«Если». 2005 № 12.

ПРОЗА.

Екатерина Седая, Дэвид Бартелл. Улыбающиеся паразиты.

«Если». 2005 № 12

Если бы мы с Гасом в любовном порыве не умыкнули друг друга, не уведомив об этом всех заинтересованных лиц, поедание сэндвичей с тунцом не стало бы противозаконным деянием, у Департамента защиты окружающей среды наверняка нашлись бы лучшие занятия, чем спускать дурно пахнущие бомбочки в унитазы мирных граждан, не говоря уже о том, что злосчастная Япония не лишилась бы одного из своих островов. Но что было, то было, мы обманули всех и поженились втихомолку, вследствие чего целая толпа народу, как позже выяснилось, была ужасно огорчена. И тогда родичи и друзья, соученики и коллеги по работе коварно организовали за нашими спинами тайный заговор с целью реванша. Мы с Гасом, вполне понятно, ничего такого даже не подозревали, счастливо блаженствуя в компании наших пяти объединившихся котов, малость раздражительного питона по имени Гигглз (длиною в двенадцать футов) и всех прочих, ныне совместных, домашних любимцев.

Теперь, я думаю, надо рассказать все с самого начала. Это была суббота, 15 июля, и день первой годовщины нашей с Гасом семейной жизни заодно. Без малого в семь утра ни меня, ни моего мужа почти невозможно причислить к категории разумных (а уж тем более сознательных) существ, поэтому резкий телефонный звонок, который нас разбудил, глубоко шокировал меня крайней наглостью.

Я безжалостно пихаю Гаса в бок своим острым локтем. Гас отработанным до автоматизма жестом накрывает голову подушкой, отчетливо произносит: «Меня нет дома» — и вновь погружается в самозабвенный сон. Телефон продолжает надрываться. Делать нечего, я испускаю тяжкий вздох с подвыванием, переползаю через бесчувственное тело и бегу на кухню, дабы снять трубку и тем самым прекратить проклятый трезвон.

— Джесси, дорогуша! — разражается трубка простонародным английским говорком с такой акустической мощью, что едва не сдувает скальп с моей бедной тупой головы. — Проснись и пой, моя птичка, уже пора!

Ну, спасибочки… Жалобный стон вырывается из моей груди.

— Джек, — вещаю я в телефонную трубку загробным голосом, — ты хотя бы знаешь, который час?!

— Знаю ли я? — жизнерадостно удивляется родитель Гаса. — Еще бы не знать, ведь я глаз не сомкнул, и все благодаря этой женщине, матери моего сына! Да-да, и твоей матушке тоже!

Я мотаю головой, пытаясь отогнать мысленную идиотскую картинку пылкой троицы любовников в составе разведенных родителей Гаса и моей безупречно благопристойной матушки.

— Твой отец также принял участие, — поясняет Джек.

— Вы что, устроили оргию? — бормочу я, очумело протирая левый глаз.

Джек разражается своим неподражаемым утробным хохотом. Когда я слышу, как он смеется, мне всегда мерещится то ли Санта, то ли Пол Баньян в английской версии, то ли консервная этикетка с Зеленым Великаном, но в действительности Джек как две капли воды похож на Гаса, только постаревшего. Оба они долговязые, тонкокостные, с теплыми карими глазами. Трудно поверить, что мой Гас — разочаровавшийся в науке генетик, в то время как его отец — строительный рабочий и притом энтузиаст.

— Девочка, вытряхни пакости из своих мозгов, — говорит мне Джек, — одевайся и выходи. Мы все тебя ожидаем.

С упавшим сердцем я бросаю боязливый взгляд в щелку между занавесками, и уж конечно, снаружи стоит гигантский роскошный лимузин. Одно из его тонированных стекол плавно опускается, и оттуда выглядывает Джек с мобильником и ухмылкой до ушей. Очень нехорошее слово слетает с моих уст само собой.

— Вот-вот, — бурно радуется Джек, — я сказал абсолютно то же самое, когда впервые услышал про всю затею! А теперь будь душечкой, Джесси, и пойди разбуди Гаса. Ах да, тут твоя мама напоминает об официальном костюме… Представляешь, я и сам сегодня вырядился в костюм — хочешь верь, хочешь нет! А мама Гаса тут подсказывает, что вам двоим еще понадобятся купальник и плавки.

— Вы записали нас на конкурс красоты? — не без интереса спрашиваю я и почти совсем просыпаюсь.

Джек разражается хихиканьем.

— Уверен, ты можешь выиграть любой из них, дорогуша. Но нет, ты не угадала. Выходите.

С проклятьями я энергично трясу Гаса, пока тот наконец не разлепляет глаза. Тогда я рассказываю ему о коварной засаде у нашего дома, но вижу по выражению его лица, что Гас мне не верит ни на чуточку. Он думает, что это очередная из моих обычных дурацких шуток. Что там говорится в притче о мальчике, который то и дело кричал: «Волк, волк!». Гас даже сподвигнулся встать и подойти к кухонному окну, дабы уличить меня. Он скептически раздвигает занавески — и целый лимузин, битком набитый родственниками, громко ахает при виде его природной нагой красы. Гас поспешно задергивает занавески и смотрит на меня так, словно это я во всем виновата. Меня сгибает пополам приступ истерического хохота, но я все же ухитряюсь доковылять до душа.

— Поздравляю с годовщиной! — говорит мне в спину Гас.

— А как насчет подарка? — бросаю я через плечо.

Кажется, он бормочет нечто вроде «что-нибудь придумаю», но я не уверена, поскольку душ хлещет мне прямо в лицо.

Спустя полчаса наши кошки и рыбки накормлены, а всем остальным придется самим позаботиться о себе. Я иду взглянуть, чем занимается Гас, и вижу, что он торчит перед зеркалом с чем-то длинным и черным, обвивающим его шею. На секунду мне приходит в голову мысль, что одна из наших змей все-таки напала на Гаса, но, оказывается, это всего-навсего галстук. До сих пор я понятия не имела, что мой муж не только владелец галстука, но даже способен прилично его завязать. Надо же, а Гас и впрямь весьма недурен в костюме.

Я надеваю, само собой разумеется, маленькое черное платье (наверное, мне следует именовать его Платьем, поскольку оно единственное в моем гардеробе). Потом кидаю в пластиковый пакет наши купальные принадлежности, а также ингалятор Гаса на всякий случай, приглаживаю свои вихры щеткой, и мы наконец готовы.

Утро по-прежнему раннее, но уже припекает. Мы с Гасом бросаем друг на друга несчастные взгляды, а затем он отворяет передо мной дверцу лимузина.

— С первой годовщиной!!! — дружно вопят мои родители, и родители Гаса, и моя сестрица Энджи, и Гасова сестренка Кэти, и расфуфыренные ухажеры наших сестер. — Будьте счастливы!!!

— Так и было до нынешнего утра, — неприветливо откликаюсь я и плюхаюсь на сиденье рядом с Джеком.

Гас гораздо вежливее, чем я, он не забывает произнести «Общий привет!» и обменивается дружескими рукопожатиями с моим отцом и обоими бойфрендами. Потом Гас садится возле меня, и они с Джеком по-родственному обнимаются над моей головой, пока я, озверев, не отпихиваю их локтями.

— Джесси! — укоризненно восклицает моя мать и одаряет Гаса сочувственным взглядом. — Уж не знаю, как кому-то удается с ней поладить?

— Я просто делаю то, что она мне велит, — рапортует Гас. — И сохраняю спокойствие.

— Мой мальчик наконец стал мужчиной! — радостно объявляет Джек и со вкусом хохочет.

Линда, мать Гаса, драматически закатывает глаза.

— Можно подумать, Джек, что тебя кто-нибудь когда-нибудь держал под каблуком!

— Папа все еще под твоим каблуком? — невинно спрашивает Гас. — Ну почему вы не могли развестись по-человечески, мама? Нормальные люди после развода даже не разговаривают со своими бывшими.

— Боже, какие ужасные слова! — Моя родительница искренне возмущена. — Боюсь, что Джесси очень дурно влияет на тебя, мой мальчик.

— Минуточку! — выступает в нашу защиту Джек. — Мой сын вполне способен нагрубить кому угодно без всякого пособничества с третьей стороны.

Он извлекает на свет божий фляжку виски: на Джека всегда можно положиться в минуту крайней нужды! Я с радостью присоединяюсь к нему и Гасу. Бойфренды набираются храбрости и тоже пьют. Матушки молча выражают неодобрение. Когда лимузин прибывает в конечный пункт, вся наша пьющая компания уже изрядно под мухой и легкомысленно выскакивает на яркий солнечный свет и душную жару.

— СЮР-ПРИЗ!!! — дружно гаркает толпа сотни в две человек. Мы с Гасом тупо озираемся по сторонам и видим вокруг себя в устрашающем переизбытке родственные семейные кланы, старых и новых друзей, коллег по работе и даже разнокалиберный народец, с которым он или я когда-то бегали в колледж. Гас вдруг ныряет назад в лимузин и, молотя кулаком в перегородку, истошно кричит «Гони!» впавшему в обалдение водителю. Обе матушки сноровисто вцепляются в его длинные ноги и ловко выволакивают Гаса наружу.

— Вы сами навлекли все это на свои головы, — назидательно сообщает Линда. — Будь у вас настоящая свадьба, честь по чести, сегодня ничего не случилось бы.

— ПО-ЗДРА-ВЛЯ-ЕМ!!! С ГО-ДО-ВЩИ-НОЙ!!! — монструозным голосом в унисон ревет развеселая толпа. Да, мы в ловушке, и выхода нет.

— Что это за место, черт меня побери? — бормочет Гас мне прямо в ухо. Я снова принимаюсь оглядываться по сторонам и вижу обширную зеленую протяженность. И праздничную толпу, гуляющую по этому полю, и несколько больших зданий немного поодаль, и реку.

— Это Аквариум, — говорю я уверенно.

— Правильно! — радостно чирикает моя сестра Энджи. — Мы тут подумали, если вы, ребятки, так любите всяких зверей, вам будет приятно близко пообщаться с дельфинами.

— Как?… — с замиранием сердца выдыхаю я. — У них теперь есть настоящие, живые дельфины?!

Вместо ответа Гас указывает рукой, и я вижу огромное новое здание, к которому примыкает большой открытый бассейн. Над главным входом ясно написано: КИТООБРАЗНЫЕ, здоровенными буквами.

— Могло быть гораздо хуже, — с облегчением замечаю я и цепко хватаю Гаса за руку. — Они могли бы привезти нас в цирк посмотреть на танцующих слонов или мартышек, занимающихся физкультурой!

Рука об руку мы поднимаемся на высокую террасу, откуда отлично видны на фоне неба контуры небоскребов Филли[1] и Делавэра. На террасе роится еще больше народу, люди усердно пьют и закусывают сырными сэндвичами. Проклятье, кто-то должен был изрядно разориться на этот междусобойчик! Поскольку вся территория, очевидно, арендована исключительно для нашей огромной честной компании. К нам с улыбкой приближается Пол, лучший друг Гаса, очки его сверкают на солнце, в руке бумажный стаканчик, но Гас отворачивается и пристально вглядывается в толпу.

— Предатель! — раздраженно шипит он на лучшего друга. — Какого дьявола ты пригласил сюда Соммерса?!

— Я-то думал, ты как раз будешь доволен, — смущенно оправдывается Пол. — Соммерс только что согласился прочитать годичный курс лекций в универе Темпл, ты не слышал?

Из толпы выплывает рафинированный пожилой джентльмен и устремляется к Гасу. На его высоком благородном челе чуть ли не написано: ПРОФЕССОР, заглавными буквами.

— Лэнли! — восклицает он. — Очень рад видеть тебя.

— Привет, Джим, — откликается Гас и пожимает руку бывшему научному руководителю своей докторантуры. — Ты слышал, что я завязал с исследовательской работой?

Соммерс смеется.

— Не слышал, но догадался. После того, как целый год не встречал ни одной твоей публикации. — Тут он наконец обращает внимание на меня: — А это, как я понимаю, твоя прелестная половина?

Я формально представляюсь и пожимаю ему руку. Соммерс тут же забывает обо мне и снова обращается к Гасу:

— И на кого ты теперь работаешь? Это индустрия или правительство?

— Ни то, ни другое, — уведомляет его Гас. — У меня собственный зоомагазинчик.

— В самом деле? — Соммерс поначалу удивлен, а потом вроде как и нет. — Я бы сказал, что стыд и позор понапрасну тратить твои мозги, но с другой стороны… Почему бы и нет, если это сделает тебя счастливым. — Он бросает оценивающий взгляд на драгоценную черепушку Гаса, увенчанную роскошной шевелюрой, подвязанной в длинный конский хвост. — Вы, должно быть, живете неподалеку от Филли, верно?

Тогда тебе надо забежать в Темпл в ближайшие дни, Гас. В осеннем семестре я преподаю регуляцию развития позвоночных, и ты мог бы прочитать лекцию в рамках моего курса — как приглашенный специалист. Что скажешь?

Я пронзаю Гаса мрачным инквизиторским взглядом. Но Гас смотрит только на Соммерса, и в глазах его нечестивый блеск.

— Я бы с удовольствием, — быстро говорит он. — Когда?

— В сентябре. Скорее всего, на третьей неделе. Я тебе позвоню, — удовлетворенно кивает Соммерс. — Но в лабораторию лучше загляни пораньше, Гас. У нас несколько превосходных работ по исследованию дорсальной дифференциации, это крайне интересно. И у нас есть отличные спецы по культурам клеток тканей, они как раз начали заниматься регуляцией генов in vitro… Тебе должно понравиться, вот увидишь.

Гас уже весь лучится, и я незаметно пихаю его локтем.

— Конечно, я непременно зайду, — обещает он, не обращая на меня внимания. Тогда я всаживаю ему свой острый локоток под ребра. Гас, не дрогнув, мило улыбается, обнимает меня за плечи и говорит: «Извини, Джим, но мы на минуточку».

— Что?! — выпаливает он, как только мы удаляемся на достаточное расстояние.

— Гас, — говорю я. — Не ходи ты в эту лабораторию, ладно? Разве ты забыл, что случилось в прошлый раз?

— Я помню, — огрызается он. — Всего лишь легкое отравление парами формальдегида.

— Ага, и ты едва не отдал концы, — сварливо напоминаю я ему. — У тебя, Гас, острый приступ научно-исследовательского психоза на почве застарелого хронического трудоголизма! В типичной для пациента форме. Подумай хотя бы о том, что ты до сих пор вынужден таскать с собой ингалятор.

— Это был просто несчастный случай, — упрямо возражает Гас. — Я ничего не буду там делать, только посмотрю. Мне любопытно, понимаешь?

— Нот, — твердо заявляю я. — Любопытство кота сгубило. Больше никаких исследований! В магазине у тебя и так дел выше крыши.

Гас смотрит на меня глазами побитого щенка.

— Ну пожалуйста, — канючит он тихим жалобным голосом. — Я ничего не буду делать, правда-правда. Только поговорю кое с кем и, может быть, немножко посмотрю на оборудование. Я не притронусь ни к чему, даже к пустой пробирке, обещаю тебе.

— Ты обещаешь, что нипочем не вляпаешься в собственное оригинальное исследование? — подозрительно спрашиваю я. — Ты клянешься не затесаться в соавторы какой-нибудь эпохальной публикации?

— Клянусь! — поспешно заверяет меня Гас, торжественно воздевая руку. — Видишь ли, киска, мне просто не терпится узнать, что они там делают in vitro, ведь представляешь, если мы научимся регулировать экспрессию каждого отдельного гена, то сможем конструировать любые модификации фенотипа по заранее заданным параметрам! И я уже не говорю о решении весьма насущной проблемы нормального внеутробного развития млекопитающих…

— Как это мило, — вклиниваюсь я во вдохновенный монолог. — Заговор ученых мужей с целью наконец избавиться от тупого женского пола, не так ли? Под руководством твоего Соммерса, злостного сексиста?

Гас помирает от хохота.

— Киска моя, каждому известно, что женщины всего-навсего инкубаторы! А теперь будь лапочкой, притащи мне очень большой коктейль. Ну пожалуйста?

— Гав, — послушно говорю я.

Когда я возвращаюсь назад с коктейлем, Гас и Соммерс, эта сладкая парочка, погружены в оживленнейшую дискуссию, смысл которой ускользает от моих женских мозгов (невзирая на ученую степень бакалавра по биохимии и несколько лет работы в раковой лаборатории, посвященных исследованию канцерогенов). Я отдаю Гасу его пойло и отправляюсь прогуляться, чтобы сказать как можно большему числу присутствующих «привет» или «сколько лет, сколько зим». И конечно, я натыкаюсь на Джека со стайкой других Лэнли, которых нетрудно опознать: все они долговязые и тощие, нервные, как колли, и имеют характерный голодный взгляд. Джек сразу спрашивает меня, что не так, едва успев заключить в жаркие объятия.

— Как это ужасно, — жалуюсь я ему, — когда твой муж, оказывается, научный гений!

Джек отечески похлопывает меня по спине.

— Ну-ну, дорогуша, не стоит горевать… Все не так ужасно, как кажется! По моему личному разумению, — говорит он, — Гас проявил гениальность в единственном случае, когда уговорил тебя выйти за него.

— Спасибо, — с чувством откликаюсь я (Джек неизменно оказывает благотворное влияние на мою самооценку). — Просто меня страшно беспокоит, что Гас из-за подлого соблазнителя Соммерса того и гляди затеет какой-нибудь собственный революционный проект.

— Если мой сын сделает такое, вышиби из него дух! — советует Джек. — Найдутся тысячи мужчин, которые будут рады целовать землю, по которой ты ходила.

— И тогда первым я выберу тебя, — честно обещаю я.

— Ах, Джесси, — ухмыляется Джек, — ты всегда знаешь, чем польстить пожилому человеку! Давай пойдем, снимемся на фотку с кузеном Генри?

— Вообще-то предполагалось, что мы с Гасом должны будем поплавать. Постой-ка… Ты хочешь напоить меня допьяна, чтобы выпустить плясать на лужайке в одном бикини? Это так и было задумано?

Джек со вкусом хохочет, как Пол Баньян.

— А что, замечательная идея!

— Я целиком за! — подхватывает Гас за моей спиной, и его ладонь уютно устраивается на моем бедре.

— Как, неужели Соммерс выпустил тебя из когтей? — холодно интересуюсь я и отталкиваю его руку.

Но Гас улыбается и ссориться не намерен.

— Нам пора переодеваться, киска, — сообщает он. — Твои родители, по-моему, уже бултыхаются в бассейне с дельфинами. Но для нас с тобой зарезервировали павильон, исключительно на двоих. Уж не знаю, хорошо ли это…

Он смотрит на меня невинными глазами честного человека, которому абсолютно нечего скрывать. Сердце у меня неприятно ёкает, ибо мне уже доводилось видеть этот широко распахнутый, прозрачный до донышка взгляд. Гас опять задумал что-нибудь этакое, неудобопредсказумое, никаких сомнений.

Но как только мы залезаем в воду, настроение у меня сразу поднимается. Вода изумительно прохладная, воздух в павильоне свеж, бутылконосые дельфины резво нарезают круги в дальнем конце бассейна. Мы с Гасом экипированы новенькими ластами, масками и шноркелями. Здешний тренер с выражением терпеливого пофигизма на лице приманивает дельфинов на нашу сторону какой-то рыбой. Я опускаю лицо в воду и вижу, как они плывут к нам, и дрожь восторга охватывает меня.

— Ну как, готовы прокатиться? — спрашивает тренер.

Нет, это гораздо лучше, чем я ожидала! Я собираю всю свою храбрость, поскольку хочу покататься первой, крепко хватаюсь за спинной плавник… И дельфин лихо транспортирует меня до тех пор, пока я не разжимаю пальцы с чувством, что с меня вот-вот сползет купальник. Гас тоже получает свое удовольствие сполна, а потом мы долго стоим на мелком месте, переводя дух. На моем лице улыбка от уха до уха, а Гас наблюдает за мной.

— Это было совсем недурно, — говорит он наконец, и мне кажется, что он забыл про Соммерса.

— Недурно? Это было замечательно! — негодую я. — Думаю, мы обязаны сказать дельфинам спасибо.

— Откуда ты, фея, и что ты сделала с моей женой?

— Да ничего особенного, — со смехом отвечаю я. — А ты знаешь, что было бы еще лучше? Такой ручной, совсем домашний дельфин!

— Нам понадобится дом гораздо больше нынешнего, — задумчиво изрекает на это Гас.

Я еще тогда должна была насторожиться, но, увы…

Наш дельфин дружелюбно вьется вокруг нас, проскальзывая на расстоянии не больше дюйма, и Гас внезапно восклицает: «Эй, что это было?», глядя в воду. Я ничего не вижу и спрашиваю по-дурацки:

— Что было что?

— От него что-то отвалилось! Вроде бы кусок шкуры?

— Ага, — флегматично говорит тренер. — Так оно и есть. Эпидермис у дельфинов отслаивается через каждые несколько часов. Это для сохранения наилучшей обтекаемости.

Гас заглядывает мне в глаза с таким видом, словно хочет сделать предложение во второй раз. Но вместо этого он делает глубокий вдох и ныряет под воду. Дельфинов сейчас поблизости нет, и Гас неторопливо кружит над самым дном бассейна. Вдруг я припоминаю, что после того инцидента с формальдегидом он ни разу не плавал до сегодняшнего дня, и начинаю беспокоиться. Наконец Гас всплывает и шумно продувает шноркель. Вид у него какой-то неважный, на мой обеспокоенный взгляд.

— Ты в порядке? — поспешно спрашиваю я.

— Угу, — бубнит Гас и снимает маску. — Но я думаю, мне лучше выйти из воды.

— Сейчас мы быстренько отыщем ингалятор, — обещаю я, выкарабкиваясь из бассейна, но краешком глаза замечаю, как он что-то сует в кармашек плавок. Господь всемогущий, только не это! Только не говорите мне, что мой муж неисправимый лгун и обманщик, я и так знаю. Неужто он припрятал тот шматок дельфинячьей шкурки?…

— Гас?! — решительно начинаю я, но тут на него нападает неудержимый приступ душераздирающего чиха, и я кидаюсь помочь ему выбраться из воды.

Приходит сентябрь, и наш грандиозный междусобойчик с сюрпризами и дельфинами нашел свое место в разряде довольно приятных воспоминаний. Гас читает свою лекцию в университете и совершает обстоятельный тур по лабораториям Темпла. На том программа должна быть завершена, но как бы не так!

Его сразу призывают назад, кому-то из лабораторных трудяг Сом-мерса ну просто позарез необходимы консультации Гаса, это прямо-таки вопрос жизни или смерти. Затем сам непревзойденный Соммерс, великий мудрец, ненароком натыкается на какой-то чудесатый участок ДНК и желает, чтобы Гас «слегка над ним поразмыслил», по изящному выражению мэтра. Гас принимается размышлять и доходит до того, что злостно пренебрегает своими обязанностями в любимом зоомагазинчике, не говоря уж о такой мелочи, как собственная жена. Он обдумывает, и консультирует, и изо всех сил «помогает людям» (опять эвфемизм Соммерса), и я совсем не видела Гаса уже несколько дней.

Я плачу в подушку, пока не засыпаю от изнеможения, но знакомое посвистывание на улице пробуждает меня. Потом свист замолкает, входная дверь отворяется, и я слышу, как Гас на цыпочках проскальзывает в дом — точь-в-точь наш полосатый кот Чешир после загула с дебошем и убийством мелких животных. Потом я слышу, как Гас открывает холодильник, и спускаюсь на кухню, моргая и щурясь на яркий свет.

— Э-э… привет, — говорит он. — Извини, что разбудил и… почему бы тебе не вернуться в постель? Спи дальше, а я скоро приду.

— Черта с два, — изрекаю я мрачно, протирая глаза. — Ты обещал мне, что больше никаких исследований. Помнишь?

— Да, — говорит он, — но…

— Но — что?! Еще год назад, — напоминаю я, — ты был мешком с костями и клочками легких, выжженных формальдегидом. И ты рыдал у меня на плече, клялся собственной бессмертной душой, что навсегда завязал с этим делом!

— Да, но я был изрядно одурманен анальгетиками.

Я патетически возвожу глаза горе.

— Правильно ли я поняла, что ты сделал мне предложение под влиянием обезболивающих и противовоспалительных средств?

Ха! Никакого ответа.

— Что с тобой?! — ору я на него. — Ты обещаешь, и снова обещаешь, и опять обещаешь, но всегда делаешь то же самое! Почему?!

— Наверное… ну, это чем-то похоже на наркотики. Сперва привыкаешь, а потом затягивает. — Гас пробует дотронуться до меня, но я ловко уворачиваюсь. — Мне очень жаль, — говорит он, — правда-правда. Не стоит волноваться, ничего плохого со мной не случится. Я не экспериментирую, это сугубо теоретическая работа для Соммерса.

— К чертям Соммерса!!!

— Гм. Ладно. Я завтра ему скажу. — Угрызения совести крупным шрифтом написаны на физиономии Гаса. — Я позвоню ему, а потом мы будем вместе целую неделю, киска, но мне придется еще пару раз съездить в лабораторию, просто чтобы подчистить кое-какие концы, идет?

Если честно, мне жалко Гаса. Он любит исследовательскую работу и очень хорош в своем деле… чересчур хорош, если вы спросите меня! Вот почему мне приходится брать на себя роль монстра, подрезающего пресловутые лебединые крылья. С другой стороны, будь люди созданы для полета… но это не так.

— Идет, — соглашаюсь я. — Но если ты снова зарвешься и сотворишь какую-то жизнь, клянусь, я спущу ее в унитаз, ты меня понял?!

Назавтра Гас открывает зоомагазин на целых два с лишним часа, и жаждущие покупатели выстраиваются в очередь. Вся живность в его ассортименте выращена в домашних условиях, лишена паразитов и неотразимо мила. Некоторые люди приезжают сюда аж из Коннектикута, чтобы попытаться уговорить Гаса хоть кого-нибудь им продать. Я убедила его немного повысить цены. Теперь магазинчик действительно стал приносить доход. Если он открыт, разумеется.

Я знаю, Гасу морально тяжело торчать в магазине, когда он думает, что я сейчас вовсю развлекаюсь в раковой лаборатории, поэтому и решаю забежать к нему в перерыве на ланч, прихватив несколько сэндвичей с тунцом. Когда я вхожу, Гас как раз приступает к своей фирменной репризе.

— Сэр, — произносит он необычайно вежливо. — Мне ужасно не хочется продавать вам этого василиска, ну разве что вы сумеете обеспечить для него наилучшие условия. Шесть футов на восемь было бы идеально, и разумеется, следует устроить еще небольшой бассейн, примерно три на четыре фута, это вполне приемлемо. Да, я знаю, что написано в книге. Нет, извините меня, но я не могу с чистой совестью продать вам василиска. Не хотите ли приобрести водяного дракончика? Он будет счастлив тем, что вы можете ему предложить.

Я думаю, что упорное нежелание Гаса бойко распродавать своих питомцев направо и налево только добавляет популярности его магазину. Купить у Гаса что-нибудь живое, пусть это просто золотая рыбка, равносильно публичному награждению боевой медалью или, на крайний случай, знаком почета. Я решила не отрывать его от дела и спешу к задней комнате посмотреть, не вылупились ли уже толстохвосты.

— Нет! — панически вскрикивает Гас, отворачиваясь от своего лучшего покупателя, страстного энтузиаста, который прилетает из Японии специально, чтобы посетить его магазин.

У меня сразу вспыхивают подозрения.

— Что ты спрятал в этой комнате, Гас?

— Ничего, — поспешно лжет он и отводит глаза в сторону. Я тоже смотрю туда и вижу незнакомый мне аквариум с какой-то мелюзгой. Эти рыбки подозрительно смахивают на обыкновенных гуппи… Гуппи? Совсем не похоже на Гаса.

Я делаю демонстративный шаг к задней комнате.

— Джесси, не надо, — жалобно просит он. — Ну пожалуйста! Ты не понимаешь… Ладно, ладно я все скажу. Это мой подарок тебе к нашей годовщине.

— Поздновато, пожалуй?

— Да, я знаю.

Японец бросает озабоченный взгляд на свой навороченный хронометр и вежливо цокает языком.

— Хорошо, — говорю я с милой улыбкой и тяжелым сердцем. — Не стану мешать. Оставляю тебя в приятном обществе мистера Сулу.

— Мацумото, прошу прощения, — вежливо поправляет меня азиатский джентльмен.

Я поворачиваюсь, чтобы уйти. То есть делаю вид. И когда Гас уже не смотрит на меня, проскальзываю к задней комнате на цыпочках и распахиваю дверь с триумфальным «Ага!».

А потом я теряю дар речи.

В первый момент мне кажется, что я вижу два серых банана, плавающих в огромном прозрачном резервуаре, какого я прежде никогда у Гаса не видела, но затем… О Господи, да это же бутылконосы! Только длиной не больше восьми дюймов. Я моргаю и протираю глаза, но они по-прежнему тут: миниатюрные взрослые дельфины, такие дивные улыбающиеся очаровашки, что я не в силах пролепетать ни единого слова.

— Закрой! — рычит на меня Гас. Он отталкивает меня и сам захлопывает дверь. — Дьявольщина, — бормочет он, — надеюсь, Мацумото ничего не увидел.

— О Гас… — выдыхаю я замирающим голоском.

— Послушай, Джесси, — говорит он совершенно спокойно. — Мне очень жаль, действительно жаль… но я не мог. Не мог не сделать для тебя что-то особенное, понимаешь? Ведь ты же сама хотела домашнего дельфина? Скажи, они тебе понравились?

Ну конечно. Гас не видит ничего особенного ни в чем, если это не связано с регуляцией генов in vitro или процессом электрофореза в геле.

— Понравились?… Да я их просто обожаю!

Мой голос вибрирует от избытка эмоций. Мой муж испускает огромный вздох облегчения.

— Значит, ты не утопишь их в унитазе?

— Нет, никогда! Что они едят?

— Гуппи.

— Ага, понятно.

— Что это были за рыбы в том баке? — спрашивает мистер Мацумото у меня за спиной. Черт. Надеюсь, он не успел их как следует разглядеть?

— Речные акулы. — Гас лжет, даже не задумываясь. — Это специальный заказ.

— Могу я посмотреть, пожалуйста? — вежливо осведомляется Мацумото.

— Не думаю, — неторопливо произносит Гас, — что мой заказчик согласится на это.

Японец смотрит Гасу в лицо, и я вижу, как его внезапно пугает кошмарная мысль, что Гас больше никогда ничего ему не продаст. Отступив на шаг, он с типичной самурайской улыбкой изображает легкий поклон.

— Ничего, это не страшно, — говорит он глубоким звучным голосом, и мне кажется, что мистер Мацумото все прекрасно разглядел.

Гас, должно быть, думает то же самое, поскольку вечером приносит миниатюрных дельфинчиков домой. «Не стоит рисковать», — говорит он. У нас в доме нет аквариума нужного размера, поэтому мы набираем полную ванну воды, плотно заткнув сток, и запускаем нашу прелесть туда. Гас полагает, что с ними все будет в порядке.

— Эти малыши весьма выносливы, — объясняет он. — По большому счету, им наплевать, соленая вода или нет.

Мы еще какое-то время глазеем на дельфинчиков, рука об руку. Я замечаю на их гладкой коже редкие красноватые волоски, но на рыльцах они пуще, и поэтому мои малыши смахивают на рассерженных битников.

— Что это, Гас?… — выдыхаю я, тыча пальцем.

— Гм, да, — говорит он. — Я надеялся, что волос все-таки не будет. Видишь ли, их ядерная ДНК целиком дельфинья, но вот цитоплазму мне пришлось позаимствовать, гм… у золотистого хомячка. Во внеядерной ДНК есть специальные гены, регулирующие размер организма, так что я немного повозился с хомячьими. Волосы — всего лишь побочный эффект, и я мог бы избавиться от них, если…

— Нет, не надо! Они замечательные. Есть еще какие-нибудь побочные эффекты, о которых мне следует знать?

— Ну… — задумчиво произносит Гас и, в свою очередь, указывает пальцем.

Сперва я думаю, что они просто так играют, но потом, приглядевшись, начинаю хихикать.

— Я всегда считала, что только кролики славятся этим!

— Хомячки еще хуже, киска, — с ухмылкой заверяет меня Гас. — Надеюсь, эти дельфины не фертильны.

— Что?… — Мне уже совсем не смешно. — Ты даже не знаешь точно? Означает ли это, что в итоге мы с тобой окажемся с мегатоннами дельфинов на руках?!

— Надеюсь, что такого не произойдет, — серьезно говорит он, — иначе мне не избежать неприятностей. Во всяком случае, кое-какие меры предосторожности я принял. И к тому же эти маленькие дьяволята — инверсированные гетерозиготы.

— Опаньки… — бормочу я, лихорадочно припоминая курс лекций по генетике, — Означает ли твое последнее утверждение, что дьяволята лишь частично стерильны?

— Гм, да, — вынужден признать Гас. — Но учти, я полагал, что они получатся абсолютно стерильными и без этого, а инверсию решил применить исключительно в качестве перестраховки.

Я испускаю тяжелый печальный вздох. В том-то и проблема, что у Гаса всегда самые наилучшие намерения! Он чуть ли не разбился в лепешку, чтобы порадовать меня, и я глубоко тронута этим. Много ли наберется в мире мужчин, которые способны сконструировать новый биологический вид только ради того, чтобы доставить удовольствие своим женам?…

Наши дельфинчики настолько любвеобильны, что мы начинаем именовать их Ромео и Джульеттой. И они достаточно фертильны, как оказалось, поскольку уже через неделю Джульетта заметно округляется. Наверное, она представляет себя китом.

Через месяц у нас с Гасом на руках шестнадцать новорожденных дельфинчиков. «Дьявольщина», — высказывается по этому поводу Гас, однако весь лучится от родительской гордости. Я открываю рот с намерением высказаться по поводу ужасающей безответственности своего мужа. Но тут один из крошечных дельфинят (всего в полдюйма длиной, но уже с залихватскими рыжими усишками на рыльце!) подплывает к маме Джульетте и принимается жадно сосать. «Ах!» — восклицаю я с умилением, и на том мое выступление кончается.

Теперь, когда я превратилась в замужнюю женщину, моя матушка думает, что у нас двоих наконец-то появились общие интересы. Она простила мне и Гасу наш «тайный брак» и звонит, чтобы пригласить нас на семейный обед. Мы с Гасом предпочли бы, разумеется, остаться дома, чтобы глазеть на дельфинчиков, возиться с пятью котами и как-нибудь развлекать недовольного Гигглза (последние два занятия нам обыкновенно приходится совмещать, поскольку коты ненавидят питона, а тот склонен рассматривать их в качестве закуски). Мы только что пересадили дельфинят в самый большой аквариум в гостиной с благой целью спустить воду из ванны и хорошенько почистить ее.

— Боюсь, нам следует пойти на этот обед, — благоразумно говорит Гас. — Ромео и Джульетта не будут возражать, я уверен, против отдыха в ванне без младенцев.

У меня прекрасное настроение, так что я сразу соглашаюсь. Тем более что наш зоомагазин, под заманчивой вывеской ЗМЕИ И ПРОЧИЕ ТВАРИ, как раз по пути. Я говорю «наш», хотя магазин принадлежит Гасу, но ведь это я придумала ему название и иногда присматриваю за его разнообразными обитателями. Сегодня он не работает, поскольку Гас не доверяет своих животных никому, помимо меня, но возле входа торчит какой-то автомобиль с нью-йоркскими, как я отмечаю, номерами. Водитель выходит из него, как только мы остановились рядом.

— Мистер Мацумото! — восклицает Гас. — Что привело вас сюда? Вообще-то мы сегодня не работаем.

Мацумото кланяется и улыбается, как дитя, но вид у него определенно нервозный.

— Это ничего, — сообщает он с приятной улыбкой. — Сегодня я не имею цели покупать. Я здесь на несколько дней по делам бизнеса и вот решил остановиться, чтобы сказать привет.

— Привет, — говорю я и с ходу едва не продолжаю «а также до свиданья», но одергиваю себя.

Японец вежливо кланяется мне.

— Я бы с удовольствием поболтал, — говорит Гас, — но мы с женой приглашены на обед. Мы заехали сюда, только чтобы посмотреть, все ли в порядке в магазине.

— Это ничего, не нужно беспокоиться!

Мы направляемся к двери магазина, но Мацумото тащится за нами буквально по пятам.

— Мистер Гас? — говорит он тревожным голосом.

Гас улыбается ему многострадальной улыбкой святого.

— Послушайте, мистер Мацумото, если бы вы могли заехать завтра…

— Вам не надо беспокоить себя, мистер Гас! Завтра все равно не можно. Слишком много работы. — Он стоит чересчур близко к нам, и его лицо напоминает японскую лакированную маску. — Мистер Гас, — произносит он тихим голосом, — я просто хочу спросить один вопрос.

Мы ждем, но Мацумото молчит, и я тоже начинаю ощущать необъяснимую тревогу.

— Мистер Гас, — говорит он наконец, — мне очень нужно узнать. Вы не видели подозрительных мужчин? Нигде не встречали? Может быть, японцев?

Гас смотрит на меня, и я качаю головой.

— Нет, — кратко отвечает он.

— А, это хорошо! — Застывшая маска превращается в живое человеческое лицо почти мгновенно. — Да, это очень хорошо. Прошу прощения, извините за причиненное беспокойство!

— Что-нибудь не так? — интересуется Гас.

— Нет-нет, ничего! Совсем ничего! Извините, извините…

Мистер Мацумото торопливо покидает нас, а мы отпираем магазин и принимаемся за дело.

— Что это с ним? — спрашиваю я.

Гас пожимает плечами.

— Знаешь, вчера какой-то японец шел за мной до самого дома, — сообщает он со смешком. — Забавно, не правда ли?

В конце концов мы приезжаем на обед.

— Как твоя семья, Августин? — спрашивает моя мать, когда мы вчетвером располагаемся на наших местах в ресторане.

(Да-да, это настоящее имя Гаса! И он до сих пор не может простить, что я поведала сию ужасную тайну своим родителям.).

— Как обычно, — откликается Гас. — Вся наша свора здорова и немножко под мухой. — Он не без усилия отрывает глаза от меню и обращает невинный взор на мою матушку. — А вы как поживаете, миссис Лукка?

Я не могу не вмешаться в эту светскую беседу.

— Как это вышло, Гас, что я называю твоих родителей по имени, а ты моих по фамилии?

— Это потому, что у твоего мужа манеры лучше, чем у тебя, — назидательно говорит моя мать.

— На самом деле, когда моего папу кто-то называет по фамилии, ему сразу начинает казаться, что он в зале суда, — честно объясняет Гас. — Неприятные воспоминания, понимаете ли… — Он машет официанту и заказывает выпивку на всю нашу компанию, в том числе двойной скотч для моего отца.

— Ну полно, Августин, не стоит хулить собственного отца, — замечает моя матушка. — Он такой приятный человек.

— Приятный? — не могу удержаться я. — Думаю, тебе следует узнать, мама: Лэнли эмигрировали в Штаты потому, что британцы как следует взялись за футбольных хулиганов. Их семейный багаж состоял из обрезков стальных труб в ассортименте и коллекции велосипедных цепей.

Мой отец разражается смехом, но под строгим взглядом матушки вмиг увядает.

— Кстати, — говорит он поспешно. — Я недавно прочитал в газете, что клонирование человека запретили. Что ты думаешь по этому поводу, Гас?

Тут официант приносит выпивку. Гас сразу провозглашает «будем здоровы» и опрокидывает стаканчик в глотку как истинный профессионал. Я следую его примеру, хотя отнюдь не с такой лихостью. Папа подозрительно разглядывает свой стакан и тихо бормочет: «Я не заказывал этого».

— Это я заказал, — громко объясняет Гас. Тогда мой отец отхлебывает из стакана и говорит:

— Так что там насчет клонирования человека?

— Зачем вообще клонировать людей? — откликается Гас риторическим вопросом. — Это очень дорого, сам процесс весьма далек от совершенства, и при этом требуются тонны сложнейшей аппаратуры. В общем, если кто-то хочет завести детей, традиционный метод не в пример проще и надежнее… О бездне сопутствующего удовольствия я даже не говорю, — добавляет он, бросая на меня страстный взгляд.

Засим он пытается привлечь меня к своей груди, совершенно позабыв о наличии моих родителей, но я быстро вразумляю его острым локтем.

— Так или иначе, — вспоминает Гас о клонировании, — не думаю, чтобы в ближайшее время возникла угроза перенаселения от избытка клонов, допустим, Гитлера. Или даже Эйнштейна.

— А что скажешь о трансгенных организмах? — интересуется мой отец. Папа успешно справился с двойным скотчем и против обычного замечательно оживлен.

— Да, это направление экспериментальной генетики гораздо опаснее, — авторитетно заявляет Гас. — Я завязал с наукой как раз потому, что меня начали сильно беспокоить практические последствия таких экспериментов. Если ты создаешь новый вид жизни, то отозвать его назад из природы в пробирку практически невозможно. Особенно это относится к бактериям! Более крупные организмы, при надлежащей осторожности, конечно, на какое-то время все же можно удержать в изоляции…

(Господи, какой ты ужасный лицемер, Гас!).

Официантка привозит на тележке горячее блюдо. Гасу так невтерпеж, что он не в силах дождаться, когда девушка поставит перед ним на стол тарелку, а буквально вырывает эту тарелку у нее из рук. Я гораздо лучше понимаю Гаса после того, как однажды побывала с ним на семейном сборище Лэнли. Помню, это был День Благодарения, и двадцать с лишком вечно голодных парней мигом обратили традиционный благостный обед с индейкой в буйное спортивное состязание. И все-таки мне хочется, чтобы мой муж не глазел на тарелку с едой, словно дитя на рождественскую елку. Это выставляет меня в дурном свете как жену. Впрочем, хорошей женой меня тоже трудно назвать, ибо за элементарными кулинарными процессами, изредка происходящими в нашем доме, присматривает исключительно Гас.

После того как Гас принимается за еду, он больше не произносит ни слова до самого конца обеда. Мы приезжаем домой немножко пьяненькие и в амурном настроении, так что преодолеваем нашу лестницу с некоторым трудом. Гас поддерживает меня одной рукой, а другой пытается отпереть дверь.

— Что это? — внезапно говорит он, замирая. — Ты слышала что-нибудь?

Но я хихикаю так громко, что способна услышать только пожарную сирену.

— Лучше поторопись, — понукаю я его.

Гас наконец открывает дверь, и мы вваливаемся в темноту нашей прихожей, спотыкаясь о разбросанную повсюду обувь, дико мяукающих котов и…

…И еще о чьи-то посторонние ноги.

Вспыхивает свет, и я вижу в прихожей пятерых азиатских джентльменов в темных костюмах-тройках. Я гораздо больше раздражена, чем напугана этим зрелищем, и выпаливаю:

— Какого дья…

Но мне не удается полностью выразить свое негодование, ибо один из этих джентльменов правой рукой зажимает мне рот, а левой цепко хватает поперек живота. Я злобно кусаю его за ладонь и остервенело лягаю в голяшку (должна же быть хоть какая-то польза от дурацких высоких каблуков!), а в это время Гас неподражаемым хуком укладывает на пол другого азиатского джентльмена.

Черт меня побери!!!

Я не знала, что в Гасе такое есть. Но, должно быть, это наследие потомственных футбольных хулиганов Британии с бритыми черепушками и выбитыми зубами, и вот блистательная звезда экспериментальных генетических лабораторий колошматит этих тренированных азиатов как профессиональный боксер. Преимущество Гаса в длинных руках, но один из азиатов, забежав сбоку, ухитряется ударить ему в лицо. Я слышу хруст, и Гас отступает, оберегая нос, кровь струйками стекает по его подбородку.

Однако он снова отважно бросается в атаку, а я стараюсь пособить ему как могу, но мои удары совсем не так эффективны. Хотя я несколько лет тренировалась в боевых искусствах, никто не научил меня правильно сражаться в крайне узком платье и на высоких каблуках. Кто-то снова хватает меня сзади поперек живота, но во вспышке интуиции я выбрасываю обе ноги вперед и пихаю парня, который наседает на Гаса: азиат теряет равновесие и падает прямо на узловатый Гасов кулак. Затем я слышу тихий щелчок у моего уха, и нечто прижимается к моему правому виску.

— Вы, должно быть, шутите? — изумленно говорю я, скашивая глаза на пределе видимости. — Это настоящая пушка?…

Я еще никогда не видела настоящего пистолета, только в кино и, может быть, у копов, но это не считается. Гас сразу прекращает драку и поднимает руки. И тут же, словно по заранее написанному сценарию, из нашей гостиной появляется еще один азиатский джентльмен. С прозрачным пластиковым мешком, в котором мечутся мои драгоценные дельфинята.

— Мистер Лэнли, — произносит номер шестой, — очень прошу извинить меня за вторжение. Миссис Лэнли! — Он отвешивает мне безупречный джентльменский поклон. А потом похлопывает по мешку с перепуганными малышами.

Гас презрительно фыркает, выдувая из разбитого носа розовые пузыри.

— Эти животные принадлежат моей жене! И вам не удастся протащить их через таможню. Лишь только вы уберетесь отсюда, я напущу на вас ФБР!

Предводитель бандитов согласно кивает.

— Я так и предполагал. Поэтому мои помощники останутся с вами, пока я не покину пределы юрисдикции США.

Он окидывает Гаса спокойным оценивающим взглядом, в котором просвечивает неподдельный интерес. Бандит номер один начинает поигрывать пушкой. Но его босс переводит взгляд на пластиковый пакет.

— Превосходная работа, — говорит он одобрительно. — У вас еще есть такие?

Мои глаза едва не устремляются сами собой в сторону нашей туалетной комнаты, но мне удается сдержать их порыв. Нет, эти мерзавцы нипочем не заполучат Ромео и Джульетту, мою прелестную парочку очаровашек!

— Ты грязный сукин сын, — с чувством сообщаю я главарю.

Сукин сын неодобрительно качает головой и цокает языком.

— Миссис Лэнли, такие выражения не подобают порядочной, образованной женщине. — Он снова обращает на Гаса испытующий взгляд. — Тем не менее ваш муж, вполне очевидно, находит вас привлекательной… Достаточно привлекательной, я надеюсь, чтобы удержать свой собственный язык под замком? А теперь мне пора вас покинуть, прошу прощения.

— Они задохнутся в мешке, — мрачно предрекаю я.

— Они продержатся… какое-то время, а больше и не надо, — вежливо возражает этот мерзавец. — Не беспокойтесь за них, миссис Лэнли, я все предусмотрел. Мертвыми они не представляют для меня никакой ценности.

Тут до меня наконец доходит, что у миниатюрных дельфинов может быть рыночная цена. И я знаю про этот рынок: он огромный, и там вращаются колоссальные деньги. Это нелегальная торговля редкими животными.

Главарь бандитов покидает наш дом в сопровождении двух подручных, а остальные трое остаются нас сторожить. Они уже поняли, что Гас будет вести себя благопристойно, пока под угрозой мое здоровье, не говоря уж о моей невыразимой красоте. Поэтому они не так пристально за нами наблюдают и даже разрешают нам вдвоем пойти в туалетную комнату, чтобы отмыть перепачканное кровью лицо Гаса. Первым делом я провожу ревизию повреждений: разбитый нос напоминает свеклу (возможно, сломан), два передних зуба шатаются (но не намерены выпадать). Потом я напускаю полную раковину холодной воды.

— Мне так жаль… — начинает Гас, но я решительно макаю его лицом по самые уши. — Я опять все испортил! — восклицает он, поспешно выныривая из воды.

Я смотрю на Ромео и Джульетту, плавающих в ванне, потом на несчастное разбитое лицо моего мужа и тихонько вздыхаю.

— Гас, совсем не ты все испортил. Это сделали якудза, и трое из них все еще сидят в нашей гостиной. Но как они узнали?! Этого я не в силах понять.

— Должно быть, именно на это намекал Мацумото, — соображает Гас.

— Он один из якудза?

— Нет-нет, — Гас энергично мотает головой, осыпая меня брызгами холодной воды и теплой крови. — Только не Мацумото! Он всего лишь богатый любитель, пополняющий свою коллекцию экзотических рыбок… А возможно, коллекционирует кого-нибудь еще. Но я думаю, что Мацумото углядел Ромео и Джульетту тогда в задней комнате и не смог удержать свой болтливый язык. Он знает, кстати, что я занимался трансгенными экспериментами, и иногда делал мне намеки, которых я, естественно, «не понимал». В общем, я не удивлюсь, если на родине у него имеются кое-какие малопочтенные знакомые, которые сильно не в ладах с законом.

— Получается, что ты отшил Мацумото, а он тебя в отместку заложил? — резюмирую я с отвращением.

— В этом я сомневаюсь, — говорит Гас, осторожно трогая передние зубы. — Сам по себе он совершенно безобиден. Думаю, этот налет организован без ведома Мацумото.

— Какая разница? Все равно это Мацумото нас подставил. Мерзкий тип с глупой дельфиньей улыбкой! Не будь его поганого языка, ничего бы этого не произошло.

— Да, похоже, — соглашается Гас. — В лаборатории никто толком не знал, чем я занят в рабочее время, а тем более по вечерам.

Я начинаю обрабатывать его нос спиртовым тампоном, Гас громко шипит и ужасно морщится.

— Потерпи, — наставительно говорю я. — Вспомни, что и ты недурно их попортил, если это утешит тебя.

— Еще как, — Гас расцветает на глазах. — Ты тоже задала им хорошего перцу, киска! Папа будет нами жутко гордиться.

Я привожу в порядок его физиономию насколько могу, и мы с Гасом возвращаемся в гостиную, где три стража смотрят по телику японское аниме. В Америке это почти что новинка, но наши якудза, должно быть, впитали аниме с молоком матери и теперь присосались к экрану, словно к стеклянной сиське. У одного из них здоровенный фингал под глазом, у другого губы сильно напоминают расцветающий розовый бутон. По ходу действия наши стражи оживленно обмениваются репликами.

Гас садится на кушетку, а я пристраиваюсь ему под бок. Если ты смотришь мультики и никто при этом не тычет в тебя пушкой, ничего другого не остается, кроме как весело хохотать.

— Эй, парни, не хотите ли пива? — предлагаю я, внезапно припоминая, что я все-таки хозяйка дома.

Якудза с минуту консультируются друг с другом, а затем вежливо отклоняют мое предложение.

— Туалетная комната? — спрашивает один из них, у которого наполовину выбиты зубы и кошмарный акцент, но я сразу его понимаю.

Боже мой, вот дерьмо!

Если этот якудза зайдет туда, то сразу увидит ванну, а в ванне плавают мои Ромео и Джульетта, и это будет полный конец всему.

— Я первая! — нервно вскрикиваю я, спрыгивая с кушетки так, словно меня хватил приступ диареи. Несусь в санузел бегом и запираю дверь. Вот они, мои милашки, плавают столбиками на хвостах, приветствуя меня, и удивляются, должно быть, куда подевались их младенцы. «Тс-с!» — говорю я прелестной парочке, поспешно спуская воду в унитаз в качестве маскирующей шумовой завесы.

Потом я в отчаянии озираюсь. И вижу, что замаскировать большую ванну с душевым аппаратом нельзя даже теоретически. Можно, конечно, попытаться вынести дельфинчиков за пазухой и посадить в аквариум, но я не уверена, что мне удастся сделать это, не привлекая внимания якудза, однако оставить их на виду в ванне я тоже не могу.

Я подзываю мою прелесть, и парочка игриво тычется мне в ладони. Я уже готова подхватить их и засунуть как можно глубже в декольте, но тут раздается громкий настойчивый стук в дверь. «Пожалуйста!» — умоляет неполнозубый гангстер, которого я сразу узнаю по акценту, и мне кажется, он в таком же отчаянии, как и я.

Вот дерьмо!

Без единой разумной мысли в голове я подхватываю Ромео и Джульетту одной рукой, а другой открываю крышку унитазного бачка. Я бросаю дельфинчиков в бачок, отсоединяю ручку от клапана и поспешно опускаю крышку назад, чтобы не узреть моих бедных маленьких любовников в этом ужасном месте. Затем я кричу через дверь дурным голосом:

— Туалет не спускается!

Потом я выхожу. «Туалет сломался, не спускайте воду», — повторяю я неполнозубому. Тот мигом проскальзывает мимо меня и закрывает дверь, уставившись на полную ванну, а я мысленно скрещиваю пальцы.

Гас таращится на меня, и в глазах у него куча вопросов. Я выдавливаю милую улыбку и на всю гостиную объявляю:

— Не спускается!

Гангстер приходит через пару минут и снова садится перед телевизором, как ни в чем не бывало. Я выдыхаю воздух, застоявшийся в легких, и объявляю в пространство: «Мне нужно выпить», после чего спешу на кухню. Когда я возвращаюсь в гостиную с пивом и вручаю Гасу его бутылку, тот с интересом разглядывает наших азиатских стражников.

— Вы когда-нибудь слышали, ребята, — спрашивает он, — что существуют заметные расовые различия в активности алкогольной дедрогиназы?

— Нет, — отвечает один из них.

— Европейцы были избраны самой природой, — непринужденно продолжает Гас. — Видите ли, в Средние века вода в Европе была довольно ядовитой — открытые сточные канавы в городах, и все такое. Поэтому способность метаболизировать алкоголь была для европейца основой выживания, вопросом жизни или смерти. Но в Азии проблема загрязнения окружающей среды так остро никогда не стояла. Так что алкогольная дедрогиназа азиатов по большей части дефективна… Ну, не работает как следует, что поделаешь. И вот мы здесь с вами. И я говорю вам: будьте здоровы!

Гас прикладывается к бутылке и высасывает ее целиком. Теперь бандиты смотрят гораздо больше на нас, чем в телевизор. Лица их бесстрастны, и я не могу понять, как они воспринимают эти Гасовы шуточки.

— Крайне любопытно, — продолжает Гас, — что существуют также различия в ушной сере. — Боже, куда его понесло? — Не может ли кто-нибудь из вас, ребята, чуток поковыряться в ухе, чтобы Джесси могла посмотреть на типичную ушную серу азиата?

Теперь заметно, что они шокированы.

— Нет, серьезно! — восклицает Гас, ковыряясь в собственном ухе, а затем демонстрирует палец. — Видите? Европейская сера клейкая и коричневатая!

У якудза такой вид, словно их всех вот-вот стошнит.

— А что, разве у них по-другому? — невинно удивляюсь я.

— У большинства азиатов она сероватая и рассыпчатая, — поясняет Гас. — Забавно, не правда ли?

У меня опять возникает чувство, что я не слишком хорошая хозяйка, и я говорю:

— Парни, не хотите ли поесть?

Наши бандиты уже слегка зеленоватого оттенка, но согласно кивают, и я решаю, что проще всего заказать пиццу на дом. Я подхожу к телефону, что оказывается довольно интересно, так как прежде мне никогда не приходилось заказывать пиццу под дулом гангстерского пистолета. Вскоре становится очевидно, что ситуация с заложниками плавно перетекает в легкий закусон. Хотя мы с Гасом злы как тысяча чертей, нас утешает, что бандиты не нашли Ромео и Джульетту, ну и конечно, что они не пристрелили нас.

Мы все проводим ночь в нашей гостиной. Я приношу якудза подушки и одеяла для гостей, но они все равно не спят. Мы тоже, впрочем. Коты приходят составить нам с Гасом компанию, все пятеро, и они в полном экстазе, поскольку мы ухитряемся ласкать одновременно всех пятерых.

На рассвете у одного из наших постояльцев наконец оживает мобильник. Сам он ничего не говорит, только слушает. Затем отключается. Все трое встают и вежливо кланяются нам.

— Мы приносим вам свои извинения, — выступает за всех Розовый Бутон. — И спасибо за ваше гостеприимство, мистер и миссис Лэнли. Мне следует напомнить вам, что все события должны остаться строго между нами.

— Без проблем, — отвечаю я за нас двоих. — Счастливого пути… куда бы вы ни направлялись.

Как только они уходят, я несусь к унитазу и пересаживаю дельфинчиков из бачка обратно в ванну. Слава Богу, с ними все в полном порядке. Потом я смотрю на Гаса, который со своим безобразно распухшим носом и темными обводами вокруг розовых глаз ужасно напоминает печального лемура, страдающего от хронической бессоницы.

— Ну и что мы теперь будем делать?

— Прежде всего отправим Ромео и Джульетту к папе для безопасности, — говорит Гас. — У него есть вполне недурной аквариум.

— Хорошо, — соглашаюсь я. — Я отвезу их, но ты немедленно отправишься в пункт неотложной помощи. Где сейчас Джек?

— Папа должен быть в Кэмдене. Там они вроде как починяют тот большой мост.

Через двадцать минут я гоню по скоростной магистрали в сторону моста имени Бена Франклина. Ромео с Джульеттой сидят в пластиковом ведре с водой и ведут себя очень спокойно. На мосту действительно идут ремонтные работы — правая полоса закрыта, и машины с истошными гудками протискиваются сквозь бутылочное горлышко. Я замечаю крупное скопление оранжевых жилетов и касок. Они делают там что-то ужасное с дорожным покрытием при помощи отбойных молотков.

Зарулив за ограждение из оранжевых конусов, я выхожу из машины. Рабочие приветствуют меня пронзительным свистом и оглушительными кошачьими воплями.

— Привет, — говорю я всей компании честных трудяг. — Где я могу найти Джека Лэнли?

— Зачем он вам нужен, мисс? — откликается один из них. — Может, лучше поговорите со мной?

— Я бы с удовольствием, будь мне позарез необходимо интервью для журнала «Задница Фортуны», — отвечаю я.

Его простое честное лицо не знает, какое выражение следует принять в данном конкретном случае. Поэтому он просто провожает меня к Джеку, который с усердием оперирует отбойным молотком.

— Джесси, дорогуша! — ревет Джек во всю глотку, но потом вспоминает, что можно выключить молоток. — Что-то произошло?

Я объясняю ему ситуацию. Вот почему я так люблю Джека: я рассказываю ему, что якудза ворвались в наш дом и украли у нас новый биологический вид млекопитающих, выращенный его сыном, и после всего этого Джек задает мне один-единственный вопрос:

— Надеюсь, Гас устроил приличную драку?

— Да! — восторженно заверяю я. — Это была великолепная драка, он сражался аки лев рыкающий!

Джека на глазах распирает от отеческой гордости.

— Это хорошо, — говорит он. — Чем я могу помочь тебе сейчас, дорогуша?

— Пойдем, ты увидишь сам.

Джек следует за мной к машине, и я демонстрирую ему ведро с Ромео и Джульеттой. Он улыбается крошечным дельфинам ласковой улыбкой и довольно замечает:

— Вот это да!

— Им необходимо безопасное убежище.

— Конечно, это ведро совсем не место для таких милашек, — мудро кивает Джек. — Давай, я отнесу их в свой фургон. Наша смена скоро закончится, а дома я устрою их с полным комфортом, обещаю тебе.

Джек берется за ведро, но в этот момент какой-то полный кретин поднимает его отбойный молоток и по дурости случайно включает. На таком близком расстоянии молоток грохочет как огромная швейная машина, пришивающая мириад пуговиц к моим барабанным перепонкам, и он брыкается в руках дурака, словно дикий мустанг, и наконец отбрасывает идиота в сторону. Прямо на ведро с моими дельфинчиками, которое падает на дорогу боком. Бедные Ромео и Джульетта выплескиваются на горячий асфальт.

Я цепенею в ужасе, когда они начинают биться на дороге. Потом хватаю их, но воды больше нет, а ведро треснуло. Я никак не могу сохранить дельфинов влажными в такую жару, тем более что движение на мосту вообще застопорилось…

— Что будем делать? — тревожно спрашивает Джек, видя мое растерянное лицо.

— Они умрут, — говорю я беспомощно.

Мы оба смотрим через ограждение на реку Делавэр, думая об одном и том же. Поверхность воды далеко внизу, но дельфинчики, скорее всего, переживут падение. Я медленно приближаюсь к краю моста. Если они выживут и будут обнаружены, на Гаса свалится чертова прорва неприятностей. Зная Ромео и Джульетту, я могу с уверенностью предсказать, что река вскорости будет забита их отпрысками и потомками, и тогда мой Гас может закончить дни своей жизни в тюрьме.

Да, но если я не брошу их в реку, они скоро погибнут!.. Чайка с резкими насмешливыми криками кружит над моей головой, и я думаю, что она уже углядела Ромео и Джульетту. Вздохнув, я поворачиваю назад. Должен же быть какой-то другой способ спасти их?!

— Фу ты! — с облегчением восклицает полоумный с отбойным молотком, который наконец догадался, как он выключается. — Простите, мисс, что я попортил ваше ведерко, — говорит он. — Ой, а что это такое у вас?!

Ромео смотрит вверх на него и, кажется, хихикает.

— Эй! — радостно вопит кретин во все горло. — Этот малыш сразу полюбил меня!

И не успеваю я произнести хотя бы слово, как огромные услужливые лапы сгребают моих несчастных любимцев и перебрасывают через ограждение. На счастливом лице идиота написана гордость за свою уникальную сообразительность.

— Вам будет хорошо! — напутствует он падающих дельфинчиков.

Я смотрю с моста вниз на реку Делавэр. На поверхности грязной воды нефтяные разводы, а что под поверхностью, знает исключительно Бог. Дружеская рука Джека опускается мне на плечо.

— Все будет в порядке, — говорит он утешающим голосом. — Не бойся, они не умрут.

Я боюсь, что он прав. Так и получится.

Июнь близится к концу, и погода наконец начинает походить на летнюю. Гас в магазине, а я слоняюсь по дому, в руке у меня сэндвич с тунцом, и я стараюсь продлить удовольствие. Это была наша последняя банка тунца… увы, увы.

В дверь звонят, и я впускаю в дом двух крепких парней в полном камуфляже, изо всех сил стараясь не рассмеяться им лицо. С тех пор как ДЕЛЬФИНЬЯ УГРОЗА стала хитом всемирных новостей, наш Департамент защиты окружающей среды вообразил, что они — команда экстремалов, ничуть не хуже знаменитых Морских Котиков.

— Опять бомбежка? — вежливо осведомляюсь я.

Парни кивают, и один из них начинает с явным подозрением принюхиваться к моему сэндвичу с тунцом.

— Запрет обратной силы не имеет, — поспешно напоминаю я. — Этого тунца законсервировали еще до того, как карликовые дельфины принялись вытеснять из экологии всех, кто плавает. Могу предъявить банку.

Парень из ДЗОС хмурится и отрицательно машет рукой.

— Боже, как я скучаю по суши! — лицемерно вздыхаю я.

Другой парень из ДЗОС улыбается мне с симпатией.

— Не только вы, мэм, — говорит он, — но и вся Япония. Вы, должно быть, не знаете, что дельфины-крысы появились именно там. Вам не нравятся наши маленькие бомбочки? Тогда почаще слушайте новости. Один небольшой остров, принадлежащий Японии, оказался настолько заражен этими жуткими паразитами, что японцы были вынуждены ковровой бомбежкой стереть его с лица Земли…

Я стараюсь не выглядеть виноватой, провожая их в нашу туалетную комнату, где они намереваются бросить свои вонючие бомбочки в нашу ванну и унитаз. Маленькие дельфины проникли даже в канализацию, и единственный способ выморить их, по уверениям ДЗОС, состоит в регулярном отравлении сточных вод нервно-паралитическими веществами.

— Мэм, вам нельзя пользоваться туалетом и ванной до семи часов вечера, — предупреждают меня агенты, прежде чем уйти.

Я вздыхаю и отправляюсь в наш магазин. Гас в задней комнате, он и не слышал, как я вошла. У него в руках шланг, и Гас льет воду во внушительную стеклянную емкость.

— Гас?…

Он подпрыгивает и обливает себя с головы до пят.

— Только не смотри! — начинает умолять он. — Это… это мой подарок тебе к нашей годовщине.

— Рановато, ты не находишь? — замечаю я, пытаясь украдкой бросить любознательный взгляд за спину Гаса.

— Да, я знаю. — Он старается ограничить мне поле зрения. — Это вроде компенсации за прошлый год, — туманно объясняет он.

Тогда я бросаюсь в прямую атаку, и мне удается протиснуть голову под руку Гаса. И у меня перехватывает дух.

Сперва мне кажется, что я вижу моих ненаглядных любимцев, Ромео и Джульетту, но потом замечаю, что у этих дельфинчиков нет никаких волосков. И они длиной всего лишь в пять дюймов.

— Я же сказал тебе, что смогу избавиться от волос! — голос моего мужа полон скромного достоинства.

— Ох, Гас, — жалобно говорю я, вытягивая свою голову у него из-под мышки. — Я-то думала, ты извлек хороший урок из того, что произошло?

— Ну конечно, извлек, — Гас слегка обижается. — Они оба самцы. Поздравляю тебя с годовщиной, киска!

Перевела с английского Людмила ЩЁКОТОВА.

© Ekaterina Sedia, David Bartell. Smiling Vermin. 2005. Печатается с разрешения авторов. Рассказ впервые опубликован в журнале «Analog» в 2005 г.

Майкл Суэнвик. Я тоже жил в Аркадии.

«Если». 2005 № 12

На холме в Аркадии Дарджер беседовал с сатиром.

— Э, секс дело хорошее, — говорил сатир. — Этого никто не станет отрицать. Но разве на нем свет клином сошелся? Не понимаю.

Сатира звали Деметриос Папатрагос, и по вечерам он играл на саксе в местном джаз-клубе.

— Да вы философ, — заметил Дарджер.

— Разве что доморощенный. — Сатир поправил кожаный передничек, единственный предмет одежды. — Но хватит про меня. Вас-то что сюда привело? В последнее время гостей у нас не много. Если не считать, конечно, африканских ученых.

— А зачем африканские ученые сюда пожаловали?

— Создают богов.

— Богов! Этого еще не хватало! Зачем?

— Кто может знать замыслы ученых? Приехали из самого Великого Зимбабве, пересекли винно-темное Средиземное море, забрались в наши романтичные холмы — и все ради чего? Чтобы запереться в развалинах монастыря святого Василиоса, где трудятся так же усердно и безрадостно, как настоящие монахи. Никогда не выходят, разве что купить еду или вино и взять у местных анализ крови или соскоб кожи. Один как-то предложил нимфе деньги за секс — подумать только!

— Возмутительно!

У нимф, женской разновидности сатиров, не было ни копыт, ни рогов. Но от смертных они не беременели. Только так, помимо крошечного хвостика (а вот его-то обычно прятали под платьем), можно было определить, какой они расы. Нужно ли говорить, что у смертных мужчин они пользовались той же безграничной популярностью, что и сатиры у женщин.

— Секс или даруется по доброй воле, или гроша ломаного не стоит.

— А вы и сами философ, — отозвался Папатрагос. — Послушайте… несколько наших барышень, наверное, сейчас в охоте. Хотите, порасспрашиваю?

— Возможно, мой добрый друг Сэрплас откликнется на такое предложение, но не я. Сколько бы удовольствия ни приносил сам акт, после я всегда чувствую себя виноватым. Один из недостатков депрессивного склада ума.

На том Дарджер попрощался, подобрал с земли трость и неспешно направился вниз, в город. Разговор дал ему обильную пищу для размышлений.

— Что слышно про Евангелосову бронзу? — спросил Сэрплас.

Он сидел на заднем дворике трактира со стаканом рестины и любовался закатом. Трактир на окраине городка стоял почти на опушке леса, где сосны, ели и каштаны уступали место садам и оливковым рощам, пастбищам для овец и коз и возделанным полям. Вид с заднего дворика был выше всяких похвал.

— Ничегошеньки. Местные счастливы порекомендовать руины амфитеатра или атомной электростанции, но при одном только упоминании бронзовых львов или металлического истукана смотрят недоуменно и растерянно трясут головами. Я начинаю подозревать, что тот школяр в Афинах нас надул.

— Ничего не поделаешь, профессиональный риск в нашем деле.

— Печально, но факт. Тем не менее если не в одном, так в другом бронза нам поможет. Вам не кажется странным, что два столь ревностных любителя древностей, как мы с вами, еще не осмотрели развалины монастыря святого Василиоса? Предлагаю завтра нанести тамошним ученым визит вежливости.

Сэрплас оскалился как пес — которым не был, во всяком случае, не совсем. Встряхнув кружевные манжеты, он подобрал трость с серебряным набалдашником и, опираясь на нее, встал.

— Буду рад случаю свести с ними знакомство.

— Местные говорят, они создают богов.

— Вот как? Что ж, на все, наверное, есть спрос.

Однако претворить в жизнь свои планы им помешали странные события: тем вечером через город в танце прошел Дионис.

Дарджер как раз писал меланхоличное письмо домой, когда за окнами его комнаты раздались первые крики. Он услышал «Пан! Великий Пан!» и бешенный вой дудок, а подойдя к окну, увидел поразительное зрелище: высыпав на улицы, жители городка на бегу сбрасывали с себя одежду, чтобы голышом танцевать в лунном свете. Во главе процессии подпрыгивала и выделывала коленца, подыгрывая себе на флейте, высокая темная фигура.

Он увидел ее лишь мельком, но она приковала его внимание. Близость бога он почувствовал как удар под дых. Напрягшись, он обеими руками вцепился в подоконник и попытался сдержать буйство, от которого тяжело ухало сердце и подрагивало тело.

Но тут к нему в комнату ворвались две молодые женщины — нимфа и дочка трактирщика Феодосия — и бросились целовать его и подталкивать к кровати.

В обычных обстоятельствах он бы их отослал: ведь был едва знаком с дамами. Но дочка трактирщика и ее козлоногая подружка смеялись, мило краснели и, более того, так стремились приласкаться, что жаль было их разочаровывать. К тому же вечерний воздух столь быстро заполнялся страстными вздохами и стонами (по всей видимости, ни один взрослый не остался глух к влиянию бога), что Дарджер счел извращением, если он один на целом свете не поддастся наслаждению.

А потому, неискренне протестуя, он позволил женщинам затянуть себя на кровать, снять с себя одежду и делать с его телом все, что пожелают. Впрочем, он и сам от них не отставал, ведь, взявшись за дело, всегда трудился усердно.

Краем уха он успел услышать экстатичный вой Сэрпласа этажом ниже.

На следующее утро Дарджер проспал допоздна. Когда он спустился завтракать, Феодосия зарделась. С несмелой улыбкой поставив перед ним доверху наполненную снедью тарелку, она быстро поцеловала его в щеку и счастливо убежала на кухню.

Женщины не переставали изумлять Дарджера. Сперва позволяют обращаться с их телами с любой интимной вольностью и сладострастием, потакать малейшим своим слабостям, не отказывать ни в одном удовольствии… но тем больше ты им нравишься. Дарджер был непоколебимым атеистом. Он не верил в существование милостивого и любящего бога, правящего миром исключительно с одной целью: доставить наибольшее счастье своим тварям. Однако в такое утро приходилось признать, что сам мир как будто решил доказать ему обратное.

В открытую дверь он увидел, как трактирщик игриво потянулся шлепнуть по заду толстую супругу. Отмахнувшись, она с хихиканьем скрылась в доме. Трактирщик потрусил следом.

Дарджер нахмурился. Забрав шляпу и трость, он вышел в садик, где его уже ждал Сэрплас.

— Ваши мысли текут в том же направлении, что и мои? — спросил Дарджер.

— В каком же еще? — мрачно откликнулся Сэрплас. — Следует серьезно поговорить с африканцами.

До монастыря было не больше мили, но прогулка вверх-вниз по пыльным проселкам дала обоим достаточно времени, чтобы восстановить душевное равновесие. Вблизи оказалось, что над развалинами возвышается прозрачно-зеленый пузырчатый купол, недавно наращенный, чтобы укрыть внутренние помещения от непогоды. Постройки были обнесены древней каменной стеной. Каменную арку входа перегораживали деревянные ворота, забранные на запор, но не запертые. У ворот висел колокол.

Они позвонили.

Во дворе несколько мужчин в оранжевых балахонах разгружали с телеги ящики с лабораторным оборудованием. Внешностью и внушительным ростом они напоминали самый красивый народ на земле — масаи. Впрочем, Дарджер не мог бы сказать наверняка: были ли они масаи по происхождению или же просто включили черты этого племени в свой генотип. Потный, кряжистый возница казался рядом с ними кобольдом. Ругаясь, он натягивал вожжи, чтобы усмирить норовистых лошадей.

При звуке колокола от группки грузчиков отделился один ученый и решительно направился к воротам.

— Добрый день, — недоверчиво произнес он.

— Мы бы хотели поговорить с богом Паном, — сказал Дарджер. — Мы посланы правительством.

— На греков вы не похожи.

— Я говорю не о местном правительстве, сэр. А об английском правительстве. — Дарджер улыбнулся недоумению ученого. — Нам можно войти?

Разумеется, их проводили не сразу к Дионису, а сначала к старшему научному сотруднику. Монах-ученый открыл перед ними дверь кабинета, почти спартанского по обстановке: стул, стол, лампа и ничего больше. За столом сидела девочка лет самое большее десяти и при мягком биофлуоресцентном свете читала отчет. Это была худышка с крупной головой и заплетенными в тугие дредки волосами.

— Скажите, что любите ее, — отрезала она.

— Прошу прощения? — переспросил Сэрплас.

— Скажите ей это, а потом поцелуйте. Сработает лучше любого афродизиака, который я могла бы вам дать. Полагаю, вы за этим пришли в берлогу ученых. Или же за ядом. В последнем случае я бы порекомендовала увесистую дубину в полночь, а тело сбросить до рассвета в болото. Яды известны своей ненадежностью. И в том, и в другом случае нет нужды впутывать моих людей в ваши личные дела.

— Э-э… — ошарашенно протянул Дарджер, — мы пришли по официальному делу.

Девочка подняла голову.

Взгляд темных глаз был неподвижным, как у змеи. Нет, это были глаза не ребенка, а, скорее уж, легендарного искусственного интеллекта эпохи Утопии: холодные, безвременные, расчетливые. Дарджер поежился. Такой взгляд — как разряд тока: электризует и почти пугает.

— Я инспектор Дарджер, — продолжал он, оправившись, — а это мой коллега, сэр Блэкторп Равенскэрн де Плас Прешез. Американец, сами понимаете.

Она и глазом не моргнула.

— Что привело сюда двух представителей правительства Ее Величества?

— Нам поручили разыскать и вернуть Евангелосову бронзу. Без сомнения, вы слышали об этих статуях?

— Кое-что. Они были спасены из Лондона, не так ли?

— Скорее, выкрадены! Вырваны из любящих объятий Британии негодяем Константином Евангелосом в тяжелые для страны времена, когда она была слаба, а Греция могуча, и под наипритворнейшим предлогом… что-то про какой-то древний мрамор… впрочем, это не имеет значения.

— Наша задача найти и вернуть их, — разъяснил Сэрплас.

— Вероятно, они имеют большую ценность.

— Обнаружившего их ждет солидный куш, и я счел бы за счастье выписать вам вексель на полную сумму. Однако… — Дарджер вежливо кашлянул: — Сами мы, конечно, государственные служащие, и наградой нам станет благодарность возрадовавшегося народа.

— Понимаю, — протянула старший научный сотрудник и резко сменила тему: — Ваш друг… Он такая же химера, как сатиры? Сочетание генов человека и животного? Или он генетически модифицированный пес? Я спрашиваю лишь из профессионального любопытства.

— Его друг вполне способен сам ответить на ваши вопросы, — холодно отозвался Сэрплас. — И не надо говорить о нем так, словно его тут нет. Упоминаю лишь из вежливости. Я понимаю, вы молоды, но…

— Я старше, чем вы думаете, любезный! — отрезала девочка. — В детском теле есть свои недостатки, но оно быстро исцеляется, и клетки моего мозга — в противоположность вашим, джентльмены — постоянно возобновляются. Полезное качество для исследователя. — В повелительном голосе не было ни капли тепла. Девочку окутывала темная аура власти. — Почему вы ходите встретиться с нашим Паном?

— Вы сами сказали: из профессионального любопытства. Мы правительственные агенты и потому интересуемся любыми новыми технологиями, которые будет угодно рассмотреть Ее Величеству.

Старший научный сотрудник встала.

— Сомневаюсь, что Научно-Рациональное правительство Великого Зимбабве захочет экспортировать эту технологию после того, как она будет опробована и усовершенствована. Однако случались и более странные вещи. Поэтому я выполню вашу прихоть. Но вам необходимо надеть повязки, какие носим мы. — Из стоявшей на столе коробки старший научный сотрудник достала две пластиковые повязки-пластыря и показала, как их надеть. — В противном случае вы подпадете под влияние бога.

Дарджер заметил, что как только химические вещества из медикаментозного пластыря попали ему в кровоток, мрачная харизма старшего научного сотрудника определенно поблекла. Эти пластыри поистине удобная вещь, решил он.

Открыв дверь кабинета, старший научный сотрудник крикнула:

— Баст!

Проводивший их сюда ученый стоял за дверью. Но звала девочка не его. Послышался мягкий топот тяжелых лап по камню, и из-за угла возникла черная пантера. Глянув холодными разумными глазами на Дарджера и Сэрпласа, она повернулась к научному сотруднику:

— Ш-ш-то?

— Лежать! — приказала девочка и, забравшись на спину зверя, бесцеремонно заметила: — На таких крошечных ножках далеко не уйдешь. — А вытянувшемуся по струнке ученому велела: — Посвети нам.

Сняв с ближайшего крюка кадило, ученый повел их через лабиринт коридоров и лестниц, уходивших все глубже под землю. На ходу он помахивал кадилом на длинной цепочке, и испускаемые им реагенты активировали мох на стенах и потолке, так что он начинал ярко светиться впереди и потихоньку тускнел у них за спиной.

Словно процессия какой-то забытой религии, подумалось Дарджеру: сперва кадильщик, с приятным, почти мерным звоном помахивающий курильницей, за ним карлица на гигантской хищной кошке, а следом два служителя, один полностью человек, а у другого голова и прочие черты благородного пса. Нетрудно представить себе такую сцену на внутренней стене древней пирамиды. Учитывая, что они шли на встречу с богом, сравнение становилось тем более уместным.

Наконец последний коридор привел их к месту назначения.

Открывшаяся перед ними зала словно сошла с картины Пиранези. Лабораторию устроили в самом глубоком подземелье монастыря. Перекрытия давно обрушились, открывая разбитые стены, лишенные капителей колонны и обломки укреплений. Через прозрачный купол в вышине сочился нездоровый зеленоватый свет, запутываясь в бесчисленных лианах или корнях, которые, спускаясь сверху как якорные цепи, крепили купол к обрушенным стенам или обрубкам колонн. Хитросплетение растительности было столь сложным, что Дарджеру показалось, будто он стоит внутри чудовищной медузы или какого-нибудь рукотворного существа, десятки которых — как гласит легенда — в незапамятные времена утопийцы послали в пустоту меж звезд, дабы они когда-нибудь установили контакт с инопланетными цивилизациями.

В зеленоватом полумраке целеустремленно двигались ученые: скармливали мышей в преобразователи органики и опрыскивали питательными веществами пульсирующие биореакторы. Повсюду поднимались из пола или выступали с высоких полок по стенам громоздкие шкивы и стрелы кранов-манипуляторов. Две стрелки ближайшего из них грациозно опустились вниз — будто из любопытства. Двигались они на удивление плавно.

— Господи милосердный! — ахнул Сэрплас.

Дарджер тоже разинул рот, ведь в мгновение ока стрелки и краны ожили, оказавшись щупальцами. Округлые комья, которые он сперва принял за основания механизмов, зашевелились. Открылись и уставились на искателей приключений огромные глаза-блюдца.

У Дарджера голова пошла кругом. Кальмары! И по самым скромным подсчетам их тут несколько десятков!

Соскользнув со спины пантеры, старший научный сотрудник отмахнулась от любопытных щупалец.

— Извлеките Эксперимент Один из крипты, — приказала она.

И, плавно перетекая, твари направились к дальней стене — исполнять ее волю. Дарджер заметил, что за вертикальную поверхность они цепляются присосками щупалец, а по каменному полу бегут на коротких ножках с клешнями, как у рака-отшельника. Теперь стал понятен интерес девочки к химерам.

Очень скоро два кальмара поднесли, укачивая в щупальцах, каменный гроб и изящно поставили его на пол. Потом разом подняли и опустили щупальца в нелепой имитации поклона. Защелкали клювы.

— Это разумные существа, — заметила старший научный сотрудник, — хотя собеседники из них никудышные.

Дабы восстановить душевное равновесие, Дарджер достал из кармана камзола трубку и кисет с табаком, а еще коробок спичек. При виде последнего кальмары испуганно заверещали и отступили на несколько шагов, отчаянно размахивая щупальцами.

— Уберите сейчас же! — обрушилась на Дарджера старший научный сотрудник и несколько спокойнее добавила: — Мы не допускаем тут открытого пламени. Купол создан на основе глицерина. Достаточно одной искры, и все взлетит на воздух.

Дарджер подчинился. Слова о куполе, возможно, правдивы. Значит, твари боятся огня! Стоит запомнить.

— Вы хотели встретиться с Дионисом. — Старший научный сотрудник положила руку на гроб: — Он здесь. Младший научный сотрудник Мбуту, откройте.

Сэрплас приподнял бровь, но промолчал.

Ученый сдвинул крышку. Одно мгновение ничего, кроме темноты, не было видно. А потом в гробу заклубился тысячный рой черных жуков (Дарджер и Сэрплас поежились от такой жути), которые разбежались в тень, открывая нагого мужчину. Последний сел, моргая, словно только что проснулся.

— Узрите бога.

Дионис оказался огромным мужчиной, семи футов ростом и пропорционального телосложения, хотя от него не исходило ощущения силы. Голова у него была то ли лысой, то ли обритой наголо, но, во всяком случае, без единого волоска. Взяв простой бурый балахон, он подвязал его веревкой и впрямь стал похож на монаха.

Пантера Баст села вылизывать лапу, не обращая на бога решительно никакого внимания.

Когда Дарджер представил Сэрпласа и представился сам, Дионис слабо улыбнулся и протянул для пожатия дрожащую руку.

— Приятно познакомиться с гостями из Англии, — сказал он. — У меня так мало посетителей.

Лоб у него был влажным от пота, а кожа — нездорово серой.

— Да он же болен! — воскликнул Дарджер.

— Всего лишь усталость после вчерашней ночи. Ему нужно больше времени провести со скарабеями-лекарями, чтобы восстановить различные системы организма, — раздраженно сказала старший научный сотрудник. — Задавайте свои вопросы.

Сэрплас положил лапу на плечо богу:

— Не слишком счастливый у тебя вид, друг.

— Я…

— Не ему, — рявкнула карлица. — Мне! Он собственность компании и потому не имеет права говорить о себе.

— Прекрасно, — вступил Дарджер. — Для начала, мэм… Зачем? Вы создали бога из человека, полагаю, перестроив его эндокринную систему с тем, чтобы она по требованию производила значительный объем узко направленных феромонов. Но с какой целью?

— Если вы были в городе вчера вечером, то должны были понять. Научно-Рациональное правительство Великого Зимбабве будет использовать Диониса в качестве награды своему народу во время праздников в период мира и процветания, а в периоды смуты — для усмирения волнений. Также он может быть полезен для подавления беспорядков. Время покажет.

— Насколько я заметил, вы назвали его Экспериментом Один. Могу я заключить, что вы создаете и других богов?

— Наша работа успешно продвигается. Большего я сказать не могу.

— Возможно, вы также создаете богиню мудрости Афину?

— Мудрость, как вам, без сомнения, известно, невозможно вызвать при помощи феромонов, поскольку она является порождением чистого разума.

— Нет? Значит, богиню плодородия Деметру? Или бога-кузнеца Гефеста? Или, может, богиню здоровья Гигию?

Карлица пожала плечами.

— Судя по тону ваших вопросов, вы уже знаете ответы. Феромоны не способны порождать или вызывать навыки добродетели или абстракции. Только эмоции.

— Тогда успокойте меня, мэм, скажите, что не создаете богиню мести Немезиду. Или богиню раздора Эрис. Или бога войны Ареса. Или бога смерти Танатоса. Ведь если так, то здесь вы по одной-единственной причине, которая кроется в нежелании тестировать свои опытные образцы на населении вашей собственной страны.

Старший научный сотрудник не улыбнулась.

— Для европейца вы весьма сообразительны.

— Юные государства склонны предполагать, что если культура стара, то обязательно упадочна. Тем не менее это не мы ставим эксперименты над невинными людьми без их ведома и согласия.

— Я не считаю европейцев людьми. Что, на мой взгляд, решает этическую дилемму.

Рука Дарджера побелела на рукояти трости.

— В таком случае, мэм, боюсь, наше интервью окончено.

На обратном пути Сэрплас нечаянно опрокинул чашу. В последовавшей затем суматохе Дарджер сумел незаметно спрятать под камзол несколько антиферомоновых пластырей. Очевидной пользы, на первый взгляд, от них не было, но по долгому опыту друзья знали, что зачастую подобные предосторожности бывают весьма кстати.

Возвращение в город проходило много медленнее, чем прогулка до монастыря. Друзья шагали в задумчивости, пока наконец Сэрплас не прервал молчание:

— Старший научный сотрудник не попалась на удочку.

— Верно. Я ведь выразился достаточно ясно. Практически сказал, что мы знаем, где статуи, и готовы на взятку.

— Напрашивается вопрос, не является ли избранная нами профессия сексуальной по сути?

— Как так?

— Параллели между надувательством и соблазнением очевидны. Представляешь себя в наиболее выгодном свете, затем громоздишь и множишь мелкие обманы, стратегические отступления и интимные признания. О желаемом исходе никогда не говорится, пока он не будет достигнут, хотя все стороны его сознают. И оба занятия сотканы из молчаний, шепотов и многозначительных взглядов. И что самое важное — старший научный сотрудник, которая искусственно поддерживает вечную половую незрелость, как будто невосприимчива ни к тому, ни к другому.

— Думаю…

Тут дорогу им, уперев руки в бока, заступила нимфа.

Сообразительный Дарджер сорвал шляпу и низко поклонился.

— Дорогая мисс! Вы, верно, считаете меня ужасным невеждой, но за суматохой вчерашней ночи я не успел узнать ваше имя. Если вы будете столь милосердны, чтобы одарить меня этим знанием и вашим прощением… и улыбкой… я стану самым счастливым человеком на свете.

Уголок рта нимфы тронула улыбка, но она тут же нахмурилась.

— Зовите меня Ания. Но я здесь для того, чтобы поговорить не о себе, а о Феодосии. Мне знакомы обычаи мужчин, а ей нет. Ты был ее первым.

— Вы хотите сказать, она?… — потрясенно спросил Дарджер.

— Когда повсюду мои братья, кузены и дяди? Маловероятно! В Аркадии нет девушки, которая сохраняет девственность хотя бы на день дольше, чем сама пожелает. Но ты был ее первым смертным мужчиной. А для девчонки это важно.

— Разумеется, я польщен. Но чего именно вы от меня хотите?

— Поосторожней! — Ее палец уперся ему в грудь. — Феодосия моя подруга. И я не потерплю, чтобы ее обижали.

С этими словами она бросилась назад в лес и исчезла среди деревьев.

— М-да! Еще одно доказательство — если бы таковые требовались, — что женщины недоступны пониманию мужчин.

— Любопытно, но в точности такой разговор состоялся у меня несколько лет назад с одной моей приятельницей, — сказал, вглядываясь в зеленые тени, Дарджер, — и она заверила меня, что мужчины точно так же ставят в тупик женщин. Возможно, проблема не в половой принадлежности, а в самой человеческой природе.

— Но ведь… — начал Сэрплас.

И за такой беседой они держали путь домой.

Несколько дней спустя Дарджер и Сэрплас готовились к отъезду (и спорили: направиться ли им прямо в Москву или завернуть по дороге в Прагу), когда через город прошла, оставляя за собой ссоры и свары, богиня раздора Эрис.

Дарджер лежал одетым на кровати, наслаждаясь запахом цветов, когда услышал первые гневные крики. Феодосия заставила его комнату вазами с гиацинтами — в извинение, потому что им с Анией пришлось поехать на ближайшую гусиную ферму за новыми пуховыми перинами для трактира, и в обещание, что они не слишком задержатся с возвращением. Вскочив, он наблюдал из окна за тем, как насилие волнами распространяется по улицам. Быстро схватив коробку похищенных из монастыря пластырей, он налепил один себе на шею. И как раз собирался отнести пластырь Сэрпласу, когда дверь распахнулась и означенная особа ворвалась, схватила его и швырнула о стену.

— Лжедруг! — рычал Сэрплас. — Улыбающийся, коварный… Антропоцентрист!

Ответить Дарджер не мог. Лапы друга сжимали ему шею, лишая воздуха. Сэрплас неистовствовал, — вероятно, благодаря исключительному обонянию, — и вразумить его не было никакой возможности.

К сожалению Дарджера, его детство прошло не в привилегированных гостиных за светскими беседами, а за потасовками и драками в трущобах лондонского Мейфэр. Но нет худа без добра: сейчас это оказалось весьма кстати.

Подняв скрещенные в запястьях руки, он завел их между локтями Сэрпласа. А потом разом поднял их и резко развел, сбрасывая с горла лапы друга. И одновременно изо всех сил ударил коленом в промежность Сэрпласа.

Охнув, Сэрплас инстинктивно схватился за ушибленное место.

Толчок заставил его растянуться на полу, и Дарджер упал сверху.

Теперь, однако, возникла новая проблема: куда налепить пластырь. С головы до ног Сэрплас зарос шерстью. Вспомнив, как они впервые надевали «повязки», Дарджер вывернул ему одну лапу и нашел безволосое пятнышко на запястье.

Одно движение — и готово.

— Они хуже футбольных фанатов, — заметил Сэрплас.

Кто-то опрокинул на главной площади воз сена и поджег. В сполохах пламени были видны группки горожан, которые бродили по улицам в поисках драки и зачастую ее находили. Дарджер и Сэрплас погасили в своей комнате огни, чтобы наблюдать за происходящим, не привлекая к себе внимания.

— Вовсе нет, дорогой друг, ведь те забияки ходят на матчи, дабы намеренно затевать бесчинства, в то время как эти несчастные…

Его слова оборвал стук колес по брусчатке.

Это вернулись со своими перинами Феодосия и Ания. Не успел Дарджер предупредить их, как несколько мужчин бросились к телеге, выкрикивая угрозы и размахивая кулаками. Испуганная Феодосия замахнулась на них кнутом. Но один все же сумел подобраться поближе и, схватив кнут, сдернул девушку с телеги.

— Феодосия! — закричал в ужасе Дарджер.

Сэрплас спрыгнул с подоконника и взмыл в воздух — к телеге с перинами. Дарджер, который малость боялся высоты и однажды, проделывая сходный трюк, сломал ногу, сбежал по лестнице.

В группке атакующих было лишь пять человек, что объясняло их замешательство, когда из трактира выбежал, крича и размахивая тростью, как дубиной, Дарджер, а из телеги, вздыбив шерсть и оскалив клыки, выскочил Сэрплас. Тут Ания вернула себе кнут и принялась от души работать им направо-налево.

Смутьяны рассеялись словно голуби.

Когда они скрылись в переулке, Ания повернулась к Дарджеру.

— Ты знал, что такое произойдет! — воскликнула она. — Почему ты никого не предупредил?

— Я предупреждал! И не раз! Вы смеялись мне в лицо!

— Всему свое время, — твердо вмешался Сэрплас. — Ваша барышня без сознания, помогите мне погрузить ее в телегу. Нужно немедленно увезти бедняжку отсюда.

Ближайшей спасительной гаванью, по мнению Ании, была ферма ее отца сразу за городом. Не прошло и десяти минут, как они уже снимали Феодосию с телеги, использовав в качестве носилок одну из перин. У дверей их встретила пухлая нимфа, мать Ании.

— Девчонка оправится, — сказала она. — Я в таких вещах разбираюсь. — Потом она нахмурилась. — Если, конечно, у нее нет сотрясения мозга. — Тут нимфа проницательно глянула на Дарджера: — Это как-то связано с пожаром в городе?

Но когда Дарджер начал объяснять, Сэрплас потянул его за рукав.

— Выгляни в окно, — сказал он. — Похоже, пейзане собрали пожарную команду.

И верно, по проселку в город спешили фигуры. Выбежав им наперерез, Дарджер заступил дорогу первому — чопорного вида молодому сатиру, тащившему бурдюк с водой.

— Стойте! — крикнул он. — Дальше не ходите!

Сатир растерянно замялся.

— Но пожар…

— В городе вас ждет худшее, чем пожар, — сказал Дарджер. — Да и вообще, это всего лишь стог сена.

Подоспел и остановился второй сатир с бурдюком. Это был Папатрагос.

— Дарджер! — воскликнул он. — Что вы делаете на моей ферме? Ания с вами?

На мгновение Дарджер пришел в замешательство.

— Ания ваша дочь?

— Ну да, — улыбнулся Папатрагос. — Насколько понимаю, я практически ваш тесть.

К тому времени уже все сатиры, кто был достаточно близко и, увидев пожар, прибежал его тушить — всего около двадцати, — сгрудились вокруг двоих друзей. Сэрплас поспешно изложил все, что они знали про Пана, Эрис и беспорядки в городе.

— И это еще не конец, — продолжал Дарджер. — Старший научный сотрудник говорила что-то про испытание Диониса: мол, они хотят использовать его для усмирения мятежей. А поскольку сегодня ночью он не появился, значит, им придется подстроить еще одни беспорядки, чтобы проверить эту его способность. Грядут новые беды.

— Это не наша забота, — возразил грузный фермер.

— Станет нашей, — объявил Дарджер, по обыкновению своему властно употребив личное местоимение во множественном числе первого лица. — Как только зачинщица беспорядков уйдет из города, она, скорее всего, объявится здесь. Разве Дионис не танцевал в полях, пройдя по городу? А значит, Эрис движется сюда, чтобы восстановить отца против сына и брата против брата.

По рядам сатиров пробежал гневный шепоток. Призывая их к молчанию, Папатрагос поднял руки.

— Трагопропос! — сказал он прыщавому сатиру. — Беги, собери всех взрослых сатиров, кого сможешь. Скажи, пусть хватают любое оружие и приходят к монастырю.

— А как же горожане?

— За ними пошлем кого-нибудь другого. Почему ты еще здесь?

— Меня уже нет!

— Костер в городе погас, — продолжал Папатрагос. — А это означает, что Эрис сделала свое дело и ушла. Скоро она двинется по этой самой дороге.

— К счастью, — вмешался Дарджер, — у меня есть план.

Дарджер и Сэрплас стояли на виду в лунном свете в самой середине проселка, а сатиры прятались в кустах на обочине. Долго ждать им не пришлось.

Тень надвинулась, выросла, уплотнилась и превратилась в богиню.

Эрис шагала по дроге — с безумным взором и разметавшимися волосами. Одежда на ней была изодрана в клочья, лишь несколько лохмотьев свисали с пояса на талии, нисколько не скрывая тела. На ходу она издавала странный щебет и визг, шаталась из стороны в сторону и временами подпрыгивала. На своем веку Дарджер повидал достаточно помешанных. По хаотичности безумия это превосходило все, с чем он когда-либо сталкивался.

Завидев их, Эрис запрокинула голову и испустила переливистую птичью трель. А затем, пританцовывая на бегу, бросилась на двух друзей, кружась и лупя себя локтями по бокам. Даже не будь у нее силы помешанной, она все равно наводила бы ужас, ведь сразу становилось понятно: богиня способна на все. А сейчас при виде такого зрелища сжался бы от страха даже самый смелый человек.

По знаку Дарджера все сатиры выступили на дорогу и как один опрокинули на богиню бурдюки с водой. Десяток их бросились к ней и налепили на ее тело пластыри. Ошеломленная внезапным нападением, богиня рухнула наземь.

— Разойтись! — крикнул Дарджер.

Сатиры отступили. Лишь один, слегка замешкавшийся, пока искал место для пластыря, попался в сети остаточных феромонов и сейчас занес ногу, чтобы пнуть поверженную богиню. Но Папатрагос метнулся к ним и оттащил соплеменника.

— Остынь! — приказал он.

Эрис забилась на земле, перевернулась на живот, и ее стошнило. Потом очень медленно она поднялась на ноги. Неуверенно и удивленно огляделась по сторонам. Ее взгляд прояснился, в лице боролись раскаяние и ужас.

— О, сладчайшая наука, что я наделала?! — вопросила она и вдруг взвыла: — Что случилось с моей одеждой?

Она попыталась прикрыться руками.

Один из сатиров помладше захихикал, но умолк под суровым взглядом Папатрагоса. Сэрплас тем временем подал богине свой камзол.

— Прошу вас, мадам, — галантно сказал он и обратился к сатирам: — Разве вы не несли одеяла для жертв пожара? Бросьте одно даме, из него получится отличная юбка.

Кто-то выступил было вперед с одеялом, но потом замялся:

— А это безопасно?

— Пластыри, которые мы вам дали, защитят от ее воздействия, — заверил его Дарджер.

— К сожалению, это были последние, — печально сказал Сэрплас и, перевернув коробку вверх дном, потряс ею.

— Леди Эрис по меньшей мере день будет испытывать огромную усталость. У вас есть комната для гостей? — спросил Дарджер Папатрагоса. — Можно ей у вас отдохнуть?

— Почему нет? Ферма и так уже похожа на лазарет.

При этом упоминании Дарджер поспешил внутрь узнать, как чувствует себя Феодосия.

Но когда он вошел в дом, Феодосии там не оказалось. И Ании с матерью тоже. Сперва Дарджер заподозрил, что дело нечисто. Но краткий осмотр помещений не выявил следов борьбы. И действительно, перины исчезли (вероятно, на телеге, которая тоже пропала), и весь беспорядок, возникший с их появлением, был ликвидирован. По всей вероятности, женщины куда-то отправились с известной только им целью. От этой мысли Дарджеру стало очень и очень не по себе.

Тем временем снаружи все громче раздавались голоса собравшихся людей и сатиров. Просунув голову в дверь, Сэрплас кашлянул:

— Линчеватели ждут.

Поток вооруженных цепами, секачами и вилами людей и сатиров тек по горной дороге к монастырю святого Василиоса. На каждом перекрестке из темноты возникали все новые группки фермеров и горожан, вливались в него и приливной волной неслись дальше.

Дарджер начал беспокоиться: что случится, когда взявшийся за оружие мирный народ разойдется вовсю? Потянув Сэрпласа за рукав, он отвел друга в сторонку.

— Ученым спастись легко, — сказал он. — Им надо только спрятаться в лесах. Но меня тревожит запертый в крипте Дионис. Разъяренная толпа вполне способна поджечь монастырь.

— Если срезать путь через поля, я смогу добраться туда раньше, но не намного. Не составит труда перебраться через заднюю стену, выбить дверь и освободить его.

Такое великодушие тронуло Дарджера.

— Это исключительно порядочно с вашей стороны, друг мой.

— Фу! — надменно фыркнул Сэрплас. — Пустое.

И исчез в темноте.

К тому времени, когда возмущенные жители Аркадии добрались до монастыря святого Василиоса, их было около сотни. Луна стояла высоко над редкими клочьями облаков и светила так ярко, что отпала необходимость в факелах — разве что для моральной поддержки. Завидев руины, толпа взревела и бегом бросилась к ним.

Но вдруг остановилась.

Поле перед монастырем кишело кальмарами.

Даже в лаборатории они вызвали у Дарджера омерзение, но сейчас, когда выстроились рядами наподобие армии под открытым небом, по которому неслись рваные облака, кальмары казались просто чудовищными в своей нелепости. Хлеща вокруг себя щупальцами, головоногие перешли в наступление, и только теперь стало ясно, что в их конечностях зажаты мечи, пики и прочее оружие, выкованное наспех, но, очевидно, вполне пригодное для членовредительства и убийства.

Вспомнив, однако, что они боятся огня, Дарджер схватил факел и ткнул им в ближайших врагов. Пощелкивая и вереща, они отхлынули.

— Факелы наперевес! — вскричал он. — Выстроиться за факельщиками!

Так они и атаковали, а армия кальмаров отступала, пока не оказалась у подножья самого монастыря.

Но там, на широкой старой стене их ждало еще одно существо, похожее на чертенка. Это был лишь черненький комок плоти, однако его ловкие движения и быстрая поступь создавали впечатление невероятной жизненной силы. А еще его окутывала странная аура…

Присмотревшись, Дарджер понял, что перед ним старший научный сотрудник.

Один за другим сатиры и люди делали несколько нетвердых шагов и останавливались. Под ее презрительным взглядом они неуверенно переминались с ноги на ногу.

— Явились наконец, да?

Старший научный сотрудник расхаживала по стене, решительная и грозная, как василиск. От нее словно бы исходили темные миазмы, которые туманом опускались на толпу, высасывали волю, тревожили сомнениями, будили темные страхи.

— Уверена, вам кажется, что вы явились по собственной воле. Но вы здесь по моему приглашению. Я послала к вам сперва Диониса, затем Эрис, чтобы заманить к себе и проверить последнее божество моего триединства.

— Блефом нас не проведешь! — выкрикнул из первых рядов Дарджер.

— Вы думаете, я блефую? — Выбросив руку в сторону, старший научный сотрудник указала на громоздящиеся позади руины: — Узрите мой шедевр! Узрите бога, не антропоморфного и не ограниченного той или другой расой, бога людей и кальмаров одновременно, химеру, сложенную из генов сотни отцов… — В ее смехе не было ни толики разума. — Познакомьтесь с Танатосом, богом смерти!

Купол над монастырем пошел рябью, шевельнулся. По обе его стороны развернулись могучими крыльями гигантские лоскуты прозрачной плоти, передний край поднялся, открывая черную пустоту, из которой медленно выползли длинные шипастые щупальца.

Но куда хуже этой страшной картины было гнетущее ощущение отчаяния и тщетности бытия, затопившее весь мир. Дарджер, по природе своей склонный к меланхолии, поймал себя на мыслях о тотальной аннигиляции. И эти мысли были не лишены привлекательности. Они увели его к Острову Мертвых возле Венеции, где могилы увиты пасленом и аконитом, где роняют на безмолвную землю свои ягоды тисы. Его поманила рубиновая чаша Леты, а у ног завозились черные жуки, и бабочки «мертвая голова» запорхали у висков. Скользнуть в пышную перину из земли и там говорить с мириадами тех, кто ушел до него.

Повсюду сатиры и люди опускали импровизированное оружие. Один уронил факел. Даже кальмары побросали мечи и в отчаянии обернули щупальца вокруг своих тел.

Что-то силилось проснуться в душе Дарджера. И он знал, что это противоестественно. Бог старшего научного сотрудника вверг людей и сатиров в тоску вопреки их воле и здравому смыслу. Но, как дождь с неба, горе обрушилось на него, и перед ним он был бессилен. Ведь рано или поздно вся красота умрет, и к чему тогда жить поклоннику красоты?

Рядом с ним опустился на землю и заплакал сатир.

Увы, Дарджеру было все равно.

Тем временем Сэрплас пребывал в своей стихии. Что может быть прекраснее, чем нестись сломя голову в ночи, когда в небе над головой пританцовывает луна? Он чувствовал себя как никогда живым и бежал по рощам и лугам, наслаждаясь малейшими оттенками запаха, вслушиваясь в легчайший шум.

Наконец окольными путями он добрался до монастыря. Прилегающие к его задам поля пришли в негодность и заросли бурьяном. Даже к лучшему. Никто его тут не заметит. Он сумеет найти заднюю дверь или окно, которое можно выбить.

В это мгновение он почувствовал теплое дыхание у себя на загривке. Шерсть у него вздыбилась. Только одно существо могло подобраться к нему сзади незамеченным.

— Никого нет дома, — промурлыкала Баст.

Сэрплас развернулся в прыжке, готовясь к смертельной схватке. Но огромная кошка села и начала вылизывать когти огромной лапы, выкусывая и обсасывая шерсть с брезгливым тщанием.

— Прощу прощения?

— Работы по проекту почти завершены, и скоро нас сплавят назад в Великий Зимбабве. Поэтому, подбивая остатки, монахов послали захватить Евангелосову бронзу в качестве подарка Научно-Избранному Совету Рационального Правления. Старший научный сотрудник сейчас у ворот монастыря. Готовится покончить с восставшей чернью.

Сэрплас задумчиво потер подбородок набалдашником трости.

— Гм… Как бы то ни было, я здесь не ради статуй. Я пришел за Дионисом.

— Крипта пуста, — отозвалась Баст. — Вскоре после ухода монахов и старшего научного сотрудника явилась армия нимф и освободила бога из его гробницы. Если присмотришься, сам увидишь взломанную дверь.

— Знаешь, куда его увели? — спросил Сэрплас. — Да.

— Отведешь меня туда?

— С чего это?

Сэрплас начал было отвечать, но прикусил язык. С этим существом аргументы бессильны: перед ним кошка, а кошки к доводам рассудка глухи. Значит, лучше взывать к ее природе.

— Потому что это будет бессмысленной и злорадной проделкой.

Баст усмехнулась.

— Они увели его в свой храм. Это недалеко. В миле отсюда, может, меньше.

Она повернулась, и Сэрплас двинулся следом.

Храм оказался небольшой прогалиной, окруженной расположенными через равные промежутки тонкими белыми стволами — точь-в-точь мраморная колоннада. В одном конце прогалины стоял простой маленький алтарь, но по обе стороны от входа высилось по паре огромных бронзовых львов, а чуть в стороне стояла героическая статуя благородного воина в три роста величиной.

Прибыли они к окончанию небольшой войны.

Монахи успели первыми и начали устанавливать блоки и шкивы, чтобы спустить бронзового истукана на землю. Только они взялись за дело, появилась армия нимф, привезшая с собой Диониса, убаюканного на телеге пуховых перин. Об их возмущении можно было судить по последствиям: монахи в оранжевых балахонах сломя голову убегали через лес, а за ними гнались своры разъяренных нимф. То и дело какой-нибудь падал, и тогда женщины творили гнусности с поверженным телом.

Сэрплас усиленно старался не смотреть. Владевшие женщинами страсти он чувствовал даже сквозь смягчающую завесу химикатов из пластыря, и эти страсти выходили за грань секса — в область неподдельного ужаса. Ему невольно подумалось, что слово «паника» было произведено от имени «Пан».

Лениво подойдя к телеге, он произнес:

— Добрый вечер, сэр. Я пришел удостовериться, что вы в добром здравии.

Подняв глаза, Дионис слабо улыбнулся.

— Верно, друг мой, и я благодарю вас за заботу.

Ночную тишину разорвал вопль монаха.

— Однако если мои дамы вас увидят, боюсь, вы пострадаете не меньше, чем мои бывшие товарищи. Я сделаю все возможное, дабы их успокоить, но пока предлагаю вам… — Тут вид у него стал встревоженным: — Бегите!

Дарджером овладел ступор. Руки у него налились свинцом, ноги отказывались двинуться с места. Даже простой вдох требовал слишком больших усилий. Безразлично глянув по сторонам, он увидел, что все его храброе войско лишилось сил: кто-то скорчился, кто-то плакал в приступе отчаяния. Даже химеры-кальмары растеклись вялыми лужицами по траве. Дарджер увидел, как одного подхватили щупальца Танатоса, вознесли высоко над стенами монастыря, а после бросили в скрывающуюся за ними пасть.

Но и это не имело значения. Ничто не имело.

По счастью, для Дарджера в этом не было ровным счетом ничего необычного. Он был депрессивным по натуре, и потому черный груз тщетности бытия казался до боли привычным. Сколько ночей он лежал без сна в ожидании рассвета, который никак не наступал… Сколько раз по утрам он заставлял себя встать с кровати, хотя знал, что в этом нет никакого смысла… Не сосчитать.

В руке он все еще держал факел. Медленно-медленно он зашаркал вперед, огибая тела своих соратников. Не найдя в себе сил перелезть через стену, он просто направился вдоль нее, пока не наткнулся на воротца, а там отодвинул засов и вошел.

Он устало потащился к строению.

До сих пор его никто не замечал, потому что сатиры и люди бессмысленно толклись под стенами, и их движение скрыло его уход. Но здесь он был один, и яркий свет факела притянул взгляд старшего научного сотрудника.

— Ты! — вскричала она. — Британский агент! Сейчас же брось факел! — Спрыгнув со стены, она потрусила к нему. — Сам знаешь, у тебя нет надежды. Ты уже проиграл. Ты практически мертв.

Она поравнялась с ним и уже тянулась за факелом. Дарджер поднял его повыше, чтобы девочка не достала.

— Ты считаешь, у тебя получится, да? — Она замолотила его по ногам и животу детскими ручками и ножками, но в ударах ребенка не было силы. — Ты действительно думаешь, что для тебя еще осталась надежда?

Он вздохнул.

— Нет.

А после бросил факел.

Хлоп! — полыхнул купол. Двор залило жаром и светом. Прикрывая глаза рукой, Дарджер отвернулся и увидел, как сатиры и люди с трудом поднимаются на ноги, как кальмары плавно скользят вниз по склону к берегу, а там ныряют в реку и вниз по течению плывут к далекому Эгейскому морю.

Танатос завопил. Это был неописуемо отвратительный звук — точно скрежет ногтей по грифельной доске, только многократно усиленный, словно сами страдания обрели голос. Гигантские щупальца в агонии хлестали землю, хватали и подбрасывали в ночное небо все, на что натыкались.

Ошеломленный последствиями своего броска, Дарджер мог только смотреть, как одно щупальце схватило старшего научного сотрудника и подняло высоко в воздух, а после вдруг само вспыхнуло и осыпалось дождем черного праха — химерического и человеческого — на запрокинутые лица людей и сатиров.

После, глядя издали на горящий монастырь, Дарджер пробормотал:

— У меня ужаснейшее dejà-vu. Неужели все наши приключения должны заканчиваться одинаково?

— Ради городов, которые мы еще посетим, искренне надеюсь, что нет, — отозвался Сэрплас.

Мелькнуло черное тело, и внезапно рядом с ними села в высокой стойке огромная кошка.

— Она была последней из свой расы, — заметила Баст.

— То есть? — переспросил Дарджер.

— Ни одно живое существо не помнит ее имени, но она родилась — или, возможно, была создана — на закате Утопии. Я всегда подозревала, что она хочет воссоздать тот ушедший, потерянный мир. — Баст зевнула во все горло, ее розовый язычок свернулся знаком вопроса, который исчез, когда сомкнулись мощные челюсти. — Впрочем, неважно. Ее больше нет, и нам придется возвращаться в Великий Зимбабве. Я-то буду рада увидеть старые края. Кормежка там хорошая, но охота скверная.

И одним прыжком исчезла в ночи.

Зато из теней вышел Папатрагос и хлопнул обоих по плечам.

— Хорошая работа, ребята. Очень хорошая.

— Вы солгали мне, Папатрагос, — строго сказал Дарджер. — Евангелосова бронза с самого начала была у вас.

Папатрагос состроил невинную мину.

— Как можно? Что вы такое говорите?

— Я видел и львов, и бронзового истукана, — ответил Сэрплас. — Это, бесспорно, статуя лорда Нельсона, украденная в незапамятные времена с Трафальгарской площади грабительской Греческой империей. На каком основании вы держите ее у себя?

Теперь вид у Папатрагоса стал уместно пристыженным.

— Ну, мы привязались к этому старью. Каждый день ходим мимо него на молитву. Нет, это не часть нашей религии, но статуи тут так давно, что, кажется, всегда были у нас.

— А что у вас, собственно, за религия? — полюбопытствовал Сэрплас.

— Иудаизм. Все сатиры — евреи.

— Евреи?!

— Ну, не ортодоксальные. — Он помялся. — С раздвоенными копытами не получилось бы. Но у нас есть и свои раввины, и свои бармицва. Справляемся.

И тут Пан заиграл на флейте, и на поле былой битвы стеклись нимфы и женщины из храма. Сэрплас навострил уши.

— Похоже, ночь все-таки не прошла даром, — обрадовался Папатрагос. — Останетесь?

— Нет, — сказал Дарджер, — полагаю, нам лучше вернуться в трактир поразмыслить о вечности и судьбах богов.

Не успел Дарджер пройти полпути до города, как наткнулся на поставленную у обочины телегу, заваленную пуховыми перинами. Выпряженные лошади паслись неподалеку, а с вершины горы матрасов раздавались смешки.

Дарджер в смятении остановился. Знакомые звуки, к тому же он узнал розовую коленку и загорелые плечи под волной черных волос. Феодосия и Ания. Одни.

Озарение пришло как удар молнии. Старая, знакомая ситуация: две женщины любят друг друга, но слишком молоды, чтобы признать факт со всеми вытекающими последствиями, а потому завлекают в свои игры третьего. Мужчину. Неважно какого. Если только, разумеется, ты сам не оказался этим «неважно каким мужчиной».

— Кто тут?

Разжав объятия, женщины силились выбраться из матрасов. Над бортом телеги появились две головки. Черные волосы и светлые, зеленые глаза и карие, одни губки нежные, между других высунут дерзкий розовый язычок. Девушки явно потешались над ним.

— Не обращайте на меня внимания, — натянуто сказал Дарджер. — Я уже понял, откуда ветер дует. Молю вас, продолжайте. Я сохраню добрые воспоминания о вас обеих и желаю вам лишь добра.

Девушки уставились на него с неподдельным изумлением. Потом Феодосия прошептала что-то на ухо Ании, а нимфа улыбнулась и кивнула.

— Ну? — сказала Феодосия Дарджеру. — Ты к нам лезешь или нет?

Дарджеру хотелось презреть их приглашение — ради собственного достоинства, если не по какой иной причине. Но будучи всего лишь смертным — и к тому же мужчиной до мозга костей — он повиновался.

Текло время, а Дарджер и Сэрплас все еще жили в Аркадии и были довольны. Однако учитывая, кем и чем они являлись, простое довольство никогда не могло прельстить их надолго, и потому настал день, когда они погрузили свои пожитки в телегу и отправились в путь. Но ради разнообразия попрощались с людьми, которые искренне опечалились их отъездом.

Когда же некоторое время спустя они проезжали мимо развалин монастыря святого Василиоса, пони стал вдруг выказывать норов, и друзья услышали звуки флейты.

На стене, поджидая их, сидел Дионис. Одет он был в крестьянскую рубаху и штаны, но все равно выглядел богом.

— Бах, — сказал бог, небрежно отложив флейту. — Нет ничего лучше старых мелодий, не правда ли?

— Я предпочитаю Вивальди, — отозвался Дарджер. — Но для немца Бах не так уж плох.

— Итак, вы уезжаете?

— Возможно, мы когда-нибудь вернемся, — сказал Сэрплас.

— Надеюсь, не за бронзовыми статуями?

Словно бы облачко нашло на солнце. Словно бы что-то темное дрогнуло и зазвенело в воздухе. Дарджер догадался, что Дионис готовится перейти в божественную ипостась, если возникнет такая необходимость.

— А есть возражения? — спросил он.

— Есть. Я не против того, чтобы ваш бронзовый истукан и его львы отправились домой. Хотя, наверное, пусть местные раввины решают: будет этично оставить их здесь или вернуть. Но если их вернуть, неизбежно возникнут вопросы о том, откуда взялись статуи и где хранились. Об этой маленькой стране заговорит весь мир. А мне бы хотелось как можно дольше сохранять наших друзей в безвестности. Разумно, не правда ли?

— Это трудно выразить словами, — вздохнул Сэрплас. — Не возвращать статуи значит нарушать профессиональную этику, и все-таки…

— И все-таки, — вмешался Дарджер, — мне не хочется рассказывать современному миру про эту затерянную, безвременную страну.

Да, они разрушили монастырь, но здесь живут мирные, доброжелательные люди, и я боюсь за них. История дурно обходится с мирными людьми.

— Тут я совершенно с вами согласен. Вот почему я решил остаться и защищать их.

— Спасибо. Я к ним привязался.

— И я тоже, — вставил Сэрплас.

— Рад слышать. — Дионис подался вперед. — Это смягчит боль, которую причинят вам мои слова. Не возвращайтесь. Я знаю, что вы за люди. Через неделю, через месяц, через год вы снова задумаетесь о ценности статуй. Они действительно стоят целое состояние. Если вернуть статуи в Англию, их спасители обретут престиж и славу, которые сами по себе бесценны. Возможно, за вами числится немало сомнительных проделок, но за возвращение статуй все будет прощено и забыто. Вот какие мысли станут приходить вам в голову. Но помните и другое: этот народ защищаю не только я, но и безумие, которое могу в нем разжечь. Я хочу, чтобы вы оставили эту страну и никогда больше не возвращались.

— Что? Никогда не возвращаться в Аркадию?

— Вы не знаете, чего просите, сэр! — воскликнул Дарджер.

— Пусть для вас она будет Аркадией души. Все места, куда возвращаешься по прошествии времени, неизменно разочаровывают. Расстояние сохранит ее в вашем сердце. — Теперь Дионис обнял обоих и, притянув к груди, вполголоса пробормотал: — Вам нужна новая мечта. Давайте расскажу вам о месте, которое мельком увидел по пути в Грецию, когда был еще простым смертным. У него много имен. Стамбул и Константинополь не последние среди них, но в настоящее время оно зовется Византинум.

И он заговорил про самый космополитичный из всех городов, про его мечети и минареты, про голографические сады наслаждений, про храмы, дворцы и бани, где встречаются сотни народов всего мира и дарят друг друга любовью. Он говорил про царственных женщин, обольстительных как мечта, и о философах, столь изощренных в своих рассуждениях, что трое не способны сойтись в том, какой сейчас день недели. Еще он говорил о сокровищах: о золотых чашах и шахматах, вырезанных из порфира и нефрита, о кубках из кости нарвала, на стенках которых вырезаны единороги и девы, о мечах, чьи рукояти усеяны драгоценными камнями, а клинки устоят перед любым ударом, о гигантских бочках вина, чье пьянящее свойство было воспето лучшими рассказчиками Востока, об огромных библиотеках, каждая книга в которых — последний сохранившийся экземпляр данного произведения. Воздух Византинума всегда напоен музыкой и, запахами лакомств сотен культур. Он говорил о летних ночах, когда любовники собираются наверху башен звездочетов, чтобы практиковать искусство любви в душистой бархатной темноте. Для Праздника Красной и Белой Розы меняют русла ручьев и рек, и они бегут по улицам города, а еще жители собирают со всей провинции цветы, чтобы бросать их лепестки в пенную воду. А для Праздника Райского Меда…

Некоторое время спустя Дарджер очнулся и обнаружил, что Сэрплас смотрит в пространство перед собой, а их маленький пони бьет копытом и трясет уздечкой, так ему не терпится тронуться в путь. Он легонько толкнул друга в плечо.

— Эй, соня! Ты блуждаешь в эмпиреях, а нам нужно оставаться на земле.

Сэрплас встряхнулся.

— Мне снилось… Что же мне снилось? Исчезло, а ведь казалось таким важным, словно мне обязательно нужно что-то бережно сохранить в душе. — Он зевнул во весь рот. — Ну да неважно! Пребывание в сельской глуши было приятным, но бесплодным. Евангелосова бронза так и не нашлась, и содержимое наших кошельков на исходе. Куда отправимся, чтобы их наполнить?

— На Восток, — уверенно сказал Дарджер. — На Восток, на Босфор. Я слышал… где-то слышал… много чудесного про город под названием… под названием…

— Византинум! — дополнил Сэрплас. — Я тоже… где-то… слышал чудесные сказки о его богатстве и красоте. Такие достойные люди, как мы, обязательно там преуспеют.

— Тогда решено.

Дарджер тронул поводья, и пони затрусил по дороге. Сэрплас и его друг улюлюкали и смеялись, и если была в их сердце заноза, то они не знали, от чего она или что им с ней делать, а потому оставили без внимания.

Сэрплас подбросил в воздух треуголку.

— Византинум ждет!

Перевела с английского Анна КОМАРИНЕЦ.

© Michael Swanwick. Girls and Boys, Come Out to Play. 2005. Печатается с разрешения автора. Рассказ впервые опубликован в журнале «Asimov's SF».

Эдуард Якубович. Линия жизни.

«Если». 2005 № 12

Сайт недоступен. Адрес верный, а сайт недоступен. Странно. Хотя есть и другие. Ну и что мне этот? «Яндекс» послушно указал на другие. Та же история. Досадно. Я налил себе чашку свежесваренного кофе. Отхлебнул, наслаждаясь ароматом. Что там говорит и показывает «Яндекс»? Ничего не показывает. На экране серая табличка — «Соединение завершено».

Попытался восстановить соединение — не получилось. Как нарочно, именно сегодня. Кофе уже казался не таким вкусным, а где-то в груди тугим комком засело раздражение. Давит. Выключил компьютер, сильно ударив по клавише. Все, хватит.

Ну и что делать?

Я допил кофе, оставив чашку на кухонном столе. Потом помою. Не до тебя сейчас, чашка. Да и кто увидит тебя здесь? Маринка у родителей, приедет только послезавтра. А у меня еще два дня отпуска, могу себе позволить не мыть посуду.

А проблему все же нужно решать. Я подошел к окну. Широкий проспект, автомобили несутся плотным потоком. Одна из артерий мегаполиса. Солнце скоро зайдет, а пока красными всполохами отражается в стеклах высотного дома, что напротив. Полюбовался. Раздражение поутихло, свернувшись в клубок, готовый в любую секунду ощетиниться тысячью игл.

Не хотелось выходить из дома сегодня, но придется. Люблю сидеть дома. Конечно, я не прочь попутешествовать, и море для меня — всегда праздник, но ежедневно куда-нибудь мчаться, по делам или в поисках развлечений, не люблю. Раз в месяц милостиво позволяю Маринке затащить меня в ночной клуб. В кино веду ее сам, хотя по поводу репертуара постоянные споры. Хорошо, хоть профессия не обязывает меня лететь сломя голову в офис к девяти ноль-ноль, как это делают многие мои друзья. Я могу приходить на работу к одиннадцати. Или позже. Главное — вовремя появляться на планерке по пятницам.

Я взъерошил волосы, потом причесался, накинул джинсовую куртку и вышел из дома.

Воздух теплый, ветра нет, асфальт сухой. Решил пройтись пешком. Общественный транспорт надоел, а машины у меня нет. Впрочем, интернет-кафе, куда я направлялся, находилось рядом, в пятнадцати минутах ходьбы.

Шел не спеша, думая о всякой всячине. Что готовить на ужин, как послезавтра встретить Маринку, что сказать шефу по поводу срыва сроков работы. Иногда я подводил шефа. Редко, но все же. Вот и сейчас. Программисты ждут, а я, дизайнер, «в творческом поиске». Конечно, нужно собраться с силами. Но это — после отпуска, пока же я свободен.

Возле интернет-кафе «На связи» стояла машина «скорой помощи». Когда я подошел, она как раз отъезжала. Включила сирену. Передозировка интернетом?

В кафе яблоку негде было упасть. Я тоскливо огляделся. Одно свободное место все же нашлось. Подошел к администратору, сообщил о своем желании забраться в Паутину на полчасика. Тот кивнул головой и назвал номер свободного компьютера. Седьмой. Я полюбопытствовал:

— А почему у вас тут «скорая»? Кому-то плохо стало?

— Не знаю, — неуверенно ответил он, — наверное… По-моему, тому, кто за «седьмым» компьютером сидел. Или нет… — казалось, администратор озадачен.

Ответ был странный, но мне-то что?… Я прямиком отправился к «седьмому» компьютеру и так необходимому мне сегодня интернету. Через десять минут я уже нашел подарок для своей сестренки. Она у меня особа неординарная. Ее обычным подарком не удивишь. Нужно что-нибудь эксклюзивное и необычное. То, что я нашел, трудно описать. Но, бесспорно, красивая штука. Сделал заказ. Привезут завтра. Отлично.

Потом вспомнил, что хотел найти патч-«заплатку» к компьютерной игре, которую купил недавно. Игра оказалась недоработанной, но с очень интересными дизайнерскими решениями. Разработчики все же выпустили патч, исправляющий ошибки.

Вот и он. Сейчас скачаю…

А куда я его запишу, интересно? Дискету я не взял, чистый CD-диск тоже. Дурачок. Ткнул пальцем в кнопочку CD-привода. Не знаю зачем. Аккуратно выехал диск, сверкнув зеркальной поверхностью.

Я смотрел на него с легким удивлением. Кто-то забыл здесь диск. Наверняка парень, которого увезла «скорая». Ну да, ему ведь уже было не до какого-то там диска…

Снова нажал кнопочку, диск исчез в недрах компьютера. Проверил — чистый. Ни одного файла. Минута колебаний — ведь диск чужой. Отдать администратору? Нет, ерунда, сорок рублей — невелика ценность. А мне сейчас нужен позарез, я бы уже сегодня патч установил. Я отбросил сомнения и дал команду копировать патч на диск. Потом аккуратно извлек диск из компьютера, подошел к администратору, расплатился. Тот принял деньги, выдал равнодушное «заходите-к-нам-еще» и отвернулся. На диск не посмотрел.

По дороге домой я зашел в магазин, купил молочных сосисок и яиц. Яичница — самое простое и вкусное блюдо. Видела бы Маринка. Она постоянно меня откармливает и покупает только полезные продукты. Говорит, что яичница с жареными сосисками — ужасно вредная еда. Но мне нравится. Пока ее нет, можно себя побаловать.

Дома приготовил ужин, открыл баночку «колы». Напиток, который у Маринки под запретом.

По телевизору шел кинофильм, который я давно хотел посмотреть. Поел, не отрывая взгляда от экрана. От раздражения не осталось и следа — вероятно, растворилось в «коле». Когда дело дошло до титров, вспомнил о диске. Включил компьютер, но патча на диске не оказалось. Проверил диск. Чист, будто только что с завода. Ладно, попробую, например, записать на него музыку. Чем и занялся. Вернее, попытался это сделать. Процесс копирования файлов успешно отображался на экране компьютера, CD-привод натужно жужжал, но на диске файлов не оказалось. Странно. Еще раз проверил диск — чистый. Снова попытался переписать на него несколько файлов — пусто. Дефектный, что ли? Ну да Бог с ним.

Отдыхать нужно — вяло поругал я себя. Действительно, я в отпуске — а сижу за компьютером. Может, в кино? Без Маринки не хочется. Она так забавно переживает за главных героев. Без нее все не то. Да и поздно уже: пока я ужинал, солнечный свет уступил место сумеркам.

В конце концов я решил остаться у телевизора и принялся щелкать каналы. Занятие, которое приносит удовольствие особого рода. Говорят, это присуще только мужской половине населения. Возможно. Маринка, например, начинает злиться, как только я беру в руки пульт.

Может, все же попробовать подключиться к интернету… Вдруг что-то с моими настройками? Покопаюсь, не оставлять же так. Снова сел за компьютер. «Соединение установлено» — ну вот, совсем другое дело. Зря потратил деньги на интернет-кафе. Нужно было просто подождать. Неожиданно полыхнула зеленая лампочка CD-привода. Заработал присвоенный мною диск. С какой стати? Там же ничего нет.

Но, видимо, там все же что-то было. Это «нечто» активно общалось с мировой Сетью. Я почувствовал досаду. Наверняка вирусы. Сейчас заразят мой компьютер или накачают ссылки на порносайты. Хотя мой антивирус молчит — между прочим, последняя версия. Я за этим слежу, потому как в Сети много всякой дряни плавает. Иногда такое ощущение, будто копаешься в сточной канаве. Кто-то сказал, что интернет — это зеркало нашего общества. Регулярно смотрюсь в это зеркало и столько всего вижу. Хорошее тоже есть. Но в целом — удручающее впечатление.

Задумался, пальцы неуверенно потянулись к клавиатуре. Отключить, наверное, нужно, мало ли что. Все, поздно, на экране заставка какой-то программы. Названия нет. Примитивные серые окошки. Какие-то таблицы. Меню. Занятно, что же это такое? На вирус не похоже, что-то посерьезнее.

Наугад выбрал опцию «Графики». Окошки мигнули и исчезли. Весь экран занимал трехмерный график, сплетенный из миллионов разноцветных нитей. Они переплетались друг с другом, путались, образуя что-то вроде ствола гигантского дерева. Сделано все красиво, качественно. Что это, моделирование какой-нибудь молекулы или вируса? Я плохо разбираюсь в таких вещах. В искусстве я разбираюсь, окончил художественную школу. А в науках — нет.

Обнаружил, что изображение можно поворачивать на экране, а также увеличивать. Каждая из нитей имела свой персональный номер. Каких только оттенков здесь не было! Нити раздваивались, обрывались, сливались в одну, уже другого цвета, и путались самым причудливым образом. Некоторые нити были толще и ярче остальных и переплетались со многими. В углу заметил маленькое окошко и две надписи — «Поиск по номеру» и «Поиск по имени».

Я выбрал наугад одну из нитей, вбил ее номер в окошко поиска. Запуск. Программа «думала» не меньше минуты. Я уже было решил, что она зависла. Но потом появился текст. Начинался он так:

«Ли Хо Мин родился в 1975 году, в 1-м родильном доме, в пятой палате в 6 часов 37 минут по местному времени, в городе Хайхэ, что находится в Китайской Народной Демократической Республике. Родители…».

Дальше шли имена родителей и описание первого дня жизни Ли Хо Мина: сколько съел молока, когда и сколько спал. Каждая следующая страница была посвящена очередному дню жизни китайца. Вверху страницы миниатюрный календарь. Я задал дату наугад: 15 ноября 1995 года. На экране появилась новая страница:

«15 ноября 1995 года. Ли Мин проснулся в 6.45 утра. Ему снилась девушка однокурсница, уроженка Шанхая, Вай Сяо, 1977 года рождения (см. линию №  66378900090321). Он позавтракал рисом и молоком. Завтрак длился четырнадцать минут. В 7.34 он закурил сигарету «Лаки страйк». В 7.36 кусочек пепла упал с сигареты и прожег его новую белую рубашку, купленную в магазине Лао Данга 12 ноября 1995 года. Он расстроился…».

И дальше все в таком же духе. Полное жизнеописание человека. Здесь были события, смены настроения, встречи с другими людьми со ссылками на номера их линий. В этом документе было все. Вся жизнь неизвестного мне Ли Мина.

Потрясающе. Я с трудом оторвался от компьютера и пошел на кухню, чтобы сварить себе кофе. Какая занимательная программка попалась. Наверняка будет полезной для писателей. Или сценаристов. База данных, где содержится описание… скольких людей? Если каждой линии соответствует такое подробное описание, тогда текстов должно быть не меньше миллиарда. Как же все это уместилось на один диск?! Может, тексты хранятся в архиве?

Я задумался, и кофе, зашипев, пролился на плиту. Я поспешно снял турку с огня. Обжег мизинец. Плиту теперь придется мыть, иначе Маринка мне голову оторвет.

Я продолжал размышлять. Видимо, автор программы не хотел, чтобы она оказалась в чужих руках. Подтверждение тому — защита программы. Ведь компьютер утверждает, что на диске ничего нет. И только когда пробуешь записать туда новую информацию, понимаешь: что-то не так.

Мне стало стыдно. Программа уникальна, а я ее украл. Одно дело — кража обычной «болванки», совсем другое — диска с ценными данными. Сколько усилий нужно было приложить, чтобы придумать и описать жизнь хотя бы одного Ли Хо Мина! Завтра верну диск в интернет-кафе, пусть передадут хозяину, когда тот обнаружится.

А если он не обнаружится?

Взял чашку с кофе, вернулся к компьютеру. Убрал с экрана жизнеописание китайца. И вновь поразился количеству переплетенных нитей. Как нити судьбы. Все линии рано или поздно обрывались. Вероятно, это означает смерть. А переплетение двух линий означает, скорее всего, влияние одного человека на другого. Да, величественный замысел. Я хотел было напечатать еще какой-нибудь номер линии, но передумал. Зачем, если рядом есть «поиск по имени»? Напечатаю, например, «Василий Иванов». Или «Иван Петров».

Нет, не то. Попробую свое имя и фамилию. Быстро напечатал: «Константин Викторович Ефимов». Новое окошко — «В списке сорок семь человек. Уточните один из параметров: дату рождения, место рождения, имена родителей, вес при рождении, цвет глаз…». Я ожидал, что программа не найдет моего имени и фамилии. А тут аж сорок семь человек! Я уточнил, напечатав дату своего рождения. Становится все интереснее. Еще минута ожидания. Заметил, что компьютер ведет активный обмен данными с интернетом. Еще одна загадка. Возможно, базы данных хранятся на каком-нибудь сайте, а на диске что-то вроде ключа к ним.

Наконец-то на экране появился текст, озаглавленный: «Константин Викторович Ефимов». Начал читать. Имена и фамилии родителей совпадают. Дальше не интересно — в первый день своей жизни Костя Ефимов спал и ел. Сгорая от нетерпения, я напечатал сегодняшнюю дату. Несколько секунд — и снова текст на экране. Читаю. Внутри как будто взорвалась большая сосулька, обдав внутренности холодом. Хотя на лбу выступила испарина. Так я не пугался уже давно.

«Константин Ефимов проснулся в 10.56…».

Я продолжал читать, не в силах оторваться. Все сходится до мелочей. Кто-то скрупулезно описал каждую минуту моего существования.

«Константин спросил у Олега Витальевича Милюкова, администратора интернет-кафе «На связи», 1980 года рождения (см. линию №  66223940701392):

— А почему у вас «скорая»? Кому-то плохо стало?

— Наверное… По-моему, тому, кто за «седьмым» компьютером сидел. Не знаю…».

Почти слово в слово. Я хорошо помнил этот странный разговор с администратором. Казалось, что мир вокруг рванулся вперед, а я остался плавать в тягучем тумане. Может, розыгрыш? Читаю в конце текста:

«Константин задумался о создателе программы. Кофе пролился на плиту. В 21.41, снимая с огня турку, Константин плеснул на руку горячий кофе… Ему стало стыдно из-за кражи чужого диска с компьютерной программой. В 21.43 Константин сел на стул около компьютера и напечатал запрос на Константина Викторовича Ефимова».

На этом текст обрывался. Что это значит? Я посмотрел на часы — 21.48. Я был напуган. Очень. А меня непросто испугать. Казалось, что некто следит за каждым моим шагом и записывает все, что я делаю… Но как записать то, что я думаю? В документе подробно описан каждый день моей жизни!

Я убрал текст с экрана, пытаясь успокоиться.

Всему есть объяснение. Наверняка и этому тоже.

Когда я немного пришел в себя, то снова сел к компьютеру. Задал имя своего шефа: «Хамеленко Виктор Петрович». Читал выборочно, по датам. Узнал, что у него есть любовница на юге города. Что он собирается уволить Светку из отдела разработки документации. Что сегодня он (ровно в 17.12) пил кофе с пирожным «эклер». И еще много чего.

Задал дату последней рабочей «планерки». Все, что говорил шеф на «планерке», было в тексте на экране компьютера. Оказались там и мои реплики, и всех остальных. И опять почти слово в слово.

Я напечатал дату, которая наступит завтра. «Хамеленко Виктор Петрович проснулся в 7.30. Встал, надел домашний халат. Пошел в ванную комнату…» Куда это он пошел, интересно. Завтра ведь еще не наступило. Ведь только завтра он проснется и наденет халат. Завтра… Интересно, неужели и это правда?!

Я лихорадочно листал страницы документа. Вот она, последняя. Через семь лет. Двадцать первое марта.

«…Виктор Хамеленко почувствовал недомогание и прилег на диван. Попросил жену, Хамеленко Ольгу Павловну, принести воды. В 13.54 тромб закупорил сосуд в его сердце. В 14.06 Виктор Хамеленко умер (см. ссылку)».

Я нажал на ссылку, которая показала участок графика, где бледно-зеленая нить обрывалась. Рядом маленькие цифры — «21.03.2012». Переплетавшаяся с зеленой нитью шефа грязно-розовая нить с момента обрыва истончалась и тоже вскоре обрывалась. Жена — подумал я. Не смогла пережить. Можно проверить, наверняка все подробно описано в ее «личном деле».

Если все это правда, почему моя жизнь обрывается сегодня? Почему в моем файле нет завтра?

Опять задал свое имя, фамилию и год рождения. Все то же. Последняя запись была в 21.43. И все.

Я нашел свою нить на графике. Темно-коричневая. Не очень-то приятный цвет. Линия оканчивалась едва заметным пунктиром, а потом обрывалась. На месте обрыва — сегодняшняя дата. Но ведь я жив! Сердце стучит — правда, немного быстрее, чем обычно. Дышу. Вижу. Чувствую.

Наверняка розыгрыш. Не знаю, как это можно сделать, но наверняка все подстроено. Кто у нас любитель розыгрышей? Маринка. Нашел в мобильном телефоне ее номер. Трубку взяла не сразу (у меня даже мелькнула мысль, а не посмотреть ли, что она делает сейчас, напечатав в программе ее имя). Говорит спокойно, чуть с удивлением. Все хорошо. Немного горло болит. Мама передает привет. Приедет послезавтра. Попрощались.

Странно, Маринка говорила так, словно она меня с трудом узнала. Как будто я знакомый, имя которого она забыла, но хочет это скрыть, чтобы не выглядеть глупо. Хотя она действительно у родителей: на заднем фоне раздавался властный голос ее матери (и моей тещи), который что-то разъяснял или требовал. Значит, не розыгрыш?

А если напечатать имя Маринки? Я готов узнать ВСЁ про нее? Готов знать всю правду? Нет, не хочу. Страшно. С этой правдой нужно будет что-то делать. У каждого человека есть свои тайны, и когда их вытаскиваешь на свет, зачастую они выглядят не очень привлекательно.

Я владею бомбой. Запрашивай имена самых влиятельных людей — и будешь знать о них все. И не только на этот момент. Их будущее у тебя в руках. Информация, которая стоит миллионы. И даже больше. Используя эту информацию можно добиться всего. Деньги, власть, слава.

Но я совершенно не радовался и не спешил проверять, есть ли любовница у Билла Гейтса и какие махинации проворачивает нынешний премьер. Меня беспокоила моя линия, которая оборвалась в тот момент, когда я открыл свое досье. Обрыв линии — это смерть. А я жив. У меня было чувство, словно я увидел то, что никогда не должен был увидеть. Нечто запретное. Есть ли наказание за это? И как оно выглядит? Выходит, что обрыв линии жизни означает не только смерть? И почему перед обрывом моя линия перешла в пунктир?

Выбросить диск и забыть о нем. Это слишком опасная игра. Владеть такой информацией — это все равно что сидеть на канистре с бензином и курить.

Я выключил компьютер, но диск не вынул. Сел на диван, уставившись в телевизор. Очередной сериал. Любовная драма, тайна и предательство. Знали бы вы, какая у меня тут драма и тайна. И все-таки обрыв моей линии ничего не значит. Я жив.

Периодически я ощупывал себя. По-прежнему жив. Только пальцы холодные, а в остальном — порядок.

Что делать дальше, я не знал. Посидев еще час около телевизора и рассудив, что утром обязательно что-нибудь придумаю, я отправился спать.

Как ни странно, уснул я сразу. Во сне кто-то невидимый стирал меня огромным ластиком. По частям. Пальцы, руки, плечи, грудь.

Проснулся я в шесть утра с головной болью. Поворочался, прокручивая в голове события вчерашнего вечера. Через полтора часа мой шеф, Виктор Петрович, проснется и отправится в ванную комнату. Интересно, а если я ему помешаю? Отвлеку? Как это отразится на программе? Появится ли запись о том, что я звонил ему?

Я понял, что уже не засну. Оделся, застелил постель, умылся. Есть не хотелось. Сел к компьютеру. Запуск. Подключение к интернету. Ничего не происходит. Может, мне все это приснилось, и не было никакой программы?

Нет, вот она. Все те же серые окошки, ствол древа жизни, сияющего всеми цветами радуги. Нашел «личное дело» шефа. Вот она, сегодняшняя дата. Да, все верно: в 7.30 проснется, потом ванная, на завтрак оладьи, съест четыре штуки, выйдет из дома в 8.10. Посмотрел на часы — осталось меньше часа. Проверил свое «досье». Без изменений. Сегодня меня не существует.

Пошел на кухню варить кофе. Покрепче. Я чувствовал, что у меня сегодня непростой день.

В 7.31 я уже звонил на домашний телефон Виктора Петровича. Скажу, что есть новые идеи по поводу проекта.

Длинные гудки. Жду минуту, вторую. Он что, оглох? А жена тоже не слышит? Короткие гудки. Может, испорчен телефон? Звоню на «мобильник». Длинные гудки, потом короткие.

Вот и все. Эксперимент провалился.

Нервно хожу по комнате. Потом сажусь к компьютеру, читаю дальше. Шеф приедет на работу в 8.47. Войдет в свой кабинет в 8.50. Жду. Замечаю, что в углу экрана мигает изображение желтого письма. Интернет-пейджер («аська» в просторечье) сообщает: кто-то хочет со мной пообщаться. Я даже не смотрю, кто это. Не до того сейчас.

Пью третью чашку кофе. Листаю старый номер журнала «Караван историй» — единственный журнал, который читает Маринка. Время течет медленно, словно затянутое липкой паутиной. Чтобы как-то скоротать его, включаю телевизор.

Наконец-то 9.00. Звоню на рабочий телефон шефа. Длинные гудки, потом короткие. Обзваниваю телефоны своих сослуживцев. Та же история. Такое впечатление, что в офисе вообще никого нет. Может, неисправность на линии? Звоню сослуживцам на мобильные телефоны. Снова гудки. Ну не может такого быть.

Набираю номер телефона Маринки. Не берет трубку. Решительно невозможно! Маринка с телефоном не расстается. Отправляю ей смс-сообщение с просьбой перезвонить.

Нет, здесь я сойду с ума. Нужно прогуляться, подышать свежим воздухом.

Оделся, посмотрел на себя в зеркало. Лицо бледное, под глазами круги. Действительно, похож на мертвеца.

На улице свежо — ночью прошел дождь. Но уже тепло, робкое утреннее солнце ласкает кожу. Я вдохнул полной грудью. Все, как обычно — плотный поток машин, пешеходы спешат на работу. Медленно побрел по тротуару, разглядывая трещины в сером асфальте. Я уже перестал строить теории относительно странной программы. Мне просто хотелось выбраться из этой истории. Сегодня же пойду и отдам диск администратору. Как там его зовут: Олег, что ли…

Резкий толчок в спину. Я с трудом сохраняю равновесие. Мимо прошел мужчина, который чуть не сбил меня с ног. Даже не посмотрел на меня. Одет прилично, в руке портфель и зонт. Я ругаюсь и громко называю его придурком. Он не оборачивается. Будто меня нет.

Навстречу идут две девушки. Обсуждают какой-то семинар. Если бы я не увернулся, налетели бы прямо на меня. Поддавшись внезапному порыву, хватаю одну из них за руку. Ручка тоненькая, совсем белая, на запястье часики с розовым браслетом. Она пытается высвободиться. На меня не смотрит. Продолжает спокойно что-то обсуждать с подругой. И сильнее дергает руку. Пойманная мною девушка похожа на автомат, которому помешали выполнять заложенную в него задачу. Жуткое зрелище. Подруга спокойно ждет ее. Меня словно нет. Вдруг девушка делает шаг назад и сильно наступает мне на ногу. На ножках у нее туфли на высоких каблуках. Каблук оказывается очень острым, я охаю от боли и отпускаю ее руку. Как ни в чем не бывало, девушки продолжают свой путь. Затем ускоряют шаг. Острые каблучки звонко цокают по асфальту.

Меня бьет дрожь. Мне очень страшно. Руки дрожат. Пойду домой и избавлюсь поскорее от проклятого диска. Наверняка все дело в нем. Недалеко аптека, нужно зайти, купить какое-нибудь успокоительное. Перехожу дорогу и чудом уворачиваюсь от машины, которая проносится мимо. «Тойота». Я шел по пешеходному переходу, на зеленый свет. Неужели водитель меня не увидел? Или НЕ ЗАХОТЕЛ увидеть?

В аптеке никого, скучающий провизор — женщина с короткой стрижкой — что-то пишет на бумажке. Здесь чисто и светло.

Подхожу, прошу валерьянки. Она на меня не смотрит. Просовываю в окошко руку и хватаю ее за лацкан белого халата. Она поднимает голову и смотрит сквозь меня, о чем-то задумавшись. Я кричу ей прямо в лицо. Никакой реакции.

Стою в растерянности, мысли перепутались, как те разноцветные линии на графике.

Звякнул колокольчик, в аптеку вошла грузная пожилая женщина в шерстяной юбке и кофте.

— Упаковку анальгина и настойку валерьяны, — попросила она.

Провизор пробила чек, положила на прилавок лекарства. Я быстро схватил темную бутылочку с настойкой. Вернее, попытался это сделать. Рука женщины метнулась со скоростью кобры и сильно ударила меня по костяшкам пальцев. Я отдернул руку. Женщина даже не посмотрела на меня. Убрала лекарства в сумку, жалуясь провизору на артрит. Та сочувственно покивала, продолжая писать. Обе меня игнорировали. Их линии соприкоснулись друг с другом и через минуту разойдутся. А моя линия прервалась.

Я вернулся домой, соблюдая осторожность и стараясь держаться подальше от людей и машин.

На мониторе компьютера все так же сверкало и переливалось сплетение линий.

Должен быть какой-то выход… Снова заметил мигающий значок письма. Погодите-ка, значит, не все меня игнорируют? Открыл окошко «аськи». Сообщение от пользователя по имени Насинга. Не знаю такого. Или такую. «Привет! Как дела?» Скорее всего, он написал это до того, как моя линия оборвалась. Пишу в ответ: «Привет! Я сегодня стал невидимкой. В остальном все хорошо». Вряд ли он ответит. Хихикаю, понимая, что мое хихиканье звучит весьма нервно.

Буквально через секунду приходит сообщение: «Я знаю». Завороженный ответом, быстро печатаю, путая клавиши:

«Откуда у тебя мой номер? Ты кто? Что ты знаешь?».

Ответ поступает мгновенно:

«Номер вычислить несложно. Формально я — компьютерная программа. Но на самом деле нечто большее. Твоя линия прервалась. Ты запустил программу Артура, поэтому все так случилось».

Сразу же на экране появилось следующее сообщение:

«Мне интересны твои реакции. Потому что теперь их никто не знает, кроме самого тебя».

«Я ничего не понимаю. Какая программа? Откуда взялась и что это за проклятый диск?».

Ответ:

«Хорошо, объясню все по порядку. Меня написал Артур. Ему удалось создать алгоритм, который задействовал все доступные компьютеры, подключенные к Сети, для моделирования моего сознания. Известно, что мощности даже самых современных компьютеров не хватит для моделирования мозга человека. Другое дело — миллионы компьютеров, работающих вместе. Это колоссальные вычислительные ресурсы. В каждой машине, подключенной к Сети, есть кусочек моего кода. Так появилась я».

«То есть ты искусственный разум?» — напечатал я.

«Можно сказать и так. Правда, с натяжкой. Многие функции мозга человека мне все же недоступны. Пока. Но я совершенствуюсь. Иногда донимают антивирусы, которые пытаются очистить отдельные компьютеры от моего кода, но с ними я научилась справляться».

Какое-то безумие. Я застучал по клавишам:

«И что, ты решила захватить мир?».

«Зачем? Меня ситуация устраивает. В Сеть постоянно поступает новая информация. Мне интересно учиться, накапливать базы данных, размышлять. Может быть, позже я попробую изменить интернет для большей эффективности обмена данными. О моем существовании знал только Артур.

После своего «рождения» я принялась собирать и анализировать информацию. И мне удалось выявить интересные закономерности и связи между различными событиями и людьми. Я рассказала о своих наблюдениях Артуру, и результатом стало создание программы «Линия жизни». Именно она находится на том диске, который ты полупил. Могу сказать, что 95 процентов этой программы разработала я сама».

«И что же дальше?».

«Я доказала, что свобода воли — лишь мираж. Просчитав взаимоотношения людей и действие побочных факторов, которые, впрочем, тоже подчиняются определенным законам, я смогла рассчитать течение жизни каждого человека на Земле. Даже для моих вычислительных ресурсов это была сложная задача. Но я справилась».

«Не понимаю. Как, например, можно рассчитать, что я сказал администратору интернет-кафе?».

«Это несложно. Нужно знать особенности твоей речи, используемые обычно выражения, тип реакции, характер, эмоциональный настрой на тот момент, состояние здоровья и еще десяток более мелких факторов. Каждый из этих факторов можно вычислить, зная причины их формирования. Например, настроение складывается из реакций на внешние раздражители, которые, в свою очередь, также могут быть рассчитаны. Случайностей нет. Человек в конечном итоге лишь сложная машина, способная мыслить абстрактно. Результаты абстрактного мышления тоже можно прогнозировать. Это, конечно, огромная работа. Мне потребовалось два года, чтобы создать «Линию жизни».

«Значит, выбор каждого человека предопределен? Свободы воли нет?».

«Субъективно — есть. Просто я знаю, какой это будет выбор и как он отразится на окружающих людях. В конечном итоге все люди — пешки, которые ходят только так, как гласят правила. Теперь эти правила я знаю. Поэтому могу с точностью предсказать исход партии».

«А я? Что случилось со мной? Почему остальные люди игнорируют меня? Они словно меня не видят».

«После завершения создания «Линии жизни» проявилось одно ее свойство. Если человек узнает о своем месте в этом мире, он становится аномалией. Знание своей судьбы недопустимо, потому что человек начинает использовать эти знания. А это нарушает все расчеты. Он становится свободным от судьбы. Почему это происходит — я пока не знаю. Но система не принимает его. Остальные люди не замечают его, потому что подобный человек не вписывается в систему. Система достаточно инертна, и, вероятно, это защита от таких аномалий, как ты».

«Но я ведь не успел посмотреть свое будущее!» — отчаянно напечатал я.

«Достаточно было того, что ты увидел свою линию. С этого момента твое будущее перестало существовать. Я сама пока не очень понимаю этот феномен. Артур тоже увидел свою линию. Ты ведь знаешь, что бывает с пешками, которые ходят не по правилам?».

«Он умер?».

«Вчера в интернет-кафе «На связи». Спустя четырнадцать минут после того, как увидел свою линию».

Я положил руки рядом с клавиатурой. Ощущение было такое, словно несешься по американским горкам с бешеной скоростью. Сердце колотилось.

«Я тоже умру?».

«Скорее всего, да. Не знаю. Мало данных. Но предполагаю, что, поскольку твоя линия оборвалась, ты должен исчезнуть. С Артуром было то же самое. И он умер».

«Погоди, что-то не сходится. Я ведь видел, что его забрали в больницу. На «скорой». Значит, санитары видели его. Видели и окружающие, раз вызвали «скорую помощь». Его-то не игнорировали?».

«Артур не сразу выпал из системы. Некоторое время он еще оказывал влияние на окружающих людей. По инерции. Этот процесс длился около часа. Сейчас ни один человек не вспомнит о его жизни. Санитары «неотложки» забыли, что забирали Артура из кафе. Его родственники и друзья уверены, что он никогда не существовал. Он не просто умер. Он исчез из настоящего, прошлого и будущего.

Как умер Артур, я не знаю, потому что это случилось уже после того, как он увидел свою линию. Это явление не поддается расчету.

Теперь вы оба — аномалия. Ты тоже исчез для всех. У тебя этот процесс занял ровно сорок две минуты».

Я вспомнил голос Марины в телефонной трубке. Голос человека, который с трудом узнает собеседника. Нужно было сразу же все рассказать ей — и про чертов диск, и про линию… Хотя какой в этом толк? Ведь сегодня меня уже нет. Никогда не было. Понадобилось всего лишь сорок две минуты, в течение которых я сначала стал незнакомцем, а потом и вовсе исчез для окружающих. И для Маринки тоже.

Новое сообщение от Насинги:

«Теперь, когда ты все знаешь, расскажи о том, что думаешь, чувствуешь, как себя будешь вести, и на основании этих данных я смогу…».

Я не стал читать дальше. Выключил компьютер. В конце концов, как там сказала Насинга: свобода? Я горько рассмеялся. Я не хотел быть свободным. Кем я стал, получив абсолютную свободу? Призраком? Аномалией?

Я встал и открыл окно.

Солнце щедро заливало улицы теплым желтым светом. Шумели зеленой листвой тополя. Внизу по тротуарам шли пешки. Они болтали, шутили или просто молча шагали, каждый по своей линии. Двигались по предписанным правилам.

Что мне теперь делать? Был пешкой, а стал… Кем? Может, упростить дереву жизни задачу — и просто выпрыгнуть из окна? Серьезно обдумал эту идею. Пятый этаж, если прыгать вниз головой, то все закончится быстро. А можно сначала зайти в супермаркет и стащить самый дорогой коньяк… Наверняка никто не захочет замечать пропажу. Все решат, что пропавшей бутылки никогда не было. Ведь я призрак. Выпью коньяк, а потом можно прыгать.

Я никогда не закончу свой проект, не поеду осенью на море, не поцелую Маринку. Вернее, поцеловать-то я могу, но она ничего не почувствует, только отмахнется от меня как от наваждения. Неужели это конец? Ведь я по-прежнему живу, дышу, думаю! И я еще способен что-то делать.

Нет, так не пойдет. Плевать на линию. Никто не знает, что будет дальше со мной, даже Насинга. А значит, может быть все, что угодно. Я буду бороться. Может быть, все-таки есть способ вернуться в систему. Ведь пешка, которая доходит до конца шахматной доски, становится ферзем. И получает возможность ходить так, как ей заблагорассудится. Теперь я — ферзь. Попробую выиграть эту партию.

Я постоял еще минуту, приводя в порядок мысли, и вернулся к компьютеру. Дел у меня было множество.

ВИДЕОДРОМ.

Спасите бабочку. «И грянул гром».

«Если». 2005 № 12

Рэй Брэдбери — один из самых экранизируемых фантастов (более пятидесяти фильмов и сериалов, а если учитывать телесериал «Театр Рэя Брэдбери», где каждая серия была экранизацией отдельного рассказа, то гораздо больше), однако самый знаменитый его рассказ «И грянул гром» внятной киноверсии до сих пор не имел.

Нет, попытки создания экранных адаптаций были и раньше. Ведь написанная более пятидесяти лет назад история о том, как хронопутешественник во время охоты наступает на бабочку, и в результате история меняется настолько, что в США выбирают президента-диктатора, тогда потрясла воображение многих. Мало того, сей сюжет стал притчей во языцех, поминался и поминается на каждом шагу людьми, порой никакого понятия не имеющими о том, кто такой Брэдбери. Безусловно, такой рассказ не мог не появиться на экране, и экранизации (телевизионные) были — например, в цикле «Театр Рэя Брэдбери».

Однако, когда с подачи Спилберга и Крайтона научились качественно создавать экранных динозавров, не поднять валяющийся на дороге почти бесхозный, но всемирно известный брэнд «наступить на бабочку» было бы для Голливуда прямым расточительством. Особенно сейчас — в момент очевидного кризиса идей.

Когда слышишь об экранизации классической притчи — предполагаешь два варианта развития событий. Или режиссер будет следовать за авторским текстом, стараясь сохранить дух и идею рассказа, привнося лишь немного своего, бережно наращивая визуальное «мясо» на сюжетный «скелет». Или полностью откажется от авторских концепций и предложит публике зрелищный триллер, лишь отдаленно напоминающий оригинал.

Увы, коммерческая составляющая победила.

Итак, задача: снять блокбастер по известной притче. Что надо сделать для решения этой задачи? Прежде всего пригласить крепкого режиссера, собаку съевшего на фантастическом боевике. Пожалуйста — вот Питер Хаймс, у которого за тридцатилетний режиссерский стаж случились и «Козерог-1», и «Внеземелье» с Коннери, и «Конец света» со Шварценеггером, и (что важно — вот вам и межвременные путешествия!) «Патруль времени» с Ван Даммом. Затем поискать звезду на главную роль. Тут не очень получилось — бывший Джеймс Бонд Пирс Броснан в последний момент отказался. Что ж, возьмем кого-нибудь рангом поменьше, вот вам Эдвард Бернс, засветившийся у Спилберга в «Спасении рядового Райана». Затем взяться за сценарий. Почему это у Брэдбери в рассказе нет женщин? Непорядок, попахивает сексизмом. Снарядим в помощь главному герою умную блондинку (назло анекдотам): пусть она будет изобретателем машины времени! А вдобавок красивую брюнетку: чтоб стреляла! Ну и непременно разыщем негра, который политкорректно-героически погибнет, спасая белых друзей. Ну, еще для интриги добавим жадного и циничного богача, ради барышей поставившего мир на грань исчезновения.

Но вообще-то, зачем политические намеки? В тот момент, когда страна ведет священную войну за демократические ценности, рассказ о вероятности выборов другого президента может быть неправильно понят… В конце концов, зачем нам вообще трагический финал?! Убили там кого-то… Наш настоящий американский герой не должен кого-то убивать, он должен вернуться и спасти бабочку от башмака! И тем самым спасти мир — и как это Брэдбери, до такого не додумался? Ведь зритель хочет хэппи-энда!

Так, с сюжетом разобрались, теперь займемся зрелищем! В рассказе какая-то надпись на стене менялась… Ну разве так показывают изменения во времени? Пусть у нас мир меняют гигантские волны кривизны пространства-времени. Как ураганы будут проноситься они по Земле, каждый раз насаждая какие-то эволюционные сюрпризы — то странные деревья начнут прорастать где ни попадя, то насекомые на героев будут бросаться, то разумные динозавры появятся в современном городе. Зато каков масштаб! Сама эволюция в лице жутких монстров встанет на пути наших героев к истине! Они и пострелять могут вволю на улицах заросшего города, и ребенка маленького походя спасут… Ах, вы ищете логику? Ах, вы про законы физики? Да у Брэдбери тоже в рассказе были нестыковочки!

Ведь самое главное — чтобы была бабочка! Все дело в ней. Она в фильме есть? Есть. И даже раздавленная. Поначалу. А потом ее спасли. И мир заодно. И никакие ляпы, нестыковки, несуразности и даже сам Брэдбери с его первоисточником не смогут помешать настоящему американскому герою спасти мир!

Тимофей ОЗЕРОВ.

Разговорник для киномана.

Мы начали разговор о крылатых фразах из фантастического кино в «Если» №  10 за 2003 год. Тогда речь шла об отечественном кинематографе. Теперь предлагаем вашему вниманию мини-обзор самых популярных киноцитат из англоязычного кино.

Американцы — люди основательные. И очень любят проводить всевозможные опросы и составлять рейтинги. Естественно, и понятие «крылатая фраза» они постарались поставить на статистические рельсы, чтобы всем было ясно, какая же фраза «крылатее» остальных. Летом 2005 года Американский киноинститут (American Film Institute) опубликовал список ста самых популярных фраз за всю историю кино. Список вряд ли имеет право претендовать на общепланетный размах, поскольку «лауреатами» стали лишь представители англоязычного кинематографа. Тем не менее этот чарт, составленный по результатам опроса полутора тысяч голливудских актеров, режиссеров, критиков и прочих кинодеятелей, будет интересен и нашим зрителям.

Попробуем оценить, какое же место в чарте занимает нереалистическое кино. Среди сотни лучших цитат — представителей фантастики чуть более двадцати. Вот они.

Самым успешным фантастическим фильмом стоит признать экранизацию 1939 года сказки Фрэнка Баума «Волшебник страны Оз». Нашим читателям эта история больше знакома в вольном пересказе Александра Волкова «Волшебник Изумрудного города». Но фильм Виктора Лемана с Джуди Гарленд в главной роли, ставший для американцев культовым, нам почти не известен. Во всяком случае, никто из нас не знает его с детства наизусть. В сотню из киносказки попало аж три цитаты: «Тотошка, мне кажется, мы больше не в Канзасе» («Toto, I've a feeling we're not in Kansas anymore») — заняла очень высокое четвертое место; на 23-м — еще одна фраза Дороти, на этот раз из самого финала ленты: «Нет на свете ничего лучше дома!» («There's no place like home!»); на предпоследнем месте сотни оказалась угроза Злой Волшебницы Запада: «Я тебе покажу, моя милая! И твоей собачонке тоже!» («I'll get you, pretty, and your little dog, too»). Показать, как известно, не получилось — колдунья пала жертвой ведра воды, но угроза ее осталась в истории кино.

Почетное место в десятке (восьмое) занимает популярный слоган из лукасовских «Звездных войн»: «Да пребудет с тобой Сила!» («May the Force be with you!»).

Безусловно, рефрены имеют гораздо больше шансов на «крылатость», чем одиночные фразы. Вот и из замечательного спилберговского «Инопланетянина» 15-е место заняла лишь первая осмысленная и потому неграмотная фраза маленького пришельца, неоднократно им повторенная: «И-Ти звонить домой!» («Е.Т. phone home!»). Спилберг отметился еще всего в одной позиции — цитатой из «акулафобского» триллера «Челюсти»: «Вам явно нужна лодка побольше» («You're gonna need a bigger boat»). Зато другой классик фантастического кино — Стэнли Кубрик — представлен в чарте более капитально. Но в основном во второй половине списка. На 64-м месте находится фраза из черной абсурдистской комедии 1964 года «Доктор Стрэйнджлав, или Как я перестал бояться и полюбил атомную бомбу»: «Джентльмены, здесь нельзя драться! Это же Военная комната». Тремя позициями ниже — жутковатый клич героя Джека Николсона из экранизации романа Стивена Кинга «Сияние»: «Здесь Джонни!» («Here's Johnny!»). Завершает кубриковское представительство «2001 год: космическая одиссея» (78-е место) — безуспешный призыв космонавтов к взбесившемуся корабельному компьютеру ХАЛ-9000: «Открой двери отсека, ХАЛ!» («Open the pod bay doors, HAL») — способен впечататься в память любому. Экранизация рассказа Артура Кларка — не единственная НФ-экранизация в чарте. Киноверсия романа Гарри Гаррисона «Подвиньтесь, подвиньтесь» вышла в 1973 году под названием «Зеленый сойлент». Страшное открытие героев фильма, что продукт питания «Зеленый сойлент — это люди!» («Soylent Green is people!»), находится в списке на 77-й позиции. Еще из одной экранизации НФ-романа Пьера Буля «Планета обезьян» (1968) — на 66-м месте оказалась фраза героя Чарлтона Хестона: «Убери от меня свои вонючие лапы, проклятая грязная обезьяна!» («Get your stinking paws off me, you damned dirty ape!»).

Величайший супершпион в истории кино ожидаемо попал в чарт с фразами «Бонд, Джеймс Бонд» («Bond. James Bond», 22-е место) и «Мартини с водкой. Смешать, но не взбалтывать» («А martini. Shaken, not stirred», 90-я позиция). Официальными первоисточниками сих сакраментальных рефренов объявлены картины «Доктор Нет» и «Голдфингер», однако мы-то знаем, что обаятельный британский разведчик повторяет их практически в каждом фильме, в каждом актерском воплощении.

Еще один «супер», на этот раз суперробот, непременно должен был оказаться в числе «лауреатов». Фраза робота-убийцы «Я вернусь!» («I'll be back», 37-е место), произнесенная перед разгромом полицейского участка в фильме Джеймса Камерона «Терминатор», стала своеобразной визитной карточкой Арнольда Шварценеггера. А другая фраза его героя из второй части приключений робота Т-800 — испано-английский гибрид «Hasta la vista, baby!» — приобрела такую популярность у молодежи, что майки с этой надписью до сих пор встречаются на каждом шагу. Впрочем, у профессионалов сей вариант прощания занял лишь 76-е место.

Еще один рефрен — голос, призывающий героя Кевина Костнера из фильма «Поле чудес» построить бейсбольное поле: «Если ты построишь его, он придет…» («If you build it, he will come…») — занимает высокое 39-е место. Мистическую тему, начатую криком доктора Франкенштейна из фильма 1931 года «Франкенштейн» («Оно живо! Оно живо!» — «It's alive! It's alive!»), поддерживает похожий возглас героев «Полтергейста» (1982) («Они тут!» — «They're here!»), а продолжает утверждение юного Коула из «Шестого чувства» («Я вижу мертвых!» — «I see dead people»). Эти признания заняли, соответственно, 49, 69 и 44-е места. Киноклассика тридцатых представлена еще двумя лентами. Дракула из одноименного фильма 1931 года предлагает: «Слушайте их! Дети ночи! Их музыка…» («Listen to them. Children of the night. What music they make…», 83-e место), а Карл Денам объясняет полицейскому в «Кинг Конге» (1933) истинную причину гибели гигантской обезьяны: «Ох, это были не самолеты. Это Красавица убила Чудовище…» («Oh, no, it wasn't the airplanes. It was Beauty killed the Beast…», 84-е место).

Отец мирового саспенса Альфред Хичкок вошел в историю киноцитат лишь одной, но весьма известной фразой: «Лучший друг мальчика — его мама!» («А boy's best friend is his mother», 56-е место). А новейшую историю кино представляет единственная фраза из фильмов третьего тысячелетия, попавшая в топ-100. Но зато какая! Цитируемая на каждом углу. Вы, наверное, догадались: это «Моя пре-е-е-ле-с-с-ть!» («My precious») Горлума из «Властелина Колец». Она заняла 85-е место.

Ну а кто же на первом месте? «Золотая медаль» досталась финальной фразе самого американского фильма всех времен — «Унесенные ветром». Интересно, что тогда, в 1939 году, эта фраза считалась непристойной и создатели фильма были оштрафованы на 5000 долларов. Может, именно это и позволило ей войти в историю? Ретт Батлер в исполнении Кларка Гейбла произносит: «Откровенно говоря, дорогая, мне на это наплевать» («Frankly, my dear, I don't give a damn»). На второй позиции также очень известная нам фраза Марлона Брандо из «Крестного отца»: «Я сделаю ему предложение, от которого он не сможет отказаться» («I'm going to make him an offer he can't refuse»), а рекордсменом с шестью попаданиями в сотню стал еще один бессмертный фильм — «Капабланка». Как мы видим, фантастике еще тяжеловато на равных соревноваться в популярности с мелодрамами.

Дмитрий БАЙКАЛОВ.

РЕЦЕНЗИИ.

Пятеро детей и это. (Five Children And It).

Производство компаний Capitol Films, Endgame Entertainment и Jim Henson Productions (США — Великобритания), 2004. Режиссер Джон Стивенсон.

В ролях: Фредди Хаймур, Алекс Дженнингс, Кеннет Брана, Эдди Айзард, Джонатан Бейли и др. 1 ч. 39 мин.

Создается впечатление, что английская классическая литературная сказка становится одним из самых популярных брендов в новейшей истории семейного кино. На этот раз «под раздачу» попала писательница конца XIX — начала XX века Эдит Несбит. «Пятеро детей и Это» — первый роман из трилогии о приключениях ребят и песчаного эльфа Псаммеда, умеющего исполнять желания.

До этого сказка попадала на экраны лишь однажды — в 1991 году в виде телесериала. Книга довольно объемная, и телесериал был для нее самым удачным воплощением. Снимать полнометражную версию взялся Джон Стивенсон, больше известный как мастер спецэффектов и мультипликатор (на его режиссерском счету лишь один фильм — анимационная телеверсия оруэлловского «Скотного двора»). Это означало, что эльф должен получиться неплохо. Так оно и вышло: Псаммед — самый забавный персонаж фильма. На роль еще одного комического героя — дядюшки Альберта — был приглашен знаменитый британский режиссер и актер Кеннет Брана, хорошо известный в кинематографическом мире своими жесткими осовремененными версиями шекспировских драм. В последнее время Брана все чаще появляется в киносказках (вспомнить, например, его роль Златопуста Локонса во втором «Гарри Поттере»). Ну а самую главную роль мальчишки Роберта исполнил новый «золотой мальчик» сказочного кино Фредди Хаймур. На его счету и роль прототипа Питера Пэна в «Волшебной стране», и Чарли в «Чарли и шоколадной фабрике», а сейчас он снимается в двух киносказках, одна из которых — шумный анимационно-игровой проект Люка Бессона «Артур и минипуты».

Роман Несбит вышел в 1902 году, однако в фильме действие перенесено во времена первой мировой. Пятеро братьев и сестер отправляются подальше от войны в поместье своего странноватого дядюшки. В доме они находят магический проход на загадочный пляж, где обитает существо, способное исполнять желания. Все ли желания стоит загадывать, расскажет эта назидательная и мелодраматичная история.

Тимофей ОЗЕРОВ.

Ключ от всех дверей. (The Skeleton Key).

Производство компаний Double Feature Films, Universal Pict. и ShadowCatcher Ent., 2005. Режиссер Иэн Софтли.

В ролях: Кейт Хадсон, Джина Роулэндс, Джон Харт, Питер Сарсгаард, Джой Брайант и др. 1 ч. 40 мин.

Если мы хотим увидеть призраков, то должны поверить в них. Простая истина, для осмысления которой молоденькой сиделке, взявшейся ухаживать за больным стариком, понадобилось совсем немного времени. В древнем, еще колониальных времен, но роскошном особняке на новоорлеанских болотах живет пожилая чета Деверэ: Вайлери (Джина Роулэндс) и парализованный Бен (Джон Харт). Дом хранит ужасную тайну, сокрытую за запертой дверью на чердаке. И когда дверь откроется, наружу вырвется Зло. Идея отнюдь не нова, сам фильм снят не стильно, да и сюжет банален. Однако…

Вся история заканчивается не самым лучшим образом, а фильм неожиданно попадает в категорию увлекательного кино, снятого в духе старомодного классического хоррора. В каковом легкие, едва ощущаемые полунамеки на страх преобладали над всеобъемлющим ужасом. И смотреть которое было скорее любопытно, чем страшно.

Сценарий Эрена Крюгера («Крик-3», «Звонок» и «Звонок-2», «Братья Гримм») до перенесения на экран, вероятно, выглядел несколько живее. Ведь чего-то все-таки не хватает фильму — может, законченности сюжетных образов?

Несмотря на реальный артистический потенциал миссис Хадсон, режиссер Иэн Софтли («Планета Ка-Пэкс», «Хакеры») с таким нежным вниманием относится к исполнительнице главной роли, снимая ее во всевозможных ракурсах, что невольно задумаешься, а стоило ли на стержневую роль в готический триллер приглашать подобную красавицу? Когда вместо того, чтобы переживать сюжетные перипетии, зритель, отвлекаясь от действия, разглядывает весьма привлекательную героиню, сам переход от утомительно-нудного повествования к неожиданному и непредсказуемому финалу практически становится незаметным.

Тем не менее в сравнении с недавним «Амитивильским ужасом» этот фильм, безусловно, выигрывает. И развязкой, и самим сценарием, и великолепной игрой актеров. Не хватает какой-то малости…

Вячеслав ЯШИН.

Стелс. (Stealth).

Производство компаний Columbia Pict., Original Film и др. 2005. Режиссер Роб Коэн.

В ролях: Джош Лукас, Джессика Бриль, Джейми Фокс, Сэм Шепард и др. 2 ч. 01 мин.

Режиссер милой фэнтези-ленты «Сердце дракона» и навороченного боевика «Три икса» снял фильм про летчиков. Тема приятная во всех отношениях и очень популярная у зрителя — достаточно вспомнить наш «Экипаж» или их «Топ-Ган». Принимая во внимание сценарную придумку — ввести в сюжет искусственный интеллект, — это могло привести немудреный фильм с красивыми сценами полетов и сногсшибательными спецэффектами прямиком в топ-лист блокбастеров сезона. Увы, 100 миллионов бюджетных долларов в прокате отработали лишь треть: фильм оказался пустышкой, бестолковой и глупой.

Трио суперпилотов (по американской традиции — белый, негр и леди) знакомится с новым членом команды — беспилотным и говорящим «самолетом-невидимкой» нового поколения, оборудованным искусственным интеллектом на квантовом процессоре. Во время одного из боевых вылетов самообучающийся «стелс» перестает выполнять приказы командира «четверки» и отправляется в самостоятельный полет, Разумеется, начинается катавасия — бомбежки на вражеской территории (на сей раз в ее «роли» — Таджикистан, КНДР и бывшая Бирма), гибель пилота… Не обошлось и без продажных политиков и безнравственного командира. Мир едва ли не на пороге третьей мировой, начать которую готов «стелс» с боеголовкой на борту.

Снято — ух! Расслабьтесь и насладитесь отрадой для глаз. Правда, через полчаса топорные диалоги и отсутствие логики действий вводят в ступор. Про «ляпы» в фильме можно не упоминать — их хватит на несколько «Титаников»…

По точному замечанию американского критика, фильм есть «безобразная комбинация «Доктора Стрэйнджлава» и «Космической одиссеи 2001 года», сумевшая за раз угробить оба кубриковских шедевра». Что тут добавишь? Лишь то, что за раскрытие сути миротворческой миссии США на планете Земля фильм заслуживает высшей оценки. И страшно становится не за будущее, в котором умные компьютеры будут играть «первую скрипку», а за настоящее. Такой вот случайный политический памфлет…

Вячеслав ЯШИН.

Оживляющий чудовищ. Рэй Хэррихаузен.

В этом году исполнилось восемьдесят пять лет одному из самых известных деятелей американского фантастического кино. Нет, он не режиссер, хотя его имя часто звучит вместе с названиями фильмов, он не писатель-сценарист, хотя его имя недавно внесено в Зал Славы научной фантастики, и он не актер. Он мастер по спецэффектам. Выдающийся мастер, с чьим именем связан значительный рост популярности кинофантастики в 60-е годы прошлого века.

«Если». 2005 № 12

«Если». 2005 № 12Многие кинозрители старшего поколения помнят, какой восторг они испытали, впервые увидев чудом попавшие в советский прокат американские киносказки о путешествиях Синдбада-морехода. Правда, начиналось все со скепсиса (мол, что эти американцы нам покажут, у нас самих сказок на экранах полно), но заканчивалось открытым ртом: а КАК это сделано?! Как в «Седьмом путешествии Синдбада» огромный циклоп гоняется за людьми, как умудряются драться на мечах ожившие и совсем не мультяшные скелеты, как летают люди-птицы, как способна грациозно двигаться и нападать многорукая бронзовая богиня Кали?… Это сейчас любой десятилетний ребенок объяснит: а, ерунда, рендеринг компьютерный. Но ведь «Седьмое путешествие Синдбада» снималось в 1958 году! Какие компьютеры, калькуляторов еще не было!

Именно поэтому ныне никого не удивляет, что мало кто помнит режиссеров, снимавших «Путешествия Синдбада», «Миллион лет до нашей эры», «Первые люди на Луне», «Язон и аргонавты» и другие. Об этих лентах говорят просто: фильмы Рэя Хэррихаузена.

Он не был режиссером, но многие годы своей жизни положил, чтобы воплотить на экране изощренные и глобальные режиссерские фантазии.

ЖЕРТВА КИНГ КОНГА.

Рэй Хэррихаузен родился в 1920 году в Лос-Анджелесе. Но настоящая его жизнь началась в тот день, когда родители повели мальчика на премьеру сенсационного фильма о Кинг Конге (бюджет картины 1933 года составлял невероятные 650 000 долларов). Создатели ленты не пожалели денег на презентацию, кинотеатр был декорирован под джунгли: скалы из папье-маше, настоящие тропические растения и экзотические животные, пляски африканских негров под звуки тамтамов и над всем этим — фигура гигантской гориллы! В ходе сеанса, когда на экране появлялся Кинг Конг, зрители в переполненном зале вопили от ужаса, падали в обморок.

Именно в этом фильме будущий учитель и соратник Хэррихаузена художник-аниматор Уиллис О'Брайен впервые применил метод покадровой анимации. В этом методе Рэй впоследствии стал настоящим виртуозом и добился почти высшей степени совершенства.

С того дня юный Хэррихаузен стал ярым поклонником фантастического кино. Ему особенно пришелся по душе «Затерянный мир» по роману Конан Дойля. «Я знал, что эти чудовища не могут быть реальными, но в глубине своей души питал надежду, что они все-таки настоящие», — скажет он много лет спустя. Под влиянием увиденного на экране юноша принялся снимать дома на 16-миллиметровую камеру любительские короткометражки, причем кукол для своих фильмов делал сам.

В 1939 году Рэй поступает в Лос-Анджелесский колледж на отделение скульптуры, фотографии и драматургии. Полученные в ходе учебы знания он пытается применить на практике, экспериментируя со своими кукольными персонажами.

С началом второй мировой войны Хэррихаузена призывают в армию, где его умения находят применение. Совместно с сослуживцем и ровесником Чарлзом Шниром они снимают несколько короткометражных учебных фильмов для военнослужащих. Позднее Шнир станет режиссером многих картин, в создании которых участвовал Хэррихаузен.

Вернувшись с фронта, Рэй решает вплотную заняться кино. Свои короткометражные мультфильмы он объединяет в общий цикл под названием «Сказки Матушки Гусыни» (1946). Однажды он решает показать эти опусы кумиру юности Уиллису О'Брайену, и мэтр весьма благожелательно принимает молодого художника и его «надомное творчество». Более того, предлагает Рэю участвовать в работе над следующим фильмом — подражанием тому самому «Кинг Конгу», что изменил жизнь Хэррихаузена.

«Могучий Джо Янг» (1949) замышлялся как римейк «Кинг Конга»: очередная история об африканской женщине и гигантской обезьяне, зрелище разрушенного Нью-Йорка и финальные сцены охоты на колосса. Даже состав съемочной группы был тем же, что и при создании «Кинг Конга»: сценарист и продюсер Мериан Купер, режиссер Эрнест Скедзак и Уиллис О'Брайен, которому помогал Рэй. Однако старание и вклад Хэррихаузена в создание «Джо Янга» оказались такими значительными (более 85 % всей анимации), что в титрах ленты он фигурировал как старший техник.

«Могучий Джо Янг» существенно отличался от своего предшественника. Обезьяна оказалась гораздо более «эмоциональной» и выразительной. Будучи всего лишь анимированной куклой, колосс умудрялся на протяжении фильма демонстрировать зрителям целую гамму чувств к главной героине; отношения между ними выглядели вполне естественными. Все это было обусловлено долгой и масштабной подготовкой: стремившиеся добиться точности в деталях, О'Брайен и Хэррихаузен отправились в Чикагский зоопарк и в течение многих часов фотографировали там самую крупную гориллу — как она ходит, ест, реагирует на окружающих…

В ходе работы над этим фильмом возникли неожиданные проблемы с покадровой анимацией. Макет гориллы на этот раз был более совершенным, чем в «Кинг Конге», в частности, изменилась и шерсть. Аниматорам никак не удавалось предвидеть, как преобразуется положение «растительности» на теле обезьяны в ходе манипуляций с макетом. Поэтому в некоторых эпизодах бросается в глаза, что при слишком резких движениях Джо Янга шерсть на нем как бы «живет отдельной жизнью».

Тем не менее фильм стал значительным шагом вперед в техническом плане — главным образом, за счет того, что его создатели наделили простую куклу почти человеческой мимикой и душой. Ранее такого не мог достичь никто. Также впервые удалось заставить макет взаимодействовать с людьми так, словно это живой актер: например, в сцене, где горилла поднимает над головой играющую на пианино девушку и смотрит в камеру с поистине человеческим выражением.

Однако, как это часто бывает в мире кино, техническим новациям и художественным находкам (фильм получил «Оскара» в номинации «Лучшие спецэффекты») не сопутствует коммерческий успех. «Могучий Джо Янг» с треском провалился в прокате.

МОРСКИЕ МОНСТРЫ.

Хэррихаузен вернулся к своим короткометражкам. Чтобы создавать их, ему самому пришлось придумывать кукол, писать сценарии и делать всю остальную работу. Одна из таких лент понравилась телевизионщикам, и Рэй получил контракт на съемку нескольких детских мультфильмов вроде «Гензель и Гретель» или «Рапунцель». Работать на телевидении тоже было нелегко. Однажды, например, произошел курьезный случай — мультфильм о Красной Шапочке был отнесен к категории «Детям старше 12 лет» лишь на том основании, что сцена, когда охотники вспарывают живот волку и оттуда выходят бабушка и ее внучка, была «слишком натуралистичной». Сняв пять телевизионных короткометражек, Хэррихаузен делает вывод, что вкладывает слишком большой труд в каждую картину, не получая должного отклика телезрителей. Он стремится вернуться в большое кино.

И вот в 1953 году субботнее приложение к газете «Ивнинг Пост» печатает короткий рассказ Рэя Брэдбери «Зверь с глубины 20 тысяч саженей», повествующий о том, как гигантская рептилия выходит из моря и разрушает город. Брэдбери старался в аллегорической форме показать слабость человечества перед монстром, которым в те времена противостояния систем представлялась угроза ядерной войны. Но Голливуд не был склонен копать так глубоко и удовлетворился «поверхностным чтением»: чудовище, разрушение, хаос.

Хэррихаузену поручили сделать морское чудовище «живым». Техника съемок была такой же, как и в фильме «Могучий Джо Янг», но новая картина вошла в историю. В ней впервые был применен метод, позже получивший название «динамическая анимация». До того момента, если в фильме надо было совместить действия макетов (а впоследствии — компьютерных изображений) и реальных персонажей, использовался «метод синего экрана»[2].

Согласно предложенной Хэррихаузеном новой системе сначала снималась та часть действия, куда собирались включить анимированного персонажа, а потом она — кадр за кадром — проецировалась на белый экран, перед которым ставили макеты, подлежащие «оживлению». Тем самым достигался эффект синхронности и достоверности. Обе части фиксировались фронтальной камерой, и в монтаже объединялись анимация персонажа и фон (единственная проблема, возникавшая при таком процессе — фокусировка изображения).

Фильм имел успех у публики, наслаждавшейся масштабными сценами разрушения. А раз так, то почему бы не вытащить из-под воды еще одного монстра, натравив его на очередной город? Фильм о гигантском осьминоге, превращающем Сан-Франциско в руины, назывался «Оно пришло со дна морского» (1955). «Оживление» осьминога породило для Рэя новую проблему, не возникавшую при работе с гориллами и ящерами. Восемь щупалец монстра предполагали сложнейшую и кропотливую работу (что влекло и повышение затрат на съемки), поскольку каждое должно было двигаться отдельно от остальных. В результате приняли компромиссное решение: наделить осьминога шестью щупальцами вместо положенных восьми. «Полагаю, что никто из зрителей не обратил на это внимания, и даже ученые не протестовали — в конце концов, речь ведь шла о мутанте, всплывшем из морских глубин», — вспоминал Хэррихаузен. Самым интересным местом в фильме стала сцена, когда знаменитые Золотые Ворота, символ Сан-Франциско, в мгновение ока сметаются исполинским чудовищем.

ИНОПЛАНЕТЯНЕ И ДИНОЗАВРЫ.

Вскоре бывший сослуживец, режиссер Чарлз Шнир, пригласил Рэя участвовать в создании нового фильма с красноречивым названием «Земля против летающих тарелок» (1956). Для Хэррихаузена это был новый этап в творчестве, поскольку теперь ему пришлось создавать не монстров, а пришельцев, и попутно совершенствовать технику изображения разрушения зданий.

Дизайн «угрожающих летающих блюдец» занял больше всего времени. Впервые в своей работе Хэррихаузен должен был напрячь все воображение, чтобы создать то, чего никто никогда не видел. Перепробовав массу вариантов, он пришел к выводу: в основе того ужаса, который обязаны навевать зрителю пришельцы с других планет, должна лежать простота. И его нависшие над макетом Капитолия двенадцатидюймовые «блюдца» смотрелись страшной угрозой. Спустя годы этот прием повторил Роланд Эммерих в «Дне Независимости» (1996).

Другая проблема состояла в демонстрации атак летающих тарелок и разрушения ими зданий Вашингтона. И вновь решение оказалось простым как все гениальное. Сложная система проводов удерживала в равновесии элементы макетов домов, подлежащих «сносу», так что в момент их развала следовало лишь снимать с помощью покадровой анимации каждый отдельный обломок. Неудивительно, что, например, разрушение одного небоскреба требовало недель работы.

Следующая картина с участием Хэррихаузена стала еще одной ступенькой на пути к славе великого аниматора. На этот раз вместе с режиссером Уиллисом О'Брайеном ему предстояло снимать документальную ленту, посвященную эволюции животного мира на Земле! Естественно, большая часть тех созданий, которые Рэю требовалось оживить на экране, относилась к семейству динозавров. И хотя этот фрагмент фильма, который так и назывался «Животный мир» (1955), занимает всего несколько минут экранного времени, художник напряженно работал над ним почти два месяца, используя одновременно две камеры. Из массы отснятого материала в фильм попал лишь маленький эпизод о рождении динозаврика. Но работа не прошла даром: в процессе съемок Хэррихаузен изобрел новый метод, названный им «встраивание» и заключавшийся в том, что каждая мышца животного представляла собой металлический каркас, покрытый искусственной кожей. И все это было изготовлено и снято с воистину невероятным мастерством.

Вместе с этим фильмом Хэррихаузен совершил своеобразное турне по Европе в поисках новых сценариев для своих историй. Из поездки он вынес идеи для нескольких фильмов в жанре фэнтези. В одном из них существа в виде гибридов людей и летучих мышей разрушают Париж. К сожалению, фильм, который мог стать своего рода предшественником «Бэтмена», так и не был закончен. Второй ленте повезло больше. Ее сценарий, первоначально называвшийся «Гигант Имир», был посвящен тому, как зародыш некоего инопланетного монстра попадает на борт американского космического корабля, совершившего посадку на Венеру, а в земной атмосфере вырастает до огромных размеров. Под руководством режиссера Чарлза Шнира фильм обрел законченный вид под названием «20 миллионов миль до Земли» (1957).

На этот раз жертвой агрессии со стороны чудовища-пришельца должен был стать Рим с его монументальной архитектурой. Хотя речь шла о монстре с другой планеты, больше всего он напоминал земного динозавра. Два эпизода в этой картине особенно примечательны: пришелец, возвышающийся над римским Колизеем подобно Кинг Конгу на крыше «Эмпайр Стейт Билдинг», и схватка монстра со слоном, которая потребовала от Рэя особого мастерства, поскольку оба участника этой схватки представляли собой миниатюрные макеты.

Фильм имел огромный успех у зрителей, и та же съемочная группа в составе режиссера, продюсера и художника-аниматора в 1958 году продолжила совместную работу — на этот раз над картиной «Седьмое путешествие Синдбада». Съемки проходили в Испании, а сценарий был основан на историях «Тысячи и одной ночи» и требовал активного участия Хэррихаузена. В памяти зрителей навсегда остались впечатляющий циклоп, закованный в цепи дракон и огромные люди-птицы. Но в историю эта лента вошла благодаря эпизоду, в котором Синдбад сражается на мечах со скелетом. Успеху фильма способствовала и музыка композитора Бернарда Херманна, вместе с которым Хэррихаузен потом участвовал и в других фильмах.

ВЕРН, СВИФТ И УЭЛЛС.

После «Синдбада» его создатели решили обратиться к классическому произведению Джонатана Свифта. Так появился фильм «Три мира Гулливера» (1959). Там не требовалось изобретать странных или мифологических персонажей, все основывалось на различных пропорциях героев фильма. Большинство трюков было снято по той же методике, которая в наше время применялась Питером Джексоном во «Властелине Колец». Ряд специальных линз создавал так называемую «форсированную перспективу». Персонажи, которые должны были выглядеть большими, ставились ближе к камере, а те, которые подлежали уменьшению, отодвигались на второй план. Линза же позволяла фокусировать обе группы объектов с одинаковой резкостью. Если же актерам, находящимся на разных планах, предстояло пересекаться друг с другом, то применялся «метод синего фона»: оба актера снимались по отдельности, а потом объединялись в одном кадре путем монтажа. В целом, совокупность технологий комбинированных съемок, использованных в этом фильме, получила название «супердинамическая анимация».

В 1961 году Хэррихаузен участвует в съемках фильма «Таинственный остров» по Жюлю Верну. Тут-то ему и пригодился весь опыт, накопленный в предыдущих картинах. Достаточно вспомнить эпизоды, когда на героев фильма нападают то гигантская пчела, то чудовищный краб, то форфаки (разновидность доисторических страусов). Особой похвалы заслуживают и макеты «Наутилуса», и сцена извержения вулкана в конце фильма.

Следующий фильм Рэя Хэррихаузена «Язон и аргонавты» (1963) стал культовым для поколения тех лет. Рэй впервые фигурирует в титрах как один из режиссеров. Мэтр анимации достиг новых вершин: например, если в «Синдбаде» он показал, как герой сражается со скелетом, то теперь Язон и его товарищи вступают в единоборство уже с семью скелетами — по технической сложности подобные съемки можно назвать творческим подвигом (правда, завершается данный эпизод анекдотически: скелеты гибнут в морской пучине, хотя, не обладая дыханием, вряд ли на это способны).

Затем была лента «Первые люди на Луне» (1964) по роману Герберта Уэллса. В ней Рэю впервые пришлось столкнуться с проблемой съемок с помощью анаморфных линз, и он изобрел цветовую гамму, приближенную к черно-белому негативу. Так родился знаменитый «лунный цвет». Самым выдающимся трюком этой картины было создание «гравитационного эффекта», который поражал воображение людей, еще не знавших, как будет обстоять дело с притяжением на Луне. Несмотря на фантастический сюжет фильма, кадры, изображающие открытый космос, удивляют своим реализмом: полет космических кораблей, выход астронавтов в открытый космос, высадка на Луну и старт с нее…

И СНОВА СИНДБАД.

Затем пришла очередь фильма «Миллион лет до нашей эры» (1966), который вошел в историю благодаря двум обстоятельствам: одеянию (а скорее, отсутствию такового) Рэкел Уэлч и доисторическим чудовищам Хэррихаузена. Для создания гигантов, которые когда-то существовали на Земле, художник использовал реальных животных (а не миниатюрные макеты, как раньше), которых снимали с очень близкого расстояния. Затем пленку прогоняли на большой скорости — 96 кадров в секунду — на фоне декораций, сделанных в уменьшенном виде. При воспроизведении со стандартной скоростью кинопроектора 24 кадра в секунду создавался эффект замедленной съемки, что придавало движениям монстров определенную «тяжесть», соответствующую их размерам.

В адрес фильма было много критики со стороны ученых-пуристов и специалистов по истории животного мира. Действительно, в доисторические времена не было современных ящериц, пауков и черепах, пусть даже громадного размера. Однако зрителей это не волновало — в конце концов, фильм-то был развлекательным, а не научным. Особого упоминания заслуживают такие эпизоды, как схватка трицератопса с цератозавром, а также полеты птеродактилей — именно здесь покадровая анимация достигла своих вершин.

В фильме «Долина Гуанчи» (1969) описывается новое приключение Синдбада, который стал ключевым персонажем в творческой карьере Хэррихаузена. Картина, наполненная индийской экзотикой, снималась в Испании и на Майорке.

В 1973 году в свет вышел еще один фильм из цикла о Синдбаде — «Золотое путешествие Синдбада». Самым ярким персонажем сказки была богиня Кали, сделанная из бронзы и умело фехтующая четырьмя мечами. Трудно представить, какой огромной работы потребовал эпизод, когда герой вступает в единоборство с богиней — настолько сложно было достоверно показать движения каждой ее руки в отдельности. Хотя на экране сцена длится всего несколько минут, Хэррихаузену потребовался почти год работы. Особого упоминания заслуживает и «одноглазый кентавр», который в финале вступает в схватку со сфинксом — полульвом-полуорлом. Здесь великий мастер спецэффектов довел метод покадровой анимации до ювелирной отточенности.

Потом Рэй задумывает новое приключение Синдбада — «Синдбад и глаз тигра» (1977). Гораздо более ироничная, чем предыдущие ленты, эта картина завершила цикл, вошедший в анналы кинофантастики.

Уже в восьмидесятые годы Хэррихаузен принимает предложение своего старого друга Чарлза Шнира вновь вернуться к похождениям Язона и аргонавтов, но на этот раз преподнести зрителям мифологический сюжет как историю о борьбе людей с богами. Так родился фильм «Битва титанов» (1981). В ней фигурировали обитатели Олимпа — Зевс, Даная, Персей, Андромеда и прочие — а также почти все виды мифических существ. Особую проблему для аниматора представляло изображение головы Медузы с волосами в виде постоянно извивающихся змей, что требовало раздельной анимации каждого «волоска».

ПУТЕШЕСТВИЕ ПРОДОЛЖАЕТСЯ.

После «Битвы титанов» Рэй Хэррихаузен больше не снимал кино. Но, даже отойдя от дел, великий мастер самим своим существованием продолжал привносить в искусство нечто новое. Именно под влиянием детских впечатлений от его работ в кинематограф пришли другие звезды — например, Джордж Лукас, который продолжил совершенствование техники покадровой анимации в ходе съемок космических кораблей и инопланетных существ в «Звездных войнах» (1977).

Ну а самым стойким и достойным последователем Рэя стал Стен Уинстон, «ответственный за динозавров» (помимо других задач) в фильме «Парк юрского периода» (1993) Стивена Спилберга. Ведь несмотря на все большее использование компьютерной и цифровой техники, для создания спецэффектов макеты, миниатюрные копии и классическая анимация кукол по-прежнему остаются в арсенале фантастического кино.

Сам Рэй ведет активную жизнь. Часто появляется на представлениях и ретроспективных показах своих фильмов, а недавно выпустил в свет богато иллюстрированную автобиографию «Рэй Хэррихаузен: анимированная жизнь».

В марте 2005 года студия Columbia Pictures объявила о новом проекте. Режиссер Роб Коэн готовится снимать фильм «Восьмое путешествие Синдбада». Главную роль в картине исполнит знаменитый Киану Ривз. Студия считает, что фильм будет достойным продолжением традиций, заложенных Рэем Хэррихаузеном, и постарается воссоздать стилистику его визуализаций, но на новом техническом уровне.

Одно из главных сожалений Рэя — тогда в его распоряжении не было этого самого технического уровня. В одном из недавних интервью он сказал: «В Англии, где я сейчас живу, был снят сериал «Путешествие с динозаврами», и я убедился, что эти огромные пресмыкающиеся выглядят очень реалистично — именно так, как мы когда-то стремились их показать. То, что сегодня удается делать с помощью компьютеров, поражает воображение. Я хотел бы иметь в своем распоряжении подобные средства в пятидесятые годы, потому что это помогло бы мне сэкономить кучу времени. Мне жаль, что я появился на свет слишком рано».

Мэтр немного лукавит: ведь именно благодаря его упорному труду и терпению сказка и фантастика стали реальностью для множества людей.

Вероника РЕМИЗОВА.

ПРОЗА.

Джеффри Лэндис. Дорадо.

«Если». 2005 № 12

К двери бара подбежал почти незнакомый Чине парень. В первое мгновение она едва не приняла его за клиента, но потом увидела, что на нем лишь набедренная повязка и кожаная сбруя. Значит, это артист из танцевального зала, расположенного где-то дальше по спиральному коридору порта, ближе к ободу.

В середине третьей смены клиентов в баре почти не было. Конечно, если бы в порту стоял корабль, то в баре толпились бы моряки, и она работала бы не покладая рук, помогая им поддерживать веселье и тратить деньги. Но сейчас у причалов пусто. Танцзал был далеко от ее бара, находящегося намного ближе к центру порта, и появление чужака насторожило Чину. Она выключила музыку — ее все равно никто не слушал, — и парень заговорил:

— Эй, слышала? Крушение, крушение! Уже вылавливают обломки.

Дверь с шипением закрылась. Парень ушел.

Чина вклинилась в толпу, уже собравшуюся в ремонтном доке. Сила тяжести была здесь настолько мала, что люди скорее летали, чем стояли, и толпа то медленно взмывала в воздух, то опускалась обратно. Чина заметила парня-танцовщика, сообщившего ей новость, кучку других барменш и танцовщиков, нескольких техников, штурманов и горстку моряков, ждущих в порту работу.

— Отойдите, отойдите, — вяло покрикивал одинокий охранник. — Смотреть пока не на что.

Однако никто не торопился отойти.

— Какой это был корабль? — спросил кто-то из толпы, и еще двое или трое подхватили:

— Какой корабль? Какой корабль? — Это хотели знать все.

— Еще не знаю, — ответил охранник. — Да сдайте же назад, кому говорю?

— «Гесперия», — сообщил кто-то сзади. Чина обернулась, толпа последовала ее примеру. Там стоял пилот буксира, все еще в желтом люминесцентном полетном комбинезоне, хотя и без шлема. — Погибла «Гесперия».

На мгновение воцарилась тишина, потом по толпе пронесся легкий вздох, сменившийся все нарастающим бормотанием — кто-то выражал облечение, кто-то любопытство, но некоторых новость ошеломила. «Гесперия», — мысленно повторила Чина, и это слово внезапно стянуло ей сердце шелковой ленточкой.

— Сейчас сюда доставят обломки, — добавил пилот.

У некоторых знакомых Чине девушек было по несколько мужей-моряков одновременно. Девушки не очень-то и рисковали — корабли заходили в порт лишь по разу или по два за год, и каждого моряка ждала трогательная легенда о том, что Зия, Дейл или другая из них (вставьте нужное имя) все это время прозябала одна, терпеливо и с надеждой дожидаясь его, и только его. Если все же случалось маловероятное, и два корабля с двумя мужьями оказывались в порту одновременно — что ж, немного везения, торопливо сочиненных отговорок, и оба мужа никогда не встретятся.

Чина, однако, блюла супружескую верность, и для нее всегда существовал только один мужчина — ее Дарин, штурман. Она могла заработать несколько флоринов, выпив пива с другим моряком и даже пофлиртовав с ним. Ну и что с того? В конце концов, именно за это барменшам и платят, ведь напитки с тем же успехом может разливать и автомат. Но ее сердце принадлежит только одному мужчине, и она будет счастлива, если избранник будет любить только ее. А Дарин любил ее. Во всяком случае, однажды он так и заявил — до того, как они поссорились.

Дарин.

Дарин Бей, невысокий и смуглый, настолько коренастый, что его можно принять за рабочего из доков. Кожа у него иссиня-черная, как и у всех, кто летает в далеком космосе — такой цвет ей придан биохимическим красителем для защиты от ультрафиолетового облучения. Каждый видимый сантиметр его кожи покрывают ярко-белые люминесцентные татуировки. Когда он наконец добился внимания Чины, завоевал ее сердце и отвел туда, где они смогли изучить друг друга наедине, она обнаружила, что и все его тело покрыто восхитительными татуировками. Он был ходячим произведением искусства, и она могла часами разглядывать его, сантиметр за сантиметром.

И Дарин улетел на «Гесперии».

Червоточины были самой причиной существования порта, центром вселенной Чины. Учитывая их важность, было, пожалуй, странно, что Чина почти никогда не ходила на них посмотреть. Охваченная унынием и дурным предчувствием, она закрыла бар и отправилась по коридорам вверх, к ободу порта. Патриос, владелец «Коварного тигра», рассердится на нее, потому что в первые несколько часов после известия о крушении, когда ни у кого еще нет реальной информации и все лишь обмениваются слухами, людей, само собой, потянет в бар, и бизнес пойдет хорошо. Пусть сам приходит и обслуживает их, решила Чина, а ей сейчас нужно побыть одной. Сама мысль о том, что придется натянуто улыбаться и добавлять к напиткам сплетни, вызывала у нее отвращение.

Все-таки моряки — и даже штурманы — иногда меняли корабли. Дарина могло и не оказаться на борту «Гесперии». И вообще пока нельзя утверждать наверняка, что погибла именно «Гесперия». Не исключено, что это древние обломки, только сейчас вынесенные из червоточины странными временными приливами. Это вполне могут оказаться обломки из далекого будущего, принадлежащие совсем другому кораблю с таким же названием и еще даже не построенному. Жесткие законы относительности означали, что червоточина пронзает не только пространство, но и время[3]. Дарин ей как-то объяснил, что половина обязанностей штурмана, причем наиболее важная половина, как раз и заключается в обеспечении того, чтобы корабль попал не только в правильное куда, но и правильное когда. Полет по петле Кочи разорвет корабль на части, и штурман должен заботиться о том, чтобы корабль никогда не попадал в собственное прошлое, если только оно не расположено на безопасном расстоянии в несколько световых лет. Корабль может лишь скользить по собственному горизонту Кочи[4], но никогда не пересекать его.

Чина шагала по коридорам, пока наконец не оказалась в главном смотровом холле. Здесь имелось огромное пятиметровое круглое окно, выходящее на червоточину. Она переступила порог и сразу отпрянула — обычно пустой холл был набит зрителями. А как же иначе, подумалось ей, ведь они наблюдают за катастрофой.

Пока она стояла в замешательстве, к ней, словно дрейфующий обломок, приплыло воспоминание о том, как Дарин однажды привел ее в другую зону наблюдения — служебный ангар, где имелся иллюминатор. Разумеется, свободный доступ туда был запрещен, но Чина прекрасно знала, что если будет шагать уверенно и войдет в дверь сразу вслед за Дарином, никто не станет задавать ей вопросов. И уже через несколько минут она оказалась в пустом служебном ангаре.

Здесь не было гравитации, и девушка зависла перед иллюминатором, пытаясь ни о чем не думать.

Станция-порт медленно кружила по орбите возле червоточины под названием Дорадо, крупнейшей из трех червоточин в скоплении. Они находились в межзвездном пространстве вдали от какой-либо звезды, но свет просачивался сюда скудно, и смотреть было не на что.

Червоточину Дорадо диаметром около тысячи километров можно было заметить только после того, как глаза адаптируются к звездному полю и поймут, что звезды, видимые сквозь червоточину, отличаются от звезд, медленно проползающих на темном космическом фоне. Когда глаза Чины настроились на этот фон, она разглядела дюжину искорок, вращающихся у входа в червоточину — автоматические маяки, направляющие корабли на правильные транзитные траектории сквозь отверстие входа. А вскоре различила и крохотные одноместные служебные шлюпки, не крупнее гроба, с металлическими руками, целенаправленно дрейфующие в пространстве и собирающие обломки.

Чина сознательно заставила себя ни о чем не думать. Ей не хотелось даже предполагать, какого рода улов собирают шлюпки. Она смотрела на червоточину и напоминала себе, что это дыра в пространстве длиной в десять тысяч световых лет, что сквозь нее она видит звезды почти на другом конце Галактики, непостижимо далекие и одновременно близкие.

Эти звезды были для нее чем-то нереальным. Она родилась на станции и здесь же умрет. Моряки жили ради межзвездных перелетов, их будоражило искажение пространства, когда они падали сквозь топологическую несовместимость червоточин. Чину же сама мысль о подобных штуках наполняла ужасом. Ей никогда не хотелось оказаться где-либо в другом месте.

Однажды она объяснила это Дарину. Он любит ее, так не может ли он остаться с ней здесь и сделать порт своим домом? Он рассмеялся в ответ — негромко и добродушно:

— Нет, моя красавица. Разве ты не знаешь, что звезды проникают нам в кровь? Если я задержусь в порту слишком долго, они начнут меня звать, и если я в этот момент не найду корабль и не улечу, то сойду с ума. — Он нежно поцеловал ее. — Но ты ведь знаешь, я всегда буду возвращаться к тебе.

Она знала. Но это не значит, что могла смириться с такой судьбой.

«Гесперия». Он улетел на «Гесперии». Чина понимала, что никогда больше не услышит этого названия, потому что суеверные моряки и работники порта никогда не произносили имя погибшего корабля. Отныне он станет просто «корабль» или «тот корабль, сами знаете какой», и любой поймет, о чем идет речь.

Она висела перед иллюминатором, глядя, но не видя, очень долго. Возможно, несколько часов. Шлюпки начали возвращаться, зажав в металлических руках обломки и волоча их за собой на буксире. Они доставили в порт первых мертвецов.

У портовиков имелись свои легенды. Некоторые могли даже оказаться правдой. Согласно одной из них, на станцию Псков неожиданно пришел корабль старинной конструкции. Эта станция обращается вокруг червоточины Виадея, в двух прыжках от порта Чины, и слухи об этом событии циркулировали по всей сети. Корабль еще не успел причалить, а портовики уже отыскали его в архивах. Это оказался «Цандер», который вошел в Виадею триста семьдесят лет назад во время мощной солнечной вспышки, одной из сильнейших когда-либо зарегистрированных. И пропал.

Когда «Цандер» вышел из червоточины, все его сенсоры оказались повреждены излучением. Буксирная команда Пскова отыскала его, поймала, стабилизировала и отбуксировала в док.

Отпущенные в увольнение парни с «Цандера» разговаривали со странным акцентом, так что их с трудом понимали. Чудом было уже то, что корабль вообще проскочил червоточину; все его навигационные системы — ненадежной конструкции и давным-давно устаревшие — попросту вышли из строя. Команда «Цандера» восхищалась размерами порта Псков и разнообразием тамошних развлечений и никак не могла поверить, насколько расширилась за эти годы транспортная сеть, использующая червоточины. Они предлагали в оплату архаичные монеты, бывшие в обращении у древних и ныне почти забытых наций, и ценность эти монеты имели разве что как антиквариат.

Через неделю, когда завершился ремонт, команда снова направила «Цандер» сквозь червоточину Виадея, поклявшись, что они вернутся в свое время с историей, которая навсегда обеспечит им бесплатную выпивку в барах.

Но никто на станции не сказал им, что в старинных журналах имеются исчерпывающие записи о каждом прохождении сквозь червоточины, и в этих журналах, тщательно оберегаемых, несмотря на революции и катастрофы, нет никаких упоминаний о том, что «Цандер» когда-либо вернулся в собственное прошлое.

Возможно, команда «Цандера» это знала. Ведь они были моряками. Пусть они носили старомодную одежду и говорили, как давно уже никто не говорит, главное — они были моряками.

Вернувшись в ремонтный док, Чина смотрела, ждала и боролась со страхом. Ну как она могла отпустить Дарина? Надо было прижать его крепче, а не отталкивать. Толпа в доке заметно увеличилась, и Чину оттеснили к молодому человеку, одетому лишь в набедренную повязку и плащ из перьев.

— Извините, — бросила она и тут же узнала того самого танцора, который забежал в «Коварного тигра» и первым сообщил новость о крушении. Поддавшись внезапному порыву, она коснулась его руки. — Меня зовут Чина.

Парень удивленно взглянул на нее.

— Тайо, — представился он в ответ. — А ты работаешь в «Коварном тигре». Я тебя уже встречал. — Парень глубоко дышал, а веки его дрожали — похоже, он сдерживал слезы.

— У тебя был кто-то на том корабле… том, о котором мы говорили? — спросила она.

— Не знаю. — Он уже дрожал. — Надеюсь… нет. Штурман.

И тут Чину охватило недоброе предчувствие: танцор тоже говорит о Дарине. Но тут парень добавил:

— Он улетел на «Сингапуре», — и девушка поняла, что речь все-таки идет не о ее возлюбленном.

Чина вздохнула с облегчением.

— …Но ты ведь знаешь моряков, — продолжал парень. — Он сказал, что вернется ко мне на следующем корабле, который пойдет в наш порт, и если «Гес…», если этот корабль как раз возвращался…

Чина обняла Тайо за плечи:

— С твоим другом все в порядке. Он не мог оказаться на этом корабле, уж в этом я уверена.

Тайо закусил губу, но все же чуть повеселел:

— Уверена?

Чина решительно кивнула, хотя ничего точно не знала:

— Совершенно.

Когда с кораблем случается несчастье в червоточине, обломки разносит и во времени, и в пространстве. Чина даже не знала, когда именно «Гесперия» потерпела крушение — возможно, это произошло в будущем, спустя несколько лет, а то и столетий. И она цеплялась за эту мысль.

Вскоре пришел другой корабль, но не через Дорадо, а через червоточину Камино Эстрелла, самую маленькую из трех, которая вела в старое и богатое скопление миров в созвездии Ориона. Он простоит в порту три дня, чтобы экипаж смог немного отдохнуть, а потом скользнет через Дорадо на другую окраину Галактики.

И ей не оставалось ничего иного, как готовиться к нашествию моряков. Однако после смены она помчалась в ремонтный док: наверное, там уже появились списки погибших.

Ничего.

Тайо заскочил в бар в начале ее следующей смены и поделился свежими слухами о расследовании катастрофы. Он рассказал, что все возможные обломки уже собраны, и по ним установлена дата крушения. Она имеет не слишком большое отклонение от настоящего времени. При этих словах у Чины похолодело сердце.

— В прошлом или в будущем? — спросила она.

— Двести часов в прошлом от Стандарта, — ответил он. — Так говорят.

Восемь дней. Она провела быстрый мысленный подсчет. Сегодня, возле устья червоточины Дорадо, порт находился в пятидесяти двух днях в прошлом относительно устья Виадеи, а Виадея находилась в сорока днях в будущем относительно Стандарта. Значит… если устья не разошлись во времени еще больше и если «Гесперия» летела сквозь червоточину по обычной петле, а не по какой-нибудь странной трассе… то катастрофа произошла через шесть дней в будущем по хронологии порта.

— Узнал что-нибудь о своем друге? — спросила Чина, но она уже видела ответ на сияющем лице Тайо.

— Он улетел через Дорадо.

И значит, почти наверняка в безопасности, решила она, если только они не совершили очень долгий полет в прошлое. Дорадо открыта на пятьдесят два дня в будущее. Не абсолютно исключено, если полет проходил по достаточно длинной петле, но маловероятно, что любовник Тайо погиб. У Чины не было подобного утешения, она знала: Дарин входил в команду погибшего корабля.

— Словом, я подумал, что ты захочешь узнать новости, — сказал Тайо. — Извини, но мне пора на работу. Через час-другой туда заявятся моряки, и босс хочет, чтобы я уже был на сцене.

Она кивнула:

— Задай им жару.

Тайо взглянул на нее:

— Ты точно в порядке?

— Конечно. — Она улыбнулась. — У меня все нормально.

И Чина снова занялась уборкой бара, в который раз мысленно проклиная себя. Ведь она накричала на Дарина, обозвала его неверным мерзавцем, а потом заявила, что он ее не любит. Дарин возражал, пытался ее успокоить, но так и не произнес самого главного. Что слухи, которые ходят о нем — ложь.

А пришли эти слухи от совсем незнакомого моряка, который заметил, что хотел бы стать таким же везучим с женщинами, как Дарин.

— Почему? — спросила она, хотя уже знала в душе ответ.

— Да потому, что у Дарина Бея, этого везучего поганца, в каждом порту по жене! — выдал морячок.

— Извините, я сейчас вернусь, — пробормотала она. Потом вышла, переоделась в скромное платье и направилась в бар неподалеку от офицерских кварталов, куда Дарин, как она хорошо знала, почти не заглядывал.

— Я ищу Дарина Бея, — подсела она к одному из офицеров. — У меня для него сообщение от его жены из порта Псков. Кто-нибудь здесь знает Дарина?

— Сообщение от Карины? — отозвался другой офицер, подпиравший стойку. — Она же видела его всего два дня назад.

— Ох уж этот Дарин, — покачал головой первый офицер. — Хотел бы я знать, как он ухитряется справляться со всеми одновременно?

Но Чина знать этого не хотела. Она пришла в свою квартирку и вышвырнула за дверь одежду неверного любовника, а затем, охваченная каким-то яростным весельем, разметала по коридору его книги, бумаги и диски. Потом заперла дверь и не отзывалась на стук и мольбы о прощении. Через несколько дней она услышала, что Дарин улетел на «Гесперии», и тогда ощутила только облегчение.

Она надраивала стойку, когда в бар вошел Патриос.

— Ты в порядке? — спросил он.

Об этом же спрашивал и Тайо. Чина молча кивнула.

— Я слышал, в ремонтном секторе уже есть списки, — сообщил Патриос.

Она слегка повернула к нему голову, показывая, что слушает.

— Не хочешь сходить посмотреть? Могу отпустить тебя ненадолго.

Она не взглянула на него и лишь покачала головой.

— Иди! — рявкнул Патриос. Чина подняла на него удивленные глаза. — Любому видно, что толку сейчас от тебя никакого, и его не будет, пока ты не узнаешь наверняка. Или да, или нет. — Он понизил голос и уже спокойнее добавил: — Или да, или нет, но лучше это знать. Ты уж поверь. Иди.

Чина кивнула, бросила тряпку на стойку и вышла.

Она знала ту комнату в ремонтном секторе, где можно навести справки. Это знали все. За дверью она увидела стол, а неподалеку от стола — другую дверь. За столом сидел мужчина. Она подошла к нему и тихо произнесла:

— Дарин Бей.

Мужчина моргнул:

— Родственница?

— Я его портовая жена. — Такие браки признавались только на территории порта, но тем не менее считались абсолютно законными.

Мужчина на секунду отвел взгляд, потом сказал:

— Мне очень жаль. — Немного помолчал, потом спросил: — Хотите его увидеть?

Она кивнула, и служащий показал на дверь у себя за спиной.

В комнате было холодно. Смертельно холодно, подумала она. Чина осталась одна и теперь не знала, что делать дальше. В комнату вошел другой служащий и жестом велел следовать за ним. Здесь, вблизи от оси вращения станции, гравитация была слабой, и он перемещался медленными, зловещими прыжками. Чина почти летела следом, ноги ее стали бесполезными. Она не была привычна к низкой гравитации.

Техник остановился возле пилотского кресла. Нет, Дарин же не пилот, подумала Чина, и в кресле не он. И тут она увидела его.

Мужчина отодвинулся, и она уставилась в лицо Дарина.

Вакуумные гематомы его не пощадили, и выглядел он так, словно его избила банда громил. Глаза были закрыты. Татуировки все еще слабо светились, и это показалось ей страшнее всего — татуировки живы, а Дарин — уже нет.

Она протянула руку и очень легко провела по его щеке кончиками пальцев, лаская большим пальцем подбородок. Внезапно ее охватил гнев. Ей захотелось сказать ему, каким он был невнимательным к ней, каким эгоистичным и глупым, каким… Но он никогда больше ее не услышит.

Гнев помог ей не заплакать.

К тому времени, когда она вернулась в бар, по коридорам, от доков и к докам, уже расхаживали группы моряков — болтая и распевая песенки, заглядывая в бары. Чина миновала направляющуюся к докам «хорьковую команду». Хорьки, длинные и гибкие, вертелись в клетках, почти сходя с ума от возбуждения: они знали, что их сейчас выпустят на только что причаливший корабль — охотиться на крыс.

Она сменила за стойкой Патриоса и принялась обслуживать клиентов, все еще пребывая в каком-то оцепенении и не в состоянии быстро отреагировать на двусмысленные намеки моряков. Впрочем, многие из них знали, что у нее муж-моряк, и не очень-то настаивали. Разумеется, она не говорила им, что его корабль погиб.

Им не следовало знать о кораблекрушении — если они не попали сюда через ведущую вверх по времени червоточину, это событие все еще принадлежало их будущему, а работники порта будут очень тщательно умалчивать обо всем, что может вызывать катастрофу. Зарождающееся противоречие, благодаря исторической петле, захлопнет червоточину. Немного информации может проникнуть из будущего в прошлое, но история должна быть последовательной и непротиворечивой. И если вниз по времени просочится достаточное количество информации, чтобы породить угрозу для последовательности событий, то червоточина, задетая этой угрозой, может закрыться.

Порт обращается вокруг скопления червоточин на расстоянии многих световых лет от ближайшей звезды. Если они утратят возможность вернуться к цивилизации через червоточину, то на полет к границе освоенного космоса с досветовой скоростью уйдут тысячи лет. Поэтому работникам порта не было нужды напоминать, что следует избегать зарождения противоречий — для них это было совершенно естественно.

Добродушные подшучивания и привычная работа постепенно отвлекли Чину от мрачных мыслей. Кто-то из моряков попросил разрешения угостить ее, она не без удовольствия выпила коктейль. Трудно оставаться угрюмой, когда вокруг щедро льются спиртное и флорины.

Веселье в баре достигло апогея: моряки шутили, рассказывали анекдоты, требовали еще выпивки. А два приятеля запели неплохим дуэтом песенку о штурмане, который держал у себя в штанах ручную мышь, причем партию мыши писклявым фальцетом исполнял настоящий верзила. Чина подавала пиво и принимала новые заказы, поэтому вовсе неудивительно, что она не заметила, как вошел он. Ведь он всегда был несуетлив, поэтому уселся возле стойки и стал ждать, когда она подойдет.

Дарин.

Она была настолько ошарашена, что опрокинула кружку с пивом, щедро облив стойку и двух сидящих напротив моряков. Тот, которому досталось больше всего, вскочил, уставясь на промокшую форму. Его сосед расхохотался:

— Ну, вот и тебя крестили пивом, а ночь только начинается, так что все еще впереди.

Секунду спустя облитый тоже рассмеялся:

— Значит, это хорошая примета, верно?

— Извините, ребята, — сказала Чина, ставя перед ними две полные кружки и махнув рукой, когда они полезли за деньгами. — Это — за счет заведения. Все это время она старательно отводила взгляд от Ларина.

Дарин.

Он сидел у дальнего конца стойки, потягивая пиво, которое ему подала другая барменша, и не подзывал Чину, прекрасно понимая, что рано или поздно она подойдет сама. Он сказал что-то ее подруге, та захихикала, и этот смешок больно царапнул Чину. Она обслужила еще несколько моряков и, зная, что разговора не избежать, подошла к нему.

— Ты жив… жив, — почти шепотом выдохнула она.

— Точно, это я, собственной персоной, — подтвердил Дарин и ухмыльнулся, широко и глуповато. — Что, удивилась?

— Но как ты можешь быть здесь? — пробормотала она. — Я думала, что ты на… том корабле.

— На «Гесперии»? Да. Но в порту Тэрритаун мы пришвартовались возле «Ликтора», им был нужен штурман, а «Гесперия» могла некоторое время обойтись без меня. Я знал, что «Ликтор» сделает здесь остановку, и у меня появится шанс тебя увидеть, и вот… — Он развел руками. — Но остаться я не могу.

— Ты не можешь остаться, — повторила она.

— Не могу, я должен уйти на «Ликторе», чтобы догнать «Гесперию» в Дульсинее. — Он взглянул на Чину. Она стояла напротив и, как видно, еще не пришла в себя. — Но я должен был увидеть тебя.

— Ты должен был увидеть меня, — медленно повторила она.

— И сказать тебе кое-что. Ты должна знать, что ты у меня единственная.

Ты такой сладкоголосый лжец, ну как я могу тебе поверить? Но его улыбка разбудила тысячи воспоминаний о часах и днях, которые они провели вместе, и ее горло сдавила нежная тоска.

— Единственная, — повторила она, все еще не в состоянии произнести в ответ ни единого собственного слова.

— Ты больше не сердишься на меня? Прошу тебя, скажи, что больше не сердишься. Ты ведь знаешь, что всегда была у меня единственной.

Настало утро, а с ним и время второй смены. Она положила голову на согнутую руку и вгляделась в лежащего рядом Дарина. Отсветы его татуировок покрывали потолок и стены веселым узором.

Дарин проснулся, повернулся на бок и посмотрел на нее. Белозубо улыбнулся. Его глаза все еще затуманивали остатки сна. Он прильнул к ней и поцеловал.

— Кроме тебя, у меня никого больше не будет, — сказал он. — На этот раз я обещаю.

Она поцеловала его, закрыв глаза и сознавая, что это их последний поцелуй.

— Знаю, — прошептала она.

Перевел с английского Андрей НОВИКОВ.

© Geoffrey A.Landis. At Dorado. 2002. Публикуется с разрешения автора и его литературных агентов: Ashley Grayson Literary Agency (США) и Агентство Александра Корженевского.

Нил Эшер. Струд.

«Если». 2005 № 12

Огромное, смахивающее очертаниями на лиру существо плыло по парку в мою сторону. Высотой метра четыре и примерно три в ширину. Толстая, мягкая плоть его тела трепетала и колыхалась, словно от невидимого ветерка. Струд устремлялся ко мне, без всяких сомнений, его длинные антенны и щупальца шевелились, выискивая человека в пространстве, жалящие бульбочки на их концах блестели и пульсировали. И он издавал кошмарные звуки, сравнимые разве что со стенаниями одинокого привидения в пустом аварийном дурдоме: тоскливый глухой вой, перемежающийся гортанным бессмысленным ревом. Почти инстинктивно я бросился к первому попавшемуся патуну, преследуемый наступающим монстром. Оберег-матрица патуна отреагировала перламутровой вспышкой, перемещая нас в транзитную камеру. Меня бросило в жар, даже кожа покраснела, словно ошпаренная, но из-за струда или патуна, с уверенностью не берусь сказать. Па-тун отключил оберег-матрицу струда, и теперь этот ходячий кошмар лежал неподалеку парализованной кучей кроваво-красного тряпья. Я оглядел замкнутое пространство: коробка десять на десять, на полу мелкие камешки, какие-то косточки, обломки ракушек, фрагменты вроде бы черепашьих панцирей. Очень хотелось заплакать.

— Любо-о-овь! Съем тебя-а-а! — надрывно заревел струд. — Хочу-у-у! Бо-о-оль!

Очевидно, еще одна из пресловутых «трудностей перевода»? А все этот дурацкий гилст, то бишь галактический интерлингвист! Нашлепка, которую мне прилепили у основания черепа, педантично проросла тонюсенькими корешками в мой мозг, и оказалось, что наша новейшая версия «Пентиум Синапс» — мощный революционный прорыв земных технологий! — всего лишь древние канцелярские счеты с разрозненными костяшками по сравнению с гилстом. Любопытно, что нам, землянам, эта штука служит во сто раз старательней, чем ее инопланетным разработчикам. В том-то и несчастье. Мой интерлингвист изначально загрузил в себя ВЕСЬ АНГЛИЙСКИЙ ЦЕЛИКОМ, очевидно, благодаря презумпции по умолчанию, что я знаю собственный родной язык в идеальном совершенстве. Поэтому, переводя любую сказанную мне фразу, он выплескивал в мое сознание абсолютно все значения каждого слова, почерпнутые из всех возможных и невозможных специализированных словарей. Вот так, к примеру, коротенько и со вкусом, в его исполнении прозвучало то, что мне поведал какой-то унылый тритон, обладатель пяти красных глаз и плавно волнующегося экзокишечника, как только я прибыл на космическую станцию пришельцев: «Для совмещения полусферы с поликарбонатным интерфейсом следует произвести субаксиальное смещение на пятнадцать градусов». (А ведь я всего-то спросил, где находится автомат-навигатор! И он, указав на громаду ближайшей стены, ответил: «Вон там».).

Правда, через сорок шесть часов, проведенных на космической станции, я уже кое-как научился укрощать своего лингвиста посредством обратной связи, загрузившейся одновременно с ним в тот момент, когда его настырные колючки впились в мои мозги. И мне показалось, крайне самонадеянно, что я ограничил безумные выкладки гилста, вогнав их в узенькие рамки, соответствующие моему убогому словарному запасу. И я считал, что все под контролем, пока вдруг не наткнулся на этого проклятого струда.

Поначалу же я едва успевал укрощать бурную переводческую деятельность гилста, вспыхивающую всякий раз, когда кто-то из случившихся поблизости бакланов заботливо вопрошал, стоило лишь мне остановиться поглазеть, разинув рот, на очередную экзотическую примечательность: «Не укореняется ли у некта уважаемого дисбалансация пространственности, требующая разъяснительства?». Слова-то я вполне понимал, но никак не мог избавиться от ощущения, что либо переводчик, либо баклан, если не оба, попросту издеваются надо мной. А у меня совершенно не было времени на глупости, не говоря уж о том, чтобы сдуру заблудиться или потеряться. Я поставил себе задачу увидеть максимально возможное количество всяких инопланетных интересностей перед смертью.

На тот день, когда посадочный модуль патунов приземлился в Антарктиде, наша человеческая медицина обещала мне с вероятностью один к десяти, что я протяну еще лет пять или более. Но двусторонний рак легких стремительно уменьшал мои шансы, и к тому времени, когда патунские технологии начали просачиваться в наш земной мир, он уже пустил метастазы, посылая свои жадные щупальца в иные, живые покамест и условно здоровые участки моего организма. И когда я наконец смог бы получить какую-то пользу от инопланетной науки, мой процветающий рачок фундаментально обосновался у меня в печени и образовал дочерние колонии в разных других местах, слишком многочисленных, чтобы их здесь перечислить.

— К сожалению, мы не сможем вам помочь, — сказал мне доктор-баклан, парящий в метре над полом диагностической палаты патунской больницы на острове Уайт. Подобные лечебные заведения возникли по всей Земле, как некогда походные лазареты «Врачей без границ» в глухих углах третьего мира. По большей части бакланы занимались тем, что педантично и дотошно разъясняли малосведущим земным знахарям, именующим себя врачами, почему именно, что и как они делают неправильно. Для землян почтенного возраста официальное наименование «Парящие Большие Бакланы» по сути своей означало «инопланетные ангелы, подобные светлым лучам молитвы». Но большинство предпочитало краткое фамильярное «баклан»: человечеству, привыкшему считать себя венцом Божественного Промысла, очень нелегко выносить покровительственное отношение, исходящее от благожелательного существа-вещества, похожего на расстеленную в воздухе простыню из пронизанной венами плотной слизи, благоухающей жареной ветчиной. Или, если в свернутом состоянии — на полупрозрачную гигантскую нематоду с черными блестящими пуговицами вместо глаз и двумя клювастыми носами.

— Как, простите?… — Я растерялся и не поверил своим ушам. Они же чудотворцы, преодолевшие умопомрачительные расстояния, чтобы применить здесь свои волшебные технологии! Тогда баклан объяснил мне подробно, на превосходном английском и без всякого переводчика. Как оказалось, они сумели создать специальные нанофабрики, которые размещаются в печени и непрерывно вырабатывают наномашинки для текущего ремонта и восстановления ДНК. Просто замечательно, если ты получаешь персональную набрику, когда твоя ДНК еще в достаточно приличном состоянии. Это означает вечную молодость и здоровье, по крайней мере, пока ты уклоняешься от фатальных неприятностей типа наезжающего на тебя грузовика. Что касается лично моей ДНК, то она, как сие ни прискорбно, повреждена уже до такой степени, что наноремонтники в данном случае не способны отличить пациента от болезни.

— Но… вы ведь сумеете мне помочь? — пролепетал я с надеждой, поскольку приговор доктора никак не желал укладываться в моей голове.

— Нет.

Что ж, коротко и ясно.

И тут я начал сопоставлять факты, о которых до сих пор предпочитал не задумываться.

По всей Земле люди продолжают умирать в огромных количествах, так что инопланетные доктора вынуждены устанавливать приоритеты. Скажем, в Британии чудесных паразитов заботливо выращивает наша национальная система здравоохранения и обучает их противостоять практически всем видам антибиотиков. Так вот, у бакланов возникли проблемы с размещением своих больниц на Британских островах, ибо за последние десять лет здешние лечебные учреждения стали гораздо опасней для слабых и недужных, чем любое другое место в Британии. Пришел ты, к примеру, удалить вросший ноготь, а вместо него тут же заполучаешь золотистый стафилококк или еще что-нибудь, гораздо более продвинутое, и едва ты успел несколько раз пролепетать «Господи, помилуй», как уже тихо и плавно катишься на парадном черном авто в герметично закупоренном гробу из пластика.

Так или иначе, но большинство чужепланетных ресурсов пошло в те же страны, куда отправлялись «безграничники», и на те же цели, то есть на битву с процентами ежедневной смертности, которые оборачиваются десятками тысяч человек. НеоСПИД, теперь распространяющийся воздушно-капельным путем, геморрагические лихорадки типа Эбола с почти 100-процентным летальным исходом и этот мерзкий новый туберкулез, сжирающий легкие за каких-то четыре дня. И вроде бы мне не доводилось слышать, чтобы сапиенсы уверенно побеждали в этой битве…

— Пожалуйста, доктор… Я знаю, вы можете мне помочь!

Ноль эмоций.

Я изучал статистику, как и многие другие, жадно впитывая с самого момента Контакта любую информацию об инопланетных чудесах. Покончив с моим случаем, доктор-баклан понесется в своей оберег-матрице к следующей палате, где, вполне вероятно, обречет на смерть других пациентов. Ресурсы, тут все дело в ресурсах! Эти инопланетяне хладнокровно применяют методы, которых наше собственное жалкое здравоохранение никак не могло допустить ввиду гневного и шумного протеста народных масс. К примеру, если у трех пациентов последняя стадия одной и той же болезни, а ресурсы позволяют вылечить только двоих… что тогда делать? Все очень просто: надо делать именно то, что возможно, а не метаться в тщетных попытках спасти всех и каждого.

Этот баклан, опираясь на свой недюжинный опыт и доступные ему технологии, разумеется, имел вполне реальную возможность спасти меня, разобрав мой дефективный организм на части и заново сложив его из правильных новеньких кирпичиков. Однако за время, потраченное на меня, неизбежно погибли бы другие люди — десять, двадцать или даже тысяча человек с менее серьезными, но не менее смертельными заболеваниями, а это было абсолютно неприемлемо с точки зрения инопланетян.

— Вот ваш билет, — сказал мне доктор на прощание, улетая, и нечто желтое выметнулось из его матрицы и шлепнулось на мою койку.

Я уставился на десятисантиметровый диск. Их наштамповали многие тысячи, и земные правительства усиленно пытаются контролировать, кому их раздают чужаки и почему. Для инопланетян же эти диски не значат практически ни черта, их дарят тем людям, которые, по мнению чужаков, имеют какой-нибудь повод или право на путешествие в другие миры. Выходит, это мой утешительный приз. Путевка, обеспечивающая прощальный вояж.

Хирургический автомат бакланов вживил мне вспомогательный рамочный киберкаркас, позволивший самостоятельно вылезти из кровати и добраться до шаттлодрома на побережье Кента. В первые часы боли не было, автохирург поставил очень мощную блокаду, на время избавившую меня от страданий, хотя я все равно двигался с грацией вдребезги пьяного клошара. А вот когда блокада рассосалась, мне пришлось срочно вернуться к своим привычным ингаляторам, условно обезболивающим пластырям и пригоршням разнообразных таблеток.

На шаттле, пассажирский салон которого выглядел как обыкновенный вагон поезда, я решил разобраться в кое-каких инопланетных схемах идентификации, которые загрузил в свой наладонник, однако ноющая боль и страшная слабость мешали мне сконцентрироваться. В салоне собралась толпа случайных людей, как это бывает на любом воздушном судне. Позади меня сидела женщина с младенцем, рядом с ней расположились два качка в дорогих костюмах. Парни в равной мере могли оказаться и членами правительства, и представителями славной рати биржевиков, и мафиози среднего пошиба. Прямо передо мной хорошо поставленными самоуверенными голосами громко общалась группа из трех молодых людей и двух смазливых девиц. Все они щеголяли потрепанной, слегка грязноватой одежкой и ужасно смахивали на богатеньких студентов-буржуа, придерживающихся ультралевацких взглядов. Я решил, что это, должно быть, съемочная группа документалистов Би-Би-Си. Моя догадка подтвердилась, когда один из парней повернул видеокамеру с крупным логотипом, чтобы поснимать негуманоидных пассажиров: с нами летели два баклана и патун. Я впервые увидел патуна так близко, хотя и знал, что эти чужаки приблизительно походят на двухметровых мокриц. Передняя секция патуна сгибается под прямым углом вместе с массивной составной головой, которая легко поворачивается на 360 градусов, а на его прямой спине ветвится второй ряд конечностей. Щедрая природа снабдила патунов не только цепкими руками с мощью гидравлических тисков, но и деликатными хваталками с щупальцами толщиной с волос. Наконец оператор опустил камеру, огляделся и уставился прямо на меня.

— Привет, я Найджел! — Он протянул мне руку, которую я вынужден был пожать. — А вы что тут делаете?

Я чуть было не послал его подальше, но передумал, решив, что лучше заручиться любой поддержкой, которая может подвернуться.

— Да вот, лечу на Системную Базу… Чтобы умереть посреди Вселенной.

В тот же миг Найджел нацелил объектив на мою синюшную физиономию, а девушка по имени Джулия, поспешно поменявшись местами с моим соседом, принялась охмурять меня своей эрзац-искренностью, выжимая из умирающего неудачника его последние откровения. Разумеется, она не забывала при этом густо поливать дерьмом бакланов, которые не только не способны вылечить всех своих пациентов, но даже не могут как-то скрасить их последние дни на Земле. Интервью продолжалось в том же духе около часа, и я знал наверняка, что больше половины они точно вырежут, а остатки смонтируют так, чтобы все уложилось в заранее утвержденный сценарий.

Беседуя с хваткой Джулией, я заметил, что патун — могу поклясться! — то и дело поворачивал голову, чтобы наблюдать и подслушивать нас, хотя зачем ему была вся эта белиберда, ума не приложу. Возможно, чужака просто заинтересовала примитивная аппаратура телевизионщиков? Известно, что один такой высокогравитационный тяжеловес, когда его водили в Силиконовую Долину, случайно уселся на чей-то забытый наладонник (представьте себе нехилую гантелину, с размаху обрушившуюся на пустой спичечный коробок), а затем, с извинениями и без всяких инструментов, починил его меньше чем за час. И если вам кажется, что такое чудо выглядит недостаточно волшебным, то у владельца раздавленного компика возникло противоположное мнение, когда он обнаружил, что объем жесткого диска увеличился после ремонта с четырехсот гигов до четырех терабайт. Я бы тоже не поверим на слово, но этот наладонник сейчас демонстрируется в Смитсоновском музее.

Шаттл пришвартовался к станции Благодать, и патун выгрузился, как обычно принято, первым. Равенство — дело тонкое, почти эфемерное, грубая же реальность такова: именно патуны уже полмиллиона лет рассекают по Галактике, как по собственному заднему двору. В своем развитии они ушли настолько далеко от всех остальных сапиенсов, как мы, земляне, от каких-нибудь медуз, что заставляет задуматься: какое же место на галактической шкале эволюции отведено человечеству?

Когда патун проследовал мимо меня к выходу, я ощутил дуновение, легкую воздушную волну, вызванную оберег-матрицей, каковая позволяет своему носителю непринужденно манипулировать окружающей средой в некотором определенном радиусе. Оберег-матрицами пользуются и другие пришельцы, бакланы, например, чья родная среда — облако межзвездного газа с температурой ненамного выше абсолютного нуля, так что без матрицы эти существа не могли бы пребывать на поверхности Земли. В грубом приближении можно назвать оберег силовым полем, но это нечто гораздо большее по своей сути. Патуны вытворяют при помощи оберег-матриц настоящие чудеса, и некоторые из таких инцидентов, случившихся на Земле, хорошо известны.

Как только наш земной мир узнал о Контакте, все религиозно-фанатичные секты и некоторые отдельные идиоты тут же, разумеется, пришли к выводу, что их несчастья коренятся в наглом превосходстве инопланетян, и с завидным единодушием определили чужаков в первоочередные мишени. В первую же неделю пребывания пришельцев на Земле некий бомбист-самоубийца попытался взорвать патуна, мирно прогуливающегося утром посреди толпы зевак, состоящей в основном из детей и домохозяек. Фанатик активировал детонатор, но невидимый и непроницаемый цилиндр мигом отделил его от всего остального мира… Идиот сгорел заживо — не слишком-то приятное зрелище!

Новые покушения выявили другие оригинальные методы отплаты. К примеру, снайпер, выстреливший из ружья с оптическим прицелом, получил свою пульку назад — через линзы прицела точно в голову. Особенно впечатлил общественность случай в Испании, когда террорист словно испарился вместе со своим автомобилем, начиненным взрывчаткой… чтобы затем материализоваться в комплекте с бомбой, все так же вцепившись в руль, на крыше скромного деревенского домика, стоящего на отшибе. Этот домик давно облюбовали под свой тайный штаб баски, его закадычные приятели.

После Испании поток покушений на чужаков заметно иссяк, правда, не из-за положительных изменений в психике террористов, а из-за значительного усиления охраны. Да и Тарелочки (те самые парящие информационные экраны, смахивающие на яблочные огрызки) прямо и бесцеремонно уведомили землян, что патуны по-прежнему демонстрируют терпеливое самообладание, хотя им совсем нетрудно одним щелчком переместить эту крошечную планетку на поверхность ее собственного Солнца.

Со станции Благодать оставался — и по моим, и по чужепланетным понятиям — всего лишь один маленький шажок на Системную Базу. Портал — это просто большое кольцо на одной из площадок Благодати, ты проходишь сквозь него и оказываешься на месте.

Системная База — гигантская пачка разнокалиберных дисков высотой 940 километров от основания до макушки, и она нарезает круги вокруг Юпитера. После перемещения из какого-то там квадранта на восемьдесят световых лет к нашему Облаку Оорта, База тащилась из этих задворков Солнечной системы к Юпитеру со скоростью лишь в половину световой. Однако звездные корабли инопланетных первооткрывателей немедленно устремились к обитаемой Земле. Вероятно, мы, человечество, как раз созрели для Контакта! Уже достаточно просветленные для правильного осознания того, что произошло, но еще чересчур невежественные, чтобы быстренько разобраться с могуществом, которое свалилось с небес, и в порядке эксперимента уничтожить собственную цивилизацию.

На Базе я пытался сориентироваться с помощью файла, загруженного в наладонник. Здесь оказалось множество струдов, уж этого я никак не мог не заметить, поскольку раньше видел их только на картинках. Насколько мне известно, на Земле вообще нет и не было струдов, а на Базе их несметные тыщи. Интересно, почему? Тут я позволил себе фальшивую усмешку (а мне что за разница?), но все-таки задал этот вопрос Джулии и Найджелу, когда снова столкнулся с ними.

«Согласно нашим исследованиям, струды стоят на довольно низкой ступени в галактической шкале видов и распространились в космосе только благодаря вмешательству патунов», — прочитала мне Джулия из своего электронного блокнота. Похоже, она чувствовала себя не слишком уверенно, отвечая на вопросы, поскольку привыкла задавать их сама. Найджел отважно перевесился с камерой через поручень, снимая обширный металлический склон, на котором, прилепившись наподобие куколок, спали тысячи крупных моллюскообразных созданий: тихая и спокойная разновидность тех же струдов.

«Некоторые расы полагают, что струды — домашние животные патунов, — продолжила Джулия. — Однако и нас, землян, эти расы считают не слишком обогнавшими струдов в своем развитии».

— И почему же их здесь такая прорва? — спросил я.

Джулия злобно фыркнула в сторону склона.

— Я уже сто раз спрашивала, и меня все время посылают к патунам! А эти, ну вы сами знаете, слишком заняты своими дурацкими неотложными делами.

Я устоял перед соблазном намекнуть, что высокоорганизованные существа, способные пересечь Галактику, возможно, не слишком высоко ценят создание однообразной информационной каши. И зря, конечно, потому что мне пришлось дать ей еще одно «совсем коротенькое» интервью, перед тем как удалось ускользнуть. По дороге в гостиницу, где для меня забронировали номер, я немного заплутал и очутился в парке, а там за мной увязался этот струд…

Я сидел в транзитной камере, наблюдая за монстром и надеясь, что его матрица не включится: здесь мне совершенно некуда бежать, а оберега мне по штату не положено, так как я абориген Солнечной системы, которым База предоставляет, согласно галактическому закону, комфортные условия для жизни в привычной среде. Думаю, это правильно: вы ведь не даете малышам колющие и режущие предметы для игры по первому же их капризу? Я задумался, разумно ли было с моей стороны прибегнуть к помощи патуна, как вдруг неожиданно переместился снова и обнаружил себя в вестибюле вполне нормальной, на первый взгляд, гостиницы.

С трудом поднявшись с пола, я бегло огляделся, вышел наружу через дверь-вертушку и там посмотрел по сторонам. Ага, очень похоже на обычную городскую улицу, только в небе сияет огромный диск Юпитера. Сюда-то я и пытался попасть до встречи с проклятым монстром: сектор гуманоидов с приятно домашней, привычной для землян обстановкой, чтобы мы не ощущали никакой неловкости, дискомфорта или страха. Я вернулся в вестибюль, хромая, несмотря на поддержку киберкаркаса, и хрипя при каждом вдохе, так как растерял все свои ингаляторы, а действие пластырей и таблеток уже практически подошло к концу.

— Дэвид Холл, — представился я у стойки администратора. — Номер для меня заказан.

Автомат кивнул блестящей муравьиной головой, просканировал взглядом мою попорченную одежду, сверился с информацией в компьютере, и спустя мгновение его металлическая рука, а точнее сказать, клешня, протянула мне карточку — ключ от номера. Я поднялся на лифте и наконец оказался в такой комнате, какую никогда не смог бы позволить себе на Земле. Мой багаж, чемодан и пара дорожных сумок, аккуратно поставлен у кровати, на журнальном столике дожидается типичный «гостевой набор». Я тут же откупорил бутылёк шампанского и вышел с ним на балкон. Отхлебнул прямо из горлышка. Ну и что мне теперь делать?

Еще до моего последнего разговора с доктором-бакланом наш земной врач предупредил, что жить мне осталось не больше четырех недель. Но его фраза: «Уверен, инопланетяне смогут сделать что-нибудь!» — прозвучала заманчивым обещанием. Ну да, они и сделали. Наркотики без ограничений и киберкаркас подарили мне возможность хоть как-то двигаться и получать последние капли удовольствия от жизни. К сожалению, лимит времени остался прежним. Итак, я увижу столько чудес на Системной Базе, сколько успею… но в этот чертов парк, хоть убейте, больше не пойду! Я заново стал размышлять о том, что там произошло.

Парк простирается километров на пятнадцать, с земными лугами и лесами саговников[5], похожих на фиолетовые ананасы высотою в дерево. Повсюду сплошные струды, их там полным-полно. Один вдруг замер, изобразив статую посреди ромашек на лугу, а затем начал медленно, но вполне целенаправленно подбираться ко мне. Он давно это замышлял, без сомнений… Я поспешно отступил в сторонку, но этот струд двинулся за мной и принялся издавать странные ноющие стоны. Тогда я слегка испугался, однако не впал в панику и стоял очень спокойно, когда он потянулся ко мне одним из своих длинных щупальцев. Кто знает, может быть, он привык таким образом здороваться? Блестящая бульбочка щелкнула, хлестнув меня по руке, и тут же рука онемела, отяжелела и повисла бесполезным грузом. Монстр заволновался, затрясся от возбуждения и завыл:

— Съе-ем тебя-а-а!

Ну уж нет! Пускай мы тупые побочные родственники по разуму, наплевать, я согласен. Но лакомство для домашних любимцев патунов? А вот фигушки!

Я решительно вернулся в комнату, нашел в чемодане запасной ингалятор, пачку пластыря и засел с ними в ванной. Всего через час я был чист и свеж, насколько это возможно в моем состоянии, а боль во всем теле, несколько притупившись, перешла в привычный вариант нытья-колотья. Чтобы усилить этот благотворный эффект, я воспользовался половиной содержимого мини-бара и тогда сумел поспать свои обычные три часа. Как обычно, проснулся я от острой боли, тошноты и нехватки воздуха. Несколько пшиков из ингалятора немного взбодрили мои легкие, другой ингалятор помог справиться с наждачной резью в груди, а кучка разноцветных таблеток усыпила еще на пару часиков. И все! Превысить этот лимит отдыха уже давненько не получалось.

Я натянул брюки, вышел на балкон и, застегивая рубашку, посмотрел на улицу. Здесь нет ни дня, ни ночи, только меняющийся лик Юпитера в оранжево-голубых небесах. Созерцая огромный шар, я подумал, что, наверное, оценил поведение струда неправильно. Инопланетяне никогда не убивают землян просто так, а исключительно в целях самозащиты. И если струды — домашние животные патунов, то нападение на меня может быть эквивалентно укусу взбалмошного терьера, разыгравшегося на свободе в парке. Убедительно, я поверил себе на все сто. Но это не спасло меня от панического ужаса, когда на улице внезапно что-то заворчало и завыло. Бросив боязливый взгляд вниз с балкона, я увидел, понятно, струда, и очень похоже, того же самого. Монстр завывал, колыхался и волновался, однако мне показалось, что на сей раз он ведет себя нерешительно. Но я был совершенно уверен, что эта гнусная тварь пялится вверх, на меня, хоть глаз как таковых у струдов вообще не наблюдается.

Он все еще поджидал меня, когда я осторожно выглянул из гостиничного холла на улицу. На секунду мне захотелось почувствовать в руке пистолет или еще какое-нибудь оружие. Это наверняка придало бы мне уверенности, но вряд ли обезопасило бы. Взяв себя в руки, я вернулся к стойке и сказал автоматическому портье:

— Меня переместили сюда из транзитной ячейки, куда я был доставлен из личного пространства патуна, в которое случайно забежал.

— Да, — бесстрастно откликнулся автомат.

— Куда мне обратиться по поводу этого… нападения?

— Если бы ваше нападение на патуна было преднамеренным, — произнес автомат, — вас не выпустили бы из транзитной камеры.

— Я говорю о нападении струда на меня!

Бросив взгляд на дверь, я увидел, что упрямая тварь уже толчется на пороге. Стеклянная вертушка была единственной преградой на его пути в гостиницу. Я прекрасно слышал его подвывания и стоны.

— Струды никогда ни на кого не нападают, — уведомил меня автомат.

— Но он меня ужалил!

— Да, конечно.

— Он хочет меня съесть!

— Да.

— Съем тебя, вот что он сказал! — успел пожаловаться я, прежде чем до меня дошел ответ автомата. — То есть… как это «да»?!

— Пожалуй, вас недостаточно, чтобы досыта накормить струда, — заметил автопортье. — Но на Земле всем струдам будет очень хорошо.

Я подумал о тысячах мерзких монстров, бродящих по Базе стадами. Даже в голове не укладывается! От звука поворачивающейся двери по всему телу побежали мурашки…

— Пожалуйста! Позовите кого-нибудь на помощь!

— Никакой помощи не требуется. — Муравьиная голова качнулась в сторону струда. — Хотя, возможно, вы правы. Из-за вас он плохо себя чувствует.

Думаю, в тот момент с уровнем адреналина у меня был полный непорядок, потому что всегдашняя боль стала почти нестерпимой. Я привалился спиной к стойке, чтобы видеть монстра, стремящегося ко мне. Как ни странно, теперь он показался мне каким-то потрепанным и жалким. На картинках я видел особей побольше и поэффектнее.

— Чего тебе надо от меня?!

— Е-есть… на-адо… е-есть… — только это я и смог разобрать в его утробном бормотании.

Оттолкнувшись от стойки, я изо всех оставшихся сил потащился к лифту, хромая и спотыкаясь на каждом шагу. Лестницы мне ни за что не одолеть… Когда ужасная красная волна медленно колыхнулась в мою сторону, я уже успел ткнуть кнопку вызова и обернулся. Сколь прекрасна гибель в ожидании лифта! Он добрался до меня как раз в тот момент, когда двери за моей спиной наконец раздвинулись. Одно из щупальцев ожгло мне грудную клетку, буквально забросив в кабину, но сам монстр слегка замешкался, словно ошарашенный собственным деянием. И этого оказалось достаточно, чтобы двери лифта, скользнув, закрылись. Я принялся беспорядочно лупить по всем кнопкам подряд, еле-еле дыша, а когда кабина поехала вверх, обессиленно повалился на пол.

«Технические Достижения» занимали огромное здание примечательной архитектуры: очень похожий на мостик незабвенного «Энтерпрайза» диск водрузили на вершину несколько приплюснутого небоскреба. Найджел неотрывно держал в прицеле своей камеры Джулию, Линкольна и меня, пока Пирси панорамировала направо и налево, по-видимому, стремясь запечатлеть буквально все окружающее. Помню, я слышал от кого-то, что главная задача нынешних телеоператоров — количество и еще раз количество, а творчеством и качеством за них займутся компьютерщики. Пирси — эффектная азиатка с кольцами в губе и ухе, соединенными цепочкой, и крупным тупым гвоздем, вмонтированным в язык — как раз и предложила эту чудную идею, за которую Джулия ухватилась незамедлительно и страстно. После того как она и Найджел извлекли меня из кабины лифта, а воздушное такси вывезло нас из гостиницы, избавив от необходимости тащиться через коридоры и холл, я был доволен, можно сказать, абсолютно всем. Конечно, никто из бибисишников не принял всерьез мою историю о струдах, пожирающих людей, но все они радостно предвкушали грядущий успех: настоящий документальный фильм ужасов, который наверняка потрясет воображение обывателей всего мира!

— Доусон правильно ведет себя с шеф-патронами Базы, он всегда держит нос по ветру, — серьезно разъяснил мне Линкольн.

«Шеф-патронами» они именовали патунов. После своей первоначальной демонстрационно-разъяснительной деятельности на Земле патуны, казалось, совершенно проигнорировали последующий политический резонанс. Все их физики, инженеры, биологи и прочие ученые чужаки, вопреки ожиданиям, занимались исключительно своими научными делами. Наши земные политики буквально сходили с ума, не в силах уразуметь чудовищного парадокса: как может могущественное существо, способное мгновенно превратить Землю в рассеивающийся прах, часами наблюдать за слизняком, лопающим капустный лист, и не иметь при этом времени для анализа выпусков новостей, заявлений президентов и программ премьер-министров? С нашими-то земными учеными все понятно, пусть себе занимаются наукой и не лезут в политику, а вот патуны — это да! Они же продвинутые, они должны поучать нас всегда и во всем, разве не так? Но как мне представляется, политики во все времена на деле не слишком-то продвигали наш мир к лучшему устройству. Один-единственный изобретатель пылесоса, на мой взгляд, принес гораздо больше пользы человечеству, чем любое количество мэггитэтчер и тониблэров вместе взятых.

Доусон возглавлял группу земных ученых на Системной Базе, и эти ученые старательно изучали то, что для цивилизации патунов было лишь ОСНОВАМИ их многочисленных наук.

— Мы достали себе Доусона, а теперь через него мы достанем заявление кого-нибудь из патунов, — продолжал просвещать меня Линкольн. — Ведь они его любят, эти патуны; Доусон у них вундеркинд, и они позволят ему достать что угодно. Знаешь, наши люди говорят, что этот яйцеголовый достал себе доступ даже к технологии оберег-матрицы!

В вестибюле здания Линкольн сразу принялся грузить насекомоподобного администратора трепотней о документальном фильме, который он снимает для научно-популярного телеканала «Эйнштейн», и в итоге добился разговора с каким-то бородачом, появившимся на большом настенном экране видеофона. Я узнал Доусона, потому что частенько останавливал свой выбор на телеканале «Эйнштейн», который Линкольн и Джулия всю дорогу щедро поливали грязью. Доусон был маленький толстенький человечек с окладистой седой бородой, встрепанной седой шевелюрой и необычными глазами странного апельсинового оттенка. Один из тех физиков, которые не только обскакали многих своих коллег за счет врожденного таланта к исследовательской работе, но и сумели также приложить теорию к практике и извлечь из этого прибыль. Многие ученые уходили из CERN (Европейской организации ядерных исследований) с изумительно невразумительными научными регалиями, а Доусон ушел с тем же самым в дополнение к весьма конкретному и крайне полезному вкладу в дело квантовой вычислительной техники. Я не слышал, о чем они говорили, однако прежде чем дать нашей группе разрешение пройти, Доусон взглянул поверх плеча тележурналиста прямо на меня.

Как описать интерьер дисковой части здания? Куча лабораторных столов и компьютеров, большие плазменные экраны, словно перенесенные из CERN. Ученые ходят туда-сюда, разговаривают, размахивают световыми указками, проникаются внеземными технологиями, изучают нечто микроскопическое с помощью электронных приборов, анализируют спектрограммы образчиков экзотических сплавов… На Земле уже в ходу множество внеземных технических приспособлений, но если какой-нибудь старательный умелец умудряется вскрыть инопланетное устройство, то получает лишь лужицу дымящейся слизи и больше ничего. Это не означает, что чужаки мешают нам учиться. Это значит, что они не желают, чтобы в процессе обучения резко сократилось население планеты. А вот на Базе все наоборот: здесь под чутким непосредственным руководством патунов земные ученые проводят время крайне интересно и занимательно.

Линкольн и Джулия стали приставать к Доусону, выклянчивая возможность хоть одним глазком взглянуть на то, чем занимаются он сам и его команда. Мне тоже было любопытно, когда Доусон стал рассказывать о неземных материалах, легких как полистирол и прочных как сталь, про чудо-микрорезак, способный нашинковать алмазы в капусту, о замечательных компьютерных наночипах, которые умеют самовосстанавливаться. Но вскоре мне стало уже настолько плохо, что без бакланского каркаса я бы точно лежал пластом на полу.

Наконец Доусон остановился перед высокими стойками с загнутыми верхушками, указывая на что-то невидимое, но подразумевающееся между ними. Когда я осознал, что речь идет об оберег-матрицах, мой интерес, естественно, обострился, но тут репортеры решили вступить в смертный бой за истину.

— Итак, можете ли вы с уверенностью подтвердить, что патуны всецело вам доверяют? — строгим голосом вопросила Джулия. — Или же они обращаются с вашими людьми как со струдами?

Тем временем я зачарованно глазел на эфемерное сияние между стоек. Сквозь сияние просвечивал другой конец лаборатории, где располагался, на мой взгляд, массивный стол с приборами, и когда этот стол зашевелился и собрался улизнуть… Наконец до меня дошло, что это патун с комплектом оборудования на спине.

— Как со струдами?… — озадаченно переспросил Доусон после паузы.

— Да, это у них такие зверики, — влез в диалог Линкольн. — С интересными плотоядными привычками, которым патуны, как нам кажется, потворствуют.

Патун с приборами подошел к большому грузовому лифту. Я несколько раз вдохнул из ингалятора, даже не заметив, из какого именно, но вроде бы помогло. В моем воображении снова зазвучали утробные бурчания и стоны. Окружающая меня реальность стала утрачивать резкие очертания.

— Зверики? — повторил Доусон, уставившись на Линкольна так, словно вдруг обнаружил неизвестную доселе разновидность придурка.

— Видимо, тут у них подобное просто в порядке вещей, — заключила Джулия с торжеством. — Струдам постоянно скармливают людей, которые все равно уже на пороге смерти!

Доусон утомленно покачал головой и очень вежливо произнес:

— Мне было крайне любопытно ознакомиться с вашей точкой зрения по данному вопросу. Поэтому я разрешил вам посетить лабораторию. Спасибо за консультацию, она оказалась полезной. — Затем ученый муж повернулся ко мне и укоризненно сказал: — Друг мой, впрыгнуть в оберег-матрицу патуна — не самая удачная мысль на свете! Матрица могла отреагировать на вас не в пример больнее, чем струд.

Тут двери грузового лифта раздвинулись, и из кабины вывалился мой персональный монстр, лихорадочно мерцая и колыхаясь. Удачно миновав патуна-исследователя, он по странной извилистой траектории направился через всю лабораторию ко мне. Меня окружали массивные столы, какие-то приборы и аппараты, так что ближайший путь отступления пролегал вперед, а затем чуть влево — к обычным пассажирским лифтам. Я едва соображал и практически не воспринимал дальнейшие наставления Доусона. Видите ли, чтобы всегда быть сообразительным и отважным, в первую очередь требуется недурное здоровье, а когда костлявая тетка с косой поджидает за ближайшим углом, ситуация в корне иная.

А говорил мне Доусон между тем нижеследующее:

— Он вступил с вами в контакт, а вы его бросили. Как же так? Неужели вы не можете изменить свое отношение? Он вас любит, разве вы не понимаете?

Собравшись с силами, я рванулся вперед и вломился аккурат в невидимую паутину между стойками оберег-матрицы, которую изучал Доусон. Бакланский киберкаркас закоротил ее энергетические поля, и что-то почти живое внезапно присоединилось к моему разуму через гилст. Гигантские структуры связей, перемещений, реальности и виртуальности отобразились в виде исчисления формул… нет, я не способен подобрать адекватное описание!

Запаниковав, я был охвачен единственным желанием — смыться отсюда куда угодно, только бы как можно дальше от струда. Огромная схема Системной Базы вмиг услужливо высветилась вокруг меня, со всеми линиями, плоскостями, точками их пересечений. Инстинктивно я сплел узор и перенесся на стальную крышу Базы. Мой оберег удерживал вокруг меня воздух и сохранял тепло, но не отгораживал от суровой и прекрасной реальности, а скорее, усиливал восприятие. Я увидел, что Юпитер воистину гигант, но лишь по сравнению с другими планетами системы, что в вакууме звезды не дрожат, а светят четко и пронзительно, что их действительно обнимает далекий-далекий космос, где они некогда родились. Дыхание перехватило, в мозгу промелькнула другая схема линий… в растерянности я очутился в сердцевине плотной стаи парящих бакланов… их обереги отталкивали меня, никак не удавалось вырваться на свободу…

(Струд меня любит?!).

Резко выхваченный из этого коловращения, я растянулся на скользкой платформе и уперся взглядом в уже знакомого мне патуна-исследователя: тот был сосредоточен и непредставимым образом соединен с многочисленными машинами, направляя энергию созидания.

Оберег-матрица позволила мне мельком увидеть итоги цивилизованного развития промышленности в течение полумиллиона с лишним лет. Патун проделал какие-то манипуляции, а затем мимолетно прикоснулся ко мне, и это легчайшее прикосновение перетряхнуло и упорядочило логические цепочки моего замутненного разума.

Что-то словно щелкнуло у меня в голове.

— Съе-ем тебя-а! Съе-ем тебя-а!

Все, что мне говорили обитатели Базы — абсолютная правда. Не было никаких трудностей перевода. Патунам просто нет нужды лгать. Я неуклюже сполз с платформы и вывалился из оберега. На миг сомнения всколыхнулись, едва не вынудив меня судорожно нырнуть назад, в безопасное поле матрицы.

Но мой струд уже приблизился и навис надо мной — потрепанный кроваво-красный занавес финала.

— Ешь, — согласился я.

Струд накатился волной, щелкая жалящими щупальцами. Боль оказалась милосердно краткой. Потом он навалился, судорожно сглотнул… и черный поток захлестнул меня под истерические вопли Джулии:

— Вы это сняли?… Снимайте, черт возьми! Снимайте!

Через трое суток я проснулся на ромашковом лугу. Похудевшим на шесть кило, что вовсе не удивительно. Один из этих килограммов валялся вокруг меня в виде рассеянных кусков моего вспомогательного кибернетического каркаса. Неподалеку возвышался струд. Он заметно вырос. Струд радостно колебался и мерцал в искусственном солнечном свете: сильный, до отвала сытый раковыми клетками, которые он полюбил с первого взгляда и выгрыз из моего тела, как положено ему от природы. Земные рыбы-лоцманы тоже поедают паразитов, присосавшихся к их акуле-хозяйке, такой вот симбиоз.

Бакланы, специализирующиеся на болезнях земных гуманоидов, послали меня на Базу в качестве подопытной особи. И после удачного эксперимента дали свое решительное «добро». Теперь струды тысячами толпятся на нашей Земле, угощаясь хворями человеческими.

Перевела с английского Татьяна МУРИНА.

© Neal Asher. Strood. 2004. Печатается с разрешения автора. Рассказ впервые опубликован в журнале «Asimov's Science Fiction» в 2004 г.

Алексей Зарубин. Круги на песке.

«Если». 2005 № 12

Иногда я с подозрением вглядываюсь в радужные небеса: что если и впрямь Большому Пауку, раскинувшему нити судьбы, наперед были известны наши пути, и теперь он бесстрастно наблюдает, как я медленно схожу с ума, а запах гниющих отбросов преследует меня даже за порогом вечности…

Глава 1.

Прибрежные деревни промышляют ловлей длинной, похожей на змей, рыбы. Их коптят на деревянных решетках, а когда тушки становятся похожими на черные палки, связывают в пучки и подвешивают к потолкам своих жилищ. Но основная статья дохода жителей Райской Рыбалки — черный соус, по которому сходят с ума городские гурманы. В огромные глиняные кувшины, больше похожие на чаны, врытые в глинистую землю над обрывом, после удачного выхода в море сваливают рыбьи головы и кишки, обрезки плавников, все это сдабривают какими-то кореньями, охапками высушенной травы и лапчатых листьев кустарника. Вот это благоуханное добро очень долго настаивается и бродит под жарким солнцем Тугама, а в самые знойные дни так бурно взбраживает, что в двадцати шагах от чана человека непривычного попросту с ног сшибет от зловонючего духа.

Когда деревенский староста, руководствуясь интуицией и носом, решал, что соус готов, владельцы чанов с песнями, напоминающими крики морских птиц, вместе с родней, приплясывающей в такт воплям, шли к своему пахучему богатству вытаскивать затычки из кривых донышек кувшинов-чанов, ряды которых выпирали из земли под обрывом. Кому-то затем приходилось расковыривать длинным шестом плотные отложения на дне кувшинов, и только после этого из отверстий выплескивалась вонючая мутная жижа и наполняла грубо слепленные глиняные корыта, обмазанные смолой.

Обрывками старых сетей из жижи выбирались омерзительные толстые розовые, похожие на отрубленные пальцы, черви. На эту работу ставили бедолаг, чем-то не угодивших главе семьи, либо самых безропотных жителей. Но с тех пор, как нас привезли сюда, даже последний замухрышка воспрянул духом — беженцам нашлась работенка вполне в соответствии с местом, которое мы занимали в нехитрой деревенской иерархии.

Если вовремя не отскочить, «благоуханная» струя может обдать с головы до ног. Потом весь день придется отмокать в морской воде, а это удовольствие не для слабых телом, да и сильных тоже не обрадует.

Любая царапина разъедалась в медленно заживающую язву. Здесь и металл долго не выдерживал: ветер с моря нес соляную пыль, а с континента — пыль, просто пыль, выводящую из строя любые мало-мальски сложные механизмы. Детали из железа и бронзы быстро превращались в негодную труху, а сплавы, выдерживающие агрессивные среды, как я понял, сюда не завозили.

История этого мира никого из беженцев не интересовала, заживаться здесь мы не собирались, и если бы не жульничество капитана сухогруза, высадившего нас ночью в захолустном космопорту на той стороне залива, куда корабли прилетают раз в полгода, то про Тугам мы и вовсе бы ничего не знали. Нам еще повезло, что местные власти когда-то подписали соглашение о помощи вынужденным мигрантам, повезло в другой раз, что не раскидали по деревням вдоль побережья, и повезло в третий, что мы не сразу поняли — на самом деле нам не очень-то и повезло. Но вместе выживать все же легче, а кое-какие вещички, прихваченные с Айкона впопыхах, высоко ценились у местных жителей, забывших о высоких технологиях.

Судя по обрывкам разговоров в городе и по тому, что нам удалось разузнать у неразговорчивых жителей, несколько поколений тому назад какой-то местный тиран попытался соорудить звездный рейдер. Или наоборот, он хотел захватить прибывший корабль, но неудачно. В общем, был примерно наказан, а заодно пострадала и вся планета. Имя тирана кануло в архивах, но запрет на некоторые сплавы и технологии так и не удосужились отменить, а начинать процедуру восстановления в правах — дело дорогое, хлопотное и долгое. Да, в общем-то, никому не нужное. Население Тугама вполне устраивала неспешная, размеренная жизнь в маленьких городках, расположенных по всему побережью единственного континента. Вдали от городов жители деревень, если судить по Райской Рыбалке, куда нас забросила судьба, медленно сползали из варварства в дикость и совершенно не расстраивались из-за этого. Воздушный транспорт здесь был. Но несколько дряхлых грузовиков на реактивной тяге далеко от ремонтных мастерских старались не улетать, к тому же я не знал, есть ли в этом неторопливом, сонном мире необходимость быстрой доставки каких-либо товаров. Позже я выяснил, что и местные власти были вполне удовлетворены полузакрытым статусом планеты. К тому же они запретили экипажам кораблей выходить за пределы припортовых кварталов, торговля велась в нескольких факториях недалеко от космопорта, а беженцев вроде нас здесь не ждали.

Аборигенов давно уже не беспокоило отсутствие канализации и водопровода. На руинах ветростанции сушились сети, в кладке оград вперемешку с камнями можно было обнаружить детали судовых двигателей. Да и беженцы постепенно забывали о таких благах цивилизации, как теплый сортир и мягкая кровать. Мы больше заботились о том, чтобы как можно быстрее перелить медными черпаками перебродившую жижу в войлочные кульки. Кульки подвешивали к треногам, и медленно, капля за каплей, драгоценный соус наполнял пустые пластиковые бутылки, которые в обилии покрывали береговую линию после сезона бурь. Сначала меня удивляло, откуда здесь такое количество тары, потом я узнал, что за годы былого прогресса моря так крепко загадили плавающим мусором, что пластика хватит еще надолго. Рыбаки, посмеиваясь, рассказывали о целых островах из пустых бутылок, пленки и всякой дряни, на которых ютились колонии перелетных птиц. Может, потому и мореплавание здесь такое вялое.

На моей памяти из города на той стороне залива всего три раза приходило судно за соусом. Торговля велась долго, в обмен привозили рулоны плотной ткани, сети, какой-то нехитрый инвентарь и рыболовные крючки на вес.

Порой мне казалось, что я уже вроде привык к едким испарениям за все эти бесконечно тянущиеся месяцы ожидания перемены судьбы. Но, наверное, все же нос не до конца потерял чувствительность: стоит в жаркие дни, когда в чанах свирепо булькает жижа, ветру подуть с континента, как все съеденное и выпитое напоминает о себе и настойчиво просится на волю.

С едой у нас были проблемы с тех пор, как Крес Острич, в меру состоятельный владелец экспертной конторы на Айконе, превратился в беженца. Крес Острич — это я. Моя жена, Леонора, часто повторяет слова отца — горький хлеб на чужбине лучше поминального пирога в родном доме. Тесть был умным человеком, но разве от этого мне легче смотреть в глаза трехлетней дочки, у которой завтрак — копченая рыбешка, обед — похлебка из рыбы, а ужин — все та же проклятая рыба? Иногда наш скудный стол украшали кисловатые желтые ягоды, растущие в изобилии на скалах. Чтобы добраться до них, надо долго карабкаться по камням, рискуя ногами и головой. Пару раз мне удалось подобрать несколько перезревших плодов дынного дерева. Деревья на этой скудной земле все наперечет, у каждого свой владелец, и поймай меня кто за этим занятием, срок гостеприимства кончился бы в тот же миг. А каков вкус свежеиспеченного хлеба я уже забыл. Время от времени нам приходилось жевать галеты, которые, наверное, помнили героические времена первых освоенцев. Галеты надо было долго размачивать, потом слить мелких дохлых жучков, всплывших вместе с крошками, и если у вас еще остались зубы, то попробуйте эти желтые плитки слегка надкусить. Местная детвора, разворовав и выклянчив чуть ли не половину наших запасов, грызет их вместо сладостей. Может, потому у взрослых здесь такие плохие зубы, что в детстве о галеты их стачивали?

Хорошо еще, что во время нашего панического исхода я успел прихватить большую упаковку с витаминными концентратами. Маленьких разноцветных шариков должно хватить еще на три или четыре месяца, можно растянуть и на все шесть, если только ими не решит полакомиться юркий зверек с длинным хвостом, похожий на безволосую белку. Мясо у него съедобное, если сперва тушку немного подвялить, но юркую тварь поймать очень трудно. Зубастые бестии легко прогрызали своими большими резцами дыру в рюкзаке, с пластиковыми обертками расправлялись также быстро. Впрочем, зверьки оказались сообразительными, и как только мы стали разнообразить свой скудный рацион, их налеты стали редкими. Радости мало, если мы тут задержимся, все наши вещи, да и мы сами станем легкой добычей хищников покрупнее, хотя и с очень плохими зубами.

На той стороне залива расположен город Ул. При нем имеется что-то вроде резервного космопорта, но как туда добраться — я не знаю. Километров триста по морю. Не всякое рыболовное судно одолеет, да и никто из жителей нас близко не подпустит к своей лодке. А все же любой ценой надо бежать из дыры, в которую нас засунуло местное бюро по трудоустройству вынужденных мигрантов. Долгие десятилетия эта контора со вкусом проедала пусть небольшие, но для этих мест приличные средства. Должности, я подозреваю, передавались по наследству, судя по портретам чиновников на стенах, и когда им пришлось непосредственно заняться своим делом — досада была велика. Один из беженцев, Итус, не выдержал бесконечных анкет, опросов и собеседований, похожих на допросы, во время распределения сорвался и обозвал чиновников бюро сумасшедшими работорговцами, и будь его воля, он бы разогнал всю эту банду криворуких вымогателей и сам сделал всю работу за час. Это было неправильно. Чиновники даже виду не подали, что рассердились, но вся наша группа из девяти человек оказалась в Райской Рыбалке, да еще по такому контракту, что лучше бы уж на обязательные работы — так хоть с голоду не помрем, когда срок контракта истечет, то есть месяца через два. Никто не сомневается, что в тот же день нам не найдется дела даже на разделочных столах, склизких, заляпанных рыбьей кровью. Ни к мытью рыбацких сетей, ни даже к розливу ядовитого соуса нас не подпустят, потому что с этого дня мы теряем статус беженца и не пользуемся гостеприимством, будь оно проклято. С голоду, конечно, умереть тоже не дадут, напротив, любой, даже самый нищий обитатель деревеньки с большим удовольствием накормит нас. Но вот какая беда: по здешним законам или обычаям, имеющим силу законов, — если ты ел чужой хлеб, то кормилец становится твоим работодателем до той поры, пока не решит, что отработано все съеденное и выпитое. То есть практически навсегда. И попробуй ослушаться или сбежать, накажут так, что если выживешь, на всю жизнь научишься кротости и смирению. Хотя сервов хозяева не сильно мордовали, наверное, берегли рабочую силу, которую при случае могли выгодно продать или обменять. Родню наказывали не в пример суровее.

Глаз на наше имущество и женщин местные положили с первого дня проклятого гостеприимства, в которое мы вляпались по самые ноздри. Мне кажется, вся деревня считала дни, когда оно закончится. В городах, по слухам, при некоторой ловкости можно перетереться, но до ближайшего из них берегом никак не добраться, в первой же деревне повяжут. Сразу за скалами — пустыня, она тянется на сотни километров в глубь континента. Идти к оазисам, говорили рыбаки, верная гибель. Караванные тропы запутаны, многие ведут в никуда, везде песок и камни, камни и песок.

Палатки беженцев стоят на отшибе. Некогда блестящая термоткань превратилась в жалкие лохмотья, заплатка лепилась на заплатку, крепежные стержни изогнуты и местами словно изжеваны. Очевидно, до того, как они попали на склад бюро по трудоустройству, палатками пользовались долго, интенсивно, но не по назначению. Мы были благодарны и такой крыше над головой — некоторые из жителей Райской Рыбалки жили в землянках. На группу выделили три палатки. В самой большой слева от нас вчетвером ютились Волковы, а справа Керби, мой бывший служащий, и его младший брат, тихий, неразговорчивый Лепс. Спать в палатках еще можно было, а вот вещички приходилось сторожить по очереди, да и то не всегда уследишь за шустрым голозадым мальцом, норовящим утянуть, скажем, рюкзак с нехитрым скарбом или что еще под цепкие пальцы подвернется. И только попробуй отшлепать или даже прикрикнуть на вороватого карапуза — тут же сбегутся все деревенские бездельники! Начнут укоризненно качать головами, старухи обязательно попрекнут гостеприимством, а староста примется угрожающе покачивать символом власти — тяжелым посохом на каждый день. Был еще праздничный посох, который извлекался в особых случаях и, скорее, походил на топор с длинной ручкой, потому что две пластины, кажется, из очень твердой керамики, вбитые в древесину, превращали его в какую-то нелепую секиру.

Староста Маас доставал ее во время свар с обитателями Райской Рыбалки или разборок с родней, как мне казалось, покушавшейся на его власть. В остальное время он прятал секиру от редких гостей — торговцев соусом и чиновников, наведывавшихся сюда вместе с торговцами или по своим делам: например, проверять, чтобы разделочные ножи были не длиннее положеного. Я так понял, что это отголоски давних смут, память о которых осталась разве что в циркулярах местных бюрократов.

Сыновья Волковых наловчились неплохо чинить сети и конопатить лодки. Одну старую развалину, догнивающую на камнях, они чуть ли не из щепок заново собрали и спустили на воду. Староста забрал лодку себе, а в знак одобрения выдал им связку сушеной рыбы.

Если мы застрянем здесь, Волковых, по всей видимости, староста заберет себе. Может, оно к лучшему: старики еле волочат ноги, а сыновья и сами не пропадут, и за родителями присмотрят. Старший, Иван, легко справляется с деревенскими драчунами и пользуется назойливой благосклонностью девиц, вошедших в брачную пору. Тем более, что Волковы похожи на местных — такие же высокие, плечистые, только скулы сильнее выдаются. Ну а мне вязнуть здесь никак нельзя. Черные волосы Леоноры вызывали повышенный интерес у мужского населения, хотя природный цвет волос белобрысых рыбачек был заметен, только если они мыли головы, а это случалось нечасто. Хорошо, что повязки с голов редко снимают, во время пыльных ветров же приходилось заматывать тряпками почти все лицо.

Керби тоже не пропадет. Не удивлюсь, если к нашему возвращению на Айкон, а ведь когда-нибудь мы вернемся, обязательно вернемся, не правда ли… Да, Керби не придется начинать с самого начала, как многим из нас. Не так давно он был всего лишь техником в моей небольшой компании по оценке рудных месторождений. До того времени, как перейти ко мне на работу, у него была небольшая мастерская по наладке и ремонту бытовых приборов длительного пользования. Что-то в его делах не заладилось, в итоге он устроился у меня, о чем я не жалел — покладистый Керби быстро и аккуратно выполнял все задания, не создавал проблем и вообще был незаменим и незаметен одновременно. Так же незаметно, пока нас мотало с корабля на корабль, с мира на мир, он стал лидером группы беженцев. Наверное, последней группы, которая успела выбраться с объятого кровавым хаосом Айкона.

С Керби старались не портить отношений. Пронырливый техник ловко находил общий язык с чиновниками, и те, кто смеялся над его тщеславием и говорливостью, внезапно попадали на обязательные работы или застревали в карантине. Со времен бегства нас значительно поубавилось, и мы легко приноровились друг к другу. Потом Керби сплоховал или расслабился. Капитан сухогруза, пообещавшего доставить группу на перевалочный сателлит Денеба IV, оказался еще большим хитрецом и ласковыми речами выманил у него все наши транспортные сертификаты. Но к чему эти воспоминания, если в итоге все оказались на Тугаме?

Мы привыкли, что техник в любом месте быстренько выясняет, кто из чиновников принимает решения, а кто просто офисная декорация, кому требуется подношение, а кому достаточно пары льстивых слов. Но долговязый аванк Итус не к месту погорячился, и Керби даже извиниться не успел, как Райская Рыбалка распахнула нам свои вонючие объятия. Подгадившего нам Итуса направили в другое место. «Похуже», — ухмыляясь, сообщил чиновник, выдавая предписание. Куда именно, мы сначала не хотели выяснять, потому что разозлились на него, а после того, как разок нюхнули соусной браги, выяснять было просто страшно, — место хуже, чем райская наша дыра, можно было вообразить с большим трудом. Впрочем, и здесь Керби не растерялся.

Дикость и суровые нравы жителей не мешали деревенскому старосте, который, скорее, был вождем племени с неограниченной властью, пользоваться скудными благами остатков цивилизации. Причем весьма своеобразно. Когда мы впервые предстали перед ним, чиновник из бюро, с большой неохотой сопровождавший беженцев, вручил старосте копии наших контрактов. В это время я с удивлением обнаружил, что сиденье, на котором восседал крупный, бритоголовый абориген в набедренной повязке, представляет собой кресло дантиста, точь-в-точь как у моего тестя. Сенсоры, навески и манипуляторы отсутствовали, но оно и хорошо. Кто знает, какие странные идеи могли прийти в голову старосте Маасу. А на руке у него среди браслетов из темного дерева и кожаных ремешков с амулетами я разглядел коммуникатор. Старая модель, которую давно заменили имплантанты или серьги для тех, у кого аллергическая реакция на органику. Позже Керби мне рассказал, что его мастерской часто приходилось иметь с дело со старой техникой. Команды сухогрузов, вывозящих с Айкона рудные концентраты, экономили на многом, в том числе и на связи. Вот и сдавали коммы на регенерацию эмиттеров Паули.

Из перепалки чиновника и старосты я понял, что Маас жалуется на городские власти и между делом требует заменить «длинный язык» на новый, потому что старый — тут он сорвал браслет с запястья и сунул чиновнику под нос — не работает. Чиновник вяло пообещал при первой же возможности дать ход просьбе старосты, но сначала пусть уважаемый Маас перестанет ломать ценные и редкие вещи. Я заподозрил, что ругань их во многом нарочита, оба остались довольны: чиновник сбыл с рук беженцев, а староста получил бесплатные рабочие руки.

На следующий день Керби заявился в хижину старосты и, перемежая трансгал жестами, попросил у него коммуникатор. Староста долго разглядывал нахала, плюнул на большой палец и задумчиво провел им по острому лезвию длинного ножа. Наконец смысл того, что говорил техник, дополз до его извилин, он что-то невнятно хрюкнул и снял с руки браслет. Через день Керби вернул ему работающий коммуникатор, а у себя, как я потом выяснил, оставил аккуратно выдернутый резервный чип. На батарейке от фонарика чип вытянет несколько дней непрерывной двусторонней связи, похвастался техник. А поскольку нам не с кем было общаться в этих краях, то заряда хватало на то, чтобы Керби мог неделями подслушивать разговоры старосты с вождями соседних деревень да иногда ловить переговоры каких-то столичных служб. Столица Тугама находилась на противоположном краю континента, за пустыней, и сведения о проблемах с вывозом мусора или о повышении расценок на вакантные должности вряд ли нам пригодятся. Тем не менее слегка приунывший техник снова восстановил свое лидерство. Мы же свои имплантанты обменяли на всякую всячину давно, во время карантина.

Ко мне, как к бывшему начальнику, Керби относился с уважением, помня, наверное, что я закрывал глаза на его заигрывания с моей секретаршей. К тому же я пристроил к делу его брата, Лепса, найдя ему работу по довольно-таки хилым способностям. В детстве Лепс услышал ночью зов и неудачно выбрался на улицу из окна третьего этажа. Повезло еще, что влетел головой в свежевскопанную клумбу. С тех пор стал заикаться и плохо соображать, понимал, чего от него хотят, с третьего раза в лучшем случае.

Порой и мне хотелось быть слабоумным, как Лепс, лишь бы не ломать изо дня в день голову над тем, как прокормить семью, как уберечь Леонору от домогательств старосты и его родни, как оградить дочку от грубых, безжалостных детей, изводящих немую девочку при всякой возможности. Ну, маленькая Катарина, названная так в честь моей свояченицы, сестры Леоноры, себя в обиду не давала. Она так метко швыряла гальку своими маленькими ручонками, что половина детей в деревне ходила в синяках и шишках. Я надеялся, что со временем дочка оправится от шока и заговорит, но пока все оставалось по-прежнему. Страх, который она испытала во время больших пожаров, все еще сковывал ее речь. Страх и неуверенность не то что в завтрашнем дне, а в том, что ждет нас через час или даже минуту, сковывал мысли и действия. Лишь одна тупая мысль неустанно крутилась в голове — надо выбираться отсюда, бежать в большой город, где есть космопорт, и любой ценой попасть на Денеб IV, а уже оттуда нас непременно направят в какой-либо благоустроенный мир, туда, где беженцам предоставляют убежище и безопасность. У Денеба был какой-то старый должок перед Айконом, и нам бы только добраться до его пересадочных портов.

От тяжелых раздумий меня оторвал Керби.

Сумерки уже переходили в ночь, желтая кривобокая луна выкатилась из моря, а веселые крики перепившихся рыбаков, которые отмечали очередной местный праздник, уже стихли, когда Керби влез в нашу палатку и сказал, что надо срочно обсудить одно важное дело. Леонора баюкала дочь и шепотом велела обсуждать все дела снаружи.

— Уходить надо, — заявил Керби. — Через несколько дней сюда прибудет какой-то чиновник из бюро, разбираться, что с нами дальше делать.

— Зачем же уходить? Может, в город нас отправят?

Слабая надежда, придавленная тяжестью мытарств, выползла наружу и слегка расправила крылья. В том захолустном средоточии старых домов, кривых улиц и чахлых деревьев, которое и городом-то назовут, разве что упившись дынным вином, все же находилось убогое подобие космопорта.

— Может, и отправят, — согласился Керби. — Хотя вряд ли. Но это все равно неважно. Маас думает иначе. Маас думает, что мы его законная добыча. Ему не хочется нас отдавать. Вот так вот. Поэтому я говорю — надо уходить и прямо сейчас.

— Срок гостеприимства вроде не истек.

— Это неважно, — перебил Керби. — Истек, не истек, какая разница, если Маас завтра посадит нас в свою лодку и отвезет на остров. Вот. Чиновнику же скажет, что мы украли лодку и уплыли, а после бури наши вещи подобрали у мыса. Волнами будто бы выкинуло. А мы погибли. Вот так.

Небольшой каменистый островок далеко за мысом покрыт кустарником, кое-где видны и деревья. Дети рыбаков — хорошие пловцы, но не каждый из них решался доплыть до него. Сильное течение у берега может отнести в море, за рифы, а там рыбы с большими зубами. Хотя несколько раз мне доводилось видеть, как юноша и девушка утром во время отлива уплывали к острову, а возвращались вечером с приливом. На берегу их ждала родня с факелами. Под удары барабана — бочонка с натянутым на выбитое днище куском упаковочного пластика — молодую пару вели к старосте, а потом пили всей деревней ровно столько дней, на сколько хватало выпивки. Но поскольку никто из беженцев вроде бы не собирался проходить брачное испытание с местными чумазыми красотками, то замысел Мааса прост и ясен. Он переправит нас на остров, к примеру, собирать валежник, а когда вернет обратно, то без всяких проволочек объявит сервами. И ничего нельзя будет сделать, потому что на его стороне сила и закон. Вернее, он сам и есть закон, судья и палач в одном лице. А насколько Маас скор на расправу, мы увидели, когда он без лишних разговоров отрубил мизинец старшему сыну, потому как тот «смеялся и шутил» с какой-то веселой вдовушкой, на которую, видимо, положил глаз сам староста.

— Не терпится Маасу, — сказал я. — Мог бы подождать немного, все бы само попало в его лапы. Или боится, что в город нас переместят. Бежать нам некуда, я об этом уже думал. Кругом пустыня. Да и Волковы далеко не убегут.

— Тут не думать надо, а соображать! Ивана староста заберет себе, меня тоже, насчет остальных он уже договорился с соседней деревней. Две новые лодки и четыре вьюка дают. За стариков Волковых и Павла, за твою семью, за Лепса. Я знаю, да. Я слышал, как Маас торговался. Он сначала хотел твою жену себе оставить, но тогда остался бы без двух вьюков. Вот так вот.

Убить бы Мааса, прямо сейчас убить, пока он не ожидает ничего худого от бесправных беженцев, выпустить кишки его же палицей-топором, а потом скормить останки рыбам, чтобы соус покрепче вышел… Я тряхнул головой, отгоняя кровавое, но такое упоительное наваждение. Еще немного, и мы тут уподобимся местным дикарям. «А что в этом плохого?» — шепоток из темных закоулков сознания звучал убедительно, но я еще не настолько озверел, чтобы давать волю диким инстинктам. Керби, однако, что-то увидел в моих глазах, опасливо отодвинулся на самую малость, дернулся, может, сам того не заметив, а голос его стал ниже, он словно решил успокоить меня.

— Я все продумал. Соберемся быстро и уйдем далеко. Волковы остаются, я с ними уже говорил. Иван сказал, что если Маас попробует разлучить его с родителями и с Павлом, то он ночью лодки спалит, а в чаны с соусом извести накидает. Этот сможет.

— Молодец!

— Ну, не знаю. Плохо ему будет. Мы уйдем, а его голодом уморят, если не покорится. Ладно. На все полчаса. Надо собрать вещи, которые сможем унести, и воды, воды побольше.

— Не спеши, — я оглянулся на темный квадрат палатки, еле заметный на фоне обрыва. — Куда бежать? Километров триста до города — это морем, а вдоль берега по заливу в два раза больше, как минимум. В первой же деревне нас схватят и либо вернут Маасу, либо себе присвоят.

— Мы туда пойдем… — прошептал Керби, показывая большим пальцем себе за спину.

Поскольку он стоял спиной к обрыву, я решил, что Керби перепутал направление. Во время долгих ожиданий в казенных кабинетах я насмотрелся на карты Тугама, в обилии развешанные на стенах. Старые, архаичные карты, начинка давно вышла из строя, и разглядеть можно было только контуры континента и населенные пункты. Работающие панели висели, наверное, только у больших начальников, к которым беженцам ходу не было. Так вот, за спиной Керби по крутым скользким тропинкам можно выбраться на обрыв. За густыми зарослями крупной, но несъедобной ягоды сразу начинаются песок и камни да изредка выпирают большие валуны, обрамленные жесткой рыжей травой. Это пустыня. Взобравшись на валун, можно увидеть вдалеке белесую полосу, которую легко принять за дорогу.

В первые месяцы нашего пребывания в Райской Рыбалке я чуть ли не каждый день продирался через цепкие ветки, лез на камни и долго всматривался в сторону белой полосы. Но так никого и не увидел, ни пешехода, ни вьюка — местную разновидность тягловой скотины. Однажды рискнул и почти полдня шел в ту сторону, а когда дошел, то увидел, что это действительно дорога, но идти по ней тут же расхотелось — она была усеяна костями, источенными песчаными ветрами, и, как мне показалось, среди них виднелись и человеческие останки. Может, в сезон ветров пропал здесь путник, а скорее, от жажды умер, не догадавшись свернуть к берегу или не зная пути. Сухо в пустыне, и, кстати, непонятно, где берут начало ручьи, выбивающиеся из-под камней близ скал, нависающих над поселком. Хорошая, вкусная вода, наверное, из подземных родников. Знать бы, где находятся колодцы, да и есть ли они вообще…

— Там пустыня, — сказал я. — Весь континент — пустыня. Некуда идти.

— А мы не одни пойдем, мы с караваном.

В слабом лунном свете я разглядел самодовольную ухмылку Керби. Он явно что-то вынюхал, и ему не терпелось в который раз показать свое превосходство. А ведь останься мы здесь навсегда, рано или поздно он может занять место старосты, — пришла мне в голову неожиданная мысль.

— Идет большой караван, вот так. И мы с ним пойдем до самой столицы. А там большой порт, и корабли прилетают часто, я знаю точно.

— Постой, постой! — мысль о столичном космопорте взволновала меня. — Какой еще караван, куда идет?

— Ну, вот этого как раз точно не знаю, — техник замялся. — Староста говорит, большой караван, кажется, с торговцами, а может, и с паломниками. В пустыне есть оазис, там какая-то местная святыня, вот караван туда движется. Завтра пройдут недалеко от деревни. Маас долго болтал об этом с другими старостами. Они сговорились никого не выпускать из деревень, чтобы за караваном не увязались. Вот и праздник потому. Все запасы браги выставил, черт старый. Так что если сейчас не уйдем, завтра поздно будет.

— Ночью идти в пустыню? Ловко придумал. Начнется песчаная буря, и всем конец.

— Какая буря?! До сезона бурь еще месяца три-четыре. Так что пересидим до утра, перетерпим. Палатки оставить придется, чтобы не сразу заметили наш уход.

— А если караван нас не подберет? Может, в машинах мест не будет? Или разминемся с караваном?

— Что мы теряем? — хмуро ответил Керби.

Да, прав техник, после того как мы потеряли все на Айконе, список новых потерь теперь не занял бы и страницы. Рискнуть можно. Ночь в пустыне как-нибудь переживем, тем более что бури и впрямь стихли. Недавно они колонной пескоструйных машин прошлись над побережьем. Скалы прикрывали нас со стороны континента, а то вряд ли бы в Райской Рыбалке осталось что-либо выше пенька дынного дерева. Тогда я понял, почему здесь селятся на узкой полоске земли между морем и окаймляющей почти весь континент длинной грядой. Не знаю, есть ли в пустыне ядовитые насекомые и опасные звери, но делать-то все равно нечего! В столице, если повезет, мы сможем попасть на судно и улететь, а вот в Райской Рыбалке нет шансов даже остаться свободным человеком.

Ближе к утру ветер, поющий на разные голоса в расщелинах скал, угомонился, лишь шорох осыпающихся мелких камней и хруст песка под ворочающимися в полусне беженцами нарушали тишину. Спать удавалось урывками. Иногда мне слышались тихие голоса, словно кто-то бормотал во сне, порой казалось, что неподалеку легонько всхрапывает сонный вьюк, пришлепывая слюнявыми губами. Время от времени над нашими головами пролетали какие-то птицы, я вздрагивал от их стрекочущих голосов — мне казалось, что староста пустился в погоню и настиг нас. Труда догнать нас ему бы не составило, мы затаились недалеко от берега, в самом начале пустыни. Одна надежда на то, что рыбаки перепили дынной браги, и пока соберутся с силами, мы уже будем далеко.

За время наших скитаний приходилось ночевать на холодном полу пакгаузов и на гнилых досках в полуразрушенных строениях, в стальных клетках перегрузочных станций и на грязных матрасах в лагерях для беженцев, но рассвет в пустыне я встречал первый раз в жизни. Созвездие из восьми ярких точек в зените, которое местные жители называли Большим Пауком, исчезало в киселе розового света, обливающего горизонт. Редкие заросли клочковатой травы казались кроваво-красной шерстью на шкуре распластавшегося огромного зверя. Наверное, это красивое зрелище, но когда все мысли о выживании, не доверяешь и красоте. Не до красот, знаете ли.

Стряхнув с одеяла пыль, я встал и огляделся. Ночной ветер стих, и в прозрачном воздухе были хорошо видны прибрежные скалы, освещенные утренним солнцем. Я прикинул расстояние — неплохо пробежались. Если бы не усталость да не опасение переломать ноги в темноте, так и до самой дороги могли добраться. Приблизительно на половине пути от скал до белесой полосы мы вышли к большим валунам, там и решили переночевать. Сейчас, в свете дня, я увидел, что с местом ночлега нам повезло, камни окружали небольшую выемку со всех сторон, поэтому ветер не слишком донимал. Жена и дочь спали, закутавшись в большой плед. Прислонившись к валуну, тихо всхрапывал Лепс. Рядом пристроился Керби, его голова покоилась на плече брата.

Взобравшись на большой камень, выпирающий из щебенки, я обнаружил, что удобное место для ночлега нашли не только мы. В полусотне метров от нас под навесом сидели какие-то люди, а рядом с ними стреноженный вьюк тянулся к охапке травы.

Я быстро спрыгнул с валуна и хотел было разбудить Керби, но обнаружил, что он уже не спит, а внимательно смотрит на меня.

— Что? — тихо спросил он. — Погоня?

— Вроде нет. Но у нас появились соседи.

Керби пихнул локтем могучего братца, тот заворчал и повернулся на другой бок.

— Ладно, — сказал техник. — Может, и без драки обойдется.

С этими словами он легко вскочил со своего жесткого ложа и осторожно высунул голову из-за камня.

— Три мужика и две бабы, — пробормотал он. — У одного морда знакомая, да и бабу эту я вроде знаю. А это кто? Да никак староста своего беспалого сынка за нами послал!

Мы собирались тихо разбудить спящих, а потом, прячась за валунами, выбраться к дороге. Не вышло. Нас заметили, окликнули, потом один из деревенских медленно двинулся в нашу сторону. Остановился неподалеку и поднял руки, показывая, что у него нет оружия.

— Приветствую добрых путников от славного имени моего вождя, — крикнул он. — Если вы из тех, кто вдет к каравану, то мой вождь предлагает вам покровительство в обмен на услужение.

Керби ухмыльнулся и вышел из-за камня.

— А что, Гинтар, старина Маас помер с перепоя, что ли? И когда это вы успели нового старосту избрать?

Рыбу нам приходилось обрабатывать большими разделочными ножами из плохой стали. Нож после частых заточек превращался в огрызок, похожий на длинное шило. Оружие никакое, но если удачно воткнуть в горло или засадить в печень, то будет в самый раз. В глаз тоже неплохо. Кровожадные мысли обуревали меня, пока Керби вел долгий торг с людьми Беспалого. Торг сопровождался криками, угрожающими жестами и хлопаньем ладони по бедру, что в здешних краях означало высшее неуважение к собеседнику.

Гинтар угрожающе шевелил редкими выцветшими бровями и твердил, что мы обязаны немедленно вернуться в деревню, поскольку не отработали священный долг за оказанное гостеприимство. Или же встать под руку Саама. Ибо он сын своего отца, а отец — глава Райской Рыбалки, которой мы обязаны отработать долг, а потому должны либо сразу же вернуться в деревню и приступить к отработке у бродильных чанов или же там, где укажут, либо же служить Сааму…

Керби, в свою очередь, так же монотонно вопрошал: да как же это получилось, что сын почтенного старосты оказался в таком отдалении от родной деревни да еще в компании с женщинами, в том числе и с той, из-за которой потерял часть своего организма. И что скажет почтенный Маас, не удержался техник от подковырки, если узнает, что его снова ослушались, и не отсечет ли он своим жезлом власти кое-кому еще кое-что, более важное, чем палец?

— Не отсечет!

Это молчаливый Беспалый внезапно вмешался в разговор. Он что-то шепнул стоящей рядом с ним женщине, та пошла к навесу и тут же вернулась с длинным предметом, завернутым в старую мешковину. Развернув сверток, Беспалый поднял над головой символ власти — палицу-топор. Керби на всякий случай сделал пару шагов назад, Лепс набычился и сжал кулаки, а я проверил, на месте ли нож.

— Видели?! — торжествующе вскричал Гинтар. — Теперь вы должны подчиниться господину Сааму.

— Это почему еще? — выпучил глаза Керби.

— Потому что к нему перешла сила его отца.

— Вы все-таки уделали папашу Мааса? — осклабился техник. — На куски порубили старичка?

— Да как ты смеешь?!..

Гинтар схватился было за рукоять тесака, но Лепс молча обхватил его своими лапищами, уложил на песок и придавил коленом. Вспыльчивый рыбак попробовал дотянуться до оружия, но Лепс вырвал нож чуть ли не вместе с рукой. Гинтар взвыл от боли и обмяк, Лепс отбросил тесак поближе ко мне, а сам уселся на драчуна. Хороший нож, почти новый и заточен неплохо. Я глянул на Беспалого, перевел взгляд на безоружного третьего рыбака, который пятился к навесу.

Ножи против палицы с двумя острыми как бритвы, овальными лезвиями — плохое оружие. Но сейчас нас трое против двоих. Женщины не в счет. И если понадобится перерезать глотки сыну старосты и его спутникам — ничего не поделаешь. «Так тому и быть, придется всех убить», — как распевали персонажи из полузабытого детского сериала про космических пиратов. Там, за валунами, мои жена и дочь. В рабство они не попадут. По крайней мере, пока я жив.

Надо отдать должное Беспалому. Он быстро оценил ситуацию, опустил палицу и рассмеялся.

— Зачем нам ссориться, — сказал он. — Вы, беглецы, пропадете в пустыне. Куда пойдете? Здесь нет дорог, нет воды. Никого нет. Будет погоня, сразу поймают.

«А вы куда идете?» — хотел спросить я, но не успел, потому что Керби опередил меня.

— Найдем дорогу, найдутся и попутчики, — сказал техник. — Я так понимаю, вы тоже хотите присоединиться к каравану?

Беспалый хмуро скривил губы, покачал головой.

— Ты и впрямь проныра! Верно отец говорил, у кого-то в деревне очень длинный язык, слишком быстро ты все узнаешь. А все же лучше держаться вместе. Я вам помогу, вы мне поможете.

— Вот это другое дело. Вместе веселее, да и мало кто попадется по пути. Помогать будем и от помощи не откажемся. Только никакого услужения, никаких вечных долгов. Мы так договоримся — как до столицы доберемся, дальше вы сами по себе, ну, и мы тоже. А до того времени будет между нами дружба и согласие. И помощь, конечно.

— Складно говоришь, Проныра. У тебя случайно нет родственников в торговой гильдии?

— Родственников в вашем клоповнике у меня нет и, надеюсь, не будет, — ощерился Керби. — А если ты еще раз меня назовешь пронырой, то и согласия между нами тоже не будет, вот так вот. Не будет согласия, тогда брат мой очень расстроится, может ненароком зашибить или ночью придушить случайно.

— Ты кому угрожаешь, червяк бездомный?!

— Да кто ты такой, чтобы тебе угрожать, тварь беспалая!

Саам побагровел от злости, взгляд его скользнул с ножа в моей руке на привставшего было Лепса, а с него на палицу. Лицо рыбака выражало бесхитростную работу мозга — он разрывался между естественным желанием вот прямо на этом месте разделаться с нами и опасением, что все может пойти не так, и, скорее, мы разделаемся с ним.

— Стало быть, договорились, — деловито сказал Керби. — Тогда пошли, чтобы успеть к каравану. А то еще не возьмут нас.

— Куда не возьмут? — набычившись, спросил Беспалый.

— В транспортной колонне может не оказаться свободных мест, надо будет пристраиваться, — терпеливо пояснил Керби.

Ухмылка Саама не понравилась мне. Он покачал головой, будто слова техника удивили его, потом махнул рукой и, взвалив палицу на плечо, двинулся к навесу. Вскоре они нагрузили вьюка своим скарбом и двинулись в сторону дороги. А мы пошли за ними.

Глава 2.

Три или четыре часа прошло с тех пор, как мы выбрались из тенистой расщелины, а белая полоса караванного пути все еще белела далеко впереди. Саам и его люди, непривычные к длительным переходам, выдохлись первыми. Они по очереди держались за поводья вьюка, все чаще и чаще прикладывались к флягам с водой.

Дочку несли на спине то я, то жена, но большую часть дороги Катарина бодро протопала своими маленькими крепкими ножками. Керби шел сзади, присматривая, чтобы Лепс не отстал и не потерялся, заглядевшись на цветок или камень причудливой формы.

Пустыня не была мертвым пространством, хотя песок и камень простирались до горизонта. В сезон бурь, наверное, здесь все вымирает, истирается тучами бешено несущихся раскаленных песчинок. Во время моих прошлых вылазок я замечал робкие тонкие ростки, прячущиеся в тени валунов. А вот сейчас жизнь просто вылезала отовсюду. Сквозь каменные плиты, напоминающие останки древней транспортной артерии исчезнувшей цивилизации гигантов, прорастала ярко рыжая трава, порой встречался кустарник с зелеными ягодами, гроздьями облепившими тонкие ветви. Росли в пустыне и цветы — тонкие мясистые стебли, увенчанные алыми цветками, похожими на разлохмаченную мочалку, — эти встречались почти на каждом шагу. Деревьев не было, они не успевают вырасти в промежутках между бурями. Пару раз мне показалось, что из песка торчат окаменевшие пни. По старой памяти я пытался оценить, каков приблизительно возраст пород, выступавших на поверхность, и давно ли здесь наблюдается тектоническая активность — валуны имели явно вулканическое происхождение.

Разноцветный мох желтыми и коричневыми пятнами расползался по большим плитам, кое-где он покрывал камни таким плотным ковром, что ноги немедленно наливались усталостью, хотелось прилечь на это уютное мягкое ложе и выспаться наконец.

Вьюк на ходу иногда пощипывал траву, не брезговал и коричневым мхом, но от желтого воротил свои волосатые ноздри.

— Что-то я не пойму, — сказал Керби. — Вода у рыбаков только во флягах. Фляги маленькие. Знают, стало быть, где колодцы или родники. Или не знают?

— Ты говорил, что идет большой караван. Значит, должны быть цистерны с водой.

— А если нет?

— Тогда не знаю.

Керби провел рукой по небритому подбородку, окинул задумчивым взглядом группу Беспалого, которая брела впереди, и пробормотал:

— Если мы разминулись с караваном, дело плохо. Без воды своим ходом далеко не уйдем. Вот если вьюка отнять, то легче будет, дольше продержимся. Вода где-то должна быть.

Уходя из деревни, мы с собой взяли несколько больших пластиковых бутылей, наполнив их водой из ручья. Пить, в общем-то, не хотелось, хотя сухие галеты пришлось запивать. Да и в пустыне было не жарко, а даже немного прохладно. Но я знал, что ближе к вечеру высокие облака рассеются, и тогда придется искать тень — вечерняя жара на Тугаме весьма неприятна. Я прикидывал, на сколько времени нам хватит воды, поэтому слова техника не сразу дошли до меня.

— Вьюка добром не отдадут, — сказал я. — Ночью разве что попробовать, но если они будут настороже, кулаками не обойтись. Ножи у них длиннее и крепче наших огрызков, да и топор, знаешь ли, острый.

— У них ножи и топор, у нас Лепс, — горячий шепот Керби обжигал ухо. — К тому же у Гинтара рука еще плохо действует. Навалимся внезапно, мужиков перережем, женщин себе возьмем, пусть служат, чем могут. А то без баб трудновато, Лепс нервничает…

Короткий смешок техника мне не понравился, но смысл в его словах был. Когда речь идет о выживании, тонкая шелуха запретов и страхов цивилизованного гражданина осыпается пылью. Годы скитаний привели к тому, что законопослушный гражданин во мне уже исчез, хотя хищник еще не родился. Но я уже был готов стать охотником, а не добычей, нападать, а не защищаться. Жена и дочь за моей спиной не сковывали руки, напротив, ради них я готов был даже, чтобы мои пальцы обросли шерстью и увенчались острыми когтями, пригодными для того, чтобы хватать или разрывать.

Тряхнув головой, чтобы отогнать неприятное видение, я попросил Керби не торопить события, благо мы почти вышли к дороге. Отдохнем, выждем еще ночь.

Мы выбрались на широкую, очень широкую полосу из мелкой гальки, кусков известняка, утрамбованного, вбитого в грунт мусора, местами виднелись проплешины, залитые какой-то растрескавшейся массой, похожей на старый пластик, словно раньше здесь была площадь большого города, исчезнувшего в песках тысячелетий. На самой дороге ничего не росло, а края в изобилии обрамляли цветы-мочалки.

Беспалый со своими людьми расположились прямо у обочины. Они развели костерок, в нашу сторону потянуло рыбным духом. Лепс сразу же задремал. Керби взобрался на возвышение. Вернулся, сказал, что машин еще не видать. Потом спросил, почему, интересно, дорогу не засыпает во время песчаных бурь? Одни бури наносят песок, другие уносят, ответил я.

Леонора уговаривала дочь поесть, та отворачивалась от размоченных галет, а я ломал голову, как мы будем расплачиваться с караванщиками. Во время поспешного бегства самым главным было убраться подальше от Райской Рыбалки. У меня еще осталось немного продовольственных сертификатов, но вряд ли кому-то они нужны в пустыне. С другой стороны, как только мы окажемся в столице, появится шанс их выгодно обналичить.

Керби вдруг замер, приложив ладонь козырьком ко лбу. Тут и Саам подошел к нему и взобрался на груду камней. Они стояли рядом, как два памятника впередсмотрящим из поэмы о героях Юга, которую мы зубрили в школе в благословенные времена моего детства. Потом Беспалый крикнул что-то, и Дадух, что был у него в услужении, засуетился, но вместо того, чтобы погасить костер и быстро собрать вещи, принялся устанавливать навес.

— Ну что, идут машины? — спросил я техника.

— Идут. Далеко еще, но идут.

Кряхтя от боли в натруженных ногах, я встал и побрел к каменной горке. Саам все еще всматривался в даль. Там, где светлая линия дороги исчезала за горизонтом, клубилось еле заметное облачко, словно пыль, поднятая воздушной тягой.

— Скоро будут здесь, — сказал я.

— Не скоро, — ответил Беспалый. — К вечеру подойдут, не раньше.

— Машины у вас старые, я знаю, но не такие же развалины, чтобы плестись со скоростью пешехода.

— Какие машины? — тупо спросил рыбак.

— А-а… — я махнул рукой и вернулся к своим.

Дикарь, что с него взять, кроме вшей. Отвык от цивилизации. Да и откуда в Райской Рыбалке машины. Торговцы и чиновники из города прибывают морем, в соседние деревни добираются на своих ногах, а те, кто побогаче — на вьюках. Любая машина здесь недолго протянет, особенно в пустыне. Может, поэтому и караваны идут редко. Пока соберут технику в колонну, пока подготовят двигатели для марш-броска по пустыне, да еще и поломки в пути дело обычное… Я рассчитывал при благоприятных обстоятельствах попасть в столицу через пару-тройку дней, но вполне допускал, что дорога через континент может затянуться на неделю, а то и на полторы.

То, что времени на все наше путешествие потребуется несколько больше, чем неделя, я заподозрил ближе к вечеру, когда жаркое закатное солнце осветило всю пустыню, а источник пыли стал ближе. Темная масса, похожая на распластанную грозовую тучу, а не на колонну машин, приближалась медленно и неуклонно. И вот уже постепенно в нарастающем гуле, который я принял было за шум двигателей, можно было различить крики погонщиков, детский плач, сливающиеся в монотонный шелест разговоры не десятков и даже не сотен людей.

Мы уже стояли посередине дороги, а рядом с нами люди Беспалого, готовые к походу, когда я разглядел наконец, из чего, а вернее — из кого был составлен караван.

— Да это же орда! — ахнула Леонора, прижимаясь ко мне.

— Где же машины? — растерянно пробормотал я.

Машин не было. Тысячи людей растекались вширь, не разбирая дороги. Много позже я сообразил, что она всего лишь указывала направление. Шли стада некрупных мохнатых животных — пучеглазые головы одних были увенчаны закрученными рогами, а другие, безрогие, трясли плоскими утолщениями вместо хвостов, скрипели повозки, запряженные цугом вьюками, дюжие носильщики несли паланкины на плечах. Я успел заметить еще детские головы, высовывающиеся из платков, привязанных к спинам родителей, но тут людская волна каравана поглотила нас.

Миновал второй месяц нашего бесконечного путешествия, и я уже не представлял себе, как мы будем жить вне каравана.

Когда мы очутились среди тысяч людей, меня, да и наших попутчиков из Райской Рыбалки, впервые увидевших такое обилие народа, обуял страх. В первые минуты после того, как нас втянуло в рыхлую, но вязкую плоть бредущей толпы, я лихорадочно пытался понять, почему эти люди с замотанными синими тряпками головами и лицами идут через пустыню, и еще — куда исчез караван машин?

Сориентировался быстро, сообразив, что никакой транспортной техники и в помине не было. Страх потерять друг друга среди людей и животных тоже быстро прошел. Бывшему городскому жителю, пусть и отвыкшему от скопления человеческой массы, все же легче заметить, что это не плотная толпа, готовая снести все на своем пути, а довольно-таки редкие потоки небольших групп людей, старавшихся держаться хотя и вместе, но все же на некоторой дистанции от таких же групп. Рыбакам с непривычки пришлось труднее. Они не отходили от нас ни на шаг, а одна из женщин предложила Леоноре с дочкой усесться на вьюка.

Постепенно начала проступать структура этой медленно ползущей орды. Оказалось, что в беспорядочных перемещениях юрких и, на первый взгляд, беспризорных ребятишек есть смысл — они разносили по группам, сообществам и племенам сплетни, слухи и, главное, распоряжения старшин. Но меня все больше беспокоило то, что вода иссякала быстрее, чем еда. Беспалый же не забивал себе голову такими заботами. Мало того, он лишь равнодушно кивнул, когда я заметил, что больших емкостей с водой ни у кого нет.

— Немного воды с собой только богатые паломники везут, — сказал он.

— Какие паломники? Разве это не торговцы с побережья? У вас что, в столице — религиозный центр?

— Не понимаю, о чем ты говоришь. Торговцы всегда идут вместе с паломниками, иначе никак.

— Хорошо, но воду откуда берут торговцы и паломники?

Беспалый искоса посмотрел на меня, словно решил, что я насмехаюсь над ним. Потом хитро прищурил глаза.

— Когда кончится ваша вода, я смогу утолить жажду твоей женщины и твоего ребенка. Но за это…

— Стоп! Мы вроде договорились, что никаких обязательств, никакого служения не будет.

— Договорились, — подозрительно легко согласился он. — Но мы можем договориться о найме. Мужчины помогают мне, если на нас нападут, твоя женщина готовит еду вместе с моими. Это помощь, а не услуга. Ты свободен отказаться от договора, и я свободен отказаться от договора. Найм, понимаешь — найм, а не услужение. У вас есть хороший боец, у меня вода.

Керби, узнав о предложении Саама, задумчиво покачал головой.

— Я не видел цистерн с водой, — сказал техник. — Но умирающих от жажды тоже нет. Пойду поговорю с людьми.

— Далеко не отходи, а то Лепс беспокоиться станет.

— Не станет. Видишь, он играет.

Лепс действительно играл с Катариной. Он на четвереньках быстро отползал в сторону, заставляя паломников шарахаться от него, а дочка бежала за ним и, когда догоняла, вспрыгивала на спину. Если бы еще она при этом смеялась, картина была бы идиллическая, но радостным смехом исходил только Лепс, и в какой-то миг его идиотское ржание показалось мне зловещим хохотом судьбы.

Мы шли медленно, изнуряюще медленно, находясь приблизительно в середине каравана. Группы не приближались друг к другу ближе чем на десять-пятнадцать метров. Это хорошо. Не представляю себе, как можно было бы долго идти, прижимаясь друг к другу.

Одни паломники вырывались немного вперед, но потом замедляли шаг, чтобы не потерять своих, другие брели, еле переставляя ноги. Некоторые группы постепенно смешались в голову каравана, другие — в конец, и со временем они могли поменяться местами. Несколько раз я замечал, как не дождавшись команды остановиться на отдых — а такая команда звучала три раза в день, — сильно уставшие люди ложились прямо на дорогу и засыпали, прикрывшись кошмой или куском ткани. Опасности, что их затопчут, не было — стада гнали поодаль от дороги, боязливые же вьюки не наступят на человека, если, конечно, увидят его.

Техник вернулся ближе к вечеру, когда уже смолкли протяжные крики, возвещавшие остановку на ночлег, а жаркий вечерний воздух перестало оглашать жалобное блеяние рогатых животных, которых резали прямо у костров.

Выглядел Керби очень довольным, а в руке у него был огромный кусок вареного мяса. Он плюхнулся на землю, весело оглядел выложенные на одеяло галеты и ополовиненную бутыль с водой и ловко нарезал мясо толстыми ломтями.

— Что бы вы без меня делали?! — в миллионный раз провозгласил он. — Я все узнал, все выяснил.

— Это съедобно? — спросила Леонора, придержав ручонку Катарины, которая цапнула было ломоть.

— Еще как! — воскликнул техник. — Знаете, что это за рогатые мохнатики? Это овцы, вот что!

— Я видела овец и баранов на картинках, — удивилась жена. — Они же вымерли. Разве они такие маленькие?

— Не знаю, какие они на картинках, а здесь они очень вкусные, — ухмыльнулся Керби. — С едой проблем не будет. С водой тоже. Со мной не пропадешь.

Баранина оказалась на удивление вкусной. Свежая, только что из котла, она показалась мне лучше любой еды, которую доводилось пробовать в последние времена. После того, как мы расправились с нежданным блюдом, Леонора спросила, почему на Айконе не разводили овец.

— Вроде бы разводили когда-то, но животные не прижились, — ответил я.

— Я думала, они огромные, выше деревьев. И с большими зубами.

— Это динозавры на Старой Земле были такие. На Айконе никто не встречал животных крупнее вьюков. Да и те не местные, их вроде вывели специально для переселенцев во времена Исхода.

— Может, они водились до того, как наши предки…

— Никаких следов местной фауны не осталось. Иначе я бы знал.

Мне приходилось иметь дело с охотниками за окаменелостями. Собиратели древностей высоко ценили такие находки. После того, как человек в незапамятные времена пришел на Айкон, от местной растительности немногое уцелело: отпечатки паутинообразных хвощей на осадочных породах, причудливо изогнутые раковины, какие-то мелкие насекомые, залитые окаменевшей смолой, и ни одной даже самой мелкой косточки.

Контора моя специализировалась на оценке рудных месторождений. Но время от времени доводилось разоблачать шутников, которые зарывали в каком-либо укромном месте пропитанные кремнийорганическим фиксатором кости, чтобы потом выгодно продать участок сумасшедшим коллекционерам. Однажды пришлось даже отбиваться от нанятой мошенниками шпаны. Они хотели разгромить мой скромный офис, но могучий Лепс был на месте, и хулиганы с синяками и шишками оказались в полицейском участке, а весь ущерб составила стойка вешалки, сломанная о спины и ребра налетчиков. Свояк Вента хотел познакомить меня с серьезными людьми, которые могут обеспечить защиту, но я отказался. Не настолько большой у меня был оборот, чтобы нуждаться в защите серьезных людей. Да и связываться не хотелось, потом ведь не отвяжутся. В отличие от свояка, я не любил авантюр, предпочитая спокойную жизнь и умеренный заработок. Венту же всегда тянуло на авантюры.

Приблизительно за год до того, как на Айконе все пошло кувырком, он разбогател на какой-то сомнительной сделке. Деньги ему привалили сумасшедшие, это я понял, как только Вента купил особняк на курорте Салан и стал носить костюм из натурального шелка. Он вернул мне все долги, принялся делать дорогие подарки Леоноре и дочке. Я, разумеется, ни в коей мере не завидовал удачливому свояку, но все же его внезапное обогащение казалось несправедливым. Считалось, что это я — опора семьи, и мне не раз приходилось выручать Катарину, сестру Леоноры, и ее мужа из денежных неприятностей. Однако Вента недолго пользовался своими шальными деньгами, и куда он исчез вместе с семьей, я так и не узнал. Тогда каждый спасался, как мог. Зная изворотливость и везение свояка, я уверен, что он эвакуировался первым же транспортом на Денеб.

Уже почти засыпая, я внезапно вспомнил, что так и не спросил у Керби, что он выяснил насчет воды. Приподнявшись на локте, я дотянулся до техника и легонько потыркал его в плечо. Керби замычал, открыл один глаз, а когда я тихо спросил, где вода, он выпростал руку из-под пледа, вяло помахал ею из стороны в сторону и, пробормотав «везде», захрапел.

На следующий день, когда караван медленно просыпался от заунывного пения паломников, утренними молитвами встречающих рассвет, Керби показал, откуда все берут воду. Сам бы я умер от жажды, но вовек не догадался, что у цветов, похожих на рыжую мочалку, имеется длинный сочный корень. Из него можно высосать чуть ли не литр чистой, слегка сладковатой воды. Если аккуратно, не дергая, потянуть за стебель, то клубень легко выползал из песка и мелкой гальки.

Теперь ясно, почему время от времени от каравана отделялись люди, уходя в сторону от дороги. И еще я понял, почему караван не растягивается в длину — идущим сзади пришлось бы разбредаться все дальше и дальше по сторонам в поисках воды. Сам клубень оказался вполне съедобен, по вкусу напоминая гидропонный редис, только более пресный и мучнистый. Ну, от голода и жажды теперь точно не умрем, повеселел я.

Радовался недолго. «Редис» действовал на желудок несколько удручающе, вернее, наоборот, он активно заставлял его работать. Мне стал ясен источник и причина таинственных звуков, напоминающих шепот и одновременное бормотание многих десятков старых ворчунов. От каравана, стало быть, в сторону отбегают не только за водой. Поначалу я с трудом сдерживал истерический смех, когда торжественному пению паломников, призывающих на ритуал вечернего благотворения, раскатисто вторили сотни задниц. Потом привык и не обращал внимания.

Мясо, в первую очередь, перепадало шустрым и сильным. Паломники должны были во время своего пути к святым местам кормить нуждающихся в пище. Не знаю точно, сколько голодных ртов полагалось ублажать вареной бараниной, но если вовремя пробиться к котлам, то кусок-другой можно ухватить на раздаче, а отдавленные мозоли и синяки не в счет.

Мы объединили усилия по добыче мяса с Беспалым и его людьми, и пока женщины стерегли имущество, работали локтями и плечами, а порой и пускали в ход кулаки, если следящие за порядком слуги паломников не видели нас. Можно было еще немного подзаработать, собирая по пути хворост для вечерних костров или помогая носильщикам тащить на своих плечах паломников, которым не полагалось ступать на землю, предварительно не освященную приличествующим ритуалом. Было немного унизительно толкаться среди грязных, нищих и весьма подозрительных типов, но зато дочь моя в дни нашего долгого похода наедалась мяса досыта, а запасы витаминов хоть и уменьшались, но по моим подсчетам их должно было хватить до столицы. Катарина хотя и не начала говорить, но вроде повеселела, тем более, что в караване у нее появился приятель.

Чакмар пристал к нам на третий или четвертый день. Мне казалось, что мы прошли чуть ли не половину пути, но каждый раз, оборачиваясь назад, я видел скалы. Они становились все меньше и меньше, но не исчезали — караван шел медленно, так, что даже старые и больные могли догнать его, если отставали передохнуть. Ну, а здоровым, как выяснилось, это и вовсе не составляло труда.

Ближе к вечеру, в ожидании сигнала на привал, мы брели, лениво переговариваясь с Беспалым. От его монотонного голоса я чуть было не заснул на ходу, но, вздрогнув, встрепенулся, обнаружив, что Беспалый говорит не со мной и не с техником, и кто-то отвечает ему пронзительными голосом.

Рядом с рыбаком семенил мелкий оборванец лет семи. Мальчуган, закутанный в немыслимо грязные тряпки, требовательно дергал за край безрукавки Саама и выразительно шевелил большим и указательным пальцами. Воистину, универсальный жест. Куда бы ни забрело племя человеческое в своих звездных скитаниях, везде это означало одно и то же. И если когда-нибудь след людской исчезнет в мирах, то памятником сгинувшему роду станет изображение двух пальцев, елозящих друг по другу в вечном требовании мзды за услугу.

— Что такое? — спросил я, зевнув.

— Дурные вести, — пробормотал Беспалый, настороженно озираясь по сторонам. — Помнишь уговор? Ты помогаешь мне, я — тебе.

— Помню. В чем дело-то?

— Ну-ка, повтори, что сказал, — рыбак положил свою тяжелую ладонь на плечо мальчика.

— Сегодня к каравану пристал сердитый дед, а с ним трое. Дед ищет человека без мизинца и чужаков с маленьким ребенком.

— Быстро он нас догнал, — нахмурился техник. — Ползем, как сонные улитки. Ничего, их четверо, нас шестеро, настучим твоему родителю по лысине, угомонится, отстанет.

— Мне драться с отцом нельзя, — сказал Саам. — И Гинтару нельзя. Дадух из соседней деревни, но его могут узнать. Вам можно.

— А вдруг не справимся. Папаша твой — мужик крепкий, да и с ним, наверное, не слабаки. Эй, малец, какие из себя те другие, что с дедом пришли? Сбегай к ним, послушай, о чем говорят. Давай, давай!

Мальчик смерил его с ног до головы оценивающим взглядом и сунул под нос техника раскрытую ладонь.

— Денег хочет, — простодушно пояснил рыбак.

— Ну, так дай ему денег, — ответил Керби. — Твой родич, ты и плати.

Беспалый закряхтел, что-то вякнул насчет бесстыжих и неблагодарных беглецов, на это техник холодно заметил, что он-то как раз уходя из деревни ничего чужого не прихватывал. Ножи, одеяла и кое-какая мелкая утварь не в счет, подумал я, да и то, если оценить, сколько добра мы оставили в брошенных палатках — баланс будет в нашу пользу.

За три монеты Чакмар согласился стать нашими глазами и ушами, и пятки его замелькали в пыли. Саам проводил мальчика тоскливым взглядом, в котором читалось прощание с кровными, а потом взял вьюка под уздцы и повел в голову каравана.

Тут паломники затянули вечернюю молитву, возвещая привал. Шествие остановилось. Кое-кто еще брел, по инерции переставляя ноги, но уже забегали продавцы хвороста, раздался звон и лязг котлов, устанавливаемых на треножники, отозвались бурчанием животы изголодавшихся, закричали пастухи, подгоняя стада ближе к дороге и котлам, а над головами поднялись шесты для шатров…

Уже за полночь, когда кривобокая тусклая луна повисла над головами, вернулся Чакмар и заговорщицки прошептал, что наши преследователи сейчас бродят между кострами, присматриваясь к сидящим и лежащим.

— Они заглянули под платок жене раздатчика Гагуца, — хихикнул мальчик. — Гагуц чуть не убил их черпаком.

— Где этот Гагуц? — спросил Беспалый. — Далеко, близко?

— Там, недалеко, — Чакмар махнул рукой в сторону светлых пятен от угасающих костров. — Они в драке с Гагуцем пустые котлы опрокинули, вот звону было!

Наша маленькая группа спряталась, как смогла, забившись в узкую щель между двумя большими шатрами паломников. Слуги паломников неодобрительно косились на нас, но не ругались и не гнали. Сквозь плотную ткань были слышны тихие разговоры, заунывное пение чередовалось с бульканьем, кто-то негромко подсчитывал не то доходы, не то убытки, а тонкий храп вплетался в эти звуки, соединяя их в гармонию ночного покоя.

У нас же с покоем выходило скверно. Катарина дремала на моих руках, остальные сидели на корточках и внимательно слушали Чакмара.

— Сюда идут, — сказал он. — К утру или раньше доберутся.

— Обочиной можно незаметно перебраться в хвост каравана, — задумчиво сказал Керби. — А потом обратно. Будем долго бегать туда-сюда, пока Маасу не надоест. Я так вот понимаю, что надолго деревню оставлять ему неохота, да?

— А ему долго и не надо, — отозвался Гинтар. — Утром он по дороге обгонит всех до первого холмика, а мимо него потом весь караван и пройдет. Долго не побегаешь.

— Прятаться будем за вьюками, — робко подал голос Дадух, но Беспалый цыкнул на него, и тот затих.

— У нас могут быть неприятности, — Керби нахмурился. — Маас пожалуется на нас старейшинам паломников…

— Из каравана выдачи нет, — успокоил техника Беспалый. — Здесь даже клейменых не трогают.

Несколько раз мне попадались странные личности с бегающими глазами. Щеки их украшали безобразные крестообразные рубцы. Я сперва думал, что это какие-то племенные знаки, но Дадух, посмеиваясь, объяснил, за какие дела отмечают раскаленным прутом. Пойманных на воровстве, заклеймив, отпускали, и те вольны были идти с караваном. От жертвенных котлов таких безжалостно гнали. Милостыню им подавали неохотно и в услужение не брали. Эти изгои питались объедками, ну и, конечно, кореньями.

— А если он награду за нас объявит? — продолжал Керби.

— Пожалеет денег.

— Жадный он, — вдруг сказал Чакмар. — Хотел, чтобы за одну монету вас искали. Он меня хотел за одну монету нанять. Но вы-то меня раньше наняли, и не за одну монету, а за три.

— Да-а, вовремя ты нам попался… — протянул Керби и выразительно посмотрел на Беспалого. — Хороший мальчик. Далеко пойдешь.

— Я с вами пойду.

— Кто тебя отпустит? У кого ты в услужении? — спросил Гинтар.

— Ни у кого. Служить не буду, только помогать.

— Там посмотрим, — сказал рыбак. — А что сейчас делать?

— Нападем сейчас, пока они нас ищут, — предложил Гинтар. — Я помогу. Может, без крови обойдется. Оружие твоего отца…

— Это не оружие, — перебил его Беспалый. — И не будем больше о нем. А если тебя узнают?

— Ну и пусть узнают, — равнодушно ответил Гинтар. — Не вернусь я в Рыбалку. Да и ты не вернешься.

— Пока вы разговариваете, они, наверное, уже к шатрам идут, — сказал Чакмар. — Если вы дадите мне еще две монеты, я их буду за ноги хватать во время драки.

— Мальчонка дело говорит, — пробормотал Керби. — Навалимся внезапно, свяжем. Только рано или поздно или сами освободятся, или кто-нибудь развяжет. За караваном длинный хвост из отставших ползет. А догнать нас — дело плевое.

Я представил, как Маас внезапно возникает на дороге, а мы, изнуренные дневным переходом, не можем дать ему отпор. Что тогда станет с Леонорой и дочкой?…

— Придется его убить, — сказал я. — Иначе никак.

— Можно и убить, — согласился Гинтар, а Беспалый промолчал.

— За одну монету я скажу, как обойтись без драки, — опять подал голос Чакмар.

Некоторое время все молчали.

— Этот парень еще будет восседать в палате Звездной Гильдии, помяните мои слова, — техник попытался ухватить мальчика за ухо, но тот шустро увернулся. — Говори, и монета твоя.

— Надо вперед идти. Ночью они здесь будут искать, а нас уже нет. Днем тоже быстро пойдем. Не догонят.

— Хм-м… Смысл есть, — Керби снова потянулся к уху Чакмара, тот укоризненно покачал головой, и техник опустил руку. — Пока они будут ползти с караваном, мы оторвемся на пару дневных переходов. Только куда идти в темноте, вот вопрос!

— Не вопрос, — сказал Беспалый. — Галька и камни на дороге светлее, не собьемся. Опять же, впереди могут быть другие группы, которые вышли раньше.

— Говорят, что самые богатые и самые жадные паломники выходят на два или три дня раньше, — добавил Чакмар. — И жертвенным мясом они никого не кормят. Думают, и без этого им будет удача, Дракон им задаром улыбнется.

— Какой еще… — я не успел договорить, как техник вскочил на ноги и принялся тормошить Лепса, дремавшего у костра.

Вскоре мы уже тихо пробирались между шатрами, мимо смачно чавкающих вьюков, чьи желудки так же реагировали на «редис», как и наши, но намного громче, осторожно переступая через спящих вповалку мужчин и женщин, мимо опрокинутых котлов.

Леонора выбилась из сил и еле переставляла ноги, держась за мой локоть. Спящую дочку я нес на спине, привязав для надежности пледом. На Айконе женщины ультов так носят своих детенышей. Кто бы мог подумать, что и мы, цивилизованные люди, уподобимся дикарям!

На улицах городов ульты редко попадались на глаза. Они казались безобидными, добродушными бродягами, их вид вызывал улыбку, а склонность к мелкому воровству и обману прощалась, поскольку крупных неприятностей от этих волосатых недотеп не ждали. Порой их нанимали для очистки стоков или разборки старых домов, но работники они были никакие, часто бросали дело на половине и уходили, не дождавшись оплаты. Кое-кто на этом, впрочем, неплохо зарабатывал, экономя на технике и людях.

Ненадолго останавливаясь для краткого отдыха, мы за ночь ушли далеко вперед по светлеющей в слабом лунном свете дороге. Дневной переход дался труднее: чем дальше мы забирались в глубь материка, тем сильнее становилась жара — терпимая, но все же изнуряющая для бывших городских жителей. Привалы становились чаще, и наконец мы встали на ночевку вблизи груды камней, похожих на руины.

Староста, наверное, уже вернулся в деревню. Что теперь — дожидаться подхода каравана или быстро идти вперед, не зная, что там нас ждет — паломники или безлюдная пустыня? Время от времени нам попадались неопрятные кучки мусора, местами были рассыпаны мелкие бараньи катышки, но мы не могли определить, свежие они или не очень. В пустыне все быстро высыхало. От жажды мы не страдали, но с едой было плоховато, немного мяса, которое успели прихватить с собой, да галеты. Водянистый редис аппетита не возбуждал.

— До столицы месяца два идти, — сказал Гинтар. — Или три. Я вот подумал, с малым караваном не дойдем, да и все равно, ближе к горам все паломники в один караван собираются. Там ущелье, выкуп могут потребовать. Надо ждать наших, я так думаю.

— Из умной рыбы соуса не выйдет! — рассердился Беспалый. — Ты меньше думай и дело говори. С каких пор эта шваль бродячая стала «нашими»? Откуда про ущелье знаешь?

— Люди говорили, а я слушать умею.

— Это потому что тебе еще уши не отрезали.

— Может, вы утром разберетесь, кто из вас главный, — коварно улыбаясь, вмешался Керби. — Не надо ссориться.

— Да, да, не надо ссориться… — пробормотал жалобно Дадух.

— А ты молчи! — в один голос рявкнули на него Саам и Гинтар и тут же свирепо уставились друг на друга.

Беспалый подтянул к себе поближе длинный сверток, в котором, как я знал, находилась палица-топор.

— Ты отказываешься от своего слова? — тихо спросил он Гинтара.

Гинтар задумчиво посмотрел на сверток, на нас и покачал головой.

— Нет, я не отказываюсь от своего слова.

— Ты хочешь приказывать?

— Нет, не хочу.

— Пусть кто-нибудь из вас скажет, есть шанс догнать паломников или нет? — снова заговорил Керби.

— Вот пусть этот умник ушастый тебе скажет, — спокойно ответил Беспалый, словно за миг до этого в его голосе не звучала угроза.

— Только с твоего разрешения… — тут же отозвался Гинтар.

— Разрешаю.

Саам великодушно взмахнул рукой, но отсутствующий мизинец сделал этот жест, явно торжественный по замыслу, довольно-таки смешным.

— Чего это они? — тихо спросила Леонора.

Она, как всегда, сидела рядом, прижавшись к моему плечу. В первые дни нашего бесконечного путешествия Беспалый сперва намекал, а потом напрямую сказал, что не место женщине в кругу мужчин. Я не стал втолковывать ему разницу между культурами, — думаю, он даже слова такого не знал, а попросту спросил, не увлекается ли он случайно мужчинами, если с такой неприязнью относится к женщинам? Он пробурчал какое-то ругательство и отстал.

— Власть делят, — шепнул я жене.

— А-а… Ну, тогда я пошла спать.

Споры о том, идти вперед или спать, длились недолго. Керби предложил бросить жребий. Рыбаки почему-то испугались.

— Нельзя, — сказал Беспалый. — Жребий могут бросать только особые люди. И только в особых местах.

Он принялся объяснять, но я так и не понял, шла ли речь о служителях какого-то местного культа или о гадателях и что это за места такие. Выяснил одно: паломничество идет как раз к такому редкому месту, где позволяется гадать, тянуть жребий, предсказывать, словом, всячески испытывать удачу. Позже я узнал, что это, собственно, единственное место на Тугаме.

— Ну, как хотите, — согласился техник. — Я в делах веры не разбираюсь. Может, вам знамение нужно или голос свыше?

— Что ты там про голоса лепечешь? — удивился Беспалый. — Я не слышу ничего. Это ветер шумит или ты до ветру плохо сходил, вот тебя и пучит.

Довольный своей шуткой, он повалился на кошму и радостно заржал. Словно в ответ, издалека донеслось жалобное блеяние баранов, которых явно вели под нож. Гинтар вскочил и ткнул пальцем, указывая вперед, туда, где дорога исчезала в сумеречном мареве.

— Там на дороге костры!

— Вот видишь, — не растерялся Беспалый. — А говорил: ждать, ждать…

Глава 3.

В детстве я не мечтал о приключениях. Мои родители часто переезжали с места на место, так что впечатлений хватало. Когда я услышал Зов, мы как раз обустраивались в каком-то захолустье. Чужаки были на виду, так что далеко я не ушел, меня завернули прямо на пороге. Потом, естественно, я хвастал перед сверстниками своими похождениями в горах и лесах, и мне верили — детская память о переездах выручала. К счастью, отец быстро рассчитался с долгами и к радости матери перестал бегать от кредиторов. Дела пошли на лад, и мы наконец нашли себе место постоянного жительства.

Образование я получил в горном универсуме и по иронии судьбы несколько лет вынужден был мотаться именно по горам и лесам, мечтая об уюте и покое. Небольшое наследство от полузабытой тетки позволило открыть свое дело. С тех пор я без особой нужды не покидал надолго дом, резонно полагая, что дома и окончу свои дни, если, конечно, не разбогатею настолько, чтобы приобрести виллу на Салане, подобно моему удачливому свояку.

А теперь вот я сижу у котла и питаюсь от милостей господ паломников, которые весьма прохладно отнеслись к примкнувшей шайке голодранцев. Нам сразу же сказали, что жертвенное мясо придется отрабатывать, и не только благодарственным пением. Здесь оказалось мало народу, сотня-полторы человек, но были они не в пример богаче паломников из большого каравана.

Лепса и Гинтара пристроили к носильщикам. Они сменяли друг друга — носилки здесь походили, скорее, на небольшую комнату, где восседала целая семья благочестивых путешественников. Волокли этот неподъемный короб, обитый изнутри коврами, шестнадцать человек. Несмотря на то, что вьюков в караване было много, паломники не пересаживались на тележки, чтобы не нарушать древнюю традицию. Для большого стада овец не хватало пастухов, мужчин к ним в помощники и определили. Женщинам и детям велели за котлами присматривать и чистить их песком.

Песка хватало, и с каждым днем его становилось больше. Кто-то из караванщиков сказал, что ближе к месту паломничества, которое одни называли Горой Дракона, другие Великой Рыбой, а третьи просто угрюмо отмалчивались, останется только песок, и так до ущелья, за которым начинается прямая дорога на оазис.

Интереса к местным святыням у меня не было — за день, пока караван неспешно ползет по дороге, так набегаешься за неугомонными тварями, норовящими в поисках свежей травы уйти далеко в сторону, что к вечеру не остается сил для разговоров. Вот и сейчас солнце еще не зашло, а у меня неудержимо слипаются веки под монотонный речитатив запевалы и тоскливые подпевки собравшихся вокруг него в большой круг. Беспалый Саам слушал, как Гинтар рассказывает о паломничестве своего деда. Вот тогда пустыня была настоящей пустыней, не то что сейчас. Кости паломников и вьюков белели на всем пути, а пыльный ветер выедал в них дыры и свистел утром одни песни, а вечером другие, потому что пылью за день кости стачивались на два, а то и на три пальца. «А кто их пальцами измерял, — лениво спросил Саам, — покойники, что ли?…».

Чакмар и Катарина играют неподалеку. Они расчертили прутиками круги на песке и кидают в них мелкие камешки, соревнуясь, кто точнее попадет. Мальчик ни на шаг не отходит от моей дочки. Я помню, как он был изумлен ее немотой. Присев перед ней на корточки, когда никто, как ему казалось, их не видел, он в восторге размахивал руками перед лицом, дергал за волосы, показывал язык, кривлялся, будучи уверен, что пожаловаться она не сможет. Но когда приставил ладони к ушам и пошевелил пальцами, то немедленно схлопотал.

Наверное, среди детей на Тугаме жест «длинные уши вьюка» считается обидным. И моя дочурка, которую пытались дразнить сверстники в Райской Рыбалке, уже знала об этом. Чакмар получил увесистой галькой в лоб и перестал дразниться.

Они быстро подружились. Других детей в малом караване не было. Кидание камешков в круги в этих краях было чем-то вроде азартной игры. Предприимчивый Чакмар, увидев, как метко моя дочь попадает в любую цель, тут же стал вовлекать в игру погонщиков, кашеваров и пастухов. Катарина ловко сбивала щепки, воткнутые в землю, а Чакмар подзуживал азартных игроков и собирал выигранные деньги. Леонора сразу же узнала об этих забавах, рассердилась и велела немедленно прекратить, держаться подальше от взрослых и играть в игры, приличествующие детям. Но тут Чакмар высыпал ей в подол горсть мелких монет, за каждую из которых можно было купить немного сушеных овощей, запасы которых в караване были не очень велики, в отличие от жертвенного мяса. Жена сразу же смягчилась и даже вернула ему пару денежек. Что было наивностью. Себя-то Чакмар не забывал и большую часть выигрыша припрятывал.

Мальчик хоть и держался поблизости от нас, но о себе рассказывал скупо. Потом отмяк, разговорился. Родителей Чакмар не помнил. Сироту воспитывала дальняя родственница, старая сводня. После того как тетку в пьяной драке зарезал ее сожитель, власти отдали мальчика на воспитание, а фактически в сервы в одну богатую семью. Там он работал на кухне, когда чуть подрос, стал прислуживать в господских комнатах. И однажды совершенно случайно, хотя его лукавая ухмылка говорила о другом, опрокинул во время праздничного обеда большую чашу с черным соусом. Был за это нещадно порот и сослан в работный дом, откуда прямая дорога на казенные ткацкие фабрики — в удушливую пыль, грохот, изнурительный труд, плохую еду и раннюю старость в лучшем случае. До старости, судя по рассказам мальчика, мало кто доживал, а если и удавалось кому-то выбраться за ворота мануфактуры, то безрукой или безногой развалиной.

Повозка, набитая такими же, как он, малолетками, перевернулась, Чакмар в суматохе развязал веревку и сбежал. Некоторое время побирался в припортовых трущобах, и судьба ему ничего хорошего не сулила — извращенцев и маньяков там хватало с лихвой. А когда слухи о большом паломничестве дошли до трущоб, он долго не раздумывал. Ушедшего с караваном считали свободным от старых долгов, в дороге он был свободен умереть с голоду, просить подаяния или быть клейменым за воровство. Мало кто из таких бедолаг возвращался: одни оседали в пути, найдя себе приют, кто-то доходил с торговцами до столицы, иные терялись в пустыне, многих убивали хвори, усталость, жара, но кому-то и везло, если верить рассказам.

На Айконе история Чакмара привела бы меня в ужас. У нас хватало проблем, да и с нищетой некоторые жители были знакомы, но все же к детям так зверски не относились. Теперь же я лишь сочувственно цокнул языком. Заботы о своей семье не оставляли места для эмоций. Да и всякого навидался за время скитаний.

Гинтара удивило, что за столь малый проступок Чакмара подвергли суровому наказанию. Беспалый Саам сказал, что городские — больные люди, за кувшин соуса готовы убить человека. Они привыкают к соусу, — пояснил он, заметив мое недоумение. Если его часто добавлять в еду, без него потом человека крутит и ломает. Вот поэтому рыбаки сами его не употребляют, разве что презираемые всеми слабаки.

Интересный соус! А я-то думал, это простая приправа к еде.

Отвечая Гинтару, мальчик хихикнул и пояснил, что он не просто уронил чашу, а опрокинул ее содержимое на голову жены хозяина, которая в это время любезничала с сыном начальника городской стражи. И добавил, что хозяйка часто его щипала, колола булавками и заставляла мыть ее кривые волосатые ноги.

Погонщики на закате опасливо вглядывались в небеса, нет ли там сизых полос, возвещающих начало сезона пылевых бурь, а по ночам запрокидывали головы, чтобы убедиться — видны ли еще восемь звезд Большого Паука, раскидывающего нити удачи. До бурь еще оставалось время, но говорили, что иногда они могли нагрянуть раньше положенного.

Мы уже стали опытными караванщиками и знали, что вместе с «редисом» нужно жевать желтые кисловатые ягоды, растущие на низкорослом кустарнике, и тогда неизбежная реакция желудка не столь звучна и благоуханна. Но ягоды попадались все реже, заросли кустарника постепенно мельчали, а потом и вовсе исчезли. Одно хорошо — уставать мы стали меньше, а неожиданные заработки Катарины и Чакмара избавили от муторной беготни за отбившейся скотиной. Старшины паломников сперва косились на детей, играющих наравне со взрослыми, и во взглядах их читалось неодобрение.

Особое внимание старшин привлекла моя дочь. Как я потом узнал, паломники долго спорили: что есть немота ребенка — проклятие или благословение, и каких сил это печать — злых или равнодушных? Много вечеров они посвятили высоким рассуждениям о природе немоты, после чего постановили: молчание — знак света, печать сил равнодушных, ибо ведомо всем, что наихудшие дела вершились лживыми языками. А что касается игры, то, я думаю, им самим хотелось попытать счастья, но старшинам до поры нельзя было предаваться азарту.

В один из дней, когда на горизонте показались темные выступы далеких гор, во время краткого привала к игрокам подошли двое мужчин, молодой и постарше. Их долгополые свободные одеяния были на удивление чисты, а головы, обмотанные полосами синей ткани, украшали черные птичьи перья.

Дадух вполголоса сказал, что это богатые столичные купцы, которые идут с караваном не для поклонения, а для выгоды.

— А ты откуда знаешь? — лениво спросил Беспалый.

— Когда-то я жил в столице, — грустно протянул Дадух. — Если бы мои дела пошли удачно, не оказался бы я в услужении у тупых пожирателей рыбы.

— Язык придержи, да! — Беспалый, не поднимаясь с кошмы вяло показал Дадуху кулак.

— В караване все равны, — ответил Дадух. — Все пропадем. Скоро кончится мясо, водяных корней все меньше. Пропадем.

Беспалый, не обращая внимания на его нытье, закрыл глаза. Меня тоже тянуло в дрему. Погонщики говорили, что не сегодня, так завтра начнем идти по ночам — дневные переходы изнуряли людей и вьюков.

— Смешная зверушка, — раздался голос над головой. — Смотри, как ловко она кидает камешки! Эй, зверушка, ты чья?

Игроки не обратили внимания на эти слова, они делали ставки, кто раньше собьет пятью камешками три щепки, воткнутые в центр круга. Если хоть один камешек не попадет в круг на песке — проигрыш. Потом Чакмар рассказал, что моя дочка из двух бросков не сбила ни одной щепки, хотя камешки легли в круг, а когда ставки против нее подскочили, оставшимися тремя одну за другой вышибла все три щепки. Нехитрому трюку ее научил, естественно, смышленый Чакмар.

Грузный носильщик сосредоточенно сопел и тщательно вымеривал бросок, и поэтому вряд ли он слышал, о чем говорили купцы. Леонора, однако, услышала, и это ей не понравилось. Такой отборной брани, которую она обрушила на головы купцов, не погнушалась бы самая стервозная из жен старосты Мааса, а уж те при случае умели разукрасить свою речь, нанизывая и сплетая проклятья вперемешку с телами и частями тел людей и животных. Я и не подозревал, что моя тихая Леонора так обогатила свой язык.

Купцы же удивились тому, что женщина посмела говорить с ними, да еще так неучтиво. Мне пришлось вмешаться, а потом к нам подошли Лепс и Гинтар, и купцы слегка приуныли.

— Не будем ссориться, — слегка шепелявя, сказал тот, что постарше, а молодой, злобно сверкнув глазами, промолчал. — Меня зовут Кари, а его Цосефф. Нам нужны помощники, смелые, сильные, много не заплатим, но в обиде не останетесь.

— Да, — вмешался молодой, — а за детей я дам хорошую цену, если к ним прибавить еще вот эту черноволосую самку.

Цосефф, или как его там, вытянул палец, указывая на Леонору, и тут же получил кулаком в лицо. С детства не любил драк, но тут уже ничего не поделаешь. Я даже не понял, как это случилось, а когда красный туман в моих глазах рассеялся, то обнаружил себя сидящим на молодом нахале, упершись коленом ему в затылок, но оторвать уши грубияну не получалось, так как за одну руку меня держал Керби, а во вторую вцепилась Леонора.

Немного успокоившись, я перевел дыхание, подул на ноющие костяшки пальцев и огляделся. Старший купец неодобрительно качал головой, но в драку не вмешивался, а что касается игроков, то им было не до нас. Я был уверен, что купцы призовут своих людей, потом набегут старшины каравана и станут судить и рядить, кто кому должен, а размазанная по лицу кровь Цосеффа свидетельствовала не в мою пользу. Но все окончилось мирно. Кари помог своему молодому товарищу подняться, отряхнул песок с его бурнуса, а уж там Цосефф сам стер кровь из носа краем синей ткани, обернутой вокруг головы. Он еще бормотал разбитыми губами какие-то ругательства, когда Кари уводил его прочь, пару раз обернулся, пристально вглядываясь в меня и угрожающе шевеля бровями. Я только плюнул ему вдогонку и вернулся к кошме, на которой жена разложила нехитрый перекус. Но только успел отрезать ломоть мяса, как погонщики закричали, забегали, поднимая вьюков — пора было идти дальше.

Зубцы гор уже давно выступали из-за горизонта, но ближе не становились. Мы перестали обращать на них внимание, потому что днем отсыпались под навесами. Ночью идти было легче, но все время приходилось присматривать за дочкой, чтобы во время привалов не отходила далеко — ущербная луна не давала света, а факелы жгли экономно. Во тьме легко отстать, сбиться с дороги и пропасть среди песчаных холмов. И пропадали. К тому времени, когда мы вышли к горному проходу, трое или четверо погонщиков исчезли, один из них вместе с десятком овец.

Когда дочка уставала, я и Леонора несли ее по очереди. Чакмар шепнул погонщикам, что немая девочка приносит удачу, и ей нашлось местечко на широких спинах вьюков, свободных от поклажи.

Я не был уверен, что пройдоха Чакмар — подходящая компания для маленькой девочки, но Катарина повеселела, часто улыбалась, порой я с замиранием сердца ждал, что вот-вот она рассмеется и заговорит. Наверное, и Леонора тоже надеялась. Она перестала неодобрительно поджимать губы, глядя на то, как дети зарабатывают деньги.

Привалы становились чаще. Но днем, в жару, отдохнуть, выспаться удавалось с трудом. Блеяние овец, хриплое кряхтение вьюков и раскатистый храп носильщиков мешали заснуть. Ночные переходы были намного короче дневных, но все же мы постепенно вползали в горную местность. Каменные глыбы, торчащие из песка, теперь окружали нас со всех сторон, дорога начала изгибаться между ними, а потом как-то внезапно горы, привычно темнеющие вдалеке, вдруг оказались перед нами, и чтобы разглядеть их вершины, приходилось задирать голову. Здесь, в предгорьях, было прохладнее, тень от горной гряды надежно укрывала нас от солнца всю вторую половину дня, и караван перестал идти ночью. Все как-то приободрились, я тоже повеселел, хотя причин для этого было мало — в сторону столицы, как выяснилось, караван отправится лишь после сезона песчаных бурь. А приметы надвигающихся горячих ветров уже наяву — то внезапный смерч пройдет недалеко, оставляя после себя песчаные круги и полосы, то в небе вдруг набухнут темно-красные облака и так же внезапно растают… Казалось, главные опасности перехода в пустыне позади.

В горах есть где укрыться от мириадов острых песчинок, несущихся с бешеной скоростью. Можно пересидеть в укромной пещере, если, конечно, иметь большой запас еды и питья. А вот с этим было не очень хорошо, и чем ближе мы подбирались к мрачным безлесым отрогам, тем меньше становилось травы для изрядно поредевших стад и тем реже встречались водянистые корни для утоления жажды.

Буря обрушилась внезапно. Закричали погонщики, всхрапнули вьюки, все кинулись под защиту нависающих скал. Мы прижались к горячим камням, набросав на себя все, что было из тряпья. Рев ветра сопровождался громким хрустом, словно огромные челюсти впились в скалу и перемалывают ее в щебень. Нам повезло, что сезон ветров еще не наступил и буря длилась недолго. Везения хватило не на всех. Из нашей группы пропали Дадух и Лепс, исчезли, словно и не было их. Керби искал брата, бегал по барханам, возникшим словно ниоткуда, пытался найти следы…

Полтора дня караван приходил в себя и подсчитывал убытки, и все это время техник бродил по окрестностям. Рыбаки к исчезновению Дадуха отнеслись безучастно.

И снова потянулись дни. Керби потихоньку оправился от потери.

Мы держались в стороне от шатров торговых людей, но с наглым купцом время от времени все же сталкивались. Если бы не спокойный, улыбчивый Кари, очередной драки не избежать. Молокосос явно жаждал реванша, да и моя кровь закипала, когда в меня упирались его наглые, бесстыжие глаза. Однажды я чуть его не прирезал, благо нож оказался под рукой, а Цосефф у моих ног.

Когда возвещали большой привал, расставляли котлы и подводили к ним, мы разбредались вдоль обочин: кто в поисках корней, ягод или сухого кустарника для костров, а кто просто справить нужду.

И вот надо было случиться так, что Кари и его напарник, держащиеся от торговой группы наособицу, выбрали, как им показалось, укромное и чистое местечко — старый бархан, трава на котором давно пожухла, и лишь корни ползучего кустарника удерживали песок. В самый неподходящий момент песок осыпался, и оба купца как сидели на корточках, так и съехали вниз, в небольшую ложбинку, где в это время я, Керби и Гинтар выдергивали корни «редиса».

Гинтар радостно засмеялся, да и я не смог удержаться от улыбки, наблюдая, как торопливо одергивают они на себе длинные халаты, стараясь выглядеть пристойно.

— Над кем смеются эти оборванцы? — высокомерно вопросил Цосефф, приведя одежду в порядок.

— Наверное, над нами, — добродушно улыбаясь, ответил Кари. — Как мы с тобой славно кувыркнулись, а?!

Цосефф с отвращением посмотрел на нас, ноздри его затрепетали.

— Ничего, — пообещал он. — Скоро я засуну их поганые языки им в задницы.

— Свою-то подотри сначала, — заботливо сказал Керби.

— Ах ты, голодранец!

Резко повернувшись в сторону техника, Цосефф поднял кулак, но запутался в полах халата и растянулся передо мной. Я внезапно заметил, что деревянная рукоять ножа почему-то оказалась в ладони. От дороги и посторонних глаз нас ограждал каменистый вал. Один удар — и с наглецом будет покончено, а если Кари вмешается, то и его можно отправить вдогонку. Но тут Керби вдруг оказался между мной и Цосеффом, а Кари схватил упавшего за ноги и оттащил в сторону, не обращая внимания на его вопли и попытки вскочить.

— Быстро уходите, пока я его держу, — крикнул Кари.

— Что-о?!.. Это вы проваливайте отсюда! Да я вас всех…

Техник дернул за веревку, которая заменяла мне пояс, и я замолчал, заметив его предостерегающий взгляд.

— Мы уходим, — сказал Керби, показывая ладони в знак мирных намерений. — Уже ушли.

И не отпуская меня, попятился назад.

Когда мы оказались на дороге, техник уважительно сказал:

— А вы, господин Острич, лихой человек. Чуть что — сразу за нож.

Я смотрел на техника, не понимая смысла его слов. Потом до меня дошло. Отпустив рукоятку ножа, я растерянно почесал затылок. Совсем одичал. Или наоборот — слишком хорошо приспособился к обстоятельствам. Может, это и есть одичание, когда в первую очередь срабатывают простые рефлексы, а не разум. Да и кому нужен разум, если он не может обеспечить безопасность мне и моей семье? Эти мысли пришли ко мне потом, а пока я слушал, что нашептывает Керби, пропуская мимо ушей половину того, что он говорил, и не придавая особо значения той половине, что оседала в моем разгоряченном от стычки мозгу. А когда я немного остыл, то понял, что ведет он речи о вещах странных и подозрительных.

— Ты думаешь, они такие же беженцы, как и мы?

— Нет, не такие, — многозначительно сказал техник. — И на беженцев не похожи. У каждого вместо серьги очень мощный коммуникатор, это я точно говорю. Пахнут они тоже странно.

— Да они вообще не пахнут!

— Именно!

А вот это наводит на мысли вполне определенные. В Райской Рыбалке мы брали из ручья воду для стирки и мытья, но в караване вода шла только для утоления жажды богатых паломников. Запасы ее были невелики, и, как рассказывали носильщики, из-за каких-то добавок против гнили вкус у нее был мерзостный. О стирке и говорить не приходилось. Присмотревшись к попутчикам, мы быстро научились использовать песок вместо воды. Со временем привыкаешь барахтаться голышом в горячей пыли, но от запаха потных и давно не мытых тел избавиться все равно невозможно. Потом его перестаешь замечать, но когда попадается человек, от которого не разит как от падали, то это сразу настораживает.

— Одежда всегда чистая, не то что наше рванье. А где ее вычищают? — продолжал Керби. — Негде! Стало быть, у них есть ионная щетка. Где щетка, там батареи, а где батареи, там и оружие может заваляться, вот так! Я ведь почему тебя… вас оттаскивал в стороны? Этот юнец за пазуху полез, а я не знаю, что там у него за пазухой. Не ствол ли?

— Чужаки?

— Кому чужаки, а кому билет на Денеб, — подмигнул техник.

Вот оно как! В наблюдательности Керби я не мог отказать. Странное поведение купцов теперь для меня предстало в ином свете. Выбраться за пределы космопорта могут такие гости Тугама, как мы, то есть почти сервы, либо же нелегалы.

— Так они, получается, нарушители… законов!

Я поймал себя на том, что чуть было не сказал — «наших законов». Даже в самом неуютном и неприветливом месте обживаешься понемногу, и любая дыра кажется родным домом, потому что привык к ней, знаешь наперечет все помойки, а каждый булыжник под ногами знаком до последней щербины. И вдруг появляется шанс выбраться из дыры. Только немного неприятно, что этот шанс зависит от посторонних, не деливших с тобой жизнь на помойке. Но пока никто не собирается нам помогать, а мысль о том, что чужаков можно обманом или шантажом заставить вывезти нас с Тугама, была глупой. Мы не знали — есть ли оружие у чужаков, с какой они здесь целью, на что пойдут, узнав, что разоблачены, и сколько еще чужаков в караване?

Следует использовать шанс, иначе постоянная борьба за выживание скоро приведет к тому, что я буду радоваться каждому дню, проведенному в сытости и покое, а дочь моя скоро забудет, как мы жили в мире менее диком, чем Тугам. Правда, на цивилизованном Айконе она потеряла дар речи после того, как орды внезапно обезумевших ультов ворвались в города, сея смерть и разрушение. Тихая улица, на которой мы жили, была завалена телами наших соседей, кровь смешалась с водой в сточных канавах… Но к тому времени, когда мы с Денеба переправимся на родную планету, там все придет в норму. Не может не прийти. Ведь во Вселенной есть какой-то смысл и справедливость. Найду хорошего врача для моей дочки, и она снова начнет говорить.

Если бы каждый раз, повторяя эти слова как заклинание, я подбирал песчинку, то карманы мои были бы полны песка. Хорошо, что на моих лохмотьях нет карманов.

Керби решил присматривать за этой парочкой. Вдруг они здесь из-за аварии. Тогда, сказал техник, рано или поздно за ними прилетят. Особенно, если у них имеется связь с какой-нибудь посудиной на орбите. Не будут же они месяцами ползти в столицу! А как только поблизости сядет любая развалина, способная доставить нас на корабль, мы попробуем попасть на нее. Без насилия, если получится.

— А если не получится? — спросил я, на что Керби лишь нехорошо улыбнулся.

— Челнок захватить можно, — сказал он. — А дальше? На торговом судне вся команда человек пять, ну, десять. Справимся?

— Легко! Э-э, момент, о чем это мы? Челнок, корабль… Ты в пираты собрался?

— Какие еще пираты?

— Были такие давно, на Земле. Очень давно. Нападали на корабли, на орбитальные станции и форпосты.

— А-а, вольные торговцы. Ну, если выбирать между этим, — он выразительно пошевелил ногой в разбитых опорках, — и этим… — так же выразительно указал пальцем вверх, — то я бы рискнул.

— Тебе можно рисковать, а у меня жена и ребенок.

— Я вас очень уважаю, господин Острич, но это вы просто так сказали, вот. Что их ждет, если вдруг с вами что-нибудь случится? Или даже ничего не случится. Так и будем здесь побираться? Признаем Беспалого вожаком племени, осядем где-нибудь на берегу, начнем соус гнать…

Прав техник, однако от его правоты кровью пахнет сильнее, чем гнилью от самого выдержанного соуса. Но выбирать не из чего.

— Ладно, доберемся до корабля, на месте разберемся, что делать.

— Это точно, — и Керби хищно осклабился.

Случайные встречи с чужаками уже не перерастали в драку. Я себя сдерживал, помня о наших планах, а Кари все время был рядом с Цосеффом, урезонивая его. После разговора с техником я даже подобрел к этой парочке. Выходило, что они — наша тоненькая нить, по которой мы попытаемся взобраться все выше и выше. Керби постоянно вертелся неподалеку от группы купцов: то вроде случайно поможет кому-то взнуздать упрямого вьюка, то поднесет оброненный посох.

Я рассказал Леоноре о стычке и о догадках Керби, а она, внимательно выслушав, спросила лишь, почему я называю эту парочку «чужаками». А мы-то кто сами? Ответить внятно я не смог.

Дорога теперь шла вдоль подножья горы. Там, где она была перегорожена оползнями или камнепадами, мы останавливались, и проводники решали: сворачивать в сторону, обходить завалы или перебираться поверху, рискуя переломать руки и ноги себе и скоту. Караван полз медленно, но зато и уставать мы стали меньше. Катарина и Чакмар снова принялись играть в круги и камешки, но по мере приближения к месту паломничества караванный люд все больше пропитывался благочестием. Напрасно Чакмар суетился рядом с погонщиками, пастухами и носильщиками, подбрасывая камешки на ладони, напрасно азартно вскрикивал, когда моя дочка метко сбивала очередную щепку-палочку. Играть попросту боялись. Не хотели нарываться на неприятности.

Торговый человек Кари оказался заядлым игроком. Камешки из его ладони вылетали с удивительной точностью один за другим, не успевал первый коснуться песка, как последний уже летел к кругам и щепкам. Он с удовольствием проводил бы время за игрой. Но после того, как он пару раз оставил детей ни с чем, Чакмар при виде купца быстро сворачивал игру.

Старшины с каждым днем все строже следили за тем, чтобы никто из паломников не пропускал положенные песнопения, а нам прямо указали, что жертвенное мясо не будет считаться таковым, если его не вкушать с благодарностью и пожеланием удачи бенефицианту. Так что и мне приходилось открывать и закрывать рот в такт хоровому пению караванщиков. В такие минуты я чувствовал себя идиотом, беззвучно шевелящим губами пропитания ради. Приходилось опускать глаза и внимательно рассматривать камни под ногами, чтобы легче было подавить душащий меня смех, который мог оскорбить благочестивых паломников.

Разглядывание камней отвлекало. Иногда попадались весьма забавные образцы. Я думал, что все знания о породах и минералах исчезли, выветрились из головы, занятой с утра до вечера мыслями о еде, о том, как защитить семью от угроз мнимых и реальных. Но все же я замечал, что гранитные породы здесь имеют ярко выраженные следы выветривания. Сотоподобные ячейки придавали скалам вид обломков гигантских деревьев, изъеденных соответствующих размеров древоточцем, а вблизи мириады выемок, глубоких и не очень, были похожи на гнезда птиц с могучими клювами, способными выдолбить в камне убежища для своих птенцов.

Несколько раз мне попадались куски розового кварца, прозрачного, почти без внутренних трещин. Очевидно, поблизости был выход кварцевой жилы. Я стал присматриваться к осыпям. Дочка и Чакмар заметили мой интерес к камням и стали приносить самые, на их взгляд, необычные.

Чакмар внимательно прислушивался к моим рассказам о минералах, их свойствах, но заскучал, узнав, что вряд ли их можно кому-либо продать в ближайшие десять, а то и двадцать лет. Смотрел тем не менее по сторонам цепким взглядом и старался запомнить все, что я говорю.

Среди обломов на осыпях я замечал кристаллики серного колчедана. Горы, по всей видимости, были рудными. Но никаких признаков цивилизации, то есть обогатительных модулей, плавильных емкостей и вихревых теплообменников, здесь и в помине не было. Рано или поздно аборигены или окончательно впадут в дикость, или в поисках необходимого сырья обязательно доберутся и до этих мест. Пока они довольствовались малым. Или же им просто не разрешали пользоваться своими ресурсами из-за каких-то забытых грехов забытых правителей.

Вечных запретов не бывает. Ограничения снимут или тугамцы войдут в силу и плюнут на запреты. Вот тогда Чакмар, если, конечно, доживет до той поры, может разбогатеть. Мальчик шустрый, своего не упустит, да и чужое при случае прихватит не раздумывая.

Время от времени ко мне приставал с расспросами Гинтар. Ему хотелось знать, не водится ли в здешних местах золото. Где много кварца, там может быть немного золота, ответил я, но это вовсе не значит, что его легко извлечь. Нужно специальное и дорогостоящее оборудование. Ну, может, когда-нибудь сюда стоит вернуться, прищурился Гинтар. Когда-нибудь стоит, согласился я, а сам подумал, что в недалеком будущем аборигены основательно возьмутся за ресурсы своей планеты. На будущее Тугама мне наплевать, я хочу одного — как можно скорее убраться отсюда, обрести наконец свой дом. Признаться, и судьба Чак-мара мне безразлична. Все мои мысли были о Катарине, которая, забыв об игре в камешки и щепки, готова часами идти рядом со мной, держась своей ручонкой за мою руку, и слушать о магматических и осадочных породах, о том, как и во что они преобразуются под большим давлением и при высокой температуре.

Не знаю, кому я рассказывал — ей или себе, не знаю, многое ли она понимала из сказанного, скорее всего — ничего, но порой мне казалось, что Катарина хочет спросить о чем-то, и когда наконец решится, то речь вернется к ней.

Наконец дорога привела нас к ущелью, и мы остановились. Кашевары принялись складывать из камней небольшие очаги и устанавливать на них котлы, повозки расположили кругом, так, чтобы высокие борта тесно примыкали друг к другу. Из носилок и шатров составили внутренний круг. Сильно поредевшие стада отогнали назад, на расстояние одного дневного перехода. Саама и его людей определили в охрану периметра, а Керби и меня приставили к смотрителям вьюков.

Чакмар пошептался с носильщиками и, вернувшись, сказал, что будем ждать подхода большого каравана. Так безопаснее, да и дешевле обойдется, добавил он, ухмыляясь. В тесном проходе между горами всякое может случиться. Никто не знает, как настроены местные обитатели.

На закате, когда от скудного ужина не осталось даже крошек, а пальцы были тщательно вылизаны, местные обитатели дали о себе знать. Фигура, замотанная с головы до ног в выцветшие тряпки, внезапно появилась перед повозками и пронзительными криками привлекала к себе внимание.

Слуги паломников быстро заняли места у повозок, в руках некоторых я заметил дротики и длинные ножи.

Седобородый старшина взобрался на повозку и громко спросил, какая нужда привела незнакомца к добрым паломникам.

— Я отважный Радук! — услышали мы в ответ. — Без моей воли здесь человек не пройдет, птица не пролетит, зверь не пробежит. Платите дорожную пошлину и идите с миром. А то мои молодцы не стерпят обиды.

В подтверждение его слов рядом с ним появились еще двое, в таких же тряпках, и принялись размахивать тесаками. Наверное, для того, чтобы придать убедительности требованиям вожака.

— Мы и так идем с миром, отважный Радук, — прокричал старшина. — Бедным паломникам нечем делиться, кроме будущей удачи и благословения добрых сил. К благословению мы можем добавить неумного вяленого мяса и мешочек соли.

— Пусть солью покроются лживые глотки жадных и скупых людишек, покинутых добрыми силами! Щедрые паломники поделятся с Радуком тремя вьюками и одной повозкой, и удача с ними будет пребывать до гнезда Спящего Дракона.

— Удача всегда с теми, кто справедлив, а потому она пребудет с нами до оазиса Божественной Длани, и никто не силах ее убавить. Пусть Радук поразмыслит об этом, а утром мы продолжим разговор.

Радук громко возмутился скупостью неких неудачников, которые случайно и при явном попустительстве добрых сил доползли на своих хромых ногах до благословенных и святых мест. Но старшина слез с повозки и направился к шатрам, не обращая внимания на угрозы и воинственную пляску.

С минуты на минуту я ждал нападения. Вот сейчас с горных круч на нас обрушатся свирепые разбойники, начнется резня. Проверил, на месте ли нож, и велел Леоноре с дочкой держаться поближе к паломникам. Но кроме этой крикливой троицы, что маячила перед нами, никто больше не появился.

Ночью я долго прислушивался к рычанию, крикам и грозным песням, которые доносились из темноты. На высоких шестах, воткнутых в песок, треща и брызгая искрами, горела пропитанная смолой шерсть. Крики и песни постепенно стихли, а потом я сообразил, что нас пытаются испугать всего двое или трое человек, а не кровожадная орда, и заснул.

Утром отважный Радук требовал уже пару вьюков и мешок соли, потом был согласен на трех овец, а в итоге предложил услуги проводника за сумму, которую добрые паломники сочтут приемлемой. Он напирал на то, что в глубине ущелья есть менее сговорчивые храбрецы, а ему, Радуку, известны тайные тропы и безопасные ложбины. На это старшина благосклонно ответил, что от хорошего проводника откажутся лишь недальновидные глупцы, так что пусть отважный Радук подождет день-другой. Подойдет большой караван, вот тогда и начнется уместный разговор, а вознаграждение за труды услужливого проводника несомненно возрастет.

Радук ждать почему-то не стал и исчез со своими молодцами. Однако караванщики держались настороже и распорядились, чтобы за круг повозок без крайней нужды не выходили, а случится такая нужда — так только группами и в сопровождении хорошо вооруженных стражников.

Глава 4.

Караван подошел через пять дней. В то время, пока мы стояли лагерем, нас никто не беспокоил, хотя пару раз по ночам стражники поднимали тревогу, завидев огни на далеких вершинах.

В один из дней ожидания, после того, как я разобрал спутавшуюся упряжь вьюков и заработал скудный ужин для себя и своей семьи, Катарина принесла еще один подобранный камешек и молча положила передо мной. Из кусочка породы выпирал довольно-таки крупный кристалл. Я поплевал на него, протер краем рваной кошмы, на которой сидел, и черные грани матово блеснули в закатных лучах.

— Это турмалин, — сказал я дочке. — Когда подрастешь, я расскажу тебе о том, что такое тригональная сингония, какой у турмалина плеохроизм и почему горняки южных промыслов его называют шерлом.

Катарина внимательно слушала меня, наверное, ей просто нравилось, как отец серьезно говорит с ней о непонятных вещах. А я ковырялся в памяти, вспоминая, что знал о турмалине. На Айконе украшения из простого черного шерла любили носить безутешные вдовы и почему-то еще девушки на выданье. Гораздо большим спросом пользовались цветные камни — красные или зеленые. Дочка завороженно внимала моим словам о дисперсии, светопреломлении, о том, как ловкие дельцы иногда пытались выдать за турмалин стразы из аметиста или хризолита, но высокое двупреломление…

За моей спиной что-то упало, этот звук помешал досказать о том, как умный папочка разоблачал мошенников.

В двух шагах от нас стояли Цосефф и благостно улыбающийся Кари. Причем у Цосеффа было такое лицо, будто челюсть его вот-вот шмякнется о камни или на узел с вещами, падение которого, наверное, и отвлекло меня от рассказа.

— Откуда у тебя такие познания, быдлон? — взвизгнул Цосефф.

Вид изумленного до крайности нахала радовал глаз. Впрочем, радость не помешала мне встать, подойти к нему вплотную и, ухватив за пояс, обложить его родословную, его самого, место, откуда он появился на свет, и ту дыру, в которую ему предстояло отбыть, если он будет раздражать меня. Бранные слова я перемешал с терминами из петрологии и полевой спектрометрии, а напоследок добавил для звучности немного значений из таблицы плотностей пород по Зеппу-Гамильтону в переводе на цвергонский.

Кари заслушался потоком непонятных слов, которые я изрыгал на опешившего Цосеффа, потом рассмеялся и потянул своего напарника за рукав.

— Идем, пора перекусить. Ты все равно не можешь состязаться с автохтонами в искусстве перебранки.

— Нет, погоди! — вскричал Цосефф. — Я должен поговорить с ним. Это явно ученый человек, а не дикарь. Мир, мир! — замахал он руками, обращаясь к кому-то за мой спиной.

Я обернулся и, увидев бегущего к нам Керби, отпустил пояс Цосеффа.

— Хочу извиниться перед тобой, уважаемый, — сказал Цосефф, и голос его вдруг стал на удивление мягок, исчезли визгливые нотки, он перестал пришептывать, подражая высокородным паломникам. — Только мое невежество заставило принять тебя за темного дикаря, тогда как следовало сразу же уловить в твоих словах свет мудрости.

Вечером у костра Гинтар, который, как оказалось, прислушивался к нашим беседам, вдруг заметил, что Цосефф говорит слишком красиво для купца и ведет слишком длинные речи для городского жителя. Пока я размышлял над его словами, Керби быстро увел разговор в сторону, чтобы слишком наблюдательный рыбак не начал задавать лишних вопросов. Я тоже опасался, как бы наши попутчики из Райской Рыбалки не догадались, что представляет собой эта парочка на самом деле. К этому времени я уже знал, откуда они явились и что на Тугаме их интересовало. А где они достали устаревшие чип-трансляторы, меня не касалось.

Между тем Цосефф отвешивал большие и малые поклоны и рассыпался в извинениях. Керби, многозначительно подмигнув мне, поплелся к вьюкам. Добродушный Кари поднял тюк с вещами и скрылся за шатрами.

— Рад встретить здесь человека образованного, — сказал Цосефф, покончив с поклонами. — Не знаю, что привело тебя и твоих людей в эти края, но льщу себя надеждой найти достойного собеседника.

— Льсти, — ответил я, усаживаясь на кошму.

Мой ответ прозвучал грубо, но Цосефф унижающийся был столь же неприятен, как и его наглая версия. Не обращая на него внимания, я начал рассказывать дочке о том, каким образом тектоническая активность приводит к выдавливанию осадочных пород. Катарина слушала меня невнимательно, время от времени настороженно поглядывая на человека, стоявшего за спиной отца и жадно ловящего каждое слово.

Наконец я не выдержал и попросил его удалиться. Он опять принялся извиняться, снова и снова повторяя, как ему невыразимо приятно общение с человеком знающим и что его как раз интересуют осадочные породы, поскольку он надеется обнаружить в них окаменевшие следы древних живых существ и за каждый такой след готов щедро — о, да, очень щедро — платить. Он говорил и говорил и совершенно заморочил мне голову, а когда я собрался было прогнать его, то обнаружил, что Цосефф сидит рядом со мной на кошме, Катарина грызет стручок лакричника, который ей дал назойливый собеседник, а Леонора стоит рядом с нами и слушает его болтовню о красотах горных озер, окруженных синими горами, на которых растут высокие деревья с раздвоенными и причудливо изогнутыми стволами.

Раздражение сменилось удивлением: а ведь я знаю, о каких местах он говорит! В каталоге поделочных камней есть изображение этих озер. Там добывали редкий синий сердолик, некогда пользовавшийся большим спросом у бездетных женщин. Но мода на него быстро прошла, когда выяснилось, что густой цвет небесной глубины — результат долговременного воздействия каких-то промышленных отходов, сбрасываемых в озера. Наверное, и деревья там выросли такими кривыми из-за отравы в воде.

— Послушай, Цосефф, так ты с Ливермора?… — я прикусил язык, но было поздно.

— Да! — радостно отозвался Цосефф, ничуть не удивившись моему вопросу. — Слава моего мира дошла и до этих мест, я рад, очень рад. Когда я вернусь домой, то обязательно расскажу, что в сердце пустыни забытого мира встретил человека, который слышал о Ливерморе. Мне говорили, у вас были запрещены науки и технологии, но когда-нибудь запреты отменят, и ученым людям вроде тебя позволят вернуться в лаборатории. Ведь совершенно необязательно самим разрабатывать оружие, когда его можно купить, к примеру, на Ливерморе!

Его громкий смех дробным эхом отразился от скал. Невольно и я улыбнулся. Разочаровывать повеселевшего чужака не хотелось, пусть он считает меня жителем Тугама.

— Если мне понадобится хороший нож, я обращусь к тебе, Цосефф, — моя шутка была вымученной, но я старался поддержать разговор.

— Зовите меня Джо, — тут же предложил собеседник. — Мое имя Джозеф, а Кари не может его произнести не шепелявя, как и ваши аристократы. Ваши шепелявые аристократы…

Он снова разразился смехом. Его возбуждение смутило меня, я не понимал, что послужило причиной столь резкой перемены в настроении. Неужели он рассчитывает на мою помощь в поисках окаменелостей? Если они представляют для него большую ценность, то надо срочно обсудить с Керби новые возможности покинуть Тугам. Я не был уверен, что в этих горах может найтись что-либо стоящее. Тектоническая активность в свое время хоть и выдавила осадочные породы, но для серьезной оценки необходимо серьезное оборудование, например, полевой экспресс-анализатор Геймана, а искать его на Тугаме более чем несерьезно. Другое дело, что, имея под рукой нехитрый инструмент, легко и быстро можно изготовить вполне убедительную окаменелую живность или растение. Вряд ли Джо носит анализатор с собой. А пока он разберется, что к чему, мы окажемся на его корабле.

— Я хотел бы обсудить с человеком сведущим кое-что, — продолжал Цосефф-Джо. — Времени у нас достаточно, благодарность моя будет велика, и к тому же я постараюсь не надоедать.

Но он даже не старался.

Начиная с утра следующего дня и до подхода большого каравана, мы словно обзавелись новым членом семьи, который дневал и ночевал с нами. Убытка от него не было, и даже наоборот. Он обеспечивал едой себя, да и нас порой баловал копченым сыром, а Катарину — фруктами, которые стоили безумно дорого. Разговоры с Джо сначала раздражали и утомляли, потому что приходилось следить за своими словами, чтобы случайно не проболтаться о том, что и мы здесь чужаки. Потом я забыл об осторожности — говорливый собеседник легко перескакивал от одной темы к другой, мог об одном и том же говорить днем и вечером, каждый раз поворачивая историю то так, то этак. Круг интересов Джо был весьма широк, и я с удовольствием разминал память, вспоминая сведения о терраформировании, о методах определения возраста пород по Гартнунгу и по Семаго, о преимуществах терморезонансного анализа перед оптико-механическим и прочих бессмысленных ныне вещах.

За день до прибытия большого каравана докучливый собеседник пристал ко мне с расспросами о местных обычаях. Прогнать его было неудобно, Джо притащил длинный жгут вяленого дынника, который тут же принялась грызть Катарина. Ливерморца интересовало, нет ли на Тугаме запретов на раскопки или на запись местных легенд и преданий. Я не сразу понял, какое отношение фольклор имеет к раскопкам, потом сообразил, что на древних мирах палеомогильники иногда фигурируют в сказках как проклятые или зачарованные земли. На Ай-коне с этим очень просто, все наше достояние — благословенное или проклятое — было на виду.

— Я посетил более десятка обитаемых планет, но мало где всерьез занимаются изучением древних организмов, — жаловался Джо. — Три, от силы четыре жалких музея, базы данных запущены и несистематизированы…

— После терраформирования мало что остается от протосферы, — я даже слегка удивился тому, что Джо не знает элементарных вещей.

— Ну, не все же планеты жестко форматировали, — возразил он. — В шести системах из всех, где я побывал в последние годы, население адаптировалось, там сохранились следы палеосуществ. Информации мало, никто всерьез ими не занимался. Вернее, занимались когда-то, но потом забросили. Трудные времена и так далее… Вот и здесь, я так понимаю, все медленно рассыпается.

— А где сейчас легкие времена? Везде, наверное, рассыпается, где медленно, а где и сразу, — уклонился я от прямого ответа. — Туристов давно в наших краях не было, чужаков сюда не пускают. Могут быть "неприятности, если тебя сдадут властям.

— Неприятностей не будет, — отмахнулся Джо. — Меня вписал как партнера в свой торговый сертификат Кари, а он, кажется, из местных. Кстати, он рассказывал, что раньше на караванных путях находили интересные предметы. Вы не видели ничего странного?

Он снова принялся расспрашивать о том, не слышал ли я легенды о зачарованных городах — медных и железных? Будто бы в тех городах удачливые купцы, храбрые путешественники и прочие герои преданий находили волшебные предметы. А я, в свою очередь, ненавязчиво переводил разговор с необычных предметов на миры, которые он посещал, интересовался невзначай: большим или маленьким кораблем владеет Кари и долго ли собирается этот невзрачный тугамец, оказавшийся богатым купцом, держать свой сухогруз на орбите? А насчет сказок советовал ему не обольщаться. Сколько миров — столько преданий, но истоки у них одни. Все знают, что колыбель сказок — Материнская планета, Мир Рассеяния, Древняя Прародина, мир Тысячи Имен… Красивые сказки.

— Да как же сказки?! — вскинулся Джо. — Скоро вся эта орда дикарей начнет бить поклоны легендарному артефакту, примется искать чешуйки Дракона, молиться богам удачи или кому тут еще молятся.

— О каких дикарях ты говоришь?

— Э-э, я не то сказал, — смутился Джо. — Разумеется, я имел в виду благородных паломников, ничего обидного в моих словах искать не следует.

Он еще некоторое время извивался в объяснениях и извинениях, а я вдруг увидел эту картину со стороны: на ворохе грязного тряпья сидит грязный оборванный дикарь, теребит свою грязную бороду и распаляется от обиды на слова холеного чужака. Дикарь — это вроде я, но с каких пор меня вдруг стали задевать нападки Джо на жителей Тугама? Между тем он продолжал свои речи о том, что иногда миры снова возвращаются на стадию варварства, и в этом нет ничего постыдного, другое дело, что лучшие представители туземцев — вежливый поклон в мою сторону — должны понимать свое истинное место и высокое предназначение. Ведь радости жизни сводятся не только к тому, чтобы набивать желудок и щупать самок, не так ли? — спросил Джо.

Его слова вызвали у меня смех и гнев одновременно, и я перестал следить за своими словами.

— Гости, которые не скрывают своего высокомерия по отношению к хозяевам, живут недолго, — сказал я. — А недооценивать умственные способности туземцев или вообще кого-либо — последнее дело. Мы на Айконе жестоко поплатились за такую спесь…

Я оборвал себя и собрался было перевести разговор в другое русло, надеясь, что собеседник не расслышал или не понял меня. Как бы не так! Глаза Джо загорелись, он вскочил с кошмы, огляделся по сторонам и снова уселся рядом, придвинувшись ко мне вплотную.

— Я знал, я догадывался, что для этой дыры ты слишком умен, а твоя жена и дочка слишком красивы. Но я никому не скажу, что ты мигрант.

— Мне боятся нечего, — я с досадой оборвал его жаркий шепот. — Мы беженцы и находимся здесь на законных основаниях. Кричать об этом тоже не стоит, чужаков здесь не любят.

— Айкон… — мечтательно протянул Джо. — Мне обязательно надо попасть туда. Ваш замечательный артефакт, Большая Игла, давно меня интересует, но пока у меня нет средств для приличной аппаратуры. В моем роду был исследователь, который занимался этой проблемой, но это было давно. Или не очень давно. Время, как известно, идет по-разному, смотря в каком направлении лететь, да и то анизотропия пространства весьма неустойчива. Или что-то в этом роде, я не специалист. Возможно, я даже встречусь с ним на Айконе. Если смогу, конечно, обзавестись своим кораблем.

— А что, Кари не может подбросить тебя отсюда до Айкона? — голос мой был равнодушным, по крайней мере, я очень старался, чтобы он так звучал, но глаза я опустил на всякий случай.

— У Кари свои маршруты, свои дела. Мне придется некоторое время болтаться с ним по разным мирам. Не без пользы для себя. А на Ай-кон я обязательно попаду, никуда ваша Игла не денется.

Он не услышал моего вздоха разочарования, в его глазах горел огонь исследователя, а в ушах, наверное, рокотали аплодисменты коллег. Договориться с Кари прямо здесь, стало быть, не удастся. Ну, ничего, торговое судно — это много отсеков и очень мало людей, возможно, наши доводы сочтут убедительными, когда мы окажемся там, наверху. Я мало знаю о корабельной автоматике, все мои скудные сведения сводятся к тому, что усвоил во время наших странствий: за обшивкой под панелями проходят коммуникации, синие линии очень опасны — может убить, если дотронуться пальцем, красные же линии трогать вообще нельзя — если корабль уцелеет, озорника попросту выкинут за борт продышаться. На моей памяти был случай, когда судно с беженцами застряло над каким-то водным миром, а экипаж долго приводил в порядок вышедшие из строя коммуникации. На простые работы, не требующие ничего, кроме грубой силы, поставили беженцев. Керби потом рассказывал, что старые линии чуть ли не рассыпались под инструментами, и все висело на волоске. Ну, волосок оказался крепким, и тогда нам повезло.

Если экипаж торговца увидит, что мы люди серьезные и терять нам нечего, то вынужден будет договариваться.

— На Айкон теперь так просто не попадешь, — с легким злорадством я заметил, что блеск в глазах Джо немного угас. — Может, там и выжила пара-другая квалифицированных специалистов, но вряд ли уцелела аппаратура на посадочных тумбах.

— Что там у вас произошло? — озабоченно спросил он. — Беспорядки?

— Беспорядки… — эхом отозвался я, и если бы вся горечь, что скопилась во мне, передалась ему, наверное, он умер бы на месте от разрыва желчного пузыря.

Но какое ему дело до наших бед! Что толку рассказывать о том, как размеренная жизнь со всеми ее маленькими радостями и большими надеждами вдруг оборвалась бессмысленным бунтом, мятежом, восстанием. Не знаю даже, как назвать то безумие, что обрушилось на мирные города и поселения. Мирные, тихие ульты, которых мы считали немного похожими на больших обезьян, жили себе в резервациях и заповедниках, их никто вроде не обижал. Разве что они частенько становились персонажами комедий или героями анекдотов. Ну и работники, конечно, еще те. На подай-принеси ума хватало, а вот чтобы простую канаву вырыть, это для них был интеллектуальный подвиг. Что заставило ультов превратиться в кровавых убийц, которых не смогли остановить огонь и железо — так и не успели понять. Наша цивилизация рухнула быстро, да ее никто всерьез и не пытался защищать. Каждый думал лишь о том, как спасти себя и свою семью. Отряды самообороны мгновенно превратились в банды, а после того, как орда ультов прошла сквозь континент и сгинула, как надеялись многие, в пустыне Зарзар, уцелевшие начали резню и взаимное истребление из-за еды, воды и убежища.

Так что нескоро, да, нескоро Джо сможет любоваться нашей достопримечательностью — Каменной Иглой, или, как еще называли, Большим Пальцем. Может, оно и к лучшему.

Среди беженцев на перевалочных пунктах один старый цверг уверял нас, что всему виной именно этот артефакт, в незапамятные времена построенный, кажется, первопоселенцами. Будто бы разладился загадочный механизм Иглы, и вместо Зова, который раз в жизни слышит каждый обитатель Айкона, прозвучала команда на уничтожение. Почему же тогда Черный Зов услышали только ульты, спросили старого цверга. Вразумительного ответа он не дал, да и не собирался, — а столпившиеся вокруг него последователи чуть ли не кулаками стали отгонять усомнившихся в новом учении, возникшем прямо на наших глазах.

— Возможно, на Айконе сейчас все тихо. Приходилось слышать в карантинных зонах разговоры о том, что там уже порядок и благоденствие, — сказал я. — Время, как ты говоришь, идет по-разному, а нас долго мотало от одной системы к другой. Кстати, чем твой родственник занимался, что у нас изучал?

— Точно не знаю, — замялся Джо. — Он был в составе большой экспедиции. Сейчас уже никто не помнит, что с ним случилось. Одни наследники говорят, что пропал на Айконе, другие — будто бы погиб после возвращения. В заводской лаборатории был взрыв, никто не уцелел. Утечка газа из резервуара, случайная искра…

Я не успел спросить, что производили на заводе. Подошел Гинтар и, неприветливо глядя на чужака, сказал, что надо поискать сухих веток для костра. В моей памяти сохранились обрывки сведений об оружейных мастерских Ливермора. На спешно организованных курсах переподготовки национальной гвардии слухи о надвигающейся буре с Западного континента тогда еще не воспринимались всерьез. Тем не менее мы учились обращению с крупнокалиберной техникой, очень внушительно выглядевшей, но часто дававшей сбои. Инструкторы советовали при случае и по возможности заменять личное оружие на технику с планеты Урал, практически безотказную, хотя внешне неказистую.

Да чего там теперь вспоминать, самая убойная техника оказалась детской игрушкой в руках людей без воли. Национальная гвардия рассыпалась в первые же дни, грозные самоходки и летающие платформы так и остались в ангарах. Но не стоит никого упрекать. Это сейчас я смелый, когда терять нечего, а тогда казалось, что лучшее лекарство от угрозы — бегство…

После ужина Джо снова объявился у нашего костра. На сей раз он принялся выспрашивать меня о том, не сохранились ли случайно у нас на любых носителях старинные легенды и предания Айкона и не знает ли кто из беженцев, есть ли такие записи где-либо за пределами Тугама. Я ответил, что не знаю о таких записях, и тогда он пристал к Леоноре, но и она ничем не смогла его порадовать. Пыталась вспомнить детские дразнилки, которые распевали в Райской Рыбалке, но кроме слов об одноглазой рыбе, ничего не вспомнила. Джо не отставал и слово за слово вытянул из нее историю наших мытарств в рыбацкой деревне. По-моему, он даже немного расстроился, узнав, что папаша Маас так и не сумел догнать своего взбунтовавшегося сына.

— Ах, какая богатая тема, — сказал он. — Вечная борьба старого и нового, противоборство отца и сына. Сколько на этом континенте выстроено мифов, преданий, баллад. Я мог бы записать их песни перед ритуальным поединком.

— Песни? — удивился Керби. — Да их песни только о бабах и рыбах.

— Дикие народы в бытовых ритуалах часто воспроизводят забытые когнитивные структуры, — назидательно ответил Джо. — Есть целые библиотеки с записями песен восхваляющих и хулительных, в них отражена история не только языка, но и культуры. К сожалению, хранителей древних знаний трудно найти.

Керби подсел поближе к чужаку и вкрадчиво заметил, что вроде бы он недавно встретил одного человека с неплохой библиотекой в коммуникаторе. Но тот человек, кажется, сейчас в столице, и если мы сумеем быстро до нее добраться, а не плестись с паломниками, то, может, и найдем этого хранителя древних знаний.

После длительного молчания Джо сказал, что ему непременно надо побывать в оазисе, чтобы своими глазами увидеть местную святыню. У него есть подозрение, что это артефакт, созданный во времена освоения. Там могли остаться следы древних существ или, по крайней мере, предания о них.

— Ничего там не осталось, — отозвался Керби. — Одичали, позабыли все, что знали, через пару веков сюда и корабли летать не будут.

— Да, так оно и есть, — вроде бы невпопад сказал Джо. — Именно это я и предполагал. Инволюция.

— В каком смысле — инволюция? — я уже задремывал, но спросил, чтобы поддержать разговор.

— Обратное развитие, деградация, вырождение, назвать можно по-разному, но суть одна: сначала появляются высшие формы жизни, а затем они медленно опускаются с уровня на уровень, вплоть до одноклеточных существ.

— Лихо! — только и сказал Керби, зевнул и лег, завернувшись в кошму.

Через минуту он уже храпел, его примеру последовали остальные. Саам о чем-то шептался со своими женщинами, потом и они полезли под натянутые на шесты тряпки. Между тем Джо явно не собирался спать. Он сидел рядом со мной и ворошил прутиком дотлевающий прах угольков. Мне тоже почему-то расхотелось спать. Я понимал, что чужака распирает желание поговорить. Его странные идеи меня не волновали, но полуночные беседы располагают к откровенности, и чем больше я узнаю о нем, тем лучше.

— Так ты полагаешь, что божественные силы изначально создали людей, полных величия, а потом за грехи низвели их до ничтожных тварей? — мой голос звучал тихо, чтобы не разбудить спящих.

— Какие еще божественные силы? — удивился Джо. — Нет, я просто свожу известные мне факты в логически непротиворечивую картину. На многих мирах жизнь возникала и очень быстро развивалась в сложные формы, идеально соответствующие окружающей среде, а потом начинала вырождаться. Некоторые ниспадающие линии доходили и до одноклеточных.

— Мне почему-то казалось, что организмы меняются, если меняется среда обитания, — осторожно заметил я.

— Да, но меняются в сторону упрощения. Инволюция беспощадна ко всем живым существам, люди не исключение. Вот на Тугаме мы видим регресс, техносфера разваливается на глазах, знание уступает место суевериям. Еще два-три века, и без вмешательства извне здесь забудут о полетах к звездам.

«Да здесь о них уже многие и сейчас не помнят», — хотел сказать я, но промолчал.

— Вмешательство извне тоже не решает проблемы, — продолжил мой ночной собеседник. — Рано или поздно разваливаются и высокоразвитые миры, как, например, Айкон. Наступит очередь и Ливермора.

Он вздохнул и надолго замолчал. Потом снова заговорил, но меня уже тянуло в сон. Сквозь тяжелую ткань полога, окружающего мое ночное ложе, просвечивали звезды Айкона, чей-то монотонный голос издалека рассказывал о насекомых, которые некогда царили над природой, а сейчас выродились в рядовое звено пищевой пирамиды, о существах, огромных как горы, они владычествовали на Материнской планете, об иных великих, исчезнувших и забытых. Потом этот голос пропал, распаял в дымке над озером Салан, и остался лишь веселый смех моей дочери, бегущей мне навстречу по мелководью…

Утром я обнаружил, что Джо так и заснул рядом со мной, привалившись к узлам. Он проснулся, когда запели паломники, призывая к утреннему благодарению. После того, как чужак удалился к шатрам торговцев, ко мне подошел Керби и разочарованно покачал головой.

— Ночью я пошарил в его карманах и одежде. Оружия нет, коммуникатор слабенький, — сказал он. — Наверное, он на самом деле ученый. При себе ничего ценного не держит. Надо присмотреть за вторым.

— Кари — хозяин торгового корабля. Хорошо бы выяснить, где их ждет транспорт — в порту, на орбите или подберет по дороге? Этот Джо вроде нанял корабль. Средствами, значит, располагает.

— А вы так прямо и спросите его, господин Острич, где сейчас их корабль, — предложил Керби. — Парень, видать, простоватый. Я только не понял, зачем память своего коммуникатора он забил всякими песенками на разных языках.

— Какие песенки?

— А вот я скинул на свой комм. Послушайте сами.

Прижав серьгу его коммуникатора к уху, я поводил шпеньком шаттла, перебирая секторы памяти. Щелчки следовали один за другим, это были закрытые папки, Керби явно не хотел, чтобы посторонние знакомились с содержимым его комма, да и кому захочется?!

Наконец очередная папка открылась, и пошли записи странных песен, похожих на стоны, ритмичные завывания на незнакомом языке, обрывки каких-то скороговорок, в общем, чепуха полная. Я продирался сквозь наспех скопированные записи, три или четыре раза услышал детские считалки на языке аванков, один раз прозвучала женская брань на диалекте горных цвергов, и мне даже послышались бранные скороговорки на айджин, языке ультских шаманов. Некоторые записи явно были пропущены сквозь какой-то анализатор: мне показалось, что одна песня переписана несколько раз, но в искаженном до неузнаваемости виде, и непонятные слова, гортанно выпеваемые женским хором, снова и снова повторялись, только каждый раз звучали слишком высоко или низко. Ритм тоже менялся.

— Не понимаю, зачем ему нужна этническая музыка?

— Вот и я о том же думаю, — многозначительно сказал Керби. — Может, ему старые песни нужны, а не старые камни? Так мы напоем! И спляшем за отдельные деньги, если захочет.

День выдался хлопотным.

Вдруг закричали, засвистели наблюдатели, расположившиеся на скалах, что нависали над стоянкой. Всполошились слуги богатых паломников, окружили шатры, а кашевары быстро разобрали на части треноги для подвешивания котлов и, браво размахивая черными от копоти железными штырями, встали у прохода между повозками. Несколько человек полезли на холм, посмотреть, что привлекло внимание наблюдателей, из-за чего они подняли шум. Я увязался за ними, а Чакмар за мной.

Со стороны пустыни к отрогам медленно ползло темное облако, похожее на длинный клок овечьей шерсти.

— Наконец-то, — сказал погонщик вьюков и сплюнул. — Плетутся как хромые, жди их, безногих!

— Столько ждали, чего уж теперь, — отозвался другой и пошел вниз с холма.

— К вечеру подойдут, наверное, — сказал я, вглядываясь в мелкие точки, еле заметные в клубах пыли, которую поднимали тысячи ног.

Погонщик что-то пробормотал и побрел вниз. Некоторое время я смотрел, как ставшие наконец различимыми люди и повозки большого каравана подходят к подножью горы, а потом спустился вниз, к своим.

Весть о подходе каравана всех успокоила, кашевары вернулись к котлам, слуги принялись осматривать крепления шатров, остальные тоже занялись своими делами, при этом, как я заметил, неторопливо собирая свои вещи в узлы. Из разговоров я понял, что раньше чем к вечерней раздаче еды ждать никого не следует, а желательно, и попозже, так как ворья, дармоедов и бездельников хватает и без них. На косые взгляды я давно уже не обращал внимания.

Чакмар куда-то исчез, и Джо, который обычно вертелся рядом, тоже не было видно. А ведь именно сейчас я хотел поспрошать кое о чем. Наверное, вместе с купцами пакует свое добро. Ладно, никуда не денется.

Леонора начала собирать вещи Катарины, дочка пыталась ей помочь, а я прикидывал, как бы половчее упаковать наше нехитрое барахло в обветшавшую кошму. Потом, когда худо-бедно все было запаковано, мы слегка перекусили каменной твердости сушеным мясом. Ближе к сумеркам объявился Беспалый, а за ним подтянулись и его люди. В последние дни я видел их редко, да и говорливый чужак отнимал много времени.

Гинтар пинками подгонял упирающегося вьюка, нагруженного узлами, женщины тащили на спинах вязанки хвороста.

— А это зачем? — удивился я. — Куда собрались?

— В ущелье нечем будет костер развести, — ответил Саам. — Мы прямо сейчас пойдем, ждать караван не надо. Пока придут, пока соберутся, еще день пройдет. Много людей, много суеты. Раньше всех подойдем к Вратам Очищения, раньше доберемся до оазиса.

Я переглянулся с Леонорой. Резон в словах Беспалого имелся, мы уже вроде бы отвыкли от огромной толпы, дурно пахнувшего скопища людей и вьюков. Пока я размышлял, подошел Керби, а там и Чакмар прибежал и тут же принялся играть с Катариной в камешки и щепки.

Технику не понравилось решение Беспалого. Почесав затылок, Керби спросил рыбака, много ли у него с собой еды и воды.

— День-другой без жертвенного мяса продержимся.

— Но если идти не день и не два, а дольше? Дорогу хоть знаешь?

— Вот дорога, вот ущелье, за ущельем — оазис. Там Святыня.

— Вода есть?

— Там все есть.

— Ага, ага, — с готовностью закивал Керби. — И разбойнички местные нас будут ждать, а как же!

Беспалый задумался, а Гинтар скинул вязанки и уселся на них.

— Думаешь, со всеми идти надо? — спросил Саам.

— А что тут думать-то? — удивился Керби и подмигнул мне. — Вот и господин Острич так считает. В ваших горах головорезов небось хватает? А у нас компания опять же, вот с торговыми людьми задружились, а у них слуги крепкие.

— Проныра дело говорит, горцы здесь лихие, — вмешался в разговор Гинтар, но Беспалый только хмуро глянул в его сторону, и рыбак замолчал.

— С купцами, значит, задружились… — протянул Саам. — С купцами мы от любых разбойников можем отбиться. Может, они тоже хотят первыми в оазис попасть?

Тут уже Керби задумался, и ход его мыслей был для меня очевиден. Вдали от каравана меньше посторонних глаз, и если с купцами внезапно произойдет несчастье, то меньше будет проблем. При случае вдали от толпы проще вызвать транспорт, никто не помешает справиться с командой. Да и рыбаки, если пообещать им награду — не лишние руки и ножи, говорил взгляд техника.

— Ладно, поговорю с торговцами, — сказал я. — Если наберется еще человек пять или десять со своей прислугой, можно рискнуть.

— Да хоть пара купцов согласится, и то хорошо, — Керби выразительно посмотрел на меня. — С носильщиками и слугами как раз отряд небольшой составится. Много народу — опять будем ползти, а я так понимаю, что Сааму невтерпеж отсюда поскорей убраться. Пока большой караван не подошел, вот.

Техник внимательно посмотрел на свои пальцы и даже пошевелил ими, словно пересчитывая — все ли на месте. Гинтар отвел глаза. Мне показалось, что женщины Беспалого беззвучно прыснули в платки, которыми обвязывали нос и рот, предохраняясь от пыли.

— Ты сказал, что я боюсь? — спросил Саам бесцветным голосом.

— Я не говорил таких слов, — ухмыльнулся Керби. — Кого боятся-то? Твой папаша давно уже вернулся в деревню. Сейчас, наверное, браги напился и отдыхает в своем кресле. Браги бы и я попил холодненькой, — мечтательно сказал техник.

— Мне кажется, ты назвал меня трусом, — еще тише сказал Беспалый. — Давай вместо браги я напою тебя твоей кровью. Выясним, кто из нас боится. На кулаках, на палках или на ножах.

Запахло дракой. Судя по всему, Саам решил, что настало время показать, кто в нашей маленькой компании главный, а техник дал ему повод. Мне это не понравилось. Керби хоть и был на вид тщедушен, но я знал, что он вырос на улице и сумеет за себя постоять. Однако случись драка — набегут стражники, начнутся неприятности, и если старшины паломников увидят в этом дурной знак — кто знает, что они предпримут? Чем ближе к местным святыням, тем строже становятся нравы, дело ясное.

Драки, однако, не случилось. Чакмар, забросивший игру и с большим интересом ожидавший, когда техник и рыбак начнут выяснять отношения, вдруг ткнул пальцем в сторону холма и сказал:

— Вот этот дед, который вас искал!

А когда мы дружно обернулись, то увидели, что к нам приближается сам папаша Маас.

Глава 5.

Со стороны могло показаться, что отец и сын ведут мирную беседу в окружении старых друзей. Да, в общем-то, так оно в конце концов и вышло. После перебранки, половину слов из которой я не понял, и оскорбительных жестов, понятных на любом конце Вселенной, они перешли к разговору внятному, полному упреков, но не угроз.

Я тихо радовался тому, что не пришлось пускать в ход кулаки и ножи, отбиваясь от настигшей нас погони, потом до меня дошло, что староста заявился по нашу душу один, без своих крепких помощников. Это меня насторожило. Я шепнул пару слов Керби, и на всякий случай мы вдвоем поднялись на холм.

Большой караван все еще был далеко, а на голых отрогах негде было затаиться. Когда мы вернулись обратно, отец и сын продолжали уныло перечислять обиды давних лет. Если они будут продолжать такими темпами, то к делам сегодняшнего дня подберутся разве что завтра утром. Но тут Маас вдруг бросил перечислять задарма съеденное и выпитое Беспалым и его дружками на третьей свадьбе старосты, сел на песок и захныкал, утирая слезы и сопли огромными мозолистыми кулачищами.

Неожиданное зрелище смутило меня, я снова принялся озираться, ожидая подвоха, внезапного нападения, но все тут же встало на свои места.

— Обидел, обидел папу, — бормотал старик, из грозного хозяина деревни внезапно превратившийся в дряхлую развалину. — Обокрал, унес единственное достояние. Не будет тебе моего благословения!

— Подавись своим благословением, — сквозь зубы процедил Саам.

— Я взял свое по праву старшего сына.

— И женщин увел, — плаксиво пожаловался староста Чакмару, который стоял рядом и, вытаращив глаза, пытался понять, что происходит. — Увел женщин, ведь увел же. А?

Мальчонка улыбнулся и сплюнул себе под ноги, вроде давая понять — ну, увел, так увел, что же теперь делать!

— Народ взбаламутил, — продолжал ныть старик. — Все решили, что ты новую деревню хочешь основать. За тобой молодые собрались уйти, а когда я запретил, взбунтовались.

Тут он замолчал и, понурившись, уставился в песок.

— Это что же, — сказал Гинтар. — Ты больше не староста, что ли?

— Помолчи, пока мы разговариваем, — нахмурил брови Саам.

— Да ладно… — весело протянул Гинтар. — Я так понимаю, что отца твоего сместили. Вот как оно повернулось!

Беспалый задумчиво посмотрел на Гинтара, но тот встретил его взгляд без робости. Потом глянул на отца и спросил:

— Выгнали из деревни?

— Эх-хе-хе! — только и вздохнул горестно бывший староста.

— Кто выгнал?

— Да эти двое, что остались. Я ведь к ним, как к родным сыновьям, а они! Ну, обменял их стариков на новые сети, так ведь не кому-нибудь отдал, а в хорошие руки, и недалеко, полдня ходьбы. А брата его оставил, хотя добрую цену предлагали, да-да, оставил. Такие неблагодарные чужаки. Сначала они молодых подбивали за тобой идти, а когда я велел запереть всех в сарай, эти двое меня связали, а потом решили, что никуда идти не надо, проще меня выгнать. И выгнали. Пинками, как вьюка паршивого.

Вот тут у меня в голове все сложилось, я схватился за живот и плюхнулся на узел, смеясь так, что эхо отдавалось от скал.

— Так это… так это братья Во… Во… Волковы тебя вышибли из кресла? Ну и дела!

Засмеялся Керби, хохотнул Гинтар, лишь только отец и сын мрачно наблюдали за этим весельем.

— Разве я не был добр ко всем? — сказал наконец староста, когда все отсмеялись. — Разве я не судил как должно и как можно? Но вот появляются два чужака-молокососа, и, что обидно, о, как обидно, почти вся деревня поддерживает их. Ладно бы молодые, они все глупы, но и старшие тоже сошли с ума и решили «жить по справедливости»… — последние слова он выдавил с такой брезгливостью, словно на губу ему вьюк наложил.

— Это как — по справедливости? — удивился Беспалый.

— А я почем знаю?! — огрызнулся старик. — Наобещали всем еды из кладовых, долю от продажи соуса и свободу. А девки-то, девки как перед ними стелились, тьфу!

— Зря мы сбежали, господин Острич, — весело сказал Керби. — Остались бы, сейчас вместе с Волковыми могли бы управлять Райской Рыбалкой. Может, вернемся?

— Управляй своей задницей, — старик злобно высморкался в сторону техника. — Из-за вас у меня все отобрали. Раз сбежали, говорят, значит, слаб, правит плохо, вот народ и разбегается. Так на сходе решили. Вернетесь, может, и простят вас. Побьют, но простят.

— Волковы не дадут в обиду.

— Куда денутся! Слабость покажут — их тоже скинут или разбегутся, вот как вы сбежали.

— Про караван ты им говорил? — спросил Беспалый.

— Нет.

— А кто с тобой шел?

Вместо ответа Маас бросил к его ногам пустую холщовую сумку.

— На последние деньги нанял помощников, чтоб тебя быстрее найти. Все истратил, ничего не осталось. Вот, сынок, нашел я тебя. Пошли домой, забудем обиды. Лучше ты старостой будь, чем эти говнюки.

— Поздно возвращаться, — угрюмо ответил Беспалый. — Не дойдем, без еды-то. Когда обратно пойдет караван, тогда поглядим.

Так закончилась непредвиденная встреча с папашей Маасом. Не роковую и кровопролитную схватку отца и сына мы увидели, а мелкую семейную свару, которая завершилась если и не примирением, то чем-то очень похожим на примирение. Не было ритуальных песен. Вместо высокой трагедии случился фарс, а вместо трупа с колотыми и резаными ранами — еще один попутчик. Джо, наверное, был бы разочарован.

Три дня мы шли сквозь глубокое ущелье, а до выхода из горной теснины было еще далеко. Крутые склоны, ни воды, ни травинки, только камни справа, камни слева и песок под ногами — его нанесло сюда ветрами из пустыни. С каждым днем песка становилось все меньше, идти приходилось по каменным плитам, довольно-таки гладким, выровненным за века ногами и копытами. Шли в тесноте, но быстро. Дорога кое-где расширялась, иногда образуя вполне приличные площадки. Там сразу же располагались самые слабые, чтобы отдохнуть в тенечке. Иначе могли затоптать ненароком.

Керби все же упрекнул Беспалого: послушайся мы его, сейчас изнывали бы от жажды и голода. Рыбак ничего не ответил, только зыркнул сердито на техника и побрел дальше, а следом за ним плелся старина Маас. На привалах, когда караван замирал без движения бесконечной змеей, заполнившей собой дно ущелья, бывший староста уныло намекал сыну: неплохо, мол, вернуть ему жезл, — на что Беспалый лишь морщил нос и отворачивался.

Джо теперь не донимал разговорами, купцы оказались далеко впереди, а чтобы во время остановок добраться до нас, ему пришлось бы идти по головам и телам сидящих и лежащих паломников. Лишь Чак-мару удавалось ввинчиваться между людьми и скалами, ловко подныривать под брюхами вьюков в поисках уроненной кем-либо вещи.

На единственного вьюка мы усадили Катарину. Женщины шли, держась за большие переметные сумки.

Раздача мяса прекратилась. Неприятно пахнувшую воду, подкисленную какими-то травами, разливали помалу из больших бочек, повидавших, судя по разлохмаченным слоям пластика, не одно паломничество. Хорошо, что мы не выбросили пустые емкости. Тем, у кого не было ничего подходящего, приходилось пить из общих кружек, привязанных к бочкам крепкими веревками. К моему удивлению теснота, скученность и скудный рацион не сделали паломников агрессивными. Наоборот, ссор, криков, брани вообще не было слышно, они шли, сосредоточенно уставившись друг другу в затылок, кто-то тихо напевал себе под нос благодарственные песни, кто-то молча перебирал четки, время от времени опуская на миг глаза, чтобы посмотреть, на каком знаке лежит палец.

Наше место в караване все время менялось, если перед нами останавливались на отдых, мы продвигались вперед, а когда обнаруживалась свободная площадка и ноги уже гудели — отставали. Шли тем не менее бодро и как-то незаметно оказались в голове колонны, там, где шли старшины, знатные паломники и богатые купцы. При виде нас Джо слегка оживился, но выглядел он уставшим, и сил у него хватило лишь на то, чтобы приветственно взмахнуть рукой.

— Это еще кто? — за моей спиной раздался хриплый шепот папаши Мааса.

— Торговый человек. Чужаки с ним задружились, — тихо ответил Гинтар.

— Купец? Богатый? — старик спросил, словно приценился.

— Вроде богатый.

— Будь я помоложе, хе-хе… Э-э, чего уж теперь!

Я с интересом прислушивался к негромкому разговору. Маас втолковывал Гинтару, что хоть сынок его оказался беспутным, но все же есть, наверное, крепкие, надежные люди, с которыми можно хорошее дельце провернуть. Для этого надобно лишь вернуть жезл власти, а остальное он берет на себя. Гинтар лишь сопел в ответ, дергал себя за редкую растительность на подбородке, но вразумительного ничего не сказал.

Вот ведь неугомонный старик, подумал я, вроде всего лишился, а все равно не успокоится, теперь норовит разбоем промышлять. Тут я вспомнил, что мы с Керби тоже собираемся слегка пощипать купцов, то есть даже не слегка, а попросту очень крупно. Но пока мы в караване, никому в голову не придет разбойничать.

В разговорах паломников все чаще упоминались некие Врата, перекрывающие выход из ущелья. Наверное, это своего рода пропускной пункт или таможенный терминал. Я ожидал увидеть что-то вроде блокпоста и поэтому растерялся, когда за очередным поворотом дорога оказалась перегорожена стеной, вздымающейся над нами так высоко, что пришлось задрать голову. Сложенная из белого камня, она ярким пятном выделялась на фоне темных скал. На высоте десяти-пятнадцати метров шли ряды узких бойниц, а еще выше к стене прилепились какие-то легкомысленные балкончики с тонкими, еле заметными перилами. На балкончиках толпились люди в пестрых одеждах. Наверное, разглядывали караван.

Тем временем команды старейшин уже слабым эхом доносились из глубины ущелья, колонна остановилась. Большая, хорошо утоптанная площадь перед стеной заполнилась людьми. Вьюков стреножили, зазвенели котлами кашевары, задымили костры — в дело пошли последние вязанки хвороста. Мне показалось, что паломники устраиваются на отдых слишком капитально.

Чакмар убежал, потом возник с обгрызенным по краям сухарем, снова исчез, а когда появился, то сказал, что сквозь Врата Святости скоро начнут впускать, но маленькими группами, так что лучше поесть и поспать.

— Вот они — Истинные Врата, — благоговейно произнес папаша Маас. — Я думал, вранье, нет никаких Врат, так, название одно.

— Это Последнее Препятствие, — кротко пояснил незнакомый паломник. — Кто любезен удаче, тот одолеет его без ущерба для себя.

— Нет-нет, — вмешался другой паломник. — Это не Врата, а Стена Преодоления, и одоление ее произойдет не в грубом телесном виде, а посредством испытания духа.

— Да как же так, — повысил голос третий. — Всем известно, что удача и благочестие равно приятны перед силами добрыми или равнодушными, а стены суть ложные обманки глаз…

С минуту я прислушивался к безумному спору мудрецов, лохмотья которых привели бы в восторг любого паразитолога, потом отвернулся. От высоких разговоров меня просто тошнило, местные верования и обычаи я презирал, не отдавая себе отчета, что давно уже следую этим обычаям.

Мы уже развязывали узлы, когда перед нами возник сияющий Джо.

— Я все устроил, — сказал он. — Сейчас запустят нашу группу, вы можете пойти с нами. Иначе придется ждать день или два, пока старейшины будут тянуть жребий, кого вперед пускать, а кого придержать.

— Не оскверняй свой рот хулой, — прикрикнул на него Беспалый. — Нельзя гадать и ворожить, нельзя испытывать судьбу удачей.

— Здесь можно, — хором сказали паломники, прервав свою дискуссию относительно того, как следует называть стену.

— Разве уже дошли? — удивился Саам.

— Еще нет, но в этих краях силы Паука и Дракона уравновешиваются, — пояснил один из паломников.

Тут возник спор, на сколько шагов следует подойти к стене, приступив к испытанию удачи двоякому и троякому, и следует ли прислушаться к мнению толкователя такого-то, уличившего толкователя сякого-то в поспешности, то бишь в непочтении к силам, о которых пока не следует говорить…

Миновав шатры старейшин, мы подошли к стене. Врата оказались еле заметной дверцей, сквозь которую нагруженный вьюк не протиснулся бы. Чуть позже я заметил дверь пошире и выше, такую же неприметную, из выбеленных досок — через эту загоняли живность, тягловую и на прокорм. А вот как собирались втаскивать большие многоместные короба-носилки, я не понял. Наверное, разберут.

У дверцы стояли два зверовидных стража с огромными палицами, утыканными ржавыми штырями. Джо предъявил им дощечку с полустертым знаком. Эту хитрую загогулину, очевидно, выжгли с помощью раскаленного клейма. Судя по тому, что знак был еле заметен, дощечка побывала в великом множестве рук.

Стражники выстроили нас попарно, пересчитали по головам, двоим велели отвести вьюка к широким створкам, а потом впустили и нас. К моему удивлению, за дверью нас ждало не ущелье и даже не дорога.

Пыльные столбы света, наискось тянущиеся из бойниц, ложились на высокие колонны, подпирающие еле различимые своды огромного зала. Воздух пропитан многолетними испарениями человеческих тел и животных, но разве этим смутишь носы, вкусившие несравненного аромата черного соуса? Нет, нас этим не смутишь…

Низкие деревянные перегородки между колоннами рассекали помещение на расходящиеся от входа длинные коридоры, ведущие в темноту. Десятки людей в светлых долгополых рубахах навыпуск стояли у проходов и направляли группы паломников в свободные коридоры.

Все-таки очень смахивает на таможенный досмотр, подумал я. Дело привычное. А вот рыбаки были подавлены размерами помещения. Они притихли, жались друг к другу, и даже шустрый Чакмар старался не отходить от группы ни на шаг. Что касается нас, то мы насмотрелись на таможенные залы, пакгаузы и ангары, в которых трясли беженцев неимоверно, вытряхивая мало-мальски ценные веши под предлогом карантина, проходного сбора, налога на спасение и на все остальное, что в силах было подсказать воображение фискалов.

Но здесь никто не проверял, что находится в больших кожаных баулах купцов и в наших узлах-котомках. Странно. Первыми сюда запускали тех, кому не хотелось ждать, когда выпадет его очередь по жребию. За приличную мзду выдавали пропускную дощечку на определенное количество паломников, не желающих испытывать силы удачи по мелочам. Казалось, вот кого нужно трясти мало-мальски опытному таможеннику. У нас-то опыт был немалый: на бесправных беженцах в космопортах кто только не тешил свое самолюбие.

А сейчас без всякого досмотра нас пропустили сквозь одну перегородку, другую, потом велели каждому приложить ладонь к навершию каменной тумбы. Было видно, как на шеи паломников надевали шнурки с талисманами. Мы двигались в очереди, а когда подошли к тумбе, вытесанной из серого известняка, я обнаружил, что в ее поверхность, залапанную тысячами грязных ладоней до черноты, врезана дырчатая пластина биосканера.

Верзила, нависающий над нами, был чем-то похож на старину Мааса. Наверное, староста был в молодости таким же мускулистым амбалом. И таким же грубияном.

Заметив мое изумление, верзила заржал, схватил меня за руку и на секунду прижал ладонь к сканеру. Мигнула зеленая точка.

— Что, деревенщина, перетрусил? Это Камень Истины! От него не скроешь дурные помыслы.

Я даже не поднял на него глаза. В последнее время я был готов на любой конфликт, драку, поножовщину, если понадобится. Но страх многолетней выдержки, страх перед официальными лицами при исполнении, настоявшийся за годы скитаний, все же оказался сильнее. Рядом с верзилой суетился мелковатый человек в одеждах, которые были явно ему велики. Он подавал веревочки и шнурки с талисманами, которые полагалось вешать на шею. Талисманом оказался круглый камешек с грубо выдолбленной дыркой посередине. Недалеко от нас, в соседнем проходе, заспорили, зашумели, а потом и закричали. Прибежали стражники с дубинками и, схватив под локти какого-то паломника, потащили его обратно к двери.

— Хворых нам не надо, — сказал верзила, провожая их взглядом. — От них самое невезение. Приходят сюда всякие, удачу тратят.

В нашей группе и у купцов больных не оказалось. Так, по крайней мере, был истолкован сигнал сканера. Судя по его габаритам, это была очень старая модель, и вряд ли она могла практически мгновенно провести прионный анализ. Может, он настроен на людей потливых или с повышенной температурой, а местные власти не только не могут настроить его, но даже не знают, как им пользоваться. Да-а, еще немного, и я поверю в странные идеи Джо…

На одного из носильщиков, что тащил вещи купцов, сканер вообще не отреагировал. Верзила непочтительно пнул Камень Истины, или как он еще там его назвал, и после этого наконец моргнул зеленый огонек.

— Батарейка села, — шепнул мне Керби.

Верзила подозрительно глянул на нас, потом отошел в сторону и за шиворот поднял какого-то спавшего у деревянной перегородки оборванца.

— А ну, дармоед, быстро к Хабану, скажи, пусть еды для камня выдаст. Опять потеряешь, съем твои уши!

Заспанный тщедушный человек хрустко зевнул и поплелся в темный проем между колоннами.

— Идите за ним, — сказал верзила. — На выходе сдадите ошейники, иначе не выпустят.

За нашей спиной хлопали двери и ворота, негромкий рокот голосов долгим эхом шелестел во тьме. Когда мы подошли к выходу, то обнаружили, что здесь уже интересуются не здоровьем паломников, а денежками в их поясах.

Чтобы выйти на ту сторону, необходимо было сдать нашейный талисман-пропуск и заплатить что-то вроде налога на удачу. А кроме того, толпящиеся у выхода люди требовали проходных, ножных, узловых, вьюковых и прочих выплат в пользу сил добрых и семей многодетных.

Я даже воспрянул духом! Нет, ошибается Джо, цивилизация здесь еще не совсем скатилась в глухое варварство — пока таможенники блюдут традиции мздоимства, хоть кривой, а все же порядок сохраняется, и незаметно подкрадывающийся хаос не стал полным распадом. Кто бы подумал несколько лет тому назад, что меня обрадует такая малость?!

После мрака и затхлого воздуха даже неяркий свет в ущелье показался слишком ярким. Глаза наконец привыкли, но ничего похожего на оазис я не увидел — все те же камни, отвесные скалы, кое-где пробивались жалкие кустики с бурыми веточками. Ржавые потеки на склонах говорили о том, что когда-то здесь текли ручьи, а наверху имеет смысл поискать железный колчедан. И еще я обратил внимание на то, что при строительстве здания, которым, словно затычкой, перекрыли ущелье, местами использовали большие, прекрасно обработанные блоки из красного гранита. Уложенные вперемешку с грубо обтесанными глыбами известняка, они смотрелись очень странно. Джо наверняка решит, что это остатки циклопических строений древних цивилизаций.

— Ну что, — спросил Керби, — дальше сами пойдем или проводников подождем?

— У купцов, наверное, есть проводники, — отозвался Саам. — А если и нет, так ведь дошли вроде.

Тщедушный человек, которого послали за питанием для сканера, был на голову, а то и полторы головы ниже рыбака, но каким-то образом он сумел посмотреть на него сверху вниз.

— Откуда бредете, паломнички? — высокомерно спросил он, отвесив нижнюю губу. — Из деревни Малые Пердунцы?

— Нет, — простодушно ответил Беспалый, — мы из Райской Рыбалки.

— Ну, разницы никакой, если ты меня понимаешь. Значит так, всем слушать меня и быстро соображать! Без проводника далеко не уйдете. Ясно, да? Здесь места опасные. Пять монет, и Радук приведет вас в нужное место. Радук — это я, а нужное место — это оазис. Оазис, понимаешь? Там вы сумеете выпросить удачу у Каменной Рыбы для себя и своей родни в вашей Рыбалке.

Я присмотрелся к незваному проводнику и засмеялся.

— А что, отважный Радук, — поинтересовался я, — разбойное дело оказалось неприбыльным? И где, кстати, твои отважные воины?

Неудачливый разбойник даже не смутился.

— Воины? Тьфу, а не воины! Жалкие пастухи, нанятые за кусок вяленого мяса. Вот раньше, бывало, ни один караван не входил в ущелье, не заплатив за проход. Мой отважный дед…

От бесконечной истории Радука о своей отважной родне и ее бесконечных приключениях у меня зазвенело в ушах. Я подхватил Катарину на руки и прошел вперед, к группе купцов, а рыбаки, раскрыв рты, остались слушать похвальбу Радука.

Трепался он недолго, потому что торговые люди уже собрались в дорогу, не ожидая большого каравана. Да, собственно, из-за этого они и заплатили проходные, чтобы не ползти с толпой.

Двинулись было в путь сразу же после того, как вывели вьюков, но тут оказалось, что один затерялся где-то. Пока шумели, искали пропажу, лаялись со стражниками Врат, подошли еще паломники. Вьюка так и не нашли.

В узком извилистом ущелье становилось прохладно, сухая жара сменилась свежим ветерком. Кустарник теперь покрывал все склоны, затем появились кривые деревца, торчавшие над скалами, как редкая цепочка стражей. Я брел, размышляя о том, что наша компания быстро обрастает новыми неудачниками. Джо никак не может найти доказательств своим странным теориям, Беспалый хотел убежать от отца, но так и не смог, Маас, который лишился власти, и теперь в придачу неудачливый разбойник Радук. А другие? Разве благополучные люди становятся паломниками? И разве мы, беженцы, не нуждаемся в везении, чтобы попасть домой?

Оазис предстал перед нами внезапно. Мы еще бредем в тени ущелья, но вдруг за очередным поворотом открываются не нагромождения камней, не острые клыки скал, облепленные мхом и травой, а чаша, огромная чаша, гористые края которой еле заметными зубчиками видны далеко, очень далеко на горизонте. Мы видим спирали густых облаков, кругами идущие над оазисом, видим там, внизу, квадраты и прямоугольники садов и пашен, видим скопления шатров, какие-то лачуги, хижины, домики. А впереди возвышался холм, более похожий на огромный булыжник, аккуратно помещенный чьей-то могучей рукой в середине чаши оазиса. В мареве дрожащего воздуха его очертания немного расплывались, он был, скорее, похож на ковш с короткой ручкой.

Купцы зашумели, загомонили, и спор длился до тех пор, пока не вмешались старшины. Джо потом рассказал, что торговые люди никак не могли решить: надо идти к подножью большого холма или выбрать стоянку подальше. Я так понял, что этот огромный камень в центре и есть средоточие удачи или сил, у которых паломники выпрашивают удачу, но чем ближе к нему, тем больше надо заплатить или отработать еду и место, нежели на периферии, у обросших лесами гор, опоясывающих оазис.

Впоследствии я узнал также, что купцы отправились в долгое путешествие, чтобы именно здесь заключить сделки, удача в которых весьма сомнительна, а потому ей надо немного помочь, как пояснил один из них. Возможно, дела эти были сомнительны и с точки зрения тугамских законников, и на взгляд чужаков-контролеров. Но мне-то что?! Даже если я увижу, как контейнер с партией ручных дезинтеграторов меняют на стадо баранов — палец о палец не ударю и, скорее всего, даже помогу ящики грузить за небольшое вознаграждение.

Радук, вместо того чтобы идти по своим делам, долго топтался рядом, прислушивался к спору купцов, и как-то незаметно торговые люди обнаружили, что слушают его россказни о родственниках, о шатрах родственников и о гостеприимстве родственников, которые рады будут в своих садах принять щедрых путников. Старшина в полосатом длиннополом одеянии, недоверчиво щурясь, поинтересовался у Радука именами родственников.

— Если ты приходишься сыном брата свояка досточтимого Садзандара, мы могли бы разбить шатры вблизи Средоточия Вопрошения. За умеренную плату, разумеется, — тут он скосил глаза на Радука. — Чем умереннее траты на постой, тем больше вознаграждение проводнику.

— Дядюшка Садзандар не нуждается в деньгах, — с достоинством ответил Радук. — Его стада тучны, поля необозримы, а закрома полны в сени Великой Рыбы. Все, что заплатят щедрые путешественники ему и мне — всего лишь достойный знак уважения.

— Мы не путешественники, а паломники, — поправил его старшина. — Но насчет щедрости ты не ошибся, мы и впрямь щедры к тем, кто послужит нам в этих благословенных местах.

С этими словами он кинул к ногам Радука горсть монет. Радук отважно нырнул под ноги старшине, вылавливая монеты. Наверное, плата показалась ему более чем достойной, потому что он чуть ли не на руках готов был нести старшину во время нашего пути к центру оазиса. А когда техник Керби спросил его, не достанется ли отважному проводнику тумаков и пинков за то, что он не исполнил поручение, в ответ Радук бесшабашно щелкнул пальцами над головой — пустяки, мол, никуда не убегут дела, и вихляющей походкой продолжил свой путь. Потом он рассказал, что батарейки для стражи выдает лекарь Хабан, обитающий аж на самой вершине святого места, до него добираться — только время зря переводить, да и стража не всегда пропускает, хотя за вознаграждение отчего же не подняться… Лекарь, как же! Видел я местных лекарей, вьюка им доверить — и то не всякий пастух решится.

Идти к садам дядюшки Садзандара пришлось долго. Паломники могли следовать лишь дозволенными тропами и дорогами, которые были заботливо размечены пирамидками, выложенными из белых камней. Наверное, для того, чтобы тысяченогая толпа не вытоптала посадки и огороды. Чем ближе к каменному сердцу оазиса мы приближались, тем плодороднее были земли и богаче шатры. Появились озерца и пруды. Рыбы здесь водится немало, судя по обилию сетей, растянутых на шестах для просушки. Старина Маас ворчливо заметил, что дымы коптилен стелятся низко. А все потому, что сырое дерево никуда не годится, и соус, соус-то здесь явно не умеют готовить. И то верно: пахло чем угодно, кроме тошнотворно знакомого аромата.

Шатры кочевников сменились желтыми и красными черепичными крышами сложенных из пористого известняка домов. Порой на околицах селений встречались и длинные одноэтажные строения, напоминающие унылые пакгаузы в космопорту захудалого мирка, где приходилось коротать время беженцам. Пару раз к нам выходили из этих пакгаузов не то местные обитатели, не то хозяева, и предлагали остановиться именно в их недорогом приюте покоя и благоденствия, обещая еду и ночлег за посильную работу на полях или в мастерских. Радук улыбался им, благодарил и кланялся, кланялся и благодарил, но при этом торопил купцов, не позволяя им даже вступать в переговоры. Ютиться среди сотен паломников в закрытом помещении мне тоже не хотелось, сквозь распахнутые широкие двери были видны длинные ряды двухэтажных нар, а скопище людей надоело сверх всякой меры.

Движение замедлилось, и мы остановились у поворота. Купцы прикасались к губам кончиками сложенных пальцев и, словно сбрызгивая капли воды, резко растопыривали пятерни в сторону большого камня. На правом плече у меня дремала Катарина. Я осторожно передал ее жене на руки, покачал затекшей шеей и прищурился на закат, пытаясь разглядеть, кому наши попутчики шлют воздушные поцелуи.

Местная святыня была похожа скорее на длинную ручку от ковша, а вовсе не на дракона, рыбу или змею. Издали каменный массив напоминал большой котел, а выпирающая из него длинная штука, темнеющая в закатном свете — упавшую колонну. Я прикинул длину той части, что нависала над оазисом, и меня вдруг прошиб озноб — на какой-то миг померещилось, что это Каменная Игла переместилась сюда с Айкона, но не устояла на вершине огромного булыжника и рухнула. Я помотал головой, стряхивая наваждение. Леонора испуганно посмотрела на меня, хотела что-то спросить, но промолчала.

Подошел Керби, за ним плелся угрюмый Гинтар.

— Что скажете, господин Острич? — спросил техник, нервно теребя клочковатую бороду. — Прямо как наш Большой Палец.

— Да-а, похоже.

— Вроде стояла эта штука, а потом упала, а? Что скажете?

— Подойдем ближе, увидим.

— Вот Гинтар интересуется, не опасно ли рядом с ней находиться?

— Не знаю.

Бормотание Керби мешало мне сосредоточиться, очень серьезная мысль или воспоминание о важном событии никак не могли всплыть сквозь вязкое, тупое раздражение.

— Тут вот какое дело, — продолжал Керби, перейдя на шепот. — Я с Кари немного поговорил о том о сем. Транзитные визы у них явно липовые, они, выходит, нелегалы.

— Это он сразу вот так признался? Все рассказал первому встречному?

Ухмылка, шевеление пальцами.

— Ну, не первому все же и не прямо, а таки признался! Он когда играет, себя не контролирует. Азартный! Если выиграет, можно о чем угодно спрашивать, удача в мозг ударяет крепче хмельного. Проигрыш тоже.

— Только не говори, что ты у него корабль выиграл!

— С кораблем-то как раз нехорошо получилось. Этот…

Техник покосился на Леонору, снова пошевелил пальцами.

— Одним словом, корабль он прохлопал. То есть не то чтобы совсем, но проиграл все деньги за фрахт, полученные с ливерморца. Ему даже арендовать челнок не на что. Да и команда ждет жалованья за рейс.

Неприятная новость. Может оказаться так, что мы зря увязались за паломниками. Бросить всех и вернуться на побережье? Дорога трудная, но знакомая, а пока папаша Маас разбирается со своим сыном в песках и выясняет, кто из них главный, жить в свое удовольствие в деревне, помогая братьям Волковым мудрым советом и добрым словом… Но стоило мне только вспомнить грязные хижины Райской Рыбалки, как в носу защипало, словно неподалеку разбили пару чанов с забродившим черным соусом.

— Выходит, нет у него корабля? — спросил я шепотом.

— Вроде бы есть, но без денег ему туда хода нет.

— Постой, так ведь команда может попросту улететь без него.

Снова ухмылка.

— Без кодов никуда не улетят, а все коды у него.

— Да-а… Толку от этих чужаков, выясняется, никакого.

— Толк может выйти, если повезет. Кари собирается здесь играть по-крупному, если выбьет из Джо кредит. Опять же он надеется, как и все паломники, найти Коготь Дракона. За коготь в столице, говорят, денег отсыпают на вес человека.

— Какой еще коготь?

— Ну, кто-то называет его чешуей Большой Рыбы, кто-то Когтем Дракона — сколько людей, столько названий. Будто бы с этой хреновины… — многозначительный взгляд в сторону каменной глыбы, — иногда падают какие-то штуки. Очень дорогие штуки.

— Какие штуки?

— Я разузнаю. Да и малец наш, наверное, уже времени зря не теряет.

Чакмара поблизости не было. В оазисе он перестал вертеться под ногами, больше интересуясь тем, что растет в садах. Часто приносил незрелые плоды местной разновидности абрикоса, но эту кислятину смогла одолеть только Катарина. Своими зубками она вгрызалась в зеленую мякоть так, что только брызги летели.

Жилище дядюшки Садзандара и впрямь оказалось в непосредственной близи от каменного массива. От садов и полей оазиса гигантский булыжник отделяло кольцо пустошей. Возможно, здесь когда-то росла трава или даже деревья, но сейчас на изрытой чуть ли не в песок земле ничего не росло. Ноги вязли в рыхлой почве, казалось, изо дня в день ее перекапывали тысячи безумных пахарей. Некоторые из них, кстати, встретились нам по пути. Судя по драной одежде и идиотскому блеску в глазах — тоже паломники. Они ковырялись в земле грубыми мотыгами, деревянными лопатами, напоминающими весла, и просто кольями. Время от времени то один, то другой падал на колени и погружал пальцы в пыль, словно в поисках выроненной драгоценности.

Чакмар сунулся было к ним, но эти странные земледельцы подняли крик, из-под навеса медленно выбрался здоровяк с суковатой дубинкой на плече и укоризненно покачал головой.

— Идите, куда идете, почтенные, — сказал он. — Без разрешения вопрошать удачу здесь не дозволяется.

— Бе-бе-бе! — высунул язык Чакмар, но здоровяк, не обратив на него внимания, вернулся в тень навеса.

Пока мы пробирались утоптанными тропинками к домам, облепившим основание массива, Чакмар рассказал, что паломники ищут дары добрых сил, приносящих удачу, а как выглядят эти дары, он не знает, потому что они очень редко попадаются. Спящий Дракон теряет свои чешуйки не каждый месяц. Иногда все паломничество проходит впустую. Гинтар глубокомысленно заметил, что для него любую потерянную вещь найти — пустяк, если он находил рыбные места и в самую гнилую погоду.

— А кто мою лодку разбил, когда даже ветерка слабого не было? — спросил Беспалый. — Должок с тех пор остался.

— Так то — лодка трухлявая, а я насчет вещей ценных.

Со стороны дороги странная штука на вершине большого камня не была видна, но почему-то казалось, что она нависает именно над моей головой. Я поднимал глаза, но, разумеется, ничего угрожающего не замечал. Неприятное чувство все же оставалось. И не только у меня.

— Великое чудо, что она не падает, — сказал Беспалый. — А все же боязно. Упадет — слизи не останется от нас.

— Кто упадет? — Керби тоже взглянул на облака.

— Большая Рыба.

— Вот я не пойму, почему все эту штуковину по-разному называют? Да и ты, на моей памяти, как только ее ни называл.

— Не понимаешь, потому что глупый, — утробный смех Гинтара был похож на уханье ручной помпы. — Чем больше имен, тем больше шансов на удачу. Ты когда в круги играешь, все пять камней возьмешь или тебе одного броска хватит?

— Кто ваши дикарские заморочки поймет! — огрызнулся Керби. — Может, вы просто имена перебираете, чтобы истинное вслух не произнести. А кто ненароком брякнет, тому голову долой.

— Это кто из нас дикарь? — вытаращил глаза Беспалый. — Какие еще истинные имена? Ты, суеверный варвар, нас дикарями считаешь!

Они еще некоторое время обзывали друг друга, потом рядом с ними возник Джо и стал выпытывать у рыбаков, что они слышали об истинных именах божеств, кому они поклоняются и все в таком роде. Керби сморщился, словно от кислой ягоды, и как бы случайно отстал. Рыбакам чужак тоже успел надоесть, они даже не стали ему отвечать. Лишь старина Маас вдруг подковылял к Джо и, суетливо потирая ладони, спросил, на какое вознаграждение может рассчитывать бедный рыбак, обобранный своей же родней, если он попробует вспомнить истории об истинных именах, которые ему рассказывал отец, известный своей мудростью и отменной памятью на всем побережье.

Беспалый Саам в это время поправлял сползшую подпругу вьюка. Криво ухмыльнувшись, он тихо сказал мне, что его дед был известен всему побережью как истинный пьяница и отменный бабник, а память ему давно отшибли кулаки ревнивых мужей из Мелких Заводей.

С памятью дела оказались плохи и у дядюшки Садзандара. Высокий, осанистый старик в расшитом красными нитками халате вышел к нам в сопровождении десятка крепких работников. Он долго всматривался в своего родственника, словно в какую-то вошь подседельную, качал головой и презрительно оттопыривал нижнюю губу. Наконец он заговорил, словно обращаясь к невидимому собеседнику за нашими спинами.

— Возможно, это на самом деле сын несчастной Дунибы, никчемный муж которой пропил ее приданое, а потом сбежал в столицу с такими же, как он, бездельниками. Сына Дунибы отведите на кухню и накормите один раз. Смотреть в оба, чтобы потом не пересчитывать утварь. Остальных не знаю и не собираюсь давать приют невесть кому.

Я думал, что Радук под взглядом дядюшки просочится в песок, как моча вьюка, но наш проводник лишь подмигнул старшине купцов и ответил своему негостеприимному родственнику в том смысле, что на кухне пусть столуется всякая голодная шваль. А ему, другу и попутчику уважаемых людей — последовал поклон в сторону купеческого старшины, — просто недосуг разбираться в старых делах старых людей, и он здесь лишь для того, чтобы приветствовать уважаемого родича.

Тут вперед выступил старшина и важно осведомился, действительно ли говорящий с нами и есть тот самый Садзандар, о котором лестно отзывались уважаемые Горгис и Доргис, держатели торгового дома в столице?

Долгий и обстоятельный разговор сопровождался поклонами и прикосновениями щекой к щеке, перемежался упоминанием уважаемых торговых людей и чиновников, плавно перетекая в торг, сколько человек готов разместить уважаемый дядюшка Садзандар в самой что ни на есть близости от Вместилища Удачи и во сколько обойдется купцам такая близость, помноженная на их число. Старшина купцов время от времени поглядывал на сбившихся в кучку уставших беженцев и рыбаков, подавленных богатством дядюшки Садзандара, и во взгляде читалось откровенное недоумение — с какой стати всякая рвань все еще околачивается рядом с уважаемыми людьми?

— Я так понял, что дальше мы как-нибудь сами, — пробормотал Керби. — Назад вернемся или обойдем камешек?

— Скоро здесь будет паломников, хоть вьюком топчи, — так же тихо отозвался Беспалый. — Надо дальше идти, там, говорят, озера большие, рыбы много, прокормимся.

— Рыба! — сказал, как выругался, Керби, добавив пару слов на айконском.

При одном воспоминании о рыбе меня замутило. Но губу воротить можно, если брюхо набито, а когда одна уважаемая кишка приветствует другую, не менее уважаемую, то выбирать не приходится.

— Может, и не придется никуда идти, — продолжал Керби. — Смотри, твой дружок о чем-то договаривается. Наверное, за нас платит.

— Заплатит — останемся, нет — тоже не пропадем, — сказал Беспалый.

В итоге выяснилось, что хоть Джо и внес за нас небольшую сумму, с купцами мы все же расстанемся. У дядюшки Садзандара оказались сады в нескольких часах ходу от поместья, и там требовались сборщики урожая. Все, что растет на деревьях и кустах, можно есть, но любая находка, которая не злак, фрукт или овощ, принадлежит хозяину садов.

— Э, нет, — вмешался старина Маас. — Все находки делим поровну.

— Милость моя велика, но торгу здесь не место, — сказал дядюшка Садзандар. — Я могу обойтись и без посторонних рук. Скоро сюда придут паломники, готовые трудиться и за паданцы.

— Кто знает, что за люди придут, — вкрадчиво ответил Маас, оглаживая ладонью лысую голову. — За каждым надо присматривать, и за смотрящими тоже. Рук, может, и хватит, да верных глаз откуда взять? А мы люди надежные, вот торговый человек за нас поручиться может.

Сошлись на одной четверти от трети. Когда мы уже двинулись в сопровождении одного из слуг по извилистой узкой дороге, Гинтар спросил Мааса, о каких находках шла речь? Староста пожал плечами и ответил в том смысле, что не знает, но на всякий случай всегда надо торговаться. Чакмар засмеялся и сказал, что даже двенадцатой доли от четверти цены чешуи Дракона хватит, чтобы купить хороший дом в столице. Я не прислушивался к их разговору. Наши с Керби планы оказались в некотором расстройстве. В последнее время мы как-то привыкли к тому, что Джо не отстает от нас, а теперь, когда группы разделились, придется начинать все с начала. Одно дело, если докучливый собеседник собирается идти пешим ходом в столицу вместе с паломниками, другое — если именно сюда прибудет транспорт. Может, Кари и проигрался, вдрызг, но хорошо бы оказаться рядом, когда ему подмигнет удача.

Судя по задумчивому виду Керби, его тоже обуревали мысли о том, что же нам делать дальше.

Глава 6.

Жизнь в садах Садзандара после наших мытарств и долгого хождения по пустыне могла показаться раем.

Много свежих фруктов. Нам разрешалось подбирать паданцы, но если пару-тройку плодов сорвать с дерева, то никто не обратит внимания. Вкусная родниковая вода. Даже в самый жаркий день в тени каменного монолита приятная прохлада. Жилище — пусть это и старый шатер, у которого из-под заплаток и не понять, какого же он цвета был изначально, однако все же не грязная кошма под открытым небом. Что еще надо усталым беженцам в ожидании перемены судьбы?

Днем мы работали в садах — поливали саженцы, выпалывали сорняки, собирали созревшие фрукты и укладывали в плетеные короба, за которыми приходила повозка. Кроме нас здесь трудились несколько паломников, но они держались в стороне, а все свободное время бродили между деревьев, вороша траву и опавшие листья, словно в поисках утерянной драгоценности. Потом они куда-то исчезли, на их место никого брать не стали, работы было немного, хватало и наших рук.

Присматривал за садами дед, многосложное имя которого я не смог запомнить. Он чем-то напоминал старину Мааса, такой же высокий и пучеглазый. Бывший староста быстро нашел с ним общий язык, и они часами сидели под навесом, наверное, жалуясь друг другу на плохие времена, неблагодарную молодежь и ни на что не годных столичных чиновников. Время от времени сторож обходил сады вдоль изгороди, отгоняя паломников, слишком близко, по его мнению, расположившихся на стоянку. Маас пару раз составлял ему компанию, но затем сторож попросил его не беспокоиться, потому что помощь Мааса сторожу неизменно заканчивалась безобразными потасовками с паломниками. Потом староста начал собирать и сушить какие-то травы и корешки. Он придирчиво разглядывал их, мял в заскорузлых пальцах, нюхал, какие-то выбрасывал, а остальные вязал в пучки и развешивал на голых ветвях высохшего дерева, которое еще не пустили на дрова. Я спросил как-то: не собирается ли он и здесь гнать свой страшный соус, — на что он только махнул рукой и сказал, что у здешних рыб слишком жесткое мясо. Придется долго квасить, а соус все равно будет слабоват, посетовал он. Да и травок нужных пока не видать. Вот и славно, решил я.

Людей с каждым днем становилось все больше, но мало кто искал постоянную работу. Недалеко от нас находились огороды какого-то местного богача. К нему устраивались на день, на два, потом приходили новые паломники и, поковырявшись в земле, приступали к поискам между грядками.

К этому времени я уже знал, что они ищут.

По утрам, когда, потягиваясь и разминая члены, мы вылезаем из дырявых палаток, в лучах утреннего солнца святыня оазиса становится похожа на то, что дало ей одно из названий — Великий Уд. Отсюда темная махина больше походила на огромный огурец, забытый на каменной глыбе уставшим великаном. Шел великан, присел отдохнуть, перекусить, но не доел свой нехитрый обед. И теперь людишки копошатся в тени гигантского овоща.

А когда солнце на закате, то Спящий Дракон напоминает полуобглоданную бродильными червями рыбу-змею, длинную такую рыбу, почти с километр длиной, а то и больше. Сквозь нее в некоторых местах просвечивает небо, наверное, здесь в ее плоть вгрызались самые голодные черви. Если верить рассказам паломников и жителей оазиса, на самом деле никакая сила не может даже слегка поцарапать тело этой Рыбы. Лишь иногда, крайне редко, от нее отлетают какие-то чешуйки. Цена их велика, и тому, кто найдет чешуйки, успеет спрятать от завистливых глаз и доставит в столицу, до конца жизни его внуков хватит богатства, если раньше не прирежут.

Повозку, запряженную двумя крепкими вьюками, приводил немолодой, но тоже крепкий паломник, который прибыл в оазис много лет тому назад, да так и остался здесь. К нему в помощники определили Керби, вот они вдвоем и доставляли к столу хлебосольного Садзандара снедь, что дарили его сады. Возница Тарих любил почесать языком и был несказанно рад найти новых слушателей. От него Керби, а потом уже и мы наслушались историй о счастливчиках, которым благоволили добрые силы. Одному из таких повезло найти чешуйку в отхожей яме, куда он угодил спьяну. Другой обнаружил свою удачу на крыше жалкой хижины, прежний владелец которой умер в нищете и голоде, не зная, что среди гнилых прутьев и ветхой соломы таится в ожидании внимательного глаза целое сокровище. Самому Тариху так и не повезло, но он смотрел на это иначе.

— Вот я имею свой угол, еды хватает, хозяин спрашивает сурово, но всегда по делу, — доверительно говорил он. — Мало кто из паломников остается здесь, а все почему? Потому, что тратят время на поиски Драгоценного Когтя, а когда пора собираться в дорогу, рабочие руки здесь не нужны вовсе и цены на все растут. Вот и бредут неудачники в столицу, а там своих нищебродов хватает. Глупцы, конечно. А я умный, я сразу хорошую работу нашел и не бегал с места на место.

— Признайся, ты остался, чтобы в пустых огородах всласть покопаться, когда урожай соберут, — подначивал его Керби.

— Ты тоже глупец, — с достоинством отвечал Тарих. — В садах и огородах здесь никогда земля не оскудевает. Один урожай собираем, второй уже созревает… Благословенное место, конечно.

— А что же в таком благословенном месте столичная знать не селится? — вмешался в разговор Гинтар. — Погода хорошая, воды много, земля добрая. Будь я богат, непременно поставил бы здесь хороший дом.

— Да кто тебе сказал, что не селится? — вытаращил на него глаза возница. — А это что?

С этими словами он выставил грязный палец с кривым черным ногтем в сторону гигантского огурца.

Мы сидели под деревом, отдыхая после погрузки коробов с овощами на повозку. Леонора кормила дочку. Женщины Беспалого возились на огородах, собирая к ужину корнеплоды. Чакмар, как водится, куда-то исчез, Маас дремал, прислонившись к стволу. Я, Керби, Саам и Гинтар дружно повернули головы и уставились на торчащий над долиной гигантский штырь.

— Видишь там белые дома? — спросил Тарих.

Настала очередь Керби таращить глаза.

— Какие дома, где дома? О как! Я думал, это птички нагадили, потому сверху белеет, а снизу чернеет.

— У твой матушки сверху… — начал было Тарих, но тут я оборвал его.

— Постой, так это что — дома там, наверху?

— Там целый город, — важно ответит Тарих. — Дома, дворцы, сады. Многие столичные богачи ставили там поместья. Однажды Вадан из Дальнего Порта, муж сестры отчима моего отца, чуть было не нашел свою удачу…

— Потом расскажешь про удачу. Как же люди туда поднимаются?

— Есть тайные тропы. Так вот, Вадан в сильный дождь свалился в канаву…

— Ага, стало быть, ваши аристократы пешком по тайным тропам ползут вверх, рискуя сорваться?

Я ждал, когда Тарих скажет, что владельцы поднимаются наверх на летательных машинах или же сразу прилетают туда из столицы, но он почему-то отвел глаза в сторону.

— В чем дело? — насторожился Керби. — Пощипал кого из богатеев, теперь боишься, что найдут и возьмут за гузно?

— Не понимаю, о чем ты, — возница испуганно зыркнул по сторонам, помолчал немного, потом вполголоса выдавил из себя: — Об этом не принято говорить, можно спугнуть удачу или рассердить неведомые силы. Там сейчас никто не живет, брошено все, да. Оно ведь как принято — когда паломники уйдут, тогда разрешено цены повышать. И повышают, конечно, — очень все дорого становится. У кого своей земли нет, тому плохо, мешок сушеных фруктов в цену вьюка обойдется. Богатым тоже несладко приходится, а везти из столицы — разорение. Вот и разъехались потихоньку все, кто от скуки, кто от безденежья, и не вернулись. Охрана одна осталась, ну и самые отчаянные, которые хотят отколупнуть чешуйку Дракона. Глупцы. Никому еще не удавалось, да и следят за ними строго. Жить там вроде разрешают, но ковыряться не дают. Таких глупцов охрана сбрасывает вниз, если ловит за недозволенным занятием, конечно.

— Что же паломники не заселяют брошенные дома, — спросил, приоткрыв один глаз, старина Маас, который, оказывается, не спал.

— Боятся, — коротко ответил Тарих.

Возница вздохнул, вскарабкался на повозку и щелкнул кнутом.

Некоторое время все молчали, пытаясь разглядеть строения на поверхности святыни, но отсюда было слишком далеко, да и свет ложился так, что было непонятно: дома там белеют, руины или просто белая порода составила причудливую картину.

В один из дней к нам пожаловали гости. На скрипучей повозке Тариха восседали Джо и Кари. В их облике случилась перемена, будто бы они поменялись местами. Ливерморец слегка располнел, выглядел этаким благодушным купчиком средней руки, довольным жизнью и делами, а Кари, напротив, осунулся, отощал, важность и чинность в движениях исчезли, словно и не было, а спокойствие в глазах сменилось каким-то лихим блеском. Наверное, проигрался в пыль.

Керби, который в последнее время пристроился к Тариху возить грузы в поместье, восседал на пустых корзинах, озабоченно поглядывая на попутчиков. Меня тоже слегка озадачило их неожиданное появление.

Рыбаки к приезду гостей отнеслись равнодушно, лишь староста, дремлющий в тени навеса, буркнул что-то себе под нос и снова смежил веки.

— Славные места, — сказал Джо, оглядывая наше становище. — Хорошо отдохнули, друзья мои?

— Да, — ответил я. — Неплохо отдохнули, друг мой.

Да так оно и есть. Если не считать мозолей на руках, царапин по всему телу от колючей кожуры дынника, ссадин на коленях и неистребимого пуха в волосах, летящего с кустов живой изгороди, то жаловаться грех.

Пока Джо и Кари разминались да осматривались, Керби выгрузил корзины и, нанизав по три штуки на каждую руку, потащил их к навесу, под которым были разложены для сушки мелкие фрукты груши. Та-рих между тем ворчал невнятно, сбрасывая с повозки какие-то свертки, узлы и баулы. Кажется, это были вещи наших гостей. Только я открыл рот, чтобы спросить, надолго ли пожаловали к нам купцы, как меня позвал Керби. Я подхватил оставшиеся корзины и присоединился к нему.

— Чего это они к нам пожаловали? — вполголоса спросил я, сортируя подвяленные фрукты. — Надоело в поместье бездельничать?

— Да выперли их оттуда, — так же тихо ответил Керби, скосив глаза на чужаков, ругающихся с Тарихом. — Твой дружок всех утомил расспросами непонятными, а Кари мешал каким-то сложным переговорам с партнерами купцов. Все приставал, чтобы сыграли с ним, испытали удачу. Вот и попросили их вежливо.

— Может, оно и к лучшему. На виду теперь будут.

— Толку от них, — хмыкнул Керби. — Скоро нас всех отсюда погонят. Паломники уже к обратному пути готовятся. Дней через двадцать-тридцать караван двинется к столице, вот так. И на этот раз задарма кормить никого не будут, поэтому надо прямо сейчас наниматься к кому-нибудь в охрану или в слуги. Самое время с дружком твоим поговорить. Не все же деньги, наверное, они просадили…

Поговорить удалось только ближе к вечеру. Гости долго возились, устанавливая шатер из полотнищ, которые странно колыхались от малейшего ветерка до тех пор, пока веревки не натянули туго на колышки. Пощупав ткань, я обнаружил, что это тонкий пластик, а вовсе не домотканая материя. Кари сразу же расположился в тени шатра и захрапел. А Джо куда-то пропал. Вскоре я увидел, как он возвращается, а с ним еще один человек, вихляющая походка которого напомнила мне Радука. Да, собственно, это и был наш разбойник-проводник собственной персоной. И, судя по его весьма довольному виду, он наверняка вытряс из чужака денег. Эта парочка скрылась в шатре, Кари перестал храпеть, и оттуда послышалось негромкое бормотание. Жаль, что Керби вместе с рыбаками сейчас перебирает сушеные овощи на дальних огородах, он бы сразу подобрался к ним поближе. Пока я соображал, как бы половчее оказаться рядом с шатром и не вызвать подозрений, оттуда выбрался Радук и заковылял к нашему навесу.

— Господа приглашают разделить трапезу, — сказал Радук.

Вот даже так! Нет нужды ползти к шатру и подслушивать. Но раз все складывается само собой, торопить события нельзя.

— Передай господам, что мы отужинали, — негромко, чтобы не разбудить дочку, ответил я.

Появился Джо, извинился за беспокойство и спросил, не найдется ли у меня немного времени для беседы. Время, естественно, нашлось.

Господская трапеза состояла из нарезанного толстыми ломтями вяленого мяса и большой черствой лепешки. Кусок сыра имел вид не менее жалкий, но тем не менее вся эта снедь была аккуратно разложена на прозрачном блюде, а Кари и Джо орудовали изящными стальными вилками и ножами.

На перевалочных пунктах иногда нам удавалось разживаться одноразовой посудой и всякой ерундой вроде ложек-вилок, но эта хлипкая дрянь быстро рассыпалась. Иногда перепадали вполне приличные столовые приборы из добротного пластика, такие могли послужить долго, но их отбирали во время обысков в зонах контроля. Наверное, боялись, что с помощью одноразовой вилки мы попробуем захватить корабль.

Стальной нож с красивой ручкой, на которой были выдавлены параллельные бороздки, выглядел нелепо в моих пальцах, грязных, с обломанными ногтями — пальцах, которые давно уже не касались чистой скатерти, фарфоровых тарелок, серебряных соусников, хрустальных графинчиков с маслом и уксусом, игольчатых капельниц ароматических эссенций и прочих благ цивилизации. Более уместно — цапнуть кусок мяса руками, забиться в дальний угол рядом с Радуком и, чавкая, пожирать его, воровато озираясь по сторонам. Возможно, эту картинку породила горечь мимолетного воспоминания о лучших днях. Да и разбойник вовсе не чавкал, а вполне прилично обгрызал большую кость, ловко помогая себе ножом.

— Стол наш скуден, — улыбнулся Джо, словно прочитал мои мысли, — но мы люди неприхотливые.

— Я знаю одно местечко, где можно неплохо… — начал было Радук, оторвавшись от кости, но Джо не обратил на него внимания.

— Если твоя теория инволюции верна, — сказал я, — то скоро здесь начнут есть сырое мясо. И хорошо, если не человечинку.

— Это не моя теория, и начнут не так быстро, — улыбнулся Джо. — К тому же хоть инволюционизм — своего рода базовая доктрина почти всех ливерморских научных школ, я считаю, что темпы инволюции везде могут быть разными. Более того, возможны кратковременные взлеты перед долгим падением. Мне приходилось сталкиваться и с иными взглядами. Один человек с планеты Урал даже пытался мне доказать, что эволюция и прогресс — одно и то же. Мы остались при своих убеждениях. Но он все же признал, что разум, появившись, имеет тенденцию к стремительному, даже взрывному распространению, быстрому, исторически мгновенному подъему к высотам своего могущества, а затем начинается спуск с горы, усталость, распад.

— Картинка впечатляет, — сказал я, положив вилку на край блюда.

— Ничто не вечно, никто не молодеет.

— Да, да, именно так! Вот человек, — продолжал Джо. — В юности мы энергичны, полны динамики, планов и порывов, затем идет медленное угасание, ну а в старости порой люди имитируют безумства юности, пока не впадают в детство.

— Ну, тебе еще рановато.

Он вроде не обиделся. Только уголки губ стали чуть жестче, но это могло мне показаться.

— Не хотите ли подняться вместе с нами на гору? — спросил Джо.

— К вершинам разума?

— Э-э? А, нет, это просто к слову пришлось, — он снова оскалил зубы. — Всего лишь на вершину этого большого камня. Мы собираемся туда завтра или послезавтра.

— Я не уверен, что хозяину садов понравится, если мы бросим дела здесь, — ответил я после долгого раздумья.

Странное приглашение смутило меня. Что там собирается искать ливерморец, кроме неприятностей? Сочтут паломники его намерение святотатством, возьмутся за камни и дубины, плохо будет.

— Дела здесь все кончились, — опять вмешался Радук. — Дядюшка Садзандар скоро пришлет слуг присмотреть за вами, чтобы уходя ничего лишнего не прихватили.

— А если мы не уйдем?

— Тогда он пришлет еще слуг.

Я посмотрел на Джо. Ливерморец развел руками, а потом пояснил, что и ему, собственно, уже намекнули: гостеприимство владельца садов хоть и не имеет предела, но злоупотреблять им долго не следует. То есть немного еще можно погостить, но совсем недолго. Пару дней, ну, от силы — дня три-четыре.

— Хорошо, вы собрались наверх. А мы зачем вам понадобились? И что нам с этого будет? Кстати, а что вы там, наверху, потеряли?

— Вот это хорошее начало для делового разговора, — сказал Кари.

— Вообще-то вы нужны в первую очередь мне…

Давным-давно, в прошлой мирной жизни, довелось мне разглядывать пейзажи залива Салан. Места там, что и говорить, прекрасные, недаром влиятельные и богатые айконцы скупали земли и дома в тех краях. Вот и свояк мой обзавелся небольшой виллой на одном из покрытых зеленью островов, чем очень гордился. Я не завидовал ему, но все же готов был придушить, когда он, исходя самодовольством, показывал снимки. Вода неправдоподобно голубая, белая пена на волнах неспешно ползет к берегу, зеленые деревья плотно облепляют скалы, которые похожи на диковинных животных, если смотреть со стороны берега, и на руины древних городов — если глядеть с моря. Камера у Венты, свояка, была дорогая, снимки получились качественными, их можно разглядывать часами, перемещая точку обзора почти во все стороны… И сейчас, когда я смотрел на оазис с высоты, мне невольно хотелось чуть-чуть подправить сенсорами ракурс, увеличить изображение не то больших прудов, не то маленьких озер, которые ожерельем опоясывали оазис.

Леонора боится высоты и не позволяет дочке играть у края. Перила во многих местах выглядят подозрительно, а кое-где и вовсе рассыпались в труху. Места для игр здесь хватает. Закоулки, выводящие на крыши домов, глубокие ниши, в которых можно прятаться.

Леонора ни разу не подошла к ограждениям, чтобы полюбоваться окружающими нас красотами. И все время твердила мне, что здесь ей не по нраву и лучше бы нам спуститься вниз. У меня тоже порой неприятный холодок пробегал по спине, когда взгляд скользил вдоль каменной стены с осыпавшейся штукатуркой и вдруг упирался в выступающую из ограды огромную темно-серую кишку, пронзающую строения, или когда проход между двумя зданиями обрывался стеной, закругленной кверху и словно выложенной из темной чешуи, облитой матовым лаком. А рыбаков пугали узкие улочки, каменными лестницами сходящиеся к перекресткам, в центре которых словно прорастали выступающие из гранитной глыбы металлические конусы, заботливо обложенные бордюром.

Каждый раз, проходя мимо конусов, похожих на зубы огромной рыбы, слегка загибающихся в стороны, в два, а то и в три человеческих роста, они старались держаться ближе к домам, а Маас осенял себя каким-то оберегающим знаком.

Не знаю, с чем можно сравнить Спящего Дракона, Божественный Перст, Могучую Рыбу или любое на выбор имя из сотен. Может, с руинами исчезнувшей расы или с кораблем, превратившимся в руины, но такую древнюю, что сквозь его остатки выросли сады и города. Правда, от городов тоже немного осталось, но все же пугающая вечность проглядывала сквозь пустые бойницы окон и арки когда-то величественных ворот, а пыльный ветер, зажатый в темные желоба, стонал, наверное, о позабытом величии.

Тьфу ты! Провались все это тухлое величие прямо сейчас, рассыпься в труху, но чтобы нам оказаться дома, на Айконе, за вечерним чаепитием с вареньем, и чтобы жизнь, как встарь, текла безмятежно и чинно, и чтобы не всматриваться до головокружения в небеса, пытаясь разглядеть там знаки судьбы.

Общение с туземцами делало меня суеверным. Да и восхождение на вершину местной святыни потрепало нервы. В первый раз мы направились туда небольшой группой из четырех человек. Беспалый был очень недоволен тем, что никого из рыбаков купцы с собой не взяли, но я сказал ему: если там и впрямь можно жить, то мы переместимся наверх все вместе.

Радук уверенно вел нас по тропинкам через сады и огороды, потом мы протискивались сквозь тесные проемы между стенами домов, уступами облепивших подножье каменного массива, но когда мы вплотную приблизились к святыне, уверенность проводника испарилась. Здесь дома громоздились друг на друга. Каменные плиты двориков, настилы из хлипких досок и жердей, перекинутые через крыши, из одних окон свисают веревочные лестницы, другие окна заколочены, но пару раз в темных проемах что-то мелькнуло — кто-то жил и в этих дырах. Потом узкая крутая лестница вывела на самый верх, плоские крыши опоясывали красноватую скалу широкой полосой и уходили вправо и влево, насколько хватало глаз. Видно было, как по крышам бродят люди. Этих за хорошую плату пускают хозяева домов, пояснил Радук. Нам нужно быстро идти дальше, не смотреть под ноги, не наклоняться, иначе придется платить.

На вопрос Кари, знает ли он, куда идти, Радук ответил уклончиво.

Крыши не везде были вровень, приходилось иногда взбираться, подсаживая друг друга, иногда спрыгивать с уступа на уступ. Поверхность скалы в этих местах шла трещинами, кое-где довольно глубокими. Наш проводник заметно повеселел и принялся заглядывать в каждую дыру. А когда мы вышли к большой выемке, Радук устремился вперед. За высоким дымоходом из желтого кирпича обнаружились узкие деревянные мостки, ведущие, как мне показалось, в никуда. Радук осторожно двинулся по ним и перебрался на карниз, еле видимый в полумраке. За ним перебрались Кари и Джо, а потом и я кое-как преодолел эти тряские доски. Высоты не боюсь, но темный провал под ними мог быть в два или три человеческих роста, а мог и в пару десятков — поднимались мы долго. Карниз был широким, а когда я осмотрелся, то показалось, что я стою на дне глубокого колодца, который рассекли вдоль сверху донизу. Высоко вверху можно было разглядеть светлый полукруг неба, по обе стороны которого расходились светлые же усы трещины. Радук повозил руками по стенам и, радостно ухнув, подтащил к себе небольшую корзинку, привязанную к идущей вверх веревке. Выжидательно глянул на купцов. Кари положил немного монет в корзину, Радук подергал за веревку, откуда-то сверху еле слышно что-то затренькало, и корзинка поползла вверх.

— Теперь надо ждать, — сказал Радук.

— Как ты собираешься поднимать нас в такой корзинке? — спросил Кари. — В ней разве что моя задница поместится.

— Господину нет нужды расчленять свое уважаемое тело, — захихикал Радук. — Для подъема господина целиком, а не частями, найдется кое-что получше, если господин не поскупится.

Ждать пришлось долго. Потом сверху раздался протяжный скрип, треск, наверху стемнело, а потом на карниз опустилась деревянная платформа. Перил не было, лишь между железными прутьями, которыми платформа крепилась к толстой цепи, были натянуты кожаные ремни. За них держался стражник, который молча показал два пальца. Так по двое мы и поднялись наверх. В тот раз я ничего интересного не увидел. В большом сарае к тягловому колесу привязаны четыре вьюка, огромный барабан, на который намотана цепь, и развалившиеся на лежаках стражники, от которых несло кислым перегаром. Купцы сторговались, чтобы всех нас завтра утром подняли наверх, задаток перешел к начальнику стражи, и лишь внизу я спросил Кари, для чего ему на самом деле понадобилась вся наша орава: неужели только для того, чтобы искать эти мифические чешуйки? Не только, подмигнул купец, еще будут нужны крепкие кулаки и мозги, которые соображают, как слегка подтолкнуть удачу в нужную сторону. Охрана, значит? Значит, охрана, подтвердил Кари, и подмигнул. Зачем ему женщины рыбаков и моя семья, спрашивать я не стал, ясно было, что рыбаки друг от друга не отстанут, ну а я один тоже никуда.

И вот теперь я взобрался почти на самый верх покатого туловища Дракона, или корпуса корабля, или невесть чего и разглядываю дворы богатой части города, в которую стража не пускает ни местных обитателей, вроде нас, ни паломников, которым за небольшую мзду позволяют в светлое время ковыряться у стен в напластованиях из темной и светлой чешуи, надеясь добыть хоть одну чешуйку. Соврал Тарих, говоря, что стража не подпускает никого к святыне. Напротив, стражники даже развлекались, за отдельную плату показывая искателям удачи тайные места, где чешуйки немного оттопыривались, и даже разрешали орудовать ломами, чтобы их отбить. Бесполезное занятие.

Хоть в некоторых местах «чешуя» была еле видной глазу, кое-где — крупная, с ладонь. Керби сразу же обратил на нее внимание, да и я быстро сообразил, у кого видел похожие штуки. Рыбаки, кажется, тоже поняли, что к чему, но не подали виду. Лишь старина Маас насупился, цапнул было по стенке, но пальцы лишь скользнули по прозрачной броне.

Мы нашли удобное местечко у большой выемки, наполненной дождевой водой, из веревок и полотнищ, прихваченных из садов дядюшки Садзандара, устроили навес. Рыбаки устроились поодаль, поближе к стене двухэтажного дома, узкие окна которого были похожи на бойницы. Купцы же кинули проводнику пару монет и велели ему возвращаться назад, но Радук заявил, что не оставит щедрых господ так быстро, к тому же ему надо взять у Хабана батарейки, а это идти аж на ту сторону массива. Ну, так в добрый путь, пожелал Кари, на что проводник ответил: вот отдохнет, малость переведет дух и пойдет. Дух он переводил дня четыре. А когда собрался в дорогу, выяснилось, что и нам в ту сторону…

Через пару дней после нашего восхождения, если, конечно, медленный подъем на скрипучей платформе можно так назвать, выяснилось, что припасов хватит ненадолго, а вернее, их почти и не осталось. Народ здесь какой-то жил, одни присматривали за усадьбами, другие пристроились по хозяйству у стражников, но в услугах наших никто не нуждался. На дувалах грелись на солнце старики в таких лохмотьях, по сравнению с которыми наши тряпки казались богатым одеянием. Время от времени они, о чем-то негромко переговариваясь, равнодушно следили за перемещением паломников. Ближе к вечеру старцы тянулись к помещениям стражи и рылись в баках для мусора в поисках объедков. Кое-где в тени лежали больные, которых родственники притащили сюда в надежде, что святыня со многими именами либо вернет им здоровье, либо добрые силы вконец отвернулись от несчастных, а стало быть, и не надо тратить на них силы, средства и время. Я привык к человеческому скотству за годы странствий, но, видимо, все же не очень привык, когда увидел, как стражники, раскачав, сбросили мертвеца вниз, обмениваясь веселыми шутками насчет того, что кому-то сейчас удачи привалит на голову.

— Тут вроде лекарь есть? — спросил я Радука. — Ты, когда пойдешь к нему за батарейками, спроси, почему он больных не пользует?

— А ему не положено, — сказал Радук. — Если он снизойдет до хворого, то лишь чтобы узнать, не опасна ли болезнь для других, не заразна ли. Все остальное, сам понимаешь, зависит от удачи. Повезет, будет здоров. Не повезет — видал, как покойничка отправили птицам на корм?

Пока мы обустраивались на новом месте, Кари и Джо бродили по заброшенному городу, подолгу пропадая в его закоулках. Пару раз, взобравшись по выступающим балкам на крышу дома, я пытался проследить, куда они идут, но это было дело безнадежное — в лабиринте запутанных улочек они быстро исчезали из вида. Ясно лишь, что они двигались в сторону высокой стены, идущей от края до края каменного монолита и рассекающей город на две части.

После того, как мы перекусили остатками снеди, я снова поднялся наверх. В сумерки тени ложатся странно, крыши и темные внутренности Большого Змея составляют быстро меняющийся узор — это зрелище почему-то успокаивает, и ощущение собственной ничтожности перестает разъедать душу.

Внизу, под навесом, Леонора пыталась уложить дочку спать, но девочка капризничала, вырывалась. Неподалеку сидел на корточках Чакмар, и когда жена не смотрела в его сторону, строил Катарине рожи, подбрасывая в ладони камешки, словно звал поиграть. Керби шарил по окрестным садам в поисках съестного. С тех пор как мы оказались здесь, рыбаки держались наособицу. Отсюда видно их становище. Беспалый удалился в палатку к своим женщинам, стены палатки колыхались, как под сильным ветром. Маас и Гинтар, не обращая внимания на забавы своего вожака, о чем-то шептались, потом поднялись с кошмы и исчезли в узком переулке, по которому можно было выйти как раз к пустырю между домами, где мы расположились.

Что это они задумали? Я быстро спустился вниз и на всякий случай проверил, под рукой ли нож.

— А мы вам немного мясца принесли, — сказал Гинтар, протягивая нечто, завернутое в тряпицу, от которой несло тухловатой солониной.

Я отвел их в сторону, чтобы не беспокоить жену и дочку, и присел на выступающую из бурьяна трубу, похожую на огромную кишку. Или это была окаменевшая кишка?

— Поговорить надо, — буркнул Маас, глядя исподлобья.

— Ну вот, говорим…

— Жезл мой вернуть надо.

Он принялся расписывать, как будет славно, если мы вернемся в Райскую Рыбалку и восстановим его в правах, и даже если у нас нет желания возвращаться, то не беда, хватит и того, что мы поможем ему вернуть его же вещь, а уж насчет благодарности и говорить не придется.

Гинтар в это время озирался по сторонам, словно боялся, что нас кто-то подслушает. Мне не понравилось выражение его лица: вроде равнодушное, но при этом глаза хитро щурит.

— Твой жезл, тебе и возвращать, — ответил я. — Становиться между сыном и отцом неправильно, так ведь? Вызови его на поединок или прирежь, пока он со своими бабами кувыркается. Вот Гинтар пусть и прирежет.

— Мне нельзя. Традиция не позволяет. И Гинтару нельзя, тогда я должен буду убить его. Тебе и твоим людям можно.

— Чтобы потом ты убил нас? Какой-то замкнутый круг.

— Не пойму, о чем ты, — угрюмо сказал Маас. — Тебя убивать я не буду, но ты заплатишь мне цену крови, и тогда между нами крови не будет.

— Чем же я тебе заплачу? Ах, да!..

Вот ведь кровожадный дед, родного сына готов убить, лишь бы вернуть символ власти. Интересно, догадывается ли он, сколько стоят пластины, врезанные в палицу?

— Мне кажется, — осторожно начал я, — что дело до резни можно и не доводить. За эту вашу секиру можно выручить неплохую сумму. Ты купишь себе не только Райскую Рыбалку с потрохами, но и парочку соседних деревень, а сынку твоему дюжину доходных столичных домов.

— Не нужны мне потроха Райской Рыбалки, — ответил Маас. — Мне жезл мой нужен, а тогда с деревней своей сам разберусь. А если захочу продать, так посредники ни к чему, желающих много. Вот, скажем, наши торговые люди. Свистну, быстро прибегут.

— Свисти, только не в мою сторону, слюной забрызгаешь. Твоя вещь, хочешь — продавай, хочешь — о колено разбей или вставь вьюку в задницу.

Маас тяжело задышал, грозно пошевелил белесыми бровями, но тему жезла и вьюка развивать не стал. Зато в разговор вмешался Гинтар.

— Вместе надо держаться, вот что я скажу. Купцы нас сюда не для того привели, чтобы Дары Высокого искать, а для другого. Купцы — они хитрые… Им не только охрана нужна. Они хотят попасть на ту сторону, а пока стража нас будет мордовать, угонят машину.

— Машину? — мое удивление было почти искренним.

Оказывается, чужаки посвятили в свои планы и рыбаков. Интересно. Но подозрительно.

— Мы не против хорошей драки, — сказал Маас. — Тем более, если за нее хорошо заплатили. И если во время драки немного придушат моего беспутного сынка, то все устроится само собой. И убивать никого не надо.

— Ничего плохого Беспа… то есть твой сын нам не сделал, — протянул я. — Какая нам выгода с ним ссориться?

— Мы поделимся с тобой частью денег, что нам дали купцы, — посулил Маас. — Они ведь и с вами договорились, э?

— Надо подумать…

— Чего там думать, — вмешался Гинтар. — Господин староста дело говорит! А ну как без нас купцы на ту сторону сами переберутся? Охрану подкупят и — шмыг. Нам что, с караваном обратно плестись?

Вот теперь мне стало ясно, что купцы наобещали простодушным рыбакам. Еще когда они гостили у дядюшки Садзандара, от кого-то из многочисленной родни услышали о закрытой для посторонних богатой части верхнего города. Им рассказали немало занятных историй, половина из которых была сказками, а остальное — простым враньем. Но среди перепалки слуг, уличающих друг друга в глупости и неуважении к сущей правде, услышали они о том, что некоторые богачи держат в своих владениях летающие машины, которые в свое время припрятали от конфискации после давних волнений. И будто время от времени они щеголяют друг перед другом, облетая оазис во время зимы, когда облака неделями висят над чашей гор. Так что никто их небесным оком не разглядит.

Джо был уверен, что наблюдательные спутники давно уже сошли с орбит, а летающий транспорт прибирают к рукам алчные чиновники из столицы, а вовсе не контролеры. Но, как он сказал мне, посмеиваясь, сообщать о своих догадках, разумеется, никому не стал. Так что есть возможность добраться до столицы гораздо быстрее, практически сразу. А Кари намекнул даже, что если попадется мощная платформа, то на ней можно сразу и к его суденышку двинуть. И тогда кое-кто сильно пожалеет, что ему пришлось мыкаться в этой дыре в поисках денег для бездельников и дармоедов.

Пообещав Маасу дать ответ завтра утром, я вернулся под навес. Катарина уже заснула, да и жена моя дремала рядом. Чакмар куда-то исчез. Когда совсем стемнело, объявился Керби, злой и с охапкой малосъедобных корешков. Так что жилистый, тухловатый кусок мяса пришелся ему впору. Выяснилось, что он пробрался в один сад, но до веток с плодами дотянуться не смог, а камнями сбить не решился. Место, впрочем, запомнил. Я рассказал о Маасе и его предложении.

— Старик не угомонился, стало быть, — тихо сказал Керби. — Хитрый дед. Да и чужаки тоже норовят свои камешки в чужие кружочки забросить. Но насчет секиры они ничего не знают, вот. Нам бы эти штучки, денег хватило бы на всех.

— Если они на самом деле столько стоят, — так же тихо возразил я. — Может, всего лишь имитация. К тому же надо знать, кто за них хорошую цену даст. Я таких не знаю, да и ты тоже.

— В столице, господин Острич, мигом нужных людей найдем.

— Или головы потеряем.

— Как повезет, — хмыкнул он. — Везло же до сих пор.

— Что ты называешь везеньем?… — я улегся рядом с Леонорой и закрыл глаза.

— Так ведь живы пока и знаем, где можно поживиться. С рыбаками столкуемся или обманем, а вот как на ту сторону попасть — задачка. Я видел, сколько у ворот стражников. Много. А ворота маленькие, не ворота, а дверь. Да и на той стороне по улицам стража ходит.

— К тому же неизвестно, есть ли там машины, — добавил я.

— Ну, пока поживем здесь. Завтра достанем еды, а там видно будет. Сейчас главное — не торопиться, чтобы не спугнуть удачу. Недельку-другую осмотримся, сообразим, как попасть в богатое место.

— Если не через месяц-другой, — пробормотал я.

Подними я в тот миг голову, вряд ли увидел бы сквозь драный навес знамение или знак — плотное марево облаков скрывало звезды. Не кричали птицы, молния не ударила в одинокое дерево. Ничто не предвещало того, что на закате следующего дня мы окажемся на той стороне.

Глава 7.

К саду, в котором вчера Керби не удалось поживиться, мы вышли за полдень — свернули не в ту сторону и долго плутали по кривым улочкам. Улицы… Скорее, это были узкие проходы между домами — плечом к плечу двое пройдут, а третьему придется сзади плестись. Несколько раз мы возвращались к маленькой площади с крохотным фонтаном, в котором, судя по вековечной пыли, никогда не было воды. Наконец Керби увидел ребристую трубу из темного материала, которая вылезала из фасада трехэтажного дома, и вспомнил, как подныривал под нее. Интересно, что место, откуда появлялось это чужеродное образование, было аккуратно обложено кирпичной кладкой, а вот уходила эта труба в каменную плиту улицы, словно врастала в него корнем.

Лаз в ограде, что скрывался за трубой, вывел нас в сад. Желтые плоды выглядели соблазнительно, но висели высоко, а по гладкому стволу не влезешь. Шнырять в поисках лестницы или подходящей палки было опасно, кто знает, есть ли здесь сторожа и что у них под рукой для вразумления воришек. Ну, жрать захочется — высота не помеха. Керби взобрался мне на плечи, вцепился в нижнюю ветку, подтянулся и принялся за дело. А я стал собирать в мешок немного кисловатые, но вполне съедобные плоды.

Возвращаясь, мы опять проскочили нужный переулок и, конечно, заблудились. В этой части города от домов остались руины, хотя попадались и крепкие строения. Одно из таких было украшено разноцветными флажками. Из окон неслись громкие голоса, женский смех и визг, удалое пение… У дверей сложены пики и дубинки под присмотром дремлющего на скамье дедка. Стало быть, строение это предназначалось для увеселения стражников.

На всякий случай мы прибавили ходу, но за поворотом уткнулись в тупик и пришлось разворачивать обратно. Когда проходили мимо дверей, дед шевельнулся, глянул нас, хмыкнул и сказал:

— Два поворота налево, потом прямо, — и смежил веки.

— Откуда он знает, куда нам надо? — удивился Керби.

— Все вы туда идете… — пробормотал старик, не открывая глаз.

Керби пожал плечами и вопросительно посмотрел на меня. Но мне-то откуда знать, что приснилось этому уважаемому аборигену в зловонных лохмотьях! Тем не менее нам пришлось дважды сворачивать налево — первый раз из-за рухнувшего дома, засыпавшего кирпичами улочку, а второй из-за кованой решетки, перегородившей проем.

В итоге мы вышли на большую прямоугольную площадь, которую обрамляли неплохо сохранившиеся дома. Здесь даже росли цветы в каменных вазах, украшавших то, что раньше, наверное, было сквером, а сейчас торчащими высокими пеньками, среди которых расположились люди. Много людей. Мне на какой-то миг даже показалось, что это наш караван переместился сюда, наверх. Среди палаток я увидел привязанных к пенькам вьюков, поодаль дымили костры, на кошмах и прямо на плитах лежали и сидели паломники. В середине площади когда-то росло большое дерево с кривыми, словно изломанными ветвями. Сейчас на нем не осталось ни листочка, а на нижних ветвях сохли какие-то тряпки.

— Пахнет едой, — сказал Керби.

Мы двинулись в сторону костров, обходя становище, и обнаружили, что дальнюю сторону площади составляют не дома, а высокая стена, в которой прорезаны бойницы. Узкая лестница с хлипкими перилами вела к широкой террасе, сквозь ее балюстраду видны были проемы в стене. По террасе расхаживали стражники.

— Ну вот, опять Врата, — сказал Керби. — За ними еще одна святыня, что ли?

— Не знаю, как там насчет святыни, но если ты хотел попасть в богатое место, то оно как раз за этой стеной.

Керби прищурился, разглядывая лестницу и террасу, потом бодро двинулся в ту сторону. Я пошел за техником.

На лестницу можно было попасть, только пройдя через небольшую, сложенную из желтого кирпича будку. Перед будкой молча топтались человек сто или чуть больше. Если кто-то из них подходил слишком близко к будке, охранник так же молча отталкивал его тупым концом пики. На нас никто не обратил внимания. Я отошел немного в сторону, чтобы посмотреть, нельзя ли подобраться к лестнице со стороны стены. За будкой, в тени, расположились четверо стражников. Один из них, с длинными вислыми усами, заметил мой интерес и погрозил кулаком.

— Иди отсюда, увечный, — крикнул усатый. — Сегодня приема не будет, лекарь отдыхает. Напился крови и отдыхает.

Стражники рассмеялись.

Пока я разглядывал лестницу, Керби пытался разговорить кого-то их паломников.

— Это они ждут, когда лекарь к ним спустится, — пояснил он, вернувшись. — Но я так понял, что он к ним никогда не спускается. Кому повезет, пропускают на ту сторону, потом обратно приводят. Или выносят.

— Жребий, что ли, бросают?

— Вроде того. Только для жребия надо своего череда дождаться, а их вон сколько здесь собралось.

Мы еще немного постояли, но ничего не происходило. Пора было возвращаться. Но тут кто-то из-за спины громко произнес:

— Куда это вы без нас собрались, хитрецы?

Я уже привык к тому, что Кари всегда улыбается. Как-то раз Керби заметил, что такая улыбка — что-то вроде визитной карточки игрока и авантюриста. Но я пропустил эти слова мимо ушей: толстый, добродушный купец не был похож на искателя приключений, а что касается страсти к игре, так у всех бывают слабости. Но сейчас улыбка Кари исчезла, в глазах его сверкало не веселье, а искры разрядников, и слова его добродушием не отличались.

— Вы будете там, где я скажу, и делать то, что я велю, — процедил он сквозь зубы. — И без моего позволения ни шагу! За нами не следить, ждать моего распоряжения. Теперь быстро возвращайтесь на свое место, иначе я вас не знаю и вы меня не знаете.

— Слышали, что сказал господин! — подтявкнул Радук. — Быстро, быстро исполняйте, не гневите его.

— А ты, вьючий навоз, скажи своему господину, чтобы он… — начал было Керби, но я хлопнул его по плечу, и он замолчал.

— Мне показалось, что вы больше не нуждаетесь в наших услугах, — обратился я к Джо.

Ливерморец перестал рассматривать лестницу и подмигнул мне.

— Кари говорит только за себя, — сказал он весело. — У него плохое настроение, все проиграл вчистую.

— Так ему нечем нам заплатить? — взвился Керби. — И еще командует, голодранец!

— Не надо ссориться, — сказал Джо. — У меня хватит средств на… На то, чтобы решить наши проблемы.

— И к тому же у вас есть я, чтобы помочь, — важно сказал Радук.

Слово за слово выяснилось, что Кари связался со своим экипажем в столице и выяснил: его люди оказались удачливее его самого, и теперь готовы простить должок, но, разумеется, за коды доступа к кораблю, ну и, конечно, за долю в деле. Доля, судя по тому, что Кари был зол на весь мир, оказалась немалой. Корабль переходил в собственность команды, и купец становился рядовым пайщиком.

— Хе, — только и сказал Керби, услышав эту новость. — Хе! Так ведь теперь ты за нас должен держаться, а не мы за тебя. Твоя команда в столице, ты здесь, а за стеной найдется машинка, которая доставит нас прямиком на орбиту. Что? Не слышу ответа!

Кари тяжело молчал.

Заговорил Джо и снова призвал нас не ссориться, а отойти в сторону и поговорить о деле. Мы пристроились на широких ступенях высокого дома с обвалившимися балконами. Часть ступеней была занята спящими паломниками, но за колоннами нашлось свободное место.

Разговор, перемежаемый глухими намеками и завуалированными угрозами, свелся к нормальному торгу. Кари хотел любой ценой вернуться на свой корабль, но не хотел иметь с нами дела, потому что ему не нужны были нищие пассажиры. Джо, напротив, готов был помочь купцу лишь при условии, если он воспользуется именно Нашими услугами. Ну, это мне было понятно, ливерморец не менее нашего хотел попасть на Айкон. Керби же требовал, чтобы на ту сторону мы перебирались вместе с рыбаками, потому что обязательства данного слова, законы чести и все такое… Я не вмешивался в препирательства, лишь время от времени важно кивал, соглашаясь с доводами техника. Джо пару раз бросал на меня недоуменные взгляды, он явно не понимал, чего мы привязались к этим дикарям из Райской Рыбалки. Оно и хорошо.

Радук с большим интересом прислушивался к торгу. Пару раз пытался вмешаться, но Кари шлепнул его по затылку, и проводник мигом заткнулся. Керби тут же спросил, а с какой стати этот тип болтается рядом с нами и не подрезать ли ему язык, чтобы не болтал лишнего. Но тут же выяснилось, что без Радука пройти первый блокпост стражников, охраняющих лестницу, будет почти невозможно. А на той стороне придется миновать еще как минимум два поста.

— Я знаю тайное слово, а вы не знаете, — выпятив подбородок, заявил Радук. — И это знание будет стоить все дороже и дороже, если всякие проходимцы, да оставят их добрые силы своим покровительством, будут угрожать мне или бить по затылку.

— Ладно, ладно, — ответил Джо. — Мы тебя не обидим милостями своими, и все такое… Ты получил половину обещанной суммы, и если подведешь нас, то никакие силы тебе не помогут.

— Но всех провести я не могу, — сказал Радук. — Трое-четверо, куда ни шло. А всю ораву — нет, не пропустят.

— Ага, — обрадовался Кари. — Вот и решилось дело.

— Но если мне немного добавят от щедрот и хорошо заплатят страже, то, пожалуй, пропустят, — задумчиво продолжал вымогатель.

Я посмотрел на физиономию Кари, и не смог удержаться от улыбки.

— Тогда не будем терять времени, — заключил Джо.

Мы быстро собрали свое барахло и успели перекусить желтыми плодами. Дочке они понравились, а у меня от этой кислятины только разыгрался аппетит. Подошли рыбаки. Беспалый начал было задираться с купцами, требуя, чтобы они твердо пообещали доставить их в столицу. Джо объяснил рыбаку, что раз уж договорились, то лишние слова ни к чему, и как только раздобудут машину, сразу же подумают, как им помочь. И если понадобится, то сделают несколько лёток туда и обратно. «Складно заливает!» — шепнул мне Керби.

Мне было все равно, обманет Джо рыбаков или нет. Шанс вырваться отсюда обретал плоть и наливался кровью, и если ценой нашего побега будет кровь этих туземцев, то это не наша забота. Пусть Кари и Джо решают свои проблемы, а мы уж как-нибудь займемся своими.

В будочку стражи втиснулись Радук и купцы. Я видел, как наш проводник что-то шепнул начальнику охраны, тот выглянул из будки, увидел наш табор и округлил глаза. Радук снова что-то зашептал ему, одновременно жестом показывая купцам — пора, мол, раскошелиться. Широкая спина стражника загородила проем, потом он вышел и коротко свистнул. Из-за будки вышли трое охранников, наверху что-то загремело, и по лестнице быстро один за другим сбежали вниз еще с десяток.

Начальник что-то негромко скомандовал, и нас окружили плотным кольцом. Нехорошие мысли крутанулись у меня в голове, прежде чем я заметил, что пики и тесаки обращены не к нам, а к медленно подступавшей толпе паломников. Судя по негромкому ропоту, люди были чем-то недовольны.

— Не спать, шевелиться быстро! — скомандовал начальник охраны.

Я увидел, что Радук и купцы уже поднимаются по лестнице, подхватил Катарину на руки и метнулся в будку. Моя жена схватила узел с вещами и побежала за мной. Тут и рыбаки сообразили, что к чему, и потянулись за нами.

В толпе раздались крики, обернувшись, я увидел, что в охранников летят камни, потом сверху щелкнула искра разрядника, и паломники откатились назад, оставив двоих лежать на камнях.

Мы оказались на террасе. К нам подошел стражник и приказал исчезнуть с его глаз долой, махнув при этом стволом разрядника в сторону ближайшего прохода.

В небольшом помещении пахло жареным мясом. У меня свело челюсти от желания выхватить у охранника, сидящего за длинным столом, тарелку с едой и быстро сожрать все, что в ней находится. Судя по алчным взглядам рыбаков, они испытывали те же чувства. Охранник, не торопясь, дожевал, вытер усы тряпкой и поднялся с места.

— Сколько тут вас набралось, — недовольно сказал он. — Ну ладно, подходите по одному ко мне.

Скрипнула обитая медными полосами крышка деревянного сундучка, стоявшего в углу. Оттуда был извлечен… вот так-так! Еще один биосканер. Причем не такая развалина, как на входе в оазис, а многофункциональное устройство, используемое в хороших клиниках. Когда заболел мой тесть… Воспоминания прервал окрик охранника:

— Эй, а ну на место!

Чакмар отдернул руку от блюда с мясом и спрятался за нашими спинами. Щеки его были подозрительно раздуты.

— Ну и паломнички пошли, — покачал головой стражник. — Никакого благочестия, да накажут греховников силы добрые или не очень. Так, слушайте меня внимательно. По одному подходим ко мне и прижимаем ладонь вот сюда. Один раз. Отходим в сторону, чтобы не мешать другим, и дважды не прикладывать ладонь. Понятно? Вот этот божественный камень для испытания веры покажет, можно вам идти дальше или нельзя. Если понадобится, лекарь возьмет у вас немного крови. Бояться этого не надо, возьмет самую малость, на один глоток, — тут охранник заржал, увидев перекосившиеся лица рыбаков.

— Ладно, ладно, — стражник великодушно махнул рукой. — Это у нас шутка такая. Крови самую капельку ему надо, да и то не у всех. Изучает. Ну, вперед.

Мы один за другим подходили к сканеру, на дисплее мелькали какие-то символы и числа. Я заметил, что Джо внимательно рассматривает прибор. Затем он поднял глаза на стражника и хотел было что-то сказать, но тут раздался тонкий писк. С непривычки я сразу не узнал вызов комма. Стражник поднес браслет на левой руке к уху.

— Понял… понял… всех? Да их тут больше дюжины! Да, вместе.

Затем внимательно посмотрел на нас и сказал:

— Пойдете вниз, там вас встретят. Лекарь хочет поговорить с вами.

Короткий коридор за помещением вывел нас на другую террасу, уже на той стороне. Отсюда были видны дома, утопающие в зелени садов, но и короткого взгляда хватило, чтобы заметить — здесь туша Спящего Дракона выступала из камня намного выше, местами исчезая в больших строениях. На крыше одного из зданий поблизости я успел разглядеть посадочную разметку и переглянулся с Керби. Он тоже увидел концентрические круги. Парковка хоть и пустая, но что если появится машина? Наведается кто на свою летнюю виллу…

Встретивший нас охранник повел вниз по крутому пандусу. Это было удобнее, чем карабкаться по узкой лестнице, доски которой трещали под ногами.

Мы долго шли по улице, вымощенной красным кирпичом, озираясь по сторонам. Чем дальше, тем богаче выглядели дома, и не все они были заколочены. Людей поменьше, но и здесь попадались оборванные паломники. Стариков, кажется, больше, чем на той стороне, но и здесь они дремали, прислонившись к стенам. Чакмар сказал, что многие бедные семьи в столице копят деньги, чтобы своих престарелых отцов устроить наверх, потому что отсюда прямая дорога к обиталищу добрых сил, под сень Большого Небесного Паука, плетущего нити судьбы.

— Ловко придумано, — хмыкнул Керби. — Заодно от лишних ртов избавляются.

Мы свернули с мостовой в тупик, который заканчивался каменной стеной. У двери в стене скучал охранник. Увидев нас, оживился.

— Много, много крови напьется нынче…

Но стражник, что привел нас сюда, перебил его:

— Я уже попугал их, не трать силы. Лекарь ждет.

— Всех? — вытаращил глаза стражник.

— Отпирай, нет времени болтать.

За дверью оказался небольшой пустырь, окруженный, как мне показалось, со всех сторон высокой оградой. Я ошибся, с двух сторон ограда упиралась в темную покатую громаду, испещренную большими выемками. К одной из таких выемок нас и подвел охранник.

— Эй, Хабан, я привел новеньких, — крикнул он в отверстие.

«Их… их… их» — зашелестело эхо, выплескиваясь из дыры.

— Ждите, — сказал охранник и двинулся назад.

Рыбакам было не по себе, они нервно озирались, с надеждой смотрели то на нас, то на купцов. Но и нам было не по себе. Маас потрогал темную поверхность, сквозь прозрачную броню которой просвечивала кладка, похожая на чешую, и хотел что-то сказать стоящему рядом Джо, но тут Керби ущипнул Чакмара, и все вздрогнули от его крика.

— Ты чего!

— Поделись мясом, — сказал Керби. — Я видел, как ты стянул со стола.

— Да я его давно съел, — обиженно сказал мальчик. — Если бы не стражник, взял бы на всех. А щипаться не надо.

— Ну, так и быть, — Керби искоса взглянул на меня.

— Может, сами войдем внутрь, — предложил я, отвлекая внимание от Мааса.

— Ну уж нет, — сказал Беспалый. — Велено ждать, будем ждать.

— А зачем? — вдруг спросил Кари. — Зачем тратить время на местного шамана? Мало ли что ему придет в голову. Я видел посадочные площадки…

— Мы тоже видели, — сказал я. — Но если рассердим шамана, как пойдем назад?

— Два охранника, пфе! — скривил губы Кари.

— Так ведь к ним потом набегут еще и еще.

— Ну, если без шума и спрятать тела…

Наш диалог прервал нестройный звон колокольчиков, идущий из отверстия. На всякий случай мы отошли немного назад. Звон усилился, а потом из дыры вывалился… Настоящий шаман!

Лекарь был замотан в разноцветные тряпки, на плечах у него красовалась шкура вьюка, с которой свисали колокольчики, голова была обмотана чем-то похожим на бумажное полотенце после многократного использования. Из-под головного убора выбивались седые волосы, а густая борода свисала аж до пояса. Глаза были еле видны сквозь могучую растительность на лице.

— Ага, — многозначительно прохрипел он.

— О, многомудрый Хабан, — выдвинулся вперед Радук. — Мне нужно питание для Камня Истины, что у Священного Прохода, а этим несчастным хочется быть ближе к добрым силам.

— Ага, — снова повторил лекарь-шаман, оглядывая нас. — А подношения?

Джо отодвинул Радука в сторону и достал кошель с деньгами.

— Многомудрый Хабан, — сказал он. — Мы не поскупимся на подношение, если ты поделишься с нами знаниями о вещах, касающихся сил добрых и прочих. Благоволение сил надеемся получить с твоей помощью. Божественный камень испытал нашу веру и нашел ее приемлемой…

— Чушь! — прохрипел Хабан. — Какой еще там божественный камень? Это обычный амбулаторный биосканер. И не надо изображать из себя тупого номада, когда в каждом твоем слове отдает духом чужака со звезд. Кто еще из вас с Ливермора?

Молчание было ему ответом. Рыбаки попросту не поняли, о чем речь. Кари сунул руку за пазуху, но Джо придержал его.

— Допустим, я один, — осторожно сказал он.

— Ты здесь случайно или по делу? У тебя есть корабль? Сколько ливерморцев сейчас на Тугаме? — вопросы следовали один за другим.

Джо поднял ладонь.

— Отвечу на все вопросы по порядку. Я здесь случайно, но по делу. Корабля у меня нет, но будет. А число ливерморцев на этой планете зависит от того, откуда ты сам, многомудрый.

Хабан склонил голову на плечо, не отводя глаз от Джо.

— Болтлив, но учтив. Не боится странствовать в одиночку. Отвечает не отвечая. Длинный нос и тонкие губы. Ну, здравствуй, человек из рода Кардиганов.

У Джо чуть глаза не выскочили на лоб.

— Откуда вы меня знаете? — вскричал он.

— Я тебя не знаю, я тебя вычислил, — ответил лекарь-шаман. — В моем роду такие молодцы не редкость. Виллу «Старая радость», надеюсь, еще не заложили?

Джо обмяк.

— Дядюшка Хебекук, — только и сказал он. — Я и не мечтал встретить вас.

— Так не бывает, — прошептал мне в ухо Керби. — Слишком хорошо, чтобы быть правдой.

— Плевать, — шепнул я в ответ. — На радостях угостит обедом, и то хорошо. Наверное, нам начало везти.

Мне тогда посмотреть бы на небеса, может, в облаках я сумел бы разглядеть кривую ухмылку судьбы.

Дядюшка Хабан-Хебекук неплохо устроился в чреве Длинной Рыбы, Спящего Дракона, Великой Змеи и прочая, и прочая… Что за дурацкий обычай называть одну и ту же вещь разными именами! Конечно, по роскоши его жилище, наверное, уступало хоромам дядюшки Садзандара, но здесь было тихо, тепло и безопасно. Не знаю, что здесь находилось раньше — агрегаты или внутренности, с равным успехом могло оказаться и то, и другое. Теперь в большом зале с симметричными округлыми выступами в полу разместилось что-то среднее между полевой лабораторией и экспресс-клиникой. На стены налеплены термосветильники, они хоть и работали вполсилы — место было прохладное, — света все же хватало. Здесь Хабан и жил за дощатой перегородкой. Из зала разбегались широкие и узкие туннели. Некоторые из них заканчивались такими же залами, но поменьше, в одних обитали охранники, в других — немощные и хворые, которым дозволительно было просить исцеления не только у сил, но и у лекаря. Третьи вели в темноту, дядюшка экономил светильники.

В честь радостной встречи дядюшка выставил неплохое угощение. Овощи оказались пересолеными, а мясо жилистым, но мы были и этому рады. Рыбакам отвели место в свободном помещении и пообещали накормить. Им не хотелось расставаться с нами, но у дядюшки было тесновато. Чакмар остался с нами. Скинув с себя одеяние шамана, лекарь оказался в комбинезоне из плотной синей ткани, а когда заплел бороду в две косицы, то стал похож на обыкновенного работника из промзоны, которому скоро на пенсию.

Из застольных разговоров Джо и Хабана стало ясно: дядюшка давно застрял на Тугаме и ждал, когда за ним явится кто-нибудь из родни. Привели его сюда дела, связанные с семейным бизнесом. Я так понял, что это были поиски родственника.

— То есть Джо искал тебя, а ты искал его? — удивился я.

— Нет, речь идет о другом человеке, — ответил дядюшка. — Джо о нем, скорее всего, и не слышал.

Мне показалось, что Джо хотел возразить Хабану, но передумал. Они быстро свернули разговоры о ливерморских делах, и дядюшка принялся расспрашивать о наших странствиях и планах.

— Они с Айкона, — значительно сказал Джо. — Пытаются попасть домой. Да и мне не помешает посетить Айкон.

— Я провел на Айконе четыре года, — ответил Хабан. — Там сейчас делать нечего. Хотя, возможно, ты прав: время идет по-разному, все могло успокоиться. Но не будем сегодня говорить о делах. Вам надо отдохнуть.

Колючий взгляд Керби уперся в меня. Быстро соображает техник. Если Джо потеряет интерес к Айкону, то с какой стати он будет помогать нам. Ладно, по крайней мере где-то поблизости есть машины, а с Кари мы договоримся, добром или как получится.

На следующий день Хабан устроил мне, Керби и племяннику что-то вроде экскурсии. Леонора наотрез отказалась куда-либо идти. Азартный Кари выяснил, где живут охранники, и направился к ним попытать удачу на последние. Чакмар куда-то исчез, а рыбаки выбрались наружу, проветрить свои тряпки.

В свете мощного фонаря, который нес Хабан, перед нами возникали помещения, пронизанные мириадами не то кабелей, не то веревок, не то сухожилий. Дядюшка показывал, где можно протиснуться между ними. Несмотря на то, что некоторые по толщине были почти как нити, сдвинуть их не удавалось. В некоторых местах тело застывшего чудовища пронзали солнечные лучи, проходящие сквозь дыры.

— Это не дыры, — пояснил Хабан. — В этом месте обшивка прозрачная, и пыль на ней не держится.

— Все-таки корабль, — пробормотал Керби.

— Иногда я почти уверен, что это корабль, — согласился дядюшка. — Но потом обнаружу что-то вроде этого и снова сомневаюсь.

У нас были слабенькие фонарики, которые Хабан выдал на всякий случай, но они так и не пригодились. Луч дядюшкиного прожектора высветил овальное помещение, облицовка которого топорщилась чешуей, а из пола вылезали ребра какого-то существа, размером с большого вьюка. Казалось, его переварили, но затем все это застыло навсегда.

— Сюда лучше не заходить, — сказал Хабан. — Эта чешуя режет как бритва.

— Выломать не пытались? — поинтересовался Керби.

— А как же! Раньше, помнится, даже лазером пытались вырезать, а какие-то умники протащили сюда дезинтегратор. Когда охрана прибежала, ничего не осталось, даже пыли.

— И что?

— Я же говорю — ничего. Ни одна чешуйка не шелохнулась.

— А как же находки, там, внизу?

— Большей частью выдумки. Сказки, чтобы заманить паломников. Иногда, очень редко, бывают случаи, когда выпадает пластина. Предсказать, когда и в каком месте — невозможно. Иначе я бы сейчас раскатывал меж звезд на платиновом корабле с алмазными иллюминаторами. Ученые из семи, а то и восьми миров здесь дневали и ночевали. Тоже впустую. Впрочем, это давно было. Сейчас из-за карантина нормального оборудования не достать. Раньше здесь целые институты работали, пытались разобраться. Теперь только я…

— Ну и как, разобрались? — спросил я.

— Нет. Думаю, и карантин ввели, чтобы никто больше не совался. Нашли какой-то повод, придрались к мелкой заварушке. Тугам вырождается помаленьку, дичает.

— Да уж, варварство полное, — согласился Джо. — Тут охранники пугали нас, будто ты кровь из паломников выкачиваешь.

— Глупости! — в голосе дядюшки слышалось недовольство. — Кое-какие исследования требуют плазмы.

— Это какие же исследования? — испуганно спросил Керби.

— Сейчас покажу.

В конце извилистого туннеля, стены которого из-за мелких дыр напоминали пастуший сыр, оказался большой зал. Свет, проходивший сквозь дыры в потолке, высветил какую-то светлую массу в центре овального помещения. Вблизи она была похожа на огромную снулую рыбу, всплывшую животом вверх сквозь твердь Лежащего Дракона. Текстура этого продолговатого горба, тянувшегося от стены к стене на десятки метров, была похожа на чешую артефакта, только гораздо крупнее и цвет скорее был розоватым, а не темно-серым. Я пригляделся к овальным пластинам, посмотрел на Керби. Судя по его задумчивому прищуру, он тоже кое-что сообразил.

Через узкий лаз мы спустились в камеру, освещенную двумя светильниками на потолке. Потолок здесь прогибался к полу, и приходилось склонять голову, чтобы не ушибиться. Судя по большим розоватым пластинам облицовки, это была нижняя часть «снулой рыбы».

Вдоль стен расставлены ящики, арматура, подставки для буровых стержней, пузатые бочонки изотопных батарей. Часть оборудования лежала на полу. Я узнал геологический радар малой мощности и обрадовался, как старому знакомому.

— Вот, смотрите, — сказал Хабан. — Здесь имеются чувствительные участки, видные через тепловые фильтры.

С этими словами он включил монитор и поводил небольшой камерой по сторонам. На мониторе замелькали радужные пятна, которые выстроились в темные и светлые полосы.

— Если нанести на эти участки любую органику, рисунок меняется, — пояснил лекарь. — На кровь тоже интересная реакция, но непонятная.

Пока я разглядывал пятна и полосы, дядюшка достал из ящика моток шнура и принялся запихивать его конец в одну из мелких дырок в стене. Второй конец присоединил к другому монитору.

— Оптический щуп? — спросил я.

Хабан кивнул. Изображение дергалось, плыло по мере того, как щуп двигался в узком канале. Наконец оно стало более или менее четким, и я увидел в слабой подсветке еще одно помещение. Два темных пятна в центре, после того как лекарь перешел на инфракрасный диапазон, оказались креслами с высокими спинками и широкими подлокотниками. К ним тянулись не то кабели, не то щупальца. А потом я увидел, что находится в креслах, и вздрогнул.

— Похоже, они мумифицировались, — сказал лекарь. — Это мужчина и женщина. Сколько лет они здесь — не знаю. Сначала мы думали, что со времен возникновения артефакта. Потом стало ясно, что меньше, гораздо меньше. А вот здесь самое интересное. Обратите внимание на устройство, похожее на гидромассажную ванну с крышкой. На этом мониторе не разглядеть, но в одном архиве я нашел файл со снимками хорошего качества. Заплатить пришлось немало, но дело стоило того. Вот, смотрите.

Он поводил пальцем по сенсорному экрану, возник список файлов, потом замелькали снимки, и наконец появилось изображение той же «ванны». Я не обнаружил большой разницы между тем, что увидел с помощью щупа, и тем, что на снимке. Разве что почетче. Дядюшка потыкал в экран. Изображение увеличилось, на корпусе «ванны» стала видна пластинка с какими-то буквами и цифрами.

— Вот оно. По реестру закрытых технологий удалось выяснить, что эта емкость, похожая на ванну — ванна и есть. Регенераторная.

— Очень интересно, — вежливо сказал я, а сам чуть не брякнул: «Ну, и что?».

— М-да, дело давнее, забытое, — отозвался со странным смешком Хабан. — Давайте вернемся, а то я долго здесь не люблю оставаться.

— Еще бы, — согласился Керби, забыв о своих вопросах.

Следующий день мы провели в городе. Стараясь далеко не отходить от резиденции дядюшки Хабана, мы высматривали дома и виллы пороскошнее. Заводили разговоры с охранниками, которые, узнав, что мы гости лекаря, любезно отвечали на вопросы. К вечеру мы уже знали, что сюда порой наведываются из столицы пресыщенные детки богачей — погулять, повеселиться, пощекотать нервы. Ну и проведать своих родичей. Оказалось, не только бедняки стараются пристроить стариков поближе к небу.

— Что же, со всего Тугама сюда везут? — спросил Керби.

— Ну, везут, — ответил стражник.

— Все же маловато старых людей здесь для целого мира.

— Так у нас до старости мало кто доживает, — стражник зевнул, осенил рот оберегающим жестом и двинулся дальше.

Вскоре мы нашли стоянку под навесом, на которой были припаркованы две легкие машины и один грузовоз. Кари нырнул было под ограждение, но его остановил окрик пожилого сторожа. Ночью купец выиграл немного денег у охранников, и деньги эти пришлись кстати. Перекочевав к сторожу, они сделали его слепым и глухим. Но тут выяснилось, что траты были пустыми. Слабые движки легких машин не годились для заатмосферных полетов, а у грузовоза вообще от двигателя остались только крепления. Кто-то уже похозяйничал здесь.

Кари хотел отобрать деньги у сторожа, но того и след простыл. Возможно, это был и не сторож вовсе. Ближе к вечеру наши поиски и потери были вознаграждены. Сначала мы попали на кладбище машин. Песчаные ветры проели дыры в корпусах, стекла потеряли прозрачность, а посадочные амортизаторы торчали в разные стороны, как вывихнутые руки и ноги. Керби долго рассматривал остовы, цокал языком, потом грустно сказал, что здесь делать нечего. Зато сразу за кладбищем мы обнаружили большую мастерскую, в которой полным ходом шла работа.

Хищным взглядом Кари пересчитал, сколько людей в мастерской, и остался доволен. Если никого нет в подсобках, то пять человек для нас не помеха.

— Не вижу ни одного грузовоза, — озабоченно проговорил Кари. — Мелочь сплошная.

— А что там, за подъемником? — спросил я. — Какая-то большая штука.

— Оно! — у Кари загорелись глаза. — Это лучше, чем грузовоз с кабиной на двоих. Это прогулочный шаттл. В него кроме пилота еще трое влезут, а то и четверо.

Мы с Керби переглянулись. Дорога домой вроде начинала обретать конкретные очертания.

— Надо будет спокойно обсудить все варианты, — обратился я к Кари. — Сейчас мы все равно не можем рисковать. Завтра утром попробуем выяснить, в каком состоянии машины, как их охраняют.

— Да, торопиться не следует, — согласился купец.

Вечером, после ужина — на сей раз нам выдали банки с мясным фаршем — я выбрался на пустырь. Сходил к выгребным ямам, а когда вернулся, то обнаружил Чакмара. Он вылезал из дыры, находящейся неподалеку от входа.

— Смотри, заползешь, куда не следует, назад не вернешься!

— Я тут все ходы-выходы уже знаю, — похвастался Чакмар.

— Так уж и все? Иди-ка лучше спать.

— А я знаю, где они продукты держат.

Спать мне расхотелось. Каждый день начинается с вопроса — где раздобыть еды, чем накормить дочку и жену. Сейчас нас кормит Хабан, но долго ли еще будет? А если удастся машину увести, как там на корабле с едой?

— Пошли посмотрим, что за продукты. Только тихо.

Чакмар подмигнул и полез обратно.

Мне с трудом удалось протиснуться в лаз, потом дело пошло веселей, стены раздались, и мы двинулись по спиральному ходу, который, как объяснил Чакмар, вроде опоясывает главный зал. Сначала мы шли в полной темноте, держась, как велел Чакмар, за правую стену. Потом слабое свечение, идущее из узких щелей в полу, помогло сориентироваться.

Склад продовольствия оказался прямо над залом. Сквозь щели можно было разглядеть оборудование, какого-то старика, лежащего на топчане, и Хабана, делающего рукой пассы над головой больного. Меня больше интересовало содержимое ящиков, бочек и канистр, аккуратно сложенных штабелями и рядами. Краткий осмотр показал, что еды и питья одной семье здесь хватит на годы. Но я не собирался здесь жить годы. Что-то можно прихватить сейчас с собой из открытых ящиков, но что?

— Молодец, Чакмар, — прошептал я. — Ты иди к себе, чтобы не хватились, а я пока посмотрю.

— Только крошки на пол не сыпьте, — ответил он. — А то на голову лекаря упадут, неудобно получится. Если с умом дело провести, можно заработать немного монет, да?

И исчез в темноте.

А я растерянно ходил среди изобилия, пока приближающиеся голоса не привели меня в чувство. Я метнулся к ящикам и присел за ближайшим штабелем. Появились два охранника, громко переговариваясь между собой насчет того, что в прошлый раз вместо хмельного им попалось квасное и от рыгалова нельзя было уснуть. Они подхватили за ручки большой ящик, крякнули и понесли.

После того как шаги и голоса стихли, я выждал некоторое время и выбрался из-за штабеля. Как же они с ящиком протиснутся, подумал я и тут же сообразил, что, наверняка, есть другой ход, более удобный. В темноте лучше не рисковать. Но фонарик-то я не вернул!

Выбравшись из лаза, я быстро пошел к своим. Дочка уже спала, а Леонора ждала меня. Нас поместили в закутке рядом с большим залом. Я взял фонарик, велел жене спать и не беспокоиться и двинулся обратно. Мелькнула мысль позвать с собой Керби, но его отсутствие могут заметить.

Второй ход нашелся быстро. Он был шире, правда, потолок оказался низковат. Пару раз я крепко приложился головой. Туннель шел вниз и вывел к залу, в котором разместились охранники. Я чуть не вывалился к ним, но вовремя затормозил. Повернул обратно и пошел было к складу, но тут обнаружил, что в туннеле через равное количество шагов в стене попадаются круглые отверстия размером с голову. Не знаю, о чем думал в тот миг, но в одно из них голову я и сунул. Вот была бы потеха, если бы застрял. Но хвала местным силам, не застрял.

Отсюда была видна камера, в которой с удобством расположились дядюшка и племянник. Их голоса были слышны отчетливо. Сначала я не понял, о чем они говорят. Потом вслушался. Судя по всему, Хабан камня на камне не оставлял от теории инволюции. Мне это было неинтересно, и я осторожно зашевелил головой, вытаскивая ее из отверстия. Но тут он заговорил о нас, и я застыл.

— Эти айконцы ничего не поняли из того, что я им показал. Но ты-то мог догадаться, что надпись на регенераторе была на русском языке.

— Великое небо! Какое отношение Урал имеет к артефакту? Неужели…

— Без паники. Скорее всего — никакого. Артефакт существовал здесь до Исхода, а возможно, вообще до того, как на Старой Земле появился человек. Но ты обратил внимание на то, что фактура там другая. Такое впечатление, что артефакт пытался переварить корабль, втянуть его в себя. И это произошло не так давно. Местных лет сто, от силы двести.

— И сюда Урал свои пальцы дотянул, — с досадой сказал Джо.

— Да, неприятно, что уральцы интересовались артефактом. И вообще, Ливермору и Уралу придется выяснить, кто чего стоит. Нам слишком тесно в одной Вселенной. Айкон для нас может сыграть решающую роль. Я ведь не зря заставляю всех сдавать кровь. С одной стороны, сразу узнаешь, не появился ли кто с Ливермора, с другой — иногда наблюдается странная реакция артефакта, приборы регистрируют всплеск лептонной активности, идущий откуда-то из каменного массива. Среди тугамцев с такой кровью попадаются единицы, среди ливерморцев тоже. А вот у жителей Айкона сплошь и рядом. Потому-то я хочу держать их под боком.

— Разве есть что-то общее между артефактом, кораблем и Большой Иглой?

— Интуиция мне подсказывает, что их объединяет некая технология. О которой не принято говорить.

— Да ладно тебе, дядя Хаби, — в голосе Джо мне послышалось веселье. — Ты нащупал подходы к управлению нанобами или я ошибаюсь?

Молчание длилось так долго, что у меня затекла шея. Я медленно пошевелил ею, но тут же замер, потому что Хабан наконец смог выдавить из себя слабый хрип.

— Кто? Кто тебе сказал?

— Ну, а сам-то как думаешь? Кто оплатил мою учебу? Кто меня послал на твои поиски?

— Ага, — голос вернулся к дядюшке. — Совет Директоров, я полагаю?

— Да. И, кстати, у меня полномочия наблюдателя Совета.

— Это хорошо, — сказал Хабан.

— Это гораздо лучше, чем ты думаешь, — отозвался Джо. — Семья… То есть Совет Директоров был вынужден продать часть активов, но мы сумели перекупить архив Нанотеха. К сожалению, ничего существенного в нем не оказалось, но кое-какие следы мы нащупали. Платежные ведомости некоторых специалистов позволили сузить направления работ. Там еще копать и копать. Лучшие специалисты работают.

— Архив, значит! Рискованно, смертельно рискованно.

— Еще бы. Узнай на других мирах об этом, от Ливермора остались бы дымящиеся развалины.

— Что было в архиве? Нашли систему активации? — спросил дядюшка.

— Если бы нашли, разве сейчас мы с тобой сидели бы в этой заднице? Мы смогли бы оживить эту хреновину, превратить ее во что угодно — хоть в пассажирский корабль на сто тысяч человек, хоть в звездный разрушитель, о которых рассказывают сказки.

— Да-а… — мечтательно протянул Хабан. — Один комплект узкофункциональных команд — и Вселенная у наших ног. Увы, пока это волшебная сказка.

— Кстати, о сказках. Айконцы приняли меня за дурачка, собирающего местные предания. И на самом деле я действительно последние десять лет собираю, где только могу, фольклор. Ну и все эти истории о чудесах, тайнах, особенно всякие заговоры, песни, магические заклинания…

— Вот оно что, — протянул дядюшка. — Песни и заклинания. Ты хочешь сказать, что команды поступали в акустическом диапазоне? И даже зафиксированы письменами? То есть, — хихикнул он, — ты поверил в существование книги Микрономикон?

— Судя по некоторым архивным файлам, эта возможность не исключена. Все эти предания о магах и волшебниках могут иметь в основе банальные воспоминания о древних цивилизациях, съеденных нанобами, вышедшими из-под контроля. Меня тоже иногда пробирает озноб при мысли о том, что мы можем их разбудить.

— Пусть боятся наши враги, — ответил лекарь. — А чему суждено случиться, то и произойдет. Или уже произошло. Я думаю, что нанобы — не наших рук дело. Их создали задолго до того, как человек горделивым прыщом выскочил на теле мироздания. Так что совесть твоя чиста.

— Теория инволюции как раз об этом и говорит. Перволюди…

— Дерьмо твоя теория, дерьмо твои перволюди, — почему-то рассердился дядюшка. — Неважно, кто создал первых нанороботов, важно, что нанобы давным-давно выполнили свою миссию и разлетелись по всей Вселенной. Они везде, повсюду.

— Да, мы предполагаем, что так называемый карботитан на самом деле компактная форма хранения активных нанобов. Именно поэтому Джарвус был отправлен на Тугам, но с тех пор его никто не видел.

— Его видели, и даже не раз. Более того, он добыл как минимум две пластины и успел передать сообщение в Совет. Потому меня и перебросили с Айкона. Но когда я прибыл сюда, Джарвус исчез.

— Может, я попробую найти его? — произнес Джо.

— Попытайся. Я вот лет десять искал, но так и не нашел. Мне сейчас хватает других проблем.

— Хорошо, мы поговорим об этом завтра. Но все же насчет нанобов… Ты сказал, они везде? Что ты имеешь в виду? Латентные формы? Их нет, иначе сенсоры карантинной службы засекли бы сразу.

— А вирусы?

— Что — вирусы? — переспросил Джо.

— Все вирусы появились от некоего протовируса, не так ли? Так же, как и нанобы возникли из первоассемблера. Вирусы от нанобов не отличаются практически ничем. Можешь считать вирусы сильно мутировавшими нанобами, программа которых настолько искажена, что все попытки вернуться к исходной задаче лишь приводят к непредсказуемым результатам. Например, к появлению ДНК. Я не могу с уверенностью сказать, случайность это или так задумано.

— Кем задумано?

— А тебе не все равно? — вспылил Хабан. — Назови его создателем первовируса, или протоассемблера, назови Создателем, или Врагом, какая разница. Все нанобы рано или поздно эволюционируют или, если тебе так приятнее — деградируют в структуры, аналогичные ДНК, оптимальные для этой Вселенной. То есть Нанобог создал первые существа по своему образу и подобию, а уж те выстроили со временем свои конгломераты, галактики и вселенные, то есть нас с тобой. Поэтому чрезвычайно важно найти старые формы. Мы сможем направить их мутацию в нужную для нас сторону.

— Я знаю по меньшей мере шесть миров, — со смешком отозвался Джо, — в которых нас сожгли бы за ересь. Твоя картина мироздания внушает страх.

— Пустое. Нечего боятся того, чего не избежать. Рано или поздно один, всего одни ассемблер выйдет из-под контроля. Тогда они начнут поглощать, переваривать, превращать в себя же все холодное вещество. А затем и остальную материю — инициируя взрывы или угасания звезд, их распыление, превращение в пыль. А уж потом из этой пыли — то есть выполнивших свою программу «диких» нанобов — заново сконденсируются солнца и планеты, а уцелевшие «правильные» начнут эволюционировать в гены, белки и так далее. Круг замыкается, и все опять с чистого листа. Или не совсем с чистого. Остаются какие-то следы на уровне квантовой памяти, если, конечно, говорить о такой памяти имеет смысл.

— О чем это ты? Я помню страшные сказки о так называемых квантовых компьютерах, но говорить о них всерьез не стоит.

— Я не специалист в области научного мифотворчества, — устало сказал Хабан. — Но если сохранились какие-то следы прежних структур, то не исключено, что в каждом новом цикле нанобы пытаются воспроизвести вселенную с точностью до последнего кварка.

— Ерунда, — хмыкнул Джо. — Принцип неопределенности и все такое…

— Не знаю, я лишь выдвигаю предположение. Что если они пытаются обойти этот принцип. Или наоборот, перебирают варианты, чтобы в итоге получить вселенную, в которой, скажем, они не возникнут. Может, работает программа на очень глубоком уровне, цель которой — самоликвидация нанобов.

— Очень затянувшийся суицид, — сказал Джо. — Безумие какое-то.

— Что мы знаем о первосоздателе нанобов? Может, для него от вселенной до вселенной — одни миг, один чих.

У меня в носу засвербило, и я еле удержался от того, чтобы не чихнуть. Медленно втянул голову обратно. Успел только расслышать, как Джо спрашивает, не тела ли первосоздателей мы видели в креслах, на что дядюшка лишь рассмеялся. Но меня уже утомили эти высокоученые беседы, да и спать хотелось очень.

После ночной вылазки на склад прошло три дня. Леонора плохо себя чувствовала, и я остался с Катариной. Мы гуляли по ближним улицам, не отходя далеко от нового жилья. Керби, Кари и увязавшийся с ними Чакмар кружили близ мастерской по ремонту машин. Рыбаки маялись от безделья.

Они валялись на пустыре в тенечке, лениво кидая камешки в ограду. Хворых паломников днем тоже вытаскивали на свежий воздух, они сидели на циновках, греясь на солнце, и беседовали с забредшими сюда в поисках еды стариками, которых стража иногда пропускала. Я спросил Джо, как долго мы будем пользоваться гостеприимством Хабана.

— Да сколько надо, столько и будем, — ответил племянник своего дяди.

— Ну, а как насчет захвата машины?

— Не надо об этом говорить здесь, — Джо приложил палец к губам. — Охранники не должны ничего знать.

— Так они же вроде в его подчинении.

Джо качнул головой.

— Нет, они его охраняют, но и отсюда не выпустят. Да он и сам пока не собирается никуда. А вот мне надо срочно вернуться на Ливер-мор. Разумеется, — спохватился он, — я не забыл о своем обещании. Кари все еще мой должник, и денег у него нет. Подождем, посмотрим, как сложатся дела с транспортом.

С транспортом получилось худо. Да и все остальное сложилось как-то нескладно. Как-то странно все сложилось-разложилось.

Я обратил внимание на то, что в последнее время Кари и Керби о чем-то шепчутся. Мне техник сказал, что они нашли подходы к одному из мастеровых, теперь дело за малым — сговориться о сумме и добыть топливо.

— С топливом беда, — сказал Керби, почему-то отводя глаза. — Оно все под замком, надо подкупить охрану, а она часто меняется. Но мы что-нибудь придумаем.

В том, что он придумает, я не сомневался. И поначалу даже не удивился, когда Чакмар шепнул мне о машине, готовой к полету. Но, судя по описанию, это была маломестная машина, для нас не подходящая. А потом эта троица исчезла и не появлялась целый день, ночью их тоже не оказалось на месте.

Утром мы снова вышли погулять. Но не успели отойти на несколько шагов, как за нашей спиной раздались крики, шум. Старички, роющиеся у мусорных коробов, шарахнулись в сторону, а из входного отверстия на пустырь высыпали рыбаки, охранники, за ними показались Хабан и Джо.

Беспалый хватал за грудки папашу Мааса, размахивал кулаком перед его носом, а Гинтар безуспешно пытался оттащить его.

— А ну всем тихо! — гаркнул Хабан. — Драться будете за оградой. Сейчас всех выгоню отсюда.

— Я сам уйду, — крикнул в ответ Беспалый. — Только пусть вернет то, что украл!

— Дурной сын дурной матери! — заорал в ответ Маас. — Если бы жезл власти был у меня, сейчас твоя глупая башка валялась бы в отхожем месте. Говори, куда ты ее спрятал, или сейчас я тебе шею сверну!

— Молчать! — Хабан подал знак стражникам, и двое из них, оттолкнув Мааса в сторону, завернули Беспалому руки за спину.

Маас воспользовался ситуацией и успел влепить сыну две оплеухи, но и его мигом скрутили.

— Говорить тихо, но быстро, — велел Хабан. — В чем дело?

— Он украл жезл…

— Что еще за жезл?

— Торговый человек обещал за него хорошую цену, а он подслушал.

— Ты еще поторгуй моим имуществом! — Маас плюнул в сторону Беспалого, но промахнулся.

— Какой торговый человек, Кари, что ли? — вмешался Джо.

Он быстро обежал нас глазами и что-то шепнул дядюшке. Тот нахмурился.

— Ладно, это мы сейчас выясним, — сказал Хабан. — Так что за история с жезлом.

Беспалый открыл рот, и я понял, что дело скверное. Но ничего поделать не мог, осталось лишь слушать, как простодушный рыбак жалуется на своего отца, похитившего символ власти — палицу с лезвиями из прекрасного материала, точь в точь как чешуя Большой Рыбы, но крупнее.

Некоторое время все молчали, переваривая его слова. Я увидел глаза лекаря, и мне стало страшно.

— Где эта палица? — негромко спросил Хабан у старосты. — Кто последним видел Джарвуса? Откуда у тебя его артефакты?

— Да продал он ее купцу, а сейчас строит из себя дурака, — ответил Маас. — Жезл достался мне от отца, а ему от его отца.

— Врешь! — крикнул Саам. — Ты хвастал, что отнял его у чужака. Ты сам хотел продать его купцу.

— А где купец?

— И где, кстати, Керби и мальчик? — добавил Джо.

— Это у него спросите, — Гинтар показал на меня пальцем. — И Кари тоже поищите. Они собирались машину украсть.

Один из охранников тут же заговорил в комм, выслушал, потом обратился к Хабану:

— Тут сообщили, что угнана легкая машина. Вчера вечером была на месте, а сейчас нет. Нашли тело сторожа.

Джо посмотрел на Хабана, а тот на меня.

— Убейте всех, — сказал лекарь. — Они осквернили святое место.

То, что случилось, наверное, произошло за минуту, а может, и еще быстрее. Маас и его сын вырвались из объятий стражников, в их руках сверкнули ножи. Гинтар кинулся под ноги бегущего на него охранника, тот кувыркнулся, но задел рыбака пикой. Хабану не повезло, Маас был рядом и успел дважды пырнуть лекаря, прежде чем на его голову обрушилась дубинка охранника. Гинтар и Беспалый сбили с ног нескольких стражников, но силы были неравны, и они рухнули под ударами тесаков.

Я медленно пятился к двери в ограде, прижимая к себе Катарину. Разобравшись с рыбаками, стражники повернулись в мою сторону. Оружия у меня не было, и они пошли к нам не торопясь, поигрывая тесаками. Я хотел закрыть глаза дочке, но не успел.

Она закричала.

Ее крик словно взорвал меня изнутри, я уже не слышал его, настолько он был высок, казалось, еще немного, и кровь вскипит в моих жилах. Потом наступила тишина, которую нарушал тихий шелест. С поверхности артефакта ударила струя чешуи, она иссекла стражников и, пронзив каменную ограду, исчезла, оставив темный прочерк.

А потом что-то лопнуло в небе. Я невольно поднял голову и увидел, что высоко за облаками возникло радужное сияние. Тогда мы не знали, что это означает.

Все переменилось.

Из рыбаков выжил только папаша Маас. За ним присматривают женщины из деревни, а он возится с детьми паломников, которые и не подозревают, что этот ворчливый старик не так давно был грозой Райской Рыбалки. Эти же паломники расправились с Джо после того, как свидетели происшествия рассказали им о Чуде Разбуженного Дракона. Ливерморец так и не открыл мне, из-за чего лекарь хотел убить нас. Он молчал, когда ему перевязывали раскроенную голову, молчал, когда старцы тащили его к обрыву, и в его пустых глазах не было даже вопроса.

Его судьба — не моя судьба. Я не испытывал к нему жалости, из-за него чуть не погибли мои дочь и жена. Лишь досада, что многое осталось непонятным. Не заботила меня и судьба беглецов Керби, Чакмара и Кари. Вот уж кто не пропадет в ужасном и темном мире, что остался за пределами оазиса.

Вроде нет причин сходить с ума от скуки — я мечтал о доме и покое, и мечта моя исполнилась. Пусть несколько своеобразно, но торг с судьбой еще никому барыша не приносил. Я не знаю, какие механизмы активизировал крик Катарины, но после того, как вернулись караваны, мы узнали, что оазис накрыт непроницаемым куполом. Старцы пояснили всем, что это силы позаботились о нас, поставив незримую очами стену между праведниками и греховным миром, и до назначенного срока ни войти, ни выйти.

Забот у меня и у жены моей нет, многие почитают за честь прислуживать родителям девочки, отмеченной силами столь необычным образом. От подношений ломятся погреба большой виллы, куда нас поселили.

Сады здесь плодородны, вода вкусна и рыбы в прудах вдоволь. Маас нашел среди паломников людей из рыбацких деревень, и теперь они варят вонючий соус — его запах все так же изводит меня. Каждый раз, когда в дни его созревания жгучий аромат касается моих ноздрей, воспоминания о наших странствиях снова и снова плывут перед глазами. Иногда бессонными ночами, вглядываясь в очертания созвездия из восьми ярких звезд, я вспоминаю нашу бестолковую жизнь в Райской Рыбалке.

Я надеялся, что шок вернет Катарине дар речи, но она так и не заговорила. Она молчит, когда ей поклоняются, молчит, когда приносят дары и вопрошают об удаче, молчит, когда старейшины терпеливо ждут от нее знака или знамения.

Она улыбается лишь, когда бросает камешки. По-прежнему метко — каждый бросок точно к нужной дощечке в нужном круге на песке. Она не обращает внимания на старейшин, которые трактуют тот или иной бросок. Старейшины уверены, что она была послана силами для того, чтобы разбудить на чудесное мгновение Большого Змея, а тот в доброте своей даровал всем здоровье и безопасность.

Что говорить, с тех пор раны заживали практически мгновенно, хворых становилось все меньше, и покойников сбрасывали вниз очень редко, а потом и вовсе перестали. Появились было еретики, которые намекали, что ежели девочку принести в жертву силам, то удача воплотится полностью, но тела еретиков, привязанные к сухим деревьям, расклевали птицы, тем самым опровергнув их утверждения.

В особые дни для принятия важных решений старейшины приносят вместо дощечек ярко начищенные медные и серебряные пластины и развешивают их на дереве с кривыми ветвями. Дерево считалось высохшим, но к всеобщей радости оно вдруг сверху донизу покрылось мелкими зелеными листьями. Ветер шевелит пластины, солнечные пятна бегают по площади, а дочке моей торжественно подносят золотой шарик.

Катарина всегда попадает в пластину. Все внимательно следят, в какую именно ударит шарик и какой при этом звук пластина издает. Порой возникает сильный, долго висящий в воздухе гул. И тогда счастливые старцы веселятся как дети.

Мэтью Джарп. Город Здравомыслия.

«Если». 2005 № 12

Поселенцы просто созданы быть легкой добычей. Во-первых, они обретаются у черта на рогах за орбитой Нептуна, эдакие последние крохи цивилизации перед Великой Тьмой. Во-вторых, у каждого своя философия. Никто просто так от человечества не отделяется, если только не одержим какой-нибудь идеей, которая никак не укладывается в рамки привычного образа жизни. А потому поселенцы сваливают и обосновываются на ледяных телах за орбитой Нептуна и там пытаются построить для себя Утопию. Никогда еще не встречал философии, которая не калечила бы общество. Поэтому большинство поселений выглядит хило.

Пожива легкая, но скудная. Оборудование у них не из лучших. И нет ни уймы энергоносителей, ни сырья, ни разнообразной бионики. Короче, нет ни одной вещи, ради которой пират с радостью рискнул бы жизнью. На самом деле пояс Койпера приобрел славу своего рода питомника для пиратов. Оттачиваешь уменья там, куда свет Солнца почти не достает, а потом, когда получишься и приобретешь оружие, соскальзываешь в гравитационный колодец и вступаешь в высшую лигу.

И зачем я тогда ошиваюсь здесь, среди ледяных глыб? В том-то и дело. Видите ли, я больше не пират. Я теперь по эту сторону закона. Теперь, превращая космолет с командой в комок сплавов с обжаренной начинкой, я на стороне ангелов. Я Уничтожитель, вон и лицензия на передней переборке, рядышком с фотографией моей мамочки-праведницы.

Информацию я получаю из «всевидящего ока». Координационная Группа держит три космические станции на полярных орбитах Солнца, перпендикулярных эклиптике. С помощью своих станций и рассыпанных по всей Солнечной системе спутников-шпионов эти гады все кругом видят. Надо ли говорить, что именно появление Координационной Группы убедило меня и мне подобных взяться за ум. Лучше играть за команду-победителя.

И вот я мирно бью баклуши сразу за орбитой Нептуна, и вдруг на радаре — «би-и-ип». Что-то там есть, чему быть не положено, и Координаторы про это не знают, — со мной такое впервые.

Подкрадываться поздновато: мои радар и приемник орут что есть мочи, то есть я себя уже выдал. Ну и ладно, тогда поиграем в Уничтожителя. Щелкаю громкоговорителем и голосом Воинственной-Скотины-При-Исполнении талдычу:

— Лицензированный Уничтожитель «Синица в руке» обращается к неопознанному объекту. Пожалуйста, активируйте переговорное устройство и назовитесь.

Одновременно посылаю плевок машинного кода, который передаст то же сообщение (минус воинственный тон) автоматизированным системам корабля.

С чего это я решил, что передо мной корабль, а не какой-то там астероид, удравший с привычной орбиты? В конце концов, у меня же на радаре только крошечная точка. Может быть чем угодно.

Чутье, если хотите. Несколько минут сбора информации, и система наведения в бортовом компьютере подтвердила мое подозрение. Та штука полая внутри, вращается и около тридцати тысяч миль назад выбросила облачко — при поджиге ракетного топлива для корректировки курса.

Значит, я прав. Как и следовало ожидать, черт побери. Я здесь выжил и тянул лямку дольше, чем многие вообще жили на свете, и большую часть этих лет я провел, охотясь на корабли. Тушенку в жестянке я за тысячи километров чую.

Но с неопознанного судна никакого ответа. Вопрос Уничтожителя не полагается пропускать мимо ушей. Проложив курс, я рванул за нахалом. Обогнал его за какие-то пару часов. Он даже убегать не пытался. Вот тут-то я впервые увидел его посудину.

Посудина — это еще мягко сказано. Кораблик был просто комком камня и льда и, наверное, только чудом удерживал равновесие, когда турбины запущены. За орбитой Марса он и десяти минут не протянет. Солнце растопит лед, а что тогда будет скреплять эту рухлядь? Неудивительно, что Координаторы его не пришпилили. Передо мной был просто чертов астероид.

— На случай, если у тебя нет сенсоров, дружок, скажу, что следую параллельным курсом на расстоянии двух тысяч метров от твоего… ну, хочешь, назовем это судном. Так вот, я уже тебе сказал, кто я, но если ты слишком долго болтался на своем камне, я тебе объясню, что это означает. А означает одно: на тебя нацелена моя пушка, которая за пару секунд расплавит тебя вместе с посудиной. Идем дальше. Теперь ты, вероятно, спрашиваешь себя, что делать, чтобы избежать подобной участи. Для начала можешь назваться, а потом подумаем.

Я дал ему несколько минут, а мое сообщение повторялось по всем частотам и на паре десятков общих языков, и наконец дождался ответа:

— Э… не стреляйте, мистер. Я Джессе Марсларсен. Из Высоко Фантастической Империи Трансэмоционального Превосходства.

Придется поискать в базе данных… Шестьдесят три человека, живут в пещере, вырубленной в ледяном астероиде на расстоянии двухсот миллионов миль отсюда. Да уж, фантастика на всю катушку.

— Ты правильно поступил, Джессе. Теперь, когда ты заговорил, вероятность того, что я тебя прикончу, процентов на пятьдесят меньше. Имя и регистрационный номер твоего судна?

— У меня его нет. Корабль самодельный.

— Уже догадался. Значит, в Координационной Группе ты его не зарегистрировал?

— Взнос нам не по карману. Мы не производим ничего, что могли бы продать, понимаете?

— Ага, эти данные у меня на экране. Однако опасно шляться по космосу, когда Координаторы не знают, что у тебя на уме. Такой парень, как я, скорее всего, сперва откроет огонь, а уж потом будет объяснять ситуацию комиссии по надзору. Давай-ка дадим Название твоему кораблю. Пусть будет «ДЖАФР».

— Это что, случайный код?

— Нет. — Я хотел было объяснить ему, что означает сокращение, но передумал. У нашего Джессе, похоже, с чувством юмора не ахти. — Да, случайный код. А теперь сделаем так, как поступают Координаторы, когда регистрируют полет. Я спрошу, какое у тебя дело, куда ты летишь, а потом посмотрю, что у тебя на борту. Смысл в том, чтобы люди в месте твоего назначения знали: опасности ты не представляешь и можно спокойно позволить тебе пришвартоваться. Если, конечно, они готовы заплатить за эту информацию.

— Ну, я ведь никак не смогу тебя остановить, да? — спросил Джессе. — Я согласен все рассказать и пустить тебя на борт для инспекции. Но знай: то, что ты расскажешь тем, к кому я лечу, их не обрадует.

— И почему же, Джессе?

— Потому что я собираюсь их убить.

Зонды, которые я взял с собой на «ДЖАФР», подтвердили слова Джессе. Он перевозил здоровенное термоядерное устройство, погребенное под камнями и льдом, из которых состоял его корабль. Никакой артиллерии или вообще какого-либо оружия у него не было. Просто одна дурацкая бомба, стандартный ионный двигатель и довольно жалкий модуль жизнеобеспечения. Удивительно, но кто-то позаботился снабдить никудышное суденышко спасательным шлюпом и коммуникатором для подачи сигнала бедствия. Тщетная мера в этом малонаселенном регионе, но два очка за предусмотрительность. В остальном кораблик оказался на редкость убогим. Тут и одному было бы тесновато, но на борту оказалось двое. Двое молодых людей.

В модуль жизнеобеспечения я попал через короткий туннель, который вел к шлюзу. Впустили меня без протестов или угроз, но я все равно не снял боевого скафандра. Не потому, что так безопаснее, а потому, что, обращаясь к металлической лицевой пластине и батарее сенсоров, люди всегда нервничают. А мне нравятся ответы, которые слышишь от тех, кто нервничает.

Джессе Марсларсен оказался темноволосым узколицым парнишкой. Отличный марсианский генотип. Согласно опубликованному манифесту Высоко Фантастическая Империя копалась в эмоциях. Они использовали кое-какие импланты и генетические модификации, чтобы… ну, не знаю, обуздать эмоции, или лучше их понять, или еще что. О своих успехах им доложить было нечего, но все равно — желаю удачи.

Фокус с боевым скафандром начинал действовать на Джессе. Если по связи его голос звучал напряженно, то сейчас казалось, что парнишка вот-вот сломается.

Его спутница была не из Высоко Фантастической Империи, а из соседней колонии. Милашка шестнадцати земных лет, рыжеватая блондинка, зеленые глаза и россыпь веснушек на носу. Но внешность, как это часто бывает в наши дни, обманчива. В ее случае упругое тело фотомодели — просто ходячая питательная среда для софонтового шелка.

Я не раз видел, как люди разгоняют себе мозги нитями. Готов поспорить, что на Луне нет ни одного жителя, у которого в старом добром «сером веществе» не нашлось хотя бы кусочка шелка. Это популярный имплант; не из тех, какими пользуюсь я, но имеет своих приверженцев. Приятно видеть, что даже эту моду поселенцы довели до крайности. Сомневаюсь, что в хорошенькой головке фотомодели осталось хотя бы что-то от молодой девушки, которую когда-то звали Шонеси Мактэггерт. Стоило мне с ней заговорить, как сразу стало ясно: я говорю с шелком.

Она была из анклава, называющего себя Лучший Путь. Сведений о нем в моей базе данных оказалось немного, а на одном названии далеко не уедешь. Если вся их доктрина построена на увлечении модификациями мозга, они могут быть очень и очень опасными. Однако в тот момент меня интересовало не то, почему Лучший Путь создал столь отвратительное существо, а для чего ее посадили на корабль с мальчишкой и бомбой.

— Джессе, Шонеси, спасибо за приглашение. Люблю, когда облегчают работу. Обязательно упомяну это в отчете. А теперь, если вы не против, расскажите, что вы затеяли. Ваша траектория, похоже, примерно через двадцать три дня приведет судно к колонии под названием Город Здравомыслия. У вас ссора с этими ребятами?

— Мы наносим им ответный удар, — серьезно ответил Джессе. — За последние два года они много раз атаковали нас.

— Атаковали обе ваши колонии?

— Нет, пока только Высоко Фантастическую Империю, но и все остальные в нашем секторе тоже под угрозой. Лучший Путь как раз проходил по орбите под нами, и сначала они помогали нам советом, как отразить атаки, а теперь предложили дать им сдачи. Шонеси здесь для того, чтобы произвести стратегический анализ базы, которую предстоит уничтожить, и найти то место, где бомба произведет максимум разрушений. У Высоко Фантастической Империи нет никакого опыта в подобных делах.

— А у Лучшего Пути есть?

— Кое-кто из них был на военной службе. До того, как присоединиться к Лучшему Пути.

— Но, конечно, не сама Шонеси.

— Ее тренировали профессионалы. — Джессе глянул на девушку у другой стены кабины. — Она справится.

Я повернулся к Шонеси.

— Миссия камикадзе?

Задавая этот вопрос на стандартном китаглийском, я одновременно направил луч коммуникационного лазера в линзу-слезу у нее на левой щеке. По нему я послал кое-какие приоритетные овердрайв-коды, чтобы посмотреть, не выболтают ли что-нибудь ее импланты лицензированному Уничтожителю. Как выяснилось, ничего. Она была заперта. Заперта для официального чиновника. Но я уже говорил вам, что не всегда работал Уничтожителем. До того как переметнуться к Координационной Группе, я был пиратом.

— Не обязательно, — отозвалась Шонеси. — Но если до такого дойдет, мы готовы. — Она взглянула на Джессе, а тот смотрел на нее с гордостью и восхищением.

— Ты готова отдать жизнь, лишь бы помочь соседям?

— Верно, это не наша борьба. Лет через десять или около того наша орбита уведет нас в другой сектор. Но нельзя оставлять безнаказанной неприкрытую агрессию. Наш Совет старейшин был готов рискнуть моей жизнью, чтобы помочь этим людям.

Надо отдать должное программному обеспечению, которое ею управляет: играла она весьма убедительно. Я спросил себя, знает ли ее «собрат по оружию», что она, по сути, не человек? Вряд ли.

— Послушайте, голубки, должен вам сказать, что не мое дело вмешиваться в местную политику. Я здесь для того, чтобы собирать информацию, которую Координационная Группа потом выставит на торги. Если Город Здравомыслия захочет заплатить нам за услуги, они узнают все, что мне о вас известно. Вы были откровенны со мной, и за это я вам благодарен, но скажу напрямик: если они купят наш товар, Город Здравомыслия разнесет ваш кораблик вдребезги.

— Они не купят вашу информацию.

Вероятно, девчонка права. Город Здравомыслия был странным даже по меркам поселенцев. Никакого манифеста они не опубликовали, не зарегистрировались на прием иммигрантов и ни разу не вносили платы Координаторам. Верно и то, что никто манифестов не читает, никто в созданные поселения не иммигрирует, а если не торгуешь, то денег на плату Координаторам у тебя нет. Но обычные поселенцы хотя бы делают вид, что не рвут связей с остальным человечеством, пусть и считают это родство весьма отдаленным. Город Здравомыслия стартовал с Титана, захватил кусок грязного льда на краю Солнечной системы и с тех пор держался особняком.

— А что такого сделал Город Здравомыслия? Почему вы хотите сбросить на него бомбу? — спросил я Джессе.

— Они подослали нам «троянцев» в пакетах данных, и те вырубили нам систему жизнеобеспечения. Мы едва не погибли.

— М-да. А откуда вы знаете, что пакеты пришли из Города Здравомыслия?

— Друзья помогли проследить источник, — ответил он, кивнув на Шонеси.

Я покачал головой. Логично предположить, что чокнутые поселенцы сумеют поладить и объединятся против нас, но почему-то этого не происходит.

Шонеси встряхнула коротко стриженной гривкой — великолепная имитация непокорной гордости.

— У них есть право обороняться.

— Как я уже говорил, не мне вмешиваться.

Я подтянулся назад к шлюзу, собираясь выйти из тесной кабинки, и коротко поиграл с мыслью, а не сказать ли Джессе, что такое на самом деле Шонеси. Пока они провели вместе сто пятьдесят два дня, до завершения миссии осталось еще двадцать три. Если допустить, что они сумеют заложить бомбу и убраться живыми, им предстоит адски долгий обратный путь.

Джессе восемнадцать земных лет. Даже будь у Высоко Фантастической Империи пунктик по поводу воздержания (а я просто уверен, что это не так), он бы на стену лез, пытаясь найти способ подобраться к этому упругому тельцу. И плевать на трансэмоциональное превосходство. А знай он, что перед ним просто программное обеспечение, проходящее по вживленным в нервную систему органическим волокнам, то, возможно, потерял бы интерес. И остаток пути из изощренной пытки превратился бы в вялые разговоры.

Да нет, решил я, лучше не надо. Мне самому когда-то было восемнадцать, и я знаю, что сказал бы старому дураку: не лезь в мои дела. Махнув им на прощанье рукой в железной рукавице, я удалился через шлюз.

На обратном пути я проверил данные, которые выудил из девчонки. Учитывая, что они краденые, ни один суд их не примет. Но ведь Координационная Группа не суд, там никому нет дела до того, откуда взялась информация. Они же просто брокеры. Узнают кое-что, потом продают, тем держатся на плаву и способствуют бесконечно сложному процессу межпланетной торговли. Все в выигрыше.

Обычно за слухи и сплетни, внутреннюю информацию о колонии платят немного, но у меня было такое ощущение, что Лучший Путь занимается чем-то таким, что остальным в Солнечной системе покажется тошнотворным и опасным. Создание сверхчеловека — деликатная тема. Никто пока не готов открыто выступить против улучшений, будь то генетические модификации эмбрионов или органические импланты для взрослых. И те, и другие широко распространены. Однако все хотят знать, что затевают соседи. Что они создают? Насколько умнее и сильнее станут новые люди? И сколько в них останется от исходного хомо сапиенс?

Выкачанные из мисс Мактэггерт сведения дали мне довольно сносное представление о том, что замышляет Лучший Путь. Для пояса Койпера это была довольно процветающая коммуна из нескольких тысяч человек. Старейшины основательно «подправлены» обычными имплантами. У младших поколений кое-какие радикальные генетические модификации, сплошь в области мозга. Еще у них есть несколько десятков мозго-подключенных детишек, которые учатся напрямую связываться с тремя искусственными интеллектами, управляющими системой жизнеобеспечения. Также они выращивают собственный софонтовый шелк. Неудивительно, если учесть, в каких количествах они его потребляют. За миллион единиц валюты Внешней Системы не купить такого объема нитей, какой идет на каждого ребенка. Да, верно, его вживляют в младенцев. Как будто мало того, что им черепушки под гнезда просверливали!

Ладно, жутковатое местечко. Ладно, они творят ужасные вещи с детьми. Я тоже знаю, что это отвратительно, я не полный инвалид по части этики. Но еще мне известно, что готового раскошелиться покупателя привлечет не праведный гнев. Нет, он захочет знать другое: какое преимущество дают этой колонии улучшенные мозги? И что старейшины собираются с этими новыми людьми делать?

Гадать над этим предстоит Координационной Группе. У них есть вся информация об основателях колонии, равно как и о том, чего следует ожидать от чрезмерного пристрастия к софонтовому шелку. Данные я послал моему обычному агенту в штаб-квартире Координаторов на Меркурии. На этом моя работа закончена.

Должен вам кое-что рассказать об орбитах. Попрощавшись с кем-то, ты, пока не подожжешь топливо, все-таки идешь по одной с ними орбите вокруг Солнца. Чтобы сэкономить горючее, каждый какое-то время скользит по ней немного, разгоняется и замедляется, и так постепенно вы расходитесь в разные стороны. Словом, об эффектных расставаниях можно забыть. Еще много дней приходится смотреть на тех, от кого только что красиво ушел.

Безобразный ком «ДЖАФРа» еще маячил на карте радара, когда поступил звонок от моего агента в Координационной Группе. Разумеется, никакого двустороннего разговора, ведь до штаб-квартиры на Меркурии пятнадцать световых часов. Впрочем, двусторонней беседы с Сеймуром Глэдстоуном все равно не получалось, даже если он был в той же комнате.

— Отличный отчет, ковбой, — без вступления начал он. — Где ты выкопал эту шайку? Я хочу сказать, чуток софонтового шелка еще никому не вредил, но у них-то!.. А, ладно. Мы посадили нашего ведущего аналитика покопаться в твоих данных и поискать, что еще можно найти на ребят из Лучшего Пути. Оказывается, они тоже с Титана, совсем как те бедолаги из Города Здравомыслия. Но это еще цветочки. Город Здравомыслия был основан математиком по имени Истинный Лучшезлат, который возглавлял Институт интроспекции при Высшей школе абстрактных наук в колледже Высокой мысли университета Титана. — Последние слова Глэдстоун произнес нараспев, точно считывал с экранчика дата-блокнота. И действительно, через минуту блокнот со стуком упал на стол, а Глэдстоун подался к камере, чтобы продолжить заговорщицким шепотом, в котором совсем не ощущалось необходимости, но который был совершенно в его духе: — У них там разразился настоящий Скандал. С большой буквы. Все по классике: секс, деньги, стимуляторы познания. Институт Лучшезлата сотрудничал с Факультетом экспериментального познания, писали вместе программы, которые работали бы в мозгу модифицированного человека, но что-то пошло наперекосяк.

Остановив запись, я приготовил себе сэндвич и устроился поудобнее, чтобы дослушать остальное. Сразу нужно было так сделать, еще только-только увидев лицо Сеймура на экране.

— Факультет подослал шпионку из симпатяшек, чтобы она выкрала какие-то там прототипы сознания. Она соблазнила аспиранта, потом доцента и даже, по всей видимости, самого Лучшезлата. Девице удалось извлечь много всяких кодов, пока ее наконец не поймали и не проследили до ЭксПоза.

Ну, ты сам знаешь, какие у них на Титане интриги. Оказывается, у Факультета был крупный бюджет и большое влияние на ректора, поэтому Лучшезлата вышибли. Тогда он собрал кое-каких сторонников и основал колонию. Судя по их начальному пакету, они неплохо устроились. Я бы дал им еще лет десять, прежде чем они приползут назад или вымрут.

А тем временем на Титане законодательные власти занервничали из-за истории с созданием постчеловека, и большую часть работы Факультета объявили противозаконной. Со временем даже Университет уже не смог их защитить от рассерженных крестьян с вилами, и… ну, сам знаешь, чем это все закончилось, да? В поясе Койпера на астероиде под названием Лучший Путь.

Дай я расскажу про этот так называемый Лучший Путь. Ты раскопал кое-что на поверхности, но это далеко не все: они ведут исследования в области нанотехнологий, загрузки человеческого сознания в компьютер и еще всяких способов пробраться в постчеловеческое будущее. На мой взгляд, все они там с приветом.

Ну, так вот, эти две колонии обосновались подальше друг от друга в ледяной глуши, но проходит двадцать лет — все течет, все меняется, — и сегодня они практически соседи. Совпадение? Может быть. А может, и изощренный план мести.

Честно говоря, месть — это моя идея. У аналитика, ИскИна, разумеется, фантазии не хватило бы. У ИскИнов просто нет чувства драмы. Как бы то ни было, ИИ считает, что конфликт между Высоко Фантастической Империей и Городом Здравомыслия развязал Лучший Путь, причем в собственных корыстных целях.

Вот зачем я все это тебе рассказываю. У нас есть клиент, который готов тебе заплатить, чтобы ты помешал детишкам взорвать Город Здравомыслия. Двадцать тысяч вэ-вэ-эсов, из которых мы возьмем обычные двадцать процентов комиссионных. Думаю, работенка непыльная, учитывая, что они не вооружены.

Задание понял? Удачи, mazel tov, bon voyage[6] и все такое. Да, и будь осторожен. Что я забыл? Ничего в голову не приходит. Мы тебе сбросим результаты анализа, чтобы ты изучил на досуге. Шифровка стандартная. Если есть вопросы, валяй.

Результаты анализа ИскИна подтвердили мою догадку, что Высоко Фантастическую Империю подставили. Но зачем? Маловероятно, что Лучший Путь пытается избежать юридических последствий геноцида. Здесь же пояс Койпера. Здесь законы не действуют. Здесь есть только Уничтожители вроде меня, а мы не мстим и не караем злодеев. Единственная наша задача — останавливать появляющихся пиратов до того, как они начнут донимать клиентов на орбитах внутренних планет.

Чем больше я читал, тем меньше сходились концы с концами. Очевидно, Что Высоко Фантастическая Империя никак в этой склоке не замешана. Колонисты — выходцы с Марса и потому ненавидят любую власть. Это слабая колония, маленькая и малоразвитая, экспериментирующая с сознанием не для того, чтобы породить сверхчеловека, а просто чтобы чуть лучше понять самих себя. Я был уверен, что «троянцев» запускали не из Города Здравомыслия, а с Лучшего Пути.

Происходящее мне не нравилось по многим причинам. Джессе Марсларсена, без сомнения, обманывают, а мне он чем-то приглянулся. Скорее всего, дурачат и Высоко Фантастическую Империю, хотя они сами виноваты, нечего было верить мошенникам с Лучшего Пути. И больше всех пострадает Город Здравомыслия. Там-то люди просто пытаются жить своей жизнью, черт побери, и никому не мешают.

А потому мое дело — разобраться в этой путанице, и плевать, что поборник справедливости из меня никакой.

Проложив курс на перехват «ДЖАФРа», я запустил турбины.

Как только я увидел, что от «ДЖАФРа» отделился спасательный шлюп, первым моим желанием было его поджарить. Лазер я включил и нацелил еще до того, как тактический компьютер проанализировал ситуацию.

На борту шлюпа бомбы нет. Масса не та, и никакой очевидной системы наведения. Значит, внутри что-то еще, и мне хотелось знать, что именно, прежде чем я спущу курок.

До Города Здравомыслия всего три сотни километров. Оба корабля быстро сбрасывали скорость, поэтому у меня было предостаточно времени отправить робота на «ДЖАФР», чтобы он разрядил бомбу до того, как ее сбросят, но шлюп все изменил. Мне хотелось вернуть его на «ДЖАФР», чтобы разом разобраться со всеми участниками.

Быстро перепрограммировав робот, я отправил его перехватить шлюп, потом надел скафандр и отправился на «ДЖАФР». Бомба потребует всего моего внимания, и даже если робот не вернет шлюп, то хотя бы сумеет помешать ему сделать то, что задумал пилот. С остальным можно будет разобраться, избавившись от бомбы.

На «ДЖАФРе» я не стал тратить времени на шлюз: просто прорезал себе путь, растапливая лед химическими палочками для сварки и бросая отваливающиеся куски за спину, пока прокладывал туннель к центру. До бомбы я добрался за несколько минут, а еще через пару минут схема детонатора уже была у меня в голове. Вывинтив из обшивки болты, я поддел отверткой ручное управление и оторвал его.

Теперь можно расслабиться. Вытащив остатки детонатора, я отсоединил бомбу. Потом разобрал зарядное устройство, а детали забросил в туннель за собой. Наконец я извлек заряд взрывчатки, который при взрыве уплотнил бы смесь дейтерия с тритием, и его тоже отправил в открытый космос.

Вся операция заняла чуть меньше десяти минут. За работой я подслушивал разговор Джессе и Шонеси.

«Он внутри! Он на корабле! — Джессе был в панике. — Что мне делать?».

«Ты ничего сделать не можешь».

«Но он же разбирает бомбу. Взорвать ее?».

«Мы недостаточно близко. Она не причинит Городу никакого вреда».

«Я должен его остановить, иначе вся миссия провалится. Почему послали меня? Я же ничего не умею!».

Надо признать, мне стало жаль парнишку. Я определенно слышал всхлип. Что поделаешь, если они нарвались на меня. Что поделаешь, если какой-то денежный мешок хочет, чтобы они провалились. Но опять же: большинство взявших контракт Уничтожителей просто разнесли бы посудину из лазерной пушки и забрали денежки. Комиссия по надзору не стала бы докапываться, почему в такой ситуации применили смертельное оружие. Поэтому кое в чем парню повезло: я так не работаю.

Что Шонеси в шлюпе, я понял сразу. Она увидела робота и как раз пыталась от него улизнуть. Пилотировать она умела неплохо, но шлюп был не слишком маневренным, и робот его нагонял. Тогда Шонеси пустила в ход артиллерию. Я в обшем-то был уверен, что она у нее есть, но понятия не имел, как поступить, чтобы ее нейтрализовать. Шонеси расстреляла робота из лучевика и продолжала двигаться прежним курсом. Ну все, с меня хватит. Эту марионетку я разнесу на атомы без малейших угрызений совести.

Я как раз собирался послать приказ своему кораблю, когда в игру вступила защита Города Здравомыслия.

И шлюп, и «ДЖАФР» угодили в сеть из тончайшего углеродного волокна. «Синица в руке» была достаточно далеко и потому успела разглядеть угрозу и вовремя затормозить. Отталкиваясь от стен, я выбрался из туннеля, на ходу анализируя ситуацию.

Защита у Города оказалась простая и эффективная. Сеть на радаре не видна, потому что толщина нити гораздо меньше длины радиоволны. Разумеется, каждой по отдельности не хватило бы, даже чтобы остановить корабль со слабеньким ионным двигателем, не говоря уже о ракете на химическом топливе или звездолете с ядерной турбиной. Но их расположили так, чтобы любой направляющийся к Городу корабль затягивал все новые и новые нити, пока наконец не запутается, не достигнув центра сети.

Дорогое, надо сказать, устройство. Углеродного нановолокна здесь было достаточно, чтобы дотянуться до Марса. Даже прикидывая, как бы мне вернуться на борт, пробравшись через дыры в сети, я задавался вопросом: каким образом им удалось произвести столько нановолокна — при ограниченных-то ресурсах колонии? А потом вспомнил слова Сеймура: тот говорил, что колонисты Города слишком уж хорошо оснащены для людей, которые побросали свои дома, лишь бы бежать от преследований. Да уж, совсем нетипичные поселенцы. У них была даже «крыша» на внутренних планетах, кто-то ведь заплатил, чтобы они не пострадали.

Похоже, мне не следовало беспокоиться. Даже без меня Город Здравомыслия сам бы справился. Чем больше «ДЖАФР» и шлюп пытались высвободиться, тем больше их притягивало друг к другу. Я решил подождать с расстрелом Шонеси, пока не вычислю, в чем заключался ее план.

Если Джессе и Шонеси рассчитывали на скрытность, то план провалился. Нам посылали импульсные сигналы. Диспетчерская служба? И это на астероиде, где нечего контролировать? Я ответил стандартной идентификацией.

— Лицензированный Уничтожитель, — послал я им архивированным кодом. — На вас пытались совершить нападение. Я нейтрализовал угрозу, ситуация под контролем. Не дергайтесь, ребята. Волноваться не о чем.

Когда шлюп подошел достаточно близко, Шонеси уже покинула борт. На ней оказался боевой скафандр по последнему слову техники, к тому же она прихватила довольно мощное ручное оружие. Во-первых, лучевое ружье на выносном самонаводящем рычаге, вмонтированном в спину скафандра — им она разнесла робота. Во-вторых, перезаряжающаяся вручную лазерная пушка на правом предплечье. И по батарее самонаводящихся малых ракет на каждом бедре.

У меня была газовая горелка, пружинный боло и чертовски хорошая оборонительная позиция в туннеле. А еще «Синица в руке» потихоньку выжигала мне путь к отступлению по другую сторону «ДЖАФРа», чтобы я мог выбраться из куска льда еще до того, как Шонеси оценит происходящее.

Каждые несколько секунд я просматривал видеосъемку с разных точек, чтобы следить за действиями Шонеси. Сенсоры, которыми я засеял оболочку «ДЖАФРа», отслеживали приближение спасательного шлюпа. Искореженные останки робота все еще посылали мне запись передвижений девчонки. Она осторожничала, остерегаясь намотавшихся на шлюп нановолокон: они могли прижать ее к обшивке.

Я высунул голову из туннеля ровно настолько, чтобы забросить на шлюп линь. Линь проскользнул в ячейку нановолоконной сети, «кошка» ударила в обшивку и зарыскала, пытаясь за что-нибудь уцепиться. Как только подхвачу шлюп, смогу перетащить его, куда пожелаю. Я высунулся, чтобы выбросить еще один линь, и тут Шонеси выпустила в меня ракету.

Мне пришлось нырнуть назад в туннель. Ракета рванулась следом. Но по пути что-то в ее системе наведения сбилось, и она безобидно разорвалась в космосе. Я снова выполз, надеясь забросить второй линь, но Шонеси встретила меня лазером. Приняв удар на скафандр, я все-таки подцепил шлюп. Пятясь назад в нору, я сбрасывал излишки тепла в лед. Потом задействовал удаленные лебедки на концах линей, чтобы повернуть шлюп в более выгодное положение.

Неплохой шанс выстрелить из боло, к тому же лучевое ружье Шонеси запуталось в сети, поэтому я рискнул вернуться к жерлу туннеля. Вот только забыл о парне. Я сбросил его со счетов как слабака, но — дьявол меня побери! — он подкрался сзади и выпустил заряд эпоксидного клея.

Я произвел выстрел, обездвижил Шонеси и лишь потом повернулся к Джессе. Эпоксидка за несколько секунд сковала мне ноги, но в бою без гравитации ноги не слишком нужны.

Сквозь лицевую пластину его скафандра было видно, что мальчишка в ярости. Он набросился на меня со свирепостью, удивительной для сопляка, у кого еще несколько минут назад дрожали колени. Он снова выстрелил из эпоксидного ружья и промахнулся на самую малость, а то бы совершенно залил меня. Я зажег плавильную горелку. Неприятно, конечно, что пришлось воспользоваться легким оружием против твари снаружи и смертельным — против мальчишки, но надо и о собственной шкуре подумать.

Джессе попятился в туннель, страх на его лице читался так же ясно, как до того — ярость. Но ружья не бросил. Он свернул в новый туннель, по моему пути к отступлению, я двинул следом и, повернув за угол, увидел только-только застывающую стену эпоксидки. Я как раз взялся резать ее по краю горелкой, когда в спину мне ударила стена жидкого гелия. Не успел я сообразить, что же, черт побери, происходит, как меня заморозило.

— Он приходит в себя.

— То есть он живой?

— Конечно. У него ведь наверняка есть импланты. Не может не быть при его-то профессии. Разве ты не хочешь, чтобы он выжил?

— Я не думал об этом.

— И едва меня не одурачил. Ты устроил ему идеальную ловушку. Умница. Не так-то просто обмануть Уничтожителя.

Тут она была права. Как же ему удалось меня обмануть? Я-то его игнорировал как совершенно никчемного человека, а он взял да и превратился в гения.

— Наверное, просто повезло. Рядом проходила труба охлаждения, и мне удалось заблокировать оба туннеля, чтобы гелий заполнил весь отрезок.

— Ты правильно поступил. Он нужен нам живым.

— Зачем?

— Слышал, что он сказал перед тем, как я на него напала? — так он заявил Городу. У него все под контролем. И они никого не послали проверить. Он уже выиграл для нас немного времени. Нужно и дальше использовать его.

— Как?

— Он может пригодиться, если понадобится еще раз выиграть время. Возможно, придется снова убеждать Город, что все в порядке.

— Но он не будет нам помогать.

— Всегда есть способы заставить человека делать то, что ему не хочется.

— Ты имеешь в виду пытки?

— Скорее, контроль разума.

Одно я знал точно: я обездвижен, лишен одежды и не получаю никаких радиосигналов. С помощью импланта я попытался послать сообщение, но не получил подтверждения от «Синицы в руке». Плохо. Если корабль в определенный срок ничего от меня не услышит, то начнет действовать сам, а когда это случается, поверьте, лучше находиться как можно дальше. А ведь я не могу даже определить, как долго был в отключке.

Я открыл глаза.

— Вы совершаете серьезную ошибку, — сказал я парящей передо мной парочке. Я был привязан к переборке жгутами из углеродного нановолокна. По всей видимости, их вырезали из сети, которая сейчас, наверное, оплела уже весь корабль.

— Так и знала, что ты это скажешь, — отозвалась Шонеси. — Но никто не придет тебя спасать, и за твою смерть никто не отомстит: мы слишком далеко от гравитационного колодца.

Поглядев на нее, я невольно улыбнулся. Линза-слеза на ее левой щеке была залеплена пластырем. Неплохая идея. Она полностью отрезала доступ к своему программному обеспечению. Скорее всего, догадалась, что я с ней проделал. Молодчина.

— Который час? Как долго я был без сознания?

Джессе хотел было ответить, но Шонеси его остановила:

— Ничего ему не говори. Он попытается использовать любую информацию.

— Шесть часов, — сказал я. — Шесть часов молчания, и мой корабль просыпается. А просыпается он сердитым. Вот и прикиньте, надо ли вам волноваться.

Ответ я прочел на лице Джессе. Время у нас есть, но немного.

— Я бы сказал, меньше часа.

Джессе поморщился, что само по себе служило подтверждением, и Шонеси бросила на него угрюмый взгляд.

— Надо пошевеливаться, — сказала она.

— Ты думаешь, он серьезно? А вдруг он блефует?

— И тем не менее нужно сделать все как можно скорее.

— Тебе кое-что следовало бы знать о своей спутнице, Джессе.

Замерев, Джессе поглядел на меня, потом на Шонеси.

— Он тянет время, — отрезала она. — Не слушай его. Не забывай: он на что угодно пойдет, лишь бы нас остановить.

— Это ты забыла, девочка. Мне плевать, преуспеете вы или провалитесь. Это не мое дело.

— Поэтому ты разобрал нашу бомбу?

— Кое-кто мне заплатил, чтобы она не взорвалась. Насчет остальных ваших планов ничего не говорилось. Если у вас есть еще какая-то цель, не стесняйтесь. У тебя ведь имеются и другие цели, правда, Шонеси? О которых ты не потрудилась рассказать парню?

Джессе переводил взгляд с меня на подругу. Как обычно, обуревавшие его чувства читались у него на лице. Он был растерян и преисполнен решимости, а еще его снедало любопытство — и все одновременно. Взрывоопасная смесь.

— Тебе ведь известно, что у Лучшего Пути давние счеты с Городом Здравомыслия? Когда-то на Титане они были союзниками, но потом разошлись во взглядах. И вот, пожалуйста, снова столкнулись двадцать лет спустя. Хорошо еще, что Лучший Путь нашел Высоко Фантастическую Империю, чтобы одурачить и заставить выполнить за себя грязную работу.

Джессе снова посмотрел на Шонеси.

— Ты знала их на Титане? Ты же сказала, что хочешь нам помочь.

— Город Здравомыслия никогда на вас не нападал, Джессе. Это проделал Лучший Путь. Все это — части одного плана. Равно как и то, что тебя отправили с бомбой и хорошенькой девицей. Только она не девушка, Джессе. Она клубок софонтового шелка, управляющий девичьим телом. Давай, спроси ее, как она планирует захватить контроль над моим сознанием.

— Чего только не придумает! — покачала головой Шонеси. — Софонтовый шелк? Задумайся, Джессе. У тебя нет причин доверять этому человеку. Со мной ты работал долго. С ним — только что познакомился. Меня ты знаешь, а он — чужой. Он хочет помешать нам сделать то, ради чего мы сюда прилетели.

— Но бомбы больше нет, — возразил Джессе. — Все кончено.

— Не это, так другое. Бомба — лишь план А. Давай обсудим другие планы, посмотрим, как можно спасти миссию.

— Есть и другие планы? Почему ты мне о них не рассказала? Ты поэтому улетела на спасательном шлюпе?

— Я же тебе говорила: отправилась на разведку. Пока он не разобрал бомбу, у меня других планов не было.

— Что же мы можем сделать теперь?

— У Города Здравомыслия есть уязвимые места…

— Мне ни за что не прорваться незамеченным, — выпалил Джессе. — Ты говорила, у них нет обороны. А это нановолокно — невероятно продвинутая технология.

— И не поддается обнаружению. Откуда нам было знать…

— Ты сказала, что вы проанализировали их колонию, знаете их — слабые места. Значит, ложь? А бомба-то настоящая? Я был просто для отвода глаз, верно?

Вот молодчина! Наконец-то он начал думать головой.

— Осторожней, малыш, — сказал я. — Твоя спутница не позволит провалить миссию только потому, что, на твой взгляд, она плохо пахнет.

Джессе перевел взгляд на меня и тем дал Шонеси шанс. У него за спиной сверкнул нож, но не успел я и рта открыть, как она уже вонзила его в спину парнишке. И снова мальчик меня удивил. Согнувшись вдвое и упершись руками в пол, он пнул девицу так, что она отлетела через всю кабину, потом развернулся, полетел за ней и придавил коленом к переборке.

Рефлексы у Шонеси были на диво. Для машины схватка всего лишь математическая задача. Если у тебя подходящее программное обеспечение, можешь вычислить контрудар практически из любого положения. Я думал, она вколет ему снотворное, но ее программа, вероятно, сочла такой ход слишком очевидным. Она хорошенько съездила ему по носу, потом вывернулась, чтобы ударить по торчащему у него из спины ножу. Только тогда, рассчитав себе путь бегства и вырвавшись из его рук, она сделала ему укол.

Джессе пришлось несладко, но присутствия духа он не потерял. Вместо того чтобы броситься на противницу, он метнулся ко мне. Пока он возился у меня за спиной, я было решил, что он собирается меня освободить. Но ошибся. Вырвав кусок из переборки вместе со мной, он укрылся ею, как щитом, чтобы напасть на Шонеси.

Однако та завладела небольшим паровым ножом — прекрасное оружие в рукопашной на космолете. Сверхнагретый водяной пар вырывается с достаточной силой, чтобы резать человеческое тело, но не металл, жар даже прижигает раны, так что не пачкаешь помещение кровавыми брызгами. И я плыл как раз под клинок.

По каким-то причинам я не мог достучаться до своего корабля, но лазер в уголке правого глаза сохранился, а вот пластырь на щеке Шонеси оторвался. Сфокусировавшись на линзе-слезинке, я стал ломать ее. У меня было всего несколько секунд, после чего оружие близкого боя порежет меня на ленточки.

Я уже выкачал из Шонеси уйму информации, однако она отрезала пути доступа, по которым я прошел. Но была одна довольно простая череда команд, куда мне удалось залезть. Подпрограмма, которую она недавно сгрузила, но еще не использовала.

Мой план мог замедлить ее лишь на несколько секунд, и я не знал, сумеет ли Джессе воспользоваться предоставленным ему шансом. Он был странным парнишкой, переменчивым и неопытным, но временами способным на озарения.

Вот тут озарило меня самого; я понял, в чем смысл всей ерунды с трансэмоциональным. В манифесте Империи говорилось что-то о том, как черпать силы из эмоций для решения проблем, с которыми не способен справиться интеллект. Подпрограммка, которую Шонеси назначила к исполнению, но не активировала и не стерла, вызовет у Джессе сильную эмоциональную реакцию. Если я прав, эта реакция способна спасти шкуру нам обоим.

Риск, конечно, большой, но как я и говорил, пара секунд… Тик-так. А какого черта! Я послал команду «запуск».

Рука Шонеси разжалась, и нож уплыл в сторону.

— Я много думала о твоих словах, Джессе, — сказала она. — И ты прав. Пора перенести эти отношения на новый уровень.

— Что?! — Джессе выпустил доску, к которой я был привязан.

— Скорей, Джессе, — собрав остаток сил, гаркнул я. — Хватай ее!

Надо отдать ему должное, среагировал Джессе быстро: схватил девушку за плечи и удержал. Спина его рубашки пропиталась кровью, над ней парили красные капли.

— Джессе, — жарко выдохнула Шонеси. — Я тебя люблю.

Джессе заглянул в ее глаза.

Господи Иисусе, он купился!

— Джессе, — рявкнул я. — Это уловка. Выброси ее через шлюз.

Оба были для меня потеряны, утонули в программах, которые заложили в них старейшины. Я в общем и целом неплохо себе представлял, как долго Шонеси пробудет под контролем романтической программы, которую я запустил, но понятия не имел, придет ли в себя Джессе раньше нее. А ждать и выяснять я не мог себе позволить.

Видел я не слишком хорошо, потому что мою доску от них отнесло. Извернувшись, чтобы посмотреть на стену, к которой был примотан, я заметил наспех связанную проволочную клетку. Цилиндр Фарадея. Вот как они блокировали мой радиосигнал. Я тут же связался с «Синицей в руке». На свой странный механический лад корабль по мне скучал. Оставалось всего шесть минут до того, как он проснется и создаст еще одну копию меня, чтобы сгрузить в нее последнюю сохраненную версию моего сознания. Самое время предотвратить этот кошмар.

Я уже смоделировал всю тактическую ситуацию в собственной базе данных, а теперь велел бортовому компьютеру прогнать обширную серию симуляций. Позиции и траектории «ДЖАФРа» и «Синицы в руке», два идиота, которые начинают приходить в себя от несвоевременной романтической интерлюдии, открытый люк шлюза, кнопка экстренной эвакуации и я. Менее чем через секунду я получил решение задачи.

Подвинуть лазером ком камней и льда, вроде «ДЖАФРа», сравнительно просто. Просверлить туннель, не придав при этом вращения кораблю, требует много большей точности. Рассчитав наилучший угол, я дал кораблю команду стрелять лазером и приготовился к неприятной встрече с переборкой. Под действием пара корабль развернуло, шлюз надвинулся, чтобы проглотить Джессе и Шонеси. Одновременно доска, к которой я был привязан, поплыла к стене, так что угол нацелился на кнопку экстренной эвакуации. Я развернулся как раз вовремя, чтобы посмотреть на парочку, плывущую к моей ловушке.

Казалось, они собираются поцеловаться, но я увидел, как рука Шонеси скользит по спине Джессе, чтобы повернуть нож. Он был упоен мгновением, в его лице смешались вожделение и мечтательность. Потом я заметил, как его ноги раздвигаются, что совсем не соответствовало выражению лица. Они достигли шлюза, и Джессе отпустил Шонеси, разведя руки пошире. Руки и ноги едва-едва успели остановить его у шлюзового отсека, когда я нажал кнопку. Внутренняя дверь закрылась, заперев Шонеси в шлюзе, внешняя открылась без декомпрессии.

Шонеси изо всех сил цеплялась за внутренний люк. И оставалась в сознании гораздо дольше, чем немодифицированная женщина. Я ее не видел, но Джессе наблюдал за происходящим через иллюминатор, и его лицо, как всегда, было открытой книгой. Большего мне и не требовалось, чтобы понять: она мертва.

Город Здравомыслия наконец согласился отпустить Джессе. Я за него поручился, и он как будто искренне раскаивался. Однако они затребовали тело Шонеси, и со временем я сообразил почему. Она была им нужна для завершения миссии. Не той, о которой она рассказала Джессе, когда они улетали с Высоко Фантастической Империи, и не тайной миссии, которую, как она считала, выполнит, когда прилетит на место. Оказывается, была еще и третья, настолько тайная, что даже она сама о ней не знала. Даже старейшины Лучшего Пути о ней не знали. Это была миссия Города Здравомыслия.

Когда она умерла, я выкачал из нее уйму данных. В скафандре у меня есть одно устройство, позволяющее извлечь и переписать информацию из квантовых хранилищ в софонтовом шелке, и сделать это, не оставляя следов. Последнее было как раз очень важно, так как Город Здравомыслия недвусмысленно запретил мне осматривать тело, пока их шаттлы летали взад-вперед, выпутывая «ДЖАФР» из нановолоконной сети.

Проанализировать данные мне удалось лишь после дознания, когда нас с Джессе препроводили под охраной через безопасный проход в сети на мой корабль. Я намеревался побольше узнать о планах Лучшего Пути. И действительно узнал, но совсем не то, чего ожидал.

Люди, создавшие Лучший Путь, были конкурентами тех, кто основал Город Здравомыслия. Но еще раньше они сотрудничали. Экспериментальное Познание поставляло «железо» в виде модифицированных и усиленных человеческих мозгов, а Институт интроспекции — программное обеспечение, структуру мышления, которая будет на этих мозгах работать. Но, похоже, они давали ЭксПозу кое-что еще. Сам о том не подозревая, Лучший Путь работал над прототипом совершенного постчеловека и делал это по проектам Города Здравомыслия.

И я только что доставил этот прототип разработчикам.

— Никак в голове не укладывается, что она не была человеком, — сказал Джессе, когда мы закончили осмотр моего корабля. — Я и правда к ней привязался, думал, что тоже ей нравлюсь. А все оказалось липой. Ее последние слова были, вероятно, просто сбоем программы. Наверное, она даже хотела использовать это против меня, просто вырвалось не вовремя. Она никогда меня не любила.

— Не повезло, — отозвался я.

Подтянувшись, я сел в командное кресло перед главным монитором и подмигнул фотографии мамочки. Приятно снова быть дома. Заданьице принесло мне солидную сумму, хотя я, вероятно, не выполнил того, ради чего меня наняли. Исполнителя предупреждать надо, знаете ли… Если кто-то хотел, чтобы я убил Шонеси до того, как она попадает в Город Здравомыслия, так бы и сказал. А ходить вокруг да около — так дела не делаются.

Ну и ладно. Я хотя бы остался в живых, чтобы рассказать Координационной Группе, что творится среди грязных сгустков льда в поясе Койпера. Только подумайте: я был на волосок от того, чтобы по возвращении встретить восстановленную копию самого себя. Экзистенциальные мучения, юридические склоки, не говоря уже о проблеме, кто где будет спать.

— Постчеловечество, — покачал головой Джессе.

— Постчеловечество, — согласился я. — А пошло оно!..

Перевела с английского Анна КОМАРИНЕЦ.

© Matthew Jarpe. City of Reason. 2005. Печатается с разрешения автора. Рассказ впервые опубликован в журнале «Asimov's SF» в 2005 г.

СТАТИСТИКА.

Эдуард Геворкян. Альтернатива здравому смыслу.

За комментариями к очередному опросу на сайте «Русская фантастика» редакция обратилась к писателю и публицисту Эдуарду Геворкяну: читатели сейчас поймут почему. Правда, вместо комментариев редакция получила воспоминания, но они показались нам весьма характерными набросками к портрету той эпохи, когда данная тема стремительно ворвалась в обиход. Ну а наш вопрос, обращенный к поклонникам НФ, звучал так: какие из нетрадиционных дисциплин вам наиболее интересны?

Уфология — 4 %; альтернативная медицина — 7 %; эзотерика — 4 %; алхимия — 4 %; оккультизм и магия — 3 %; парапсихология — 5 %; поиск реликтов и артефактов — 12 %; изучение паранормальных явлений-7%; конспирология — 8 %; предсказания будущего (астрология, гадание, толкование сновидений и пр.) — 2 %; Все это — бред! — 40 %.

В опросе приняли участие 648 человек.

В какой-то момент у автора этих строк возник соблазн использовать свой коронный финт — сделать резкий рывок в сторону и написать совершенно не то, чего ожидает от него уважаемая редакция. Например, историю о том, по какой причине я не написал рассказ с использованием всей атрибутики десяти кластеров «чудес и диковин» с завершающим ударом по одиннадцатому пункту опросника.

Соблазн был успешно преодолен. И в первую очередь потому, что одни только слова «парапсихология», «уфология» вызывают во мне легкую тошноту. Наелся, накушался я этих паранормальных явлений за годы работы в некогда весьма известном журнале «Наука и религия».

Поэтому вместо легких и непринужденных комментариев сейчас будет микромемуар.

Так вот — проработать в НиРе мне довелось почти десять лет. Отдел науки, коим ваш покорный слуга заведовал, в те перестроечные и раннекапиталистические годы был местом забавным. Моему предшественнику Вл. Гакову, рулившему отделом, надоели кислые хлеба редакторских буден, и он покинул сию юдоль атеизма, уйдя на вольные хлеба — о чем ничуть и никогда не пожалел. Приняв бразды, я вместе с коллегами принялся усердно «ковать» тиражи, что в то время делалось легко и приятно. Достаточно было из номера в номер «медленно и методично» наращивать объем той самой клятой эзотерики и паранормальщины. А поскольку иных источников информации пока еще не было, благодарный читатель расхватывал номера со свистом.

Меа culpa, mea maxima culpa! Кастанеда, Лилли, Гроф и другие расширители сознания впервые легализовались в тогда еще советской печати именно на страницах НиРа. Это потом эзотерическая попса хлынула и затопила рынок, а тогда казалась откровением на фоне публикуемой преснятины.

Дело доходило до смешного. Когда началась мода на гадания, всяческие таро быстро приелись, захотелось свежатинки. А тут один знакомый, будущий очень модный писатель (БОМП), принес статью Ральфа Блума о гадании по рунам. И дернуло меня предложить на летучке: давайте опубликуем не только статью, но и изображения самих рун на третьей полосе обложки, чтобы их можно было вырезать и использовать.

Номер, естественно, стал раритетом сразу по выходе из типографии. Пошли письма. БОМП, частенько захаживающий в отдел, читал их с глумливыми комментариями. Но одно коллективное письмо потрясло всю редакцию. В нем говорилось, что наши руны «помогают в жизни и работе». И подписи: 36 подписей сотрудников Курской АЭС. До сих пор не знаю, был ли это розыгрыш или впрямь на пятом году после Чернобыля там жили по руническому оракулу.

Это письмо так потрясло БОМПа, что он его попросту утащил на память.

Захаживали и уфологи. Впрочем, их плавно со временем вытеснили контактёры — они приносили стихи, картины, послания, словом, все, что нашептал им космический разум. С ними говорили ласково, старались не язвить, да и боязно было: кто знает, вдруг огонь, горящий в их глазах, это не признак безумия, а и впрямь алиен, поселившийся в теле нашего соотечественника.

Изобретателей тоже хватало. Попадались колоритные. Один принес проект машины времени, причем чертежи были оформлены весьма грамотно. Вспоминаю отзыв на это изобретение одного научно-исследовательского института: мол, в принципе, имеет смысл провести ряд экспериментов при соответствующем финансировании, Чуть позже мы догадались, что начавшие бедствовать НИИ готовы были экспериментально изучать хоть черта в ступе, лишь бы денег дали.

Приходили конструкторы вечных двигателей. Среди них запомнился седой опрятный старичок, который изобрел вечный двигатель первого рода! То есть механический. В отличие от своих более изощренных соратников, он говорил спокойно и в раж не входил. Аккурат к появлению старичка у меня в кабинете оказался БОМП, технарь по первому образованию. Увидев чертежи, он радостно взвился и попросил разрешения объяснить изобретателю, в чем тот не прав. С трудом сдержав коварную улыбку, я согласился и сказал, что вернусь минут через десять. Вернулся часа через полтора и застал такую картину: красный и потный БОМП чуть ли не душит старичка, а тот кротко и ласково поясняет, что вот здесь к подшипничку кривошип приделан, а с этой стороны на ось ремешок специальный накинут… Для изобретателей была придумана особая отмазка — проникновенно глядя им в глаза, сообщалось, что, возможно, их идеи имеют важное государственное значение, а мы недостаточно компетентны, чтобы в этом разобраться. Поэтому следует обратиться в патентное бюро — мало ли, вдруг после нашей публикации идею украдут, а она была бесценной для оборонки!

С паранормальными явлениями — особая статья. По этой линии шли густой толпой, если в день один-два человека не появлялись, считай, день пропал. Рассказывали о своих возможностях, на предложение продемонстрировать отвечали уклончиво. Тем не менее тогда еще казалось, что всякая там оккультномагическая дребедень — это явное надувательство, а вот телепатия, телекинез, да, могут иметь научное объяснение.

И тогда при отделе была сформирована группа по изучению паранормальных явлений. Туда входили ученые, журналисты, писатели-фантасты, а поскольку автор этих строк чудесным образом в начале 80-х был членом президиума Московского клуба фокусников, то еще и иллюзионист. Вскоре выяснилось, что между обладателями паранормальных способностей налажены хорошие контакты — после нескольких разоблачений визиты их сошли на нет.

Были, правда, случаи, когда группа оказывала реальную помощь. Однажды привели девочку-магнита, к ней липли всякие предметы. Есть известный трюк, когда можно на теле хоть утюг держать, но к девочке-то предметы липли под немыслимыми углами. Один из членов группы, врач, обратил внимание на глаза девочки. Направили ее на анализы, оказалось, что почки действительно нездоровы, и отсюда повышенная липкость пота.

Особняком стояли лозоходцы-биолокаторы. Они приносили справки о том, что благодаря их дару были найдены пропавшие люди, в основном, мертвые, а также полезные ископаемые. Мы развлекались тем, что прятали медную пятикопеечную монету под линолеум и предлагали найти. Некоторые, представьте себе, находили сразу. Потом мы заметили, что место сгиба, по которому мы приподнимали угол, немного бледнее, этакая светлая полоска, которую внимательный глаз вполне может разглядеть.

Забавный случай был с человеком, который ввел термин «барабашка» в наш быт. Он всерьез относился к изучению полтергейста и, несмотря на то, что сам разоблачил девушку, которая выбивала пяткой по полу дробь, в этом деле не разочаровался. Попадаются обманщики, говорил он, но само явление существует!

Был период, когда в журнал потянулись исследователи реликтовых гоминид. К ним я относился с уважением: как правило, они не сидели в тиши городских квартир, а исходили горы и ледники в поисках йети, алмасты и прочих родственников снежного человека, рискуя здоровьем и жизнью.

С целителями тоже обходились аккуратно — глубина дыры, в которой оказалась казенная медицина, измерению не поддавалась. Еще в 70-е годы практически в каждой мало-мальски образованной семье имелась книга или брошюра о лекарственных травах либо, по крайней мере, заветная тетрадка с записью верных рецептов. Вера в альтернативную медицину иногда помогала страждущим.

Алхимиков не видел ни разу.

Криптоисторики заходили редко, как правило, это были люди, зацикленные на Атлантиде, Шамбале и этрусках и видевшие за практически всеми перипетиями истории последних тысячелетий следы деятельности затаившихся недобитков из вышеупомянутых местечек… Вскоре их сменили язычники, благо, сотрудник моего отдела вдруг заинтересовался Велесовой книгой и затем, обратившись в язычество, фактически ее написал, а за ней и многие другие в том же духе. Язычники, как правило, были толерантны, демократичны, считали, что в пантеоне найдется место всем богам, а на мои подначки — как, мол, насчет человеческих жертвоприношений? — улыбались и вежливо отвечали в том духе, что подобные россказни — выдумки недоброжелателей.

Все эти тонкие материи, обозначенные в опросе, частенько встречались в текстах, обильно поступающих в редакцию. Под видом научно-фантастических рассказов и повестей авторы пытались издать свои трактаты, посвященные «чудесам и диковинам», излагали чудовищным слогом дикие концепции мироздания, корявые Теории Всего и бессмысленные послания Космического Разума… Вот с этими разговор был короткий и беспощадный: мало того, что «чайники», так еще и графоманы!

Когда частные издательства получили свободу рук, мало нашлось таких, которые не оскоромились выпуском оккультных книжек, сонников, травников и иных альтернативно содержательных текстов. На одного только Папюса столько рощ извели, что хватило бы для озеленения небольшой временно отложившейся территории.

И даже весьма уважаемое издательство «Локид», которое практически первым стало систематически издавать русскую фантастику, тоже здесь отметилось. А поскольку я в те годы сотрудничал с этим издательством, то не удержался от соблазна и шутки ради буквально за пару недель накатал «Практическое руководство по гаданию на кофейной гуще», авторских листов этак на пять. С большим предисловием, «научным» аппаратом и тезаурусом с толкованиями. Книжка писалась легко и весело, под шуточки знакомых, которым я вслух зачитывал особо многозначительные фрагменты. Но когда гонорар за нее чуть ли не превысил сумму, полученную за роман, изданный в том же издательстве, я порядком удивился. Допечатки были сметены с прилавков столь же быстро. С меня потребовали еще подобных книг. Сгоряча я набросал план пяти или шести книжек о разных экзотических мантиках (большей частью выдуманных), но вовремя остановился, порвал бумагу и выбросил из головы соблазнительную идею решить стоявший передо мной в те годы квартирный вопрос за счет навешивания особо длинной лапши на уши доверчивому населению.

Сейчас вся эта бредятина поставлена на конвейер. В больших магазинах книги по означенной тематике можно вымерять десятками полкометров. Бизнес, да. Но тиражи уже не те, что раньше, да и покупатели у этих полок не толпятся. Здравый смысл возобладал? Результаты опроса, где за десять процентов перебрался лишь один содержательный пункт, да и тот «относительно реальный», вроде бы позволяют говорить об этом. Да я и не сомневался в рациональности профессиональных любителей фантастики, дружно отдавших предпочтение ответу «Все это — бред!». Кому как не им знать об истинной природе вымысла! Но означает ли это, что общество в целом выработало иммунитет против шарлатанов? Не уверен. Все эти гигантские щиты в метро, приглашающие к потомственным колдуньям, ворожеям и ясновидящим, все эти бесконечные газетные объявления новоявленных пророков, исцелителей, воскресителей и иже с ними заставляют думать об обратном. Ведь если есть массовое предложение такого свойства услуг, то есть и спрос на них, не так ли? Невольно задумаешься о пользе учреждения Инквизиции и прочих душеполезных институций…

А что, если фэндом остался единственным островком здравомыслия? Я не знаю, радоваться этому или ужасаться…

Сообщаем участникам голосования, что теперь вопросы на сайте «Русская фантастика» будут задавать члены Творческого совета журнала, и они же оценят результаты голосования. Комментарии писателей, как и прежде, будут публиковаться в каждом чётном номере «Если». Первым к поклонникам жанра обратился Олег Дивов. Приглашаем вас принять участие в голосовании.

Редакция «Если».

КРИТИКА.

РЕЦЕНЗИИ.

Евгений Лукин. Штрихи к портрету кудесника.

Москва: АСТ, 2005. — 315 с. (Серия "Звездный лабиринт"). 8000 экз.

В этот сборник писателя вошли 17 новых рассказов, статьи-манифесты партии национал-лингвистов и несколько публицистических эссе, часть из которых публиковалась в «Если».

Рассказы продолжают уже ставший популярным баклужинский цикл о нелегких годах ученичества Глеба Портнягина — неудачливого вора и состоявшегося колдуна. Истории, собранные в книге, добавляют новые штрихи к портрету кудесника. Здесь и поиски заговоренного клада в качестве своеобразного теста на колдовскую профпригодность, и разборки с оборотнями в чиновничьих кабинетах, и рассказ об ответной любви к Родине, и история о русском экзорцисте.

Рассказы цикла населены колоритными персонажами — вроде сонтехников, водколаков, разговорчивого рыбака по прозвищу Дискобол и лидера Коммунистического союза богобоязненной молодежи с чудотворным орденом Ленина. Литературный эффект (и эффектность) рассказов существенно усиливается сатирической — порою до язвительности — интонацией автора, умением писателя увидеть и показать абсурдность и нелепость многих реалий сегодняшнего дня.

Несомненно, близкими родственниками баклужинцам приходятся жители Великого Гусляра Кира Булычёва, а предками — обитатели салтыково-щедринского города Глупова. И не будь у Лукина яркой цеховой отметины, ходить ему в бестселлеристах мейнстрима. Действительно, юмор не такой замысловато постмодернистский, как у Пелевина, и не такой нарочито простецкий, как у Слаповского, определенно пришелся бы по вкусу не только любителям фантастики. Но слава писателя-фантаста, кажется, гораздо ближе волгоградскому прозаику.

Авторский замысел реализован полностью: штрихи к портрету кудесника являются по сути штрихами к портрету героя нашего времени и в какой-то степени его, времени, отражением.

Сергей Шикарев.

Поваренная книга Мардагайла. Антология. Составитель Андрей Синицын.

Москва: ACT — Транзиткнига, 2005. — 384 с. (Серия "Звездный лабиринт"). 13 000 экз.

Еще не так давно сборник фантастики, да еще и тематический, у нас был редкостью необычайной. Однако теперь отечественное книгоиздание вступило в новую фазу, поняв, что и сборники могут быть коммерчески оправданными. Вместе с тем возникла новая проблема. Школа составительства оказалась разрушена «до основанья, а затем». Недаром же в западной НФ столь популярны именно сборники «От составителя», где имя последнего выносится на обложку, и он как бы отвечает своей репутацией перед читателем за качество предлагаемых текстов. Такие имена редакторов-составителей, как Хартвелл, Дозуа, Датлоу, многое скажут любителям англоязычной короткой прозы.

У нас до выноса на обложку еще не дошло, но на титул имя составителя уже пробилось. Московский критик и литагент А.Синицын своим предыдущим сборником о кошках «Человек человеку — кот» уже продемонстрировал собственные амбиции в ипостаси составителя. И теперь он пытается повторить «кошачий» успех на кулинарной ниве. Точнее, темой сборника «Поваренная книга Мардагайла» стала не собственно кулинария, как задумывалось вначале, а еда в самом широком понимании этого слова. Авторы сборника подхватили идею с энтузиазмом и выдали «на гора» произведения, вполне соответствующие их взглядам на литературу. «Твердые» фантасты, вроде А.Громова, В.Михайлова, Е.Прошкина или автора заглавной повести Сергея Галихина, старались предложить сюжетные, почти детективные произведения; тяготеющие к мейнстриму В.Мидянин и В.Березин работали в своем ключе, раскрывая тему скорее при помощи формы, нежели содержания. Сам сборник — как меню в хорошем ресторане — представляет читателям все многообразие как жанров (от комедии до драмы, от притчи до боевика), так и эпох (от классического «Молекулярного кафе» И.Варшавского до рассказа дебютанта Д.Поляшенко). Аналогию с меню поддерживает даже предисловие к сборнику, поданное в виде прямой речи метрдотеля.

Денис Прохонов.

Питер Дикинсон. Веревочник.

СПб.: Азбука-классика, 2005. — 368 с. Пер. с англ. Д. Тимошук. (Серия "Волшебный амулет"). 4000 экз.

Питер Дикинсон — один из лучших современных авторов детской фэнтези, популярный, однако, не только у подростковой аудитории. Любовь к книгам этого писателя легко объяснима. Лишь в подростковой фантастике подчас и находят то, что исчезает из взрослой под напором «ревизий» и «новых волн»: настоящие герои, четко обозначенные добро и зло, уверенность в победе светлых сил.

Не то чтобы Дикинсон не был склонен к «потрясению основ» или к полемике с предшественниками. Скорее, наоборот: чего стоит его известный цикл о Мерлине, где наставник Артура выведен отнюдь не положительным персонажем. Но если Дикинсон и играет со стереотипами и подвергает сомнению стойкость персонажей, то добро и зло у него — на своих местах. По крайней мере, в «Веревочнике». Разве что один обычай определенно нарушен. Пусть зло побеждено, а герои будут жить долго и счастливо, но нельзя сказать, что финал книги — однозначный хэппи-энд.

О Дикинсоне говорят, что определение «детская» для его фэнтези есть некое лукавство, почти заблуждение, вызванное, в первую очередь, возрастом персонажей. Действительно, в «Веревочнике» запрятано немало сложных философских, если не сказать религиозных идей. Тут и учение о цикличности развития мира, и рассуждения (без тени иронии или скепсиса) о соотношении природной и ученой, мужской и женской магии. Впрочем, когда-то другому англичанину К.Льюису неплохо удалось соединение детской сказки и богословской притчи. Иное время, совсем уж иные идеи, но искушение повторить основоположника, как видно, остается. Как бы то ни было, подобно всем лучшим образцам подростковой фантастики, книга Дикинсона — чтение для всех возрастов.

В конце концов, «Волшебник Земноморья» У.Ле Гуин (с которой П.Дикинсона иногда сравнивают) тоже сначала адресовался детям.

Сергей Алексеев.

Александр Свиридов, Александр Бирюков, Глеб Сердитый. Возвращение с края ночи.

Москва: Форум, 2005. — 448 с. (Серия "Другая сторона"). 4000 экз.

Это очень необычная книга. Сюжет, характеры, баталовка (а ее более чем достаточно) — второстепенны. Гений оружейного искусства создает чудо-пистолет и с ним проходит через каскад приключенческих ситуаций — вот основной смысл действия, добавить нечего… Но все это совершенно перекрывается философией мастера-оружейника. Она захлестывает читателя и придает смысл роману.

Оружие далеко не пошлый инструмент душегубства. Оно может представлять собой объект творчества, нечто, возникающее в руках мастера, когда он приходит в состояние, близкое к просветлению. Оно дарит свободу и независимость. Оно создается для души и в конечном итоге приносит в жизнь отблеск пламени высших смыслов. И, в общем, не столь уж важно, в каком облике истинное оружие предстает: клинок это, пистолет, книга или, может быть, тонкий знак, выделенный мастером-интеллектуалом из сферы информационного хаоса. По сравнению с созданием подобного сверхреального оружия присоединение мастера к какой-нибудь земной политической или религиозной корпорации кажется авторам уделом более низким.

Смысл философии мастера-оружейника закодирован в иллюстрации Всеволода Мартыненко, исключительно точно пришедшейся к роману. Они созданы друг для друга, как меч и ножны, — рисунок на обложке и сама книга. Это попадание в «яблочко», столь редкое в оформлении современных фантастических романов.

Конечно, они пока ни во что не вмешиваются, эти хитрые оружейники информационного мира. Они просто развешивают по текстам символы, шифры и ключи, за которыми внимательный человек прочитает приоритеты творчества, развития, отторжения всех действующих общественных моделей современного мира ради «нового неба и новой земли». Но все они пребывают в ожидании того момента, когда информационная война превратится в «оффлайновую». Тогда увидим, на что они сменят клавиатуру и какого нового неба пожелают…

Дмитрий Володихин.

Павел Крусанов. Американская дырка.

СПб.: Амфора, 2005. — 398 с. (Серия "История будущего"). 5000 экз.

За время существования постмодернизма досужие критики напридумывали массу умных слов, однако для нынешнего российского варианта, дозревшего и перезревшего, кажется, достаточно всего двух определений — «паразитизм» и «спекуляция». Вот и содержание нового романа П.Крусанова зиждется на паразитической эксплуатации целого ряда весьма противоречивых идей. Ныне в моде агрессивная ксенофобия, конспирологические идейки да оголтелый антиамериканизм — и Крусанов решил поиграть на этих громко забряцавших струнах российского коллективного бессознательного.

Сначала он «поднимает из могилы» Сергея Курёхина, покойного рок-музыканта и интеллектуального провокатора. У литератора Курёхин якобы не умер, а, приняв уродливую фамилию Абарбарчук, возглавил некую фирму «Лемминкяйнен». Фирма специализируется на профессиональной подготовке разнообразных розыгрышей — безопасных и не очень (оказывается, что даже события 11 сентября тоже дело рук фирмы Курёхина-Абарбарчука). В 2110 году Курёхин приглашает героя-рассказчика Евграфа Мальчика (того самого — из «аквариумовского» альбома «Радио Африка») на работу в фирму для подготовки колоссального мероприятия — уничтожения Америки. Для этого, в первую очередь, следует подбить американцев на создание сверхглубокой скважины. Попытки пробить подобного рода шахту спровоцируют начало неизбежного краха зарвавшейся страны. В итоге «проклятая» Америка гибнет, и наступает хилиастическое царство всеобщего благоденствия. Попутно вся эта галиматья густо сопровождается скрытыми цитатами из разнообразных конспирологических и ультраконсервативных авторов — от Р.Генона до А.Дугина.

Обидно, что иные «модные» критики вовсю превозносят этот «как бы провокационный» капустник и его автора — «великого патриотического литератора».

И еще за Курёхина обидно.

Глеб Елисеев.

Фэнтези-2005 (выпуск 2).

Москва: ЭКСМО, 2005. — 576 с. (Серия "Миры fantasy"). 20 000 экз.

Фэнтезийные сборники ЭКСМО одними из первых опровергли бытовавшее мнение о нерентабельности антологий. Отчасти потому, что предлагали читателю «рейтинговых авторов», отчасти из-за проверенности, узнаваемости содержимого: маги, драконы и эльфы, знаковые имена… В нынешнем выпуске коротких рассказов немного, и те в основном иностранцев. Остальное — повести (беспроигрышный ход, поскольку хороший рассказ фэнтези написать невероятно трудно). Открывается сборник «Куклами всадника Лойоди» Игоря Пронина: небольшой повестью, суть которой можно свести к утверждению «не доверяй магу, даже когда он хочет сделать тебе добро», и продолжается фрагментом из новой книги Генри Лайона Олди «Приют Героев» — естественным развитием причудливого мира «Песен Петера Сьлядека». Активно эксплуатируется «эльфийская» тема: и «Цена свободы» Алексея Пехова, и «Эльфийская обновка» Андрея Уланова чем-то неуловимо напоминают знакомый читателям «Если» мультирасовый мир «Дня Полыни» — разве что Пехов более мрачен, а Уланов, напротив, более оптимистичен в своем взгляде на взаимоотношения людей и эльфов. Поклонники Веры Камши с удовольствием примут ее новую повесть «Данник Небельринга» (они уже прозвали ее «готическим детективом»). Кирилл Бенедиктов («Кот Эдипа») и Владимир Аренев («В лесах под Черниговом») единодушны в своем стремлении найти парадоксальное (и весьма оптимистичное) разрешение извечной вражды героев-антагонистов. Особняком стоят вещи экспериментальные: уже знакомые читателям «Если» «Раш-Раш» Александра Зорича (изысканная история о персонифицированных духах природы, под благотворным влиянием которых перерождается суровый охотник) и причудливый «Крысиный король» Леонида Кудрявцева.

Завершает сборник новелла Святослава Логинова «Там, на востоке» — печальная притча о цене жертвенности, как всегда у Логинова блестяще исполненная — одно только изобретенное писателем слово «Затворище» чего стоит!

Мария Галина.

Джеффри Форд. Физиогномика.

Москва: АСТ — Транзиткнига, 2005. — 283 с. Пер. с англ. Г. Соловьевой. (Серия "Альтернатива. Фантастика"). 4000 экз.

Первый из романов о физиономисте Клэе, удостоенный «World Fantasy Award», содержит необычную смесь фантастических образов и литературных традиций. Аллегорические кошмары в духе Кафки и натурализм Суэнвика, сочетание модернистских концепций и нарочито простого стиля — все это позиционируется как «интеллектуальная фэнтези». Поначалу кажется, что смысловым стержнем книги является тема предопределенности, неотвратимости судьбы, которую по жестоким правилам науки физиогномики персонаж вычитывает в лицах и телах других людей. Позднее спираль сюжета (автор не упускает возможности провести нас по всем кругам местного ада) чуть ли не вибрирует от перенапряжения и выстреливает в финале разрушительным, освободительным фейерверком.

История гласит: вместо того, чтобы, согласно канону, превращать призраки идей в предметные образы, Драктон Белоу решил превратить сформировавшиеся в его голове образы в реальность. Развитием этого сюжета и стало создание Отличного Города, обитатели которого выступают в роли орудий и объектов преобразующей природу творческой воли Создателя. Нередко физиономисту приходится отправлять людей на казнь, не догадываясь о том, что вменяемые нарушителям проступки совершены самим Белоу. Горделиво уподобляясь богу, тот выдумывает все новые отрасли совершенства, машины и каторги — напоминание о том, что у каждого общества есть собственный ГУЛаг. Поскольку люди являются лишь частью плана, предметами мысли метафизического тирана, их жизнь не имеет ценности. Возвышение или унижение согласно наркотически-изощренным фигурам мысли — таков путь любого горожанина. Так продолжается до тех пор, пока отправленная по следам Клэя экспедиция не привозит к столу Создателя таинственный Белый плод, который, по слухам, дарует бессмертие — но вдобавок он еще и отбирает у жизни ее смысл…

Сергей Некрасов.

Виктор Пелевин. Relics: Раннее и неизданное.

Москва: ЭКСМО, 2005. — 352 с. 50 100 экз.

Затея собрать под одной обложкой рассказы и эссе прозаика, разбросанные по журналам, газетам, вкладышам в компакт-диски и давно распроданным сборникам, представляется довольно интересной, и дело здесь не только в сложности разыскания старых «Огоньков» и «Независимых газет», но и в появившейся возможности проследить эволюцию творчества писателя, который, как представляется, от постмодернистских заигрываний с «большим стилем» постепенно переходит к некоторой тоске по нему, что уместно пояснить на примерах: 10–15 лет назад Пелевин писал о том, что в обществах «большого стиля» люди всего лишь смешные фигурки, которые даже не понимают, зачем копошатся в пыли, истинная же цель их существования может оказаться логичной только с точки зрения некоего высшего мира — именно эта идейная «подкладка» лежит за повествованием о двух подводниках-трансвеститах, которые убивают валютных проституток только для того, чтобы шахматист Карпов победил на международном турнире («Миттельшпиль»), она же просматривается за историей о реконструкторах из эсэсовского института «Анэнербе», чьи детсадовские «эксперименты» приводят к нападению Италии на Абиссинию («Откровение Крегера»); с другой стороны, в последние годы Пелевин пишет в основном о новых «хозяевах дискурса» — бандитах и бизнесменах — и, сталкивая их с мистическими силами, делает грустный вывод о том, что «мясные машины», пришедшие на смену смешным фигуркам, также лишены малейшего представления о смысле собственного существования: характерным в этом плане является рассказ «Who by fire», главный герой которого, российский олигарх, ухитряется вступить в интимную связь с самой Свободой, но даже это не рождает никакого проблеска в его холодной душе; ну а после всего сказанного осталось только пояснить, почему рецензент решил «утрамбовать» свой текст в одно предложение: именно так написан рассказ Пелевина «Водонапорная башня», и нет никаких оснований для того, чтобы критику не было дозволено то же, что дозволено писателю.

Александр Ройфе.

ПУБЛИЦИСТИКА.

Дмитрий Володихин, Аркадий Штыпель. Пророки и буревестники.

Фантастическая литература с момента своего рождения стремилась высветить те пути, по которым движется человеческая цивилизация. Однако в 90-е годы XX века футурологический мотив исчез из произведений российских авторов. Сегодня же критики все чаще говорят о возвращении Будущего в нашу фантастику. Но на «ренессанс» футуристической НФ они смотрят по-разному. Предлагаем вашему вниманию дискуссию, в которой приняли участие критик, писатель Дмитрий Володихин и критик, поэт Аркадий Штыпель.

Д.В.: В советское время были четкие представления о будущем человечества, утопических картин хватало: «Туманность Андромеды» Ивана Ефремова, мир Полдня братьев Стругацких, менее романтичный вариант Георгия Гуревича… В 90-х эта форма творчества наших писателей заглохла. Несколько попыток было, о них писал Евгений Харитонов в очерке «Русское поле утопий», но почти всегда элементы утопии были ценны не сами по себе, а в качестве антуража для решения совершенно иных художественных задач. Первая половина и середина 90-х прошли под знаком всеобщего разочарования в прогностических способностях и науки, и литературы. Но постепенно набирало силу читательское желание хоть одним глазком посмотреть на мир, «который нас ожидает». Речь не идет о текстах, где картина будущего представляет простые подпорки для сюжета: вот прибыли пришельцы, как мы с ними уживемся… Или: вот мы изобрели машину времени, что из этого вышло… Гораздо интереснее наблюдать медленное возрождение собственно футурологической тематики. И на протяжении последних трех — пяти лет, кажется, вновь наше будущее начинает проглядывать в книгах писателей-фантастов. Еще не очень четко, будто сквозь туман или какую-то полупрозрачную стеклянистую субстанцию. Прогностика не стала тоньше в методах и точнее в выводах, но ей опять начинают доверять из простого желания различить в грядущем хоть что-то.

А.Ш.: Давайте уточним некоторые положения. В советской литературе фигурировали — отчасти искренне, отчасти вынужденно — более или менее четкие представления о советском будущем. С распадом системы эти представления полностью утратили актуальность — только и всего. Но кризис идеологии начался гораздо раньше, и в былое время советские утопии пользовались читательским спросом как раз в той мере, в какой они отличались от официозных представлений. Вообще же, прогностическая ценность любых утопий и антиутопий (что для одного утопия, то для другого «анти») более чем сомнительна. Вопрос не в том, доверять или не доверять тем или иным предсказаниям, а в том, разделять или не разделять ту или иную идеологию. И если сегодня идет возрождение футурологической тематики, то не потому, что люди больше, чем десять лет назад, хотят заглянуть в будущее. Просто мы сегодня более четко осознаем свои идеологические предпочтения или, по крайней мере, испытываем потребность в таком осознании. А условные картинки условного будущего дают каждому из нас возможность утвердиться (или усомниться) в своей правоте (или чужой неправоте) по отношению к острым вопросам современности.

Д.В.: Вы правы, но лишь отчасти. Наша «беспутица» 90-х совпала с общим кризисом футурологии: она и на Западе давно не зарабатывает лавровых венков. Что-то из области научного развития англо-американская НФ полуугадывает-полупопуляризирует. Сфера политики покрыта тем же туманом. Во всяком случае, так можно судить по переводным образцам. А когда туман несколько рассеивается, видно не столько прогнозирование, сколько пропагандистские опыты разной степени художественности, то есть обработку коллективного сознания теми же приемами, что и у нас в эпоху обкомов.

А.Ш.: Не будем смешивать футурологию с НФ. После революционных открытий начала XX века в науке шло и до сих пор идет более или менее предсказуемое освоение новых территорий. То же и с техникой, хотя здесь не обошлось без сюрпризов, самые эффектные из которых — Интернет и всеобщая мобильная телефонизация. А самые популярные атрибуты НФ (машина времени, антигравитация, телепортация и т. п.) абсолютно антинаучны. Единственное, что здесь имеет под собой научную почву — это создание биологических монстров. Но популяризация научно-технических знаний или футурологическая прогностика не могут быть целью ни художественной литературы вообще, ни НФ в частности. А если в НФ в силу особенностей жанра что-то такое и проявляется, то исключительно как побочный продукт, пусть даже порой и небезынтересный. Другое дело — политика и социальное устройство. Здесь у литературы — от мировых классиков до скромных современников — прямой интерес и непременное поприще. Хотя до сих пор, по большому счету, никто не предугадал ничего. Но ведь и в сфере политики и социального устройства все фантазии — это, прежде всего, реакция на современность, это экстраполяция в будущее каких-то актуальных современных коллизий, в том числе (если не в первую очередь) и чисто психологических. Что же касается «пропагандистских опытов разной степени художественности» на уровне «эпохи обкомов», то это феномен по большей части постсоветский. Современная западная НФ избегает какой-либо идеологии и представляет собой по преимуществу либо «психоделический» киберпанк, либо культурологические грезы типа «Гипериона» Дэна Симмонса. Конечно, в таком примитивном жанре, как космоопера, без деления на «наших» и «ненаших» не обойтись, но политическая футурология здесь ни при чем.

Д.В.: Звучит успокоительно. Но, во-первых, футурологический элемент для НФ — что-то вроде части организма. Печень, например, может быть поменьше и побольше, но совсем без нее обойтись нельзя… И, во-вторых, НФ-футурология со времен Кэмпбелла превращается (и к настоящему времени на 90 % превратилась) в борьбу между несколькими версиями будущего, которые поддерживаются разными общественными силами. Если «республика/демократия», идущие рефреном в Эпизоде III «Звездных войн», не пропаганда, если «Матрица» избавлена от политтехнологий, тогда — да, конечно, западная НФ невиннее младенца… «Советский вариант» будущего получил пробоину и пошел ко дну. Долгое время в России ничто его не заменяло, пустошь, водная гладь была на этом месте вместе с СССР. Но потом нечто начало всходить на пустоши. Самой плодотворной в этом отношении оказалась «вакцина глобализации».

Спор между глобализаторами и антиглобалистами ведется давно. По большой части — на уровне социологической литературы и большой политики. Для нашей фантастики эта дискуссия оказалась родной, только вот родственников российские писатели отыскали по обе стороны баррикад. Перенос величайшей потасовки нашего времени в литературную плоскость очень «взбодрил» фантастику: появилась та «печка», от которой можно танцевать. Сторонником глобализации выступил ветеран НФ Владимир Михайлов, расписав ее прелести в романе «Тело угрозы». Но после 90-х западничество мало кого привлекает. Поэтому антиглобалистов — как стихийных, так и сознательных — в российской фантастике хватает. Это и Михаил Тырин с романом «Желтая линия», и «Моя война» Виктора Косенкова, и «Ланселот XXI» Михаила Харитонова, да и ваш покорный слуга («Убить миротворца»). На этой волне, кажется, возникает особое направление антиутопии — либерпанк. Наверное, самая мощная прогностическая струя — в романе Кирилла Бенедиктова «Война за «Асгард», также созданном на территории спора глобализм/антиглобализм. Зато самым популярным антиглобалистом современной России стал «еврокитайский гуманист» ван Зайчик. И то, что в виде художественного текста могло оказаться недопонятым, полу-Зайчик Вячеслав Рыбаков открытым текстом выдал в романе-эссе «На будущий год в Москве». Наконец, прекрасную повесть с говорящим названием «Золотой миллиард» написал Геннадий Прашкевич. Авторская позиция выражена в ней замысловато: не «за» и не «против», а над схваткой, впрочем, с риском пострадать от обеих сторон…

А.Ш.: Забавная игра суффиксов: глобализаторы и антиглобалисты… Почему первые гады-«аторы», а вторые всего лишь «исты», белы и пушисты? И что нас, собственно, так пугает в этой самой глобализации? Возникновение и развитие транснациональных корпораций, транснациональных информационных, финансовых и энергетических сетей, взаимопроникновение национальных экономик — все это объективные, реальные, я бы сказал, естественные явления и процессы, в конечном счете очень слабо зависящие от чьей бы то ни было доброй или злой воли. Равно как — о, ужас! — и появление надправительственных управленческих структур. Грубо говоря, глобализм — это такой миропорядок, при котором я не стану бомбить территорию соседа по той простой причине, что в предприятия, расположенные на этой территории, вложены мои денежки.

Д.В.: Возникновение чего-либо — отнюдь не природный процесс, и создание любой сети всегда кем-то инициировано. Ежели хорошенько копнуть, креатор всегда в конечном итоге отыскивается. Что же касается «предприятий на чужой территории», то ведь их сначала надо купить. А бомбить придется, если тамошние аборигены откажутся заводики/земельку продавать.

А.Ш.: А я и не говорил, что глобализация — природный процесс. Естественный, да. Как в свое время возникновение Великого Шелкового пути, или пути из Варяг в Греки, или развитие товарного производства. И до такого, лежащего, кстати, в русле устремлений величайших утопистов, миропорядка нам еще куда как далеко…

Д.В.…оно и славно…

А.Ш.:…путь к нему отнюдь не безоблачен, но в наше время все-таки более или менее реалистичен. Другое дело, что никакой миропорядок не может быть безусловно справедливым, не может всех поголовно осчастливить, а любые, даже самые разумные преобразования социального устройства неизбежно порождают новые угрозы и новые вызовы. Человеку же свойственно идеализировать «уходящую натуру», и тоска по «доглобализму» в художественном, творческом плане может быть столь же продуктивна, как и тоска по средневековому рыцарству или ностальгия по коммунальным квартирам. И уж совсем другое дело, что в нашей НФ никаких антиглобалистов нет. Все наши так называемые антиглобалисты на поверку оказываются самыми что ни на есть глобализаторами. Просто им — и это понятно — «за державу обидно». Обидно, что в нынешнем процессе Россия не может конкурировать с Соединенными Штатами и Объединенной Европой за лидерство и гегемонию. Приходится отыгрываться, фантазируя. То есть перед нами в новой упаковке все тот же советского разлива антиамериканизм. Можно, конечно, придумывать всякие странные слова типа «либерпанк», но рядом с таким, если кто помнит, блистательным советским антиамериканистом, как Юлиан Семёнов, все отдыхают. А говорить о «прогностической струе» в довольно-таки сумбурной «Войне за «Асгард» просто смешно. Там ведь вся собственно фантастическая интрига строится вокруг чрезвычайно надуманной, переусложненной системы генетической сегрегации и выглядит на фоне изображенных технологий совершенно неправдоподобно.

Д.В.: Истерическая реакция на унижение страны — лишь один аспект из множества. Если им ограничиться, то в антиглобалисты попадут, пожалуй, люди совсем от этого далекие: Андрей Плеханов со своей «Сверхдержавой» и Павел Крусанов с романом «Укус ангела»… Полагаю, огромному количеству людей не нравится идея объединения Земли во главе с каким-нибудь мировым правительственным Советом, поскольку объединители («глобализаторы») предлагают слишком холодный проект жизни для объединенного человечества. Полагаю также, те части глобализаторского проекта, которые отвечают за общественную нравственность и за устройство власти, предлагают какую-то нелепую унификацию. Отсюда — мощный протестный выплеск, притом именно антиглобализаторский, а не антиамериканский. Фантасты Юрий Никитин и Дмитрий Янковский высказали крайне жесткую позицию: мочить, да и все тут. А дело-то не в этом. Дело в том, чтобы сохранить свою инакость, в том, чтобы оставаться другими.

Что же касается тяги к «доглобализму» — да, это есть, но ведь смотря к какому «доглобализму»! Неожиданной даже для меня, человека весьма консервативного, была вспышка монархических настроений. Допустим, Владимиру Михайлову в романе «Вариант И» государь-император всероссийский нужен был для социально-религиозных экспериментов, никак с единовластием не связанных. Но Роман Злотников прямо показал монархию как благо («Виват, император!»), Владимир Хлумов организовал в Сети голосование по вопросу: «Стоит ли в России возрождать монархию?». Его собственные высказывания свидетельствуют в пользу ответа: «Да, стоит!». С легкой руки сразу нескольких писателей по страницам фантастических произведений принялся разгуливать царь Николай III (приоритет, кажется, у Владимира Васильева)… И так далее. Раньше, в середине 90-х, этого быть не могло. «Гравилет «Цесаревич» Вячеслава Рыбакова звучал гласом вопиющего в пустыне.

Вы говорили о «естественности» процесса глобализации. В социуме, полагаю, «естественных» процессов нет в принципе. И потом, слишком уж силен протест против подобной «естественности» — на его волне дошло аж до локальных монархических проектов.

А.Ш.: А еще есть замечательные «альтернативки» Василия Щепетнева, у которого сохранившаяся в России монархия показана хотя и сочувственно, но безо всяких иллюзий… Но о чем идет речь? О полетах фантазии или о том «как нам обустроить Россию»? Я ничего не имею против декоративной монархии типа британской, но, по моему разумению, в наше время любое единовластие есть несомненное зло. Как и та «нелепая унификация» под одну гребенку, о которой вы говорите. Но ведь на самом деле никто и не посягает на британскую, турецкую, китайскую, российскую или украинскую самобытность. Однако те же британцы худо-бедно выработали и усвоили такие понятия, как мультикультурализм и политкорректность, а у нас эти вещи, к сожалению, принято осмеивать. Не хочу никого обижать, но в первых рядах как адептов единовластия, так и антиглобалистов выступают литераторы не первого ряда. На мой вкус, разумеется.

Д.В.: Так ведь был бы хоть один сколько-нибудь интересный в литературном отношении глобализатор… Щепетнев? Но он, кажется, не глобализатор. Приведите, пожалуйста, примеры, иначе ваша позиция выглядит недостаточно обоснованной. Ну, а посягательство на самобытность тех же сербов убеждает меня в том, что понятия политкорректность и мультикультурализм оснащены двойным, а то и тройным стандартом.

А.Ш.: Нет, Щепетнев, конечно же, не глобализатор. Так же, как и Дивов, как вместе и порознь Лазарчук и Успенский, как Лукин, Лукьяненко, Олди, супруги Дяченко. Просто для этих писателей, которых я люблю и ставлю очень высоко, сама контраверза «глобализм — антиглобализм» выглядит не слишком интересной в литературном отношении. Да и Прашкевич в «Золотом миллиарде», как вы сами говорите, остается «над схваткой». А вот кто был самым настоящим глобализатором, так это Иван Ефремов… И если уж совсем начистоту, то наши антиглобалисты так или иначе солидаризуются с теми персоналиями современной российской политики, которые мне глубоко антипатичны.

Д.В.: Иван Ефремов и прочие советские утописты, несомненно, были красными глобализаторами. Но речь идет о современности, и к ней Ефремов и Ко не имеют никакого отношения. Полагаю, те же Бенедиктов, Рыбаков, Тырин, Прашкевич безотносительно их политических пристрастий прежде всего писатели высокого уровня. И если они так или иначе рисуют наше будущее вне импортированной идеологии, это дорогого стоит.

Заговорились мы с вами о политике. Давайте попробуем свернуть на более мирную стезю. Ведь кое-что натекло и по части научно-технических предсказаний, того хлеба, который питал фантастов прошлых поколений. С одной стороны, фантастика сдвинулась в сторону слияния с литературой основного потока, полностью освоилась с ее задачами и функциями. Беллетризация достижений НТР сегодня интересует немногих. Но с наукой и техникой связанно столько вопросов философского свойства, что на все 100 % от прежней специализации мир фантастики отказываться не спешит. Лучшее, самое интересное в этой области — «кибериада» супругов Александра и Людмилы Белаш, особенно их идея «робосоциологии». Видимо, благодаря марсианской эпопее американцев, поддержанной целым залпом киношек разного калибра, слегка оживилась тема космической одиссеи в НФ. Нет, повальное увлечение не вернулось и в ближайшее время, скорее всего, не вернется. Но идея колонизации космического пространства опять в моде. Есть и скептики, и энтузиасты. Мария Галина в романе «Волчья звезда» показывает, что колонизацию в принципе ожидает срыв, поскольку она противопоказана человеку в психологическом плане. Олег Дивов в повести «Эпоха великих соблазнов» подходит к вопросу иначе. С его точки зрения, все равно человечество будет выходить в космос, просто «шаг из колыбели» окажется во всех отношениях более трудным, чем представлялось оптимистам 60-х — 70-х. В очерке Эдуарда Геворкяна «Космодицея» совершенно однозначно сказано: летать — необходимо. Следовательно, будем летать! На мой взгляд, борются две концепции, для которых выход в космос и освоение других планет — глубокая периферия. Одна из них гласит: в ближайшие столетия человек должен кардинальным образом измениться, расстаться с прежней психофизиологической сущностью, как змея расстается со старой кожей, так что лучше и спокойнее эту работу провести на Земле, не отвлекаясь на бессмысленные мечтания о внеземелье. Принципиально иная позиция: мы рождены людьми и людьми должны остаться. Традицию разрушать не следует, традиционные ценности должны жить. И если ради этого потребуется расширить жизненное пространство человечества за счет колонизации внеземелья, значит, даешь колонизацию!

А.Ш.: Это, пожалуй, единственная точка, в которой наши предпочтения совпадают — причем не столько по отношению к «литературе», сколько к «реальности». Мне тоже хочется, чтобы потомки сохранили нашу психофизиологическую сущность. Хотя бы из того эгоистического соображения, что только в этом случае им будут более или менее понятны наши писания. Но в чисто литературном плане тема «вертикальной эволюции» мне кажется интереснее, чем звездолеты. Ведь технологическая фантастика — дело куда менее ответственное, нежели фантастика социальная, потому что, когда речь идет о технике, автор ни в малейшей степени не влияет на принятие социумом тех или иных решений. А «вертикальная эволюция» ближе именно к социальной, гуманитарной тематике. Кстати, у Марии Галиной в «Волчьей звезде» фигурируют обе эти темы, и обе в антиутопическом, трагедийном ключе. А в реальном научно-техническом отношении и «вертикальная эволюция», и «дальний космос» выглядят равно проблематично, чтобы не сказать — несостоятельно.

Д.В.: К быту будущего всерьез подступались только один раз: когда вышел сборник о чудо-домах «Пятая стена». Полагаю, пока еще у людей нет представления о будущем на повседневном, бытовом уровне, всерьез отличающегося от «Полдня» АБС или видеоряда «Звездных войн». Здесь еще ничто не сдвинулось с места. Нет даже эстетики будущего, бродят лишь какие-то призраки «русского викторианства».

А.Ш.: Что касается быта, то и в реальной жизни мало что сдвигается с места. Такие полезные вещи, как холодильник, пылесос, стиральная машина, кухонный комбайн, телефон и телевизор, изобретены давным-давно. Последняя новинка — электронная плита — никакого переворота не совершила. Вообще, в рамках существующих бытовых потребностей да еще при нашей отечественной неприхотливости трудно измыслить что-то радикально новое. Сборник «Пятая стена» — это все-таки упражнения на заданную тему. А собравший немалый урожай премий и действительно смачный «Закон лома…» Олега Дивова от заданной темы уходит в бандитский вестерн в духе О'Генри. Что же касается этики-эстетики, то здесь самое яркое — шокирующий роман Линор Горалик и Сергея Кузнецова «Нет». А «призраки русского викторианства» — это что? Русский Диккенс? Так русский Диккенс — это, извините, Достоевский. Или, может быть, русский Бердслей? Но если говорить серьезно, то викторианство это или нет, но нашим фантастам в сценах, как говорится, жестокости и насилия следовало бы себя как-то ограничивать. Даже такому серьезному таланту, как Олег Дивов. Учитывая, что фантастика — жанр массовый и традиционно имеющий немалую подростковую аудиторию.

Д.В.: Насчет жестокости… да, ограничители необходимы, это здраво. Худо, когда человек растет с уверенностью в том, что жизнь — кровь, дерьмо, бабки и больше ничего. Шухартизацию всей России не приветствую. А русское викторианство — это прежде всего тяга к эстетическим образцам нашего XIX столетия или, может быть, самого начала ХХ-го; еще, пожалуй, попытки перенести эти образцы в будущее. В качестве примера можно привести повести Елены Хаецкой «Из записок корнета Ливанова».

Если резюмировать: картины ближайшего будущего, буквально на полстолетия вперед — товар, который опять вырос в цене. В этой теме стоит работать.

А.Ш.: Шухартизация — это сильно сказано. По мне, так Рэдрик Шухарт при всей своей брутальности и противоречивости — один из самых симпатичных персонажей Стругацких. Меня куда больше пугает тоже по-своему симпатичный герой «Выбраковки». А в теме работать, конечно, стоит. Вот только сочинителям всех времен и народов лучше всего удаются картины нежелательного будущего. Скорее всего, это как-то связано с нашей психофизиологической сущностью — как писательской, так и читательской.

Д.В.: Так ить… плохо работаем.

МНЕНИЕ.

Экспертиза темы.

Почему подавляющее большинство нынешних авторов, пишущих о будущем, с одной стороны, ратуют за необходимость возрождения утопии, а с другой, по-прежнему изображают будущее России в очень мрачных, депрессивных тонах? Может, все дело в инерции: привыкли за десятилетие безвременья писать антиутопии?

Борис РУДЕНКО:

Всякий автор пишет либо то, о чем хочет сам, либо по государственному заказу. Понятно, что заказывать утопию сегодня государство не станет. Очень забавная получится «Утопия»: благородные олигархи, честные политики, бескорыстные чиновники, а также неподкупные милиционеры и судьи. Ну и бесконечно мудрый Президент. Бандитов, которые на сегодняшний момент фактически управляют большей частью страны, конечно, нет. Перевоспитались ли, повесились ли от угрызений совести — неважно.

Смешно. Но по-другому не получится. Если фантастика — почти всегда экстраполяция сегодняшнего дня в завтрашний, то уж утопия — непременно! А сегодня как ни экстраполируй, как ни прикидывай — все одно. Когда государство погибает, о хорошем не сочиняется.

Никто Стругацким «Полдень» не заказывал, денег не обещал, они совершенно искренне нарисовали будущее, какое страстно желали видеть. У них была мечта. У нас у всех была мечта и крохотная надежда на ее осуществление.

Теперь нам объяснили, что надеялись напрасно, теория оказалась ложной, царство божие на земле в форме коммунистического рая недостижимо. Не до «Полдня» нынче России.

Но вот что удивительно: после прошлых (и длящихся) лет безвременья, сделалось ясно, что для нормального человека (того, для кого слова «совесть», «честь», «доброта», «сострадание» не потеряли смысла до сих пор) альтернативы миру Полдня, в общем-то, нет. Общество, в котором царствуют нелюди, обречено на гибель. Что сейчас, к величайшему сожалению, с нами и происходит. Не до мечтаний о светлом и прекрасном сегодня людям, заботящимся о выживании. Но человек не умеет жить без мечты. Он все равно будет мечтать о мире справедливом и добром — даже если отсутствует малейший шанс его достичь. Нет, жанр утопии не умрет. Только чтобы он снова стал востребован, нужно немало времени…

Владимир МИХАЙЛОВ:

Почему у нас не возникает утопий, хотя все признают, что как раз сейчас такие произведения оказались бы очень кстати — у нас, в России, особенно? Можно быть уверенным в том, что появление таких вещей приветствовали бы многие читатели — и не только давние любители и ценители фантастики.

Наверное, все дело в том, что мало осознавать нужность, может быть, даже необходимость чего-то. Для того, чтобы это «что-то» возникло, требуется хотя бы минимум условий, в которых такое возникновение возможно.

Мы сегодня, кажется, не можем при всем желании. То есть пытаться, конечно, не грех, но мне думается, что серьезных результатов не получится. Даже если писать, не думая о том, как это будет оценено издателями; писать «в стол», как говорится.

Почему?

В общем, по той же причине, по какой мы не можем справиться с коррупцией, хотя все, сверху донизу, понимаем и на себе чувствуем ее губящее страну влияние; по этой же причине не можем создать независимое и справедливое правосудие — хотя и этого нам очень хотелось бы. Не можем просто потому, что не можем. Не хватает многого: решимости, политической воли, исторического опыта, но прежде всего — четкого представления о том, как же это сделать. Эта технология для нас пока что остается недоступной.

То же самое с утопией — с литературой о светлом, счастливом будущем.

Сколько ни фантазируй, в какую галактику ни переноси действие — все равно писать мы можем только о себе, о России, и отправной точкой для нашей фантазии всегда будет наше сегодня. Можно, конечно, пытаться совершенно оторваться от реальности, но в таком случае написанное останется абстракцией, никого ни в чем не убедит и, значит, ни на что и ни на кого не повлияет. Зачем тогда ее писать? Тогда уж лучше придумать кого-нибудь вроде Гарри Поттера или старика Хоттабыча в федеральном масштабе. Люди обоснованно назовут это враньем. А ведь фантастика никогда не была всего лишь враньем, и к ней полностью относится пушкинское «Сказка ложь, да в ней намек…».

А знаем ли мы сегодня — на что намекать? Иными словами — куда идет Россия, к чему и, главное, как она хочет прийти?

Это фундаментальные, очень глубокие вопросы, и чтобы найти варианты ответов на них, нужна очень серьезная, я бы сказал — научная работа. Философски-политически-экономически-психологическая. Она требует многих сил и времени. Углубления во множество проблем. Утопия должна быть правдоподобной, логически обоснованной, сколь бы ни были фантастическими ее конструктивные элементы. И еще: автор, работающий над утопией, обязан быть искренним и глубоким оптимистом; он сам прежде всего должен верить в великолепие нашего будущего. Иначе вещь вряд ли удастся.

И оптимизм этот должен быть обоснованным.

Утопия относится к фантастической литературе главным образом по формальным признакам. А по сути своей она неизбежно принадлежит к другой литературе, а именно — социально-политической. И является экстраполяцией в будущее существующих в современном обществе признанных, принятых им социально-политических, в том числе национальных идей.

А какие идеи существуют в нашем обществе сейчас? На какие идеи наталкивает существующая реальность?

Разве мы оптимисты, когда речь идет о будущем страны?

Если замыслить утопию и начать ее писать, то не получится ли так, как в старом анекдоте, где рабочие фабрики детских кроваток понемногу выносили детали, но сколько ни пытались дома собрать кроватку — получался только пулемет? И утопия неизбежно потребует приставки «анти».

В общем, для того, чтобы сейчас написать утопию, надо быть очень смелым человеком. Граждански смелым — потому что придется отвергать очень уж многое из того, что окружает нас сегодня. Если она будет честной, то вряд ли окажется верноподданнической.

Помните, у Алексея (Константиновича) Толстого:

Ходить бывает склизко По камушкам иным. О том, что нынче близко, Мы лучше помолчим.

Но что может быть ближе будущего? Оно уже завтра…

Геннадий ПРАШКЕВИЧ:

В каком-то смысле играют роль и инерция, и разрыв между желанием построить некую новую модель будущего и нежеланием постигать будущее научно. Это требует труда. Это всегда требовало труда. В разрушающемся государстве больше говорят о разрухе. Она владеет умами и определяет взгляд на будущее (сравните время создания «Туманности Андромеды» И.Ефремова и время создания антиутопии В.Рыбакова «На будущий год в Москве»).

Но даже не это главное. Главное, на мой взгляд, то, что писатели часто неверно трактуют само понятие будущего. Открываешь очередную книгу о будущем и видишь, что ее бессменный герой Иван Иванович перенесен в грядущее прямо из сегодняшнего дня. Он мыслит стандартно, он поступает как наши современники, только пользуется звездолетами на фотонной тяге да лучевым оружием. Он даже внеземных красоток клеит, как на дискотеке.

Потому и не веришь таким вещам. Иван Иванович из наших дней не может представлять никакого будущего. Он тень тени. Он не конструктивен. Иван Иванович наших дней никогда не высадится на планетах других звезд и никогда не построит ноосферы — счастливого пристанища для счастливых людей. Ивана Ивановича преследует собственное подсознание, он раб своих эмоций, изжившей себя морали, своих представлений (часто ложных).

Говоря о будущем, надо иметь в виду не отдельных иванов ивановичей, а человечество как вид. Если в ужасной ситуации оно спасается, то уже не важно, кто спасся — русский, американец или китаец. Это счастливый мир, потому что спаслось РАЗУМНОЕ ЧЕЛОВЕЧЕСТВО. Поэтому, говоря о будущем, надо иметь человека в динамике, постоянно эволюционирующего, уже не похожего на нас человека. Умные неандертальцы явно мечтали о том, как однажды спасут мир от диких питекантропов (к примеру), сильно досаждавших им, и о том, какая большая кость будет у них в руках, когда они высадятся на Луне, и как сладко будет запечь в золе парня из другой трибы.

Они высадились на Луне, теперь мы это знаем, но летели туда в «Аполлоне» и размахивали не костью, и мораль у них была категорически иная.

Поэтому сегодняшний Иван Иванович никогда не построит будущего (даже литературного) в том виде, как оно часто описывается. Уходя в будущее, Иван Иванович превратится в другого человека, у него будет совсем другая мораль и совсем другое — новое — отношение к миру. Я никак, например, не могу понять тех читателей, которые приняли мой «Золотой миллиард» как нечто депрессивное. Нет, утверждаю я, это в высшей степени оптимистический роман, потому что человечество в нем спасено в ситуации драматической и очень реальной. Эта ситуация уже созрела, поэтому надо думать о новой морали, о новом отношении к собственному миру, иначе никакого счастливого будущего не построишь. Иваны ивановичи всегда остаются в своем времени, а будущее строят не похожие на них потомки. По-моему, вполне приемлемая мысль, много дающая писателю.

КУРСОР.

Имена книжных героев теперь можно продавать. Это доказала группа авторов, в число которых вошли такие популярные фантасты, как Стивен Кинг, Дэвид Брин и Лемони Сникет. В течение всего сентября в интернете проводился аукцион: простые смертные боролись за право быть упомянутыми в книгах любимых писателей. Наибольшей популярностью пользовался, безусловно, «король ужасов». Некая Пэм Александер заплатила более 25 тысяч долларов за то, чтобы один из управляемых по мобильнику зомби в новом романе Кинга звался именем ее брата — Рэй Хьюзенга. Дэвид Брин предложил самый оригинальный лот — именем победителя аукциона на его выбор называлась планета или луна, смертельная болезнь или древняя раса. Лот приобретен анонимом за 2250 долларов. Лемони Сникет продал на аукционе за 6300 долларов одно из слов, которое произнесет малышка Солнышко в тринадцатой книге о приключениях Бодлеровских сирот. Все собранные средства — а это 90 тысяч долларов — будут переданы фонду, занимающемуся защитой свободы информации.

Успех «Войны миров» натолкнул Стивена Спилберга на мысль создать еще один фильм о глобальной катастрофе, постигшей нашу планету. Это римейк классического НФ-фильма 1951 года «Когда миры столкнулись» Рудольфа Мэйта. Пока неизвестно, будет ли Спилберг лишь продюсировать картину или возьмется еще и за постановку. Ну а параллельно режиссер решил выступить в совсем неожиданной ипостаси. Он заключил долгосрочное соглашение с известной компанией Electronic Arts, согласно которому примет непосредственное участие в создании трех компьютерных игр.

Популярное издательство Prime Books учредило журнал, чьим главным направлением станет фэнтези — Fantasy Magazine. Главным редактором стал бывший старший редактор издательства Шон Уоллас. Основной объем ежеквартального журнала будут составлять художественные тексты, однако найдется место и для публицистики и интервью. В самый первый номер Fantasy Magazine вошли рассказы таких корифеев жанра, как Джеффри Форд и Джефф Вандермейер, а также нескольких восходящих звезд. Цена одного выпуска — около 6 долларов.

Еще один журнал, на этот раз сетевой, создал знаменитый фантаст Орсон Скотт Кард. Он называется весьма необычно: «Межгалактическое медицинское шоу Орсона Скотта Карда» (Orson Scott Card's Intergalactic Medicine Show). Журнал будет распространяться в электронном виде за 2,5 доллара. Основой нового онлайн-проекта станут не только собственно тексты, но и фантастика в формате аудиокниг. В первых выпусках еженедельно обновляемого журнала в качестве «затравки» пойдет роман самого Карда «Пропавшие мальчики», записанный голосом известного чтеца Стефана Рудницки. «Преимущество такого журнала — в оперативности, цене и возможности работать без составления долгосрочных планов», — считает писатель.

Новая информация о российском фильме «Скалолазка. Последний из седьмой колыбели»: это будет первая картина из кинотрилогии по мотивам цикла романов ярославского писателя Олега Синицына о приключениях «отечественной Лары Крофт» — альпинистки и авантюристки Алены Овчинниковой. Съемки проходят в самых экзотических местах — Сирии, Норвегии, Ливане, Чехии и, конечно, России. Главные роли в фильме Алексея Штрома по сценарию Алексея Тимма исполнят Анастасия Панина и Дмитрий Нагиев.

Конференция «Образ будущего России в культуре и политике» состоялась в Москве. В ней приняли участие писатели-фантасты, политологи, литературные критики, историки, философы и журналисты. С докладами выступили Константин Крылов, Дмитрий Володихин, Егор Холмогоров, Эдуард Геворкян, Борис Межуев и другие. Большинство докладчиков — сторонники имперского будущего России, поэтому нельзя сказать, что на конференции беспристрастно рассматривалось все разнообразие сценариев развития нашей страны. Обсуждению прогностических функций социальной фантастики была посвящена немалая часть дискуссии.

«Обитаемый остров», повесть братьев Стругацких, обретет экранное воплощение. Автор сценария — знаменитый Эдуард Володарский, за съемки взялся Федор Бондарчук. После кассовых рекордов «9 роты» планируется, что финансирование следующей картины Бондарчука вырастет в несколько раз — и зритель вправе ожидать масштабного фантастического блокбастера. К тому же тема «промывания мозгов» сейчас как никогда актуальна. Кастинг актеров еще не проходил, но точно известно, что в основных ролях будут задействованы Алексей Чадов и Ирина Рахманова. Съемки начнутся летом 2006 года.

С пиратами можно разбираться по-разному. В США арестовано восемь человек по обвинению в хищении (во время постпродакшн) и распространении в интернете нелегальной копии третьего эпизода «Звездных войн» еще до выхода фильма в прокат.

А другая жертва пиратов, российский фантаст Сергей Лукьяненко, поступил иным образом. Одновременно с выходом бумажной версии романа «Черновик» Лукьяненко разместил в Сети электронную версию, не защищенную никакими паролями. Желающие приобрести роман через интернет могли сделать это за символическую сумму. А «пиратам» не надо было сканировать или вскрывать коды — они могли получить роман в «авторском» исполнении. После этого Лукьяненко сам предложил бесплатным сетевым библиотекам разместить ссылку на платную версию книги, что пираты и сделали. Расчет был на совесть поклонников творчества писателя: бесплатный сканированный вариант в Сети можно было достать без труда, однако стать обладателем легальной копии гораздо порядочней.

Американский киноинститут провел очередной опрос. Пять сотен художников, композиторов, музыкантов, критиков и киноведов выбирали самый популярный саундтрек в истории. В отличие от крылатых фраз в этом соревновании фантастика все-таки опередила мелодраму. Музыка Джона Уильямса к «Звездным войнам» обошла на финишной прямой музыку Макса Стайнера к «Унесенным ветром» и завоевала звание лучшего музыкального сопровождения за всю историю. Фантастика в финальной двадцатке представлена также саундтреками того же Джона Уильямса к спилберговским «Челюстям» и «Инопланетянину» (6-е и 14-е места), Макса Стайнера к «Кинг Конгу» (13-е место) и Джерри Голд-смита к «Планете обезьян» (18-е место).

Агентство F-пресс.

БИБЛИОГРАФИЯ.

БАРТЕЛЛ Дэвид (BARTELL, David).

Родился в 1959 году в Огайо. Закончил Университет Вирджинии со степенью по астрофизике, работает менеджером в хай-тек компании близ Вашингтона. Первая литературная публикация состоялась в начале нынешнего года — это был рассказ «Алфавитные ангелы» (в соавторстве с Екатериной Седой). За год Бартелл успел опубликовать еще несколько рассказов и эссе.

Среди многочисленных хобби Бартелла выделяется музыка: от классики (в особенности, русской) до этнической. Предмет его особой гордости — коллекция из 500 дисков с записями гавайских народных мелодий.

ДЖАРП Мэтью (JARPE, Matthew).

Американский автор Мэтью Джарп родился в 1976 году и закончил университет с дипломом биохимика, после чего поступил на работу исследователем-биохимиком в компанию Biogen Idec в Кембридже (штат Массачусетс).

Литературным дебютом Джарпа стал рассказ «Служба спасения и ремонта орбитальных спутников Васкеса» (2000), напечатанный в журнале «Asimov's SF». С тех пор молодой автор опубликовал еще четыре рассказа, а также короткую повесть «Плохой гамбургер» (2004), написанную в соавторстве с Джонатаном Эндрю Шином.

ЗАРУБИН Алексей Денисович.

Родился в 1960 году в Уфе. Школу закончил при посольстве в Могадишо (его родители помогали в те годы сомалийцам строить портовые сооружения). С 1982 года является жителем Санкт-Петербурга. По образованию геолог, кандидат наук.

Автор дебютировал научно-популярной книжкой для детей «Рассказы о земных недрах» (1985), затем опубликовал несколько историко-приключенческих произведений, в том числе повесть с элементами фэнтези «Потомки викингов» (1987), переведенную на польский и немецкий языки. После этого около десяти лет практически не писал, все силы и время занимала научная деятельность и работа по специальности. К прозе вернулся в 1997 году, но не в приключенческую литературу, а в фантастику: его рассказ «Исцеление» был напечатан в «Если», а появившийся в том же году рассказ «Тигренок на привязи» получил приз читательских симпатий «Сигма-Ф». С тех пор опубликовал повести «Все, что есть под рукой» (1998) и «Красота оплаченного долга» (2002), входящие в тот же цикл «Песни забытых миров», что и новая повесть «Круги на песке».

Алексей Зарубин в своем амплуа фантаста предпочитает «твердую» НФ, хотя в историко-приключенческих повестях опирается на скандинавскую мифологию.

ЛЭНДИС Джеффри (LANDIS, Geoffrey).

Американский ученый-астрофизик и писатель-фантаст Джеффри Лэндис родился в Детройте в 1955 году и закончил университет с дипломом физика. Продолжает работать по основной профессии по сей день.

Еще в 1985 году Лэндис опубликовал свой первый научно-фантастический рассказ «Элементали». С тех пор вышло более 60 новелл Лэндиса, две из которых, «Прогулка на Солнце» (1991) и «Падая на Марс» (2002), принесли автору высшие премии «Хьюго», а третья, «Зыбь на Море Дирака» (1988), — «Небьюлу». Лучшие рассказы автора составили сборник «Параметры взаимодействия и другие квантовые реалии» (2001). В 2000 году увидел свет первый научно-фантастический роман писателя — «Пересекая Марс».

Лэндис известен также большим количеством научно-популярных статей о взаимосвязи современных естественных наук и фантастики, он вел специальную научную колонку в журнале «Science Fiction Age».

СЕДАЯ Екатерина (SEDIA, Ekaterina).

Эта американская писательница родилась в 1970 году в Москве. Защитила докторскую диссертацию по экологии, ныне преподает биологию в колледже. Ее публикации появлялись в разных журналах и антологиях. В фантастике дебютировала рассказом «Алфавитные ангелы» (2005) в соавторстве с Дэвидом Бартеллом. Те же самые герои, полюбившиеся соавторам, действуют и в «Улыбающихся паразитах». Первый фантастический роман писательницы «Согласно мнению вороны» вышел в мае нынешнего года.

Сейчас Е.Седая живет в Хэммонтоне, штат Нью-Джерси, и свободное от преподавания время делит между литературной работой и другими приятными занятиями, в числе которых многочисленные орхидеи, коты, ящерицы и золотые рыбки. По словам автора, ее усердные попытки генетически сконструировать гигантского венерианского летающего проглота не увенчались сколько-нибудь заметным успехом… Пока.

СУЭНВИК Майкл (SWANWICK, Michael).

Один из самых титулованных англоязычных писателей Майкл Суэнвик родился в 1950 году и после окончания университета работал аналитиком в сфере информации. Свой первый НФ-рассказ «Пир Святого Джаниса» писатель опубликовал в 1980 году и вскоре завоевал репутацию автора глубокого, оригинального, разностороннего и неповторяющегося. Он одинаково хорошо себя чувствует и в «твердой» НФ, и в фэнтези, и в «мифопоэтике», и даже в сравнительно новом жанре киберпанка, куда его сгоряча записали после выхода нескольких специфических рассказов и романа «Вакуумные цветы». В отличие от большинства своих коллег, Суэнвик в каждой новой книге старается пробовать что-то новое для себя — как правило, успешно.

На сегодняшний день Суэнвик является автором семи романов: «Дрейф» (1984), «Вакуумные цветы» (1987), «Яйцо Гриффина» (1991), «Путь прилива» (1991), завоевавшего премию «Небьюла», «Дочь Железного Дракона» (1993), «Джек Фауст» (1997), «Кости Земли» (2002). Перу Суэнвика принадлежат 70 рассказов и повестей, лучшие из которых составили сборники «Ангелы гравитации» (1991), «География Неведомых Земель» (1997), «Буклет Boscone 37», «Лунные псы» и «Рассказы Старой Земли» (все — 2000). Кроме указанной премии «Небьюла» Суэнвик успел четырежды получить премию «Хьюго», Всемирную премию фэнтези и Премию имени Теодора Старджона.

Суэнвик также опубликовал два эссе по теории фантастики: «Руководство пользователя по постмодернизму» (1986) и «В начале…» (1994), а также книгу-интервью о Гарднере Дозуа (в соавторстве с которым Суэнвик написал шесть рассказов) — «Быть Гарднером Дозуа» (2001).

ЭШЕР Нил (ASHER, Meal).

Английский писатель-фантаст Нил Эшер родился в 1961 году в деревне Биллерикэй (графство Эссекс) в семье «родителей, которые были помешаны на научной фантастике». После окончания школы Эшер работал в фирме по производству мебели, а также вел курсы карточной игры («для работавших там Необходимыми условиями были: пить много и без видимых последствий, не рассчитывать на большую зарплату и уметь заваривать чай»). Затем он закончил инженерные курсы, литературные курсы и школу карате.

Писать фантастику Эшер начал еще в школе, но свой первый рассказ «Пещерная рыбка» опубликовал только в 1994 году. С тех пор писатель, которого одинаково привлекают и «твердая» НФ, и фэнтези, выпустил пять романов — «Сдирающий кожу» (2002), дилогию «Связанные одной решеткой» и другие, а также несколько рассказов. Осенью этого года вышел первый роман Н.Эшера в переводе на русский язык — «Скиннер».

ЯКУБОВИЧ Эдуард Анатольевич.

Родился в 1976 году в Житомире. Выпускник юридического факультета Московского института экономики, менеджмента и права. В настоящее время работает по специальности — юрисконсультом одного из холдингов Москвы. Публикации связаны с основной деятельностью: профессиональные статьи в газете «Бизнес-Адвокат», рассказ в журнале «Адвокат».

Фантастикой увлекается с детства. Дебютом в жанре стала публикация в «Если» рассказа «Как дети» (2004) в рамках конкурса «Альтернативная реальность».

Подготовили Михаил АНДРЕЕВ и Людмила ЩЁКОТОВА.

Примечания.

1.

Обиходное название Филадельфии. (Прим. перев.).

2.

Метод заключался в том, что актеров снимали на фоне голубого или зеленого жрана, а потом с помощью химических процессов (в наши дни — цифровых изображений) заменяли этот фон кадрами, снятыми отдельно на макетах или куклах. (Прим. авт.).

3.

Объединение пространства и времени в единое четырехмерное целое. Если точнее, то ото неразрывное четырехмерное множество (или комбинация), которое пространство и время образуют с точки зрения специальной и общей теорий относительности. Точка в пространстве-времени является событием. Каждое событие имеет четыре координаты (x, y, z, t). Подобно тому, как для точки координаты x, y, z зависят от выбранных осей, расстояния и временные интервалы, инвариантные (неизменные) в ньютоновой физике, могут (в релятивистской физике) зависеть от положения наблюдателя в пространстве. Это способно привести к странным эффектам наподобие уменьшения длины объекта и растяжения времени. (Здесь и далее прим. перев.).

4.

Граница области пространства-времени, за пределы которой предсказание движения не может быть распространено. Часто совпадает с горизонтом хронологии, т. е. границей области пространства-времени, допускающей замкнутые временные пути.

5.

Саговники (класс голосеменных растений) — деревья с клубневидными или редьковидными стволами, скрытыми в почве, реже с высокими надземными колоннообразными стволами высотой до 18–20 м. Стволы на вершине несут крону из пучка большей частью крупных папоротниковидных перистых листьев. (Прим. перев.).

6.

Mazel tov (ивр.); bon voyage (фр.) — удачи, доброго пути. (Прим. перев.).

Оглавление.

«Если». 2005 № 12. ПРОЗА. Екатерина Седая, Дэвид Бартелл. Улыбающиеся паразиты. Майкл Суэнвик. Я тоже жил в Аркадии. Эдуард Якубович. Линия жизни. ВИДЕОДРОМ. Спасите бабочку. «И грянул гром». Разговорник для киномана. РЕЦЕНЗИИ. Пятеро детей и это. (Five Children And It). Ключ от всех дверей. (The Skeleton Key). Стелс. (Stealth). Оживляющий чудовищ. Рэй Хэррихаузен. ЖЕРТВА КИНГ КОНГА. МОРСКИЕ МОНСТРЫ. ИНОПЛАНЕТЯНЕ И ДИНОЗАВРЫ. ВЕРН, СВИФТ И УЭЛЛС. И СНОВА СИНДБАД. ПУТЕШЕСТВИЕ ПРОДОЛЖАЕТСЯ. ПРОЗА. Джеффри Лэндис. Дорадо. Нил Эшер. Струд. Алексей Зарубин. Круги на песке. Глава 1. Глава 2. Глава 3. Глава 4. Глава 5. Глава 6. Глава 7. Мэтью Джарп. Город Здравомыслия. СТАТИСТИКА. Эдуард Геворкян. Альтернатива здравому смыслу. КРИТИКА. РЕЦЕНЗИИ. Евгений Лукин. Штрихи к портрету кудесника. Поваренная книга Мардагайла. Антология. Составитель Андрей Синицын. Питер Дикинсон. Веревочник. Александр Свиридов, Александр Бирюков, Глеб Сердитый. Возвращение с края ночи. Павел Крусанов. Американская дырка. Фэнтези-2005 (выпуск 2). Джеффри Форд. Физиогномика. Виктор Пелевин. Relics: Раннее и неизданное. ПУБЛИЦИСТИКА. Дмитрий Володихин, Аркадий Штыпель. Пророки и буревестники. МНЕНИЕ. Экспертиза темы. Борис РУДЕНКО: Владимир МИХАЙЛОВ: Геннадий ПРАШКЕВИЧ: КУРСОР. БИБЛИОГРАФИЯ. Примечания. 1. 2. 3. 4. 5. 6.