Загадки мест силы и орден девяти неизвестных.

И настал новый день.

Ганс отправился на работу в университет, обещая переговорить с юношей Эпсом — представителем доблестной университетской охраны. А мне позвонила напуганная Софи. Полиция удвоила свои атаки, потому что ночью… исчезло тело Этьена! Никто ничего не видел, только житель соседнего дома, мучимый бессонницей, видел странных людей, похожих на тибетских монахов, которые затаскивали в грузовик длинный ящик. Софи попыталась найти следы этого грузовика, но безуспешно. Я психанул, хотел срочно лететь домой, но в последний момент передумал. Раз я взялся распутывать эту истории, то дойду до конца. Наверняка здесь, в Германии, я найду объяснение исчезновения тела Этьена гораздо быстрее, чем в Париже.

Вскоре Ганс звякнул мне и попросил приехать. Через двадцать минут я был на месте.

Франк Эпс производил впечатление сообразительного молодого человека. Ладно скроенный, в униформе, он наверняка ловил на себе взгляды восхищенных немецких студенточек. Шульц представил меня и удалился. Я раздумывал, как начать беседу: напрямую сообщить цель своего визита или же присочинить убедительную байку? Решил остановиться на золотой середине:

— Господин Эпс, рад знакомству с вами. Я французский журналист, готовлю материал о великих немецких ученых, открытия которых, к сожалению, опередили время и не были в должной мере оценены современниками. Насколько я знаю, ваша мать довольно долгое время состояла на службе у самого Отто Берга, знаменитого биолога и талантливейшего человека.

Юноша заинтересованно разглядывал меня, я добавил убедительности:

— Увы, господин Берг предпочитает скрываться от общественности, но так хочется воздать ему по заслугам! Не могли бы вы поспособствовать встрече с ним через вашу матушку или же направить меня к ней?

— Уважаемый, я бы с радостью, только ведь старик Отто еще тот ученый, он помешан на искривлениях временного пространства и биологических экспериментах. Но, если вам так хочется, мне не жалко. Миттелыптрассе, 18, А, дом моей матери. Правда, она может и отказаться разговаривать с вами.

Я чуть не забыл попрощаться, отбывая по указанному адресу.

Миттельштрассе на окраине Берлина ничем не привлекало к себе внимание, как и тусклый серый дом, где в маленьких квартирках ютились далеко не самые богатые слои населения. Я поднялся по мрачной облупленной лестнице и позвонил в квартиру с литерой А. Неужели ее нет дома? Но нет, за дверью послышалось шарканье ног и покашливание, и в щель выглянула немолодая чернокожая дама. Занятно, как это доктор Отто, верный приверженец арийской идеи, в зрелом возрасте позволил себе такие вопиющие вольности. Я сунул в щель визитку, дверь открылась, приглашая пройти внутрь. Уютная квартирка в светлых тонах, множество книг и вязаных салфеточек. Хозяйка фрау Эпс невольно вызывала восхищение — не удивительно, что даже ариец со стажем не смог остаться равнодушным. Далеко не юная, минувшая пору зрелости, она сохраняла очарование и упругость форм. А эти пронзительные глаза с пушистыми ресницами!..

— Фрау Эпс, ваш сын, наверное, обрисовал вкратце цель моего визита.

— Да, только я вряд ли смогу вам помочь. Десять лет я не работаю у герра Берга и ничего о нем не знаю.

— Я восхищаюсь его трудами и его личностью. Хочу писать о нем книгу. Вы ведь сможете мне немного рассказать о жизни гения?

— Я готовила, убирала и стирала, я не помогала ему в научных исследованиях. Простая темнокожая женщина, без образования.

— Вы себя принижаете, мадам, я вижу убранство вашей квартиры, вашу библиотеку. Неграмотные женщины читают бульварные газеты и журналы, но никак не «Общую биологию» и не теорию «Психотипов Юнга». О, а этот седовласый господин с гордым профилем и есть Берг? Любимой Анни…

— Что вам от меня надо? Я не верю в ваши россказни о книге. Слишком много желающих за последние дни собралось ославить светлое имя Отто!!!

Она меня разозлила, и я допустил ошибку:

— К черту, Анна, буду с вами откровенен. Я в действительности журналист, я действительно француз, могу показать паспорт и лицензию прессы. Мне действительно до зарезу нужен герр Берг. Возможно, и книгу я о нем напишу, но сейчас меня больше всего волнует судьба моего друга, Этьена Кассе, он был у вас… скажите… был??? — я протянул ей фотографию. — Этьена уже нет в живых, и мне надо узнать с максимальной достоверностью, почему.

— Нет! — отчеканила она, отпрянув назад.

— Понимаю, вы опасаетесь за себя и за сына. Но у Этьена тоже есть мать, которая не находит себе места, есть друзья, которым он дорог.

— Тогда они убьют Отто… убьют… — на ее глазах выступили слезы.

— Кто такие они? Господи, прекратите говорить загадками!!! — я повысил голос. Неужели, птичка упорхнет из клетки, так ничего и не сказав…

— Уходите немедленно! Дверь там!.. — неожиданно она пришла к какому-то решению, быстро записала что-то на листке блокнота, потом вытолкнула меня в коридор, впихнула записку в карман и захлопнула дверь прежде, чем я успел сосчитать до трех.

Выйдя на улицу, я развернул бумажку, там был загородный адрес Берга.

Чтобы добраться до старика, пришлось отправиться на вокзал, к скоростной электричке. И снова, чтобы скоротать время и занять разум, я углубился в чтение материалов. Бермудский треугольник… Удивительно, но и он чудесно вписывался в атлантическую теорию!