«Если». 2011 № 12.

* * *

Неуловимый и невидимый глазу сигнал, один из многих, миновал тысячи километров через кабели связи, спутниковые каналы и серверные станции, пока не отобразился в виде простой диаграммы на мониторе в офисе проекта «Хиронекс».

Руководитель службы безопасности проекта, плечистый молодой человек с армейской выправкой, нажал кнопку вызова.

— Товарищ полковник, есть входящий сигнал.

— Понял тебя, Гоша, — ответил ему импозантный 55-летний мужчина с заметной родинкой на нижней губе. — Сейчас буду.

Полковник Чуров набросил пиджак и быстро спустился в узел связи. На двух мониторах он увидел лица обоих абонентов — Сергея и Лены. Их разговор был слышен всем через колонки.

— Ну, где он? — нетерпеливо спросил Чуров.

— Не могу сказать, — покачал головой оператор. — IP-адрес скрыт.

— Так раскройте!

— Это затруднительно, — оператор нервно усмехнулся. — Он использует защищенный прокси-сервер где-то в Нигерии.

— Где?! — Чуров захлопал глазами. — Какой сервер, какая Нигерия? Он что, хакер? Он гребаный санитар! Подключайте людей, шевелитесь! Гоша, чего стоишь?

Главный охранник растерянно развел руками.

— Для этого не нужно быть хакером, — нахмурился оператор. — Системы анонимного доступа может применять любой желающий.

— Ну, и почему вы не можете сломать эту чертову систему, если она доступна любому желающему? Вот же — мы его видим и слышим! Неужели так трудно установить, где он?

— Мы просто снимаем входящий сигнал с ее подключения, — оператор ткнул пальцем в монитор с Леной. — И пока это все, что мы можем. Простите, сигнал ушел! Они отключились.

Изображение на обоих мониторах исчезло. Чуров вполголоса чертыхнулся.

— Ну, хорошо, — сказал он. — Вернее, плохо, очень плохо. А что с мобильными разговорами?

— Там все еще хуже, — покачал головой оператор. — Было всего три звонка, и все с разных номеров. Он даже трубки использует разные, чтобы мы не вычислили IMEI-код телефона.

— Так… — Чуров прошелся по узлу связи, тут же уперевшись в стену — комнатка была тесная. — Разговор записали хоть?

— Естественно. Но там треп один, ничего нового.

— Давайте прогоним разок. Может, ухватим ниточку.

Чуров присел у мониторов и, нацепив очки, очень внимательно прослушал разговор Сергея и Лены. Как и говорил оператор, ничего нового или полезного он не услышал.

— Ну-ка, перемотай на пять секунд, — заинтересовался вдруг Чуров. — Еще чуть… еще… Вот!

Запись остановилась на моменте, где Гордин чуть наклонил голову, и за его спиной стал виден фрагмент настенного календаря.

— Вот этот участок, — показал Чуров, — нужно увеличить.

— Увеличить-то можно, но толку… — усомнился оператор, но полковник прервал его.

— Делай!

Теперь уже все увидели — на календаре чернела расплывчатая надпись фломастером: «Жанна 8-965-56…». Остальное разобрать не удавалось.

— Ну вот! — воскликнул Чуров. — Уже есть с чем работать! Шевелитесь, занимайтесь. О результатах доложите завтра.