Змеиный зал.

Дорогой читатель!

Если вы взяли эту книжку в надежде прочитать что-то простое и радостное, то, боюсь, вы очень ошиблись в своем выборе. Поначалу история эта, правда, может показаться веселой, поскольку бодлеровские дети проводят время в обществе занимательных рептилий и легкомысленного дядюшки, но не обманывайтесь на этот счет. Если вы хоть немного знаете про неудачливых бодлеровских сирот, то должны уже знать и то, что даже приятные события в конце концов приводят их туда же — к беде.

И в самом деле, на протяжении не очень большой книги, которую вы держите в руках, троице пришлось пережить автомобильную катастрофу, кошмарный запах, смертельно ядовитую змею, длинный нож, большую бронзовую лампу и неожиданное появление персонажа, которого они надеялись больше никогда не встретить.

Зарегистрировать все эти события — мой долг, но вы вольны поставить книжку назад на полку и выбрать себе что-нибудь полегче.

Со всем подобающим почтением.

Лемони Сникет.

Посвящается Беатрис:

Моя любовь к тебе будет жить вечно.

Чего тебе самой, увы, не удалось.

Глава первая.

Дорога, что ведет из города мимо Туманной Газани в городок Скуки, пожалуй, самая неприятная на свете. Называется она Паршивой Тропой. Паршивая Тропа тянется через поля тошнотворно-серого цвета, на которых горстка чахлых деревьев родит такие кислые яблоки, что при одном взгляде на них сводит скулы. Паршивая Тропа пересекает Мрачную Реку, массу воды, которая на девять десятых состоит из ила и в которой водится чрезвычайно мерзкая рыба. Затем Тропа огибает фабрику по переработке хрена — можете себе представить, какой едкий запах стоит во всей этой округе.

Мне очень неприятно начинать эту историю с того, что бодлеровские сироты едут по такой отвратительной дороге и что дальше будет только хуже. Есть в мире люди, на долю которых выпала горестная жизнь, и таких, как нам известно, немало, но юным Бодлерам досталось сполна — здесь это означает, что все самые ужасные вещи произошли не с кем-то другим, а именно с ними. Страшный пожар лишил их и дома, и любящих родителей. Вообще-то такой беды человеку хватит на целую жизнь, но здесь это было только скверное начало. После пожара их отправили жить к дальнему родственнику по имени Граф Олаф, человеку страшному и очень жадному. Бодлеры-родители оставили огромное состояние, которое должно было перейти к детям, когда Вайолет достигнет совершеннолетия, и Граф Олаф так жаждал наложить на него свои грязные лапы, что замыслил дьявольский план, от которого меня до сих пор по ночам мучат кошмары. Графа Олафа вовремя разоблачили, но он бежал, поклявшись, что рано или поздно завладеет состоянием Бодлеров. Вайолет, Клауса и Солнышко до сих пор преследуют во сне блестящие-преблестящие глаза Графа Олафа, его мохнатая бровь, но больше всего — глаз, татуированный на щиколотке. Куда бы бодлеровские сироты ни пошли, этот глаз, казалось, всюду следует за ними.

Поэтому должен вам сказать: если вы открыли эту книгу в надежде узнать, что теперь у бодлеровских детей все в порядке, то лучше вам ее закрыть и почитать что-нибудь другое. Ведь Вайолет, Клаус и Солнышко сидят в маленькой, тесной машине и, глядя в окна на Паршивую Тропу, едут навстречу еще большим несчастьям и горю. Мрачная Река и фабрика по переработке хрена лишь первые в цепи эпизодов, и стоит мне о них подумать, как лоб у меня хмурится, а на глаза наворачиваются слезы.

Машину вел мистер По, друг семьи, который служил в банке и всегда кашлял. Он был душеприказчиком родителей сирот и как таковой решил, что после всех неприятностей в доме Графа Олафа детей следует вверить заботам дальнего родственника, живущего в деревне.

— Извините за неудобства, — сказал мистер По, кашляя в белый носовой платок, — но моя новая машина слишком мала. В ней не нашлось места ни для одного вашего чемодана. Примерно через неделю я вернусь и привезу их.

— Благодарю вас, — сказала Вайолет. Ей было четырнадцать, и она была старшей из бодлеровских детей. Всякий, кто знал.

Вайолет, сразу бы заметил, что думает она вовсе не о словах мистера По: ее волосы были перевязаны лентой. Вайолет была изобретательницей и, придумывая свои изобретения, любила стягивать волосы на затылке, чтобы они не падали на глаза. Это помогало ей четко представлять себе разные колеса, пружины и тросы, из которых состояло большинство ее творений.

— Думаю, что после городской жизни, — продолжал мистер По, — вам будет приятно оказаться в деревне. Как-никак, смена обстановки. Ах, вот и поворот. Мы почти приехали.

— Это хорошо, — спокойно заметил Клаус. Поездка на машине многих утомляет, утомила она и Клауса, кроме того, он печалился, что у него нет с собой книги. Клаус любил читать и в свои неполные двенадцать лет прочитал больше книг, чем многие люди за целую жизнь.

— Думаю, доктор Монтгомери вам тоже понравится, — сказал мистер По. — Он много путешествовал и может рассказать вам немало интересного. Я слышал, что его дом полон вещей, привезенных отовсюду, где он побывал.

— Гак! — выкрикнула Солнышко. Младшая из бодлеровских сирот, Солнышко часто изъяснялась подобным образом, что характерно для многих младенцев. В сущности, кроме тех случаев, когда она кусала все, что ей попадалось, своими четырьмя очень острыми зубками, большую часть времени Солнышко проводила, выкрикивая нечто отрывочное. Было очень трудно определить, что именно она хочет сказать. Сейчас она, пожалуй, имела в виду нечто вроде: «Я очень волнуюсь перед встречей с новым родственником». Волновались все трое.

— Какое в точности родство связывает нас с доктором Монтгомери? — спросил Клаус.

— Доктор Монтгомери… дайте подумать… брат жены кузена вашего покойного отца. Да, пожалуй, так. Он ученый, правда не знаю, в какой области, и получает много денег от правительства.

— Как нам следует его называть? — спросил Клаус.

— Вам следует его называть доктор Монтгомери, — ответил мистер По, — если он не скажет, чтобы вы называли его просто Монтгомери. Поскольку Монтгомери его имя и фамилия, то это почти все равно.

— Его зовут Монтгомери Монтгомери? — улыбаясь, спросил Клаус.

— Да, и, насколько мне известно, он относится к этому очень болезненно, так что не надо над ним насмехаться, — ответил мистер По, снова кашляя в носовой платок. — «Насмехаться» значит «дразнить».

Клаус вздохнул.

— Я знаю, что означает слово «насмехаться», — сказал он, но не добавил, что знает и то, что человека нельзя поднимать на смех из-за его имени. Порой люди считают, что если сироты несчастны, то и слабоумны.

Вайолет тоже вздохнула и развязала ленту. Она пыталась придумать изобретение, которое не подпускало бы к носу запах хрена, но слишком волновалась перед встречей с доктором Монтгомери и не могла сосредоточиться.

— Вы не знаете, какой наукой он занимается? — спросила Вайолет. Она подумала, что у доктора Монтгомери может быть лаборатория, которая оказалась бы для нее весьма кстати.

— Боюсь, что нет, — признался мистер По. — Я был озабочен вашим устройством, и у меня не оставалось времени на болтовню. А вот и подъездная дорога. Мы прибыли.

Мистер По свернул на крутую, посыпанную гравием подъездную дорогу, которая вела к огромному каменному дому. У дома была квадратная дверь темного дерева с несколькими колоннами по бокам. По обеим сторонам двери были вделаны лампы в форме факелов, которые ярко горели, несмотря на то что светило утреннее солнце. Над дверью в несколько рядов тянулись окна, и большинство из них были распахнуты. Самое удивительное находилось перед домом: громадная ухоженная лужайка с высокими, тонкими кустами причудливых очертаний. Когда машина мистера По остановилась, Бодлеры увидели, что кусты эти подстрижены в виде змей: змей длинных, змей коротких, змей с высунутыми языками, змей с открытыми ртами, обнажавшими зеленые, грозные зубы. Змеи были такими жуткими, что Вайолет, Клаус и Солнышко не сразу решились пройти мимо них в дом.

Мистер По шел впереди и, похоже, вовсе их не заметил, — наверное, потому, что давал детям наставления.

— Клаус, не задавай слишком много вопросов сразу. Вайолет, где твоя лента? Мне кажется, что с ней у тебя был более значительный вид. И пожалуйста, проследите, чтобы Солнышко не укусила доктора Монтгомери. Это испортит первое впечатление.

Мистер По шагнул к двери и позвонил. Такого громкого звонка детям еще никогда не приходилось слышать. Через секунду раздались шаги, Вайолет, Клаус и Солнышко переглянулись. Они, конечно, не могли знать, что очень скоро с их невезучей семьей произойдут новые несчастья, и тем не менее им было не по себе.

Добрый ли человек этот доктор Монтгомери? — размышляли они. — По крайней мере, лучше ли он Графа Олафа? А что если хуже?

Дверь заскрипела и медленно отворилась. Затаив дыхание, бодлеровские сироты заглянули в темную переднюю. Они увидели темно-красный ковер на полу. Увидели какой-то предмет из цветного стекла, который свисал с потолка. Увидели большую писанную маслом картину с изображением двух переплетающихся змей, которая висела на стене. Но где лее доктор Монтгомери?

— Привет? — неуверенно крикнул мистер По. — Привет?

— Привет, привет, привет! — громко прогудело в ответ, и из-за двери показался низенький пухлый человек с круглым красным лицом. — Я ваш Дядя Монти, и вы как раз вовремя. Я только что закончил печь кокосовый торт с кремом.

Глава вторая.

— Неужели Солнышко не любит кокосы? — спросил Дядя Монти.

Он, мистер По и бодлеровские сироты сидели вокруг ярко-зеленого стола, и перед каждым лежал кусок торта Дяди Монти. Торт был просто потрясающий — пышный, с большим количеством крема и еще большим количеством кокоса. Вайолет, Клаус и Дядя Монти уже почти доели свои порции, но мистер По и Солнышко лишь откусили по маленькому кусочку.

— По правде говоря, — сказала Вайолет, — Солнышко не любит ничего мягкого. Она предпочитает очень твердую пищу.

— Как необычно для младенца, — заметил Дядя Монти, — но не так уж необычно для многих змей. К примеру, Барбари Жевалка — этой змее необходимо что-нибудь постоянно иметь во рту, в противном случае она начинает жевать собственный рот. Очень неудобно для содержания в неволе. Может быть, Солнышко хочет сырой морковки? Она очень твердая.

— Сырая морковь — это как раз то, что надо, доктор Монтгомери, — ответил Клаус.

Новый законный опекун троих детей встал из-за стола и направился к холодильнику, но вдруг резко повернулся и погрозил Клаусу пальцем.

— Никаких докторов Монтгомери, — сказал он. — Для меня это слишком по-докторски. Зовите меня просто Дядя Монти! Даже мои коллеги-герпетологи никогда не называют меня доктором Монтгомери.

— Что такое «герпетологи»? — спросила Вайолет.

— А как они вас называют? — спросил Клаус.

— Дети, дети, — суровым тоном проговорил мистер По. — Не так много вопросов.

Дядя Монти улыбнулся сиротам.

— Все в порядке, — сказал он. — Вопросы говорят о пытливом уме. Слово «пытливый» означает…

— Мы знаем, что оно означает, — перебил Клаус — «Набитый вопросами».

— Ну что ж, раз вы знаете, что оно означает, — сказал Дядя Монти, протягивая Солнышку большую морковку, — то должны знать и что такое герпетология.

— Изучение чего-то, — сказал Клаус. — Когда слово кончается на «логия», то это изучение чего-то.

— Змеи! — воскликнул Дядя Монти. — Змеи, змеи, змеи! Вот что я изучаю. Я люблю змей и исколесил земной шар в поисках самых разных видов, чтобы изучать их здесь в моей лаборатории! Разве это не интересно?

— Интересно, — сказала Вайолет, — очень интересно. Но разве это не опасно?

— Нет, если, конечно, вы знакомы с их повадками, — ответил доктор Монтгомери. — Мистер По, может быть, вы тоже желаете сырой моркови? К торту вы почти не притронулись.

Мистер По покраснел и, прежде чем ответить, довольно долго кашлял в носовой платок.

— Нет, благодарю вас, доктор Монтгомери.

Дядя Монти подмигнул детям.

— Если хотите, мистер По, можете тоже называть меня Дядей Монти.

— Благодарю вас, Дядя Монти, — холодно проговорил мистер По. — А теперь, если не возражаете, у меня к вам вопрос. Вы упомянули, что постоянно колесите по земному шару. У вас есть кто-нибудь, кто приедет сюда и позаботится о детях, пока вы будете заниматься поисками своих образцов?

— Мы уже достаточно взрослые, и присмотр за нами не нужен, — поспешно проговорила Вайолет, хотя в глубине души и не была в этом уверена. Работа Дяди Монти представлялась ей очень интересной, но она все-таки сомневалась, что готова остаться с братом и сестрой в доме, набитом змеями.

— Об этом я и слышать не желаю, — заявил Дядя Монти. — Вы все трое должны ехать со мной. Через десять дней мы отправляемся в Перу, и я хочу, чтобы вы, дети, сопровождали меня в походах по джунглям.

— В самом деле? — От волнения глаза Клауса заблестели сквозь очки. — Вы действительно берете нас с собой в Перу?

— Я буду очень рад воспользоваться вашей помощью. — С этими словами Дядя Монти потянулся к тарелке Солнышка, чтобы откусить кусок ее торта. — Мой старший ассистент Густав совершенно неожиданно написал мне вчера письмо с заявлением об уходе. На его место я нанял человека по имени Стефако, но он приедет не раньше чем через неделю, поэтому я несколько запаздываю с приготовлениями к экспедиции. Кто-то должен проверить, что все змеиные ловушки работают как следует, чтобы мне не повредить образцы. Кто-то должен сделать выписки из книг по Перу, чтобы мы могли без всяких затруднений ориентироваться в джунглях. И кто-то должен нарезать длиннющую веревку на небольшие, пригодные для работы куски.

— Меня интересует механика, — сказала Вайолет, облизывая вилку, — поэтому я очень бы хотела узнать как можно больше о змеиных ловушках.

— А я обожаю путеводители, — сказал Клаус, вытирая губы салфеткой.

— Юджип! — впиваясь зубами в морковку, высказалась Солнышко, что, пожалуй, означало: «Я с восторгом разгрызу длиннющую веревку на небольшие, пригодные для работы куски».

— Прекрасно! — воскликнул Дядя Монти. — Ваш энтузиазм меня очень радует. Теперь мне будет легче обойтись без Густава. Очень странно, что он ни с того ни с сего от меня ушел. Жаль, что я его потерял.

Лицо Дяди Монти затуманилось. Здесь это слово означает «приняло немного печальное выражение, стоило Дяде Монти подумать о своем несчастье», хотя если бы Дядя Монти знал, какое несчастье ждет их в ближайшем будущем, то не стал бы терять ни секунды на мысли о Густаве. Как бы мне хотелось — уверен, что и вам тоже, — повернуть время вспять и предупредить его, но ничего не поделаешь — не можем. Видимо, Дядя Монти тоже решил, что ничего не поделаешь, а потому улыбнулся и тряхнул головой, выбрасывая из нее тревожные мысли.

— Ну что ж, пора приниматься за дело. Как я всегда говорю, живите настоящим. Проводите мистера По до машины, а потом я покажу вам Змеиный Зал.

Трое бодлеровских детей, которые недавно с такой опаской проходили мимо кустов-змей, теперь уверенно бежали через них, провожая мистера По до автомобиля.

— Итак, дети, — сказал мистер По, кашляя в платок, — примерно через неделю я вернусь, чтобы привезти ваши чемоданы и убедиться, что все в порядке. Я знаю, доктор Монтгомери мог показаться вам немного страшным, но уверен, что со временем вы привыкнете к…

— Он вовсе не кажется страшным, — прервал его Клаус. — Наоборот, с ним очень легко поладить.

— Мне не терпится увидеть Змеиный Зал, — взволнованно сказала Вайолет.

— Мика! — сказала Солнышко, что, пожалуй, означало: «До свидания, мистер По. Спасибо, что подвезли нас».

— Ну что ж, до свидания, — сказал мистер По. — И запомните, город отсюда совсем близко, поэтому, если у вас будут неприятности, свяжитесь со мной или с кем-нибудь из Управления Денежными Штрафами. Скоро увидимся.

Он неуклюже помахал сиротам носовым платком, забрался в свою маленькую машину и, съехав по крутой, посыпанной гравием подъездной дороге, свернул на Паршивую Тропу. Вайолет, Клаус и Солнышко помахали ему вслед, надеясь, что мистер По не забудет поднять стекла в машине, чтобы уберечь свой нос от едкого запаха хрена.

— Bambini! — позвал доктор Монтгомери от парадной двери. — Поторапливайтесь, bambini!

Бодлеровские сироты побежали через кусты туда, где их ждал новый опекун.

— Вайолет, Дядя Монти, — сказала Вайолет. — Меня зовут Вайолет, мой брат — Клаус и Солнышко, наша маленькая сестренка. Никого из нас не зовут Bambini.

— Bambini по-итальянски значит «дети», — объяснил Дядя Монти. — Мне вдруг очень захотелось немного поговорить по-итальянски. Ваш приезд очень меня разволновал, и вам повезло, что я не заговорил на каком-нибудь уж совсем непонятном языке.

— У вас никогда не было своих детей? — спросила Вайолет.

— Боюсь, что нет, — ответил Дядя Монти. — Вообще-то мне всегда хотелось найти жену и завести детей, только я постоянно об этом забывал. Показать вам Змеиный Зал?

— Да, пожалуйста, — сказал Клаус. Через переднюю, где висели картины со змеями, Дядя Монти провел их в большую комнату с великолепной лестницей и очень-очень высоким потолком.

— Ваши комнаты будут там, наверху, — сказал он, указывая рукой на лестницу. — Каждый из вас может выбрать любую, какая ему понравится, и передвинуть мебель по своему вкусу. Я понимаю, что через некоторое время мистер По должен на своей крохотной машине привезти ваши чемоданы, но все же составьте, пожалуйста, список того, что вам нужно, а завтра мы съездим в город, все купим, и вам не придется несколько дней ходить в одном и том же белье.

— У нас действительно будут отдельные комнаты? — спросила Вайолет.

— Конечно, — ответил Дядя Монти. — Неужели вы думаете, что я, имея такой огромный дом, запру вас в одной-единственной комнате, как в клетке? Кому вообще такое могло бы прийти в голову?

— Графу Олафу, — сказал Клаус.

— Ах да, верно, мистер По мне говорил, — сказал Дядя Монти, делая такую гримасу, будто проглотил что-то очень мерзкое. — Граф Олаф отвратительный человек. Надеюсь, его когда-нибудь растерзают дикие звери. Разве он этого не заслуживает? Ну вот, мы и пришли: Змеиный Зал.

Дядя Монти подошел к очень высокой деревянной двери с большой шарообразной ручкой в центре. Она помещалась так высоко, что ему пришлось подняться на цыпочки, чтобы ее повернуть. Когда обе створки двери распахнулись на скрипучих петлях, бодлеровские сироты ахнули от восторга и удивления.

Змеиный Зал был весь из стекла, с блестящими светлыми стеклянными стенами и стеклянным потолком, уходящим ввысь, как в соборе. Сквозь прозрачные стены было отлично видно зеленое поле с травой и кустами, и от этого казалось, что ты стоишь одновременно и внутри, и снаружи. Но как ни прекрасен был сам Змеиный Зал, его содержимое волновало еще больше. Рептилии, разумеется, помещались в запертых металлических клетках, четырьмя ровными рядами расставленных по всей комнате. Естественно, там были все виды змей, но еще и ящерицы, и жабы, и другие животные, такие, каких дети никогда прежде не видели ни на картинках, ни в зоологическом саду. Там была очень толстая жаба с двумя растущими из спины крыльями и двуглавая ящерица с ярко-желтыми полосками на животе. Там была змея с тремя ртами, расположенными один над другим, и еще одна змея, у которой рта, казалось, не было вовсе. Там была ящерица, похожая на сову, — ее огромные круглые глаза смотрели на детей с бревна, на котором она сидела, и жаба с глазами, похожими на церковные витражи. Одна клетка была целиком накрыта белой тканью. Идя вдоль клеток, дети в изумленном молчании всматривались в каждую. У одних существ вид был дружелюбный, у других жуткий, но все они завораживали, и Бодлеры внимательно разглядывали каждого, при этом Клаус держал Солнышко на руках, чтобы ей тоже было видно.

Клетки так заинтересовали сирот, что они даже не заметили того, что было в самом конце Змеиного Зала, пока не прошли вдоль каждого прохода. Но когда они там оказались, то вскрикнули от восторга и удивления одновременно. Здесь, позади рядов и рядов клеток, тянулись ряды и ряды книжных полок, уставленных книгами разных форм и размеров, между ними стояли столы, стулья и в углу несколько ламп для чтения. Уверен, вы не забыли, что у Бодлеров-родителей было огромное собрание книг, которое сироты часто вспоминали и которого им страшно не хватало. Дети всегда были рады встрече с человеком, который любит книги так же, как они. Вайолет, Клаус и Солнышко осмотрели книги не менее внимательно, чем клетки, и сразу поняли, что большинство из них посвящено змеям и другим рептилиям. Казалось, на этих полках выстроились все книги по данной теме от «Взедения к большим ящерицам» до «Кобра-гермафродит. Уход и питание», и трое детей, особенно Клаус, уже предвкушали удовольствие, с которым они будут изучать все, что связано с обитателями Змеиного Зала.

— Поразительное место, — наконец сказала Вайолет, нарушив долгое молчание.

— Благодарю, — сказал Дядя Монти. — На то, чтобы собрать все это, у меня ушло полжизни.

— И нам действительно разрешается приходить сюда? — спросил Клаус.

— Разрешается? — повторил Дядя Монти. — Да нет же! Вас умоляют приходить сюда, мой мальчик. С завтрашнего утра мы все каждый день должны готовиться здесь к экспедиции в Перу. Вайолет, я освобожу один стол, и за ним ты будешь работать над ловушками. Клаус, я надеюсь, ты прочтешь все книги о Перу, какие у меня есть, и сделаешь из них подробные выписки. А Солнышко может сидеть на полу и откусывать куски от мотка веревки. Мы будем работать целый день до ужина, а после ужина ходить в кино. Не возражаете?

Вайолет, Клаус и Солнышко посмотрели друг на друга и улыбнулись. Совсем недавно бодлеровские сироты жили у Графа Олафа, который заставлял их колоть дрова и убирать за его пьяными гостями, а сам тем временем думал, как бы украсть их состояние. Дядя Монти только что описал прекрасный способ времяпрепровождения, и дети радостно улыбались. Какие там возражения! Вайолет, Клаус и Солнышко во все глаза глядели на Змеиный Зал: конец всем бедам! Теперь они под опекой Дяди Монти! Сироты, конечно, ошибались, но в этот краткий миг они были счастливы, взволнованны и полны надежд.

— Нет, нет, нет, — взвизгнула Солнышко, пожалуй отвечая на вопрос Дяди Монти.

— Да, да, да, — улыбаясь, сказал Дядя Монти. — А теперь идемте и посмотрим — кому какая комната приглянется.

— Дядя Монти, — робко проговорил Клаус, — у меня только один вопрос.

— И какой же? — спросил Дядя Монти.

— Что в клетке, закрытой тканью? Дядя Монти взглянул сперва на клетку, потом на детей. На его лице сияла счаст ливая улыбка.

— Это, мои дорогие, новая змея, которую я привез из моего последнего путешествия. Кроме нас с Густавом, ее никто не видел. В следующем месяце я представлю ее на собрании Герпетологического общества как новое открытие, а пока что позволю вам на нее взглянуть. Встаньте в кружок.

Следом за Дядей Монти бодлеровские сироты подошли к накрытой полотном клетке, и он эффектно — слово «эффектно» здесь означает «широким жестом, с тем чтобы привлечь особое внимание» — сдернул ткань с клетки. Прямо на сирот сверкающими зелеными глазами смотрела большая змея, черная как уголь и толстая, как канализационная труба. Оказавшись на свету, змея развернула кольца и поползла по своему жилищу.

— Раз я ее обнаружил, — сказал Дядя Монти, — то должен был как-то назвать.

— И как она называется? — спросила Вайолет.

— Невероятно Смертоносная Гадюка, — ответил Дядя Монти, и в тот же миг произошло нечто такое, что наверняка покажется вам интересным. Одним взмахом хвоста змея сорвала с дверцы клетки замок, выползла на стол и прежде, чем Дядя Монти и бодлеровские сироты успели хоть что-то сказать, открыла пасть и укусила Солнышко прямо за подбородок.

Глава третья.

Я очень, очень извиняюсь за то, что бросил вас в подвешенном состоянии, но дело в том, что, описывая жизнь бодлеровских сирот, я случайно посмотрел на часы и понял, что опаздываю на официальный обед, который устраивала моя приятельница мадам Дилюстра. Мадам Дилюстра хороший друг, отличный детектив и прекрасный повар, но приходит в ярость, если вы прибудете хотя бы на пять минут позднее времени, указанного в приглашении. Поэтому вы, конечно, понимаете, что мне пришлось все бросить и мчаться к ней. В конце предыдущей главы вы, наверное, подумали, что Солнышко умерла, что ее смерть и стала тем ужасным событием, которое произошло с бодлеровскими сиротами в доме Дяди Монти; обещаю вам, что из этого эпизода Солнышко выйдет целой и невредимой. Умрет, к несчастью, Дядя Монти, но это только потом.

Когда клыки Невероятно Смертоносной Гадюки сомкнулись на подбородке Солнышка, Вайолет и Клаус увидели, что глазки Солнышка закрылись, а лицо застыло. Затем она так же неожиданно, как змея, дернулась, радостно улыбнулась, раскрыла рот и укусила Невероятно Смертоносную Гадюку прямо в маленький чешуйчатый нос. Змея отпустила подбородок Солнышка, и Вайолет с Клаусом не увидели на нем почти никаких следов. Двое старших бодлеровских сирот взглянули на Дядю Монти, Дядя Монти взглянул на них и рассмеялся. Его громкий смех отскочил от стеклянных стен Змеиного Зала.

— Дядя Монти, что нам делать? — в отчаянии спросил Клаус.

— Ах, прошу прощения, мои дорогие, — сказал Дядя Монти, вытирая глаза руками. — Вы, наверное, очень испугались. Но Невероятно Смертоносная Гадюка — одно из наименее опасных и наиболее дружелюбных созданий в животном царстве. Солнышку не о чем беспокоиться, и вам тоже.

Клаус посмотрел на сестренку, которая, по-прежнему сидя у него на руках, радостно обнимала толстую змею, и понял, что Дядя Монти говорит правду.

— Но тогда почему ее называют Невероятно Смертоносной Гадюкой?

Дядя Монти снова рассмеялся.

— Это мисноминация, — сказал он, используя слово, которое здесь означает «очень неподходящее название». — Раз я ее обнаружил, то должен был как-то назвать, помните? Никому не рассказывайте про Невероятно Смертоносную Гадюку, потому что я собираюсь представить ее Герпетологическому обществу, хорошенько их напугать и только потом объяснить, что эта змея совершенно безобидна! Они смеются над моим именем бог знает как. «Привет-привет, Монтгомери Монтгомери, — говорят они. — Как поживаете, как поживаете, Монтгомери Монтгомери?» Но на следующей конференции я сам посмеюсь над ними. — Дядя Монти выпрямился во весь рост и заговорил дурашливо преувеличенным тоном: — «Коллеги! — скажу я. — Позвольте представить вам мой новый вид, Невероятно Смертоносную Гадюку, которую я нашел в юго-западном лесу… ах, боже мой! Она уползла». А потом, когда мои коллеги-герпетологи, визжа от страха, запрыгнут на столы и стулья, скажу им, что эта змея и мухи не обидит! Представляете, как они взбесятся?

Переглянувшись, Вайолет и Клаус рассмеялись, отчасти потому, что у них отлегло от сердца — ведь Солнышко нисколько не пострадала, — отчасти потому, что их развеселила шутка Дяди Монти.

Клаус опустил Солнышко на пол, Невероятно Смертоносная Гадюка последовала за ней и ласково обвила ее хвостом, как вы обнимаете рукой того, кого любите.

— А в этом Зале есть змеи, которые действительно опасны? — спросила Вайолет.

— Конечно, — ответил Дядя Монти. — Невозможно целых сорок лет заниматься изучением змей и не повстречать хотя бы несколько опасных. У меня здесь целый шкаф с образцами яда всех известных ядовитых змей, и я могу изучать его действие.

В этом Зале есть змея с настолько смертельным ядом, что твое сердце остановится прежде, чем ты почувствуешь ее укус. Есть змея, которая так широко раскрывает пасть, что могла бы разом проглотить нас всех. Есть пара змей, которые научились так лихо водить машину, что собьют тебя на улице и даже не остановятся, чтобы извиниться. Но все эти змеи живут в клетках с очень крепкими замками, и если как следует их изучить, то с ними со всеми можно прекрасно ладить. Обещаю, что если вы не пожалеете времени и изучите все материалы о змеях, то в Змеином Зале с вами не приключится никакой беды.

Бывают положения, а именно в таком положении оказались бодлеровские сироты в этой части их истории, которые несут в себе «злую иронию». Приведем простой пример: один человек делает самое безобидное замечание, другой, тот, кто его слышит, знает нечто такое, что придает этому замечанию совершенно иной, часто неприятный, смысл. Так, если вы сидите в ресторане и громко говорите: «Мне не терпится отведать телячье филе, которое я заказал», а где-то рядом сидят люди, которые знают, что телячье филе отравлено, то тут вступает в действие злая ирония. Злая ирония — жестокая штука, и мне очень неприятно, что в этой истории она поднимает свою уродливую голову, но у Вайолет, Клауса и Солнышка такая несчастная жизнь, что ее появление было всего лишь делом времени.

Мы с вами слушаем, как Дядя Монти говорит трем бодлеровским сиротам, что в Змеином Зале им не грозят никакие неприятности, и у нас возникает странное чувство, которое всегда сопровождает появление злой иронии. Это чувство сродни революции в вашем желудке, когда вы стоите в лифте, а он вдруг начинает падать, или уютно лежите в постели, а дверца вашего шкафа вдруг со скрипом отворяется и оказывается, что в шкафу кто-то есть. Ведь как бы ни были счастливы и уверены в своей безопасности трое детей, как бы ни успокаивал их Дядя Монти, мы-то с вами знаем, что Дядя Монти скоро будет мертв и Бодлеры снова будут несчастны.

Однако всю следующую неделю Бодлеры прекрасно проводили время в своем новом доме. Каждое утро они просыпались и одевались в своих собственных комнатах, которые сами выбрали и украсили. Вайолет выбрала комнату с огромным окном на лужайку, усаженную кустами-змеями. Она полагала, что такой вид вдохновит ее на новые изобретения. Дядя Монти разрешил ей прикнопить к каждой стене по большому листу бумаги, так что она могла набрасывать на них свои идеи, даже если они приходили ей в голову среди ночи. Клаус выбрал комнату с уютным альковом — слово «альков» здесь означает «очень, очень маленький укромный уголок, где удобно сидеть за книгой». С разрешения Дяди Монти он принес из гостиной большое мягкое кресло и поставил его в алькове под тяжелой бронзовой лампой для чтения. Каждую ночь, вместо того чтобы читать в постели, он сворачивался калачиком в кресле с книгой из библиотеки.

Дяди Монти и порой не закрывал ее до самого утра. Солнышко выбрала комнату между комнатами Вайолет и Клауса и натащила в нее множество твердых предметов со всего дома, которые могла кусать сколько душе угодно. Были там и игрушки для Невероятно Смертоносной Гадюки, так что обе они играли вместе сколько хотели, правда в пределах благоразумия.

Но где бодлеровские сироты больше всего любили проводить время, так это в Змеином Зале. Каждое утро после завтрака они присоединялись к Дяде Монти, который уже начал готовиться к предстоящей экспедиции. Вайолет сидела за столом с веревками, колесиками и клетками, из которых делались разные ловушки для змей, изучала их устройство, чинила, если они были сломаны, иногда даже совершенствовала их конструкцию, чтобы змеям было удобнее во время долгого путешествия из Перу до дома Дяди Монти. Клаус сидел за соседним столом и, читая книги по Перу из библиотеки Дяди Монти, делал выписки в блокнот, чтобы потом было где найти нужные сведения. А Солнышко сидела на полу и с воодушевлением откусывала от огромного мотка веревки небольшие куски. Но что юные Бодлеры любили больше всего, так это узнавать от Дяди Монти все новые и новые сведения о рептилиях. Он показал им Аляскинскую Коровью Ящерицу, которая давала очень вкусное молоко. Они познакомились с Диссонирующей Жабой, которая скрипучим голосом имитировала человеческую речь. Дядя Монти объяснил им, как надо обращаться с Чернильным Тритоном, чтобы не испачкать пальцы черной краской, и как определить, что Вспыльчивый Питон сердит и его лучше оставить в покое. Он наказал им не давать много воды Зеленой Косоглазой Жабе и никогда, ни при каких обстоятельствах, не подпускать Виргинскую Волчью Змею к пишущей машинке.

Рассказывая о всевозможных рептилиях, Дядя Монти часто переключался — здесь это слово означает «отклонялся от темы» — на рассказы о своих путешествиях, описывая мужчин, змей, женщин, жаб, детей и ящериц, с которыми ему приходилось встречаться. А вскоре бодлеровские сироты уже сами рассказывали ему о своей жизни и о родителях, по которым они очень тосковали. Дядя Монти слушал рассказы юных Бодлеров с таким же интересом, с каким юные Бодлеры слушали его истории, и порой они так увлекались, что едва успевали проглотить обед перед тем, как забраться в маленький тесный джип Дяди Монти и поспешить в кино.

Но однажды утром, позавтракав и войдя в Змеиный Зал, трое детей нашли там не Дядю Монти, а записку, которую он им оставил. Записка гласила следующее:

Дорогие Bambini!

Я уехал в город купить последние мелочи, которые нам понадобятся в экспедиции: средство для отпугивания перуанских ос, консервированные персики и огнеупорное каноэ. На поиски персиков потребуется время, поэтому раньше обеда меня не ждите.

Стефано, преемник Густава, сегодня приедет на такси. Пожалуйста, окажите ему радушный прием. Как вам известно, до экспедиции осталось всего два дня, поэтому поработайте сегодня как следует.

Ваш Обалдевший Дядя Монти.

— Что значит «обалдевший»? — спросила Вайолет, когда записка была прочитана.

— Растерянный и взволнованный, — объяснил Клаус, который еще в первом классе вычитал это слово в одном стихотворном сборнике. — Наверное, он имеет в виду, что очень взволнован перед поездкой в Перу. Или взволнован приездом нового ассистента.

— Или взволнован нашими рассказами, — сказала Вайолет.

— Киндл! — выкрикнула Солнышко, что, пожалуй, означало: «Или взволнован всем сразу».

— Я и сам немного ошарашен, — сказал Клаус. — С Дядей Монти так весело.

— Да, очень, — согласилась Вайолет. — Мне казалось, что после пожара я уже никогда не буду счастливой. Но здесь просто замечательно.

— А мне все равно не хватает родителей, — сказал Клаус. — Как ни хорош Дядя Монти, мне бы так хотелось по-прежнему жить в нашем настоящем доме.

— Конечно, — быстро сказала Вайолет и, немного помолчав, медленно произнесла вслух то, о чем размышляла все последние дни: — Думаю, нам всегда будет недоставать наших родителей. Но мне кажется, что, даже скучая по ним, не обязательно все время быть несчастными. В конце концов, они бы не хотели, чтобы мы были несчастны.

— А помнишь, — задумчиво проговорил Клаус, — то дождливое утро, когда мы от скуки выкрасили ногти на ногах ярко красной краской.

— Да, — ответила Вайолет, улыбаясь. — И я еще пролила ее на желтое кресло.

— Арчо! — спокойно сказала Солнышко, что, пожалуй, означало нечто вроде: «А пятно так и не удалось до конца вывести».

Бодлеровские сироты улыбнулись друг другу и молча принялись за работу.

Они прилежно трудились, понимая, что мир и покой, который они обрели здесь, в доме Дяди Монти, конечно же, не восполнил им утраты родителей, но, по крайней мере, позволил воспрянуть духом после месяцев горя и лишений.

Конечно, очень прискорбно, что этот счастливый миг был пока для детей последним, но тут уж ничего не поделаешь. Бодлеры подумывали о ленче, когда услышали гудок подъехавшей к дому машины. Детям он возвестил о прибытии Стефано. Нам же он возвещает начало новых несчастий.

— Наверное, это новый ассистент, — сказал Клаус, отрывая взгляд от «Большой перуанской книги о малых перуанских змеях». — Надеюсь, он такой же славный, как Монти.

— Я тоже надеюсь, — сказала Вайолет, открывая и захлопывая ловушку для жаб, чтобы проверить, как она работает. — Было бы неприятно путешествовать по Перу с кем-нибудь скучным и неприветливым.

— Гердж! — заявила Солнышко, что, пожалуй, означало: «Ладно, пойдем посмотрим, каков он, этот Стефано!».

Бодлеры покинули Змеиный Зал, вышли из дома и увидели такси, которое остановилось возле кустов-змей. С заднего сиденья выбирался высоченный тощий человек с длинной бородой и без бровей; в руке у него был черный чемодан с блестящим серебряным замком.

— Я не собираюсь давать тебе на чай, — сказал бородач водителю такси, — ты слишком много болтаешь. Не всем, знаешь ли, интересно слушать про твоего очередного младенца. Эй, вы там. Я Стефано, новый ассистент доктора Монтгомери. Здрасте.

— Здравствуйте, — сказала Вайолет и подошла к нему: в его хриплом голосе было что-то слегка знакомое.

— Здравствуйте, — сказал Клаус и посмотрел на Стефано: в его блестящих глазах было что-то очень знакомое.

— Здр! — взвизгнула Солнышко. На Стефано не было носков, и Солнышко, ползая по земле, разглядела между башмаком и отворотом штанины его голую щиколотку. На щиколотке было что-то уже совсем знакомое.

Бодлеровские сироты одновременно поняли одно и то же и отступили на шаг, как вы отступили бы от рычащей собаки. Этот человек не Стефано, как бы он себя ни называл. Трое детей осмотрели нового ассистента Дяди Монти с головы до пят и увидели, что это не кто иной, как Граф Олаф. Хоть он и сбрил свою единственную бровь и отрастил бороду, но он никак не смог спрятать татуированный глаз на щиколотке.

Глава четвертая.

Одно из самых неприятных занятий в жизни — это предаваться сожалениям о совершенных поступках. С вами что-то случается, вы поступаете неправильно, а потом долгие годы жалеете, что не поступили иначе. Иногда, например, гуляя по берегу моря или навещая могилу друга, я вспоминаю день, когда не захватил с собой фонарь, а его следовало захватить, и последствия оказались самыми катастрофическими. Почему я не захватил фонарь? — думаю я, хотя уже ничего нельзя изменить. — Мне следовало захватить фонарь.

С этого самого мгновения Клаус долгие годы вспоминал тот момент, когда он и его сестры поняли, что Стефано вовсе не Стефано, а Граф Олаф, и страшно жалел, что не окликнул водителя такси, который уже разворачивал машину на подъездной дороге. Стойте! — думал Клаус, хотя уже ничего нельзя было изменить. — Стойте! Заберите этого человека! Мы, конечно, прекрасно понимаем, что от удивления Клаус и его сестры оторопели, но даже годы спустя Клаус лежал в постели без сна и думал, что, может быть, ну вот может быть, прояви он больше энергии, и ему удалось бы спасти Дядю Монти от смерти. Но он ее не проявил. Пока бодлеровские сироты во все глаза смотрели на Графа Олафа, такси уехало, и дети остались наедине со своим лютым врагом — здесь это выражение означает «злейший, самый страшный враг, какого можно себе представить». Граф Олаф улыбался им, как улыбалась бы Монгольская Подлюка, если бы ей на обед каждый день подавали белую мышь.

— Может быть, один из вас отнесет чемодан в мою комнату? — спросил Граф Олаф скрипучим голосом. — Поездка по этой вонючей дороге — занятие не из приятных, и я очень устал.

— Если кто и заслуживает поездки по Паршивой Тропе, — сказала Вайолет, глядя на него пылающим взглядом, — так это вы, Граф Олаф. Мы не только не поможем вам нести багаж, но и в дом вас не пустим.

Олаф нахмурился и огляделся по сторонам, словно ожидая, что за кустами-змеями кто-то прячется.

— Какой еще Граф Олаф? — насмешливо спросил он. — Меня зовут Стефано. Я здесь, чтобы помочь Монтгомери Монтгомери в экспедиции в Перу. А вы трое, полагаю, лилипуты, которые прислуживают в доме Монтгомери.

— Мы не лилипуты, — твердо сказал Клаус. — Мы дети. А вы не Стефано. Вы Граф Олаф. Хоть вы отрастили бороду и сбрили бровь, но остались все тем же презренным типом, и в этот дом мы вас не пустим.

— Фута! — крикнула Солнышко, что, пожалуй, означало: «Я согласна!».

Граф Олаф посмотрел на каждого из бодлеровских сирот, и его глаза сверкнули, словно он собирался сказать что-то очень смешное.

— Не понимаю, о чем это вы, — проговорил он. — А если бы и понимал и действительно был этим самым Графом Олафом, о котором вы говорите, то подумал бы, что вы очень невежливы. А если бы подумал, что вы очень невежливы, то мог бы рассердиться. А если я сердит, кто знает, что я могу сделать?

Дети смотрели, как Граф Олаф поднимает свои костлявые руки, при этом казалось, будто он пожимает плечами. Вероятно, нет нужды напоминать вам, как страшен он бывал в ярости, Бодлеры же в таком напоминании и подавно не нуждались. На лице Клауса еще не прошел синяк от удара, который Граф Олаф нанес ему, когда они жили в его доме. Солнышко еще не оправилась после того, как ее посадили в птичью клетку и вывесили из той самой башни, где он строил свои дьявольские планы. Вайолет не довелось быть жертвой физического насилия этого ужасного человека, но одного того, что ее едва не вынудили выйти за него замуж, было вполне достаточно, чтобы она приподняла чемодан и медленно поволокла его к двери дома.

— Выше! — приказал Олаф. — Подними выше. Я не хочу, чтобы его волокли по земле.

Клаус и Солнышко поспешили на помощь, но даже втроем они спотыкались под тяжестью чемодана. То, что Граф Олаф вновь появился в их жизни именно тогда, когда они почувствовали себя в полной безопасности под крышей Дяди Монти, само по себе было скверно. Но помогать этому гнусному типу войти в дом было едва ли не выше их сил. Олаф не отставал от них ни на шаг, и трое детей, ощущая на себе его вонючее дыхание, вошли в дом и поставили чемодан на ковер под картиной с двумя переплетающимися змеями.

— Спасибо, сироты, — сказал Олаф, захлопывая за собой дверь. — Так вот, доктор Монтгомери сказал, что наверху меня ждет комната. Пожалуй, отсюда я и сам могу отнести свой багаж. А теперь бегите. У нас еще будет уйма времени лучше узнать друг друга.

— Мы вас и так знаем, Граф Олаф, — сказала Вайолет. — Вы ничуть не изменились.

— Ты тоже не изменилась, — сказал Олаф. — Вижу, что ты все так же упряма, Вайолет. А ты, Клаус, по-прежнему носишь свои идиотские очки и читаешь слишком много книг. Да и у крохи Солнышка на ногах все те же девять пальцев вместо десяти.

— Вовт! — взвизгнула Солнышко, что, пожалуй, означало нечто вроде: «Вовсе нет!».

— О чем вы говорите? — раздраженно спросил Клаус. — У нее десять пальцев, как у всех.

— В самом деле? — заметил Олаф. — Странно. А мне помнится, что один палец она потеряла в результате несчастного случая. — Его глаза заблестели еще ярче, словно он собирался рассказать что-то очень-очень смешное. Он сунул руку в карман потрепанного пальто и достал из него нож, каким обычно режут хлеб. — Помнится, был один человек, которого однажды несколько раз назвали неправильным именем, и от этого он пришел в такое замешательство, что случайно уронил нож и отрезал ей один палец.

Вайолет и Клаус посмотрели на Графа Олафа, потом на босую ногу сестренки.

— Бы не посмеете, — сказал Клаус.

— Давайте не будем обсуждать, что я посмею сделать, а что нет, — сказал Олаф. — Раз мы оказались в одном доме, то лучше обсудим, как меня называть.

— Раз вы нам угрожаете, нам придется называть вас Стефано, — сказала Вайолет, — но в этом доме мы недолго пробудем вместе.

Стефано раскрыл рот, чтобы что-то сказать, но у Вайолет не было желания продолжать разговор. Она круто повернулась и в сопровождении брата и сестры вошла в огромную дверь Змеиного Зала. Если бы вы или я находились там, мы подумали бы, что бодлеровские сироты нисколько не испугались — так смело разговаривали они со Стефано, — но стоило им оказаться в дальнем конце комнаты, как истинные чувства детей сразу отразились на их лицах. Бодлеры были ужасно испуганы. Вайолет закрыла лицо руками и прислонилась к одной из клеток. Клаус упал на стул, он так дрожал, что его подошвы громко стучали по мраморному полу. А Солнышко свернулась на полу таким маленьким клубочком, что если бы вы вошли в комнату, то ни за что бы ее не заметили. Несколько мгновений дети молча прислушивались к глухим шагам Стефано, который поднимался по лестнице, и к стуку собственного сердца.

— Как он нас нашел? — спросил Клаус. Он говорил хриплым шепотом, словно у него болело горло. — Как ему удалось стать ассистентом Дяди Монти? Что он здесь делает?

— Он поклялся прибрать к рукам состояние Бодлеров, — сказала Вайолет, отводя руки от лица и поднимая трясущуюся от страха Солнышко. — Он сказал это мне, прежде чем скрыться. Сказал, что завладеет нашим состоянием, даже если это будет последнее из его деяний.

Вайолет содрогнулась и не добавила, что он также пообещал избавиться от бодлеровских сирот, как только их состояние окажется в его руках. Ей и не нужно было добавлять это. Вайолет, Клаус и Солнышко прекрасно понимали, что если он придумает способ захватить их состояние, то перережет им горло с такой же легкостью, с какой вы или я съедаем печенье.

— Что нам делать? — спросил Клаус. — Дядя Монти вернется только через несколько часов.

— Может быть, нам удастся дозвониться до мистера По, — сказала Вайолет. — Сейчас разгар рабочего дня, но, может быть, ради такого неотложного дела он сможет уйти из банка.

— Он нам не поверит, — сказал Клаус. — Помнишь, как мы пробовали рассказать ему про Графа Олафа? Когда он наконец понял, что мы говорим правду, было уже почти поздно. Думаю, нам надо бежать. Если мы сделаем это прямо сейчас, то, возможно, успеем добраться до города и сесть на поезд.

Вайолет представила себе, как они идут по Паршивой Тропе под яблонями с кислыми яблоками и задыхаются от едкого запаха хрена.

— Куда мы поедем? — спросила она.

— Все равно куда, — сказал Клаус, — лишь бы подальше отсюда. Мы можем уехать куда-нибудь далеко, где Граф Олаф нас не отыщет, и сменить имена, чтобы никто не знал, кто мы такие.

— У нас нет денег, — заметила Вайолет. — Как мы будем жить одни?

— Мы найдем работу, — ответил Клаус. — Я могу работать в библиотеке, а ты на какой-нибудь механической фабрике. Солнышко скорее всего работу не получит из-за своего возраста, но через несколько лет и она сможет куда-нибудь устроиться.

Сироты притихли. Они попробовали представить себе, как покидают Дядю Монти и живут одни, стараясь найти работу и заботиться друг о друге. Перспектива не из веселых. Некоторое время бодлеровские дети сидели в грустном молчании, и каждый думал об одном и том же. Они очень жалели, что их родители погибли при пожаре, а их собственная жизнь пошла кувырком. Если бы Бодлеры-родители были живы, их дети никогда бы не узнали про Графа Олафа и он никогда бы не поселился с ними в одном доме, вынашивая гнусные планы.

— Уходить нет смысла, — сказала наконец Вайолет. — Граф Олаф разыскал нас один раз, и я уверена, что найдет снова, куда бы мы ни уехали. Плюс кто знает, где помощники Графа Олафа? Скорее всего они уже окружили дом из опасения, что мы можем на него напасть.

Клаус вздрогнул. О помощниках Олафа он как-то не подумал. Олаф не только замышлял прибрать к рукам наследство Бодлеров; он еще и руководил жуткой театральной труппой, и собратья-актеры были всегда готовы пособить ему в осуществлении его планов. В этой отвратительной компании один был страшней другого: лысый мужчина с длинным носом, который всегда носил черный балахон; две женщины, которые пудрили лица мертвенно-белой пудрой; существо, такое огромное и невыразительное, что невозможно было определить, мужчина это или женщина; и, наконец, костлявый тип с двумя крюками на тех местах, где должны находиться руки. Вайолет была права. Любой из этих людей мог прятаться за стенами дома Дяди Монти, чтобы схватить их, если они вздумают бежать.

— Я думаю, нам надо просто дождаться Дядю Монти и рассказать ему, что случилось, — сказала Вайолет. — Он нам поверит. Если мы расскажем ему про татуировку, он, по крайней мере, потребует у Стефано объяснений. — Тон, каким Вайолет произнесла слово «Стефано», говорил о ее явном презрении к маскараду Олафа.

— Ты уверена? — спросил Клаус. — В конце концов, именно Дядя Монти нанял Стефано. — Тон, каким Клаус произнес слово «Стефано», говорил о том, что он разделяет чувства сестры. — Не исключено, что они вместе что-то задумали.

— Разм! — взвизгнула Солнышко, что, пожалуй, означало нечто вроде: «Клаус, не смеши нас!».

Вайолет покачала головой.

— Солнышко права. Я ни за что не поверю, что Дядя Монти заодно с Олафом. Он так добр к нам, к тому же, если бы они действовали заодно, Олафу не к чему было бы менять имя.

— Да, верно, — задумчиво проговорил Клаус. — Будем ждать Дядю Монти.

— Да, будем ждать, — согласилась Вайолет.

— Туджу! — торжественно сказала Солнышко, и бодлеровские сироты угрюмо переглянулись.

Ожидание — одна из тягот жизни. Довольно тягостно ждать шоколадного торта, когда на вашей тарелке еще лежит недоеденный ростбиф; очень тягостно ждать Хэллоуина, когда еще не наступил даже тоскливый сентябрь. Но ждать возвращения домой приемного дяди, когда наверху слышны шаги жадного и жестокого человека, было одним из наихудших ожиданий, какие когда-либо выпадали юным Бодлерам. Чтобы не думать об этом, дети попробовали продолжить работу, но они были слишком взволнованны, и у них ничего не получалось. Вайолет попробовала навесить дверцу на ловушку для змей, но сосредоточиться ей мешал какой-то клубок в желудке. Клаус попробовал читать о колючих перуанских растениях, но мысли о Стефано затуманивали ему голову. Солнышко попробовала раскусывать веревку, но холодный страх сковал ей зубы, и она бросила это занятие. У нее даже не возникало желания поиграть с Невероятно Смертоносной Гадюкой. Поэтому Бодлеры провели остаток дня молча, сидя в Змеином Зале, высматривая в окно джип Дяди Монти и прислушиваясь к шуму, который время от времени доносился сверху. О том, что Стефано разбирает свой чемодан, им и думать не хотелось.

Наконец, когда кусты-змеи начали отбрасывать длинные тощие тени в лучах заходящего солнна, трое детей услышали шум мотора, и к дому подъехал долгожданный джип. К его крыше ремнями было привязано каноэ, а на заднем сиденье громоздились покупки. Сгибаясь под тяжестью нескольких мешков, Дядя Монти выбрался из машины и за стеклянными стенами Змеиного Зала увидел троих детей. Он улыбнулся им. Они улыбнулись ему в ответ и тут же пожалели об этом. Если бы они не стали терять время на улыбки, а вместо этого бросились к машине, то смогли бы улучить мгновение и поговорить с Дядей Монти наедине. Но к тому времени, когда они спустились в холл, он уже разговаривал со Стефано.

— Я не знал, какую зубную щетку вы предпочитаете, — извиняющимся тоном говорил Дядя Монти, — и поэтому купил вам щетку со сверхжесткой щетиной, поскольку сам люблю именно такие. Перуанская пища имеет обыкновение липнуть к зубам, так что, отправляясь туда, необходимо иметь запасную щетку.

— Сверхжесткая щетина как раз по мне, — сказал Стефано, обращаясь к Дяде Монти, но глядя на сирот своими блестящими-преблестящими глазами. — Отнести каноэ в дом?

— Да, но, боже мой, одному вам не справиться, — сказал Дядя Монти. — Клаус, будь любезен, помоги Стефано.

— Дядя Монти, — начала Вайолет, — нам надо сообщить вам нечто очень важное.

— Я весь внимание, — сказал Дядя Монти, — но сперва позвольте показать вам средство для отпугивания ос, которое мне удалось найти. Я очень рад, что раздобыл информацию о том, какова в Перу ситуация с насекомыми, поскольку средства, которые у меня имеются, там были бы совершенно бесполезны. — Дядя Монти принялся рыться в одном из мешков, а дети тем временем нетерпеливо ждали, когда он покончит с этим занятием. — Это средство содержит химикат под названием…

— Дядя Монти, — перебил его Клаус, — то, что мы должны вам сказать, нужно сказать немедленно.

— Клаус, — заметил Дядя Монти, удивленно поднимая брови, — невежливо прерывать своего дядю. Будь любезен, помоги Стефано отнести каноэ, и тогда мы обо всем поговорим.

Клаус вздохнул, но послушно вышел из дома следом за Стефано. Вайолет наблюдала, как они направляются к джипу, а Дядя Монти тем временем опустил мешки на пол и посмотрел ей в лицо.

— Не могу вспомнить, что я говорил про отпугиватель, — проворчал он. — Очень не люблю терять ход мысли.

— Нам надо вам сказать…— начала было Вайолет, но тут она кое-что увидела и замолчала.

Дядя Монти стоял спиной к двери и не мог видеть, что делает Стефано, Вайолет же увидела, как Стефано останавливается возле кустов-змей, сует руку в карман пальто и вынимает длинный нож. Луч заходящего солнца упал на лезвие ножа, и оно сверкнуло ярко, как маяк. Вы, наверное, знаете, для чего служат маяки. Они дают предостерегающие сигналы, которые указывают кораблям, где находится берег, чтобы они на него не натолкнулись. Сверкнувший нож тоже был предостережением.

Клаус посмотрел на нож, потом на Стефано, затем на Вайолет. Вайолет посмотрела на Клауса, потом на Стефано, затем на Монти. Солнышко посмотрела на всех сразу. Один только Монти ничего не заметил, уж очень ему хотелось вспомнить, что именно он говорил про средство для отпугивания ос.

— Нам надо вам сказать… — снова начала Вайолет, но опять не смогла продолжить.

Стефано не проронил ни слова. Да в этом и не было необходимости. Вайолет понимала, что, стоит ей заикнуться о том, кто он на самом деле, Стефано ударит ее брата ножом прямо там, возле кустов в виде змей. Лютый враг бодлеровских сирот молча послал им весьма красноречивое предупреждение.

Глава пятая.

Та ночь показалась бодлеровским сиротам самой длинной и страшной в их жизни, хотя им уже довелось пережить немало длинных и страшных ночей. Была одна ночь, вскоре после рождения Солнышка, когда они все трое, простудившись, метались в сильном жару, и отец старался их успокоить, прикладывая к их потным лбам холодные, мокрые полотенца. Ночь после гибели родителей трое детей провели в доме мистера По не сомкнув глаз. Они были так несчастны и растерянны, что даже не пытались заснуть. И конечно же, много длинных и страшных ночей они провели в доме Графа Олафа.

Но эта ночь была гораздо хуже всех прочих. С момента прибытия Дяди Монти и до того времени, когда пришла пора ложиться спать, Стефано держал детей под постоянным наблюдением — здесь это выражение означает «не сводил с них глаз, чтобы не дать им возможности поговорить с Дядей Монти наедине и рассказать ему, что Стефано вовсе не Стефано, а Граф Олаф», — но Дядя Монти был слишком занят своими мыслями и не замечал ничего необычного. Когда вносили покупки в дом, Стефано нес мешки в одной руке, а вторую держал в кармане, где был спрятан нож, но Дядя Монти был слишком взволнован своими приобретениями и не спрашивал нового ассистента о причине его странного поведения. Когда готовили на кухне обед, Стефано, шинкуя грибы, угрожающе улыбался детям, но Дядя Монти слишком внимательно следил, чтобы не перекипел строгановский соус, и даже не заметил, что Стефано использует для резки свой собственный устрашающий нож. За обедом Стефано рассказывал смешные истории и хвалил научную работу Монти, и Дядя Монти был чрезвычайно этим польщен и даже не догадывался, что Стефано держит под столом нож и все время поглаживает им колено Вайолет. А когда Дядя Монти объявил, что проведет вечер, показывая новому ассистенту Змеиный Зал, дети поняли: ему не терпится, чтобы они поскорее отправлялись спать.

Впервые отдельные комнаты показались им неудобством, а не роскошью, ведь без общества друг друга сироты чувствовали себя одинокими и беспомощными. Вайолет, не сводя глаз с прикрепленной к стене бумаги, старалась представить себе, какие планы роятся сейчас в голове Стефано. Клаус сел в большое кресло с подушками, зажег бронзовую лампу для чтения, взял книгу, но так ее и не раскрыл. Солнышко уставилась на твердые предметы, но кусать их не стала.

Все трое думали, что хорошо бы дойти по коридору до спальни Дяди Монти, разбудить его и все ему рассказать. Но для этого надо пройти мимо комнаты, в которой остановился Стефано, а Стефано всю ночь сидел на страже у открытой двери. Выглядывая в темный коридор из своих комнат, дети видели во тьме его бледную бритую голову, которая, казалось, плывет над туловищем. Видели они и нож, которым Стефано медленно покачивал. Словно маятник напольных часов, взад-вперед, взад-вперед поблескивал он в ночном мраке, и зрелище это было столь ужасным, что дети не решились сделать даже нескольких шагов по коридору.

Наконец забрезжил рассвет, и бодлеровские дети, словно в тумане, спустились к завтраку, шатаясь от усталости после бессонной ночи. Сидя за тем же столом, за которым они ели торт в свое первое утро в этом доме, они равнодушно тыкали ложками в тарелки. Им впервые не хотелось идти в Змеиный Зал.

— По-моему, нам пора приниматься за работу, — сказала Вайолет, отодвигая гренок, который едва надкусила. — Я уверена, что Дядя Монти уже там и ждет нас.

— А я уверен, что Стефано тоже там, — сказал Клаус, мрачно глядя в миску с овсяной кашей. — Нам никогда не удастся рассказать Дяде Монти все, что мы про него знаем.

— Юнг, — грустно сказала Солнышко, роняя на пол нетронутую сырую морковку.

— Если бы только дядя Монти знал то, что знаем мы, — сказала Вайолет, — а Стефано знал бы, что он знает то, что мы знаем. Но Дядя Монти не знает того, что знаем мы, а Стефано знает, что он не знает того, что мы знаем.

— Знаю, — сказал Клаус.

— Знаю, что ты знаешь, — сказала Вайолет, — но чего мы не знаем, так это того, что Граф Олаф — то есть Стефано — задумал на этот раз. Он, конечно, намерен прибрать к рукам наше состояние, но как он может его получить, если мы под опекой Дяди Монти?

— Возможно, он собирается дождаться твоего совершеннолетия и украсть его тогда, — предположил Клаус.

— Вряд ли он намерен ждать целых четыре года, — заметила Вайолет.

Трое сирот притихли, каждый вдруг вспомнил, кем он был четыре года назад. Вайолет тогда было десять, и она носила короткие волосы. Она вспомнила, что примерно в это время изобрела новую точилку для карандашей. Клаус вспомнил, что тогда, лет восьми, увлекался кометами и прочел на эту тему все книги из родительской библиотеки. Четыре года назад Солнышка, разумеется, еще не было на свете, и сейчас она пыталась вспомнить, на что это было похоже. Очень темно, решила она, и нечего кусать. Трем юным Бодлерам четыре года казались целой вечностью.

— Живей, живей, вы сегодня какие-то сонные, — воскликнул Дядя Монти, врываясь в кухню. Его лицо казалось более оживленным, чем обычно, в руке он держал небольшую пачку сложенных бумаг. — Стефано уже в Змеином Зале. Он встал даже раньше меня, я наткнулся на него, спускаясь по лестнице. Настоящий работяга. Бы же трое передвигаетесь, как.

Венгерская Канавная Змея, чья предельная скорость полдюйма в час! Сегодня у нас уйма работы, а я еще хочу успеть на шестичасовой сеанс «Зомби на снегу», так что торопитесь, торопитесь, торопитесь.

Вайолет взглянула на Дядю Монти и поняла, что, вероятно, это их последняя возможность поговорить с ним наедине, без Стефано, но он был на таком взводе, что они сомневались, станет ли он их слушать.

— Что касается Стефано, — осторожно сказала она, — то о нем-то мы и хотели бы с вами поговорить.

Глаза Дяди Монти округлились, и он, оглядевшись по сторонам с таким видом, будто в комнате есть шпионы, перешел на шепот.

— Я тоже хотел бы с вами поговорить, — сказал он. — У меня есть некоторые подозрения относительно Стефано, и мне бы хотелось обсудить их с вами.

Бодлеровские сироты с облегчением переглянулись.

— В самом деле? — спросил Клаус.

— Конечно, — ответил Дядя Монти. — Этой ночью у меня возникли серьезные подозрения по поводу моего нового ассистента. Он чем-то похож на привидение, и мне…— Дядя Монти снова огляделся и заговорил так тихо, что детям пришлось затаить дыхание, чтобы его расслышать: — Мне кажется, что нам лучше поговорить об этом не в доме. Согласны?

Дети кивнули и встали из-за стола. Оставив после себя грязные тарелки — что, вообще-то, не очень похвально, но в экстренных обстоятельствах вполне допустимо, — они последовали за Дядей Монти в прихожую и, пройдя мимо картины с переплетающимися змеями, вышли на лужайку, словно собирались поговорить с кустами-змеями, а не друг с другом.

— Мне бы вовсе не хотелось показаться тщеславным, — начал Дядя Монти, используя слово, которое здесь означает «хвастливым», — но я действительно один из самых уважаемых герпетологов в мире.

Клаус заморгал. Начало разговора показалось ему крайне неожиданным.

— Конечно, — сказал он, — но…

— И посему, как ни прискорбно говорить об этом, — продолжал Дядя Монти, будто не слыша, — многие люди мне завидуют.

— Уверена, что это правда, — сказала озадаченная Вайолет.

— А когда люди завидуют, — сказал Дядя Монти, тряся головой, — они способны на все. Способны на самые безумные поступки. Когда я получал ученую степень по герпетологии, мой сосед по комнате так завидовал новой жабе, которую я открыл, что украл и проглотил мой единственный образец. Мне пришлось сделать рентгеновский снимок его желудка и продемонстрировать на защите вместо жабы. И вот теперь мне что-то подсказывает, что здесь может сложиться аналогичная ситуация.

О чем это Дядя Монти говорит?

— Боюсь, я не совсем улавливаю вашу мысль, — сказал Клаус, придавая вежливую форму фразе «О чем это вы, Дядя Монти?».

— Вчера вечером, после того как вы легли спать, Стефано задавал мне слишком много вопросов о змеях и о предстоящей экспедиции. И знаете почему?

— Думаю, что да, — начала было Вайолет, но Дядя Монти ее прервал.

— Потому что человек, который называет себя Стефано, — сказал он, — на самом деле член Герпетологического общества и находится здесь с целью выведать все про Невероятно Смертоносную Гадюку и тем самым предвосхитить мою презентацию. Вам известно, что означает слово «предвосхитить»?

— Нет, — сказала Вайолет, — но…

— А означает оно то, что, по-моему, Стефано собирается выкрасть мою змею, — сказал Дядя Монти, — и представить ее в Герпетологическом обществе. Поскольку это новый вид, то я никак не смогу доказать, что открытие принадлежит именно мне. Мы и оглянуться не успеем, как Невероятно Смертоносная Гадюка станет называться Змея Стефано или как-нибудь не менее отвратительно. А коль скоро он это планирует, только представьте себе, во что он превратит нашу перуанскую экспедицию. Каждая жаба, которую мы поймаем, каждый образчик яда, который мы поместим в пробирку, каждое змеиное интервью, которое мы запишем на пленку, — все, что мы сделаем, попадет в руки шпиона Герпетологического общества.

— Это не шпион Герпетологического общества, — нетерпеливо воскликнул Клаус. — Это Граф Олаф!

— Я понимаю, что ты имеешь в виду, — взволнованно сказал Дядя Монти. — Подобное поведение столь же подло, как поведение того страшного человека. Именно поэтому я так и поступаю. — Он поднял руку и помахал в воздухе сложенными бумагами. — Как вам известно, завтра мы отбываем в Перу. Это наши билеты на «Просперо», прекрасный корабль, который доставит нас через океан к берегам Южной Америки. Он отплывает в пять часов. Билет для меня, билет для Вайолет, билет для Клауса, а вот билета для Солнышка нет, поскольку для экономии мы спрячем ее в чемодане.

— Диип!

— Шучу, шучу. А вот это уже не шутка. — И Дядя Монти с пылающим от возбуждения лицом принялся рвать в клочки одну из сложенных бумаг. — Это билет Стефано. Завтра утром я намерен сообщить ему, что он должен остаться здесь и вместо путешествия по Перу присматривать за моими образцами. Только так можем мы обеспечить успех нашей экспедиции.

— Но, Дядя Монти… — сказал Клаус.

— Сколько раз тебе повторять, что взрослых нельзя перебивать? — прервал его Дядя Монти, тряся головой. — Во всяком случае я знаю, что вас тревожит. Вас тревожит, что случится, если он останется здесь один с Невероятно Смертоносной Гадюкой. Не тревожьтесь. Гадюка примет участие в нашей экспедиции. Она будет путешествовать в переносной клетке для змей. Не понимаю, почему у тебя такой мрачный вид, Солнышко. По-моему, ты должна радоваться, что у тебя будет такая спутница. Так что веселей, bambini. Как видите, ваш Дядя Монти держит ситуацию под контролем.

Когда кто-то немного не прав — скажем, когда официант добавляет вам в кофе обезжиренного молока вместо молока пониженной жирности, — то зачастую не составляет никакого труда объяснить ему, насколько и в чем он не прав. Но если кто-то на редкость не прав — скажем, когда официант кусает вас за нос, вместо того чтобы выполнить ваш заказ, — вы так удивляетесь, что лишаетесь способности вообще что-нибудь сказать. У вас слегка отвисает челюсть, глаза сами собой начинают моргать, а язык прилипает к кебу. Именно это и произошло с бодлеровскими детьми. Дядя Монти был настолько не прав, принимая Стефано за шпиона Герпетологического общества, а не за Графа Олафа, что трое детей просто не знали, как объяснить ему истинное положение дел.

— Ну ладно, мои дорогие, — сказал Дядя Монти. — Мы уже и так потратили большую часть утра на разговоры. Нам надо… — Но тут он прервал сам себя и, вскрикнув от боли и удивления, упал на землю.

— Дядя Монти! — крикнул Клаус. Бодлеровские дети увидели, что на нем лежит большой блестящий предмет, и почти сразу поняли, что это тяжелая бронзовая лампа для чтения, та самая, что висела над креслом в комнате Клауса.

— Ой! — сказал Дядя Монти, спихивая с себя лампу. — Она меня здорово ушибла. Наверное, долго будет болеть. Хорошо, что она не упала мне на голову, тогда бы не избежать беды.

— Но откуда она взялась? — спросила Ваолет.

— Должно быть, упала из окна, — сказал Дядя Монти, указывая на комнату Клауса. — Чья это комната? Если не ошибаюсь, твоя, Клаус. Тебе следует быть более осторожным. Такие тяжелые вещи нельзя вывешивать из окна. Видишь, что могло случиться.

— Но эта лампа была далеко от окна, — сказал Клаус. — Я держу ее в алькове, чтобы читать в большом кресле.

— Послушай, Клаус, — сказал Дядя Монти, поднимаясь на ноги и протягивая ему лампу, — неужели ты действительно думаешь, что я поверю, будто лампа сама выпорхнула из окна и прыгнула мне на плечо? Пожалуйста, отнеси ее обратно в комнату и поставь в безопасном месте. И больше ни слова об этом.

— Но…— начал Клаус, однако старшая сестра его перебила.

— Я тебе помогу, Клаус, — сказала Вайолет. — Мы найдем для нее безопасное место.

— Хорошо, только не задерживайтесь, — сказал Дядя Монти, потирая плечо. — Увидимся в Змеином Зале. Пойдем, Солнышко.

Пройдя через холл, все четверо расстались на лестнице: Дядя Монти и Солнышко вошли в огромную дверь Змеиного Зала, а Вайолет и Клаус понесли лампу в комнату Клауса.

— Ты прекрасно знаешь, — прошептал Клаус на ухо Вайолет, — что я не был неосторожен с этой лампой.

— Конечно знаю, — так же шепотом ответила Вайолет. — Только объяснять это Дяде Монти бесполезно. Он думает, что Стефано герпетологический шпион. Тебе не хуже меня известно, что это проделка Стефано.

— Ты очень умна, раз догадалась об этом, — раздался голос с верхней площадки. Вайолет и Клаус чуть не уронили лампу от удивления. Говорил, конечно, Стефано, или, если вам так больше нравится, Граф Олаф. — Впрочем, вы всегда были умными детьми, — продолжал он. — Слишком умны, на мой взгляд, но ничего, вам не долго болтаться у меня под ногами.

— Зато вы никогда особым умом не отличались, — в ярости проговорил Клаус. — Эта тяжелая бронзовая лампа едва нас не задела, а если с сестрой или со мной что-нибудь случится, вам никогда не удастся прибрать к рукам состояние Бодлеров.

— Да что ты говоришь, — усмехнулся Стефано, зловеще обнажая зубы. — Если бы я хотел причинить вред тебе, сирота, твоя кровь уже водопадом лилась бы по этой лестнице. Нет, здесь, в этом доме, я и волоса не трону ни на одной бодлеровской голове. Вам, малышам, нечего меня бояться, пока мы не окажемся в таком месте, где преступления не так-то легко раскрыть.

— И где же это? — спросила Вайолет. — Мы намерены оставаться здесь, пока не вырастем.

— В самом деле? — проговорил Стефано подлым-подлым голосом. — Надо же, а я-то думал, что завтра мы уезжаем из страны.

— Ваш билет Дядя Монти разорвал, — с торжеством объявил Клаус. — Он вас заподозрил и изменил планы, так что вы с нами не едете.

Улыбка Стефано превратилась в гримасу, и детям показалось, что его грязные зубы стали расти. Его глаза стали такими блестящими, что Вайолет и Клаусу было больно на них смотреть.

— Я бы не слишком полагался на это, — сказал он грозным-грозным голосом. — Случай может изменить даже самые хорошие планы. — Острым пальцем он показал на бронзовую лампу для чтения. — Ведь все время что-то случается.

Глава шестая.

Скверные обстоятельства обычно портят то, что при ином раскладе было бы очень приятно. Именно так получилось с бодлеровскими сиротами и фильмом «Зомби на снегу». Весь день трое встревоженных детей просидели в Змеином Зале под насмешливыми взглядами Стефано и под рассеянную — здесь слово «рассеянная» означает «не сознающая того, что Стефано на самом деле не Стефано, а Граф Олаф и, значит, очень опасен» — болтовню Дяди Монти. Поэтому, когда наступил вечер, сиротам было не до кинематографических развлечений. В джипе Дяди Монти не хватало места для него, Стефано и троих сирот, поэтому Клаус и Вайолет уселись на одно сиденье, а Солнышку пришлось пристроиться на грязном колене Стефано. Но Бодлеры были настолько поглощены своими мыслями, что не ощутили неудобства.

В зрительном зале дети сидели рядом, Дядя Монти занял место у прохода, Стефано поместился между ними и весь сеанс бросал себе в рот воздушную кукурузу. Но сироты были слишком обеспокоены, чтобы закусывать, и слишком поглощены усилиями проникнуть в планы Стефано, чтобы получить удовольствие от «Зомби на снегу», фильма просто замечательного. Когда зомби в первый раз поднимались из сугробов, окружающих альпийскую рыбачью деревушку, Вайолет старалась представить себе, каким образом Стефано мог бы пробраться без билета на борт «Просперо» и сопровождать их в Перу. Когда отцы города возводили преграду из крепкого дуба, в которой зомби все равно прогрызут лазы, Клаус ломал голову над тем, что имел в виду Стефано, говоря о разных случайностях. А когда Герта, маленькая молочница, подружилась с зомби и вежливо попросила их перестать поедать обитателей деревни, Солнышко, которая по причине слишком юного возраста не понимала всей сложности положения сирот, старалась придумать способ расстроить планы Стефано, каковы бы они ни были. В финальной сцене фильма зомби вместе с жителями деревни веселились на Майском празднике, но трое бодлеровских сирот так нервничали и испытывали такой страх, что не могли радоваться заодно с ними. По дороге домой Дядя Монти попробовал заговорить с молчаливыми, встревоженными детьми, которые сидели на заднем сиденье, но они почти не отвечали, и он вскоре замолк.

Когда джип подъехал к кустам-змеям, бодлеровские дети высыпали на лужайку и, даже не пожелав озадаченному опекуну доброй ночи, бросились к двери. С тяжелым сердцем поднялись они по лестнице, дошли до своих комнат, но, остановившись у дверей, не смогли расстаться.

— Что если мы проведем эту ночь все вместе в одной комнате? — робко спросил Клаус Вайолет. — Прошлой ночью у меня было такое чувство, будто я сижу в тюремной камере.

— У меня тоже, — призналась Вайолет. — Раз мы все равно не собираемся спать, то не спать можно и в одном месте.

— Тикко, — согласилась Солнышко и пошла за старшими в комнату Вайолет. Вайолет обвела взглядом комнату и вспомнила, с каким радостным волнением поселилась в ней совсем недавно. Теперь же огромное окно с видом на кусты в форме змей скорее угнетало, чем вдохновляло, да и приколотые к стене чистые листы бумаги уже не казались такими полезными и лишь напоминали о былой радости.

— Вижу, ты не очень-то много работала над своими изобретениями, — мягко сказал Клаус. — А я так и вовсе не читал. Не иначе как близость Графа Олафа лишает нас воображения.

— Не всегда, — заметила Вайолет. — Когда мы у него жили, ты прочел все книги по матримониальному праву, чтобы разобраться в его плане, а я изобрела абордажный крюк, чтобы не дать этому плану осуществиться.

— Однако сейчас, — мрачно сказал Клаус, — мы даже не знаем, что он задумал. Как можем мы сформулировать свой план, если нам ничего не известно о его плане?

— В таком случае попробуем его обговорить, — сказала Вайолет. Здесь это выражение означает «говорить о каком-нибудь предмете до тех пор, пока не придешь к определенному выводу». — Граф Олаф явился в этот дом под именем Стефано и явно охотится за состоянием Бодлеров.

— И, — продолжил Клаус, — прибрав его к рукам, собирается нас убить.

— Таду, — торжественно пробормотала Солнышко, что, пожалуй, означало: «В каком отвратительном положении мы оказались».

— Однако, — сказала Вайолет, — если он причинит нам вред, то лишится возможности завладеть нашим состоянием. Поэтому в прошлый раз он и попытался жениться на мне.

— Слава Богу, что из этого ничего не вышло, — сказал Клаус, содрогаясь всем телом. — Тогда Граф Олаф стал бы моим деверем. Но сейчас он не собирается жениться на тебе. Он говорил о какой-то случайности.

— И о переезде в такое место, где раскрыть преступление гораздо труднее, чем здесь, — сказала Вайолет, вспомнив слова Стефано. — Это, должно быть, Перу. Но Стефано не едет в Перу. Дядя Монти порвал его билет.

— Дуг! — выкрикнула Солнышко и с этим характерным криком ударила кулачком по полу. Слово «характерный» здесь означает «когда не знаешь, что тут еще можно сказать».

Клаус и Вайолет были, разумеется, слишком большими, чтобы произносить слова вроде «Дуг!», но им очень хотелось не быть слишком взрослыми. Им очень хотелось разведать план Графа Олафа. Очень хотелось, чтобы их положение не было таким таинственным и безнадежным. Им бы очень хотелось быть маленькими, выкрикнуть «Дуг!» и ударить кулаком по полу. И разумеется, больше всего им бы хотелось, чтобы их родители были живы и они вновь оказались в родном доме.

И столь же страстно, как хотелось бодлеровским сиротам, чтобы обстоятельства их жизни были иными, хотелось бы и мне изменить для вас ход событий в этой истории. Я сижу здесь в относительной безопасности и очень далеко от Графа Олафа, но у меня рука едва поднимается, чтобы написать хоть слово. Возможно, вам лучше вообще не читать продолжение этой леденящей душу истории. При желании вы вполне можете вообразить, как через час бодлеровские сироты вдруг разгадали план Стефано и сумели спасти жизнь Дяди Монти. Можете нарисовать картину того, как прибывают полицейские со всеми своими мигалками и сиренами и сажают Стефано в тюрьму до конца его дней. Можете сделать вид, хоть это и не так, что Бодлеры по сей день счастливо живут у Дяди Монти. Или лучше всего притвориться, будто Бодлеры-родители не погибли, что и страшный пожар, и Граф Олаф, и Дядя Монти, и все злоключения не более чем сон, игра воображения.

Но это вовсе не счастливая история, и я отнюдь не счастлив сообщить вам, что бодлеровские сироты тупо просидели в комнате Вайолет — слово «тупо» здесь означает скорее «не разговаривая», чем «с глупым видом», — весь остаток ночи. Если бы при первых лучах утреннего солнца кто-нибудь заглянул в окно спальни, то увидел бы, что на кровати, прижавшись друг к дружке, сидят трое детей с широко раскрытыми, потемневшими от тревоги глазами. Но в окно никто не заглядывал. Кто-то постучал в дверь четырьмя громкими ударами, словно что-то к ней приколачивая.

Дети заморгали и переглянулись.

— Кто там? — отозвался Клаус нетвердым от долгого молчания голосом.

Но вместо ответа снаружи повернули ручку, и дверь медленно отворилась. На пороге стоял Стефано, его одежда была измята, глаза блестели ярче прежнего.

— Доброе утро, — сказал он. — Пора отправляться в Перу. В джипе места как раз на меня и троих сирот, так что двигайтесь.

— Мы же вчера сказали вам, что вы никуда не едете, — возразила Вайолет. Она надеялась, что в голосе ее больше твердости, чем в ногах и остальном теле.

— Кто не едет, так это ваш Дядя Монти, — сказал Стефано и приподнял ту часть лба, где должна была находиться его бровь.

— Не смешите, — сказал Клаус. — Дядя Монти не пропустит эту экспедицию ни за какие сокровища мира.

— Спроси у него самого, — предложил Стефано, и Бодлеры увидели на его лице знакомое выражение. Его губы едва двигались, а глаза сверкали, словно он удачно пошутил. — Да, почему бы вам не спросить его? Он внизу, в Змеином Зале.

— И спросим, — сказала Вайолет. — Дядя Монти вовсе не думал, что вы один повезете нас в Перу.

Она встала с кровати, взяла брата и сестру за руки и быстро прошла мимо ухмыляющегося Стефано.

— Обязательно спросим, — повторила Вайолет, на что Стефане слегка поклонился проходившим мимо него детям.

Коридор был непривычно тих и пуст, как глазницы черепа.

— Дядя Монти? — позвала Вайолет в конце коридора.

Никто не ответил.

Если не считать скрипа половиц, во всем доме царила жуткая тишина, словно в нем долгие годы никто не жил.

— Дядя Монти? — позвал Клаус с нижних ступеней лестницы.

Ни звука.

Встав на цыпочки, Вайолет открыла огромную дверь Змеиного Зала, и сироты на мгновение застыли, пораженные странным голубым светом, струящимся сквозь стеклянные стены и потолок. В тусклом сиянии они могли различить только силуэты рептилий, которые двигались в клетках или спали, свившись в бесформенные темные клубки.

Дети медленно шли в дальний конец Змеиного Зала, где их ждала библиотека Дяди Монти, и звук шагов приглушенным эхом отлетал от сверкающих стен. Сумрачная комната имела таинственный, странный вид, но то была утешительная таинственность и безопасная странность. Им вспомнилось обещание Дяди Монти: если они не пожалеют времени и изучат змей как следует, в Змеином Зале с ними не случится никакой беды. Однако мы с вами помним, что за обещанием Дяди Монти таилась злая ирония, и сейчас в предрассветном сумраке Змеиного Зала эта ирония готовилась принести плоды — здесь это выражение означает «Бодлерам предстояло с ней познакомиться». Ведь едва сироты подошли к книгам, как в дальнем углу увидели большую темную массу. Чтобы лучше видеть, Клаус нервно включил одну из ламп для чтения. Темной массой был Дядя Монти. Его челюсть слегка отвисла, словно от удивления, глаза были широко раскрыты, но он, казалось, ничего не видел. Его лицо, обычно такое розовое, было очень, очень бледно, и под левым глазом виднелись две маленькие дырочки, сделанные двумя змеиными зубами.

— Диво сом? — спросила Солнышко и дернула его за штанину.

Дядя Монти не шелохнулся. Как он и обещал, с бодлеровскими сиротами никакой беды в Змеином Зале не случилось, но большая беда случилась с самим Дядей Монти.

Глава седьмая.

«Ай-ай-ай!» — прозвучало за спиной бодлеровских сирот, и, обернувшись, они увидели Стефано. В руке он держал черный чемодан с блестящим серебряным замком, и на лице его было написано квазиудивление. Слово «квази» так редко употребляется в значении «притворное», что даже Клаус не знал, что оно значит. Однако детям не надо было объяснять, что Стефано только притворяется удивленным.

— Какое страшное несчастье. Змеиный укус. Такое кого угодно очень огорчит.

— Вы… — начала Вайолет, но у нее перехватило горло, словно факт смерти Дяди Монти был ужасно невкусной едой. — Вы… — повторила она.

Стефано не обратил на нее никакого внимания.

— Обнаружив, что доктор Монтгомери мертв, они, конечно, заинтересуются, что стало с мерзкими детишками, которым он позволил куролесить в своем доме. А детей-то уже и след простыл. Кстати, пора отправляться. «Просперо» отплывает из Туманной Гавани ровно в пять, и я хочу быть первым пассажиром, который поднимется на борт. Тогда перед ленчем у меня останется время на бутылку вина.

— Как вы могли? — хриплым голосом прошептал Клаус, не в силах отвести глаз от бледного, бледного лица Дяди Монти. — Как могли вы это сделать? Как могли вы его убить?

— Ах, Клаус, ты меня удивляешь, — сказал Стефано, подходя к телу Дяди Монти. — Такому смышленому мальчику, как ты, следовало бы догадаться, что ваш старый пухленький дядя умер от змеиного укуса, его никто не убивал. Взгляни на эти следы от зубов. Взгляни на эти застывшие глаза.

— Прекратите! — закричала Вайолет. — Не смейте так говорить!

— Ты права, — сказал Стефано, — на болтовню у нас нет времени. Надо успеть на судно! Пойдемте!

— Никуда мы с вами не пойдем, — сказал Клаус. Его лицо заострилось, но скорее от усилий сосредоточиться на их затруднительном положении, чем от плохого самочувствия. — Мы останемся здесь до прибытия полиции.

— А каким, по-твоему, образом полиция узнает, что ей надо прибыть? — спросил Стефано.

— Я им позвоню, — ответил Клаус твердым, как он надеялся, голосом и направился к двери.

Глаза Стефано покраснели и расширились от ярости; он бросил чемодан (при этом блестящий серебряный замок гулко ударился о мраморный пол), сделал несколько шагов и преградил Клаусу путь.

— Мне так надоело, — зарычал он, — все время что-нибудь объяснять тебе. Тебя считают таким смышленым мальчиком, а ты, похоже, всегда забываешь об этом… — Он сунул руку в карман и вытащил зазубренный нож. — Это мой нож. Он очень острый, и ему очень хочется, почти так же, как и мне, сделать тебе больно. Если не будешь выполнять, что тебе говорят, он исполнит свое желание. Ясно? А теперь живо залезайте в этот проклятый джип.

Вы знаете, что ругаться — это очень, очень грубо и, как правило, вовсе не обязательно, но бодлеровские сироты были слишком напуганы и не поставили это Стефано на вид. Последний раз взглянув на бедного Дядю Монти, дети последовали за Стефано к двери Змеиного Зала, чтобы залезть в «проклятый джип». Добавляя оскорбление к насилию — здесь эта фраза означает «заставлять кого-то выполнять неприятную задачу, когда этот кто-то и без того расстроен», — Стефано заставил Вайолет вынести из дома его чемодан, но она была поглощена своими мыслями и не стала возражать. Вспоминая последний разговор с Дядей Монти, она со стыдом думала, что его и разговором-то нельзя назвать. Вы, конечно, припоминаете, что, возвращаясь после фильма «Зомби на снегу», дети были очень встревожены и не отвечали Дяде Монти ни слова, а когда джип подъехал к дому, бодлеровские сироты бросились наверх обговаривать ситуацию и даже не пожелали доброй ночи человеку, который сейчас лежал мертвый под простыней в Змеином Зале. Подходя к джипу, Вайолет старалась вспомнить, поблагодарили они его или нет за то, что он сводил их в кино, но весь прошлый вечер представлялся ей сплошным размытым пятном. Похоже, стоя в кассе за билетами, она, Клаус и Солнышко сказали: «Спасибо вам, Дядя Монти», но уверенности в этом у нее не было. Стефано распахнул дверцу джипа, ножом указал Клаусу и Солнышку на крохотное заднее сиденье, а сгибавшейся под тяжестью черного чемодана Вайолет на переднее, рядом с собой. Когда Стефано стал поворачивать ключ зажигания, у сирот на миг вспыхнула надежда, что мотор не заведется, но тщетно: Дядя Монти очень заботился о своем джипе, и мотор завелся сразу.

Пока Стефано вел машину вдоль кустов в виде змей, Вайолет, Клаус и Солнышко смотрели назад. При виде Змеиного Зала, который Дядя Монти так любовно наполнил своими экспонатами и в котором теперь сам был чем-то вроде экспоната, они не выдержали груза отчаяния и тихо заплакали. Странная это вещь — смерть того, кого любишь. Все мы знаем, что наше время в этом мире ограничено и что рано или поздно все мы кончим под какой-нибудь простыней, чтобы никогда не проснуться. И тем не менее, когда такое случается с теми, кого мы любим, для нас это всегда неожиданность. Так, поднимаешься в темноте в свою спальню и думаешь, что на лестнице одной ступенькой больше, чем есть. Оступаешься и со смутным, болезненным удивлением начинаешь переосмысливать свои представления о многих вещах. Бодлеровские сироты плакали не только о Дяде Монти, но и о своих родителях, переживая именно это смутное, болезненное ощущение падения, которое сопутствует любой невосполнимой утрате.

Что ждет их впереди? Стефано хладнокровно убил человека, который, как предполагалось, будет опекать Бодлеров, и вот они остались совсем одни. Что сделает с ними Стефано? Предполагалось, что они уедут в Перу, а он останется, и вот он отплывает с ними на «Просперо». А какие ужасы случатся в Перу? Станет ли их там кто-нибудь разыскивать? Приберет ли Стефано к рукам их состояние? И что случится с ними потом? От всех этих вопросов волосы начинают вставать дыбом, и уж если задуматься о таких вещах, они требуют всего вашего внимания, поэтому сироты настолько в них погрузились, что не сразу сообразили, что Стефано вот-вот столкнется с другим автомобилем.

В джип Дяди Монти врезалась черная машина, послышался скрежет металла и ззон стекла, и детей швырнуло на пол. Черный чемодан ударил Вайолет в плечо, затем стукнулся о ветровое стекло, которое сразу треснуло и стало похожим на паутину. Вскрикнув от удивления, Стефано принялся крутить руль в разные стороны, но машины накрепко сцепились одна с другой и съехали с дороги в кучу грязи. Не часто автомобильную катастрофу можно назвать подарком судьбы, но в данном случае было именно так. Кусты в виде змей еще не скрылись вдали, но поездка Бодлеров к Туманной Гавани закончилась.

— Дьявол и адские печи! — завопил Стефано.

Вайолет ощупала плечо — проверить, целы ли кости. Клаус и Солнышко осторожно поднялись с пола и посмотрели в треснувшее ветровое стекло. Казалось, во второй машине находился всего один человек, — впрочем, сказать наверняка было трудно, поскольку пострадала она явно больше, чем джип Дяди Монти. Весь перед превратился в гармошку, и колпак, который прикрывал середину колеса, шумно кружился на дорожном покрытии Паршивой Тропы, выделывая неровные круги, точно гигантская монета, которую кто-то обронил. Открывая искореженную дверцу и с трудом выбираясь из машины, одетый в серое водитель издавал резкие звуки, похожие на кашель. Оказавшись снаружи, он снова издал такой же звук, затем сунул руку в карман пиджака и вынул белый носовой платок.

— Это мистер По! — закричал Клаус. Это действительно был мистер По, и он, по своему обыкновению, откашливался. Дети были так рады его видеть, что заулыбались, забыв обо всех своих неприятностях.

— Мистер По! Мистер По! — крикнула Вайолет и протянула руку через чемодан Стефано, чтобы открыть дверцу машины.

Стефано тоже протянул руку и схватил ее за больное плечо, медленно вращая головой, отчего и Вайолет, и Клаус, и Солнышко видели его блестящие глаза.

— Это ничего не меняет! — прошипел он. — Вам немного повезло, но это в последний раз. Вы вернетесь в машину и вместе со мной поедете в Туманную Гавань. «Просперо» мы не упустим, обещаю вам.

— Еще посмотрим, — возразила Вайолет, открывая дверцу и проскальзывая под чемоданом.

Клаус открыл свою дверцу и с Солнышком на руках последовал за старшей сестрой:

— Мистер По! Мистер По!

— Вайолет? — спросил мистер По. — Вайолет Бодлер? Это ты?

— Да, мистер По, — сказала Вайолет. — Это мы все, и мы очень вам благодарны за то, что вы на нас наехали.

— Ну, я бы так не сказал, — заметил мистер По. — Здесь явно виноват другой водитель. Вы наехали на меня, а не я на вас.

— Как вы смеете! — заорал Стефано и тоже вышел из машины, морщась от висевшего в воздухе запаха хрена.

Он зашагал к тому месту, где стоял мистер По, но дети увидели, что на полпути ярость на его лице сменилась квазисмущением и огорчением.

— Извините, — сказал Стефано высоким, дрожащим голосом. — Это моя вина. Я так расстроен случившимся, что забыл о дорожных правилах. Надеюсь, вы не пострадали, мистер Фо?

— По, — поправил мистер По. — Меня зовут По. И я не пострадал. К счастью, похоже, никто не пострадал. Жаль, что не могу сказать того же про мою машину. Но кто вы такой и что вы делаете с бодлеровскими детьми?

— Я скажу вам, кто это такой, — сказал Клаус. — Это…

— Клаус, будь любезен… — пожурил его мистер По. Слово «пожурил» здесь означает «сделал замечание Клаусу, хотя у того были весьма веские причины, чтобы вмешаться». — Невежливо прерывать взрослых.

— Меня зовут Стефано, — сказал Стефано, пожимая мистеру По руку. — Я ассистент… то есть был ассистентом доктора Монтгомери.

— Что значит «был»? Что вы имеете в виду? — сурово спросил мистер По. — Он вас уволил?

— Нет. Доктор Монтгомери… ах… прошу прощения… — Стефано отвернулся и сделал вид, что утирает глаза и от огорчения не может слова вымолвить. Воспользовавшись тем, что мистер По не видит его лица, он подмигнул детям и затем продолжал: — Мне тяжело говорить вам это, мистер До, но произошло страшное несчастье. Доктор Монтгомери мертв.

— По, — сказал мистер По. — Мертв? Это ужасно. Что случилось?

— Я не знаю, — сказал Стефано. — На мой взгляд, змеиный укус, но я ничего не знаю про змей. Поэтому я и отправился в город за врачом. Дети были очень расстроены, и я не мог оставить их одних.

— Он везет нас вовсе не за врачом! — закричал Клаус. — Он везет нас в Перу!

— Вы понимаете, что я имею в виду? — спросил Стефано мистера По, гладя Клауса по голове. — Дети очень, очень расстроены. Доктор Монтгомери собирался сегодня отправиться с ними в Перу.

— Да, знаю, — сказал мистер По. — Поэтому я и поспешил сюда сегодня утром, чтобы наконец привезти их вещи. Клаус, я знаю, ты очень огорчен и взволнован этим происшествием, но прошу тебя, постарайся понять, что если доктор Монтгомери действительно мертв, то экспедиция отменяется.

— Но, мистер По… — сказал Клаус с возмущением.

— Клаус, пожалуйста, — остановил его мистер По. — Такие вопросы решают взрослые. Совершенно ясно, что надо вызвать врача.

— Почему бы вам не поехать к дому, — предложил Стефано, — а мы с детьми тем временем поищем врача.

— Хозе! — завопила Солнышко, что, пожалуй, означало нечто вроде: «Ни в коем случае!».

— Почему бы нам всем не пойти к дому, — сказал мистер По, — и не вызвать врача?

Стефано прищурился, и его лицо исказилось от злости. Но он тут же взял себя в руки и спокойно сказал:

— Конечно. Мне следовало сразу это сделать. Очевидно, у меня не такая светлая голова, как у вас. Живей, дети, садитесь в джип, а мистер По поедет за нами.

— Вместе с вами мы в эту машину не сядем, — твердо сказал Клаус.

— Пожалуйста, Клаус, — сказал мистер По. — Постарайся понять. Произошло серьезное несчастье. Дискуссии надо отложить. Но беда в том, что я не уверен, заведется ли моя машина. Она совсем разбита.

— Попробуйте зажигание, — посоветовал Стефано.

Мистер По кивнул и направился к своей машине. Он сел за руль и повернул ключ. Мотор издал неприятный жиденький звук, похожий на кашель мистера По, но не завелся.

— Боюсь, что мотор окончательно заглох, — крикнул мистер По.

— Скоро, — прошипел Стефано детям, — и с вами случится то же самое.

— Извините, — отозвался мистер По, — я вас не слышу.

Стефано улыбнулся:

— Я сказал, что это очень плохо. Тогда, может быть, я подвезу детей на машине, а вы пойдете за нами? Для всех просто места не хватит.

Мистер По нахмурился:

— Но со мной чемоданы. Я не хочу оставлять их без присмотра. Не лучше ли погрузить багаж в вашу машину, а мне и детям пройтись до дома пешком?

Стефано нахмурился:

— Тогда пусть один из них едет со мной, чтобы мне не заблудиться.

Мистер По улыбнулся:

— Но дом и отсюда виден. Так что не заблудитесь.

— Стефано не хочет, чтобы мы остались с вами одни, — наконец сказала Вайолет. Она ждала удобного момента, чтобы предъявить свои аргументы. — Он боится, что мы расскажем вам, кто он на самом деле и каковы его намерения.

— О чем она говорит? — спросил мистер По Стефано.

— Понятия не имею, мистер То, — ответил Стефано, качая головой и бросая на Вайолет яростные взгляды.

Вайолет набрала в легкие побольше воздуха.

— Этот человек не Стефано, — сказала она, указывая на него. — Это Граф Олаф, и он здесь затем, чтобы нас увезти.

— Кто я? — спросил Стефано. — Зачем я здесь?

Мистер По внимательно посмотрел на Стефано и покачал головой.

— Простите детей, — сказал он. — Они очень расстроены. Граф Олаф страшный человек, он пытался украсть их деньги, и малыши очень напуганы.

— Разве я похож на Графа Олафа? — спросил Стефано, сверкая глазами.

— Нет, нисколько, — ответил мистер По. — У Графа Олафа чисто выбритое лицо и одна длинная бровь. У вас борода и, не в обиду будь сказано, вообще нет бровей.

— Бровь он сбрил, — сказала Вайолет, — а бороду отрастил. Это видно любому.

— А еще у него татуировка! — крикнул Клаус. — Татуированный глаз на щиколотке! Посмотрите на его татуировку!

Мистер По взглянул на Стефано и с извиняющимся видом пожал плечами.

— Мне очень неловко просить вас об этом, — сказал он, — но дети так расстроены, что прежде, чем продолжить нашу беседу, мне бы хотелось их успокоить. Будьте любезны, покажите мне вашу щиколотку.

— С превеликим удовольствием, — сказал Стефано, улыбаясь детям всеми зубами. — Правую или левую?

Клаус закрыл глаза и на мгновенье задумался.

— Левую, — сказал он.

Стефано поставил левую ногу на бампер джипа Дяди Монти и, глядя на бодлеровских сирот блестящими-блестящими глазами, стал поднимать засаленную полосатую штанину. Вайолет, Клаус, Солнышко и мистер По впились глазами в щиколотку Стефано.

Штанина пошла вверх, как занавес перед началом спектакля. Но татуированный глаз не показывался. Бодлеровские сироты изумленно смотрели на гладкую кожу, такую же чистую и бледную, как лицо бедного Дяди Монти.

Глава восьмая.

Тем временем как джип, фыркая, тащился к дому Дяди Монти, бодлеровские сироты устало брели за ним с запахом хрена в ноздрях и чувством безысходности на сердце. Очень досадно, когда вам доказывают, что вы не правы, особенно если вы на самом деле правы, а человек, который на самом деле не прав, и есть то лицо, которое доказывает, что вы не правы, а сам он, что неправда, прав. Правильно?

— Не знаю, как он избавился от татуировки, — упрямо говорил Клаус мистеру.

По, пока тот кашлял в платок, — но это абсолютно точно Граф Олаф.

— Клаус, — сказал мистер По, перестав кашлять, — сколько можно повторять одно и то же? Как тебе самому не надоест? Мы только что видели незапятнанную щиколотку Стефано. «Незапятнанная» значит…

— Мы знаем, что значит «незапятнанная», — сказал Клаус, наблюдая, как Стефано выбирается из джипа и торопливо входит в дом Дяди Монти, — «без татуировок». Но это точно Граф Олаф. Как вы сами не видите?

— Я вижу все, — сказал мистер По, — что передо мной. Я вижу человека без бровей, бороду, никакой татуировки, и он не Граф Олаф. Во всяком случае, даже если по каким-то неведомым мне причинам этот Стефано и желает вам зла, бояться вам все равно нечего. Конечно, ужасно, что доктор Монтгомери умер, но из этого вовсе не вытекает, что мы собираемся передать вас и ваше состояние его ассистенту. Ведь он даже не может запомнить мое имя!

Клаус взглянул на сестер и вздохнул. Они поняли: если мистер По заберет что-нибудь в голову, то проще спорить с кустами-змеями, чем с ним. Вайолет собралась было сделать еще одну попытку его урезонить, но тут у них за спиной раздался гудок. Бодлеровские сироты и мистер По отступили, чтобы пропустить автомобиль, очень маленькую серую машину с тощим водителем. Машина остановилась перед домом, и на лужайку вышел высокий тощий субъект в белом халате.

— Вы кого-нибудь ищете? — спросил мистер По, вместе с детьми подходя к незнакомцу.

— Я доктор Лукафонт, — сказал высокий мужчина, прижав к груди негнущуюся руку. — Мне сообщили, что здесь ужасный несчастный случай с участием змеи.

— И вы уже приехали? — спросил мистер По. — Но ведь Стефано едва успел позвонить, не говоря уже о времени на дорогу.

— Я считаю, что в чрезвычайной ситуации скорость решает все, разве не так? — сказал доктор Лукафонт. — Если труп вскрывать, так вскрывать немедленно.

— Конечно, конечно, — поспешно согласился мистер По. — Просто я очень удивился.

— Где тело? — спросил доктор Лукафонт, направляясь к двери.

— Стефано вам покажет, — ответил мистер По, открывая дверь дома.

Стефано ждал в передней с кофейником в руке.

— Я собираюсь заварить кофе, — сказал он. — Кто хочет?

— Я выпью чашку, — сказал доктор Лукафонт. — Перед началом работы нет ничего лучше чашки крепкого кофе.

Мистер По нахмурился:

— Может быть, вы сперва взглянете на доктора Монтгомери?

— Да, доктор Лукафонт, — сказал Стефано. — В чрезвычайной ситуации время решает все, не так ли?

— Да-да, пожалуй, вы правы, — согласился доктор Лукафонт.

— Бедный доктор Монтгомери находится в Змеином Зале, — сказал Стефано, указывая рукой туда, где все еще лежал опекун Бодлеров. — Пожалуйста, внимательно его осмотрите, а потом можете выпить кофе.

— Вы босс, — сказал доктор Лукафонт, открывая дверь Змеиного Зала странно негнущейся рукой.

Стефано повел мистера По ка кухню, Бодлеры последовали за ними. Когда кто-то чувствует себя бесполезным, неспособным помочь, то можно употребить выражение «чувствовать себя пятым колесом», ведь если у чего-то четыре колеса, скажем у вагона или машины, то в пятом нет особой необходимости. Пока Стефано варил для взрослых кофе, трое детей сидели за кухонным столом, где совсем недавно они с Дядей Монти ели кокосовый торт, и Вайолет, Клаус и Солнышко чувствовали себя пятым, шестым и седьмым колесами в машине, которая едет не в том направлении — в сторону Туманной Гавани, к отплывающему «Просперо».

— Когда я говорил с доктором Лукафонтом по телефону, — сообщил Стефано, — то рассказал ему про вашу машину. Закончив медицинское обследование, он отвезет вас в город за механиком, а я останусь здесь с сиротами.

— Нет, — твердо сказал Клаус. — Мы с ним не останемся ни на секунду.

Мистер По улыбкой поблагодарил Стефано, который подлил ему кофе, и сурово посмотрел на Клауса:

— Клаус, я понимаю, что ты очень расстроен, но со Стефано ты держишь себя непростительно грубо. Пожалуйста, немедленно извинись.

— Нет! — выкрикнул Клаус.

— Все в порядке, мистер Го, — примирительно сказал Стефано. — Дети очень расстроены из-за убийства доктора Монтгомери, и я не могу ожидать, чтобы они вели себя наилучшим образом.

— Убийство? — переспросила Вайолет. Она повернулась к Стефано и, усилием воли подавив ярость, постаралась придать своему лицу выражение вежливого любопытства. — Почему вы сказали убийство, Стефано?

Лицо Стефано потемнело, он сжал кулаки. Казалось, ему ничего так не хочется, как выцарапать Вайолет глаза.

— Я оговорился, — наконец сказал он.

— Разумеется оговорились, — сказал мистер По, отхлебывая из чашки. — Но дети могут поехать со мной и доктором Лукафонтом, если так им будет спокойнее.

— Не уверен, что они поместятся, — сказал Стефано, сверкая глазами. — Машина очень маленькая. Но если сиротам так хочется, они могут поехать со мной в джипе, мы проводим вас и доктора Лукафонта к механику.

Трое сирот переглянулись и крепко задумались. Их положение походило на игру, но ставки в этой игре были очень высоки. Целью игры было не остаться наедине со Стефано, поскольку тогда он быстренько перебросит их на «Просперо». О дальнейшем, то есть о том, что случится с ними, когда они окажутся в Перу рядом с этим жадным и презренным человеком, они даже думать не хотели. О чем им надо было думать, так это о том, как сделать, чтобы этого не случилось. Казалось просто невероятным, что их жизнь зависит от того, кто кого перетянет в разговоре о машинах; но как часто ничтожные мелочи становятся решающими в нашей жизни!

— А почему бы нам не поехать с доктором Лукафонтом, — осторожно спросила Вайолет, — а мистеру По со Стефано?

— Но зачем? — спросил мистер По.

— Мне всегда хотелось увидеть, как выглядит внутри машина врача, — сказала Вайолет, зная, что это изобретение ей явно не удалось.

— Да, и мне тоже, — сказал Клаус. — Пожалуйста, почему мы не можем ехать с доктором Лукафонтом?

— Боюсь, что не можете, — к общему удивлению, сказал доктор Лукафонт, появляясь в дверях. — По крайней мере не все трое. В свою машину я положил тело доктора Монтгомери, и в ней осталось место только для двоих пассажиров.

— Бы закончили исследования? — спросил мистер По.

— Да, предварительные, — ответил доктор Лукафонт. — Мне придется забрать тело с собой для дальнейших анализов, но вскрытие показало, что доктор умер от укуса змеи. Кофе еще остался?

— Конечно, — ответил Стефано и налил ему чашку.

— Почему вы так в этом уверены? — спросила Вайолет врача.

— Что ты имеешь в виду? — насмешливо проговорил доктор Лукафонт. — Я уверен в том, что кофе еще остался, поскольку вижу его прямо перед собой.

— По-моему, Вайолет имеет в виду следующее, — сказал мистер По, — почему вы так уверены, что доктор Монтгомери умер от укуса змеи?

— В его крови я обнаружил яд Мамбы дю Маль, а это одна из самых ядовитых змей.

— Не хотите ли вы сказать, что по дому свободно ползает ядовитая змея? — спросил мистер По.

— Нет-нет, — возразил доктор Лукафонт. — Мамба дю Маль надежно заперта в своей клетке. Должно быть, она выбралась оттуда, укусила доктора Монтгомери и снова заперлась.

— Что? — спросила Вайолет. — Какая нелепая теория. Змея не может самостоятельно справиться с замком.

— Возможно, ей помогли другие змеи, — спокойно заметил доктор Лукафонт, отпивая кофе. — Здесь найдется что-нибудь поесть? Я бросился сюда, даже не позавтракав.

— Ваша версия случившегося несколько странна, — сказал мистер По и вопросительно посмотрел на доктора Лукафонта, который уже успел открыть шкаф и заглядывал внутрь.

— Несчастные случаи, как я заметил, часто бывают странными, — ответил тот.

— Я не верю, что это несчастный случай, — сказала Вайолет. — Дядя Монти — это… — Она на секунду замолкла. — Дядя Монти был одним из самых уважаемых герпетологов в мире. Он никогда не держал бы ядовитую змею в клетке, которую она сама могла бы открыть.

— Если это не несчастный случай, — сказал доктор Лукафонт, — то кто-то должен был сделать это специально. Вы трое его, конечно, не убивали, а кроме вас в доме был еще только один человек — Стефано.

— А я, — поспешно добавил Стефано, — совсем не разбираюсь в змеях. Я работаю здесь второй день, и у меня просто времени не было чему-нибудь научиться.

— Разумеется, это несчастный случай, — сказал мистер По. — Мне очень жаль, дети. Доктор Монтгомери был для вас подходящим опекуном.

— Он был больше чем это, — грустно сказала Вайолет. — Он был больше, гораздо больше, чем подходящий опекун.

— Это еда Дяди Монти! — вдруг громко закричал Клаус, и его лицо исказилось от гнева. Он показал рукой на доктора Лукафонта, который достал из шкафа консервную банку. — Не смейте ее есть!

— Si, хотел взять всего несколько персиков, — сказал доктор Лукафонт. Одной из своих странно негнущихся рук он поднял банку с персиками, которую Дядя Монти только вчера купил.

— Прошу вас, — мягко сказал мистер По доктору Лукафонту. — Дети очень расстроены. Уверен, что вы это понимаете. Вайолет, Клаус, Солнышко, может быть, вы нас оставите ненадолго? Нам надо многое обсудить. Итак, доктор Лукафонт, давайте разберемся. У вас хватит места для троих пассажиров, включая тело доктора Монтгомери. И у вас, Стефано, места также на троих.

— Значит, все просто, — сказал Стефано. — Вы и труп поедете в машине доктора Лукафонта, а я с детьми поеду за вами.

— Нет, — твердо заявил Клаус.

— Бодлеры, — не менее твердо сказал мистер По, — будьте любезны удалиться.

— Афуп! — фыркнула Солнышко, что, пожалуй, означало: «Нет!».

— Разумеется, мы удалимся, — сказала Вайолет и, многозначительно взглянув на Клауса и Солнышко, взяла их за руки и не то вывела, не то вытащила из кухни. Клаус и Солнышко снизу вверх взглянули на старшую сестру и увидели, что в ней произошла какая-то перемена. Ее лицо было скорее решительным, чем горестным, и шла она быстро, словно куда-то опаздывала.

Вы, конечно, помните, что даже годы спустя Клаус лежал в постели без сна и страшно жалел, что не окликнул водителя такси, который вновь впустил Стефано в их жизнь. Но Вайолет в этом отношении повезло больше, чем брату. В отличие от Клауса, который, впервые увидев Стефано, так удивился, что пропустил время действовать, Вайолет, услышав бесконечные разговоры взрослых, поняла, что время действовать настало. Не могу сказать, что годы спустя Вайолет легко засыпала, оглядываясь на прошлое, — в жизни каждого Бодлера было слишком много горестных эпизодов, чтобы они могли мирно почивать, — но она всегда чуточку гордилась тем, что поняла: им и впрямь надо удалиться из кухни и перебраться в более надежное место.

— Что мы делаем? — спросил Клаус. — Куда мы идем?

Солнышко тоже вопросительно посмотрела на сестру, но в ответ Вайолет лишь тряхнула головой и еще быстрее зашагала к двери Змеиного Зала.

Глава девятая.

Когда Вайолет открыла огромную дверь Змеиного Зала, рептилии по-прежнему находились в клетках, книги по-прежнему стояли на полках и утреннее солнце по-прежнему струило лучи сквозь стеклянные стены, но сама комната была не та, что прежде. Хоть доктор Лукафонт и вынес тело Дяди Монти, Змеиный Зал уже не был таким заманчивым и привлекательным, как в былые дни, да, вероятно, больше никогда и не будет. То, что случается в определенном месте, способно оставить пятно на ваших чувствах, как чернила оставляют пятно на чистой простыне. Вы можете ее стирать и стирать, но все же никогда не забудете того, что имело место, — выражение «иметь место» здесь означает «то, что произошло и всех огорчило».

— Я не хочу входить, — сказал Клаус. — Здесь умер Дядя Монти.

— Я знаю, что мы не хотим входить сюда, — сказала Вайолет, — но нам нужно сделать одно дело.

— Дело? — спросил Клаус. — Какое дело?

Вайолет заскрежетала зубами.

— Дело, которым следовало бы заняться мистеру По, а он, как обычно, полон благих намерений, но помощи от него не дождешься, — сказала она.

Клаус и Солнышко вздохнули, ведь старшая сестра вслух высказала именно то, что все они чувствовали, но о чем никогда не говорили с тех самых пор, как мистер По взял их дела в свои руки.

— Мистер По не верит, что Стефано и Граф Олаф это одно и то же лицо, — продолжала Вайолет, — и верит, что смерть Дяди Монти произошла в результате несчастного случая. Мы должны доказать, что и в том, и в другом он ошибается.

— Но у Стефано нет татуировки, — заметил Клаус. — А доктор Лукафонт нашел в крови Дяди Монти яд Мамбы дю Маль.

— Знаю, знаю, — нетерпеливо проговорила Вайолет. — Мы трое знаем правду, но для того, чтобы убедить взрослых, нам надо найти улики, подтверждающие план Стефано.

— Если бы мы нашли их раньше, — мрачно сказал Клаус, — то, возможно, сумели бы спасти жизнь Дяде Монти.

— Этого мы никогда не узнаем, — спокойно сказала Вайолет и обвела взглядом Змеиный Зал, над которым Монти трудился всю жизнь. — Но если мы привлечем Стефано к суду за убийство, то, по крайней мере, помешаем ему причинить зло другим.

— В том числе и нам самим, — отметил Клаус.

— В том числе и нам самим, — согласилась Вайолет. — А теперь, Клаус, отыщи все книги Дяди Монти, в которых может иметься информация по Мамбе дю Маль. Когда что-нибудь найдешь, сразу скажи мне.

— Но на поиски может уйти несколько дней, — сказал Клаус, обводя взглядом солидную библиотеку Монти.

— Нескольких дней у нас нет, — твердо сказала Вайолет. — Даже нескольких часов. Ровно в пять «Просперо» отплывает из Туманной Гавани, и Стефано собирается сделать все, чтобы доставить нас на корабль. А если мы окажемся с ним в Перу…

— Хорошо, хорошо, — прервал ее Клаус. — Начнем. Вот, возьми эту книгу.

— Я не возьму ни эту, ни другую, — возразила Вайолет. — Пока ты будешь в библиотеке, я поднимусь в комнату Стефано, возможно, мне удастся найти какой-нибудь ключ.

— Одна? — спросил Клаус. — В его комнате?

— Мне абсолютно ничто не угрожает, — сказала Вайолет, хотя абсолютно уверена в этом не была. — Принимайся за книги, Клаус. Солнышко, сторожи дверь и кусай всякого, кто попробует войти.

— Экройд! — отчеканила Солнышко, что, пожалуй, означало нечто вроде: «Будет сделано!».

Вайолет ушла, а верная своему слову Солнышко села у двери, обнажив зубы. Клаус пошел в дальний конец комнаты, где размещалась библиотека, избегая прохода, где содержались ядовитые змеи. У него даже не возникло желания взглянуть на Мамбу дю Маль или какую-нибудь другую смертоносную рептилию. Клаус знал, что в смерти Дяди Монти виноват Стефано, а вовсе не змея, и тем не менее ему было невыносимо тяжело смотреть на рептилию, которая положила конец счастливому для него и его сестер времени. Клаус вздохнул, открыл книгу и — как во множестве случаев, когда среднему ребенку Бодлеров не хотелось думать о сложившейся ситуации, — начал читать.

А сейчас мне необходимо употребить довольно избитую фразу «тем временем на ранчо». Слово «избитая» здесь означает «использованная столь многими-многими писателями, что ко времени ее употребления Лемони Сникетом она превратилась б затасканное клише». «Тем временем на ранчо» — это фраза, которая употребляется, чтобы связать то, что происходит в одной части рассказа, с тем, что происходит в другой его части и не имеет ничего общего ни с коровами и лошадьми, ни с людьми, которые работают в сельской местности, где находится ранчо, ни даже с жирным соусом, которым там приправляют салаты. Здесь фраза «тем временем на ранчо» относится к тому, что делала Вайолет, пока Клаус и Солнышко оставались в Змеином Зале. Ведь когда Клаус начинал свои изыскания в библиотеке Дяди Монти, а Солнышко охраняла дверь своими острыми зубами, Вайолет занималась тем, что, по моему глубокому убеждению, не может вас не заинтересовать.

Тем временем на ранчо — Вайолет отправилась подслушивать под кухонной дверью, твердо решив не упустить ни одного слова из разговора взрослых. Вам, я уверен, известно, что ключ к хорошему подслушиванию — это не попасться, и Вайолет двигалась как можно осторожнее, стараясь не наступать на скрипучие половицы. Подойдя к кухонной двери, она вынула из кармана ленту для волос и бросила ее на пол: так, если кто-то откроет дверь, можно будет сказать, что она наклонилась подобрать ленту, а вовсе не подслушивать. Этому трюку она обучилась совсем маленькой, когда подслушивала у дверей родительской спальни, чтобы узнать, какой подарок готовится ей ко дню рождения, и, как все удачные трюки, он всегда удавался.

— Но, мистер По, если Стефано поедет со мной в моей машине, а вы поведете джип доктора Монтгомери, — говорил доктор Лукафонт, — как вы узнаете, куда ехать?

— Я признаю ваш довод, — ответил мистер По, — но не думаю, что Солнышко захочет сидеть на коленях у доктора Монтгомери, если он мертв. Нам нужно придумать что-то другое.

— Нашел! — придумал Стефано. — Я повезу детей в машине доктора Лукафонта, а доктор Лукафонт может поехать с вами и с доктором Монтгомери в джипе доктора Монтгомери.

— Боюсь, что так не получится, — хмуро сказал доктор Лукафонт. — Городские законы не разрешают водить мою машину никому, кроме меня.

— Но мы еще не обсудили вопрос о детском багаже, — сказал мистер По.

Вайолет выпрямилась. Она услышала достаточно, чтобы понять, что у нее хватит времени, чтобы заглянуть в комнату Стефано. Осторожно-осторожно она поднялась по лестнице и пошла по коридору к двери Стефано, где он сидел с ножом в ту страшную ночь. Подойдя к двери, Вайолет остановилась. Поразительно, подумала она, насколько пугает все, что связано с Графом Олафом. Он был таким ужасным человеком, что от такой малости, как вид двери его комнаты, сердце Вайолет забилось сильнее. У Вайолет даже мелькнула надежда, что Стефано взбежит по лестнице и остановит ее; тогда не придется открывать дверь и входить в комнату, в которой он спал. Но затем она подумала о своей собственной безопасности, о безопасности брата и сестры. Если нашей безопасности что-то угрожает, мы часто находим в себе мужество, о котором даже не подозревали; так и Вайолет обнаружила в себе достаточно храбрости, чтобы открыть дверь. Она повернула дверную ручку и вошла.

Как Вайолет и предполагала, в комнате царил страшный беспорядок. Кровать была неубрана и вся усыпана крошками от печенья и волосами. На полу валялись разбросанные газеты и почтовые каталоги. На комоде стояли полупустые винные бутылки. В открытом шкафу висело несколько ржавых проволочных вешалок, которые раскачивались на сквозняке. Перекрученные оконные занавеси были испачканы чем-то склизким, и, подойдя ближе, Вайолет с ужасом поняла, что Стефано в них сморкался.

Но, при всей омерзительности, застывшая слизь была не из тех улик, которые Вайолет надеялась обнаружить. Старшая бодлеровская сирота остановилась посреди комнаты и обвела взглядом беспорядок спальни. Все было отвратительно, и ничто не давало искомых улик. Вайолет потерла больное плечо и вспомнила случай, когда, живя у Графа Олафа, трое детей оказались запертыми в башенной комнате. Сидеть под замком в его святилище — здесь это выражение означает «грязная комната, в которой вынашиваются злодейские планы», — занятие не из приятных, но на поверку оно принесло им пользу, так как они смогли поднатореть в матримониальном праве и, следовательно, не остались внакладе. Здесь же, в доме Дяди Монти, в святилище Стефано Вайолет нашла только доказательства нечистоплотности. И все-таки Стефано не мог не оставить где-нибудь хоть самой ничтожной улики, найдя которую Вайолет сумела бы убедить мистера По. Но где, где? Утратив последнюю надежду — и испугавшись, что пробыла в спальне Стефано слишком долго, — Вайолет осторожно спустилась вниз.

— Нет, нет, нет, — говорил мистер По, когда она снова стала подслушивать у двери кухни. — Доктор Монтгомери не может вести машину. Он мертв. Нужно придумать что-то другое.

— Я уже устал повторять вам, — сказал Стефано, и по его голосу Вайолет поняла, что он начинает злиться. — Удобнее всего мне самому отвезти детей в город, а вы с доктором Лукафонтом и с трупом поедете за нами. Что может быть проще?

— Возможно, вы и правы, — вздохнув, сказал мистер По.

Вайолет поспешила в Змеиный Зал.

— Клаус, Клаус! — крикнула она. — Скажи, что ты что-нибудь нашел! Я была в комнате Стефано, ко там нет ничего, что могло бы нам помочь, и, по-моему, Стефано собирается посадить нас в свою машину.

Вместо ответа Клаус улыбнулся и стал читать по книге, которую держал в руках:

— «Мамба дю Маль, одна из самых смертоносных змей этого полушария, знаменита своей удушающей хваткой, которая вкупе со смертельным ядом придает всем ее жертвам сумрачный оттенок, ужасный на вид».

— Удушающая? Вкупе? Сумрачный? Оттенок? — повторила Вайолет. — Я понятия не имею, о чем ты говоришь.

— И я не имел, — признался Клаус, — пока не заглянул в словарь. «Удушающая» значит «имеющая отношение к удушению». «Вкупе» значит «вместе». «Сумрачный» значит «темный». А «оттенок» значит «цвет». Итак, Мамба дю Маль знаменита тем, что душит людей и одновременно кусает их, оставляя на трупах темные кровоподтеки.

— Замолчи! Замолчи! — воскликнула Вайолет, закрывая лицо руками. — Я не хочу слышать, что случилось с Дядей Монти!

— Ты не понимаешь, — ласково сказал Клаус. — Это как раз то, чего с Дядей Монти не случилось.

— Но доктор Лукафонт сказал, что нашел яд Мамбы дю Маль в крови у Монти, — заметила Вайолет.

— Уверен, что так и было, — сказал Клаус, — но не змея его туда впустила. Тогда все тело Дяди Монти было бы покрыто темными кровоподтеками. Но мы с тобой помним, что он был бледнее некуда.

Вайолет открыла было рот, но тут же его закрыла, вспомнив, каким бледным-пребледным было лицо Дяди Монти, когда они его обнаружили.

— Верно, — наконец сказала она, — но тогда как же его отравили?

— Дядя Монти говорил, что держит яд всех своих ядовитых змей в специальных пробирках, чтобы его было удобнее изучать, помнишь? — сказал Клаус. — Я думаю, что Стефано взял яд и шприцем вколол его Дяде Монти.

— Ты так думаешь? — Вайолет содрогнулась. — Это ужасно.

— Окипи! — воскликнула Солнышко, пожалуй, в знак согласия.

— Когда мы расскажем об этом мистеру По, за убийство Дяди Монти Стефано арестуют и посадят в тюрьму. Он больше не будет пытаться увезти нас в Перу, угрожать нам ножами, заставлять носить свой чемодан и все такое прочее.

Вайолет посмотрела на брата, и ее глаза округлились от волнения.

— Чемодан! — воскликнула она. — Его чемодан!

— Ты это о чем? — недоуменно спросил Клаус.

Вайолет собралась было объяснить, но тут в дверь постучали.

— Войдите, — ответила Вайолет, делая Солнышку знак не кусать мистера По.

— Надеюсь, вы немного успокоились, — сказал мистер По, по очереди оглядывая детей, — и больше не развлекаетесь мыслью, что Стефано — это Граф Олаф.

Произнося сочетание «развлекаетесь мыслью», мистер По употребил его в значении «думаете», а вовсе не «танцуете, поете или дурачитесь».

— Даже если он и не Граф Олаф, — осторожно сказал Клаус, — мы думаем, что он может быть виновен в смерти Дяди Монти.

— Вздор! — воскликнул мистер По, а Вайолет кивнула брату. — Смерть Дяди Монти — трагическая случайность, и не более того.

Клаус поднял книгу, которую читал:

— Но пока вы были на кухне, мы читали о змеях и…

— Читали о змеях? — спросил мистер По. — После всего случившегося с доктором Монтгомери я был склонен полагать, что вы захотите читать о чем угодно, только не о змеях.

— Но я кое-что выяснил, — сказал Клаус. — Я выяснил, что…,

— Что бы ты о них ни выяснил, не имеет значения, — сказал мистер По, вынимая носовой платок. Бодлеры ждали, когда он откашляется и положит его в карман. — Не имеет значения, — повторил он, — что ты выяснил о змеях. Стефано в змеях не разбирается. Он сам нам в этом признался.

— Но… — начал Клаус, однако, взглянув на Вайолет, замолчал.

Она снова кивнула ему, совсем чуть-чуть. Это был сигнал ничего больше не говорить мистеру По. Клаус посмотрел на сестру, затем на мистера По и закрыл рот.

Мистер По покашлял в платок и посмотрел на наручные часы:

— Ну а теперь, поскольку этот вопрос мы уладили, поговорим о нашей поездке. Я знаю, что вам хотелось увидеть салон врачебного автомобиля, но, как мы ни крутили, это не получится. Вы трое поедете в город со Стефано, а я поеду с доктором Лукафонтом и вашим Дядей Монти. Стефано и доктор Лукафонт выгрузят все чемоданы, и через несколько минут мы отправимся. А сейчас, прошу прощения, мне надо позвонить в Герпетологическое общество и сообщить им плохую новость. — Мистер По еще раз откашлялся в платок и вышел из комнаты.

— Почему ты не хочешь, чтобы я рассказал мистеру По, о чем прочитал? — спросил Клаус у Вайолет, когда убедился, что он уже вне пределов слышимости мистера По — здесь это выражение означает «так далеко, что не слышно».

Вайолет не ответила. Сквозь стеклянную стену Змеиного Зала она наблюдала, как.

Стефано и доктор Лукафонт идут мимо кустов-змей к джипу Дяди Монти. Стефано открыл дверцу, и доктор Лукафонт странно негнущимися руками стал снимать чемоданы с заднего сиденья.

— Вайолет, почему ты не хочешь, чтобы я рассказал мистеру По, о чем прочитал? — снова спросил Клаус.

— Когда взрослые придут за нами, — сказала Вайолет, не обращая внимания на вопрос Клауса, — задержи их в Змеином Зале до моего возвращения.

— Но как я это сделаю? — спросил Клаус.

— Придумай какой-нибудь отвлекающий маневр, — нетерпеливо сказала Вайолет, по-прежнему глядя сквозь стену на груду чемоданов, которую складывал доктор Лукафонт.

— Какой отвлекающий маневр? — взволнованно спросил Клаус. — Как?

— Клаус, ради бога, — ответила старшая сестра. — Ты прочел сотни книг, наверняка читал и про то, как придумывают отвлекающие маневры.

Клаус на секунду задумался:

— Чтобы одержать победу в Троянской войне, древние греки спрятали своих воинов внутри огромного деревянного коня. Это был своего рода отвлекающий маневр. Но на строительство деревянного коня у меня нет времени.

— Значит, тебе придется придумать что-нибудь другое, — сказала Вайолет и, не сводя глаз со стеклянной стены, пошла к двери.

Клаус и Солнышко посмотрели на сестру, потом на окно Змеиного Зала в том направлении, в котором смотрела она. Просто удивительно, до чего разные мысли возникают у разных людей при взгляде на один и тот же предмет. Ведь когда младшие Бодлеры смотрели на чемоданы, они думали лишь о том, что, если быстро что-нибудь не придумать, дело кончится тем, что они окажутся в джипе Дяди Монти рядом со Стефано. С другой стороны, судя по тому, как Вайолет смотрела в окно, выходя из Змеиного Зала, она явно думала совсем не о том. Клаус и Солнышко не могли представить себе, о чем именно, но так или иначе, а их сестра, глядя на свой коричневый чемодан, на бежевый чемодан с вещами Клауса, на серый чемоданчик Солнышка и на большой черный чемодан с блестящим серебряным замком, который принадлежал Стефано, пришла к совершенно иному выводу.

Глава десятая.

Когда вы были очень маленькими, вам, наверное, кто-нибудь читал пресную историю — здесь слово «пресная» означает «та, которая не заслуживает, чтобы ее кому-нибудь читали» — про Мальчика, Который Кричал «Волки!». Как вы, возможно, помните, один очень тупоумный мальчик кричал «волки!», когда никаких волков не было, и легковерные селяне бежали ему на выручку лишь затем, чтобы обнаружить, что это просто шутка. Потом он закричал «волки!», когда было не до шуток, но селяне не прибежали к нему, мальчик был съеден, и история, слава богу, закончилась.

Мораль этой истории должна, конечно же, сводиться к следующему: «Никогда не живи там, где волки бегают на свободе», но тот, кто читал вам эту историю, скорее всего сказал, что ее мораль — «никогда не лги». Это нелепая мораль, ведь мы с вами знаем, что лгать порой не только простительно, но и необходимо. Например, после того как Вайолет вышла из Змеиного Зала, верная своим привычкам Солнышко подползла к клетке Невероятно Смертоносной Гадюки, отперла ее и начала кричать во все горло, хотя на самом деле ничего страшного не произошло.

Есть еще одна история, имеющая отношение к волкам, которую вам, вероятно, читали и которая столь же нелепа. Я говорю про Красную Шапочку, крайне неприятную маленькую девочку, которая, как и Мальчик, Который Кричал «Волки!», упрямо вторгалась на территорию опасных животных. Вы, конечно, помните, что волк, после того как Красная Шапочка очень грубо с ним обошлась, съел ее бабушку и для маскировки надел на себя ее одежду. Это самый смехотворный эпизод всей истории, ведь каждому ясно, что даже такая недалекая девочка, как Красная Шапочка, сразу отличила бы свою бабушку от волка, одетого в ночную рубашку и пушистые тапочки. Если вы кого-то знаете так же хорошо, как собственную бабушку или маленькую сестренку, то сразу распознаете, когда они настоящие, а когда поддельные.

— Этот крик абсолютная подделка, — сказал про себя Клаус с другого конца Змеиного Зала.

— Этот крик абсолютная подделка, — сказала про себя Вайолет с лестницы, поднимаясь в свою комнату.

— Боже мой! Случилось что-то ужасное! — сказал про себя мистер По в кухне, где он разговаривал по телефону. — До свидания, — сказал он в трубку, нажал на рычаг и выбежал посмотреть, в чем дело.

— В чем дело? — спросил мистер По Стефано и доктора Лукафонта, которые, закончив выгружать чемоданы, входили в дом.

— Уверен, что ни в чем! — ответил Стефано.

— Вы же знаете, что такое дети, — сказал доктор Лукафонт.

— Не хватает нам еще одной трагедии, — сказал мистер По и бросился к огромной двери Змеиного Зала. — Дети! Дети!

— Мы здесь! — крикнул Клаус. — Входите скорее!

У него был такой грубый и низкий голос, что если бы вы не знали Клауса, то решили бы, что он очень напуган. Однако если бы вы знали Клауса, то знали бы, что, когда он очень напуган, его голос становится напряженным и скрипучим, как в ту минуту, когда они обнаружили тело Дяди Монти. Грубым и низким его голос становился, когда он старался не рассмеяться. Очень хорошо, что Клаусу удалось не рассмеяться, когда в Змеиный Зал вошли мистер По, Стефано и доктор Лукафонт. Иначе все было бы испорчено.

Солнышко лежала на мраморном полу, бешено болтая в воздухе ручками и ножками, будто старалась поплыть. А смех, который Клаус с трудом сдерживал, был вызван выражением ее лица. Рот Солнышка был открыт, торчали четыре острых зуба, глаза лихорадочно моргали. Она старалась казаться очень напуганной, и если бы вы не знали Солнышко, то подумали бы, что так оно и есть. Но Клаус знал Солнышко и знал, что, когда она очень напугана, ее лицо сморщивается и застывает, как в ту минуту, когда Стефано грозился отрезать ей палец на ноге. Всем, кроме Клауса, Солнышко казалась очень напуганной, особенно если учесть то, что было с ней рядом. Ведь вокруг маленького тела Солнышка обвивалась змея, черная, как угольная шахта, и толстая, как канализационная труба. Она смотрела на Солнышко блестящими зелеными глазами, открыв пасть, словно вот-вот ее укусит.

— Невероятно Смертоносная Гадюка, — крикнул Клаус. — Она собирается ее укусить!

Чтобы изобразить еще больший испуг, Солнышко еще шире открыла рот и глаза. Доктор Лукафонт тоже раскрыл рот, и Клаус увидел, как он пытается что-то сказать, но не может найти слов. Стефано, которого благополучие Солнышка ничуть не заботило, выглядел, по крайней мере, удивленным, а вот мистер По впал в настоящую панику.

Существуют два основных вида паники. Первый: неподвижно стоять, не говоря ни слова, и второй: метаться по комнате, болтая все, что придет в голову. Мистер По впал в метательно-болтливую панику. Клаус и Солнышко никогда не видели, чтобы банкир так быстро двигался и говорил таким высоким голосом.

— Силы Небесные! — восклицал он. — Боже Милостивый! Боже мой! Благословен Аллах! Зевс и Гера! Мария и Иосиф! Натаниэль Готорн! Не трогайте ее! Схватите ее! Придвиньтесь ближе! Беги! Не двигайся! Убейте змею! Оставь ее в покое! Принесите ей еды! Не дайте ей ее укусить! Приманите змею! Сюда, змейка! Сюда, змейка, змейка!

Невероятно Смертоносная Гадюка терпеливо слушала речь мистера По, не сводя глаз с Солнышка, и, когда тот прервался, чтобы откашляться в платок, наклонилась и укусила ее за подбородок, в то же место, что и при их первой дружеской встрече. Клаус с трудом сдержал улыбку, но доктор Лукафонт ахнул, Стефаио выпучил глаза, а у мистера По с новой силой возобновился приступ метательно-болтливой паники.

— Она ее укусила! — кричал он. — Она ее кусила! Она ее укусала! Успокойся! Вызовите «скорую помощь»! Вызовите полицию! Вызовите ученого! Вызовите мою жену! Это ужасно! Это жутко! Это кошмарно! Это фантасмагория! Это…

— Это ерунда, из-за которой не стоит беспокоиться, — ровным голосом прервал его Стефано.

— Что вы имеете в виду? Что значит «не о чем беспокоиться»? — недоверчиво спросил мистер По. — Солнышко только что укусила… как зовут эту змею, Клаус?

— Невероятно Смертоносная Гадюка, — немедленно ответил Клаус.

— Невероятно Смертоносная Гадюка! — повторил мистер По, указывая на змею, которая еще раз прижалась зубами к подбородку Солнышка. Солнышко снова издала крик поддельного испуга. — Как вы можете говорить, что не о чем беспокоиться?

— А так. Невероятно Смертоносная Гадюка абсолютно безобидна, — сказал Стефано. — Успокойтесь, По. Это мисноминация, которую доктор Монтгомери сотворил потехи ради.

— Вы уверены? — спросил мистер По. Он стал понемногу успокаиваться: его голос звучал чуть ниже, движения сделались чуть медленнее.

— Конечно уверен, — ответил Стефано, и Клаус увидел на его лице знакомое выражение, которое помнил с тех пор, как они поселились у Графа Олафа. Выражение нескрываемого тщеславия — здесь это слово означает «уверенность Графа Олафа в том, что он самый невероятный человек, который когда-либо жил на земле». Когда бодлеровские сироты находились под опекой Графа Олафа, он именно так себя и держал, всегда был рад возможности похвастаться своими способностями, будь то на сцене в окружении своей гнусной театральной труппы или в башенной комнате, строя злодейские планы.

— Это совершенно безобидная змея — даже дружелюбная. Я достаточно начитался про Невероятно Смертоносную Гадюку и многих других змей как в библиотечной части Змеиного Зала, так и в личных бумагах доктора Монтгомери.

Доктор Лукафонт прочистил горло.

— Ух, босс, — сказал он.

— Не перебивайте меня, доктор Лукафонт, — сказал Стефано. — Я изучал книги по всем основным видам. Внимательно просмотрел рисунки и схемы. Сделал подробные выписки и каждый вечер просматривал их перед сном. Не побоюсь сказать, что я настоящий эксперт по змеям.

— Ага! — крикнула Солнышко, освобождаясь от объятий Невероятно Смертоносной Гадюки.

— Солнышко! Ты не пострадала! — воскликнул мистер По.

— Ага! — снова крикнула Солнышко, указывая на Стефано.

Невероятно Смертоносная Гадюка торжествующе мигнула зелеными глазами.

Озадаченный мистер По взглянул на Клауса:

— Что твоя сестра имеет в виду? Что означает ее «ага»?

Клаус вздохнул. Иногда у него возникало такое чувство, будто он провел полжизни, объясняя мистеру По то одно, то другое.

— Ее «ага», — сказал он, — означает: «В начале Стефано заявил, что не разбирается в змеях, а теперь объявил себя экспертом!» Ее «ага» означает: «Стефано все время нам лжет». Ее «ага» означает: «Наконец-то мы доказали вам его лживость». Ее «ага» означает «ага!».

Глава одиннадцатая.

Тем временем на ранчо — Вайолет была наверху и осматривала свою спальню критическим взглядом. Она глубоко вздохнула и перевязала волосы лентой, чтобы они не падали на глаза. Ведь мы с вами знаем, что если она перевязывает волосы на затылке, значит, ей необходимо придумать какое-то изобретение. А сейчас ей было необходимо не только придумать его, но и придумать быстро.

Когда брат упомянул при ней, как Стефано велел им внести в дом его чемодан,

Вайолет поняла, что улики, которые она ищет, наверняка находятся именно в нем. И сейчас, пока брат и сестра задерживали взрослых в Змеином Зале, ей предоставлялась единственная возможность открыть чемодан и извлечь из него доказательства злодейского заговора Стефано. Но больное плечо напоминало ей, что открыть чемодан не так-то просто — он заперт на замок, такой же блестящий, как воровские глаза Стефано. Признаюсь, что если бы я был на месте Вайолет, а не на яхте моей приятельницы Белы, где я пишу эту историю, то, вероятно, оставил бы всякую надежду. Я бы повалился на пол и, молотя кулаками по ковру, стал бы искать ответ на вопрос, почему жизнь так несправедлива и отчего в ней так много неудобств.

Но, к счастью для Бодлеров, Вайолет была сделана из более прочного материала. Она внимательно осмотрела комнату, но никаких подручных средств, пригодных для изобретательства, не обнаружила. Как бы ей сейчас пригодилась хорошая комната, набитая проволокой, колесами, шестернями и всем оборудованием, необходимым для изобретения действительно первоклассных приборов. У Дяди Монти все это, конечно, имелось, но, к великой досаде Вайолет, находилось в Змеином Зале. Она взглянула на пришпиленные к стене куски оберточной бумаги, на которой совсем недавно собиралась рисовать чертежи своих изобретений. Но неприятности начались слишком быстро, и Вайолет сделала всего несколько набросков при свете торшера в первую ночь, проведенную в доме Дяди Монти. Вспомнив тот вечер, Вайолет перевела взгляд на торшер, и, когда ее взгляд дошел до штепсельной розетки, ее осенило.

Все мы, конечно, знаем, что никогда, никогда, никогда… нельзя играть с электрическими приборами. Никогда. На это имеются две причины. Первая — то, что вас может ударить током, штука не только смертельная, но и очень неприятная; и вторая — то, что вы не Вайолет Бодлер, ведь она из тех немногих людей в мире, которые умеют обращаться с такими вещами. Но даже Вайолет очень нервничала, пока осторожно вынимала вилку из розетки и внимательно ее осматривала.

Надеясь, что Клаус и Солнышко продолжают успешно отвлекать взрослых, Вайолет расшатывала зубцы, пока они не вышли из пластмассовой оболочки. Теперь у нее имелось два металлических стерженька. Затем она вынула одну кнопку, которой крепился лист бумаги, и он, съехав, криво повис на стене, словно ему стало лень висеть прямо. Острым концом кнопки она развела половинки обоих зубцов и половинку одного вставила между половинками другого. Затем воткнула между ними кнопку, так что ее острие вышло наружу. В результате получилась металлическая штуковина, которую, если бы она валялась на улице, вы могли бы и не заметить. На самом же деле Вайолет сделала грубую — здесь слово «грубая» означает «сделанная наспех в последнюю минуту», а вовсе не «грубая» как «невоспитанная» — отмычку. Вам, наверное, известно, что отмычки — это такие приспособления, которые работают как настоящие ключи и которыми обычно пользуются нехорошие люди, чтобы ограбить дом или бежать из тюрьмы, но сейчас это был один из редких случаев, когда отмычкой пользовался хороший человек: Вайолет Бодлер.

Зажав отмычку в одной руке, а другой осеняя ее крестным знамением, Вайолет тихонько спустилась по лестнице, на цыпочках прошла мимо Змеиного Зала и, надеясь, что ее еще не хватились, выскользнула из дома. Стараясь не смотреть на машину доктора Лукафонта, чтобы ненароком не увидеть тело Дяди Монти, старшая бодлеровская сирота подошла к груде чемоданов. Сперва она посмотрела на старые чемоданы, которые принадлежали Бодлерам. В них, как ей помнилось, лежала уйма уродливой и ужасно колючей одежды, которую купила им миссис По вскоре после гибели родителей. Несколько секунд Вайолет смотрела на эти чемоданы, вспоминая, какой легкой и спокойной была ее жизнь до тех пор, пока на них не свалились все эти несчастья, и какой неожиданностью было для нее оказаться в столь плачевных обстоятельствах. Для нас в этом нет ничего неожиданного, ведь мы знаем, сколько бед припасла судьба для бодлеровских сирот. Но для Вайолет каждое новое несчастье было неожиданностью, и ей понадобилась целая минута, чтобы выбросить из головы мысли об их тягостном положении и сосредоточиться на деле, ради которого она пришла.

Чтобы оказаться поближе к чемодану Стефано, она опустилась на колени, взяла в руку блестящий серебряный замок, глубоко вздохнула и сунула отмычку в замочную скважину. Отмычка легко вошла в замок, но, когда Вайолет попробовала ее повернуть, не сдвинулась с места и только слегка скрипнула внутри. К ней требовался аккуратный подход. Вайолет вынула отмычку из замка и, чтобы немного смочить, поднесла к губам, кривясь от неприятного вкуса металла. Затем снова вставила ее в замок и попробовала повернуть. Отмычка сделала четверть оборота и остановилась.

Вайолет вынула отмычку и, потуже перетянув волосы лентой, очень, очень крепко задумалась. Но, откидывая волосы с глаз, она вдруг почувствовала, что по спине у нее пробежали мурашки. Это было неприятно и очень знакомо. Это было чувство, будто за тобой наблюдают. Она быстро обернулась, но увидела только кусты в виде змей. Она посмотрела в сторону и увидела только подъездную дорогу, ведущую к Паршивой Тропе. Затем посмотрела прямо перед собой, сквозь стеклянную стену Змеиного Зала.

Вайолет никогда не приходило в голову, что сквозь стену Змеиного Зала можно видеть не только изнутри, но и снаружи, и, подняв глаза, она сквозь клетки увидела подпрыгивающего мистера По. Мы с вами, конечно, знаем, что мистер По паниковал из-за Солнышка и Невероятно Смертоносной Гадюки, но Вайолет знала лишь одно: какую бы хитрость ни придумали ее брат и сестра, она явно удалась. Однако появление мурашек на спине объяснилось, когда Вайолет посмотрела немного правее и увидела Стефано, который смотрел прямо на нее.

От удивления и ужаса у нее слегка перехватило дыхание. Она поняла, что в любую минуту Стефано может под каким-нибудь предлогом покинуть Змеиный Зал и отправиться ее искать, а чемодан до сих пор даже не открыт. Надо быстро, быстро, быстро придумать способ заставить отмычку работать. Она посмотрела вниз, на влажный гравий подъездной дороги, и вверх, на желтоватое послеполуденное солнце. Она посмотрела на свои руки, запачканные от возни с отмычкой, и тут ее словно осенило.

Вскочив на ноги, Вайолет с такой скоростью бросилась в дом, будто Стефано уже гнался за ней, и ворвалась на кухню. Второпях опрокинув стул, она схватила из раковины кусок мыла и до тех пор натирала им отмычку, пока та целиком не покрылась тонкой скользкой пленкой. С сильно бьющимся сердцем Вайолет побежала назад, бросив поспешный взгляд сквозь стены Змеиного Зала. Стефано что-то говорил мистеру По — он хвастался своими познаниями в змеях, чего она, конечно, не могла знать, — и Вайолет, воспользовавшись этим мгновением, опустилась на колени и снова вставила отмычку в замок. Отмычка быстро повернулась и разломилась надвое. Одна половинка с легким шорохом упала в траву, другая осталась в замке, свисая с него, как сломанный зуб. От отмычки ничего не осталось.

Вайолет в отчаянии закрыла глаза и поднялась на ноги, для равновесия опершись на чемодан. Однако стоило ей положить на него руку, как замок раскрылся, чемодан распахнулся, и его содержимое вывалилось на землю. Изумленная Вайолет отступила на шаг. Так или иначе, но отмычка, должно быть, сработала. Иногда даже в самой несчастной жизни выпадает одно-два мгновения удачи.

Очень трудно, говорят знатоки, найти иголку в стоге сена, отчего «иголка в стоге сена» стала довольно избитой фразой, которая означает «нечто такое, что трудно найти». А найти иголку в стоге сена трудно, разумеется, потому, что иголка далеко не единственный предмет, который в стоге сена имеется. Однако, если бы вы искали что-нибудь в стоге сена, это было бы совсем не трудно, так как, начав в стоге сена рыться, вы бы обязательно что-нибудь нашли: прежде всего, конечно, сено, но еще и грязь, жуков, несколько сельскохозяйственных орудий, а может быть, даже и человека, который сбежал из тюрьмы и там прячется. Когда Вайолет стала рыться в содержимом чемодана Стефано, то это больше походило на поиски чего-нибудь в стоге сена, поскольку она и сама толком не знала, что ищет. Таким образом, найти полезные улики оказалось очень просто: стеклянный флакон с резиновой пробкой, какие можно увидеть в научной лаборатории; шприц с острой иглой, каким ваш доктор делает вам уколы; небольшую стопку сложенной бумаги; карточку в пластиковом футляре; пуховку для пудры и маленькое ручное зеркало.

Вайолет знала, что в ее распоряжении остается всего несколько секунд, и тем не менее, отделив эти предметы от вонючей одежды и бутылки вина, которым тоже нашлось место в чемодане, внимательно осмотрела полученные улики, словно они были деталями, из которых она намеревалась собрать некий механизм. Собственно, почти так оно и было. Вайолет Бодлер предстояло систематизировать эти разрозненные улики, чтобы расстроить дьявольский план Стефано и внести в жизнь бодлеровских сирот справедливость и мир впервые с того дня, когда их родители погибли в страшном пожаре. Вайолет впивалась глазами в каждую улику, голова ее усиленно работала, а лицо светилось, как всегда в тех случаях, когда все детали чего-то идеально совмещались и механизм работал, как было задумано.

Глава двенадцатая.

Обещаю вам больше не пользоваться фразой «тем временем на ранчо», но сейчас мне просто не придумать другого способа вернуться к тому моменту, когда Клаус закончил объяснять мистеру По, что хотела сказать Солнышко своим «ага!», и все присутствовавшие в Змеином Зале воззрились на Стефано. У Солнышка был вид триумфатора. Клаус выглядел вызывающе. Мистер По выглядел разъяренным. Доктор Лукафонт выглядел встревоженным. Как выглядела Невероятно Смертоносная Гадюка, сказать невозможно, поскольку у змей выражение лица вообще трудно определить. Стефано молча глядел на всех этих людей, его лицо подергивалось: он не мог решить, стоит ли ему все выложить начистоту, — здесь эта фраза означает «признать, что он действительно Граф Олаф и задумал недоброе», — или продолжать упорствовать в своем обмане — здесь эта фраза означает «лгать, лгать, лгать».

— Стефано! — сказал мистер По и стал откашливаться в носовой платок. Клаус и Солнышко терпеливо ждали, когда он продолжит. — Стефано, мы ждем ваших объяснений. Вы только что нам сказали, что являетесь экспертом по змеям. Однако несколько раньше вы говорили нам, что в змеях не разбираетесь и, следовательно, не можете быть причастны к смерти доктора Монтгомери. Как вас прикажете понимать?

— Говоря, что я не разбираюсь в змеях, — сказал Стефано, — я скромничал. А сейчас, если позволите, мне надо на минуту выйти и…

— Вы не скромничали! — воскликнул Клаус. — Вы лгали! И сейчас лжете! Вы не что иное, как лжец и убийца!

Глаза Стефано округлились, а лицо потемнело от гнева.

— У вас нет никаких улик.

— Есть, — донеслось от двери.

Все обернулись и увидели, что на пороге стоит Вайолет, с улыбкой на губах и с уликами в руках. Она с победоносным видом прошествовала в дальний конец Змеиного Зала, где на столе по-прежнему высилась подобранная Клаусом стопка книг, посвященных Мамбе дю Маль. Остальные последовали за ней по проходу между клетками с рептилиями. Вайолет молча разложила на столе принесенные ею предметы: стеклянный флакон с резиновой пробкой, шприц с острой иглой, маленькую пачку сложенных бумаг, карточку в пластиковом футляре, пуховку для пудры и маленькое ручное зеркало.

— Что это такое? — спросил мистер По, показывая рукой на разложенные предметы.

— Это, — сказала Вайолет, — улики, которые я нашла в чемодане Стефано.

— Мой чемодан, — заявил Стефано, — это частная собственность, к которой ты не имеешь права прикасаться. Это очень невежливо с твоей стороны, к тому же он был заперт.

— Мы имеем дело с чрезвычайными обстоятельствами, — спокойно сказала Вайолет, — поэтому я открыла его отмычкой.

— Как ты могла? — спросил мистер По. — Воспитанные девочки не разбираются в таких вещах.

— Моя сестра воспитанная девочка, — сказал Клаус, — но она во многом разбирается.

— Руфик, — согласилась Солнышко.

— Ладно, это мы обсудим потом, — сказал мистер По. — А сейчас, пожалуйста, продолжай.

— Когда умер Дядя Монти, — начала Вайолет, — мы с братом и сестрой очень огорчились, но у нас все равно возникли серьезные подозрения.

— Не подозрения! — воскликнул Клаус. — Когда у кого-то возникают подозрения, это значит, что он не уверен! А мы были абсолютно уверены, что Стефано его убил!

— Вздор! — заявил доктор Лукафонт. — Как я всем вам объяснил, смерть Монтгомери Монтгомери наступила в результате несчастного случая. Мамба дю Маль сбежала из клетки и его укусила, вот и все.

— Прошу прощения, — сказала Вайолет, — но это далеко не все. Клаус провел большую исследовательскую работу и выяснил, как Мамба дю Маль убивает свои жертвы.

Клаус подошел к стопке книг и раскрыл самую верхнюю. Он еще раньше заложил нужное место листком бумаги и поэтому сразу его нашел.

— «Мамба дю Маль, — прочел он вслух, — одна из самых смертоносных змей этого полушария, знаменита своей удушающей хваткой, которая вкупе со смертельным ядом придает всем ее жертвам сумрачный оттенок, ужасный на вид». — Он положил книгу и повернулся к мистеру По: — «Удушающий» означает…

— Мы знаем, что значит это слово! — заорал Стефано.

— Тогда вы должны знать, — сказал Клаус, — что Мамба дю Маль не убивала Дядю Монти. Его тело было вовсе не сумрачного оттенка. Оно было таким бледным, что бледнее не бывает.

— Верно, — заметил мистер По, — но из этого вовсе не следует, что доктора Монтгомери убили.

— Да, — сказал доктор Лукафонт. — Вполне вероятно, что на сей раз змея была не расположена оставлять кровоподтеки на своей жертве.

— Но еще более вероятно, — возразила Вайолет, — что Дядю Монти убили при помощи одного из этих предметов, — Она подняла флакон с резиновой пробкой. — На бирке этого флакона написано «Яд дю Маль», и нет никаких сомнений, что он украден из шкафа, в котором Дядя Монти держал образцы ядов. — Она подняла шприц с длинной иглой. — Стефано-Олаф взял этот шприц и ввел им яд. После чего проколол еще одну дырочку, чтобы все походило на змеиный укус.

— Но я любил доктора Монтгомери, — сказал Стефано. — Я бы ничего не выиграл от его смерти.

Если кто-то лжет без зазрения совести, то такую ложь порой следует и вовсе пропускать мимо ушей.

— Когда мне исполнится восемнадцать, — сказала Вайолет, пропуская слова Стефано мимо ушей, — то, как всем вам известно, я унаследую состояние Бодлеров, а Стефано вознамерился завладеть им для себя. Проще всего это сделать в таком месте, где раскрыть преступление довольно сложно, например в Перу. — Вайолет подняла маленькую пачку сложенных бумаг. — Это билеты на «Просперо», который сегодня в пять часов отплывает из Туманной Гавани в Перу. Именно туда Стефано и вез нас, когда мы случайно в вас врезались, мистер По.

— Но Дядя Монти разорвал билет Стефано до Перу, — сказал Клаус, и вид у него при этом был довольно смущенный. — Я сам видел.

— Правильно, — сказала Вайолет. — Именно поэтому он должен был убрать Дядю Монти с дороги. Он убил Дядю Монти… — Вайолет задрожала и умолкла. — Он убил Дядю Монтм и взял эту карточку в пластиковом футляре. Это членский билет Герпетологического общества, который принадлежал Дяде Монти. Стефано рассчитывал выдать себя за Дядю Монти, чтобы оказаться на «Просперо» и переправить нас в Перу.

— Но я не понимаю, — сказал мистер По, — откуда Стефано вообще известно про твое состояние?

— Потому что на самом деле это Граф Олаф, — сказала Вайолет, выходя из себя оттого, что снова приходится объяснять то, о чем и ее брат, и сестра, и вы, и я знаем буквально с первой минуты появления.

Стефано. — Хоть он обрил голову и выщипал бровь, но избавиться от татуировки на щиколотке можно было только при помощи пудры, пуховки и ручного зеркала. Чтобы скрыть глаз, он загримировал свою левую щиколотку, и бьюсь об заклад: если мы сотрем грим тряпкой, то увидим татуировку.

— Какая нелепость! — закричал Стефано.

— А вот это мы еще проверим, — ответил мистер По. — Ну-ка, у кого есть тряпка?

— У меня нет, — сказал Клаус.

— У меня нет, — сказала Вайолет.

— Гувил! — сказала Солнышко.

— Что ж, если тряпки ни у кого нет, можно об этом забыть, — сказал доктор Лукафонт, но мистер По поднял вверх палец, призывая его не спешить, после чего, к величайшему облегчению бодлеровских сирот, сунул руку в карман и вынул носовой платок.

— Вашу левую щиколотку, пожалуйста, — твердо сказал он, обращаясь к Стефано.

— Но вы целый день в него кашляли, — сказал Стефано. — На нем полно микробов.

— Если вы действительно то лицо, о котором говорят дети, микробы будут наименьшей из ваших неприятностей. Вашу левую щиколотку, пожалуйста.

Стефано — слава богу, что нам последний раз приходится называть его вымышленным именем, — глухо зарычал и, подняв штанину, обнажил щиколотку. Мистер По опустился на колени и принялся тереть ее платком. Сперва, казалось, ничего не происходит, но затем, подобно тому как после проливного дождя начинает проглядывать солнце, стали появляться смутные очертания глаза. Четче, четче, и наконец глаз сделался таким же темным, каким был, когда сироты его впервые увидели.

Вайолет, Клаус и Солнышко пристально смотрели на глаз, и он отвечал им тем же. Впервые в жизни бодлеровские сироты были счастливы его видеть.

Глава тринадцатая.

Если бы эта книга была написана для развлечения маленьких детей, вы бы уже догадывались, что случится в следующей главе. Личность злодея установлена, его дьявольские планы раскрыты, на сцене появляется полиция и препровождает его в тюрьму до конца его дней, а отважные юнцы отправляются за пиццей и живут долго и счастливо. Но эта книга о бодлеровских сиротах, и мы с вами знаем, что возможность счастливой судьбы для этих детей столь же вероятна, как и возвращение к жизни Дяди Монти. И все же, когда татуировка вновь вернулась на свое место, бодлеровским сиротам показалось, что к ним вернулась частичка Дяди Монти и что они раз и навсегда доказали вероломство Графа Олафа.

— Действительно глаз, — сказал мистер По, перестав тереть щиколотку Графа Олафа. — Вы определенно Граф Олаф, и вы определенно арестованы.

— А я определенно потрясен, — сказал доктор Лукафонт, прижимая свои странно негнущиеся руки к голове.

— Как и я, — признался мистер По, хватая Графа Олафа за руку, чтобы помешать ему куда-нибудь убежать. — Вайолет, Клаус, Солнышко, простите меня за то, что я не поверил вам раньше. Но мне казалось просто невероятным, что он станет вас разыскивать в обличье лабораторного ассистента и придумает такой изощренный план с целью украсть ваше состояние.

— Интересно, что случилось с Густавом, настоящим лабораторным ассистентом? — вслух поинтересовался Клаус. — Если бы Густав не ушел с работы, Дядя Монти никогда не нанял бы Графа Олафа.

С того самого момента, когда обнаружилась татуировка, Граф Олаф хранил молчание. Его блестящие глаза шныряли по сторонам, так же внимательно всматриваясь в каждого из находившихся в Змеином Зале, как лев всматривается в стадо антилоп, выискивая, кого бы лучше убить да съесть. Но при упоминании имени Густава он заговорил.

— Густав не ушел с работы, — сказал он хриплым голосом. — Густав мертв! Однажды, когда он собирал полевые цветы, я утопил его в Темном Болоте. Потом подделал записку с просьбой об увольнении. — Граф Олаф бросил на троих детей такой взгляд, словно собирался кинуться на них и задушить, но вместо этого стоял совершенно неподвижно, что было еще страшнее. — Но это ничто в сравнении с тем, что я сделаю с вами, сироты. В этом раунде выиграли вы, но я вернусь за вашим состоянием и за вашей драгоценной шкурой.

— Это не игра, ужасный вы человек, — сказал мистер По. — Домино — это игра. Водное поло — это игра. Убийство — это преступление, и за него вы отправитесь в тюрьму. Я прямо сейчас отвезу вас в город и сдам в полицейский участок. Ах, черт подери! У меня же сломана машина. Ничего, я отвезу вас в джипе доктора Монтгомери, а вы, дети, можете ехать за нами в машине доктора Лукафонта. К тому же так вы в конце концов сможете увидеть салон медицинской машины.

— Может быть, — сказал доктор Лукафонт, — проще посадить Стефано в мою машину, а детям ехать за нами. В конце концов, в моей машине тело доктора Монтгомери и для троих детей там просто места не хватит.

— Хорошо, — сказал мистер По. — Мне бы очень не хотелось разочаровывать детей, ведь они столько вынесли. Тело доктора Монтгомери можно перенести в джип и…

— Салон медицинской машины нас нисколько не интересует, — раздраженно сказала Вайолет. — Мы это придумали, чтобы не оказаться наедине с Графом Олафом.

— Нехорошо лгать, сироты, — сказал Граф Олаф.

— Мне кажется, не в вашем положении читать детям нравоучения, Олаф, — суровым тоном сказал мистер По. — Хорошо, доктор Лукафонт, вы его заберете.

Одной из своих странно негнущихся рук доктор Лукафонт схватил Графа Олафа за плечо и, переступив порог Змеиного Зала, направился к парадной двери, но вдруг остановился и ехидно улыбнулся мистеру По и троим детям.

— Попрощайтесь с сиротами, Граф Олаф, — сказал доктор Лукафонт.

— Прощайте, — сказал Граф Олаф.

— Прощайте, — сказала Вайолет.

— Прощайте, — сказал Клаус.

Мистер По откашлялся в носовой платок и брезгливо махнул Графу Олафу на прощание. Одна только Солнышко ничего не сказала. Вайолет и Клаус взглянули на нее сверху вниз, удивленные тем, что она не сказала «юют!», «лип!» или любое слово, на ее языке означающее «прощайте». Но Солнышко не сводила с доктора Лукафонта горящих решимостью глаз; еще мгновение, и она взвилась в воздух и укусила доктора Лукафонта за руку.

— Солнышко! — сказала Вайолет и хотела было извиниться за ее поведение, как вдруг увидела, что кисть доктора Лукафонта отделяется от запястья и падает на пол. Солнышко впилась в нее всеми четырьмя острыми зубами, и рука затрещала, как сломанное дерево или пластмасса. И когда Вайолет посмотрела на место, где только что находилась кисть руки доктора Лукафонта, то вместо крови или чего-то похожего на рану увидела блестящий металлический крюк. Доктор Лукафонт взглянул на крюк, потом на Вайолет и мерзко осклабился. Граф Олаф тоже осклабился, и оба метнулись за дверь.

— Крюкастый! — закричала Вайолет. — Это не врач! Это один из приспешников Графа Олафа!

Она инстинктивно загребла руками воздух на том месте, где стояли эти двое, но их там, конечно, не было. Вайолет широко распахнула парадную дверь и увидела, что они, петляя, бегут через кусты в виде змей.

— За ними! — воскликнул Клаус, и трое Бодлеров попробовали выбежать за дверь.

Но мистер По выступил вперед и преградил им дорогу.

— Нет! — крикнул он.

— Но это же крюкастый! — бушевала Вайолет. — Он скроется вместе с Олафом!

— Я не могу позволить вам гнаться за опасными преступниками, — ответил мистер По. — Я отвечаю за вашу безопасность и не допущу, чтобы вам причинили хоть малейший вред.

— Тогда сами бегите за ними! — крикнул Клаус. — Только скорее!

Мистер По шагнул через порог, но остановился, услышав шум заводящегося мотора. Два негодяя — здесь это слово означает «ужасные люди» — добрались до машины доктора Лукафонта и уже отъезжали.

— Забирайтесь в джип! — воскликнула Вайолет. — Следуйте за ними!

— Взрослый человек, — твердо сказал мистер По, — не позволит себе ввязаться в автомобильные гонки. Это дело полиции. Сейчас я им позвоню, и они, может быть, устроят засаду.

Вайолет, Клаус и Солнышко с упавшими сердцами наблюдали, как мистер По захлопывает дверь и рысцой бежит к телефону. Они понимали, что это бесполезно. К тому времени, когда мистер По закончит объяснять ситуацию, Граф Олаф и крюкастый наверняка будут уже далеко. Внезапно почувствовав страшную усталость, несчастные бодлеровские сироты подошли к огромной лестнице Дяди Монти и уселись на нижней ступеньке, прислушиваясь к слабому голосу мистера По, который разговаривал по телефону. Они понимали, что пытаться найти Графа Олафа и крюкастого, особенно когда стемнеет, — это все равно что пытаться найти иголку в стоге сена.

Несмотря на волнение, вызванное побегом Графа Олафа, трое сирот, должно быть, проспали несколько часов, ведь, когда они проснулись, была уже ночь, а они все еще сидели на нижней ступеньке лестницы. Кто-то накрыл их одеялом, и, потягиваясь, они увидели, как из Змеиного Зала выходят трое мужчин в комбинезонах, неся на руках клетки. За ними шел круглолицый человек в костюме из яркой шотландки. Увидев, что дети проснулись, круглолицый остановился.

— Привет, малыши, — сказал он громким рокочущим голосом. — Извините, что разбудил вас, но моя команда спешит.

— Кто вы? — спросила Вайолет. Неприятно засыпать средь бела дня и просыпаться ночью.

— Что вы делаете с рептилиями Дяди Монти? — спросил Клаус. Также неприятно сознавать, что ты спал на лестнице, а не на кровати или в спальном мешке.

— Диксник? — спросила Солнышко. Всегда неприятно, когда встречаешь человека, который носит костюм из шотландки.

— Меня зовут Брюс, — сказал Брюс. — Я председатель закупочной комиссии Герпетологического общества. Ваш друг мистер По позвонил мне по телефону и попросил вызволить змей, поскольку доктор Монтгомери перешел в мир иной. «Вызволить» значит «забрать».

— Мы знаем, что значит слово «вызволить», — сказал Клаус. — Но почему вы их забираете? Куда их отправляют?

— Вы трое те самые сироты, верно? Вы переедете к какому-нибудь другому родственнику, который не умрет при вас, как доктор Монтгомери. Эти змеи тоже нуждаются в заботе, так что мы раздадим их по другим ученым, зоопаркам и домам престарелых. Ну а тех, кого не удастся пристроить, придется усыпить.

— Но это же коллекция Дяди Монти! — закричал Клаус. — Он потратил годы и годы, чтобы собрать всех этих рептилий! Вы не можете пустить ее на ветер!

— Так всегда бывает, — успокоил Брюс. Без видимой на то причины он по-прежнему говорил очень громко.

— Гадюка! — крикнула Солнышко и поползла к Змеиному Залу.

— Моя сестра хочет сказать, — объяснила Вайолет, — что она ближайшая подруга одной змеи. Не могли бы мы взять ее с собой, всего одну, Невероятно Смертоносную Гадюку?

— Нет номер один, — сказал Брюс. — Этот парень По сказал, что все змеи принадлежат нам. Нет номер два. Если вы думаете, что я подпущу маленьких детей к Невероятно Смертоносной Гадюке, то подумайте еще раз.

— Но Невероятно Смертоносная Гадюка совершенно безобидна, — сказала Вайолет. — Это мисноминация.

Брюс поскреб затылок:

— «Мисс» что?

— Это значит «неправильное имя», — объяснил Клаус. — Дядя Монти ее открыл, и ему пришлось дать ей имя.

— Но этого парня считали блестящим ученым, — сказал Брюс. Он сунул руку в карман пиджака из шотландки и вытащил сигару. — Дать змее неправильное имя звучит не слишком блестяще. Скорее идиотски. Впрочем, чего еще можно ждать от человека, которого и самого-то звали Монтгомери Монтгомери?

— Невежливо, — заметила Вайолет, — иронизировать над чужим именем.

— У меня нет времени спрашивать у вас, что означает слово «иронизировать», — сказал Брюс, — но если эта кроха хочет на прощание помахать Невероятно Смертоносной Гадюке, пусть поторопится, ее уже вынесли.

Солнышко поползла к входной двери, но Клаус еще не закончил разговаривать с Брюсом.

— Наш Дядя Монти был блестящим, — твердо сказал он.

— Он был блестящим человеком, — согласилась Вайолет, — и именно таким мы его всегда будем помнить.

— Блестящий! — взвизгнула Солнышко, сделав очередной ползок, чем вызвала улыбку брата и сестры, которые очень удивились тому, что она произнесла слово, которое все были способны понять.

Брюс закурил сигару, выпустил в воздух струю дыма и пожал плечами.

— Очень хорошо, что вы так считаете, малыши. Удачи вам, куда бы вас ни поместили. — Он посмотрел на свои усыпанные бриллиантами наручные часы и, повернувшись к мужчинам в комбинезонах, сказал: — Пора отправляться. Через пять минут нам надо быть на той дороге, что пахнет хмелем.

— Хреном, — поправила Вайолет.

Но Брюс уже ушел. Она взглянула на Клауса, Клаус на нее, и они вслед за Солнышком пошли помахать своим друзьям-рептилиям на прощание. Но не успели они приблизиться к двери, как мистер По вошел в комнату и снова преградил им дорогу.

— Вы, вижу, проснулись, — сказал он. — Тогда идите, пожалуйста, наверх и ложитесь спать. Утром нам надо встать очень рано.

— Мы только хотим попрощаться со змеями, — сказал Клаус.

Но мистер По покачал головой.

— Вы будете мешать Брюсу, — ответил он. — Плюс я полагал, что ни один из вас больше никогда не захочет увидеть змею.

Бодлеровские сироты переглянулись и вздохнули. Все в мире казалось им неправильным. Неправильно, что Дядя Монти умер. Неправильно, что Графу Олафу и крюкастому удалось бежать. Неправильно, что Брюс думает о Монти как о человеке с глупым именем, а не как о блестящем ученом. Неправильно полагать, что дети больше никогда не захотят увидеть змею. Змеи и сам Змеиный Зал — вот все, что осталось им на память о нескольких счастливых днях, проведенных в этом доме, тех немногих счастливых днях, которые выпали на их долю после гибели родителей. Но даже при том, что они понимали: мистер По никогда не позволит им жить с рептилиями одним, — было очень неправильно расстаться с ними не попрощавшись.

Махнув рукой на инструкции мистера По, Вайолет, Клаус и Солнышко бросились к входной двери, где мужчины в комбинезонах грузили клетки в фургон с надписью «Герпетологическое общество» на задних дверцах. Светила полная луна, и ее свет отражался на стеклянных стенах Змеиного Зала, как огромный драгоценный камень, излучающий яркое-яркое сияние, — возможно, бриллиант. Когда Брюс употребил слово «блестящий» применительно к Дяде Монти, он имел в виду «известный своим умом или познаниями». Но когда это слово употребили дети — и когда они думали о нем теперь, глядя на сверкающий в лунном свете Змеиный Зал, — оно означало нечто гораздо большее. Оно означало, что даже в их нынешних печальных обстоятельствах, даже в череде несчастий, которые будут их преследовать на протяжении всей жизни, Дядя Монти и его доброта будут сиять в их памяти. Дядя Монти был блестящим, и время, что они провели с ним, было блестящим. Брюс и его люди из Герпетологического общества могли рассеять коллекцию Дяди Монти, но никто никогда не смог бы рассеять в памяти Бодлеров его светлый образ.

«До свидания!» — кричали они, когда клетку с Невероятно Смертоносной Гадюкой грузили в фургон. «До свидания! До свидания!» — кричали они, и хотя Гадюка была задушевной подругой только Солнышка, Вайолет и Клаус плакали вместе с сестрой. А когда Невероятно Смертоносная Гадюка посмотрела на них, они увидели, что она тоже плачет и из ее зеленых глаз падают крохотные блестящие слезинки. Гадюка тоже была блестящей, дети посмотрели друг на друга и увидели свои собственные слезы, увидели, как они блестят.

— Ты проявил блестящие способности, — шепнула Вайолет Клаусу, — собрав информацию про Мамбу дю Маль.

— Ты проявила блестящую находчивость, — шепнул Клаус Вайолет, — добыв улики из чемодана Стефано.

— Блестяще! — снова сказала Солнышко, и Вайолет с Клаусом обняли свою маленькую сестренку. Даже младшая Бодлер проявила блестящую сноровку, вместе с Невероятно Смертоносной Гадюкой отвлекая взрослых.

— До свидания, до свидания! — кричали блестящие Бодлеры, маша руками рептилиям Дяди Монти. Они стояли в лунном свете и продолжали махать руками, даже когда Брюс захлопнул дверцы фургона, даже когда фургон миновал кусты в виде змей и покатил по подъездной дороге к Паршивой Тропе, даже когда он свернул за угол и скрылся в темноте.

Моему любезному издателю.

Я пишу вам с берегов Озера Лакримозе, где исследую развалины дома Тети Жозефины, чтобы до конца понять, что здесь произошло после прибытия бодлеровских сирот.

Пожалуйста, в ближайшую среду пополудни зайдите в ресторан «Кафка» и закажите самому высокому дежурному официанту горшочек жасминного чая. В том случае, если мои враги не преуспели в своих намерениях, вместо чая он принесет вам конверт. В конверте вы найдете мое описание этих ужасающих событий под названием «Огромное окно», а также набросок Гиблой Пещеры, мешочек битого стекла и меню ресторана «Озабоченный клоун».

Там же будет находиться пробирка с 1 (одной) озерной пиявкой, так что мистер Хелквист сможет нарисовать точную иллюстрацию. Пробирку не открывать Ни При Каких Обстоятельствах.

Помните, вы моя последняя надежда на то, что о бодлеровских сиротах будет наконец рассказано широкой публике.

Со всем подобающим почтением.

Лемони Сникет.