Загнанных лошадей пристреливают, не правда ли?

10.

— Дамы и господа! — объявил Рокки. — Прежде чем начнется дерби, организаторы марафона попросили меня сообщить, что через неделю у нас состоится свадьба — настоящая, неподдельная свадьба, прямо здесь, на площадке. Браком будут сочетаться Ви Лоуэлл и Мери Хоули — пара номер семьдесят один. Покажитесь нам, Ви и Мери, пусть дамы и господа увидят, какая вы чудная пара. Разумеется, — продолжал Рокки, — если до того времени они не покинут состязания по результатам дерби. Надеюсь все же, что до этого не дойдет. Предстоящая свадьба совпадает с желанием организаторов марафона обеспечивать вам, нашим зрителям, исключительные развлечения на наивысшем уровне.

Миссис Лейден потянула меня сзади за свитер.

— Что у Рокки с рукой? — спросила она шепотом.

Не заметить, что с Рокки что-то случилось, было трудно. Его правая рука, как обычно, была продета в рукав пиджака, левая же висела на перевязи, и пиджак с той стороны только наброшен на плечо.

— Он ее вывихнул, — сказал я.

— Ему наложили девять швов, — тихонько уточнила Глория.

— Так вот почему его не было вчера вечером, — заметила миссис Лейден. — С ним произошел несчастный случай?

— Гм, да…

— Он упал?

— Гм, да, скорее…

— Позвольте представить вам очаровательную звезду киноэкрана мисс Мери Брайан. Вы рады нашим зрителям, мисс Брайан?

Мисс Брайан поклонилась. Публика зааплодировала.

— И короля комиков Чарли Чейза…

Раздались новые аплодисменты, когда Чарли Чейз поднялся в своей ложе и тоже поклонился.

— Не выношу подобных представлений, — буркнула Глория.

— Но ничего не имела бы против, если бы представляли тебя, а? — спросил я.

— Ну, удачи вам! — пожелала миссис Лейден нам вслед, когда мы двинулись к помосту.

— У меня просто нет сил… — заявила Глория, — нет сил смотреть на этих знаменитостей, нет сил снова и снова делать одно и то же.

— Иногда я жалею, что вообще с тобой связался, — вздохнул я. — Не хотелось так говорить, но это правда. — До нашей встречи я и представить себе не мог, что человек способен быть таким занудой…

Вместе с другими парами мы сгрудились на стартовой черте.

— Я устала от жизни, но боюсь умереть… — сказала Глория.

— Какая замечательная тема для песенки, — отозвался, услышав слова Глории, Джеймс Бэйтс. — Сочини песенку о старом негритосе на берегу реки, который устал жить, но боится умереть. Он мог бы собирать хлопок и жаловаться реке Миссисипи. Ну разве не дивная идея?! Да, и назови песню «Миссисипи, старая река».

Глория скорчила мину и метнула в Джеймса взгляд-молнию.

— Рад приветствовать вас, — обратился Рокки к миссис Лейден, которая поднялась на сцену. — Дамы и господа, — сказал он в микрофон, — счастлив представить вам самую страстную болельщицу нашего чемпионата по танцевальному марафону, женщину, которая не пропустила ни одного вечера с начала наших состязаний. Итак, миссис Лейден, руководство чемпионата награждает вас персональным пропуском, он откроет перед вами двери на все марафоны, где бы и когда бы они ни проходили. Аплодисменты миссис Лейден, дамы и господа! Не хотите ли что-нибудь, сказать, миссис Лейден?

Та на мгновение замялась, изрядно растерявшись, она просто не знала, как ей сейчас себя вести, но, когда публика зааплодировала, сделала несколько шагов вперед и неловко поклонилась. Очевидно, это было одно из главных событий в ее жизни.

— Все болельщики нашего танцевального марафона вас, конечно, уже видели, — продолжал Рокки. — Каждый вечер миссис Лейден судит дерби, не будь ее, не было бы и дерби. Как вам нравятся наши соревнования, миссис Лейден? — спросил он, наклонив стойку так, чтобы женщина могла говорить в микрофон.

— Да блевать ей от них хочется, — шепнула Глория. — Ноги бы ее здесь не было, засранец проклятый!..

— Мне очень нравится, — сказала миссис Лейден. Она так волновалась, что едва могла говорить.

— Кто ваша любимая пара, миссис Лейден?

— Моя любимая пара — номер двадцать два, Роберт Сайвертин и Глория Битти.

— Любимая пара миссис Лейден — пара номер двадцать два, дамы и господа, спонсор — компания «Пиво „Джонатан“», от которого не толстеют! Вы болеете за них и желаете им победы, миссис Лейден?

— Да, я за них болею и, будь я помоложе, записалась бы на марафон сама.

— Отлично. Благодарю за беседу, миссис Лейден. Итак… теперь я имею честь вручить вам персональный бессрочный пропуск, миссис Лейден, — дар руководства чемпионата. Вы можете приходить в любое время — и как? Бесплатно! Бесплатно…

Миссис Лейден взяла пропуск. Она была настолько преисполнена благодарности и растрогана, что улыбалась, и плакала, и кивала — все сразу.

— Еще один великий миг… — съязвила Глория.

— Заткнись! — рявкнул я.

— Итак… судьи готовы? — спросил Рокки, выпрямляясь.

— Все готово. — Ролло проводил миссис Лейден, к креслу, туда, где сидели арбитры.

— Дамы и господа, — сказал Рокки, — большинство из вас знакомы с правилами и порядком проведения дерби. Но для тех, кто подобные соревнования видит впервые, повторю их еще раз, чтобы вы знали, в чем дело.

Ребята состязаются на дорожке пятнадцать минут, мужчины должны шагать, ступая строго с пятки на носок, девушки могут бежать трусцой или как им угодно. Если один из участников будет вынужден по какой-либо причине уйти в бокс — так мы называем центр площадки, где стоят раскладушки, — если кому-то из них понадобится покинуть дорожку, независимо от причины, их партнеру каждые пройденные два круга будут засчитываться за один. Это ясно?

— Да начинайте же! — крикнул кто-то из публики.

— Персонал и тренеры готовы? Врач на месте? Отлично… — Рокки протянул стартовый пистолет Ролло.

— Вы дадите старт нашим ребятам, мисс Делмар? — спросил Рокки в микрофон. — Дамы и господа, мисс Делмар — знаменитая голливудская писательница-романистка…

Ролло отнес пистолет мисс Делмар.

— Ну-с, приготовьтесь, дамы и господа, — нараспев произнес Рокки, — сейчас начнется. Прошу, мисс Делмар.

Пистолет громыхнул, и мы помчались.

Мы с Глорией пропустили вперед тех, кто рвался увеличить скорость, вовсе не пытаясь попасть в лидеры. У нас была своя система: задать равномерный темп и поддерживать его. Никаких денег, никаких спецпризов тем вечером не предвиделось. Да и будь они, нам-то какая разница.

Публика хлопала и топала, зрители жаждали пощекотать себе нервы, но в тот вечер все обошлось. В бокс ушла только одна девушка, Руби Бэйтс, и то только на два круга. И впервые за все время никто не рухнул на площадку, когда забег закончился.

Но кое-что испугало меня в тот вечер. Глория висела у меня на поясе тяжелее и чаще, чем когда бы то ни было. Последние пять минут дерби казалось, что ей конец, что у нее совсем не осталось сил. Мне практически пришлось волочь ее за собой. В этот раз мы были на волосок от выбывания.

Но все-таки не выбыли. Позднее в тот вечер миссис Лейден сообщила, что разговаривала с арбитром, который нас контролировал. Мы преодолели всего на два круга больше, чем проигравшая пара. Это нагнало на меня страху, и я решил, что впредь не стану полагаться ни на какую систему и как следует возьмусь за дело.

Последними оказались Бэрил Жерар и Женевьева Томблин, пара номер шестнадцать. Их автоматически дисквалифицировали. Я знал, Женевьева рада, что для нее все кончилось. Теперь она могла выйти замуж за капитана корабля, ходившего в промысловые рейсы. Познакомились они в первую неделю марафона.

Женевьева вернулась на площадку, когда мы обедали. Она уже переоделась и сейчас держала в руках чемоданчик.

— Дамы и господа, — сказал Рокки в микрофон, — эта очаровательная девушка сегодня покидает марафон. Разве не чудесно она выглядит? Попрошу аплодисменты, дамы и господа.

Публика зааплодировала, а Женевьева по дороге на сцену кланялась на все стороны.

— Вот что мы называем спортивным духом, дамы и господа, они с партнером проиграли дерби в жестокой борьбе, но вот Женевьева здесь, и она снова улыбается нам, дамы и господа, и я выдам вам ее маленькую тайну… — Приблизив лицо к микрофону, он деланым шепотом продолжал: — Она влюблена и собирается замуж. Да, вот так, дамы и господа, наш танцевальный марафон стал прибежищем романтики, ибо Женевьева собирается замуж за человека, с которым познакомилась в этом зале. А сегодня вечером он здесь, Женевьева? Он здесь?

Женевьева улыбнулась и кивнула.

— Где же он, этот счастливец? — вопрошал Рокки. — Где же он? Покажитесь публике, капитан…

Зрители стали оглядываться по сторонам.

— Вот он! — возвестил Рокки, указывая на противоположный конец зала.

Какой-то мужчина перешагнул барьер ложи и направился к Женевьеве. Он шел той особой походкой, какой ходят моряки.

— Скажите нам пару слов, капитан. — Рокки передвинул стойку микрофона.

— Я влюбился в Женевьеву с первого взгляда, — произнес капитан, — и через несколько дней предложил ей бросить марафон и выйти за меня. Она отказалась, не хотела подводить своего партнера, и мне ничего не оставалось, как просиживать здесь штаны в ожидании. Я рад, что ее дисквалифицировали, потому что, честно говоря, весь горю от нетерпения…

Публика изнемогала от смеха. Рокки вернул стойку микрофона в прежнее положение.

— Золотой дождь для будущей невесты, дамы и господа!..

Капитан перехватил стойку и прижал микрофон к губам.

— Не слушайте его, люди, — заявил он. — Поверьте, я в состоянии сам о ней позаботиться.

— Вот бравый морячок, черт бы его побрал! — фыркнула Глория.

Золотой дождь не состоялся. О паркет не звякнула ни одна монета.

— Вот это называется скромность, — гнул свое Рокки. — Но, думаю, стоит сказать, что жених Женевьевы — капитан «Тихоокеанской королевы», старого четырехмачтового барка, который сейчас бросил якорь всего в трех милях от курзала. Днем к кораблю каждый час ходит морское такси, и если кто-то из вас, друзья, хочет вволю порыбачить, отправляйтесь на лов с капитаном…

— Да поцелуй ты ее, мужик! — заорал кто-то из публики.

Капитан поцеловал Женевьеву, и, когда уводил ее с площадки, публика выла и аплодировала не переставая.

— Это уже вторая свадьба, которая состоится благодаря нашему танцевальному марафону, дамы и господа, — сообщил Рокки. — Не забывайте, пожалуйста, о большом торжественном свадебном обряде, свидетелями которого вы станете на будущей неделе. Пара номер семьдесят один, Ви Лоуэлл и Мери Хоули заключат брак прямо у вас на глазах. Музыку, пожалуйста! — бросил он оркестру.

Бэрил Жерар вынырнул из раздевалки, уже переодевшись, и направился к столу — наесться напоследок за счет организаторов.

Рокки уселся на край помоста, болтая ногами.

— Смотри не переверни мне кофе, — заметила Глория.

— Ага, ну как же. — И Рокки слегка подтолкнул стаканчик. — Как вам кормежка?

— Годится, — ответил я.

К нам подошли две дамы средних лет. Я уже видел их в ложах несколько раз.

— Вы здесь главный? — спросила одна из них Рокки.

— Ну нет, — хмыкнул тот. — Я только за него. Что вам угодно?

— Меня зовут миссис Хигби, — представилась женщина. — А это миссис Уичер. Могли бы мы поговорить с вами наедине?

— Ну… наедине здесь поговорить просто негде, — заметил Рокки. — Что вам угодно?

— Мы здесь в качестве президента и вице-президента…

— Что случилось? — спросил из-за моей спины проходивший мимо Сокс Дональд.

— Вот вам главный. — По лицу Рокки было видно, что ему полегчало.

Обе женщины уставились на Сокса.

— Меня зовут миссис Хигби, а это миссис Уичер, — повторила миссис Хигби. — Миссис Уичер — вице-президент, а я президент Лиги матерей за общественную нравственность.

— Ай-яй-яй! — шепнула Глория.

— Слушаю вас.

— Мы хотим вручить вам заявление. — Миссис Хигби сунула Соксу в руку какую-то бумагу.

— А в чем дело?

— Говоря коротко, — выпалила миссис Хигби, — наша Лига матерей за общественную нравственность осудила ваше мероприятие…

— Минутку, — прервал ее Сокс. — Пройдемте ко мне в кабинет и там все обсудим.

Миссис Хигби переглянулась с миссис Уичер и кивнула.

— Отлично, — согласилась она.

— Вы пойдете с нами, ребятки, и ты тоже, Рокки. Эй, сестра, уберите посуду. — Он улыбнулся дамам. — Видите, мы не позволяем нашим ребяткам делать ничего лишнего, чтобы не тратить даром силы. Прошу сюда…

Он повел нас с площадки за сцену, в свой кабинет. Когда мы шагали за ним, Глория сделала вид, что споткнулась и рухнула на миссис Хигби, обхватив ее за шею.

— Ох, простите, простите меня, я не хотела, — тут же извинилась Глория и уставилась в пол, словно пытаясь понять, за что зацепилась.

Миссис Хигби ничего не сказала, только с яростью взглянула на Глорию и поправила шляпку. Глория толкнула меня локтем и подмигнула, кивнув в сторону миссис Хигби.

— Помните, ребята, вы тут свидетели, — шепнул нам Сокс, когда мы заходили в его кабинет, кстати ужасно тесный. Я заметил, что в нем почти ничего не изменилось с того дня, когда мы с Глорией пришли записываться на марафон. Разве что на стену Сокс прикрепил фотографии обнаженных девушек. Увидев их, миссис Хигби и миссис Уичер тут же многозначительно переглянулись.

— Прошу садиться, — сказал Сокс. — Так в чем, собственно, дело?

— Лига матерей за общественную нравственность осудила ваши состязания, — заявила миссис Хигби. — Мы находим их аморальными и унизительными, они оказывают губительное влияние на публику. Мы постановили, что их необходимо прекратить.

— Прекратить?

— И немедленно. Если вы откажетесь, мы обратимся к городским властям. Это аморальное и унизительное явление…

— Вы совершенно не правы, — прервал ее Сокс. — В марафоне нет ничего унизительного. Наши ребята от него просто без ума. С начала соревнований все они прибавили в весе…

— Но в марафоне принимает участие молодая женщина, которая в ближайшее время станет матерью, — сказала миссис Хигби, — некая Руби Бэйтс. Это преступление — заставлять ее целый день ходить и бегать, когда вот-вот должен появиться ребенок. И абсолютно недопустимо выставлять ее перед публикой полураздетой. Полагаю, ей следует надевать хотя бы жакет…

— Поймите, — снова перебил Сокс, — я никогда не смотрел на это с такой точки зрения. Мне всегда казалось, Руби знает, что делает, и на ее живот никто внимания не обращал. Но я понимаю вашу позицию. Хотите, чтобы мы исключили ее из состязаний?

— Разумеется, — подтвердила миссис Хигби, и миссис Уичер кивнула.

— Ну ладно, — вздохнул Сокс, — как вам будет угодно. Со мной всегда можно договориться. В конце концов, я оплачу ее счет из роддома… Благодарю, что вы обратили на нее мое внимание. Я немедленно распоряжусь…

— Это не все, — продолжала миссис Хигби. — Вы в самом деле собираетесь на будущей неделе устроить здесь свадьбу или просто заявляете об этом, чтобы привлечь толпы безрассудных зрителей?

— Я никогда не вел нечестной игры, — сказал Сокс. — Свадьба пройдет по всем правилам. Я не могу себе позволить обманывать публику. Можете спросить любого, с кем я имел дело…

— Ваша репутации нам известна, — прервала его миссис Хигби. — Но все равно мне даже не верится, что вы в состоянии допустить нечто настолько святотатственное…

— Двое молодых людей, которые собираются пожениться, в самом деле любят друг друга, — вмешался Рокки.

— Мы не допустим подобной профанации святых понятий, — настаивала миссис Хигби. — Требуем немедленно прекратить состязание!

— А что будет со всеми нами? — спросила Глория. — Можно отправляться прямо на улицу?

— Только не пытайтесь оправдываться, мисс, — оборвала ее миссис Хигби. — Эти состязания аморальны. Они привлекают отбросы общества, один из ваших участников был беглым убийцей — тот итальянец из Чикаго…

— Ну, в этом моей вины нет, — сказал Сокс.

— Вот как раз ваша-то вина и есть, именно ваша. Мы пришли сюда потому, что наш долг — охранять город от проникновения подобных вам типов.

— Не возражаете, если мы с ассистентом выйдем на минутку, чтобы кое-что обсудить? — спросил Сокс. — Возможно, мы найдем решение…

— Пожалуйста, — согласилась миссис Хигби.

Сокс кивнул Рокки, и они вышли.

— У вас есть дети? — спросила Глория, когда двери за ними закрылись.

— У нас обеих взрослые дочери, — ответила миссис Хигби.

— А знаете ли вы, где они сегодня вечером и чем занимаются?

Женщины молчали.

— Пожалуй, я могу вам подсказать, в общих чертах, — продолжала Глория. — Как раз сейчас, когда вы, две благородные дамы, выполняете здесь свой долг перед людьми, которых совсем не знаете, ваши дочери наверняка в чьей-нибудь холостяцкой квартирке, догола раздевшись и напившись допьяна, предаются радостям жизни.

У миссис Хигби и миссис Уичер дух перехватило.

— Так всегда случается с дочерьми пуритан, — продолжала Глория. — Раньше или позже кто-нибудь из них залетит, и девица окажется настолько глупа, что не сообразит, как с этим справиться. И вы выгоните ее из дому этими своими заскорузлыми представлениями о порядочности, и хотя вы все время всех учите, у вас нет времени объяснить собственным детям, как устроена жизнь.

— Ну, это… — Лицо миссис Хигби начало багроветь.

— Глория! — вмешался я.

— Ваша моральная лига и все ваши сраные дамские клубы, — продолжала она, полностью меня игнорируя, — кишмя кишат иссохшими страхолюдинами, на которых в жизни никто не клюнул. Почему бы этим бабам не собраться с духом и не нанять за деньги какого-нибудь жеребца? Это именно то, чего им не хватает.

Миссис Хигби метнулась к Глории с поднятой рукой, словно собираясь ее ударить.

— Только попробуй тронь меня. — Глория даже не шевельнулась. — Только тронь, и увидишь, что я сделаю с твоей задницей!

— Вы… вы… мерзкая шлюха, — прохрипела миссис Хигби вне себя от ярости.

Двери распахнулись, Глория отлетела в сторону, вошли Сокс и Рокки.

— Эта… эта… — Миссис Хигби грозила Глории пальцем.

— Хватит кудахтать, — прервала ее Глория, — говорите по-человечески. Вы ведь можете произнести его слово. Шлюха. Ш-л-ю…

— Заткнись! — рявкнул Сокс. — Уважаемые дамы, мы с ассистентом решили принять все требования, которые вы нам собираетесь предъявить…

— Требование одно-единственное — закрыть этот притон, и немедленно! — заявила миссис Хигби. — Иначе утром мы отправимся в мэрию. — И она направилась к дверям, а миссис Уичер — следом.

— Вам, мисс, — сказала она Глории, — вам место в исправительном доме!

— Там я уже была, — ухмыльнулась Глория. — У нас была начальница — очень похожа на вас. Кстати, лесбиянка…

У миссис Хигби опять перехватило дух, она вылетела из кабинета, миссис Уичер — за ней.

Глория захлопнула за ними двери, упала в кресло и расплакалась. Закрыв лицо руками, она пыталась подавить рыдания, но все было напрасно. Глория сотрясалась и корчилась от отчаяния, как будто потеряв всякий контроль над верхней половиной тела. Некоторое время в кабинете были слышны только ее рыдания и шум вздымавшегося океана, который доносился из приоткрытого окна.

Потом к Глории подошел Сокс и ласково положил руку ей на голову.

— Ничего, детка, ничего, — сказал он.

— Так, все, что ты увидел и услышал в этом кабинете, должно остаться при тебе, — велел мне Рокки. — Не вздумай рассказывать остальным…

— Буду молчать, — пообещал я. — Значит, придется прикрыть марафон?

— Еще нет, — вздохнул Сокс. — Пока это значит, что нам придется кое-кого подмазать. Утром я поговорю со своим адвокатом. Но Руби придется сказать, Рокки. Она должна уйти. Многих женщин при ее виде коробит. — Он оглянулся на дверь и выругался: — Черт, надо было мне ввязаться в это дело! На хрена мне эти проклятые бабы…

В ДЕНЬ 19 СЕНТЯБРЯ 1935 ГОДА…

Протанцовано часов: 855.

Осталось пар: 21.

11.

«Лига матерей за общественную нравственность продолжает свою кампанию против танцевального марафона и угрожает, что обратится непосредственно к жителям, если мэрия не запретит состязания. Танцевальный марафон проходит в курзале на пляже уже тридцать шесть дней.

Миссис Хигби и миссис Уичер, президент и вице-президент Лиги матерей, сегодня днем опять посетили мэрию и подали протест против продолжения танцевальных состязаний. В мэрии им сообщили, что городской прокурор внимательно изучает свод законов, чтобы решить, какие можно отыскать для этого юридические обоснования.

— Мы не можем ничего предпринять, пока не будем точно знать, что гласит закон, — заявил мэр Хинсдейл. — Пока что нам не удалось обнаружить ни одного подходящего на сей случай параграфа, но городской прокурор изучает все возможные прецеденты.

— Колебались бы городские власти, если бы городу грозила чума? — вопрошала миссис Хигби. — Разумеется нет. Если не существует закона, подходящего на сей случай, пусть издадут чрезвычайный закон. Танцевальный марафон — это чума, он аморален и унизителен, а в зале к тому же еще и общедоступный бар, место сборища гангстеров, мошенников и прочих криминальных типов. Разумеется, эта атмосфера не для наших детей…».

Газету я вернул миссис Лейден.

— Мистер Дональд говорил нам, что, по мнению его адвоката, город вообще ничего предпринять не сможет.

— Дело не в том, сможет или не сможет, — заметила миссис Лейден. — Эти женщины вбили в голову, что должны тут все прикрыть, и увидите, они этого добьются, есть такой закон или нет.

— Не вижу в марафоне ничего дурного, — сказал я, — но насчет бара они правы. В «Пальмовой роще» сидит уйма типов, от одного вида которых мороз по коже… Как вы думаете, много времени потребуется Лиге, чтобы добиться своего?

— Не знаю, но они добьются. Что вы тогда собираетесь делать?

— Прежде всего как следует насладиться солнцем, — ответил я. — Раньше я любил дождь и терпеть не мог солнца, но теперь все наоборот. Здесь так не хватает солнца!..

— А что потом?

— Пока еще у меня нет никаких планов.

— Понимаю. Где Глория?

— Надевает спортивную форму. Сейчас придет.

— Она начинает слабеть, да? Доктор говорит, ей приходится по несколько раз в день проверять сердце.

— Это еще ничего не значит, — возразил я. — Доктор проверяет всех. С Глорией все нормально.

Нормально с Глорией не было, и я это знал. Каждое дерби представляло для нас теперь проблему. Мне никогда не понять, как мы продержались последние два вечера.

За два забега Глория уходила в бокс двенадцать раз, но, правда, возвращалась. Я не хотел делать далеко идущих выводов только потому, что доктор проверял ей сердце шесть или семь раз в день. Того, что у нее не в порядке, ни один стетоскоп не обнаружит.

— Наклонитесь ко мне, Роберт, — сказала миссис Лейден.

Впервые она назвала меня по имени, и я немного растерялся. Я перегнулся через барьер, но продолжал раскачиваться из стороны в сторону, чтобы никто не мог упрекнуть меня в том, что я нарушаю правила и не двигаюсь. Зал был набит битком.

— Вы же знаете, я ваш друг, верно?

— Конечно знаю.

— Знаете, что я отыскала вам спонсоров?

— Разумеется.

— Вы мне доверяете, не так ли?

— Конечно, я вам доверяю.

— Роберт, Глория не та девушка, что вам нужна.

Я промолчал, любопытно было, что за этим последует. Я никак не мог понять, почему миссис Лейден проявляет ко мне такой интерес, разве что… Но это было исключено. Она мне в бабушки годилась.

— От нее вы никогда не дождетесь ничего хорошего, — продолжала миссис Лейден. — В душе она злая женщина и может поломать вам жизнь. Вы же не хотите загубить свою жизнь? Или хотите?

— Она этого не сделает, — возразил я.

— Обещайте мне, что никогда больше не увидитесь с ней, когда здесь все закончится.

— Ох, да я же не собираюсь жениться на ней, ничего подобного, — заверил я. — Я в нее даже не влюблен. Но она довольно милая. Просто временами впадает в депрессию.

— Это не депрессия, — возразила миссис Лейден. Это ненависть. Она ненавидит всех и вся. Она жестока и опасна.

— Я и не догадывался, что у вас такое о ней впечатление, миссис Лейден.

— Я старая женщина, — сказала она, — ужасно старая женщина. И я знаю, что говорю. Когда это кончится… Роберт, — вдруг назвала она меня по имени, — я не так бедна, как вы думаете. Я похожа на бедную женщину, но я не бедная. Я богатая. Очень богатая и щедрая. Когда вы отсюда выберетесь…

— Добрый вечер, — произнесла Глория, появившаяся так неожиданно, словно с неба свалилась.

— Добрый вечер, — ответила миссис Лейден.

— О чем это вы? — поинтересовалась Глория. — Я не помешала?

— Не помешала, — недовольно буркнул я.

Миссис Лейден развернула газету и погрузилась в чтение. Мы с Глорией направились к помосту.

— Что она тебе про меня говорила? — спросила Глория.

— Ничего, — ответил я. — Мы обсуждали, как быть, если марафон запретят…

— Вы говорили кое о чем еще. Почему же тогда вы замолчали, когда я подошла?

— Не выдумывай.

— Дамы и господа, — сказал Рокки в микрофон. — Или, точнее, прочитав газеты, — продолжал он, когда шум утих, — мне бы надо было скорее обратиться к вам: наши милые, безрассудные зрители!

Это вызвало взрыв смеха, публика поняла, на что он намекает.

— Как видите, марафон продолжается… — голос его окреп, — и будет продолжаться, пока не останется один-единственный участник — абсолютный победитель. Хочу поблагодарить вас за то, что вы пришли к нам сегодня, и хочу напомнить: не пропустите завтрашний вечер. Завтра здесь состоится торжественное бракосочетание, пара номер семьдесят один — Ви Лоуэлл и Мери Хоули — будет обвенчана прямо у нас на глазах известным и уважаемым местным священником. Если вы еще не заказали билеты, сделайте это поскорее. А теперь, прежде чем начать дерби, хочу представить некоторых знаменитостей из числа наших зрителей. — Он взглянул на листок. — Дамы и господа, среди наших почетных гостей сегодня блистательный киноактер Билл Бойд. Поприветствуйте зрителей, мистер Бойд!

Билл Бойд Трюкач встал, поклонился, и публика захлопала.

— А вот еще один актер театра и кино — Кэн Мюррей. Мистер Мюррей привел с собой целое созвездие знаменитых гостей. Вы не спуститесь к нам на арену, мистер Мюррей, чтобы представить своих спутников?

Публика хлопала так, что в ушах звенело. Мюррей колебался, но потом перешагнул барьер и вышел на сцену.

— Ну ладно, друзья, — сказал он и взял микрофон. — Прежде всего, у нас здесь юная исполнительница главных ролей мисс Аннет Луизи…

Мисс Луизи встала.

— Мисс Джун Клайд…

Мисс Клайд встала.

— Мисс Сью Кэрол…

Мисс Кэрол встала.

— Том Браун…

Том Браун встал.

— Торнтон Фрилэнд…

Торнтон Фрилэнд встал.

— Ну вот, кажется, и все, друзья мои.

Мюррей обменялся с Рокки рукопожатием и вернулся к своей компании.

— Дамы и господа… — сказал Рокки.

— Вон сидит Фрэнк Борзи, знаменитый режиссер. Его не представили, — шепнул я Глории. — Пойдем поговорим с ним.

— Зачем?

— Но ведь он режиссер, верно? Мог бы помочь тебе попасть в кино…

— Плевать мне на кино, — скривилась Глория. — Я хотела бы умереть…

— А я иду, — отрезал я.

Я медленно шел вдоль лож, и меня трясло. Нервы едва не подвели меня, и я чуть было не вернулся.

«Стоит рискнуть, — убеждал я себя. — Ведь он один из лучших режиссеров на свете. Наступит день, когда я буду знаменит, как он сейчас, и я ему напомню про эту встречу…».

— Добрый вечер, мистер Борзи, — сказал я.

— Здравствуй, парень, — ответил он. — Ну как, выиграешь сегодня?

— Н-надеюсь… Я видел вашу «Величайшую славу». По-моему, фильм удался.

— Приятно, что он тебе понравился.

— Вот кем я хотел бы когда-нибудь стать, — продолжал я. — Таким режиссером, как вы.

— Думаю, у тебя получится.

— Ну… — Я помолчал. — Тогда до свидания.

Я вернулся к помосту.

— Это Фрэнк Борзи, — сказал я Киду Камму.

— Да?

— Он великий режиссер, — пояснил я.

— Ага, — понимающе кивнул Кид.

— Итак, — гудел Рокки, — арбитры готовы? Протоколы розданы, Ролло? Отлично, ребята…

Мы вышли на линию старта.

— Сегодня рисковать не будем, — шепнул я Глории. — Нечего играть с огнем.

— Приготовьтесь к старту, ребята, — сказал Рокки. — Персонал и тренеры на местах? Итак, поехали, дамы и господа. Оркестр, музыку!

Из пистолета он выстрелил сам.

Мы с Глорией ринулись вперед и пробились на второе место, сразу за Кидом Каммом и Джеки Миллер. На этот раз лидировали они, хотя обычно возглавляли Джеймс и Руби Бэйтс. Входя в первый поворот, я вспомнил о Джеймсе и Руби, где они. Мне казалось, что без них дерби кажется каким-то ненастоящим.

В конце первого круга нас обогнали Мак Астон с Бесс Картрайт и вышли на второе место. Я старался шагать быстрее, чем когда-либо раньше. Знал — так надо. Все слабаки уже выбыли. Остались только быстроногие пары.

Кругов шесть или семь мы оставались на третьей позиции, и публика начала свистеть и выть, чтобы мы шли вперед. Я боялся сделать такую попытку. Перегнать на скорости можно только проходя поворот, а это отнимает уйму сил.

Глория держалась вполне прилично, и я не хотел ее излишне утомлять. Пока она была в состоянии бежать сама, бояться нам было нечего.

На восьмом круге мне стало жарко. Я сорвал с себя свитер и бросил его тренеру. Глория сделала так же. К этому времени большинство девушек уже сняли свитера — публика выла и стонала от восторга — и остались лишь в крошечных бюстгальтерах, во время бега груди их так и подпрыгивали.

«Пока все отлично, вроде бы никто не собирается с нами бороться», — твердил я себе.

И вот нам бросили вызов. Педро Ортега и Лилиан Бэкон взвинтили темп, чтобы на повороте попасть на внутреннюю сторону дорожки. Ведь это была единственная возможность для обгона, хотя и не такая легкая, как казалось. Нужно было добиться преимущества хотя бы на пару шагов на прямой и потом резко войти в поворот. Это и задумал Педро. На вираже они столкнулись с нами, но Глория не подвела, удержалась на ногах, и я ее буквально протащил в вираж, так что позицию мы удержали.

Я слышал, как публика охнула, и понял: что-то случилось. И тут же услышал звук падения тела — глухой удар о площадку. Не оглядываться! Я жал дальше. Это была вечная история. Когда мы вышли на прямую и я смог обернуться, не сбиваясь с шага, то увидел в боксе Мери Хоули, партнершу Ви Лоуэлла. Медсестра и тренеры уже занялись ею, стетоскопу доктора тоже нашлось применение.

— Освободите внутреннюю дорожку участнику, идущему в одиночку, ребята! — завопил Рокки.

Я посторонился, и Ви меня обогнал. Теперь ему предстояло делать по два круга за один наш. Проносясь мимо бокса, он так и косил туда глазами; на лице застыла мученическая гримаса.

Мне было ясно, что у него ничего не болит; он только хотел понять, скоро ли вернется его партнерша… Когда он в одиночку заканчивал четвертый круг, Мери поднялась и присоединилась к нему.

Я дал знак медсестре, что нужно мокрое полотенце, и на следующем круге она набросила его мне на шею. Конец полотенца я закусил зубами.

— Четыре минуты до конца! — взревел Рокки.

В этом забеге мы намучились как никогда, Кид и Джеки задали убийственный темп. Я знал, что Глории и мне ничто не угрожает, если мы удержим нашу скорость, только никогда нельзя сказать, когда сдаст партнерша. С какого-то момента она вдруг начинает двигаться как автомат, словно вообще не отдает себе отчета в том, что движется. Тут же гаснет скорость, и вы начинаете отставать. Этого я боялся больше всего, боялся, что Глория сломается. Она уже начала виснуть у меня на поясе.

«Сама! Беги сама!» — заорал я на нее в душе и чуть притормозил, поскольку думал, что ей станет легче. Педро с Лилиан только того и ждали, на вираже они рванули мимо нас и вышли на третье место. Вплотную за собой я чуял топот остальных. Вдруг меня осенило: «Они бегут за Глорией по пятам». Теперь у нас не было никакой форы. Я чуть сдвинулся в сторону. Для Глории это был сигнал, чтобы перенести вес на другую сторону пояса. Так она и сделала.

«Слава Богу, — сказал я себе. — Это добрый знак. Значит, она еще в состоянии соображать».

— Минута до конца! — объявил Рокки.

Теперь пора было браться за дело всерьез. Кид Камм и Джеки чуть притормозили, пришлось сделать то же и Маку с Бесс, и Педро с Лилиан. Глория и я были между ними и остальными. Неудачная позиция. Я молил Бога, чтобы у тех, сзади, не осталось сил спуртовать, потому что было ясно — хватит малейшего столкновения, чтобы Глория сбилась с шага и очутилась на полу. А если упадешь сейчас…

Собрав остатки сил, чтобы оторваться, уйти хоть на шаг вперед и избавиться от угрозы, нависавшей сзади…

Когда раздался выстрел, означавший финиш, я обернулся, чтобы подхватить Глорию. Но она устояла. А затем, лоснящаяся от пота, едва переводя дух, упала в мои объятия.

— Помощь нужна? — крикнул Рокки с помоста.

— Все в порядке, — ответил я. — Оставьте ее, пусть отдохнет.

Большинство девушек пришлось отнести в раздевалку, но все мужчины столпились вокруг помоста, чтобы узнать, кого дисквалифицировали. Арбитры подали протоколы Ролло и Рокки, по которым те, чтобы вывести общий результат, подсчитывали круги, пройденные парами.

— Дамы и господа! — чуть погодя сообщил Рокки. — Вот результаты самого сенсационного дерби, какое вы только видели. Первое место — пара номер восемнадцать, Кид Камм и Джеки Миллер. Второе место — Мак Астон и Бесс Картрайт. Третье место — Педро Ортега и Лилиан Бэкон. Четвертое место — Роберт Сайвертин и Глория Битти. Это победители… А теперь проигравшие… Пара, оказавшаяся последней… пара, которая в соответствии с правилами и установленным порядком дисквалифицируется и выбывает из танцевального марафона, — это пара номер одиннадцать — Джерри Флинт и Вера Розенфильд.

— Вы с ума сошли! — выкрикнул Джерри Флинт достаточно громко, чтобы услышали в зале. — Это ошибка. — Он шагнул к помосту.

— Ну так посмотри сам, — сказал Рокки, подавая ему протокол.

— Жаль, что это не мы, — буркнула Глория, поднимая голову, — жаль, что я не завалила забег.

— Да угомонись ты! — цыкнул я.

— Плевать я хотел на ваши бумажки, все вранье, что там понаписано. — Джерри Флинт сунул их обратно Рокки. — Я же знаю, сплошное вранье. Как, черт возьми, нас можно выкинуть, раз мы не были последними?

— Ты можешь сосчитать круги, когда мчишься по трассе? — спросил Рокки, пытаясь осадить Джерри. Я понимал, что это у него не получится, да и ни у кого бы не получилось.

— Нет, не могу, — признал Джерри. — Но знаю, что мы не уходили в бокс, а Мери ушла. Мы опережали Ви и Мери со старта и закончили раньше их…

— Что вы на это скажете? — спросил Рокки типа, стоявшего рядом. — За этой парой ведь наблюдали вы?

— Дружище, вы ошибаетесь, — заявил тот Джерри. — Я следил за вами очень внимательно.

— Тогда очень жаль, парень, — вмешался Сокс Дональд, протолкавшись сквозь кучку арбитров, — видимо, ты ошибся.

— Ни черта я не ошибся, просто вы все подстроили, — заявил Джерри. — И не морочьте мне голову. Ясно ведь, если бы сегодня отпали Ви и Мери, погорела бы завтрашняя свадьба…

— А ну потише… — бросил Сокс. — И марш в раздевалку.

— Ну ладно, — буркнул Джерри и шагнул к арбитру, который судил его и Веру во время дерби. — Сколько тебе Сокс за это дал?

— Я не понимаю, о чем…

Джерри развернулся и двинул ему в зубы так, что тот рухнул на пол как подкошенный. Сокс подскочил к Джерри, начал на него орать, испепеляя взглядом и держа руку в заднем кармане.

— Только достань свою дубинку, — осадил его Джерри, — я тебя ей подавиться заставлю, в глотку тебе ее заколочу.

И ушел, пересек всю площадку и скрылся в раздевалке. Зрители повскакивали с мест и возбужденно загудели, пытаясь понять, в чем дело.

— Иди переоденься, — сказал я Глории.

ПРИВЕДЕТ СМЕРТНЫЙ ПРИГОВОР В ИСПОЛНЕНИЕ…

Протанцовано часов: 879.

Осталось пар: 20.

12.

Целый день Глория пребывала в ужасной депрессии. Я без конца спрашивал, о чем она думает.

— Ни о чем, — устало отвечала она.

Сейчас-то мне ясно, каким я был дураком. Должен был знать о чем. И вот теперь, вспоминая тот последний вечер, не понимаю, как я мог быть таким дураком. Но тогда, в те дни, я многого не понимал…

Судья там, наверху, все говорит, говорит, но его слова проходят сквозь меня, как его взгляд сквозь стекла очков, проходят насквозь и исчезают без следа еще до того, как последует новый взгляд и раздастся новое слово.

Мои уши и мой мозг так же не воспринимают речь судьи, как не задерживают его взгляд сверкающие стекла.

Я слышу его руками, ногами, всем телом, но только не ушами, не мозгом. Ушами я слышу газетчика с улицы, как тот выкрикивает что-то про короля Александра, слышу грохот трамваев, рев автомобилей, слышу предостерегающие сигналы уличных семафоров; а в зале суда я слышу, как люди дышат и шаркают ногами, слышу, как поскрипывают деревянные скамьи, как кто-то тихонько сплевывает в плевательницу. Все это я слышу ушами и мозгом, но судью я слышу только телом.

Если когда-нибудь вам придется слушать судью, говорящего то, что этот говорил мне, вы поймете, что я имею в виду.

А ведь в тот день у Глории вообще не было поводов для депрессии. С самого утра приходили и уходили толпы людей, в зале уже к полудню было битком, а перед свадьбой оставалось совсем немного пустых мест, и те в основном заказанные. Зал был украшен таким количеством флажков и красно-сине-белых лент, что, казалось, в любую минуту может прогреметь салют и оркестр заиграет национальный гимн. Тот день преподнес нам множество сюрпризов: то дизайнеры занялись интерьером, то мы репетировали свадьбу, то поползли слухи, что активистки из Лиги матерей хотят поджечь зал, и к тому же фирма «Пиво „Джонатан“» прислала нам с Глорией два полных комплекта одежды.

Да, поводов для депрессии у Глории просто не было, тем не менее ей в тот день было хуже, чем когда-либо.

— Эй, парень! — окликнули меня из одной ложи. Человека этого я никогда не видел, но он замахал рукой, подзывая меня.

«Долго ты тут не просидишь, — мысленно сказал ему я. — На этом месте всегда сидит миссис Лейден. Когда она появится, придется тебе убраться».

— Вы из пары номер двадцать два? — спросил он.

— Точно.

— А где ваша партнерша?

— Вон там, — ответил я и показал рукой в сторону сцены, где Глория стояла с другими девушками.

— Позовите ее. Я хочу с ней познакомиться.

— Нет проблем, — сказал я и отправился за Глорией.

«Кто, черт возьми, это может быть?» — спрашивал я себя.

— Там какой-то тип хочет с тобой познакомиться, — сказал я Глории.

— Меня никакие знакомства не интересуют.

— Он вполне приличный мужчина. Отлично одет. Солидно выглядит.

— Да плевать мне, как он выглядит.

— Что если он какой-нибудь продюсер? — спросил я. — Может, он на тебя глаз положил. Может, это твой шанс.

— Иди ты подальше с такими шансами.

— Ну же, — настаивал я. — Он ждет.

Наконец она все-таки пошла.

— Эти киношники такая тоска, — бурчала она на ходу. — Вечно приходится знакомиться с людьми, с которыми не хочется знакомиться, и улыбаться тем, на кого глаза бы не глядели. Как я рада, что с этим уже покончено.

— Опять ты за свое, — сказал я, пытаясь хоть как-то поднять ей настроение.

Тогда я не придал значения последней реплике, но теперь мне ясно, что в ее словах именно это было самым главным.

— Вот она, — сказал я тому человеку.

— Вы что, не знаете, кто я? — спросил он.

— Нет, откуда…

— Моя фамилия Максвелл, — представился он. — Я — шеф рекламного отдела компании «Пиво „Джонатан“».

— Очень приятно, мистер Максвелл. — Я протянул ему руку. — Это моя партнерша Глория Битти. Хочу поблагодарить вас за покровительство.

— Меня не благодарите, — отмахнулся он. — Поблагодарите миссис Лейден. Это она меня уговорила. Вы получили сегодня подарки?

— Да, получили, и они оказались очень кстати. Нам уже давно пора было обновить одежду. На таких марафонах она просто горит… Вы тут уже когда-нибудь были?

— Нет, и сегодня не был бы, если бы на этом не настояла миссис Лейден. Она столько рассказывала о ваших дерби… Сегодня вечером оно тоже будет?

— Из-за такой мелочи, как свадьба, дерби не отменят, — вздохнул я. — Сразу после венчания…

— Ну, пока. — Глория развернулась и ушла.

— Я сказал что-нибудь не так? — спросил Максвелл.

— Нет-нет, но она должна еще получить последние инструкции. Свадьба вот-вот начнется.

Он нахмурился, видно, понял, что я лгу, чтобы как-то загладить хамство своей партнерши. Проводив взглядом Глорию, удалявшуюся по площадке, он снова посмотрел на меня:

— Каковы ваши шансы выиграть дерби сегодня вечером?

— Вполне приличные, — заверил я. — Знаете, тут главное не выиграть, главное не проиграть. Если окажешься последним, тебя дисквалифицируют.

— Допустим, «Пиво „Джонатан“» установит премию для победителя — двадцать пять долларов. Думаете, у вас есть шанс выиграть?

— Разумеется, мы будем стараться изо всех сил, — заверил я.

— В таком случае решено, — сказал он, оглядев меня с головы до пят. — Миссис Лейден говорила мне, что вы надеетесь пробиться в кино. Это серьезно?

— Надеюсь, — ответил я. — Но не как актер. Хочу быть режиссером.

— А работать в нашей фирме у вас нет желания?

— Но я не умею…

— А вы когда-нибудь ставили фильмы?

— Нет, пока нет, но я не боюсь попробовать. Знаю, что справлюсь, и неплохо, — ответил я. — Ну, конечно, речь не о суперфильме вроде тех, что снимают Болеславский, или Мамулян, или Кинг Видор, — для начала я имею в виду совершенно иное.

— Например?

— Ну, что-нибудь короткометражное, хватило бы пары сотен метров. День из жизни обычного старьевщика или любого другого простого человека — знаете, такого, что зарабатывает тридцать долларов в неделю и должен кормить семью, и купить домик, и машину, и радиоприемник… такого, за которым неотступно следят кредиторы. Ничего, кроме самой жизни, — только камеры, рассказывающие о ней.

— Понимаю…

— Я не хотел вам надоедать, но мне так редко удается найти кого-то, кто бы меня выслушал, что просто не могу остановиться.

— Мне это не надоедает, напротив, это интересно, — сказал он. — Возможно, я…

— Добрый вечер. — В ложу вошла миссис Лейден. Мистер Максвелл встал. — Это мое место, Джон, — сказала миссис Лейден. — Ты садись вот сюда.

Максвелл рассмеялся и пересел в другое кресло.

— Ну, сегодня вы прекрасно выглядите, — повернулась она ко мне.

— Впервые в жизни я надел смокинг, — признался я и покраснел. — Мистер Дональд взял напрокат для всех мужчин смокинги, а девушкам — вечерние платья. Мы все пойдем в свадебном кортеже.

— Ну, что ты скажешь, Джон? — спросила миссис Лейден Максвелла.

— Он мне нравится, — ответил Максвелл.

— А на мнение Джона можно положиться, — сказала миссис Лейден.

Тут я понял наконец, почему Максвелл задавал мне все эти вопросы.

— Прошу сюда, ребята! — позвал Рокки в микрофон. — Попрошу всех сюда, дамы и господа. Через несколько минут начнется торжественный обряд бракосочетания пары номер семьдесят один — Ви Лоуэлл и Мери Хоули. И не забывайте, пожалуйста, что свадьбой наша сегодняшняя вечерняя программа не исчерпывается. Свадьба — только начало. Только начало, — повторил он. — После свадьбы последует дерби.

Сокс Дональд что-то шепнул ему.

— Дамы и господа! — объявил Рокки. — Позвольте представить вам священника, который проведет обряд бракосочетания… всем вам прекрасно известного… преподобного Оскара Гильдера. Вы присоединитесь к нам, ваше преподобие?

Священник вышел на площадку и под аплодисменты публики зашагал к помосту.

— По местам! — скомандовал нам Сокс.

Мы разошлись на заранее отведенные места: девушки на один край помоста, мужчины на другой.

— Прежде чем свадебный кортеж начнет свое шествие, — сказал Рокки, — хочу еще раз поблагодарить тех, кто сделал возможным это торжественное событие. — Он скосил глаза на листок бумаги. — Свадебное платье для невесты предоставлено салоном мод «Бон-Тон», хозяин мистер Самуэльс. Поприветствуйте, пожалуйста, мистера Самуэльса.

Мистер Самуэльс поклонился аплодирующей публике.

— Туфельки для невесты предоставил обувной магазин «Хрустальный башмачок» с Мейн-стрит. Здесь мистер Девис? Встаньте, пожалуйста, мистер Девис.

Мистер Девис поднялся со своего места.

— Чулки и шелковое… гм, ну, сами знаете что… прислано из ателье мод «Ролли» для элегантных девушек. Где вы, мистер Лайтфут?

Мистер Лайтфут встал, публика свистела и выла.

— О прическе невесты позаботился салон красоты «Помпадур». Здесь ли мисс Смит?

Мисс Смит помахала зрителям в знак приветствия.

— А жениха с головы до ног любезно одела фирма мистера Тауэра по пошиву мужской одежды. Прошу вас, мистер Тауэр…

Мистер Тауэр вытянулся рядом со своим креслом.

— Все цветы для нашего торжества предоставлены школой цветоводов с Пихтового нагорья. Прошу, мистер Дюпре…

Мистер Дюпре встал.

— А теперь, дамы и господа, я передаю микрофон преподобному Оскару Гильдеру, который совершит обряд бракосочетания и соединит эти очаровательные создания…

Стойку с микрофоном он отдал Ролло, переставившему ее с помоста на площадку. Преподобный Гильдер приблизился к микрофону, кивнул оркестру, и свадебный кортеж пришел в движение. Обе линии кортежа, мужчины с одной стороны, девушки с другой, дошли до конца зала и вернулись к священнику. Я впервые видел девушек не в брюках и не в спортивной форме.

Шествие мы репетировали в тот день дважды, и нас учили, что каждый раз нужно приостановиться, прежде чем сделать следующий шаг. Невеста и жених ждали за сценой, но стоило им только появиться, как зал разразился криками и аплодисментами.

Миссис Лейден кивнула, когда я проходил мимо нее. У сцены мы разошлись по местам и остановились, а Ви и Мери с шафером, которым был Кид Камм, и подружкой невесты — Джеки Миллер — двинулись дальше, к священнику. Тот кивнул оркестру, музыка смолкла, и началась церемония. Все время, пока она длилась, я смотрел на Глорию. Мне еще не представился случай сказать ей, как безобразно она вела себя с мистером Максвеллом, и я все ждал, когда она взглянет на меня, чтобы намекнуть — мне многое надо сообщить ей, когда останемся одни.

— …И объявляю вас мужем и женой! — произнес преподобный Гильдер. Склонив голову, он начал читать молитву: — Господь — мой пастырь, и да благословит Он житие мое. На паствах зеленых пасет он меня, к водам тихим меня приводит. Душу мою очищает, ведет меня по тропам справедливости во имя Свое. И если придется мне идти под сенью смерти, не будет страха в душе моей, ибо Ты со мной. Ты щит мой пред лицом врагов моих, Ты умащаешь власы мои, чашу мою наполняешь до краев. Пусть доброта и милосердие Твое пребудут надо мной все дни жизни моей, и пребуду я в доме Господнем во веки веков.

Когда священник умолк, Ви робко поцеловал Мери в щечку и все столпились вокруг них. Зал сотрясался от топота и оваций.

— Минутку… еще минутку! — кричал Рокки в микрофон. — Всего минутку, дамы и господа!

Шум стих, и в этот момент с противоположного конца зала, из «Пальмовой рощи», долетел звук бьющегося стекла.

— Нет!.. — крикнул какой-то мужчина.

И тут прогремели пять выстрелов, один за другим. В публике поднялся крик.

— Оставайтесь на своих местах! Все оставайтесь на своих местах! — надрывался Ролло.

Часть зрителей кинулись к «Пальмовой роще» выяснить, что случилось, и я присоединился к ним. Сокс Дональд обогнал меня, шаря рукой в заднем кармане.

Перескочив через барьер в пустую ложу, я мчался следом за Соксом. У бара толпились и шумели люди, смотревшие куда-то вниз и пытавшиеся протиснуться к стойке поближе. Сокс пробрался вперед, и я тоже.

На полу лежал мертвый мужчина.

— Кто это сделал? — спросил Сокс.

— Он вон там, — ответил кто-то.

Сокс рванулся вперед, я — за ним. Меня несколько удивило, что за моей спиной оказалась Глория.

Парень, который стрелял, стоял у бара, опираясь на стойку. По лицу его стекала струйка крови. Сокс шагнул к нему.

— Он первый начал, Сокс, — сказал парень. — Хотел меня убить… ударил пивной бутылкой…

— Монк, ты засранец проклятый! — завопил Сокс и огрел его дубинкой по физиономии. Монк завалился на стойку, но не упал. Сокс молотил его снова, и снова, и снова, а кровавые брызги летели на всех и вся вокруг. Он буквально вбил парня в стойку.

— Эй, Сокс! — позвал кто-то.

Метрах в десяти от нас была еще одна кучка сбившихся в кружок людей, они тоже смотрели на пол, отталкивая друг друга. Мы пробились в середину — и там лежала она.

— О черт! — охнул Дональд.

Это была миссис Лейден, и у нее на лбу темнела маленькая дырочка. Джон Максвелл, упав на колени рядом, поддерживал ей голову… потом осторожно положил ее на пол и встал. Голова миссис Лейден медленно повернулась в сторону, и кровь, скопившаяся в глазнице, вытекла на пол.

Джон Максвелл заметил нас с Глорией.

— Вместе с другими арбитрами она шла готовиться к дерби, — сказал он. — Шальная пуля…

— Жаль, что не в меня, — прошептала Глория.

— О черт, черт, черт… — скрежетал зубами Сокс Дональд.

Нас всех собрали в женской раздевалке. В зале почти никого не осталось, только полиция и несколько репортеров.

— Вы, наверное, догадываетесь, почему я вас собрал, ребята, — медленно начал Сокс, — и догадываетесь, что я вам хочу сказать. Нет смысла обвинять кого-либо в том, что случилось, — такие вещи просто случаются, и все. Для вас это удар, для меня тоже. Только у нас дела пошли на лад… Мы с Рокки посоветовались и решили, что премию, ну, тысячу долларов, мы разделим между вами поровну — и еще тысячу я добавлю из своих. На каждого придется по пятьдесят долларов. Это справедливо?

— Да, — ответили мы.

— Вы думаете, шансов, что нам дадут продолжить, нет? — спросил Кид Камм.

— Никаких. — Сокс покачал головой. — Раз против нас еще и лига пуританок, нет никаких.

— Ребята, — сказал Рокки, — мы многое пережили вместе, и мне с вами здорово работалось. Может, мы когда-нибудь еще организуем такой же марафон…

— Когда мы получим деньги? — спросил Ви Лоуэлл.

— Утром, — ответил Сокс. — Кто из вас хочет остаться тут на ночь — пожалуйста, как всегда. Но если хотите уйти, никто вас не держит. Деньги для вас будут готовы утром, после десяти, можете прийти когда угодно. Теперь же я с вами прощаюсь, мне надо в полицию.

СПОСОБОМ, ПРЕДПИСАННЫМ ЗАКОНАМИ ШТАТА КАЛИФОРНИЯ…

13.

Мы с Глорией шли через площадку, и у меня ужасно скрипели туфли. Рокки стоял с каким-то полицейским у главного входа.

— Далеко, ребята? — спросил он.

— На воздух, — ответила Глория.

— Вернетесь?

— Вернемся, — сказал я. — Только немного подышим воздухом. Слишком давно не были на улице…

— Не задерживайтесь. — Рокки взглянул на Глорию и многозначительно облизнулся.

— А пошел ты… — фыркнула Глория выходя.

Было уже два часа ночи. Воздух влажный, чистый и свежий. Такой чистый и свежий, что я чувствовал, как впитывают его легкие.

Обернувшись, я посмотрел на здание курзала.

— Вот где мы провели все это время, — сказал я. — Теперь я знаю, что чувствовал Иона, выйдя из чрева кита.

— Пойдем, — прервала меня Глория.

Мы обошли здание и вышли на аллею курзала. Мол простирался в океан, насколько хватало взгляда, и прибой вздымался и падал, и разбегался, и взметал столбы брызг.

— Удивительно, как волны не смоют весь мол, — заметил я.

— Ты на волнах просто помешан, — хмыкнула Глория.

— Брось…

— Не говоришь ни о чем другом как минимум месяц…

— А ты попробуй постой минутку тихо и поймешь, что я имею в виду. Почувствуешь, как океан вздымается и падает…

— Это я чувствую и так, — сказала она, — но не вижу причин млеть от восторга. Движение волн не прекращается вот уже миллионы лет.

— Не думай, что я помешался на океане, — ответил я. — Я легко переживу без него, даже если никогда больше его не увижу. Я сыт им по горло.

Мы сели на скамейку, влажную от брызг прибоя. Почти в конце мола несколько парней, перегнувшись через парапет, ловили рыбу. Ночь была темная, ни луны, ни звезд. Неровная линия белой пены очерчивала побережье.

— Чудесный воздух, — произнес я.

Глория молча вглядывалась в даль. Туда, где на берегу были видны огни.

— Это Малибу, — сказал я. — Там живут все кинозвезды.

— Что ты теперь будешь делать? — спросила наконец она.

— Точно еще не знаю. Наверно, нужно завтра зайти к Максвеллу. Может, он чем-нибудь поможет. Кажется, я его заинтересовал.

— Всегда только завтра, — горько заметила она. — Счастье всегда нас ждет только завтра…

Мимо нас прошли двое мужчин с длинными удилищами. Один волок за собой почти метровую барракуду.

— Эта гадина уже никому не причинит зла, — сказал он приятелю.

— А что будешь делать ты? — спросил я Глорию.

— Я схожу с круга, — сказала она. — Этой мерзостью я сыта по горло.

— Какой мерзостью?

— Жизнью.

— Почему ты даже не пытаешься добиться хоть чего-нибудь? — спросил я. — Ты же просто ни во что не веришь. Серьезно. Я не шучу. И заражаешь своим неверием и пессимизмом всех, с кем имеешь дело. Взять, например, меня. Пока я не познакомился с тобой, мне и в голову не приходило, что я могу не добиться успеха. А ведь я даже мысли не допускал, что могу потерпеть крах. И что теперь?..

— Слушай, ты! — возмутилась она. — Кто тебя этому научил? Это же не твои слова.

— Ну почему, мои, — смутился я.

Она взглянула на море в сторону Малибу.

— Какой смысл человеку уговаривать самого себя? — заговорила она после паузы. — Я хоть знаю, что со мной.

Ничего не ответив, я смотрел на океан и думал о Голливуде, и мне пришло в голову: а был ли я здесь вообще, вдруг я завтра проснусь в Арканзасе и мне снова придется с утра пораньше разносить газеты.

— Ах ты сукин сын! — закричала Глория. — Что ты на меня так уставился? Я сама знаю, что ни на что не годна…

«Она права, — подумал я, — она совершенно права. Ни на что не годна…».

— Жаль, что я не умерла тогда в Далласе, — сказала она. — И никто не убедит меня, что врач спас мне жизнь по одной-единственной причине…

Я ничего не ответил, все еще смотрел на океан и думал, что она совершенно права, говоря «ни на что не годна», и что очень жаль, что она не умерла тогда в Далласе. Определенно на том свете ей было бы лучше.

— Я просто проклята судьбой. Невезучая я. И никому я не нужна, — продолжала она. — Перестань на меня так смотреть!

— Вовсе я на тебя не смотрю. Да ты и лица моего не видишь.

Она лгала. Лица моего она видеть не могла. Было слишком темно.

— Не пойти ли нам внутрь? — спросил я. — Рокки хотел тебя видеть.

— Этот мудак? Знаю я, чего он хочет, но больше не получит. Ни он, ни кто другой.

— О чем ты?

— Ты что, не знаешь?

— Чего я не знаю?

— Что Рокки нужно?

— А… ну ясно… Теперь до меня дошло.

— Никому из вас ничего другого не надо, — сказала она, — но это дело обычное. Ох, да мне все равно, что я давала Рокки; он мне оказывал ту же любезность, что и я ему, — но что если бы я залетела?

— Ну, теперь-то ты так не думаешь, надеюсь? — спросил я.

— Вот именно что думаю. Раньше я всегда была начеку. Но что если бы вдруг обзавелась ребенком? Что тогда? Ты же видишь, что бы его ждало, когда он вырастет, а? То же, что и нас.

«Она права, — сказал я себе, — она совершенно права. Ребенок вырастет, и ждать его будет то же, что и нас…».

— А я этого не хочу, — продолжала она. — Co мной все кончено. Весь мир для меня — гадюшник, и со мной — всё. Мне будет лучше, когда я умру, и всем остальным тоже. Я только порчу все, за что ни возьмусь. Ты сам это сказал.

— Когда это я такое говорил?

— Только что. Сказал, что, пока не знал меня, тебе и в голову не приходило, что ты можешь потерпеть крах… Но это не моя вина. Я ничего не могу поделать. Однажды я хотела покончить с собой, но не сумела, и уже никогда не наберусь смелости попробовать еще раз… Хочешь оказать миру услугу? — внезапно спросила она.

Я ничего не ответил; слушал, как океан с шумом бьется о сваи, чувствовал, как мол содрогается от ударов, и думал, что все ее слова — чистая правда.

Глория копалась в сумочке. Когда она вытащила руку, в ней был маленький револьвер. Никогда раньше револьвера этого я не видел, но не удивился, нисколько не удивился.

— Вот… — Она подала его мне.

— Я не хочу. Убери, — сказал я. — Пойдем, вернемся внутрь. Мне холодно.

— Возьми его и подсоби Господу Богу. — Она втиснула револьвер мне в руку. — Застрели меня. Только так ты мне можешь помочь, чтоб я больше не мучилась.

«Она права, — сказал я себе. — Только так ей и можно помочь, чтобы больше не мучилась».

Маленьким мальчиком я проводил все лето у деда на ферме в Арканзасе. Однажды я стоял там у амбара и смотрел, как бабушка варит в большом тазу травяное мыло, и тут во двор пришел дед, ужасно расстроенный.

— Нелли сломала ногу, — сказал он.

Мы с бабушкой по ступенькам перебрались через плетень в поле, где дед перед этим пахал. Старая Нелли, все еще запряженная в плуг, лежала на земле и ржала от боли. Мы стояли там и смотрели на нее, только смотрели, и все. Дед вернулся с ружьем, с которым воевал в Гражданскую войну у Чикануга Ридж.

— Ступила в нору, — сказал он и потрепал Нелли по голове.

Бабушка отвернула мою голову и сама тоже стала глядеть в другую сторону. Я заплакал. Потом я услышал выстрел. Тот выстрел гремит у меня в ушах до сих пор. Я кинулся туда, упал на землю и обнял Нелли за шею. Я ее очень любил. Деда я возненавидел. Встал, подошел к нему и ударил кулаком по ноге…

Дед мне тогда объяснил, что он тоже любил Нелли, но вынужден был ее застрелить.

— Ничего лучшего для нее я сделать не мог, — сказал он. — Она уже была ни на что не годна. Только так ей можно было помочь, чтобы больше не мучилась…

Револьвер я держал в руке.

— Ну ладно, — сказал я Глории. — Скажешь когда.

— Прямо сейчас.

— Куда?

— Сюда. В висок.

Мол содрогнулся от удара огромной волны.

— Уже?

— Уже.

И я выстрелил.

Мол содрогнулся снова, и вода захлюпала, стекая обратно в море.

Револьвер я бросил через парапет.

Один полицейский сидел со мной сзади, другой вел машину. Ехали мы очень быстро, с включенной сиреной. Точно такой же сиреной, как та, которой нас будили на танцевальном марафоне.

— Почему ты ее убил? — спросил полицейский, сидевший на заднем сиденье.

— Она меня попросила, — ответил я.

— Эй, Бен, ты слышишь?

— Какой услужливый мерзавец, а? — бросил тот через плечо.

— И никаких других причин не было? — снова спросил полицейский.

— Но ведь загнанных лошадей пристреливают не правда ли? — сказал я.

И ДА УПОКОИТ ГОСПОДЬ ВАШУ ДУШУ…