Загадки мест силы и орден девяти неизвестных.

Нацистские базы.

Рудольф Гесс ознакомился с книгой крайне внимательно. И, когда нацисты пришли к власти, предпринял весьма серьезные практические шаги. В частности, начал готовить крупную экспедицию в южные моря, которой предстояло найти контакт с загадочными антарктами. Подготовка экспедиции к ледовому континенту началась в 1934 году. Именно тогда была создана специальная межведомственная группа «А», куда вошли представители «Аненэрбе», германского ВМФ и несколько известных ученых-полярников. Руководил группой «А» сам Рудольф Гесс, его заместителями были Готт и капитан Ритшер от ВМФ. Флот, которым в ту пору командовал адмирал Редер, специально назначил в группу не самого титулованного своего представителя, чтобы не ставить под угрозу тайну, в которой шла подготовка экспедиции.

Ритшер был довольно известным полярным исследователем. Он считал, что Антарктида скрывает в своих глубинах множество еще не раскрытых тайн. О некоторых странных явлениях он рассказал в своей книге. Вот, например, один из таких отрывков:

Погода исключительно ясная, великолепная видимость. Вдали поднимается ледовой стеной берег Антарктиды. Внезапно мы видим, как из ледяной стены появляется наверх яркий луч света. Вся команда сбегается на палубу, чтобы посмотреть на э'то чудо. Свет «уть синеватый, отчетливо различимый даже на фоне ярких солнечных лучей. Ширину столба на таком расстоянии мы определить не можем; ясно только, что она довольно значительна. После короткого совещания, влекомые любопытством, поворачиваем к ледяному берегу.

По мере нашего приближения луч бледнеет и в конце концов исчезает совсем. Что это было? Странное, неизвестное науке оптическое явление? Какие-то секретные испытания? Или нечто иное, такое, что мы даже не можем или боимся представить себе? Ледяной материк хранит в себе еще множество тайн, и мы лишь прикасаемся к ним время от времени, лишенные возможности проникнуть в их глубинную суть.

В 1938 году экспедиция Ритшера отправилась в путь. Считается, что она плыла на старом корабле под названием «Корморан». Это не совсем так. Помимо сравнительно небольшого судна в его состав вошли еще три крупных корабля. Правда, ишрормацию о них тщательно скрывают, и лишь благодаря усердным поискам удалось обнаружить их следы. Первое судно — большой ледокол, выкупленный в 1936 году у канадцев. Этот корабль, построенный под названием «Квебек» в 1925 году, исправно водил караваны судов в замерзающие порты Северной Канады. Спустя 11 лет после своей постройки он исчезает из всех списков. В это же время на счета компании «Норт канадиан Ганза», владевшей ледоколом и принадлежавшей, к слову сказать, выходцам из Германии, поступает большая сумма денег. В 1937 году в строй вступает новый ледокол компании — «Лабрадор», который и перенимает эстафету у «Квебека».

Вполне очевидно, что судно было продано, притом в обстановке глубокой тайны. Есть довольно подробное описание ледокола «Фафнир», принимавшего участие в экспедиции; он в точности совпадает с описанием «Квебека».

Второй корабль был построен на немецких верфях. Крупный пассажирский лайнер, созданный специально для нацистской организации «Сила через радость», ведавшей досугом немцев. В частности, лайнеры компании регулярно отправлялись с десятками тысяч человек на борту в морские круизы. В 1936 году спущен на воду очередной корабль — «Лео Шлагетер». В прессе публиковалось множество восторженных статей, новый корабль прославлялся как шедевр мореходности и комфортабельности. Через несколько месяцев «Шлагетер» отправляется в свой первый рейс по норвежским фьордам, а почти сразу после возвращения исчезает на три года. «Всплывает» корабль уже в 1939 году, после начала Второй мировой войны, и используется в качестве войскового транспорта.

Где же был лайнер все эти годы? В антарктической экспедиции Ритшера! Именно на нем располагался штаб всего соединения. «Корморан» при этом использовался как разведывательное судно, а «Фаф-нир» — для плавания в особо тяжелых условиях.

Однако в состав эскадры входил и еще один корабль, сведения о котором, вероятно, немало удивят знатоков военной истории. Это был авианосец «Манфред фон Рихтхофен». О нем нет упоминания ни в одном корабельном справочнике; считается, что единственный авианосец, имевшийся у гитлеровской Германии, — это «Граф Цеппелин», так и не введенный в строй. Но он не что иное, как подсадная утка. Настоящий авианосец, снаряженный по последнему слову техники, в сопровождении трех других кораблей двигался на юг…

Шестнадцатого июня 1938 года четыре корабля образовали специальную эскадру «А». Она не входила в состав военно-морского флота, а подчинялась непосредственно Гессу. Руководителем экспедиции назначили капитана Ритшера, при нем был наблюдатель от НСДАП. Имя этого наблюдателя, пожалуй, известно всем. Его звали Мартин Борман. На борту кораблей находились, кроме моряков, полярники, а также добровольцы из состава СС, люфтваффе и штурмовых отрядов. Все они дали подписку о неразглашении тайны.

Двадцать девятого июня четыре корабля, снявшись с якоря, в обстановке строжайшей секретности вышли в Атлантический океан. В конце июля эскадра «А» достигла берегов Антарктики. Первая остановка сделана у побережья Антарктического полуострова. Здесь же основана база «Хорст Вессель», которую немецкие полярники называли между собой «станцией Мартина Бормана». Дело в том, что в течение всей экспедиции Борман, вместо того чтобы наслаждаться покоем в коморортабель-ных каютах «Шлагетера», находился на ледяном побережье Антарктиды, чем заслужил уважение остальных участников экспедиции.

Девятнадцатого августа одноместный разведчик, совершавший полет над Землей Элсуэрта, неожиданно пропал с экранов радаров. Одновременно прервалась радиосвязь с ним. При этом никаких сигналов бедствия пилот подать не успел. На помощь немедленно был выслан другой самолет, перед которым была поставлена задача, если это возможно, спасти потерпевшего катастрофу пилота. Однако в том же районе с ним произошла та же самая история. И снова — ни звука по радио.

Командир авианосца посылает на поиски звено их трех самолетов. При этом летят они не в плотном строю, а на некотором удалении друг за другом, так, чтобы держаться на расстоянии видимости, но не более того. И вновь первый самолет пропадает с экранов радаров, слышен вскрик второго пилота, и с его самолетом происходит то же самое. Третий выполняет резкий разворот и на максимальной скорости идет в сторону моря. Через полчаса самолет приземляется. Пилот садится неуверенно, как новичок, и с трудом «вписывается» в узкую взлетную палубу. Сам он выйти из кабины не в состоянии. Его выносят на руках, бледного, как мел, с трясущимися руками. Пилота отправляют в санчасть, куда немедленно прибывают Ритшер и несколько человек из «Аненэрбе». О чем рассказал им чудом спасшийся пилот, так никто и не узнал. Поговаривали то о каком-то летающем чудовище, то о странных лучах, бивших из абсолютно зеленой полоски земли, то о таинственном смерче, проглотившем крылатые машины. В любом случае эскадра с максимальной скоростью движется дальше, прочь от проклятого места.

А затем участники экспедиции обнаружили и обследовали покинутый древний город в горной долине. Говорят, несколькими десятилетиями позже этот город видели русские. Кроме того, нацисты нашли целую систему теплых карстовых пещер, вполне пригодных для обитания. Попасть в них можно только из-под воды или используя сложную систему тоннелей. При этом загадочные смерти продолжались — во всех пещерах были обнаружены шахты, ведущие куда-то вниз. Люди, отправлявшиеся для исследования этих шахт, неизменно погибали.

В апреле 1939 года Ритшер с тремя из четырех своих кораблей вернулся на родину. В Новой Швабии он оставил авианосец, который исследовал побережье, пять подводных лодок и две полярные станции. Капитан намеревался вернуться на ледовый континент в самом ближайшем будущем. Его планам не суждено было осуществиться, так как в Европе разразилась Вторая мировая война.

Тем не менее Гитлер планировал продолжение колонизации ледового континента, рассчитывая в первую очередь на встречу с его коренными обитателями. Несмотря на то что до сих пор эти попытки не увенчались успехом — то ли прав был Вебер, и они давно вымерли, то ли просто не хотели идти на контакт, — фюрер отлично понимал: тот, кто первым получит доступ к тайнам неведомой цивилизации, станет обладателем мощнейшего козыря в борьбе за господство над миром. О том, что ан-таркты могут начать играть не по его правилам, Гитлер и не задумывался: такая постановка вопроса была для него непривычной.

Антарктические базы остались не эвакуированными и достаточно активно развивались. Численность находившегося на них персонала с нескольких сотен человек с весны 1939 года выросла до 2 тысяч к наступлению 1941-го. К берегам Антарктики было выслано несколько рыболовных судов, которые помогали снабжать продовольствием «население» Новой Швабии. Еще несколько аналогичных кораблей захватили германские рейдеры, орудовавшие в тех водах. Очевидно, использовались и пещеры с плодородной почвой. По крайней мере, там довольно быстро смонтировали несколько миниатюрных гидроэлектростанций, которые обеспечивали всю систему пещер и находившуюся над ними полярную станцию электричеством. Оборудование изготовили в 1940 году в фирме «Сименс» — об этом свидетельствует документация компании; заказ был сверхсрочный и оплачивался в двойном размере.

За 1939–1941 годы найдено еще два покинутых города. В них тоже имелись входы в подземные пещеры, заваленные обломками скал. Прорваться сквозь каменные «пробки» не удалось. В конце 1939 года в Антарктиду на подводной лодке прибыл лично Готт, который мечтал о чести первым побеседовать с «истинными арийцами». К этому моменту у Готта родилась новая, уточненная теория относительно антарктов. По мере того как континент сдвигался к полюсу и становилось все холоднее, писал ученый, коренные жители искали все более теплые места. Такие «оазисы» располагались в основном вокруг действующих вулканов, которых несколько тысяч лет назад было множество. Там-то и возникали те самые города, руины которых обнаруживали немцы. Однако жизнь по соседству с вулканами казалась небезопасна; видимо, не один город постигла судьба легендарной Помпеи. Перед антарктами встала неразрешимая проблема: если отодвинуть города от вулканов, то людям грозит вымерзание, если приблизить — неминуемы разрушения от извержений. Но местные жители нашли, как и подобает истинным арийцам, простой и гениальный выход: чтобы спастись от вулканов, они решили спрятаться в их толщу! Возможно, сначала строились специальные «скальные города», однако затем антаркты обнаружили систему карстовых пещер, которая оказалась гораздо более подходящей. Готт не сомневался, что такие пещеры пронизывают всю прибрежную зону Антарктиды, а возможно, и сам континент. Именно там, в подземном мире, и расположено мощное государство антарктов, которые постоянно следят за копошащимися на поверхности людьми.

Это предположение, думаю, было очень близко к истине. Во-первых, потому, что нигде больше, кроме как под землей, антаркты находиться не могли. Во-вторых, как мне теперь известно, Сила больше всего проявляется глубоко в земле. Ведь недаром для самых разнообразных ритуалов используются склепы, пещеры и подземелья. Поэтому антаркты, которые, очевидно, умеют использовать Силу, перебрались поближе к ней.

В1941 году в Антарктиду был направлен Гесс (в Англию в это же самое время улетел его предварительно зомбированный двойник). С 1941 года Вальгалла — так называли нацисты свою ледовую колонию — начинает приобретать все большее значение для Германии. Гитлер рассчитывал на «молниеносную войну», однако жизнь опрокинула все его расчеты. Страна втянулась в долгую европейскую бойню, к которой была не готова. И Антарктида с ее редкоземельными металлами, которые нашли нацистские геологи, была здесь как нельзя более кстати.

Существуют также определенные свидетельства, указывающие, что уже в 1941 году наиболее прозорливые представители элиты рейха понимали: война может закончиться тяжелой катастрофой. На этот случай следовало приготовить себе плацдарм для отступления. Что при таком раскладе может быть лучше, чем никому неизвестные карстовые пещеры на ледовом материке!

И Антарктида начала постепенно превращаться в убежище, на случай если Германия все-таки проиграет войну. Первым ее увидел в таком качестве Мартин Борман. Умный и циничный прагматик, он задолго до окончательного краха почувствовал его приближение. Именно ему, похоже, антарктическая база обязана тем, что пережила крушение Третьего рейха. На юг подлодками и гигантскими транспортными самолетами отправлялись специалисты, оборудование, целые небольшие заводы. Задачей Бормана было сделать базу совершенно автономной, независимой от внешних поставок. Ему и удалось в значительной степени преуспеть в этом начинании.

Продолжалось и исследование континента. В 1941 году в глубине его, примерно в 100 километрах от побережья, был открыт огромный оазис, совершенно свободный ото льда, с незамерзающими пресноводными озерами. Здесь находилось также множество горячих источников. Площадь оазиса, получившего название «Райский сад», превышала 5 тысяч квадратных километров. Что самое важное, вместо скал у первооткрывателей оазиса под ногами оказался пусть тонкий, но все же достаточный для земледельческих работ слой почвы. С конца 1941 года Новая Швабия полностью обеспечивала себя продовольствием. Важные шаги на пути к автономности были сделаны.

В начале мая 1945 года наступил последний этап эвакуации нацистов в Антарктиду. Сто пятьдесят подлодок отчалили от берегов Германии и отправились на юг. Что же увозили с собой субмарины гибнущей империи? Во-первых, весьма ценный персонал. Не секрет, что после поражения в войне Германия недосчиталась многих известных ученых. В основном это были те, кто крепко связал себя с нацистским режимом и не ждал ничего хорошего от победителей. Среди эмигрировавших были биологи, специалисты по ракетной технике, ядерной физике, самолетостроению. В числе этих людей находилось немало фанатичных нацистов. С ними ехали квалифицированные рабочие, которым предстояло расширять производство в Новой Швабии.

Кроме того, к новым берегам отправилось множество нацистских функционеров, в том числе специалистов «Аненэрбе». Эти последние везли с собой множество мистических реликвий, собранных за годы существования Третьего рейха. Было среди них, например, Копье Судьбы, которым, по преданию, пронзили сердце Иисуса Христа, когда он висел на кресте. Этот древний артефакт считается одним из самых могущественных. Был там и Святой Грааль — памятник еще более древней эпохи, о котором известно очень мало. Мы знаем лишь, что сложившееся в христианской традиции представление о Граале как о чаше не соответствует действительности. Гитлер считал Грааль священным камнем древних германцев, на котором рунами высечена мудрость веков. Впрочем, не будем повторяться. Гораздо большее практическое значение, нежели все эти музейные экспонаты, имели новейшие технологии, которыми владели нацисты.

Далеко не секрет, что наука в Третьем рейхе развивалась очень бурно, намного опередив науку других развитых стран. Многие историки считают: если бы Вторая мировая война затянулась еще немного, немцы смогли бы в полной мере реализовать свое техническое превосходство и вырвать победу из рук противников. По крайней мере, накануне поражения в Германии были созданы атомные бомбы (факт, который до сих пор тщательно замалчивается). Именно немцы первыми и единственными во Второй мировой войне в массовом порядке применили реактивную авиацию. Именно им удалось создать межконтинентальный бомбардировщик, а также баллистические ракеты средней и большой дальности. Обо всех технических чудесах рассказывать нет смысла — им стоит посвятить отдельную книгу. Хочется отметить только одно: весной 1945 года Антарктида стала настоящей кладовой передовой технической мысли.

Дальнейшая история нацистской базы нам неизвестна. Судя по всему, она продолжает существовать там до сих пор. И на этот счет имеется масса весьма красноречивых свидетельств…