ЖИЗНЬ ПОСЛЕ СМЕРТИ.

АНГЕЛЫ-ХРАНИТЕЛИ.

Одна из самых светлых сторон теософических учений состоит на мой взгляд в том, что они возвращают человеку наиболее отрадные верования тех религий, которые он уже перерос. Встречается много людей, которые расстаются с глубоким сожалением с прекрасными представлениями своего младенческого сознания. Они перешли из сумерок на более яркий свет, но вернуться назад уже невозможно, если бы они даже захотели того; а между тем, некоторые грезы этих сумерок были так прекрасны, что более яркий свет кажется беспощадным по сравнению с нежным колоритом этих грез. Теософические учения приходят в этом случае к нам на помощь и показывают, что вся красота и поэзия, проблески которой они смутно улавливали в сумеречный период своего сознания, существует как живая реальность, но, вместо того чтобы исчезнуть, красота эта проявится еще ярче в свете полного дня. Но возвращая нам всю поэзию сумерок, учения теософии строят её на совершенно новых основаниях, на оснований проверенных фактов, вместо недостоверных традиций. Красивым примером подобных вероучений является идея "ангелов-хранителей". Существует много прекрасных преданий относительно вмешательства в человеческую жизнь ангелов, которым очень хотелось бы верить, если бы их можно было принять на разумных основаниях; а между тем, эти разумные основания существуют, что я и постараюсь доказать в этой главе.

Вера в такое вмешательство идет из древнейших времен. Среди наиболее ранних индусских легенд мы находим рассказы о временном появлении неземных существ в критические моменты человеческой судьбы. Греческий эпос полон такими же рассказами, и даже в истории Рима мы читаем, как небесные близнецы Кастор и Поллукс ведут армию юной республики в сражении при озере Региллусе. В средневековых легендах св. Яков ведет испанские войска к победе и во многих преданиях упоминается об ангелах, которые охраняли набожного паломника или вмешивались в надлежащий момент, чтобы защитить его от опасности. Всё это народные суеверия, скажут мне. Возможно, но всюду, где мы встречаемся с народным суеверием, которое широко распространено и устойчиво, в нем имеется всегда зерно истины — часто искаженной и преувеличенной, но всё же истины. И легенды об ангелах-хранителях принадлежат именно к таким суевериям.

Большинство религиозно настроенных людей говорит об ангелах-хранителях, которых чувствуешь около себя в моменты опасности или смятения, и христиане не составляют исключения. Но христианство подверглось воздействую реформации, и последняя смела много ценных сокровищ, которые оказались потерянными для большинства и не могут быть восстановлены и до сих пор. Что в католической церкви существовали тяжкие злоупотребления, этого нельзя отрицать, и реформация была тяжелым судом за грехи, предшествовавшие ей. То, что носит название протестантизма, омрачило мир и опустошило его для своих последователей, утверждая между прочим, что не существует ничего, что бы соответствовало тем бесконечным ступеням, которые простираются между Богом человеком. Протестантизм отличается изумительными представлением о постоянном вмешательстве Правителя Вселенной в действия своих же собственных законов и в последствия своих же собственных предначертаний; и это происходит обыкновенно под влиянием мольбы сотворенных им людей, из чего нельзя не заключить, что они знают лучше его, что составляет их благо, что хорошо и что дурно для них. В теософии не существует таких представлений, ибо мы убеждены в полноте божественной справедливости и поэтому признаём, что вмешательство в жизнь человека свыше возможно только тогда, когда он того заслужил. Но и в этом случае такая помощь приходит к нему через посредствующие силы, а никак не благодаря непосредственному вмешательству Бога. Мы твердо знаем — иные благодаря теоретическим знаниям, а другие благодаря личному опыту, — что существует много посредствующих эволюционных ступеней между человеком и Богом. Древняя вера в ангелов и архангелов оправдывается фактами, ибо как существуют различные царства природы ниже человеческого, также существуют и царства мировой эволюции, которые превышают его.

Непосредственно над нами, приблизительно в таком же отношении к нам, в каком мы находимся к царству животному, существует царство дэв или ангелов, а ещё выше — эволюционная ступень, которая носит название дхьян чоханов или архангелов, и так продолжается, поднимаясь всё выше и выше к подножию самого Бога. Вся вселенная есть единая постепенная жизнь, начиная от самого Бога и кончая прахом под нашими ногами, единая эволюционная лестница, на которой человечество занимает лишь одну из её ступеней. Много ступеней возвышается над нами и много их спускается ниже нас; каждая из ступеней занята особым проявлением жизни, и было бы нелепо предполагать, что мы являем собою наиболее высокую форму развития, конечный венец эволюции. Появление — время от времени — сынов человеческих, несравненно более продвинувшихся чем мы, указывает нам на ту ступень, которая ожидает и нас, и в то же время оно дает нам живой пример для подражания. Христос и Будда, а также другие, не столь высокие Учителя, раскрывают перед нами величественный идеал, к которому мы должны приближаться, как бы далеко мы ни отстояли от него в настоящий период нашей эволюции.

Когда происходят особые вмешательства в человеческие дела, должны ли мы их объяснять каждый раз вмешательством ангелов? Иногда это бывает, но редко, потому что эти высокие существа имеют свои задачи на соответствующей им ступени в великом плане вселенной. Человек занят собой до такой степени, что склонен воображать, что все великие силы вселенной должны следить за ним и с готовностью помогать ему каждый раз, когда он страдает через свою же собственную слабость или неведение. При этом за собой он совсем не признаёт обязанности действовать как благое провидение по отношению к царствам природы, стоящим ниже его, и не считает нужным оставлять свои дела, чтобы помогать нуждающимся в помощи животным. Иногда он играет по отношению к ним роль настоящего дьявола, врываясь в их невинную и безвредную жизнь с пытками, или же легкомысленно убивая их с целью удовлетворить свои жестокие инстинкты, которые он изволит называть "спортом". Иногда он держит животных при себе и заботится до известной степени о них, но только для того, чтобы они работали в его пользу, а не ради бескорыстной помощи их эволюции, какую он требует для себя самого от ангелов. Как же может он ожидать от тех, кто стоит выше его, такой заботы, какую сам он не желает оказывать стоящим ниже его? Гораздо вернее представлять себе ангелов занятыми своими собственными задачами и совсем не думающими о людских делах.

Может случиться, что один из ангелов заметит горе или затруднение человека, которые вызовут в нем жалость, и что он попытается помочь ему так же, как мы иногда пытаемся помочь страдающему животному; но в то же время можно быть уверенным, что его более широкое сознание предвидит ясно, что на настоящей ступени эволюции подобные вмешательства могут принести гораздо больше вреда, чем блага. В давно прошедшие времена человечество получало частую помощь от сверхчеловеческих существ, но это происходило оттого, что среди младенческого человечества не было еще никого, способного стать вождем и учителем; но в настоящий период эволюции, когда мы уже вышли из детства, мы должны иметь своих помощников и вождей из среды своей собственной расы.

Существует еще другое царство природы, о котором очень мало известно современным людям, следы знакомства с которым сохранились только в народных преданиях. Это царство духов природы; им дают самые различные имена: фей, гномов, кобольдов, домовых, сильф, ундин, и т. д., и почти нет страны, в народных верованиях которой они не играли бы определенной роли. Это — существа, обладающие астральными или эфирными телами, почему они бывают видимы для человека только при особых, редко встречающихся обстоятельствах; они обыкновенно избегают его близости, ибо не любят грубых взрывов его страстей, и поэтому они могут быть встречены чаще всего в каком-нибудь уединенном месте одиноким горцем или пастухом, вдали от деловой сутолоки населенных мест. Случается изредка, что одно из этих существ привязывается к человеку и посвящает себя его услугам, как об этом нередко говорится в историях горной Шотландии; но обыкновенно трудно ожидать разумной помощи от существ, стоящих на этой ступени.

Существуют иные помощники человеческой эволюции, о которых большинство человечества и не подозревает, это — великие адепты, Учителя мудрости и сострадания, существа человеческого происхождения, но настолько более развитые, чем мы, что они в сравнении с нами как боги по размерам мудрости и милосердия. Вся их жизнь посвящена содействию мировой эволюции. Но можно ли думать, что они захотят вмешиваться в человеческие дела? Не знающие смысла их деятельности воображают, что адепты должны бы появляться в наших больших городах, чтобы помогать бедным и угнетенным; допускающие существование адептов начинают с критики их действий и с упреков — почему они допускают совершаться всему злу, которым переполнена человеческая жизнь. Такая критика в высшей степени неразумна, ибо высшие существа знают лучше нас, что они делают. Их деятельность происходит на гораздо более высоких планах бытия; они имеют дело непосредственно с душами людей, на которые они изливают — подобно тому, как солнце светит на цветок, — свою жизненную силу, которая содействует росту души; и это их дело много важнее, чем лечение или питание физических тел, которое может быть совершено и без их сверхчеловеческого содействия. Направлять это содействие на физические цели было бы так же неразумно, как занимать людей науки разбиванием придорожных камней на том основании, что этот труд полезен для всех, тогда как ученые труды представляют из себя непосредственную пользу только для немногих. Задачи адепта иные.[5].