Жизнь за пределами смерти.

Глава 1. «По ту сторону».

Чаще всего Учителям Востока задается вопрос: «Что говорит Ваше учение относительно „той стороны“ реки смерти?» Глубоко развитого, образованного оккультиста, этот вопрос всегда поражает. Для него он столь же странен, как если бы простого обывателя спросили: «Что говорит Ваше учение относительно „той стороны“ улицы?» Он бы удивился, какое может быть «учение», когда нужно лишь сознательно открыть глаза для разрешения этого вопроса.

Восточный Учитель всегда поражается многочисленностью доказательств, к которым прибегают большей частью учителя и проповедники Запада для уяснения простых теорий и догматов. Эти так называемые учителя производят впечатление «слепых, ведущих слепых», так как они сами не имеют возможности проверить свои объяснения и слепо передают то, что узнали от других, познавших свое учение таким же образом. На Востоке, напротив, встречаешь много людей, высокоразвитых психически, для которых феномен «той стороны» кажется столь же простым, как феномены на «этой стороне», столь же понятным, как обычная житейская среда. Для восточных людей «та сторона» не представляет из себя неизвестное море; они так же хорошо знакомы с его течениями, глубиной, островами и всякими особенностями, как западный моряк знаком с Атлантическим океаном. К тому же, всякому развитому восточному человеку с юных лет внушают, что феномен «той стороны» может быть проверен всяким, кто согласен потратить время и старания на развитие тех высших чувств, которыми обладают все люди.

Но, по тем же причинам, оккультист Востока приходит иногда в полное недоумение и даже уныние при попытке передать свои познания ученикам Запада. Как-то инстинктивно разум людей Запада отказывается воспринять правду так, как ее воспринимают ученики Востока; не имея возможности лично испытать правдивость некоторых психических и духовных фактов, служащих основой подробного учения, разум Запада естественно требует фактических доказательств для восприятия дальнейшего учения. Так как эти факты могут быть восприняты лишь личным опытом, то никакие доводы не могут быть достаточно убедительными. Следовательно, ученики Запада могут воспринять восточное учение лишь слепо, на веру, или же считаться с ним только, как с предположениями и теориями самого Учителя. А так как таких предположений и теорий на Запад несколько тысяч, то неудивительно, что ученики в них часто не верят, говоря, «что одно предположение равноценно другому».

Изучая факты «той стороны», ученик должен первым долгом сознать, что ему не могут быть даны фактические доказательства, за отсутствием в нем самом высокоразвитых психических и духовных чувств.

В таком случае требование доказательств равносильно требованию слепого доказать ему, что такая-то вещь красного или иного цвета, или же требованию глухого доказательств гармонии в музыке. Представьте себе, как объяснить вкус сахара человеку, никогда не евшему ничего сладкого. С чего тут начать? И как вести объяснения?

Итак, в данном случае надо первым долгом понять, что учения этой книги предлагаются не как доказательства феномена «той стороны», но лишь как рассказ путешественника, вернувшегося из еще неопознанной страны и сообщающего обо всем, что он там видел.

Как мы уже говорили нашим ученикам на первом уроке, данном девять лет тому назад: «Учителя Востока не требуют слепого уверования в их Учение. Наоборот, они внушают ученикам – усвоить лишь ту правду, в которой они лично могут убедиться. Но в то же время, ученик должен понять, что для личного убеждения он сам должен сначала развиться. Учитель просит ученика, чтобы тот доверился ему для указания пути и говорит ему: „Вот путь. Иди, и на нем ты найдешь то, чему я тебя учил. Хватайся за эти познания, взвесь, измерь их сам и испытай их. Дойдя до любой точки пути, ты познаешь столько же, сколько и я, и всякий другой познал на этом же месте, но перед тем, как ты доберешься до одной любой точки, ты должен согласиться с нашими объяснениями или отбросить их. Не воспринимай ничего окончательно без проверки, но если ты умен, то воспользуйся советами и опытом тех, которые шли здесь до тебя. Личный опыт обязателен, но те, которые уже прошли этот путь, могут служить указателями вновь пришедшим. Продвигаясь вперед, они оставляют за собой по пути отметки и указательные столбы, которыми всякий умный человек воспользуется. Никто не требует слепой веры; надо иметь лишь доверие ко мне, пока ты не станешь в состоянии сам доказывать те истины, которые я тебе внушаю, как они были доказаны мне в свое время моими предшественниками“.

Ученик Запада, пожалуй, скептически возразит, что мы не приводим никаких научных доказательств феноменам «той стороны». Если он подразумевает под «научными» доказательства физического характера, то мы не можем не согласиться с ним. Но для познавшего многое оккультиста термин «научный» имеет более широкое и глубокое значение. Человека, желающего смерить, взвесить и зарегистрировать бестелесные предметы при помощи физики, ничего кроме неудач и разочарований ожидать не может, так как он никогда не добьется желаемых результатов. Физические приборы предназначены лишь для физических целей, – мир духовный обладает своими собственными приборами, и они одни могут запечатлеть его феномены.

Мы надеемся, что читатель нас верно поймет.

Мы не предлагаем никаких физических доказательств. Таковых, говоря строго, не существует. Мы не приводим доводов, так как все равно не найти общей основы для зрячих «с той стороны», и тех, чье зрение обнимает лишь земное.

Но это не означает, что мы приводим ряд не постижимых разумом данных и требуем беспрекословной веры в них. Ничуть. Хотя разум не может пробить завесу, разделяющую обе стороны жизни-смерти, все же разум, очищенный от предрассудков и не повинующийся слепо всяким учениям, постигнет некоторую «разумность» в изложении истин неведомого мира – покажется, что это учение сообразуется с другими, уже признанными фактами и приводит к разумному разъяснению того феномена, который иначе остается неразъяснимым. В общем, разум сообразит, что учение Истины согласует видимо противоречащие друг другу сочетания фактов и соединяет многие отдельные и бывшие до сих пор неясными, хотя и признанными разумом, кусочки истины в одно умственное целое.

Мы просим наших учеников вынести свои суждения лишь после внимательного прочтения нашей книги; советуем также внимательно вникнуть во все изложенное и тогда еще раз перечесть книгу. После этого пусть он спросит себя: «Разве это не кажется разумным и правдоподобным?» Если читатель сможет признать все это лишь как «развивающее учение предположение», то пусть он удовлетворится хотя бы этим, хотя такой термин может вызвать лишь улыбку у тех, которые знают, что это учение основано на опытах и показаниях древних ученых. Но при повторном внимательном чтении и раздумывании это учение с каждым разом покажется все более и более разумным и приемлемым, вместо прежних учений. Нелегко отстать от предложенной истины; она беспрестанно зудит вам, так сказать, в умственное ухо, а за этим умственным ухом находится еще частица вашего Я, хоть и скрытая, как бы в ножнах, и та знает истину. Знает! Несмотря на все ваши отрицания, вы не можете отойти от истины, когда она проникла в ваше сознание, так как она поддерживается вашим подсознанием и со временем пустит корни, а потом листья и цветы.

Таким образом, не так уж важно, вникнет ли ученик сразу в Учение или нет. Времени впереди много, и оно сделает свое дело. В конце концов, всякое Учение является посеянным зерном.

Глава 2. Смерти нет.

Людей повергают в транс мысли о смерти.

Как часто приходится слышать о том, «что человек был скошен свирепым жнецом», или «что скошен в расцвете лет», или «что его деятельность прервалась» или «что трудовая жизнь оборвалась», и пр., и пр., причем главным образом хотят высказать, что существование человека стерто и перешло в ничто. Особенно наглядно это выражается на Западе. Хоть там и преобладает религия, проповедующая о радостях загробной жизни, так что, казалось бы, что каждый верующий должен бы приветствовать кончину, что все родственники и друзья должны бы облачиться в светлые наряды и разукраситься пестрыми цветами по случаю перехода любимого существа в иную, лучшую сферу бытия, – мы видим как раз противоположное. Большинство, несмотря на исповедуемое учение, как будто боится приближения «свирепого жнеца», друзья умершего облачаются в траурные одежды и от души горюют по усопшему, как по навсегда утраченному. Несмотря на всю их веру, смерть для них страшна.

Для тех, которые обрели сознание, что смерть лишь иллюзия, эти страхи отпадают. И они естественно горюют, но они знают, что эта разлука временна, что любимое существо просто перешло в другую жизненную фазу и ничто не потеряно, не погибло.

Существует древнейшая индийская басня, в которой говорится о гусенице, почувствовавшей близость конца своего гусеничного существования и приближение долгого сна кукольного периода и созвавшей потому всех своих друзей. «Меня огорчает сознание, – молвила она, – что мне надо расстаться с жизнью, преисполненной надежд и сулящей мне столько достижений в будущем. Страшный жнец скосит меня в расцвете молодости, этим природа доказывает свою бессердечность. Прощайте, дорогие друзья, прощайте навеки. Завтра меня не станет». И она скончалась, окруженная опечаленными друзьями. Одна старая гусеница грустно заявила: «Наша сестра нас покинула. У нас с ней общая судьба. Друг за дружкой мы будем скошены грозным истребителем, как трава на лугу. Мы веруем, что снова оживем, но возможно, что это лишь тщетная надежда. Никто ведь не знает ничего положительного о следующей жизни. Давайте вместе оплакивать нашу печальную судьбу». И они грустно разошлись.

Каждому из нас понятна жестокая ирония этой басни, и мы не можем не улыбнуться при мысли о невежестве ползучей гусеницы в тот первый период ее существования, зная, что она после смерти, подобной долгому сну, перейдя уже в высшую жизненную фазу, превратилась в дивно красивое существо. Но не смейтесь над гусеницей, друзья, ни вы, ни я от нее не отличаемся. Несколько веков тому назад этот индийский баснописец описал людское невежество, господствующее в низших жизненных сферах. Всякий оккультист познает в переходе гусеницы в куколку, а потом в бабочку, картину того перерождения, которое ожидает всякого смертного, мужчину или женщину. Везде для людей смерть не что иное, как смерти подобный сон гусеницы. В обоих случаях жизнь ни на секунду не прекращается, она продолжается все время, пока природа производит свои изменения. Мы советуем каждому ученику запомнить эту басню, которой много веков тому назад учили индийских детей и которая передавалась из поколения в поколение.

Точно выражаясь, восточные ученые считают, что смерти вообще нет. Это название ложное, а сама мысль – заблуждение, рожденное невежеством. Смерти нет, есть только жизнь. Жизнь состоит из многочисленных фаз и образов, и невежественные люди называют некоторые из этих фаз «смертью». В сущности ничто не умирает, но все подвержено изменению образов и действий. Эдвин Арнольд эту мысль красиво выражает в своем переводе «Бхагавадгиты»:

«Душа никогда не рождалась; Душа никогда не прекратит своего бытия. Не было времени, когда она не существовала; Начало и конец – это лишь сон.
Нерождаемой, неумирающей, незыблемой Душа остается навеки; Смерть ее не коснется, Хоть ее оболочка и кажется мертвой».

Материалисты часто противопоставляют учению о вечности жизни, даже после смерти, довод, что все в природе подлежит смерти, разложению и разрушению. Если б дело обстояло действительно так, то вывод о смерти души был бы совершенно логичен. Но в сущности ничего подобного не происходит в природе. «Ничто не умирает действительно». Смерть самого маленького и на вид безжизненного существа является собственно лишь переменой образа и условий той энергии и тех действий, которые его создают. Даже само тело «не умирает», в строгом смысле слова. Оно не составляет одно целое, а состоит из соединения клеток, которые своей энергией оживляют и оживотворяют его. При отходе души из тела единицы, составляющие его, отталкиваются друг от друга, вместо того чтобы соединяться, как прежде. Сила, соединявшая их, исчезает, и происходит обратное действие. Один писатель правильно выразил: «Тело всего оживленнее, когда оно умерши». Другой писатель сказал: «Смерть есть лишь один из видов жизни, и разрушение одного материального образа является лишь предисловием к образованию нового образа». Итак, довод материалистов сильно нуждается в предпосылке, и всякая теория, основанная на нем, приводит к неправильным выводам.

Но познавший многое оккультист или другое духовно развитое лицо не нуждается в доводах материалистов и не придает им значения, будь они даже во сто раз логичнее. В таких людях слишком развиты высшие психические и духовные способности, при которых он знает, что душа не погибает при разложении тела. Когда имеешь возможность откинуть физическое тело и действительно странствовать «по ту сторону», что происходит со многими выдающимися личностями, то всякие рассуждения и споры о действительном существовании «жизни после смерти» кажутся нелепыми и ничтожными.

Лицо, не достигшее еще степени психического и духовного понимания, дающего уверенность в посмертной жизни души, и требующее доказательств, должно прибегнуть к внутреннему духовному созерцанию; каждая философия указывает, что внутренний мир гораздо более существен, чем мир наружных феноменов. На деле, человек очень мало ведает о внешнем – он руководствуется внутренним отзвуком впечатлений извне. Он не видит дерева, на которое глядит – он видит лишь перевернутый образ дерева, изображенный на его сетчатой оболочке. И даже этот образ его разум не видит, потому что его достигает лишь колебание нервов, концы которых возбуждены этим образом. Так что нам нечего стыдиться, если мы берем умственные запасы из сокровенных изгибов нашей души, так как в ней запечатлены многие скрытые истины.

В великих подсознательных и сверхсознательных областях нашей души таится знание многих основных истин вселенной. Между ними особенно сильно запечатлены две истины: 1) уверенность в существовании высшей, всемирной Власти, поддерживающей мир феноменов, существующей под и за ним; 2) уверенность в бессмертии Истинного Я – Нечто Внутреннее, что огонь не может уничтожить, вода не может утопить и ветер не может отогнать. Духовный взгляд, направленный вовнутрь, всегда найдет это Я, с уверенностью в его нетленность. Правда, это доказательство иного рода, чем требуемое для существенных предметов, но что ж из этого? Искомая истина суть духовной, а не физической наружной жизни, потому ее надо искать внутри, а не извне самой души. Предметный, объективный разум касается лишь физических предметов – разум субъективный, личный, или интуиция, касается психических духовных целей, одно есть тело веществ, другое – душа веществ. Ищите познаний, касающихся обоих родов веществ, в соответственных областях вашего собственного существа.

Дайте душе высказаться; песнь ее прозвучит громко, ясно и прекрасно: «Смерти нет; Смерти нет; есть лишь Жизнь и Жизнь эта вечная!» Такова песнь души. Слушайте ее, так как она есть Молчание, и лишь в нем ее вибрации могут достичь ваших нетерпеливых ушей. Это песнь Жизни, вечно отрицающей Смерть.

Нет Смерти, есть лишь Жизнь вечная, на веки веков.

Глава 3. Планы бытия.

Одна из основных мыслей философии йогов, которую обыкновенный разум Запада лишь с трудом постигает и усваивает, касается «планов» бытия. Эти затруднения особенно выступают при стараниях западных учеников постичь учение йогов о «той стороне». Западные мыслители настаивают на понятии о жизни бестелесной души в определенном месте или в местах. Ответственность за это несет главным образом западная теология, хотя надо считаться и с тенденцией западного разума думать обо всем в пределах предметного существования, даже по отношению к беспредметной жизни. Средний западный учитель религии настаивает на понятии о «небе» как о месте, существующем где-то в пространстве, содержащем дивные строения из драгоценных камней и улицы, мощеные золотом. Даже те, которые уже отказались от столь детских воззрений, не могут привыкнуть к мысли, что их небо представляет из себя состояние, а не место. Западный разум с трудом воспринимает отвлеченное понятие и естественно переходит к прежнему понятию о небе в пространстве.

Восточный разум, наоборот, легко воспринимает мысль о нескольких «планах»» существования. Веками привитое понятие для них столь же просто и ясно, как понятие о месте. Мы встречали ученых Запада, которые с улыбкой сознавали, что для них понятие о «плане» тождественно с понятием о плоской поверхности или о слое каких-нибудь материальных веществ. Но подобное понятие весьма далеко от истины. План это состояние, а отнюдь не место, и ученик должен привыкнуть, исключать мысль о месте из понятия о плане.

План есть условие или состояние деятельности в вечной энергии духа, в которой живет и движется космос. В любой точке пространства могут быть многочисленные планы действий. Пользуясь примером мира существенного, возьмем вибрацию звука: воздух может быть насыщен многими звуками музыкальной гаммы. Каждый звук получается лишь от вибрации некоторой степени в воздухе. Все звуки занимают одинаковое положение в пространстве и все же не сталкиваются. Существует физическая аксиома, что два каких-либо вещественных тела не могут занимать то же место в одно и то же время. Но тысячи этих вибрирующих звуков могут занять то же пространство в одно и то же время. Это доступно каждому слушателю оркестрального исполнения музыкального творения. Многочисленные инструменты играют в одно и то же время, воздух насыщен бессчетными вибрациями, и все же, при желании, можно отличить всякий отдельный инструмент и даже отдельные тона. Ни один звук не пропадает, хотя вся масса звуков передается нам лишь через маленькое пространство нашей барабанной перепонки. Это довольно грубый пример, но он может способствовать формированию правильных понятий.

Другой пример, на сей раз высшего рода, может дать вибрация света. Как известно, свет является следствием вибрации эфирных волн при их контакте с физическим веществом. Каждый цвет занимает свое место в вибрационной гамме. Каждый доходящий до нас луч солнца состоит из многочисленных цветов – цвет? спектра, которые можно отделить при помощи известных призматических инструментов. Все эти цвета можно найти в любом месте, куда достигает солнечный луч. Они там собраны вместе, но могут быть отделены и отличены один от другого. Кроме того, за царством света, доступного человеческому глазу, существует много цветов, которых мы не можем видеть из-за их слишком высокой или слишком низкой для нас вибрации. Эти невидимые цвета мы можем обнаружить лишь при помощи инструментов. Может быть эта различная оценка вибраций цветов поможет вам понять внепространственность планов существования.

Еще другой пример может дать электричество, служащее новым доказательством различных степеней и условий энергии, занимающих то же пространство в одно и то же время. На усовершенствованных телеграфных приборах мы видим», что многие сообщения передаются в разные направления по одной и той же проволоке, причем ни одно с другим не смешивается. Так же воздух может быть насыщен тысячами беспроволочных телеграфных посланий, не сталкивающихся одно с другим. Различные вибрации проникают друг через друга, не замечая и не чувствуя присутствия остальных. Постижимо даже существование дюжины миров, занимающих одно и то же пространство, при условии, что тональность каждого из них основана на совершенно иной вибрационной вещественней гамме, причем один мир ничуть не мешал бы другому, и живые существа на каждом даже не подозревали бы о существовании таковых в остальных мирах. Научные писатели занимались сочинением причудливых рассказов о серии таких миров и, сами того не зная, правильно изображали метафизическую истину.

Но, – могут нам возразить, – разве философия йогов учит, что эти планы бытия представляют из себя лишь различные образы вещественных вибраций? Вовсе нет. Учение показываете, что каждый план представляет различную степень вибрационной энергии, но не вещества. Вещество, даже наилучшее, представляет из себя лишь очень низкий образ вибрационной энергии. Существует много видов веществ наивысшего качества, о которых заурядный ученый не имеет представления. А за планом веществ возвышается план над планом сверхвещественной энергии, что даже не снится мудрецам физической науки. И все же, примера ради, можно вообразить себе, что каждый такой план проявляется в той же точке пространства в одно и то же время. Итак, вы видите, что понятие о планах не имеет ничего общего с понятием о пространстве.

Из всего предыдущего ученик может учесть, что мы, говоря о планах бытия «по ту сторону», далеки от определения места или области пространства. Философия йогов отнюдь не касается преподавания о небе, об аде или чистилище в смысле места. Она ничего не ведает о таких местах или областях, хотя признает истинную основу тех учений, которые этого придерживаются.

В этой книге мы не станем обсуждать общий вопрос о бесчисленных планах существования, проявляющихся во вселенной. Цель нашей книги – описать те планы астрального мира, которые касаются существования бестелесной души земных обитателей – так называемый «мир духов» человеческого рода. Мы увидим, что существует много планов и сверхпланов бытия на великом астральном плане жизни – более известном под названием «астральный мир», в отличие от физического мира, находящегося под ним в вибрационной гамме. Каждый план и подплан (субплан) имеет свои особые свойства и феномены, и все же они все обладают одинаковыми общими законами, правилами и достоинствами.

Перед переходом к обсуждению астрального плана хотелось бы еще раз утвердить в вашем уме правильное понятие о плане. Говоря о «повышении» с низшего плана на высший или о «спуске» с высшего плана на более низкий мы не подразумеваем подъем или спуск по ступеням или по слоям. Даже общепринятый символизм о восхождении из глуби на поверхность океана в данном случае неправилен. Наилучшим примером перехода с плана на план может послужить увеличение или уменьшение вибраций, проявляющихся в звуковых, световых и электрических волнах. При натягивании струны скрипки можно повысить степень вибрации и тона. Так же, при нагревании железного бруска цвет его постепенно изменяется из бледно-красного в нежно-фиолетовый или белый. В отношении электричества можно, по желанию, увеличить или уменьшить ток. Еще более вещественным примером может служить твердейший минерал, который может быть превращен в невидимый пар при помощи нагревания. Все эти проявления так же действительны на высших «планах», как и на низших. При желании, можно представить себе переход с высшего плана на низший или с низшего на более высокий, как изменения в вибрационной энергии, составляющей все. Это самое подходящее сравнение. Нет слов для выражения высших феноменов. Все объяснения в пределах низших планов грубы, несовершенны и неудовлетворительны. Но даже эти грубые примеры могут помочь разуму постичь значение предметов, превышающих способности понимания заурядного разума и не подлежащих выражению обычными словами.

А теперь, твердо усвоив вышесказанное, перейдем к обсуждению великого астрального плана бытия.

Глава 4. Астральный план.

Ученики Запада и Востока, изучающие оккультизм, черпают много сведений в старинных трудах, трактующих о серии планов, следующих непосредственно за вещественным миром и поверхностно обозначенных под названием «астральный план».

Но значение этого названия не у всех одинаково. Многие из более древних авторитетов употребляют его, как и мы в этой книге, для обозначения целой серии планов, находящихся между планами вещественного мира и очень возвышенными планами существовании, известными под названием «духовных планов», которые по самой природе своей непостижимы уму среднего обывателя. С другой стороны, некоторые из западных писателей употребляют название «астральный план» для обозначения лишь низших планов и субпланов астральных серий – тех планов, которые с одной стороны соединяются с вещественными планами, а с другой стороны с более высокими астральными планами. Это часто путает учеников, принимающихся за изучение планов, лежащих над вещественным.

В этой книге, как и в прежних наших сочинениях, мы следуем примеру древних авторов и относим наше определение ко всем великими сериям планов, находящихся между вещественными планом и высшими духовными планами. Это проще для ученика и избавляет его от смешивании многих технических различий.

«Астральный план» состоит из бессчетных планов и субпланов и подразделений субпланов, постепенно повышаясь с планов, соприкасающихся с высшим вещественным планом, до тех, которые соединяются с нижним слоем (если можно так выразиться) великих духовных планов. Но между этими двумя крайностями находится вся возможная разновидность феноменов и фаз существования. На нижних астральных планах проявляется психическая деятельность, известная людям под названием ясновидения, яснослышания, телепатии, психометрии и т. д. На других низких астральных планах находятся некоторые виды «духов», «привидений» и других проявлений бестелесных душ, которые иногда подмечаются и чувствуются людьми и некоторыми животными.

Астральные тела людей, еще не отделившихся от плоти, тоже иногда путешествуют по некоторым из этих планов и проявляют деятельность, либо во время сна обладателя тела, либо в определенных условиях транса, или же если обладатель преднамеренно покидает временно свою телесную оболочку и перебрасывает свое астральное тело на астральный план.

Астральные цвета или ауры, окружающие физические тела каждого человека, проявляются тоже на определенных астральных субпланах. Некоторые другие субпланы могут быть названы «планами психических сил»; при их помощи производятся различные виды психических феноменов. На однородно низких планах встречаются «образы мыслей», «волны мыслей», «облака мыслей» и пр., исходящие из человеческих умов и странствующие, запечатлеваясь в мыслях и чувствах тех, которые их притягивают и сами психически соответственно настроены. Мы упоминаем о них лишь вскользь, для общих сведений, а не в подробностях, так как мы уже обсуждали эти феномены в наших других книгах. Для неподготовленных людей пребывание на некоторых низших астральных планах является вовсе не приятным и не здоровым. Действительно опытные оккультисты касаются их как можно меньше и советуют всем, начинающим заниматься оккультизмом, избегать этих заразных психических областей так же, как они избегали бы болотных, испаряющих лихорадку областей вещественного плана. Многие лица причинили себе большой вред, пытаясь проникнуть в эти низшие планы, не имея точного представления об их природе, многие разбили свои тела и души, легкомысленно производя или поощряя психические условия, заставившие их действовать на этих низких планах. Древнее изречение, что «глупцы кидаются туда, куда ангелы боятся вступить», здесь полностью оправдывается.

Некоторые из этих низших астральных субпланов заполнены астральными образами бестелесных человеческих существ, высшие начала которых еще соединены с астральным телом и которые связаны с Землей в силу притяжения материального мира. В этой же области обитает временно самая накипь бестелесной человеческой жизни, которую все притягивает еще к вещественному миру и ничто не тянет в высь. Грустно видеть людей, которое, будучи еще во плоти, ни за что бы не общались с подобными личностями, а в сем астральном плане приветствуют их, как «благословенных духов» и «прекрасные души». Отвращение, охватывающее многих из занимающихся «вызыванием духов» после некоторого числа сеансов, весьма понятно, если вникнуть в характер обитателей этих низких «планов». Некоторые из этих негодных жителей низшего астрального плана подражают друзьям и родственникам вопрошающих, к скорбному удивлению последних.

Так как планы постепенно возвышаются, мы покидаем этот род личностей и вступаем в царство бестелесных душ тех, которые уже обрели более высокую духовную степень. Выше и выше ведут ступени, по планам и субпланам, пока не приводят, наконец, в царство благословенных – временное местопребывание тех, кто достиг высокого духовного развития, «небесные миры», которые различные религии стараются обозначить, соответственно вере и традиции каждой. И так же, как в верованиях человечества предполагается существование «ада» в противоположность «небу», так и в астральном мире, – как можно было ожидать, – встречаются низкие планы, в которых обитают бестелесные души людей грубых нравов и влечений и здесь несут неизбежные последствия своей земной жизни. Но эти «ады» астрального мира не вечны, – бестелесная душа может со временем перейти в лучшую среду, – ей представляется возможность улучшиться.

Католическое понятие о «чистилище» существует и в астральном плане, в виде известных субпланов, в которых «все преступления сжигаются», как выразился дух отца Гамлета – но не огнем вещественным: здесь достаточно огня воспоминаний и воображения.

Кратко выражаясь, в великом астральном плане можно найти условия, соответствующие почти, если не всецело, понятиям людского разума по отношению к религиям всех времен и всех стран. Эти понятия не случайны – они являются последствием опыта некоторых, каким-то образом установивших психическую связь с некоторыми обитателями астральных планов. Каждый из тех, соответвенно своей природе и наклонностям, передал свой опыт своему товарищу, который впоследствии присоединил их к различным религиям мира. Не нужно забывать, что каждый человеческий род имел свои предания или традиции о местопребывании умерших душ; описания этих «мест» во многом отличались и все же сходились в каких-нибудь подробностях. При дальнейшем разборе мы увидим, как передавались эти сообщения и как можно согласовать и понять эти донесения.

Понятие «астральное» означает конечно «касающееся звезд». Оно первоначально стало употребляться в связи с оккультизмом из-за общего понятия людей, что «та сторона» находится «в небесах», между облаками или в области звезд. Даже в наши дни, когда понятие о небе, как о «месте», разумными людьми уже более не признается, мы как-то естественно смотрим вверх, говоря о «небе», или указываем наверх для определения местопребывания «благословенных». Трудно отбросить обычные понятия целых поколений и, хотя мы перестали верить в особый «верх или низ» Вселенной, унаследованный нами прежний ход мысли заставляет нас воображать себе высшее царство души наверху, ближе к звездам. И так же древнее понятие «астральное» сохранилось в оккультной терминологии.

Еще раз мы предостерегаем ученика, не смешивать понятие об астральном плане с понятием места или мест. Нет места, называемого астральным планом. Астральный план ни наверху, ни внизу, ни на севере, ни на юге, ни на востоке, ни на западе. Он не лежит ни в каком особом направлении и все же находится во всех направлениях. Астральный план всегда состояние, а не место. Он представляет из себя скорее степень вибрации, нежели, часть пространства. Его размер – время, а не пространство. Если мы употребляем слова: «область», «царство», «выше или ниже», «наверху или внизу», то их нужно понять в переносном смысле, так же, как мы говорим «о высокой степени вибрации», «еще более высокой степени вибрации» и т. д. – Мы считаем нужным повторить это предостережение, так как посредственный ученик легко впадает в заблуждение, соединяя понятия о «плане» и о «пространстве» или «месте», а между тем между этими двумя понятиями не допускается ни малейшей связи.

Глава 5. После смерти.

Чаще всего люди посредственных знаний, занимающихся изучением «той стороны», спрашивают: «Что переживает душа непосредственно после отделения от тела?».

Прямо грустно слушать ответы, которые так называемые авторитеты иногда дают на эту тему. Правда, что «недостаточные познания опасны».

Обычно люди представляют себе, что душа просто выступает из тела и сразу же вступает в новый мир деятельности, – в страну чудес, странных и таинственных явлений. Многие живут надеждой о встрече на том берегу со всеми раньше ушедшими близкими. Хотя существует нечто, соответствующее этому, душе приходится пройти через совсем иные переживания сразу после отделения от тела. Для большей ясности, обсудим переживания души перед самым отделением от тела и сейчас же после него.

Человек, приближающийся к тому, что принято называть «смертью», но что есть лишь переходное состояние между двумя великими планами жизни, чувствует постепенное утомление физических чувств. Зрение, слух, осязание становятся все слабее, и «жизнь» человека напоминает гаснущее постепенно пламя свечи. Часто это составляет единственный феномен приближения смерти. Но во многих других случаях при отуплении физических чувств психические чувства удивительно обостряются. Часто бывает, что умирающий обнаруживает сознание того, что происходит в другой комнате или в другом месте. Ясновидение, а иногда и яснослышание часто связано с приближением смерти, умирающий видит и слышит то, что происходит в далеких местностях.

Часто бывают случаи, отмеченные обществом психических исследований и еще гораздо чаще передаваемые в семейном кругу, что умирающий настолько выступает из своей личности, что друзья и родные вдали фактически видят его и иногда даже вступают с ним в разговор. При точном сравнении времени выясняется, что эти явления, почти всегда, бывают скорее до смерти человека, а не после смерти. Бывают, конечно, случаи, что сильное стремление умирающего способствует переброске его астрального тела в присутствие близкого ему человека сразу после смерти, но эти случаи куда реже предыдущих. В большинстве случаев феномен этот происходит от столь могущественного процесса передачи мысли, что в посещаемом лице запечатлевается присутствие умирающего друга или родственника, даже пока душа последнего еще остается в теле.

Во многих случаях умирающий психически сознает близость любимых людей, умерших раньше. Это не должно означать, что те люди фактически присутствуют. Нужно помнить, что границы пространства стерты на астральном плане и что можно войти в близкие сношения с душой другого, невзирая на пространство. Другими словами, и без смежности пространства две души могут наслаждаться взаимной близостью ума и духа. Тому, кто еще связан плотью, это очень трудно постичь. На вещественном плане, конечно, управляют законы о пространстве. Телепатия объясняет нам феномен «той стороны». Два лица, находящихся во плоти, могут войти в ближайшее соотношение посредством общения их духовных начал, будучи при этом в разных краях мира. Так же, две души могут наслаждаться теснейшим общением, не считаясь с вопросом пространства.

Как мы уже говорили, умирающий часто входит в душевное общение с теми, которые уже находятся по ту сторону, и это его очень ободряет. Прекрасное происшествие, сопровождающее то, что мы называем «смертью» – факт, что действительно бывают соединения с любимыми, на что хорошие люди так надеются. Но не совсем так, как эти хорошие люди себе это обычно рисуют.

Астральное тело умирающего постепенно освобождается от физического. «Астральное тело», как ученикам, вероятно, известно, есть точная копия тела физического, и при жизни, в большинстве случаев, оба совмещаются. Однако же, астральное тело покидает физическое тело при смерти последнего и составляет на некоторое время оболочку души. В сущности, оно тоже материально, но из столь тонкого вещества, что оно недоступно измерениям, обнаруживающим обыкновенное вещество.

Под конец «астральное тело» просто ускользает из физического тела и остается в связи с ним лишь посредством тоненькой нити или веревки астрального состава. В конце концов и эта связь прерывается, и «астральное тело» уносится, обитаемое душой, покинувшей физическое тело. И физическое и «астральное» тела служат лишь временной оболочкой самой души.

Душа, покинувшая физическое тело (в «астральном теле») погружена в глубокий сон или состояние комы (род летаргического сна), напоминающее состояние еще не родившегося ребенка за несколько месяцев до рождения. Душа готовится к возрождению на астральном плане, и ей требуется время, чтобы приноровиться к новым условиям и набраться сил и энергии, требуемых для новой фазы существования. Природа преисполнена таких аналогий – рождение на физическом и на астральном плане имеет много общего, и в обоих случаях предшествует состояние комы. Во время этого подобного сну состояния душа обитает в «астральном теле», которое служит ей оболочкой и защитой, в том же роде, как чрево служит защитой младенцу до его физического рождения.

Прежде чем продолжать, следует остановиться для рассмотрения некоторых черт жизни души на этой стадии. Обычно душа спит спокойно, не обеспокоенная влияниями снаружи и защищенная от них. Но в некоторых случаях бывают исключения, а именно, при так называемых «снах» спящей души. Эти сны происходят от двух причин: 1) чрезмерные стремления, преисполняющие дух умирающего, как любовь, ненависть или неисполненные обязанности; 2) чрезмерные стремления или мысли оставшихся на Земле, при условии, что эти люди в достаточно близких сношениях с умершей душой, в смысле любви или других глубоких привязанностей. Каждая из этих причин, или обе вместе, вызывают беспокойство в спящей душе и стремятся привлечь душу обратно к земле, либо в виде сноподобного, телепатического общения, либо, в иных редких случаях, чем-то, напоминающим состояние лунатика в физической жизни. И то, и другое достойно сожаления, так как душа этим обеспокоена, и этим задерживается ее эволюция и развитие в ее новой фазе существования. Мы обсудим это подробнее, прежде чем идти дальше.

Человек, спокойно переходящий с материального плана на астральный план, редко бывает обеспокоен «снами» при астральном сне. Он естественно проходит через период комы и так же легко переходит в новую фазу существования, как бутон, переходящей в цветок. Иначе бывает с людьми, которые преисполнены земными вожделениями или сильными угрызениями совести, ненавистью, большой любовью или заботой об оставшихся позади. В последнем случае бедная душа часто терзаема этими земными узами, и ее астральный сон становится лихорадочным и беспокойным. В таких случаях часто замечается невольная попытка войти в сношения с Землей или проявиться людям, оставшимся на Земле. В редких случаях, как мы уже говорили, следует даже состояние, похожее на земное состояние лунатика или хождение во сне, и бедная спящая душа иногда даже посещает прежние края. В таких случаях, когда это появление видимо людьми, можно всегда отметить его полупроснувшийся вид: не хватает чего-то, что было при земной жизни. Рассказы о привидениях подтверждают это, и только так можно себе это объяснить.

Со временем, однако ж, эти бедные, притягиваемые к земному души утомляются и под конец погружаются в благословенный сон, составляющей их справедливый удел. В таком же роде, сильные стремления тех, которые остались позади, часто способствуют установлению сношений между ними и отошедшей душой, приводя ее этим в беспокойство и тревогу. Многие люди, движимые наилучшими побуждениями, задерживали естественное развитие любимого человека на астральном плане и лишали усталую душу заслуженного покоя.

Глава 6. Сон души.

В связи с темой о сне души, о котором мы говорили в предыдущей главе, мы позволяем себе сделать выписку из нашей прежней книги: «Прежде чем идти дальше, обратим внимание на то, что люди, оставшиеся на земле, близкие к умершему, могут влиять на состояние его души после смерти, содействовать ее переходу в мирное и спокойное состояние или, наоборот, создавать ей мучения и задерживать ее ход вверх. Душа, у которой осталось что-нибудь недоговоренное, что она должна сообщить живущим на земле, или душа, чересчур опечаленная горем оставленных ею близких, особенно если она постоянно слышит вокруг себя их плач и призывы, не получит отдыха в астральном мире. Она никогда не придет в спокойное полусонное состояние, из которого есть переход к высшим мирам. Она будет бороться с этим сонным состоянием и делать отчаянные попытки возвратиться на землю. Слезы и призывы оставленных позади людей будут еще больше поддерживать ее в этом стремлении. Она начнет искать способы ответить на эти призывы, и это всегда будет мешать ей сосредоточиться на высших идеях, всегда будет возвращать сознание к земному и мешать его внутреннему раскрытию. Такие внутренне обращенные к земному души иногда проявляют свое существование на спиритических сеансах. Наше эгоистическое горе или желание видеть того, кто умер, очень часто приносит ему бесконечно больше несчастья, чем самая смерть, которая совсем не является несчастием. Все эгоистические проявления горя и страдания особенно опасны для людей, которые во время земной жизни не составили себе ясного понятия о том состоянии, в которое они должны перейти после смерти. Когда таких людей начинают жалеть и плакать о них, они, слыша эти призывы, принимают их как реальность и стремятся на землю. Другие, во время земной жизни поняв сущность смерти, отказались бы отвечать на голоса их живущих друзей, но у этих нет сил и средств борьбы. Оккультистам известны случаи, когда души умерших целыми годами и десятками лет боролись против дремотного состояния, которое является предвестником перехода в высший мир. И это заставляла их делать „любовь“ близких к ним на земле лиц, которые не могли примириться с мыслью об их смерти. Такая эгоистическая любовь может причинить душе бесконечные страдания, настолько же превышающие все возможные земные страдания, насколько тонкость и интенсивность действия астрального вещества превосходит свойства материи. Люди должны избегать всего того, что может задержать сверхземной путь ушедших, особенно следует бояться помешать движению по этому пути из личных мотивов. В действительности они совсем не спят, они живут, быть может, даже более интенсивно, чем мы, ожидая часа своего возращения. Плача о них, мы заставляем их умирать и переживать свою смерть не один раз, а бесконечное множество раз. Истинно любящие и понимающие люди должны избегать такого проявления их любви и должны дать возможность ушедшей душе достичь состояния внутреннего равновесия, которое может явиться наградой за все перенесенное душой во время земной жизни».

Существует иная фаза этого особого периода развития души, которую мы должны здесь отметить.

Мы снова прибегнем к тому, что писали прежде на эту тему: «Только душа человека, умершего естественной смертью, переходит вскоре после смерти в состояние такого приятного, легкого полусна, о котором мы говорили. Люди, погибшие во время каких-нибудь несчастных случаев или катастроф, убитые на войне и прочие, неожиданно оставившие физическую жизнь тела, долгое время не засыпают. Они кажутся как будто обладающими полным земным сознанием, кроме только способности отличать реальное от нереального (с точки зрения человека). Очень часто они совсем не знают, что они „умерли“, и сами не понимают, что такое происходит с ними. Бывает, что они остаются в полном сознания относительно всего, что происходит на земле, и при помощи своих астральных чувств могут слышать и видеть все, что происходит вокруг них, но они не могут понять того, что они уже вышли из тел, и не могут объяснить себе всего того, что видят и слышат. Их положение до того момента, когда ими овладеет астральный сон, было бы в высшей степени тяжело и грустно, если бы на помощь к ним не являлись „астральные помощники“, т. е. души с высших плоскостей, из высших состояний сознания, спускающиеся вниз для помощи смятенным, не имеющим понятия о своем положении душам. Эти души-помощники собираются вокруг таких смятенных и испуганных душ и постепенно стараются довести до их сознания ясное понимание происшедшего, стараются как бы передать им новость об их переходе в состояние высшее, сравнительно с земным. Они окружают эти души волнами симпатии и чувства, стремятся передать им слова утешения и совета, и успокоенные души легко погружаются в полудремотное состояние, как нервный ребенок, засыпающий, когда около него сидит мать. Эти помощники никогда не теряют случая проявить свою добрую силу и ни один человек, неожиданно умерший, не бывает брошенным или одиноким в том мире, о переходе в который плачут люди и которого боятся. Люди высокого духовного развития, обладающие оккультными силами, также могут выходить из своих физических тел и в астральных телах являться помощниками душ людей, погибших при каких-либо несчастных случаям или на поле битвы. После больших катастроф или кровопролитных сражений является сразу огромная нужда в помощи в астральной сфере, и тогда туда устремляются не только души с духовных плоскостей, но и души людей, живущих на земле и научившихся при жизни посещать высшие сферы... Люди, умирающие как выше сказано, конечно, переходят постепенно в состояние сна души, точно так же, как при естественной смерти».

Другое обстоятельство, которое здесь нужно отметить, это чудесный феномен обозрения прошедшей жизни души – великая панорама, проходящая перед умственным зрением души, когда она погружается в сон. Авторитеты уверяют, что это происходит поразительно быстро – так скоро, что даже невозможно определить время. И все же в этот миг перед душой проходит панорама всей ее земной жизни. Образ за образом, с детства до старости проходит перед ней. Самое незначительное обстоятельство представляется так же точно, как великое событие. Подсознательный план памяти раскрывает все свои тайны – ничто не скрывается и не удерживается. И даже, душа посредством возбужденного духовного распознавания в состоянии понять значение, причину и последствие каждого события ее жизни. Она может разобраться в себе и осудить свои действия. Вследствие этого, действия бывшей жизни сосредоточиваются и запечатлеваются в душе, превращаются в семена, которые принесут лучшие плоды в будущем. Эти семена служат для принесения плодов будущего характера в будущих жизнях, поскольку они согласуются с приобретенными свойствами.

Тем, кто возразит, что разуму немыслимо постичь события целой жизни в один миг, мы можем ответить, что психология доказывает такую возможность даже при земной жизни. Существует много отмеченных случаев, когда человек, перешедший в дремоту, видел во сне события, происходившие в течение многих лет. В обычных снах понятие о времени уже заметно сокращается, а в вышеуказанном состоянии процесс сосредоточивания заметно усиливается, и долгий жизненный период превращается в короткий миг.

Душа уносит в состояние сна сосредоточенные впечатления всей своей жизни, включая семена своих желаний, стремлений, расположений и нерасположений, симпатий и антипатий. Эти семена-мысли вскоре начинают всходить, несут цвет и плоды. Они проявляются не только в будущих воплощениях, но уже и при жизни души на астральном плане. Потому что заботливая природа не возлагает на душу обязанность изжить все свои стремления в будущих воплощениях, но дает возможность проявлению и истощению многих сильных импульсов еще на астральном плане, чтобы душа могла оставить их позади при возрождении к новой земной жизни. И этому способствует сон души. За время сна душа готовится к вхождению в астральною жизнь и к проявлениям, подробности которых мы узнаем, продвигаясь дальше. Сон души так же необходим душе в этой стадии ее развития, как необходим сон нерожденному младенцу во чреве матери.

Мы слышали о неразумных людях, выражавших, при ознакомлении с этим учением, боязнь такого состояния душевного сна и заявлявших, что они «боятся спать в незнакомом месте, между столькими неизвестными предметами и существами». Такое возражение много познавшему оккультисту кажется очень ребяческим, так как он знает, что нигде в природе не заботятся так и не оберегают столь усердно всякое существо, как спящую душу на великом астральном плане. Эти спящие души находятся в полной безопасности от вторжения или нападения зла и вредного влияния; и только полный переворот самых сокровенных законов природы мог бы их затронуть. Помните, что пребывание их ведь не в пространстве, но в состоянии. И это состояние такое, что никакое злое или вредное влияние их не затронет и до них даже не доходит. Хорошо было бы, если б мы все на Земле были так же хорошо оберегаемы. Эти спящие души столь защищены, что кажется, будто бы все силы природы сговорились охранять и защищать их. Существует следующее индийское правило: «Даже боги на высоких тронах не имеют власти над спящими душами».

Тем, идеалы которых относительно «той стороны» столь подвержены влиянию установленных теологических учений, что понятие о сне души им может показаться странным и невероятным, мы можем сказать, что некоторое размышление покажет им, что в общепризнанных понятиях самых излюбленных теологий можно найти много скрытых намеков на благословенное состояние покоя, которое так необходимо душе после одной утомительной жизни и перед другой. «Он дает покой своим излюбленным»; «Там покой для уставших»; «Он ушел на долгий покой». Эти и многие другие привычные выражения и изречения стараются выразить основную мысль, вкоренившуюся в человеческий разум, относительно периода отдыха, который будет дан уставшей душе. Мысль о «покое» после жизненных несчастий и бурь так естественна и инстинктивна, что можно смело сказать, что она представляет сильнейшую наклонность и искреннейшее убеждение человеческой души в связи с мыслью о смерти. Она столь же определенна, как уверенность в будущей загробной жизни. Однако же, только в выдающихся оккультных учениях можно найти объяснения этой мысли.

Душа, знающая о существовании этого периода душевного сна и ознакомившаяся с его природой, найдет лишь удовлетворение в размышлении о нем. Она привыкнет считать эту стадию своего будущего существования благословенным бальзамом и утешением. Она почувствует по отношению к этому состоянию то, что выражено в словах старинной песни: «Я сплю мирно и спокойно, убаюканный колыбелью бездны. Безопасен покой на лоне великого океана жизни». Покой, тишина, мир, безопасность, защищенность – вот свойства сна души на астральном плане.

Глава 7. Пробуждение души.

Существует большая разница во времени, требуемом для развития во время сна различным душам. Некоторые пребывают в этом состоянии очень недолго, в то время как души более высокой степени достижения нуждаются в более длительном пребывании в состоянии сна. И здесь мы наблюдаем замечательное сходство с феноменом беременности и рождения на вещественном плане, на что ученику следует обратить внимание. Например, в отношении тех животных, период жизни которых короткий, мы обычно замечаем, что срок их пребывания в утробе матери тоже соответственно короток; с другой стороны животные, живущие обычно долго, проводят тоже больше времени в материнской утробе до рождения. Так слон остается во чреве матери двадцать (или двадцать один) месяцев; человек – девять месяцев; кролики – один месяц; гвинейские свинки – три недели; обычный срок жизни каждого стоит в зависимости от периода беременности. Так же и на астральном плане – период сна души колеблется пропорционально времени, которое пробудившаяся душа проведет на астральном плане. Явное исключение из этого правила представляют лишь души очень выдающиеся по духовному могуществу и знаниям, которые в состоянии сами проверять природное развитие, а не находятся в зависимости от него.

Выше отмеченная разница сроков сна души происходит от того, что душа во время сна отбрасываете низшие свойства своей духовной природы (и тоже астрального тела) и просыпается, лишь достигнув высшего состояния развития, ей доступного, когда она уже может перейти на тот особый план или субплан, который соответствует степени ее развития. Душа низкого развития обладает лишь малым для «скидывания», и таким образом вскоре просыпается на низком плане. Более развитая душа, наоборот, скидывает одно за другим из своей низшей духовной и животной природы, перед тем как может проснуться на плане своего высшего достижения. Говоря о «скидывании» или сбрасывании, надо подразумевать «приготовления к скидыванию или сбрасыванию», потому что сам процесс сбрасывания этих низших частиц личности происходит, как мы увидим в следующей главе, непосредственно после первого периода пробуждения.

Душа, чувствуя побуждения вновь проснувшейся жизни, начинает медленно и вяло шевелиться, как бывает после глубокого сна в земной жизни. Потом, как бабочка, отбрасывающая оболочку куколки, она ускользает из астрального тела и с быстрой последовательностью бессознательно освобождается от низших начал своей природы. Это занимает лишь короткий срок времени, пока душа медленно возвращается к сознанию. В момент действительного пробуждения душа уже освобождена от всех препятствий и открытыми глазами смотрит на сцены своей новой деятельности и нового существования в астральном мире.

Каждой душе предопределено пребывание на плане, соответствующем всему высшему и наилучшему этой души, после отброса всего сора. Она просыпается на плане, на котором все лучшее и высшее в ней имеет возможность развиваться и развернуться. Душа может делать большие успехи на астральном плане, действительно делает часто таковые и может, во время пребывания там, отбросить еще многое из низших свойств и перейти на все более высокие планы и субпланы.

Пребывание души на плане того, что в ней есть высшего и наилучшего – истинно прекрасно. Ученик сразу же поймет, что это отвечает желаниями души и стремлениям сердца. Часто в людях таится нечто, что гораздо выше и лучше, чем проявляемое в повседневной жизни и в обычных поступках. Материальное окружение и обстоятельства часто задерживают и препятствуют проявлению того лучшего в нас. Потому приятно знать, что «по ту сторону» душа освобождается от всего, что ее задерживает и тянет к низу, и может свободно выражать и развивать качества и особенности, представляющие наилучшее и наиправдивое в ней. Это согласуется не только с чувством справедливости и беспристрастности; не только со стремлениями и жаждой заточенной души, но также с фактами и принципами эволюции, вечно притягивающей все выше и дальше, к далекой цели достижения и совершенства.

Если при переходе на план своей будущей деятельности душа отбросила свое астральное тело, эта странная копия физического тела отбрасывается еще дальше.

Отныне душа теряет образ человеческого существа и становится гораздо высшим существом, к которому определения «вид» или «форма» уже не подходят.

Наши физические тела (и их астральные двойники) представляют последствия физической эволюции и суть лишь тела развитых животных. Душе на высших планах не требуются руки и ноги – она обитает там, где эти орудия низших образов не нужны. Она уже существо, превышающее ограничения физической жизни.

Отброшенные физические начала скоро разлагаются в первоначальные элементы, но отброшенное астральное тело превращается в то, что известно под названием «астральная оболочка», и, покинутое своим прежним обладателем, оно спускается посредством так называемого астрального тяготения к нижайшим астральным планам и там медленно раздробляется. Низкие астральные планы переполнены такими сброшенными астральными оболочками, которые носятся по астральной атмосфере. Их вид не особенно приятен и, к счастью, душа на той стороне не замечает их, так как она обитает на плане, намного превышающем их область. Но люди земной жизни, которые начинают заниматься психическими явлениями, не усвоив еще первоначальных принципов психической науки, часто попадают на низшие астральные планы и видят, следовательно, много неприятного в этих областях.

План, на котором душа пробуждается, не есть место, как вы помните, но состояние существования – другая степень гаммы вибрационной энергии духовного мира.

Как мы уже говорили, каждая душа просыпается на плане, представляющем то, что в ней имеется высшего и лучшего; она остается на этом плане все время пребывания на астральном плане, кроме тех случаев, когда она еще развивается и поднимается на более высокий план, или когда она, как, увы, иногда случается, стремится к прежнему, прельщается воспоминаниями низших начал и опускается на более низкий план, где находит более подходящие общество и среду. Существует, конечно, большая разница между различными планами и субпланами астрального плана. Некоторые находятся в очень небольшом отдалении от низменных явлений земной жизни, в то время как иные выражают высшие понятия человеческой души. Каждый притягивает к себе тех, кто в состоянии существовать в данной области – тех, чье наилучшее и наивысшее соответствует новой среде.

Но наивысшее и наилучшее в душе низкого развития не намного превышает повседневные мысли и действия этой души в теле. Люди низкого духовного развития необходимо должны пройти много фаз очищения и развития, перед тем как они смогут избежать притягательной силы земных обольщений. Некоторые души до того связаны с земным, до того загипнотизированы низкими удовольствиями земной жизни, что они «по ту сторону» даже отказываются покинуть астральные оболочки, стараются остаться в изношенных и распадающихся оболочках до конца их существования и поддерживают сношения со средой и друзьями прежней жизни. Другие попадают на планы, на которых происходит борьба между притяжением вверх высших веществ духовной жизни с низшими веществами материального мира, и они, по крайней мере временно, подвержены колебаниям при астральной жизни, пока одно тяготение не победит другое, и они либо поднимутся, либо опустятся. Иные опять попадают на план, где мало или вовсе нет притяжения с материального мира, и для тех астральная жизнь протекает в преуспеянии, развитии и более ясном и проявлении их наилучшего и наивысшего.

Пробуждение души сходно с новым рождением – вступлением в новую жизнь. Душа не проявляет боязни новой среды, она преисполнена действий, ведущих к выражению и проявлению своих новых сил. Как мы дальше увидим, ей предстоит много сделать. Душа не одинока, так как она в обществе с теми, которые в согласии с ней и ей симпатизируют, она освобождена от всяких разногласий и трений, возникающих при общении с существами иного характера. Она имеет полную возможность проявить всю свою деятельность, все свои желания и, в особенности на более высоких планах, находит, что жизнь ее куда счастливее, чем на плане материальном. Лишь души низшего развития – эти бедные, тяготеющие к земному существа – несчастны, так как они отдалены от единственного, что может дать им счастье, от всего земного. И даже они ощущают иногда нечто вроде счастья.

После душевного сна, душа пробуждается к жизни, не к области смерти. Как бабочка, она распускает крылья и наслаждается новым состоянием существования, не грустя о потере кукольного состояния прежней жизни. В следующих главах вы узнаете о природе и об обстоятельствах этой новой жизни более подробно.

Глава 8. Описание астрального плана.

Перед тем как продолжить обсуждение переживаний вновь пробудившейся бестелесной души, мы просим вас мельком взглянуть на так называемую «географию» астрального плана, эту великую сцену или великий план деятельности бестелесных душ всего рода; это самый логический подход. Потому что, до изучения жителей новой страны, мы обычно знакомимся с самой страной, с ее горами и долинами, ее реками и равнинами, ее плоскогорьями и низменностями. И, придерживаясь того же, в переносном смысле, примемся теперь за краткий урок географии астрального плана, места обитания бестелесных душ.

Но сначала мы должны еще раз напомнить, что астральный план не страна – вообще не место – в общепринятом смысле. Его размеры не пространство, но вибрации. Некоторым образом можно сказать, что размеры астрального плана составляют размеры времени, потому что вибрации могут быть измеряемы лишь быстротой движения, определимой лишь терминами времени. То же относится ко всяким вибрациям, будь то вибрация астральной энергии или энергии низшего вида. Вибрации света измеряются терминами времени, т. е. столько вибраций в одну секунду и т. д. Чем выше степень вибрации, тем больше скорость, проявляемая вибрацией. Древние оккультисты охотно утверждали про высшие виды вибрации, что их ход вибрации до того безгранично быстр, что кажется совершенно недвижным. С этой крайности мы постепенно спускаемся до самых грубых видов материи, и там мы встречаем вид такой медленной вибрации, что она нам тоже кажется недвижной.

Состав астрального плана, конечно, гораздо тоньше, нежели состав вещественного плана – вибрации его гораздо выше, чем тончайший образ вещества материального. Но существует большое протяжение между вибрациями нижайших планов и вибрациями высоких планов. В сущности, разница между низшим планом астрала и высшим вещественным планом меньше, чем разница между низшим и высшим планом самого астрала. Так что между этими двумя крайностями астральных вибраций получается та же большая область, как и на вещественном плане, с той разницей, что вещественная область измеряется размером пространства, в то время как астрал измеряется лишь терминами вибрации или времени, а не места.

Например, путешествуя по материальному плану мы должны пересекать пространство – футы, ярды или мили. Но на астральном плане, при путешествии, пересекаешь разряды вибрации, – т. е. переходишь с высшего разряда вибрации к более низкому, или наоборот. И эти различные (разряды) планы или субпланы вибрационной энергии составляют географические очертания астрального плана. Существуют бесчисленные планы и субпланы или «области» астрального плана, по которым можно путешествовать, но все путешествие заключается лишь в переходе с одного разряда вибрации на другой. Употребляя грубый пример, можно сказать, что это вроде перехода из состояния льда к состоянию воды, а потом пара. Или же, можно себе представить переход из обычного атмосферного воздуха к воздуху жидкому, а потом к твердому воздуху (последний теоретически допускается, хотя науке еще не удавалось добиться твердого воздуха). Конечно, эти примеры весьма грубы, но может быть они все же помогут понять географию астрального плана.

Впредь, мы будем говорить о путешествии по астральному плану, – т. е. о путешествии между различными планами и субпланами астрала – будто это происходит на материальном плане. То есть, вместо того, чтобы говорить о переходе души из одного состояния вибрации в другое, мы будем говорить о ее продвижении с одного субплана или плана на другой так же, как при описании путешествия на материальном плане. Это проще, и этим мы избежим лишнего повторения относительно вибрационных условий или состояний.

Выяснив это, мы продолжаем.

Существует много состояний или условий существования на астральном плане, которые обозначают как планы и субпланы. Эти планы населены душами, приспособленными к пребыванию на определенных сериях планов или субпланов, после пробуждения на них от душевного сна. Тонкие принципы душевного притяжения влекут каждую душу к определенному месту, к которому она приспособлена. Здесь безошибочно проявляется великий закон притяжения; слепой случай совершенно исключен. Закон действует безусловно точно и однообразно, – никогда не делает ошибок. Каждая душа ограничивается определенным разрядом, смотря по степени ее развития. Не требуется астральной полиции для задержания бестелесных душ в надлежащих местах. Душе невозможно перейти на более высокий план, не соответствующий ее развитию, этого не допускает закон вибрации. Но, наоборот, всякая душа может, при желании, свободно посещать планы и субпланы ниже ее собственного разряда, свободно осматривать явления и феномены этих более низких планов и смешиваться с их обитателями. (Все это совершенно в стороне от высокой формы телепатического общения, преобладающего между бестелесными душами астрального плана). Этим очень разумно предусмотренный закон, так как иначе высшие планы подверглись бы влиянию обитателей более низких планов, и жизнь и развитие души были бы прерываемы так же, как преподавание в классе философской школы может быть прервано толпой из подонков большого города. (Помните, что астральный план имеет такие же свои подонки, как и план материальный).

В одной из прежних книг мы дали довольно грубый, но очень показательный пример относительно этого взаимного общения между различными планами и субпланами астрального плана, который мы здесь воспроизводим: «Для души совершенно невозможно перейти ту плоскость, к которой она принадлежит, хотя души, принадлежащие к более высоким плоскостям, свободно могут посещать более низкие. Этот закон астрального мира, не произвольный, но действующий как закон природы. Чтобы сделать более понятной для читателя эту идею, приведем очень простой пример. Представьте себе большую сетку или, вернее, целый ряд сеток вроде тех, какие употребляются для просеивания и сортирования каменного угля. Крупный уголь останавливается первой сеткой, более мелкий задерживается второй и так далее до самого мелкого. Разумеется, крупный уголь не пройдет в мелкие ячейки, но мелкий будет проходить через все. Точно так же в астральном мире: души с большим количеством внутреннего материализма, грубее по природе, останавливаются на определенных плоскостях и не могут идти выше, в то время как другие переходят к более высоким плоскостям, отбрасывают заключающие их оболочки и идут все выше и выше. А затем, раз достигнув наивысшей возможной для них плоскости, уже свободно движутся вверх и вниз в данных им пределах, не имея только возможности подняться выше достигнутого ими крайнего пункта. Вниз же они опускаются очень легко и делают это часто, по своему желанию, для того чтобы посещать друзей, находящихся на более низких плоскостях, и вносить в их сознание радость и утешение. Духовно развитое сознание может внести очень много света, дать очень много полезных советов и указаний душе, находящейся на более низкой плоскости».

В вышеупомянутом отрывке надо еще отметить следующие добавочные слова, относящиеся также к географии астрального плана: «Единственное исключение из правила свободного прохода на более низкие планы, чем тот, где область души, составляет „план спящих“, вход на который не допускается для душ, проснувшихся на низком плане, но души чистые, достигшие высокого разряда, могут свободно входить туда. План душевного сна священен для его обитателей и для вышеназванных высоких душ, и он, собственно, отделяется и отличается по природе от большой серии планов и субпланов».

На астральном плане столько же разнородных областей, как и на материальном плане, и на каждом плане обитает именно тот разряд душ, который он в состоянии притянуть. Встречаются местожительства столь низменных душ, столь погрязших в материализме и животных стремлениях, что они показались бы настоящим адом для душ более высокого достижения, и легко представить себе, что такая развитая душа не имеет желания опуститься в эти глубины астрала, разве что это очень высоко развитая душа, которая согласна «спуститься в ад», чтобы помочь какой-нибудь низкой душе, стремящейся выбраться из бездны отчаяния, куда ее забросила ее земная жизнь. Такие услужливые души существуют и действительно помогают своим более низким братьям и сестрам. Но обычно бестелесная душа предпочитает вырабатывать собственное развитие на своем плане, чтобы подняться на более высокий план при следующем воплощении и чтобы приобрести больше духовных познаний во время пребывания на своем определенном плане астрала.

Глава 9. Первобытные состояния души.

Развитые и утонченные люди склонны с улыбкой относиться к небесным традициям первобытных народов и, может быть, чувствуют некоторую скорбь по отношению к низким идеалам варварских и полуварварских людских племен, выражающих свои первобытные понятия о небесном мире. Со своей стороны, опытный оккультист может улыбнуться той снисходительности, с которой многие в просвещенных странах, полные прискорбия, говорят об этих жизненных идеалах и понятиях, потому что эти оккультисты знают, что эти понятия имеют реальную основу в жизни первобытных народов на астральном плане.

Так же как будущность отдельного лица во многом зависит от его натуры, характера и силы его стремлений, так и астральная жизнь во многом зависит от его желаний и идеалов. Астральный план допускает свободное выражение идеалов, усвоенных человеком при земной жизни, и, собственно, его можно назвать отражением этих идеалов. На астральном плане наши идеалы стремятся к настоящему выявлению. И это относится не только к высшим идеалам, но и к низшим.

Усвоив это, вы поймете логическую необходимость того, чтобы астральное существование первобытных народов было отражением идеалов и желаний, руководивших ими в период их земной жизни, – драматическим представлением желаний-идеалов их бывшей жизни.

Короче, индейцы действительно находят «счастливую охотничью сферу», а другие первобытные народы свой особый рай, соответствующий их убеждениям и верованиям. Это, пожалуй, поразит тех, кто представляет себе «небо» царством золотых улиц, по которым текут молоко и мед. Но недолгое размышление докажет, что представления «о золотых улицах» не намного выше представления «счастливых охот», так как оно чисто материальное и отражает идеалы народа, стремящегося к блеску и драгоценностям.

Если только рассмотреть душевную и умственную природу первобытного человека, то сообразишь, что такая душа была бы очень несчастна в среде развитого и цивилизованного человека. Фактически, небо того показалось бы ему адом. Нужно лишь вообразить себе дикаря земной жизни, помещенного во дворце, в среду, отвечающую утонченным идеалам человека высокого развития, чтобы понять, каким несчастным был бы в ней дикарь. То же самое происходит и на астральном плане. Природа заботится и о дикаре, и об образованном человеке, снабжая каждого той средой, которая ему всего более по душе и в которой он найдет всего больше случаев для самоуправления.

Это не означает, что на астральном плане строго выработаны разряды и среды, подходящие ко вкусу каждой отдельной души. Наоборот, нет никаких таких приготовлений. Вот в чем тайна: на астральном плане нет обстановки, кроме той, которую создают формы мысли обитающих душ. Каждая душа приносит с собой свою обстановку, в своем воображении. Из этого, конечно, следует что многие души, обладающие одинаковыми общими идеалами и вкусами, обитающие на том же субплане, принесут одну и ту же духовную обстановку с собой. И, так как передача мысли сильно развита на астральном плане, каждая душа влияет на общую обстановку других. В сущности, обстановка каждого субплана или его подразделения представляет соединенные идеалы и духовные образы их обитателей. При земной жизни обстановка сильно влияет на человека, – на астральном плане человек сам себе создает обстановку, в соответствии с неограниченными и неизменными законами природы.

Индейцы, за время короткого периода их пребывания на астральном плане, окружены всем, что им создает счастливую и мирную жизнь. Ясновидящие из среды старых американских индейцев, имевшие возможности проникнуть на низшие астральные планы, в раздумья передавали «о счастливых охотах» ушедших «по ту сторону» собратьев. Такого же содержания были отчеты бестелесных образов, общавшихся с прежними земными братьями. Небесный мир краснокожего индейца в точности соответствовал представлениям, которым его учили. Такая душа, пробудившись от душевного сна, почувствует себя совершенно дома, окруженная всем, что ее радует: большие леса и широкие степи, реки и потоки, много буйволов и оленей для охоты, много рыбы для ловли. Все это для нее существует. Такой душе это все проявлялось, как при очень явном сне, но она никогда не сознавала, что это лишь сон. «Сны существуют, пока они длятся», как говорится в древних писаниях. И, что касается этого, умнейшие рода человеческого учат нас, что вселенная феноменов на самом деле есть неограниченный сон, но для нас она, тем не менее, действительна. Даже при земной жизни мы иногда переживаем столь явные сны, что они причиняют нам страдания или радость наравне с действительностью.

Люди, изучавшие это, сообщают нам, что у всех народов встречаются отчеты ясновидящих, сновидцев и общавшихся с умершими душами, которые положительно утверждают, что «небо» существует в полном соответствии религиозному учению каждого рода или племени, невзирая на то, что это учение может показаться грубым и диким человеку иной, более образованной веры. Очень просто, конечно, отставить эти отчеты, как сущие выдумки или мечты жрецов. Но более подробное изучение показывает, что между всеми ними есть поразительно общая основа – у всех то же основное начало, и они расходятся лишь в подробностях. Оккультисты знают, что все эти отчеты правдивы, поскольку они основываются на действительных физических переживаниях некоторых членов этих племен. Хоть они и сильно различаются в подробностях, они сходятся в существенном и все основаны на правде. Как мы уже говорили, некоторое изучение астральных феноменов может нам это объяснить.

Эти первобытные души проводят короткое существование на низших астральных планах, к которым они были привлечены, и вырабатывают в себе новые и более высокие идеалы и желания, которые расцветут и принесут плоды при их следующем земном воплощении. Кроме того, за это время изнашиваются и отбрасываются некоторые из их низших желаний и идеалов и таким образом очищается путь духовному развитию, всегда стремящемуся к развитию на астрале; все это служит для того, чтобы развить эти души немного – правда, очень немного, но и малейшее развитие уже выигрыш. Кроме того, так как астральная жизнь (и обычно также и жизнь земная) диких народов относительно коротка, эти души в действительности делают незначительные успехи в определенный промежуток времени – они могут изжить около сотни земных жизней, и соответственных жизней астрала, в то время как более развитая душа наслаждается духовным покоем на более высоких астральных планах.

И здесь, как и в других жизненных действиях, встречается справедливость и награда.

Одна из больших выгод дикой души на астральном плане – это развитие чувства товарищества и сочувствия к ближним. Это происходит от соединения души вновь с земными друзьями и происходящей отсюда радости. Кроме того, чувства вражды земной жизни сглаживаются природой астральной жизни, так как обладая там всем, к чему дикая душа стремится, гораздо меньше повода к ревности и соперничеству, чем в земной жизни. И, таким образом, ненависть утихает, а чувства товарищества и изначальной дружбы (начало всеобъемлющей любви) поощряются. Всякое пребывание на астральном плане сжигает понемногу все более и более низменные начала и пробуждает все больше более высокие, – иначе не было бы развития при повторных жизнях. Всякая душа, даже самая неразвитая, при каждом освобождении от тягот физического тела все более привыкает к чувству единения и единства. Из этого мы видим, что даже в таких грубых небесах первобытных народов есть возможность развития и уверенность в успехе. Счастье создает любовь, и душа откликается на это побуждение.

Первобытная душа недолго остается на астральном плане, с которым она связана. Быстро использовав ограниченные возможности проявления (хотя ей самой кажется, что это длится веками), она скоро ощущает дремоту сна, которая предшествует перерождению, и, переходя в состояние «комы», ждет привлечения кармы, ведущей ее в новое тело, для нового изучения уроков жизни и для того, чтобы жить и изжить то, что в ней таится. Притяжения земной жизни сильно чувствуются такой душой, и законы притяжения вскоре влекут ее обратно к земной жизни. В этом нет несправедливости или жестокости – всякая душа получает то, чего всего более желает и к чему более всего стремится. Здесь, как и всюду, господствует закон возмездия и царствует вечная справедливость. «Все хорошо» даже для таких низменных душ – и они все «на Пути»!

Глава 10. Астральные религиозные переживания.

Изучающий отношения религий бывает поражен, что уже в самых первобытных верованиях проявляется бесчисленное количество убеждений, сект и разделений религиозной мысли. От самых первобытных суеверий диких племен до самых развитых понятий цивилизованных народов проходит соединительная нить основной веры в «Нечто», находящееся выше вселенной феноменов и служащее Безначальным Источником Мира. В связи с этим понятием находится основная вера в дальнейшую жизнь души после смерти тела. Но и это понятие различно толкуется разными религиозными авторитетами и сектами. Третье общее понятие, основной религиозный родовой инстинкт, это то, что будущая жизнь души зависит от характера и действий человека за время его земной жизни.

Длинен путь от некоторых из самых первобытных толкований этих трех основных принципов религиозной веры до высокого понятия познавшего многое оккультиста, которое было передано талантливым писателем следующим образом:

«Существуют три непоколебимых истины, который нельзя утратить, хотя они могут остаться невысказанными за недостатком слов. 1) Душа человека бессмертна, и ее будущее есть будущее, рост и великолепие которого безграничны. 2) Принцип, дающий жизнь, живет внутри нас и вне нас, бессмертен и вечно благотворен, его не слышно, не видно и его нельзя осязать, но тот, кто жаждет познаний, может его распознать. 3) Каждый человек свой собственный законодатель, распределитель счастья или горя себе самому, определитель своей жизни, своего вознаграждения, своего наказания».

Это истины, которые так же велики, как сама жизнь, просты, как самый простой человеческий разум. Питайте ими голодающих.

Каждое из этих понятий и все различные разряды, существующие между ними, являются в равной мере последствиями созерцания человеком этого «Нечто»; бессмертие и закон кармы. Разница между меняющимися видами религиозных мыслей есть просто разница между понятиями о правде различных передовых людей, учителей и их последователей отдельных верований.

Все веры и религиозные догматы созданы людьми, как уверяют враги этих религий. Но эти добрые люди упускают вторую половину истины, т. е. что под верой и догматами, созданными людьми, вечно таится сознание всего человечества о существовании Истины. Разум, может быть, не в состоянии в точности передать это интуитивное сознание, но он действительно чувствует, что Истина существует. Человек обожествил почти все в материальном мире, опустился до поклонения собственному творению – и все это из-за его ограниченного дара толкования. Но, преклоняясь перед палкой или камнем, вырезанным образом или антропоморфическим (человекообразным) божеством, он в сущности безотчетно поклоняется тому «Нечто», сознание которого побуждает его душу к религиозному поклонению. И, как это прекрасно выражают индийские Веды (священная книга у индусов), Высший принимает все эти поклонения, если только они исходят из самой души. «Существует лишь одна Истина, хотя люди дают ей много наименований», говорит древний мудрый йог прошедших веков.

Каждый человек сам себе создает тот вид религиозной веры, который более соответствует требованиям его души во всякий период его эволюции, и этой веры и придерживается. Созрев для более высокого постижения, он отбрасывает прежнюю веру и охотно принимает новую. Мир был свидетелем многих примеров такой эволюции религиозных мыслей и фактически проходит теперь через таковую. Путь рода человеческого усеян разбитыми и отброшенными божествами, материальными и духовными, которые когда-то признавались миллионами поклонников. И при дальнейшем развитии человеческого рода еще много идолов будет отброшено и предоставлено уничтожению на путях времени. Но каждое божество имело свое предназначенное место в общей истории эволюции религиозной мысли человечества. Каждое служило определенной цели, и его идеалы помогли человечеству в его постоянном и вечном стремлении к Совершенной Истине.

Ввиду вышеизложенных фактов, разве не понятно желание найти в разумном и справедливом согласовании «по ту сторону» некоторые приготовления, сделанные для искренних религиозных верований человечества, как бы эти верования ни отличались друг от друга? Представьте себе духовное беспокойство бестелесной души, которая видела, как уважавшиеся ею всю ее земную жизнь верования и традиции, признававшиеся многими поколениями предков, смываются прочь точно потоком. И в особенности, когда душа недостаточно развита, чтобы понять или признать более высокие образы религиозной истины, а должна просто принять что-нибудь ей непонятное или что ей претит, в связи с ее бывшим обучением или ее бывшими переживаниями. Это было бы столь же жестоко по отношению к бестелесной душе, как если бы это случилось еще при ее земной жизни.

Многие придерживаются того простого мнения, что бестелесная душа магически и моментально переходит от полного невежества к совершенному разумению, как только она перейдет «на ту сторону». Это довольно ребяческое воззрение, не имеющее под собой основы. В действительности разница общего разума и духовных достижений души до или после смерти очень мала. Развитие души происходит лишь постепенно, в теле или вне тела. Бестелесная душа обладает в сущности тем же разумом и теми же понятиями, в теле ли она или вне тела. «В» или «вне» – это лишь последовательные фазы продолжения ее жизни, следующих одна за другой, как день за ночью, лето за зимой. Потому то, что правдиво в чувствах и волнениях определенной души в ее земной жизни, почти так же правдиво в том же отношении в ее астральной жизни. Мы отмечаем это здесь, чтобы вы могли лучше понять изложенное нами на предыдущих страницах этой главы.

Соответственно, то, что мы могли бы ожидать (исходя из разумных и справедливых предположений) по отношению к религиозным переживаниям бестелесной души, действительно таково. То есть, на астральном плане каждая душа окружается той религиозной средой, которая соответствует лучшему из верований ее земной жизни. Она не только найдет те неопределенные «небеса» или «ады», которые ожидала найти, но окажется также в сношении с другими душами такого же верования, и с пророками, мудрецами и основателями ее собственной религии. Но эта среда будет для нее как мираж (марево), так как она является плодом человеческой мысли и ей нет соответствий в самой природе. Мысленные образы особого рода религиозной мысли очень усиливаются на астральном плане, принимая вид прочной действительности в понятиях верующего – хотя они вполне невидимы для людей иных верований. Присутствие пророков и основателей веры остается в среде, хотя души этих личностей уже давно перешли на другие планы жизни. Астральный план есть царство идеалов, и каждая душа находит на нем осуществление своего идеала.

Хороший христианин находит проявление наилучшего собственных верований и убеждений и отдыхает в убеждении, что его вера была настоящей, и что он получил заслуженное вознаграждение. Но это так же верно и по отношению к добродетельному брамину, или магометанину, или конфуцианину. Кроме того, каждая секта или каждое отделение религиозных верований встречает сотрудничество по отношению к ним на астральном плане. Но там нет вражды разных сект и религий. Всякая душа находит свое и забывает все остальное. Запомните, однако ж, это заметное исключение: душа, продвинувшаяся достаточно, чтобы понять, что есть истина во всех верованиях и проявившая при земной жизни веротерпимость, тоже пользуется сотрудничеством в своей вере, и ей дозволено видеть радость благословенных всех религиозных верований.

Однако надо помнить, что эти астральные представления различных религиозных верований и убеждений заключают только наилучшее каждого отдельного верования; одним словом, душа видит лишь высшее проявление и идеал, который ей достижим в ее любимой вере. Это, конечно, способствует развитию высших и задерживанию низших проявлений души, с той целью, что при следующем земном путешествии в душе уже будут наклонности к восприятию лишь высшего из собственных верований, и этим она поможет развитию религии на Земле. Иногда душа настолько развивается в астральной жизни, что принимает другие, высшие религиозные понятия при перевоплощении. Помните всегда, что духовное развитие постоянно ведет вверх, с более низкого к высшему, все выше и выше, навсегда.

Вопрос о религиозных наградах и наказаниях на астральном плане, который естественно относится к тому, что мы сейчас обсуждали, мы рассмотрим в следующей главе.

Глава 11. Астральные небеса и ады.

Одно из изречений оккультного писателя, о котором говорилось в предыдущей главе, гласит: «Каждый человек свой собственный законодатель, распределитель счастья или горя себе самому, определитель своей жизни, своего вознаграждения, своего наказания». И это истинно так, не только при земной жизни, но и вдвойне истинно по отношению к жизни души на астральном плане. Потому что каждая бестелесная душа несет с собой собственные небо или ад, ею же созданные и соответствующие ее верованию, и участвует в их благах или горестях, смотря по своим заслугам. Но судья, приговаривающий ее к награде или наказанию, не есть власть извне, но власть внутренняя, – одним словом, ее же совесть. На астральном плане совесть души очень заметно утверждается, и тихий голос, который, быть может, был заглушен при земной жизни, теперь звучит как трубный звук, и душа слышит его и ему покоряется.

Совесть человека, имеющая возможность ясно и заметно проявиться, самый строгий судья из всех существующих. Отставив всякий самообман и лицемерие, сознательное или бессознательное, она заставляет душу предстать голой перед собственным духовным взором. И душа, выражающаяся как собственная совесть, приговаривает себя, в соответствии с личными понятиями о добре и зле, и признает свою судьбу, как данную по заслугам. Человек может укрыться от суда других людей, но ему невозможно избежать собственной совести на астральном плане. Он не в состоянии уйти от суда своей совести и сам себя ведет к награде или к наказанию. Такова поэтическая справедливость природы, которая во многом превышает всякие понятия религиозных размышлений смертного человека.

И заметьте совершенную беспристрастность и справедливость всего. Человек судим согласно высшему достижению собственной души, которое, конечно, представляет достижения его времени и среды. Лучшее в нем, высшее, на что он способен, – судить и пересматривать все, что ниже этих достижений. В результате то, что высший разум признает за совершенную справедливость, служить мерилом души для себя самой. Выдающиеся ученые почти все того мнения, что всякая произвольная мера наказания, которая выработана человеческим сводом законов, далеко не соответствует неизменной, действительной справедливости: потому что возможно, что среда, в которой прожил преступник, и воспитание, им полученное, могли быть таковы, что совершение преступления является для него почти естественным; в то время как то же преступление, совершенное другим, может быть прямым противодействием его совести и вполне сознательным нарушением моральных законов. Навряд ли кто назовет преступлением, если лисица украдет цыпленка или кошка тайно слакает молока из чашки на столе. Есть много людей, чьи понятия о моральном праве или запрете не намного превышают таковые вышеназванных животных. Поэтому даже человеческий закон стремится, хотя бы в теории, не наказывать, а удерживать примером и наставлениями.

В связи с мыслью, выраженной в предыдущем параграфе, мы должны помнить, что совершенное правосудие не признает наказания как такового. Как мы уже говорили, по крайней мере в теории, даже человеческий закон не старается наказать преступника, а лишь добивается следующих целей: 1) предостеречь других от совершения преступлений; 2) удержать преступника от совершения дальнейших преступлений, запирая его или подвергая его иным изолирующим его наказаниям; 3) исправить преступника, указывая ему преимущества хороших и невыгоды плохих поступков. Если таковы стремлении ограниченного человеческого закона, то чего же нам ожидать от безграничного закона вселенной, в данном случае? Не более и не менее, конечно, нежели наказания, воодушевляющего к развитию «хороших» душевных качеств и заглушению «дурных» инстинктов. И как раз это развитой оккультист и встречает на астральном плане.

В связи с этим нужно запомнить, что наказания, наилучше воздействующие на душу низких идеалов, были бы без всякого значения для более развитой души – и наоборот. Короче говоря, в каждом отдельном случае род соответственного наказания ясно выражается идеалом о небе или аде, составленным человеком при его земной жизни, и такой идеал, конечно, сохраняется душой и при переходе из тела на астральный план. Разум некоторых вполне удовлетворен идеалом, представляющим собой серное озеро для грешников и прекрасное жилище на небе с золотыми улицами, коронами и звуками арфы для благословенных. Другие, гораздо более развитые люди, откинувшие прежние идеи о небе, как пространстве, и об аде, преисполненном муками, считают, что возможно высшее счастье для них было бы в состоянии или условиях, при которых их идеалы, их высшие цели осуществились бы, их сны превратились бы в действительность; а своим высшим наказанием они считают то состояние, при котором они могли бы проследить логические последствия причиненного ими зла. И оба эти разряда душ находят на астральном плане небеса и ады, как они их себе представляли – потому что оба создали себе свои небо и ад из материала собственного внутреннего сознания. И такие умственные понятия не кажутся недействительными – для тех, кто их сознает, радость или страдания не теряют своей действительности из-за отсутствия физического тела.

На астральном плане «грешник», верующий в ад из серы и пламени, ожидающий его за «бесстыдные преступления, совершенные при жизни», не разочарован. Его верования обеспечивают его требуемой средой, и его совесть присуждает к тому наказанию, в которое он верит. Даже если его разум старается отбросить эти верования, а в нем все же остаются подсознательные воспоминания детства о наставлениях и традициях его рода, он окажется в тех же условиях. Ему придется перенести (конечно, лишь в воображении) традиционные муки и страдания, пока он не получит ценного наставления, смутные воспоминания о котором будут осаждать его при следующем воплощении. Это, конечно, случай из крайних. Есть много других разрядов и степеней «адов», переносимых на астральный план душами различных оттенков религиозных верований. Каждый получает наказание, наилучше приспособленное к отклоняющему влиянию и воздействию на него в его будущей жизни.

То же самое относится и к идеалам «неба». Душа может насладиться благами благословенных, соответственно собственным идеалам, за хорошие поступки и действия, занесенные в ее пользу в непогрешимых книгах ее памяти. Ни одна душа не бывает вполне «дурной» или всецело «хорошей», и из этого следует, что каждая душа склонна и к награде, и к наказанию, соответственно ее заслугам, определяемым ее пробудившейся совестью. Или, выражаясь иначе, совесть делает «средний вывод» для души, вывод, который тоже точно сходится с преобладающими верованиями души.

Те, которые при земной жизни преднамеренно привели себя к убеждению, что для души не существует будущей жизни, подлежат особым переживаниям. Они встречаются с таким же разрядом людей на плане, воображая, что переселились на другую планету и что находятся еще в плоти. И там им предстоит участвовать в великой драме кармы, страдая за горе, причиненное иным, и наслаждаясь благами, которые они уделяли другим. Они не наказываются за неверие – это было бы крайне несправедливо, – но они обучаются уроку о добре и зле в их же духе. Эти переживания также только духовны и происходят только от выражения в астральном проявлении воспоминаний их земной жизни, которые возбуждаются пробудившейся совестью, дающей возмездие «око за око и зуб за зуб».

Вера или отсутствие веры в будущую жизнь не меняет мирового закона о вознаграждении и астрального «очищения». Законы кармы не могут быть уничтожены отказом верить в будущую жизнь или же отказом допустить различие между добром и злом. В каждом существе таится, как бы глубоко запрятано оно ни было, интуитивное сознание того, что душа остается жить; и каждая душа обладает глубоким сознанием о каком-нибудь моральном своде законов. И эти подсознательные взгляды и эта вера проявляются на астральном плане.

Те выдающиеся души, давшие нам наилучшие и наивысшие отчеты о жизни души «по ту сторону», соглашаются в своих сообщениях, что высшее блаженство и глубочайшее горе бестелесной, развитой и культурной души происходят в одном случае от постижения своих хороших действий и мыслей земной жизни и, в другом случае, от такого же постижения результатов дурных мыслей и поступков земной жизни. Когда взор души настолько прояснен, что может разобраться в запутанном здании причины и следствия и уследить за каждой отдельной нитью своего включения в него, то в душе получается небо и ад такого высокого напряжения, которое не снилось даже Данте.

Нет радости бестелесной души, которую можно было бы сравнить с радостью, ощущаемой при постижении логических последствий доброго поступка, и нет горя, сравнимого с горем постижения результата дурного поступка, к которому еще прибавляется горькая мысль, что «все могло бы быть иначе».

Но даже все это отходит от души. В сущности, эти постижения длятся иногда лишь минуту, которая душе кажется вечностью. На астральном плане нет вечного блаженства или вечного горя. Все это проходит, и душа снова появляется в земной жизни, чтобы вновь примкнуть к школе жизни, детскому саду Бога, чтобы там учить и переучить свои уроки. И помните всегда, что и небо, и ад всякой и каждой души обитает в самой этой душе. Каждая душа создает собственные небо и ад, так как ни то, ни другое не имеют настоящего существования. Небо и ад каждой души являются последствиями ее кармы и чисто духовным творением ее. Но этот феномен от этого не менее действителен для самой души; для нее в ее земной жизни нет ничего более действительного. И еще помните, что небо и ад на астральном плане не даются, как взятка или наказание – но лишь как естественный способ развития и развертывания более высоких качеств и задерживания низких, с целью продвижения души на Пути.

Итак, мы еще раз видим это в словах, приведенных в начале главы: «Каждый человек свой собственный законодатель, распределитель счастья или горя себе самому, определитель своей жизни, своего вознаграждения, своего наказания» на астральном плане.

Но жизнь на астральном плане не состоит всецело из неба и ада. Там переживаются радости, не имеющие ничего общего с хорошими и дурными поступками земной жизни, но которые происходят от потребности выразить собственные творческие способности и сильнее упражнять разум – радости выражения и знания, выше которых смертный ничто не может ощутить. В следующей главе мы обсудим эти фазы жизни на астральном плане.

Глава 12. Астральное самопроявление.

Одной из самых печальных особенностей земной жизни является невозможность полного выражения творческого импульса, художественного побуждения, стремления гения внутри нас к развитию. Перейдя некоторую точку жизненной лестницы, развивающаяся душа ощущает внутри себя постоянное побуждение того нечто, которое стремится выразиться и проявиться в чем-либо существенном. Это может выразиться в художественном творчестве, музыке, литературе, изобретениях; или это может быть горячее желание работать над преобразованием мирских дел более соответственно вкусам души. Во всех этих случаях действует творческий импульс, старающийся объективно создать предметы согласно образцу, живущему внутри души. И этому проявлению голова, сердце и руки охотно способствуют.

Но, увы! очень немногие способы выявить при земной жизни десятую долю душевной мечты. Художественный инстинкт вечно стремится к совершенному проявлению и все же получает лишь крохи, падающие со стола. Душа вечно жаждет развития и достижения и все же получает лишь немногие капли, капающие с фонтана. Если бы эта жизнь являлась единственной, если б эти желания, стремления, голод и жажда души зависели лишь от возможностей земной жизни, тогда поистине оправдались бы стенания пессимистов и плач унывающих. Потому что, в сущности, эти импульсы и страстные желания являются лишь стремлением семени вырваться наружу, образуя ствол, ветви, цвет и плод. И семя не может рассчитывать на цвет и плод, пока оно еще в земле.

Но, как развитой оккультист вполне сознает, эти стремления семени являются лишь надеждой на будущие цветы и плоды. Сам факт их существования есть доказательство возможности – даже несомненности – их осуществления. Итак, следует смотреть на них не как на повод к разочарованию, а как на предвестника будущего исполнения и осуществления. Хорошо было выражено, что «в каждом стремлении обитает уверенность собственного достижения». Эти слова многим кажутся насмешкой и они, правда, были бы насмешкой, если б возможность осуществления ограничивалась лишь земной жизнью, в которой она проявляется. Но душа, достаточно высоко продвинувшаяся по пути достижения и имеющая возможность оглянуться на более низкие жизненные планы под ней, видит, что эти стремления гения к самопроявлению, в сущности, лишь «невзгоды души», которые должны предшествовать будущему рождению плода гения.

На астральном плане эти семена гения пускают ствол и ветви и готовятся к цвету и плоду следующих перевоплощений. В некоторых фазах астральной жизни, при очень сосредоточенном состоянии ума, таланты и гений человека очень быстро развиваются, и при следующем воплощении он уже подготовлен к проявлению сил, зарожденных в нем во время пребывания на астрале. Можно сказать про душу, что она получает и накопляет на астрале энергию, дающую ей возможность проявлять в следующей земной жизни невиданное до того могущество.

Простым примером может служить мальчик, обучающийся бегу на коньках, который находит, что он за день сделал мало успехов. В тот вечерь он ложится спать и забывает про катание, но, принявшись за то же дело на следующий день, он замечает, что сделал поразительные успехи. У большинства из нас были такие же примеры при исполнении мелких жизненных обязанностей. Мы замечаем, что во сне с нами что-то происходит.

Тайна вышеназванного феномена кроется в том, что во время сна мальчика его подсознательный или инстинктивный разум упражняется в работе и почти достигает цели, и на следующий день доказывает на деле то, чему научился за ночь, – но сознательный разум не замечает этого изучения. Существуют глубины разума, которые берут на себя эти наши обязанности и которые, пока мы спим и наши сознательные способности отдыхают, сглаживают затруднения и упражняются в том, что должно быть исполнено на следующий день.

Таким же образом сверхсознательные (не подсознательные) способности разума души упражняются и преуспевают в труде следующей земной жизни, определяемом неотступным желанием и муками достижения, стремящимися к рождению. Но разница в том, что на этот раз душа вполне сознает работу своих сверхсознательных способностей и даже испытывает величайшую радость в совершении этого развития и достижения. Небесный мир тех душ, которые преисполнены желания действовать – творить, создать, сделать, – действительно блаженное царство, потому что там душа имеет возможность проявлять то, что было выше ее при земной жизни и выражаться в степени, превышающей ее сокровеннейшие мечты и желания на Земле. И это выражение и проявление совершается более от истой любви к совершению, – от радости к труду, от восторга творческого достижения, чем от надежды на вознаграждение. Лишь на астральном плане душа может достичь условий, изображаемых Киплингом в его строках:

«И лишь Бог нас восхвалит, И лишь Бог нас осудит, Никто не будет трудиться за деньги, Никто не будет трудиться за славу;
Но каждый лишь из радости к труду. И каждый на отдельной звезде Обрисует образ, как он его видит, Для Бога всех существующих образов».

То же самое относится и к искателю познаний – человеку, для которого упражнение разума является высшим счастьем. Он найдет книгу знаний раскрытой на много страниц дальше тех, на которых он был принужден остановиться при земной жизни. Философ, ученый, метафизик, естествоиспытатель или натуралист – все смогут выявить свои способности на астральном плане. Мировые читальни, лаборатории Вселенной к их услугам, и они там желанные гости. Возможности, предоставляющиеся им на астральном плане, удовлетворяют все их сокровенные желания. И, когда наступает время их перевоплощения, они возвращаются к земной жизни с развившимся разумом и увеличенной способностью рассуждения. То, чему они таким образом научились, проявляется в следующей жизни, как «интуиция».

Познавшие многое оккультисты хорошо знают, что великие изобретатели, как Эдисон, – великие философы, как Гегель, или Герберт Спенсер – великие ученые, как Дарвин или Гексли, про которых кажется, что они проявляют интуитивное знание данных предметов, в сущности проявляют на материальном плане все то, чего они достигли на астрале, как плоды их желаний и попыток при их прежних воплощениях. При большинстве своих открытий, эти гении обычно внезапно их постигают, как они сами описывают в своих мемуарах. Но по закону природы, ни один цвет или плод не может выйти без предшествуемого ему семени, – и эта правда одна и та же для умственного и физического плана. В таких случаях всегда есть «причины» для «следствия».

Борющемуся гению – нет, даже тому или той, кто чувствует, что мог бы стать гением при проявлении того, что таится внутри его, – этим душам представится случай проявиться на астрале и, если семя будет хорошо посажено в богатой почве души, то в следующем перевоплощении проявятся цвет и плод. Может быть эта мысль предстанет нам яснее при следующем сравнении:

1. Земная жизнь сравнима с фазой ползучей гусеницы, которая ощущает нечто, что она не умеет выразить и еле понимает;

2. Астральная жизнь сравнима с фазой куколки, во время которой образуется будущая прекрасная бабочка, пестрые крылья которой уже существуют в астральном виде;

3. Перевоплощенная земная жизнь сравнима с фазой бабочки, при которой идеал, ощущаемый в первой стадии и умственно проявляемый во второй стадии, вполне проявляется и действует.

Закон кармы осуществляет многое из своего дела на астральном плане, потому что там весь материал пластический и не сопротивляющийся, так как грубые прикрытия его отсутствуют. И этот закон точен и непреложен в своих действиях, он всегда приводит семя к оплодотворению, и всякое семя производит лишь свойственный ему самому плод:

Пусть только Учитель нас хвалит, Пусть нас порицает лишь Он! Да будет наш труд не корыстью, А Им лишь одним вдохновлен!
Да будет труд сам – наша радость! Пусть каждый вершит Вещество, Как он его знает и видит, Но лишь для Него – для Того, Кто Дух всех вещей, взятых вместе, Всех тысяч улыбок Его.
О, карма – все общие души, — Ее творенья, думы, сны во сне, То Я, что сотни кальп броней ей было, Как ткань Безвременья на Дел веретене!
О, Безначальность, Бесконечность, – все Что жизней – Жизнь, что истин – Истина в себе таит! Что эта карма? – лишь стремленье к Богу; Но твердь основ ее ничто не раздробит!
Пожнешь Ты, что посеял. В поле ржи Рожь снялась и – видишь: рожь взросла, Хотя лишь тишь, да тьма об этом знали И участь человека – та же мгла.
Он сходит жать, что некогда посеял, Зерно посеяв, в прежних жизнях, он узрит Его плоды; а если ядный злак, То почва ядная от боли возопит.
Но если вырвет злаки Он, заботясь, Чтоб почва впредь давала добрый всход, Растущей лишь в местах отменно чистых, То много радости и счастья Он пожнет.

Глава 13. Занятия на астральном плане.

Относительно вопроса о занятиях в небесном мире – астральном плане – интересно и поучительно прочесть следующее описание известного писателя на эту тему, г-на А.П. Синнета:

«Люди, сознающие, что предписания земной жизни с неба делают счастье на небе невозможным, могут еще сомневаться в возможности истинного счастья в состоянии вышеописанного однообразного уединения. Это возражение может быть порождено лишь с точки зрения воображения, которое не в состоянии освободиться от настоящей среды. Начнем с однообразия или монотонности. Никто не станет жаловаться на однообразие в счастливейшие минуту или миг, или полчаса своей жизни. Каждый человек, во всяком случае, имел хоть несколько таких счастливых минут, которые он может привести как пример в данном случае. Возьмем хотя бы одну из них, слишком краткую для всякой возможности однообразия, и представьте себе, что ее впечатления необъятно продлены, без того чтобы какие-либо события извне отметили ход времени. При таком положении вещей нет места для понятия об утомлении. Чистое, неизменное ощущение чрезвычайного счастья длится и длится, не на веки, потому что причины, вызвавшие его, не бесконечны сами, но на долгие периоды времени, пока производящий импульс не истощится».

Другой высокий авторитет на эту тему (приведенный Синнетом) высказывает: «Моральные и духовные качества должны найти себе площадь для распространения. Дэвачан (высокий астральный план) представляет из себя такое пространство. Поэтому в дэвачане приносят плоды все великие планы моральных преобразований, научных исканий отвлеченных природных начал – все божественные, духовные стремления, заполняющие самую светлую часть жизни, и отвлеченное целое занимается в этом внутреннем мире тоже собственным приготовлением, наслаждаясь последствиями великих благотворных духовных причин, посеянных при жизни. Оно живет чистой духовно-сознательной жизнью – сон реалистической яркости – пока карма, удовлетворенная в этом отношении...

Существо переходит в следующую эру бытия, либо в этом же мире, либо в другом, в зависимости от его состояния развития. Потому в дэвачане работа меняется, постоянно меняется. Так как тот сон жизни является лишь плодом, временем жатвы психических семян, брошенных с дерева физического существования в минуты наших снов и вожделений, воображаемые мимолетные проблески блаженства и счастья, задушенные в неблагоприятной общественной почве, процветающие в розовом рассвете дэвачана и созревающие под его вечно оплодотворяющим небом. Если б у человека было лишь единое мгновение идеального переживания, даже тогда не могло бы быть, как ошибочно предполагают, бесконечного продолжения этого «единого мгновения». Этот единый тон, наигранный лирой жизни, образовал бы тональность субъективного состояния человека и выработался бы в бесчисленные гармонические тона и полутона психической фантасмагории. Там осуществляются полностью все неосуществленные желания, стремления и мечты, и объективные сны превращаются в действительность субъективного существования. И там, выше майи, посвященный, изучивший великую тайну проникновения столь глубоко в аркан существования, видит их мечтательные и обманчивые образы».

Тот же ученый продолжает: «Возражая этому, исходя из соображения, что мы таким образом „обмануты природой“ и называя это „обманным чувством наслаждения, не имеющим под собой реальной почвы“, люди лишь доказали бы свою полную неспособность постичь условия жизни и бытия вне материального существования. Как отметить в дэвачане, т. е. вне условий земной жизни, то же различие между тем, что мы называем действительностью, и фиктивным или искусственным подражанием последней в этом нашем мире. То же правило не может быть приложено к двум различным понятиям... Бестелесная душа невещественна и не связана одним местом, окруженными ограниченным горизонтом понятий... Поэтому, будучи внутри или вне своего тленного тела, она всегда отличима и свободна от его ограничении, и если мы называем ее дэвачанические переживания „болезнью природы“, то не следует разрешать нам называть „действительностью“ какие-либо из тех чисто отвлеченных чувств, которые вполне присущи нашей высшей душе, ею отражаемы и усвоены – как, например, идеальное понимание прекрасного, глубокого человеколюбия, любви и пр., так же, как и всякого другого, чисто духовного чувства, заполняющего при земной жизни наше внутреннее существо либо безмерным горем, либо безмерной радостью».

Несомненно, стремящаяся вверх душа найдет гораздо больше счастья в представлении себе небесного мира, обрабатывающего проблемы жизни, дающего полную возможность развития творческих импульсов с тем, чтобы в новой и более полной жизни они могли бы расцвести и принести плоды и все сокровенные стремления, все идеалы могли бы осуществиться, – нежели неба с прекращением всякого развития и творческих попыток, где все кончается, где ничего не делается и не творится, где нет никакого занятия и остается лишь сложить руки и наслаждаться благом вечной праздности. Творческий инстинкт исходит из сущности самой природы, трепетания ее жизненной крови, потому что природа вечно работает, создает, делает, производит, превращаясь, делая, довершая всегда и вечно навеки, все дальше, не переставая, повышаясь от высокого к более высокому достижению, за время прохождения веков.

Истинно, – лишь это жизнь, и:

«Вся жизнь другая лишь живая смерть, страна, где пребывают призраки одни; Ветерок, звук, вздох, голос; звон колокольчика верблюда».

И все же люди до того прониклись материализмом земной жизни, что часто говорят о небесном мире высшего астрального плана как о призраке, о сне. Для них не существует ничего «настоящего», если оно не на материальном плане.

Бедные смертные, они не сознают, что в конце концов не может быть ничего более ненастоящего, более сноподобного, более преходящего, призрачного, чем этот самый мир материального вещества. Они не сознают полного отсутствия неизменности в нем, – что сам разум недостаточно быстро схватывает мелькание материальной действительности, потому что перед тем как разум успеет постичь материальный факт, сам факт этот уже превратился в нечто другое.

Мир разума, а еще более мир духовный, гораздо более настоящий, нежели мир материальный. С духовной точки зрения, нет ничего настоящего, кроме духа; а вещество считается самым преходящим и ненастоящим из всех призрачных образов. С той же точки зрения, чем выше поднимаешься над материальным планом, тем более настоящим, существенным становится переживаемый феномен. Из этого следует, что переживания души на более высоких астральных планах не только не настоящие по природе, но сравнительно куда более реальные, чем жизненные переживания на материальном плане.

Как приведенные выше писатели хорошо выразились, на астральном плане природа не введена в обман – но сама природа проявляется на этом плане более действительно, чем на материальном плане. Для непосвященного трудно это постичь, но души, сильно развитые, все более и более, в каждый последующий час своих переживаний, убеждаются в правдивости этого изречения.

Сильное заблуждение считать переживания души в небесном мире не намного важнее «игры в действительность», как выражаются некоторые материалистические критики. Стоит даже лишь обратиться к переживаниям земной жизни, чтобы увидеть, что самый лучший мирской труд часто производится в те часы, когда ничего вещественного не обрабатывается. В обыденной жизни самых прилежных и деятельных мирских работников есть время, которое можно назвать «идеальным периодом», т. е. то время, когда разум творит и создает то, что потом проявляется в вещественном виде. Ни одно здание, ни один мост или какое-либо другое крупное созидание людское не были построены без предварительного сотворения его разумом одного человека или нескольких людей. Оно сначала существовало в творческих способностях разума – материальное здание лишь воспроизведение духовного созидания. Помня это, что же мы будем считать настоящим сотворением, духовное или материальное?

При своей деятельности на высоком астральном плане душа производит работу, схожую с работой разума изобретателя, художника, архитектора, когда он создает и определяет то, что примет потом материальный образ. Это можно назвать периодом или состоянием образования модели, или образца, или формы, которые потом послужат для материального проявления. Лишь невежественные люди могут считать эту стадию существования «только сном». Поистине, материализм приводит к ослеплению глаз человека, так что он видит настоящее ненастоящим, – а ненастоящее настоящим.

Чем более высокой степени существования душа достигает, тем существеннее ее переживания, – чем ближе она подходит к материальному при своем спуске, – тем менее существенны становятся ее переживания. Ах, майя, майя, ты – мать заблуждений, иллюзий, когда мы научимся возвышению над твоим очарованием! Те, кто играет глиной, испачканы ею и не видят ничего высшего и лучше ее липкого вещества.

Глава 14. Астральное общение.

Люди, интересующиеся жизнью «по ту сторону», вечно спрашивают себя: «Будем ли мы знать друг друга там?».

Вопрос этот вкоренился в самую сердцевину любви и привязанности. Небо, дающее всякую другую радость и всякое удовлетворение, не было бы небом большинству людей, если б оно не давало также общения с теми, которых мы любили на Земле. Душа инстинктивно требует общества не только тех, кто с ней связан любовью мужчины и женщины, но и всех родных, как родителей и детей, брата и сестры, друга и друга. Без этой уверенности в продолжении общения и соединения большинству из людей небо показалось бы очень унылым и жестоким местопребыванием.

Мы рады, что учителя-йоги очень ясно и подробно выразились на эту тему и что ученики увидят, что это их сокровенное желание и глубокая надежда вполне оправдывается при жизни на астральном плане. Мы не только «знаем друг друга там», но мы естественным образом связаны астральными нитями притяжения с теми, которых мы любим; и с теми, к которым мы чувствуем симпатию, даже если мы не знали их при земной жизни. Кроме того, на астральном плане есть возможность гораздо более тесного сближения между родственными душами, чем обычно переживаемое на Земле. Отбрасывая оболочки физического тела, душа становится способной на гораздо более близкое сношение с родственными душами, чем она когда-либо переживала на материальном плане. После сожжения астральным пламенем всего сора низменных побуждений, душа имеет возможность действовать на гораздо более высоких планах соединения. На астральном плане душа может быть в тесном единении и близкой дружбе с другой душой, и все мечты и желания земной жизни, казавшиеся неосуществимыми на том плане, становятся обыденными явлениями новой жизни души. То, к чему душа напрасно стремилась на Земле, теперь вполне осуществляется.

Чтобы понять точное значение этого, надо лишь представить себе высшие идеалы, питаемые душой при земной жизни, по отношению к сношениям людей между собой. Хотя идеалы редко осуществляются при земной жизни, они тем не менее постоянно пребывают в душе, и это именно составляет одну из трагедий земной жизни, что идеалы эти всегда кажутся «слишком хорошими, чтобы быть верными». Любовь хороших мужчины и женщины всегда таит в себе этот идеал любви и желаний, и все же как редко этот идеал остается не растоптанным в грязи. Отношения между родителями и детьми, между братьями и сестрами, между друзьями редко отвечают идеалу, вечно пребывающему в сердцах людей. Этот идеал настолько верен, – его присутствие настолько постоянно, что наши сокровеннейшие чувства затрагиваются при виде на Земле отношений, хоть отчасти согласующихся с этим идеалом. В рассказах, в поэзии, в песнях, в драмах мы замечаем, что изображение осуществления этого идеала вызывают в нас чувства волнения и симпатии, поднимающие нас на более высокие планы мысли и жизни. Каковы же должны быть радость, блаженство, счастье, удовлетворение жизни на плане бытия, где это проявление становится единственно естественным, и где идеал превращается в действительное выражение его.

Да, мы действительно «знаем друг друга там». Не только тех «других», о которых мы думаем, но и многих «других», с которыми мы естественно гармонируем душой. Люди, связанные земными узами любви родства и дружбы – если только действительно существует какая-либо степень привязанности между ними – имеют полную возможность проявлять свою обоюдную привязанность и любовь на высоком астральном плане. Наивысшее воображение человека относительно возможности такого общения представляет лишь бледную тень действительных переживаний. Всякая попытка изображения этих явлений и отношений напрасна, потому что нет слов для передачи истины. Ответом на вопрос послужит: пусть каждая душа, ставящая этот вопрос, обратить свой духовный взор вовнутрь и найдет там рисуемый ее воображением образ высшего блаженства, возможного в таком состоянии и при таких условиях, и потом усмотрит, что даже этот воображенный образ в тысячу раз не достигает действительности.

Только в гармонии музыки, или в ритмических размерах наилучшей поэзии, или в строках какого-нибудь великого художественного произведения земная душа может уловить проблеск истинной любви астрального плана. Все это иногда возбуждает в душе слабое предчувствие того, что душа действительно переживает на тех высших астральных планах. Этим частью объясняется, почему музыка, живопись и поэзия временами возвышают нас над вещественной средой, в которой мы живем. При вспышках мирового сознания, бывающих иногда в просвещенных душах, ощущается действительность общения душ на более высоких планах. Западный поэт хорошо изобразил трудность выражения обычными словами правильного постижения этой истины – неровными, заминающимися стихами:

«Как в обмороке, один миг Другое, неисповедимое солнце меня ослепляет, И все знакомые мне светила и более яркие, неизвестные, Одно мгновение будущей, небесной страны.
Я не могу быть наяву, ибо ничто не кажется мне прежним, Или же я пробужден впервые, и все прежнее было лишь сном.
Мои старания выразить наивысшее – тщетны; Язык мой бездействует, Дыхание не повинуется органам, Я становлюсь немым».
Уитман.

«Слова человека о той жизни звучат непонятно для тех, кто не живет теми же мыслями. Я не решаюсь говорить. Мои слова не воспроизводят их высокого смысла; они кажутся краткими и холодными. Лишь сама та жизнь может воодушевить, по желанию, и речь того будет столь же лирической, сладкой и всеведущей, как поднявшийся ветер. И все же я стремлюсь хоть мирскими словами, за невозможностью выразиться священными, указать небо этого божества и передать собранные мною мысли о возвышенной простоте и энергии Высшего Закона».

Эмерсон.

Затруднение в объяснении земному обитателю природы и свойств общения на более высоких планах астрала заключается в настойчивости разума размышлять о «месте», тогда как на астрале нет места, а лишь условия и состояния, как мы уже объясняли. Жить «в том же месте», где любимые существа, означает на астральном плане бытие в том же состоянии, в тех же условиях, что приводит к большей близости, чем близость, даваемая пространством. Эта соразмерность астрального состояния приводит к большей соприкасаемости, чем та, которую земной обитатель себе вообще может представить. Лишь выдающаяся душа может слегка постичь эту тайну астральной жизни. Слабое представление о ней получаешь от «душевного единения», переживаемого временами любовниками, когда кажется, что плотские ограничения превзойдены и обе души смешались в одну. Это во многом превышает близость по расстоянию или месту, – и все же даже это лишь слабо указывает на идеальное состояние астральной жизни.

Некоторые могут спросить, каким образом души, обитающие на различных астральных планах, могут быть в одинаковых состояниях или условиях и наслаждаться этим общением. Ответ очень прост для тех, кто усвоил высшие оккультные истины. Он гласит: душа на высшем плане чувствует притяжение души на более низком плане и, в ответ ему, создает психическую связь (нечто вроде высшего рода телепатии) между обеими, и таким образом получается возможность ближайшего духовного родства и общения, намного превышающего общение двух душ во плоти. Кроме того, как мы уже объясняли в предыдущей главе, душа с высшего плана может действительно посетить всем своим душевным существом другую душу на более низком плане. Так, и еще иначе, проявляется общение бестелесных душ на астральном плане. На астрале нет одиночества для душ, стремящихся к общению. Нет ничего высокого, благородного на Земле, что не имело бы увеличенную соответственность на астральном плане, так как лишь сор сбрасывается.

На астральном плане, так же, как и на материальном плане, действует естественный закон, приводящий в порядок и проверяющий все на плане. Бестелесная душа не расстается с природой; покидая земную жизнь, она, наоборот, поднимается на план, где природа обильнее, богаче и лучше во всех отношениях, чем наивысшие земные мечты могут себе представить. После сожжения сора материализма астральными вибрациями душа расцветает и приносит в новую жизнь духовные плоды. Есть одно слово, лучше всех других выражающее духовный смысл и духовную – цель высших планов – и их феноменов – это слово Любовь! И эта любовь есть «Любовь совершенная, отбросившая всякую боязнь» – ее цвет это Радость – и плод ее Мир!

Глава 15. Сношение духов.

Для развитого оккультиста нет почти ничего хуже, чем смешанность понятий: полуистины, смешанные с ложью, ложное учение, ложные выводы, некоторые в связи с западным понятием о «сношении духов». И все же это смешение, хоть оно и прискорбно, послужило к привлечению внимания думающих людей и привело их к дальнейшим исследованиям этих вопросов. Даже мошеннические опыты, произведшие такой скандал в истории спиритуализма западного мира и возмутившие всех серьезных людей, послужили к выдвижению действительной истины за общими феноменами спиритуализма.

Отстраняя всецело мошеннические и полумошеннические феномены, скрывающиеся под именем «общения духов», можно разделить вопрос об общении людей во плоти с душами вне плоти на два общих класса, т. е. на низший и высший. Низший класс состоит из: 1) случаев, когда бестелесные души низкого разряда – так называемые, души, связанные с землей – проявляют свое присутствие людям, находящимся еще во плоти; или 2) случаев оживления «астральных оболочек». Высший класс феноменов так называемого «общения духов» состоит из случаев; когда души высших астральных планов проявляют свое присутствие людям, еще во плоти.

На высоких астральных планах душа обитает в идеальных условиях, не касаясь мирских дел, оставленных позади. Она, конечно, сохраняет сочувственную связь с теми, кто ей дорог, с кем она связана узами любви или дружбы из оставшихся позади на материальном плане, но такая сочувственная связь исключительно психического или духовного свойства и не имеет отношения к близости по расстоянию или к физической близости. Связь между бестелесной душой и земной душой, еще во плоти, можно себе представить в виде духовных волокон – нечто вроде высшей формы телепатического соотношения. Когда бестелесная душа думает о любимом земном существе, последнее часто ощущает физическую близость бестелесной души, это происходит лишь вследствие только что названного духовного соотношения. Так же бестелесная душа ощущает нечто вроде «призыва» или послания со стороны земного существа, если та напряженно о ней думает.

Пока дело касается продолжения чувств любви и привязанности между разлученными душами, из этого происходит лишь добро, потому что душа во плоти утешается и укрепляется сознанием соотношения и близости бестелесной души на астральном плане, а бестелесная душа испытывает удовольствие и радость, схожие с земными, от физической близости любимого существа. Это сродство особенно священно, и им наслаждается множество людей во плоти, хоть они и не высказывают этого по отношению к другим, не понимающим. Люди, имевшие такие переживания, поймут смысл этих слов при прочтении их. Другие, не имевшие подобных переживаний, могут понять это лишь в отношении к высшему чувству душевной близости, ими пережитой. Это, действительно, единение души с душой, в некоторых отношениях близко граничащее с совершенством единения душ на астральном плане, но ощущающее всегда нехватки чего-либо по своей самой природе. Мы желаем быть верно понятыми, что мы можем лишь хвалить «общение духов» такого рода между двумя личностями, связанными узами любви и дружбы, причем одна еще во плоти, а другая уже вне ее. То, что мы теперь будем осуждать, нечто совершенно другого рода.

Почти все познавшие многое оккультисты строго осуждают опыты вызывания бестелесных духов лишь ради развлечения, любопытства или общего представления. Наивысшие авторитеты считают такие действия прискорбными: во-первых, на основании правильных и удовлетворительных оккультных объяснений, их результат всегда неудовлетворителен, во-вторых, такие вызовы вредят бестелесной душе, отвлекая ее духовное внимание от находящегося на высших планах и привлекая снова к материальному плану и этим задерживая ее развитие и расстраивая ее. Это сравнимо с направлением разума развивающегося ребенка к тому, что с ним было до его рождения, если б это было возможно. И для души, не постигшей природы и особенностей астральной жизни (а только самые развитые души это постигают) смешение предметов и феноменов материального и астрального планов очень сложно, спутанно и ее очень волнует. Следует дать душе возможность естественного развития на ее новом плане и не вызывать ее обратно для удовлетворения любопытства или просто для времяпрепровождения. Иначе получится такой же результат, как при вытаскивании ежедневно растения из почвы, чтобы посмотреть, растут ли и развиваются ли его корни.

Другой род вызывания бестелесной души – для утешения и извещения любящих друзей и родственников – почти столь же нежелателен. Бестелесная душа, притянутая нитями симпатии, возвращается, как человек, ходящий во сне, потому что именно так можно определить ее состояние. Оно столь же нежелательно для людей на Земле, как и для бестелесных душ. Душа приходит с астрала в полусонном состоянии, дает мало удовлетворения вызвавшим ее и сама фактически встревожена и смущена. Люди, принимавшие участие в вызове бестелесной души (при подлинном феномене) наверно помнят сонные и большей частью запутанные ответы, даваемые душой, и обычно неудовлетворительные результаты, достигнутые даже при наилучших условиях. Опыты вызова душ с астрального плана стоят в противоречии с природой, и потому результаты не бывают удовлетворительны. Эти опыты никогда не оправдываются и строго осуждаются наивысшими авторитетами. Краткий обзор природы и условий жизни на астральном плане, данный нами в этой книге, должен бы помочь вам в постижении такого взгляда и причин осуждения.

Правда, иногда души астрального плана, под сильным давлением воспоминаний и забот об оставшихся позади добровольно возвращались на земной план и проявлялись его обитателям, доходя иногда даже до действительной материализации. Хоть эти случаи и необычны, они достаточно многочисленны, чтобы быть здесь отмеченными. В таких случаях сила стремлений бестелесной души заставила ее принять существенный вид для проявления тем, кому ей хотелось показаться, совершенно так же, как проявляется сильное телепатическое впечатление. Но даже в таких случаях бедная, тревожная душа постепенно отходит от земных притяжений и перестает возвращаться к былым сценам, но начинает жить нормальной астральной жизнью, в соответствии с природными законами и планами.

Мы знаем, что, выражая эти истины, приносим разочарование и, пожалуй, чувство обиды или досады некоторым людям, которым приятна мысль, что они состоят в частом общении с душами своих умерших друзей и любимых близких. Но истина есть истина, и мы уверены, что правильное постижение этой темы покажет этим людям, что высшая любовь по отношению к умершим состоит в содействии тому, что наилучше для этих любимых, и они не станут жертвовать интересами умерших для временного личного удовлетворения. К тому же «удовлетворение» никогда не будет полным, всегда остается сознание, что не хватает чего-то.

Истинная любовь состоит в том, чтобы давать, а не получать. И разве это не правильно в отношении общения с любимыми «по ту сторону»? Разве не лучше и не благороднее посылать им мысли любви и симпатии, ободряя и поощряя их в развитии на высоких планах, нежели пытаться притянуть их вновь к низшим планам материализма только с целью услышать от них, что они счастливы, что все обстоит благополучно с ними и, может быть, услышать полупонятный лепет общепринятых изречений подобно лунатику? Разве не более достойно нас, живущих во плоти, повысить план нашего общения с другими, по ту сторону, ближе к их высшему плану бытия и общаться с ними духовно – молча и без слов – на плане, где душа может беседовать с душей без помощи слов и без необходимости физического присутствия?

Подумайте обо всем этом и дайте вашей душе высказать всю сокровенную правду, и будьте уверены, что ее ответ будет тождествен с истинами, высказываемыми высшими авторитетами.

Глава 16. Души, связанные с землей.

В произведениях, относящихся к астральным планам, в особенности в произведениях более старых авторитетов, часто говорится о так называемых «душах, связанных с землей». Обычно такое определение относится к низшему разряду душ, которые отказываются возвысить свой духовный взор выше земных предметов и явлений и которые посещают прежние места действий и жизни, находя лишь там единственное удовлетворение, на которое они способны при их униженном положении.

Но здесь мы хотим обратить внимание еще на более высокий род душ, который, к сожалению, лишь медленно порывают свои земные связи и которые еще цепляются к оставшимся на земле близким.

Бывает, что душа, естественно подготовленная уже к нормальной жизни на высоких астральных планах, до того привязана к происшествиям земной жизни, что она, проснувшись от душевного сна, сначала отказывается принимать участие в нормальном астральном существовании и занимается вместо того делами земной жизни, которые ей следовало бы оставить позади себя. Это злополучное состояние происходит большей частью от чувства неисполненного долга, или угрызения совести, или забот о ком-либо из оставшихся. В таких случаях душа на самом деле носится в пространстве, близком к интересующему ее человеку или месту и, при совсем особенных психических условиях, она даже может действительно проявиться чувствам человека, который еще во плоти.

К этому разряду принадлежат несчастные, беспокойные души, которые скитаются, посещая места своих прежних преступлений из угрызения совести, делая тщетные попытки уничтожить или загладить былые проступки. Конечно, эти несчастные души не совершенно проснувшиеся на астральном плане и также не совершенно проснувшиеся на плане земной жизни. Вместо того они на обоих планах действуют как лунатики, не принимая участия в нормальной жизни ни того, ни другого плана бытия. В таком же состоянии бывают души, мучимые сознанием неисполненного долга, которые, вроде лунатиков, носятся вокруг прежних мест своей жизни, сонливо пытаясь исправить былое. Третий разряд состоит из немногих душ, до того привязанных лично к оставшимся позади душам по плоти, что они все беспокоятся о них, бессильно стараясь им помочь и ими руководить.

При всех этих случаях долг оставшихся во плоти един и должен быть им ясен. Этот долг состоит в духовном уведомлении тех бедных душ придерживаться сферы действий на астральном плане, что их обязанность перестать кружиться вокруг земных явлений и предаваться земным скорбям, что они должны поддаться высшим притяжениям, подняться на им надлежащий план астрального бытия и наслаждаться его благами. Люди, сознающие присутствие таких бестелесных душ около себя, не должны бояться исполнения этого долга, как бы тяжело им ни было, вразумлять бестелесную душу таким образом. В большинстве случаев это напоминает разговор с ребенком (из-за полусонного состояния души, в этом случае). Хотя душа иногда горюет и плачет при этом, как ребенок, ей, как ребенку, надо приказывать исполнить свой долг и отправиться к духовному бытию. Душа, еще связанная с Землей, часто слушается такого приказания, поддается притяжению свыше и тем прекращает свое тревожное существование. В любом случае со временем, даже без таких советов, притяжение свыше берет верх, и душа возвышается на подобаемое ей место на астрале.

Мы предостерегаем всех не уговаривать таких связанных с земным душ оставаться: это равно поощрению еще не родившегося ребенка остаться во чреве матери или еще не развернувшейся бабочки остаться в куколке. Из нарушения законов природы или всякого плана существования, включая астральный, не может произойти ничего хорошего.

Низший класс душ, связанных с землей, принадлежит к совсем иной категории, чем только что обозначенная. Этот низший разряд состоит из душ очень низменной степени духовного развития, при которой преобладает животный инстинкт и грубый материализм. Эти души считаются «связанными с землей», потому что материальные привязанности в них настолько сильнее призыва к возвышенному, что последнее более чем нейтрализуется, и душа обитает столь близко к материальному плану, насколько это возможно. Действительно, низшие планы астрала, обитаемые этим разрядом душ, расположены так близко от материального плана, что это можно назвать переходным состоянием между материальным и астральным планами – смешением обоих. Как будто бы очень тонкое покрывало протянуто между этим планом и явлениями материальной жизни – искушающе тонкое покрывало для этих низменных душ, так что они, не будучи в состоянии принимать деятельное участие в земной жизни, все же смутно сознают ее.

Эти низменные, связанные с землей души обычно ограничивают свои земные посещения и заботы местами своей бывшей земной деятельности. Этим душам доставляют ужасное удовольствие попытки повлиять на подобных им людей, еще во плоти, находящихся в смятении, подстрекая их к новым злодеяниям и часто даже к настоящим преступлениям. Известны даже особые случаи, когда такие низменные души пускались на поиски своих отброшенных астральных оболочек или даже чужих оболочек, им подобных, и после большего напряжения добивались кратковременной материализации, появления как «привидение». Природа таких людей мало меняется от перехода на астрал, и они там так же наслаждаются в грубых проделках и шутках, как и при земной жизни. К этому разряду бестелесных душ относятся многие примеры появления духов, перебрасывание всяких существенных предметов и т. д. Их всегда можно отставить или принудить к удалению, наказывая им, что их истинная природа понята, и приказав им удалиться. Храброе выступление и повелительный приказ, дополненный речью, доказывающий, что их проделки «видят насквозь», всегда обратят в бегство эти существа и отошлют их пристыженными и запуганными туда, где им место.

Другое излюбленное удовольствие известного рода таких бестелесных душ – это проявление в астральном виде, пользуясь астральной оболочкой, на спиритических сеансах или иных собраниях, при которых психические условия достаточно сильны и благоприятны, чтобы помочь им в материализации. В таких случаях эти существа часто нагло стремятся к изображению других душ, или же друга или родственника одного из присутствующих, или же какой-нибудь исторической личности. Всякий, кто присутствовал на спиритических сеансах и видел, как «Джорж Вашингтон» или «Юлий Цезарь» появлялся и разговаривал тоном и словами столичных подонков, легко поймет, почему это так бывает. Эти сведения помогут выяснению многих запутанных фраз психических феноменов.

Однако же, эти низшие разряды душ недолго пребывают на астральном плане и скоро перевоплощаются в среду, соответствующую их природе, к которой их притягивают спиритуалистические законы. Так как их всецело привлекает все плотское и материальное, их ничто не удерживает на астральном плане, и потому их пребывание там, в большинстве случаев, очень кратковременно. И все же даже в наихудшем, грубейшем существе всегда есть что-нибудь хорошее, хоть искра духовного пламени, которая становится немного ярче при каждом пребывании на астральном плане. И со временем из этой маленькой искры получается крохотное пламя, освещающее путь несчастной души и озаряющее ей дорогу к высшим планам. Так что даже среди этих бедных существ есть некоторая доля надежды. Но большинство из них развратные и павшие души, опустившиеся снова с более высокого разряда, – которые, в случае, если им не удастся улучшиться при земных страданиях, склонны опускаться еще ниже, пока заботливая природа не уничтожает их независимость и не превращает их снова в их первоначальную духовную основу.

Существуют до того низкие и развращенные субпланы астрала, что мы не решаемся их отметить. На них живут самые низменные, развратные, испорченные души, – души, которых определенно ждет уничтожение, так как они недостойны священных планов. Мы не станем входить здесь в подробности этих субпланов. Достаточно привести слова двух познавших многое оккультистов, из которых один с прошлого века, а другой из наших дней. Старый мудрец сказал про эти субпланы: «Что это за место я вижу. Там нет воды. Нет воздуха. Нет света. Нет основания. Оно неизмеримо глубоко. Там темно, как в темнейшую ночь».

Исследователь наших дней говорит: «Большинство учеников считают очень неприятной обязанностью исследование этого отдела, потому что в нем чувствуется такая негодность и столь грубый материализм, что это неописуемо противно освобожденному астральному телу и дает ему ощущение продвижения через черную, липкую жидкость, а обитатели и влияния того места особенно нежелательны».

Вряд ли требуется предостерегать людей не мараться опытами всяких психических феноменов материального рода, приводящего их к более или менее близкому сношению с этими низшими планами астрала. И все же мы считаем нужным высказать здесь такие предостережения, как мы это делали и прежде, в других наших книгах, потому что многих прельщает очарование неизвестности, обычно тех, кто не знаком с феноменами астрального плана. Такие люди «как глупцы кидаются туда, куда ангелы боятся вступить» и навлекают на себя всякие нежелательные астральные сущности и условия. Наш общий совет гласит: направляйте разум на высшие духовные истины и высшую жизнь души; решительно отвернитесь от низших видов психических феноменов; не ищите вообще «феноменов»; а ищите вечную истину, которая, если ее раз обретешь, объяснит все остальное. Всегда ищите солнечный свет духа и избегайте печального блеска психической луны.

Глава 17. Астральные оболочки.

Мы бы не исполнили поставленной себе здесь задачи, если б упустили отметить особый род феноменов астрального плана, которые сильно смущают всех начинающих учеников при изучении психических феноменов. Мы подразумеваем так называемый «астральные оболочки», изношенные астральные тела душ, уже проснувшихся на астральном плане от душевного сна. Эти сношенные душевные одежды часто ошибочно принимаются за саму душу, и это приводит к большой путанице.

Каждый человек на Земле обладает, кроме физического тела, еще более тонким, утонченным телом, называемыми астральным телом (иногда его называют «эфирный двойник», известный индусам под названием лингашарира). Это астральное тело представляет из себя точную копию тела физического и есть, в сущности, утонченный образец, по которому сотворено тело физическое. Покидая физическое тело, душа берет с собой тело астральное, которое служит ей как бы повозкой, и в нем душа обитает во время душевного сна, отбрасывая его лишь при пробуждении и переходе к более высоким состояниям или условиям астрала. Астральное тело, отброшенное, таким образом, душой составляет то, что оккультисты называют «астральными оболочками».

В прежней книге мы следующим образом определили «астральную оболочку», отброшенную душой: «Астральное тело существует некоторое время после смерти человека, им обладавшего, и при определенных обстоятельствах оно проявляется людям и называется ими „духом“. – После смерти человека его астральное тело продолжает существовать и при определенных обстоятельствах бывает „видимо“ живущим указанным образом. Астральная оболочка, оставленная ушедшей душой, в таких случаях есть не что иное, как бездушный труп, только из вещества более тонкого, чем тело физическое. В нем нет ни жизни, ни разума. Эта – оболочка, и больше ничего... Это то, что оккультисты называют астральной скорлупой или „тенью“. Эта тень не имеет ни жизни, ни разумности и плавает в низших слоях астральной сферы, постепенно разлагаясь на свои составные элементы. Какая-то сила постоянно влечет ее к оболочке, с которой она была раньше связана, и астральная тень умерших людей часто витает поблизости к тем местам, где погребено тело. Эти тени очень часто принимаются за духов умерших людей, тогда как в действительности они представляют собой то же самое, что физический труп, зарытый в земле. Вступая в соприкосновение с жизненными силами некоторых людей, называемых медиумами, эти астральные тени как будто бы гальванизируются, в них переходит небольшое количество праны из тел медиумов, и в них или через них начинает проявляться подсознательная деятельность медиумов. Вместе с тем эти тени получают некоторую возможность проявлять свое существование в физическом мире, и тогда кажется, что они как будто обладают жизнью и некоторой долей разумности. На некоторых медиумических сеансах эти астральные тени материализируются при помощи жизненности медиумов и говорят, глупым и бессвязным образом, с людьми. Но обыкновенно говорят совсем не те лица, за каких выдают себя тени. Говорит простое как бы физическое вещество, одушевленное психическим началом медиума и других присутствующих. Это просто говорящий автомат. Есть другие формы возвращения духов, но все так называемые спиритические или спиритуалистические сеансы происходят (в тех редких случаях, когда на них действительно бывают оккультные явления) только при участии бессознательных и неодушевленных астральных теней. Доверчивые люди принимают этих „призраков“ за души своих умерших друзей».

Известный ученый, изучивший эту тему, написал про «астральные оболочки» следующее:

«При смерти она на короткое время покидает тело и, при особенных условиях, может быть временно видима еще живущими людьми. При таких условиях ее, конечно, принимают за дух умершего человека. Появление духов зависит иногда и от других причин, но третий принцип (астральное тело) отражающийся явным феноменом, есть лишь совокупность частиц особого состояния, не обладающих какой-либо жизнью или каким-либо сознанием. Это не более облака на небе, принявшего случайно формы животного. Вольно выражаясь, «лингашарира» никогда не покидает тела, кроме как при смерти, и даже тогда не удаляется далеко от него. Если она бывает видима, что случается редко, то лишь вблизи места, где лежит физическое тело...

...Ошибочно говорить по отношению к астральной оболочке о сознательности, как мы ее понимаем в жизни, но все же некоторое поддельное сходство с ней может быть пробуждено в оболочке, не имеющее никакой связи с истинной сознательностью, все время растущей и укрепляющейся в духовной сфере.

Оболочка не способна воспринять или усвоить новые мысли или же привести их в действие. Но все же в оболочке наблюдается остаток волевых импульсов, воспринятых еще при жизни... Она поддается временной гальванизации при помощи медиума и может быть приведена в такое состояние жизни и сознания, которое сравнимо с состоянием человека, перенесенного в незнакомую ему комнату во время бессознательности, который при болезни просыпается слабым, со смутными понятиями, удивленно озираясь кругом, воспринимая впечатления, слышит обращенную к нему речь и неясно на нее отвечает. Такая степень сознания не связана с прошедшим и будущим. Это автоматическая сознательность, происходящая от медиума».

Другой писатель так отзывается об «астральных оболочках»: «Эти отброшенные и разлагающиеся остатки астральных тел совершенно не родственны душам, прежде их обитавшим. Это лишь оболочки, без души и разума и все же сохранившие слабую степень жизненности. Это астральное тело настолько же тело, как откинутое тело физическое. Но, так же, как физическое тело может быть при помощи сильного гальванического тока приведено к жизненной деятельности так, что может ворочать глазами, приводить в движение свои члены и даже бормотать, – так и астральные тела могут быть гальванизированы жизненностью медиума (бессознательно для последнего) при благоприятных условиях и могут быть материализированы к проявлению, как тень, действуя, двигаясь и даже говоря, причем им руководит лишь разум медиума или лиц, присутствующих на сеансе».

Внимательный ученик оккультизма найдет в произведениях наилучших авторитетов много предостережений не смешивать феномены, относящихся к «астральным оболочкам», с теми, которые относятся к действительному общению между бестелесными душами и людьми, находящимися еще во плоти. Но обычная публика, не обладая точными знаниями, склонна к заблуждению, предполагая, что этот род психического феномена есть проявление «возвращения духа», и это приносит большой вред делу истинного спиритуализма. Ужасное заблуждение считать эти разлагающиеся «астральные оболочки», лишь временно гальванизированные к жизни при помощи жизненности и разума медиума (сознательно или нет), за души умерших друзей и родных. И все же эти страшные опыты было сделаны многими серьезными исследователями психических феноменов и многими, любовь которых побудила их снова искать общения с любимыми существами. Казалось бы, что истинные оккультные познания настоятельно требуются в наши дни для публики, так часто вмешивающейся в психические исследования и порождающей психические феномены, природу и свойства которых она сама не понимает.

Мы надеемся, что ничего из сказанного здесь или в предыдущих главах, не будет воспринято как нападки на современный спиритуализм западного мира. Это совершенно не входит в наши намерения. Мы сознаем, что путем современного спиритуализма многие ревностные души дошли до осуществления высших духовных истин и были приведены к дверям высшего оккультного постижения.

В сущности, современный спиритуализм сегодня сравнительно мало занимается «феноменами», но старается зато изучить истины жизни в более высоких сферах бытия и существования души. Но по рубежу движения следуют многие, которых привлекают лишь самые сенсационные феномены – и к этим, главным образом, относятся наши предостережения, и также к тем, которые праздно следуют движению «психических исследований», привлеченные к нему лишь склонностью к новизне и надеждой испытать особого рода возбуждения. Мы предостерегаем и тех, и других, что, открывая двери разума и души более низким астральным влияниям, они рискуют многим. В астральном мире существуют болота и трясины, в которых неосмотрительные люди легко могут завязнуть. Потому мы говорим: «Остерегайтесь низших астральных вибраций». Сосредоточьте Ваш разум и душу на высших истинах и не поддавайтесь искушению вмешиваться в феномены низких разрядов. В лунной фазе оккультизма вам не будет удовлетворения, а могут встретиться большие опасности. Обратитесь лицом к Солнцу! Живите на духовных высотах! Остерегайтесь вредных болотных испарений и малярийных трясин психических низин!

Эти предостережения не могут не быть достаточно часто повторяемы людьми, принимающими к сердцу судьбу человечества.

Глава 18. Второй сон души.

В уме оккультного ученика следует запечатлеть принцип, что природа последовательна и однообразна в своих методах. На различных планах бытия природа обладает некоторыми основными методами или свойствами проявления, которые ученик быстро подмечает при своих исследованиях и который он всегда найдет при дальнейшем изучении, если он только занимается достаточно серьезно и бдительно.

Одним из таких методов природных свойств является постоянное вставление периода отдыха, сна, возвращения между концом одного периода деятельности и началом другого. Мы видим много таких примеров на физическом плане, начиная с мгновенной остановки маятника при движении взад и вперед; промежуток времени между вдыханием и выдыханием; сон между концом одного и началом другого дня; период отдыха нерожденного ребенка между образующим периодом и его рождением и т. д.

В астральном мире мы встречаем тот же феномен в сне души, свершающемся между так называемой смертью и началом нового бытия на астральном плане. И, рассуждая аналогично, мы могли бы ожидать сообщений, что такая же фаза или такой же период существует между окончанием деятельности души на астральном плане и ее переходом к перевоплощению или к более высоким сферам духовной жизни. И действительно, такая фаза или такой период существует и представляет совсем особый вид бытия души «по ту сторону». Такая фаза или такой период известен оккультистам под названием «второй сон души», или дремота.

Второму сну души предшествует переходная стадия постепенно ослабевающей деятельности и сознательности и соответствующее стремление души к отдыху. К концу естественных действий на астральном плане душа начинает испытывать чувство усталости и утомления и инстинктивно жаждет отдыха и покоя. Она замечает, что пережила большую часть своих желаний, честолюбивых стремлений и идеалов и во многом даже изжила их. Она чувствует, что исполнила цель своего предназначения и испытывает предуведомление о приближении какой-то новой фазы бытии. Душа не чувствует страданий при приближении второго сна души, а, наоборот, удовлетворение и радость, как при подходе чего-то, сулящего покой и возвращение потерянного. Как усталый, взобравшийся по горным тропам путник, насладившийся своим путешествием, душа чувствует, что она заслужила отдых покоя и так же, как путник, она заранее радуется этому отдыху.

Душа остается иногда лишь несколько лет, а иногда сто или тысячи лет, по земному счету, на астральном плане, соответственно степени ее развития и развертывания. Но, проходит ли мало или много лет, в конце концов в душе неминуемо проявляется чувство утомления и, подобно многим старым людям при земной жизни, она чувствует – «мой труд исполнен, отпустите меня дальше, отпустите меня». Рано или поздно, душа устремляется к новым переживаниим, к проявлению в новой жизни успехов, сделанных ею при ее развитии на астральном плане. И вследствие этого, а также в силу притяжения еще тлеющих, не изжитых и не отброшенных стремлений, или, может быть, под влиянием того, что какая-нибудь любимая душа, на более низком плане, готова к перевоплощению и желая быть с этой душой (что тоже род стремления), – душа впадает в поток, уносящий ее к перерождению и к избранию подходящих ей родителей и среды и выгодных обстоятельств. Душа снова постепенно переходит в состояние душевного сна, и когда ее срок подходит, она «умирает» на астральном плане, как «умерла» раньше на материальном плане, и продвигается вперед к перерождению на Земле.

Но, строго говоря, душа продолжает пребывать в состоянии полудремоты даже после ее перерождения к земной жизни, потому что она не сразу просыпается в теле новорожденного младенца, в образе которого она перевоплотилась. Наоборот, она пробуждается постепенно во время раннего детства и юности ребенка. Это один из интереснейших фактов оккультной науки, с которым даже внимательные ученики мало знакомы. Мы следующим образом определили это в наших прежних трудах: «Душа не вполне пробуждается от второго душевного сна сразу после перерождении, но проводит дни младенчества в состоянии полусна, ее постепенное пробуждение проявляется в умственном развитии младенца, идущее наравне с предъявляемыми к нему требованиями. Однако в некоторых случаях пробуждение бывает преждевременно, и мы видим выдающиеся случаи детских гениев и т. д., но такие случаи всегда более или менее ненормальны и вредят здоровью детей. Изредка сонная душа полупросыпается в ребенке и поражает нас каким-нибудь глубоким наблюдением, зрелым замечанием или поведением. Редкие случаи не по летам развитых детей и детских гениев доказывают состояние, при котором пробуждение было необычно быстрое. С другой стороны, бывают случаи более медленного, чем нормально, пробуждения души, и в результате такой человек достигает полного умственного развития только в средние годы. Известны случаи, когда люди, казалось, пробуждались только в 40 лет, или даже позже, и лишь тогда проявляли усиленную деятельность и энергию, удивлявшие всех, их раньше знавших».

Но сейчас нас принципиально интересуют более ранняя стадия второго сна души – стадии, проведенная на астральном плане. В эти ранние стадии, спящая душа переживает особое состояние, так сказать «духовного переваривании и усвоения». Так же, как душа во время первого сна мысленно переваривала плоды земной жизни и усваивала ее получении и переживании, так и при втором сне душа мысленно переваривает и усваивает чудесные переживании астрала. Помните, что период на астрале состоял не только из размышлений о прошлом и проявлении тайных сил. Это был также период перестраивания и развития.

Много было пережито и изжито на астрале, и душа покидает астрал совсем другой, чем она была при вступлении на астральный план. Но перемена эта – что тоже следует запомнить – всегда к лучшему. Многие нежелательные свойства были сожжены огнем раскаяния и угрызения совести и многие желательные свойства были развиты в богатой духовной почве высших планов при помощи Духовного Солнца, окутывающего душу на высших планах. Но еще требуется «инвентарь», приведение в порядок духовных свойств и духовная подготовка к новой жизни, – и все это доставляют ранние стадии второго сна души.

Равно как ребенок или юноша черпает требуемую для следующего дня трудовую энергию во время сна по окончании прошедшего дня, так и спящая душа получает энергию и силу, нужную ей для новой жизни, из Единого снабжения. Желая избежать всяких технических терминов, мы здесь не станем подробно описывать этот возвратный труд души. Достаточно сказать, что душа получает новый толчок энергии и снабжается во время второго душевного сна «психическим образцом» своего нового физического тела. Ей также дается возможности испытать привлекательную силу для ее кармы, ведущую к перерождению, согласно свойствам ее природы – «подобное притягивает себе подобное» – эта аксиома выражает этот ход действия.

Каждая душа направляется туда, куда она принадлежит по своему существу. Она не следует произвольным приказаниям какого-либо существа на небе или на земле, лишь безусловно справедливый и беспристрастный закон кармы сказывается в каждом отдельном случае. Нет ни малейшего покровительства, ни малейшей возможности какой-либо несправедливости по отношению к душе, как бы скромна и низка она ни была. Низшая, как и высшая, подлежит тому же закону, потому, что все дети одного отца, все маленькие дети в детском саду Неограниченного. Все «на Пути», сознательно или нет, и их неведение не ставится им в вину при расчете.

В последней главе этой книги мы обсудим разряд душ, превышающих дальнейшее земное перевоплощение и возвышающихся к планам и состояниям бытия намного выше всего, что земля может дать. Мы упоминаем о них теперь только чтобы сказать, что даже такие души должны пройти через второй душевный сон астрального плана до дальнейшего продвижения. Они, в таких случаях, теряют во сне последние остатки земных стремлений и отбрасывают все плоды земной деятельности, кроме освобождения и свободы. Такие души никогда более не просыпаются на Земле и даже не возвращаются туда, разве только что они в последующих веках добровольно посещают Землю, как великие учителя и руководители. Последние изредка, в течение веков, принимали наружность человека, но были гораздо выше, чем человек, во всем, кроме внешнего вида. Существуют планы над планами бытия выше Земли или ее астрального плана. Истинно благословенна душа, пробуждающаяся после второго душевного сна и находящаяся на самом низком из этих возвышенных положений.

Даже умнейший мудрец с почтением склоняет голову, при упоминании таких сфер бытия, которые превышают людское воображение.

Глава 19. Перерождение.

В предыдущей главе мы объяснили, что душа, впавшая во второй душевный сон, попадает в течение притяжений кармы и уносится к перерождению в среду и в связи, соответствующие общей сложности ее характера и желаний. Как мы увидим в следующей главе, некоторые души не подлежат этому течению перерождения и уносятся, вместо того, в высшие сферы деятельности и бытия. Но огромное большинство душ астрального плана продвигаются к земному перерождению – такова их карма.

Но здесь мы должны предостеречь ученика не впасть в очень распространенное заблуждение, предполагая, что карма есть строгое нечто, раздающее награды или наказания соответственно какому-то установленному своду законов. Вместо того, карма является просто законом духовных причин и действия – мы бываем наказаны не вследствие наших грехов, но ими же; мы бываем награждены не вследствие наших хороших поступков, но ими же. Короче говоря, наши награды и наказания зависят от самой природы нашего характера, а наш характер представляет из себя общий итог наших желаний. Потому желание основная сила кармы и, через карму, наших перерождений.

Многим кажется, что душа принуждается к перерождению на Земле вопреки своим желаниям. Как раз наоборот, потому что общий итог желаний души составляет действительную основную силу, ведущую к перерождению.

Перерождающиеся на Земле не перерождаются против своей воли и своего желания. Наоборот, они перерождаются, потому что действительно желают этого. Они впадают в поток перерождения, потому что их вкусы и желания создали стремления, удовлетворимые только возобновленной плотской жизнью. Но сознавая это сами, инстинктивно возвращаются в пределы действия закона притяжения и уносятся к перерождению, как раз в среду, более всего подходящую для переживания и изжития их желаний – для выражения и исполнения всей силы желания. Они жаждут удовлетворения своих стремлений и, пока жажда эта не утолена, желания не могут быть отброшены. Это не означает, что всякое желание обязательно должно быть изжито, потому что часто бывает, что новые взгляды и переживания заставляют отвернуться с отвращением от прежней желанной цели, и желание таким образом умирает естественной смертью.

Но пока желание существует, оно старается привлечь душу к предметам и среде, способным его удовлетворить. Это одинаково относится к душе на астральном плане и на земле. Желание всегда является главной, основной силой души, побуждающей ее к перерождению.

Душа, сохраняющая стремления к материальному – к плотским существам и материальной жизни, не будучи в состоянии отделиться от них, естественно впадает в поток перерождения, несущий ее к условиям жизни, в которых эти стремления могут процветать и проявляться. Лишь когда душа, пережив много земных жизней, начинает замечать низость и обманчивость земных желаний, она начинает чувствовать влечение к жизни высшего рода и, избегая потоков земного перерождения, возвышается над ними и уносится к высшим сферам.

Обычно люди, после многих земных переживаний, говорят, что он или она не чувствуют больше желания жить на Земле, что его или ее единственное желание – покинуть Землю навсегда. Эти люди совершенно искренни в своих признаниях и мнениях, но, при проникновении в самую глубину их души, обнаружилось бы нечто совсем иное. Обычно они не устали действительно от земной жизни, но лишь от особого рода земной жизни, испытанной ими за время этого перевоплощения. Они обнаружили призрачность некоторых земных переживаний и возмущены ими. Но они еще преисполнены желаниями и жаждой земных переживаний другого рода. Им не удалось найти счастье и удовлетворение в собственных переживаниях, но они допускают, если только они откровенны сами с собой, что если бы дела обстояло «так и так», вместо «того и сего», то они бы достигли счастья и удовлетворения. Это «если» могло быть удовлетворенной любовью, богатством, славой, удовлетворенными честолюбием, успехом всякого рода, и т. д. – но, чем бы оно ни было, это «если» всегда существует и это «если» является зерном еще остающихся желаний. И стремления этого «если» составляют основу перерождения.

По их собственным признаниям, очень немногие желали бы вновь пережить свою земную жизнь, – и признания эти искренни. Но, подобно древнему Омару, они были бы весьма согласны изменить мир соответственно своим собственным желаниям и тогда прожить земную жизнь. Вы понимаете значение этого? Им неприятна не сама земная жизнь, они презирают только отдельные переживания земной жизни. Если им дать молодость, здоровье, богатство, таланты и любовь, то большинство мужчин и женщин охотно вновь начнут круг земной жизни. Лишь только отсутствие этих или им подобных преимуществ или неудача в приобретении их приводят их к чувству, что жизнь их неудачна, что приятно будет с ней расстаться.

За время пребывания на астрале душа отдыхает, освежается и укрепляется. Она забыла жизненные невзгоды, перенесенные во время прошлого перевоплощения. Она опять молода, полна надежд, сил и честолюбия. Она вновь стремится к деятельности, к исполнению еще несбывших желаний, стремлений и честолюбивых замыслов – и она охотно впадает в поток, уносящий ее к полю действия, где эти желания могут проявиться.

В земной жизни много примеров такого изменения чувств. К концу дня, или года, или периода возбуждения мы чувствуем себя усталыми, разочарованными, испытываем даже чувство отвращения. Но отдых, сон, новая обстановка и наплыв новых впечатлений меняют нас, и вскоре мы преисполнены желания снова действовать и трудиться. Большинство людей не утомлены действительно жизнью и не чувствуют отвращения к жизненным явлениям. Они только испытывают свойственное всему человечеству стремление «к чему-то другому», к иному месту – перемена среды и занятий их бы быстро вылечила. Не мир их утомляет, – они духовно устали от всех волнений. И то же самое происходит с утомленной душой. Дайте ей переселиться на астрал, испить эликсир жизни, – и она готова сыграть новую роль в драме жизни.

Другой вопрос, часто приводящий к недоразумениям, относится к бессознательности души при выборе новой среды для перерождения. Правда, что души низшего развития руководятся при этом почти всецело инстинктом, почти без всякого сознания и собственного выбора. Но когда душа начинает развиваться и приобретать духовные знания, в ней появляется духовное сознание, и во многих случаях она видит смутно, как во сне (во время второго сна души), обстоятельства, к которым ее влечет, и часто сама производит решительный выбор.

Если это личность выдающаяся и, значит, обладающая сильным духовным развитием, ее выбор вовсе не смутный, потому что такая душа во многом сама создает «обстоятельства» для своего перерождения, всегда, конечно, в рамках своей кармы.

Еще один пункт, требующий выяснения, относится к свойству желаний, служащих основной силой к перерождению. Не сказано, что эти желания обязательно должны быть низкими или недостойными желаниями или стремлениями. Наоборот, они могут быть высшего свойства и заслуживать названия влечений, стремлений или высоких целей, но во всех обитает сам принцип желания. Все желания, высшие и низшие, являются семенами действия. И отличительной чертой желания всегда есть стремление к деятельности, Желание всегда хочет приобрести кое-что, или сделать что-либо, или стать кем-нибудь. Любовь, даже самая бескорыстная, есть род желания, равно как и самое благородное стремление. Желание помочь ближнему – настолько же есть желание, как и его противоположность. Действительно, многие бескорыстные души привлечены к перерождению лишь настоятельным стремлением к совершению великого дела на пользу человечества, или из желания послужить другим, или исполнить какой-нибудь труд, внушенный любовью. Все эти желания, высокие или низменные, если они только чем-либо связаны с земными делами, являются основой и рулем перерождения.

Но, под конец, мы должны еще сказать, что ни одна душа, не желающая уйти в глубины души земного перерождения, не подвергается такому перерождению. Такая душа привлекается к иным сферам, где не существует притяжения Земли. Ее карма уносит ее прочь от Земли, не к Земле. Но этому подлежат лишь немногие, хотя помаленьку, по истечение веков, каждая душа сможет это испытать, потому что все на пути, и духовная эволюция, хоть и медленно, но несомненно движется вперед. Мы советуем тем, кто интересуется этой высшей жизнью, прочесть следующую, последнюю главу. Если ее содержание окажется вам по душе, то вами, значит, уже сделаны первые шаги к достижению.

Глава 20. За пределами перевоплощения.

Люди, воображающие, что философия йогов учит, что душе предстоит бесконечная цель земных перерождений или серий перевоплощений, не постигли истинного смысла учения. Если вспомнить, что Земля есть лишь один мир из бесчисленного количества приготовительных миров, берущих свое начало и свой конец во времени, бессмысленность такого утверждения становится очевидной.

Земля есть лишь одна из многих школ, образующихся время от времени во Вселенной и представляющих из себя, в лучшем случае, местопребывание лишь низшей степени. Душа человека на много веков переживет Землю и миллионы ей подобных, которые пропадут в эфире пространства, из которого они появились. Придавание большого значения земной жизни в распределении Вселенной противоречит учению мудрецов.

Помимо того, неправильно то учение, которое настаивает на том, что даже в нынешней эре и фазе своего бытия душа не может продвинуться дальше земного перевоплощения. Хотя большинство человечества подлежит многим земным перевоплощениям до достижения освобождения и свободы, все же так же верно, что душе, достигшей состояния духовного развития, при котором она не чувствует более связи с Землей, невозможно, ни на минуту дольше, оставаться в кругу земных перевоплощений.

Сейчас на астральном плане много душ, подвергнутых конечным стадиям сбрасывания земных уз. И существует, в данный момент, в земной жизни много душ, которые никогда больше не вернутся на Землю, но возвысятся после следующего пребывания на астральном плане к высшим планам бытия, навсегда покинув Землю и все земное. Помимо того, сейчас на Земле пребывают тысячи душ, находящихся на правильном пути к свободе и подлежащих еще лишь одной земной жизни, – и эта последняя жизнь будет ими проведена в возвышенном состоянии постижения и разума. В данный момент мы подходим к концу круга, при котором очень большое количество душ готовится к полету в высь, и возможно, что многие из читающих эти строки заметно продвинулись уже в этом кружном движении.

Попытка описать пером мир бытия в высших сферах, или даже в сферах только на один разряд выше Земли, была бы высшим безумием, потому что нет слов для передачи смысла, нет постижения разума, чтобы охватить эту мысль. Даже более, большинство человечества не обладает механизмом разума, способным хотя бы мыслить о мире такого бытия. Средний человеческий разум не решается даже мыслить о средних планах астрала, а постижение высшего астрала намного превышает их. Какое же должно быть их положение по отношению к мысли о царствах бытия, рядом с которыми даже высшие астральные планы кажутся лишь кучей навоза, в сравнении с наибольшими мировыми дворцами?

Достаточно знать, что существует бесконечная шкала бытия, составляемая из царства за царством, вечно возвышающаяся все выше и выше – и что душа предназначена к повышению все дальше, дальше и дальше по направлению к бесконечному.

Возможно избежать круга земного перевоплощения, когда душа постигнет истину относительно своей природы и ее отношения к Целому. Когда она признаёт обманчивую природу всемирных феноменов и понимает, что духовный мир есть единственно настоящий, тогда узы материальной жизни начинают слабеть, и душа начинает освобождаться от связывающих ее оков. Это освобождение есть та великая цель, к которой стремится философия йогов. Некоторые достигают ее верными трудами; другие посредством любви божественного и осколком божественного в ближних; третьи своим разумом и достижением знаний; еще четвертые развитием своих интуитивных способностей, но все это лишь различные пути, ведущие к той же цели. При распознании природы земных веществ они теряют свою власть над человеческой душой. Тогда желание умирает, душа освобождена и достигает духовной свободы. Освободившись от земных притяжений, душа поднимается выше и уносится в высшие сферы бытия.

Этой мыслью преисполнены философии Востока.

Она проявляется в разных видах. Для посвященного оккультиста священные учения мира всех религий имеют свои тайные стороны. И духом тайных учений всегда является освобождение. При писании этих слов наш взгляд падает на книжку, лежащую на нашем столе – маленький восточный рассказ, переданный писателем Запада. Этот писатель постиг дух Востока и хорошо выразил его.

Вслушайтесь в его слова и обратите внимание, насколько они соответственны духу учения:

«Согласно древнему индийскому учению, целью Мудреца является полное возвышение или, скорее, полное безразличие к связям мирских оков. Обычный смертный является пленником, связанным, плененным или привязанным (сакта) к обманным и чувственным предметам. Тот, кто стремился к освобождению, должен сначала долгим и трудным путем покаяния и суровости отделиться от этих привязанности, пока они не станут стекать с него, как вода с утки, хотя он еще будет между ними; и он продолжает жить, согласно классической формуле, как колесо, которое продолжает вертеться, когда основная сила движения уже перестала действовать, или как ветка, продолжающаяся качаться уже после отлета птицы. Он уже пробудился, в противоположность тем, которые еще ослеплены заблуждением; он свободен, в противоположность связанным».

Вышеприведенный писатель, однако, ошибся, говоря о «долгом и трудном пути покаяния и суровости», обязательном для освобождения от материальных привязанностей. Наилучшие авторитеты неодобрительно смотрят на эти аскетические упражнения и суровости и не поощряют их. Истинное исполнение состоит в достижении знаний и открытии сердца к восприятию Божественного Учения, которое принимает вид интуиции. Надо лишь понять истинную природу материальных веществ, чтобы потерять желание обладать ими; потому знание является великим освободителем. Правда, что великая бескорыстная любовь (бхакти-йога) заставляет раскрыться глаза души; и так же верно, что верный долг и труд, не рассчитывающие на награду (карма-йога) проясняют глаза, но величайшая из всех йог – это жнани-йога, путь к знанию.

Тем, кто жаждет освобождения, мы советуем внимательно изучить философию йогов или любой другой великий род религии мудрости и точно следовать жизни духа, общий всем религиям, если только они верно поняты.

Нам кажется, что самым верным руководителем «на Пути» служит маленькая карманная книжка «Свет на Пути», основанная на оккультных аксиомах, бывших общепринятыми даже в древней Атлантиде. В этом ценном руководстве можно найти «Правила, вписанные в Стены Чертога Учения» «Правителями Золотых Ворот». Как выразился один писатель: «То, чем Парсифаль является любителям музыки, „Свет на Пути“ является стремящимся в высь душам – бесконечным источником вдохновения и удивления». Следующие аксиомы, взятые оттуда, если их только верно понять, составляют основу созвучий, – обсуждение руководства есть лишь объяснение аксиом:

1. Убей в себе честолюбие.

2. Убей желание жить.

3. Убей желание утех.

4. Убей в себе чувство разъединения.

5. Убей желание ощущений.

6. Убей жажду роста.

7. Желай только того, что внутри тебя.

8. Желай только того, что вне тебя.

9. Желай только того, что недостижимо.

10. Желай власти горячо.

11. Желай мира пламенно.

12. Желай обладания над всем.

13. Разыскивай путь.

14. Ищи путь, отступая все более внутрь.

15. Ищи путь, выступая смело наружу.

16. Стой в стороне, когда настанет битва, и хоть ты будешь сражаться, не ты будь Воином.

17. Найди Воина, и пусть он сражается в тебе.

18. Прими от Него веления и повинуйся им в битве.

19. Внимай песне жизни.

20. Сохрани ее мелодии в памяти своей.

21. Бери у нее урок гармонии.

22. Смотри с глубоким вниманием на всякую жизнь, окружающую тебя.

23. Учись смотреть в духе разума в сердца людей.

24. Смотри с еще большим вниманием в свое собственное сердце.

25. Вопрошай у земли, у воздуха и у воды, какие тайны они хранят для тебя. Твои пробужденные внутренние чувства сделают тебя способным вопрошать.

26. Вопрошай у святых земли о тайнах, которые они хранят для тебя. Победа над желаниями внешних чувств даст тебе право на то.

27. Вопрошай о сокровенной сути у Единого, о конечной тайне, которая хранится для тебя на протяжении веков.

28. Держись твердо за то, в чем нет личности, что вне существования.

29. Внимай только тому голосу, который говорит без звука.

30. Смотри лишь на то, что одинаково незримо, как для внешнего, так и для внутреннего чувства.

Эти аксиомы имеют семь различных и особых значений, наложенных одно на другое, раскрывающихся лишь открытому глазу души, по мере ее развития. Благословен тот, кто в состоянии понять хотя бы первый разряд значений, потому что он на Пути.

Толкователь этих аксиом маленького руководства дает следующие ценные советы тем, кто избрал путь освобождения и мира:

«Ищи в сердце своем источник зла и вырви его. Он живет и приносит плоды в сердце преданного ученика так же, как и в сердце, полном желаний. Только сильный может убить его. Слабый должен дождаться, пока он созреет, даст плод и умрет сам. Этот побег живет и разрастается на протяжении многих веков. Он расцветает, когда человек прошел через бесчисленные существования. Тот, кто хочет вступить на стезю могущества, должен вырвать эту вещь из своего сердца. И тогда сердце начнет истекать кровью, и вся жизнь покажется разрушенной. Это испытание необходимо выдержать: оно может прийти на первой ступени многотрудной лестницы, ведущей в жизнь, оно может прийти только под конец. Но помни, о ученик, что оно должно быть перенесено, и собери для того все силы души своей. Живи не в настоящем и не в будущем, живи только в Вечном. Там– этот буйно разрастающийся побег не может расцвести: он погибает в атмосфере вечной мысли».

Тот же толкователь дает следующий дополнительный совет:

«Стремись, чтобы цветок расцвел в тишине, которая следует за грозой: не раньше. Он будет расти, подниматься, пускать побеги, листья и почки, пока гремит гроза, пока длится битва. Но не ранее как вся индивидуальность человека растает и испарится, не ранее как поглотит ее то божественное, что создало ее как простое орудие для глубоко важных испытаний, не ранее как вся природа человека покорится своему высшему Я, – не ранее того может раскрыться цветок. Тогда наступит тишина, подобная той, которая следует в тропических странах за пронесшимся ливнем, когда природа начинает работать с такой быстротой, что можно узреть ее творчество. Наступит такая тишина и для истерзанного духа. И в глубокой тишине произойдет то таинственное нечто, что ясно покажет, что путь найден. Называй его какими хочешь именами, это – голос, говорящий там, где некому говорить, это – посланник без формы и состава; это – развернувшийся цветок твоей души. Нельзя это выразить никаким сравнением. Но чувствовать, желать, стремиться к тому – возможно даже среди бушующей грозы. Тишина эта может продлиться один миг, может продлиться и века. Но и для нее настанет конец. И все же силу ее ты унесешь с собой. Снова и снова битва должна быть выдержана и выиграна. Природа может затихнуть только на время».

В заключение, мы хотим еще привести слова вышеупомянутого писателя – слова, тоже вдохновленные высшим источником авторитета и знания:

«Три Истины.

Существуют три неопровержимые истины, которых нельзя лишиться, но которые могут остаться не выраженными из-за недостатка слов: 1. Душа человека бессмертна, и ее будущее есть будущее, рост и великолепие которого безграничны. 2. Принцип, дающий жизнь, живет внутри нас и вне нас, бессмертен и вечно благотворен, его не слышно, не видно и его нельзя осязать, но тот, кто жаждет познаний, может его распознать. 3. Каждый человек свой собственный законодатель, распределитель счастья или горя себе самому, определитель своей жизни, своего вознаграждения, своего наказания. Эти истины, которые столь же велики, как суд жизнь так же несложны, как простейший человеческий ум. Утоляйте ими жаждущих».

Теперь, друг и читатель, мы вас снова покидаем. Мы надеемся, что сказанное нами послужит семенами будущих деревьев знания внутри вас, потому что высший успех, на который учитель может надеяться, состоит в посеве семян. Мы надеемся, что мы привели вас, по крайне мере, к вратам постижения той истины, что смерти нет, что так называемая смерть есть лишь «та сторона» жизни и едина с ней. Да раскроется ваш духовный взор для осознания этих истин для себя и собственного опыта.

И теперь еще раз говорим тебе, милый ученик:

Мир с Тобой!