Еврейские притчи. Мудрец выше пророка.

Мудрый радуется, когда обнаруживает истину, глупец – когда находит ложь.

Ибн Гвироль.

Евреи – единый народ, но на протяжении многих веков они жили в разных странах мира, среди разных народов. Это привело к образованию отдельных групп с разными языками повседневного общения, с несколько отличными обычаями. Но в целом еврейский народ сохранил свою самобытность, не потерял своих традиций, не растворился в других нациях. Обогащая своей культурой другие народности, еврейский народ вбирал в себя культурные основы тех народов, среди которых проживал.

Главнейшей жизненной задачей для еврея всегда являлось изучение Торы, традиций и закона, постижение мудрости.

Моисей получил на горе Синай не только письменную Тору, но и устную, которая затем передавалась параллельно от поколения к поколению и в которой трактовались положения, изложенные в Торе. Именно устная традиция обеспечила гибкость традициям еврейской культуры.

Многие поколения устная Тора передавалась лишь в виде устного предания из поколения в поколения, пока не была записана во II веке в виде Мишны, а позднее – в Гемаре, которые вместе составляют Талмуд.

Талмуд не является каноническим произведением, трактатом, он содержит сказки и притчи, преподающие логику поведения, содержащие требования и ограничения, налагаемые Торой на каждого индивида.

Из сказок и притч дети узнают о том, что хорошо, а что плохо, о том, к каким последствиям приведет исполнение или неисполнение законов. Учение притчами было одной из самых древних форм обучения. Этот метод обучения очень хорошо соответствовал временам, когда книг было мало: ясные краткие предложения легко запоминаются. Но даже теперь, в наш век цивилизации, притчи являются общепринятыми литературными формами и оказывают сильное влияние на воспитание человека.

Притча – маленький нравоучительный рассказ, вроде басни, но без морали, без прямого наставления. Притча не поучает, а дает намек на поучение, она деликатное творение народа.

Притчи могут создаваться на самые разные темы, но два принципа в них неизменны – краткость и мудрость.

Еврейские притчи дают представление об образе жизни и национальных обычаях, моральных нормах и религиозных основах иудаизма, установившихся за многотысячелетнюю историю существования еврейского народа.

Необычная легкость повествования, за которой скрывается народная мудрость, позволяет задуматься об истинных целях и смысле жизни.

Может быть поэтому, притча – часть человеческой культуры, собранная многими поколениями.

В сборник еврейских притч вошли также и хасидские притчи.

От составителя.

Жизнь – лишь сон. Но не буди меня.

Если жизнь не меняется к лучшему,

Подожди – она изменится к худшему.

Лучше десять раз разориться,

Чем один раз умереть.

Что бы ни случилось,

Человек обязан продолжать жить, —

Хотя бы из любопытства.

Мелких воришек вешают,

А крупных злодеев выбирают в сенат.

Мир исчезнет не оттого,

Что много людей,

А оттого,

Что много нелюдей.

У всякой пташки свои замашки.

Разговорились как-то воробей и курица. Воробей сидел на каменной ограде, а курица прохаживалась внизу.

– Послушай, тебе не надоело все ходить и клевать? – спросил воробей. – Ведь ты летать разучилась!

– Неправда! – обиделась курица. Она изо всех сил замахала крыльями и взгромоздилась на ограду. – А теперь ты скажи, не надоело тебе все летать и прыгать? Живи в курятнике. Хозяйка будет подсыпать зерно в твою кормушку – клюй, не зная забот, пока не разъешься в курицу. Правда, из тебя могут сварить суп, но ведь это бывает не чаще, чем раз в жизни. Можно и потерпеть!

Тут подул сильный ветер. Курица, как ни держалась за ограду, все-таки слетела вниз. А воробей расправил крылышки, полетел вокруг, да и снова сел на ограду.

– Теперь видишь, – сказал он, – ты большая и сильная, но надеешься в жизни только на кормушку, а я надеюсь только на свои крылья и в жизни сам себе опора.

Всегда есть надежда Хасидская притча.

Жил однажды на свете один сказочно богатый человек. Несмотря на то, что у него было всё, что душе угодно, он был несчастлив. Доктора находили его абсолютно здоровым и не могли понять причину непроходящей депрессии. Он пробовал многое, чтобы стать хоть немного счастливее. Пробовал путешествовать, занимался музыкой, спортом, танцами, медитацией, находил себе хобби – ничто не помогало, он по-прежнему чувствовал себя несчастным.

Пошёл он к раввину за советом.

– Проблема в том, – сказал мудрый раввин, – что ты не делился ни с кем своим богатством и удачей, ты даже милостыню никогда не подавал. Если хочешь быть счастливым, помоги другим.

Это было что-то новенькое!

– В конце концов, – сказал себе человек, – можно пожертвовать деньги на благотворительность, чтобы вылечиться.

Но вскоре он понял, что это не так-то просто. Он не привык расставаться с деньгами без всякой пользы, и даже не знал, с чего начать. Да, многие люди действительно казались бедными, но кто знает, может, они притворялись? С другой стороны, люди, которые действительно нуждались, могли скрывать свою бедность из гордости. Нет, нельзя давать деньги кому попало, – они могут попасть недостойным людям, которые употребят их на какое-нибудь зло.

Он так долго мучался, что чуть не сошёл с ума. Должен же быть способ определения действительно достойных, но нуждающихся людей! И однажды его осенило. Нужно дать деньги людям, которые потеряли всякую надежду. Вот это и будет истинная бедность.

Человек стал ходить по разным тюрьмам, больницам, приютам, сиротским домам, но, увы – безуспешно. Он встречал людей больных, одиноких, разорившихся, безработных, но никто из них не терял надежду. Богач впал в отчаяние: его собственная надежда на излечение таяла.

Однажды, проходя по улице, он услышал протяжный стон, раздававшийся из развалин старого дома, и бросился туда. Там, в куче мусора сидел человек в драной одежде, весь покрытый язвами, ранами и стонал.

– Что случилось с тобой? – спросил он.

– Ой, не спрашивай, – бродяга раскачивался от горя, всплёскивал руками и рвал на себе остатки волос. – Я потерял всё: работу, деньги, семью, друзей! А теперь ещё и покрылся болячками.

– А скажи мне, – спросил богач, – есть ли у тебя надежда?

– Конечно, я надеюсь. Пока я на земле, а не земля надо мной, у меня есть надежда. Только у тех, кто уже на кладбище, нет надежды!

– Кладбище?., – сказал богач.

Если нет надежды только у тех, кто на кладбище, значит, нужно дать деньги тем, кто в могиле! Неизвестно, поможет ли это излечению, и это не совсем благотворительность, но почему бы не попробовать? Зато можно быть уверенным в том, что деньги не попадут в плохие руки.

Тёмной ночью человек вышел на улицу с мешком денег и отправился на кладбище. В полночь он раскопал первую попавшуюся могилу и зарыл туда мешок. И тут он почувствовал себя лучше, как будто камень с души свалился. Это работало, и это – самое главное.

Прошло много лет, и человек забыл о деньгах, зарытых на кладбище. Возможно, и не вспомнил бы о них никогда, если бы удача не повернулась к нему спиной. Сначала небольшие потери, потом крупные, наконец, банкротство. Человек был полностью разорён. И тогда он вспомнил о деньгах, захоронённых в могиле.

Это была последняя надежда! Тёмной ночью он направился на кладбище, держа в руках лопату и новый мешок, на случай, если старый прогнил. Нашёл ту самую могилу, где спрятал деньги, и стал копать при свете луны настолько бесшумно и быстро, как мог. Он хотел как можно быстрее выбраться из этой могилы.

– Руки вверх! – раздался вдруг резкий голос позади. – Полиция!

Человек задрожал и чуть не умер от страха.

– Грабишь мёртвых? – спросил полицейский.

Бедняга безуспешно пытался что-то объяснить, но мямлил и заикался. Полицейский доставил его в тюрьму.

Неделю спустя он стоял перед судьёй, некогда процветающий богач, а сейчас нищий заключённый. Единственные слова утешения, которые он повторял себе, были слова, услышанные от оборванца, покрытого болячками: «Пока я на земле, а не земля надо мной, у меня есть надежда».

Полицейский свидетельствовал:

– Ваша честь, я поймал этого человека на «горячем». Он принёс большую лопату на кладбище и раскапывал ею могилу, чтобы украсть у мёртвого, возможно, золотые зубы или вещи.

– Что ты можешь сказать в своё оправдание? – предоставил судья слово обвиняемому.

– Ваша честь, всё было не так. Много лет назад я закопал деньги в эту могилу, потому что я искал того, у кого не было совсем надежды. Потому что раввин посоветовал мне пожертвовать деньги на благотворительность, но я не мог найти человека, потерявшего надежду. И тогда я встретил в развалинах одного человека, покрытого болячками, и он сказал мне, что только у тех, кто на кладбище, нет надежды. И я закопал деньги в могиле. Но сейчас они мне понадобились.

– Простите, ваша честь, – вмешался полицейский, – вы верите ему? Я никогда не слышал ничего более абсурдного.

– Да я верю ему, – судья смотрел сочувственно. – Этот человек говорит правду. Отпустите его. Он невиновен.

Оказавшись на улице, он уже не думал о своих бедах, он дышал полной грудью, наслаждаясь свободой.

– Какое счастье, что судья поверил мне! Кстати, у него было очень знакомое лицо, где я мог его раньше видеть?

Каменотес.

Жил однажды каменотес, которому надоела изнурительная работа – вырубать из горы камни под палящими лучами солнца.

– Как утомительно тесать камень под таким жарким солнцем! Как бы я хотел оказаться на его месте, высоко в небе, и быть как светило, всемогущим, – сказал себе каменотес.

И случилось так, что его просьба была чудесным образом исполнена, и он стал солнцем.

Довольный, он начал посылать вниз свои лучи, но вскоре заметил, что они отражаются от облаков.

– Что за радость быть солнцем, если облако может остановить мои лучи? – воскликнул он.

И тогда превратился он в облако и летал по всему свету, проливался на землю дождем, но кончил тем, что был развеян ветром.

– О, значит, ветер может рассеивать облака. Это, должно быть, самая могучая природная стихия. Так я хочу быть ветром.

И он стал ветром. Он дул, налетал порывами и бушевал. Но однажды путь ему преградила высокая неприступная стена. Это была гора.

– Какой смысл быть ветром, если его может задержать какая-то гора?

И превратился он в гору. А спустя немного времени, он почувствовал, как по нему бьют наотмашь молотом – кто-то очень сильный пробивал себе путь сквозь гору.

Невеста.

Как-то заметил рабби Леви Ицхак человека, торопливо пробегающего по улице.

– Что ты так бежишь? – спросил он его.

– Ищу себе невесту, – ответил тот.

– А откуда ты знаешь, – продолжал спрашивать рабби, – что невеста бежит впереди, так что за ней надо гнаться? Может, она у тебя за спиной, и тебе надо лишь встать на месте и подождать, пока она придет, – а ты убегаешь от нее.

Зеркальная комната.

Во дворце одного очень богатого хана была зеркальная комната. Все стены, пол и потолок в ней были из зеркал.

Однажды в этот зал попала собака и застыла, как вкопанная. Со всех сторон ее окружали собаки. Она оскалилась.

Зеркала многократно отразили ее оскал, и собаки вокруг тоже показали клыки. Собака в ужасе залаяла, и эхо вновь многократно отразило ее лай. Всю ночь собака металась по залу, лаяла и кидалась на мнимых зеркальных врагов.

Утром ее нашли мертвой.

А все могло сложиться иначе, будь она немного дружелюбнее и протяни лапу и повиляй приветливо хвостом, вместо злобного оскала.

Мораль: мир – большое зеркало, которое отражает твой внутренний мир и возвращает тебе твое отношение к жизни. Хочешь, чтобы тебя окружали теплые и светлые люди и события, – сам стань теплым и светлым. Улыбнись – и весь мир вокруг улыбнется тебе в ответ!

Сокровище.

Жил-был человек, и была у него мечта – отыскать самый большой в мире алмаз. Он день и ночь рыл гору, искал камень, но никак не мог найти такой, как ему хотелось.

Женился человек, но жену свою почти не видел: целые дни пропадал в пещерах.

Родилась у него дочь. Но и на дочь у него не было времени.

И вот однажды нашел человек огромный алмаз – чистой воды, такой, который в стакан с водой опустишь, а его и не видно совсем. Человек берёг алмаз как зеницу ока, хранил в ларце на мягкой подушке, и с ларца того глаз не спускал. Каждую свободную минуту проводил у ларца – любовался своим сокровищем.

Но вот однажды рассматривал он свой алмаз и увидел, что в нем есть маленькая трещинка. Схватился человек за голову: он был уже немолод и знал, что второго такого камня ему не найти.

Решил он тогда огранить алмаз, чтобы скрыть дефект. Стал шлифовать камень, и как появились на нем грани, так сделался он бриллиантом, и заиграл на солнце всеми цветами радуги. Человек вставил его в оправу и повесил на золотой цепочке на шею дочери, чтобы при движении солнце играло в его любимом бриллианте.

И все, завидев дочь того человека, говорили:

– Какая красота неземная!

Но через некоторое время человек понял: люди говорили не о камне, за которым он охотился всю жизнь, а о его дочери, которая дана была ему Богом. Гоняясь за красотой, он не видел настоящей красоты в своем доме.

Два способа утешения.

Одного раввина спросили:

– Чем может утешиться человек, попавший в беду?

Он ответил:

– Умный человек утешает себя тем, что сознает неизбежность случившегося. Дурак же утешается мыслью, что с другими произошло то же, что с ним.

Как посрамить злое побуждение Хасидская притча.

Как-то несколько миснагдим (противников хасидизма), проезжая через Ружин, решили зайти к ребе Исраэлю, чтобы пожаловаться ему на возмутительное поведение его учеников.

– Ты называешь нас «противниками», но мы, по меньшей мере, идём дорогой Божьей. Читаем Тору в положенное время, каждое утро собираем минъян (минимальное количество верующих) для молитвы, а по её окончании, облачённые в таллес и тфиллин (атрибуты одежды), садимся и читаем мишнайос (наставления). А вы, хасиды, смеете называть себя благочестивыми людьми, но при этом молитесь, когда вздумается, а затем рассаживаетесь вокруг стола и разливаете водку по стаканам! Разве не святотатство называть это благочестием?

Ребе терпеливо выслушал упрёки миснагдим и затем сказал:

– Мои учёные гости, как вам известно, время молитв, по идее, должно соответствовать времени жертвоприношений в храме, которые ныне не могут совершаться. Вам также известно, что неуместная мысль, мелькнувшая в уме, способна замарать и жертвоприношение, и молитву. Потому мы начинаем молитву не по часам, а тогда, когда наш ум освободился от помех.

Этот ответ явно произвёл на миснагдим впечатление. Всё же, после некоторого раздумья, они спросили:

– Хорошо, но зачем пить водку после молитвы?

– Вам, конечно, известно, что источником непотребных мыслей является злое побуждение, оно непрерывно измышляет всё новые способы отвлечь нас от благочестивых помыслов. Вот мы, хасиды, и придумали, как с ним бороться. После положенной молитвы садимся за стол и говорим друг другу: « Ле Хаим!» (За жизнь!). Каждый по очереди повествует о своих нуждах и желаниях, а другие восклицают: «Да исполнит Бог твою просьбу!» Естественно, злое побуждение слышит всё это. Но ведь мы беседуем как на пирушке, причём не на иврите, а на мамалошен (повседневном языке), – вот оно и думает, что это праздная беседа, и не вмешивается. Тора учит: молиться можно на любом языке. Поэтому наша якобы болтовня – на самом деле сокровенная молитва. Она не отягощена посторонними мыслями и потому беспрепятственно поднимается на самые Небеса.

Не зная, что и ответить, миснагдим холодно откланялись и удалились.

Притча о хорошем и плохом городе.

Однажды один человек сидел около оазиса, у входа в один ближневосточный город. К нему подошел юноша и спросил:

– Я ни разу не был здесь. Какие люди живут в этом городе?

Старик ответил ему вопросом:

– А какие люди были в том городе, из которого ты ушел?

– Это были эгоистичные и злые люди. Впрочем, именно поэтому я с радостью уехал оттуда.

– Здесь ты встретишь точно таких же, – ответил ему старик.

Немного погодя, другой человек приблизился к этому месту и задал тот же вопрос:

– Я только что приехал. Скажи, старик, какие люди живут в этом городе?

Старик ответил тем же:

– А скажи, сынок, как вели себя люди в том городе, откуда ты пришел?

– О, это были добрые, гостеприимные и благородные души! У меня там осталось много друзей и мне было нелегко с ними расставаться.

– Ты найдешь таких же и здесь, – ответил старик.

Купец, который неподалеку поил своих верблюдов, слышал оба диалога. И как только второй человек отошел, он обратился к старику с упреком:

– Почему ты дал двум людям одинаковые ответы на разные толкования их вопросов?

– Сынок, каждый носит свой мир в своем сердце. Тот, кто в прошлом не нашел ничего хорошего в тех краях откуда пришел, здесь тем более не найдет ничего. Напротив же, тот, у кого были друзья и в другом городе, и здесь найдет верных и преданных друзей. Ибо, видишь ли, окружающие нас люди становятся для нас тем, что мы находим в них.

Глухой.

Однажды стояли музыканты и играли на своих инструментах, сопровождая игру пением. Под их музыку, в такт со звуками и аккордами, танцевала, маршировала и двигалась масса людей.

Один глухой от рождения смотрел на всё это зрелище и удивлялся. Он спрашивал себя: «Что это значит? Неужели потому только, что те люди проделывают со своими инструментами разные движения: наклоняют их то туда, то сюда, поднимают, опускают и тому подобное. И по этой причине вся эта толпа людей дурачится, прыгает, производит разные странные телодвижения и вообще приходит в такой азарт?».

Для глухого человека всё это зрелище было неразрешимым вопросом, потому что ему недоставало слуха, и вследствие этого для него было непостижимо то восторженное движущее чувство, которое пробуждается в нормальном человеке звуками музыки.

Неизвестное всегда непонятно.

Скалы и люди.

Два человека путешествовали в горах. Они пришли в такое место, где причудливые скалы напоминали фигуры людей, различных зверей, каких-то странных, фантастических существ.

– Смотри! – воскликнул один из путников. – Вот голова женщины.

Другой посмотрел и ответил:

– Нет, это – голова старика!

Они начали спорить, каждый доказывал свою правоту. Тут им пришла в голову идея поменяться местами.

– Действительно! – воскликнули они оба. – С одного места видится голова женщины, а с другого – голова старика!

Хотя в обоих случаях эти образы были всего лишь скалами.

Имеющие свой взгляд на жизнь, видят в одном и том же событии кто хорошее, кто плохое.

Чудодейственный бульон.

Как-то раз Баал Шем Тов проходил через город, в котором жил один человек, тяжело заболевший. Известие о прибытии Бешта распространилось быстро, и врач, лечивший этого больного, попросил знаменитого целителя посетить пациента.

Зайдя к больному, Бешт в течение нескольких секунд на него смотрел и затем, обратившись к его жене, велел приготовить для мужа куриный бульон. Больной отхлебнул немного густого навара и, сразу оживившись, заговорил. Бешт побыл с ним несколько часов, и за это время к человеку вернулись силы.

Когда Бешт собрался уходить, врач попросил уделить ему несколько минут.

– Этот человек был на пороге смерти, – сказал врач, – я ничем не мог ему помочь, и уж тем более не мог его исцелить какой-то куриный бульон. Как вам это удалось?

– Болезнь проявляется в теле, но зарождается в духе, – ответил Бешт. – Вы лечили тело, а я заглянул в душу. Если человек использует своё тело безбожно, если он безрассуден в действиях, груб в словах, нарушает мицвос (божьи заповеди) и дерек эрец (благодеяния), – его дух страдает и не может поддерживать тело как следует. Именно это произошло с вашим пациентом. Но я обратился к его душе и побудил её уклониться от себялюбия и обратиться к бескорыстию. Душа согласилась, и тело вновь обрело здоровье.

– А что же бульон? – спросил доктор.

Бешт улыбнулся и, пожав плечами, удалился.

Хасиды учат, что душа в мире имеет три облачения: мысль, слово и деяние. Когда душа здорова, тогда помыслы чисты, слова милосердны, а деяния праведны. Когда же душа слабеет, облачения мараются: в помыслах появляется одержимость, в словах – жестокость, а в деяниях – высокомерие, алчность и низость. Отчего слабеет душа? Она слабеет, когда ты вполне сознательно думаешь, говоришь или действуешь вразрез с её здоровыми естественными наклонностями. По мере того как слабеет душа, греховные мысли, слова и поступки становятся для тебя всё более и более привычными, – болезнь души проявляется всё сильнее.

Исцеление приходит с исправлением души и с возвращением её к чистоте. Как это осуществить? Бешт обладал способностью непосредственно вмешиваться во внутренние процессы. Однако нельзя рассчитывать, что мы встретим человека такого же масштаба, чтобы он нам помог. Нужно заниматься собой самостоятельно, очищая облачения своей души и развивая её: следить, чтобы мысли были чистыми, слова – добрыми, деяния – праведными. Со временем твоя душа вернётся к чистоте, и тогда тебе достанет сил уклоняться от зла и делать добро (Псалом 34:15).

Листок Хасидская притча.

Как-то весной ребе Шалом Бер из Любавичей увёз семью на загородную дачу. Прогуливаясь с сыном и будущим преемником, ребе Иосифом Ицхаком, Шалом Бер указал на ростки пшеницы, взошедшие на окрестных полях, и сказал:

– Вот – лицезрение божественного! Каждый стебелёк, каждое его движение на ветру есть проявление разума Божьего. Творение есть мысль Господня, явленная в материальных формах мира.

Внезапно Иосиф Ицхак осознал, что в какой-то момент слова отца породили в нём странное и совершенно отчётливое чувство. Он ощутил, что его тело, другие тела, вообще весь мир – проявление Бога. Походя, он сорвал с дерева лист и начал рассеянно его теребить, всё глубже погружаясь в радостное переживание единства с бытием.

– Иосиф Ицхак! – сурово обратился к нему отец. – Мы толкуем с тобой о том, как Господь проявляет Себя в творении, и именно в этот момент ты, оторвав листок от ветки, уничтожаешь его без малейшей надобности. Неужели ты полагаешь, что у этого листка не было иного предназначения в мире, кроме как служить твоей бездумной прихоти? Неужели его «я» менее ценно, чем твоё? Да, вы различны, но кто тебе сказал, что ты выше? Каждая вещь имеет своё предназначение от Бога, а ты помешал этому листочку исполнить его предназначение, раскрыть миру смысл его бытия.

Иосиф Ицхак устыдился своего легкомыслия:

– Я сожалею, – ответил он.

И ребе сказал:

– Раскаяние – это хорошо. Извлеки же урок из этого случая. Наши мудрецы учат: спит ли человек, бодрствует ли – так и жди от него какого-нибудь вреда.

Погоня за жизнью Хасидская притча.

По пути в бейс мидраш (дом обучения) ребе Леви Ицхак увидел мужчину, перебегавшего базарную площадь. Мужчина так спешил, что фалды его фрака и цицис (платок), казалось, едва поспевали следом.

В одной руке он сжимал ручку потёртого портфеля, другой придерживал шляпу, чтобы от скорости её не сорвало с головы.

Когда мужчина пробегал мимо, ребе Леви Ицхак его окликнул. Тот остановился, почтительно поклонился и приветствовал ребе, с трудом переводя дыхание.

– Куда ты так спешишь? – спросил ребе.

– О чём вы, ребе? – резко бросил мужчина, стараясь скрыть досаду по поводу того, что его задержали. – Я зарабатываю на жизнь; ношусь туда-сюда в поисках хлеба насущного. Стоит немного замешкаться, и шансы на успех упущены. Вот я и бегу что есть мочи.

– А откуда ты знаешь, – спросил ребе, – что шансы на успех именно впереди? Вдруг они бегут рядышком? Или, не приведи Господь, остались позади, и теперь ты от них убегаешь прочь?

Мужчина смотрел на ребе, никак не в силах его понять.

– Послушай, друг мой, – проговорил ребе, – я не говорю, что не нужно зарабатывать на жизнь. Я просто боюсь, как бы ты не прозевал её саму, увлекшись этой погоней.

Очевидное.

Однажды один атеист спросил у равви Акивы:

– Кто сотворил мир?

– Ашем (Бог), – ответил равви Акива.

– Докажи это, – потребовал атеист.

В ответ равви Акива сказал только:

– Приходи завтра.

Когда на следующий день тот пришел, Акива спросил:

– Что на тебе надето?

– Халат.

– Кто его сделал?

– Ткач.

– Я тебе не верю. Докажи это, – потребовал равви Акива.

– Это нелепо. Разве по выделке и по узору тебе не видно, что эта одежда сделана ткачом? – спросил атеист.

– А тебе? Тебе разве не видно, что мир создан Ашемом?

Когда атеист ушел, равви Акива объяснил своим ученикам:

– То, что этот мир, в котором все идет своим естественным путем, сотворен Создателем, так же очевидно, как то, что дом построен строителем и что одежда сшита портным.

Прошлое, настоящее или будущее?

Однажды три мудреца поспорили о том, что важнее для человека – прошлое, настоящее или будущее. Один из них сказал:

– Именно прошлое делает человека, тем, кто он есть. Всем своим умениям, я научился в прошлом.

– Не согласен! – воскликнул другой. – Человека формирует будущее: какими бы знаниями и умениями я ни обладал сегодня, я буду приобретать новые – те, которых потребует от меня будущее. Мои поступки продиктованы стремлением стать тем, кем я хочу быть.

– Вы упустили из виду, – вмешался третий, – что прошлое и будущее существуют лишь в наших помыслах. Прошлого уже нет. Будущего еще нет. Но любой поступок совершается вами в настоящем и только в настоящем. И только сегодняшний день определяет, каким будет завтрашний день и не станет ли он последним. Не пренебрегайте днем сегодняшним, от которого столько зависит!

Совет мудрого философа.

Философ писал, что человек должен научиться сосредотачивать свое внимание, свою любовь, свою волю и свое воображение не на том, чего ему не хватает, чего он «лишен», а на том, что он имеет.

– Тот, кто умеет с любовью вчувствоваться и вжиться в дарованное ему, – говорил он, – тот будет находить в каждой мелочи новую глубину и красоту жизни. Человек найдет как бы некую дверь, ведущую в духовные просторы.

Минута жизни.

Отец, обеспокоенный тем, что сын растрачивает свою юность, пригласил его на прогулку. Был ясный, безветренный день. Когда они пришли к озеру, отец обратился к сыну:

– Посмотри на красоту ландшафта. Небо, солнце и горы отражаются в воде.

Окунув руку в озеро и стряхнув капельки воды с пальцев на землю, он предложил сыну внимательно посмотреть на одну из них, упавших на землю: в ней отражался весь ландшафт.

– То же происходит и со временем, – продолжил отец. – Одна минута обладает всеми свойствами всей твоей жизни. Она есть макрокосм, отражение твоего целого дня, а один день есть микрокосм всей твоей жизни. Поэтому ты должен ценить каждую минуту этой жизни.

И это пройдет тоже.

Однажды к раввину пришел посетитель и начал жаловаться:

– Ребе, у меня все так плохо, так плохо! Я потерял работу, моя жена болеет, дочка никак не может выйти замуж, мой сын не хочет учиться. Ребе, подскажите, может, вы знаете, что мне делать?

– Да-да, есть одно старинное средство, – ответил раввин. – Нужно взять много бумажек, написать на них: «И это все пройдет», и разложить во всех комнатах.

Озадаченный человек поблагодарил и ушел.

Через пару лет возвращается тот же человек и благодарит:

– Ребе, как я вам благодарен, как благодарен, просто нет слов! Я нашел отличную работу, жена выздоровела, дочка вышла замуж, сын закончил учебу и устроился на фирме. Все просто отлично! Спасибо вам большое! Да, только еще хотел спросить – те бумажки, которые я в квартире разложил, их можно уже убирать?

– Зачем убирать? – удивился раввин. – Пусть пока полежат.

День кончины мира.

Жил-был святой старец. И говорили о нем, что есть у него волшебная книга, в которой записан день кончины мира, в какой вернется Господь Иисус Христос. И приходили к старцу люди с вопросами:

– Не завтра ли Господь вернется? Не через месяц ли? Не через год ли?

Каждый хотел знать, чтобы душу свою к встрече с Господом подготовить.

Но на все вопросы старец неизменно отвечал:

– Завтра.

И перестали ему люди верить. Думали, что скрывает он тайное знание, заключенное в книге.

Умер старец, и соседи тут же бросились искать его волшебную книгу. Нашли – она на столе лежала, старец ее и не прятал. Открыли и прочли: «Живи каждый день так, как если бы Господь должен был прийти завтра, и не ошибешься».

Судьба – не собака, палкой не отобьешься.

Всяк человек родню находит,

Ей рад бывает и не рад,

Кто беден – тот далекий родич,

А кто богат – родней, чем брат.

Если судьба – встретишься,

Нет – разминешься.

Что будет, то будет;

А будет то, что бог даст.

Коли быть собаке битой,

Найдется и палка.

Не та беда, что в дом пришла,

А та беда, что не выходит из него.

Во все века мечтают люди,

Чтоб всё так было,

Как не будет.

Притча о пауках.

Как-то ученики отшельника попросили его открыть им что-нибудь из Высшей Мудрости. Тот согласился и отправил их наловить пауков.

Пойманных пауков отшельник поселил в своей пещере и некоторое время обрывал все паучьи сети, сплетенные вертикально.

Через несколько дней в отдаленном углу пещеры он обнаружил паутину, расположенную горизонтально.

Подозвал отшельник своих учеников и, указав на паутину, сказал следующее:

– Запомните, под ударами судьбы выживает тот, кто находит в себе силы не следовать обычаю, но искать новые пути, слушает советы своего разума вопреки мнению большинства и относится к традициям, как к средству, а не цели.

Притча о судьбе.

Глава многодетной семьи, наслышанный о мудрости одного странника, узнал, что тот находится в городе, и решил посетить его. Он пришел к нему в гостевой дом и странник жестом пригласил его к разговору.

– Уважаемый странник, я много наслышан о твой мудрости. Меня мучает вопрос о судьбе. Я прочитал много книг и разговаривал со многими мудрецами в нашем городе, но ни один из них не разрешил моих сомнений. Одни из них говорят, что судьба подобна реке, и что нужно смириться с этим и плыть по течению. Другие говорят, что нужно бороться с течением, быть сильным и мужественным чтобы противопоставить себя стихии. Так скажи мне, странник, куда же нужно плыть: по течению судьбы или против?

– Извини, я наверное прослушал, – ответил странник. – Ты уже сказал куда тебе нужно попасть?

Притча о корабле.

Один моряк потерпел кораблекрушение и один сумел доплыть до необитаемого острова. Там он, собрав все свои силы, приступил к обустройству своего быта. Он сумел собрать кое-какие полезные вещи, которые прибило к берегу вместе с останками корабля. Из обломков мачт и другого подручного материала он соорудил себе хижину и отправился дальше в лес, чтобы найти себе пропитание.

На все это у моряка ушло много времени и сил. Он не ждал ниоткуда помощи и собирался обустраиваться на острове основательно – место было глухое, а моряк умел читать карты.

Но вот, когда он был в лесу, на острове поднялся шквальный ветер, хлынул короткий ливень, засверкали молнии, одна из которых ударила в огромное дерево. От этого все, что было на острове, быстро загорелось и когда моряк прибежал к своей хижине, то увидел огромный столп дыма, поднимающийся от того места, где стоял его новый домик. Моряк сел и заплакал. Стихия в очередной раз разрушила все его надежды. Но вдруг он поднял голову и посмотрел на море. Оттуда на всех парусах к берегу приближался корабль, а его матросы уже спускали на воду шлюпку, чтобы спасти товарища, попавшего в беду.

– Как вы нашли меня здесь? – спросил моряк.

– Мы увидели огонь и дым от костра, который ты развел, когда звал нас на помощь, – удивленно отвечали матросы.

Очень часто мы не можем помочь себе сами. Мы способны только плакать и жаловаться на свою судьбу. И тогда вмешивается случай, который тоже цепь событий в нашей жизни. Строй правильно звенья своей цепи и удача будет с тобой.

Счастье.

Бог слепил человека из глины, и остался у него неиспользованный кусок.

– Что ещё слепить тебе? – спросил Бог.

– Слепи мне счастье, – попросил человек.

Ничего не ответил Бог, и только положил человеку в ладонь оставшийся кусочек глины.

Счастье Соломона.

Однажды некий уважаемый горожанин пришел к Соломону, наслаждавшемуся зрелищем рыб, плескавшихся в пруду, и поведал:

– Царь, я в замешательстве! Каждый день моей жизни похож на предыдущий, я не отличаю рассвет от заката, и больше не ведаю счастья.

Соломон задумался и сказал:

– Многие мечтали бы оказаться на твоем месте, обладать твоим домом, твоими садами и твоими богатствами. А о чём мечтаешь ты?

Ответил проситель:

– Сначала я мечтал освободиться из рабства. Потом я мечтал, чтобы моя торговля приносила доход. А теперь я не знаю, о чем мечтать.

Тогда Соломон изрек:

– Человек, не имеющий мечты, подобен рыбам, что плавают в этом пруду. Каждый день их жизни похож на предыдущий, они не отличают рассвет от заката и не ведают счастья. Только в отличие от рыб ты сам запер себя в своем пруду. Если в твоей жизни нет благой цели, ты будешь бесцельно слоняться по своему дому и, умирая, поймешь, что прожил зря. Если цель есть, всякий раз, делая шаг, ты будешь знать, приблизил он тебя к твоей цели или отдалил, и это будет наполнять тебя азартом и страстью к жизни.

Проситель наморщил лоб и произнес:

– Значит ли это, что всякий раз, достигая одной цели, я должен искать следующую, всякий раз, когда исполняется одна моя мечта, я должен загадывать другую, и только в поиске я обрету счастье?

И ответил царь:

– Да.

Поменялись местами.

Три года Зуся и Элимелек провели в странствиях. Они хотели разделить участь Божественного присутствия в изгнании и обратить к Богу заблудшее человечество. Как-то они ночевали на одном постоялом дворе, где справляли свадьбу. Гости на свадьбе оказались шумными и задиристыми, да к тому же выпили чрезмерно. Увидев дремавших в уголке бедных странников, они решили позабавиться. Зуся лежал с краю, а Элимелек – у стены, поэтому разбушевавшиеся гости схватили Зусю, стали его толкать и бить, а затем, вконец измученного, бросили на пол. Сами же тем временем пошли плясать. Элимелек удивился, что его не тронули. В глубине души он не позавидовал тому, что брат пострадал, а он нет. Поэтому Элимелек сказал:

– Дорогой брат, давай-ка я лягу на твоё место, а ты – на моё, где спокойно выспишься.

Так они поменялись местами.

Гости же тем временем кончили плясать, и у них опять появилось желание позабавиться. Они хотели схватить Элимеле-ка. Но один из гостей сказал:

– Это не по правилам! Давай-ка и другому окажем подобающую честь! Поэтому они выволокли Зусю из его угла и снова его отдубасили, приговаривая:

– Вот и тебе свадебный подарочек!

Когда Зусю наконец оставили в покое, он засмеялся и сказал Элимелеку:

– Так-то, дорогой брат. Если человеку суждено получить удары, он их получит, независимо от того, где он находится.

Притча о предназначении.

Пять мудрецов заблудились в лесу.

Первый сказал:

– Я пойду налево – так подсказывает моя интуиция.

Второй сказал:

– Я пойду направо – недаром считается, что «право» от слова «прав».

Третий сказал:

– Я пойду назад – мы оттуда пришли, значит, я обязательно выйду из лесу.

Четвёртый сказал:

– Я пойду вперёд – надо двигаться дальше, лес непременно закончится, и откроется что-то новое.

Пятый сказал:

– Вы все неправы. Есть лучший способ. Подождите меня.

Он нашёл самое высокое дерево и взобрался на него. Пока он лез, все остальные разбрелись, каждый в свою сторону. Сверху он увидел, куда надо идти, чтобы быстрее выйти из лесу. Теперь он даже мог сказать, в какой очерёдности доберутся до края леса другие мудрецы. Он поднялся выше и смог увидеть самый короткий путь. Он понял, что оказался над проблемой и решил задачу правильнее всех! Он знал, что сделал всё так. А другие – нет. Они были упрямы, они его не послушали. Он был настоящим мудрецом! Но он ошибался.

Все поступили правильно. Тот, кто пошёл налево, попал в самую чащу. Ему пришлось голодать и прятаться от диких зверей. Но он научился выживать в лесу, стал частью леса и мог научить этому других.

Тот, кто пошёл направо, встретил разбойников. Они отобрали у него всё и заставили грабить вместе с ними. Но через некоторое время он постепенно разбудил в разбойниках то, о чём они забыли – человечность и сострадание. Раскаяние некоторых из них было столь сильным, что после его смерти они сами стали мудрецами.

Тот, кто пошёл назад, проложил через лес тропинку, которая вскоре превратилась в дорогу для всех желающих насладиться лесом, не рискуя заблудиться.

Тот, кто пошёл вперёд, стал первооткрывателем. Он побывал в местах, где не бывал никто и открыл для людей прекрасные новые возможности, удивительные лечебные растения и великолепных животных.

Тот же, кто влез на дерево, стал специалистом по решению проблем. К нему обращались все, кто хотел побыстрее решить свои проблемы, даже если это не приведёт к большому успеху.

Так все пятеро мудрецов выполнили своё предназначение.

Три желания.

Один человек, после многих лет учения и усилий, узнал, как приобрести власть над духами. Он вызвал джинна.

Джинн пообещал ему исполнить три желания.

Человек тут же пожелал денег.

Тратя все свои деньги на шикарную жизнь, он спился.

Второе желание ушло на то, чтобы излечиться.

Третье желание он потратил на то, чтобы вернуться в прежнее состояние и забыть свой горький опыт.

Притча о разлуке и любви.

У края поля стояли Любовь и Разлука и любовались молодой парой.

Разлука говорит Любви:

– Спорим, я их разлучу?!

Любовь говорит:

– Погоди, дай я прикоснусь к ним всего один раз, а затем ты можешь подходить к ним столько, сколько захочешь – и тогда мы увидим, сможешь ли ты их разлучить.

Разлука согласилась. Любовь подошла к молодой паре, прикоснулась к ним, заглянула в их глаза и увидела, как между ними пробежала искра. Любовь отошла и говорит:

– Теперь твой черед.

Разлука ответила:

– Нет, сейчас я ничего не могу сделать – сейчас их сердца наполнены любовью. Я приду к ним позже.

Прошло время. Разлука заглянула в дом и увидела молодую мать с младенцем и отца. Разлука надеялась, что любовь уже прошла и потому с надеждой переступила порог их дома. Но, заглянув в их глаза, она увидела Благодарность. Разлука повернулась и сказала:

– Я приду к ним позже.

Прошло время, Разлука вновь явилась к ним – в доме шумели дети, с работы пришел уставший муж, мать успокаивала детей. Разлука надеялась, что уж теперь-то она точно сможет их разлучить – ведь за это время и Любовь и Благодарность уже давно должны были выветриться из их сердец. Но, заглянув в их глаза, она увидела Уважение и Понимание.

– Я загляну позже, – сказала Разлука.

Прошло время. Снова пришла в их дом Разлука. Смотрит она – дети уже взрослые, седой отец объясняет что-то своим детям, жена что-то готовит на кухне. Взглянула она в их глаза и разочарованно вздохнула: она увидела в них Доверие.

– Я приду позже, – сказала Разлука и вышла.

Прошло еще время. Заглядывает снова Разлука в дом, смотрит, а там бегают внуки, у камина сидит, пригорюнившись, старенькая женщина. Разлука смотрит и думает про себя:

– Ну вот, похоже, мое время пришло.

Хотела, она было заглянуть старушке в глаза, но та встала и вышла из дома. Разлука пошла за ней. Вскоре пришла старушка на кладбище и села у могилы. Это была могила её мужа.

– Похоже, я опоздала, – подумала Разлука, – время сделало за меня мою работу.

И Разлука заглянула в заплаканные глаза старушки. А в них она увидела Память – Память о Любви, Благодарности, Уважении, Понимании и Доверии.

Создай все сам.

Один мужчина мечтал о лучшей жизни. Ему не нравился тот дом, в котором он живет, та одежда, которую он носит, словом, все, что его окружало. Он задавался вопросом, почему у кого-то есть все, о чем только можно мечтать, а у него нет ничего.

– Вот если бы у меня был хороший дом, красивая жена, много денег, тогда я был бы счастлив, – думал мужчина, целыми днями.

И вот повстречал он волшебника.

– Я слышал твои мысли, – сказал волшебник, – и я готов помочь тебе. Скажи, чего ты хочешь, и я все исполню.

Мужчина очень обрадовался. Сначала он не поверил своему счастью.

– Неужели так бывает? Просто попроси, и все исполнится! Наверное, ты что-то хочешь взамен?

Но волшебник ответил, что ему ничего не нужно.

– Ты так давно просишь, что я подумал, наверное, ты точно знаешь, что тебе нужно. Просто попроси, и все будет!

– Отлично! – обрадовался мужчина. – Мне нужен большой красивый дом! Красавица жена, но чтобы умела хорошо готовить. Еще мне нужно, чтобы у меня всегда было много-много денег!

– Хорошо, – ответил волшебник. – Ты уснешь, а завтра утром проснешься, и у тебя все это будет.

И действительно, на следующее утро мужчина проснулся в большом роскошном доме, его встречала улыбчивая красавица, которая была его женой. Завтрак уже был приготовлен. Все было великолепно. В банке был открыт вклад на его имя, и сколько бы он ни тратил, счет все время пополнялся. Сначала мужчина не верил своему счастью. Он был просто в восторге!

Но вот день летел за днем, месяц за месяцем, а в его жизни ничего не менялось. Он сам себе задавал вопрос: чего еще можно хотеть, ведь у меня и так все есть? Но между тем, он чувствовал, что желанного счастья так и не обрел. И он снова начал звать волшебника.

– Почему я несчастлив, ведь у меня все есть? – спросил мужчина волшебника, когда тот снова пришел к нему.

– Я исполнил все, что ты хотел. Так что наслаждайся своим счастьем!

– Не могу. В моем огромном доме мне одиноко, красавица жена не радует меня. И деньги, которых я так хотел, не приносят мне удовлетворения. Почему, ответь мне, волшебник!

– Ты попросил у меня дом, но не попросил тепла и уюта в нем! Ты попросил у меня жену, но не попросил любви и понимания! Ты попросил у меня денег, но не попросил свободы, силы и радости, которые они могут дать! – ответил волшебник.

Мужчина очень обрадовался.

– Спасибо! Я все понял, – сказал он. – Я хочу всего этого! Дай мне это!

– Ну, раз ты все понял, тогда иди и создай все сам! – сказал волшебник и исчез.

Когда мудрый сердится, он уже не мудрый.

Все жалуются на отсутствие денег,

А на отсутствие ума —

Никто.

К чему мудрость,

Когда правят безумцы?

Знания в молодости —

Мудрость в старости.

Иногда самая большая.

Мудрость – не говорить.

Глупостей.

Мудрости соответствует.

Молчание, но молчание —

Еще не мудрость.

Не будь мудр на словах —

Будь мудр на деле.

Книга Хасидская притча.

У одного хасидского мастера всегда лежала рядом книга. И он никому не разрешал заглядывать в неё. Когда никого не было поблизости, он закрывал окна и двери, и люди думали: «Сейчас он читает». А когда кто-то приходил, он бережно отставлял книгу в сторону. Он никому не разрешал даже касаться её! И конечно, все сгорали от любопытства.

Когда мастер умер, первое, что сделали его ученики, – ведь никто уже не мог запретить им, – они бросились к таинственной книге; она, должно быть, содержала нечто значительное. Но, открыв её, они очень разочаровались. Лишь на первой странице было что-то написано, остальные же были совершенно пусты.

На первой странице было написано лишь одно предложение:

«Когда вы способны стереть различие между оболочкой и содержимым – вы становитесь мудрым».

Арбуз.

В одном городе жил старец, знаменитый своей мудростью, почтенного возраста, но очень бедный. Однажды царь услышал о мудрости этого старца и пожелал посетить его дом и побеседовать с ним.

– Чем же мы будем угощать царя? – спросила его жена. – У нас дома почти ничего нет!

– Принесёшь то, что у тебя есть, и сделаешь так, как я тебе скажу, – ответил старец.

Когда царь пришёл, жена старца принесла арбуз. Хозяин взял арбуз в руку, осмотрел его и сказал жене:

– Есть арбуз лучше этого. Пойди и принеси его.

Жена унесла арбуз, потом вернулась, и в руках у неё был снова арбуз. Старец и его осмотрел и велел ей заменить и этот арбуз. Жена ничего не ответила и сделала, как он сказал. На этот раз муж остался доволен. Он разрезал арбуз и подал царю угощение. После беседы со старцем царь вернулся к себе во дворец весёлый и довольный гостеприимством, которое проявил старец. Он и не знал, что в доме у старца был всего один арбуз.

Мудрость или святость?

Повстречались как-то мудрец со старцем.

– Что для тебя, отче, главное? – спросил мудрец.

– Святость – быть чистым перед Богом и перед людьми.

– Эх, отче, мудрость куда важнее.

– В чем же мера мудрости? – спросил старец.

– В умении отличать добро от зла, – ответил мудрец.

– А святость – в умении творить добро и воздерживаться от зла.

Так не является ли мудрость лишь ступенькой к святости?

Мудрый отец.

Приходит к отцу молодая девушка и говорит:

– Отец, я устала, у меня такая тяжелая жизнь, такие трудности и проблемы, я все время плыву против течения, у меня нет больше сил. Что мне делать?

Отец вместо ответа поставил на огонь три одинаковые кастрюли с водой, в одну бросил морковь, в другую положил яйцо, а в третью насыпал зерна кофе. Через некоторое время он вынул из воды морковь и яйцо и налил в чашку кофе из третьей кастрюли.

– Что изменилось? – спросил он свою дочь.

– Яйцо и морковь сварились, а зерна кофе растворились в воде – ответила она.

– Нет, дочь моя, это лишь поверхностный взгляд на вещи. Посмотри – твердая морковь, побывав в кипятке, стала мягкой и податливой. Жидкое яйцо стало твердым. Внешне они не изменились, они лишь изменили свою структуру под воздействием одинаковых неблагоприятных обстоятельств – кипятка. Так и люди – сильные внешне могут расклеиться и стать слабоками там, где хрупкие и нежные лишь затвердеют и окрепнут.

– А кофе? – спросила дочь.

– О! Это самое интересное! Зерна кофе полностью растворились в новой враждебной среде и изменили ее – превратили кипяток в великолепный ароматный напиток.

Есть особые люди, которые не изменяются в силу обстоятельств – они изменяют сами обстоятельства и превращают их в нечто новое и прекрасное, извлекая пользу и знания из обстоятельств.

Правда и притча.

Раньше Правда ходила по улицам голая, в чем мать родила. Это, конечно, не нравилось людям, и никто не пускал ее к себе в дом. Однажды, когда грустная, обеспокоенная Правда бродила по улицам, она встретила Притчу, одетую в красивые одежды, радовавшие глаз.

Притча спросила Правду:

– Почему ты ходишь по улицам голая и такая грустная?

Правда печально опустила голову и сказала:

– Сестра моя, я опускаюсь все ниже и ниже. Я уже стара и несчастна, поэтому люди удаляются от меня.

– Не может быть, – сказала Притча, – что люди удаляются от тебя потому, что ты стара. Я вот тоже не моложе тебя, но чем старше становлюсь, тем больше во мне находят интересного. Я открою тебе секрет: люди не любят открытых вещей. Они предпочитают, чтобы вещи были немного скрыты и приукрашены. Давай я тебе одолжу несколько своих красивых платьев, которые тебя прикроют, и ты сразу увидишь, как полюбят тебя люди.

Правда приняла совет Притчи и оделась в ее красивые одежды. И вот чудо – с того дня никто не убегал от нее, и ее принимали с радостью и с улыбкой. С тех пор, Правда и Притча не расстаются.

Как важно правильно слушать.

В давние времена отправил некий царь гонца к царю соседних земель. Гонец запоздал и, поспешно вбежав в тронный зал, задыхаясь от быстрой езды, начал излагать поручение своего владыки:

– Мой господин… повелел вам сказать, чтобы вы дали ему… голубую лошадь с чёрным хвостом… а если вы не дадите такой лошади, то…

– Не желаю больше слушать! – перебил царь запыхавшегося гонца. – Доложи своему царю, что нет у меня такой лошади, а если бы была, то…

Тут он запнулся, а гонец, услышав эти слова от царя, который был другом его владыки, испугался, выбежал из дворца, вскочил на коня и помчался назад докладывать своему царю о дерзком ответе. Когда выслушал царь такое донесение, он страшно рассердился и объявил соседскому царю войну. Долго длилась она – много крови было пролито, много земель опустошено – и дорого обошлась обеим сторонам.

Наконец оба царя, истощив казну и изнурив войска, согласились на перемирие, чтобы обсудить свои претензии друг к другу.

Когда они приступили к переговорам, второй царь спросил первого:

– Что ты хотел сказать своей фразой: «Дай мне голубую лошадь с чёрным хвостом, а если не дашь, то…»?

– …пошли лошадь другой масти. Вот и всё. А ты что хотел сказать своим ответом: «Нет у меня такой лошади, а если бы была, то…»?

– …непременно послал бы её в подарок моему доброму соседу.

Вот и всё.

Притча о морских звездах.

Человек шел по берегу и вдруг увидел мальчика, который поднимал что-то с песка и бросал в море. Человек подошел ближе и увидел, что мальчик поднимает с песка морские звезды. Они окружали его со всех сторон. Казалось, на песке – миллионы морских звезд, берег был буквально усеян ими.

– Зачем ты бросаешь эти морские звезды в воду? – спросил человек, подходя ближе.

– Если они останутся на берегу до завтрашнего утра, когда начнется отлив, то погибнут, – ответил мальчик, не прекращая своего занятия.

– Но это просто глупо! – закричал человек. – Оглянись! Здесь миллионы морских звезд, берег просто усеян ими. Твои попытки ничего не изменят!

Мальчик поднял следующую морскую звезду, на мгновение задумался, бросил ее в море и сказал:

– Нет, мои попытки изменят очень многое… именно для этой звезды.

Лошадиная логика Хасидская притча.

Однажды к ребе Меиру из Перемышля пришёл за советом мужчина. Он с горечью пожаловался, что в городе у него появился конкурент, который может пустить его по миру.

– Обращал ли ты когда-нибудь внимание на то, что конь, подходя к водопою, бьёт копытом по берегу? Знаешь, почему он так делает? – спросил ребе.

Мужчина, раздосадованный тем, что ребе, очевидно, совсем не понял его жалобы, изумлённо на него воззрился.

–  Я тебе объясню, – продолжал ребе Меир. – Когда конь склоняет голову к воде, чтобы пить, он видит собственное отражение. Ему кажется, будто это другой конь, и он начинает стучать копытом, чтобы отпугнуть соперника и сохранить воду для себя. Нам с тобой такое поведение кажется глупым. Мы знаем, что страхи коня необоснованны и воды в реке хватит на всех.

– Но какое отношение к моему ремеслу и моему конкуренту имеет дурацкий конь?

– Друг мой, ты и есть этот конь. Ты вообразил, будто реки Божьей щедрости может не хватить, если из неё будешь пить не только ты, но и ещё кто-нибудь, и топаешь копытами по берегу, чтобы отпугнуть воображаемого конкурента.

– Воображаемого? – переспросил мужчина.

– Бог даёт богатство каждому из нас, и никто кроме Него не может отнять то, что тебе предназначено. Старайся вести своё дело мудро и помни: всё, что к тебе приходит, даётся свыше. Все твои конкуренты – лишь отражения тебя самого, которые ты видишь в реке.

Долголетие Гиллеля.

Двое заспорили о том, возможно ли рассердить Гиллеля.

– Уж я-то выведу его из терпения! – говорил один.

Побились об заклад в четыреста зуз (деньги).

Было это в канун субботы. Гиллель в то время собирался купаться. Пошёл тот человек и, проходя мимо дверей Гиллеля, стал выкрикивать:

– Кто здесь Гиллель? Кто здесь Гиллель?

Оделся Гиллель и вышел к нему:

– Что угодно тебе, сын мой?

– Хочу задать тебе один вопрос.

– Спрашивай, сын мой, спрашивай.

– Отчего у вавилонян головы неправильной формы?

– Сын мой, – сказал Гиллель, – важный вопрос ты задал мне – оттого, что у вавилонян нет хороших повивальных бабок.

Ушел тот человек. Но через некоторое время вернулся и вновь принялся выкрикивать:

– Кто здесь Гиллель? Кто здесь Гиллель?

Оделся Гиллель и, выйдя к нему, спросил:

– Что угодно тебе, сын мой?

– Хочу задать тебе один вопрос.

– Спрашивай, сын мой, спрашивай.

– Отчего у тармудян глаза больные?

– Важный вопрос, сын мой, задал ты мне – должно быть, оттого, что они в песчаных местностях живут.

Ушёл тот человек, но вскоре вернулся и вновь давай кричать:

– Кто здесь Гиллель? Кто здесь Гиллель?

Оделся Гиллель и вышел к нему:

– Что угодно тебе, сын мой?

– Хочу задать тебе один вопрос.

– Спрашивай, сын мой, спрашивай.

– Отчего у апракийцев ступни широкие?

– Важный вопрос, сын мой, задал ты мне – оттого, что они живут среди болот.

– Много ещё вопросов я имею, но боюсь рассердить тебя.

Облачился в одежды свои Гиллель, сел и говорит:

– Спрашивай обо всём, что желаешь.

– Тот ли ты Гиллель, которого величают князем израильским?

– Да.

– Пусть же не будет много тебе подобных в Израиле!

– Почему, сын мой?

– Потому, что из-за тебя я потерял четыреста зуз.

– Будь же впредь осмотрительней. Ты не один раз четыреста зуз потеряешь, а рассердить Гиллеля тебе не удастся.

Мудрый еврей и бриллиант.

Русский бизнесмен купил огромный алмаз в Южной Африке, который был величиной с желток куриного яйца. Человек огорчился, так как внутри камня была обнаружена трещина. Ювелир, которому новый владелец камня показал этот алмаз, в надежде, что тот посоветует, как поступить с этим камнем, восхищённо покачал головой, и сказал:

– Этот камень можно расколоть на две части, из которых получиться два великолепных бриллианта и каждый из них будет дороже самого алмаза. Но проблема в том, что неосторожный удар по камню может разбить это прекрасное чудо природы на горсть мельчайших камушков. Бриллианты из них будут во много раз дешевле этого алмаза, и практически ничего не будут стоить. Я не берусь так рисковать, и не буду делать этой работы.

Так же отзывались и другие ювелиры во многих странах, где он бывал с деловыми поездками.

Тогда ему посоветовали обратиться к старому ювелиру из Амстердама, у которого были золотые руки.

Бизнесмен прилетел в Амстердам и нашел там старого ювелира. Мудрый старый еврей, больше был похож на часовщика. С интересом рассмотрев камень через монокль, он начал предупреждать о риске. Прервав ювелира, бизнесмен сказал, что эту историю он уже слышал и знает наизусть.

Старый еврей взял в руки камень, покрутил его и небрежным движением руки бросил его своему подмастерью, крикнув:

– Из я, мальчик мой! Ограни этому уважаемому господину камушек!

– Что вы делаете?! – воскликнул возмущенный хозяин алмаза. – Вы знаете сколько стоит этот камень?!

– Успокойтесь, уважаемый, все будет хорошо, – с улыбкой ответил старик. – Вы знаете сколько стоит этот камень. Я знаю сколько стоит этот камень. Но Изинька-то этого не знает!

Смотрите на все трудности в жизни, как на легко разрешаемые и не рисуйте себе непреодолимых преград.

Ученые и поденщик.

Аба-Хелкия был внуком Хони Гамеагела. Когда страна страдала от засухи, законоучителя обращались к нему, прося помолиться о милосердии Божьем, и по его молитве шел дождь.

Придя однажды и не застав его дома, отправились в поле, где он в то время по лол. Подошли к нему с приветствием, но он не ответил.

К вечеру, набрав вязку хвороста, он направился домой. Дрова и мотыгу он нес на одном плече, а верхнюю одежду свою на другом. Всю дорогу шел босой, а чтобы перейти через ручей, надел сандалии. Пробираясь через терновник, поднял повыше края одежды. При приближении его к месту, где он жил, жена вышла нарядной к нему навстречу. В дом он дал войти сначала жене, за нею вошел сам, а законоучителей впустил последними. Сел за обед, а их к столу не пригласил. Раздавая хлеб детям, старшему дал ломоть, младшему два ломтя.

Потом он сказал жене:

– Я знаю, законоучителя пришли не иначе, как по поводу дождя. Пойдем, поднимемся на кровлю и помолимся Господу, – быть может, смилуется Всевышний и пошлет дождь. И пусть не говорят, что благодаря нам произошло это.

Придя наверх, встали, он в одном углу, жена в другом, и начали молиться. Первым появилось облако с той стороны, где стояла жена. Сойдя вниз, он обратился к пришедшим, спрашивая:

– Чего ради, наставники мои, вы пришли ко мне?

– Нас послали просить тебя помолиться о дожде.

– Ну что ж, – ответил он, – благословен Господь, избавивший вас от нужды в молитве Аба-Хелкии.

На это они сказали:

– Мы уверены, что только по твоей молитве пошел дождь. Теперь просим тебя, рабби, объяснить непонятные для нас поступки твои. Почему не ответил ты на наше приветствие?

– Потому, – пояснил Аба-Хелкия, – что я нанят был на поденную работу и не вправе был отрываться от нее.

– Почему ты дрова нес на одном плече, а плащ на другом?

– Плащ этот чужой, и мне одолжили его для надевания, но не для носки дров.

– Почему всю дорогу ты шел босой, а дойдя до ручья, обулся?

– На суше видно, что под ногами, а в воде не видно.

– Зачем, перебираясь через терновник, ты поднял края одежды?

– Пораненное тело можно залечить, а платья не залечишь.

– Для чего при приближении твоем жена твоя вышла к тебе навстречу нарядной?

– Чтобы я не стал заглядываться на других женщин.

– Почему пошла в дом первою твоя жена, за нею ты, а нам дал ты войти последними?

– Потому, что вы недостаточно знакомы мне.

– Почему, садясь за стол, ты не сказал нам, по обычаю: «Садитесь и разделите со мною трапезу?».

– Потому, что хлеба было недостаточно, и я не хотел, чтобы вы благодарили меня напрасно.

– Почему старшему сыну дал ты один ломоть, а младшему два?

– Старший остается дома, а младший ходит в школу.

– Почему первым появилось облако с той стороны, где стояла и молилась твоя жена?

– Жена, бывая постоянно дома, подает бедному хлеб, и голод его немедленно утоляется. Я же подаю милостыню деньгами – и голод бедного не сейчас утоляется.

Притча о пшенице.

Это древняя притча, должно быть очень древняя, потому что Бог еще жил на земле в те дни. Однажды пришел человек, старый фермер, и сказал:

– Послушай, Ты, может быть, и Бог и, может, Ты и создал мир, но одно я должен Тебе сказать: Ты не земледелец. Ты не знаешь даже азов фермерства. Тебе необходимо поучиться немного.

– Что ты предлагаешь? – спросил Бог.

– Дай мне один год, и пусть все происходит, как я хочу, и увидишь, что получится. Бедности не станет.

Бог согласился и дал фермеру один год.

Естественно, фермер просил самого лучшего, он думал только о лучшем: ни буря, ни гром, ничего опасного для урожая. Фермер получал все нужное, все благоприятное и был счастлив. Пшеница росла очень высокой! Если он хотел солнца – было солнце, когда он хотел дождя – шел дождь, и ровно столько, сколько он хотел. В этом году все было правильно, все было математически точно. Пшеница выросла такой высокой!

И вот фермер пришел к Богу и сказал:

– Смотри, в этот раз урожай будет такой, что даже если в течение 10 лет люди не будут работать, то еды хватит.

Но когда урожай был убран, зерен в пшенице не оказалось.

Фермер был несказанно удивлен. Он спросил Бога:

– Почему так случилось? Что я делал неправильно?

Бог сказал:

– Потому что не было возражения, не было конфликта, не было трения, потому что ты устранил все трудности, твоя пшеница осталась пустой. Немножко борьбы было бы в самый раз. Бури необходимы, гром и молния нужны. Они пробудили бы душу пшеницы, желание жить и наполняться соком.

«Умная» мышь.

Мышь вылезла из норки и увидела, что ей приготовлена мышеловка, а в ней – кусочек сыра.

Она подумала: «Вот, приготовили мне ловушку, чтобы я в неё попала. Хорошо, что я такая умная и сумею сделать так, чтобы не попасть в ловушку.

Я ведь отлично знаю: если дотронусь мордочкой до этого железа, мышеловка сразу захлопнется, и я погибну. Что ж, буду остерегаться и ни за что не коснусь мышеловки. Но не нужно и слишком бояться. Понюхать сыр издали не опасно».

И она начала нюхать. Набрала воздуху в ноздри, и ещё, и ещё, подошла немножко поближе, чтобы ещё получше понюхать.

Покружилась вокруг мышеловки, понюхала, подошла ещё поближе – и в конце концов прикоснулась к мышеловке, попалась и погибла.

Первая виноградная лоза.

Посадил Ной первую виноградную лозу. А сатана пришёл и спрашивает:

– Что будет из этой посадки?

– Виноградник, – ответил Ной.

– Не желаешь ли взять меня в компаньоны?

Ной согласился. Что же сделал сатана? Привёл к винограднику овцу, льва, обезьяну и свинью и, заколов их, поочерёдно полил виноградник их кровью.

Человек, пьющий вино, обнаруживает поочерёдно природные свойства всех названных тварей: вначале он кроток как овечка, потом становится отважным как лев, по мере опьянения начинает кривляться как обезьяна, и, наконец, валяется в грязи подобно свинье.

Три мудрых совета.

Когда-то задумал один царь построить большой город. Для этого повелел он собрать всех каменщиков и плотников, что жили в его стране. Среди них был молодой каменщик, которому пришлось идти строить город на следующий же день после своей свадьбы.

Город строили двенадцать лет. И когда закончились все работы, мастеров стали отпускать домой, награждая их перед этим за долгий труд. Каждому строителю предлагали на выбор либо деньги, либо три мудрых совета. Но ни один мастер не пожелал вместо денег получить мудрые советы.

Но вот дошел черед до того каменщика, которого увели на работы сразу после свадьбы. Подумал тот и ответил, что хочет услышать три мудрых совета. Тогда царь промолвил:

Вот тебе первый совет – никогда не клади свою ношу на лошадь случайного попутчика!

Второй – никогда не останавливайся на ночлег в доме, где жена стара, а муж молод, или муж стар, а жена молода.

Третий – помни, что на ногте твоего пальца записано: будь сдержан!

Затем царь дал ему три калача из ячменной муки и наказал не разламывать их, пока он не переступит порог своего дома.

И вот каменщик вместе с двумя другими мастерами двинулся в путь.

Как-то в жаркий полдень нагнал путников всадник. – Эй, друзья! – окликнул он их. – Давайте-ка, я помогу вам! Кладите свою ношу на мою лошадь.

Оба попутчика нашего каменщика отдали свою ношу всаднику, каменщик же не отдал.

Ехал всадник потихоньку, ехал и вдруг пустил коня вскачь и ускакал, унося с собою одежду и деньги обоих мастеров.

Тут каменщик подумал: «Вот и пригодилась мне первая заповедь – у моих попутчиков все пропало, у меня же все цело».

Настал вечер, и путники остановились в одном ауле. Увидев, что хозяйка дома, где было решено переночевать молодая, а муж ее стар, наш каменщик встал и ушел спать в другой дом. Молодая жена дождалась, когда все заснули, зарезала своего мужа и стала кричать, что гости убили его.

Сбежались разъяренные сельчане и убили обоих мастеров.

«Вот и вторая заповедь мне пригодилась», – подумал каменщик и отправился дальше в путь.

К родному дому привела его судьба в канун праздника. Замедлил каменщик шаги и слышит разговор. Разговаривают два голоса: женский и мужской.

– Проклятие! – воскликнул он. – Пока я целых двенадцать лет трудился, к моей жене, оказывается, любовник ходил!

Выхватил он тут свое ружье и стал целиться в окно. В этот миг взгляд его упал на ноготь пальца, лежавшего на курке, и он вспомнил о сдержанности. Тогда он заставил себя снова прислушаться и услышал опять те же голоса.

– Мама, когда вернется наш отец? – спрашивал молодой голос.

– Скоро, сынок, скоро! Царь уже отпустил мастеров и твой отец со дня на день должен теперь прийти, – ответил голос жены каменщика.

– А вот и я! – радостно закричал каменщик, вбегая в комнату.

Жена бросилась ему на шею, следом за ней бросился в его объятия и сын. Когда жена опомнилась от радости, она стала говорить мужу:

– Ведь ты наверно голоден, – и начала было хлопотать, чтобы подать на стол еду, но каменщик остановил ее и сказал:

– Постой, у меня есть три калача, подаренных мне царем.

Разломили они калач и высыпалось оттуда пятьсот золотых. Столько же они нашли во втором калаче и в третьем.

Любовь растопит.

Однажды учитель и ученик прогуливались по берегу реки.

– Учитель, почему люди не понимают друг друга? – спросил ученик. – Люди стараются общаться, читают книги, которые повествуют о взаимопонимании, – и натыкаются на невидимую стену. Почему так? Неужели нельзя этому научить?

– Пойдем со мной, – сказал учитель и пошел по льду на середину реки. – Посмотри вниз. Ты видишь здесь что-то?

– Нет. Как я могу увидеть что-то сквозь лед?

– Там, подо льдом – целый мир, неведомый тебе. Растопи лед – и он станет водой, дающей жизнь целому миру. Но пролей сюда воду – она замерзнет и лишь укрепит царство льда. Тот лед, о котором ты говоришь, можно растопить только любовью.

Бог живет наверху, а мучает внизу.

Если бы молитвы помогали,

Люди нанимали бы других,

Чтобы те за них молились.

Бог не может быть везде.

Одновременно – поэтому.

Он создал матерей.

Бога мы сердим нашими.

Грехами, людей —

Достоинствами.

Не следует молиться,

Чтобы окончились беды,

Ибо, когда кончатся беды,

Кончится и жизнь.

Если бы псалмы были.

Лекарствами, то они.

Продавались бы в аптеке.

Вера в Бога.

Молодой человек, ответивший отказом на просьбу раввина совершить доброе дело, заявил, что считает подобные дела бесполезными.

– Знаете, я ведь не верю в Бога, – напомнил он о себе.

– И я не верю в того Бога, в которого вы не верите, поддержал его раввин.

Где Всевышний? Хасидская притча.

Ученых мужей, бывших у него в гостях, рабби Мендель из Коцка ошеломил однажды вопросом:

– Где обитает Всевышний?

Они стали смеяться над ним:

– Как можно такое спрашивать? Ведь мир наполнен Его славой!

Но он сам ответил на свой вопрос:

– Бог обитает там, куда Его впускают.

Разговор с Богом.

Я просил у Бога забрать мою гордыню, и Бог ответил мне:

– Нет! Гордыню не забирают, от неё отказываются.

Я просил у Бога даровать мне терпение, и Бог ответил:

– Нет! Терпение не дают, а приобретают в испытаниях.

Я просил у Бога даровать мне счастье, и Бог сказал:

– Нет! Даётся благословение, и только от тебя зависит, будешь ты счастлив или нет.

Я просил Бога уберечь меня от боли, и Бог сказал:

– Нет! Страдания помогают вспомнить Бога и приблизиться к Нему.

Я просил сил, и Бог послал мне испытания, чтобы закалить меня.

Я просил мудрости, и Бог послал мне проблемы, чтобы я научился решать их.

Я попросил у Бога, чтобы научил меня любить людей так же, как Он любит меня.

– Теперь ты понял, о чём надо просить, – ответил Бог и послал ко мне людей, нуждающихся в моей помощи.

Я не получил ничего из того, что хотел, но получил всё, что мне было нужно!

Спасение от наводнения.

Один раввин очень гордился своей верой в Бога. То и дело он повторял: «Я верую в Господа».

И вот однажды случилось наводнение. Вода постоянно прибывала. В дом к раввину пришли люди и сказали:

– Мы покидаем это место. Пошли с нами.

На что раввин ответил:

– Нет, я остаюсь. Я верую в Господа. Он спасёт меня.

Вода продолжала прибывать. К дому подплыла лодка, и люди, сидящие в ней, сказали:

– Здесь есть ещё одно место. Поехали с нами, ведь вода всё прибывает.

Раввин ответил:

– Нет. Я верую в Господа.

Лодка уплыла. Потом пришла другая, но раввин отказался сесть и в неё: он верил, что будет спасён Богом. Наконец, прилетел вертолёт, и оттуда крикнули:

– Эй, это твой последний шанс. Мы бросим верёвку, по ней ты сможешь забраться сюда, больше помощи ждать неоткуда.

Но раввин отказался и на этот раз. Вода продолжала прибывать, и он, разумеется, утонул.

Встретив на небесах Бога, раввин спросил его:

– Я так верил в Тебя, Господи, как же Ты позволил мне утонуть?

На что Бог ответил:

– Я трижды пытался спасли тебя: дважды по моей воле к твоему дому приплывали лодки, а потом я посылал даже вертолёт.

Алфавитная молитва Хасидская притча.

Однажды в Дни Трепета святой каббалист Ицхак Лурия услышал Глас Божий. Голос сказал, что, как ни велико молитвенное рвение Ицхака, в соседнем городе есть человек, превосходящий в искусстве молитвы даже его. Лурия, не мешкая, отправился в тот город и отыскал того, о ком ему было сказано.

– Я слышал о тебе удивительные вещи, – произнёс Лурия. – Ты учёный? Изучаешь Тору?

– Нет, – ответил мужчина, – у меня не было возможности учиться.

– Должно быть, ты мастер псалмов, гений богослужения, вкладывающий в молитву необыкновенную силу.

– Нет. Конечно, я много раз слышал псалмы, но не знаю на память ни одного из них.

– И всё же, – воскликнул Лурия, – я знаю, что твоя молитва своей силой превосходит даже мою. Что же ты сделал в Дни Трепета, чтобы заслужить такую похвалу?

– Рабби, – услышал он в ответ, – я неграмотен. Из двадцати двух букв алеф-бейс (алфавита) я знаю только десять. Когда я вошёл в синагогу и увидел единоверцев, страстно предающихся молитве, сердце едва не разорвалось в моей груди. Но ведь я не знаю ни одной молитвы. И тогда я сказал: «Рибоно шел Олам (Господин Вселенной)! Алеф, бейс, гимел, далет, хе, вав, зайн, хет, тет, йод – вот все буквы, которые мне известны. Соедини их по Своему усмотрению, да принесут они Тебе радость». Затем я стал попросту снова и снова повторять эти буквы, а там уж Бог, надеюсь, Сам из них сложит нужные слова.

В лавке у бога.

Однажды женщине приснился сон, что за прилавком магазина стоял Господь Бог.

– Господи! Это Ты? – воскликнула она с радостью.

– Да, это Я, – ответил Бог.

– А что у Тебя можно купить? – спросила женщина.

– У меня можно купить всё, – прозвучал ответ.

– В таком случае дай мне, пожалуйста, здоровья, счастья, любви, успеха и много денег.

Бог доброжелательно улыбнулся и ушёл в подсобное помещение за заказанными товарами. Через некоторое время он вернулся с маленькой бумажной коробочкой.

– И это всё?! – воскликнула удивлённая и разочарованная женщина.

– Да, это всё, – ответил Бог. – Разве ты не знала, что в моём магазине продаются только семена?

Гляди на солнце.

Однажды император Адриан говорит раби Иошуа:

– Действительно ли Бог царит над миром?

– Бесспорно.

– И Он сотворил небо и землю?

– Конечно.

– Отчего же Богу хотя бы раза два в год не являться людям, чтобы все Его видели и проникались страхом перед ним?

– Оттого, что глаза человеческие не в силах выдержать ослепительного блеска Его.

– Нет, не поверю, пока ты мне не покажешь Его.

Когда наступил полдень, вывел раби Иошуа Адриана на солнце и говорит:

– Вглядись хорошенько – и увидишь Его.

– Но кто же может глядеть прямо на солнце?

– Вникни же в то, что ты сам говоришь. Если на солнце, которое является одним из многих служителей Господних, глядеть невозможно, то мыслимо ли видеть Самого Господа, осияющего светом Своим всю Вселенную? И только в те моменты, когда людьми низвергается одно из лжебожеств, очи их озаряются отблеском Славы Господней.

Оба слушают.

Один старик часами неподвижно сидел в углу церкви. Однажды церковник спросил его, что говорит ему Бог.

– Бог ничего не говорит. Он только слушает, – последовал ответ.

– Хорошо, тогда о чем ты говоришь Ему?

– Я тоже ничего не говорю. Я только слушаю.

Неученая женщина Хасидская притча.

Однажды к ребе Шалому пришла женщина с какой-то личной бедой.

– Я сделала всё, что могла, ребе, – пожаловалась она, изложив суть проблемы. – Теперь всё зависит от милости Божьей, а Ею я могу заручиться только через Вас, ребе. Пожалуйста, помолитесь за меня Господу!

Ребе в этой просьбе сразу отказал:

– Вера – вот самое главное, почтеннейшая.

Посетительница пришла в глубокое уныние. Эта честная благочестивая женщина очень нуждалась в помощи. С её точки зрения, у ребе не было никаких оснований для отказа. Набравшись духу, она вымолвила:

– Да разве я буду спорить с вами, ребе?

– И всё-таки споришь, – резко ответил он. – Уж не думаешь ли ты, что понимаешь эту ситуацию лучше меня?

– Я женщина неучёная, – ответила она спокойно, – но знаю кое-что из Торы. Так вот, там сказано, что когда наших предков едва не настигло войско фараона на берегу Красного моря, Бог вначале спас их, и только потом они уверовали в Него. Спасение предшествовало вере. Я точно такая же. Если Бог выручит меня сейчас, в данной ситуации, я, несомненно, тоже уверую.

– Этого ещё не хватало! – закричал ребе Шалом. – Какая-то неграмотная женщина собирается учить меня Торе! Никто до сих пор не мог превзойти меня в толковании Торы!

Женщина стояла молча, не отстаивая свою точку зрения, но и уходить так просто не собиралась. Вдруг лицо ребе расплылось в улыбке, а затем он от всей души расхохотался:

– Впрочем, что я говорю. Никто – до сегодняшнего дня! Да, да, никто, кроме тебя!

Ребе помолился за эту женщину, и Бог дал ей то, в чём она нуждалась.

Как спросить.

Было у старого раввина два ученика, которые очень любили покушать. Однажды один из них задает учителю вопрос:

– Можно ли я буду принимать пищу во время молитвы?

Раввин возмутился:

– Как же это можно во время святой молитвы Господу еще и обедать?!! Нет, конечно, нельзя!

Через некоторое время другой ученик говорит ему:

– Я так люблю Бога, так люблю ему молиться, что готов этим заниматься даже тогда, когда обедаю!

Раввин подумал и ответил:

– Ты прилежный ученик, раз с такой любовью посвящает себя Богу, что готов молиться ему даже во время обеда.

Земля и пепел.

Однажды монахи разговаривали о смирении. Один из знатных граждан города Газы, слыша слова, что, чем более кто приближается к Богу, тем более видит себя грешным, удивлялся и говорил:

– Как это может быть?

Он, не понимая, хотел узнать, что значат эти слова.

Один монах сказал ему:

– Именитый господин, скажи мне, кем ты считаешь себя в своём городе?

Он отвечал:

– Считаю себя великим и первым в городе.

– Если же ты пойдёшь в Кесарию, то кем будешь считать себя там?

– Последним из тамошних вельмож.

– Если же ты отправишься в Антиохию, кем ты будешь там себя считать?

– Там буду считать себя одним из простолюдинов.

– Если же пойдёшь в Константинополь и приблизишься к царю, то там кем ты станешь считать себя?

– Почти нищим.

– Вот так и святые, – сказал монах, – чем больше приближаются к Богу, тем более видят себя грешными. Ибо Авраам, когда увидел Господа, назвал себя землёю и пеплом.

Шершень и паук.

Однажды, сидя в саду, Давид увидел, как шершень пожирал паука.

– Что за прок в этих тварях Твоих, Господи? – сказал он. – Шершень портит соты, и сам ничего не производит полезного; паук целый год ткёт, а одеться не во что.

– Давид! – отвечал Творец. – Ты издеваешься над творениями Моими? Придёт время, и ты нуждаться будешь в них.

Спасаясь от преследования Саула, скрылся Давид в пещере. Послал Господь паука, и тот заткал паутиной вход в пещеру. Пришёл Саул и видит: вход паутиной заткан. И удалился, не входя в пещеру.

Выйдя из своего убежища и увидев, в чём дело, Давид был готов расцеловать паука.

– Благословен, – сказал он, – создавший тебя, благословен будь и ты!

После этого случая узнал Давид, что Саул расположился на холме Гахила, и пошёл в то место. Саул спал в шатре. И тут же лежал Авенир, военачальник Саула. Авенир был роста исполинского и телом своим занимал всё пространство вдоль шатра так, что голова его была у одного входа в шатёр, а ноги достигали противоположного. Когда явился Давид, Авенир лежал, держа ноги согнутыми в коленях, и Давид прошёл под коленями его, а в ту минуту, когда Давид, с копьём Саула и сосудом с водой, собирался уходить, Авенир вдруг начал выпрямлять ноги, как две гигантские колоды, опуская их над Давидом. Воззвал Давид к Господу:

– Боже мой! Боже мой! Для чего Ты оставил меня?

Навёл Господь шершня на Авенира; ужаленный исполин снова согнул ноги – и Давид мог свободно выйти из шатра.

И воспел Давид хвалу Господу.

Воля Бога.

Человек проделал долгий путь по суше и по морю, чтобы самому убедиться в необычных способностях Мастера.

– Какие чудеса сотворил твой Мастер? – спросил он одного ученика.

– Смотря что называть чудесами. В вашей стране принято считать чудом, если Бог исполнит чью-то волю. У нас же считают чудом, если кто-то исполнит волю Бога.

Драгоценность греха Хасидская притча.

Однажды на ребе Леви Ицхака из Бердичева напал на дороге грабитель, известный своей жестокостью и порочностью. Он схватил ребе за лацкан, вытащил из повозки и, прижав спиной к дверце, заорал:

– Знаешь, кто я такой?

– Знаю, – спокойно ответил ребе, – и должен сказать, я тебе завидую.

– Вздумал надо мной насмехаться? – завопил бандит. – Что значит – завидуешь? Чем это может такой, по-вашему, бывалый преступник, как я, вызвать зависть благочестивого ребе?

– Наши мудрецы учат, – промолвил ребе, – что из любви к грешнику, возлюбившему Господа и раскаявшемуся в грехах своих, он засчитывает все его злодеяния как заслуги. А теперь посмотри на меня: мои грехи незначительны и малочисленны. Если какие крохи Господней любви мне и достаются, то явно помимо моих грехов. Но ты – совсем другое дело! Слава о твоих злодеяниях распространилась повсюду. Если бы ты возлюбил Господа и покаялся, никто бы и рядом не стоял по величине твоих заслуг перед ним! Вот почему меня берёт зависть!

Сказав это, ребе Леви Ицхак схватил грабителя за лацканы и тряс его, страстно умоляя покаяться, так что в итоге сердце злодея дрогнуло и он обратился к Богу.

Два ангела.

В раю было два ангела. Один всегда отдыхал на облаке, а другой летал от земли к Богу.

Отдыхающий ангел решил спросить другого:

– Что же ты летаешь туда-сюда?

– Я ношу Богу послания, которые начинаются со слов: «Помоги, Господи…». А почему ты всегда отдыхаешь?

– Я должен носить Господу послания, которые начинаются со слов: «Спасибо, Господи…».

Чудо.

Несколько путников, гревшихся у огня придорожной гостиницы, хвалили каждый своего раввина. Один из них рассказал, что в течение пятнадцати лет у него с женой не было детей, и только благодаря благословению раввина менее года назад родилась дочь.

Другой поведал о том, что благословение раввина вернуло домой непокорного сына.

Третий сообщил, что раввин благословил его рискованную сделку, он вложил в нее большую сумму денег, но потерял абсолютно все.

– А в чем же заключается чудо? – спросили слушатели третьего путника.

– Чудо в том, – ответил тот, – что я сохранил веру в Бога и в своего раввина.

Притча о салате.

Один монах мыл листья салата. К нему подошел другой монах и, желая испытать его, спросил:

– Можешь ли ты повторить, что говорил старец в проповеди сегодня утром?

– Я не помню, – признался молодой монах.

– Для чего же ты слушал проповедь, если ты уже ничего не помнишь?

– Посмотри, брат: вода моет салат, но не остается на его листьях. Салат, тем не менее, становится чистым.

Убитая собака.

Закончив проповедь, священник заметил мальчика, который дольше всех прихожан уже не первый раз задерживался в церкви. Видно было, что его что-то беспокоит. Подойдя к мальчику, он поинтересовался, сможет ли он чем-нибудь ему помочь.

– Скажите, ад правда существует? – поднял полные испуга глаза мальчик.

– У тебя что-то случилось? Покайся, расскажи мне, – предложил священник.

– Несколько дней назад собака укусила моего младшего брата. И я со злости забил эту собаку палкой до смерти.

– Не печалься так, – попытался успокоить его священник. – Ты уже покаялся, и Бог простит тебя.

– Да мне вовсе не нужно прощение Бога! Я боюсь, что когда умру и попаду в ад, там я встречусь с этой собакой.

Молитва сапожника.

Как-то сапожник пришёл к раввину из Гера и сказал:

– Скажи, как мне поступить с утренней молитвой? Мои клиенты – небогатые люди, у них всего лишь по одной паре обуви. Я беру в ремонт их обувь вечером и работаю почти всю ночь. К рассвету я не успеваю всё закончить, а ведь людям нужна обувь до начала работы. Как же мне быть с утренней молитвой?

– Как ты молился до сих пор?

– Иногда я быстро проговариваю молитву и возвращаюсь к работе, но затем мне становится не по себе. Иногда мне приходится и вовсе пропускать молитву. В этом случае я также ощущаю чувство какой-то потери, и каждый раз, когда поднимаю обувной молоток, я почти слышу вздох своего сердца: «Как же мне не везёт; у меня совсем нет времени на утреннюю молитву!».

– Если бы я был Богом, – ответил раввин, – то этот вздох для меня был бы дороже самой молитвы.

Лекарство для страха перед Богом.

Один учёный, но очень скупой еврей однажды пришёл к рабби Аврааму из Стратина и сказал:

– Говорят, что ты, уважаемый рабби, даёшь людям удивительные лекарства и умеешь исцелять. Дай же и мне лекарство, которое научит меня бояться Бога!

– Для страха перед Богом, – ответил рабби Авраам, – у меня нет лекарства. Но если хочешь, могу дать тебе лекарство, которое поможет тебе любить Бога.

– Этого я желаю ещё более! – воскликнул учёный. – Пожалуйста, дай мне его!

– Это лекарство, – ответил рабби, – любовь к ближнему.

Забудь самого себя.

Как-то после молитвы ученик Баал Шема попросил рассказать ему, что тот видел.

– Я вознёсся на небо, – сказал тот просто, – и на этот раз видел больше чудесного, чем за всё время с тех пор, как я приобрёл небесные познания. Слава Единству!

– Могу ли я видеть подобные вещи? – спросил ученик, затаив дыхание.

– Нет, не «ты».

Ученик чувствовал себя обескураженным, а Баал Шем продолжал:

– Не ты, ибо это твое «ты» должно быть уничтожено. Ты должен слиться с Единством.

– Но каким образом?

– Сосредоточь свои мысли на Боге, забудь самого себя.

О двух младенцах.

В животе беременной женщины разговаривают двое младенцев.

Один из них – верующий, другой – неверующий.

– Ты веришь в жизнь после родов?

– Да, конечно. Всем понятно, что жизнь после родов существует. Мы здесь для того, чтобы стать достаточно сильными и готовыми к тому, что нас ждет потом.

– Это глупость! Никакой жизни после родов быть не может! Ты можешь себе представить, как такая жизнь могла бы выглядеть?

– Яне знаю все детали, но я верю, что там будет больше света, и что мы, может быть, будем сами ходить и есть своим ртом.

– Какая ерунда! Невозможно самим ходить и есть ртом! Это вообще смешно! У нас есть пуповина, которая нас питает. Знаешь, я хочу сказать тебе: невозможно, чтобы существовала жизнь после родов, потому что наша жизнь – пуповина – и так уже слишком коротка.

– Я уверен, что это возможно. Все будет просто немного по-другому. Это можно себе представить.

– Но ведь оттуда ещё никто никогда не возвращался! Жизнь просто заканчивается родами. И вообще, жизнь – это одно большое страдание в темноте.

– Нет, нет! Я точно не знаю, как будет выглядеть наша жизнь после родов, но в любом случае, мы увидим маму, и она позаботится о нас.

– Маму? Ты веришь в маму? И где же она находится?

– Она везде вокруг нас, мы в ней пребываем и благодаря ей движемся и живем, без нее мы просто не можем существовать.

– Полная ерунда! Я не видел никакой мамы, и поэтому очевидно, что ее просто нет.

– Не могу с тобой согласиться. Ведь иногда, когда все вокруг затихает, можно услышать и почувствовать, как она гладит наш мир. Я твердо верю, что наша настоящая жизнь начнется только после родов. А ты?

Живут как голуби, а дерутся, как коты.

Что мужем все восхищены —

Не радость для его жены.

Если женишься вслепую,

Поводырём станет жена.

У богатых нет детей,

А есть наследники.

Свекровь бывает зла, забыв,

Что и она невесткою была.

В былые времена.

Из всех замужних и женатых.

Свою беду поймут скорей мужья,

Чьи жены глуповаты,

И жены дураков-мужей.

Подарок маме.

У одной еврейской мамы было три сына. Когда они выросли, то все стали удачливыми бизнесменами и разбогатели, а мама состарилась и жила одна в маленьком домике. И вот решили сыновья сделать маме подарки.

Старший сын сказал:

–  Я купил для мамы огромный дом на сорок комнат, со слугами и швейцаром. Пусть мама хоть на старости лет поживет в роскоши.

Средний сын сказал:

– А я купил для мамы шикарный автомобиль и нанял личного шофера. Пусть мама хоть на старости лет поездит с комфортом.

А младший сын сказал:

– А я вас всех переплюнул. Вы даже не знаете, что наша мама любит больше всего. А больше всего мама любить читать Тору. Но она уже старенькая и плохо видит. Вот я и придумал: двенадцать лет двадцать раввинов обучали вот этого попугая Торе, и теперь он читает всю Тору наизусть. Ему только нужно назвать номер главы, и он сразу начинает ее рассказывать.

Братья согласились, что это – замечательный подарок.

Через некоторое время, сыновья приехали к маме в гости и стали расспрашивать:

– Ну, мама, как тебе наши подарки, тебе стало лучше жить?

И мама сказала старшему:

– Спасибо, сыночек, за такой хороший подарок – дом на сорок комнат, но только к чему они мне? Я все равно живу только в одной своей комнате.

Среднему сыну она сказала:

– Спасибо тебе, сыночек, за такой прекрасный автомобиль с шофером, да только куда мне ездить на старости лет? У меня и дел никаких нет, да и вижу я плохо. Так что видами из окна машины любоваться не могу.

А младшему сыну она сказала:

– А вот ты, сыночек, мне угодил! Ты знаешь, что маме нужно. Суп из этой курочки, что ты мне прислал, был просто замечательным.

По-человечески.

Когда у ребе Иоханана бен Заккая умер сын, пришли ученики утешать его.

Первым вошел ребе Элиэзер, сел перед ним и сказал:

– Разрешишь ли, учитель, сказать тебе слово утешения?

– Говори.

– Прародитель Адам имел сына, и когда сын этот пал мёртвым, Адам утешился в своей скорби, что подтверждается его же словами: «Бог даровал мне другое дитя вместо Авеля». Утешься и ты, учитель!

– Разве мало для меня моей собственной скорби, – ответил ребе Иоханан, – что ты еще про скорбь Адама напоминаешь мне?

Вошел ребе Иошуа и сказал:

– Разрешишь ли, учитель, сказать тебе слово утешения?

– Говори.

– Иов имел сыновей и дочерей, и все они погибли в один день. И Иов утешился, говоря: «Бог дал и Бог взял. Да будет благословенно имя Господне!» Утешься и ты, учитель!

– Разве мало для меня моей собственной скорби, – ответил ребе Иоханан, – что ты еще про скорбь Иова напоминаешь мне?

Вошел ребе Иосе и сказал:

– Разрешишь ли, учитель, сказать тебе слово утешения?

– Говори.

– Аарон имел двух уже возмужалых сыновей; оба они погибли в один день. И Аарон утешился, что подтверждается сказанным: «И Аарон молчал». А в такие минуты возможность оставаться молчаливым есть уже само по себе утешение. Утешься и ты, учитель!

– Разве мало для меня моей собственной скорби, – ответил ребе Иоханан, – что ты еще про скорбь Аарона напоминаешь мне?

Вошел ребе Симеон и сказал:

– Разрешишь ли, учитель, сказать тебе слово утешения?

– Говори.

– Царь Давид имел сына; сын умер – и Давид утешился, что подтверждается сказанным: «И Давид утешил жену свою Бать-Шеба – и она родила. И он назвал сына именем Соломон». Утешься и ты, учитель!

– Разве мало для меня моей собственной скорби, – ответил ребе Иоханан, – что ты еще о скорби царя Давида напоминаешь мне?

Входит ребе Элазар бен Азария. Завидя его, ребе Иоханан сказал слуге:

– Возьми скорей умывальный сосуд и ступай за мною в ванную. Я хочу уйти, потому что это великий человек – и мне не устоять перед ним.

Но ребе Элазар успел войти и, сев перед ребе Иохананом, обратился к нему с такими словами:

– Скажу тебе притчу. Ты подобен человеку, которому царь отдал сокровище на хранение. День за днем человек этот со слезами и вздохами повторял: «Горе мне! Когда, наконец, я благополучно освобожусь от обязанности оберегать отданное мне на хранение сокровище?» Так и с тобою, учитель: дал тебе Бог сына, который ревностно изучал и Тору, и слово пророческое, и поучения мудрецов наших. И безгрешным и чистым ушел он из мира. Не должен ли ты утешиться тем, что безупречно возвратил сокровище, отданное тебе на хранение?

– Элазар, сын мой! – радостно сказал ребе Иоханан. – По-человечески просто и сердечно утешил ты меня!

Проклятие-благословение.

Рабан Гамлиель выдавал дочь замуж.

– Благослови меня, отец! – попросила дочь.

Рабан Гамлиель произнес:

– Да будет воля Господня, чтобы ты более не переступала моего порога.

Родив сына, она снова стала просить отца благословить ее.

– Да будет воля Господня, – произнес рабан Гамлиель, – чтобы слова «Горе мне!» были обычным твоим восклицанием.

– Отец! – сказала дочь. – Два торжества были у меня – и оба раза ты проклял меня!

– Нет, дочь моя, – ответил рабан Гамлиель, – не проклятия это были, но благословения: я пожелал тебе столь счастливой и радостной жизни в доме мужа, чтобы никогда надобности не было тебе возвращаться в мой дом. Затем, я пожелал сыну твоему жить и расти, а тебе заботиться о нем, то и дело восклицая: «Ах, горе мне, я еще сына не накормила!», «Горе мне, я еще сына не напоила!», «Горе мне, я еще в школу его не отправила!».

Необходимый атрибут Хасидская притча.

В одной хасидской общине провожали субботу, и у главного ребе разбился стакан. Его жена принесла метёлку и смела осколки.

– Убери метёлку, – сказал ей ребе, – а то мои хасиды подумают, что во время проводов субботы она обязательно должна стоять у стола.

С тех пор прошло уже много лет. Старый ребе давно умер. Но хасиды до сих пор каждую субботу приносят к субботнему столу метёлку и через минуту уносят её обратно.

Притча о доме без господина.

Некий властный и сильный человек умер, оставив после себя одинокой и бездетной вдове дом, преисполненный всяких видимых благ, где только одного господина нет, а остальное все есть. И вдова та не имела ни добрых помощников, ни заступников, и потому стала во всем зависимой и разоряемой от рабов своих, скоро ставших непослушными и своевольными.

И стали рабы вводить в доме свои обычаи и законы, стали объедаться и упиваться и спать до полудня. И стали рабы работать вполсилы, и прекословить госпоже, и стали они нерадивы и небережливы, и стали красть они и наполнять господским добром свои руки. И ворота в доме том не затворялись день и ночь, и не только беднота, но и лютые звери проникали во двор.

И по немногих временах, неизбежно разорился дом тот и пришел в запустение, и в нищете и неизбывной тоске скончалась вдова, и разбежались рабы просить подаяние, ибо дом, где нет господина – как тело без души, которое, хотя и многие члены имеет, без духа мертво.

Плач ребенка.

Как-то вечером, когда раввин был всецело погружен в свои занятия, в соседней комнате его грудной ребенок выпал из колыбели, залился громким плачем и плакал до тех пор, пока с верхнего этажа, прервав свои занятия, не спустился отец раввина, дедушка младенца. Старый раввин поднял ребенка и долго его убаюкивал, ожидая, когда он окончательно успокоится. Молодой раввин так ничего и не заметил, ни плача ребенка, ни появления отца. Последний объяснил своему сыну:

– Независимо от того, насколько возвышенны твои цели, ты не должен углубляться в молитву или в учебу, если рядом плачет ребенок.

Вера в чудеса.

Мальчик очень любил читать добрые и умные сказки и верил всему, что там было написано. Поэтому он искал чудеса и в жизни, но не мог найти в ней ничего такого, что было бы похоже на его любимые сказки. Чувствуя некоторое разочарование от своих поисков, он спросил маму, правильно ли то, что он верит в чудеса? Или чудес в жизни не бывает?

– Дорогой мой, – с любовью ответила ему мама, – если ты будешь стараться вырасти добрым и хорошим мальчиком, то все сказки в твоей жизни сбудутся. Запомни, что чудес не ищут – к добрым людям они приходят сами.

О самой красивой женщине.

Однажды два моряка отправились в странствие по свету, чтобы найти свою судьбу. Приплыли они на остров, где у вождя одного из племён было две дочери. Старшая – красавица, а младшая – не очень.

Один из моряков сказал своему другу:

– Всё, я нашёл своё счастье, остаюсь здесь и женюсь на дочери вождя.

– Да, ты прав, старшая дочь вождя красавица, умница. Ты сделал правильный выбор – женись.

– Ты меня не понял, друг! Я женюсь на младшей дочери вождя.

– Ты что с ума сошёл? Она же такая… не очень.

– Это моё решение, и я это сделаю.

Друг поплыл дальше в поисках своего счастья, а жених пошёл свататься. Надо сказать, что в племени было принято давать за невесту выкуп коровами. Хорошая невеста стоила десять коров.

Пригнал он десять коров и подошёл к вождю.

– Вождь, я хочу взять замуж твою дочь и даю за неё десять коров!

– Это хороший выбор. Моя старшая дочь красавица, умница, и она стоит десяти коров. Я согласен.

– Нет, вождь, ты не понял. Я хочу жениться на твоей младшей дочери.

– Ты что, шутишь? Не видишь, она же такая… не очень.

– Я хочу жениться именно на ней.

– Хорошо, но как честный человек я не могу взять десять коров, она того не стоит. Я возьму за неё три коровы, не больше.

– Нет, я хочу заплатить именно десять коров.

Они поженились.

Прошло несколько лет, и странствующий друг, уже на своём корабле, решил навестить оставшегося товарища и узнать, как у него жизнь. Приплыл, идёт по берегу, а навстречу женщина неземной красоты. Он её спросил, как найти его друга. Она показала. Приходит и видит: сидит его друг, вокруг детишки бегают.

– Как живёшь?

– Я счастлив.

Тут входит красивая женщина.

– Вот, познакомься. Это моя жена.

– Как? Ты что женился ещё раз?

– Нет, это всё та же женщина.

– Но как это произошло, что она так изменилась?

– А ты спроси у неё сам.

Подошёл друг к женщине и спрашивает:

– Извини за бестактность, но я помню, какая ты была… не очень. Что произошло, что ты стала такой прекрасной?

– Просто, однажды я поняла, что стою десяти коров.

Два правила Хасидская притча.

Когда сын ребе Авраама Иакова из Садигуры женился на дочери ребе Цви ха-Коэна из Риманова, дед жениха обратился к отцу невесты:

– Позвольте мне рассказать о нашей семье. Мой прадед – Дов Бер; дед – ребе Авраам по прозванию Ангел; двоюродный дед – ребе Нахум из Чернобыля; а его сын, ребе Мордехай, приходится мне дядей. А теперь, друг мой, расскажите мне о своей родословной.

– Мои родители умерли, когда мне было десять лет, – сказал ребе Цви, – и я их не очень хорошо помню. Знаю только, что мама с папой были праведные, сердечные люди. После их смерти дальний родственник, портной, взял меня в подмастерья, и я проработал у него пять лет. Именно у него позаимствовал я два правила, которые с тех пор определяют всю мою жизнь: «Ничего нового не порти, а всё старое чини».

При этих словах дед жениха вскочил на ноги и радостно вскричал:

– В этом браке сошлись две великие родословные! Наши дети дважды благословенны!

Любовь ребе Хасидская притча.

Сара, дочь ребе Менахема Мендля из Винницы, жила со своим мужем в доме его отца в Бельцах. Однажды она заболела, и, чтобы тесть не оставался в неведении относительно того, как себя чувствует его дочь, зять ежедневно посылал ребе телеграммы.

Однажды телеграмма не пришла, и ребе сильно встревожился. Его сын, ребе Барух, пытался успокоить отца:

– Ещё не так поздно. Возможно, телеграмма всё-таки придёт. Может, виной всему задержка на почте.

Несколько часов спустя действительно принесли телеграмму, в которой сообщалось, что дочь уже совсем здорова. Узнав об этом, ребе Барух поспешил разделить радость с отцом. Он ожидал найти ребе в прекрасном расположении духа, но, к собственному изумлению, увидел его плачущим.

– Ничего не понимаю, – сказал ребе Барух. – Сара, слава Богу, выздоровела, а ты никак не успокоишься?

– Я долго и упорно очищал свою душу, чтобы стать чистым божественным сосудом, – отвечал ребе. – Но есть одна задача, выполнить которую оказалось особенно трудно: любить ближнего как самого себя. Я уже почти научился любить всех людей так же сильно, как твою сестру, тебя и себя самого. И что же? Стоило опоздать на пару часов какой-то телеграмме, и я уже не ребе, а самый обыкновенный отец. Я по-прежнему люблю вас больше всех остальных. Вот что меня огорчает.

Сокровище.

Жил-был человек, и была у него мечта – отыскать самый большой в мире алмаз. Он день и ночь рыл гору, искал камень, но никак не мог найти такой, как ему хотелось. Женился человек, но жену свою почти не видел: целые дни пропадал в пещерах. Родилась у него дочь. Но и на дочь у него не было времени.

И вот однажды нашел человек огромный алмаз – чистой воды, такой, который в стакан с водой опустишь, а его и не видно совсем. Человек берёг алмаз как зеницу ока, хранил в ларце на мягкой подушке, и с ларца того глаз не спускал. Каждую свободную минуту проводил у ларца – любовался своим сокровищем.

Но вот однажды рассматривал он свой алмаз и увидел, что в нем есть маленькая трещинка. Схватился человек за голову: он был уже немолод и знал, что второго такого камня ему не найти. Решил он тогда огранить алмаз, чтобы скрыть дефект. Стал шлифовать камень, и как появились на нем грани, так сделался он бриллиантом, и заиграл на солнце всеми цветами радуги. Человек вставил его в оправу и повесил на золотой цепочке на шею дочери, чтобы, когда она двигается, солнце играло в его любимом бриллианте.

И все, завидев дочь того человека, говорили:

– Какая красота неземная!

Но через некоторое время человек понял: люди говорили не о камне, за которым он охотился всю жизнь, а о его дочери, которая дана была ему Богом. Гоняясь за красотой, он не видел настоящей красоты в своем доме.

Член семьи.

Один гостеприимный человек гостил как-то раз у своего приятеля в течение трёх дней. Когда он собрался уходить, хозяин дома попросил извинить его за то, что он не принимал его так, как следовало бы.

– Очень хорошо, – сказал гость, – когда ты придёшь ко мне, я тебя приму ещё лучше.

Вскоре представился случай прийти этому приятелю к нему. К своему удивлению, гость не увидел в доме никаких особых приготовлений.

Хозяин почувствовал недоумение гостя и сказал:

– Я ведь обещал тебе, что приму тебя ещё лучше, чем ты принимал меня. Ты обращался со мной как с чужим – тщательно готовился к моему приходу, а я тебя принял как члена своей семьи.

Благоразумный совет.

Один мужчина, вспыльчивый и несдержанный, был женат на тихой и кроткой женщине. С годами нрав его становился все строптивее, но жили они с женой в мире и согласии. Подруги жены, нередко ссорившиеся и скандалившие со своими мужьями, не переставали этому удивляться и часто просили у нее совета.

– Скажи, подруженька, – говорили они, – муженек-то твой тоже не сахар, а живете вы дружно, как бы и нам со своими мужьями не ссориться?

– Подруги мои, – отвечала женщина, – сами вы в ссорах этих виноваты. Скажут вам мужья слова сердитые, а вы им с досадой отвечаете. Я же, когда вижу, что муж мой осерчал, никогда ему не перечу. Сама же молю Господа, чтобы вернул Он мир и покой в мужнино сердце. Как увидит муж, что я и полслова поперек ему не говорю, так и успокаивается. Вот и вы, подруженьки мои, так и поступайте, и будете тогда счастливы со своими мужьями.

Учит нас Господь не отвечать злом на зло. А если злым словом на злое слово не отвечать, то и будет в семье порядок и мир.

Драгоценный камень.

У короля заболел его единственный сын. Отец обращался ко многим врачам, но те ничем не могли помочь царевичу. Однажды во дворец заехал выдающийся врач, который заявил, что царевича можно излечить. Он поведал королю, что один из имеющихся в его короне драгоценных камней обладает прекрасными целебными свойствами. Этому камню нет аналогов в мире, другой такой найти невозможно. Если его растереть в порошок, растворить в воде и полученное лекарство дать выпить больному, он выздоровеет. Король, однако, не поспешил воспользоваться советом врача.

Между тем здоровье царевича ухудшалось, вскоре он был уже при смерти. Только тогда король распорядился извлечь из короны тот драгоценный камень, подобного которому не было в мире, приготовить из него раствор, силой открыть царевичу рот и влить ему несколько капель целительного лекарства, авось удастся еще спасти сына.

Здоровье детей более ценно, чем драгоценные камни.

Пастух и его жена.

Ребе Акиба (один из принявших мученическую кончину при императоре Адриане) в молодости служил пастухом у знаменитого богача Калба-Шабуи. Дочь Калба-Шабуи, Рахиль, приглядываясь к бедному пастуху и видя в нём честного и достойного юношу, полюбила его.

– Акиба, – сказала она ему однажды, – если я соглашусь стать твоею женой, поступишь ли ты в школу, чтобы посвятить себя науке?

– Да, – ответил Акиба.

Они тайком и обручились. А когда об этом узнал Калба-Шабуа, он выгнал дочь из дому и объявил о лишении её наследства. Молодые люди повенчались. Жили они настолько бедно, что на зиму вынуждены были искать приют в сенном сарае.

Сидит однажды Акиба и, выбирая соломинки, приставшие к волосам Рахили, говорит:

– Имей я деньги, я подарил бы тебе золотой «Иерусалим» (диадему с выгравированными на ней изображением Св. Града).

В это время у дверей сарая появляется Илия-пророк в образе нищего и начинает молить:

– Пожертвуйте охапку соломы, – жена моя родила и лежит на голой земле.

– Видишь, – говорит жене Акиба, – у этого бедняка даже соломы нет. В сравнении с ним мы – богачи.

– Не о богатстве мечтаю я, – отвечает Рахиль, – единственное желание моё – это чтобы ты отправился в школу учиться.

Поступил Акиба в школу ребе Элиэзера и ребе Иошуи.

Прошло двенадцать лет. Бедный пастух стал учёным законоведом с аудиторией из двенадцати тысяч учеников. И тогда он решил, что пора ему возвратиться к жене.

Подойдя к дверям избушки, в которой жила в одиночестве Рахиль, он слышит, как один из соседей, человек злой и безнравственный, говорит его жене:

– Что ни говори, отец твой вполне прав. Во-первых, нищий пастух вообще тебе не пара; а затем, подумай, столько лет оставлять тебя в положении вдовы при живом муже!

А Рахиль на это отвечает:

– Если бы Акиба послушался меня, он остался бы в академии ещё на двенадцать лет.

Получив таким образом согласие жены, ребе Акиба возвратился в академию. Прошло ещё двенадцать лет.

Наставником двадцати четырёх тысяч учеников возвращался ребе Акиба в родные места.

Весь город вышел навстречу знаменитому учёному. Пошла и Рахиль.

– Ты бы хотя одолжила у кого-нибудь во что одеться поприличнее, – стали говорить ей соседки.

– Не беда и так, – отвечала Рахиль, – праведный знает, что в сердце моём.

Приблизившись к Акибе, она склонилась до земли и стала целовать ноги его. Видя незнакомую женщину, ученики бросились отгонять её.

– Пустите её ко мне, – остановил их ребе Акиба, – все мои и ваши знания принадлежат этой женщине.

Услышал о прибытии какого-то знаменитого учёного и старый Калба-Шабуа, раскаявшись в жестоком отношении к дочери, и подумал:

– Пойду к нему, не разрешит ли он меня от моего обета в отношении дочери.

Приходит он к ребе Акибе и рассказывает ему своё дело.

Спрашивает ребе Акиба:

– А если бы тебе было известно, что пастух тот сделается знаменитым учёным, дал бы ты такой обет?

– Никоим образом, – отвечает Калба-Шабуа, – даже если бы он одну-единственную галаху (закон) взялся выучить.

– Если так, – говорит р. Акиба, – то знай же, что муж твоей дочери – это я.

Поклонился до земли старый Калба-Шабуа и, целуя ноги у ребе Акибы, заявил, что отдаёт ему с дочерью половину своего состояния.

Туфля.

Мойша приходит к раввину, говорит, что хочет развестись с женой. Раввин его начинает уговаривать не делать этого.

– Мойша, зачем ты хочешь разводиться, тебе же будет хуже.

– Нет, мне будет лучше.

Ну, так они долго препираются, наконец раввин говорит:

– Послушай, Мойша. Твоя жена такая красивая, такая приятная, она радует глаз, о такой любой мечтает. Все знают ее достоинства, а ты ее хочешь бросить, ну почему?

Мойша молча снимает туфлю и ставит ее перед раввином.

– Что ты мне суешь свою туфлю?

– Ребе, посмотрите на эту туфлю.

– Зачем мне смотреть на эту туфлю? При чем здесь туфля?

– Ребе, это чудесная туфля. Все видят, как она красива, как она приятна, как она радует глаз, все хотят иметь такую туфлю. Но только я один знаю ее недостаток – она мне жутко тесна.

Семейное счастье.

В одном маленьком городе живут по соседству две семьи. Одни супруги постоянно ссорятся, виня друг друга во всех бедах, а другие в своей половинке души не чают.

Дивится строптивая хозяйка счастью соседки, завидует. И говорит мужу:

– Пойди, посмотри, как у них так получается жить тихо, спокойно, без ссор.

Пришел тот к соседям, зашел тихонечко в дом и спрятался в укромном уголке. Наблюдает. А хозяйка веселую песенку напевает, и порядок в доме наводит. Вазу дорогую как раз от пыли вытирает. Вдруг позвонил телефон, женщина отвлеклась, а вазу поставила на краешек стола, да так, что вот-вот упадет.

Но тут ее мужу что-то понадобилось в комнате. Проходя мимо стола, зацепил он вазу, та упала и разбилась.

– Что будет-то? – думает сосед.

Подошла жена, вздохнула с сожалением, и говорит мужу:

– Прости, дорогой. Я виновата. Так небрежно ее на стол поставила.

– Что ты, милая? Это я виноват. Торопился и не заметил вазу. Ну да, ладно. Не было бы у нас большего несчастья.

Больно защемило сердце у соседа. Пришел он домой расстроенный. Жена к нему:

– Ну что ты так долго? Посмотрел?

– Да!

– Ну и как там у них?

– У них-то все виноваты. А вот у нас все правы.

Здравый смысл.

Всю жизнь прожили два брата за высокой городской стеной, никогда не видели ни полей, ни лугов. И вот однажды решили они отправиться в деревню.

Шли братья по дороге и увидели пашню, на которой работал земледелец. Глядели они на него и удивлялись:

– Что он делает? Раскапывает землю и оставляет на ней глубокие полосы! Зачем портить ровную землю, покрытую нежной зелёной травой?

Потом они увидели, как он бросает в борозды зёрна.

– Сумасшедший какой-то! – воскликнули они. – Берёт хорошую пшеницу и бросает в грязь!

– Не нравится мне деревня, – сказал раздраженно один из братьев, – странный народ тут живёт.

И он вернулся в город.

А второй брат остался в деревне. Всего через несколько недель он заметил разительную перемену. Засеянное поле начало покрываться молодой зеленью, ещё более прекрасной и нежной, чем прежняя. Это открытие его так впечатлило, что он написал брату, чтобы тот приехал не мешкая, и сам посмотрел, какие чудесные перемены произошли в деревне.

Брат приехал и впрямь восхитился.

Шло время, и зелёные побеги становились золотыми колосьями. Теперь оба поняли, для чего трудился земледелец. Когда пшеница совсем поспела, принёс он косу и стал косить. Тут нетерпеливый брат закричал:

– Он ненормальный, этот человек! Так тяжело трудился все эти месяцы, выращивая чудную пшеницу, а теперь своими руками срезает её! Что за глупость! Смотреть тошно! Ухожу обратно в город!

А терпеливый брат продолжал жить в деревне. Он наблюдал, как земледелец убирает урожай в амбар, как ловко отделяет зерно от мякины, и пришёл в восторг, увидев, что тот собрал пшеницы во сто крат больше, чем посеял. Только теперь ему стало ясно до конца: во всём, что делал земледелец, были своя цель и здравый смысл.

Зачем нужен брат?

Больше всего на свете младший брат любил старшего. Однажды собрался старший брат в город по делам. Идти нужно было три дня, поэтому брат запасся всем необходимым.

– Возьми меня с собой, я тебе в пути пригожусь, – стал просить младший брат.

– Нет, дорога опасная, а ты еще мал, – отказался старший брат.

– Мудрые говорят: «Гол тот, у кого сзади нет брата». Возьми его, – попросила мать.

– Чем мне может помочь маленький мальчик? – усмехнулся старший брат.

Встал старший брат на рассвете и отправился в путь. Не заметил он, что младший за ним увязался. Так целый день они и шли. Вечером устроился старший брат на ночлег, костер развел, ужин сварил в котелке.

У младшего уже давно живот сводило от голода. Только он хотел из кустов выйти и во всем признаться, как появились двое разбойников. Связали они старшего брата, вещи его забрали и приготовились съесть его ужин.

Младший брат был в отчаянии. Тут он вспомнил, что старший брат учил его подражать голосам зверей и птиц. Набрал младший брат воздуха и зарычал тигром. Так зарычал, что у разбойников кровь в жилах застыла от страха. Бросились они бежать без оглядки и вещи побросали.

Вышел младший брат из кустов, а старший в страхе закричал:

– Беги, брат, спасайся! Пусть лучше тигр меня растерзает.

Засмеялся младший брат, развязал старшего и рассказал обо всем.

После ужина старший брат заботливо уложил младшего спасть, укрыл плащом и сказал: «Гол тот, у кого сзади нет брата».

Зависть.

Ребе Акиба подарил своей жене золотое запястье. Увидала это жена рабан Гамлиеля и, мучимая завистью, пришла и рассказала о запястье своему мужу.

– Друг мой, – заметил ей рабан Гамлиель, – а взяла ли ты пример с жены ребе Акиба, когда она косы свои отрезала и продала, чтобы дать возможность мужу спокойно заниматься изучением Торы?

Хлебец.

Муж с женой прожили вместе тридцать лет. В день тридцатилетия совместной жизни жена, как обычно, испекла небольшой хлебец. За завтраком она разрезала хлеб вдоль, намазала обе половинки маслом и, как обычно, собралась передать мужу верхнюю часть. Но на полпути рука ее остановилась.

Она подумала: «В день нашего тридцатилетия я хочу сама съесть верхнюю часть хлебца. Я мечтала об этом тридцать лет и заслужила верхнюю половинку: была примерной женой, вырастила прекрасных сыновей, содержала в полном порядке дом».

И она передала мужу нижнюю часть хлебца. Такого она никогда не позволяла себе за все тридцать лет совместной жизни.

А муж взял хлеб и сказал с улыбкой: «Какой неоценимый подарок ты сделала мне сегодня! Я с детства люблю нижнюю, поджаристую часть хлебца. Но всегда считал, что она по праву принадлежит тебе».

Любовь подобна цветам.

Не таите свою любовь и не возвышайте ее. Не будьте скупыми на любовь, иначе все потеряете. Наоборот, позвольте вашей любви цвести, делитесь ею, раздавайте ее, пусть она растет.

У великого короля было три сына, и он хотел выбрать одного в наследники. Это было очень трудно, потому что все трое были очень разумными и храбрыми. Невозможно было решить, кто достойнее. Тогда король обратился к великому мудрецу за советом, и тот дал ему идею.

Король вернулся домой и попросил всех троих сыновей прийти. Он дал каждому сумку цветочных семян и сказал, что собирается совершить паломничество:

– Оно займет несколько лет – это испытание для вас. Отдайте мне семена, когда я вернусь. И тот, кто лучше сохранит их, тот станет моим наследником.

И король отправился в паломничество.

Первый сын подумал:

– Что мне делать с семенами?

Он стал держать их в металлическом сейфе – когда отец вернется, они будут такими, как были.

Второй сын подумал:

– Если я буду хранить их так, как это делает мой брат, они умрут. А мертвые семена вообще не семена.

Он пошел в магазин, продал их и получил деньги. И при этом подумал:

– Когда придет мой отец, я пойду в магазин и куплю новых семян, я дам их отцу лучшими, чем они были.

А третий сын пошел в сад, посеял семена, и стал ухаживать за ростками, пока из них не выросли прекрасные цветы.

Через три года, когда отец вернулся, первый сын открыл свой сейф. Семена умерли и высохли. Отец сказал:

– Что это? Разве эти семена я дал тебе? Они должны быть способны расцвести цветами и дать прекрасный аромат – а эти семена абсолютно сухие! Это не мои семена!

Сын возразил, что это те же самые семена, но отец сказал:

– Ты – материалист.

Второй сын бросился в магазин, купил семян, вернулся домой и преподнес их отцу.

– Это не те же самые семена!… Твоя мысль лучше, но все же это не то качество, которое я хотел бы видеть в тебе. Ты – психолог.

Он пошёл к третьему сыну в большой надежде и страхе одновременно.

Третий сын повел отца в сад, где цвели миллионы цветов вокруг. И сын сказал:

– Это те семена, что ты дал мне. Как только они созреют, я соберу их и верну тебе.

Отец сказал:

– Ты – мой наследник. Вот так и нужно было поступать!

Запасающий ум не понимает жизнь, подсчитывающий ум теряет ее, но только творящий ум может понять ее суть. В этом красота цветов – они не могут быть запасены. Они олицетворяют истину, а ее нельзя накопить. Они символизируют любовь, а любовь нельзя сохранить.

Это не случайно, что цветы являются символом любви – во все века, во всех странах, в любых обществах. Любовь подобна цветам – если она зацвела в тебе – тебе нужно делиться ею, отдавать ее. И чем больше ты ее отдаешь, тем больше она растет в тебе. Если ты продолжаешь отдавать, придет день, когда ты станешь неизменным, бесконечным источником любви.

Если ты хозяин в доме.

Один еврей пришел к Дов Беру из Межерича и стал жаловаться, что его донимают нечистые мысли и нехорошие фантазии, которые мешают думать о хороших и святых вещах. Тот сказал:

– Тебе нужно поехать к рабби Зееву из Житомира.

Надо – значит надо. Рабби Зеев держал корчму недалеко от города, в одной из деревушек. Когда еврей добрался туда, была уже ночь. И как гость ни стучал, никто ему не открыл. Так и простоял он под дверью до утра.

Утром корчму открыли. Еврей зашел туда и, следуя совету маггида, попросил приют на несколько дней. Все это время хозяин, рабби Зеев, ничего не говорил, ни о чем не спрашивал. Ни мудрых советов, ни суровых наставлений. Еврей же все время думал, зачем маггид послал его сюда. И не найдя ответа, он решил уехать домой. Стоя у порога, он сказал хозяину:

– Маггид послал меня к Вам, а зачем – я не знаю.

Цадик Зеев из Житомира ответил:

– Я скажу тебе, зачем. Чтобы ты понял, что когда человек – хозяин в своем доме, то незваные гости к нему не войдут.

Лучше уксус друга, чем поцелуй врага.

Друг – это человек, который.

Любит тебя, несмотря на твои.

Достоинства.

Десять друзей вроде бы мало,

А один враг – много.

Не страшно сделать умного.

Своим врагом, страшно сделать.

Своим другом дурака.

Друга находит счастье,

А проверяет беда.

Если дружба закончилась —

Она и не начиналась.

Не пренебрегай соседом!

Некто, живший по соседству с очень щедрым человеком, надумал однажды продать свой дом. Когда явился покупатель, домохозяин сказал ему:

– Сколько ты намерен доплатить мне сверх стоимости дома за соседство со щедрым человеком?

Удивился покупатель:

– Где это слыхано, чтобы повышали цену за соседство!

Домохозяин ему ответил:

– Ты напрасно пренебрегаешь этим. Щедрый сосед восполнит все изъяны в твоем хозяйстве и освободит тебя от бремени долгов. Уходи, ты не достоин быть его соседом! Я не продам тебе своего дома.

Узнав об этом, щедрый человек прислал домохозяину тысячу шекелей (денежная единица Израиля).

– Израсходуй их на свои нужды, а дома не продавай, – сказал он.

Настоящая дружба.

Жила у человека собака. Она охраняла его дом и сад. Пришло время, и она состарилась. «Зачем мне держать ее», – подумал хозяин и решил ее утопить. Посадил хозяин собаку в лодку, привязал к ее шее камень и отвел лодку на середину реки. Собака все это время сидела и смотрела в лицо хозяина, как будто все понимала.

На середине реки он приподнял собаку и вместе с камнем бросил в реку. От резкого движения лодка опрокинулась, и хозяин очутился тоже в воде. Его тяжелая одежда намокла, и он стал тонуть. А собака, у которой камень соскочил с шеи, бросилась к нему и вытащила его на берег. Хозяин поднялся и пошел с собакой домой и уже до самой смерти поил и кормил ее.

Не делай зла вместо добра, и делай добро вместо зла!

Два друга.

В один момент два друга поспорили, и один из них дал пощёчину другому. Последний почувствовал боль, но ничего не говоря, написал на песке:

– Сегодня мой самый лучший друг дал мне пощёчину.

Они продолжали идти, и нашли оазис, в котором они решили искупаться. Тот, который получил пощёчину, едва не утонул и друг его спас. Когда он пришёл в себя, он написал на камне:

– Сегодня мой самый лучший друг спас мне жизнь.

Тот, кто дал пощёчину и который спас жизнь своему другу спросил его:

– Когда я тебя обидел, ты написал на песке, а теперь ты пишешь на камне. Почему?

Друг ответил:

– Когда кто-либо нас обижает, мы должны написать это на песке, чтобы ветры могли стереть это. Но когда кто-либо делает что-либо хорошее, мы должны выгравировать это на камне, чтобы никакой ветер не смог бы стереть это.

Научись писать обиды на песке и гравировать радости на камне.

Богатство, дружба и любовь.

Жил на берегу моря старец. Был он совершенно один, и никого у него не было на всём белом свете.

И вот однажды поздним вечером он услышал стук в дверь. Старик спросил:

– Кто там?

За дверью ему ответили:

– Это твоё богатство.

Но старец ответил:

– Когда-то я был сказочно богат, но это не принесло мне никакого счастья.

И не открыл дверь. На следующий день он вновь услышал стук в дверь.

– Кто там? – спросил он.

– Это твоя любовь! – услышал он ответ.

Но старец сказал:

– Я был любим, и сам любил безумно, но это мне не принесло счастья! – и опять не открыл дверь.

На третий день к нему снова постучали.

– Кто там? – спросил старик.

– Это твоя дружба! – услышал он в ответ.

Старец улыбнулся и открыл дверь:

– Друзьям я всегда рад.

Но вдруг… вместе с дружбой к нему в жилище вошли и любовь, и богатство.

И старец сказал:

– Но ведь я пригласил только дружбу!

На это вошедшие ответили ему:

– Ты столько лет прожил на земле, и до сих пор не понял одну простую истину? Только вместе с дружбой приходят и любовь, и богатство!

Ложь во благо.

Один купец пришел к своему другу-прорицателю, чтобы узнать, насколько удачной будет сделка, которую он наметил на следующий день.

– Вложи в дело, – сказал прорицатель, – лишь десятую часть тех денег, что ты собирался вложить. Доход будет тот же.

Послушался купец, вложил в дело десятую часть своих денег, да все эти деньги в конце концов и потерял.

Разгневанный купец вбежал в дом прорицателя, собираясь обрушить на того весь груз негодования и обиды.

Прорицатель уже поджидал купца у входа и, не дав ему сказать ни слова, обратился к нему со следующей речью:

– Не спеши дать волю своему гневу, хотя твоя натура охотнее отвечает чувствам, чем разуму. Предсказание мое сбылось, ведь истрать ты остальные девять частей, доход был бы тем же – ты все равно не получил бы ничего.

– Подлый обманщик! – не выдержал купец – Я потерял свои деньги, а этого не случилось бы, если бы ты предупредил, что сделка не принесет никакого дохода!

– Когда ты пришел ко мне, – ответил прорицатель, – по твоему поведению я понял, что ты уже принял решение об этой сделке, а, зная твою натуру, я не стал тебя отговаривать, ибо все мои усилия были бы напрасны. Но я твердо решил сохранить тебе большую часть денег, которые ты собирался потерять и поэтому посоветовал вложить в дело только десятую часть. Я не сказал тебе правды, так как человек верит лишь в то, во что хочет верить, и тогда умная ложь нужнее бесполезной правды. Пусть этот случай послужит тебе уроком, а потерянные деньги – напоминанием, чтобы в будущем помочь избежать многих превратностей судьбы, а то и разорения.

Недаром мудрые говорят:

– Умные друзья – счастливая жизнь.

Лошадки одной масти.

Ехал однажды магнат в роскошной карете, которую везла шестёрка породистых лошадей, купленных в разных странах. Карета завязла в трясине, и сколько кучер ни стегал лошадей, они не могли сдвинуться с места. Но тут появился крестьянин на телеге, которую везла пара лошадок, и с лёгкостью проехал через ту самую трясину. Магнат изумился и спросил крестьянина:

– В чём сила твоих лошадей?

И тот сказал ему:

– Ваши лошади, хоть и сильны в отдельности, но все разной породы, и нет между ними никакой связи. Каждая считает себя породистее другой и клонит в свою сторону: стегнёшь одну, а другая этому только радуется. А у меня лошадки простые, одной масти: кобыла со своим жеребёнком. Чуть пригрозишь кнутом одной из них, так другая все силы прикладывает, чтобы помочь той, что рядом.

Каменная глыба и путники.

Путник шел по крутой горной тропинке, и вдруг дорогу ему преградила упавшая сверху огромная каменная глыба. Он попробовал обойти ее сбоку, но у него ничего не вышло: слева был обрыв в глубокую пропасть, а справа поднимался вверх почти отвесный склон. Но, может быть, перелезть глыбу сверху? Нет, и это было невозможно. Он попытался освободить дорогу, сдвинув камень в сторону, и долго трудился. Он очень устал и весь обливался потом, но все его усилия оказались напрасными. Поняв, что ничего не может сделать, он присел на ствол упавшего дерева и печально сказал:

– Что станет со мной, когда придет ночь и я окажусь в этом пустынном месте без пищи, без укрытия и без защиты, когда хищные звери выйдут из своих укрытий в поисках добычи!

Душа его была охвачена горькими мыслями. Подошел другой путник, тоже попытался сдвинуть камень – и он ничего не добился.

Он молча присел рядом с первым, и голова его поникла на грудь.

А потом подошли еще несколько человек, но ни один из них не смог сдвинуть глыбу, и всех охватил страх.

Наконец один сказал остальным:

– Друзья мои, давайте помолимся нашему Отцу, Который пребывает на небе. Увидев, какая беда постигла нас, Он пожалеет нас!

И все по его совету помолились, опустившись на колени.

Потом он сказал:

– Братья мои, кто знает, может, вместе мы добьемся того, что не удалось каждому в отдельности?

Они встали и, дружно взявшись, столкнули громадный камень в пропасть. Больше он не загораживал им дорогу, и они смогли беспрепятственно продолжить путь.

Путник – это человек. Крутая тропинка, по которой он идет, – его жизнь. Каменная глыба – это препятствия, которые встречаются ему на каждом шагу.

Ни один человек, даже самый сильный, не мог сдвинуть с места каменную глыбу. Но Бог никогда не оставляет тех, кто повседневно с чистым сердцем обращается к Нему, и всегда помогает им. Когда люди объединились, помолившись Ему, вес каменной глыбы оказался таким, что они смогли сдвинуть ее.

Травинка и гвоздика.

Выросла травинка в кустах гвоздики и набралась от нее приятного запаха.

Спросили травинку, почему она стала так хорошо пахнуть.

И ответила травинка:

– Я дружила с гвоздикой и от нее перешел ко мне благоуханный запах.

Вот результат хорошей дружбы.

Молодой раввин и огонь.

Однажды весьма уважаемый раввин навестил младшего коллегу, известного своей исключительной набожностью. На старого человека произвела сильное впечатление погруженность молодого раввина в молитвы, в изучение древних книг, и его заинтересовала причина такого непоколебимого благочестия. Как объяснил радушный хозяин, полностью сосредоточившись на своих занятиях, он отгородил себя от внешних факторов, которые могли бы отвлечь его внимание. Действительно, гость заметил, что многие соседи молодого раввина заняты делами, весьма далекими от благочестия.

Молодой раввин так прокомментировал свои действия:

– Когда на улице холодно, можно согреться двумя способами. Первый – надеть меховую шубу, второй – разжечь огонь. Но теплая шуба будет греть только одного человека, а огонь согреет любого, кто к нему приблизится.

Кожаный мех и мыши.

Пока был жив ребе Иоханан бен Заккай, все пятеро учеников оставались при нем. После кончины его они переселились в Ямнию, за исключением Элазара бен Араха, который возвратился к жене своей, жившей в местности, богатой источниками и растительностью. Рассчитывал он, что товарищи придут к нему, и после напрасных ожиданий решил сам отправиться к ним. Но жена воспротивилась этому, говоря:

– Кто нуждается в ком?

– Они во мне.

– Итак: кожаный мех и мыши – кто к кому идет обыкновенно? Мыши к меху или мех к мышам?

Послушался Элазар жены и остался дома, пока не позабыл все, чему учился.

Через известное время явились товарищи и стали предлагать ему ученые вопросы. Но Элазар уже не умел отвечать им.

Мастер теряет критика.

Одного раввина прихожане считали человеком от Бога. Не проходило и дня, чтобы у дверей его дома не толпились люди в ожидании совета, исцеления или благословения этого святого человека. Каждый раз, когда раввин произносил слово, люди просто впивались взглядом в его губы, жадно ловили каждое его слово.

Тем не менее, в толпе прихожан нашёлся один человек, который никогда не упускал случая, чтобы покритиковать учителя. Он обращал внимание людей на слабости раввина, посмеивался над его недостатками – к великому смущению учеников, начавших принимать выскочку за воплощение дьявола.

Случилось так, что однажды «дьявол» заболел и умер. Все с облегчением вздохнули. Внешне люди выглядели скорбящими по случаю, но внутри они были рады, что больше этот неучтивый еретик не будет прерывать вдохновляющие речи учителя, не будет критиковать его поведение.

К большому удивлению верующих, на похоронах раввин искренне переживал. Позднее кто-то спросил его, не скорбел ли он по участи умершего.

– Нет, нет. С какой стати я должен скорбеть по нашему другу, который сейчас находится в раю? Я печалился о себе. Это был мой единственный друг. Меня повсюду окружают почитающие меня люди. Он был единственным, кто бросил мне вызов. Боюсь, что без него я просто перестану расти.

Письма-приглашения на свадьбу.

Один юноша очень гордился тем, что у него много друзей.

Когда он встретил свою любовь и решил жениться, подготовкой к свадьбе занимался его отец. Кроме прочего, отец также рассылал приглашения.

Пришел день свадьбы, но никто из друзей жениха так и не пришел. Парень рассердился и спросил у отца:

– Почему ты не пригласил моих друзей?

Отец ответил:

– Я пригласил. Но в письма я вложил не пригласительные открытки, а записки с просьбой о помощи.

Не задавай вопросов. слушая сказку.

Бог сотворил мужчину.

И отдыхал,

А сотворил женщину,

И все потеряли покой.

Лучше с умным носить.

Камни, чем с дураком.

Пить пиво.

Бойся козла спереди, коня —

Сзади, дурака – со всех сторон.

Идешь на день,

Бери хлеба на неделю.

Из трех пальцев больше одной.

Фиги не получится.

Два вопроса.

Некоего раввина с утра до вечера осаждали люди, так что у него совсем не оставалось времени ни для чтения, ни для созерцания, ни для медитации. Он не знал, что делать, пока ему в голову не пришла великолепная идея. Раввин повесил на дверь записку: «За два вопроса – сто долларов». Конечно, с того дня времени у него стало гораздо больше. Затем к нему пришёл богач и сказал:

– Рабби, вот сто долларов, но не кажется ли тебе, что это слишком большая сумма за два вопроса? На что раввин ответил:

– Кажется. А каков твой второй вопрос?

Господи, спокойной ночи Хасидская притча.

Ребе Фишль из Стрихова каждый вечер свершал один и тот же своего рода ритуал – перед сном неизменно выпивал стакан водки. Сначала благословлял доверху наполненный стакан, затем осушал его до дна и громко произносил, обращаясь к Богу: « Ле Хаим, Рибоно шел Олам» – «Источник Жизни и Жизнь всего живого! Доброй ночи, Рибоно шел Олам!» После чего, сполоснув стакан, отправлялся спать.

Когда об этом в городе стали повсюду судачить, ученики попросили своего ребе объяснить им смысл этих странных действий. Ребе Фишль спросил у них:

– Разделяет ли Бог человеческие страдания?

– Да, – ответили хасидим, – нас учили, что Бог страдает страданиями людей.

– А раз так, – продолжил ребе, – значит, Он и радостям нашим радуется?

И если б мир получал от страданий своих передышку на ночь, то и Бог мог бы обрести ночной покой, верно?

– Верно, – подтвердили ученики.

– Ну вот, я и желаю Творцу спокойной ночи, помогая Ему отойти ко сну. А Он, в свою очередь, даёт отдых всем страждущим мира сего!

Дохлый осёл.

Мойша купил за сто долларов осла у старого крестьянина. Крестьянин должен был привести ему осла на следующий день. Крестьянин пришёл, как договаривались, но без осла.

– Простите, но осёл подох.

– Ну, тогда верните мои сто долларов!

– Не могу – я уже их потратил.

– Хорошо, тогда просто оставьте мне осла.

– Но что вы будете с ним делать? – спросил старик.

–  Я разыграю его в лотерею.

– Но вы не можете разыграть в лотерею сдохшего осла!

– Могу, поверьте. Я просто никому не скажу, что он сдох.

Месяцем позже крестьянин встретил Мойшу.

– Что случилось с тем мертвым ослом?

–  Я разыграл его, как и говорил. Я продал пятьсот лотерейных билетов по два доллара за штуку и в результате получил 998 долларов прибыли.

– И что, никто не протестовал?

– Только один парень. Тот, который выиграл осла. Он очень рассердился. Ну, так я просто вернул ему его два доллара.

Невоспитанный джин.

Однажды раввин Нафтали и его жена Ребекка копались в огороде. Вдруг лопата раввина на что-то наткнулась, и он достал из-под земли старинную, запечатанную сургучом бутылку. Он её открыл, и оттуда выскочил джин.

– О, Нафтали! – воскликнул джин. – Как я тебе благодарен! 1000 лет я провёл в этой проклятой бутылке и дал себе слово: тому, кто меня из неё выпустит, я буду служить до скончания его дней! Проси, что хочешь!

– Полезай назад в бутылку, – ответил ему раввин.

Джин повиновался.

Нафтали крепко запечатал бутылку, привязал к ней камень, пошёл на берег моря и швырнул бутылку с джином как можно дальше, так, чтобы её невозможно было найти.

– Ты что?! – набросилась на него жена. – Зачем ты это сделал? Этот джин мог бы исполнить все наши желания!

– Во-первых, – ответил ей раввин, – что это за джин, который за 1000 лет даже не в состоянии выбраться из бутылки? Во-вторых, он пообещал мне служить до скончания моих дней. А вдруг через какое-то время ему покажется, что мои дни тянуться слишком долго? И в третьих, и это самое главное – он не представился.

«Мертвая» ящерица.

У прославленного мудреца Гиллеля был внук Гамлиэль, который стал почти таким же великим учёным, как и его дед.

Гамлиэля бен Шимона прозвали Гамлиэль хазакен – Гамлиэль-старший, потому что он был первым из шести мудрецов, носивших такое имя. А глубокие познания в Торе принесли ему титул рабан, что значит – наш учитель.

Рабан Гамлиэль глубоко чтил традиции.

Он говорил: «Сделай своим наставником того, кто сведущ в Законе, и избегай самостоятельно принимать решения в сложных случаях».

Он был великим мудрецом, и даже царь обращался к нему за советом.

Однажды к рабану Гамлиэлю прибежал человек из дворца:

– Рабби, беда. Во дворце будет пир, а мы нашли на царской бойне мёртвую ящерицу! Что делать?

Проблема была действительно серьёзной. Мертвая ящерица сделала бы непригодным всё мясо с этой бойни, так что царь и его гости остались бы без трапезы. Поэтому рабан Гамлиэль поспешил во дворец.

Придя на бойню, рабби увидел резника и слуг, столпившихся вокруг лежащей на столе неподвижной ящерицы. Подойдя ближе, рабан Гамлиэль сказал:

– Ну-ка пойдите и вылейте на неё холодной воды.

Слуги удивились, но так и сделали. Прошла секунда, другая – и вдруг «мёртвая» ящерица зашевелилась.

– Вот видите, – сказал тогда рабан Гамлиэль, – ящерица не умерла, а просто притаилась. Так что можете смело нести мясо на царскую кухню.

Лучшая молитва.

Однажды вечером, возвращаясь с базара, бедный фермер не обнаружил у себя молитвенника. Случилось так, что колесо его телеги сломалось прямо посреди леса, и он очень огорчился, что этот день придется прожить без молитвы.

Поэтому он придумал новую молитву:

– Господи, сегодня я совершил глупейший поступок. Утром я вышел из дому без своего молитвенника, а память у меня такая плохая, что я ничего не могу вспомнить. Поэтому я решил сделать так: я пять раз очень медленно прочту алфавит. Я прочту его тому, кто знает все известные молитвы, кто способен сложить буквы так, чтобы получилась молитва.

И сказал Господь ангелам:

– Из всех молитв, что я слышал от фермера, эта, несомненно, самая лучшая. Ибо в этот раз она шла из самого его сердца – искреннего и открытого.

«Украденное» ребро.

Однажды к рабану Гамлиэлю пришел римский император и сказал, что очень недоволен.

– Чем же ты недоволен? – спросил рабан Гамлиэль.

– Вашим Богом, ведь Он – вор!

– Да что ты говоришь? Что же Он украл?

– А вот сказано: «И навёл Господь Бог на человека крепкий сон; и, когда он уснул, взял одно из рёбр его» (Кн. Бытия 2:21).

Тут в разговор вступила дочь рабби Гамлиэля. Она попросила у отца разрешения ответить императору, и мудрец позволил ей говорить.

– О, великий император, не можешь ли ты позвать сюда судью? – обратилась она к правителю Рима.

– Зачем же тебе судья?

– Сегодня ночью к нам в дом залезли воры. Они украли серебряный кувшин.

Правда, взамен они подкинули нам золотой. Их нужно судить!

– О, я был бы не против, чтобы ко мне каждую ночь залезали такие воры, – возразил император.

– Пусть услышат твои уши то, что произносят твои уста! – сказала дочь рабби Гамлиэля. – Не это ли самое сделал Всевышний, да будет Он благословен. Он забрал у Адама всего одно ребро, а взамен дал женщину, которая будет всегда служить ему.

Аппетит праведника Хасидская притча.

Однажды ребе Авигдора Хальберштама, брата ребе Хаима из Цанза, пригласили на шаббат к человеку, прославившемуся своим богатством, но отнюдь не кротостью. Было известно, что этот человек очень груб со слугами, немедля увольняя за малейшую провинность.

В те дни было принято готовить для субботнего обеда чолент (густое жаркое). В знак уважения к почётному гостю горшочек с жарким кухарка поднесла ребе, с тем, чтобы именно он разложил блюдо по тарелкам хозяину, членам семьи и другим гостям.

Ребе глубоко вдохнул запах стряпни. Однако не стал раскладывать пищу по тарелкам, а взял ложку и попробовал прямо из горшка.

– Бесподобно! – воскликнул он и съел ещё немного. – Самый прекрасный чолент, какой мне доводилось пробовать!

Не обращая внимания на смутившихся гостей и самого хозяина, ребе съел всё жаркое из горшочка, не оставив никому ни крошки. Но вместо того, чтоб извиниться, обернулся к кухарке и сказал:

– Просто восхитительно! А нет ли ещё?

Растерянная женщина принесла остатки чолента, и ребе доел то, что ещё оставалось.

Все присутствующие были просто ошарашены. Никогда в этом доме гости не вели себя таким образом, и, конечно, никто не ждал подобной выходки от такого почтенного человека, как ребе Авигдор. Естественно, из уважения к нему все промолчали и отобедали халой.

Когда шаббат закончился, ребе и его ученики поблагодарили хозяев за гостеприимство и ушли. Как только они вышли за околицу местечка, хасидимы решились спросить учителя, как понимать его странные действия за столом.

– Едва горшочек с чолентом оказался у меня в руках, – сказал ребе, – я почувствовал запах керосина. Я тут же понял: кухарка в спешке приправила блюдо керосином вместо уксуса. Если бы хозяин попробовал этот чолент, то немедленно уволил бы девушку. Вот я и съел всё это варево, чтобы она не лишилась работы. Пусть думают обо мне что хотят, но мне её стало жалко. Теперь будут считать, будто девушка до того искусная повариха, что из-за её стряпни даже ребе ведёт себя как последний хазир (свинья).

Не дом, а рай!

Один человек пришёл к Мастеру и стал молить о помощи:

– Я в отчаянии. Я сойду с ума. Мы все живём в одной комнате: дети, жена, родственники. Наши нервы на пределе, все вопят и орут друг на друга. Не дом, а преисподняя!

– Обещаешь сделать всё так, как я скажу тебе? – подумав, спросил Мастер.

– Клянусь, я сделаю всё, что нужно.

– Отлично. Сколько у тебя животных?

– Корова, коза и шесть кур.

– Возьми их всех к себе в комнату. А через неделю придёшь.

Ученик пришёл в ужас. Но он должен сдержать клятву! Он забрал животных к себе в комнату.

Неделю спустя ученик пришёл к Мастеру: на него было жалко смотреть.

– Я больше не могу. Грязь! Смрад! Шум! Мы все на грани безумия!

– Иди домой, – сказал ему Мастер, – и выставь животных обратно.

Всю дорогу домой человек бежал.

На следующий день он снова пришёл к Мастеру: его глаза светились радостью.

– Как хороша жизнь! Животных нет. Тишина, чистота, простор! Не дом, а рай!

Маленький кусочек веревки.

Однажды купец купил себе в дом дорогую люстру. Хрустальная, украшенная драгоценными камнями, она стоила целое состояние. Люстру повесили в гостиной, а конец веревки зацепили за крюк на чердаке.

Однажды в дом купца пришел бедный мальчик и попросил старую одежду. Его отправили на чердак, где хранились ненужные вещи, и сказали:

– Выбирай, что понравится.

Мальчик набрал мешок одежды и начал оглядываться, чем бы перевязать его. Он заметил натянутую веревку и, недолго думая, перерезал ее. Раздался страшный грохот, и спустя мгновение хозяин примчался на чердак.

– Что ты натворил?! – закричал купец.

– Ничего, – ответил растерянно мальчик, – я только хотел отрезать маленький кусочек веревки.

– Ты получил свой кусок веревки, – мрачно ответил купец, – и разорил меня. На другом ее конце висела драгоценная люстра.

Небесный рецепт Хасидская притча.

Как-то раз, отправившись в Люблин к Хозе-провидцу, ребе Давид из Лелова по пути остановился у своего друга, которого должен был взять с собой. Тот жил очень бедно, но всё-таки попросил жену приготовить ужин для гостя.

Женщина растерялась. Всё, что у неё было, – это немного муки – ни щепотки соли, ни капли масла. Тем не менее, она пошла в лес, собрала хворост для печки, затем замесила муку с водой и наварила на ужин клёцок.

Уже вернувшись из Люблина, ребе Давид рассказал своей жене о путешествии и среди прочего сказал:

– Когда я ужинал у друга перед совместной нашей поездкой, его жена приготовила необычайное лакомство. Такое было ощущение, будто она приправила это блюдо специями из Ган Эден (Сада Эдема). Никогда не ел ничего подобного!

Зная о мистическом складе ума своего мужа и о том, как трудно произвести на него впечатление явлениями этого мира, жена ребе поняла, что ему довелось попробовать действительно редкостное угощение, и при случае решила выведать рецепт.

– Какой рецепт? – удивилась жена друга ребе. – Это была мука с водой.

– Нет, нет, мой Давид сказал, что вкус был такой, словно ты приправила пищу специями из Ган Эден!

Внезапно глаза той женщины округлились от осенившей её догадки.

– Господь небесный – воскликнула она. – Собирая хворост для печи, я молилась, говоря: «Господин вселенной, мне нечем почтить ребе Давида, но у Тебя есть Эдемский Сад. Пожалуйста, если можно, добавь немного специй в мои клёцки, чтобы они понравились нашему гостю». Похоже, Господь услышал мою молитву.

Куда делся конь?

Царевич купил чистокровного скакуна и, чтобы уберечь его от воров, поместил в конюшне из кирпича, охраняемой вооруженным сторожем. Как-то ночью царевич не мог заснуть и решил прогуляться. Проходя мимо конюшни, он обратил внимание на сторожа: тот, казалось, был чем-то взволнован.

– Эй! – окликнул его царевич. – Что с тобой?

– Меня тревожит один вопрос. Когда вбивается в стену гвоздь, куда девается известка?

– Вопрос важный, – заметил царевич. – Хорошо, что ты думаешь об этом.

Он вернулся во дворец, но час спустя, не сумев заснуть, снова отправился на прогулку. Сторож сидел у конюшни, обхватив голову руками, погруженный в раздумье.

– А теперь, – обратился к нему царевич, – о чем ты думаешь теперь?

– Ну, понимаете, это похоже на мой первый вопрос. Когда вы едите бублик, что происходит с дыркой?

– Это сложный вопрос, – задумался царевич. – Хорошо, что ты интересуешься этим.

Страдающий бессонницей царевич в третий раз пришел к конюшне и снова застал сторожа в затруднительном положении.

– Еще вопрос? – спросил царевич.

– Да, и вот о чем. Я говорю самому себе, что конюшня – здесь, стены – здесь и я здесь. Но конь, куда же делся конь?

Приёмный сын царя.

Жил некогда царь, у которого не было детей. И вот послал он своих советников найти умного мальчика, чтобы усыновить и сделать наследником.

Советники обошли страну, перевидали много разных мальчиков, но ни один им не понравился. Осталось им побывать только в маленькой деревушке на краю царства. Пришли они туда и на пороге бедной лачуги увидели мальчика.

Спросили советники мальчика, где его отец.

– Жизнь сеет, – отвечает он.

– Как это «жизнь сеет»? – удивились советники.

– Хлеб сеет в поле. Соберёт урожай – будет чем жить!

Спросили тогда советники мальчика, где его мать.

– Слёзы в долг отдаёт, – ответил он.

– Как это «слёзы в долг отдаёт»? – опять удивились советники.

– А вот так: сосед у нас помер, мать пошла его оплакивать. А когда она помрёт, соседи её оплачут.

Попросили советники мальчика вынести им поесть и вина налить немного, а он говорит:

– Сначала коней к лозам привяжите, тогда налью вина.

Советники обошли всё кругом – нет нигде виноградника. Вернулись они к мальчику и говорят:

– Нет нигде ни виноградника, ни лозы!

– Так откуда же взяться у нас вину?

Понравился советникам находчивый, смышлёный мальчик, понравились его разумные слова.

– Такой умный мальчик достоин быть наследником, – сказали они и увезли его к царю.

Притча о свече.

Наступил вечер. Некий человек взял маленькую свечку и начал взбираться с ней по длинной винтовой лестнице.

– Куда мы идем? – спросила свечка.

– Мы взбираемся на башню, чтобы осветить кораблям путь в гавань.

– Но, ни один корабль в гавани не сможет увидеть мой свет, – возразила свеча.

– Хоть твой огонек и невелик, – сказал человек, – все же продолжай гореть так ярко, как сможешь, остальное же оставь за мной.

Так беседуя, они достигли вершины лестницы, и подошли к большой лампе.

Человек зажег лампу при помощи маленькой свечки, и вскоре большие отполированные зеркала за лампой отразили лучи от маленькой свечки, и свет ее распространился на мили вокруг и вглубь моря, освещая путь кораблям и путешественникам.

Как маленькая свечка или даже спичка могут разжечь огромный костер и указать путь сотням людей, так и малое пламя твоего душевного тепла и хорошего примера сможет в принципе изменить жизнь, мировоззрение и судьбу людей, даже если ты сам этого еще и не осознаешь в полной мере.

Просто будь светом для окружающих тебя людей, как тот маячок, который радостно направлял корабли в безопасную гавань.

Двое в трубе.

В середине 20-х годов молодой еврей пришёл к известному нью-йоркскому раввину и заявил, что хочет изучить Талмуд.

– Ты знаешь арамейский? – спросил раввин.

– Нет.

– А иврит?

– Нет.

– А Тору в детстве учил?

– Нет, ребе. Но вы не волнуйтесь. Я закончил философский факультет Беркли и только что защитил диссертацию по логике в философии Сократа. А теперь, чтобы восполнить белые пятна в моих познаниях, я хочу немного поучить Талмуд.

– Ты не готов учить Талмуд, – сказал раввин. – Это глубочайшая книга из всех, написанных людьми. Но раз ты настаиваешь, я устрою тебе тест на логику: справишься – буду с тобой заниматься.

Молодой человек согласился, и раввин продолжил.

– Два человека спускаются по дымоходу. Один вылезает с чистым лицом, другой – с грязным. Кто из них пойдёт умываться?

У молодого философа глаза на лоб полезли.

– Это тест на логику?!

Раввин кивнул.

– Ну, конечно, тот, у кого грязное лицо!

– Неправильно. Подумай логически: тот, у кого грязное лицо, посмотрит на того, у кого лицо чистое, и решит, что его лицо тоже чистое. А тот, у кого лицо чистое, посмотрит на того, у кого лицо грязное, решит, что сам тоже испачкался, и пойдёт умываться.

– Хитро придумано! – восхитился гость. – А ну-ка, ребе, дайте мне ещё один тест!

– Хорошо, юноша. Два человека спускаются по дымоходу. Один вылезает с чистым лицом, другой – с грязным. Кто из них пойдёт умываться?

– Но мы уже выяснили – тот, у кого лицо чистое!

– Неправильно. Оба пойдут умываться. Подумай логически: тот, у кого чистое лицо, посмотрит на того, у кого лицо грязное, и решит, что его лицо тоже грязное. А тот, у кого лицо грязное, увидит, что второй пошёл умываться, поймёт, что у него грязное лицо, и тоже пойдёт умываться.

– Я об этом не подумал! Поразительно – я допустил логическую ошибку! Ребе, давайте ещё один тест!

– Ладно. Два человека спускаются по дымоходу. Один вылезает с чистым лицом, другой – с грязным. Кто из них пойдёт умываться?

– Оба пойдут умываться.

– Неправильно. Умываться не пойдёт ни один из них. Подумай логически: тот, у кого лицо грязное, посмотрит на того, у кого лицо чистое, и не пойдёт умываться. А тот, у кого лицо чистое, увидит, что тот, у кого лицо грязное, не идёт умываться, поймёт, что его лицо чистое, и тоже не пойдёт умываться.

Молодой человек пришёл в отчаяние.

– Ну поверьте, я смогу учить Талмуд! Спросите что-нибудь другое!

– Ладно. Два человека спускаются по дымоходу:

– О Господи! Ни один из них не пойдёт умываться!!!

– Неправильно. Теперь ты убедился, что знания логики Сократа недостаточно, чтобы учить Талмуд? Скажи мне, как может быть такое, чтобы два человека спускались по одной и той же трубе, и один из них испачкал лицо, а другой – нет?! Неужели ты не понимаешь? Весь этот вопрос – бессмыслица, как и вся твоя философия, и если ты тратишь жизнь, отвечая на бессмысленные вопросы, то все твои ответы тоже будут лишены смысла!

Восхождение.

Один любимый прихожанами раввин вспоминал, как в детстве играл с другими детьми. Все они взбирались вверх по лестнице. Все, кроме будущего раввина, боялись подниматься слишком высоко.

Позднее дедушка спросил его:

– Почему ты не боялся залезть выше других?

– Потому что они, поднимаясь вверх, смотрели вниз, – объяснил мальчик. – Они видели, как высоко забрались, и поэтому испугались. Я же поднимался и смотрел вверх. Мне казалось, что я нахожусь еще низко, и это побуждало меня продолжать восхождение.

Зрячий и слепой.

Шли одним путём зрячий и слепой. И сказал зрячий слепому:

– Когда мы войдём в дом, ты зажжёшь свечу и посветишь мне.

– Помилуй, друг! – возразил слепой. – Когда мы были в пути, ты был единственной поддержкой мне; ты указывал мне дорогу, пока мы дошли до дома, а теперь ты мне, слепому, говоришь, чтобы я светил тебе!

–  Я для того говорю это, – ответил зрячий, – чтобы дать тебе возможность хотя бы чем-нибудь вознаградить меня за услуги, оказанные тебе мною.

Царский обед.

Однажды царь сообщил придворным о предстоящем у него обеде, на который их и пригласил. При этом, однако, царь не объявил, когда именно этот обед состоится, а просил их быть наготове по первому зову. Одни из придворных, более умные, подумали, что у царя недостатка на приготовления к обеду не бывает, а потому могут быть позваны ежечасно. На этом основании они, не откладывая ни минуты, позаботились о том, чтобы предстать к царскому обеду в приличном виде. Другие же, менее умные, рассудили, что никогда обеда без особых приготовлений не бывает, а потому они еще успеют позаботиться о своих одеждах. Между тем приглашение последовало совершенно неожиданно.

Первые обрадовались своей предусмотрительности и явились к царю в подобающем виде, за что были допущены к обеду. Вторые же были вынуждены явиться в неприличном виде, и в наказание за это им оставалось только глядеть на то, как другие обедают. Предусмотрительность ещё никому не мешала.

Лисица и рыбы Хасидская притча.

Вышел от Рима указ, запрещающий евреям заниматься изучением Торы.

Некий Папус бен Иуда, видя, как раби Акива продолжает по-прежнему устраивать собрания и всенародно преподавать Святое учение, говорит ему:

– Раби! Неужели ты не боишься гнева императора?

– Папус, – ответил р. Акива, – люди считают тебя умным человеком, а рассуждаешь ты не лучше любого глупца. Слушай, скажу тебе притчу:

Шла лисица по берегу реки и видит – рыбки мечутся туда-сюда в большой тревоге. И спрашивает лисица:

– От кого это вы бежите, рыбки?

– Спасаемся, – отвечают они, – от сетей, закинутых в реку, чтоб изловить нас.

– Так выходите лучше на берег, – советует лисица, – заживём мы мирно вместе, как жили когда-то мои и ваши предки.

Отвечают рыбки:

– Про тебя, лисица, говорят, что ты умнейшее из животных, а рассуждаешь ты не лучше любого глупца. Ты рассуди: если в реке, где нам жить назначено мы очутились в такой опасности, то как же мы решимся выйти на сушу, где верная гибель нас ждёт?

Точно так же и я отвечу тебе, Папус: если и теперь, продолжая изучать Тору, в которой залог жизни и долгоденствия нашего, нам приходится трепетать за свою жизнь, то что же будет с нами, когда мы сами откажемся от Святой Торы нашей?

Пыль на зеркале.

Учитель отправил своего главного ученика к главному раввину на последнее испытание. Ученик спросил:

– Что это за испытание? Что я должен там делать.

Учитель ответил:

– Иди и просто наблюдай за всем, что там происходит, и расскажи мне. Это решит, станешь ли ты моим преемником или нет.

Ученик отправился на испытание к главному раввину. Он наблюдал всё. Придя к учителю, он рассказал:

– Я видел, что раввин заставляет протирать пыль каждый вечер и утро.

Я спросил его:

– Вы протирали пыль всего несколько часов назад, зачем снова это делать?

Раввин ответил:

– Пыль собирается каждое мгновение, поэтому нужно избавляться от нее в любую свободную минуту. Ты всегда найдёшь собравшуюся пыль.

И я пришёл к выводу, что вы были совершенно правы, послав меня к главному раввину. То же самое происходит и с умом: его нужно очищать каждую секунду, потому что каждую секунду пыль – по своей природе – продолжает собираться.

В холодный день – мёрзнуть.

Однажды в очень холодный день раввин и его ученики грелись у костра. Один из учеников, повторяя учение своего мастера, воскликнул:

– Я точно знаю, что нужно делать в такой холодный день!

– Что? – спросили остальные.

– Греться! Но я также знаю, что нужно делать, если это невозможно.

– Что?

– Мёрзнуть.

Вывод старой еврейки.

Старая еврейка летела в самолёте рядом с одним шведом и пристально рассматривала его. Наконец она заговорила:

– Извините, вы случайно не еврей?

– Нет, – ответил швед.

Через несколько минут она вновь спросила:

– И всё же, скажите, вы не еврей?

– Нет, я же сказал вам.

– Всё же я думаю, что вы еврей.

– Ну хорошо, я еврей, – ответил швед, желая избавиться от назойливой соседки.

Она посмотрела на него внимательно и сказала:

– Нет, вы всё-таки не еврей!

Чистота телесная.

Каждый раз, когда Гиллель уходил из академии, сопровождавшие его ученики спрашивали:

– Куда идешь ты, учитель?

– Иду совершать угодное Богу дело, – отвечал Гиллель.

– Какое именно?

– Купаться.

– Разве это такое богоугодное дело?

– Бесспорно. Статуи царей моют и чистят. А человеку, который это делает, оплачивают его труд, и пользуется он почетом. И человек должен соблюдать свою чистоту, ведь создан он по образу и подобию Божию.

Золотые монеты и уговор.

Жил в местечке человек, который любил изучать Тору. Было у него своё дело, жена помогала ему, и всё шло как по маслу. Но однажды он разорился. Чтобы прокормить любимую жену и детей, он поехал в дальний город и стал учителем в хедере. Учил детей ивриту.

В конце года получил он заработанные деньги – сто золотых монет – и хотел послать их любимой жене, но в те времена ещё не было почты. Тот, кто хотел послать деньги из одного города в другой, должен был передать их с кем-нибудь, кто туда ехал, заплатив, конечно, за услугу.

Как раз через тот город, где знаток Торы учил детей, проходил разносчик мелких товаров, и учитель спросил его:

– Куда держите путь?

Разносчик назвал разные города, среди которых оказался и тот, где жила семья учителя. Учитель попросил передать жене сто золотых монет. Разносчик отказался, но учитель стал его уговаривать:

– Господин хороший, моя бедная жена в страшной нужде, не может прокормить детей. Если вы возьмёте на себя труд передать эти деньги, можете дать ей из ста золотых монет сколько сами захотите.

Жадный разносчик согласился, полагая, что сумеет провести учителя Торы.

– Ладно, – сказал он, – только с условием: напишите жене, что я могу дать ей из этих денег сколько сам захочу.

У бедного учителя выхода не было, и он написал жене такое письмо: «Посылаю сто золотых монет с условием, что этот разносчик мелких товаров даст тебе из них сколько сам захочет».

Прибыв в местечко, разносчик позвал жену учителя, вручил ей письмо и сказал:

– Вот письмо от вашего мужа, а вот деньги. По нашему уговору я должен дать вам из них сколько сам захочу. Вот я и даю вам одну монету, а девяносто девять оставлю себе.

Бедная женщина просила сжалиться над ней, но у разносчика было не сердце, а камень. Он оставался глухим к её мольбе и твердил, что муж её согласился на такое условие, поэтому у него, разносчика, есть полное право дать ей столько, сколько он захочет. Так что и одну-то монету он отдаёт по доброй воле.

Жена учителя повела разносчика к главному раввину местечка, который славился своим умом и находчивостью.

Внимательно выслушал раввин обе стороны и стал уговаривать разносчика поступить по законам милосердия и справедливости, но тот и знать ничего не желал. Вдруг раввина осенила мысль.

– Покажи-ка письмо, – сказал он.

Он долго и внимательно читал его, потом сурово посмотрел на разносчика и спросил:

– Сколько из этих денег ты хочешь взять себе?

– Я уже сказал, – ответил жадный разносчик, – девяносто девять монет.

Раввин встал и сердито сказал:

– Раз так, значит, их ты должен отдать, согласно уговору, этой женщине, а себе взять только одну монету.

– Справедливость! Где справедливость? Я требую справедливости! – закричал разносчик.

– Чтобы соблюсти справедливость, нужно выполнить уговор, – сказал раввин. – Тут чёрным по белому написано: «Дорогая жена, разносчик даст тебе из этих денег столько, сколько захочет сам». Сколько ты хочешь? Девяносто девять монет? Вот и отдавай их. И делу – конец!

Все предрешено… осталось лишь выбрать.

Если ты веришь в себя —

Ты владелец удачи,

Если веришь в Создателя —

Пред тобою весь Мир.

Душа невидима, но она,

И только она – видит.

Вы говорите – время идет.

Безумцы – это вы проходите.

Господи! Помоги мне.

Встать на ноги —

Упасть я могу и сам.

…И там, где нет людей,

Постарайся быть человеком.

Знаток Хасидская притча.

Как-то раз Моня Монисзон, богатый торговец бриллиантами, приехал к своему ребе, Шалом Беру из Любавичей. Ему не терпелось показать наставнику недавно приобретённые бриллианты, в надежде, что тот похвалит его за успехи в бизнесе. Однако ребе почему-то восторженно превозносил при нём добродетели совсем других людей – простых работников, которых Моня Монисзон даже отчасти презирал за недостаток образованности.

– Ребе, – наконец не выдержал Моня, – не понимаю, что вы нашли в этих людях. Это же просто хамы и невежды.

– Но у каждого из них, – ответил ребе, – есть и немало достоинств.

– Не знаю, не знаю, лично я не вижу ни единого.

Воцарилось недолгое молчание, а затем ребе Шалом сказал:

– Ну что ж, Моня, покажите-ка мне ваши новые камни.

Моня Монисзон с готовностью развязал бархатный мешочек и высыпал на письменный стол мерцающие как звезды бриллианты. Выбрав один из них, он поднёс камень к солнечному лучу из окна и сказал:

– Взгляните, ребе. Вот этот особенно хорош.

– Что-то я не вижу в нём ничего такого особенного, – заметил ребе.

– Да оно, наверное, и неудивительно, дорогой ребе. Нужно быть хорошим знатоком драгоценных камней, чтобы понять, что именно придаёт им особую ценность.

– Так вот, мой дорогой Моня, каждый из нас – драгоценный камень, – сказал ребе. – И чтоб увидеть истинную ценность человека, нужно быть знатоком людей, как и в случае с вашими бриллиантами.

Свет.

Как-то раз к Баал Шем Тову по срочному делу приехала делегация старейшин из далекого города. Выслушав их жалобу, он раскрыл лежавшую перед ним на столе Тору. Едва заглянув в текст, он тут же закрыл книгу, а затем не только подсказал посетителям решение проблемы, но и подробно описал, как будет развиваться ситуация в ближайшие месяцы.

Действительно, все произошло именно так, как предсказал Бешт.

Спустя какое-то время старейшины снова приехали к Баал Шем Тову, чтобы поблагодарить его за участие и совет. Один из них спросил:

– Учитель, когда мы задали свой вопрос, вы заглянули в Тору. И что, эта священная книга подсказала вам, как будут развиваться события и как нам на них следовало реагировать?

– Нас учили, что Господь создал мир посредством света, – отвечал Баал Шем Тов. – Светом был мир пронизан от края до края. Здесь и там, вчера и завтра – все было озарено. Но Бог увидел, что мир недостоин этого, что если до света доберутся низкие и злые люди, бедствия грозят всему мирозданию. И тогда Он спрятал свет, чтобы к нему могли обрести доступ только цадики (святые) будущего, – те немногие, что способны правильно им воспользоваться. Где же спрятан свет? В Торе. Если человек смотрит в эту книгу, Тора – только ради нее самой, без каких бы то ни было эгоистических побуждений, его путь освещен: перед ним открыты прошлое и будущее, время и пространство. Цадик видит мир так же, как видит его Бог, – сотворенным из света.

Взгляд и вздох.

Жили по соседству два еврея. Один из них был знатоком Торы, а другой – бедным работником.

Учёный сосед вставал до зари и спешил в синагогу. После нескольких часов занятий он долго и беззаветно молился, отправлялся домой, наскоро завтракал и возвращался в синагогу, чтобы заниматься до обеда. Затем он шёл на рынок, где заключал небольшие сделки, обеспечивавшие ему средства для удовлетворения насущных потребностей, и возвращался в синагогу. Вечером, после молитвы и трапезы, он снова засиживался над священными книгами до глубокой ночи.

Бедный сосед также вставал рано. Но его положение не позволяло ему уделять много времени изучению Торы. Несмотря на то, что он много работал, ему едва удавалось заработать на хлеб. Поспешно помолившись на рассвете с первым миньяном, он приступал к работе, которая отнимала у него весь день и большую часть ночи. В субботу, когда у него, наконец, появлялась возможность взять книгу в руки, он быстро засыпал от усталости.

При встрече во дворе учёный сосед бросал удовлетворённый взгляд на бедного работника и спешил к своим праведным занятиям. Бедный вздыхал и думал: «Какой я несчастный, и какой он счастливый. Мы оба спешим, он – в синагогу, а я – по своим земным делам».

Но вот эти два человека завершили своё пребывание на земле, и их души предстали перед Небесным Судом, где жизнь каждого человека взвешивается на чаше весов Божественного Правосудия.

Ангел-адвокат положил на правую чашу весов главные добродетели учёного: многочисленные часы изучения Торы, молитвы, умеренность, честность. На левую чашу ангел-обвинитель положил единственный предмет: удовлетворённый взгляд, который учёный время от времени бросал на соседа. Левая чаша медленно начала опускаться, сравнялась с правой, а затем перетянула её, хотя груз на той был весьма тяжёлый.

Когда бедный работник предстал перед Судом, ангел-обвинитель положил на левую чашу весов его жалкую, духовно ничтожную жизнь. Ангел-адвокат мог предложить лишь один предмет: печальный вздох, издаваемый работником при встрече с учёным соседом. Но именно этот вздох и уравновесил всё, что лежало на левой чаше, поднимая и оправдывая каждое мгновение тяжкого труда и нищеты, испытанных при жизни этим работником.

Абсолютная уверенность Хасидская притча.

Однажды хасидим спросили своего ребе, Элимелеха из Лизенска, уверен ли он, что ему уготовано место в Грядущем мире.

– Какие могут быть сомнения!? – ответил тот без малейших колебаний.

– А откуда такая уверенность, ребе?

– Умерев в этом мире, мы предстанем пред небесным судом, и божественные судьи станут спрашивать о Торе, авода и мицвос (Письменном и Устном Законе, утренней, полуденной и вечерней молитве, заповедях, данных Богом). Если ответить на эти вопросы как следует, попадёшь в Грядущий мир.

– И ты знаешь эти вопросы, ребе? – спросили ученики.

– Да.

– И знаешь, как отвечать?

– Да.

– И скажешь нам ответы?

– Вопросы одинаковы для всех. А отвечать каждый должен по-своему. Но я могу рассказать вам, что намерен говорить судьям я. Они спросят: «Ребе, изучал ли ты Тору так, как мог бы?» Я честно отвечу: «Нет». Потом спросят: «Ребе, до конца ли ты отдавался Богу в молитве?» И я снова честно отвечу: «Нет». И в третий раз спросят: «А соблюдал ли мицвос и при всякой ли возможности творил добрые дела?» Конечно, я отвечу: «Нет». И тогда мне скажут: «Что ж, выходит, ты не лжив. И уже хотя бы за это – добро пожаловать в Грядущий мир».

Своя правда.

Поспорили двое, пришли к ребе и попросили рассудить их.

– Разреши наш спор. Сосед отнял у меня землю, которую обрабатывал еще мой отец, но ведь она принадлежит мне.

– Ты прав, – ответил ребе.

Тогда заговорил второй:

– Эта земля принадлежала еще моему деду, который на время дал ее в пользование его отцу. Потому я и отнял ее.

– Ты прав, – ответил ребе.

Тогда жена ребе удивилась:

– Что ты такое говоришь? Не могут же оба быть правы!

– И ты права, – ответил ребе.

Подумай трижды.

Один человек пришел к мудрецу и спросил:

– А знаешь что мне сказал о тебе твой друг?

– Подожди, – остановил его мудрец. – Просей сначала то, что собираешься сказать, через три сита.

– Три сита?

– Прежде чем что-нибудь говорить, нужно трижды просеять это. Во-первых, через сито правды. Ты уверен, что то, что ты скажешь, правда?

– Нет. Просто я слышал.

– Очень хорошо. Значит, ты не знаешь, правда это или нет. Тогда просеем через второе сито – сито доброты. Ты хочешь сказать о моем друге что-то хорошее?

– Нет! Напротив!

– Значит, – продолжал мудрец – ты собираешься сказать о нем что-то плохое, но даже не уверен, что это правда. Попробуем третье сито – сито пользы. Так ли уж необходимо мне услышать то, что ты хочешь рассказать?

– Нет, в этом нет необходимости.

– Итак, – заключил мудрец, – в том, что ты хочешь сказать, нет ни доброты, ни пользы, ни необходимости. Зачем тогда говорить?

Горы у моря.

Тысячи ручьёв, рек, потоков и водопадов берут своё начало высоко в горах. Поэтому горы зазнались и стали кичиться тем, что спускают со своих хребтов воды, наполняющие море, которое лежало у их подножья.

– Эй ты, пустопорожняя лохань, – сказали заносчивые горы спокойному морю. – Представляешь себе, что будет с твоими берегами, если бурные реки, что берут у нас начало, не наполнят тебя? Станешь сухой ямой – и только!

Что же ответило море на такое бахвальство? Ничего. Слишком много дел у него было, где уж тут отвечать! Влагу нужно посылать в небо, чтобы оседала в горах, тучи водой наполнять, чтобы поили дождём всё те же горы, которые смотрят на море сверху вниз.

Выбор креста.

Был один простодушный поселянин, который жил трудами рук своих, но зарабатывал очень мало: едва хватало на еду для всей семьи.

Раз пошёл он к берегу моря, присел на камень и стал смотреть, как к пристани подходили большие корабли с богатыми товарами, и как потом эти товары выгружали и везли в город для продажи.

И запала ему в голову грешная мысль: «Зачем Господь одним людям послал богатство и всякое довольство, а других оставил жить в бедности?».

И начал он роптать на свою горемычную долю.

Между тем полуденное солнце сильно пекло; бедняка стала одолевать дремота, и он незаметно заснул. И снится ему, что стоит он у края высокой горы; подходит к нему почтенный старец с длинною бородою и говорит ему:

– Иди за мной!

Он послушался и пошёл за ним. Долго они шли и, наконец, пришли на такое место, где лежало великое множество крестов всякого вида и различной величины. Были кресты большие и малые, золотые и серебряные, медные и железные, каменные и деревянные. И говорит ему старец:

– Видишь, сколько здесь крестов? Выбирай себе любой и неси его на вершину той самой горы, которую ты видел пред собой.

Взглянул наш простец на золотой крест: такой он красивый, точно красное солнышко блестит. Понравился ему этот крест, и он хотел взять его на плечи, но, сколько ни трудился, не мог этот крест не только поднять, но и с места сдвинуть.

– Нет, – говорит ему старец, – видно, не внести тебе этого креста на гору. Бери другой – серебряный. Может быть, он будет по силам.

Взял простец серебряный крест. Этот был, правда, легче золотого, но всё-таки и с ним он ничего не мог поделать. То же было и с медным, и с железным, и с каменным крестами.

– Нечего делать, – говорит ему старец, – бери один из деревянных крестов.

Тогда взял себе простец самый малый из деревянных крестов и легко и скоро отнёс его на ту гору. Обрадовался он, что нашёл, наконец, один крест по своим силам, и спросил старца:

– А какая награда мне будет за это?

– Чтобы ты сам рассудил, чем наградить тебя, – отвечал ему тот, – я открою тебе, что это за кресты, которые ты видел.

Золотой крест, который так тебе сначала приглянулся, – это царский крест. Ты себе думаешь: как хорошо и легко быть царём. А того не соображаешь, что царская власть – самый тяжёлый крест.

А серебряный крест – это крест всех тех, кто властью облечён, – это крест пастырей Церкви Божией, крест ближайших слуг царёвых. У всех них тоже много забот и скорбей.

Медный крест – это крест всех тех, кому Бог богатство послал. Ты вот им завидуешь и думаешь, какие они счастливые. А богатым тяжелее жить, чем тебе.

Тебе, после своих трудов, можно спокойно уснуть: никто не тронет твоей убогой хаты и твоего малого добра. А богатый человек всегда – и днём и ночью – боится, как бы кто-нибудь не обманул его, не обокрал, не поджёг его дом. Кроме того, богатый за богатство своё ответ Богу даст: как он своё богатство употребляет. А случится беда – обнищает богач: сколько скорбей тогда на него обрушится!

А вот железный крест – это крест людей военных. Порасспроси тех, которые бывали на войне, и они скажут тебе, как им часто приходилось проводить ночи на голой, сырой земле, терпеть голод и холод.

Каменный крест – это крест людей торговых. Тебе нравится их жизнь, потому что им не приходится работать, как тебе? Но разве не бывает, что едет купец за море, тратит весь свой капитал на товар, а товар весь гибнет от кораблекрушения, и возвращается несчастный купец домой совершенным бедняком?

А вот деревянный крест, который ты так легко внёс на гору, это и есть твой крест. Ты жаловался, что жизнь у тебя трудная, а теперь вот видишь, что она гораздо легче, чем жизнь других людей.

Знал сердцеведец Господь, что во всяком другом звании и положении ты погубил бы свою душу, вот Он и дал тебе крест самый смиренный, самый лёгкий – крест деревянный.

Итак, ступай и не ропщи на Господа Бога за свою бедную долю. Господь даёт каждому крест по его силам – сколько кто может снести.

При последних словах старца поселянин проснулся, поблагодарил Бога за вразумительный сон и с того времени никогда больше не роптал на судьбу.

Шутка.

Один старый еврей похоронил жену. Горюет и плачет год, другой. Увидел это ребе Шолом и пригласил его в хедеру к своим любимым ученикам. И рассказал ребе им одну историю, которая развеселила каждого. Когда он ее закончил, кто-то из слушателей громко хохотал, кто-то тихо смеялся, а кто-то просто широко улыбался.

Минут через 15 ребе снова рассказал ту же смешную историю. На этот раз всего несколько человек засмеялись, кто-то улыбнулся, но большинство удивленно переглянулись, пожав плечами. Кто-то даже нахмурился, подумав, что что-то с памятью у учителя.

Через полчаса мудрец в третий раз рассказал ту же шутку, но не смеялся уже никто. Ребе Шолом улыбнулся и сказал вдовцу:

– Смеяться постоянно от одной и той же шутки не может никто. Так зачем же ты постоянно оплакиваешь одно и то же горькое событие?

Виночерпий.

Однажды, на свадьбе у сына рабан Гамлиеля сидели за столом трое учёных: рабби Элиэзер, рабби Иошуа и рабби Саддок, и сам рабан Гамлиель наливал гостям вино в бокалы.

Подал рабан Гамлиель бокал рабби Элиэзеру, но тот бокала не принял; подал рабби Иошуа – этот принял.

– Допустимо ли это, Иошуа? – обратился к нему рабби Элиэзер. – Мы сидим, а учитель наш рабан Гамлиель стоит и вино нам наливает!

– Мы знаем человека более великого, – возразил рабби Иошуа, – который прислуживал своим гостям: Авраам был величайшим человеком своего времени, и про него сказано: «И сам стоял перед ними». Скажешь, может быть, те странники были ангелами? Но Аврааму ведь явились они в виде простых аравитян. Так почему бы и рабан Гамлиелю не послужить виночерпием нам?

– А я другое скажу, – отозвался рабби Саддок. – Доколе, забывая о величии Всевышнего, вы будете спорить о почестях людских? Господь направляет ветры, возносит облака, изливает дождь, оплодотворяет землю и каждой живой душе питание посылает. Что же обидного для рабан Гамлиеля в том, что он прислуживает нам?

Кувшин.

Некоторым людям не хватает логического мышления, чтобы правильно выстроить цепь событий. Причем, его толкования ему кажутся вполне правдоподобными.

Такому идиоту однажды вручили кувшин и послали за вином к одному мудрому человеку.

По дороге он из-за своей невнимательности, споткнулся о камень, упал и разбил кувшин.

Придя к мудрецу, он показал ему ручку от кувшина и сказал:

– Такой-то человек послал вам этот кувшин, но злой и ужасный камень украл его у меня по пути сюда.

Эти слова весьма рассмешили мудрого человека, но, желая все-таки проверить последовательность мышления идиота, он спросил:

– Если кувшин украли, зачем же ты принес ручку от него?

– Я не так глуп, как думают люди, – ответил идиот, – я принес тебе ручку в доказательство моих слов.

Победа справедливости.

Некий человек лишил своих не совсем безупречных детей наследства, а завещал всё имущество свое Ионатану бен Узиэлю. Как же поступил Ионатан? Треть имущества продал, треть пожертвовал на богоугодные дела и треть возвратил наследникам.

Узнал об этом Шаммай и восстал с негодованием против Ионатана (за возвращение наследникам части имущества).

– Шаммай, – сказал ему в ответ Ионатан, – если ты считаешь себя вправе отобрать то, что продано мною, и то, что посвящено мною Богу, тогда отбери, пожалуй, и то, что возвращено мною бедным наследникам. А если ты первого не можешь сделать, то ты и последнего сделать не вправе.

И Шаммай мог только сказать:

– Смело ответил мне бен Узиэль, смело ответил, но убедил меня.

Кошелёк с золотыми монетами.

Нищий, гуляя по рынку, нашёл кожаный кошелек. Открыв его, он обнаружил там сто золотых монет.

В этот момент нищий услышал крик человека в торговых рядах:

– Награда! Награда ждёт того, кто найдёт мой кожаный кошелек!

Будучи честным человеком, нищий подошёл к потерявшему кошелёк и отдал ему свою находку.

– Вот ваш кошелёк. Я могу теперь получить награду?

– Награду? – усмехнулся торговец.

И, жадно считая золото, добавил:

– В кошельке, который я обронил, было двести монет золота. Ты уже украл больше чем награда. Уйди или я позову полицию!

– Я – честный человек, – сказал нищий вызывающе. – Позвольте нам решить этот вопрос у судьи.

Судья терпеливо выслушал обе стороны и сказал:

– Я верю вам обоим. Правосудие возможно! Торговец, вы заявили, что, когда вы обронили кошелёк, в нём содержалось двести монет золота. Хорошо, это – значительная сумма. Но, кошелёк, который этот нищий нашёл, имел только сто монет золота. Поэтому, это не мог быть тот кошелёк, который вы потеряли.

И, с этими словами, судья отдал кошелёк и всё золото нищему.

Кнут Хасидская притча.

Рабби Вулф из Збаража как-то сказал своему кучеру:

– Пожалуйста, выбрось кнут. Даже если лошадь действительно заслуживает кары, почему ты считаешь, будто именно тебе предназначено наказать ее?

Который из трёх?

Шли дорогой три странника. Наступил канун субботы. Сговорившись, странники спрятали бывшие при них деньги. В полночь один из них встал и, взяв деньги, перепрятал их в другое место. В исходе субботнего дня пошли странники взять деньги и, не найдя их, начали обвинять друг друга в краже. Решили пойти на суд к Соломону.

Выслушав рассказ странников, Соломон предложил им за решением явиться на другой день, а сам стал придумывать, каким образом обнаружить вора, заставив его самого уличить себя. Когда странники явились на суд, Соломон обратился к ним с такими словами:

– Слышал я о вас, что вы – люди просвещённые, мудрые и в делах спорных опытные, и я прошу вас рассудить дело, с которым обратился ко мне один царь.

В стране этого царя росли в соседстве юноша и девушка. Полюбили они друг друга, и сказал юноша девушке:

– Поклянись мне в том, что не станешь ничьей женой, пока я не дам на то своё согласие.

Девушка поклялась. Через какое-то время её обручили с другим человеком. После венца, когда молодые остались наедине, невеста заявила жениху:

– Я не могу сделаться твоей женой до тех пор, пока не пойду к первому жениху моему, которому я поклялась, и не получу его согласия на это.

Придя к первому жениху, она сказала:

– Возьми с меня большой выкуп серебром и золотом и разреши мне стать женой того, с кем меня повенчали.

– Так как ты осталась верна клятве своей, – ответил тот, – я не возьму никакого выкупа. Иди, ты свободна.

А молодому мужу, который был тут же, он сказал:

– Радуйся участи своей.

На обратном пути на них напали разбойники. Среди разбойников был один старик, который, не довольствуясь награбленными деньгами и украшениями, потребовал любовных ласк от молодой женщины.

– Позволь мне, – взмолилась она, обращаясь к разбойнику, – рассказать об одном случае из моей жизни.

И она рассказала историю своего первого сватовства и то, как поступили оба жениха её.

– Подумай же, – прибавила она в заключение, – тот юноша, который имел все права на меня, преодолел свою страсть и не дотронулся до меня. Тебе, человеку старому, тем более следует обуздать себя. Оставь себе всё серебро и золото, только освободи меня с мужем моим.

Выслушав рассказ её, разбойник поднял глаза к небу и, глубоко раскаявшись в том, что он, стоящий на краю могилы, намеревался сделать, не только отпустил молодую чету на свободу, но и возвратил все отнятые у них деньги и драгоценности до последней мелочи.

– Царь, – прибавил Соломон, – в стране которого произошёл этот случай, спрашивает меня, кто из замешанных в этой истории заслуживает высшей похвалы? И вот, я вас прошу помочь мне рассудить это дело.

– Государь, – ответил один из странников, – по-моему, высшей похвалы заслуживает невеста, оставшаяся верной своей клятве.

Второй сказал:

– Высшей похвалы достоин молодой муж, который сумел удержаться от искушения и не дотронулся до неё, прежде чем первый жених не освободил её от клятвы.

– Это что! – воскликнул третий из странников. – Более всего я удивляюсь разбойнику. Подумайте только: мало того, что он пленницы не тронул – деньги, все деньги, которые уже были у него в руках, обратно отдал!

И сказал царь Соломон:

– Этот последний с таким восторгом говорит о деньгах, которых он не видел даже, а только слышал о них; как же он был способен поступить с теми деньгами, которые очутились в его руках?

Нерушимость толкований.

На собрании раввинов мудрецы обсуждают один из разделов Святого Закона, и один из них в одиночестве противостоит всем остальным в его истолковании.

На него давят, но он знает, что прав, а, следовательно, Бог на его стороне.

И вот, отчаявшись доказать свою правоту, старый рабби обратился к Богу:

– Боже великий, если я прав, пусть все реки потекут вверх на холмы.

И тут же все реки изменили свое направление. Но остальных мудрецов это не впечатлило.

– Боже всемогущий, – снова взмолился раввин, – если я прав, пусть все деревья склонятся к земле.

И все деревья в одно мгновение склонились к земле. Но и это не произвело впечатления на его собеседников. Старый раввин снова воззвал к Всевышнему. И стеньг покосились. Тогда главный оппонент прикрикнул на них:

– Не ваше дело вмешиваться, когда спорят мудрецы!

И стеньг из уважения к нему выпрямились. Но из уважения к первому выпрямились не до конца.

Тогда с неба раздался Голос:

– Что вы спорите? Сказано так-то и так-то, значит, и понимать надо так-то и так-то!

Тогда главный оппонент поднял голову и ответил:

– Ты дал нам Тору, а толковать ее – наше дело!

Все плачут, один радуется.

Когда рабби Элиэзер заболел, пришли (невзирая на отлучение) ученики проведать его. Видя страдания учителя, они заплакали. Один рабби Акиба стоял, радостно улыбаясь.

– Чему радуешься ты? – спрашивают товарищи.

– А вы о чём плачете? – отвечает вопросом рабби Акиба.

– Как же нам не плакать при виде той скорби, в которой находится перед нами Тора в лице болящего рабби Элиэзера?

– По той же причине я и радуюсь. Видя до сих пор, что у учителя нашего вино никогда не скисает, лён не выбивает градом, елей не горкнет и мёд не бродит, я тревожился мыслью, не послужит ли земное его благополучие наградой ему вместо блаженства в грядущей жизни? Ныне же, видя его в такой скорби, я спокоен за него.

Семя и плод.

Какова причина, таков результат. Каково семя, таков будет и плод. Каков поступок, таков будет итог.

Крестьянин сажает два семени в одну и ту же почву. Одно семя – семя сахарного тростника, другое – семя нима, тропического дерева с древесиной и листьями очень горького вкуса. Два семени в одной и той же почве получают одну и ту же воду, тот же солнечный свет, тот же воздух; природа даёт им одно и то же питание. Два крошечных ростка выходят наружу и начинают расти. Что же произошло с семенем нима? Оно развилось в растение с горечью в каждой жилке, тогда как каждая жилка сахарного тростника оказывается сладкой.

Почему природа так добра к одному растению и так сурова к другому?

Да нет, природа не добра и не жестока. Она работает по неизменным законам. Природа только помогает проявлению качеств различных семян. Всё питание лишь способствует семени в раскрытии качества, дремлющего в его глубине. Семя сахарного тростника обладает качеством сладости, поэтому растение не будет обладать ничем иным, кроме сладости. Семя нима обладает качеством горечи; и растение не будет обладать никаким иным свойством, а только горечью. Каково семя, таков будет и плод.

Учись мудрости на чужой глупости.

Ученый еврей всегда находит.

Выход из положения: если у него.

Нет обуви, он ходит босой.

Учитель не тот, кто учит,

А тот, у кого учатся.

Дурак обвиняет других; умный.

Обвиняет себя; мудрый же не.

Обвиняет никого, ибо он говорит.

С Небесами.

Некоторые люди учатся.

Так долго и много, что у них.

Не остается времени,

Чтобы знать.

Все необходимое в тебе.

– Я так несчастен. Наверное, я плохой человек, – жаловался ученик учителю.

– Ты не плохой человек, но тебе нужно измениться.

– Как же так? Если я не плохой, то зачем мне меняться?

– Давай-ка лучше я тебе покажу, – сказал учитель.

Он дал ученику свирель с просьбой сыграть любую мелодию. Ученик играть на свирели не умел, но поднес инструмент к зубам, стал в него дуть и попеременно закрывать отверстия. Ничего, кроме свистящих и хрипящих звуков, из свирели не выходило.

– Видишь, что получается, – сказал учитель.

– А если ты выучишься на ней играть, музыка станет совсем иной.

Что же изменится? Играть будешь ты, и свирель будет той же, и руки, и воздух, но это будет совершенно другая музыка, которая будет успокаивать, лечить и возносить душу.

В любом инструменте, как и в человеке, есть все возможности стать выдающимся. Для этого нужно приложить максимум умения. Инструментом нужно научиться владеть. И человек может найти в себе массу достоинств, если научится гармонично управлять своими способностями, мыслями и волей.

Знание, а не слова Хасидская притча.

Когда ребе Леви Ицхак из Бердичева вернулся домой после первого посещения своего ребе-наставника, Шмельке из Никольсбурга, тесть спросил его:

– И что же ты там узнал такое, что не мог бы узнать здесь?

– Я постиг, что у Вселенной есть Создатель, – ответил Леви Ицхак.

– И ради этого нужно было ехать в Никольсбург?

Тесть позвал служанку и спросил:

– Скажи-ка, есть ли Творец у Вселенной?

– Разумеется, – ответила девушка.

– Ну? – обратился к зятю тесть.

– Она лишь говорит, – ответил Леви Ицхак, – а я – знаю.

Вера с душой Хасидская притча.

Дов Бер был не совсем обычным человеком. В его присутствии люди начинали дрожать. Он был уважаемым исследователем Талмуда, консервативным учёным, не отступающим ни на йоту от своей доктрины. Бер никогда не смеялся. Он твёрдо верил, что для духовного очищения человеку нужно страдать; ходили слухи, что он мог обходиться без пищи на протяжении многих дней.

В итоге такой суровый подход к жизни подвёл его: Дов Бер серьёзно заболел, и старания врачей не увенчались успехом. Когда все методы лечения были испробованы, кто-то предложил:

– А почему бы не обратиться за помощью к Баал Шем Тову?

Дов Бер согласился на это предложение, хотя вначале противился такой идее, ибо крайне негативно относился к Баал Шему, которого просто считал еретиком. Дов Бер был уверен, что человек может сделать свою жизнь осмысленной только путём перенесения страданий и несчастий, тогда как Баал Шем всячески старался смягчить боль и открыто проповедовал свою теорию о том, что только дух радости может наполнить жизнь смыслом.

Было уже за полночь, когда Баал Шем отозвался на просьбу и приехал в шерстяном пальто и шапке, выделанной из дорогого меха. Он зашёл в комнату и протянул больному «Книгу Радости», которую Дов Бер начал читать вслух.

Говорят, что он успел почитать не более минуты, как Баал Шем прервал его.

– Чего-то не хватает, – сказал он. – Чего-то недостаёт твоей вере.

– Чего же? – спросил больной.

– Души, – ответил Баал Шем Тов.

Вся суть Торы.

Был такой случай.

Приходит некий иноверец к Шаммаю и говорит:

– Я приму вашу веру, если ты научишь меня всей Торе, пока я в силах буду стоять на одной ноге.

Рассердился Шаммай и прогнал иноверца.

Пошёл тот к Гиллелю. И Гиллель вразумил его словами:

– Не делай ближнему того, чего себе не желаешь.

В этом заключается вся суть Торы. Всё остальное есть толкование. Иди и учись.

Зачем учиться.

Однажды к раввину Нафтали постучали. Нафтали открыл дверь и, увидев незнакомца, по своему обыкновению, спросил:

– Ты зачем пришёл?

– Я пришёл учиться у тебя, – ответил человек.

Нафтали захлопнул дверь и сказал:

– Поищи другое место. Я не учитель. Найдёшь себе другого, с кем можно изучать Писание.

– Но почему же? – спросила Нафтали его жена. – Почему ты прогнал его? Он производит впечатление искреннего человека.

– Те, кто интересуется изучением Писания, по большей части, глупы. Они хотят «спрятаться», – сказал Нафтали.

На другой день постучал другой человек. Нафтали открыл дверь и спросил:

– Почему ты здесь? Чего тебе надо?

– Я пришёл, чтобы рядом с вами научиться служить человечеству, – ответил тот.

– Проваливай, – сказал Нафтали. – Ты ошибся дверью.

Жена была поражена:

– Он же не просил изучать с ним Писание. Из него получился бы великий преобразователь общества или что-то подобное. Он хотел служить человечеству. Такая чистая, верующая душа. Почему ты отказал ему?

– Тот, кто не знает сам себя, – сказал Нафтали, – не может никому служить. От его служения в итоге – одно несчастье.

На третий день постучал ещё один человек. Нафтали открыл дверь и спросил:

– А тебе чего?

– Я очень глуп, – ответил тот. – Нельзя ли мне немного помочь избавиться от этого?

Нафтали поцеловал его и сказал:

– Входи. Я жду тебя.

Люби себя.

К равви Леви пришел подросток и горестно произнес:

– Равви! Почему меня никто не любит, особенно девушки?

И равви ответил ему:

– Потому что ты сам никого не любишь, особенно себя.

Ложь.

Закончив службу, священник объявил:

– В следующее воскресенье я буду беседовать с вами на тему лжи. Чтобы вам было легче понять, о чём пойдёт речь, прочитайте перед этим дома семнадцатую главу Евангелия от Марка.

В следующее воскресенье священник перед началом своей проповеди объявил:

– Прошу тех, кто прочитал семнадцатую главу, поднять руки.

Почти все присутствующие подняли руки.

– Вот именно с вами я и хотел поговорить о лжи, – сказал священник. – У Марка нет семнадцатой главы.

Не власть, а рабство.

Рабан Гамлиель и рабби Йегошуа ехали вместе на одном корабле. Рабан Гамлиель имел с собою только печеный хлеб, а рабби Йегошуа, кроме хлеба, взял про запас и пшеничной муки. Когда вышел весь хлеб у рабана Гамлиеля, он начал пользоваться мукою рабби Йегошуа и при этом спросил: – Разве знал ты наперед, что мы задержимся в пути, и запасся мукою?

– Есть одна звезда, – ответил рабби Иегошуа, – которая появляется через каждые семьдесят лет, и при ее появлении мореплаватели часто сбиваются с пути. Я и подумал, как бы не случилось это с нашим кораблем.

– Удивляюсь тебе, – сказал р. Гамлиель, – ты обладаешь столь разнообразными знаниями, а пускаешься в плавание в поисках заработка.

– Вместо того чтобы удивляться мне, – ответил рабби Йегошуа, – не находишь ли ты достойною удивления судьбу двух твоих учеников, Иоханана бен Гуд годы и Элазара бен Хисмы? Люди эти умеют вычислить, сколько капель содержится в океане, а у них ни хлеба нет, ни одеться не во что.

Узнав об этом, решил рабан Гамлиель назначить тех учеников своих на какую-нибудь почетную общественную службу.

С этой целью, рабан Гамлиель, возвратясь из плавания, позвал их к себе. Но они, узнав, зачем их зовут, отказались прийти. Вторично послал за ними рабан Гамлиель, и они явились.

– Вы считаете, – сказал им патриарх, – что, назначая вас на общественную службу, я власть вам даю? Рабство даю я вам, по слову старейшин царю Рехавааму. «Ныне слугою ты будешь народу этому» (Горайот, 24).

Глупцы.

Настал день и объявился, наконец, Мессия, и всяк пошел к нему со своими бедами и недугами. Пришел слепой:

– Рабби, я не вижу.

Возложил Машиах руки на просителя, и тот прозрел. Пришел глухой – и он стал слышать. И горбуна Он выпрямил по просьбе страдальца. И только глупцы остались дураками, ибо никто из них не пришел и не сказал:

– Рабби, я глуп.

Притча о цели.

Дрона был величайшим мастером стрельбы из лука, и у него всегда было множество учеников. Как-то раз он повесил на дерево мишень и спросил каждого из своих учеников, что тот видит. Первый ученик ответил:

– Учитель! Я вижу дерево и мишень на нем. Другой ученик произнес:

– Я вижу ствол дерева с мишенью, листву, солнце, птиц на небе.

Третий сказал:

– Я вижу тебя, мой учитель, твоих учеников и дерево, на котором висит мишень.

Остальные отвечали примерно то же самое. Затем Дрона подошел к своему лучшему ученику Арджуне и спросил:

– А ты что видишь, Арджуна?

– Прости, учитель. Наверное, у меня что-то случилось со зрением. Как я ни стараюсь, не вижу ничего, кроме центра мишени, – последовал ответ.

Дрона повернулся к остальным ученикам и назидательно сказал:

– Знайте: только такой человек может стать попадающим в цель.

Невидимая поддержка Хасидская притча.

Ученик спросил Баал Шема:

– Почему бывает так, что тот, кто приближается к Богу и знает, что близок к нему, иногда испытывает чувство разрыва и удаления?

Баал Шем объяснил:

– Когда отец учит своего маленького сына ходить, он становится перед ним и простирает свои руки по обе стороны от малыша, чтобы тот не упал, и мальчик идёт к отцу, поддерживаемый его руками. Но когда он подходит к нему вплотную, отец отходит от него и убирает свои руки, и так происходит не один раз. Только так ребёнок может научиться ходить.

Предсмертное благословение.

– Учитель, благослови нас – стали просить ученики.

– Да будет воля Господня! – произнёс раввин Йохана. – Пусть страх перед Богом будет так же силён в вас, как страх перед людьми!

– И этого достаточно, учитель?

– О, дал бы только Бог! Вы знаете – совершающий преступление повторяет одно: «Только бы никто не заметил сделанного мною!».

Люди забыли низко склоняться.

Молодой человек спросил старого раввина:

– Мы слышали, что в прошлом, в старые золотые дни, люди, бывало, видели Бога своими собственными глазами, люди, бывало, встречались с Богом. Бог, бывало, ходил по земле, Бог, бывало, называл людей по их именам. Бог был очень близко. Что же случилось теперь? Почему мы не можем видеть Его? Почему Он прячется? Куда Он ушёл? Почему Он забыл землю? Почему Он больше не ходит по земле? Почему Он больше не поддерживает за руку людей, спотыкающихся во тьме? Раньше Он, бывало, делал это.

Старый раввин посмотрел на ученика и сказал:

– Сын мой, Он и сейчас там, где был, но люди забыли, как склоняться так низко, чтобы увидеть Его.

Фарватер.

Однажды плыл человек на корабле. Он выглянул за борт и увидел, что из моря торчит бесчисленное множество больших и малых подводных скал. Тогда он спросил у рулевого:

– Как тебе удается лавировать среди такого множества скал? Ты, должно быть, знаешь здесь каждый камешек.

– Нет, – ответил рулевой, – всех скал я не знаю, но знаю, где глубокие места – безопасные для корабля.

Так и мы плывем по жизни средь моря искушений. И счастлив тот, кто знает фарватер.

Иди за своей мечтой.

Когда Монти было 16 лет, задали ему написать сочинение о том, что он хочет, когда вырастет. Монти долго мучился и потратил множество часов на описание своей мечты.

Он хотел когда-нибудь стать владельцем ранчо. Он исписал семь страниц, описывая в самых мельчайших подробностях ранчо площадью 200 акров, и нарисовал план расположения всех строений, конюшен и дорог. Он даже нарисовал очень подробный план дома, который он построит площадью 4000 квадратных футов. На следующий день Монти отдал свое сочинение учителю.

Два дня спустя его учитель вернул сочинение, поставив жирную красную двойку. И сказал:

– Останься после урока.

После урока мальчик с мечтой подошел к учителю и спросил, почему он получил двойку за свое сочинение. На что учитель ответил:

– Потому что такая мечта неосуществима для такого мальчика, как ты. Тебе нужно много, очень много денег, чтобы приобрести такое ранчо. А какие деньги есть у тебя? Никаких. Ты ведь из очень бедной семьи. Нет никакой возможности для тебя осуществить твою мечту. Она неосуществима. Вот что я тебе скажу. Ступай домой и напиши другое сочинение, в котором ты опишешь другую, более реалистичную мечту, и я поставлю тебе другую оценку.

Мальчик вернулся домой и попросил совета у своего отца.

И вот, что он услышал:

– Сынок, боюсь, тут я тебе не помощник. Я думаю, что это должно быть только твое решение, и у меня есть ощущение, что это будет действительно важное для тебя решение.

Монти обдумывал слова отца целую неделю. Наконец, он вернул учителю все то же сочинение и сказал:

– Вы можете оставить себе двойку, а я оставляю себе свою мечту.

Прошло время, Монти давно окончил школу, стал взрослым. Он рассказал эту историю и, повернувшись к группе слушавших его людей, произнес:

– Я рассказал вам эту историю, потому что вы все сидите в моем доме, площадью 4000 квадратных футов, посреди моего ранчо площадью 200 акров. А то сочинение висит в рамке над камином.

Монти продолжил:

– Самая удивительная часть этой истории заключается в том, что два года назад, летом, все тот же учитель привез сюда 30 школьников, и они на неделю расположились лагерем на моем ранчо.

Перед отъездом учитель мне сказал:

– Послушай Монти, об этом я могу тебе сказать сейчас. Когда я был твоим учителем, я был своего рода вором мечтаний. Мне сейчас очень жаль, что тогда я украл множество детских мечтаний. Но я очень рад, что ты нашел в себе смелость отстоять свою мечту.

Не позволяйте никому украсть вашу мечту. Что бы вам ни говорили – следуйте за своим сердцем.

Повиновение.

Беседы рабби Иегошуа привлекали внимание не только учеников, но и других людей. Он никогда не цитировал других рабби. Его слова шли от его сердца прямо к сердцу слушателей. Но однажды один из его учеников усомнился в правоте его слов и сказал, что не будет им следовать.

– Подойди ко мне, и я покажу тебе, – сказал рабби Иегошуа. Недоверчивый ученик неторопливо осторожной походкой подошел к рабби.

– Стань слева от меня. – сказал рабби Иегошуа.

Ученик повиновался.

– Нет, – сказал рабби, – нам будет удобнее разговаривать, если ты встанешь справа от меня. Перейди сюда.

Ученик с опаской последовал его словам.

– Видишь, – сказал рабби, – ты повинуешься мне, и мне кажется, что ты – человек тонкий и мягкий. А теперь садись и слушай.

Тяжел кошелек. зато настроение легкое.

Раввин пьет вино один,

А требует, чтобы веселилась.

Вся синагога.

Лучше мало хорошего,

Чем много плохого.

Людям всего мало, только ума.

Всем хватает.

Богат тот, кто счастлив.

Тем, что имеет.

Кто взобрался слишком высоко,

Может только полететь вниз.

Все люди равны —

Не на земле, а в земле.

Трапеза богача.

К кожницкому магиду (проповедник) пришёл богатый еврей.

– Что ты ешь обычно? – спросил его магид.

– Мне достаточно малого, – ответил богач, – хлеб с солью и вода – вот и всё, что я ем.

– Что это взбрело тебе на ум? – упрекнул его магид. – Ты должен каждый день кушать жаркое и пить горячий медовый напиток, как все состоятельные люди.

Пока купец не дал обещание выполнить его просьбу, не отпустил магид богатого гостя. Спросили ученики магида:

– Учитель, отчего ты просил купца изменить привычному образу жизни?

– Если он будет ежедневно есть мясо, – ответил магид, – он поймёт, что бедняку нужен хлеб, пока же он довольствуется хлебом и водой, он думает, что бедняки могут есть камни.

Богатство и мудрость Хасидская притча.

Один человек спросил Баал Шема:

– Что является более важным и ценным: богатство или мудрость?

Спрашивающий имел свои собственные соображения на этот счёт. Поэтому Баал Шем засмеялся и сказал:

– Конечно же, более значительной и более ценной является мудрость.

Человек сказал:

– Тогда, Баал Шем, скажите, почему вы, мудрый человек, ходите в дома богатых людей, но я никогда не видел, чтобы богатые люди ходили в ваш дом?

Баал Шем улыбнулся и сказал:

– Да, мудрые люди ходят к богатым, потому что они мудры и знают цену богатству, а богатые – это просто богатые и ничего больше. Они не могут понять цену мудрости.

Любая гавань хороша.

Богатый купец взял с собой в путешествие сына. Отец хотел познакомить юношу со своим компаньоном в другой стране и показать ему мир. Во время путешествия они останавливались в самых дорогих гостиницах, и отец учил сына:

– Всегда требуй, сынок, чтоб к тебе относились как к господину, и тебе будут давать лучшую комнату в гостинице, твоей лошади – лучшее стойло в конюшне, а твоему кораблю – лучшее место в гавани.

Отец и сын путешествовали в собственной кибитке, запряженной двумя лошадьми. Однажды их кибитка застряла в грязи в какой-то безлюдной местности. В довершении всего стемнело, и хлынул холодный ливень. Путники вынуждены были распрячь лошадей и верхом добираться до ближайшей деревушки. Гостиницы не было видно, и отец с сыном стали стучаться в разные дома. Хозяева, услышав незнакомый язык, что-то кричали в ответ и не открывали двери. Путники прошли всю деревню, и, наконец, дверь самой последней лачуги отворилась. Оборванная старушка жестом пригласила их войти. Юноша, увидев закопченные стены и потолок, попятился.

– Отец, мы не можем ночевать в такой грязной лачуге.

– В бурю – любая гавань хороша, сынок, – ответил купец и дал хозяйке медную монету.

Старушка прижала монетку к груди и засмеялась.

– Она так радуется, словно это не медная монета, а золотая, – усмехнулся сын.

– Как в бурю – любая гавань хороша, так и в бедности любая монета кажется золотой, – спокойно заметил отец.

Гость в доме.

Когда Гиллелю задавали вопрос:

– Куда идёшь ты, учитель?

Гиллель иногда отвечал:

– Иду подкрепить себя пищей и этим оказать радушный приём моему гостю.

– Какой же это у тебя ежедневно гость в доме?

– А бедная душа разве не тот же гость в нашем теле? Сегодня она здесь, а завтра, глядишь, и нет её.

Дважды.

Однажды в комнату ребе Хаима из Цанза зашел нищий. Долго рассказывал он о своей прошлой жизни, о разорении и нынешних бедах, и по щекам ребе текли слезы. Молча он открыл ящик стола, вынул оттуда крупную купюру и отдал нищему. Простился с ним и остался в комнате один. Но несколько минут спустя выбежал на улицу и, догнав нищего, дал ему еще раз милостыню.

– Всевышний велел нам помогать нуждающимся. Я понял, что первую сумму денег я дал, чтобы унять свою сердечную боль и успокоить совесть.

Но этим я помог себе, стало быть, не исполнил заповедь. Поэтому только вторая сумма может считаться милостыней.

Притча о деньгах.

Ученик спросил:

– Учитель, что такое деньги?

Учитель взглянул на спросившего и рассмеялся:

– Только не говори, что ты не видел денег. По крайней мере, ты однажды платил за обучение в школе! Лучше спроси еще раз!

– Да, конечно, – улыбнулся ученик (видно было, что он хочет задать непростой вопрос). – Что такое деньги в кошельке покупателя?

– А это очень хороший вопрос, – одобрительно кивнул головой учитель. – В кошельке покупателя деньги… – он сделал паузу, подумал и улыбнулся. – Да, в этом случае они вообще ничего не значат!

– Как же так? – удивился ученик, – ведь мы всегда говорим о прибыли, считаем расходы. Предприятие, в котором не будут цениться деньги, просто разорится!

– Ты прав, – сказал учитель, – но мы ведь говорим о деньгах в кошельке покупателя! До тех пор, пока деньги лежат в его кошельке, это просто кусочки бумаги или металла. Человек может думать о том, что он на них купит, но это – в его голове, а не кошельке!

Потом он совершает покупку, которую ценит выше денег. Человек радуется покупке и считает ее выгодной.

Но это опять не деньги.

– Получается, что деньги сами по себе ничего не значат?

– Конечно! – улыбнулся Учитель. – Я же сказал, это – кусочки бумаги или металла.

О богатстве.

Однажды мудреца спросили об одном человеке, богат ли он.

– Не знаю, – ответил тот. – Мне лишь известно, что у него много денег.

– Значит, он богат?

– Быть богатым и иметь много денег – не одно и то же, – ответил мудрец. – По-настоящему богат лишь тот, кто вполне доволен тем, что имеет. Тот же, кто старается иметь больше того, что имеет, беднее того, кто ничего не имеет, но при этом доволен своей участью. Одним словом, богат не тот, у кого все есть, богат тот, кому ничего не надо.

Молитва скряги.

Однажды в церкви люди случайно услышали молитву старого скряги:

– Если бы Всевышний, да святится навечно его святое имя, дал мне сто тысяч монет, я отдал бы десять тысяч беднякам. Клянусь, отдал бы! Но если Всевышний, вечная ему слава, не верит мне, то пусть вычтет эту сумму заблаговременно и вышлет мне остальное.

Хороший урожай.

У одного богатого человека был хороший урожай в поле. И он рассуждал сам с собой:

– Что мне делать? Некуда мне собрать плодов моих.

Да, вот что сделаю: сломаю житницы мои и построю большие, и соберу туда весь хлеб мой и всё добро моё. И скажу душе моей: душа, много добра лежит у тебя на многие годы; покойся, ешь, пей, веселись.

Но Бог сказал ему:

– Безумный! В сию ночь душу твою возьмут у тебя; кому же достанется то, что ты заготовил?

Так бывает с тем, кто собирает сокровища для себя, а не для Бога богатеет.

Участок земли.

Некто имел участок земли, покрытый кучами мусора, и решил его продать. Купивший эту землю очистил её от мусора и нашёл на том месте родник превосходной воды. Посадил он виноград и гранатовые деревья, на оставшемся месте разбил грядки под ароматические растения. Посадки свои подвязал на кольях, построил тут же башню и приставил к месту надёжного сторожа.

Прохожие не могли на это налюбоваться. Случилось побывать там прежнему владельцу. Видя, во что превратилась прежняя пустошь, он воскликнул:

– Горе мне! Такое место я продал! Такой благодати я лишился.

Трудолюбивый всегда будет жить в достатке.

Телеграмма.

Жил-был еврейский крестьянин по имени Иосиф. Он очень любил философствовать. Ему было трудно что-либо делать, так как думы отнимали у него все его время, и к тому моменту, когда он был готов, возможность бывала утеряна.

Однажды, уезжая на базар, чтобы продать пшеницу, Иосиф сказал жене:

– Сразу же, как продам пшеницу, я пошлю тебе телеграмму.

Он продал пшеницу с большой прибылью и отправился на почту. Там он заполнил бланк… и начал думать. Потом он написал такую телеграмму:

«Пшеница продана выгодно. Приезжаю завтра. Люблю и целую. Иосиф».

Затем он начал размышлять:

– Моя жена подумает, что я сошел с ума. Почему «выгодно»? Я что, собирался продать пшеницу с убытком?

Поэтому он вычеркнул слово «выгодно».

Далее он стал внимательнее: ведь если он написал одно неверное слово, то мог сделать и другие ошибки, поэтому он стал раздумывать над каждым словом.

И он сказал себе:

– Почему «приезжаю завтра»? Я что, собирался приехать в следующем месяце? Или в будущем году? Моя жена и так знает, что я приеду, как только продам пшеницу.

Поэтому он вычеркнул слова «приезжаю завтра».

Далее он подумал:

– Моя жена и так прекрасно знает, что я поехал продавать пшеницу, так зачем писать «пшеница продана»?

Он эти слова тоже вычеркнул, а потом начал смеяться.

Он подумал и сказал:

– Я пишу своей жене, зачем же мне писать «люблю и целую»? Я что, пишу чужой жене? Это что, день рожденья моей жены, или какой-нибудь праздник?

Так он и эти слова вычеркнул. Теперь осталось только имя «Иосиф».

Посмотрев на имя, он сказал себе:

– Иосиф, ты что, с ума сошел? Твоя жена знает, как тебя зовут.

Поэтому он порвал телеграмму и, счастливый, что сэкономил много денег, избежал глупости, ушел с почты.

Двадцать пять способов прихода денег.

Ребе Зуси надо было вернуть долг к утру, а денег не было. Ученики заволновались, откуда добыть денег, а ребе был спокоен. Он взял лист бумаги и написал двадцать пять способов, которыми могут прийти деньги. И на отдельной записке написал ещё двадцать шестой.

Наутро деньги откуда-то пришли. Тогда ученики прочитали весь список из двадцати пяти возможных способов, но в нём не оказалось того случая, благодаря которому пришли деньги. Тогда ребе Зуся открыл отдельную бумажку. Там написано: «Бог не нуждается в советах ребе Зуси».

Советник царя.

У царя был советник, которого царь отличал особым благоволением.

– Проси, я дам тебе это, – сказал ему однажды царь.

Подумал советник царский: «Если попрошу серебра и золота, царь даст мне; он в этом мне не откажет. Попрошу я лучше царевну в невесты: вместе с нею придёт и всё остальное».

Долг портному Хасидская притча.

Однажды ребе Зуся из Аниполя заметил, как его ребецин (жена ребе) тихонько утирает слёзы.

– Что случилось? – поинтересовался он.

Вначале женщина не хотела ничего говорить, но после долгих расспросов ответила, что даже её лучшее платье штопано-перештопано и местами протёрлось почти до дыр. Много лет оно служило праздничным нарядом, но теперь уже недостойно того, чтобы почтить в нём шаббат (субботу). Ребе прекрасно понимал стремление жены нарядно одеться в святой день, поэтому поднатужился, добыл денег и купил ей ткань на новое платье. Обрадованная женщина немедленно понесла ткань к портному, и тот пообещал пошить платье к пятничному вечеру, за несколько часов до начала шаббат.

В ту пятницу ребе предвкушал, как его жена будет сиять от удовольствия, празднуя субботу в новом платье. Но она надела свой старый наряд. Увидев изумление на лице мужа, ребецин сказала:

– Портной сам пришёл ко мне с новым платьем. То была прекрасная работа. Но он был явно чем-то расстроен, и я спросила, что его беспокоит. Портной признался: будущий зять увидел его за работой над моим платьем и решил, что это свадебный наряд для дочери. И молодой человек побежал сообщить своей кала (невесте) радостную весть. Ну что я могла поделать? Узнав, что платье предназначается не ей, девушка очень расстроилась бы, и её отцу стало бы неловко. В общем, я отдала платье портному в качестве свадебного подарка.

– А ты заплатила за платье? – спросил ребе.

– Заплатила? Портному? Конечно, нет. Ведь я отдала ему платье.

– Подарила, а не отдала. Ведь он трудился целую неделю в расчёте на нашу плату. А ты лишила его заработка.

– Ты прав, – сказала ребецин, – но я ведь уже пожертвовала все наши деньги на цедака (великодушие, пожертвование).

– Что ж, значит, нужно ещё добыть где-то, – сказал ребе Зуся. – И поскорее, поскольку вот-вот наступит шаббат.

Ребецин, не мешкая, побежала к подруге, взяла у неё взаймы и до наступления шаббат заплатила портному.

Курица и свинья.

Как-то раз пошёл маггид из Дубно собирать цдаку (благотворительность) для бедных. Пришёл он к одному богачу, а тот захотел отделаться от него маленьким пожертвованием. Когда маггид намекнул ему, что не пристало богатому так поступать и что другие, беднее его, дали значительно больше. Сказал богач:

– Может быть, это и верно, но я завещал большую сумму бедным.

На это маггид ответил:

– Крестьяне выращивают кур и свиней. Курица несёт по маленькому яйцу в день, а свинья даёт много сала и мяса. Несмотря на это, все любят кур, даже разрешают им прыгать и перелетать по комнатам, а свинье отводят место подальше от дома. Что такого в свинье, что от неё стараются быть подальше, несмотря на всю выгоду, которую она приносит? А потому что курица даёт то, что у неё есть – хоть это и небольшое богатство – сразу и каждый день, а свинья, наоборот, даёт много, но только после смерти.

Богатство и Бедность.

Пришли как-то к одному мудрецу Богатство и Бедность и завели разговор:

– Кто из нас красивее? – спросили они.

Мудрец испугался и задумался: «Если скажу, что Бедность красивее, то Богатство может рассердиться и уйти. А если скажу, что краше Богатство, то обидится Бедность и замучает меня».

Подумал и сказал:

– Пока вы на одном месте стоите передо мной, не могу никак решить. Вы походите немного туда-сюда.

Стали Богатство и Бедность прохаживаться вокруг него. Посмотрел на них мудрец и сказал:

– Ты, Бедность, очень хороша со спины, когда уходишь. А ты, Богатство, просто прекрасно в момент прихода.

Стекло.

– Ребе, я не понимаю: приходишь к бедняку – он приветлив и помогает, как может. Приходишь к богачу – он никого не видит. Неужели это только из-за денег?

– Выгляни в окно. Что ты видишь?

– Женщину с ребенком, повозку, едущую на базар.

– Хорошо. А теперь посмотри в зеркало. Что ты там видишь?

– Ну что я могу там видеть? Только себя самого.

– Так вот: окно из стекла и зеркало из стекла. Стоит только добавить немного серебра – и уже видишь только себя.

Полдела сделано.

Один раввин перед праздником Песах обходил жителей местечка, чтобы набрать денег и помочь беднякам организовать седер. Вечером он вернулся домой и на вопрос жены, как идут дела, ответил, что поставленную задачу решил уже на половину.

– Сколько же ты собрал? – поинтересовалась жена.

– Нисколько, – ответил раввин, – но я сделал полдела. Бедные уже готовы получить помощь. Осталось найти в местечке богатых, которые эту помощь окажут.

Каков сад. таков и садовник.

Не падай к ногам —

Не наступят тебе на голову.

Не спрашивай у умного,

А спрашивай у знающего.

Еще ни одна курица не снесла.

Вареного яйца.

Если ты собака,

Не будь свиньёй.

За добро отблагодари сразу,

За зло – отложи на потом.

Если бы не страх,

Грех был бы сладок.

Каменья.

Две женщины, молодая и постарше, пошли на исповедь. Молодая женщина о своих грехах особенно не беспокоилась, потому что большими их не считала. Женщина постарше всю дорогу переживала. Тяжким камнем лежал на ее душе давний грех. Пришли они в келью к старцу и все ему рассказали. Он каждую из них внимательно выслушал, а потом и говорит:

– Что же, принесите мне каменьев с поля. Тебе, старшая, искать надо камень большой. Тебе, младшая, полный фартук каменьев малых набрать придется.

Пошли женщины на поле и скоро с каменьями вернулись. Старшая большой камень принесла, а которая помоложе – полный фартук каменьев мелких.

– Хорошо! – сказал старец. – Теперь несите каменья обратно, откуда брали.

Старшая сразу тяжелый камень взяла и на место понесла. А младшая растерялась и говорит старцу:

– А мне как быть? Я и не помню уже, где каменья эти подбирала.

– Вот так и грехи твои, – отвечает старец. – Подруга твоя о своем не забывает, а ты свои и вспомнить не можешь!

Сказочник и маленький жучок.

Летним солнечным утром на лесной поляне загорал сказочник Дордже. Вокруг пели птицы, летали бабочки, цвели цветы. Дордже думал о сказках и о смысле жизни. Уже который час он, вглядываясь в траву, наблюдал за маленьким жуком, который столько же времени совершал один и тот же ритуал. Жук поднимался вверх по травинке, залезая на самую верхушку, а потом падал вниз. Так повторялось бесконечное количество раз.

– Что это он хочет? – спрашивал себя Дордже. – Намекает на бессмысленность нашего бытия? Или на вечные неудачи? Утверждает, что жизнь – это подъемы и падения? Говорит о земном притяжении?

И так продолжалось до тех пор, пока в очередной раз жук не залез на верхушку травы и, расправив крылья, взлетел в небо.

– Теперь я все понял. – Сказал сказочник и улыбнулся.

Гвозди.

Жил-был юноша с плохим характером. Отец дал ему полный мешок гвоздей и сказал, забивать один гвоздь в ворота сада каждый раз, когда тот потеряет терпение или поругается с кем-нибудь.

В первый день он забил 37 гвоздей в ворота сада. В последующие недели научился контролировать количество забитых гвоздей, уменьшая его изо дня в день. Он понял, что проще контролировать себя, чем забивать гвозди.

Наконец, наступил тот день, когда юноша не забил ни одного гвоздя в ворота сада. Он пришел к отцу и сказал ему эту новость.

Тогда отец велел юноше, вынимать один гвоздь из ворот, каждый раз когда он не потеряет терпение. Наконец наступил тот день, когда юноша смог сказать отцу, что вытащил все гвозди.

Отец подвел сына к садовым воротам:

– Сын, ты прекрасно себя вел, но посмотри, сколько дырок осталось на воротах. Никогда они уже не будут такими как раньше. Когда ты с кем-то ругаешься и говоришь ему неприятные вещи, ты оставляешь ему раны как те, что на воротах.

Алфавит печали Хасидская притча.

Однажды один из внуков ребе Менахема Мендля из Любавичей впал в глубокое уныние. Это заметили его друзья и, чтобы встряхнуть и развеселить, спросили:

– Ты чего такой грустный?

– Алеф, бейс, – был ответ.

– Алфавит? – воскликнули друзья. – Мы все выучили алфавит, когда были ещё совсем малышами, но никто из нас не унывал из-за него. Что же ты знаешь такое, что не известно нам?

– Не весь алфавит меня печалит, – уточнил юный хасид, – а только две первые буквы, алеф и бейс.

Видя, что друзья его не понимают, он продолжил:

– С алефа начинается слово анохи, то есть «я»; с бейс – брешиитп, то есть «в начале». Теперь вам ясно, почему я так опечален?

Друзья переглянулись, поняли, что никто из них не имеет ни малейшего представления, о чём идёт речь, и пожали плечами.

– Меня волнует, – закончил молодой хасид, – что «я» всегда стоит «в начале» любых наших действий. Каждому начинанию, каждому предприятию предшествует «я». Как я могу действовать бескорыстно, если все мои усилия с самого начала небезупречны?

Лягушка и скорпион.

Однажды лягушка гуляла по берегу большой и глубокой реки. К ней подошел скорпион. Он хотел переправиться на другой берег реки.

– Перевези меня через реку, – предложил он лягушке. – Давай, я сяду тебе на спину.

– Я еще не сошла с ума! – сказала лягушка. – Ты сядешь мне на спину, только я отплыву, как ты тут же меня ужалишь.

– Уважаемая лягушка, – ответил вежливо скорпион. – Если я тебя ужалю, ты утонешь, тогда утону и я, ведь я не умею плавать. А я совсем не хочу умирать.

Такие доводы показались лягушке очень разумными, поэтому она разрешила скорпиону сесть себе на спину.

Когда они были на середине реки, скорпион все же ужалил лягушку.

Умирая, она спросила:

– Зачем ты это сделал, ведь ты умрешь вместе о мной?

Скорпион ответил:

– Потому что я – скорпион.

Болтовня.

Увидел человек на берегу моря, пожелтевший от времени, человеческий череп. Ничего не ожидая в ответ, человек со вздохом произнес:

– Интересно, что привело тебя сюда.

И неожиданно череп отвечает:

– Болтовня.

Изумился человек. Где это видано, чтобы черепа говорили. Побежал на главную площадь города и закричал:

– Кто хочет увидеть говорящий череп, платите пять монет! Собрались люди. Многие заплатили, желая посмотреть на диво. Повел их человек к морю, подвел к черепу и задал ему вопрос:

– Что привело тебя сюда?

Но череп лежит себе на солнышке и молчит. Поняли люди, что над ними просто посмеялись, и отвели обманщика к правителю. Там обе стороны рассказали свою правду. И говорит правитель человеку:

– Если череп в самом деле говорящий – докажи, а нет – голова с плеч!

Пришли на берег. Молчит череп. Как ни умолял его человек, ни одного слова не услышал. Отрубили человеку голову, и покатилась она прямехонько к тому самому черепу. А когда все ушли, череп неожиданно заговорил:

– Что привело тебя сюда?

– Болтовня, – ответила ему голова.

Прежде чем рассказывать всем, подумай к чему приведет твоя болтовня.

Чума.

Один монах, странствуя по белому свету, встретил чуму, которая направлялась в его город.

– Ты куда это направляешься, чума? – спросил он ее.

– Иду в твой родной город, – ответила она. – Мне нужно забрать тысячу жизней.

Через некоторое время монах снова встретил чуму на своем пути.

– Почему ты меня обманула тогда? – спросил он ее с укором. – Ты говорила, что должна забрать тысячу жизней, а забрала пять тысяч.

– Я тогда сказала тебе правду, – ответила чума. – Я действительно забрала тысячу жизней. Остальные – умерли от страха.

Третий министр.

Однажды случилось так: принц своим дурным поведением разгневал отца. И уж так принц повел себя неделикатно, так не по-царски, что отцу пришлось изгнать его из королевства.

Но отец думал, что принц раскается, попросит прощения и вернется обратно. А принц просто исчез. Он не пытался искать связь с отцом. Можно было подумать, что он только того и ждал, как бы сбежать из царства, как бы сбежать из дворца и от отца. Он бродил поблизости от царства, связался с компанией пьяниц, картежников и проституток – худшим сбродом, какой только можно найти. Он стал одним из них. Мало того – постепенно он стал их вожаком.

Прошло много лет. Отец все старел и старел и все тревожился о благополучии своего единственного сына. Видя приближающуюся смерть, он послал одного из самых умных своих министров вернуть сына обратно.

Министр отправился в роскошной золотой карете, с множеством слуг. На некотором расстоянии от лагеря оборванцев была раскинута роскошная палатка. Министр послал гонца к принцу, сам же не стал себя утруждать посещением лагеря отбросов общества. Для него было немыслимым войти в эту грязь, в которой жил принц и эти падшие люди.

Министр пытался найти контакт с принцем, но общение было невозможно: расстояние уж слишком велико. Так ничего у него не получилось, и он вернулся обратно.

Тогда послали другого, более решительного. Он был отважным и смышленным. Он понял почему первому посланцу не удалось пообщаться с принцем. И он поступил по-другому; он отправился одетый, как простолюдин, и без всяких слуг. Он просто пришел и смешался с этой компанией. Он стал у них своим; и постепенно, мало-помалу, ему самому полюбилась их свобода. Во дворце было, как в тюрьме: никакой свободы. А здесь каждый был абсолютно свободен. Никто никому не мешал, каждый был предоставлен самому себе.

Второй министр тоже не выполнил поручения: он сам больше не вернулся во дворец и не отчитался перед царем. Царь очень обеспокоился. Но делать нечего – он обратился с просьбой к третьему министру, не только решительному, но и мудрому. Это была последняя попытка. Третий министр попросил трехмесячный отпуск, чтобы подготовиться. Только тогда, не раньше, он сможет отправиться в путь. Царь спросил:

– К чему ты собираешься готовиться?

Он ответил:

– К тому, чтобы помнить себя.

И ему был дан трехмесячный отпуск Он отправился к цадику, чтобы достигнуть большей полноты сознания. Вести себя, как первый министр, было абсолютно бессмысленно: общение невозможно. Второй поступил лучше, но тоже потерпел неудачу: не сумел помнить себя. Поэтому он сказал цадику: – Помоги мне, чтобы я мог помнить себя и помнить, что я пришел из дворца, чтобы выполнить очень важное поручение.

Три месяца прошло в обучении. Затем он отправился. Он повел себя так же, как второй. Оделся простолюдином и отправился к ним под видом пьющего человека. И он жил со всей этой честной компанией, делая вид, что он пьяница, делая вид, что он картежник, и даже делая вид, что влюбился в проститутку. Но все это была видимость: на самом деле он действовал. И постоянно, как подводное течение, он спрашивал себя:

– Кто я? Зачем я пришел сюда? Для чего?

Он держал свои желания в узде и помнил свой долг.

Третий министр вернул принца отцу.

Напарницы Хасидская притча.

За день до того, как ребе Исраэль из Ружина стал бар-мицва (достигший тринадцати лет), ему было велено зайти к отцу в кабинет. Отец, ребе Шалом Шахна Фридман, сказал мальчику:

– Завтра, сынок, к тебе придёт особая гостья, которая не покинет тебя до конца жизни. Ты готов встретить эту гостью с любовью, как она того заслуживает?

– Да, папа. Эта гостья – йецер ха-тов (склонность к добрым деяниям), страсть к бескорыстию, доброте и состраданию. Я начал готовиться к нашей встрече уже давным-давно.

– Неужели! – удивился ребе Шалом. – И когда же это?

– Когда ко мне приходила её напарница, йецер ха-ра (склонность ко злу), эгоистическая страсть. Я встретил её с подобающим уважением и сказал: «Ты не хуже меня знаешь, что вы с йецер ха-тов – напарницы. Вы живёте в каждом сердце вместе. Было бы нехорошо впустить одну из вас прежде, чем придёт вторая». В общем, я убедил йецер ха-ра уйти, а вернуться только вместе с йецер ха-тов. И с тех пор стал готовиться к тому, чтобы принять в своё сердце сразу обеих!

Всегда еврей.

Был у рабби Менахем-Мендла из Коцка хасид Мотьке, о котором говорили, что он ведет себя в синагоге как набожный еврей, а в лавке жульничает как последний прохвост.

Подозвал его к себе рабби и говорит:

– Знаешь ли ты, чем отличается еврей от портного?

– Нет, рабби, – ответил изумленный купец.

– Это очень просто, сын мой! Портной только тогда портной, когда шьет портки.

А когда он ест – он просто человек, когда спит – просто человек. Никак не узнать в нем портного. А еврей – он всегда еврей. И вести себя должен по-еврейски не только в синагоге.

Грехи.

Раввин напутствовал:

– Евреи, запомните. Есть три самых страшных греха. Первый грех – это злорадство. Если у соседа сдохла корова – не надо радоваться, надо посочувствовать человеку. Второй грех – это уныние. Если у тебя только одна корова, она старая и больная и дает мало молока – не унывай, а радуйся, ведь у кого-то даже такой коровы нет.

Голос из толпы:

– Ребе, но ведь радоваться, что у кого-то нет коровы – это же злорадство, страшный грех, вы же сами только что сказали.

Раввин:

– А третий грех – это занудство.

Природа человека.

Один человек отдыхал у водоема, когда увидел, как скорпион упал в воду и старается выбраться, но у него ничего не получалось и он стал тонуть. Человеку захотелось спасти скорпиона, он протянул руку, чтобы вытащить его, но, когда почти вытащил, скорпион его укусил.

Реагируя на боль, спасатель разжал пальцы, и скорпион опять упал в воду и стал тонуть. Человек во второй раз попытался вытащить скорпиона, и во второй раз скорпион укусил спасающую его руку.

Наблюдавший за происходящим путник подошел к монаху со словами:

– Извините, но вы упрямы! Не понимаете, что всякий раз, как будете стараться вытащить его из воды, он будет вас кусать?

На это человек спокойно ответил:

– В природе скорпиона – кусать, нападает ли он или защищается. Но это не изменит природы человека – любить и помогать.

Произнося эти слова, он подобрал с земли опавший лист и с его помощью подцепил скорпиона, вытащил его из воды и отпустил.

Ничто Хасидская притча.

Ребе Аарон из Карлина часто навещал своего наставника, маггида из Межирича. Когда он вернулся домой после одного из таких визитов, к нему пришли приятели-хасиды и стали засыпать его вопросами.

– Расскажи нам, чему ты научился! – выпытывали они. – Расскажи, что узнал!

Когда они наконец замолчали, ребе ответил:

– Что я узнал? Ничто.

Усомнившись в том, что они правильно поняли Аарона, приятели переспросили:

– Что-что ты узнал от маггида?

Помолчав, ребе повторил:

– Ничто.

Уверенные, что ребе Аарон намеренно скрывает от них какое-то великое учение, его друзья спросили саркастически:

– Ага, ты то и дело мотаешься в Межирич к учителю, и что ты узнал в результате? Ничто?

– Именно, – ответил ребе, – мне стало доподлинно известно, что я – ничто.

Каждый видит свое.

Спросил как-то комар муху:

– Есть ли здесь в окрестности цветы?

– Насчет цветов ничего не знаю, – ответила ему муха. – А вот консервных банок, навоза, нечистот в канавах полным-полно.

И муха начала перечислять комару все окрестные помойки, на которых ему непременно нужно побывать.

Полетел комар в указанном направлении и встретил по пути пчелу.

– Не видела ли ты в окрестностях какие-нибудь помойки? – спросил он у нее.

– Помойки? Нечистоты? Нет, нигде не видела, – удивилась пчела. – Зато здесь повсюду так много благоуханных цветов.

И пчела подробно рассказала, на какой поляне растут лилии, а где совсем недавно распустились гиацинты.

Каждый в этом мире видит близкое себе.

Солнце и луна.

Солнце и луна вначале одинаково ярко и сильно освещали землю. Но луна захотела первенствовать.

– Господи! – сказала она. – Нехорошо, что свет солнца равен моему свету, так как никто теперь не может отличить солнце от луны.

– Хорошо же! – изрек Всевышний. – Отныне всякий отличит вас, ибо за твою спесь и зависть я уменьшаю твой свет.

Помехи Хасидская притча.

Однажды ребе Нафтали из Ропшиц поймал своего сына Элиэзера на какой-то шалости.

– Я не виноват, – заявил мальчишка. – Виноват Бог. Он дал мне йецер ха-ра (одна из двух природных сил – склонность ко злу), который только и делает, что толкает меня на всякие проказы. Так что ругай не меня, а Бога!

Ребе Нафтали нахмурился, затем улыбнулся и ответил сыну:

– Бог дал тебе йецер ха-ра в качестве наставника.

– Наставника? И чему же я могу научиться у этого злодея?

– Стойкости и упорству, – сказал ребе Нафтали. – Посмотри, как прилежно делает своё дело йецер ха-ра. Не зная ни скуки, ни усталости, исполняет миссию, возложенную на него Богом, – соблазнять людей на эгоистические действия. Ты тоже должен неустанно делать то, для чего тебя создал Бог, – преодолевать йецер ха-ра.

Элиэзер внимательно выслушал отца и, когда тот закончил, возразил:

– Но ты забыл одну очень важную вещь, папа.

– Что именно?

– Йецер ха-ра выполняет свою задачу безупречно, поскольку у него нет своего йецер ха-ра, который мешал бы ему делать порученное Богом. А у людей всё совсем иначе, ибо «грех у дверей лежит». Всякий, раз, когда мы открываем дверь нового опыта, нас за порогом ждёт йецер ха-ра и подбивает на сомнительные проделки.

Гостеприимство Хасидская притча.

Родители Баал Шем Това славились своим гостеприимством. Каждую неделю они приглашали в свой дом какого-нибудь нищего странника, чтобы он мог вместе с ними отпраздновать шаббат. Они кормили бедняка, давали ему приют, а по окончании шаббат вручали деньги и пищу на дорогу. Бог обратил внимание на их великодушие, и, как это часто случается, вслед за Богом заметил их и Сатана.

Бог решил благословить эту семью ребёнком, но Сатана захотел прежде испытать гостеприимство супругов, чтобы выяснить, действительно ли они творят добро просто так или же в их сердцах таится надежда на какую-нибудь небесную награду. Понимая, что Сатана постарается любым способом заманить этих людей в какую-нибудь ловушку, пророк Илия попросил у Господа разрешения пойти к ним вместо Искусителя. Бог дал своё согласие, и в ближайший шаббат Илия спустился на землю.

Он переоделся нищим, взял в руки посох и заплечный мешок, – что является нарушением шаббат, – и субботним днём постучался в дверь праведников. Едва Эли-эзер отворил дверь, как нищий оттолкнул его в сторону и вошёл.

– Доброй субботы, – проговорил он, – я голоден и нуждаюсь в приюте.

Элиэзер поприветствовал странника, а его жена поставила на стол третью субботнюю трапезу. Гость поел и улёгся отдыхать, не поблагодарив ни хозяев дома, ни Создателя. Вечером, когда шаббат закончился, супруги приготовили ему мелаве малка (торжественную субботнюю трапезу). И снова, поев, он не выказал ни малейшей благодарности. Пришелец переночевал в этом доме, и наутро ему дали пищи и достаточно денег, чтобы он мог продолжить свой путь. Тут нищий открылся, что он – пророк Илия.

– Я пришёл испытать ваше гостеприимство, – сказал он, – проверить, насколько вы искренни. Вы с честью прошли испытание, поскольку, несмотря ни на что, были добры ко мне, ни словом не осудили моё возмутительное поведение и не стыдили меня. Бог доволен вами и считает вас достойными сына, который станет светом для очей всего Израиля.

Вскоре у них действительно родился сын – Баал Шем Тов.

Куда девать себя Хасидская притча.

Ребе Исраэль из Ружина неожиданно пришёл к своим хасидам и застал их за трапезным столом. Они праздно ели и пили. Ребе нахмурился, явно недовольный их поведением. Тогда один из учеников поднялся и сказал:

– Учитель, слышал я, как ребе Пинхас из Корца говорил, что подобное времяпрепровождение, когда хасиды собираются вместе на весёлую пирушку, можно приравнять к такой мицва (божьей заповеди), как изучение Торы.

– Не хочу оспаривать слова ребе Пинхаса, – ответил наставник, – но такая аналогия не всегда верна. Всё зависит от того, как это делать.

– Но ведь мы и не делаем ничего особенного – просто едим и пьём; испытывая надлежащую благодарность, – вмешался другой ученик. – Что здесь можно делать неправильного?

– Всё дело в намерении, – ответил ребе. – Если ставишь себя последним, чтобы другие могли быть первыми, тогда твои действия бескорыстны и праведны. Если же ставишь себя прежде других – это эгоизм на грани идолопоклонства. Если делаешь что-то для другого человека или для Бога, не думая о награде и воздаянии, то тем самым освящаешь свои деяния. В этом случае твои дела святы. Если же делаешь что-то ради достижения своих целей, то обесцениваешь собственные поступки и скрываешь Божественное. В этом случае дела твои грешны.

– Ребе, – опять заговорил ученик, не удовлетворённый ответом, – а что, если действия мои греховны, но намерение чисто? Что, если, упаси Бог, я стану злословить о человеке с целью выручить друга из беды? Грех это или нет?

– Опять-таки, всё зависит от намерения, – ответил учитель. – Если действуешь во имя Небес, – то есть во благо другому человеку, не думая о собственной пользе, – даже в грешном поступке воссияет Свет Господень.

Преодоление страха.

Один человек обратился к горцу:

– Послушай, горец, почему ты так легко ходишь по стволу дерева над пропастью, тогда как я, двигаясь по этому дереву, буквально трясусь от страха?

– Когда я иду по этому дереву на ту сторону, я иду за водой, без воды моя семья и я погибнем от жажды, а когда я возвращаюсь, я так хочу видеть мою семью, что даже не думаю о пропасти внизу.

– Так что мне делать со своим страхом? Как ходить над пропастью и не бояться?

– Только мощное желание или крайняя нужда заставят тебя забыть, что идешь над пропастью.

Сколько волка не корми.

Жил как-то волк; он растерзал множество овец и поверг в смятение и слезы многих людей. Однажды он вдруг почувствовал угрызения совести и стал раскаиваться в своей жизни; он решил измениться и более не убивать овец.

Чтобы всё было по правилам, он отправился к священнику и попросил его отслужить благодарственный молебен.

Священник начал службу, а волк стоял и плакал в церкви. Служба была длинная. Волку случилось зарезать немало овец и у священника; поэтому священник со всей серьёзностью молился о том, чтобы волк изменился.

Но вдруг волк выглянул в окошко и увидел, что овец гонят домой. Он начал переминаться с ноги на ногу; а священник всё молится, и молитве не видно конца.

Наконец волк не выдержал и зарычал:

– Кончай, священник! А то всех овец домой загонят и оставят меня без ужина!

Законное вторжение Хасидская притча.

Однажды к Хозе-провидцу из Люблина, ребе Иакову Ицхаку, пришёл хасид и стал жаловаться, что мешают-де ему молиться посторонние мысли.

– И что ж это за мысли? – спросил провидец.

Тот огласил длинный их список:

– Торговые дела идут из рук вон плохо, покупатели задолжали, конкуренты лишают доходов, жена сетует на безденежье, негде взять приданое дочерям, сын не талмид хахам (мудрый ученик).

Когда он смолк, Хозе сказал:

– Друг мой, на что ты жалуешься? Это вовсе не посторонние мысли. Вне всяких сомнений, они обитают в твоём уме на правах постоянных жильцов!

Где я? Хасидская притча.

Ребе Ханох Генех из Александра рассказал как-то такую историю:

Жил-был один очень рассеянный человек. Настолько забывчивый, что, просыпаясь утром, не мог вспомнить, куда положил свою одежду накануне вечером. Дошло до того, что по вечерам его стала мучить бессонница – так он боялся, что не сможет с утра отыскать одежду.

Но как-то вечером его посетила прекрасная мысль. Он взял бумагу, ручку и аккуратно записал, что где оставил перед сном. Затем положил список на столик у изголовья кровати и сразу заснул как дитя, в блаженной уверенности, что утром моментально отыщет всё что нужно.

Так и получилось. Он проснулся, взял записку со столика и стал читать, что где находится:

– Брюки – на стуле. Ага, вот они, надеваем. Рубаха – на спинке кровати. Прекрасно, надеваем рубаху. Шляпа – на письменном столе. Точно, берём и её…

Так, всего за несколько минут, этот человек полностью оделся. Но вдруг от некой мысли его объял ужас, и он стал раз за разом перечитывать список, хватая поочерёдно предметы одежды.

– Ну да, ну да, – бормотал он в отчаянии, – вот брюки, вот рубаха, вот шляпа. А где же я сам?!

И он принялся искать себя самого. Всюду шарил, все в комнате перерыл, но так и не нашёл. Пару секунд помолчав, ребе заключил:

– Каждый из нас – точно в таком же положении.

Облик Моисея.

Весь мир был потрясён и очарован чудом Исхода. Имя Моисея было у всех на устах. Дошла весть о великом чуде и до мудрого царя Арабистана. Призвал царь лучшего живописца и повелел ему отправиться к Моисею, написать и доставить облик его. Когда художник возвратился, царь собрал всех мудрецов своих, искусных в науке физиогномики, и предложил им по облику определить характер Моисея, свойства, наклонности, привычки, и в чём таится чудесная сила его.

– Государь! – ответили мудрецы. – Облик этот принадлежит человеку жестокому, высокомерному, жадному к наживе, одержимому властолюбием и всеми пороками, какие существуют на свете.

Возмутили царя эти слова.

– Как! – воскликнул он. – Возможно ли, чтобы таким был человек, дивные подвиги которого гремят по всему миру?!

Пошёл спор между художником и мудрецами. Художник утверждал, что облик Моисея написан им вполне точно, а мудрецы настаивали, что натура Моисея определена ими по этому изображению безошибочно.

Мудрый царь Арабистана решил сам узнать, кто из спорящих прав, и лично отправился в стан Израилев.

При первом же взгляде царь убедился, что облик Моисея изображён художником безукоризненно. Войдя в шатёр человека Божьего, преклонил царь колено, поклонился до земли и рассказал о споре между художником и мудрецами.

– Сначала, прежде чем я увидел твоё лицо, – сказал царь, – я подумал: должно быть, художник плохо написал облик твой, ибо мудрецы мои в науке физиогномики люди весьма опытные. Ныне же убеждаюсь, что это люди совершенно ничтожные и что суетна и ничтожна мудрость их.

– Нет, – ответил Моисей, – это не так: и художник, и физиономисты – люди весьма искусные; и тот, и другие правы. Да будет ведомо тебе, что все пороки, о которых говорили мудрецы, действительно присущи мне были от природы, и, быть может, ещё и в большей степени, нежели это определено ими по облику моему. Но долгими и напряжёнными усилиями воли боролся я с пороками моими, пересиливал и подавлял их в себе, пока всё противоположное им не стало второй натурой моей. И в этом – высшая гордость моя.

Царевич.

Некий ремесленник очень возлюбил своего царя и, чтобы быть к нему ближе, нанялся истопником во дворец. Чтобы непрестанно наслаждаться лицезрением любимого царя, он проделал отверстие в стене, отделявшей его комнату от царского кабинета, и через это отверстие тайно любовался своим кумиром.

Однажды царский сын за какую-то оплошность в разговоре впал в немилость и был заключён в ту же комнату, где сидел истопник. Тоскуя по своему отцу, царевич выпросил позволения у истопника уступить ему отверстие и отводил себе душу тем, что хоть издали смотрел на своего отца.

И тогда истопник сказал ему:

– Горе тебе! Я, человек простой и бедный, не могу быть допущен к царю и вынужден любоваться им издали и через маленькое отверстие. Ты же, человек умный и воспитанный, способный заседать в царском совете и постоянно нужный царю, теперь обречён на ту же участь лишь потому, что не сумел вести себя хорошо и внимательно, взвешивать свои слова перед царём. Послушайся меня: исправь своё поведение – и ты всегда будешь восседать возле царя!

Сам на себя накликал.

Ослепший на оба глаза, с параличом рук и ног и весь покрытый вередами, доживал Нахум иш-Гамзо последние дни в своей обветшалой, полусгнившей избушке. Под ножки кровати, на которой он лежал, поставлены были лоханки с водою, чтобы не давать муравьям всползать к больному.

Ученики его, замечая, что избушка грозит обрушиться, собирались вынести больного, а затем и его вещи.

– Нет, дети мои, – сказал Нахум, – раньше вынесите вещи, а затем кровать: пока я здесь, изба – я надеюсь – не обрушится.

Они так и сделали. И как только была вынесена кровать с больным, избушка обрушилась. Говорят ему ученики:

– Учитель! За что тебе, угоднику Божьему, такие ужасные муки посланы?

– Дети мои, – отвечает Нахум, – я сам испросил себе у Бога эти муки. Дело было так. Отправился я однажды в гости к моему тестю и на трёх навьюченных ослах вёз ему подарки: на одном – съестные припасы, на другом – вина и разные напитки, на третьем – плоды и сласти. В дороге останавливает меня бедный, измождённый от голода странник и просит:

– Учитель, дай мне поесть чего-нибудь!

– Подожди, – отвечаю я, – дай мне развьючить сначала.

И пока я не спеша начал развязывать тюки, странник свалился с ног и тут же умер.

Увидя это, припал я к трупу и воскликнул:

– Глаза мои, которые не сжалились над твоими глазами, – пусть они ослепнут! Руки мои, не пожалевшие твоих рук, пусть отрезаны будут! Ноги мои, не пожалевшие твоих ног, пусть отсечены будут!

Наконец я в отчаянии воскликнул:

– И пусть всё тело моё неизлечимыми язвами покроется!

Говорят ученики:

– Горе нам, что мы в таком положении видим тебя!

Отвечает им на это Нахум:

– Горе было бы мне, если б вы меня не видели в этом положении.

Два юды – два йода Хасидская притча.

Однажды Юда Кадош (Иаков Ицхак из Пшисхи) спросил своих хасид им:

– Как вы обоснуете такое утверждение: если два юды (еврея) сидят рядом, не стремясь друг друга превзойти, то Бог простит им все прегрешения?

Так и не дождавшись ответа, ребе рассказал такую историю:

– Однажды, когда я был маленьким и в первый раз сел изучать алеф-бейс (алфавит), то, указав на букву йод, спросил своего меламеда (наставника):

– Что это за точка?

– Это буква йод, – ответил он.

Тогда я указал на две стоящие рядом буквы йод:

– А какое слово выйдет, если они рядом?

– Две рядом стоящие йод, – ответил меламед, – обозначают Святое Имя Бога.

Меня всё это очень заинтересовало, и я стал зачарованно разглядывать страницы Хумаша (пятикнижия), стараясь найти Имя Бога в виде двух соседних йод. И вдруг на глаза попались две точки, стоящие друг над другом.

– А это что такое? – спросил я.

– Это называется двоеточие, – ответил меламед.

– Уж очень похожи все эти точки, – заметил я, – как же запомнить, какие из них что обозначают?

– Очень просто, – сказал меламед. – Когда две точки сидят рядышком как равные – это Имя Бога. А если одна возвысилась над другой – уже нет.

Тогда-то я и понял: если два юды-еврея сидят рядышком как равные, они слагают собой Имя Божье. И прощаются им все грехи. Если же каждый силится превзойти другого, имени не получается. И о прощении речь не идёт.

Раввин и сторож.

В Ропшице – городе, где жил раввин Нафтали – у тех богатых людей, чьи дома стояли отдельно или на окраине города, был обычай нанимать человека, чтобы тот присматривал по ночам за их собственностью.

Поздно вечером, когда раввин Нафтали бродил по опушке леса, он повстречал такого сторожа, прохаживавшегося взад и вперёд.

– На кого ты работаешь? – спросил раввин.

Сторож ответил ему и в свою очередь спросил:

– А ты на кого работаешь?

Эти слова, как молния, поразили цадика.

–  Я ещё ни на кого не работаю, – смущённо ответил он.

Затем он долго прохаживался рядом со сторожем и, наконец, спросил:

– Не поступишь ли ко мне в услужение?

– Охотно, но что мне надо будет делать?

– Напоминать мне кто я, – сказал раввин Нафтали.

Слуга или вельможа.

Пришел ребе Ханина бен Доса к ребе Иоханану бен Заккаю поучиться божественной мудрости, а в то время у ребе Иоханана заболел сын, и стал патриарх просить ребе Ханину, говоря:

– Ханина, сын мой! Помолись о милости Господней к моему больному.

Низко, до самых колен склонил голову ребе Ханина и углубился в молитву. Больной выздоровел.

– Если бы я, – сказал ребе Иоханан жене, – хотя бы целый день просидел, поникнув головой до колен, молитва моя не была бы услышана.

– Но разве Ханина настолько достойнее тебя?

– Не в достоинстве дело. Но Ханина кротостью своей подобен слуге перед царем, а я и перед Господом стою как вельможа перед царем.

У хорошего мастера нет плохого инструмента.

Не тревожься о том,

Что будет завтра;

Поправь то, что было вчера.

Талант как деньги —

Либо есть, либо нет.

Глупость порой преуспевает,

Но все-таки остается.

Глупостью.

Лучше один раз сделать,

Чем тысячу раз печально.

Вздохнуть.

В деле, где мозгами надо.

Шевелить, вряд ли кулаками.

Что-нибудь добыть.

Мелочь.

Хозяин пригласил мастера покрасить лодку. Во время работы лодочник заметил дырку в днище, заделал ее, закончил покраску, получил деньги и ушел. А на другой день к нему примчался хозяин лодки.

– Вот вам деньги за починку, – сказал он и протянул кошелек с золотом.

– За что, – удивился мастер, – я получил сполна!

– Да, – подтвердил хозяин. – Но то были деньги за покраску лодки, а эти я плачу за ремонт.

– За такой пустяк? – изумился лодочник. – Это отняло у меня немного времени. Я и не думал просить деньги за такую мелочь.

– Эта мелочь, как вы ее называете, – ответил хозяин лодки, – спасла жизнь моим детям. Я позабыл о дыре, расплатился с вами и ушел по делам. А дети тем временем взяли лодку и уплыли в море. Я был в отчаянии, думал, они погибли. А когда дети благополучно вернулись, выяснилось, что их спасением мы обязаны вам.

Мицва и кража.

У одной еврейки выпал кошелек. Шедший за ней человек поднял кошелек, отдал его женщине, потом, продолжая за ней идти и улучив удобную минуту, украл у нее тот же самый кошелек.

Люди, видевшие это, спросили с удивлением:

– Почему это, Мойше, вы поначалу вернули ей кошелек, а потом все-таки украли его?

На что вор ответил:

– Понимаете ли, возвращение потерянного – это мицва. Если мне случается исполнить мицву – я делаю это с радостью. Ну, а воровство – моя профессия. Одно другому мешать не должно.

Мой настоящий дом.

Как-то человек отправился в город к великому мудрецу. Выяснилось, что живет мудрец в ветхой лачуге на окраине. В жилище не было ничего, кроме продавленной кровати и заваленного книгами стола, за которым сидел старик, погруженный в чтение. Гость обратился к нему с вопросом:

– Где живет мудрец?

– Это вы меня ищете, – ответил ему старик. – Что вас так удивило?

– Я не понимаю. Вы – великий мудрец, у вас много учеников. Ваше имя известно по всей стране. Вы должны жить во дворце.

– А где живете вы? – спросил старик.

– Я живу в особняке, большом, богатом доме.

– А как вы зарабатываете на жизнь?

Гость рассказал хозяину лачуги, что он бизнесмен и два раза в год ездит в большой город за товарами, которые затем перепродает местным купцам. Старик слушал его внимательно, после чего поинтересовался, где он останавливается в чужом городе.

– В маленьком номере маленькой гостиницы, – сообщил бизнесмен.

– Если бы кто-нибудь посетил вас в этом маленьком номере, он мог бы спросить: «Почему вы, состоятельный человек, живете в таком бедном номере?» А вы могли бы ответить: «Я здесь проездом и ненадолго. Здесь есть все, что мне нужно. Приезжайте в мой настоящий дом, и вы увидите, что он совсем другой». То же самое справедливо и для моего пристанища. Я здесь только проездом. Этот материальный мир есть лишь дорога. В моем настоящем доме все выглядит иначе. Приходите в мое духовное жилище, и вы увидите, что я живу во дворце.

Гроши и монета.

В одном городе был очень искусный цирюльник, который получал только три медных гроша за бритье бороды. Но так как он брил ежедневно многих, то, откладывая на своё содержание, он ежедневно сверх того сберегал по сто медных монет. Имея такой определённый заработок, он узнал, что в очень отдалённом городе дают более крупную монету за бритье одной бороды.

– Увы, – сказал он тогда, – зачем стану я тут терять своё время. Сколько я заработаю тут за три медных гроша. А там я могу обогатиться!

Он, недолго думая, распродал всё своё имущество и отправился в тот город, где предполагал такой выгодный заработок. Он убедился там, что всё, что ему рассказывали, верно. Он получил столько же крупных монет, сколько обрил народу, и, оказавшись вечером с большими деньгами, очень довольный пошёл на базар, чтобы купить себе пищу. Но всё там было так дорого, что для того, чтобы приобрести себе минимальное дневное пропитание, он истратил всё, что заработал, и у него не осталось ни гроша.

Когда он заметил, что в течение некоторого времени ежедневно происходит то же самое, что этот крупный заработок не только не даёт средств, чтобы что-нибудь скопить, но ему не хватает даже на ежедневный и необходимый расход, он, зрело всё обдумав, сказал себе:

«Мне надо вернуться на прежнее место и искать прежний скромный заработок, который, обеспечивая мне жизнь, давал ещё некоторую возможность откладывать на время моей старости; как бы ни был мал заработок, всё же то, что мне оставалось, ежедневно приращаясь, не было малым.

Вижу я теперь по опыту, что там грошами я зарабатывал больше, чем здесь крупными монетами, потому что здесь я не только не могу что-нибудь сберечь, но не могу пропитаться».

Иди своим путём Хасидская притча.

Один известный учёный как-то посетил своего ребе. Дело в том, что он хотел сменить род деятельности, но вначале решил посоветоваться с наставником. Учёный устал учить людей и завидовал тем, у кого, по-видимому, всегда находилось немного времени, чтобы передохнуть, выкурить трубку и поразмыслить над каббалистическими тайнами Бога и творения.

– Преподавание – да это просто каторга, – жаловался он самому себе. – Приходится часами готовиться, затем читать лекции, а потом ещё и отвечать на бесконечные вопросы студентов! Не удивительно, что у меня никогда не хватает времени на удовольствия, доступные другим людям.

Когда учёный добрался до дома ребе, оказалось, что тот болен и лежит в постели. Гость собрался было заодно с приветствием пожелать ребе Рефуа шлема (пожелание скорейшего и полного выздоровления), но тот его остановил:

– Раскрою-ка я тебе секрет изречения из Торы: «Вот житие Ноя». Слово «Ной» означает «лёгкий», «удобный». Слово «Вот» связывает эту фразу с изречением: «Вот Бог твой, Израиль». Какая тут связь? Мы склонны делать идола из лёгкости и предпочитаем молиться удобству, а не истине. Но ведь невозможно определить, кто прилагает больше усилий, а кто меньше. Единственное, что можно утверждать, – это остаёмся ли мы верны самим себе в своих усилиях.

Учёный, поражённый тем, что наставник сумел прочесть его мысли, согласно кивнул. Но он всё ещё не был полностью удовлетворён, потому сказал:

– Всё это так, ребе, но Тора ведь говорит и другое: «Ной ходил перед Богом». Как это понимать?

– У каждого из нас свой личный путь к Богу, – ответил ребе. – Кто-то идёт к Нему самоуглублением и размышлением, кто-то через физический труд, кто-то через науку. И нам всегда кажется, будто чужой путь легче нашего, поскольку мы не знаем всех трудностей, которые он сулит. Но если ты променяешь свой путь на другой, то обнаружишь, что заблудился, поскольку сам путь незаметно подменил для тебя цель. Не оставляй науку, сын мой. Трудись день и ночь, раскрывая тайны священного Писания и делясь ими со своими студентами. Это твой путь. Так ты ходишь перед Богом.

Учёный поклонился, поблагодарил наставника и поехал домой.

Мнение большинства.

Акавия бен Магалалэл держался по четырём вопросам особого мнения, отличного от мнения всех других законоучителей. Говорили ему:

– Акавия, откажись от своего мнения – и мы назначим тебя аббетдином (главным судьёй).

– Нет, – отвечал он, – лучше мне всю жизнь называться глупцом, чем один час – преступником перед Господом. Ради почёта и власти я делать этого не стану.

Однако же перед смертью он сказал своему сыну:

– Ты от моего мнения по тем четырём вопросам откажись.

– Отчего же сам ты не отказывался? – спросил сын.

– Видишь ли, сын мой, – ответил Акавия, – я своё мнение воспринял от многих учёных законоведов; противники мои, в свою очередь, руководились мнением также многих авторитетных учёных; каждая из спорящих сторон и оставалась при своём мнении. Тебе же предстоит выбор между двумя мнениями: одно ты воспринял от целой коллегии учёных, другое – от единичного лица, и преимущество должно быть отдано мнению большинства.

– Хорошо, отец, но повлияй на своих товарищей, чтобы они радушно приняли меня в свою среду.

– Этого, сын мой, я не сделаю.

– Знаешь ты какой-нибудь проступок за мною?

– Нет. Но пусть сами дела твои создадут тебе в жизни либо друзей, либо врагов.

Как ее замараться Хасидская притча.

Ребе Меир из Перемышля и ребе Исраэль из Ружина были закадычными друзьями. При этом трудно было представить себе людей более разных. Меир жил в бедности. Он никогда не позволял лишней копейке переночевать в его доме, – немедленно бежал делиться с бедняками. А ребе Исраэль жил по-царски.

И вот однажды друзья увиделись на некоем постоялом дворе. Оба собирались пуститься в путь. Ребе Меир сидел в простой повозке, запряжённой одной тощей кобылкой. Ребе Исраэль расположился в большом лакированном экипаже с четвёркой крепких жеребцов.

Исраэль спешился, подошёл к лошадке Меира и стал рассматривать её с деланным сочувствием. Затем обернулся к своему другу и, едва скрывая насмешку, сказал:

–  Я всегда путешествую с четвёркой сильных лошадей. Поэтому когда мой экипаж попадает в грязь, они его без труда вытаскивают. А твоя кобылка, как я вижу, едва способна тащить тебя и твою повозку даже по сухой хорошо утоптанной дороге. Но ведь в пути неизбежно встречается грязь. Зачем ты так рискуешь?

Ребе Меир сошёл с повозки и подошёл к другу, который всё ещё стоял около его лошадки. Затем он обнял старую любимую кобылку за шею и сказал мягко:

– Я думаю, что рискуешь ты. Путешествуя с этой лошадкой, которая заведомо не в силах вытащить повозку из грязи, я очень внимательно слежу за дорогой и объезжаю сомнительные места. А ты, мой друг, уверен, что сможешь выбраться из любой трясины, и потому не смотришь, куда едешь.

Делай хорошее другим как себе.

Хозяину было жаль расставаться с хорошим работником, и он попросил его об услуге – построить еще один дом. Плотник согласился, но было видно, что во время работы он думал о чем-то другом, совсем не старался, материалы брал какие попало.

Когда плотник закончил работу и дом был готов, хозяин протянул плотнику ключи от входной двери. «Этот дом, – сказал он, – мой подарок для тебя».

Как же расстроился плотник. Если бы он знал, что строит для себя, он бы сделал все совсем по-другому.

Притча о фермере.

Однажды один великий мистик привел своих учеников к одному полю, где на протяжении многих месяцев один фермер пытался выкопать колодец. Ученикам не очень хотелось идти туда – нет смысла. Все, что мастер хотел сказать, он мог бы сказать и здесь. Однако мистик настаивал на своем:

– Пойдемте со мной. Без этого вы не сможете понять то, о чем я говорю.

Оказалось, что фермер проделывал следующее: начав копать в одном месте, он отходил в сторону на 5 – 10 шагов и начинал копать вновь. Не найдя воду, он начинал копать в новом месте. Фермер уже выкопал восемь ям и рыл девятую. Он испортил все поле.

Руми сказал своим ученикам:

– Не будьте похожими на этого безумца. Если бы он направил всю свою энергию на копание одного колодца, то давно уже нашёл бы воду, как бы глубоко она ни находилась. Он бесполезно растратил свою энергию.

Две сохи.

Кузнец отремонтировал две сохи. Одну из них на следующий день забрал крестьянин и отвез в поле, вторая осталась стоять в углу сарая. Жизнь второй сохи была легка и беззаботна!

Прошло время, и однажды обе сохи вновь встретились в сарае. Соха, которую не использовали в работе, заржавела, а та, которой вспахивали поле, стала блестящей и красивой.

– Отчего ты стала такой красивой? – с завистью спросила подругу соха из своего угла. Я стала красивой от труда, тебя же изувечило безделье.

Пир для Бога.

Однажды император Адриан сказал:

– Хочу устроить пир для вашего Бога.

– Не по силам тебе это будет, – ответил ребе Иошуа.

– Почему?

– Слишком много войска сопровождает его.

– А всё-таки, – упорствовал Адриан.

– Хорошо. Выбери на берегу реки место посвободнее и приготовь там свой пир.

Всю весну и всё лето провёл Адриан за работами по приготовлению пира. Но подули осенние ветры, разрушили всё и снесли в реку. Снова начал строить Адриан, всю зиму проработал. Но полили весенние дожди и смыли всё в реку.

– Что же всё это значит? – спросил Адриан.

– А это, видишь ли, Божьи заметальщики и поливальщики, предшествующие Ему.

– Да, – согласился Адриан, – не по силам мне затея моя.

Кузнечные меха.

Один неверующий, который был к тому же насмешником и злопыхателем, пришел к маггиду из Дубно и стал глумливо утверждать, что Бога нет.

– Если ты убедишь меня в том, что Бог существует, я признаю тебя великим учителем, – заявил он мудрецу.

– Расскажу-ка я тебе притчу, – сказал маггид. Однажды принес купец домой кузнечные меха, дал их своему работнику и сказал:

– Если тебе понадобится раздуть огонь, растягивай меха, как гармошку, и пламя разгорится.

На следующий день пришел работник к купцу и говорит:

– Не работают меха. Как ни старался, не разгорается огонь.

Купец решил разобраться, в чем дело. Заглянул в печь, а там – ни искорки. Угли давно погасли и остыли. Тогда он сказал работнику:

– Как же ты хочешь, чтоб разгорелся огонь, если его и вовсе нет. Даже искры не осталось, а без нее пламя не раздуть. Раздобыл бы ты горящий уголек у соседа или спичкой чиркнул бы, тогда дела пошли бы на лад.

– Таки с неверующим, который и мысли не допускает, что Бог существует, – заключил маггид из Дубно. – Была бы в тебе хоть искра веры, я помог бы тебе ее раздуть, как раздувают мехами огонь. Но ты погасил в своей душе эту искру. Поэтому не стану я тратить на тебя слов впустую.

Словарь незнакомых слов.

Аббетдмн – главный судья.

Бааль Шем Тов или Бешт – основатель хасидского движения в иудаизме, рабби.

Бар-мицва – (буквально сын заповеди), мальчик, достигший возраста 13 лет и одного дня и считающийся физически взрослым, а потому правомочным и обязанным исполнять все религиозные заповеди.

Галаха – это религиозно-правовая иудейская система, совокупность законов, содержащихся в Талмуде, в Торе и в раввинистической литературе. Галаха регламентирует разные жизненные стороны еврейского общества. Это одна из ветвей иудаизма.

Гиллель (Хиллел Вавилонянин или Хиллел ха-Закен, 75 г. до н. э.) – палестинский раввин, выдающийся законоучитель во время правления царя Ирода. Гиллель много внимания уделял делу распространения Торы и дал ряд методов её толкования.

Дом Учения – обычно объединен с Домом Молитвы. Это место учения и почитания Бога. Путешественники, не нашедшие другого пристанища, останавливаются в Доме Учения.

Каббала – религиозно-мистическое учение в иудаизме, возникшее в XII в. в Провансе и в Испании. В отличие от чистой мистики каббала предпочитает непосредственным путям познания Божества созерцание, размышление, молитву и стремление постигнуть скрытый, истинный смысл Торы и других священных книг, заключающих, по мнению каббалистов, символическое описание Бога и Божественных процессов. Вместе с тем каббале, как и мистике, свойственно стремление приподнять завесу таинственного и непостижимого, использование символов как единственно адекватного средства выражения и предпочтение интуитивного мышления дискурсивному (рассудочному, логическому).

Маггид – еврейский традиционный проповедник. Понятие «маггид» указывает также на тот дух, которым отмечены избранные и благодаря которому им открываются тайны учения и завеса будущего.

Миснагдим, митнагдим, миснагиды (буквально – «противящиеся», «возражающие», единственное число – митнагед) – название, которое дали себе противники хасидизма из среды раввинов и руководителей еврейских общин.

Меламмед – учитель детей.

Миньян (ивр. счёт, подсчёт, число) – в иудаизме, кворум из десяти взрослых мужчин (старше 13 лет, бар-мицва), необходимый для общественного богослужения и для ряда религиозных церемоний. Миньян нужен для того, чтобы произнесённая молитва считалась молитвой всей общины, а не индивидуальной.

Мицва – доброе дело или хороший поступок.

Мишна (ивр. букв, «повторение») – Моисей получил на горе Синай не только письменную Тору, но и устную, которая затем передавалась параллельно от поколения к поколению и в которой трактовались положения, изложенные в Торе. Со временем, когда возникла опасность, что устное учение будет забыто, мудрецы во II веке приняли решение записать его в виде Мишны.

Моисей (взятый (спасённый) из воды) (XIII век до н. э.) – еврейский пророк и законодатель, основоположник иудаизма, произвёл Исход евреев из Древнего Египта, сплотил израильские племена в единый народ.

Песах (по-гречески и по-русски – Пасха) – центральный иудейский праздник в память об Исходе из Египта. Еврейская Пасха.

Раввин (букв, «великий», «значительный», «учитель») – в иудаизме учёное звание, обозначающее квалификацию в толковании Торы и Талмуда. Присваивается по получении иудейского религиозного образования; даёт право возглавлять конгрегацию или общину, преподавать в иешиве и быть членом религиозного суда. В современном Израиле раввин также – государственный чиновник, служащий раввината города и страны, ответственный за предоставление культовых услуг населению.

Рабан – господин и учитель, наставник всего Израиля. Подобный почет оказывали лишь прямым наследникам Гиле ля.

Рабби (равви) – у древних евреев – учитель. Позднее – знаток священного писания и талмуда (обычно перед собственным именем, например, рабби Иегуда).

Ребе (идиш) – 1. Титул учителя (мела-меда) в иудейской начальной школе хедере. 2. Уважительное обращение к раввину, принятое среди ашкеназских евреев. 3. В хасидизме – титул духовного главы хасидского течения.

Седер – ритуальная семейная трапеза в праздник Песах.

Тора – учение и закон как писаный (библейский), так и устный.

Хасидизм – религиозно-мистическое направление в иудаизме. Требует не столько глубокого изучения Торы, сколько простой веры, преданности Творцу.

Хедера – народная вероисповедальная школа.

Цадик (праведник) – лидер хасидской общины.

Шаббат (ивр. от шабат – «покоился, прекратил деятельность»), в иудаизме – седьмой день недели (суббота), в который Тора предписывает воздерживаться от работы. В иудаизме суббота была дана Всевышним в шестой день, когда был сотворён человек. Иудаизм утверждает, что мир, сотворенный Творцом в первые шесть дней творения, не существует сам по себе, а продолжает создаваться Творцом каждое мгновение. Отказываясь от творческой деятельности в субботу, еврей получает возможность стать частью мироздания, а не быть над ним.В иудаизме первый день недели – воскресенье.

Шекель – денежная единица Израиля.

Шофар – рог, в который трубят в синагоге, в основном на Новый год.

Оглавление.

Еврейские притчи. Мудрец выше пророка. Жизнь – лишь сон. Но не буди меня. У всякой пташки свои замашки. Всегда есть надежда Хасидская притча. Каменотес. Невеста. Зеркальная комната. Сокровище. Два способа утешения. Как посрамить злое побуждение Хасидская притча. Притча о хорошем и плохом городе. Глухой. Скалы и люди. Чудодейственный бульон. Листок Хасидская притча. Погоня за жизнью Хасидская притча. Очевидное. Прошлое, настоящее или будущее? Совет мудрого философа. Минута жизни. И это пройдет тоже. День кончины мира. Судьба – не собака, палкой не отобьешься. Притча о пауках. Притча о судьбе. Притча о корабле. Счастье. Счастье Соломона. Поменялись местами. Притча о предназначении. Три желания. Притча о разлуке и любви. Создай все сам. Когда мудрый сердится, он уже не мудрый. Книга Хасидская притча. Арбуз. Мудрость или святость? Мудрый отец. Правда и притча. Как важно правильно слушать. Притча о морских звездах. Лошадиная логика Хасидская притча. Долголетие Гиллеля. Мудрый еврей и бриллиант. Ученые и поденщик. Притча о пшенице. «Умная» мышь. Первая виноградная лоза. Три мудрых совета. Любовь растопит. Бог живет наверху, а мучает внизу. Вера в Бога. Где Всевышний? Хасидская притча. Разговор с Богом. Спасение от наводнения. Алфавитная молитва Хасидская притча. В лавке у бога. Гляди на солнце. Оба слушают. Неученая женщина Хасидская притча. Как спросить. Земля и пепел. Шершень и паук. Воля Бога. Драгоценность греха Хасидская притча. Два ангела. Чудо. Притча о салате. Убитая собака. Молитва сапожника. Лекарство для страха перед Богом. Забудь самого себя. О двух младенцах. Живут как голуби, а дерутся, как коты. Подарок маме. По-человечески. Проклятие-благословение. Необходимый атрибут Хасидская притча. Притча о доме без господина. Плач ребенка. Вера в чудеса. О самой красивой женщине. Два правила Хасидская притча. Любовь ребе Хасидская притча. Сокровище. Член семьи. Благоразумный совет. Драгоценный камень. Пастух и его жена. Туфля. Семейное счастье. Здравый смысл. Зачем нужен брат? Зависть. Хлебец. Любовь подобна цветам. Если ты хозяин в доме. Лучше уксус друга, чем поцелуй врага. Не пренебрегай соседом! Настоящая дружба. Два друга. Богатство, дружба и любовь. Ложь во благо. Лошадки одной масти. Каменная глыба и путники. Травинка и гвоздика. Молодой раввин и огонь. Кожаный мех и мыши. Мастер теряет критика. Письма-приглашения на свадьбу. Не задавай вопросов. слушая сказку. Два вопроса. Господи, спокойной ночи Хасидская притча. Дохлый осёл. Невоспитанный джин. «Мертвая» ящерица. Лучшая молитва. «Украденное» ребро. Аппетит праведника Хасидская притча. Не дом, а рай! Маленький кусочек веревки. Небесный рецепт Хасидская притча. Куда делся конь? Приёмный сын царя. Притча о свече. Двое в трубе. Восхождение. Зрячий и слепой. Царский обед. Лисица и рыбы Хасидская притча. Пыль на зеркале. В холодный день – мёрзнуть. Вывод старой еврейки. Чистота телесная. Золотые монеты и уговор. Все предрешено… осталось лишь выбрать. Знаток Хасидская притча. Свет. Взгляд и вздох. Абсолютная уверенность Хасидская притча. Своя правда. Подумай трижды. Горы у моря. Выбор креста. Шутка. Виночерпий. Кувшин. Победа справедливости. Кошелёк с золотыми монетами. Кнут Хасидская притча. Который из трёх? Нерушимость толкований. Все плачут, один радуется. Семя и плод. Учись мудрости на чужой глупости. Все необходимое в тебе. Знание, а не слова Хасидская притча. Вера с душой Хасидская притча. Вся суть Торы. Зачем учиться. Люби себя. Ложь. Не власть, а рабство. Глупцы. Притча о цели. Невидимая поддержка Хасидская притча. Предсмертное благословение. Люди забыли низко склоняться. Фарватер. Иди за своей мечтой. Повиновение. Тяжел кошелек. зато настроение легкое. Трапеза богача. Богатство и мудрость Хасидская притча. Любая гавань хороша. Гость в доме. Дважды. Притча о деньгах. О богатстве. Молитва скряги. Хороший урожай. Участок земли. Телеграмма. Двадцать пять способов прихода денег. Советник царя. Долг портному Хасидская притча. Курица и свинья. Богатство и Бедность. Стекло. Полдела сделано. Каков сад. таков и садовник. Каменья. Сказочник и маленький жучок. Гвозди. Алфавит печали Хасидская притча. Лягушка и скорпион. Болтовня. Чума. Третий министр. Напарницы Хасидская притча. Всегда еврей. Грехи. Природа человека. Ничто Хасидская притча. Каждый видит свое. Солнце и луна. Помехи Хасидская притча. Гостеприимство Хасидская притча. Куда девать себя Хасидская притча. Преодоление страха. Сколько волка не корми. Законное вторжение Хасидская притча. Где я? Хасидская притча. Облик Моисея. Царевич. Сам на себя накликал. Два юды – два йода Хасидская притча. Раввин и сторож. Слуга или вельможа. У хорошего мастера нет плохого инструмента. Мелочь. Мицва и кража. Мой настоящий дом. Гроши и монета. Иди своим путём Хасидская притча. Мнение большинства. Как ее замараться Хасидская притча. Делай хорошее другим как себе. Притча о фермере. Две сохи. Пир для Бога. Кузнечные меха. Словарь незнакомых слов.