Уличные огни. Существо забилось поглубже в угол.

— Ты купишь мне то, что вы называете красками. Для кожи рук и лица, — прежним, ничего не выражающим голосом заговорило существо.

— Я сделаю то, что ты просишь, — согласился Берт. В его тихом голосе звучала ненависть. — Я не дам тебе повода убить кого-нибудь еще. Я куплю тебе в аптеке крем, пудру и помаду. Деньги у меня есть.

Существо сказало:

— Я знаю. Из твоих воспоминаний я понял, что в вашем мире необходимы деньги.

Два или три квартала он проехал по узкой улице с домами, стоявшими совсем близко от проезжей части. Поперечные улицы были гораздо шире, вдоль тротуаров шли высокие ряды деревьев. Впереди замигал светофор; судя по тому, что освещение стало намного ярче, они приближались к центру города. Где-нибудь поблизости обязательно должна быть аптека.

После перекрестка улица стала шире, они оказались в самом центре города. Кинотеатр с огромной светящейся рекламой, отель, кондитерская… Наконец на углу Берт увидел аптеку.

Он купил крем, пудру, карандаш для бровей и зеркало. Продавец предложил ему также губную помаду с фальшивым красным рубином на футляре. Стеклянные грани поблескивали яркими бликами. И вдруг Берт осознал необычайно важную истину: без помощи людей инопланетянин никогда не сможет сойти за человека. Ему совершенно необходимы люди, которым он мог бы безоговорочно доверять! Без содействия человека чужак выдаст себя в два счета. Ведь он не различает цвета и даже не представляет, что это такое.

Следовательно, он не сможет загримироваться так, чтобы обмануть глаза человека!

Берт расплатился и вернулся в машину. Норма тихонько плакала. Она с облегчением вздохнула, когда увидела Берта. Схватив его за руку и всхлипывая, она прошептала:

— Я так боялась! Если ты еще раз оставишь меня с ним наедине, я умру!

Берт включил зажигание и мрачно сказал пришельцу:

— Я купил грим. Куда ехать?

— В какое-нибудь уединенное место, — дружелюбно сказало существо, — где я мог бы сделать себя совсем похожим на человека. Тогда я расскажу тебе об одном плане, который поможет нам добыть деньги. Они мне понадобятся. Мне нужно очень много денег.

Берт поехал дальше. Подождав зеленого сигнала светофора, он вновь выехал на главную улицу и влился в общий поток. Спутники молчали. Доносились только шелест шин, шум мотора да изредка обрывки музыки из проезжающих мимо автомобилей.

Вскоре они остановились у последнего светофора перед выездом из города. Загорелся зеленый свет, и они поехали дальше. Машин стало меньше. Теперь шоссе окружали поля, небольшие перелески, а один раз они проехали мимо болота, где, запрокинув головы к звездам, громко квакали лягушки. Несколько раз пересекали проселочные дороги, которые вели к домикам, стоявшим поодаль от шоссе, наконец Берт свернул на узкую, заросшую травой дорогу, что вела в молодой сосняк.

— Похоже, это место тебе подойдет, — угрюмо сказал он. — С шоссе нас не увидят. Ты можешь гримироваться сколько захочешь.

— Хорошо, езжай, — приказал голос у него за спиной.

Берт включил первую передачу. Заброшенная дорога сильно петляла. Проехав сотни две ярдов, Берт остановился и заглушил мотор. Странные звуки летней ночи наполнили машину.

Берт включил свет внутри машины и передал свои покупки бронзовой фигуре на заднем сиденье, которая была так похожа на человека и которая казалась такой ужасной именно потому, что одного беглого взгляда на нее было достаточно, чтобы убедиться: это вовсе не человек.

— Ты знаешь, как этим пользоваться, — сухо сказал Берт, — если тебе известно все, что знаю я. В колледже я участвовал в любительских спектаклях.

Инопланетянин кивнул. Его гибкие пальцы ловко открыли сверток.

— Твои воспоминания, — вежливо сказал чужак, — очень помогают мне превращаться в человека.

Он аккуратно разложил коробочки, купленные Бертом, на заднем сиденье. Затем начал накладывать грим, равномерно размазывая его по своей коричневой пластиковой коже и поглядывая в маленькое зеркальце. Берт наблюдал за ним. Потом негромко заметил:

— Я должен тебе сказать, что ты не видишь цвет.

Фигура продолжала молча смотреть в зеркало.

— Если ты немного подумаешь, — продолжал Берт, — то поймешь, как это важно. Ты никогда не сможешь сойти за человека без помощи других людей, которым можешь всецело доверять. Доверять! Помни об этом. Единственный шанс, который у тебя есть — договориться с правительством, только тогда ты сможешь почувствовать себя в безопасности. Тебе предоставят убежище в обмен на научные знания.

Существо холодно спросило:

— Ты что, рассчитываешь обмануть меня?

— Нет, — сказал Берт, — просто пытаюсь объяснить истинное положение вещей.

Существо ничего не ответило. Пришелец продолжал накладывать грим на пластик. На лицо и шею. Его руки с удивительной точностью повторяли каждое движение, которые многие годы назад делал Берт, гримируясь для участия в любительских спектаклях.

Норма нервничала все больше и больше, по мере того как внешность существа менялась в соответствии с его представлениями о том, как должен выглядеть человек.

— Через некоторое время, — сказало существо ничего не выражающим голосом, — ты отвезешь меня обратно в город. Из твоих воспоминаний я знаю, что ради денег вы, люди, готовы на все. За деньги можно купить все на свете. Я дам тебе много денег. Надо лишь найти банк.

Берт ошарашенно воззрился на инопланетянина.

— Ты собираешься ограбить банк?

Инопланетянин равнодушно ответил:

— Конечно. Почему тебя это удивляет?

Норма ничего не ела и не пила с самого утра, а Берт еще дольше. Но сейчас никто из них даже не вспоминал о таких вещах. Существо из космоса, наконец, к собственному удовлетворению, закончило гримироваться и приказало:

— Теперь ты отвезешь меня в банк.

— Сейчас это будет неразумно, — возразил Берт.

— Меня меньше всего беспокоит твоя безопасность. Но когда на улицах полно народу, вероятность того, что кто-нибудь поднимет тревогу, гораздо выше. И тогда тебе, чтобы скрыться, придется убить более ста человек.

Без всяких эмоций инопланетянин сказал:

— Ты ведь убил бы сотню мышей.

— Дело в том, — стоял на своем Берт, — что грабители не убивают по сто человек! Все газеты будут писать об этом. По радио передадут срочные сообщения. Если у твоих врагов есть агенты на Земле, они немедленно все узнают.

Берт понимал, что существо ищет среди его воспоминаний информацию, которая могла бы подтвердить или опровергнуть то, что он только что сказал. Инопланетянин научился понимать человеческую речь. Но у него было менее суток на то, чтобы понять основные принципы жизнедеятельности общества, причем в его распоряжении имелись воспоминания лишь одного человека — Берта. Однако до сих пор инопланетянин уверенно справлялся со всеми встававшими перед ним проблемами. Но, в конце концов, не беспредельны же его возможности!

Через некоторое время инопланетянин произнес:

— Твои воспоминания подтверждают сказанное тобой. Я подожду, пока люди не лягут спать.

Подумай еще немного, он добавил:

— Выключи свет.

Берт подчинился. Сквозь ветровое стекло мерцали далекие звезды. Где-то неподалеку квакали лягушки. У себя за спиной Берт почувствовал легкое движение. Он потянулся к Норме, и ее рука испуганно сжала его ладонь.

— Тебе необходима наша помощь, ты не умеешь различать цвета, — снова обратился он к чужаку.

— Объясни мне, — ответил голос из темноты.

— Твои глаза не видят того, что видят наши. Существует понятие цвета. Само слово для тебя ничего не значит. Может быть, ты видишь в инфракрасном свете, не знаю. Важно то, что ты даже грим не можешь наложить так, чтобы стать похожим на человека.

— Мое лицо и руки теперь такие же, как у вас, — сказал инопланетянин, — я сравнивал, я знаю.

— Ты не понимаешь! — упорно настаивал на своем Берт. — Ты похож не на человека, а на зомби! Если ты заговоришь с женщиной, она закричит от ужаса, обратишься к мужчине — он испугается! Для нас — людей — ты выглядишь, как страшилище!

Инопланетянин холодно приказал:

— Включи свет.

Берт включил.

— Норма, повернись и посмотри на меня, — приказал инопланетянин.

Девушка медленно повернулась. Существо на заднем сиденье должно было походить на человека, но оно использовало слишком много пудры, и его кожа стала мертвенно-бледной, оно наложило под глазами тени, которые только подчеркнули пугающую странность немигающих, нечеловеческих глаз. Губы чужак раскрасил слишком ярко, что сделало его лицо еще более бледным.

Норма вскрикнула.

Казалось, пройдет еще несколько секунд, и у нее начнется истерика.

— Выключи свет, — сказало существо.

Берт послушался. Трудно сказать, было ли уязвлено самолюбие инопланетянина. Сможет ли чужак, обладающий столь мощным интеллектом, признать, что его возможности здесь, на Земле, ограниченны, или ослепленный чувством собственного превосходства, которое присуще и людям, не захочет смириться с зависимостью от «примитивных существ».

— Я проверю те, что вы сказали, — проговорил инопланетянин голосом, лишенным всякого выражения. — Я посмотрю, как будут реагировать на меня другие люди, и, если вы солгали, убью вас.

Берт облизал губы и твердо сказал:

— Больше всего на свете я хочу убить тебя, однако я сказал правду. Ты не сможешь жить на Земле, не заручившись поддержкой людей. И никогда не сможешь заставить людей тебе служить. Я могу помочь тебе договориться с нашим правительством. Я предлагаю тебе убежище и защиту, мы сделаем все, чтобы твои враги никогда не узнали о твоем пребывании на Земле. От тебя потребуется лишь поделиться с людьми теми знаниями, которые накопила ваша цивилизация. Если ты не договоришься с нами, твои дни сочтены! Выбирай!

Это был ультиматум, основанный на неопровержимых фактах. Но человек никогда не пошел бы на подобную сделку с низшими существами. Инопланетянин в этом смысле был ничем не лучше людей.

Мышцы Берта внезапно превратились в воду, голова безвольно упала на грудь. С Нормой произошло то же самое. Оба полулежали на своих сиденьях, не в силах даже пошевелиться, полные бессильной ненависти.

Инопланетянин сделал их совершенно беспомощными: так человек стреноживает лошадь, чтобы более о ней не беспокоиться.

Казалось, минули столетия, а на самом деле прошло не более двух часов, когда Берт почувствовал, что снова может владеть своим телом. Все это время он напряженно думал. Теперь к нему наконец вернулась способность ясно мыслить. И, хотя их с Нормой перспективы по-прежнему были весьма сомнительными, Берт не испытывал страха. У него уже не осталось никаких иллюзий относительно существа, сидевшего на заднем сиденье автомобиля. Даже страх за жизнь Нормы стал иным. Он перестал слепо ненавидеть инопланетянина. Теперь он испытывал непримиримую и глубокую вражду, которая более не нуждалась в подпитке ненавистью. Инопланетянин был враждебен всей человеческой цивилизации. Возможно, в своем мире он был преступником или, наоборот, доблестным воином. Но на Земле он был врагом.

Берт успокаивающе погладил руку Нормы. Инопланетянин сказал:

— Сейчас ты отвезешь меня в город. Как только у меня будут деньги, я найму людей, которые станут служить мне, не задавая лишних вопросов. Вы не так уж мне и нужны.

Возможно, в последней фразе содержалась издевка, но Берт не был в этом уверен.

Он завел мотор и включил фары. Потом бросил взгляд на Норму, сжавшуюся в комок на соседнем сиденье.

— С тобой все в порядке, Норма?

Она облизала губы и, тяжело вздохнув, кивнула.

Берт развернулся; по заросшей травой дороге они выехали на пустынное шоссе и помчались к городу.

В ярко освещенной центральной части города было совсем безлюдно. Только какой-то человек, торопясь домой, свернул за угол и исчез из виду, когда Берт проезжал через перекресток.

Берт медленно подъехал к банку и остановился на противоположной стороне улицы.

— Как видишь, машины еще продолжают ездить, — холодно сказал он, — и тебе вряд ли удастся незаметно взломать дверь. Я хочу избежать ненужных жертв, поэтому дам совет: попытайся проникнуть в здание с заднего хода. Наверняка сработает сигнализация, впрочем, ее ты, надо думать, легко сможешь отключить.

Инопланетянин равнодушно сказал:

— Жди меня здесь.

Он открыл дверцу машины и пошел через улицу к банку. А Берт прошептал.

— Я не могу пошевелить ногами. А ты, Норма?

— Я тоже, — тихо ответила девушка. — Придется ждать.

Берт повернул голову и стал следить за инопланетянином. Временами он очень походил на человека, но вдруг возникала какая-нибудь ерунда, несущественная деталь — и сразу возникало подозрение: что-то с этим типом не так. Инопланетянину повезло — на улице никого не было.

Берт наблюдал за странным пришельцем так, будто все происходящее не имело к нему ни малейшего отношения. Его не покидала уверенность в том, что рано или поздно инопланетянин сделает ошибку, и тогда Берт убьет его или за него это сделает кто-нибудь другой. Очень странное ощущение: Берт знал, что если у него будет возможность уничтожить врага ценой собственной жизни, он сделает это без малейших колебаний. Ведь инопланетянин готов был расправиться с ним и Нормой как со строптивыми домашними животными, которые посмели ослушаться своего хозяина.

Инопланетянин скрылся в банке.

— Я думаю, он убьет нас, — спокойно сказала Норма.

— Да, похоже на то, — согласился Берт.

Она покачала головой.

— Наши жизни, Берт, уже значения не имеют. Если ты сможешь разбить машину… но только наверняка, чтоб знать, что от него ничего не останется…

Берт кивнул.

С противоположной стороны улицы до них донесся негромкий треск и короткий удар.

— Наверное, он уже внутри, — сказал Берт. — Скорее всего, он прожег в дверях дыру. Почему мы не слышали сигнализации? Может быть, полиция уже едет сюда — бедняги, они не знают, что их ждет!

Берт пытался найти возможность хоть как-нибудь помешать исполнению планов чудовищного существа или, еще лучше, уничтожить его.

— Интересно, — задумчиво сказала Норма, — когда человек перестает бояться? Ты ведь его уже не боишься, Берт?

— Если мы не погибнем, мы должны пожениться.

Они посмотрели друг другу в глаза.

С противоположной стороны донесся слабый царапающий звук. По краям закрытых ставнями окон возникло бело-голубое свечение.

— Он вскрывает сейф, — сказал Берт. — Возможно, полиция посчитает, что грабитель пользовался автогеном. У этого гада поистине универсальное оружие!

Светофор на перекрестке щелкнул и переключился. Красный спортивный автомобиль с ревом промчался мимо, но свечение в окнах банка пока не привлекло внимания.

— Странно, что мы так спокойны, — сказала Норма. — Я уже ни на что не надеюсь, но страха больше нет. Рано или поздно его все равно убьют.

— Очень жаль, что нам не дано проникнуть в его сознание так, как он смог проникнуть в мое, — сказал Берт. — Мы бы смогли…

С противоположной стороны послышался глухой стук.

Светофор в очередной раз переключился. Но у перекрестка не было ни одной машины, ожидающей зеленого света. Кругом царило полное спокойствие. Закрытые магазины, яркий свет уличных фонарей…

Инопланетянин вышел из банка с большой сумкой в руках и направился через дорогу к машине. Издали его легко было принять за человека. Но вблизи… Белое, как брюхо дохлой рыбины, лицо, а под пустыми немигающими глазами глубокие темно-синие тени…

Он открыл багажник и положил туда сумку.

— Там немало осталось, — сказал инопланетянин равнодушно. — Незачем дважды делать то, что можно сделать один раз. Ты пойдешь и принесешь остальное.

Одной рукой чужак приоткрыл заднюю дверь, а другой достал из-под рубашки свое странное оружие, и Берт почувствовал, что снова может ходить.

Светофор опять переключился, и вдруг Берт услышал, как у него за спиной взревел мотор приближающегося автомобиля. Инопланетянин начал поворачиваться.

Берт взялся за ручку двери, когда невидимая машина начала отчаянно сигналить. Ее водитель поступил так, как нередко поступают многие другие: подъезжая к перекрестку, он увидел, что светофор переключился на зеленый, и нажал на газ; автомобиль проскочил перекресток со скоростью не менее шестидесяти миль в час.

Когда загудел клаксон, инопланетянин резко повернулся. Возможно, при любых других обстоятельствах шофер успел бы свернуть. Но перед его глазами возникло лицо чудовища, порождение дьявольских кошмаров.

Последовал короткий, страшный глухой удар. Но гораздо страшнее было то, как тело инопланетянина отреагировало на этот удар: словно переломилось, начало растягиваться, терять объем, стало почти плоским — одежда повисла мешком; его немного протащило вперед, и он медленно повалился на землю. А машина, даже не сбавив скорости, помчалась дальше. Берт только успел заметить перекошенное от ужаса лицо шофера.

Тут Берт увидел, что футах в десяти от него валяется оружие инопланетянина. Тело существа приобрело почти правильную яйцеобразную форму, маска отлетела в сторону. Яйцо набухало; Берту показалось, что оно слегка пульсирует.

Внезапно существо зашевелилось, просунуло щупальце в один из рукавов рубашки… Берта чуть было не вывернуло наизнанку.

Он поднял странный металлический предмет — страшное оружие пришельца.

Судорожно сглотнув, Берт засунул оружие в карман, сел за руль и включил зажигание. Инстинктивно свернул в сторону, чтобы объехать пульсирующее нечто на асфальте. И вовсе не потому, что решил пощадить его. Забрав оружие, Берт и так уже не оставлял ему никаких шансов. Просто им овладело такое сильное отвращение, что он не мог заставить себя коснуться этого существа — даже колесами машины.

Берт не мог оторвать глаз от зеркала заднего вида. Последнее, что он увидел — существо, отрастившее уже четыре конечности, покачиваясь, пытается приделать маску на прежнее место.

Берт вдавил педаль газа в пол: он хотел оказаться от этого места как можно дальше! Норма не проронила за все это время ни слова.

Теперь, когда они с Нормой остались в машине вдвоем, Берт испытывал колоссальное облегчение. Правда, Норма по-прежнему не чувствовала ног, а использовать оружие инопланетянина даже для того чтобы помочь Норме, было слишком опасно.

— Придется отвезти тебя в больницу, — хмуро сказал Берт, — но сначала нам нужно убраться как можно дальше отсюда. Инопланетянин лишился своего оружия, и ему нужно скрываться, но он невероятно умен и даже безоружный очень опасен.

Они мчались по прямому, пустынному шоссе, свет фар выхватывал одинокие деревья, растущие тут и там по обочине дороги. Впереди замаячили холмы.

Берт достал оружие инопланетянина и в свете приборных щитков стал рассматривать. У него не оказалось ничего похожего на рукоятку, однако инопланетянин каким-то образом весьма эффективно им пользовался. Оружие было плоским, неправильной формы, с кнопками на обеих сторонах. Кнопки были утоплены в корпусе. Берт понял, что, нажимая кнопки в разных комбинациях, можно было получать самые разнообразные эффекты: от парализующего импульса или мощного теплового луча до взрыва, подобного ядерному. Угадать, какие именно кнопки нужно нажать, чтобы освободить Норму, было практически невозможно.

Берт спрятал оружие в карман.

— Как только представится возможность, нужно сделать какой-нибудь футляр для этой штуки, чтобы случайно не сработала.

Берт чувствовал себя в относительной безопасности. Человек XX века, оказавшись среди дикарей, мнил бы себя королем только до тех пор, пока располагал мощным оружием. Если бы его обезоружили, он стал бы прятаться. Берт предполагал, что инопланетянин поведет себя именно так.

Но ведь инопланетянин воспринимает людей как мышей или крыс. Вооруженный человек, оказавшись среди разумных крыс, будет чувствовать себя спокойно и уверенно. Лишившись своего оружия, он, конечно, потеряет часть уверенности, но и прятаться тоже не станет. Он постарается сразу же вернуть оружие или сделать новое.

Хотя подобные рассуждения были достаточно очевидны, Берту они в голову не пришли. Он рассчитывал ехать всю ночь и к утру оказаться далеко от тех мест, где будет скрываться инопланетянин. Теперь Берт располагает вещественными доказательствами, предъявив которые, сможет рассчитывать на доверие и помощь ФБР. У него были деньги, добытые пришельцем, и, когда все обстоятельства ограбления будут тщательно расследованы, рассказ Берта получит подтверждение. Сожженный грузовик, дыра в сейфе и главный козырь — оружие инопланетянина.

Дрожащим голосом Норма прошептала:

— Мне кажется, я снова начинаю чувствовать ноги.

От радости Берт чуть не врезался в дерево. Он так обрадовался, что даже не заметил того места, где инопланетянин поджег грузовик.

Машина мчалась по шоссе. Какое-то время спустя Норма поняла, что уже полностью владеет своим телом, и решила попробовать пройтись.

Они остановились у первой же бензоколонки. Берт попросил, чтобы залили полный бак, а Норма вышла размять ноги. Немного прошлась, а затем, вернувшись к машине, остановилась рядом с сидящим за рулем Бертом.

— Просто великолепно, — тихо сказала она, — я как пьяная, даже голова кружится, — и улыбнулась. — Понимаешь, Берт, после всего того, что с нами произошло, мы очень, многое узнали друг о друге. И мне очень нравится то, что я узнала о тебе.

— Нам нужно поесть, — сказал Берт, — и ехать дальше. В любом случае, вряд ли мы сможем что-нибудь предпринять до утра.

Он подъехал к ресторанчику, а Норма, которая теперь получала удовольствие от того, что снова могла двигаться, дошла пешком. Они вошли в ресторанчик, улыбаясь друг другу.

За стойкой сидел полный мужчина и читал газету. Когда Берт и Норма вошли, он поднял голову, прислушиваясь к последним известиям, которые передавали по радио.

— …вероятно, маньяк, — быстро говорил чей-то пронзительный голос, — подошел к служащему заправочной станции и напал на него без всякого повода. Сломал ему шею и, подойдя к машине, водитель которой навел на него пистолет, молниеносно схватил руку с пистолетом и с нечеловеческой силой вытащил водителя из машины через окно, потом швырнул его на землю — смерть наступила мгновенно. Затем сел за руль, а из машины с криками ужаса выскочила жена убитого. Преступник поехал на восток. Единственный живой свидетель — женщина, чей муж был убит, — настаивает на том, что у маньяка было мертвенно-бледное лицо и сверкающие глаза. Теперь он вооружен.

Берт взял побледневшую Норму за руку и быстро повел ее к выходу. Они уже вышли наружу, когда с той стороны, откуда они приехали, на высокой скорости с ревом выскочил автомобиль. Берт, положив руку на плечо Нормы, заставил ее пригнуться.

— Скорее прячься за машину! — прошептал он.

— Это он!

Сквозь стекла своей машины они следили за автомобилем, который резко затормозил перед ресторанчиком. Инопланетянин распахнул дверцу и, не заметив Берта с Нормой, быстро вошел в помещение.

Берт усадил Норму в автомобиль, затем подбежал к машине, на которой прикатил инопланетянин, и вытащил ключ зажигания.

В ресторанчике послышался шум. Толстяк, сидевший за стойкой, оторвался от сообщения о маньяке с белым лицом и глазами вампира и уставился на вошедшего зомби с мертвенно-бледным лицом и глазами чудовища из преисподней. Нечеловеческим, мертвым голосом зомби задал вопрос. Толстяк, словно подавившись собственным языком, начал делать судорожные движения руками, как будто надеялся, что зомби отправится туда, откуда явился, — в ад. Когда чужак двинулся к нему, толстяк завопил.

Берт выжал сцепление. Из ресторана донеслись выстрелы. Берт уже выруливал на шоссе, когда инопланетянин выскочил из ресторанчика, услышав шум отъезжающей машины.

Прошло много времени, и они проехали немало миль, прежде чем Берт успокоился настолько, что смог нормально говорить.

— Он гонится за нами! За своим оружием!

Поворот, который, судя по знаку, нужно было проходить со скоростью сорок миль в час, Берт преодолел, когда стрелка спидометра перешла за отметку семьдесят. Дальше шоссе шло по прямой, и машина понеслась вперед, продолжая набирать скорость.

Норма произнесла слабым голосом:

— Человек в ресторане…

— Я думаю, — мрачно сказал Берт, — инопланетянин его убил, а потом захватил какую-нибудь другую машину и бросился в погоню. Любой ценой ему нужно добраться до нас и завладеть своим оружием!

— Но как… — заикаясь спросила Норма, — к-как он узнал?..

Берт с горечью сказал:

— Он знает все, что знаю я. В любой момент он может предугадать, что я буду делать, куда поеду, останусь ли на этой дороге или сверну в сторону…

Автомобиль с ревом летел сквозь ночь. Деревья, склоны холмов, поля появлялись и исчезали в свете фар.

Прошло немало времени, прежде чем далеко позади показались огни преследующей машины. Иногда огни пропадали, но всякий раз появлялись снова. Берт сворачивал на каждой развилке, повинуясь командам Нормы: «направо», «налево». Выбор не должен был зависеть от его воли.

Отчаянная гонка продолжалась. Они ехали мимо стремительной горной речки по узкому извивающемуся шоссе. Деревья, обступившие дорогу с двух сторон, затрудняли обзор, но все-таки изредка в зеркале заднего вида Берт видел свет фар преследующей машины.

Дорога, петляя, поднималась вверх, и вскоре они подъехали к маленькому городку. Шоссе перегораживал полосатый барьер, на котором висел мигающий фонарь, за барьером стояло несколько машин, а поодаль какие-то люди смотрели на дорогу. Полицейский жезлом показал, что надо остановиться. Еще двое полицейских, держа руки на поясе, подошли к машине с двух сторон и заглянули внутрь. Они внимательно всмотрелись в лица Нормы и Берта, потом один из них облегченно вздохнул и сказал:

— Движение перекрыто, разыскивается опасный преступник. Вам придется задержаться у нас, здесь вы будете в безопасности.

Берт кивнул и поставил машину рядом с другими, за барьером. А Норма прошептала:

— Мы расскажем им?..

— Нет, — ответил Берт. — Здесь нам все равно никто не поверит. Они живо упрячут нас в сумасшедший дом. Мы можем рассказать все только агентам ФБР.

Берт внимательно посмотрел на людей из других машин — они стояли группкой и обменивались короткими нервными репликами. Из полицейской машины доносились обрывки переговоров по рации.

Берт взглянул на часы — полтретьего. Он почувствовал, что замерз. Городок оказался совсем маленьким: не более двадцати — тридцати домов, два магазина. Но здесь сходились сразу две дороги, поэтому полицейские его и выбрали.

— Всем машинам… всем машинам… — услышали они взволнованный голос из передатчика патрульной машины. — Десять минут назад автомобиль, движущийся со скоростью восемьдесят миль в час, пробил заграждение у города Койтсвилль. Автомобиль потерял управление, врезался в пустое складское помещение и загорелся. Сейчас горит все здание. Может быть, это был маньяк. Продолжайте соблюдать осторожность…

Люди, собравшиеся в кружок, заговорили громче и увереннее.

Время шло, все ждали новых сообщений. Но больше информации не поступило. Все сходились на том, что маньяк сгорел вместе с машиной. Водители стали проявлять нетерпение. Берт отошел в сторону и увидел проволочное заграждение, идущее вдоль дороги. В одном месте был обрыв — кусок проволоки раскачивался на ветру. Тут Берту в голову пришла ид£я. Сгибая и разгибая проволоку в одном месте, ему удалось отломать довольно длинный кусок — не меньше семи футов. Достав из багажника плоскогубцы, он вынул из кармана оружие инопланетянина и стал аккуратно, ряд за рядом, наматывать на него проволоку. Теперь, чтобы добраться до кнопок и привести оружие в действие, инопланетянину придется изрядно потрудиться.

Маленький городок крепко спал. Семь машин ждали разрешения ехать дальше. Судя по переговорам полицейских, опасность миновала. Скорее всего, маньяк сгорел во время пожара в складском помещении.

Берт был единственным, кто в это не верил. Он испытал жестокое потрясение: инопланетянин сумел повторить путь, который он выбрал. Существо из космоса знает, как будет реагировать Берт в каждой конкретной ситуации. Очевидно, инопланетянин сделает все, чтобы заполучить свое оружие обратно. Значит, его нужно заманить в ловушку.

И, хотя он, конечно же, догадывается о намерениях Берта, на сей раз ему это не поможет!

— Норма, — спокойно сказал Берт, — ты должна придумать план. Хороший или плохой, значения не имеет. Но это должен быть твой план.

Вскоре из патрульной машины вышел полицейский и направился к заскучавшим автомобилистам. Берт пошел вслед за ним и узнал, что огонь удалось потушить, а в сгоревшей машине нашли тело человека ростом более шести футов. Скорее всего, это и был маньяк-убийца. Движение по всем дорогам разрешено возобновить.

Берт и Норма вернулись в машину.

— Там нашли тело человека, — сказал Берт. — Значит, это не наш преследователь. Что будем делать, Норма?

Уже светало, и до города, где жили Берт и Норма, оставалось миль десять или пятнадцать. По узкому шоссе медленно двигалась колонна больших, тяжелых грузовиков. Берт поравнялся с последним и вопросительно посмотрел на Норму. Она слегка покачала головой, и Берт занял место в конце колонны, не пытаясь ее обогнать.

— Я чувствую себя так глупо, когда говорю тебе, что делать, — сказала Норма.

— Инопланетянин предвидит любое мое решение, но твои действия он предугадать не в состоянии. Только так мы можем его перехитрить, — терпеливо объяснил Берт.

Норма запротестовала:

— Но мы рискуем жизнью, делая ставку на нелогичные действия.

Берт понимал это, но иного выхода не было. Инопланетянин был дьявольски умен и находился в безвыходном положении. Он пойдет на любой риск, чтобы вернуть свое оружие, без него ему на Земле не выжить!

Берт мрачно произнес:

— Теперь инопланетянин наверняка изменит свою внешность. Он знает, что его нынешний вид вызывает ужас.

— Но ведь он не различает цвета! Что он может сделать?

— У него есть мои воспоминания, — горько возразил Берт. — Он наденет темные очки, раздобудет фальшивую бороду и усы. Готов спорить, что в каком-нибудь косметическом салоне ночью разбили витрину, а украли лишь парик манекена. Когда я участвовал в любительских спектаклях, однажды мне пришлось надевать накладную бороду!.. Мне кажется, я могу его описать: мягкая, глубоко надвинутая на глаза шляпа, длинный плащ, борода, темные очки. Палочка или костыль. Вполне безобидный старик…

Берт угрюмо смотрел вперед. Неожиданно в голосе Нормы появилась надежда:

— Выходит, что он обладает только той информацией, которая известна тебе? И значит, не только он может предвидеть каждый твой следующий шаг, но и ты в состоянии угадать его намерения!

Берт задумался, потом его лицо прояснилось:

— Ну конечно, ты совершенно права. Попробуем!

Наступило утро, и вдалеке показались первые высокие здания их родного города. Легкий утренний туман висел над асфальтом, немного впереди узкая дорога ответвлялась от главного шоссе и уходила вправо. Инстинкт подсказал Берту, что по основной дороге он быстрее доберется до цели, но именно так будет рассуждать и инопланетянин. Грузовики поехали теперь немного быстрёе, прямо по главному шоссе, а Берт, подъехав к развилке, свернул направо. Он направился в соседний маленький городок, который находился в двадцати милях и который он выбрал именно потому, что ранее в нем никогда не бывал. Вряд ли инопланетянин найдет даже упоминание об этом городке в воспоминаниях Берта.

Они выехали на пустынную дорогу, и Берт с облегчением нажал на газ. Под ярким утренним солнцем зеленые поля вокруг показались Берту особенно прекрасными и наполненными жизнью.

Его действия, объяснял Берт Норме, должны быть абсолютно непродуманными — чтобы инопланетянин не смог их разгадать. Они позавтракали в придорожном мотеле, все обитатели которого еще спали, и только бармен, зевая, хозяйничал за стойкой. Они ели не торопясь, хотя на всякий случай Берт сел так, чтобы видеть входную дверь и иметь хороший обзор из окна. Он попросил ручку и бумагу и написал, тщательно подбирая слова, довольно длинную записку. Когда открылись первые магазины, Берт купил большой чемодан, плоскую металлическую коробку, набор грузил для рыбной ловли и охотничий нож. Потом сложил грузила в металлическую коробку, заехал в первый попавшийся на пути гараж, где попросил, чтобы ему запаяли коробку. Пока механик запаивал коробку, Берт открыл багажник, достал оттуда сумку с деньгами и уложил ее в новый чемодан. Туда же он положил записку.

Он отправил тщательно запертый чемодан со специальным курьером на междугородном автобусе. Норма молча следила за этими таинственными приготовлениями.

— Теперь, — сказал Берт, когда курьер уехал, — нам осталось сделать только одну вещь, но сначала мне надо позвонить.

— Я ничего не понимаю, — проговорила Норма.

— Самое естественное для меня, — стал объяснять Берт, — поступать разумно: как только наступит утро, я должен был бы отправиться в ФБР, чтобы все рассказать и предъявить вещественные доказательства. Ведь я не могу рассчитывать, что они поверят этой дикой истории и сами приедут ко мне. Инопланетянин знает, что я это понимаю, — тут Берт усмехнулся, — поэтому он будет поджидать меня у дверей агентства. Но раз мне известно, что он может предугадать мои естественные, разумные действия, то я стараюсь сбить его с толку. Остается сделать одно.

И Берт поведал ей свой план. Норма всплеснула руками.

— Но это же просто смешно! — запротестовала она. — Я никогда в жизни ничего подобного не слышала!

— Ну, теперь-то услышала, — Берт нежно обнял ее за плечи. — Пошли.

Им пришлось немного постоять в очереди. Норма продолжала упорствовать, утверждая, что все это глупо, но вскоре смирилась.

Они въехали в родной город, когда уже начало смеркаться. Берт несколько раз подолгу разговаривал с агентами ФБР по телефону. Еще утром чемодан доставили в ФБР. Его открыли и обнаружили в нем восемнадцать тысяч долларов, похищенных из банка прошлой ночью. К деньгам прилагалась записка. К тому времени, когда Берт позвонил, ФБР страшно заинтересовалось и почти готово было поверить в какую-нибудь удивительную историю, но то, что они услышали, превзошло все их ожидания. Однако рассказ Берта объяснял необъяснимое и к тому же подтверждался свидетельствами полиции из трех разных мест. Утром хозяин салона красоты обнаружил, что витрина разбита, но исчез лишь парик манекена. В другом месте ограбили магазин подержанной одежды. И, наконец, пришло сообщение об ограблении магазина ортопедических изделий, из которого украли только костыль.

Однако когда химики сообщили о внеземном происхождении кусочка пластика, посланного Бертом, потрясение было полнейшим. ФБР начало поиски человека — или существа, — отвечающего описанию Берта. Но им никого не удалось найти, и они начали сомневаться. Однако вскоре произошло событие, убедившее их. Напротив здания, в котором находился офис ФБР, располагался отель. Когда ближе к вечеру горничная зашла в номер к одному из постояльцев, она случайно заглянула в шкаф и обнаружила там труп другой горничной, из утренней смены, со свернутой шеей. Портье описал постояльца как сгорбленного бородатого инвалида с костылем.

Видимо, горничная заметила какие-то несоответствия во внешности нового постояльца и заплатила за свою наблюдательность жизнью…

Как только Берт въехал в город, на перекрестке рядом с ним остановилась машина, водитель которой подал Берту условный знак. Инопланетянина задержать не удалось. Похоже, что без Берта им вряд ли удастся поймать его, а Берта, если честно, такая перспектива не сильно вдохновляла.

В наступающих сумерках Берт ехал к дому, где жила Норма. На улицах зажглись фонари, пахло горячим асфальтом и выхлопными газами.

Они медленно подъехали к дому. Совсем стемнело, и недалеко от входа, в кустах, Берт скорее почувствовал, чем увидел, какое-то движение. По спине у него пробежал холодок. Но тут из-за кустов вышел человек и подал условный знак. По крайней мере, один агент ФБР на посту. Берт надеялся, что их здесь целая армия.

Он не ошибся. Они с Нормой вошли в парадную. Норма с удивлением посмотрела на нового лифтера.

Берт вопросительно глянул на лифтера, тот молча кивнул. Они вышли из лифта, и Берт пошел за Нормой к ее квартире. Неожиданно он схватил Норму за руку, принюхался и тихо спросил:

— Это твоя дверь?

Она, смертельно побледнев, кивнула. Берт развернул ее, тихонько подтолкнул, чтобы она отошла в сторону. Норма еще в машине отдала ему свой ключ. Он вставил ключ в замочную скважину, замок негромко щелкнул, и Берт открыл дверь, незаметно убрав собачку замка, чтобы дверь не захлопнулась, затем потянулся рукой туда, где был выключатель.

Зажегся свет. В гостиной никого не было. Берт и Норма вошли, дверь за ними закрылась. Слабый незнакомый запах, который Берт почувствовал на лестнице, стал сильнее.

Звук закрывшейся двери послужил для чужака сигналом: он тут же вышел из спальни с пистолетом в руке. На нем были мягкая черная шляпа и длинный плащ. Берт заметил окладистую шелковистую бороду, но черных очков уже не было. Равнодушным, ничего не выражающим голосом пришелец произнес:

— Отдай мое оружие.

Берту не пришлось разыгрывать удивление. От одного только вида инопланетянина все сжалось у него внутри. Он медленно сунул руку в карман, достал запаянную металлическую коробку и положил ее на стол.

— Я не хотел, чтобы оно случайно сработало, — хмуро сказал Берт.

Инопланетянин нетерпеливо схватил коробку. Его пластиковые пальцы попытались открыть ее, но металл не поддавался. Он засунул коробку в карман и направился к…

Берт выхватил охотничий нож. Ненависть к чужаку и страх за Норму придали ему мужества. Инопланетянин замер на месте и равнодушно произнес:

— Надо было бы убить тебя.

Он стал поднимать пистолет. Берт выключил свет, оттолкнул Норму в одну сторону, а сам отпрыгнул в другую. Пистолет дважды выстрелил, а потом Берт услышал, как несколько раз щелкнул боек: видимо, кончились патроны. Инопланетянин издал злобный, совершенно нечеловеческий звук, и тут дверь в квартиру распахнулась и комнату залил свет мощных фонарей.

— Вот он! — закричал Берт.

Инопланетянин уставился на агентов ФБР. Берт почувствовал, как резко усилился отвратительный запах. Швырнув в агентов бесполезный пистолет, инопланетянин с удивительным проворством метнулся к окну. Выбив стекло, он полез по пожарной лестнице. Агенты бросились за ним. Внизу вспыхнули прожекторы, послышались крики, выстрелы, треск автоматных очередей, шум падения, новые крики, а потом все перекрыл страшный нечеловеческий вопль…

Человек, вошедший в квартиру, казался серьезно больным. В руках он осторожно держал плоскую металлическую коробочку. Она была сильно покорежена.

— Мы нашли ее на крыше, — сказал агент ФБР голосом человека, которому долгое время будут сниться кошмары. — Одному из агентов он сломал руку… Даже когда мы стреляли в него в упор, он все пытался открыть эту коробку. Это существо вылезло из человеческой кожи, как бабочка из кокона, и единственное, что его интересовало, — эта коробка. Что в ней?

— Я не представляю, как это называется, — сообщил Берт.

— Послушайте! — сказал агент, вытирая пот со лба. — Мы ведь не верили вам… Но деньги и труп горничной… — Берт вежливо наморщил лоб. Агент продолжал: — Это была бомба? Он почти до нее добрался!

Берт достал из кармана оружие инопланетянина, тщательно замотанное проволокой.

— Нет. Вот его оружие. Обращайтесь с ним предельно осторожно. Его нужно отправить в Вашингтон, в Центр Атомной Энергии. Но сначала необходимо рассказать им о происхождении этой штуки.

Агент ФБР взял оружие дрожащими руками.

— Мы расскажем им обо всем… — сказал он вдруг севшим голосом. — Обязательно расскажем! Боже мой, вы видели когда-нибудь что-либо подобное?

— Нет, — сказал Берт. — Не видел. И больше не хочу. Слушайте! Я не знаю, как вас зовут, но нельзя ли нам поговорить утром? Мы только сегодня поженились, и моя жена очень устала. Вы нас извините?

— Да-да, конечно! — сказал агент и пошел к двери. — Пока не придут распоряжения из Вашингтона, никакой утечки информации, понимаете? Никому ни слова!

— Договорились, — согласился Берт. — Спокойной ночи.

— Спокойной ночи, — сказал агент и закрыл за собой дверь. Он не мог вспомнить, с каким из двух объектов должен обращаться с особой осторожностью, и не очень ясно представлял себе, что инопланетянин мог бы сделать, если бы добрался до оружия. Поэтому шел к лифту на цыпочках — как человек, у которого в руках атомная бомба.

Так оно, впрочем, и было.

Перевел С Английского Владимир Гольдич.

Владимир Рогачев. ВО ЗЛО ИЛИ ВО БЛАГО?

Управление человеческой психикой — тема, которая давно заботит фантастов. М. Лейнстер, пощадив своих героев, наделил пришельца лишь частью гипнотических способностей: тот имеет возможность проникать в сознание человека, однако подчинить его волю способен лишь с помощью некоего парализатора. Необходимо отметить, что проблема подавления воли личности вызывает беспокойство не только писателей, сейчас о ней всерьез заговорили политики, общественные деятели.

Необходимые для статьи материалы были собраны, встречи со специалистами состоялись. И тут неожиданно я поймал себя на том, что машинально повторяю слова одного из героев фильма «Мертвый сезон», сказавшего, примерно, следующее: «Вы даже не заметите, что это уже началось». Он говорил о химическом оружии, но ведь то же самое справедливо и в отношении психотронного, позволяющего незаметно, на расстоянии вызывать у человека те или иные эмоции, внушать различные мысли, а проще говоря, управлять его поведением.

Давайте попробуем представить себе несколько ситуаций. Например, громящая все на своем пути толпа поклонников футбольного клуба или кровавый бунт в тюрьме с захватом заложников. Но вдруг свирепые фанаты или бунтовщики затихают и в панике разбегаются или, впав в состояние эйфории, утрачивают свой грозный наступательный пыл. А причиной столь благополучного исхода стали несколько полицейских микроавтобусов, напичканных спецаппаратурой, чье излучение и заставило буянов утихомириться.

Однако, к сожалению, легко представить себе и куда менее благополучную картину. Что вы скажете о ситуации, когда на каких-нибудь местных выборах где-то в провинции практически все жители вдруг проголосуют за доселе никому не известного кандидата небольшой политической группировки, за которой (это-то, скорее всего, выяснится несколько позже) стояли или местная мафия, или некие экстремисты. А итоги столь неожиданного исхода выборов, оказывается, были уже заранее предопределены тем, что в нечистоплотные руки попала соответствующая технология, позволяющая при помощи радио, телевидения и некоторыми другими способами незримо влиять на сознание людей и являющаяся по сути тем же самым психотронным оружием.

Вот еще один предположительный пример возможного использования подобных технологий. Скажем, где-то в омываемом водами одного из южных морей островном государстве вспыхивает региональный конфликт, льется кровь, рушится экономика… Но вдруг солдаты одной из враждующих сторон отказываются выполнять приказы командиров, бросают оружие и в панике покидают позиции. Конфликт завершен, победитель ликует. А в чем причина столь внезапной победы? Оказывается, со стороны моря к позициям теперь уже проигравших подошел корабль, на палубе которого были установлены многочисленные антенны и необычные акустические устройства…

Можно подумать, что все это фантазии, навеянные чтением научной фантастики и литературы по парапсихологии. Ах, если бы это было так. Однако существуют факты, подтверждающие не только разработку подобного оружия, но и его существование.

В последние годы за рубежом параллельно с производством и совершенствованием обычных вооружений получили развитие исследования в области так называемых нелетальных видов оружия (НЛВО). К ним относят средства поражения, использующие сверхвысокочастотное (СВЧ) и лазерное излучения, источники некогерентного излучения, излучение ультразвукового и инфразвукового диапазонов, химические вещества, биологические и биотехнологические средства.

По мнению специалистов, наиболее активно такие работы ведутся в США, естественно, без широкого освещения. Вместе с тем, как сообщал в декабре 1993 гада журнал «Нью сайентист», Пентагон выделяет миллионы долларов на создание НЛВО, с помощью которого можно оглушить, лишить подвижности или усыпить живую силу противника, не уничтожая ее.

Из всех видов НЛВО нас будут интересовать только средства, использующие СВЧ-излучение, источники некогерентного излучения, а также ультразвуковое и инфразвуковое излучения, поскольку именно они способны воздействовать на психику человека.

Наиболее полно изучено тепловое действие относительно мощного СВЧ. В зависимости от частоты и мощности оно способно нарушить работу головного мозга и центральной нервной системы, временно вывести из строя, вызывать ощущение тяжело переносимых шумов и свиста, поразить внутренние органы. В последнем случае возможна смерть.

Воздействие СВЧ-излучения сравнительно малых мощностей практически не изучено. В 70-х годах появлялись сообщения о так называемом эффекте радиослышимости, когда люди, находящиеся в мощном поле вещательных станций, начинали слышать «внутренние голосе», музыку и т. д.

Еще в начале XX века было замечено, что инфразвук может воздействовать на организм человека, вызывая болевые ощущения, состояния тревоги, ужаса и даже психического расстройств. Французский ученый В. Гавро, исследуя влияние инфразвуковых колебаний на человека, пришел к выводу, что части тела являются своеобразными «живыми резонаторами, настроенными на определенную частоту». (Сердце, например, настроено на частоту около 6 Гц, глаз — 40 —100 Гц, голова — 20–30 Гц, руки — 2–5 Гц, вестибулярный аппарат — 0,5–1,3 Гц и так далее). Оказавшись в зоне действия генератора инфразвука (естественного или искусственного), человеческие органы начинают резонировать, что вызывает болевые и другие ощущения. Установлено, что инфразвук способен дезориентировать войска противника, вызывать приступы рвоты и даже спазмы кишечника с последующей дефекацией. Инфразвуковые колебания малой мощности могут стать причиной возникновения безотчетного чувства страха и создавать в толпе панику, но при высоких уровнях возможно нарушение психомоторных функций и возникновение состояния, обычно предшествующего эпилептическому припадку.

Инфразвук можно использовать как на поле боя, так и для борьбы с уличными беспорядками, а если учесть его способность проникать сквозь бетонные и металлические преграды, то он вполне пригоден и против людей, находящихся в укрытиях и боевой технике.

Сейчас исследуются две концепции применения такого оружия: «акустические лучи» и «акустические заряды». Предполагается, что «акустические лучи» будут генерироваться обычными излучателями, а «акустические заряды» — принципиально новыми средствами. В июне 1992 года с Калифорнийской ассоциацией прикладных и научных исследований был заключен годовой контракт на разработку высокомощного инфразвукового оружия Ею же были предприняты попытки создать узконаправленную акустическую «пулю», излучаемую антенной в виде пучка акустических импульсов. При достаточной мощности она способна вызывать временную потерю дееспособности. Яркое некогерентное излучение ослепляет и затрудняет передвижение. При некоторых значениях частоты повторения вспышек у людей резко ухудшается самочувствие, наблюдаются явления, обычно предшествующие эпилептическим припадкам.

Как сообщал еще в 1992 году журнал «Авиэйшн уик энд спейс текнолоджи», Лос-Аламосская национальная лаборатория и некоторые другие организации оборонного профиля разрабатывают целый арсенал «несмертоносного» оружия.

Причем, по словам полковника запаса армии США Джона Александера, возглавляющего в лаборатории эту программу, един из проектов представляет собой оружие, генерирующее звуковые колебания такой частоты и мощности, что на сравнительно небольшом расстоянии они способны разбивать окна, лишать подвижности человека и даже повреждать его внутренние органы.

Вот, пожалуй, и все, что можно сказать об американских работах в этом направлении, ведь они ведутся под грифом «специальный доступ», означающим более высокий уровень секретности, чем «совершенно секретно». Поэтому и на конференцию по НЛВО в ноябре 1993 года не были допущены ни журналисты, ни представители общественности. Александер объясняет это также тем, что рассекречивание некоторых деталей разработок поможет другим странам создать средства противодействия.

Теперь следует остановиться на некоторых российских исследованиях. Очень серьезные слова прозвучали из уст руководителя Института компьютерных психотехнологий: «С помощью компьютерного психосемантического анализа мы узнаем, что нарушено в психике и почему, и корректируем. Мы влезаем в святая святых человека — его душу… Мы придумали скальпель для души. Это, конечно, страшно, поэтому приходится быть очень осторожными». Описывая разработанную методику, ученые сообщили: «Больного усаживают перед компьютером, к его голове прикрепляют электроды, соединенные с энцефалографом, и надевают наушники. На мониторе изображают несколько тысяч символов (обычно это слова или образы), пролетающих перед глазами с бешеной скоростью… Мозг реагирует на каждый из этих символов электрическими потенциалами, которые регистрируются энцефалографом. Потом компьютер обрабатывает эту информацию и выдает результаты в виде реконструкции картины неосознаваемой психической деятельности… Самый сложный и ответственный момент — это составление фабулы, то есть текста внушения, который может состоять иногда всего из одного слова и длиться 4 или 7 секунд. Затем фабулу кодируют в музыке или шуме, записывают на аудиокассету. Главное — это найти ключевые слова, которые будут воздействовать на подсознание». Врачи хотят помочь людям, пережившим сильный стресс в местах военных конфликтов. Они убеждены, что их методика никогда не будет использована во вред человеку.

О другой разработке сообщили «Известия». По словам журналиста, на определенном этапе авторы открытия «поняли, что у них в руках оказалось страшное оружие, способное в микроскопических частотных диапазонах, но на бесконечно далеких расстояниях воздействовать на конкретного человека и управлять им. А при желании даже убить, приказав сердцу остановиться или вызвав обширное кровоизлияние в мозг». «Конечно, это очень сильное и страшное оружие, — сообщает газета, — но все зависит от того, у кого оно в руках».

Попытаться спрогнозировать развитие психотропного оружия в следующем столетии практически нереально. Слишком уж это щекотливая и закрытая тема. Ясно одно — работы в этом направлении ведутся и уже приносят вполне конкретные результаты. Остановить их или запретить невозможно. Несомненно, желающих управлять в своих целях разумом людей и стать властелином мира найдется немало. Не исключено, что наилучшим решением окажется установление международного контроля над такими разработками и снятие с них всех грифов секретности.

«Учитывая разрушительный опыт использования атомной энергии в военных и политических целях, и с тем, чтобы предупредить губительные последствия неконтролируемого использования необычных способностей человека, а также устройств и приборов, созданных на этой основе, мы обращаемся ко всем ученым, общественности мира, правительствам и частным организациям, ведущим исследования в области биоэнергетики и необычных возможностей человеческой психики. Мы призываем заявить о недопустимости — в любых возможных случаях — использовать психическую энергию человека в каких-либо действиях против человечества и принять на себя добровольные обязательства никогда и ни при каких условиях не применять такое оружие и подписать международную конвенцию об этом».

Обращение Участников Международного Коллоквиума. «Новые Рубежи Экспериментальной Медицины И Энергия Полей».

«Если». 1996 № 02 ЗАВТРА.

Свадьба в Атлантида.

Первую в мире свадьбу в киберпространстве организовала одна из крупных компаний индустрии развлечений США для своей служащей Моники Листон. Законный брак был заключен не где-нибудь, а в легендарной Атлантиде!

Хотя врачующиеся полностью отключились от реальности, многочисленные гости и журналисты с восторгом наблюдали за происходящим в киберпространстве при помощи специального проекционного экрана. В заключение церемонии невеста и ее жених Хью Джо слились в страстном виртуальном поцелуе. Сумма, в которую встало компании это роскошное действо, не сообщается, но совершенно очевидно, что подобные удовольствия пока что не для рядового пользователя компьютерами.

Новейшее направление робототехники: насекомые.

На роль неутомимого исследователя Марса инженеры NASA прочат… муравья по имени Аттилла! Что, впрочем, неудивительно: ведь микророботу с шестью суставчатыми ножками не придется особо заботиться о сохранении равновесия на пересеченной местности.

Красавец муравей, питающийся от крошечной солнечной батареи, снабжен двумя инфракрасными датчиками и видеокамерой: на основе полученной от них информации процессор робота самостоятельно определяет его путь. Аттилла предназначен в основном для путешествия по поверхности планеты, но эпизодически (насколько хватит запаса энергии в батарейке) может обследовать трещины горных пород.

Профессор Токийского университета Миуро Хирофуми сконструировал искусственных насекомых на основе древнего японского искусства «оригами»: его пауки, тараканы, бабочки, цикады сделаны из цельного куска тончайшей силиконовой пленки. Моторчиков они не имеют, а управляются дистанционно за счет воздействия на полимер электрического или магнитного поля. Особые надежды профессор возлагает, естественно, на муравьев, способных, как считает Хирофуми, произвести революционный переворот в хирургии! Эти шестиногие трехсегментные создания уже умеют маршировать гуськом и собираться по команде в одной точке, а вскоре они смогут, внедрившись в тело пациента, успешно выполнять роль ассистентов хирурга, прочищая мельчайшие сосуды.

Выдумки фантастов — в жизнь!

Недавно известная американская компания Helwett-Packard осуществила идею Брэдбери: миниатюрный радиоприемник УКВ-диапазона, обладающий великолепным звучанием, вкладывается прямо в ухо, что делает приемник необременительным и приятным спутником неспешных прогулок. Для тех, кто предпочитает активный отдых (скажем, бег трусцой или катание на лыжах), приемник комплектуется надежной клипсой-заушником.

В комплект входят также футляр и вложенные в него запасная антенна и батарейки.

Из ресторана на электромобиле с автопилотом.

Согласно замыслу известной автомобильной компании Peugeot-Citroen, на улицы Парижа следует выпустить грандиозный парк двухместных электромобилей! Клиент службы TULIP, оплатив абонемент, получит в свое распоряжение устройство дистанционного управления, с помощью которого сможет зарезервировать машину на любой из конечных станций, где между рейсами «тулипы» автоматически подзаряжают свои никелево-кадмиевые аккумуляторы. А для того чтобы желающие могли без хлопот прокатиться в режиме «автопилот», будет разработана система стандартных маршрутов и на главных перекрестках установят навигационные маячки. По расчетам авторов проекта, от 50 до 100 тысяч юрких и компактных электромобильчиков быстро вытеснят из центра города неэкологичные автомобили с двигателями внутреннего сгорания.

Шоковый метод.

Уникальная дробильная установка, разработанная в исследовательском центре Карлсруэ (Германия) в содружестве с российскими учеными из Томского университета, измельчает в тонкодисперсный порошок стекло, гранит, карбид кремния, бетон, корунд… Исходный материал помещают в резервуар с водой, куда подаются кратковременные электрические импульсы напряжением 250 кВ, и возникающие в воде ударные волны разламывают его по границам зерен. Оригинальный метод открывает возможность рециклирования твердых материалов и особенно хорош для регенерации сверхчистого кремния для нужд электроники. Его можно применять также для очистки труб и загрязненных бетонных поверхностей и стопроцентно надежной стерилизации медицинских инструментов!

Экипировка по последней моде.

Майор Пол Хилтон, курировавший экспериментальные военные игры на полигоне Форт-Беннинг (США), остался весьма доволен действиями экипированных согласно последнему слову электроники пехотинцев. «Передвигаясь перебросами на поле боя, солдат обычно видит от силы двух-трех своих товарищей, а где находятся и что делают все остальные, не имеет представления, — прокомментировал он. — Компьютеры радикально меняют ситуацию и по сути становятся новым грозным оружием». Действительно, на вмонтированный в специальный окуляр-дисплей проецируется карта района боевых действий, где показано местоположение всех членов действующей команды. На защитном шлеме и прицелах индивидуального оружия установлены телекамеры, передающие изображения в главный компьютер боекомплекса Digitized Soigier, а тот объединен в общую сеть с компьютерами остальных пехотинцев.

В дальнейшем предполагается связать компьютерную сеть пехоты с танками, вертолетами, наблюдательными пунктами и, разумеется, командными постами: имея перед глазами полную картину расстановки сил, старшие офицеры получат великолепную возможность быстро и эффективно управлять ходом сражения.

Леонид Кудрявцев. ВАЛЬХАЛЛА.

«Если». 1996 № 02

В мире нет ни одной вещи, которую можно было бы познать до конца, — сказал белый крокодил и поудобнее уселся в кресле.

— Не согласен, — возразил я и, придвинувшись к камину ближе, пригубил вино из хрустального бокала. — Вещи, о которых известно все, попадаются буквально на каждом шагу. Что ты, например, скажешь о биноме Ньютона или яблочном пироге?

— Значит, ты утверждаешь, будто они познаны до конца? — Крокодил приподнялся и взял с каминной полки гаванскую сигару. Повертев ее в лапах, он слегка улыбнулся, продемонстрировав ослепительной белизны зубы. — А как насчет магии чисел? Кто знает, может быть, бином Ньютона, кроме всего прочего, является еще и колдовской формулой, например, дающей возможность летать как птица? Яблочный пирог? Безусловно, каждая хозяйка знает, как его испечь, но скажи-ка мне, почему половина человечества от него без ума, а другая терпеть его не может?

Похоже, этот спор, едва начавшись, был мною проигран. Оставалось прибегнуть к последнему аргументу.

— Все это слова! Где доказательства?

— Реальные доказательства? — белый крокодил клацнул зубами. — А не хочешь ли ты, мой друг, испытать их на себе?

Взяв серебряный колокольчик, крокодил позвонил.

Тотчас же явился слуга — здоровенного роста, трехголовый и шесгирукий хахрахх — и принес небольшой плоский ящичек. Поставив его на низкий украшенный великолепной резьбой столик, он удалился.

Белый крокодил встал, не спеша подошел к ящику и стал подкручивать вернеры, нажимать какие-то кнопки. Наконец он развернул ящик на сто восемьдесят градусов и бросил на меня лукавый взгляд.

— Вот, — сказал он. — Этот прибор я изобрел совсем недавно. Итак, как насчет путешествия в другое измерение?

— Согласен, — проговорил я.

Крокодил нажал красную кнопку, расположенную на крышке аппарата…

Над головой у меня было серебряное небо. Звали меня Танарис, и я пребывал в Вальхалле. Кстати сказать, здесь было довольно холодно, но я привык не обращать внимания на холод.

Я сидел на большом камне, наполовину закрывавшем вход в пещеру старика Минотавра, и задумчиво чистил огненное копье. Оно было у меня уже давно, с тех самых пор как я попал в Вальхаллу, но все равно каждый раз, разбирая и вновь собирая его, я не мог не полюбоваться изящными очертаниями, красотой, которая возможна только у доведенного до совершенства оружия.

Уверенно и четко я собрал копье и прицелился в паривших над железным замком гарпий.

Эх, а ведь их сейчас вполне можно срезать! Вот только зачем?..

Я опустил копье и задумчиво огляделся.

Ни души, только возле гранитной пещеры, расположенной неподалеку от железного замка, суетились злобные карлики. Вот с этими можно было и повоевать, просто так, без всякой причины. Только больно уж далеко они находились. Мне почему-то казалось, что хорошая драка Найдет меня прямо здесь.

Так оно и получилось.

Не прошло и пары минут, как из ближайшей к пещере скалы выскочил Хармод. Видимо, он отмахал порядочный кусок через сквозной переход, потому что сразу же остановился и подслеповато заморгал глазами, дожидаясь, когда они привыкнут к свету.

Этим просто нельзя было не воспользоваться.

Я направил на Хармода огненное копье и выстрелил. Сгусток пламени попал Хармоду прямо в грудь и прожег в ней аккуратное, размером с кокосовый орех отверстие. Тот рухнул как подкошенный.

Я довольно погладил огненное копье. Нет, все-таки оружие просто великолепное!

Эх, если бы иметь такое там, на Земле…

Для этого надо не так уж много убить выворотня. Правда, говорят, в последнее время выворотни пошли заколдованные.

Вот теперь вполне можно расслабиться. Теперь есть полная уверенность, что в ближайшие полчаса мне ничто не угрожает.

Взглянув вверх, я несколько мгновений любовался летевшим по небу косяком золотистых рыб, очень эффектно выглядевших на серебряном фоне.

Где-то там. в этом небе, на своем троне сидит Один, первый и главный ас, сын Бора и Бестлы, дочери великана Бельторна, муж Фригг и отец других богов из рода асов, хозяин Вальхаллы.

«Взглянуть бы на него хотя бы одним глазком… — подумал я. — Впрочем, здесь это вполне возможно. Просто надо показать себя еще более отважным и умелым воином, доказать, что ты лучше всех, попавших в Вальхаллу, и тогда!..».

Я мечтательно вздохнул и погладил огненное копье.

Косяк рыб уже улетел. Небо было чистым, и только молнии… Молнии! Ну да, молнии в небе теперь сверкали не переставая. Знак того, что здесь, в Вальхалле, снова появился выворотень. Началось время охоты, настоящей охоты.

«Только бы выворотень попался ловкий, сильный, хитрый и не заколдованный», — как заклинание повторял я про себя, пробираясь в глубь пещеры старика Минотавра, к сквозному переходу.

Старик Минотавр неуклюже переступил с ноги на ногу и плюнул в меня серной кислотой, что являлось верхом непочтительности. Я увернулся от едкой струи и покачал головой.

Конечно, можно было бы в Минотавра и пальнуть, йот только сейчас важнее всего как можно скорее включиться в охоту за выворотнем. Судьба предоставила мне шанс, и упускать его не стоило.

Наконец я достиг сквозного перехода и прыгнул в него. Сделал я это несколько поспешно. На выходе меня ощутимо тряхнуло, да так, что, казалось, мышцы на руках и ногах завязались узлом.

Убедившись, что я оказался именно в железном замке, я юркнул за ближайшую колонну, украшенную причудливым орнаментом.

Замок был погружен в полутьму, и только в некоторых местах ее разрезали проникавшие сквозь узкие окна лучи света, в которых плясали золотистые пылинки. Под потолком кружились, щелкали когтями и противно орали гарпии. Похоже, они тоже решили устроить охоту на выворотня.

Он появился со стороны главного входа, как я и рассчитывал. Шел настороженно, то и дело останавливаясь и поводя из стороны в сторону стволом своего оружия. Я попытался прикинуть, как оно действует, но тотчас же бросил это глупое занятие. Неважно, главное — реакция.

А уж на свою реакцию я пожаловаться не мог.

Приглядевшись, я понял, что этот выворотень отличается от тех, с кем мне доводилось Сталкиваться. Конечно, лицо у него было такое же, как и у них, плоское, словно сплюснутое, абсолютно неподвижное, мощный торс, серебристый, без малейших украшений, комбинезон, но все же… Он был другой, это я почувствовал сразу. И еще, он не был окружен зеленоватым защитным нимбом колдовства. Это вселяло надежду.

Спрятавшись за колонной, я решил подождать того момента, когда выворотень выйдет в центр замка, к заброшенному фонтану. Опыт мне Подсказывал, что там этого выворотня прикончить будет гораздо удобнее.

Меня опередили гарпии. Одна за другой, вытянув вооруженные острыми когтями лапы, они ринулись вниз. Просто и без затей.

«Ну-ну! — подумал я, осторожно выглядывая из-за колонны. — Тут-то вы, похоже, нарвались! Подобный номер с этим выворотнем не пройдет!».

И оказался прав.

Выворотень среагировал мгновенно. Он вскинул свое оружие, из ствола вырвалось около десятка стрел со взрывающимися головками. На мозаичный пол железного замка посыпались пух и перья… А выворотень уже оглядывался по сторонам, готовый отразить нападение очередного врага.

Я прикинул: на гарпий он потратил не более секунды. Впечатляюще… Ну да ничего, надо только выждать удобный момент.

Слева от меня послышался тихий шорох. Посмотрев в ту сторону, я увидел Хармода. Тот крался к выворотню, сжимая в руках вибролучемет. Судя по всему, он хотел перехватить его до того как противник окажется в центре зала. Останавливать Хармода было поздно.

Наши глаза встретились, и Хармод показал мне язык.

«Ну-ну, — угрюмо подумал я. — Давай, давай, посмотрим, что у тебя выйдет. Клянусь Одином, ты получишь хорошую оплеуху!».

Хдрмод продвинулся вперед еще на десяток шагов, а потом, издав воинственный клич, выскочил навстречу выворотню и полоснул его вибролучом.

Да только все это было совершенно напрасно.

Выворотень успел сделать шаг в сторону, так что вибролуч пролетел мимо, и саданул в ответ из своего оружия.

Я выглянул из-за колонны, бросил взгляд на то, что осталось от Хармода, и сейчас же спрятался обратно.

Теперь это была только моя охота.

А выворотень уже приближался к центру зала. Он двигался все так же неторопливо, готовый в любую секунду пустить в ход оружие.

Еще немного… совсем немного… еще один шаг… Пора.

Я начал стрелять, едва выскочив из-за колонны, еще толком не прицелившись, рассчитывая, что выворотень метнется в сторону и неминуемо встретится хотя бы с одним из выпущенных мною огненных шаров… И ошибся. Он просто опустился на колено. Ни один из огненных шаров не попал в цель, а сам выворотень совершенно хладнокровно, первым же выстрелом отправил меня в безвременье…

Огненная бездна ревела мне в уши громоподобный похоронный марш, и бесконечность, словно огромная корова, облизывала меня шершавым, приносившим нестерпимую боль языком, с каждым мгновением уничтожая мое сознание, истребляя мою сущность, низвергая меня в пустоту до тех пор, пока от меня не осталось совсем ничего, пока я окончательно не исчез. Это было почти наслаждением — раствориться, исчезнуть, избавиться от осознания своего поражения…

…Поражения? Ну, это мы еще посмотрим!

Я плавал в пустоте безвременья. Конечно, из него вскоре придется вернуться. Значит, думать надо сейчас, потом на это времени не будет.

Прежде всего, ничего страшного не случилось. Я проиграл всего лишь первое ристалище. В следующий раз охотников будет значительно больше. Стало быть, мне придется состязаться в ловкости и реакции не только с выворотнем. С другой стороны, новые охотники пока не представляют, с кем им придется сражаться, а я уже знаю. Это мое преимущество, и его надо использовать. Как?

Тут время моего пребывания в безвременье окончилось, и меня выкинуло в Вальхаллу.

Новым ристалищем оказалась гранитная пещера.

Ее стены были украшены гребенками сталактитов, сталагмитов и потеками известняка. Кроме того, в стенах имелись ниши, которые буквально кишели гигантскими пауками, ядовитыми сороконожками и очень неприятными слизняками. Время от времени пещеру сотрясали подземные толчки и тогда весь этот «зоопарк» начинал суетиться, бестолково размахивая лапками и плюясь противными зелеными струйками.

Удостоверившись, что огненное копье в моих руках готово к бою, я осторожно двинулся к началу пещеры, туда, где она превращалась в большой зал. Выжидать я теперь не собирался. Нападение, и только нападение!

Судя по доносившейся со стороны зала пальбе, выворотень был уже там. Понятное дело, все, находившиеся на тот момент в пещере охотники/ а также злобные карлики бросились на него, и теперь выворотень отправлял их в безвременье буквально толпами.

Из ниши, мимо которой я проходил, высунулся было гигантский паук, но, отведав огненного копья, тут же спрятался обратно.

Преодолев большую часть пещеры, я вдруг заметил, что по ее противоположной стороне, под прикрытием сталактитов, кто-то крадется. Ну конечно, старый приятель Хармод!

— Привет, Танарис! — крикнул он.

Я кинул на него озабоченный взгляд. Счет пока был в мою пользу, и Хармод мог поддаться искушению сравнять его прямо сейчас. Занявшись друг другом, мы могли упустить выворотня.

— Привет! — крикнул я ему. — Я готов заключить временное перемирие. Идет?

— Хорошо, — немного подумав, ответил Хармод.

— Пусть будет так! Но учти, в тот миг, когда мы расправимся с выворотнем, оно закончится.

— Согласен!

Продолжая продвигаться каждый по своей стороне пещеры, мы свернули за угол. Перед нами возник главный зал. В центре его валялось множество пустых оболочек, оставшихся от нападавших на выворотня охотников.

А где же он сам?

Я бросил взгляд в сторону Хармода. Лицо у него было удивленное.

В следующую секунду выворотень, прятавшийся за ближайшей кучей пустых оболочек, вскочил и срезал нас одной очередью…

Я пытался подстрелить выворотня то в одиночку, то на пару с Хармодом, то в куче с другими охотниками и каждый раз неизбежно оказывался в безвременье. В конце концов это стало походить на некую карусель. Грозный Лес — безвременье, Гибельная Поляна — безвременье, Туманные Горы — опять безвременье.

Выворотень вышибал меня с ристалищ раз за разом, разгадывая все хитрости и ловушки, неизменно обгоняя в реакции. Хармоду приходилось еще хуже. Тот был менее осторожен и, похоже, большую часть охоты проводил в безвременье, выныривая из него только лишь для того, чтобы в очередной раз получить дырку в животе или груди.

— Бред какой-то, — сказал он мне, когда мы оказались в очередной раз рядом. — Такого я не видел с тех самых пор, когда еще там, в настоящей жизни, центурию, в которой я тогда служил, выслали в погоню за отрядом варваров. Великие боги! Мы преследовали этот отряд на протяжении семи дней и к тому времени, когда сообразили, что ввязались в безнадежное дело, потеряли больше половины людей. Вся эта погоня запомнилась мне как бесконечная череда засад, отравленных колодцев, ловушек и ночных нападений.

— Тогда-то тебя и ухлопали, — мрачно сказал я.

— Нет, — промолвил Хармод, — это произошло несколько позднее. А виной всему был наш упрямый, как осел, командир. Он совершенно не умел выбирать место для лагеря. Кстати, сюда, в Вальхаллу, он не попал.

— Ну еще бы, — пробормотал я.

После этого мы попытались напасть на выворотня одновременно с двух сторон и в результате с полу-секундным интервалом оказались в безвременье.

В Проклятом Ущелье удача нам, казалось, наконец-то улыбнулась. Выворотень не успел пополнить запас стрел. Воспрянув духом, мы пошли на него почти не таясь и быстро выяснили, что он, оказывается, умеет метать ножи не хуже, чем Тор свой молот.

После этого что-то в нас сломалось, конечно, мы и не думали отказаться от охоты — в Вальхаллу попадают только те, кто идет до конца, но в глубине души каждый из нас знал, что этот выворотень нам не по зубам.

Мы попробовали сразить его еще в нескольких ристалищах, а потом оказалось, что осталась только одна Огненная Дорога.

Все правильно, она была последним ристалищем. Окончательной битвой.

Из безвременья мы вынырнули в самом конце Дороги, там, где она заканчивалась Последней Границей — здоровенными, богато украшенными воротами, за которыми клубился непроходимый для нас рубинового цвета туман. На воротах была надпись на незнакомом мне языке. Бросив на нее взгляд» я попытался — наверное, уже раз в тридцатый — прикинуть, что она означает, и, конечно же, не смог.

— Ты мне надоел, — сказал Хармод.

Похоже, нервы у него сдавали.

— Это твои трудности, — пробормотал я и, пожав плечами, стал вглядываться в раскинувшееся перед нами кружево Огненной Дороги. Она петляла, выпускала отростки, которые раздваивались, переплетались, взмывали вверх.

Где-то там, отбиваясь от грифонов, шел к Последней Границе выворотень. Наверняка он не знал, что здесь его ждем мы и справиться с нами будет труднее, чем с какими-то жалкими грифонами. Тем более что позиция у нас была просто идеальной.

Огненная Дорога не очень широкая, и спрятаться на ней негде. Как только выворотень покажется на глаза, мы начнем стрелять и обязательно его прикончим. Вот и все! Теперь оставалось только немного подождать.

Я еще раз посмотрел на расстилавшийся перед нами открытый участок- Дороги, поудобнее взял огненное копье и тяжело вздохнул.

У меня было ощущение, что выворотень все-таки может что-то придумать.

— Я убью его первым, — мрачно сказал Хармод.

Я не ответил. Иногда мне кажется, что Хармод попал в Вальхаллу по недоразумению.

Мы молчали, думая каждый о своем. И вдруг я понял, как нас может переиграть выворотень.

— Вверх, посмотри вверх! — крикнул я Хармоду.

Но выворотень опередил нас и тут. Взглянув вверх, я увидел его голову, высовывавшуюся из-за края витка Огненной Дороги. Оружие выворотня было нацелено на нас, и, увидев, что его заметили, он тут же начал стрелять…

Вынырнул я из безвременья у пещеры старика Минотавра. Тот ревел, видимо, просился на волю. На большом камне сидел Хармод. Я молча пристроился рядом, глядя на паривших над железным замком гарпии.

— Ничего, — сказал мне Хармод, — в следующий раз мы покажем! Мы такое устроим…

— Это точно. Это уж обязательно. В следующий раз выворотень от нас не уйдет.

— Знаешь, о чем я думал, когда был там, в безвременье? — спросил Хармод.

— Нет, — честно признался я.

— Мне бы хотелось знать: а у них, выворотней, есть своя Вальхалла? Не может быть, чтобы ее не было. Куда-то же они уходят?

Я посмотрел на камень, наполовину закрывавший вход в пещеру старика Минотавра.

Когда начнется следующая охота, его надо будет откатить в сторону, чтобы Минотавр смог выбраться наружу. Мы натравим его на выворотня. Кто знает, а вдруг это поможет нам выиграть?

И еще я все пытался понять, что означает надпись на воротах Последней Границы.

Как же она выглядела?

— Вот это да! — ошарашенно сказал я.

— Угу, — кивнул белый крокодил и взял с каминной полки очередную сигару.

— Но не хочешь ли ты сказать, что с помощью этого аппарата обнаружил настоящую Вальхаллу, которой до сих пор правит бог викингов Один и где по сей момент воюют воины древности?

— О, совсем нет, — улыбнулся белый крокодил. — Получается, ты все же не понял надпись.

— Какую? — спросил я.

— На воротах Последней Границы! Ну же, вспоминай. Так она показалась тебе бессмыслицей. А сейчас? «GAME OVER[6]».

Я схватился за голову:

— Ну конечно!

Мысль о том, что все объясняется так просто, заставила меня облегченно вздохнуть.

— Ты зря радуешься, — пробормотал крокодил. — Совсем зря. Представь, что получается… Вы, люди, создаете компьютерные игры для того, чтобы в них играли ваши дети. Но эти игры, оказывается, являются самыми настоящими мирами, населенными мыслящими существами. Не это ли доказательство моего тезиса о том, что нет ни одной вещи, которую можно познать до конца?

— Допустим, — неохотно согласился я. — Впрочем, сейчас меня интересует другое. Как вступить в контакт с миром компьютерных игр? Неужели с помощью твоего прибора это нельзя сделать?

— Увы, нельзя, — ответил крокодил и захрустел сигарой. — Может быть, потом, когда я его усовершенствую… Лично мне интересно другое. С некоторых пор, а точнее, с тех пор как я побывал в Вальхалле, меня мучает один вопрос.

— Какой же? — спросил я.

— Какой?

Крокодил неторопливо встал из кресла и стал вышагивать по комнате, то удаляясь, то вновь приближаясь к камину, похрустывая сигарой с очень задумчивым видом. Наконец он направился к одному из окон и, остановившись возле него, долго вглядывался в расстилавшуюся за ним ночную темноту, словно увидел в ней что-то необычное.

Я уже начал терять терпение, когда он, наконец, отошел от окна. Остановившись рядом с моим креслом, он внимательно заглянул мне в глаза и спросил:

— Скажи, а не приходилось ли тебе в самых неожиданных местах случайно обнаруживать надписи на незнакомом языке, которые казались совершенно бессмысленными…

Кирилл Королев. ЗДРАВСТВУЙТЕ, ТОВАРИЩ МОНТЕСУМА!

Как известно, компьютерных игр на свете великое множество — гораздо больше, к примеру, чем финансовых компаний на душу населения.

От элементарных. вроде «Тетриса» во всех его вариациях, до весьма сложных, наподобие «Железной спирали» или «Проекта «Странник». Попытки классифицировать игры предпринимались неоднократно; там не менее, классификации, которая не вызывала бы вопросов, не существует и по сей день.

Наиболее часто встречается деление на игры аркадные («бегалки-стрелялки»), логические, стратегические, приключенческие и спортивные. Однако границы между играми двух категорий нередко настолько размыты, что одна и та же игра может относиться, скажем, и к стратегическим, и к аркадным — например «Боги», где нужно и вовремя нажимать на клавиши, и хорошо ориентироваться в подземных лабиринтах, чтобы не выйти невзначай куда-нибудь не туда…

Мне больше импонирует иная классификация — когда все игры делятся на ролевые и, так сказать, «пассивные». В последнем случае играющий просто-напросто следует жестко заданному сюжету, причем «каждый шаг в сторону» (помните эту песню Галича?) означает смерть персонажа Взять хотя бы весьма популярного «Принца» (по сюжету которого, кстати говоря, В. Пелевин написал когда-то повесть «Принц Госплана»): герой должен выбраться из подземного лабиринта и спасти принцессу. Любое неосторожное движение игрока ведет к тому, что симпатичный мультяшный принц либо напарывается на меч стражника, либо падает в провал, на дне которого торчат острые пики, и все приходится начинать сначала. В ролевой же игре дело обстоит иначе. Здесь строится модель (как можно более подробная и реальная) воображаемого мира, то есть ролевая игра представляет собой нечто вроде ступеньки к виртуальной реальности. Ролевая игра, как в «живом» (те же «хоббитские игрища»), так и в компьютерном варианте, позволяет игроку активно влиять на ход событий. Игрок выбирает себе какого-либо персонажа, который становится как бы его воплощением в воображаемом мире, а дальше начинается игра, причем сюжет может развиваться совершенно непредсказуемо.

Строить миры, разумеется, гораздо более интересно, чем колотить пальцами по клавишам, поэтому в дальнейшем речь пойдет исключительно о ролевых играх.

РОЛЕВЫЕ ИГРЫ подразделяются на управленческие («Сим-Сити», «Поселенцы», «Луна-парк»), тактические («Полководцы», «Попе славы»), стратегические («НЛО»-1 и-2, «Повелитель Ориона», «Верховный маг»). А если сосредоточиться на жанровой принадлежности, можно выделить игры научно-фантастические и фэнтезийные. К слову, нет, наверное, ничего удивительного в том, что авторы компьютерных иф чаще всего используют фантастические сюжеты: по сути дела, игра — тот же самый уход от реальности, а фантастику многие называют литературой «эскапистской».

Между прочим, многие компьютерные игры как бы «дополняют» научную фантастику, добавляют, если хотите, колорит. К примеру, прочитав какой-нибудь роман о путешествиях и войнах во времени, почему бы не поиграть в «Проект «Странник», где отряд темпоральных коммандос устраняет различные временные аномалии? Тем более, эта игра отличается великолепной графикой и видеорядом, так что играя в нее, легко вообразить, что очутился каким-то образом в одном из миров, описанных П. Андерсоном в «Патруле времени».

Если уж на то пошло, компьютерная игра подчас захватывает сильнее, чем книге — очевидно, в силу своей наглядности. При общении с компьютером возникает нечто вроде «контакта» (в научно-фантастическом смысле этого слова), реальность соприкасается с иллюзией, псевдореальностью, в которую игрок, что называется, уходит. И чем человек азартнее, тем глубже он погружается в иное измерение: начинает переживать не только за себя — что у него ничего толком в игре не получается, — но и за персонажей. Помнится, в игре «НЛО»-1, где нужно сражаться с терроризирующими Землю инопланетянами, я какое-то время спустя пи шился всех восьмерых десантников, с которыми начинал игру. Откровенно говоря, было жутко обидно, словно они жили и погибли на самом деле.

ПОМИМО ИГР с оригинальной фабулой, существуют и такие, сюжеты которых основаны на литературных произведениях. Прежде всего это «Дюна», по одноименному роману Фрэнка Херберта. На сегодняшний день существуют две части этой игры — собственно «Дюна» и «Дюна-2: Создание династии». Первая часть во многом повторяют сюжет романа — тут и песчаные черви, и Атридесы с Харконеннами; во второй же появляются некие Ордосы, враждующие с теми и другими и стремящиеся покорить планету Арракис с ее запасами слайса. Кроме того, можно упомянуть игру «Companions of Xanth» по одноименному сериалу Пирса Энтони и трилогию «Властелин Колец». Да-да, вы не ошиблись — эта игровая трилогия основана на знаменитой книге Дж. Р. Р. Толкина. Пока вышли две части, которые называются, естественно, «Хранители» и «Две твердыни»; вот-вот должна появиться и третья — «Возвращение короля». Правда, хочу предупредить поклонников Толкина: графика игры вас наверняка несколько разочарует. Однако каждый из нас представляет его страну по-своему.

Существуют также игры по фильмам — в частности, по «Звездному Пути» (игра так и называется — «Star Trek»).

В дополнение к этой игре предлагается набор звуковых эффектов и межсюжетных видеороликов. И уж, конечно, разработчики компьютерных игр не могли обойти вниманием один из самых известных и наиболее кассовых киносериалов — «Звездные войны». По его мотивам создано сразу три игры — «Xwing», где игроку предстоит попробовать силы в качестве пилота космического истребителя повстанцев; «Истребитель», в котором все меняется с точностью до наоборот. — теперь нужно сражаться на стороне Империи и Дарта Вейдера, и «Нападение повстанцев» — игра основана на мультимедиа-технологии, то есть о графике и звуке можно говорить исключительно в превосходной степени, а чтобы изложить сюжет, достаточно вспомнить фразу из популярной песни 70-х годов: «И вновь продолжается бой…» В общем и целом, «Нападение повстанцев» представляет собой сборник аркадных моментов, перемежающихся эффектными заставками.

ХОРОШИХ ФАНТАСТИЧЕСКИХ игр очень много, но лично я отдаю предпочтение «Повелителю Ориона». Перед игроком стоит задача стать Императором Галактики. Что называется, просто и со вкусом. Пятеро противников (можно и меньше, но тогда на более или менее простых уровнях играть будет неинтересно), стремящихся к тому же, что и ты; планеты с враждебной атмосферой; ограниченные технические ресурсы — минимум заводов, два корабля-разведчика и один транспорт, который не в силах преодолеть расстояние свыше трех парсеков, — в таких условиях начинается игра. Дальше нужно развивать науку и производство, налаживать контакты с соседями, которые, как правило, реагируют на твои предложения следующим образом: «Император такой-то, ты что, принимаешь нас за идиотов?»; надо разрабатывать и строить новые типы звездолетов, колонизировать те планеты, до которых можешь добраться. Особый колорит игре придают выпуски Службы галактических новостей (СГН): диктор-робот сообщает о стихийных бедствиях, иногда — об улучшении планетарных условий, а также комментирует политические коллизии. Чтобы выиграть, необходимо либо уничтожить всех противников до единого (в этом случае диктор СГН всплескивает металлическими руками и со вздохом произносит: «О Боже, очередной тиран!»), либо победить на выборах Императора Галактики (тут асе зависит от взаимоотношений с другими расами, от того, кто пользуется большей популярностью — ты или твой основной соперник). Чуть не забыл: в начале игры можно выбрать себе расу — всего их десять, каждая отличается какой-либо характерной особенностью. К примеру, люди — великолепные торговцы и дипломаты — силикоиды способны колонизировать любые планеты с любой атмосферой, алкари являются замечательными пилотами. сдарлоками никто не сравнится в шпионаже, и так далее. Словом, все весьма правдоподобно, чрезвычайно любопытно и способно увлечь очень и очень недолго.

Пожалуй, кроме «Повелителя Ориона». можно выделить еще одну игру, которая называется «Рекс Небьюлар и космический изменитель пола». Рекс Небьюлар — авантюрист, временно оказавшийся на мели. Поэтому он соглашается добыть с некоей планеты уникальную вазу, за что ему обещана награда в 75000 галактических кредиток. У семой планеты на корабль Рекса нападает не известно откуда взявшийся патрульный крейсер. Поврежденный звездолет падает на планету, на которой, как выяснится впоследствии, недавно отбушевала Война Полов. Мужчин истребили, а женщины-Хранительницы для продолжения рода используют аппарат под названием Изменитель Пола, который и впрямь изменяет на время пол человека. Как работает этот самый Изменитель, Рексу предстоит узнать на собственной шкуре… Игре оснащена текстовым интерфейсом, который можно настроить как на «приличный». так и на «взрослый» варианты — последние различаются сочностью и образностью языка. Вдобавок, игре выделяется среди прочих великолепной анимацией — движения персонажей абсолютно естественны, как в диснеевских или старых отечественных мультфильмах.

А ТЕПЕРЬ пора перейти от научной фантастики к фэнтези. Для начала договоримся о терминах: есть игры фэнтезийные и те, в которых фэнтези используется только для антуража. Как, скажем, в «Габриеле Найте», сюжет которого связан с гаитянской религией вуду, или в «Золотом топоре», который представляет собой типичную аркаду, но с фэнтезийными персонажами — гномами, троллями, великанами. А чисто фэнтезийные игры можно разделить на детские — по сути дела, сказочные — и взрослые, к первым относятся «Гоблины» (все три части), «Ткацкий станок», развитие сюжета в котором сопровождается музыкойЧайковского. «Кирандия» (тоже три части). «Саймон- волшебник»; эти игры, пожалуй, наиболее известны. Ко второй категории принадлежит. прежде всего, сериал «Ультима», а также «Верховный маг», «Отбрасывающий тень», «Легионы тьмы» и многочисленные ролевые сериалы, типа «Забытых королевств» — «Магия Кринна». «Чародей», «Драконы» и так далее. Кстати сказать, существует и рад книг, которые являются литературными вариациями вышеназванных ролевых игр. Это «Драконы осенних сумерек» и «Драконы зимней ночи» Маргарет Уайз и Трейси Хикмен (сериал «Dragon Lance»), романы о Муншаез (сериал «Забытые королевства»), а в прошлом номере журнала «Если» опубликован рассказ Барбары и Скотта Сигелов «Чудовище Кровавого Моря» из сериала «Магия Кринна».

Возможно — и даже наверняка — я субъективен, но мне представляется, что среди фэнтезийных игр нет таких, которые могли бы соперничать как по техническим характеристикам (графика, звук и т. п.), так и по занимательности сюжета с научно-фантастическими шедеврами наподобие «Дюны». «Повелителя Ориона». «НЛО» или того же «Инки». Впрочем, вряд ли кто-то станет оспаривать утверждение, что фэнтези, с точки зрения оригинальности сюжета, гораздо беднее фантастики. Безусловно, в фантастике существует свой набор шаблонов, однако их намного больше, чем фэнтезийных. Наверное, не будет преувеличением сказать, что у всех литературных произведений в жанре фэнтези — одинаковый сюжет. И то же самое относится к фэнтезийным компьютерным играм, тогда как научная фантастика и НФ-игры дают значительно больший простор воображению.

В ЗАКЛЮЧЕНИЕ мне хотелось бы упомянуть еще об одной игре, которую можно отнести к фантастическим лишь с известной натяжкой, но которая, тем не менее, заслуживает того, чтобы о ней вспомнили. Речь идет об игре под названием «Цивилизация»; если допустимо подобное сравнение, к фантастике она имеет приблизительно такое же отношение, как романы Жюля Верна — к современной НФ. Суть игры проста и грандиозна одновременно: в промежуток от 2000 года до нашей эры до 2000 года нашей нужно создать собственную цивилизацию, построить космический корабль, отправить его к Альфе Центавра и основать там колонию. Причем развивать цивилизацию приходится в остром соперничестве, а нередко и войнах с противниками, коих чаще всего шестеро-семеро. Необходимо также, что называется, соразмерять усилия: «забудешь об армии — тебя рано или поздно уничтожат, увлечешься войнами — в городах начнутся голодные бунты и спровоцированные диссидентами восстания, захватишь слишком большую территорию — не избежать трудностей с транспортом. Кроме того, следует по возможности строить так называемые «чудеса света», к которым, помимо известных воем, относятся и такие, как «Колледж Исаака Ньютона», «Проект «Манхэттен» и «Проект «Аполлон». Без «Проекта «Манхэттен» невозможно создать ядерное оружие, а не осуществив «Проект «Аполлон», нельзя построить космический корабль. Могу поделиться собственным опытом. Играл я за ацтеков (закончил игру, между прочим, при коммунизме, то есть послы иностранных держав обращались ко мне «товарищ Монтесума»), главными соперниками были индийцы и англичане (народы в игре соответствуют земным, а карта может быть как земной, так и «построенной по заказу»). Так вот, я настолько увлекся войной с англичанами (даже дважды сбросил на какой-то город атомную бомбу), что совершенно забыл про индийцев, а когда спохватился, было уже поздно: индийский звездолет сделал дяде ручкой и махнул к Альфе Центавра.

Для любителей фантастики компьютерные игры — настоящий клад. В отличие от книги в такой игре, чтобы почувствовать себя участником событий, не нужно обладать богатым воображением, все и без того весьма наглядно. Как говорится, история творится на глазах, причем игрок— среднее творцов. А если прибавить сюда возможности компьютерной графики, звуковые эффекты и прочие «фокусы»… Йохан Хейзинга считал, что игра есть «содержательная функция со многими гранями смысла», и компьютерные игры в своих лучших образцах полностью подтверждают эту мысль.

«Настоящее. Не игра. Мозг Эндера был слишком утомлен, чтобы переварить сообщение. Те точки света в пустоте оказались настоящими кораблями, которые он бросал в бой, уничтожал. И он взорвал, распылил на молекулы настоящую планету…».

Орсон Скотт Кард. «Игра Эндера».

Аллен Стил. СМЕРТЬ КАПИТАНА ФЬЮЧЕРА. Посвящается Эдмонду Гамильтону. «Если». 1996 № 02

Имя капитана Фьючера, непримиримого врага Зла, было известно каждому жителю Солнечной системы. Этот высокий рыжеволосый молодой человек с широкой улыбкой и крепкими кулаками являлся грозой всех и всяческих злодеев, будь то люди или инопланетяне. Бесшабашная отвага сочеталась в нем с расчетливостью, непоколебимой целеустремленностью и глубочайшими познаниями в науке; перемещаясь с планеты на планету, сражаясь и побеждая Зло, он, словно метеор, прочертил на небе огненную полосу».

Эдмонд Гамильтон, «Капитан Фьючер И Император Космоса».

Я расскажу вам правду о смерти капитана Фьючера.

Мы находились во внутреннем поясе астероидов, шли на запланированное свидание с Керой, когда поступило сообщение по гиперсвязи.

— Рор… Проснитесь, пожалуйста, Рор.

Голос, доносившийся из-под потолка, был высоким и приятным; компьютер позаимствовал его у персонажа старинного видеофильма про Геркулеса (в капитанской каюте кассет с подобными фильмами имелось в избытке). Он нарушил мой заслуженный сон после восьмичасовой вахты на мостике.

Я повернул голову и прищурясь поглядел на компьютер. По экрану бежали строчки, буквы вперемешку с цифрами; машина проверяла работу корабельных систем — мне как старшему офицеру полагалось знать о малейших неисправностях, даже когда я был не на дежурстве. Так, судя по всему, никаких поломок не произошло, беспокоиться вроде не о чем…

Тогда какого черта?.. Полчетвертого по корабельному времени, середина ночи!

— Рор? — повторил голос чуть громче. — Мистер Фурланд? Проснитесь, пожалуйста.

— Уже проснулся, — проворчал я, поднимаясь с койки. — Что стряслось, Мозг?

Мало того, что бортовой компьютер говорил голосом Стиви Ривза, он еще заработал эту идиотскую кличку. На всех кораблях, на которых мне доводилось служить, компьютерам давали человеческие имена — Руди, Бет, Ким, Джордж, Стэн, Лайза — в честь друзей, родственников или погибших товарищей, либо награждали прозвищами, остроумными и не слишком, Босуэлл, Айзек, Ловкач, Болтун, Солдафон, не говоря уж о повсеместных Хэлах и Датиках. Помнится, на лунном буксире компьютер называли Олухом; частенько можно было услышать что-нибудь вроде: «Эй, Олух, что там на станции Тихо?» Но окрестить компьютер Мозгом — такое могло прийти в голову только идиоту.

Наподобие моего командира, капитана Фьючера (правда, я никак не мог решить — то ли капитан глуп как пробка, то ли просто безумен).

— Мне приказали разбудить вас, — ответил Мозг. — Капитан желает, чтобы вы немедленно явились на мостик. Именно немедленно.

— С какой стати? — поинтересовался я, разглядывая дисплей.

— Приказ капитана, мистер Фурланд. — Потолок засветился, ослепительно засверкал, и мне даже пришлось зажмуриться. — Если вы не явитесь на мостик в течение десяти минут, вам грозит штраф и выговор с занесением в карточку.

Угрозы насчет штрафа я пропускаю мимо ушей — честно говоря, не знаю такого человека, которого не оштрафовали бы, пускай всего лишь на пару-тройку марок, за время, проведенное на борту корабля, — но вот что касается выговора… Через два дня «Комета» достигнет Керы, где мне предстоит перейти на транспорт «Юпитер», который направится к Каллисто. И еще не хватало, чтобы капитан «Юпитера» отказался от моих услуг только потому, что в карточке у меня — выговор с занесением.

— Ладно, — пробормотал я, — передай, что сейчас приду.

Опустил на пол ноги, пошарил вокруг, разыскивая брошенную на пол одежду. Вообще-то надо было бы ополоснуться, побриться да помедитировать, не говоря уж о том, чтобы съесть булочку и запить ее горячим кофе; однако ясно, что ничего подобного мне просто не позволят.

В каюте зазвучала музыка, постепенно становившаяся все громче. Оркестровая увертюра… Я замер с наполовину натянутыми штанами, прислушиваясь к аккордам, что воспарили вдруг на героическую высоту. Немецкая опера. Вагнер. Господи Боже, «Полет валькирий»!..

— Выруби ее, Мозг.

Компьютер подчинился, но не преминул заметить:

— По мнению капитана, Рор, так вы скорее бы проснулись.

— Я и без того проснулся! — Внезапно я заметил краем глаза какое-то движение в углу рядом с рундуком: мелькнуло и пропало что-то черное. Таракан! Займись-ка лучше им.

— Извините, Рор. Я пытался продезинфицировать корабль, но пока мне не удалось отыскать все до единого гнезда. Если вы не станете запирать каюту, я пришлю уборщика…

— Ладно, забудем. — Я застегнул ширинку, заправил рубашку, после непродолжительных поисков обнаружил под койкой магнитные башмаки. — Сам справлюсь.

Разумеется, Мозг не замышлял ничего дурного, он всего лишь стремился уничтожить очередную колонию насекомых, проникших на борт «Кометы» перед отлетом с Лагранжа Четыре. Тараканы, блохи, муравьи — все они, иногда в компании с мышами, проникали на любой корабль, регулярно заходивший в околоземные космопорты. Однако такого скопища насекомых, как на «Комете», лично мне до сих пор видеть не доводилось. Тем не менее оставлять каюту незапертой я не собирался, поскольку совершенно не желал, чтобы капитан рылся в моих вещах. Он убежден, что я везу с собой контрабанду; даже при том, что он прав (у меня при себе две бутылки лунного виски, презент для того капитана, под чье начало я перейду в самом скором времени), я не могу допустить, чтобы столь замечательный напиток вылили в раковину только потому, что это предписывается никому не нужными правилами Ассоциации.

Надев башмаки, я подпоясался, вышел из каюты и запер дверь, а для надежности прижал к фотоэлементу большой палец: теперь никто посторонний ко мне не войдет. Коридор, который вел в рубку, проходил мимо двух дверей (тоже, естественно, запертых) с надписями «Капитан» и «Старший офицер». Капитан, насколько мне известно, на мостике, а Джери скорее всего рядом с ним.

Люк вывел меня в центральный колодец. Перед тем как подняться на мостик, я заглянул в кубрик, чтобы пропустить стаканчик кофе. В кубрике царил бардак: на столе лежал неубранный поднос, на полу валялись многочисленные обертки, в раковине доблестно сражался с горой посуды одинокий, маленький, похожий на паука робот. Судя по всему, здесь недавно побывал капитан; как же это он промахнулся и не заставил Рора Фурланда прибраться в помещении?! Ну да ладно; хорошо хоть, осталось немного кофе, пускай даже давным-давно остывшего. Я насыпал в стаканчик сахарного песка, слегка разбавил кофе молоком из холодильника.

Как всегда, мое внимание привлекли развешенные по стенам кубрика картинки — копии обложек непередаваемо древних журнальчиков, аккуратно оправленные в рамки. Кстати говоря, сами бесценные журнальчики, герметически запечатанные, хранились в капитанской каюте. Итак, картинки… Астронавты в похожих на аквариумы шлемах сражаются с чудовищными инопланетянами и безумными учеными, которые все как один осаждают пышногрудых полуобнаженных красоток. Подростковые фантазии прошлого столетия — «Планеты в опасности», «Туда, где нет звезд», «Звездная дорога славы». И над каждой иллюстрацией жирными черными буквами —

«КАПИТАН ФЬЮЧЕР, человек завтрашнего дня».

Из размышлений меня вырвал грубый оклик:

— Фурланд! Где вы, черт возьми?

— В кубрике, капитан. — Я закрыл стаканчик крышкой и прицепил его к поясу. — Зашел выпить кофе. Буду у вас через минуту.

— Если вас не окажется на месте шестьдесят секунд спустя, вы лишитесь денег за последнюю вахту. Шевелись, ты, ленивый ублюдок!

— Иду, иду. — Я вышел из кубрика. Проскользнул в люк и, очутившись на достаточном расстоянии от интеркома, через который меня могли бы услышать, прошептал: — Жаба.

Если я ленивый ублюдок, то кто тогда он? Капитан Фьючер, человек завтрашнего дня… Не приведи Господи, чтобы это вдруг стало истиной.

«Десять минут спустя крохотный кораблик в форме вытянутой вдоль слезы вылетел из ангара, располагавшегося под поверхностью Луны. То была «Комета», сверхскоростной звездолет капитана Фьючера, известная по всей Солнечной системе как самый быстрый из космических кораблей».

Эдмонд Гамильтон. «Капитан Фьючер Спешит На Помощь».

Меня зовут Рор Фурланд. Как мой отец и его мать, я — обитатель космоса.

Считайте, что это семейная традиция. Бабушка сначала принимала участие в строительстве на земной орбите первого энергетического спутника, а затем эмигрировала на Луну, где и зачала моего отца, проведя как-то ночь с неким безымянным типом, погибшим всего пару дней спустя. Отец вырос на станции Декарт, в восемнадцать лет сбежал из дома, где не был никому нужен, «зайцем» добрался на борту транспорта до Земли, поселился в Мемфисе, несколько лет вел жизнь бродячего пса, а потом, снедаемый ностальгией, устроился на работу в русскую фирму, которая набирала в штат уроженцев Луны. Он возвратился как раз вовремя, чтобы скрасить бабушке последние годы жизни, сразиться в Лунной войне на стороне Звездного Союза и, по чистой случайности, встретиться с моей матерью, которая работала геологом на станции Тихо.

Я родился в роскошном двухкомнатном помещении под кратером Тихо в первый год независимости Звездного Союза. Мне рассказывали, что мой отец отметил рождение сына тем, что, напившись до полной невменяемости, начал приставать к принявшей меня акушерке. Просто здорово, что родители разбежались, когда я уже заканчивал школу. Матушка вернулась на Землю, а мы с отцом остались на Луне, где имели привилегию граждан Звездного Союза — кислородные карточки класса «А», которые сохранялись, даже когда человек нигде не работал и, как говорится, не просыхал (а с отцом такое случалось довольно часто).

Неудивительно поэтому, что из меня получился настоящий сукин сын, истинный отпрыск незаконнорожденного; во всяком случае, дышать кислородом из баллонов и ходить по лунной поверхности я научился, едва избавившись от пеленок. В шестнадцать лет мне выдали профсоюзную карточку и велели устраиваться на работу; за две недели до моего восемнадцатилетия челнок, в экипаж которого меня зачислили как грузчика, совершил посадку в Галвестоне. Надев экзоскелет, я впервые в жизни прошелся по земле. Или по Земле, как хотите. Я провел на Земле неделю, чего оказалось вполне достаточно, чтобы сломать руку в Далласе, потерять невинность со шлюхой из Эль-Пасо и пережить чудовищный приступ агорафобии на техасской равнине. Решив, что колыбель человечества может катиться ко всем чертям, я следующим же рейсом вернулся на Луну и получил на день рождения пирог, в котором не было ни единой свечи.

Двенадцать лет спустя я превратился в космического волка — перепробовал почти все занятия, на которые распространялась моя квалификация (отвечал за стыковку и погрузку-разгрузку, был навигатором и начальником службы жизнеобеспечения, пару раз исполнял даже обязанности второго помощника), перебывал на множестве кораблей, начиная с орбитального буксира и лунного грузовика и заканчивая пассажирским челноком и рудовозами класса «Аполлон». Нигде не задерживался дольше года, поскольку руководство профсоюза считало, что всем должны быть предоставлены равные возможности, а потому тасовало экипажи, как хотело; лишь капитанам и первым помощникам разрешалось оставаться на одном корабле восемнадцать и больше месяцев. Идиотская система! Только успеешь привыкнуть к одному кораблю с его капитаном, как надо перебираться на другой, где все начинается по новой. Или, что гораздо хуже, сидишь по нескольку месяцев без работы, то бишь слоняешься по барам Тихо или Декарт-Сити, дожидаясь, пока профсоюз не вышвырнет со службы очередного бедолагу и не обратит внимание на тебя…

Шикарная жизнь, верно? К тридцати годам я сумел сохранить здоровье, однако на счету в банке у меня лежали сущие гроши. Все мои немногочисленные принадлежности находились в камере хранения станции Тихо, и это после пятнадцати лет работы! В промежутках между полетами я обычно жил в профсоюзной гостинице или на каком-нибудь спутнике, причем в номере обычно не хватало места даже для того, чтобы вытянуть ноги. Словом, я жил хуже уличных девок, которым, признаться, иногда платил только за то, что они разрешали мне провести ночь на нормальной кровати.

Вдобавок было жутко скучно. Не считая единственного полета на Марс (мне было тогда двадцать пять), я всю свою жизнь провел, болтаясь в пространстве между Землей и Луной. Не скажу, что эта жизнь была откровенно гнусной, однако и замечательной ее не назовешь. В барах частенько встречались печальные старые болтуны, с готовностью принимавшиеся вешать лапшу на уши всем, кто выражал желание послушать про славные деньки и бурную молодость. Подобная участь меня ничуть не прельщала, поэтому я прекрасно понимал, что с Луны надо сматываться — иначе до конца своих дней останусь деревенским лохом.

Сложилось так, что в ту пору как раз началось освоение дальних рубежей Солнечной системы. Грузовики стали доставлять с Юпитера гелий-3 для земных реакторов; колонию на Титане королева Македония распорядилась покинуть из-за эпидемии, однако колония на Япете продолжала существовать. Экипажи больших кораблей, что летали между поясом астероидов и газовыми гигантами, получали неплохие бабки, а с членами профсоюза, сумевшими найти работу на Юпитере или на Сатурне, автоматически заключались трехгодичные контракты. Выбор был несложный — либо каждый Божий день летать с Луны на Землю, либо…

Конкуренция за место в экипаже была весьма серьезной, но меня это не остановило, и я подал заявку. Пятнадцатилетний послужной список, в котором практически не было взысканий, плюс полет да Марс позволили мне без труда обойти большинство претендентов. Следующий год я проработал в порту, дожидаясь нового назначения; однако меня неожиданно уволили, и я очутился в баре «У грязного Джо». А шесть недель спустя, когда я уже начал подумывать, не податься ли в кратер Клавий на строительство нового купола, пришло сообщение, что «Юпитеру» требуется новый офицер и что первым в списке стоит мое имя.

Словом, ожидание завершилось как нельзя лучше, но возникла другая проблема. «Юпитер» ждал меня у Керы, глубже в Солнечную систему он зайти не мог, а профсоюз не оплачивал перелет до места назначения. Поэтому следовало либо добираться пассажирским лайнером (на что у меня денег, естественно, не было), либо наняться на корабль, летящий к поясу астероидов.

Последнее меня вполне устраивало, однако сложности на этом не закончились: мало кто хотел иметь у себя на борту лунянина. Большинство грузовиков, летавших в поясе астероидов, принадлежало Трансгалактической Ассоциации, а капитаны ТГА предпочитали набирать команды не из членов моего профсоюза. Кроме того, с какой стати принимать в экипаж типа, который сойдет на Кере, когда корабль не проделает к половины пути?

Все это объяснил мне представитель моего профсоюза, с которым я встретился на станции Тихо. Мы с Шумахером были старыми приятелями, ходили вместе на орбитальном буксире; так что он по-дружески просветил меня.

— Послушай, Рор, — сказал он, закидывая на стол ноги в мокасинах, — я тут прикинул, куда тебя определить, и, кажется, кое-что нашел. Грузовик класса «Арес», пункт назначения — Кера, готов стартовать с Лагранжа Четыре, как только капитан подыщет нового второго помощника.

Шумахер нажал на кнопку, и над его столом появилась голограмма корабля. Обычный грузовик восемьдесят два метра в длину, ядерный двигатель на корме, жилой отсек в форме барабана на носу, посредине — открытые грузовые отсеки. Сильно смахивает на буксир, ничего необычного. Я глотнул виски из фляги, которую Шумахер выставил на стол.

— Замечательно. Как называется?

— «Комета». — Помолчав, Шумахер прибавил: — Капитан Бо Маккиннон.

— Ну и что? — проговорил я, пожимая плечами.

— Ты что, не понял? — Шумахер удивленно моргнул, забрал у меня фляжку и сунул ее в ящик стола. — Грузовоз «Комета», капитан Бо Маккиннон. — Он смотрел на меня так, словно я чудом выжил во время эпидемии на Титане. Хочешь сказать, что никогда о нем не слышал?

Признаться, я не запоминаю ни названий кораблей, ни фамилий капитанов: они все время прилетают и улетают, поэтому столкнуться с капитаном ТГА на Луне можно только по чистой случайности, в каком-нибудь баре.

— Никогда, — подтвердил я.

— Ужас, — пробормотал Шумахер, закрывая глаза. — Единственный человек, который ничего не слышал о капитане Фьючере.

— О ком?

— Ладно, забудь. Считай, что я не упоминал этого имени. Через шесть-семь недель на Керу полетит другой грузовик, и я постараюсь устроить тебя на него…

— Не пойдет. — Я помотал головой. — Мне надо быть на Кере самое позднее через три месяца, иначе я потеряю место. А что там с «Кометой»?

Шумахер вздохнул и вновь достал из ящика фляжку.

— Ею командует полный идиот. Маккиннон — худший из капитанов ТГА. С ним сумела ужиться только чокнутая, которую он назначил первым помощником.

Меня передернуло. Ну да, мы приятели, но эти расистские штучки… Человек, который пользуется словечками вроде «черномазый» или «джап», не может быть моим другом. Я согласен, Лучшие — существа странные; они так на тебя смотрят… Но все равно, зачем обзываться?

С другой стороны, когда страдаешь без работы, ради нее можно примириться с чем угодно.

Шумахер заметил выражение моего лица и правильно его истолковал.

— Дело не в том, — сказал он. — Она — вполне приличный первый помощник. («Для чокнутой», — мысленно добавил я.) Проблема в самом Маккинноне. Люди убегают, притворяются больными, разрывают контракты… лишь бы удрать с «Кометы».

— Настолько все плохо?

— Да. — Шумахер прильнул к фляжке, сделал большой глоток, потом протянул ее мне. — С деньгами все в порядке, платят по минимуму, однако минимум ТГА выше профсоюзной ставки. Всем требованиям безопасности «Комета» вроде бы удовлетворяет. Но Маккиннон из тех свиней, что всегда найдут грязи.

— Что-то я не пойму, к чему ты клонишь. Кто такой этот, как бишь его?

— Капитан Фьючер. Так Маккиннон называет сам себя, одному Богу известно почему. — Шумахер усмехнулся. — А бортовой компьютер назвал Мозгом.

— Мозгом? — Я не выдержал и рассмеялся. — Да ну? Он у него что, плавает в аквариуме с физиологическим раствором?

— Не знаю. По-моему, компьютер для него — что-то вроде фетиша. Шумахер покачал головой. — Во всяком случае, те, кто летал с Маккинноном, в один голос утверждают, что он мнит себя космическим героем и требует от окружающих соответствующего отношения. Причем весьма суров с подчиненными. Не будь он отъявленным лентяем, его можно было бы принять за педанта.

Мне приходилось служить под началом и тех и других, не говоря уж о более странных типах, поэтому к таким вещам я отношусь совершенно спокойно — платили бы деньги да не лезли в мои дела.

— Ты с ним когда-нибудь сталкивался?

Шумахер протянул руку. Я вернул ему фляжку, к которой он снова присосался, как младенец к груди. Ничего не скажешь, шикарная у него работенка — изо дня в день просиживать штаны, напиваться и попутно решать судьбы людей. Если Рору Фурланду приведется занять его место, надеюсь, какой-нибудь добряк перережет мне глотку до того, как я окончательно сопьюсь.

— Ни разу, — ответил Шумахер. — Мне говорили, он практически не покидает «Комету», даже когда корабль стоит в порту… Кстати, по слухам, он требует от экипажа, чтобы ему чуть ли не задницу вытирали после того, как он сходит в гальюн. Никому никаких послаблений, кроме разве что старшего помощника.

— А он что за птица?

— Она, — поправил Шумахер. — Хорошая девчонка — Он задумался, прищелкнул пальцами. — Джери. Джери Ли-Боуз. Мы с ней познакомились незадолго до того, как она завербовалась на «Комету». — Шумахер улыбнулся, моргнул и слегка понизил голос. — Говорят, она предпочитает не сородичей, а нас, обезьян, и спит с капитаном. Даже если хотя бы половина того, что я слышал о Маккинноне, — правда, это все равно не идет ни в какое сравнение…

Я не ответил. Шумахер убрал со стола ноги, перегнулся ко мне и произнес, сцепив пальцы, с таким серьезным видом, будто я предлагал ему выдать за меня его сестру.

— Послушай, Рор, мне прекрасно известно, что время поджимает, что место на «Юпитере» значит для тебя очень и очень много. Но учти, капитан Фьючер согласился взять на борт попутчика по одной простой причине — никого другого ему найти не удалось. Вы с ним приблизительно в одинаковом положении, но на него я плевать хотел, а ты — мой друг. Откажись. Я не стану ничего записывать в твою карточку. Договорились?

— И что я выигрываю?

— Я уже сказал, что постараюсь подыскать тебе другой корабль. «Королева никеля» должна вернуться через полтора месяца. С ее капитаном мы в хороших отношениях, поэтому… Правда, обещать я, сам понимаешь, ничего не обещаю. На «Королеве» хотят служить все, а от «Кометы», наоборот, все отказываются.

— Короче, что ты предлагаешь?

Шумахер улыбнулся. Как представителю профсоюза, ему запрещалось принимать за меня решения; как приятель же, он сделал все, что мог. Впрочем, он понимал, что выбора у Рора Фурланда нет. Либо три месяца под командой психа, либо торчи до конца своих дней на Луне…

Пораскинув мозгами, я попросил контракт.

«Трое верных, преданных друзей Курта Ньютона разительно отличались от своего высокого рыжеволосого командира».

Эдмонд Гамильтон. «Короли Комет».

Сила тяжести в одну шестую «g» исчезла, едва я преодолел люк и выбрался на мостик.

Рубка находилась в неподвижной передней секции жилого отсека и представляла собой самое просторное из отдельных помещений на корабле; тем не менее в ней было не повернуться — кресла, консоли, мониторы, скафандры на случай аварии, пульт управления с топографическим экраном… Под потолком висел похожий на волдырь обзорный блистер.

В тусклом свете ламп — по земному времени была ночь, поэтому Мозг приглушил освещение, — я увидел Джери, сидевшую за круглым столом. Услышав щелчок, с которым откинулась крышка люка, Джери обернулась.

— Доброе утро, — проговорила она с улыбкой. — Ба, ты принес с собой кофе?

— Если можно так выразиться, — пробормотал я. Она с завистью поглядела на стаканчик в моей руке. — Извини, что не принес тебе, но капитан…

— Я слышала, как он на тебя кричал. — Джери надула губки. — Не переживай. Выполним маневр, и я схожу на камбуз.

Джери Ли-Боуз. Шесть футов два дюйма — не слишком высокий рост для Лучшего. Огромные голубые глаза, пепельно-серые волосы коротко острижены, если не считать длинной пряди, что ниспадает с затылка чуть ли не до талии. Худая, с почти плоской грудью, изящные пальцы рук (причем большие лишь немного меньше указательных), необычной формы ноги — результат генетических экспериментов, которые, собственно, и привели к возникновению расы Лучших.

Бледное лицо, на коже у глаз, носа и рта — татуировка в форме бабочки-данаиды, нанесенная, когда Джери исполнилось пять лет. Поскольку же у Лучших принято дополнять первоначальную татуировку на каждый день рождения, а Джери сейчас двадцать пять, у нее разрисовано не только лицо, но и плечи и руки — вон, из-под комбинезона с короткими рукавами выглядывают разнообразные драконы, виднеются очертания созвездий. Трудно сказать, что еще она прячет под одеждой; впрочем, мне кажется, что рано или поздно ей суждено стать живой картиной.

Она непохожа на других Лучших. Во-первых, ее родичи, как правило, избегают Прежних, то есть обыкновенных людей (это вежливое прозвище, обычно они именуют нас обезьянами). Живут интересами своих кланов, создают некие подобия восточных сатрапий, а с ТГА и прочими космическими компаниями поддерживают отношения лишь в силу экономических причин. Поэтому встретить одинокого Лучшего на корабле, которым командует Прежний, практически невозможно.

Во-вторых… За свою жизнь мне частенько приходилось общаться с Лучшими, поэтому я не испытываю того ужаса, который преследует большинство планетников и даже многих космонитов. Правда, к одному я так и не смог привыкнуть — к презрению, с каким они относятся ко всем остальным людям. Лучшего хлебом не корми, дай только порассуждать о преимуществах генетической инженерии и прочей дребедени. Но Джери — весьма приятное, хоть и своеобразное, исключение из правил. Стоило мне очутиться на борту «Кометы», как я обнаружил, что нашел в ней друга. Никакой напыщенности, никаких высокомерных рассуждений насчет недопустимости физической близости, равно как и насчет того, что мясо, мол, едят исключительно духовно неразвитые, а ругаться непозволительно; она была, что называется, своим парнем, и все дела.

Нет. Не все.

Свыкнувшись с тем, что она — настоящее чучело с ногами, которые вполне могут заменить руки, и с глазами размером с топливные клапаны, я обнаружил, что Джери чертовски чувственна. Признаться, какое-то время спустя она уже показалась мне красавицей, и я не мог не влюбиться. Шумахера, должно быть, передернуло бы при одной мысли, что кто-то из нормальных людей может спать с чокнутой, но за те три недели, что прошли с того момента, как Мозг вывел нас из анабиоза, я не раз замечал — мне хочется увидеть не просто татуировки на ее теле, а само тело…

Впрочем, что я о ней знаю? Да, симпатичная и наделена потрясающими способностями. Честно говоря, Джери Ли-Боуз — один из лучших первых помощников, которых я когда-либо встречал. За такую, как она, любой капитан из Королевского флота, ТГА или клана свободных торговцев отдал бы все на свете.

Что же она в таком случае делает на борту корыта под командованием психа Бо Маккиннона?

Я сделал кувырок в воздухе, подошвы моих башмаков прикоснулись к полу, и тут же сработали магнитные защелки. Потягивая из стаканчика кофе, я приблизился к пульту.

— А где капитан?

— Наверху, снимает показания с секстанта. — Джери кивнула на блистер. Вот-вот должен спуститься.

Разумеется. Вообще-то находиться в блистере полагалось бы Джери, ведь с такими глазами, как у Лучших, не требуется никаких секстантов, однако Маккиннон, похоже, воспринимал блистер как свой трон.

— Мог бы и догадаться, — проворчал я, со вздохом опускаясь в кресло и пристегиваясь ремнями. — Однако хорош гусь, а! Будит посреди ночи, а потом куда-то исчезает, вместо того чтобы объяснить, зачем.

— Подожди. — На губах Джери мелькнула сочувственная улыбка. — Бо скоро спустится. — С этими словами она отвернулась и вновь принялась за работу.

Джери единственная на борту обладала привилегией называть капитана Фьючера его настоящим именем. У меня подобной привилегии не было, а Мозг просто-напросто соответствующим образом запрограммировали. Кстати говоря, при всем своем хорошем отношении к Джери я не мог игнорировать тот факт, что, когда возникали разногласия, она почти всегда принимала сторону капитана.

Она явно что-то скрывала, предпочитая, видимо, чтобы я узнал о причине вызова от Маккиннона. Что ж, к подобным вещам мне не привыкать притерпелся за последние несколько месяцев; и тем не менее… Ведь большинство первых помощников — посредники между капитаном и командой; обычно Джери так себя и вела, но в моменты вроде этого я чувствовал, что она от меня дальше, чем, к примеру, тот же Мозг.

Ну и ладно. Я развернулся к пульту и произнес:

— Эй, Мозг, выведи, пожалуйста, на экран наши координаты и траекторию.

Голографический экран ослепительно вспыхнул, затем над столом возникла дуга пояса астероидов. Крошечные оранжевые точки, обозначавшие крупные астероиды, медленно перемещались вдоль голубых звездных орбит; каждой звезде на карте соответствовал номер из каталога. «Комету» изображала серебристая полоска, за которой тянулся красный пунктир, рассекавший надвое орбиты астероидов.

«Комета» приближалась к краю третьего провала Кирквуда, одного из тех «пустых пространств», где притяжение Марса и Юпитера воздействовало на астероиды таким образом, что их количество уменьшалось на порядок относительно астрономической единицы. Мы находились сейчас на расстоянии двух с половиной астрономических единиц от Солнца. Через пару дней войдем в пояс и начнем сближаться с Керой. Когда прибудем, «Комета» разгрузится и отправится в обратный путь, прихватив руду, которую добыли на астероидах и переправили на Керу старатели ТГА. А я покину своих спутников и останусь дожидаться прибытия «Юпитера».

По крайней мере так предполагалось. Разглядывая экран, я заметил кое-что не совсем понятное — за четыре часа, минувшие с моей последней вахты, курс звездолета изменился.

Траектория уже не выводила «Комету» к Кере. Теперь она проходила на значительном удалении от астероида.

Я не стал ничего говорить Джери. Отстегнулся, взмыл над креслом, подлетел чуть ли не вплотную к экрану и внимательно изучил изображение, поворачивая его так и этак. Нынешний курс пролегал в четверти миллиона километров от Керы, по другому краю провала Кирквуда.

— Мозг, куда мы направляемся?

— К астероиду номер 2046. — На экране вспыхнула еще одна оранжевая точка.

Остатки сна как рукой сняло. Меня охватила ярость.

— Рор… — проговорила Джери.

Я чувствовал спиной ее взгляд, но и не подумал повернуться. Схватил интерком и рявкнул:

— Маккиннон! А ну спускайся!

Тишина, хотя он должен был меня услышать…

— Спускайся, чтоб тебе пусто было!

Загудел двигатель, в нижней части блистера распахнулся люк, показалось кресло, в котором восседал капитан «Кометы». Он молчал до тех пор, пока кресло не коснулось пола, а затем изрек:

— Ко мне следует обращаться «капитан Фьючер».

Рыжеволосый капитан Фьючер с обложек древних журнальчиков был высок, строен и достаточно привлекателен; к Бо Маккиннону ничто из вышеперечисленного не относилось ни в малейшей мере. Приземистый, тучный, он напоминал расплывшийся кусок сала. Кудрявые черные волосы, поседевшие на висках и весьма редкие впереди, ниспадали на усыпанные перхотью плечи; растрепанная борода скрывала жирные восковые щеки. На рубашке и на штанах виднелись пятна, а воняло от него, как от выгребной ямы.

Не думайте, что я преувеличиваю, сгущаю краски. Бо Маккиннон был донельзя омерзительным сыном подзаборной шлюхи, с которым не шли ни в какое сравнение все встречавшиеся мне раньше неряхи и невежи. Он презирал личную гигиену и «общественные условности», однако к себе требовал уважения. Обычно я подыгрывал ему с этим идиотским именем, но сейчас слишком сильно разозлился.

— Ты изменил курс! — Я показал на экран, отметив про себя, что мой голос дрожит от ярости. — Мы должны были миновать провал, но ты изменил курс, пока я спал!

— Совершенно верно, мистер Фурланд, — отозвался он, смерив меня холодным взглядом. — Я изменил курс, пока вы были в своей каюте.

— А как же Кера? Господи Боже, как же Кера?!

— Кера остается в стороне, — сообщил он, не делая даже попытки встать с кресла. — Я приказал Мозгу изменить курс с таким расчетом, чтобы конечной точкой нашего пути оказался астероид номер 2046. В час тридцать по корабельному времени были запущены маневровочные двигатели, и через два часа мы ляжем на новый курс, вследствие чего достигнем астероида через…

— Через восемь часов, капитан, — подсказала Джери.

— Благодарю, — отозвался он, впервые соизволив заметить ее присутствие. — Через восемь часов «Комета» будет готова выполнить то, что может от нее потребоваться. — Маккиннон сложил руки на своем объемистом брюхе и недовольно воззрился на меня. — У вас есть еще какие-нибудь вопросы, мистер Фурланд?

Вопросы?

Несколько секунд я просто смотрел на него, разинув от изумления рот. Не в силах ни спрашивать, ни протестовать — я мог только удивляться толстокожести этого мутанта, помеси человека и лягушки.

— У меня всего один вопрос, — выдавил я наконец. — Каким образом, по-вашему, я перейду на «Юпитер», если мы летим к…

— К две тысячи сорок шестому, — вновь подала голос Джери.

— А мы туда не летим, — ответил Маккиннон, даже не моргнув. — Я предупредил Керу, что «Комета» задержится и прибудет не раньше, чем через сорок восемь часов, и то, если повезет. Вы вполне успеете…

— Ничего подобного! — Я стиснул подлокотники кресла, подался вперед. «Юпитер» взлетает через сорок два часа. Позже никак нельзя, иначе они не сумеют сесть на Каллисто. Поэтому он взлетит со мной или без меня, а в результате я по вашей милости застряну на Кере!

Признаться, я слегка хватил лишку. Кера непохожа на Луну; станция на ней чересчур маленькая для того, чтобы позволить болтаться без дела попавшему впросак космониту. Представитель ТГА наверняка потребует, чтобы я заключил новый контракт, устроился хотя бы старателем. Вдобавок моя профсоюзная карточка никому на Кере не нужна; значит, за проживание и за воздух придется платить из своего кармана. И самый вероятный исход в таком случае — корпеть в рудниках, пока не окочурюсь; вряд ли у меня получится попасть впоследствии в экипаж какого-нибудь корабля. Если честно, с «Юпитером» мне просто повезло.

Или же придется возвращаться — то есть оставаться на «Комете», пока она не вернется на Луну.

Если так, лучше уж добираться до дома пешком.

Постарайтесь меня понять. На протяжении последних трех недель, начиная с того момента, как вылез из анабиозной камеры (их называют «ящиками для зомби»), я был вынужден терпеть всевозможные выходки Бо Маккиннона. Знаете, что он приказал мне перво-наперво? «Подержи мешок, парень, я хочу отлить»!

И это было только начало. Двойные вахты на мостике, которые приходилось нести, поскольку капитану было лень вставать с постели. Ремонт оборудования, которое следовало давным-давно выкинуть: починишь, а через пару дней прибор ломается снова, потому что Маккиннон выжал из него все, что можно. Идиотские приказы, причем противоречащие друг другу: бросаешь дело на половине, берешься за новое, не менее противное, а потом получаешь выговор за то, что не закончил первое. Пропущенные обеды и ужины — сколько раз капитану за столом взбредало в голову проверить, хорошо ли закреплены шлюпбалки… Сон, прерванный из-за того, что Маккиннону захотелось перекусить, а сам он сходить на камбуз не может — слишком, видите ли, занят…

Но хуже всего — его гнусный, напоминающий поскуливание собаки голос, тон избалованного ребенка, которого любящие родители задарили игрушками. К слову, сильнее всего капитан смахивал именно на такого ребенка.

Бо Маккиннон не сумел получить удостоверение капитана ТГА честным путем. О нем позаботился отчим, преуспевающий бизнесмен с Луны, один из главных пайщиков Ассоциации. «Комета», когда ее купили, представляла собой дряхлый рудовоз, годный разве что на слом; насколько я понимаю, бизнесмен просто нашел способ избавиться от непутевого приемного сына. До того Маккиннон работал в Декарт-Сити таможенным инспектором. Мелкий чиновник, начитавшийся «космических опер» (у него была громадная коллекция фантастических журналов двадцатого века, на которую он, по-видимому, тратил все деньги) и возмечтавший о покорении космоса… Скорее всего бизнесмену Маккиннон успел надоесть не меньше, чем мне. В результате это ничтожество очутилось в поясе астероидов и теперь возило руду и изрыгало приказы, распоряжаясь теми, кто имел несчастье оказаться на борту «Кометы».

Узнав обо всем этом, я отправил Шумахеру космограмму приблизительно следующего содержания: «Какого черта ты мне не рассказал?!» Меня подмывало угнать спасательный бот и попробовать добраться до Марса. Ответ Шумахера ничуть не улучшил моего настроения. Дескать, извини, но моя работа подбирать команды для дальних рейсов, а не подыскивать тепленькие местечки для приятелей, и так далее.

К тому времени я выяснил и кое-что еще. Бо Маккиннон был сынком богатого папаши, изображавшим из себя космического волка. Ему хотелось командовать, но брать на себя обязанности, которые несет каждый настоящий капитан, он отнюдь не собирался. Грязную работу за него выполняли неудачники вроде меня. Насчет Джери, правда, говорить не буду, а лично я был последним в очень длинном ряду.

Бот я угонять не стал — хотя бы потому, что это погубило мы мою карьеру; вдобавок марсианские колонисты славились своим «радушием» по отношению к незваным гостям. И потом, мне подумалось, что, быть может, все образуется. В самом деле, какие-то три недели спустя я буду рассказывать экипажу «Юпитера» о капитане Фьючере, потягивая виски за столом в кубрике. «По-твоему, этот Фьючер — осел? Ты послушай, что случилось со мной…».

Ну да ладно. С «Кометы», естественно, надо удирать, и как можно скорее, но и торчать на Кере, а тем более попадать в зависимость от тамошнего представителя ТГА, мне тоже не улыбается.

Значит, нужно попробовать иначе.

Я отпустил подлокотники, откинулся на спинку и сделал глубокий вдох, чтобы успокоиться.

— Послушайте, капитан, на кой ляд вам сдался этот астероид? Ведь если вы наткнулись на богатые залежи, всегда можно оформить заявку и слетать к нему в другой раз. Из-за чего весь сыр-бор?

— Мистер Фурланд, — отозвался Маккиннон, величественно приподняв бровь, — я не старатель. Если бы я был старателем, то не командовал бы «Кометой», правильно?

Правильно, мысленно подтвердил я. Если бы ты не командовал «Кометой», тебя давно бы вышвырнули отсюда.

— Так в чем же дело?

Маккиннон молча расстегнул ремни и оттолкнулся от кресла. Малая сила тяжести — сущее благо для толстяков: его движения вдруг приобрели изящество, достойное лунного акробата. Капитан сделал в воздухе сальто-мортале, ухватился за торчавшее из потолка над пультом управления кольцо, перевернулся, повис головой вниз и набрал что-то на клавиатуре.

Изображение начало увеличиваться, вскоре астероид 2046 занял весь экран. Похожий на картофелину, метров семьсот в диаметре, на одном из полюсов пристроилась осьминожистого вида машина с длинным, уставленным в небеса стержнем.

Я узнал ее с первого взгляда. Генератор массы типа «Б», устройство, которое Ассоциация обычно использует для того, чтобы переместить каменноугольные астероиды из главного пояса во внутренний. Иными словами, передвижная бурильная установка. Добывает из астероида руду, которая затем поступает в систему очистки, где тяжелые металлы и летучие соединения отделяются от каменных пород. После очистки валунная глина выстреливается из электромагнитной «рельсовой пушки»[7], в результате чего реактивная масса перемещает астероид вместе с генератором в нужном направлении.

К тому времени, как астероид выйдет на лунную орбиту, генератор успеет добыть достаточно никеля, меди, титана, углерода и водорода, чтобы оправдать затраты. Выпотрошенные астероиды, как правило, продают различным компаниям, которые превращают их в космические станции.

— Это корабль «Пирит», — произнес Маккиннон, указывая на экран. — На лунную орбиту должен выйти через четыре месяца. На борту двенадцать человек, включая капитана, старшего и второго помощников, а также врача, двух металлургов, трех инженеров…

— Ясно, ясно. Двенадцать парней, которым предстоит сказочно разбогатеть. — В моем голосе отчетливо прозвучала зависть. Астероиды из главного пояса были редкими гостями в наших краях, не в последнюю очередь потому, что отыскать что-то стоящее среди бесчисленных летающих скал было чрезвычайно сложно. Небольшие обычно уничтожали ракетами, а на крупные сразу накладывали лапу старатели. Однако тем, кто наткнулся на такой астероид, полагалась премия, получив которую, можно было спокойно уходить на пенсию. — А нам-то что?

Маккиннон поглядел на меня, перевернулся в воздухе, сунул руку в карман и протянул мне распечатку.

— Прочтите.

Текст гласил:

«Космограмма 11473. 01:18 по Гринвичу 7.26.73 код А1/0947.

Отправитель: станция Кера.

Адресат: всем космическим кораблям.

В 12:40 по Гринвичу 7.25.46 поступил сигнал бедствия с генератора массы «Пирит». Экипаж столкнулся с загадочными — повторяем, загадочными, явлениями. Возможны, несчастные случаи со смертельным исходом. Связь прервана, после сигнала бедствия никаких сообщений не поступало, корабль не откликается. Просим срочной помощи у всех, кто находится поблизости».

— Мы и впрямь ближайшие? — справился я у Джери.

— Я проверила, — отозвалась она, утвердительно кивнув. — Все остальные ближе к Кере, чем к 2046, за исключением разведчика у Гаспары, но ему лететь тридцать четыре часа.

Черт побери!

По закону, когда получен сигнал бедствия, ближайшие к потерпевшему аварию звездолеты должны немедленно изменить курс и идти на помощь; от этой обязанности освобождаются лишь те корабли, которые выполняют особо важные задания, — а рандеву с «Юпитером», какие бы надежды лично я на него ни возлагал, к таковым явно не относится.

Маккиннон протянул руку, забрал у меня распечатку.

— Очевидно, вы уже сообщили о своем решении Кере? — спросил я.

Не говоря ни слова, он нажал несколько кнопок на пульте. Засветился очередной экран, и я увидел запись отправленного на Керу сообщения.

— Капитан Фьючер, звездолет «Комета», ТГА, зарегистрирован в Мексико-Альфа, — произнес с экрана воссозданный Мозгом по иллюстрациям в журналах Курт Ньютон. Вещал он, разумеется, голосом Маккиннона. Тут тоже поработал Мозг, синхронизировавший изображение и звук; результат, кстати говоря, наводил на печальные мысли. — Я принял вашу космограмму и вместе с моим экипажем направляюсь к астероиду 2046, чтобы изучить ситуацию на месте. Будем держать вас в курсе. До связи.

Признаться, я застонал. Придурок Маккиннон даже в такую минуту продолжал существовать в придуманном мире. Это ж надо! Капитан Фьючер и его экипаж спешат на выручку!

— Вы что-то сказали, мистер Фурланд?

Маккиннон выпятил волосатый подбородок — очевидно, надеялся продемонстрировать решительность, не подозревая, что на самом деле стал вдруг удивительно похож на капризного ребенка, не пускающего других детей в свой угол песочницы. Я в очередной раз убедился, что он умеет только командовать и ничего больше; и чтобы кто-то посмел возражать ему на его собственном корабле… В общем. Господь с ним.

— Никак нет, капитан. — Я оттолкнулся от стола, пересек рубку и занял свое привычное место. Во-первых, на его стороне закон и слово капитана, а во-вторых — я не какой-нибудь там подонок, чтобы устраивать бучу и идти на принцип, когда в опасности человеческие жизни.

— Отлично. — Маккиннон поплыл к люку. — Показания секстанта подтвердили, что мы движемся в нужном направлении. Если понадоблюсь, вы найдете меня в моей каюте. — Внезапно он оглянулся и прибавил: — Пожалуй, стоит зарядить орудия. Могут возникнуть… неприятности.

После чего удалился. Наверняка, сукин сын, отправился спать.

— Вот паразит, — пробормотал я. Искоса поглядел на Джери. Та даже не подумала подмигнуть или сочувственно улыбнуться. Потерла подбородок, затем произнесла в микрофон, имплантированный ей под кожу еще в детстве:

— «Комета» вызывает «Пирит». Слышите нас? Прием, прием.

Что ж, я очутился в ловушке — на корабле под командованием полного идиота.

Вернее, мне так казалось. Я и не догадывался, что настоящее безумие впереди.

«В Солнечной системе космические пираты встречались достаточно часто. Как правило, они облюбовывали астероиды либо крупные спутники дальних планет».

Эдмонд Гамильтон. «Мир Изгнанников».

Во всем можно найти что-нибудь хорошее: отстояв вторую подряд вахту на мостике, я лучше узнал Джери Ли-Боуз.

Вам кажется удивительным, что, проведя с ней бок о бок три недели, я только теперь удостоился подобной чести?

Понимаете, у космонитов свои правила поведения. Многие из нас предпочитают ни словом не упоминать о прошлом, в котором, как говорится, бывало всякое; а расспрашивать кого-то о личных делах (если этот кто-то не заводит разговор сам), считается попросту неэтичным. Естественно, встречаются болтуны, которые в конце концов надоедают настолько, что хочется вытолкнуть их из ближайшего воздушного шлюза. С другой стороны, среди моих знакомых было несколько человек, с которыми я общался на протяжении многих лет, понятия не имея, когда они родились и что у них за родители.

Джери относилась к последней категории. Да, после того, как мы очнулись от анабиоза, мне удалось кое-что о ней выяснить, но ничего существенного я не узнал. Она не то чтобы скрывала свое прошлое — о нем просто-напросто не заходило речи в те редкие мгновения, когда мы оставались наедине, избавленные от необходимости терпеть присутствие капитана Фьючера. Наверно, наши отношения не изменились бы, не произнеси я той фразы…

— Этот сукин сын всю жизнь думал только о себе! — Я протянул Джери стаканчик с кофе, за которым ходил на камбуз.

По-прежнему кипя от негодования, хотя спор был проигран, а Маккиннон удалился почивать, я, что называется, излил Джери душу. Она терпеливо слушала мои тирады насчет душевного здоровья капитана, его внешнего вида, литературных пристрастий и тому подобного, а когда я сделал паузу, чтобы перевести дух, сказала:

— Он спас мне жизнь.

Меня качнуло. Магнитные защелки башмаков оторвались от пола, и пришлось спешно хвататься за кольцо под потолком, чтобы не выплыть в коридор.

— Чего?

Стаканчик с кофе Джери держала в левой руке, а правой перелистывала страницы вахтенного журнала. Не поднимая головы, она продолжила:

— Ты утверждаешь, что Бо никогда не думал ни о ком, кроме себя. Все остальное может быть правдой, но здесь ты ошибаешься, поскольку однажды он спас мне жизнь.

— Расскажи поподробнее, — попросил я.

— Да рассказывать-то особо нечего. — Она пожала плечами. — Тебя, наверно, удивляло, что первый помощник — из чокнутых? — Заметив выражение моего лица, Джери улыбнулась. — Не бойся, я не умею читать мысли. Просто наслушалась за столько-то лет.

Она взглянула на топографический экран. Провал Кирквуда мы благополучно миновали, однако астероидов еще видно не было. В поясе их гораздо меньше, чем кажется планетникам; мы видели только бескрайние звездные просторы, да мерцала справа алая искорка Марса.

— Тебе, должно быть, известно, как Лучшие вступают в брак?

Я почувствовал, что краснею. В мыслях я частенько представлял, как мы с Джери, наплевав на формальности, совершаем то, что как бы закрепляет брак…

— Ты имеешь в виду предварительные договоренности?

Она кивнула.

— Все планируется заранее, чтобы избежать инбридинга[8] и одновременно увеличить возможное число комбинаций генов. Разумеется, определенная свобода выбора остается… Никто не заставляет тебя выходить замуж за конкретного человека; главное — чтобы он был не из твоего клана и не из Прежних. Джери допила кофе, смяла стаканчик, подбросила в воздух и ударила по нему правой ногой. Тот взлетел к потолку, двигаясь по собственной орбите. — Но порой случаются накладки. Когда мне было двадцать лет, я влюбилась в парня из Декарт-Сити. Естественно, он был из Прежних. Правильнее будет сказать, я думала, что влюбилась… — Она состроила гримасу, перекинула через плечо свою длинную пепельно-серую прядь. — В постели, по-моему, нам было неплохо. А как только он обнаружил, что я забеременела, тут же договорился с профсоюзом о работе на Марсе. Профсоюз с готовностью согласился — всем хотелось…

— Избежать осложнений, — закончил я. — Понимаю. Значит, ты осталась с ребенком…

— Нет. — Джери покачала головой. — Я очень хотела родить, но у меня случился выкидыш… Впрочем, ладно, это не слишком приятная тема.

— Извини. — Что еще я мог сказать? Вероятно, она была готова к подобному повороту событий: ведь физическая близость между Лучшими и Прежними никогда ни к чему хорошему не приводила. Правда, Джери была молодой и глупой, а это вполне простительные грехи, тем более когда в них, как то обычно и бывает, впадают одновременно.

— Ничего. — Она вздохнула. — Моя семья отказалась от меня, в основном из-за того, что я расторгла помолвку с юношей из другого клана. Отказались не только родители, но и все соплеменники. — Джери искоса поглядела на меня. — Как тебе известно, фанатиков везде хватает. Вы называете нас чокнутыми, мы вас — обезьянами; я спала с обезьяной, а значит, осквернила идеал.

Джери закрыла вахтенный журнал и сунула его под консоль.

— Короче, я застряла в Декарте. Крошечное пособие, которого хватало только на то, чтобы платить за квартиру, а на остальное — ни гроша. Наверно, родственники ждали, что я пойду на панель — какое-то время, кстати говоря, я и впрямь этим занималась — или покончу с собой, чтобы избавить всех от хлопот…

— Сурово, — заметил я. Мне доводилось слышать о подобных случаях. Я встречался с несколькими изгнанниками — эти несчастные существа, с которыми судьба сводила меня на Луне и на искусственных спутниках, выполняли обычно самую грязную работу. Помнится, один алкоголик-чокнутый околачивался «У грязного Джо»: на спине у него был вытатуирован орел, а на выпивку он зарабатывал тем, что крутил для туристов сальто через стойку. Орел с ощипанными перьями. Некоторые Лучшие просто-напросто входили в воздушный шлюз и, не надев скафандра, нажимали на кнопку, открывающую наружный люк. Никто не знал почему; теперь я понял — у них такой обычай.

— Да уж. — Джери невесело усмехнулась. — Признаться, я начала подумывать о том, чтобы отправиться по долгому пути, но тут появился Бо… Точнее, я сама его привела. Он купил мне выпивку, выслушал, а потом, когда я расплакалась, сказал, что ему нужен первый помощник. Мол, все остальные отказываются, поэтому никто меня не выгонит, пока я сама не захочу уйти.

— И с тех пор вы вместе.

— Да, — подтвердила она. — Кстати, мистер Фурланд, что бы вам ни говорили, ко мне он всегда относился подчеркнуто уважительно. Я никогда с ним не спала, и он этого от меня не требовал…

— Джери, я не…

— Может быть, но задумываться ты наверняка задумывался, правильно? — Я залился румянцем, а Джери расхохоталась. — Не ты первый, не ты последний, так что не переживай. В самом деле, что общего может быть у чокнутой с жирной обезьяной? — Она покачала головой. — Знаешь, если бы он предложил, я бы согласилась не раздумывая. Хотя бы из благодарности.

Я промолчал — растерялся настолько, что пару минут не мог найти слов. Исповедь на борту звездолета услышишь нечасто; вдобавок в рассказе Джери было над чем поразмыслить. И потом, я вдруг сообразил, что теперь она мне нравится даже больше, чем нравилась до сих пор.

Перед тем, как удалиться, Маккиннон приказал привести в боевую готовность ракеты. Что ж, неплохой предлог прервать разговор — на время, чтобы справиться со смущением.

То, что на грузовике класса «Арес» имелись ракетные установки, лишний раз подчеркивало, насколько необузданной была фантазия Маккиннона. Однажды я поинтересовался, зачем ему ракеты; он ответил, что купил их у армии Звездного Союза в семьдесят первом, сразу после нападения на «Олимпию». Кстати, до сих пор так и не удалось выяснить, кто именно напал на «Олимпию»; сам факт обнаружили пять месяцев спустя, когда солнечный парусник прибыл на Керу с пустыми трюмами. Ходили слухи, что это работа каких-нибудь вконец оголодавших и обнищавших старателей.

Когда Маккиннон принялся рассуждать о том, что пираты могут напасть и на «Комету», мне пришлось отвернуться, чтобы скрыть улыбку. Вооружить грузовик четырьмя ракетами мощностью десять килотонн каждая — все равно что отправиться в гости, обвешавшись оружием с ног до головы. Бандитское нападение Маккиннона только обрадовало бы (ведь капитан Фьючер сражался с пиратами астероидов), однако я опасался, что он того и гляди откроет огонь по сбившемуся с курса мирному транспорту или разведчику.

Неожиданно меня посетила шальная мысль.

— Послушай, а когда он подобрал тебя… Ну, когда ты согласилась на первого помощника… Тебе не бросилось в глаза, что у него не все в порядке с головой?

Джери промолчала. Я хотел было повторить вопрос, но тут что-то не очень сильно пихнуло меня в бок. Я посмотрел вниз и увидел ногу Джери, пальцы которой ловко переместили переключатель запуска ракет в рабочее положение (я этого, естественно, сделать не удосужился).

— Конечно, бросилось, — проговорила она чуть погодя. — Сказать по правде, поначалу он упорно называл меня Джоан. У Курта Ньютона была подружка по имени Джоан Рэндолл… Пришлось растолковать Бо, что к чему.

— Да ну?

— Угу. — Джери закинула правую ногу на спинку моего кресла. — Между прочим, тебе повезло. Всех, кто был до тебя, он именовал Отто или Крэг до тех пор, пока я не объяснила, что никто, кроме него, не понимает, в чем тут дело. — Она усмехнулась. — Прочти на досуге журнальчик-другой. Литературой там, разумеется, не пахнет, полная белиберда, но для научной фантастики начала двадцатого века…

— Научной чего?

— Фантастики. Так называли фэнтези в… Ладно, не важно. — Джери убрала ногу со спинки кресла и уселась по-турецки. — Я знаю, со стороны Бо выглядит сущим идиотом, но ты должен понять: он — романтик, очутившийся среди тех, кто в большинстве своем и не догадывается, что означает это слово. Ему хочется приключений, подвигов, сумасбродств. Он стремится стать героем.

— Так-так… Бо Маккиннон, спаситель космоса. — Я попытался представить нашего капитана на одной из украшавших стены кубрика журнальных обложек: вот он с бластером в руке защищает Джери от кровожадных монстров… Возникшая в воображении картина вызвала у меня приступ смеха.

— По-моему, желание достаточно скромное, ты согласен? — Во взгляде Джери, когда она повернулась ко мне, промелькнула печаль. Ухмылка словно примерзла к моему лицу. — Впрочем… Время героев прошло. Мы мотаемся из конца в конец Солнечной системы, храним деньги в банке и радуемся собственной предусмотрительности. А лет сто назад все это людям только грезилось, и нас носили бы на руках. Вот что привлекает Бо в его журналах. — Джери перевела дыхание. — Стоит ли винить Бо Маккиннона за то, что он хочет то, чего не имеет? Командует дырявым корытом, первый помощник бывшая шлюха, второй открыто презирает капитана; вдобавок от Земли до Япета про него рассказывают анекдоты… Неудивительно, что он так отреагировал на сигнал бедствия. Пожалуй, для Бо это единственный шанс.

Я хотел было возразить, что теряю из-за капитана свой единственный шанс, когда динамик под потолком пискнул два раза подряд, а затем из него раздался голос Мозга:

— Прошу прощения, но наступило расчетное время для корректировки курса. Следует ли мне выполнить необходимые маневры?

— Не стоит, Мозг, — отозвалась Джери, разворачиваясь к пульту управления. — Мы проделаем их вручную. Выдай, пожалуйста, координаты.

На мониторе немедленно возникла трехмерная сетка.

— Я тебе нужен? — Вопрос был чисто риторическим: я видел, что Джери прекрасно справляется сама.

— В общем-то нет. — Ее длинные пальцы порхали по клавиатуре, вводя координаты. — Если хочешь, поспи. — Она усмехнулась. — Не волнуйся, я не скажу Бо, что ты дрых в его кресле.

А что, неплохая идея. Я пристегнулся, сунул руки в карманы, чтобы не размахивать ими во время сна — невесомость все-таки… Другой возможности отдохнуть скорее всего уже не представится: когда мы доберемся до астероида 2046, капитан Фьючер вновь примется отдавать приказы, превращая мою жизнь в ад.

Джери многое объяснила Рору Фурланду в глаза, однако так и не сумела пробудить в нем симпатию к Бо Маккиннону. Я по-прежнему считал его большим куском дерьма… Если кто-либо на борту «Кометы» и вызвал у меня симпатию, то это Джери Ли-Боуз, которая явно заслуживала чего-то большего, нежели должность первого помощника Маккиннона.

Едва я закрыл глаза, мне пришло в голову, что в капитанском кресле я чувствую себя гораздо удобнее, чем в своем. Быть может, когда-нибудь, поднакопив деньжат, я куплю Маккиннона с потрохами. Интересно будет посмотреть, так же хорошо он выполняет приказы, как умеет их отдавать.

Приятная мысль, правда? Мягкая, как подушка. С этой мыслью я и заснул.

«Смотри, Аррай, метеор! — воскликнул молодой марсианин.

— А вон корабль, который его направляет.

Два марсианина прильнули к иллюминатору. Картина потрясала воображение. Черное, быстро увеличивавшееся в размерах пятно было гигантским метеором, который стремительно мчался к Марсу. А рядом виднелся темный силуэт звездолета, силовые лучи которого и направляли метеор к красной планете».

Эдмонд Гамильтон. «Капитан Фьючер Принимает Вызов».

Несколько часов спустя «Комета» вышла на орбиту 2046-го.

Вблизи астероид выглядел точно так же, как на топографическом экране огромный обломок скалы непроницаемо черного цвета. «Пирит» же, пожалуй, уступал размерами только искусственным спутникам типа «Лагранж». «Комета» рядом с ним напоминала яхту в сравнении с океанским лайнером.

Исполинский генератор массы возвышался подобно горе на одном из полюсов астероида. Мы приближались крайне осторожно, чтобы не угодить под залп из «рельсовой пушки». Кроме этих залпов, никаких признаков жизнедеятельности заметно не было. Внутри жилого отсека горел свет, но движения не наблюдалось, а радио продолжало хранить молчание с тем же упорством, с каким соблюдало его последние восемнадцать часов.

— Глядите. — Я показал на ангар, который опоясывал бочкообразный корпус «Пирита» невдалеке от сопла «рельсовой пушки». Двери ангара были распахнуты настежь, внутри виднелись планетоходы и спасательные боты. Все как будто на месте.

Джери увеличила изображение на контрольном мониторе. Ее глаза изумленно расширились.

— Странно, — пробормотала она. — С какой стати им понадобилось разгерметизировать ангар, если они не…

— Вы двое, молчать! — рявкнул Маккиннон, сидевший по правую руку Джери (я расположился по левую). — Мне плевать, что на них нашло! Главное — не прозевайте пиратов, которые наверняка сшиваются где-нибудь поблизости!

Я провел «Комету» над массивными опорами «Пирита», выполнил разворот… Маккиннон появился на мостике около часа тому назад — после душа и неторопливого завтрака, в котором мне было отказано, — и сразу же уселся на любимого конька: дескать, команда генератора массы оказалась в руках космических пиратов. Его отнюдь не смущал тот факт, что по пути нам не встретилось ни единого звездолета, ни то, что в окрестностях «Пирита» не было намека даже на какой-нибудь челнок, не говоря уж о разведчике (а пираты летают именно на разведчиках). Капитану Фьючеру вдобавок попросту не приходило в голову, что экипажу разведчика, который состоит из четырех человек, было бы весьма сложно справиться с двенадцатью членами команды «Пирита». Левая рука Маккиннона лежала на кнопке запуска ракет; судя по всему, нашего героя так и подмывало ее нажать.

Правда, когда мы завершили облет астероида, он вынужден был признать, что пиратских звездолетов не обнаружено. Двигался исключительно сам астероид…

Я ухватился за эту мысль:

— Мозг, ты определил координаты и курс «Пирита»?

— Так точно, мистер Фурланд. Один семьдесят шесть, два…

— Мистер Фурланд! — прорычал Маккиннон. — Я не приказывал…

— К черту цифры, Мозг, — сказал я, не обращая внимания на капитанский рык. — Мне нужно знать, прежним ли курсом движется астероид.

После секундной паузы Мозг сообщил:

— Курс изменился, мистер Фурланд. Согласно проделанным мною вычислениям, астероид 2046 с вероятностью семьдесят две целых одна десятая процента столкнется с планетой Марс.

Джери побледнела, и даже Маккиннон заткнулся.

— Выведи изображение на экран. — Я развернул кресло, чтобы оказаться лицом к голограмме.

Мозг продемонстрировал нынешнее положение «Пирита» относительно Марса. Расстояние до того составляло приблизительно половину астрономической единицы, однако прочерченная Мозгом оранжевая линия — курс астероида упиралась точно в Марс. Рядом с изображением появились цифры, которые Мозг немедленно перевел на нормальный человеческий язык.

— При условии, что значение функции дельта не изменится, через двести тридцать шесть часов двенадцать минут двадцать четыре секунды астероид 2046 столкнется с Марсом.

— Дней через десять, — сказал я, прикинув в голове.

— Если точно, через девять целых восемьдесят три сотых земных суток. Мозг увеличил изображение Марса до такой степени, что оно целиком заполнило экран. Чуть выше экватора планеты появился крестик. — Расчетные координаты места столкновения: двенадцать градусов северной широты, шестьдесят три градуса западной долготы, невдалеке от Лунной Равнины.

— К северу от Валлес Маринерис, — проговорила Джери. — Господи, Рор! Это же совсем рядом с…

— Знаю. — Мне не требовалось помощи, чтобы сориентироваться на местности. Столкновение произойдет у Морской Долины, в нескольких сотнях километров от станции Арсия; а ведь вокруг каньона разбросано множество мелких поселений. Кажется, на Лунной Равнине стоит шахтерский поселок… Колонизация Марса проходит настолько быстро, что нет никакой возможности уследить за тем, где обретаются полтора миллиона его обитателей.

— Саботаж! — воскликнул Маккиннон. Отстегнулся, подлетел к пульту управления и уставился на экран. — Заговор! Кто-то изменил курс «Пирита»! Вы понимаете, что…

— Заткнитесь, капитан. — Не хватало еще, чтобы он разыграл очередной спектакль сейчас! Я и без того прекрасно представлял, что произойдет, если — точнее, когда — астероид врежется в Марс.

Марсианская экосистема стабильнее земной. Предпринятая в пятидесятые годы попытка создать на планете земные условия и сделать климат более приемлемым доказала, однако, что сюрпризов здесь можно ожидать в любой момент. Тем не менее колонисты, подстраиваясь под смену времен года, продолжали выращивать урожай, строили солнечные батареи, добывали минералы — в общем, добывали средства к существованию.

Это была не жизнь, а именно существование, которое зависело целиком и полностью от климатических условий. Если в районе экватора и впрямь рухнет астероид, начнется такое… Землетрясения и песчаные бури — только цветочки. Уже при столкновении наверняка погибнут двести — триста человек, но основные жертвы будут впереди. Пыль поднимется в атмосферу, на многие месяцы закроет небо, что приведет к повсеместному, от горы Олимпус-Монс до Хеллас-Плантия, понижению температуры. В результате пострадает сельское хозяйство, резко сократятся запасы энергии, а уцелевшим колонистам станет угрожать смерть от голода и стужи.

Судного Дня, конечно, не произойдет. По всей видимости, два-три поселения, которым окажет экстренную помощь Земля, сумеют выкрутиться. Однако в общем и целом марсианская колония, безусловно, перестанет существовать.

Маккиннон все еще таращился на экран, тыкал пальцем в Марс и нес ахинею насчет космических пиратов и заговорщиков. Я повернулся к Джери, которая, пока я объяснялся с Мозгом, пилотировала «Комету», и сказал, бросив взгляд на монитор, где вновь возник корпус «Пирита»:

— Ангар разгерметизирован, поэтому шлюпку мы туда послать не можем; вдобавок все места заняты. Значит…

Джери поняла меня с полуслова:

— У них есть дополнительный стыковочный узел. Думаю, у нас получится, хотя, хотя…

Да уж. Те, кто проектировал «Комету», явно не предполагали, что грузовозу придется когда-нибудь состыковываться с громадиной вроде «Пирита».

— Вот именно, что хотя, — заметил я. — Впрочем, если убрать антенну, может, и обойдется.

Джери утвердительно кивнула, потом прибавила:

— Но тогда мы потеряем связь с Керой.

— Ну и что? Зато сможем состыковаться. Иначе кому-то придется напяливать скафандр и топать в шлюз.

И этим «кто-то» скорее всего окажусь я, а перспектива прогуляться от одного летящего с ускорением корабля к другому меня отнюдь не прельщает. Правда, отказаться в таких обстоятельствах от связи с Керой практически равносильно самоубийству. Если с нами что-нибудь случится, на Кере ни о чем не узнают, тогда как своевременное предупреждение, отправленное на станцию Арсия, может спасти энное количество жизней (при условии, что колонисты не станут затягивать с эвакуацией).

— Будем состыковываться, — решил я, пораскинув мозгами, и повернулся к интеркому. — Но сначала пошлем сообщение на Керу…

— Эй! Что это вы затеяли? — Капитан Фьючер наконец-то сподобился осведомиться, чем заняты его подчиненные. Он подлетел к нам, ухватился руками за спинки наших кресел. — Я не отдавал никаких приказов и не позволю, чтобы на моем корабле…

— Бо, ты слышал, о чем мы говорили? — Судя по всему, Джери стоило немалых усилий не сорваться на крик. — Слышал или нет?

— Естественно, слышал! Я…

— Тогда ты должен понимать, что другого выхода у нас нет. Если мы не состыкуемся с «Пиритом», то не сумеем выключить реактор или хотя бы изменить курс астероида.

— А как же пираты? Они…

— Слушай, ты! — проговорил я со вздохом. — Да пойми ты наконец, что…

— Рор! — перебила Джери. Перехватив ее суровый взгляд, я заткнулся, а она вновь повернулась к Маккиннону. — Если генератор в руках пиратов, мы их обязательно найдем. Но пока стрелять попросту бессмысленно. Рор прав. Сначала мы должны связаться с Керой и сообщить, что происходит, а затем…

— Нечего меня учить!

— А затем состыковаться с «Пиритом»…

— Я же сказал, нечего меня учить! — Маккиннон раздраженно помотал головой. — И я никому не приказывал… — Он замолчал, не в силах продолжать из-за душившего его гнева.

Внезапно я сообразил, что привело к этой вспышке. Второй помощник, над которым капитан издевался на протяжении трех недель, посмел проявить сообразительность в присутствии старшего по званию! Хуже того, он получил поддержку первого помощника, который до сих пор, как и полагается, во всем соглашался с капитаном!

И ведь речь шла не о каких-нибудь мелочах вроде ремонта топливного насоса или уборки камбуза. На карту были поставлены сотни и тысячи жизней, времени оставалось все меньше — а Маккиннон вообразил, что мистер Фурланд покусился на его капитанство, и вместо того, чтобы заняться делом, принялся отчитывать своего второго помощника.

Будь у меня при себе бластер, я бы с громадным удовольствием пристрелил Маккиннона, а потом усадил бы труп в кресло, чтобы он не мешал нам с Джери выполнять задуманное. Но в конечном итоге бунт ни к чему хорошему не приведет, поэтому единственное мое оружие — компромисс.

— Прошу прощения, капитан, — сказал я. — Вы совершенно правы. Я превысил свои полномочия. — После чего отвернулся, скрестил на груди руки и принялся ждать.

Маккиннон шумно вздохнул. Посмотрел на монитор, оглянулся через плечо на экран, прикидывая, по-видимому, согласно ли удовлетвориться моим извинением уязвленное самолюбие. Прошло несколько драгоценных секунд.

— Отлично, — произнес он наконец, оттолкнулся от наших кресел и полетел к своему. — Приготовиться к стыковке с «Пиритом». Мистер Фурланд, проверьте воздушный шлюз.

— Слушаюсь, сэр, — отозвалась Джери.

— Слушаюсь… э… сэр, — выдавил я.

— А я свяжусь с Керой и проинформирую их о том, какая у нас складывается обстановка. — Безмерно довольный собой, Маккиннон откинулся на спинку кресла. — Молодцы, ребята. Таким и должен быть экипаж капитана Фьючера.

— Спасибо, капитан, — сказала Джери.

— Благодарю вас, сэр. — Я отстегнулся и поплыл к люку, отворачиваясь, чтобы Маккиннон не заметил моей улыбки.

Итак, одержана маленькая победа. Я и не догадывался, чего добился на самом деле.

«Он сел в кресло пилота и повел «Комету» по рассчитанному компьютером курсу, в направлении невидимого астероида.

— Они наверняка нас заметят, — предостерег Эзра. — Застать Чародея с Марса врасплох нам не удастся ни за что.

— Уверяю тебя, он ничего не заподозрит, — ответил капитан Фьючер. — Смотри».

Эдмонд Гамильтон. «Чародей С Марса».

Я — человек привычки, по крайней мере когда речь идет о собственной безопасности, поэтому перед тем, как покинуть «Комету» и ступить на борт «Пирита», я надел скафандр.

С одной стороны, внутри звездолетов, на которых с герметичностью полный порядок, в скафандрах расхаживают одни идиоты; а шлюзовые датчики утверждали, что с давлением на «Пирите» все в ажуре. Однако они вполне могли выйти из строя; в таком случае за переборкой — вакуум, то есть мгновенная смерть для того, кто не позаботился натянуть скафандр. Во всяком случае, в «Пособии астронавта» утверждается, что, если что-то вызывает сомнения, лучше надеть скафандр.

Так я и поступил. И это спасло мне жизнь.

Джери и Маккиннон остались на «Комете». Я в гордом одиночестве проплыл из шлюза в шлюз и двинулся дальше по пустому коридору. Включил наружный микрофон, но услышал только гудение вентиляторов (еще одно свидетельство того, что на корабле поддерживается нормальное давление).

От того, чтобы снять шлем и прицепить его к ремню, меня удержало одно не хотелось, чтобы он стукался о стены, когда я буду пролезать сквозь очередной люк, видневшийся справа в конце коридора. Вдобавок от царившей на корабле тишины бросало в дрожь. Неужели никто не заметил, что к «Пириту» ни с того ни с сего пристыковался грузовоз? Да еще не с Керы, а черт-те откуда? Где капитан с гневной тирадой по поводу того, что мы чуть было не врезались в его бесценную посудину?

Ответ поджидал меня в центре управления. Именно там я наткнулся на первый труп.

Обнаженный мужчина висел вниз головой в проеме люка, едва не касаясь пальцами рук большой лужи крови на палубе. Черт лица, залитого кровью из глубокой раны на шее, было не разглядеть. Присмотревшись, я увидел, что ноги мертвеца крепко связаны веревкой, прикрепленной одним концом к трубе под потолком коридора.

На теле пятен крови не было, следовательно, горло бедняге перерезали уже после того, как повесили на трубе. Члены явно окоченели, кровь засохла, значит, провисел он тут довольно долго.

Я сообщил о своей находке Джери и Маккиннону, а затем осторожно отодвинул тело и протиснулся в люк.

Ради всего святого, не упрекайте меня в бесчувственности. Во-первых, для того, кто провел в космосе всю свою жизнь, смерть не является чем-то из ряда вон выходящим. Я впервые увидел мертвеца в девять лет, когда какой-то микрометеорит пробил щиток шлема одному из моих школьных учителей, который повел нас на экскурсию на место посадки «Аполлона-17». С тех пор мне доводилось наблюдать смерть во множестве обличий — от декомпрессии, когда человек просто взрывался, от облучения, в результате несчастного случая на шахте, пожара на корабле, электрошока и так далее; как-то на дне рождения, помнится, кто-то захлебнулся собственной блевотиной после того, как перебрал водки. Смерть — естественный исход; если ты достаточно осмотрителен, то в твоих силах сделать ее менее мучительной и неприятной, но не более того.

Во-вторых, если бы я стал описывать все тела, которые обнаружил на борту «Пирита», хотя бы ради того, чтобы удовлетворить тех, кто наслаждается такими подробностями, то мой рассказ растянулся бы очень и очень надолго.

Поэтому скажу лишь, что жилой отсек «Пирита» напоминал скотобойню.

Я нашел десять тел, причем увечья всякий раз оказывались все более и более жестокими. Мертвецы были повсюду — в каютах и в коридорах, на камбузе и в гальюне, в кают-компании и в кладовой.

Двое явно прикончили один другого — мужчина и женщина с зажатыми в кулаках ножами.

Почти все, не считая двоих или троих, были одеты; большинство погибло от ран, которые могли быть нанесены чем угодно — пером, отверткой, гаечным ключом…

Одной женщине повезло. Она покончила с собой, повесившись на простыне, переброшенной через дверь каюты. Надеюсь, счастливица задохнулась до того, как тот, кто ее нашел, отрезал ей правую руку газовым резаком (инструмент валялся у двери на полу).

Карабкаясь по трапам, заглядывая в люки, переступая через окоченевшие тела, я не переставал говорить в микрофон, сообщая капитану и Джери обо всем, что попадалось мне на глаза. Никаких объяснений случившемуся выдвигать не пытался, лишь заметил, что люди, по всей видимости, погибли не далее, как несколько дней тому назад.

Кровь, как и мертвецы, была повсюду. На стенах, на коврах; казалось, кому-то взбрело в голову обрызгать все до единого помещения красной краской. Я порадовался тому, что решил не снимать шлем: щиток как бы отделял меня от окружающей обстановки; вдобавок без него запах разложения наверняка вывернул бы мой желудок наизнанку.

Джери время от времени приглушенно вскрикивала, а что касается Маккиннона, его голос я какое-то время спустя слышать перестал. Должно быть, капитан не выдержал. Что ж, вполне объяснимая, вполне простительная слабость…

Жилой отсек «Пирита» состоял из четырех палуб. Пока я насчитал одиннадцать трупов, а Маккиннон говорил, что экипаж корабля состоит из двенадцати человек. Интересно, куда подевался последний?

Я поднялся на верхнюю палубу, где находилась рубка. Люк, ведущий внутрь, был закрыт. Лазерным резаком я вырезал замок. Послышался негромкий скрежет, и в этот миг я различил ритмичное постукивание, словно кто-то методично колотил чем-то по переборке.

Сперва я решил, что это один из множества корабельных звуков, однако скрежет открываемого люка на мгновение нарушил ритм постукивания. Я замер, прислушиваясь, и уловил нечто вроде смешка. Затем постукивание возобновилось.

В рубке был живой человек.

Внутри царил полумрак, поскольку лампы под потолком были выключены. Свет исходил только от дисплеев, мониторов и различных индикаторов. Впечатление было такое, будто в рубке произошел взрыв: по воздуху плавали кресла и растрепанные вахтенные журналы. Мой взгляд наткнулся на окровавленную рубашку…

Постукивание продолжалось. Я включил фонарик и принялся заглядывать во все углы в поисках уцелевшего члена экипажа. В самый разгар поисков мне в глаза бросилась короткая надпись на переборке. Два выведенных кровью слова: «Титанианская чума».

Вот тут-то я и понял, что скафандр спас мне жизнь.

Дрожа с головы до ног, я пересек рубку. Последний член экипажа отыскался в аварийном шлюзе. Он сидел у люка, подтянув колени к подбородку. Комбинезон был весь в крови, но, присмотревшись, я различил капитанские нашивки. Свет моего фонарика заставил человека моргнуть; он захихикал, точно маленький ребенок, которого застали за каким-то недозволенным занятием.

А потом снова стал колотить по палубе отрубленной человеческой рукой.

Не знаю, сколько я смотрел на него. Несколько секунд или минут… В наушниках звучал голос Джери, но я не понимал, о чем она говорит, и не отвечал. Лишь услышав за спиной скрежет люка, я отвернулся от обезумевшего капитана «Пирита».

И увидел Бо Маккиннона.

Который последовал за мной и который, как и следовало ожидать от этакого идиота, не подумал надеть скафандр.

«Крохотный корабль, по форме напоминающий слезу, устремился к Земле на пределе скорости. Капитан Фьючер размышлял о том, сколько раз отвечал на призыв о помощи. И всегда он и его экипаж подвергались смертельной опасности. Неужели история повторится и сейчас?

— Побеждать все время невозможно, — мрачно произнес он.

— До сих пор нам везло, однако теория вероятности гласит, что рано или поздно везение заканчивается».

Эдмонд Гамильтон. «Капитан Фьючер Торжествует».

Никто не знал, откуда взялась титанианская чума. Впервые с ней столкнулся экипаж «Гершеля», который в 2069 году отправили основывать колонию Звездного Союза на Титане. Выдвигалась теория, что вирус имеет чисто титанианское происхождение, однако тот факт, что он активно размножается в насыщенной кислородом и водородом среде, заставил многих ученых предположить, что вирус возник не на Титане с его азотно-метановой атмосферой. Кое-кто даже утверждал, что экспедиция заразилась чумой от инопланетян, с которыми встретилась на Титане, но это, разумеется, были только разговоры.

Что касается фактов, они таковы: к тому времени, когда «Гершель» вернулся к Земле, большинство членов команды сошло с ума. Уцелеть удалось лишь троим, в том числе капитану, и по одной простой причине — они заперлись в рубке, загерметизировали помещение и всю дорогу домой дышали кислородом из аварийных баллонов. Остальные же члены экипажа либо поубивали друг друга, либо умерли в страшных мучениях, когда болезнь поразила мозг.

Достигнув пояса астероидов, «Гершель» благодаря усилиям оставшихся в живых вышел на орбиту вокруг Весты. Капитан и два его товарища покинули корабль на спасательной шлюпке. Три месяца спустя «Гершель» был взорван крейсером «Неустрашимый». Королева Македония между тем объявила, что всякие экспедиции на Титан запрещаются и что любой корабль, посмевший приблизиться к этому спутнику Сатурна, будет уничтожен флотом Ее Величества.

Несмотря на принятые меры предосторожности, в последующие годы произошло несколько вспышек титанианской чумы — в основном на пограничных колониях. Никто не знал, каким образом болезнь распространилась; предполагали, правда, что виной тому — три уцелевших члена экипажа «Гершеля».

Первые симптомы чумы напоминали обыкновенную простуду, которая еще не так давно была вполне заурядным явлением, однако сразу за кашлем и насморком начиналось нечто вроде белой горячки. Способ лечения был только один — изолировать больного (причем обратить особое внимание на то, чтобы в помещении не было предметов, которые он мог бы использовать в качестве оружия) и ждать, пока он умрет.

Лекарства от чумы найти не удалось.

Получается, что титанианская чума каким-то образом проникла на борт «Пирита». Жилой отсек на корабле сравнительно небольшой, поэтому распространилась болезнь очень быстро и свела людей с ума прежде, чем они заподозрили неладное. Быть может, догадался капитан, но и он не сумел уберечься.

Я не заразился только потому, что был в скафандре.

А Бо Маккиннон…

Капитан Фьючер, человек завтрашнего дня, бесстрашный космический герой, в поисках славы безрассудно ввалился на чужой корабль, не позаботившись надеть скафандр.

— Ты закрыл переходник? — спросил я.

— Что? — Побледневший Маккиннон не сводил глаз с сидевшего в углу безумца. — Переходник? Какой?.. Где?..

Я схватил его за плечи, несколько раз встряхнул — так сильно, что сорвал с головы наушники.

— Переходник «Кометы», идиот! Закрыл ты его или нет?

Он беспомощно уставился на меня, потом сообразил, что нужно надеть наушники.

— Кажется, закрыл…

— Кажется? Ах ты, олух царя небесного…

— Фурланд, я… — Он ошарашенно огляделся по сторонам. — Что здесь произошло? Они… Осторожно!

Я обернулся как раз вовремя, чтобы увидеть, что безумец вскочил и устремился к нам, размахивая на бегу отрубленной рукой и завывая, точно дикий зверь.

Я отпихнул Маккиннона в сторону, потом одним движением захлопнул люк. В следующий миг раздался глухой удар, и люк чуть было не распахнулся снова, однако мне удалось устоять. Я поспешил задраить люк. Безумец принялся колотить по переборке.

Так, рано или поздно он наткнется на маховичок, вспомнит, как тот работает, и вырвется наружу. Возможно, я сумею с ним справиться — что, впрочем, весьма сомнительно. Но тащить его на «Комету»…

Оставался единственный выход. Я отыскал панель управления шлюзом, откинул крышку и прошептал:

— Извините, сэр. Да смилуется Господь над нами обоими.

После чего нажал на кнопку, открывавшую наружный люк.

Затрезвонили аварийные сигналы — то был своего рода погребальный звон. Затем наступила тишина, которую в конце концов нарушил голос Маккиннона:

— Мистер Фурланд, вы только что убили человека.

Я повернулся. Маккиннон уже поднялся с пола. Он стоял, опираясь на спинку кресла, и гневно взирал на меня.

Ответить я не успел. В наушниках раздался голос Джери:

— Рор, он закрыл за собой шлюз. На «Комете» все в порядке.

Черт побери, хоть раз в жизни Бо ухитрился не напортачить!

— Спасибо, детка. Не открывай, пока я не вернусь.

Я направился к пульту управления, располагавшемуся у дальней стены. Маккиннон заступил мне дорогу.

— Вы слышали меня, мистер Фурланд? — осведомился он, горделиво выпятив кадык. — Вы только что убили человека… На моих глазах!

— Уйди, придурок. — Я оттолкнул Маккиннона и подошел к монитору, схема на котором указывала местоположение астероида и расчетную траекторию. Скорее всего кто-то из членов экипажа — должно быть, капитан, учитывая, что именно он заперся в рубке, — проложил новый курс в приступе безумной злобы.

— Я тебя арестую! — крикнул Маккиннон. — В пределах своих полномочий как агента межпланетной полиции я…

— Иди ты в задницу. — Я принялся набирать на клавиатуре команды. Пальцы в рукавицах скафандра казались донельзя неуклюжими. — Нет ни межпланетной полиции, ни космических пиратов, есть только звездолет, зараженный чумой. А ты…

— Я — капитан Фьючер!

Должно быть, он уже заразился, и вирус начал действовать. В принципе следовало бы проверить, как там у него насчет первичных симптомов, но в данный момент Во Маккиннон беспокоил меня меньше всего на свете.

Как я ни пытался, мне не удалось войти в навигационную программу. Она требовала пароль, который умер вместе с кем-то из членов экипажа; стандартные уловки не помогали. В итоге я не мог изменить ни скорость, ни траекторию астероида 2046, который на всех парах мчался к Марсу.

— Что ты имел в виду, когда велел Джери не пускать никого на «Комету» без твоего разрешения? — Маккиннон уселся в кресло капитана «Пирита», словно приняв тем самым на себя командование генератором. — Похоже, ты забыл, кто командует кораблем. Ничего, я тебе напомню…

К черту. Раз компьютер все равно не слушается, надо проверить, можно ли взорвать «Пирит». Если я замкну систему охлаждения реактора и выведу из строя систему безопасности, если «Комета» успеет смыться до взрыва, короче, если нам повезет, астероид сойдет со своего курса и все останутся живы.

— Рор? — окликнула меня Джери. — Что там у вас происходит?

Я бы охотно объяснил — если бы не подслушивал Маккиннон. А тот вдруг вскочил и завопил:

— Джоан! Это шпион Уль-Куорна, Чародея с Марса! Он собирается…

Я знал, что он готов напасть. Дождался нужного момента, повернулся и нанес хук справа точно в волосатую челюсть.

Маккиннона отнесло немного назад. Он зашарил руками вокруг, ища, за что бы ухватиться, потом потрогал подбородок и пробормотал:

— Предатель!

Времени было в обрез, поэтому я двинул ему снова, на сей раз по носу. Он рухнул в кресло и остался сидеть, не поднимая головы.

— Что ты там делаешь? — требовательно спросила Джери.

— То, что следовало сделать давным-давно, — ответил я. Костяшки пальцев на правой руке отчаянно ныли.

Провозившись несколько минут с системой безопасности, я вынужден был признать свое поражение. Эта программа также требовала пароль. Вполне возможно, все пароли записаны в вахтенном журнале, но искать их нет ни времени, ни желания.

Впрочем, еще не все потеряно. Оставалась возможность, которую, как ни странно, предоставил нам Бо Маккиннон.

Именно в тот миг я понял, что капитан Фьючер должен погибнуть.

«— Капитан Фьючер мертв!

Голос широкоплечего матроса с Юпитера перекрыл смех, болтовню и звон стаканов. В кафе Венусополиса установилась относительная тишина. Матрос с вызовом поглядел на своих товарищей у стойки бара.

Один из них, коренастый, видавший виды меркурианин, задумчиво покачал головой.

— Не знаю, не знаю. Да, о нем ничего не слышно вот уже несколько месяцев, однако он не из тех, кого легко убить».

Эдмонд Гамильтон. «Лунные Изгои».

Я сижу за столиком «У грязного Джо». Время близится к закрытию, народ постепенно уходит. Впрочем, меня бармен не выгонит даже после того, как закроет дверь за всеми остальными. Героев никогда ниоткуда не выгоняют; между прочим, с тех пор, как я вернулся с Керы, мне беспрестанно предлагают бесплатную выпивку.

В конце концов я последний, кто видел живым капитана Фьючера.

Средства массовой информации подтвердили наше алиби. В этой истории было все, что привлекает обывателя: приключения, романтическая любовь, немножко крови, поставленные на кон тысячи жизней, а главное самопожертвование. Фильм получится просто шикарный (вчера я продал права на постановку).

Вы наверняка знаете, чем все закончилось, — об этом трубили на каждом углу. Осознав, что заразился титанианской чумой, Бо Маккиннон — извините, капитан Фьючер, — отдал свой последний приказ в качестве капитана «Кометы». Он приказал мне возвращаться на грузовоз, а когда убедился, что я на борту, велел Джери отстыковываться и уводить «Комету» как можно дальше.

Догадавшись, что он задумал, мы попытались отговорить его. Мы спорили и умоляли, обещали, что доставим в биостазисе на Землю, где врачи обязательно спасут ему жизнь. В конце концов Маккиннон просто отключил связь и приготовился встретить свою судьбу, как и подобает истинному герою.

Когда «Комета» отошла на безопасное расстояние, капитан Фьючер ввел в бортовой компьютер «Пирита» команду, которая вызвала перегрузку реактора. Оставшись в гордом одиночестве на мостике, он успел перед взрывом отправить сообщение…

Только не просите, чтобы я его повторял. Хватит и того, что королева прочла текст во время заупокойной службы и что теперь эти фразы собираются выбить на постаменте памятника Бо Маккиннону (статуи в два человеческих роста) на станции Арсия. Джери старалась, когда сочиняла, но мне не понравилось тогда и не нравится сейчас.

Как бы то ни было, термоядерный взрыв уничтожил «Пирит» и существенно изменил курс астероида 2046. Астероид пролетел на расстоянии пять тысяч километров от Марса; его наблюдали ученые обсерватории на Фобосе, а из поселений Центрального Меридиана сообщили о сильнейшем за все время существования колонии метеоритном дожде.

Бо Маккиннона, капитана Фьючера, чтут как одного из величайших героев в истории человечества.

Я уже говорил — Джери постаралась на славу.

Признаться, я хотел, чтобы люди узнали правду, но Джери сумела меня переубедить. Возможно, она права: кому было бы лучше, если бы стало известно, что Бо Маккиннон перед смертью превратился в буйнопомешанного и получил по зубам от своего второго помощника?

Естественно, никто не знает, что «Пирит» уничтожили четыре ядерные ракеты, выпущенные с борта «Кометы», и что те же самые ракеты сбили астероид 2046 с его курса. От ракетных установок мы избавились еще до прибытия на Керу, а маленькая взятка, врученная мелкому чиновнику, привела к тому, что всякое упоминание о вооружении «Кометы» бесследно исчезло из всех официальных документов.

Короче, все добились, чего хотели.

Джери произвели из первых помощников в капитаны. Свою должность она предложила Рору Фурланду; поскольку «Юпитер» давным-давно улетел, я с благодарностью согласился. Вскоре она также продемонстрировала мне все свои татуировки (разумеется, я не стал отворачиваться). Ее собственный клан по-прежнему не желал признавать блудную дочь — тем более что Джери собиралась замуж за обезьяну. Однако другие капитаны из Лучших вынуждены были примириться с тем, что она — из их числа.

В общем, живем не жалуемся. Счет в банке постоянно увеличивается, от компаний, желающих нанять легендарную «Комету», просто нет отбою. Кто знает? Однажды мы, быть может, устав от скитаний, поселимся на какой-нибудь планете и попытаемся выяснить, бывают ли дети от смешанных браков.

Маккиннон тоже добился своего, хотя и не дожил до того, чтобы увидеть это собственными глазами. А его смерть принесла благо человечеству.

Меня беспокоит только одно.

Когда окончательно спятивший Маккиннон набросился на меня на борту «Пирита», я решил, что всему виной титанианская чума. В принципе так оно и есть: он заразился, едва миновав переходник.

Однако впоследствии я узнал, что инкубационный период вируса титанианской чумы составляет шесть часов. Между тем мы оба провели на «Пирите» от силы половину этого срока.

Выходит, Маккиннон обезумел не из-за чумы. Я до сих пор не имею ни малейшего понятия, на чем он свихнулся… Может, решил, что я пытаюсь отобрать у него корабль, подружку и вшивую славу?

Возможно, он был прав.

Прошлым вечером ко мне подрулил какой-то паренек — судя по всему, матрос грузовоза, только-только получивший профсоюзную карточку, — и попросил автограф. Пока я расписывался на обложке его формуляра, он пересказал забавную историю: оказывается, капитан Фьючер успел покинуть «Пирит» за секунду до того, как корабль взорвался. А старатели, мол, уверяют, что не раз замечали на экране звездолет, капитан которого представлялся Куртом Ньютоном; к сожалению, связь обычно тут же прерывалась.

Я угостил паренька выпивкой и открыл ему правду. Естественно, он мне не поверил, да я другого и не ожидал.

Героев найти крайне сложно. Когда они все же появляются среди нас, их нужно всячески ублажать. Главное — не промахнуться и не принять за героя того, кто на самом деле таковым не является.

Капитан Фьючер умер.

Да здравствует капитан Фьючер!

Перевел С Английского Кирилл Королев.

Публикуется с разрешения журнала.

«Asimov's Science Fiction».

«Если». 1996 № 02 СИСТЕМА КООРДИНАТ.

ПОСЛЕДНИЙ РОМАНТИК.

В последнем номере журнала за прошлый год мы обещали нашим читателям встречу с Александром Кабаковым — после того как его книга «Последний герой» увидит свет. Первое авторское выступление в жанре фантастики — «Невозвращенец» — стало одним из самых значительных событий в литературе конца 60-х годов. Можно было ожидать, что писатель начнет эксплуатировать коммерческий успех, однако А. Кабаков, в нарушение всех канонов, легко уступил «золотую жилу» своим подражателям и, казалось, отошел от фантастики. И только через восемь лет написал роман, который во многом опровергает прежние социально-политические прогнозы автора.

К сожалению, в то время, когда готовилось интервью, книга еще не вышла в свет. Читатели могли ознакомиться лишь с сокращенным вариантом романа в журнале «Знамя» № №  9 — 10, 1995 г. Однако когда этот номер «Если» появится у подписчиков, они, по твердому заверению издательства «Вагриус», уже увидят книгу в продаже.

— Ваше неоднократное авторское участие в «Если» (правда, а качестве публициста, а не прозаика) позволяет предположить, что вы фантастику любите.

— Очень люблю, но очень выборочно. По-моему, то, что считалось образцами жанра «советской научной фантастики», это нечто ужасное. Дело даже не в Ефремове: его заслуга в том, что он неохотно разрабатывал конструкцию звездолета… а ведь было огромное количество всяких казанцевых, которые серьезнее, чем, допустим, академик Королев, занимались «техникой будущего». Вот это я (между прочим, инженер по образованию) ненавижу. А люблю фэнтези, поскольку это литература наиболее жанрово определенная (как детектив, триллер) и наиболее свободная. Пиши, что хочешь. Вот Гоголь — фантастика, так?

— Есть ФАНТАЗИЯ как свойство мышления, дар творческого воображения, и есть ФАНТАСТИКА…

— Фантазия вообще качество литературы, а не жанр. Как и юмор; еще когда я числился по «департаменту» юмористической литературы, меня раздражали эти критические выгородки. Юмор — качество, присущее, допустим, сочинениям Достоевского и не присущее литературе Толстого. Так и фантазия: это качество литературе необходимо, но степень его участия у Тургенева, положим, одна, а у Гоголя другая. Вот мою последнюю книгу рецензенты ругали за смешение жанров. Но в этом можно упрекнуть кого угодно. «Пиковая дама» А. С. Пушкина — высокая проза, да? — недаром включена в английскую антологию «Сто самых страшных рассказов в мире»: по мнению составителей, это чистый хоррор. А Эдгар По? Родоначальник жанра, а из высокой литературы, кажется, его никто не выводил.

— В ном из коллег вы ведите своего единомышленника — в отношении работы «в смешанном жанре»? Вячеслав Рыбаков, Виктор Пелевин, Андрей Столяров, Михаил Веллер?..

— Очень разные имена вы назвали, не из одного ряда. Слава Рыбаков «чистый» фантаст петербургской школы. Пелевин с полным правом так не называется: он работает не для читателя, а для себя самого и критика. Миша Веллер пишет «коммерческую» прозу с большой долей фантазии, иронии. Это близкий мой приятель, мы близки по отношению к жизни, к текстам… Валерий Полов, пожалуйста. Последняя его работа — «Будни гарема» — не то фантастика, не то коммерческая литература…

— Сейчас многие говорит о кризисе жанра НФ у нас, в России.

— На мой взгляд, это надо толковать не как кризис жанра фантастики, а как кризис жанровой литературы вообще. Кризис роста, который ведет к последующему подъему на новую ступень. Жанровая литература сейчас осваивает достижения литературы «серьезной» — формальные, психологические… Так всегда было. Стругацкие, скажем, освоили все достижения литературы 60-х, той же исповедальной прозы. И не в обиду им будь сказано (я абсолютный поклонник этих писателей), но Стругацкие — это Аксенов, Гладилин и Кузнецов, пришедшие в фантастику.

«Остров Крым» — социальная фантастика в чистом виде. «Дым в глаза» — гладилинский римейк «Портрета Дориана Грея», сделанный на спортивном материале.

— Тут есть еще один момент, о котором в высоких литературных сферах не принято говорить: фантастика, как правило отождествляется с повышенной коньюктурой, легким успехом у читателя, продаваемостью; критики относятся к ней более снисходительно…

— А серьезная литература обязана быть никому не интересной, кроме критиков и того, кто ее написал, так? Я так не считаю. Будучи с молодых лет самостоятельно зарабатывающим на жизнь человеком, я не хочу заниматься своей профессиональной деятельностью в расчете на подаяние. Не люблю стоять с протянутой рукой: фонды, университетские стипендии, гранты…

— Ну есть же литература для литературы, без которой нет развития. И есть масскультура, которая в субсидиях не нуждается.

— Да, без Велимира Хлебникова не было бы, наверное, даже Владимира Высоцкого. Но тогда надо примириться с тем, что творец элитарного искусства должен быть нищим и умереть а нищете, как Ван Гот или Верлен. А теперешние «как бы Хлебниковы», которые хотят и создавать «литературу для литературы», и жить на это с комфортом, — это просто жулики.

— Вы, позвольте заметить, принимаете все это довольно близко к уму.

— Просто я принадлежу к той довольно немногочисленной категории писателей, которые размышляют над тем, что создают. Это, кстати, идет во вред делу. Особенно в России, где принято считать, что писать надо только на основе интуиции… Да не было абсолютно интуитивных писателей! Достоевский лучше любого критика понимал, что пишет.

— Когда я прочла ваш роман «Последний герой», было ощущение, что вы написали самодостаточное произведение. Там все есть: и варианты судьбы героя, и переписка его с автором, и временные сдвиги, не говоря уж о литературных цитатах, скрытых и явных. Масса сильнейших средств пущена в ход. А ради чего?

— Ключевое слово — последний.

— ?

— Я не хочу больше писать.

— Сейчас?..

— Всякое состояние — «сейчас». Дописывая роман, я был уверен, что он для меня последний. Кроме того, и героев таких больше не будет. Ушло наше время, время романтических героев… и, кстати, именно за это мне доставалось от рецензентов, начиная с «Невозвращенца», даже раньше, а не за что-либо другое. Романтизм мертв, и этот герой, заблудившийся во времени, их раздражает.

— «Невозвращенец» — романтик? Всех тогда поразило другое — точное предвидение социальных последствий перестройки.

— Да, на крупнейшей а мире франкфуртской книжной ярмарке мне предложили клише «русский Орвелл»; после этого я посмел вступить в давно желаемую мною полемику с самим гением — я имею в виду автора антиутопии. Помните, там герой в ситуации экстремальной — пытка крысами — жертвует героиней: «Ее, ее, а не меня…».

В финале «Сочинителя» я написал: меня, а не ее. Понимаете, это романтический посыл, сказочный, как всякий романтизм. Но это моя позиция.

В «Сочинителе», «Самозванце» и, конечно, «Последнем герое» я пытался использовать весь арсенал литературных приемов, свойственных постмодернизму. Но без присущей российской его разновидности любви к «чернухе». Без любования злом.

— А ваша нескрываемая любовь к 40-м — 60-м годам? Может, все затевалось ради того, чтобы пожить в этом времени хотя бы в воображении?

— Эстетически — да. Машина «Победа» была достижением своего времени. «ЗИМ» ничем не отличался от «кадиллака». А высотки — таких в Нью-Йорке полно! В художественной галерее «Роза Азора»(кстати сказать, описанной в «Последнем герое») были куплены мною, например, брюки парусиновые фабрики имени Али Байрамова 1954 года изготовления… Это же настоящая одежда!

Среди разнообразных ностальгий — а это сейчас модное ощущение интеллигенции — есть и тоска по Большому Стилю, по империи. Но я, в силу политических убеждений, понимаю, что Большой Стиль всегда связан с Большим Террором. Так что я эклектик: люблю эстетику того времени, не принимая, однако, политики, идеологии (в отличие от Эдуарда Вениаминовича Савенко, Лимонова, вечного моего оппонента — он тоскует по сталинскому стилю во всех смыслах, в том числе и по «крепкой руке»).

— Между «Невозвращенцем» и «Последним героем» прошло восемь лет. Другая страна. «Невозвращенец», путешественник во времени, попадал из Москвы, где хозяйничает КГБ, в Москву, где голодно, холодно, стреляют, все по талонам, а в каждом дворе своя власть.

— Вторую часть моего последнего романа, которая озаглавлена «Ад по имени Рай», я сначала хотел назвать «Невозвращенец-2».

— «…Во тьме лежала страна — застроенная удобными и красивыми особняками и деловыми небоскребами, полная еды, одежды и машин… Но компьютер в ЦУОМе, Центре управления общественным мнением, неукоснительно контролировал все источники информации…» Это уже из «Последнего героя». Вам не больно отрицать свои собственные построения?

— Поймите же: гибрид Америки с нынешней Россией гораздо страшнее, чем просто Россия! В центре сыто и скучно, стерильно, а по краям воюют.

— Таков ваш нынешний прогноз?

— Я описываю жизнь. Знаете, когда-то написал лирическую комедию (она до сих пор не поставлена) «Роль хрусталя в семейной жизни». Она написана в стилистике Евгения Шварца и ему посвящена. Герои — Золушка и Принц через семь лет после свадьбы. Пьесу можно рассматривать как прогноз, смысл которого в том, что всякий мезальянс обречен на крах: Золушка обязательно станет гадиной, а Принц ничтожеством…

Предсказатель, почему ты так предсказываешь? — такого мне никто не говорил. Говорили: вот жизненное наблюдение! Те же наблюдения, перенесенные из дома, из семьи на улицу, почему-то всех безумно удивляют: откуда это было видно? Да ниоткуда! Не мог советский народ вести себя иначе.

— И в любом случае танки пойдут?

Мы сейчас переживаем то, что французы, скажем, пережили с 48-го по 70-е годы прошлого века, то есть окончание буржуазно-демократической революции, реализацию ее целей. До того сто лет была только декларация этих целей… Нормально. Цивилизуемся со временем.

Говорят: наш путь особый. А что — Германия похожа на Японию? Или Бразилия — на Италию? У всех «особый путь», но есть основы, мимо которых пройти нельзя: парламентская демократия, свободная экономика, праве человека.

— Разве это романтизм? Это скорее прагматизм… Почему же вы все-таки на столь реалистическом, почти зловещем фоне пишете своего героя? Не «человеке рационального», а «человека любящего».

— Романтизм не в том, чтобы идеализировать обстоятельства — на это способен только кретин или слепец. Романтизм в том, чтобы идеализировать отношение к обстоятельствам. Герой — человек мужественный, он плевать на них хотел. Вспомните «Три товарища» Ремарка. Нищета, инфляция — и романтический герой. И выживает, тяжело расплачиваясь: гибнет героиня, как чаще всего и случается в романтических сочинениях — слабое существо не способно противостоять обстоятельствам. Мой герой наделен силой, которой хватит на выживание двоих, и в этом смысле я гораздо более романтик, чем мои учителя.

— Но вот писательские миры, сопредельные вашему — несколько они вам необходимы?

— Абсолютно. Это «почва», без которой нет постмодернизма. Я давно по поводу статьи Виктора Ерофеева «Поминки по советской литературе» сказал, что ликование в этом случае мне напоминает ликование лишайника по поводу того, что дуб, не котором он рос, наконец-то сгнил!

Я прямо указываю на ветви, на которых «паразитирую». Это моя игра. Игра с такой жизненной реальностью, как стареющий шестидесятник, или с его отражением — какая разница?

…Бывают такие мозаики: кусочек базальта, потом самоцвет, стекляшка, осколок зеркала… Они равноправны, и литература, по-моему, не есть зеркало, отражение жизни, а есть осколок зеркала в мозаике, часть жизни. И если я использую описание пистолета «штайр» 12-го года — я знаю, как он устроен! — почему я не могу рядом использовать роман Аксенова «Ожог»? Устройство романа с точки зрения профессионального литератора вряд ли сложнее, чем устройство «штайра». Почему, если я люблю оружие и люблю Аксенова, я не могу это написать? Это то, что близко. То, что не «чернуха». То, что про хороших людей.

Прекрасное изображение зла или, точнее, изображение зла как чести прекрасного — это литературный беспредел. Он, как всякий беспредел, может вести к очень большим открытиям. Но я сознательно готов от них отказаться. Я строю свою игру на постулате «человек добр». Если бы у меня был выбор, что к концу моей жизни кто-то скажет: вот, мол, средней руки беллетрист Александр Кабаков, но мужик приличный, либо: ну, безусловно, гений, но гадина!.. Так вот — я выбираю первое.

— Попробуем вернуться к фантастике.

— Повторяю: обожаю фантастику за ту свободу, которой пользуется сочинитель. Вот мне захотелось, чтобы у «последнего героя» были две ангела-хранителя, черный и белый, их зовут в романе Гарик Мартиросович и Григорий Исаакович — и они появились. А в реалистической прозе такое невозможно… Кстати, и того, и другого человека я встретил на улице, моменты знакомства описаны почти документально. А стоило включить их в роман — исчезли, с тех пор ни того, ни другого не встречал.

— Переселились в роман?

— Я придаю большое мистическое и магическое значение тексту. Значение, таинственным обрезом связанное с жизнью и таинственным образом продуцирующее жизнь. По-моему, эта составляющая и есть то, что отличает литературный текст от графоманского.

Я уверен, что «Невозвращенец» с его политическими совпадениями, а «Последний герой» с его совпадениями с некоторыми событиями в моей жизни кое-что «накаркали». Я начал болеть. Потеря социального статуса героем (до определенного уровня, конечно) — я это предчувствую.

— Литературный текст живет своей жизнью. А если создатель оказывается его пленником, это игра с огнем…

— Знаю. Но человек должен платить за свои занятия.

Беседу Вела Елена Михайлова.

«Если». 1996 № 02 ДИСПЛЕЙ-КРИТИКА.

Леонид Кудрявцев.

Чёрная стена.

Красноярск: Гротеск, 1995. — 384 с. 5000 экз. (п.).

=============================================================================================

Эта книга, третья в «послужном списке» Леонида Кудрявцева, наконец-то собрала на своих страницах большую часть его повестей и рассказов, принадлежащих как одноименному циклу «Черная стена», так и другому, более раннему циклу этого автора, имеющему условное название «Дорога миров». Впрочем, на самом деле оба эти цикла взаимопереплетены настолько и герои их взаимодействуют так тесно, что однозначно отнести тот или иной текст к одному из циклов порою весьма затруднительно. Наверное, у Кудрявцева нет ни одного произведения, где хотя бы вскользь не упоминались бы имена одного-двух героев из других его вещей, а порой и сами они появляются во плоти на одну-две минуты, чтобы тут же раствориться вновь в тумане неизвестности. В обоих циклах автор описывает, по сути, один и тот же мир — странный, ни на что не похожий, но в то же время абсолютно непротиворечивый; причудливый, но неизменный. Его герои могут поступать странно и алогично с нашей точки зрения, однако при этом они остаются полностью в рамках законов этого мира.

«Черная стена» свидетельствует о том пути, по которому за годы освоения своей Вселенной прошел сам Леонид Кудрявцев. От ранних рассказов (таких, как «Выигрыш», «Вторжение», «День без смерти»), круто замешенных на элементах абсурдистской прозы, через «Черную стену», повесть, в которой явлен странный мир, — к новой повести «Лабиринт снов». Повести безупречно реалистичной не только в том, что касается психологической подоплеки поступков героев, но и в чисто внешнем описании мира, который эти герои называют «статичным». Таким обра-эом, хотя в сборник не вошли многие известные рассказы автора, эта книга дает наиболее полное (на сегодняшний момент) представление о творчестве писателя.

Василий Владимирский.

Далия Трускиновская.

Демон справедливости.

СПб.: Фолио-Пресс, 1995. — 544 с. 25000 экз. <п.).

=============================================================================================

Безусловно, каждое произведение сборника Далии Трускиновской (вышедшего в одной из петербургских детективных серий, но на деле представляющего собой собрание лучших повестей писательницы в жанре «магического реализма») заслуживает отдельного и подробного разговора. Каждая повесть построена на од-ном-единственном фантастическом допущении, а в остальном реалистична до мелочей — касается ли это психологии героев, исторических событий времен Северной войны, или же современной планировки Старой Риги. И хотя в «Демоне справедливости» к героине, отчаявшейся найти правду в официальных инстанциях, является демон, заведующий в потусторонней канцелярии отделом справедливости; хотя в «Запахе янтаря» двое влюбленных помогают друг другу вспомнить события, никогда не происходившие с ними в этой жизни; хотя в «Секундантах» действие разворачивается в альтернативном мире, где 14 декабря 1825 года Пушкин вышел на Сенатскую площадь, — несмотря на все фантастические «допуски», эти причудливые произведения, как мне кажется, с одинаковым наслаждением прочтет и придирчивый любитель фантастики, и просто истосковавшийся по хорошей лирической прозе читатель. По какой-то странной причине это касается только фантастики Далии Трускиновской: ее детективы, несмотря на отточенность формы, про изводят гораздо меньшее впечатление.

Возвращаясь к «Секундантам», хотелось бы обратить внимание читателей на тексты песен, вплетенные в повествование. Эти песни, придающие повести дополнительное очарование, по сюжету принадлежат перу талантливого молодого поэта, трагически погибшего в последние годы застоя, — собственно, именно вокруг этой фигуры и разворачивается все повествование. Думаю, нелишним будет отметить, что в реальности они написаны другим талантливым писателем-фантастом, ученым и бардом — Вячеславом Рыбаковым.

Василий Владимирский.

Иллет Ниэннах.

Крылья Черного Ветра: Черная книга Арды: Летопись 1.

М.: ДИАС Лтд, 1995. — 672 с. 7000 экз. (п.).

=============================================================================================

Опубликованный ныне текст давно известен в рукописи отечественным любителям Толкина как «Черные хроники Арды». Издан он (по совершенно непонятным соображениям) как перевод, авторы — Н. Васильева и Н. Некрасова — обозначены переводчиками. Впрочем, у каждого свои игры…

Прежде всего замечу, что книга, мягко говоря, весьма специфична по замыслу — это «Сильмариллион» Дж. Р. Р. Толкина, рассказанный с точки зрения «темных сил». И как бы ни был феминистичен «Волкодав» Марии Семеновой, «Черная книга Арды», в этом смысле далеко его опередила. Мелькор, Темный Властелин Арды у Васильевой и Некрасовой получился до приторности слащавым. Кажется, авторы приняли на вооружение весь опыт создателей пасторальных сказочек о добром дедушке Ленине — вплоть до высказываний, чуть ли не дословно повторяющих реплики из фильма «Человек с ружьем»: «А говорили — с гору ростом и неуязвим… Надо же… А ты вроде и не очень велик, а такое можешь, что… уж не знаю, как и сказать…» Из того же ряда и сцена, когда детишки играют на руках у Мелькора.

Мелькора жалеют все положительные персонажи — и мужчины, и женщины, и эта жалостливость составляет процентов шестьдесят содержания книги. Все это странно напоминает американские коммерческие «больничные романы», в которых медсестры непременно влюбляются в несчастненьких юношей без ноги, руки и головы.

Такое впечатление, что авторы просто разрывались между жаждой во всем следовать «Сильмариллиону» (но только, естественно, с прямо противоположным знаком) и необходимостью создавать хоть какую-то свою версию. И сюжет превратился в бесконечное повторение одной и той же унылой ситуации: эльф/человек забрел в замок Тьмы и увидел/услышал Темного Властелина и проникся/не проникся его благодатью и ушел/не ушел и потом умер/ не умер. Исследовав все возможные вариации этой темы, авторы встали перед необходимостью закругляться, так как писать оказалось больше не о чем.

Осталось отметить, что книга сделана с большой любовью. Издатели настолько дорожили текстом, что даже не предложили его редактору. Например, на стр. 459–460 Мелькор пять раз подряд повторяет одни и те же три предложения — такое впечатление, что заело проигрыватель…

Сергей Бережной.

«Если». 1996 № 02 ВИДЕОНОВОСТИ.

Сразу же хочу сообщить читателям долгожданную новость: вышел в свет фильм, о котором «фены» говорили задолго до его создания. Фильм основан на знаменитом рассказе, опубликованном в этом номере «Если». Да, конечно, вы уже догадались, что это «Джонни-мнемоник» Уильяма Гибсона. И хотя на момент подготовки второго номера журнала картина еще не появилась ни в Москве, ни в Санкт-Петербурге, я надеюсь, что сейчас, когда вы читаете эти строки, многие уже успели познакомиться с фильмом в видеопрокате. Пресса же по поводу этого фильма была изрядная.

Снял фильм режиссер-дебютант Роберт Лонго. В 70-х он играл на гитаре в нескольких панк-группах, затем стал известным художником и скульптором, а новую для себя роль режиссера опробовал на нескольких видеоклипах. Сценарий к фильму написал сам Гибсон, а затем принимал активное участие в съемках, неизменно высоко отзываясь о работе режиссера. Первоначальный бюджет фильма планировался в пределах полутора-двух миллионов долларов, но затем, когда изъявил желание сниматься в главной роли Кейану Ривз («На гребне волны», «Скорость»), бюджет вырос до 30 миллионов. Среди других актеров — Дольф Лундгрен («Универсальный солдат»), Барбара Сукова («Берлин, Александерплац»), а также известные рок-музыканты Айс Ти и Генри Роллинз.

При написании сценария Гибсон существенно переработал сюжет своего рассказа. Джонни-мнемоник в фильме — курьер, записывающий в мозг информацию для передачи нужным клиентам. Для того чтобы освободить для нее побольше места, он даже стер из памяти воспоминания детства. Тем не менее при выполнении последнего задания он записал в свой усовершенствованный мозг столько информации, что микрочипы перегрузились, и если он не сбросит данные за сутки, то рискует погибнуть. Информация же, которую он несет, особо ценная — это формула лекарства от болезни типа СПИД. Транснациональная фармацевтическая корпорация, разработавшая лекарство, запрашивает за него слишком много, что делает вакцину недоступной для широких масс. Поэтому двое ученых выкрадывают формулу и нанимают Джонни, чтобы тот доставил информацию из Пекина в Ньюарк, где существует информационное подполье. Корпорация, в свою очередь, пытается в дело вмешиваются якудзы, посылая по следу Джонни киллера, вооруженного спрятанной в пальце мономолекулярной нитью. Героини, подобной Молли Милляон, в фильме нет — вместо нее действует внешне вполне обычная женщина-детектив по имени Джейн.

Это общие, так сказать, характеристики фильма. Что касается оценочных, данных западной критикой, то они яростно непримиримы: «фильм-пешеход в эпоху больших скоростей», «Кейану Ривз так неуклюж, что кажется актером любительской труппы», «кажется, что «Джон-ни-мнемоник» снимался для телевидения, но в последний момент туда добавили крови и насилия, чтобы зритель не заснул». В финансовом плане фильм также стал полным провалом, заработав едва ли десятую часть от вложенных в него средств. Тем не менее, в среде киногурманов фильм начинает приобретать репутацию культового — чего, в принципе, и добивались сценарист с режиссером, всячески избегая штампов, присущих многим современным супербоевикам. В конце концов, «Бегущий по лезвию бритвы» в свое время также не сделал большой кассы.

Наконец последнее. Одновременно с премьерой фильма на американский книжный рынок вышли сразу две книги под тем же названием. Одна из них — сборник Уильяма Гибсона, включающий первоначальный рассказ и написанный на его основе литературный сценарий. Вторая — романизация фильма, выполненная известным фантастом Терри Биссоном.

Раз уж мы начали наш обзор с киберпанковского фильма, то обратимся и к некоторым другим образчикам этого полюбившегося американским кинематографистам жанра.

СТРАННЫЕ ДНИ (Strange Days).

**** Джеймс Камерон — один из ведущих режиссеров современного НФ-кинематографа («Терминатор», «Чужие», «Правдивая ложь») — всегда отличался прекрасной интуицией на новые перспективные идеи. И поэтому он просто не мог пройти мимо тех возможностей, которые дает режиссеру жанр киберпанка. Правда, на сей раз он предпочел ограничиться функциями сценариста и продюсера, галантно уступив место в режиссерском кресле даме, а именно — Кэтрин Байджлоу, известной зрителю по крепким полицейским боевикам «Голубая сталь» и «На гребне волны». Картина, получившаяся в результате столь любопытного соавторства, оказалась между кинематографом эстетским и коммерческим. С одной стороны, она снята в этакой нарочито сумбурной манере под «поток сознания», что подчеркивается виртуозной работой оператора, камера которого постоянно мечется между героями, выдавая порой совершенно неожиданные ракурсы; монтажера, склеившего отснятые сцены в такой рубленой манере, что дальше, казалось бы, некуда; художника, выбравшего в качестве декораций вечерние улицы, темные комнаты и ночные клубы с их стробоскопами и прочей бьющей по глазам светотехникой. С другой стороны, сюжетная линия, как это всегда бывает у Камерона, выстроена предельно жестко — это и замысловатый детектив, когда до самого конца не знаешь, кто убийца, и весьма нетрадиционная мелодрама из нескольких перекрывающих друг друга «любовных треугольников».

ВИРТУОЗНОСТЬ (Virtuosity).

**** В этом фильме режиссер Бретт Леонард продолжает свои «опасные игры» с виртуальной реальностью, морально ущербными супермонстрами и заимствованными сюжетами. В скандально известном «Газонокосильщике» (снятом якобы по Стивену Кингу — дело дошло до судебного разбирательства) он позаимствовал сюжет фильма «Чарли», экранизации прекрасного романа Дэниела Киза «Цветы для Элджернона», скрестив его с некоторыми псевдокиберпанковскими мотивами. В новом фильме Леонарда источники заимствованного определить несколько сложнее — такое впечатление, что здесь намешаны в кучу сюжетные ходы чуть ли не из всех нашумевших кинобоевиков последних лет, как фантастических, так и «мэйнстримовских».

Действие картины происходит в недалеком будущем. Управление полиции Лос-Анджелеса финансирует создание специальной компьютерной программы, при помощи которой можно было бы тренировать полицейских для борьбы с террористами и маньяками-убийца-ми. При этом их постоянным спарринг-партнером должен стать суперпреступник по имени Сид-6,7 (Сид Шесть Целых Семь Десятых), чья компьютерная личность представляет собой сплав личностей нескольких реальных бандитов. Однако Сид-6,7 (Рассел Кроу) ухитряется сбежать из смоделированного виртуального пространства в реальный мир, при этом он приобретает оболочку очередного неуничтожимого терминатора.

Что интересно, сюжетная схема фильма, поначалу легко просчитываемая, ближе к финалу, как это иногда бывает в неплохих компьютерных игрушках, усложняется неожиданными поворотами. Одно плохо: в нагнетании напряжения и нагромождении сюжетных ходов режиссеру начинает изменять чувство меры — ударять по чувствам зрителя сильными эмоциями тоже надо с умом, иначе можно переступить грань, за которой начинается либо холодный интерес отстраненного наблюдателя (это всего лишь кино!), либо насмешка искушенного видеомана (ну, что они там еще напридумывали?). Тем не менее это на сегодня самый удачный фильм Леонарда.

ОСОБЬ (Species) ****

Очередная вариация на давно уже устоявшуюся в кинофантастике тему борьбы с инопланетными монстрами, только сильно сдобренная сексуальными пассажами. Более того, если попытаться кратко охарактеризовать этот фильм, то лучшей рекламной формулы, чем «Чужой с сексом», здесь, по-видимому, не придумаешь. «Чужой» упомянут не случайно — облик инопланетной твари придумывал швейцарский художник Х. Р. Гигер, тот самый, чьему таланту мы обязаны кошмарными монстрами из знаменитой кинотрилогии. А спецэффекты делал Ричард Эдлунд («Звездные войны») — уже одно это говорит о том, что фильм в смысле кинотрюков сделан профессионально. К счастью, не одними спецэффектами славен этот фильм. При том, что практически все задействованные здесь НФ-идеи не новы, картина отличается неожиданными сюжетными поворотами, крепкой режиссурой и интересными актерскими работами.

Итак, ученые, работающие по программе SETI (поиск внеземных цивилизаций). получают в ответ на свое послание к звездам два информационных пакета. В первом — принцип экологически чистого источника дешевой энергии (следовательно, цивилизация дружественная); во втором — рецепт, как скрестить ДНК человека с ДНК инопланетян. Решив, что игра стоит свеч, ученые начинают эксперимент, однако осторожности ради решают ограничиться только одной «особью», причем женского пола: «женщину легче контролировать». (Что сильно напоминает идею двух английских телесериалов начала 60-х, поставленных по сценариям Фреда Хойла, который превратил их позднее в романы, известные и русскому читателю — «Андромеда» и «Дар Андромеды»). Однако «детка в клетке», которую назвали Сил, растет не по дням, а по часам, анализы показывают странные вещи, и ученые — от греха подальше — решают ее уничтожить. Но девочка вырывается на свободу и спустя несколько дней, превратившись во взрослую красавицу внешне и монстра внутренне, начинает активно искать партнера для спаривания. Как вы понимаете, ее потомство должно стать «пятой колонной» коварных «чужих». Поэтому на поиски отправляется команда охотников — трое ученых, негр-экстрасенс и наемный убийца-профессионал, работающий по контракту на ФБР.

Плюс фильму: снимались в нем актеры хотя и известные, но не суперзвезды — это придает дополнительную реалистичность происходящему.

Фильм снял режиссер Роджер Дональдсон, крепкий профессионал, известный такими остросюжетными картинами, как «Белые пески», «Выхода нет», «Баунти», «Человек-кадиллак». «Особь» — его первая попытка в жанре кинофантастики, но надеюсь, не последняя. Вот только не хотелось бы, чтобы за «Особью», несмотря на открытый финал, дающий возможность для продолжения, последовали новые «Особи» — си квелы редко бывают лучше оригиналов.

Алан Ностромов.

«Если». 1996 № 02 PERSONALIA.

ГИБСОН, Уильям.

(см. биобиблиографическую справку в №  1, 1995 г.).

Мало кто знает, что знаменитый американец, родоначальник «киберпанка» Уильям Гибсон с 20-летнего возраста проживает в Канаде, куда он уехал, чтобы уклониться от призыва в армию. Армия, возможно, потеряла хорошего солдата, зато мир получил первоклассного писателя. В Канаде Уильям Гибсон оказался в компании изрядного количества мастеров жанра, начиная с Ван Вогта. Вместе с Гибсоном сейчас там живут такие широко известные писатели, как Майкл Коуни (эмигрировал из Великобритании), Спайдер Робинсон, Джудит Меррилл, Роберт Чарльз Вильсон (все трое эмигрировали из США) и многие другие; наполовину канадцем считает себя Гэрдон Р. Диксон. Широко известны пишущие в жанре «фэнтези» Гай Гэбриел Кай и Чарльз де Линт. Создается впечатление, что эмиграция в Канаду весьма популярна среди писателей; предоставляемые там налоговые и законодательные льготы, а также иные блага привлекли сюда значительное число фантастов. В определенной степени можно говорить о «канадской школе» в англоязычной НФ: она более человечна и менее технократична, нежели НФ США, ее больше интересуют отношения между людьми или же, как у Гибсона, отношения «человек — компьютер», а не взаимодействие разнообразных технических средств с минимальной начинкой из мозгов (типа, к примеру, «Боевых роботов»).

ЧЕРЕДНИЧЕНКО, Сергей Анатольевич.

Родился в 1968 г. в г. Сучан Приморского края. В 1991 г. окончил Московский физико-технический институт, образование — инженер-физик. Живет в г. Находке Приморского края, работает инженером-программистом в АО «Находканефтепродукт». Фантастику начал писать в 1994-м. «Неудачная командировка» — первая публикация автора.

ТАРТЛДАВ, Гарри (TURTLEDOVE, Harry).

Американский писатель и ученый, родился в 1949 г… Отечественному читателю известен лишь по двум романам в стиле фэнтези из цикла «Видессос», вышедшим в издательстве «Северо-Запад»: «Перемещенный легион» и «Император для легиона» (1987 г.). В них рассказывается о превратностях римского легиона, перемещенного в мир империи Видессос, где действует магия, а сама империя очень напоминает Византийскую. Романы (а их в цикле всего четыре) отличаются тщательной проработкой деталей; заметно, что их писал серьезный историк, хорошо знающий свой предмет. В 1991 г. Тартлдавом были дописаны еще два романа, являющихся самостоятельной линией в цикле «Криспос восходящий» и «Криспос из Видессоса».

Первые романы были опубликованы в 1979 г под псевдонимом Эрик Айверсон. За ними последовал ряд произведений малой формы, как под псевдонимом, так и под своим настоящим именем. Лучшие из них собраны в сборнике «Калейдоскоп» (1990 г.). Новеллы «Несовпадение» (1988 г.) и «Сжатие Земли» (1991 г.) определенно относятся к жанру «твердой» НФ. Что необычно для Тартлдава, действие в них происходит не в альтернативном мире, а на Земле. Однако в романе «Иная плоть» (1988 г.) описываются события, происходящие в «других» США, а в романе «Мир различий» (1989 г.) советский и американский исследовательские экипажи сталкиваются на «другом» Марсе. Заметно, что легкие темы Тартлдава не привлекают.

Его книги высоко оцениваются критикой, и каждая новая работа ожидается с нетерпением.

ЛЕЙНСТЕР, Мюррей.

(см. биобиблиографическую справку в №  7, 1995 г.).

В послевоенные годы Лейнстером выпущено около 50 книг, многие из которых лишь с натяжкой можно считать самостоятельными произведениями, так как они опираются на его же рассказы 10 — 20-летней давности. На фоне изрядного количества произведений на классические НФ-темы выделяется сериал «Медицинская служба» (включает в себя сборник «SОS с трех миров» (1967 г.), роман «Оружие-мутант» (1959 г.), сборник «доктор к звездам: три рассказа о межзвездной медицинской службе» (1964 г.) и роман «Этот мир закрыт» (1961 г.). Произведения из этого цикла привлекают к себе внимание в первую очередь благодаря колоритным фигурам двух главных героев — врача Кэлхауна и его помощника, попадающих в различные переделки.

КУДРЯВЦЕВ, Леонид Викторович.

Родился в 1960 гот, живет в Красноярске. Работал токарем, слесарем-ремонтником, землекопом, оператором станков с программным управлением. Первая публикация — рассказ «Лабиринт» в журнале «Енисей» (1984). С тех пор опубликовал множество рассказов в журналах «Энергия», «Юный техник», «Фантакрим-MEGA», «Миры», «День и ночь» и в доброй дюжине коллективных сборников. Автор трех авторских сборников — «Дорога миров» (1990), «Аппарат иллюзий» (1991) и «Черная стена» (1995); все изданы в Красноярске. Пишет только в жанре фантастики, однако если раньше произведения Кудрявцева имели сильный налет сюрреализма, то теперь в них стало гораздо больше элементов «чистой» НФ и фэнтези. В 1993 году был принят в члены Красноярского союза писателей.

В ноябре 1994 года стал лауреатом НФ-премии «Белое пятно» за рассказ «Карусель Пушкина», который, как и опубликованный в этом номере «Если» рассказ «Вальхалла», входит в цикл о балом крокодиле.

В настоящее время Леонид Кудрявцев работает над большим романом «Тень мага».

СТИЛ, Аллен (STEELE, Allen).

Американский журналист и писатель. Родился в 1958 году. Первый НФ-рассказ, «Заметки из отеля «Марс», опубликовал в 1988 году в журнале «Asimov's». Выход в 1989 году дебютного романа Стила «Орбитальный распад» («Orbital Decay») был встречен бурными аплодисментами критики — манеру Стила сравнивали с манерой раннего Хайнлайна и прочили молодому автору блестящее будущее. Герои романа — рабочие, монтирующие на орбите модульную станцию-платформу, — выясняют, что существует секретный план военного использования станции, и принимают решение положить конец милитаризму в космосе. Рецензенты хвалили роман за реалистичность. Стил постарался поддержать свое реноме следующими книгами — романами «Космос, Графство Кларк» (1990 г.), «Лабиринт ночи» (1992 г.), «Повторение Иерихона» (1994 г.), сборником рассказов «Неотесанные астронавты» (1993 г.) и повестью «Гоуз» (1995 г.). Однако критики, признавая достоинства прозы Стила, принялись намекать ему на отсутствие творческого роста. Повесть «Смерть капитана Фьючера», по мнению самого автора, является ответом на вызов, брошенный критиками.

Подготовил Андрей Жевлаков. «Если». 1996 № 02

Примечания.

1.

Геодезические купола — легкие и прочные конструкции в виде полусферы, собираемые из стандартных элементов. Сооружения в форме геодезических куполов разработал и пропагандировал американский архитектор Ричард Б. Фуллер. В мире будущего, описываемом У. Гибсоном, подобными куполами накрыты все крупные города. (Здесь и далее прим. переводчиков.).

2.

По-английски — «Superconducting Quantum Interference Detectors», сокращенно — «squids» («кальмары»).

3.

Turtledove (англ.) — горлица.

4.

Goddamn (англ.) — проклятый.

5.

Известная американская писательница, автор ряда историко-фантастических романов.

6.

«Игра окончена» — надпись, которая появляется в конце компьютерной игры.

7.

Разновидность ускорителя больших масс.

8.

Родственное спаривание, узкородственное разведение.

Оглавление.

«Если». 1996 № 02. «Если», 1996 №  02. Уильям Гибсон. ДЖОННИ-МНЕМОНИК. ЗАВТРА. Хотите побороть недуг? Добро пожаловать виртуальную реальность. Сергей Чередниченко. НЕУДАЧНАЯ КОМАНДИРОВКА. I. II. III. IV. V. VI. Гарри Тартлдав. В НИЗИНЕ. Публикуется с разрешения. литературно-издательского агентства «Права и переводы», представляющего интересы автора в России. Гарри Тартлдав. РЕАЛЬНОСТЬ ВЫМЫСЛА. Мюррей Лейнстер. КОСМИЧЕСКИЙ БЕГЛЕЦ. Владимир Рогачев. ВО ЗЛО ИЛИ ВО БЛАГО? ЗАВТРА. Свадьба в Атлантида. Новейшее направление робототехники: насекомые. Выдумки фантастов — в жизнь! Из ресторана на электромобиле с автопилотом. Шоковый метод. Экипировка по последней моде. Леонид Кудрявцев. ВАЛЬХАЛЛА. Кирилл Королев. ЗДРАВСТВУЙТЕ, ТОВАРИЩ МОНТЕСУМА! Аллен Стил. СМЕРТЬ КАПИТАНА ФЬЮЧЕРА. Посвящается Эдмонду Гамильтону. Публикуется с разрешения журнала. «Asimov's Science Fiction». СИСТЕМА КООРДИНАТ. ПОСЛЕДНИЙ РОМАНТИК. ДИСПЛЕЙ-КРИТИКА. ВИДЕОНОВОСТИ. PERSONALIA. Примечания. 1. 2. 3. 4. 5. 6. 7. 8.