Звезды на приеме у психолога. Психоанализ знаменитых личностей.

РАМИЛЬ ГАРИФУЛЛИН. ЗВЁЗДЫ НА ПРИЁМЕ У ПСИХОЛОГА. Психоанализ знаменитых личностей.

Это уникальная книга известного российского психолога Рамиля Гарифуллина.

Всем, наверное, было бы любопытно заглянуть, подсмотреть, подслушать, что творится в кабинете психолога? Тем более, когда в кабинете находятся реальные известные личности: звёзды эстрады, известные артисты, режиссёры, художники, творческие деятели, политики, учёные, предприниматели и т. п. Именно реальные известные персоны консультируются и ведут диалог с автором данной книги. Каждая отдельная статья — это отдельный психоаналитический и психотерапевтический сеанс с реальной известной личностью. Очевидно, что это нечто иное, чем интервью. Читатель познакомиться с психологическими историями, судьбами, настоящим и прошлым наших героев — звёзд и известных личностей. По сути своей это психотерапевтические и психоаналитические диалоги между психологом и известными персонами нашей страны На протяжении всего сеанса постоянно за скобками будут идти комментарии психолога Рамиля Гарифуллина. И действительно, внутренняя речь сочетается с внешней речью и читатель как-то по-особому ощущает психологизм происходящего, его весёлые и грустные моменты, его глубину и нелепость, и даже абсурдность. Читатель не должен искать какие-то простые ответы из уст психолога. Это загадочное психологическое и психоаналитическое путешествие в мир известных личностей, которые благодаря психологу-ведущему предстают совершенно в ином ракурсе откровений, внутренних, душевных переживаний, анализа снов, фантазий, семейных проблем и т. п. Известные персоны пройдут различные психотерапевтические процедуры и раскроются не только для читателей, но и для самих себя.

Это более подробный психоанализ знаменитостей, который в сокращённой версии выходил и выходит в крупнейшем общероссийском еженедельнике «Аргументы недели».

Об авторе.

Гарифуллин Рамиль Рамзиевич (род. 07.05. 1962 в Казани) — доцент Казанского Государственного университета культуры и искусства, кандидат психологических наук, директор первого в Казани психологического центра (с 1990 года), один из основоположников отечественной манипуляционной психологии. Разработал концепцию иллюзионизма личности, Российской психологической безопасности, а также концепцию скрытой профилактики наркомании и алкоголизма, которые были внедрены в Татарстане. Он автор метода пограничного анализа и кодирования. Созданная им геронтоколлапсическая теория наркозависимости уже в достаточной мере применяется в практике. Гарифуллин Р.Р. читал лекции в крупнейших университетах мира. Диссертацию защитил по теме «Психокоррекция смысловых структур наркозависимой личности». Автор первых книг в России по психологии манипуляции «Энциклопедия блефа» (1995), «Манипуляционная психология и психотерапия» (1995), «Иллюзионизм личности» (1997), «Иллюзионизм и фокусы психотерапии» (1997). Кроме того, его перу принадлежат книги «Психотерапевтические этюды в стихах» (1998), «Скрытая профилактика наркомании» (2002), «Психологические основы профилактики наркомании» (2002), “Непредсказуемая психология. О чём молчал психотерапевт?” (2003), “Кодирование личности от алкогольной и наркотической зависимости” (2004), “Книга, кодирующая и излечивающая от алкоголизма” (2004), “Опасные психологические ловушки” (2004) и др.

Гарифуллин Р.Р. - основатель жанра психотерапевтических расследований и историй на телевидении, в кино и литературе. Он автор короткометражных художественных фильмов («Личина», 2002) и рассказов («Мордалы», 2003). Ведущий рубрики «Психоанализ» всероссийского еженедельника «Аргументы недели».

ПЕРВЫЙ МИЛЛИОНЕР СССР АРТЁМ ТАРАСОВ.

— Что вы чувствуете сейчас? Присутствует какое — либо беспокойство? Ведь любой психологический анализ и консультация это всегда нагрузка. Тем более, когда этот процесс протекает на фоне читательской аудитории.

— Нет. Я не переживаю. В своё время на Западе вышла книжка одного косметического хирурга, в которой этот автор рассказывал, где, что и как подтягивалось хирургами на лицах известных звёзд: Клаудии Шифер, Стинга, Брюс Уильяс, Николь Кидман и других.

— Но ведь раздевать физически — это не так больно, как раздевать психологически. Поэтому я благодарен, что вы дали согласие на этот сеанс.

— Кстати, на этого врача-хирурга подали в суд. Но он доказал всё подробно с деталями и судебные иски были отозваны. (По-видимому, пациент сам того не осознавая, таким образом выражает своё будущее сопротивление сеансу, в замаскированной форме намекая психологу на более аккуратную, то есть без негативных последствий процедуру сеанса).

— Я надеюсь у нас до этого дело не дойдёт.

— Ну давайте… давайте…

— В практической психологии особое место занимает процедура представления самого себя, но это делается в косвенной форме. То, что вы первый миллионер Советского Союза знают все. А вот, чтобы о вас могли рассказать ваши предметы.

— Хорошо…Значительную часть времени я провожу за своим письменным столом. Письменный стол конечно бы вначале заметил мою неаккуратность. Потому, что на нём скапливается огромное количество бумаг, и нужных, и ненужных, и через какое-то долгое достаточно время я начинаю их разбирать.

— Что сказал бы Вам ваш письменный стол?

— Он сказал бы: “Я хочу другого хозяина ”.

— Ваш письменный стол ругался бы с Вами?

— Нет…нет… он бы был выдержан и сказал бы, что всё ему нравится, и работа, которую проводит мой хозяин, и то время длинное, которое он со мной проводит и в субботу, и в воскресенье… вечерами, но мне не нравится, что он меня держит в таком неприбранном состоянии. Но когда он меня прибирает, а это бывает крайне редко, я просто весь сияю и радуюсь.

— Какой бы ещё предмет лучше рассказал бы о вашей психической сущности?

— Меня легко раскрыть любимыми моими предметами. Мои любимые предметы — это рыболовные снасти, спиннинги. Они бы наоборот поспорили бы со столом (Смеётся). И сказали бы письменному столу, ну что ты он же нас очень любит. Он с нами аккуратен. Он нас бережно кладёт в футляр, в ларчик… он нас часто рассматривает. До боли переживает, когда ломается кусочек удочки… на конце. Часто ездит на птичий рынок, в разные магазины, покупает всё время нас. Наша семья растёт.

— Хорошо… возьмём такой предмет как деньги. Чтобы они о вас рассказали своим денежным голосом?

— Они бы сказали: ”Артём Михайлович… мы вам так легко даёмся и вы так плохо с нами поступаете. Вы нас не цените. Мы не видим вас, так как вы живёте в России. Когда мы вдруг появляемся в большом или в малом количестве, то вы нас не щадите, вы нас тратите, не считая, пытаясь заплатить за всех друзей во всех ресторанах и в местах, где они ходят. Вы тратите их совершенно не считая на своего сына… единственного, хотя бы могли бы тратить на себя. Но мы не скучаем потому, что мы тратимся моментально, динамично, быстро… Мы не плесневеем и думаем о том, что мы играем важную роль в судьбах других людей, чем в судьбе нашего хозяина.

— Хорошо, а чтобы рассказали о вас ваши близкие?

— Сын сказал бы: “Папа у меня очень хороший, Он действительно со мной нормально ладит. Он даёт мне всё время денег. Он очень хорошо ко мне относится, но плохо, что он меня часто иногда контролирует, когда я встаю, когда я просыпаюсь, Я переживаю потому, что мой папа обо мне так сильно переживает. Папа ошибается. Я на самом деле не занимаюсь не наркотиками, не увлекаюсь никакими дурацкими делами, а действительно увлечён учёбой в бизнес-школе, в которой учусь в Лондоне и готовлюсь получить отличные оценки, чтобы поступить в университет и порадовать папу ” (Пациент не обнажил своей специфической проблемы во взаимоотношении Отец-Сын, ограничившись типичной проблемой).

— И всё-таки кокой бы предмет вас лучше бы раскрыл? Раскрыл бы нечто, о чём вы сами для себя боитесь признаться.

— Мне трудно сказать. Я живу в съёмной квартире, все предметы вокруг меня как бы временные. Они не постоянные сожители моей жизни… увы… поэтому единственное о чём бы они роптали, что дескать у него вечно нет времени убирать квартиру… мы всегда в пыли. (Пациенту пока так и не удалось достаточно глубоко раскрыть себя через предметы. Может сложиться впечатление, что он отвлекается на несущественные и благородные стороны своей личности. Тем не менее, это не так. У пациента действительно нет предметов, к которым он был бы сильно привязан, и, которые бы, поэтому, глубоко раскрывали бы его. Так, например, на наш взгляд, письменные столы сказали бы ему: “Он часто нас меняет. Мы временные. Поэтому мы о нём ничего не знаем”. По-видимому, так обстоит дело и с другими предметами. Пациент мобилен в силу своей творческой активности и убегает от этих предметов настолько быстро, что они ничего о нём не знают. Даже деньги о нём ничего не знают. Он убегает от них. Все эти вещи и предметы окружают его, как бумаги на письменном столе, которые он забывает убирать, переключившись уже на другие бумаги. Складывается впечатление, что пациент сам убегает от себя настолько, что в результате не может понять, кто он на самом деле.).

— По-видимому, вы занимаетесь многим, но настолько глубоко? Не рассеяны ли вы в этих различных сферах? А может это и есть ваша психологическая проблема? Может быть у вас есть страх глубины проникновения в какую-то сферу? Где вы укоренились так глубоко, что продолжаете этим заниматься и не кидаетесь за другим?

— Ничего подобного (защита отрицанием). Всё, что я делаю я довожу до ситуации, когда проект должен выходить на новый уровень, не связанный ни с каким креативом. Я заканчиваю весь проект. Проект заканчивается тогда, когда вы его обсчитали, обосновали, что дальше мне уже не интересно, там уже стопор и я бросаю его. Здесь вы правы.

— Вот видите. Неужели вам не интересно довести проект до конца, применив для этого волю и терпение. А вы опять улетаете в мир других идей. Фигаро здесь, Фигаро там… Складывается впечатление, что вы живёте в потоке идей. Вы один, а мир большой и идей много. Один глаз смотрит в одну сторону, другой в другую. Не пустая суета ли всё это, несмотря на то, что вы имеете финансовый успех?

— Бросить жалко, а времени не хватает. Одну блестящую идею ради другой оставить невозможно. Да… у меня не хватает времени, не хватает работоспособности потому, что иногда под завязку просто.

— Такой аппетит. Всё на поднос и всё я съем!

— Согласен. Но по другому жить я не смогу.

— Вы музыкант, играющий одновременно на нескольких инструментах?

— Нет. Скорее не так. Был такой музыкант, который не доверял играть никому свою музыку. Поэтому он сначала записывал фортепиано, потом выкладывал барабаны, потом флейту, а потом пел голосом. И если сказать ему, что не нужно флейту, не нужен барабан. Вот возьми гитару и пой. Человек растеряется. Я скорее такой. Мне хочется, чтоб всё это было. Всё это звучало. Я не чувствую неудовлетворения.

— В чём на ваш взгляд заключается основная ваша жизненная мотивация: удовольствие, всемогущество или смысл?

— Мною движут две силы, причём векторы их чаще всего совпадают… Это творчество … придумывание и предпринимательство, направленное на то, чтобы заниматься вещами, которые доставляют интерес…

— А может быть смысл?

— Смысл?… нет… Не думаю… мною движет просто радость творчества…которая может быть бессмысленной… мы например, придумываем как спасти Америку от Торнадо… смысла большого нет…вряд ли мы это внедрим, но это интересно…

(Пациент, сам того не замечая, вновь обнажает свою проблему, заключающуюся в страхе проникнуться в проблему глубже. Вместо этого, пациент опять утверждает, что творит ради чистой радости от творчества, осознавая, что вряд ли всё это будет внедрено? Что изменилось? Проект закончен радость от творчества получена, а проблема как была так и осталась. А может пациент сопротивляется, маскируя свою манипулятивность, не называя главную мотивацию — заработать на страхе и конъюнктуре?).

— И всё-таки подумайте ещё о том, что Вами движет?

— Мною движет интерес к совместной деятельности с людьми, которые придумали что-то невероятное. А также тяга к созиданию, созданию чего-то нового и интересного…

— А может быть, когда вы занимаетесь творчеством, то всё время находитесь в диалоге с кем-то из прошлого и кому-то что-то доказываете? Подумайте, с кем вы сейчас в диалоге с детства…

— Не в коем случае…(защита отрицанием).

— Ваша психологическая поза такова, что вы как бы всегда хотите, чтобы вас назвали самым первым, лидером, пионером. Вы как бы напрашиваетесь всегда на это. Может быть вас в детстве принижали и в результате у вас сформировался комплекс неполноценности и, поэтому, у вас есть всегда подсознательное желание доказать кому-то, что вы самый лучший…?

— Не в коем случае… ничего подобного… даже близко нет… это не моя характеристика…(Явная защита отрицанием, так как он противоречит фундаментальному психоаналитическому принципу, согласно которому личность всегда продукт прошлого) я абсолютно никому ничего не доказываю… я просто испытываю радость и удовлетворение когда я занимаюсь чем-то интересным… я людям это рассказываю с огромным воодушевлением и радостью и не пытаюсь никому ничего доказывать… наоборот я верю людям, которые приносят самые сумасшедшие идеи, очень быстро становлюсь сторонником, если сам их не придумываю (И вновь защита отрицанием).

— Отец как относился к вам… принижал, недооценивал…?

— Обо мне говорила бабушка… (защита дезориентацией и игнорированием вопроса) бабушка была самая мудрая она говорила знаменитую фразу “умная голова дураку досталась”. В том смысле, что я никогда не пытался достичь конкретных результатов чего-то… благополучия, выгадать себе пользу, хотя бы я мог сделать себе карьеру направленно в конце да концов… я занимался тем, что мне очень нравилось, не думая о последствиях. Отец у меня был лидером. Он был лидер компании, лидер большого коллектива. Ему не дал Бог большую семью… я у него один… это было его страдание…

— И он своим лидерством блокировал вашу инициативу? Именно поэтому, по- видимому вы хронически испытываете желание быть самым лучшим. Голос отца до сих пор в вас сидит и что он говорит?

— Нормально… хорошо… люблю тебя… ну не такими фразами, всё что он делал из любви ко мне…

— Не было таких моментов когда вам хотелось того, чтобы отец увидел чего вы достигли?

— Не было никогда?… (защита отрицанием).

— Внутренних диалогов с отцом сейчас нет?

— Нет… потому, что я его видел очень редко… я учился в Москве… он жил в Сухуми… Я помню лишь внешние диалоги с отцом… отец придумывал сам невероятные идеи…

— Это по видимому вам передалось по наследству?

— Абсолютно верно…

— И всё таки, действительно ли нет внутренних диалогов с родителями?

— Диалогов нет… но наверное влияние родителей во всём есть… потому, что в детстве формируется человек… характер (защита интеллектуализацией). Мне один психолог говорил нарисуй мужчину. Я рисую мужчину, не думая. С большой бородой, чёрный, громадный. Нарисуй женщину. Я рисую милую симпатичную женщину. Психолог говорит, дескать вот твой отец. Под его давлением жила семья.

— Вы жили под давлением отца?

— Так получается по рисункам… А что такое лидер в семье. Он кричал орал. Ворчал. Руководил. Туда. Сюда. И все слушались. А мама такая мягкая нежная. Они пожили, потом развелись. Конечно мне было приятнее бывать и там и там… Но больше я был у мамы… Это привело меня к некой материнской составляющей. Поэтому я не лидер. Мне неприятно быть лидером. Я не хотел бы наследовать эти черты у отца. Бабушка была лидер, то есть мама его. Из-за диктата отца вы были замкнутым. Может быть это привело к творчеству. Я занимался музыкой, сидел писал стихи в другой комнате. Отец с матерью ругались в другой комнате. Страшно, причём он орал. Это было. Это и проявилось в моих рисунках. Если бы наоборот, то я бы нарисовал маленького задрыпанного мужчину и большую сильную женщину. (Пациенту действительно неприятно быть лидером. Он как бы отрицает в себе своего внутреннего лидера, который в нём живёт как тень, с которой он борется. При этом пациент хронически желает быть лучшим. По-видимому, в психике пациента постоянно существует противоречие, заключающееся в том, что он, с одной стороны, не желает быть лидером, но с другой, всеми действиями доказывает, что этого желает. Именно в этом заключается причина в его огромном желании в публичных выступлениях и стремления к власти?).

— В вас присутствует комплекс власти?

— Комплекс власти тяжёлая штука. Я же был во власти несколько раз и поэтому, когда человек теряет место депутата. Он не переизбирается. Первое ощущение полного краха. Это как наркотик. Ты садишься на иглу популярности и вдруг когда тебя перестают воспринимать тяжело…

— Это своего рода мания…

— Да она есть у всех. Лишите Жириновского экрана и вы увидите, что получится с этим человеком. Это уже всё. Лишаешься публичности, которая тебя сопровождает.

— Это не мания величия?

— Нет… это опъянение от публичности.

— Это телемания… желание телеэфира…

— Да… Это испытывают все кто приходит во власть. Он считает, что все должны слушать его и воспринимать его. Я не представляю себе как сейчас живёт Билл Клинтон. Это страшное давление. Как Ельцин сейчас себя чувствует?

— Иными словами была ломка?

— Верно … ломка была как после наркотика..

— Кто вам ставил капельницы и снимал ломку?

— Время излечивало…

— Сколько времени понадобилось?

— Около года?

— А почему вы не пригласили на помощь психолога?

— Зачем… полгода, год ничего страшного. Самое интересное то, что я пытался с этим бороться. Поэтому ещё раз выдвигался, баллотировался. Делал несколько попыток … совершенно не оправданных, которые кончились для меня ничем. Я баллотировался на должность губернатора в Санкт- Петербурге, на должность губернатора Красноярского края.

— Это были своего рода наркотики, но более слабые. Вы спускались в мир безвластия пытались найти ценности, но они вас не радовали… как наркомана…

— Да… с кем бы вы не поговорили все испытывают тоже самое.

— А вы эту ломку не снимали с помощью алкоголя или психотропных веществ?

— Нет…никогда.

— Ведь многие именно поэтому начинают потреблять. Лишаются сцены и т. д.

— Да я страдаю комплексом публичности, но я не хотел бы никем управлять… (Пациент управлять не желает, а вознестись над публикой желает. Складывается впечатление, что пациент желает управлять аплодисментами публики, благодаря представлению продуктов своего творчества публике). Впрочем я тоже пытался быть лидером. Отец у меня был лидер. Наверно от этого. Я был капитаном КВН в школе. Я был комсоргом курса. Потом был членом команды в институте. Всю жизнь меня тянуло к публичной деятельности. Там я писал стихи, сочинял музыку. Когда я стал известным по поводу этого поступка со взносами партийными… это был страшный период, тогда мы это не делали с позиции публичности, а делали с позиции… этого самого… чистого расчета…

— Как складываются отношения с женским полом? Со своей супругой вы чаще были кем: сыном, отцом, братом?

— Ни тем, ни тем…

— Иного нет…

— Вот удивительно. Всё таки я к жене относился… ближе к дочери. Потом это были отношения двух одинаковых людей.

— А она кого бы в вас хотела видеть? Может быть сынишку…

— Она была стрелец, она совсем другая женщина, она умная?

— По-видимому, вот эта неопределённость в ролях, согласно которым вы жили и была вашей семейной проблемой.

— По- видимому…

— От этой неопределённости вы страдали?

— Нет… не особенно страдал…

— Это ваша первая супруга..?

— Нет… у меня было много жён… это мы говорим о той, с которой я прожил 16 лет. Поэтому тех я уже и не помню. Я женился в первый раз в 18 лет. Второй раз просто…

— Кого вы больше искали в женщине? Мать свою?

— Нет. Я искал себе скорее партнёра, а не мать и не дочь. Человека по интересам. Меня ужасно раздражало то, что она как только стала женой перестала со мной ловить рыбу. Я искал партнёра по жизни.

— И друга.

— Вот это правильно. Хотя женщина и мужчина не могут быть друзьями. Это разные существа. Моя жена не была похожа на мою мать, просто она была похожа на такой тип красоты женщин, которые мне нравились.

— Фрейд здесь отдыхает. Работает Юнг. Вы искали свою половинку, свою внутреннюю женщину — аниму, свою женскую подсознательную сторону в вашей мужской психике.

— Я чем старше становлюсь, тем мне меньше хочется тратить время на женщин, поэтому я покупаю женщин. Не стыжусь этого. Всегда могу привести к себе женщину. Это не проблема, ни в какой стране мира сейчас.

— В психоанализе очень важное понятие занимает перенос … это перенос чувств. Мы всегда неадекватны реальности и находимся в плену прошлого. Кто бы не стоял перед нами мы всегда переносим на него прошлые чувства… В плену какого переноса вы чаще всего находитесь… в диалоге с кем? Ваш комплекс публичности — показать, что Вы не хуже других?

— Нет… Отец отбирал у меня охоту… он меня заставлял стать физиком.

— Вы отца одновременно и любили и не навидели… правильно…

— Ненависти не было, я пытался быть справедливым. Но давление его с радостью воспринимать было сложно. С мамой мне было легче. Более комфортно. Я к ней уезжал отдыхать. В Пущино под Москвой. В последние годы. Я вырос в стае, где был лев…и когда льва не стало…

— Вы линию отца повторяли…

— Нет… у меня были проблески и я понимал, что лучше не развивать. Бывало с сыном. Иногда я думаю какой же я диктатор, но с другой стороны парня надо воспитывать…

— Маниями и зависимостями никакими не страдали?

— Нет…

— Рыбалкоманией?

— Ну какая это мания? Нет. Я играл в казино. Был период когда делать было нечего. Часто ходил в казино. Когда полно дел, то не до этого.

— Одним словом игроманией, жертвы которой в России растут с каждым днём, у вас нет?

— Нет.

— Нет. Потому, что есть трудомания и творчество?

— Верно… Когда власти нет и публичность теряется я подспудно продолжаю попытки её приобрести. Поэтому пытался стать членом общественной палаты, но меня не избрали. Меня забаллотировали, там надо было платить большие взятки. Если бы я прошёл бы, то я стал бы заместителем Велихова… я выходил бы на телевидение, комментировал бы. Я продолжаю выступать на радио, в журналы я пишу статьи. Всё это та же тяга к публичности. Тем более, когда мне удаётся, что-то скреативить в области экономики, градостроительства.

— А не кажется ли вам, что в творчестве вами движет только желание представить себя другим. Если бы это творчество не выходило бы на массы был бы источник творчества?

— Есть творчество, которое плевать мне как массы на него прореагируют, оно просто интересно. Многие вещи, которые я делаю никогда не будут звучать. Я сейчас буду поднимать сокровища Екатерины Второй, которые затоплены у берегов Финляндии. И мы уже это планируем как шумную пиар-акцию. Я прошёл огонь, воду и медные трубы, которые звучат и тянут. Но есть творчество, которое не публично. Я занимаюсь водородным генератором. Не потому, чтобы на первых полосах появились статьи.

— Потом после смерти. Посмертная слава.

— Никто не вспомнит.

— Картинки в голове крутятся о том, что вас будут вспоминать?

— Нет. Я просто хочу, чтобы этот генератор заработал. Это не я изобрёл. Я просто поддерживаю изобретателя.

— Какие, на ваш взгляд комплексы вами двигают? Вы страдали в детстве от хронического безденежья, недоедания, нехватки чего-то?

— Нет… я рос в благополучной семье. Недоедания не было… Я жил абсолютно в достатке и насколько я себя помню, меня это творчество начало двигать лет с пяти. В пять лет я садился за рояль и сочинял сонаты, в двенадцать я их играл не зная нот.

— Как повлияли взаимоотношения отца и матери?

— Это было у меня в семье…

— А во сне отец приходил, что он говорил?

— Не снился…

— А мать тоже не снится?

— Практически нет…больше вспоминаю о ней наяву…

— Какие сны снятся?

— Сны бывают фантазийные, нисколько не могу вспомнить… все забываю… Нет таких снов, которые бы меня шокировали и запомнились не бывают… бывают сны с ощущениями… это да… ощущение краски… утреннее приятное или неприятное восприятия, но потом забываются…

— А сны с каким либо определённым сюжетом сценарием бывают..

— Всегда бывают…

— Расскажите…

— Я их не помню… у меня не было такого сна, который бы въелся в память… честное слово… (Пациент знал, что видел сновидение и забыл его, очевидно, сопротивляется процессу воспоминания. Забывание сновидений указывает на борьбу пациента с разоблачением его бессознательного.).

— И всё-таки попробуйте вспомнить хотя бы один сон? Я обещаю вам, что мы не будем его анализировать…

— С детства даже совсем не помню… впрочем был детский сон… в детском саду… мне было лет пять… мне очень нравилась одна девушка, которая у нас была в детском саду, я к ней потом ходил на день рожденья. Мне снилось во сне, что мы с ней чуть ли не в кольчугах сидим на конях … мы вместе… типа это картины “Три богатыря” Васнецова… вот это я помню…

— Это девушка работала воспитательницей и была вас намного старше?

— Это была девочка из группы… я был периодически влюблён… этих девочек я помню… я был влюбчивый у меня это было и в младшей группе и в старшей и в первом классе, во втором, в третьем классе… Поэтому может быть они мне когда-то и снились в то время.

— Во сне вы не кричите?

— Нет … не кричу… у нас нет будущего… потому, что будущее никому неизвестно, поэтому его нет. Можно сидеть и планировать о будущем и завтра умереть. Прямо отсюда выйти и умереть. Надо жить сейчас.

— Сомнамбулизмом и снохождениями не страдали?

— Нет…

— Не страдаете бессонницей? Каково качество вашего сна? Вы спите с улыбкой на лице?

— Нормальный сон … потому, что я регулирую свой сон… у меня есть генератор…

— У вас бессонница бывает?

— Нет, потому, что у меня есть генератор, который позволяет спать нормально… Это генератор малых полей… Сейчас я вам его покажу… Он мне позволяет спать… Я его кладу под подушку и все дела. Он меняет вкус водки и чего угодно. Это реальный прибор, разработанный нанотехнологами и позволяет заснуть и встать абсолютно бодрым…

— Получается, что если бы у вас этого прибора не было, то вы бы страдали бессонницей?

— Нет… бывали у меня несколько раз бессонницы… не всегда… Один раз на Западе кинули мошенники на семь с половиной миллионов долларов… Не спал… Прокручивал в голове свою потерю в виде образов, не купленных мерседесов и т. п. Было гигантское желание уничтожить этого мошенника…

— О чём ваши сны я не узнал, а о чём бывает ваша бессонница?

— Ох… о работе, о том как лучше всего это построить… сделать… мысли о рыбалке, когда я хочу заснуть я вспоминаю поплавок, реку… какие-то очень удачные эпизоды. У меня есть хобби. Я бессонницей не страдаю, просто когда были стрессы я страдал и не спал…

— Эротические сны снятся часто?

— Не часто… во всяком случае я их не помню… сейчас бывают наверное, но так чтобы вспомнить сон и рассказать об этом… никогда…этого нет..

— Ладно с этими снами… можно анализировать такие явления как фантазии.

какая у вас есть фантазия, которая у вас систематически прокручивается и вы зациклены на ней…

— Не бывает…

— Какая у вас фантазия или мечта, в плену которой вы находитесь всё время?

Например, Остап Бендер мечтал гулять в белых штанах по Рио-де- Жанейро?

— У меня была мечта, которую я осуществил. Сегодня этой мечты нет. Это мечта — ловить рыбу на реке Амазонка. С этим я жил. Мне очень понравилась. Я счастлив, что я побывал на Амазонке.

— Сейчас у вас есть подобной Амазонки… мечта?

— Нету…

— А хотели, чтобы она была?

— Нет… потому, что я итак очень интересно живу (Действительно в зрелом возрасте мечты уходят либо от понимания их недосягаемости, либо от того, что жизнь превращается в реализованную мечту, что мы и наблюдаем у пациента. По-видимому, пациент живёт как в хорошем сне). Сознание моё занято креативной работой. Я создаю генератор водорода, я знаю как победить ураганы Катрины в Карибском бассейне, дождь в Сафаре, я очень интересно живу. Я занимаюсь нанотехнологией, новой физикой, хочу построить Сафари-парк. Всё это творческие проекты, которые занимают моё сознание и у меня места нет для такой мечты.

— Как вы снимаете стрессы?

— Стресс я не снимаю, я просто тупо жду того, момента когда он пройдёт. Лечусь временем. Переживаю, мучаюсь иногда, злюсь..

— Может физически что-то делаете?

— Нет… это не снимает стресс… Я прочитал одну книжку по психологии, автор её женщина. Эта книга о том, как жить счастливо. Она меня вывела из тяжёлого стресса. У меня были тяжёлые стрессы. Меня преследовали бандиты, меня пытались в тюрьму сажать, мне пришлось дважды эмигрировать из страны, чтоб не попасть в тюрьму, вообще тяжёлая жизнь была.

— А может ваши стрессы, которые у вас были беспричинны? Может вы выдумали, что вас преследуют и ловят как того самого “неуловимого Джо, которого никто не ловит”. Может быть это был простой невроз навязчивого состояния?

— Нет. Это легко проверялось. Уголовные дела были. Наезды бандитов. Это не выдумывается.

— А сейчас не бывает, что вы испытываете беспричинный стресс или невроз?

— Нет. Такого не бывает. По двум причинам. Потому, самого стресса нет. Нормальная сейчас жизнь. Тьфу! Тьфу! Нет… у меня естественно есть какие-то недуги в 56 лет. Почки иногда болят. Я научился самолечением заниматься. Вот прибор ещё, который нормализует давление.

— Да я обратил внимание у вас на руках и на пальцах какие-то необыкновенные кольца и браслеты. Они целительны, судя по всему. Кольцо на пальце от давления, генератор от бессонницы. А браслет от чего?

— Адреналин в крови… У вас просто увеличивается работоспособность. Это мне просто нужно.

— Хочется верить, что это всё не туфта, не плацебо-эффект. Вы может быть человек достаточно внушаемый.

— Нет. Мне ничего невозможно внушить. Я как физик должен понять механизм действия.

— И физики могут быть внушаемыми.

— Продать мне нельзя китайское средство сделанное из дерьма. Мне нужно видеть как оно действует. Мне даже объяснили как действует религия на человека и я даже стал ходить в церковь потому, что понимаю, что делает со мной церковь. Просто физически понимаю. Я даже хочу об этом опубликовать в газете. Мне объяснили, что такое добро и зло. Объяснили как физику.

— Вы производите впечатление несуетливого, спокойного человека. Может быть это защита обратным чувством такая, что внутри у вас в действительности трепет, всё горит. А вы показываете противоположное чувство.

— Не я.

— Михаил Ширвиндт как—то в своём интервью признался, что за моей флегматичностью, холодностью и медлительностью скрывается тревога, трепет.

— Я не думаю, что я такой же медлительный как Ширвиндт. Я не сильно отличаюсь от внешнего состояния. У меня бывают сангвинические всплески энергии. Энергия возникает тогда, когда мне нужна эта энергия.

— Почему вы уверены, что вы сангвиник.

— Потому что я читал о разных типах. Мне это больше всего подходит.

— Вы были долго за границей. Синдромом эмиграции не страдали?

— Было… было…

— Как это проходило?

— У меня была стопроцентная ностальгия, когда я уехал.

— Как это выражалось поведенчески?

— Поведенчески… не распаковываются чемоданы потому, что мы приехали временно. Противодействие жене на все её желания купить дом или квартиру. Зачем это нужно. Лучше снимать так как всё равно уедем. Первая эмиграция с 91 по 93 был ностальгический синдром очень сильный. Когда я вернулся в 93, победил на выборах, был депутатом, я понял, что я уехал из страны и вспоминал о стране, которой уже на самом деле уже нет. Это меня абсолютно излечило от этого синдрома эмиграции.

— Поэтому вы потом взяли и уехали второй раз без мучений?

— Абсолютно верно.

— А в чём у вас проявлялся синдром эмиграции? В пустоте…?

— Нет… просто ограничение себя от ассимиляции… от проникновение в их общество. Моя жена абсолютно ровно делала всё наоборот. Она заводила английских подруг, она изучала английский.

— А в эмиграции у вас не приходили мысли о суициде?

— Не… не… не было… не.

— Не было пустоты, подавленности?

— Нет.

— Вы были в эмиграции в Англии, а там низкие депрессивные серые облака…

— Я в эмиграции весь мир объездил. Это заблуждение. В Лондоне всегда солнышко светит. Я боролся с ассимиляцией. Я говорил им всегда как грузин по-русски.

— От ностальгии как лечились.

— Очень просто… приехал, а страна не та. То есть ты начинаешь вспоминать о том, чего уже нет.

— В одну и туже реку два раза не войдёшь. Исчез объект ностальгии.

— Верно. Страна была в ужасном состоянии в 94 году, когда здесь стреляли в людей. Капитализм дикий. Всё это излечило меня. Отец моего друга излечился по другому. Он тоже уезжал в 70 — е годы и вырвался в 90-е обратно. Он приехал и увидел, что все его ровесники умерли. Все. Вернувшись обратно у него эта ностальгия прошла.

— Сейчас тоска, депрессия бывает…

— Что это такое?

— Побольше бы таких пациентов как вы и психологи вообще останутся без работы. Вы — человек у которого нет серьёзных психологических проблем. Во всяком случае так показал наш первый сеанс. На этом мы сегодня закончим.

В конце сеанса, с целью психотерапевтического внушения, мне захотелось сказать своему пациенту, что он “пионер во всём ”, “он первый”, “ даже первый на этой кушетке”. Хотелось сказать это потому, что он этого не услышал от тех, от кого когда-то хотел бы услышать.

АКТЁР ВЛАДИМИР ПЕРМЯКОВ (ЛЁНЯ ГОЛУБКОВ).

— Ну что… начнём сеанс….

— Был только что на встрече с народом. Меня любят, узнают, я нужен народу…(Пауза).

(Мой пациент неожиданно начал диалог с высказывания, благодаря которому, как было видно, он почему-то уже в начале сеанса захотел доказать, что он нужный и признанный человек. Можно предположить, что он уже заранее позиционирует себя низко и, поэтому, начал говорить о том, что он значит для народа.).

— Вас сильно терзает проблема признания, собственного величия?…

— Да…да… в этом мой смысл жизни… оставить след после себя…Кстати вот моя визитка…

(В визитке написано «Пермяков Владимир Сергеевич» и далее в скобках «Лёня Голубков». Можно предположить, что пациент отождествляет себя с Лёней Голубковым и превратил всю свою жизнь в «жизнь за скобкой». Так ли это?).

— Вам приятно, когда вас называют Лёней Голубковым?

— Противоречивое чувство… Да… Лёня стал моей частью… даже в театрах, где я работал меня называли Лёней и где-то и в шутку и всерьёз… Я с Лёней Голубковым, как Вячеслав Тихонов со Штирлецем…Я не отторгаю Лёню…

(Позднее, благодаря анализу сновидений выяснится, что имеет место сильное подсознательное отторжение этой части психики моего пациента, связанной с образом «Лёни Голубкова»).

— В каждой эпохе есть свои герои, как визитки эпохи и времени… вы, по-видимому, были символом лихолетия, криминальной революции… (пауза) что вы чувствуете после этого высказывания?

— Приятно слышать так и есть… Да…да… меня одна журналистка поставила вместе с Лениным…только Ленин строил социализм, а Лёня Голубков капитализм… я олицетворяю тот переход… тот рынок… Один журналист как-то у меня спросил, дескать Брежнева называли маленьким президентом при большой певице Алле Пугачёвой… можно ли назвать Ельцина маленьким президентом при большом актёре Владимире Пермякове?

— Намёк понял…

(У пациента наблюдается перенос чувств на меня, как на журналиста. Он не чувствует, что находится на сеансе, отрабатывая набившие оскомину блоки, на тему «какой я выдающийся». Он очень скован принял защитную позу, немного покраснел.).

— В психоанализе есть такой процесс как перенос… я сижу перед вами и у вас есть неадекватный перенос чувств на меня, которые я может быть не заслуживаю… какие эти чувства… эти чувства, которые обычно возникают перед журналистами, перед учениками… кто я сейчас для вас…?

— Ну… понятно… чувство такое, что вы хотите докопаться, до глубины, понять мою психологию … как будто бы я общаюсь с каким-то странным журналистом… я только сейчас стал догадываться где я нахожусь…Уф!

— Сейчас, что вы чувствуете… тревожность? О чём она?

— Нет… нет я уже привык ко всему есть закалка такая жизненная…

(Защита игнорированием вопроса и обратным чувством, то есть на лице тревога, а в устах как бы её и нет, так как «срабатывает закалка»).

— Беспокойство сейчас есть какое-нибудь?

— Да я немножко насторожен, что неординарные вопросы, что меня спросят.

— Я обратил внимание … вы вот так сели… руки вместе… поза защитная…

— Да… да…

— Вы не сели свободно, вы сидите скованно… и говорите блоки-монологи, которые мне не интересны… мне интересны вы как личность, мне интересны ваши переживания, которые здесь и сейчас… хотя мы все в плену прошлого…

— Ко мне неоднозначно относятся… я фигура одиозная… некоторые чуть ли не боготворят меня, что вы создали исторический образ Лёни Голубкова… другие ненавидят меня… кто-то прогорел на акциях… у кого-то зависть… я ведь в рейтинге популярности за 94 год первый…

(Мой пациент ещё много раз будет напоминать о своём рейтинге, величии и т. п. Позднее окажется, что это его излюбленная защита самоподбадриванием, вызванная сильным нарциссизмом и заниженной самооценкой. Хотя, выслушивая пациента может показаться, что он имеет завышенную самооценку. В действительности, как окажется позднее, это защита обратным чувством.).

— У вас есть в настоящее время какой-либо комплекс вины?

— Да… перед обманутыми МММ вкладчиками…

— Обратитесь к ним…

— Я актёр… меня пригласили… и я сыграл эту роль… ну не я б, то другой бы сыграл эту роль не лучше не хуже…

— Во сне Мавроди снился когда-нибудь?

— Нет…

— Вспомните… не спешите…

— Нет… нет… точно не снился…

— Вы своим обликом, интонациями, репликами излучаете энергию оправдания того, что вы заслуживаете большего и вас недооценивают.

— Это так… Мне одна моя коллега сказала, что если бы я жил в Америке, то я бы давно стал звездой Голливуда и я не буду лукавить… жалел, что не родился в Америке… Я бы в Голливуде не затерялся… потому, что я в себе чувствую такой огромнейший потенциал… актёрский…

— Опишите мне свои фантазии о Голливуде, которые чаще всего вы представляете…

— Фантазия о том, что я стану русским Чаплиным в Голливуде (смеётся).

Я представляю себе, что меня заметили голливудские продюсеры, пригласили на съёмки… одна работа удачная… другая… я купаюсь в роскоши… в успехе..

Всё большое нечто необъятное… вот… постройки… вот я стою с Девито (?)актёром… стоит Шварценеггер… где-то Милл Гибсон… Шарон Стоун… Джулия Робертс… потом… я играю такого простока… эмигранта… такого наивного нескладного, закомплексованного, который там хочет служить…я комедийный актёр…

— Согласно психологии артистической деятельности, по статистике все комики по жизни скучные и депрессивные люди. Более того, многие из них кончают жизнь самоубийством… Потому они и играют, чтобы избавиться от своей депрессухи…

Вы в детстве вы были тоскливым ребёнком?

— Скорее был одиночкой… волчёнком… любил рыбную ловлю… сидел часами на берегу… когда рыба не клюёт, я ставил удочку и представлял себе… любил фантазировать и мечтать… что-то вроде героя Жана Марэ, который лезет в крепость в Бастилию… бросает свою любимую, нападает на охранника…типа Бильмандо…

— Расскажите ещё какой-нибудь сон …

— Я видел сон… снег… снег… снег… и мы что-то там спрятали… деньги… да… мне дали эти деньги… купюры… одна из них была тысячная… и потом что-то ветер подул… я хожу хожу… ищу по домам…куда их унесло… эти деньги… и я так их и не нашёл… помню три купюры… одна из них тысячная…

— Все элементы вашего сна — это части вас самих … что во сне называется деньгами… в действительности ими не являются… это части вашей психики… это символы, но под ними скрыты ваши чувства… Какое чувство вызывает каждый элемент сна…Закройте глаза… Что есть деньги во сне? (Долгая пауза).

— Деньги это оценка меня… оценка моего я…

— Согласно вашему сну, вы эту оценку себя ищете… вас вроде оценили, дали эту оценку, а она улетела, неуловима…

— Да… да… я достоин большего… вроде оценивают, но хочешь по настоящему проявить себя с конкретным предложением, но нет успеха, хотя тебя опять начинают хвалить, оценивать, но это зыбко… удовлетворения нет…Я перед открытием великого чего-то … вот оно уже близко… вроде блещет… а ты хочешь взять, а оно уходит…Да это сон об этом… Уф! Точно об этом…

(Пациент взбодрился от этого психологического «открытия». Стал менее скованным.).

— Давайте разберём ещё какой-нибудь абсурдный сон…

— Мы на пляже были… один мужик пытается затолкнуть куда-то другого мужика… в какую-то то ли яму, то ли котёл… по моему в трубу… толкает… толкает… я думал того, которого заталкивают пьяный… потом смотрю, оказывается тот, кто заталкивает совершенно голый я этому голому говорю, что ж ты его толкаешь… он же намного больше… чем труба… потом смотрю… а он же мёртвый… что ты его толкаешь… и вдруг раз … появляется ребёночек… такой хорошо упакованный в костюмчике… мальчик… ак из песка … из ничего… появился из ниоткуда… Смотрите.! Смотрите! Ребёнок! Я кричу… и этот мальчик что-то стал у меня спрашивать, какие-то умные вопросы мне задавать… я удивляюсь какой маленький, а какой умный…

— Итак, мы опять закрываем глаза и пытаемся прочувствовать всех живых и неживых персонажей сна, как часть вашей души… итак, голый мужик это ваша…(Долгая пауза).

— Эта моя оголённость перед публикой, я всегда себя чувствую перед ней как в бане, они у меня всё разглядывают (По-видимому, это не является неврозом навязчивого состояния)…

— Мёртвый мужик, которого заталкивают в трубу… это ваша…(Пауза).

— Это что-то отжившее, больное моё, как прыщик, который уже мёртв и я его отковырнул и хочу от него избавиться, но понимаю, что он во мне когда-то рос… (На лице пациента тревога). Это мой внутренний Лёня Голубков, которого я хочу отковырнуть как нечто чужеродное, но не делаю этого, так как он мне позволяет выживать. Я осознаю, что Лёня Голубков существует вне меня и именно его видят люди, а не меня. Я не Лёня Голубков… понимаете… Я не Голубков… Я не Голубков (ударяет сильно по столу и я вижу на лице моего пациента слёзы, усталые и добрые глаза одинокого человека, каждый день, занимающегося выживанием) Я устал заталкивать этого мертвеца в трубу… Что я всю жизнь буду заталкивать его в трубу… Это больно…больно… Уф! (Немного рыдает) … Я хочу отковырнуть, но не могу, так как эта мертвечина меня кормит… кормит… Тьфу!!!

— Успокойтесь…но во сне всё-таки вы его заталкиваете в трубу и уходите от него…

— Вроде бы проваливаюсь вместе с ним…хотя нет… я ведь потом вижу ребёночка…

— Судя по тому, что вы рассказали мне об этом ребёнке, что он умный не по годам, это маленький мужичок… Рёбёнок во сне — это не просто мечта иметь ребёнка. Это нечто иное…Это ваша…. (Опять долгая пауза).

— Этот ребёночек — это моё новое будущее, которое…

— Которым вы беременны… это ваше новое олицетворение, которого вы ждёте…

— Да… да… самое первое, о чём я подумал… это связано с моей пьесой «Рождение младенца»… потому, что ребёночек взрослый… такой умный… а маленький…

В глобальном плане я чувствую, что нахожусь в преддверии чего-то большого… югославский бизнесмен внук Олеко Дундича мне однажды сказал, что Владимир Вы рождены для великих и глобальных дел… я чувствую эту волну, может быть круче чем Лёня Голубков… Тогда мне говорят, что вся Москва только о тебе и говорила… я думаю, что эти времена возвращаются, может быть будут ещё громче… в преддверии чего-то великого нахожусь сейчас…

(Пьеса Владимира Пермякова «Рождение младенца» автобиографична, она о нём самом, о его страданиях. Её анализ позволил бы ещё глубже раскрыть проблему моего пациента, но на данном сеансе мы этого решили не делать).

— В преддверии своего величия… что вы будете великим…

«Рождение младенца» Ну… что-то не то, что буду великим, что-то сделаю глобальное, большое для страны…

— Аплодисменты есть, но хочется, чтобы их было больше…

— Да… ну без амбиций нельзя… без амбиций нельзя… если б мне предложили роль Хлестакова… у меня б глаза запылали… как пионерский костёр. Какая-то сила меня за ручку ведёт…

(Пациент отождествил себя с мальчиком, которого надо вести за ручку — это защита регрессией. При этом он не осознаёт, что находится по жизни в роли мальчика. Таким образом, во сне моего пациента представлены три его ипостаси. Это Лёня Голубков… которого он старается изжить из себя, но это ему не удаётся в силу того, что он его кормит. Пациент этого Лёню и любит и ненавидит. В этой двойственности, подвешенности заключается невроз пациента. Согласно анализу сновидения, мой пациент — «голый», добрый, открытый, вызывающий улыбку у окружающих своими страданиями. И наконец, его будущая ипостась — маленький умный ребёночек… Впрочем, мой пациент, по-видимому, итак был всю жизнь ребёнком, как и большинство актёров, только теперь мечтает стать «умным ребёночком». Но в реальности он ещё находится в плену «глупого ребёночка», который желает «много премного игрушек», удовлетворяющих тщеславие. Самое главное, чтобы дальнейшая жизнь нашего пациента не была посвящена заталкиванию этого «мертвого мужика в трубу»).

— Во сне кричите?

— Да… кричу часто… сам слышу… давай… что-нибудь быстрее … подгоняй… или предупреждаю уходи… убегайте… опасность…

— Откуда это?

— Общаюсь там… или ругаюсь… что ты сволочь делаешь…

(По-видимому, мой пациент наяву очень выдержан, всё носит внутри. Может быть в детстве ему приходилось так терпеть и благодаря этому он достигал успеха и своей цели?).

— Все мы из детства, из прошлого и оно с нами даже сейчас и формирует наше настоящее..

— Перед отцом… может быть не всегда у нас что-то получалось… видишь ли творческие люди они неординарные…это большие дети… у нас не было гармонии полной… и с отцом и с матерью… я любил одиночество… ходил там… что-то напевал… стихи… монологи какие-то проигрывал… это было странно… мама мне говорила, что все у меня девчонки как девчонки… а я был самый младший перед старшими сёстрами… а Володька какой-то непутёвый… получаюсь как в русских сказках последний братец Иванушка… всегда дурачок (смеётся).

— По-видимому, материнское сердце правильно подсказывало. Поэтому вас и выбрали для рекламы, чтобы воздействовать на национальный архетип среднего россиянина… архетип Иванушки дурачка — халявчика.

— Голубков не халявчик — он экскаваторщик…

— В актёркой деятельности есть такой процесс как психологический зажим… Вы зажимистый актёр? Когда вы учились в театральном училище, что ваши педагоги говорили о вашем зажиме…

— Ну когда стал играть профессионалом были, а так вначале нет… ну сейчас я нахожусь на той стадии, когда нет зажимов, я играю раскованно свободно, чувствую свой персонаж, достиг актёрского пика и могу играть всё, буквально за час до съёмок поучил комедийную роль и сразу сыграл.

— Какие были сны и фантазии по поводу встречи с Мавроди?

— Я бы сказал бы ему, что он талантливый человек… Мне бы хотелось бы спросить почему он начал этот МММ? Ведь он неплохо жил… продавал компьютеры…

— В психологии есть такой тип личности, который называют истероидным, то есть демонстративным типом личности… Люди, которые любят, когда на них смотрят… и это для них главное переживание жизни… Вы такой?

— Нет… нет, но в последнее время, я замечаю за собой это…

— То есть это в вас привилось… хотя это и не ваше родное… но вы вошли во вкус… Вы подсели как на наркотик на эту известность от Лёни Голубкова… Вам не хотелось есть это блюдо, но вас приучили его кушать и теперь вам хочется его есть больше и больше…?

— Да… да… вначале чувствовал себя дискомфортно… смущался… в первое время… потом стало нравиться… долго в одиночестве надоедает быть… нужна гармония… сначало я смущался… как в бане… все тебя рассматривают…

(Судя во всему мой пациент мордальным синдромом не страдает, то есть не испытывает эйфорию от узнавания и не приходит в упадок тогда, когда его не узнают).

— Как голый в том сне…

— Точно… так и есть… голый во сне это часть меня…

— Давайте разыграем психодраму. Сейчас Мавроди где находится?

— Он в тюрьме…

— Разыграем сцену встречи с ним… в тюрьме…чтобы произошло…

— Мы бы с уважением друг к другу отнеслись…

— Передайте ему что-нибудь…

— Я б наверное ему принёс фруктов… соку…

— Я говорю словами ему передайте что-нибудь…

— Он бы мне заулыбался… мы б наверно поговорили как брат с братом… обнялись бы…

— А как вы думаете… кто кому сейчас больше нужен вы ему или он вам…

— Тогда мы обои нужны были друг другу… благодаря ему я стал известным актёром…

— Вы с собой вслух разговариваете?

— Бывает…

— Вы разговариваете сами с собой потому, что вы одиноки… согласны?

— Да… да… с детства было… но мне одному было хорошо… Я любил одиночество… любил мечтать… о светлом… о романтике…

— А выбрали, наоборот профессию актёра… публичность… может быть вы с публикой… но в конце концов один… но перед публикой…но со своими персонажами…

— Это желание быть героем… я комфортно чувствую себя в одиночестве…

Мой пациент не одинок. У него есть хороший собеседник — он сам. Он принимает себя. Он может находиться долго сам с собой. Ему с собой не скучно. Согласно закону психологии, он способен принимать и любить других потому, что принимает и любит себя. Мой пациент — обладает большим чувством эмпатии, поэтому он актёр по своей сути, так как благодаря эмпатии может сопереживать своим персонажам и героям.

ИЛЛЮЗИОНИСТ АМАЯК АКОПЯН.

— Что вы чувствуете? Судя по вашему лицу, вы находитесь в кризисе?

— Да скорее всего…

— Это возрастной кризис?

— Это и возрастной кризис, это и кризис психоэмоциональный, психофизический, кризис, душевный кризис, кризис внутри себя, сердечный кризис…

— На ваш взгляд, в чём причина вашего кризиса?

— Всё совпало, совпало с тем, что была глубокая неудовлетворённость с самим собою, я на протяжении многих лет жил с одной мыслью создания своего театра… Ходил к богатым людям, богатым банкирам, толстосумам, рассказывал им про идею. Люди выслушивают с радостью и удовольствием …и открыто говорят, что дескать ваш театр рассчитан на детскую аудиторию, а мы на детях сегодня заработать не можем.

(Видно, что мой пациент чего-то недоговаривает, не вскрыв главную причину своего кризиса.)- Примечания Рамиля Гарифуллина.

— И всё-таки с вами произошло нечто более страшное?

— Да…да… смерть отца, конечно удивительно повлияла на меня… сейчас… сейчас… повлияла… не то слово… это всегда большая потеря… Не думал я что смерть отца на долгое время меня в оцепенение вгонит. У меня такое ощущение… мало того, что я остановился, я остановился в движении, динамики нет никакой, куража нету. Сегодня меня на серьёзные роли как актёра не приглашают потому, что за мной тянется шлейф иллюзионистов, магов, волшебников. Я долго к этому шёл, я в этой маске долго сидел и я этой маской любовался. Худсовет когда смотрит на Амаяка Акопяна в образе Артузова, невольно задаёт вопрос когда же Артузов начнёт показывать фокусы. А я ведь профессиональный актёр, лицедей и кончал ГИТИС. За моей спиной множество сыгранных киноролей…

(Судя по всему смерть отца моего пациента усугубила недовольство своей профессиональной деятельностью, которая итак назревала. Складывается впечатление, что пациент устал от своего архетипа персоны — маски как некоей роли, представленной через телеэкран. Устал настолько, что желает поиграть уже в другие роли.).

— А какая у вас роль преобладает по жизни? Кто вы: отец, сын, сынок, вождь, ученик… Вы же по жизни не фокусник? Ведь есть люди, которые фокусники по жизни…

— И я по сравнению с ними младенец… Не знаю… видимо это такой образ собирательный…

— Может вы всё-таки вечный сын, блудный сын, который так и не возвратился к отцу. Вечный ученик своего отца, который всё время хотел достичь того, что делал его учитель?

— Ну, нет в учениках великих классиков я хожу по жизни… я учился всегда у своего отца.

(Мой пациент не желает осознать, что он в первую очередь ученик своего отца. О конкуренции с отцом мы узнаем позднее.).

— Проблема видимо в том, что все они думают, что вы иллюзионист и по жизни… то есть по жизни возьмёте где-нибудь и сфокусничаете. Ну, как с ним общаться-то? А в жизни вы фокусничаете?

— Вы по карманам лазаете? По сравнению с теми фокусниками, которые нас с вами окружают, я просто младенец.

(По—видимому, моего пациента явно и неявно всегда обижали, отождествляя с мошенниками, но мой пациент толерантен к таким оценкам потому, что это профессиональные издержки.).

— Вы всегда хотели быть иллюзионистом, смотря на отца…

— Нет… нет…с детских лет во мне боролись две страсти. В детстве хотел быть либо художником-живописцем, либо артистом-лицедеем. Детство моё прошло в мастерской Владимира Александровича Серова.

— Истоки ваши были не в иллюзионном искусстве…вы не стали художником-живописцем… и пошли по принципу наименьшего сопротивления?…

— Получается, что так… вы у меня прямо сняли это с уст…Но я стал художником в широком смысле этого слова… я работаю в другой манере как рисовальщик… это да… мои карикатуры до сих пор печатаются в газетах…

— А может быть не общество и среда виноваты, а виноваты вы, со своими личностными особенностями?

— Вы правы, я не осуждаю тех людей, которые не дают мне денег.

— Что вам как личности мешает воплотить свою мечту?

— Человека определяет четверг…

— Что же вам мешает внутри достичь того, что вы желаете?

— Во-первых звёзды не собираются в то красивое созвездие, которое бы мне благоволило, кто-то меня удерживает, что-то меня удерживает на протяжении многих лет, пяти лет. Сегодня не верят видимо в то, что Амаяк Акопян может создать театр, который будет прибыльным…

— Опять двадцать пять… среда виновата…

— Я сегодня должен обладать уникальными способностями продюсера, директора, финансиста, а потом уже режиссёр, художественный руководитель и актёр. Я не являюсь такой уникальной личностью, которая в себе сочетала бы в себе эти качества.

(Мой пациент весьма примитивно свёл причину своих проблем к проблеме способностей, но в действительности всё не так просто. Может быть просто доля теленаркотика маленькая, а мой пациент был подсажен на него. И сейчас у него посттеленаркотическая абстиненция. Резкое лишение телеэфира вызывает депрессию у всех телеведущих.).

— Сейчас теленаркотик принимаете?

— Я появляюсь на других каналах, я даю интервью, но это всё какая-то мелочь пузатая… (Очевидно, что это слабый теленаркотик по сравнению с прайм-таймом первого канала. Мой пациент как бы соглашается со мной. Можно предположить, что мой пациент потерял кураж, как он сам выразился, после смерти отца, как главной опоры жизни. Поэтому, было бы некорректно связать его кризис только с тем, что моего пациента лишили теленаркотика — телеэфира.).

— Расскажите мне свои сны…

— На протяжении многих лет мне снился сон когда меня преследуют какие-то люди, явно не любящие меня и у меня возможность в последние секунды взлетать и лететь, причём определённую часть пути я летел легко, как будто плыл в мягких водах, а потом вторая часть пути была достаточно сложна потому, что в этом воздухе я вяз, вязли руки и ноги и я прикладывал массу усилий, чтобы взлететь на должную высоту, чтоб не смогли меня коснуться ничем там, даже взяв палку и удлинив себе руку… не этого нет…сейчас в последние годы мне не снятся эти сны… я не могу понять почему?

(Анализ сновидения показал, что в этом сне заложена формула поведения и переживания моего пациента. Мой пациент сначала преодолевает преследования, давление и сопротивление выхода в эфир, потом выходит в него, залетает через щёлочку телекамеры в эфир, плавает в этом телеэфире, а потом насыщается. Далее ему постепенно становится трудно плыть по телеэфиру. Мой пациент потреблял телеэфир в прайм-тайме. Об этом он умолчал.).

— Ещё… с абсурдностью, с фокусами что-нибудь снилось?

— Меня преследует другой сон, мне дают возможность выйти на сцену, перед любимой публикой, перед любимой аудиторией и я постоянно тороплюсь в последние секунды я влетаю за кулисы, начинаю собирать свой реквизит реально и я чувствую, что меня уже объявили, а я не зарядился, не собрался, я даже наполовину не оделся не собрался и анализируя, что же я буду делать, я выскакиваю абы как и ловлю себя на мысли, что этот трюк я не собрал, не зарядил, к этому тоже не готов. Больше половины трюков, которые я бы сегодня мог бы продемонстрировать, не могу показать потому, что они находятся в состоянии неготовности… и я просыпаюсь в холодном поту… всегда. Для меня это суровое испытание…

(Этот сон обусловлен профессиональной деятельностью моего пациента. Он основан на архетипе тени — противоположности того, что мой пациент утверждает наяву, то есть этот сон о дисциплинированности и собранности моего пациента, которая основана на вышеприведённом страхе.).

— Почему вы хотите удивлять людей?

— На сцене или в жизни?

— На сцене?

— На сцене мне гораздо проще, чем в жизни. Я часто идентифицируюсь с моими персонажами телевизионными или киношными.

— От этого страдаете?

— Безусловно… потому, что люди ищут продолжения. Они ждут второй серии сегодня и сейчас… Раз до ста в день просят показать фокус. Поэтому можно возненавидеть свою профессию. Был период когда мне это очень нравилось, что меня узнают, чтобы дать автограф и это прекрасно, но раз до ста вдень когда просят показать фокус, то становится очень больно за бесцельно… нет (оговорка по Фрейду)… нет … наоборот ты же к этому шёл (противоречие всей линии жизни), ты же сам себя позиционировал так, ты себя так продавал, теперь люди тебя покупают в этом качестве. Я актёр, я могу сыграть Гамлета.

(Это “комплекс Гамлета”, которым страдает среднестатистический актёр.).

— Раньше я кайфовал в полном смысле, я был фанат самого себя… Мне нравился мой взор, которое отражало зеркало.

— Вы были нарциссом?

— Да нарцисс, который видел своё отражение не только в глазах других, но и в своих. Я всюду видел своё отражение. Во всех людях, которые появлялись на его пути.

— Давайте теперь поговорим о вашем детстве…

— Я вырос в семье не просто великого человека, но и в семье великого труженика. Папа тоже был заложником своего трудолюбия и таланта. Он был стопроцентным….(пауза) Да… это был монарх в своей монархической империи.

(Как бы мой пациент не рассказывал об отце — он рассказывает это о себе.).

— А вы были его подчинённым?

— А мы все были свитой этого короля…

— И всё-таки вы были под гнётом этой власти и сейчас короля не стало…

— Король остался королём, но он прекрасно понимал, что во мне трепещет этот мощный талант и ему нужно дать возможность раскрыться. Ему нужно выплеснуться.

— А двойственного отношения к отцу не было? И притяжения, и отталкивания?

— Поскольку отец был велик и не досягаем и я понимал это прекрасно. А для меня это была великая личность и был период когда меня сравнивали с отцом и мне нужно было доказать всем, что я являюсь личностью.

(Можно предположить, что мой пациент всегда страдал комплексом неполноценности как тенью, вызванной светом, идущим от великого таланта своего отца.).

— Вы не страдали комплексом неполноценности?

— Нет … не было такого… я рано заявил о себе… и в кино, и на эстраде… В 80-м году я получил уже массу международных премий. Отец тогда уже понял, что рядом с ним личность. Двум гениям под одной крышей жить нельзя. Маме было сложно, но мама нашла силы и поняла, что она не боец (он сам не боец).

— Комплекс вторичности. Дети известных людей. Страдают от того, что публика видит не их, а их великих родителей.

— Это безталантные дети. Гений должен делать то, что должен делать. Талантливый человек делает то, что может, а остальные им подражают. Это важно, что Амаяк Акопян стал продолжать дело своего великого отца…

— Отец во сне снится?

— Нет… папа не приходит… но потрясающая история была… у нас был в доме пожар, сгорели папины портреты, где он на фоне каких-то старух. Мама говорила всегда, что это смерть, которая постоянно ходила рядом с ним. На фоне его всех фотографий постоянно старухи, размытые старухи… в белом страшном саване… это когда оставались дни перед смертью…

— Эти старухи к нему подходили?

— Не знаю… эти фотографии были огнём спалены…Был чуть-чуть охвачен пламенем его любимый портрет, который висит, когда он молодой… самой интересное за этим портретом мама нашла папин дневник, где он в достаточно мягкой и изящной форме даёт нам с братом точные ценные указания в этой жизни. Мама прочла этот дневник и сказала, что сейчас вам я этот дневник не дам, вы ещё не готовы его читать. Я сегодня сижу и думаю, какое послание оставил мне мой отец.

— Вы продукт своего детства. Продукт своего общения с отцом. Лик отца и его голос всегда с вами. Даже его сейчас нет, но он с вами. Как бы это оценил отец? Он всегда в вашей жизни был оценщиком на расстоянии?

— Нет… вот сейчас он не подаёт своего возгласа, не подаёт звуки никакие и в этой тишине я вслушиваюсь, а чтобы он сказал, а как бы он ответил, а что мне делать, а как мне дальше поступать? Он молчит (хлопает ладонью), хотя я ощущаю его присутствие.

— Когда при жизни его не было рядом, когда вы с ним не общались, его голос всё равно перед вами стоял. Как бы отец оценил? Вы все свои действия соизмеряли с отцом, и когда были успехи, вам не кажется, что вы всегда думали о том, как отец бы это оценил?

— Дело в том, что с папой полноценных мужских, творческих разговоров, никогда не было. Я больше говорил всегда с матерью.

— А конкурентного инстинкта к отцу не было?

— Ну как же нет… рядом со мной с детских лет. Я знал, что передо мной легендарный человек. Я его сын. Фамилию мы получаем в наследство. Имя себе зарабатываем сами.

— Отец радовался вашим успехам?

— Никогда в жизни я не слышал, чтобы он восхищался мною. Никогда. Мама да…

(Не будем говорить об эдиповом комплексе, но признаки конкуренции между отцом и сыном имеют место.).

— А в детстве отец вами не восхищался?

— Когда я учился в театральном у него были радости умиления, отец первый видел мои спектакли. Он говорил мне: “Мне очень понравилось”… Он не разбирал со мной ничего… Мною восхищалась моя мама.

— Отца уже нет… Есть нечто, что ты забыл ему сказать…

— Да… Я его редко благодарил при жизни… за всё… за то, что дал возможность мне учиться, я не в чём не нуждался в этой жизни. С детских лет я был хорошо одет. Мне вслед смотрели как я. Я был всегда одет по последней моде.

— Отец бы, что сказал на твоё извинение?

— Он улыбнулся бы… На всех фотографиях мне улыбается. Даже там, где мне казалось, что у него острый, тяжёлый взгляд и мне смотреть трудно ему в глаза. Папин взгляд я не выдерживал. Мне было сложно смотреть глаза в глаза. Сейчас оказывается он мне улыбается.

(А не “виноват” ли мой пациент в том, что он при жизни своего отца, блокировал его известность своей известностью.).

— Как переживал отец, что появился второй Акопян, который затмил первого Акопяна.

— Приходили и ему говорили. Какой у вас талантливый сын!.. Это его и радовало, видимо, и в то же время… не то, что огорчало… раздражало…

— Видимо вы не хотели, чтобы отец тоже появлялся, чтобы не было путаницы Акопянов. Пусть он лучше сидит у себя дома…

— Поэтому я и рвался в живопись, в режиссуру… но..

— Вы бы не хотели путаницы среди Акопянов… в 60-х, 70-х отца ещё помнили, а сейчас ведь не помнят и в этом и ваша заслуга может быть? Амаяка все знают… Арутюна забыли или вообще не знают.

— Нет… это же так естественно. Человек уходит на покой, в силу того, что он устал бороться за себя, за близких… Сейчас ему не нужно бороться за свою семью. Сейчас сын держит высоко его флаг.

(И всё-таки мой пациент чувствует, что виноват перед своим отцом, что затмил его и в знак прощения желает поставить ему памятник. Оправдаться перед отцом. За то, что вы в своё время при жизни памятник ему не поставил.).

— Ведь можно было при жизни ему памятник сделать. А вы этого не сделали… Вы хотите мёртвому отцу ставить памятник…

— Умница… вы говорите правильно…

— Вы это делаете уже после того, как у вас возникла жалость к нему… а тогда при жизни можно было ему это сделать и сказать “Пап я всё для тебя сделал”…

— Я очень сожалею, что именно в тот момент, когда он видимо очень нуждался в нашей помощи, в какой… я был так занят собой, решением своих вопросов… я преподавал в Испании… я был занят фильмом…

— А вы не переживали из-за того, что он не хотел вас видеть?

— Он просто в силу своей болезни перестал нас узнавать… Но как вы хорошо сказали, почему я при жизни не поставил своему отцу памятник… при жизни…

(Мой пациент сильно переживает, вздыхает, на глазах слеза.).

— А почему?

— Я больше думал о том, что не отцу, а мне пора поставить памятник себе. Что-то меня люди как-то мало ценят. Пора уж мне поставить памятник! Вот как я думал…

— Именно тень от вашего памятника, который вы себе всё-таки поставили, падала на отца. Он был в тени вашего памятника. Вы являетесь частью эстрадной, оригинально-жанровой российской культуры. Бесспорно…

— Я это прекрасно понимаю, какой фундамент, мощная энергетическая торнадо…

Да… да… со мной так никто не говорил… я боялся на эти темы говорить… о памятниках… но за то сегодня я маме говорю, мама я плохой сын… я плохой сын…

— Для мамы… и для отца?

— Я был плохим сыном для своего отца… наверное… (сомневается) всё, что я для него сделал, это крохи… он для меня сделал гораздо больше…

Ощущение раскрытого комплекса вины вероятнее и была основой депрессии моего пациента. Катарсис был. Мой пациент осознал сейчас свою вину и поэтому ему будет легче.

Пациент вышел из кабинета. За окном раздался детский смех. Я взглянул в окно и увидел, как дворовая детвора окружила Акопяна. Мой пациент показывал фокусы. Я увидел лица детей… Теперь на моих глазах появилась слеза… Великий иллюзионист-манипулятор Арутюн Акопян был бы в эти секунды очень доволен своим сыном — не менее великим лицедеем, актёром и, конечно, фокусником Амаяком Акопяном.

РЕЖИССЁР-ПОСТАНОВЩИК АНДРЕЙ ЖИТИНКИН.

— На вашем лице позитивное переживание… О чём оно?

— У меня сегодня хорошее настроение потому, что весной очень падают рейтинги посещаемости спектаклей и многие спектакли в некоторых театрах отменяются, а у меня аншлаги и это очень приятно… Сегодня был спектакль который прошёл на аншлаге, но это всё таки 600 мест, а сегодня спектакль “Хомо-эректус” — это комедия о свингерах в театре сатиры, там тысячу двести мест…

— Спектакли — это прекрасно, это ваша деятельность, а в личном плане есть какие-то переживания. Есть личные проблемы?

— У меня на самом деле… (Вероятнее мой пациент проговорил внутрь себя “есть проблемы”. В дальнейшем будем называть это опущением. Эти опущения у пациента будут подсознательно возникать в течении всего сеанса. Порой они будут появляться не потому, что пациент будет чего-то утаивать, а потому, что это настолько само собой понятно, что этого, почему-то, согласно моему пациенту, уже можно не произносить. Пациент как бы это говорит про себя, но кому? С кем он в диалоге? Это будет придавать особую мелодику безусловно талантливой речи моего пациента.) — Примечания Рамиля Гарифуллина по ходу сеанса.

Я понимаю, о чём вы спрашиваете. Меня единственное, что по настоящему тревожит, это, конечно, здоровье моих родителей… Они у меня учёные и они до сих пор, вы представьте себе… (Опущение слова “работают”), они учёные-физики, они работали на космос, такие секретные немножко вещи, это внутренняя обшивка несгораемых кораблей из полиуретана и т. п. всё сгорит к чёртовой матери, а обшивка останется… (На лице пациента выражениеА моих родителей уже не будет.” У моего пациента есть чувство тревоги за здоровье своих родителей.).

— Мы все мысленно проигрываем себе, что наши близкие и мы сами не вечны…

— Нет… я в этом смысле более оптимистичен, я очень привык их видеть энергичными с детства. Поэтому я считаю, что это правильно, чтобы они были активными настолько, насколько они могут, потому, что внутренний тонус, гармония внутреннего и внешнего, чтобы они были востребованы — это самое ценное в жизни… поверьте…

— Благодаря чему родители сформировали вас, как нечто, чем вы сейчас являетесь? — У меня ситуация исключительная потому, что я воспитывался в такой атмосфере, что мне было разрешено всё. Мои родители, я не знаю, были продвинуты настолько, что были в контексте американских исследований. Мне было настолько разрешено всё, что меня рано научили читать. Я помню, что в лет восемь, я в первый раз прочитал скажем Мопассана, детской ручкой я с книжной полки снял Мопассана и прочитал. Кстати, потом я его поставил, мне было уже за тридцать… с Сашей Домогаровым и Тереховой, но я помню детское ощущение, я тогда конечно ничего не понимал в смысле эротических всяких вещей, но мне было интересно, что какой-то дядька так замечательно движется наверх по карьере, вот это я понял, что он очень такой, в этом смысле упёртый… да… это остаётся… я помню запах книг, особенно старинных с гравюрами, особенно пергамент на бумаге, это всё осталось…Вы помните в “Зеркале” Тарковского мальчик да… семена падают на книжки, он листает тоже старые книжки, гравюры… вот это моё детство потому, что я настолько увлёкся как бы тем, что они мне вручили… и читал много..

— Вот эта призма прошлого на вас одета. Очки ваши имеют цвет, который сформировался в том возрасте… Вот эти очки … они какого-то цвета… и кто этот пигмент “воткнул” в стёкла этих психологических очков прошлого, через которое вы видите мир.

(Смеётся).

— Вы знаете это дымчатые очки… это хамелеоны, там есть диоптрии, но эти хамелеоны действительно для меня, это как будто профессиональная вещь, они снимают скажем напряжение глаз, когда это софит, свет рампы, когда я репетирую и т. д. они становятся как бы темнее. На солнечном они как бы меняются. Когда я в этих очках на тусовке….. когда я на тусовке они меняют свет в зависимости от освещения…очень удобно…

— Очки эти были одеты мамой и папой и близкими людьми прошлого… — Психоанализ есть психоанализ, но тут всегда ещё важна доля философии. Я поражался, как маленькому человеку, мои родители… маленькому да… не боялись говорить серьёзные вещи потому, что все мы сталкиваемся со знанием того, что все мы конечны. Смерть — это всегда для ребёнка потрясение. Помню, что я рыдал всю ночь потому, что я вдруг осознал прочитав очередной роман… Рыдал о том, что тот кто это всё замечательно написал, что его уже давно нет в живых… Я помню как мне мама гладила по голове и говорила: “Понимаешь Андрюш, здесь есть ещё другая вещь, вот видишь, он же остался в буквочках, он остался на этом листочке то есть он не конечен, что мы не конечны в духовном смысле, мама мне внушила — это было толчком моего творчества и искусства.

— Вы вошли в искусство как некий способ создания бессмертия, как способ оставить свой след… эссенцию…

— Совершенно верно..

(Мы можем оставлять свой след только на уровне эссенции, то есть в мире неких универсальных знаков, которые являются неким домом для всего человечества, то есть духом, условием единения всех. В этот дом мы приходим, пользуемся им и выходим из него после смерти, но оставив в нём свой след. Но есть ещё экзистенция, в нас есть нечто наше уникальное, нечто что ощущаем только мы и это нечто уходит после нашей смерти.).

— Но ведь есть ещё экзистенция?

— Нет… я думаю в моих спектаклях есть доля экзистенции. Потому, что меня всегда интересовал прежде всего поток сознания героя (который есть поток сознания моего пациента). Если вы обратили внимание, я ставлю таких авторов, как Камю, Сартра, которые пишут о том, что нормальному человеку в голову не приходит. А зрители, которые приходят на меня, например на “Калигуллу” они например знают, что был такой-то тиран, а я их заставляю как бы действительно размышлять, ну в финале они уходят перевёрнутыми почему, потому, что я их закодировал в другую сторону, они шли на скандал, а ушли как бы более серьёзными почему, потому, что за это время, они всё равно как не крутите, они как бы окунулись в эту проблему, в проблему отношений с вечностью. Когда зритель идёт и всегда покупается на яркую обёртку, на скандал, на шум Житинкина. Он вроде как бы идёт покупает билет и он как бы заложник ситуации. Ничего не стоит встать и уйти потому, что время — деньги.

— В режиссуре трудно узреть где же сам Житинкин Андрей Альбертович? Потому, что там прекрасные сами по себе актёры и сценарии… Научите читаталя-зрителя увидеть, где заложен сам Житинкин. Где же ваша личность растворена в ваших спектаклях?

— Да….да… я то вообще-то обычно шифруюсь потому, что любой режиссёр имеет свой код и он его никогда не раскроет потому, что ну… с одной стороны его уведут, я уж не говорю о том, что у меня уводят все спектакли, часто вижу какие-то повторы эпигонов провинции, ну это ладно… я не сужусь… вы замечательно говорите, вот есть код, в моих спектаклях очень много моих снов. Зритель, который понимает, что вдруг обрывается самый энергетический кусок и начинается необычное, абсолютно метафорическое по свету, по звуку картинка, изменяется ритм спектакля и вроде бы идёт параллельный сюжет и даже странно герой почему-то вдруг… почему-то вдруг нелогично себя ведёт, выходит в какой-то синий свет и что-то делает совершенно странное…потом он даже не помнит всё, что с ним было… Я вставляю это иногда даже поперёк сюжета. Самое поразительное, ну ладно там авторов, которых уже нет, но когда я сделал авторов, которые есть, скажем я ставил Юрия Полякова и Эдварда Радзинского… вдруг я увидел как они здесь загорались… говоря “Ой слушай какое здесь поэтическое место”, но они не понимают, что я здесь вставил свой сон, которого нет в тексте, я делаю как бы параллельную историю.

— Расскажите какие-нибудь сны свои…

— Нет…ну давайте как бы страхи режиссёра… это тоже важно… актёрам всегда снится, что они забывают текст, а у режиссёров другое более страшный как бы сон… конечно у меня очень часто… бывает там три премьеры… я просыпаюсь в холодном поту потому, что снится, что представьте себе, что идёт премьера и нет в зале зрителей и я один единственный смотрю спектакль и никто не пришёл…

— Это не интересно… Это всего лишь сон о вашем профессинальном страхе…

— Да … вы правы… но к счастью жизнь опровергает, что я частенько на премьерах стою потому, что нет мест, мне наступают на ноги в темноте… мест свободных нет… когда мне отдавливают ноги…

— Расскажите какой-нибудь сон поабсурднее…

— У меня иногда бывают такие вещи… я вижу сон как играют в футбол головами… то есть это не мячи… это головы ушедших людей, причём я думал сначала…

— По-видимому, этот сон вызывает в вас не страшные и кровожадные чувства?

— Нет… нет… это не страшный и не кровожадный сон… потому, что они-то живые эти бегуны… они радуются как бы восторгу трибуны… я думаю боже мой… вот этого человека уже нет… этот умер… этот умер… причём это не мои близкие друзья потому, что я бы нервничал бы больше, а это как бы ну там… известные актёры… ещё кто-то…

— По-видимому, это сон о вашем переживании о том, что все актёры от вас зависят и вы жонглируете ими?

— Нет… да… ими … всю жизнь жонглировали, их использовали, вот использовали может быть как мяч…(Во сне “ими”, “их” и “они” не существуют. Во сне это части самого пациента).

— Мячей-голов… много?

— Конечно…

— Я проанализировал ваши некоторые статьи и работы… у вас постмодерновое клиповое сознание, творчество… игра сознания, поток сознания, вы продукт современной эпохи и в этом сне как никогда, в проективной форме представлена ваша гипертекстуальность… в этом сне раскрыта ваша режиссёрская сущность.

— Согласен… согласен… У режиссёра, по сравнению с актёрами, всё сложнее. Если актёр застревает в тексте ролей, то у режиссёра это целые миры. Почему я жонглирую этими головами потому, что как не крутите, в спектакле мы творим новый миф или новый мир, я придумываю пространство, выбираю актёров, художников…(всё таки согласился с моей трактовкой сна) Почему многие режиссёры говорят, что они нервничают перед новыми постановками, развивается страх. Я думаю, что Марк Захаров… (опущение) почему они так долго тянут перед премьерами и никак не могут начать новый спектакль… Волчек восемь лет не ставила нового спектакля… не потому, что ей как бы нечего сказать… как есть страх у актёра перед выходом на сцену, так есть страх у режиссёра перед постановкой новой пьесы…

— А вы наверное антипод этим режиссёрам потому, что вы пластичны и можете переключиться и быть адекватным ситуации, вы поэтому-то на белом коне сейчас. А те режиссёры инерционные, консервативные, а вы же постмодернист…

— Вы совершенно точно поставили мне творческий диагноз…Я одновременно ставлю два три спектакля… мне говорят, что это какая-то шизофрения …нет… (в теории постмодернизма шизофрения — это нормальное непсихиатрическое явление.) Это мой метод… Когда я сижу на вечерней репетиции, я что-то придумываю для утренней, и наоборот. Так у меня происходит с мозгом. Я не могу только с одними и параллельно у меня идёт другая площадка и почему-то щёлкает (мышление и речь моего пациента “рванная”, тоже “щёлкает”, но всё это свидетельствует о неординарности и таланте моего пациента) Я даже думал, что это свойственно всем режиссёрам… Пётр Фоменко… наверное также… (опущение) он говорит ничего подобного… вот он погружается на долго месяцев и ничего параллельно не делает… не ставит…

— Давайте ещё какой-нибудь сон… абсурдный, чтоб сюжет был…

— Давайте. нет вы знаете я вам могу рассказать повторяющийся сон, который мне снится с периодичностью быть может год… два… У меня когда-то в детстве была страшная история когда я чуть не утонул… маленький мальчик на море… волны… как бы очень затягивают… море кажется такое ласковое, такое как бы прекрасное, такая стихия, которая казалось бы тебя любит, ни хрена… только понимаешь как будто, что-то происходит … тебя куда-то утягивает и после красоты начинается… человек задыхается и тут начинается паника… страх… так вот у меня была такая история… я после этого почему-то панически боюсь не воды… я хорошо плаваю, даже далеко… я почему-то панически боюсь если рядом как бы нет никого из людей… я могу видеть очень далеко какую-нибудь красную шапочку да… какой-то там велосипед… но если я вдруг понимаю, что остаётся пустое пространство, я мгновенно начинаю плыть назад и часто просыпаюсь в холодном поту.

(Это сон о том, что мой пациент часто погружается в ужасы спектаклей, экзистенцию, пограничные ситуации между жизнью и смертью, но наблюдает их как режиссёр, как зритель. Он всегда эстетствует о смерти держась за комфортную опору, за зал… понимая, что он не погрузился в истинный ужас.).

— Давайте разберём… в НЛП есть такое понятие как якорение… у вас наблюдается страх его отсутствия… ведь когда мы не боимся чего-то, например, при просмотре ужастика, мы же понимаем, что мы в доме сидим под одеялом, но если нас поместить туда, где реально находятся те, которые находятся там в этой ужасной реальности (Беслан), это же ужас… то есть мы всегда держимся за чью-то руку, за руку матери отца… опоры какой-то, а у вас происходит это разрыв как отсутствие этого якоря. Это якорение должно быть, если оно отсутствует, то начинаются разные фобии.

— Самое прелестное, что это понимаешь когда просыпаешься. Детство оно всё равно остаётся в человеке и вот этот детский момент… вообще ведь когда ребёнок, когда он вдруг понимает, может быть это движение к личности, понимает что в принципе он в этой жизни один и он никому не нужен, а нужен только близким, вот это осознание может быть… (опущение) все кстати режиссёры одиночки, это действительно я сначала думал, я сейчас вам скажу бытовой пример… я сначала думал, что это как бы просто случайность. Я никогда не понимал, почему там есть профсоюз художников, писателей, но нет профсоюза режиссёров потому, что они не могут объединиться и когда-то была попытка сделать гильдию режиссёров Марк Захаров, а Фоменко встал и сказал, дескать ребята это совершенно бессмысленно и режиссёры как пауки в банке начинают пожирать друг друга и мы никогда не сможем. Я сначала думал, что это вроде метафора, а потом нет, потому, что не Захаров, не Фоменко, не смогли объединить режиссёров, а вот сейчас, чтобы отстоять наши авторские права, мы попытались снова объединиться в профсоюз и я вдруг понял, что это очень сложно потому, что молодые режиссёры все настолько разные, что когда два режиссёра, то как бы искривляется пространство…

— Вы сказали об одиночестве режиссёров, по сути своей вы сказали о своём одиночестве…вы одинокий волк сами по себе… одинокий настолько и потому, что вы принимаете себя, вы способны принять один на один, то есть вы сами для себя интересны, сам для себя хороший собеседник.

— Да…

— Внутренний мир ваш богат и если вас запереть в кутузку, то вы будете прекрасно себя там чувствовать один на один с собой. Поэтому у вас есть способность принимать других.

— Да…да…

— Ваш талант талантливого режиссёра в способности сопереживать и поэтому актёры вас любят..

— Да совершенно верно…Я иногда вникаю во внутренний мир актёра, что вроде как возникает… некоторый страх у актёра… не слишком ли я прогружаюсь в его переживания … я даже иногда работаю как психоаналитик, но те, кто знают меня они прекрасно понимают, что актёрские исповеди какие-то … я никогда не использую нигде, в быту… во первых всё со мной умирает… это тайные вещи… сакральные… это только наша с ним внутренняя кухня, которая способствует рождению третьего человека, то есть образа…

— Я по своей профессии психолог, но по нутру своему я режиссёр… человеческих душ в своём кабинете… а вы будучи настоящим режиссёром, а внутри являетесь психологом то есть моим коллегой.

— А вы знаете очень часто … потому, что вы не представляете… вы были бы на репетициях… у актёров часто встречаются истерики, разборки или один другого… и начинаются слёзы… я уж не говорю о том, что иногда репетируют актёры, которые развелись месяц назад или полгода назад, или бывшая жена… Бог знает только то, что не происходит… там бывшие любовники… это всегда провисает в воздухе..

— По сути своей вы занимаетесь семейной психотерапией..

— Абсолютно… более того, когда актрисы… знаете как бы компенсации бывают… скажем не идёт монолог и вдруг там может пойти в слёзы… она говорит… вы знаете, что у меня была страшная ночь, что вот этот… сегодня не приехал и мне изменил и я прекрасно понимаю, переключаюсь начинаю с ней это обсуждать только потому, что она сама как бы меня просит поучаствовать в этой истории поскольку в ней есть внутренняя драма, которая мешает ей сыграть хорошо сегодня кусок, она меня заставляет переживать её проблемы… в этом нет ничего плохого… это не актёрская хитрость… это подсознание выбрасывает и я действительно в это внедряюсь… почему актёры всегда так любят работать со мной потому, что я не формально, я не вру… если у них какая-то проблема я стараюсь проиграть житейскую ситуацию тет-а-тет… никто этого не услышит на репетиции…. Я просто, когда останавливаю репетицию, делаю перерыв, потихонечку садимся в тёмный уголок это обсуждать или просто идём попить кофе, я всегда подключаюсь и даю возможность, я внушу, что я решу проблему…

— Но вы при этом одинок… и к одинокому волку тянутся, а он от них брыкается, но когда надо общается..

— Абсолютно верно… молодец… (Оценка себя?) Абсолютно верно…я расскажу вам весёлую историю потому, что иногда я видимо даже… (опущение) это конечно не Кашпировский… я иногда влияю на людей на расстоянии… у меня например, появилась поклонница, которую я совершенно не знаю, она живёт в Петербурге, она откуда-то узнала мой телефон и часто звонит… почему, потому, что когда как только она меня видит по телевизору, я даже не знаю кто это и что это, она записывает это на видеомагнитофон потому, что ей кажется, что я настолько доброжелателен и помогаю в каком-то…(опущение)… хотя я говорю о совершенно иных вещах… о поэзии… о режиссуре… ещё о чём-то естественно не о зрителях… абсолютно не на бытовые темы … она записывает и пересматривает эти кассеты и говорит, что я ей очень помогаю, я думаю конечно, что может быть здесь есть доля блефа и нет, потому, что она не настаивает на встречи, она не забрасывает меня… (опущение).

— Когда я спросил, что я хочу увидеть Вас в ваших постановках…вы сказали, что это ноу-хау, дескать вы не хотите обнажать нечто, что моё. У меня возникло такое противоречие неужели это нечто нельзя озвучить… это же вы… дело в том, что я вас прошу представить тот стиль, ту сущность, которая растворена в ваших постановках, чтобы зритель почувствовал кто же такой Андрей Житинкин… по каким элементам можно узнать именно вас…

— Нет почему… я могу какие-то вещи выбросить ключевые … скажем… обожаю ставить любого героя в экстремальные обстоятельства … я например, в Америке пару раз там ставил “Дядю Ваню” … я это ставил как историю суицида… все чеховские герои рефлексируют и как бы рефлексируя они очень часто (опущение)… приведу пример, дядя Ваня, который стреляет в Серебрякова, он не в Серебрякова стреляет, просто Серебряков вошёл неожиданно в тот момент, когда тот стрелялся как бы хотел покончить собой и также рефлекторно, нажимая на курок он стал стрелять в человека…

— По сути своей… вы сами рефлексируете на тему пограничных ситуаций?

— Совершенно верно…

— Это ваша рефлексия и вы её выражаете методом своих инструментов… актёрами постановки…

— Молодец… (Оценка себя?).

— Получается, что вы экзистенциональный художник, человек, который несёт в себе экзистенциональную проблему… постоянно задаёт себе вопрос о смысле жизни..

— Совершенно верно…

— По сути своей в вас работает духовно-смысловой механизм…

— Я также как и любой человек искусства думает о смерти, о жизни после меня, это те вещи, которые я выражаю на сцене… страхи и сомнения мои … я всё вытаскиваю на сцену (Мой пациент из своей профессии организовал себе психотерапию.).

— А я могу сказать, а где же здесь оригинальность, ведь многие авторы погружали свои персонажи в пограничные ситуации и вот тут то, что скажете… у вас есть стиль погружения…?

— Абсолютно верно…

— О стиле погружения можете что-нибудь сказать…?

(Смеётся).

— Что-что? Немножечко ноу-хау потому, что я всё равно как бы есть… (опущение)… я даже актёрам внушаю, что репетировать надо легко, а играть мучиться… любую истерику, любое странное эмоциональное состояние, которое он должен сыграть на сцене, он всё равно должен это выплеснуть как бы почти спонтанно, для того, чтобы не было этого страха… я репетирую…

(У моего пациента уникальным образом соединяется экзистенциальный подход, то есть проблема поиска пограничной ситуации между жизнью и смертью и одновременно аттракционного, играющего, хулиганствующего сознания. Он игрок в искусстве. Он имеет основание похулиганить благодаря глубокому пониманию классики.).

— В вас есть игра экзистенции и одновременно вот этих постмодернистских игр с различными сюжетами…

— Абсолютно молодец… (Оценка себя?) я как раз не проговариваю иногда…

— Да… в речи вашей заложен ваш художественный стиль… вы многое проговариваете внутри, причём так, что создаётся впечатление, что вы уверены, что я это услышал…

— Мне страшно становится, что вы раскроете все мои секреты и все режиссёры начнут вот так работать…

— Пусть эта фраза останется при секрете… понятно, что есть уже как бы бренд Житинкина и мои спектакли не путают со спектаклями других режиссёров… это тоже как бы хорошо..

— Дело в том, что в постмодерне есть эти минусы… понятия бренд… различные симулякры и т. п.

— Да…

— Вы конечно в той или иной мере занимаетесь выживанием, занимаетесь тем, что творится в мире, а надо выживать и каким-то образом подпитываться доходами, иначе ничего не получится, но одновременно вы постмодернист, но глубокий Вы не эпатажник, халтурщик, который косит под постмодерн..?

— Таких тысячи…

— Что нибудь сложно непонятно, смешать, перемешать, приклеить БФом рыбу к портрету… столкновение рыбной промышленности с художественным творчеством..

— Некоторые специально нагоняют этого тумана для того, чтобы скрыть непрофессионализм… это очень часто теперь…

— Я то на вашей стороне, когда я вижу критику, что режиссура Житинкина — это режиссура блефа туда… сюда… я с этим не согласен потому, что вы соответствуете современной эпохе и вас ругают как раз те, модернисты, консерваторы, не пластичны, неадекватны реалиям, а реальность какая она зыбкая… она уплывает из рук, а вы реагируете… успех ваш основывается на том, что вы имеете постмодерновую пластичную психику.

— Абсолютно верно… вы точно заметили, что чутьё на время, это ведь тоже режиссура, и не дай Бог я потеряю это чутьё как собака, которая уже не может унюхать наркотики, не дай Бог это чутьё на время потерять… вы правильно говорите, что те люди, у которых спит это… (опущение) поэтому я так спокойно отношусь к критике, я действительно вскрываю язвы и всё что хотите, несуразности или наоборот или пошлости нашего сегодняшнего состояния и нашего общества, а мне иногда критики приписывают, говорят вот видите, уже вот… он выстраивает на сцене… он такой… правда… вы правильно заметили, что кроме того, что я препарирую…(проглотил слово “время”)… ну время как бы понятие в физическом и философском, я как бы пытаюсь для зрителя скрыть это, чтобы люди себя идентифицировали или возмутились.

— Давайте с вами проанализируем долю подходов в вашем творчестве…

— Итак психоаналитизм есть … так..

— Есть…

— Диалектический подход есть… вы всё таки продукт общества и наблюдаете за ним и отражаете это в своих спектаклях…

— Конечно…

— Постмодерн есть…

— Да…

— Далее архетипический подход..

— Есть..

— Духовно-смысловой есть… распределите все эти вклады в процентах в вашем творчестве… Психоаналитизма сколько процентов?

— Психоаналитизм почти пятьдесят процентов…

— Постмодерн?

— Ну это тоже очень много…

— Ну давайте так… психоанализ сорок… постмодернизм сорок… всё остальное пол три, четыре…

— Манипулятивный подход то есть работа на кассу…

— Да тоже есть… — Духовно-смысловой очень рядом с постмодерном… это внутри…

— Как вы считаете… в эпоху постмодерна то, что мы называем чем-то этим уже не является в силу того, что это выходит в тираж, смешивается с другим и поэтому говорят театра уже нет… кино нет… режиссуры нет… В эпоху постмодерна всё перемешалось. Актёры стали политиками, политики стали актёрами. Жириновский кто он? Артист или политик… и вам остаётся в эту эпоху оставаться режиссёром, а может быть вы уже не режиссёр…

— Ой как хорошо сказали… может быть это самое сложное… вот когда тебя растаскивают, что скажем мне приходится (проглотил слово “делю”)… я ведь как делю… для себя внутренне я провёл эту линию … Там на тусовке я могу менять личину, где-то там, чтобы контакты были, спонсоры, но как только в тёмном зрительном зале я закрываюсь да…, то я в эту башню из слоновой кости никого не пущу… вот действительно я стараюсь не растворяться потому, что очень легко впитывать всё, а я действительно впитываю как постмодернист… вроде как мимикрировать в искусстве ничего подобного. Я даже допускаю возможно…

— Очень легко рассеяться?

— Да… вот… художнику в жизни можно мимикрировать, а в искусстве нет… всегда надо закрыть двери, я даже никого не пускаю на репетиции посторонних, прошу бельетёрш(?) закрывать когда открыта дверь, кстати это мой хронический страх… я боюсь всегда когда у меня за спиной открыта … прошу закрывать все двери потому, что не люблю, когда у меня кто-то просачивается и сидит где-то в зале… и за мной наблюдает… вот я закрываюсь… абсолютно створками… бынц… и всё … а когда после театра… мы ведь все люди публичные да… я могу валять дурака… кому-то подыгрывать иногда бываю умным… иногда глупым… в зависимости… от собеседника… но там уже игры…

— Получается противоречие в вашей психике. С одной стороны вы постмодернист, а постмодернисты, люди открытые миру, и одновременно вы закрываете дверь, для того, чтобы залезть в свою ракушечку, а потом вы всё таки открываете эту дверь… у вас есть динамика открывания и закрывания…

— Точно молодец…(Оценка себя?).

— У вас была истерика, вызванная смертью актёра … как вы справились с этой истерикой…

— Может быть это был такой стресс потому, что всегда премьера это волнение потом это было необычно… и когда на премьере умирает актёр, который мне настолько поверил, что он как бы пустился в эту авантюру, куда ему говорили зачем лезешь, он настолько поверил, что я в этом увидел ещё некий знак, он нам молодым пожелал всего- всего, выпил шампанского и ушёл как бы даже просто… а в самом высоком смысле… он за кулисами упал …

— После этого у вас была какая-то полоса, что у вас произошло …

— Может быть после этого меня вытащили наши старые мастера потому, что они мне сказали… я ведь работал действительно с выдающимися людьми со Смоктуновским, тоже его уже нет, Яковлев, Гурченко, Коржаков, Терехова, Жжёнов… я работал с актёрами которые действительно… из той эпохи ибо они мне говорят… Андрей всё будет наоборот, вот у них какая-то странная есть примета, что если это происходит на сцене, то значит потом будет с точностью до наоборот … наверное это связано с тем, что актёр всё время умирает на сцене и потом встаёт и кланяется публике… видимо есть… какая-то летальность по самой природе сценической смерти… когда это произошло я думал, что всё этого никогда уже не будет… они говорят не… не… не… вот увидишь, наоборот… и потом действительно этот спектакль уже шёл почти десять лет…

— Если возвратится к вашей личности… когда мы говорим о вас как о постмодернисте… в постмодернизме имеет место разоблачение с большой буквы, разоблачение всего и вся … приближение всего и вся настолько до извращения.

— Я согласен…

— И у вас есть “Санитар вскрывающий” — будущий ваш кинопроект…

— Да… да… совершенно верно… Молодец, что вы это вытащили.

— Не являетесь ли вы сами по себе как личность тем “санитаром вскрывающим”..

— Вот это конечно метафора… я бы наверное не занимался этой профессией если бы считал, что я не имею право этого делать потому, что я это делаю естественно…

— Вы ведь узнали в сценарии “Санитар вскрывающий” себя?

— Абсолютно верно… вот как вы обо всём догадались? Я это сделал для того, чтобы человек действительно, который ну скажем пойдёт за мной, то действительно вскрыл бы и в себе (опущение) как бы считая, что искусство не должно бояться вскрывать такие вещи… я сейчас говорю, не о физическом, а вообще… о том, что нарыв надо иногда вовремя вскрыть, что накопилось там у человека… ужасного там дурного, или наоборот, пойти и действительно разоблачиться так, чтобы (опущение)… но потом тебя поймут и поверят потому, что ты это сделал умышленно для того, чтобы что-то сбросить и очиститься от тех ракушек, от того прошлого и тех штампов, которые тебя преследуют всю жизнь. Так что это вы правильно всё вскрыли…

(Здесь вскрывается проблема моего пациента. Она заключается в том, что он с одной стороны всегда хронически приближается к объекту страха, к “ чёрт знает чему”, разоблачает его, готов смотреть ему в глаза, и одновременно по жизни у моего пациента есть такие страхи, которые у него без якоря… без опоры… Эстетика спектаклей моего пациента основана на “я сижу в зале мне хорошо, а там творится страшное”.).

— Житинкинская эстетика — это эстетика контрастного душа между комфортом и зала и ужасом сцены…?

— От этого контрапункта… от этого контрастного душа, но это действительно показатель и профессинализма…

— Вот этот контрастный душ, на мой взгляд и является одной из ваших ценностей и переживаний вашей жизни, вашего творчества и тем не менее вы всё таки на той стороне ужаса без якоря и опоры оказаться не захотели бы?

— Конечно… молодец… ой какой хитрый… (Оценка кого?) вот взял да и вытащил из меня всё, что нужно…

— Вам…нужно… На сегодня закончим…

Мне не удалось глубоко раскрыть личность моего пациента, но я почувствовал, какой он игрок и как легко подыграл мне в некоторых вопросах и выводах. Несмотря на это, некоторые чувства пациента были всё-таки представлены. Поэтому в конце сеанса я пожелал своему пациенту, чтобы у него была всегда опора, чтобы все страхи, которые будут у него в плавании по жизни, были бы заземлены, чтобы он всегда видел на берегу радующий его маяк, также как и его зрители. Страхи возникали у моего пациента как раз тогда, когда не было этой связи, не было понимания опоры. Кроме того, я пожелал своему пациенту, чтобы те объекты в жизни, которые у него вызывают страх, стали персонажами и бутофориями “спектакля жизни”, а он был всегда только зрителем этого спектакля жизни, сидящим в комфортном зале своей талантливой психики.

ПЕВИЦА ИРИНА САЛТЫКОВА.

— Ну, что начнём сеанс. Вы сейчас что чувствуете?

(На этот раз сеанс проходил не у меня в кабинете, а в квартире моей пациентки. Обустройство жилища и домашняя одежда часто даёт подкупающий своей отчётливостью портрет человека, который в нём обитает. Я не обнаружил сигналов, связанных с излишним подчёркиванием наличия денег, значимости, аристократичности и т. п. Всё что я увидел говорило, с одной стороны о ласковости, уютности и приятности моей пациентки, но с другой стороны, о силе, возможностях, смелости, оживлённом и воодушевлённом самоощущении, высокой спортивной форме пациентки, активном поведении. Но так ли всё это?).

— Ничего.

(Пациент всегда что-то чувствует. Это вполне очевидное сопротивление сеансу, которое всегда имеет место в начале сеанса. — Примечания Рамиля Гарифуллина.).

— И всё таки.

— Я сижу с вами, в своей квартире. Я отдыхаю, абсолютно не напрягаюсь.

— Я для вас кто? У вас есть переносные чувства на меня?

— Журналист. Будете задавать вопросы, на которые я готова отвечать.

(По-видимому, моя пациентка уже изначально позиционирует себя как персона, которая даёт очередное интервью журналисту. Поэтому, на её лице я не увидел тревоги. Это защита дескать “пусть он говорит, что он психолог, а я его вижу как очередного журналиста.”).

— Я ощущаю по отношению к вам двойственное чувство. С одной стороны вы производите впечатление маленькой, худенькой, слабенькой, незащищённой девочки, а с другой, судя по вашему жилью, поведению, вы энергичная женщина. Много ездите по гастролям, по городам. Ведь поезда и самолёты — это такая нагрузка. Как это удаётся? Тяжело?

— Если мы с детства рассчитываем, что жизнь — это легкая штука, то это большое заблуждение. Уже когда старше становишься, понимаешь, что лёгкой жизни ни у кого нет. Просто как к этому относится? Если человек лентяй, то ему сложно будет в жизни психологически, в первую очередь. А это гораздо сложнее, чем физически. Лучше физически поработать где- то, а потом отдыхаешь. Поэтому в данном случае я понимаю, что это моя работа, это моя ответственность за завтрашний день, за ребёнка, может быть за себя. И воспринимаешь это как…

— Преодоление, постоянное преодоление?

— Я понимаю, что это сложно. А что легче? Пойти вагоны разгружать?

— В дороге не скучно? Скучаешь?

— Скучно…монотонно, так скажем. Что значит скучно? Скучно или не скучно. Ты всё равно со своим коллективом, с какими-то, может быть, книжками, с какими-то своими мыслями.

— Вам с собой не скучно?

— Не скучно, нет. Если у меня были такие моменты, я начинала над ними работать и я искала в себе причину. Понимая, что зависеть от кого-то в любом смысле — это очень плохо. Я сейчас не про материальную сторону говорю. Зависеть от кого — то в развлечениях. Тебе скучно, ты хочешь, чтоб к тебе кто- то пришёл пообщаться, а к тебе не идут. Зачем? Берёшь книжку — вот тебе и собеседник.

— Вы принимаете себя, вы себе интересны, вы всегда с собой в диалоге?

— Я работаю над собой, конечно.

— И если ты долго находитесь наедине с собой, вы можете быть с собой долгое время? Ведь некоторые обострённо нуждаются в общении с кем-либо?

— Ну, это плохо.

— У вас этой проблемы нет. Вы принимаете себя?

— Конечно.

(Моя пациентка самодостаточна и имеет способность быть счастливой в одиночестве. Поэтому можно предположить, что в ней нет патологического страха одиночества. Кстати, именно поэтому, согласно статистике, многие женщины одиноки, несмотря на множество предложений со стороны мужчин.).

— И теперь вывод такой: принятие себя — это, по сути, основа для принятия другого. Без принятия себя, другого принять невозможно. Это основной психологический принцип, и, поэтому, вы принимаете других?

— Ну конечно.

— А любовь и есть принятие другого. На сколько и как вам удаётся принимать других?

— Вы сейчас конкретно о любви или вообще?

— О принятии других. Принять другого — это принять его, со всем его негативом. Как вы принимаете других? Есть такие люди?

— Недостатки есть, конечно, у каждого.

— Ребёнка вы принимаете?

— Я всех принимаю. Просто у кого-то недостатков много, у кого-то меньше. Я пытаюсь практически сказать в лицо человеку, когда недостатков чересчур. Я говорю о том, чтобы он это исправлял, это для его же блага.

— Вы сейчас что чувствуете?

— Ничего.

(Очевидно, что моя пациентка что-то чувствует, но не желает выразить это чувство. Это защита отрицанием.).

— В начале сеанса было одно чувство, а сейчас, что вы чувствуете?

— Нет, нет, нет, ничего.

(Защита отрицанием).

— И всё таки.

— Нормально. Качественно «ничего» не изменилось за время беседы?

(Моя пациентка делает успехи. Он не выражает свои чувства, но хотя бы говорит о том, что они изменились.).

— Если бы была возможность поговорить со всеми своими главными ценностями, которые есть в вашей жизни, то чтобы Вы им сказали?

— В первую очередь, это здоровая психика у всех моих близких. Здоровье, естественно. Во вторых, чтобы каждый ощущал себя полноценно, и в этой жизни двигался вперёд, делал какие-то вещи, планировал. Ни в коем случае, ни расстраивались бы по пустякам. В — третьих, человек должен быть чем-то заинтересован. Может это работа, может хобби.

— Хорошо… Какой бы мог быть диалог с первой ценностью, здоровьем? Что ты ему сказала бы?

— Я бы сказала, что: «Я тебя иногда не поддерживаю, но ты, по крайней мере, будь ко мне любезно, не подводи меня». Есть такие болезни…. Чтобы меня Господь хранил, лишнего не приписывал.

(Судя по тренажёрам за моей спиной, моя пациентка следит за своей спортивной формой.).

— А оно, здоровье, чтобы тебе сказало?

— Оно много бы что сказало: «Береги меня. Ложись спать вовремя, занимайся спортом, не ленись, пей поменьше вина».

— Вы в процессе этого упражнения что— нибудь додумали?

— Да… Я всё-таки ленивая.

— Второй ценностью для вас является ценность самого процесса жизни.

— Да.

— Чтобы вы ей сказали? Как вам удаётся жить в процессе жизни? Вот вы сейчас здесь сидите, на сеансе или где — то?

— Нет, здесь, конечно.

— Здесь, точно? Всё — таки вы здесь?

— Я здесь точно.

(По-видимому, моя пациентка права. Судя потому как она смотрит на меня, я чувствую, что она здесь.).

— Итак, чтобы вы сказали ценности, заключающейся в том, чтобы жить самим процессом жизни, а не суетой?

— Я этому бы вот, что сказала. Конечно, устаёшь в жизни что-то делать, хочется, чтобы какая-нибудь удача была. Хотя с другой стороны, наверное, всё — таки, достижения, какие то цели, они больше радуют тебя. Ну, я бы сказала так, было бы здоровье, я бы тогда действовала и было бы всё нормально. Главное, чтобы оно не подкачало.

— Остановить время, почувствовать умиротворение, убрать суету. Мечтаете об этом?

— Для меня это естественно, но, когда ты в суете и загружен работой, много дел, тогда теряется это ощущение. Когда ты отдохнувший садишься планировать свою ближайшую неделю, завтрашний или сегодняшний день, тогда есть ощущение сегодняшнего дня, есть свобода, есть какие то силы, планы, нет суеты. Хочется просто делать, не бежать, а методично любоваться в окно, выйти, прогуляться туда или сюда. Сделать какие-то дела, и их выполнять с удовольствием и без суеты.

— Теперь о прошлом. Согласно психоанализу, в вас представлено прошлое, сформированное папой, мамой, общением с близкими в детстве. Возможно в детстве были какие-то душевные потрясения? Возможно сейчас вы находитесь в диалоге с отцом, с матерью, хотя вы уже живёте отдельно от них.

— Я же сказала, что живу сегодняшним днём. Не пытаюсь заглядывать в прошлое.

(Защита отрицанием.).

— Тем не менее, мы всегда возвращаемся в прошлое.

— Ну не сказала бы я. Как — то от этого отошла. Так, очень редко, когда садишься в семейном кругу и что-то обсуждаешь, какие-то моменты, есть смешные, какие то вещи говоришь маме: «Ты не настояла на том, чтобы я пошла в художественную гимнастику». Я предъявляю к ней претензии, что она слишком лояльно относилась ко мне, пускала на самотёк, как ребёнок хочет.

— Мы всегда в диалоге с отцом, матерью, родственниками, близкими, хотя думаем, что находимся в диалоге с теми, кто сидит перед нами.

— Это естественно. Но я об этом не думаю. То, что было, то уже было. Я часто вспоминаю отца, которого не стало, потому что женщине нужен мужчина и в жизни и по жизни. Отец необходим в семье.

— Это понятно, потому что это первый мужчина, на котором у вас сформировался перенос на других мужчин. Вы по жизни кого ищите в противоположном поле? Отца? Сына? Брата?

— Не назвала бы никого из них. Меня отец очень сильно любил, баловал.

— А вы его любили?

— Конечно. Я у него единственная дочь. Конечно, любила. Я где — то капризничала, но я знала, что папа исполняет мои желания. И где-то я даже использовала это. Это неплохо для девочки. Он меня всё равно любил, прощал. Но я считаю, ничего плохого я не делала.

— Вам в жизни встречались мужчины, которые действительно были покровителями, как папа, или постоянно попадались какие-то сыновья, которые делали из вас маму?

— Смотря, кого ты выбираешь. В школе мне всегда не нравились отличники, с книжками и умным видом, которые ходили не замечая девочек. Нет, чтоб радоваться чему-то, улыбаться, но они почему-то всегда грустные ходили. А хулиганы мне нравились, они естественные. Поэтому, потом я и по жизни таких искала. Не искала, а принимала. А сейчас я поняла, что это ошибка была. Сейчас мне нравятся воспитанные и интеллигентные мужчины. (А может быть, это была не ошибка, а просто моя пациентка подтянулась в своём развитии так, что поменялись интересы?) И когда такой молодой человек мне попался, я поняла, что это моё. В принципе отец у меня и ассоциировался с интеллигентностью и воспитанностью, и чувством юмора.

(Последнее выражение моей пациентки говорит о том, что она всё-таки согласилась с положениями психоанализа и выбрала мужчину, по подобию отца).

— У вас сформировалось восприятие мужчин через призму отца. Таким образом, вы сами того не осознавая, хотите быть дочерью для своего спутника жизни?

— Не знаю. Если вы хотите так обосновать, то я могу согласиться.

(Моя пациентка ещё не уверена в вышеприведённом выводе.).

— Вы хотите быть дочерью для мужа?

— Не знаю, я об этом не задумывалась.

(Осознание переноса чувств на родителей или близких порой протекает долгое время и лишь позднее мы осознаём, что выбирали спутника жизни на основе близких своего детства.).

— Не могли бы выразить что-нибудь наболевшее?

— Нет. Наболевшее — это значит, человек уже психически больной.

— Я не прошу говорить о наболевшем, как заболевании.

— Нет, я просто говорю, что у меня нет наболевшего, потому что, если просто есть вещи, которыми ты недоволен в жизни, ты понимаешь, что это жизнь, и их можно любым способом решить.

(Защита отрицанием.).

— Хорошо, тогда я по другому задам вопрос. Сейчас Вы общаетесь со своим бывшим супругом Виктором Салтыковым?

— А зачем? Сначала я пыталась поддерживать отношения из-за дочки. Но Алиса, как и я давно научилась обходиться без него.

— Какие у вас с ним отношения?

— К сожалению, никаких. Для меня он — чужой человек, но для дочери Виктор прежде всего отец, она его любит и нуждается в нем, а он…Не навещает ее, не общается и вообще никак не заботится.

— Почему? У него совсем нет отцовских чувств?

— Ну, это у него надо спросить. Характер такой. Алиса все понимает, она уже взрослая, 18 лет, но внутри себя, конечно, переживает. Недавно приезжала на каникулы, я говорю: «Ну позвони хоть батьку-то», а она: «Не, не хочу». Бывало, она звонит, а он трубку не берет. А когда набирает с незнакомого ему телефона, он вдруг отвечает и, поняв, что «попал», оправдывается: «Я не слышал, был занят, то да сё…» — в общем, ведет себя некрасиво.

— Что вами в первую очередь движет?

— Наверное, мой ребёнок. Я вырастила его практически одна. Я не хвалюсь, но друзья и знакомые завидуют: «Какой ты вырастила дочь! Это чудо!» Алиса была очень послушной девочкой, дорогих шмоток не просила, мы легко находили общий язык. Мое воспитание было естественным. Здесь я придерживалась политики кнута и пряника. Очень много разговаривала с ней. Мне кажется, это и дало результат. Я видела объективные достоинства дочери. Она великолепно танцует, играет на фортепиано, с детства очень много и быстро читала. Я хочу чтоб у неё был счастливый завтрашний день. Поддержать её — раз. Второе — я сама, чтобы старость была красивой.

— Вам нравится заниматься воспитанием. Как вы это делаете?

— Никогда ничего не навязывать, не заставлять делать из-под палки, быть чуткой к внутреннему миру, темпераменту и складу характера ребенка. Обязательно — предоставлять возможности для проявления его интеллектуальных и творческих способностей. И никогда не ругать любимое чадо за отсутствие таланта в той или иной области.

(Можно предположить, что последние высказывания частично касаются как раз того, чего не было при воспитании самой пациентки.).

— И всё-таки проблемы при воспитании были?

— Ну как же! Переходный возраст никто еще не отменял. Уличные компании, пиво, сигареты… Я с ней — и по-хорошему, и по-плохому, а она — ни в какую. Был даже момент, когда у меня опустились руки и я позвонила Вите: «Ну сделай же что-нибудь: она курит!» А он мне: «Да отстань ты от ребенка, пусть курит!» Представляете, да? Отец! Алиса, конечно, искала в нем защиту: «Папа, мама на меня орет, хочу к тебе!» А он ей: «Не обращай внимания, пусть визжит!» Против меня родную дочь настраивал! При этом, заметьте, к себе ее так и не взял. Благодетель! И тут я, конечно, взбесилась. Кричу ему в трубку: «Ах, ты, дрянь! Еще одно слово — и я сотру тебя с лица земли. Я тебя уничтожу! Если ты против моего воспитания, то хотя бы не мешай». Только тогда он успокоился — испугался.

— Насколько вы избирательны в своих связях сейчас. Каковы ваши критерии отбора мужчин?

— Ну, то что я не каждого мужчину подпущу к себе это очевидно. Поболтать о жизни могу с любым, но не более. В остальном, же я очень избирательна.

— Все мы в жизни играем какие-то роли? Какие из них главные для вас?

— Три вещи я бы назвала: мать, женщина (любимая, любящая), третье — цель, работа, карьера.

— Не могли бы рассказать какие-либо свои сновидения?

— У меня их нет.

(Защита отрицанием.).

— И всё таки.

— Если даже бывает короткий сон, то я его не помню.

— Я не прошу вас рассказать те сны, которые были недавно. Вообще, абсурдные сны были?

— Я не помню. Я вообще к этому никак не отношусь. Если даже что-то и снится, я к этому никак не отношусь.

— Вы имеете способность иногда проявлять сильный характер?

— Мужчинам в женщинах нравиться сильный характер. Возможно, это и есть мой «конек». Кроме того, я никому не навязываюсь, а мужчины это ценят. Проще говоря, люблю быть свободной. К тому же стараюсь всегда настраиваться на хорошее настроение, чаще улыбаться, а это помогает не только в общении, но и хорошо выглядеть.

— Хорошо. А фантазии есть? Мечты, которые приходят в голову?

— Мечта? В Голливуде, чтобы я по Красной дорожке шла.

(Моя пациентка улыбается.).

— Конкретнее.

— Иду в Голливуде, по красной дорожке, когда «ГРЕММИ» вручают.

— Вы одна идёте?

_Могу одна, могу с молодым человеком.

— Непосредственно в фантазии одна или с кем-то?

— Не знаю. Может с молодым человеком. Наверное, интереснее так.

— Вот эта фантазия, этот образ часто приходит к вам? Или вы только сейчас сказали мне?

— Ну, когда думаешь на эту тему абсурда, фантазируешь по-детски.

— А в Голливуде по-настоящему когда — нибудь были?

— Конечно.

— А ещё какие — нибудь фантазии есть?

— Да. Иметь большую семью: 5 детей, 10 внуков (искренно смеётся). Дом, который я строю. Большая семья. Я со своим мужем, моя дочка со своим мужем, дети, много детей. Каждый занимается своим делом.

(По-видимому, все вышеприведённые фантазии не содержат серьёзных психических проблем моей пациентки).

— Со снами и фантазиями закончим. А вот с бессонницей как у вас дела? Никогда не было такого, что вы одни, а весь мир спит, а вы не можете заснуть?

— Может и было от переутомления, какого- то. Не часто.

— Вы ранимая, когда вас не узнают?

— Нет. Такого просто нет. Есть люди, которые бы хотели сделать мне гадость. Я им звоню, а они говорят: «А кто это Ирина Салтыкова?». Ну, думаю, значит непросвещённый человек. А вообще, я знаю, что меня все узнают. А кто не знает, тот не знает.

— А эйфория оттого, что вас узнают есть? Это радость приносит? Или это перестало быть ценностью?

— Это приятно. Я не могу сказать ценность это или нет. Или это привычка, и по-другому это уже не представляешь.

— Как снимаете стрессы обычно?

— Ну не знаю, наедине с собой, расслабляюсь.

— Расслабляетесь с помощью чего?

— Можно отвлечься с кем- то, или просто расслабиться, например, телевизор и подумать о том, что всё хорошо. Природа — это самое настоящее, что существует. Вот это, по — настоящему расслабляет.

— Судя по всему пора заканчивать.

Моя пациентка начала скучать. Обоятельные “хихикания”, которые были на протяжении всего сеанса прекратились. Скука показывает, что пациент избегает осознания своих побуждений. Если пациенту скучно, это означает, что он пытается отвратить осознание своих импульсов и вместо этого у него появляется специфическое напряжение — скука. Тем не менее, моя пациентка продолжает иногда улыбаться, несмотря на то, что этого ей не хочется. Это свидетельствует о сильном характере моей пациентки. Несмотря на силу характера, ей удаётся оставаться хрупкой, женственной, милой, словом быть в форме во всех отношениях.

ДРЕССИРОВЩИК ЭДГАРД ЗАПАШНЫЙ.

— Что в настоящее время у вас вызывает неприятные переживания и чувства?

— У нас с братом идёт война с руководством Росгосцирка. Идет прямое недопонимание уже третий год. Мы считаем, что у власти находится самое бездарное руководство этой офессионального дрессировщика Фировщика Фальтора Запашного нсь. было и благодоря им у вас это есть?елать не буду-это такая бо могущественной в мире цирковой компании. Вся их работа, как руководителей, сводится к тому, что цирк у нас деградирует, цирки разваливаются. Вот недавно закрыли Новосибирский цирк. Сейчас на очереди ещё несколько цирков потому, что деньги распределяются не туда. Новые животные не приобретаются. Новые произведения не делаются. Деньги выбрасываются непонятно куда. Мне кажется, виновато это новое руководство.

(Очевидно, что это не невротические беспокойства в силу того, что они имеют внешнюю, социальную причину. Это не беспричинное переживание. Это нормальная реакция чувствующей личности. Но в этой же ситуации иные дрессировщики более спокойны и не переживают. Почему? — примечания Рамиля Гарифуллина.).

— А если бы вы стали победителем в этой войне и стали бы хорошим цирковым чиновником и заняли бы их место, то оставили бы животных?

— Нет. Я думаю, что в ближайшие десять лет я сам этого не хочу потому, что я действующий артист. Я с большими амбициями поэтому хотел бы участвовать в этой компании, принимать участие в её решениях. Хотел бы, чтобы руководство считалось с моим решением. Ведь мы с братом сейчас действующие артисты. Мы в свои 30 лет много сделали. Нас уважают коллеги. Хотелось бы, того, чтобы тебя как артиста, руководство иногда выслушивало, что в принципе сейчас невозможно. По адресу Пушечная дом четыре, до 14:00 часов артистов не пускают в офис главной компании, хотя компания открыта в 9:00 утра. Этот приказ руководства нам вообще непонятен. А с 14:00–18:00 часов идёт приёмное время. За 4 часа, 5 тысяч артистов должны как-то успевать, заходить со своими вопросами.

(Мой пациент имеет большие амбиции и они вполне адекватны его статусу, династии, ответственности перед коллективом.).

— А у вас не возникают фантазии взять да и привести своих хищных зверей в компанию и решить все свои проблемы?

— У меня складывается ощущение, что эти люди безвкусны, неинтересны для животных потому, что как бы пропитанные ядом. Я бы не рискнул травить своих животных, благодаря потреблению этих людей.

(Мой пациент не имеет агрессивно-невротических фантазий и руководствуется принципом реальности.).

— Известно, что животные — хорошие психологи. Вы постоянно находитесь под пристальным их вниманием. Они чувствуют и знают вас. Расскажите, что они о вас узнали, чтобы они могли рассказать о вас?

— Это сложный философский вопрос. (Защита интеллектуализацией) То, что животные есть психологи это неоспоримый факт. Они это доказывают тем, что живут на нашей планете, несмотря на активное наше присутствие. То есть выживают и доминируют, хищники питаются людьми тоже, они научились нас понимать, находить общий язык бороться с нами. Что касается нас с братом, то мы работаем с такими животными как: обезьяны, лошади, тигры, львы. Мы научились быть партнерами с ними. Мы научились быть коллегами и некоторые животные нас любят, и мы их тоже любим. Всё это говорит о том, что мы смогли найти общую волну, какие-то общие интересы.

(Очевидно, что мой пациент решил не раскрывать деталей взаимоотношений со своими животными, ограничившись общими формулировками. Как много могли бы рассказать о нём его животные! Хотя и я не настоял на этом).

— А есть такие животные, которые вас не любят?

— Откровенно говоря, животных, которые меня ненавидят не существуют. Если бы это было так, то поверьте, я бы с вами не сидел и не разговаривал. А что касается других животных… Ненависти от обезьяны, или лошадей у нас с братом тоже нет, потому, что животные свою ненависть всё равно показывают через агрессию. То есть нападают, калечат своего обидчика.

(Мой пациент строит свои предположения о переживаниях животных на основании их поведения. Это, с психологической точки зрения, достаточно корректно, но поведение животных, также как и людей бывает обманчивым.).

— Скажите, вы покалеченный, у вас есть раны?

— Раны у любого дрессировщика есть. Я имею в виду хорошего дрессировщика. (У моего пациента высокая сомооценка.) Ведь цирк это такое искусство, в котором чтобы добиться результатов надо рисковать. А раны не всегда получаются из-за того, что животное хочет тебя покалечить и делает это умышленно. Например, я поднимал льва на плечах. На две тумбы становится лев, я подсаживаюсь под него и он как коромысло ложится мне на спину. Как-то я этот трюк репетировал с львенком. Он некомфортно чувствовал себя на моей спине и пустил когти. Уперся в меня. Я был одет в фуфайку и две футболки. Он мог мне воткнуть коготь задней ноги в спину.

— В различных профессиях существуют профессиональные издержки. Любая профессия формирует свои специфические установки и привычки. Например, многие работники МВД подозревают во всех людях воров. Вы со своей профессией при общении с людьми не чувствуете, что перед вами не люди, а животные? Есть ли у вас переносы чувств на людей? Существует ли такая инерция на людей? Животные вас располагают быть добрыми, чувствительными, правильными, безгрешными. На людях это сказывается?

— Вы знаете, нет. Я считаю, что нормальный человек не должен переносить эти качества на дом, на людей. И, наоборот, не стоит на животных спускать те чувства, которые необходимо было направить на людей. Тогда легче будет достигать результатов и дома и на работе. Ты как бы не зацикливаешься на одном.

(Защита отрицанием. К сожалению, профессия в большинстве случаев оказывает влияние на мышление, установки, стиль поведения личности, и т. п.).

— А жена вам не говорит, дескать, я для тебя не тигрица прыгать с тумбы на тумбу?

— Мы с братом не женаты. Но это свойственно всем людям. Познакомился с девушкой. Пытаешься настоять на своем и в качестве защитной реакции она думает, что пройдет такая тема как, дескать я тебе не животное. Так меня сопоставлять не надо. Я все равно это делать не буду. Это такая банальная фраза, которую все часто пытаются запихнуть в меня. Поэтому это не актуально для нас с братом.

(То, что не актуально для сознания, является актуальным для подсознания, которое часто нам не подчиняется).

— И все-таки. Какую психологическую характеристику в вас воспитали животные? Что благодаря животным в вас есть как в личности?

— Я не могу вам сказать, чего у меня не было, а потом появилось. Потому, что с животными я работаю всю свою жизнь. Я родился в семье профессионального дрессировщика, народного артиста Вальтера Запашного. У меня животные дома присутствовали всегда. Я всегда присутствовал на папиных репетициях. При воспоминании о детстве у меня всегда возникает прямая ассоциация с цирком, со зверюшками. Есть фотографии, где в одной руке папа держит меня, а в другой медвежонка. Я этого не помню, на фото есть. Это означает, что я все это видел.

(Это либо детское забывание, либо оно произошло в силу вытеснения этих событий из сознания моего пациента. Но почему произошло это вытеснение?).

— И все-таки что-то есть от них?

— Я могу подчеркнуть только то, что многие дрессировщики, в том числе и мы с братом, являемся лидерами.

— Лидерство — это ваша одна из основных психологических характеристик, сформированная спецификой профессии дрессировщика?

— Да. Ведь дрессировщик это всегда лидер, причём с кем бы он не работал. Если он работает с попугаем, то он “папа попугаев”. Если он работает со слонами, то дрессировщик — “главный слон”. Я обратил внимание, что дрессировщики в коллективах, а цирковые коллективы это от 30 до 100 человек, всегда занимают лидирующие позиции, выступая на собраниях. Раньше это были партийные ячейки. Это такие люди, которые пользуются авторитетом среди артистов, потому что это большие трудяги. Люди, имеющие силу характера. И всё-таки, очень трудно сказать, что наложилось на них от профессии дрессировщика. (По видимому, мой пациент рассказывая о своих коллегах, рассказывает о себе.) Они такие, видимо, по натуре. Не все дрессировщики являются такими династийными, как мы с братом.

— У меня есть кот Рыжик. Он маленький тигр. У него такие же полоски как у тигра. Я пытаюсь ему иногда подрожать, как он лежит, тому какой он “пофигист”, и, благодаря этому снимается стресс и приходит умиротворение. Не я являются ли и для вас животные психотерапией?

— Действительно. Если психанул на улице, или подрался с кем-нибудь, или поругался со своим руководством. (Всё-таки энергия агрессии присутствует в моём пациенте. Не является ли она результатом профессиональной издержки, которую мой пациент отрицал в начале сеанса.) Заходишь в вольер к хищникам, и как-то сразу успокаиваешься. Видишь в них уверенность, какое-то спокойствие и в результате видишь свою проблему так, что она перестаёт быть проблемой. Поэтому радуешься их выдержке. Ведь животные умеют быть мудрыми, хотя животные тоже конфликтуют между собой, но как правило, они не имеют свойство быстро успокаивается. (По-видимому, для моего пациента, животные являются главной психотерапией жизни.).

— А когда животное входит в конфликт, вы на каком языке объясняетесь с ними? Как вы разрешаете этот конфликт? Или вы не разрешаете его, и поэтому, животные сами разбираются?

— Нет. Если у хищников конфликт, то он достаточно серьёзный и эти конфликты заканчиваются смертями.

— То есть вы не вмешиваетесь?

— Наоборот, Я вмешиваюсь. Иначе у нас с братом трупы будут каждую неделю. Особенно у тигров. Они постоянно выясняют отношения между собой. Ведь тигр — это индивидуалист. Парами они становятся очень редко.

(У моего пациента развито обострённоё чувство реальности и ответственности. Он не строит иллюзий.).

— Вы отметили, что в вас присутствует чувство лидерства. Вы могли бы быть руководителем в коллективе и разрешать конфликты среди людей?

— Мы с братом в последние десять лет являемся руководителями собственного коллектива и у нас есть коллектив артистов. Мы ездим в зарубежные поездки. Но я вам могу откровенно сказать, что у нас есть дрессировщики тигров — пофигисты, которым в принципе ничего неинтересно. Они некуда не лезут. Мы с братом сейчас замешаны в конфликте — в войне РОСГОСЦИРКа с нашей компанией. Из таких ведущих дрессировщиков нас поддержали: народный артист России Сорватский (?), заслуженный артист России Юрий Дуров. Они намного старше нас и им обоим за 50 лет, но всю жизнь они были лучшими представителями цирковой элиты мира. Они не постеснялись вступить в эту войну и воюют. Вообще, в конфликте, который существует с компанией РОСГОСЦИРК, открыто выступают только дрессировщики.

— Допустим, перед вами стоят люди, которые по профессии дрессировщики. Сможете ли вы после общения с ними определить, кого они дрессируют: обезьяну, или попугая? То есть сказать, дескать, вы, наверное, попугаев дрессируете, а вы скорее всего львов?

— Скорее всего, да. Во-первых, честно вам скажу, всех дрессировщиков львов, тигров, я знаю поголовно в лицо. Поэтому, тут этот номер для меня не пройдет. Мне кажется, что в течении пяти-шести минут я смогу быстро разобраться, не задавая прямых вопросов. Я сразу пойму с каким животным человек не может работать. У нас, например, есть единственный в мире дрессировщик ежей. Очень трудно понять характер этого человека. Жена только может рассказать про его характер.

— Пожалуй, для своей жены он не “ёжик в тумане. ” И всё-таки. Если проанализировать внешние признаки, то, пожалуй, можно многое увидеть. Вот взять вас, например Ваш внешний вид мне почему-то напоминает льва. Ваши волосы шевелюра львинообразная. Можно предположить, что вы копируете львиные контуры, сами не осознавая этого. Все-таки вы два брата на львов похожи оба. Вы подражаете львам.

— Может быть так получилось. Я же вам говорю, что я не люблю зацикливаться на себе и говорить «я-я-я». (А не срабатывает ли здесь архетип тени. Можно предположить, что мой пациент утверждает о том, что не принимает в себе и борется с собой как с собственной тенью, часто зацикливаясь на себе) Потому, что есть еще много дрессировщиков. Откровенно говоря, есть и худые люди и абсолютно лысые дрессировщики. Но, может быть, я с братом это делаю не из-за стремления подрожать. Может быть, это совпадение, а может быть, это подсознательное.

— Вы с братом близнецы?

— Нет, у нас год и два месяца разница.

— Жаль. В психологии есть метод близнецов, благодаря которому сделаны многие открытия в психологии.

— Увы!

— А вы сами по себе больше ощущаете в себе какое животное? Вы по своей природе лев? Или есть другое животное, которое ближе к вам по психике, по ощущениям?

— Да, наверное я лев потому, что я семейный человек. Ведь лев — это семья, а тигр — это индивидуалист. Лев — это создатель. Он бережёт, защищает свою семью. Я скорее всего такой.

— Ранее вы употребили выражение “папа попугаев”. Что есть “папа попугаев”?

— У нас есть такой дрессировщик Виниамин Ягумнов. Он сам в интервью признался, что чувствует себя “папой попугаев”. У него большая стая, но попугаи тоже считаются авторитетами. Что это значит? Я вам могу объяснить. Когда ты общаешься с животными, в это мгновение ты сам должен становится животным, так как известно, что человек это высший разум на земле и он должен уметь снижаться до уровня жития этих животных. Общаться на их языке. Ведь наш язык они никогда не смогут понять. Надо уметь объясняться на языке животных. А кто в любой семье сможет объяснить лучше? Конечно «папа» или «мама».

— Согласно психологическим исследованиям для животного существует только то, что находится перед его взором. Когда вы уходите от своего питомца, то он вас у себя в мозгу не представляет и о вас не думает. Образно говоря, для коровы есть сено только тогда, когда оно перед носом. Корова мысленно не представляет себе сена, как некий абстрактный образ, хотя хочет его есть. Вы не переживаете, когда уходите от льва. Ведь он о вас и не думает. Вы у него появляетесь в голове, когда вы перед ним.

— Прочитайте книгу моего отца «Риск, борьба, любовь». Папа там описал как он стал дрессировщиком. Он описал годы своей жизни. Там есть интересная глава о том, как в него влюбился лев. Как любовь эта стала очень мучительной потому, что как только он покидал клетку, львёнок растирал себе об решётку лоб.

— Я понимаю. Львёнок не скучал по отцу, а скучал по тем переживаниям или эмоциям, которые ваш отец вызывал у львёнка. По-видимому, в памяти животного остаются переживания, эмоции, но не осмысленные чувства и образы. Львёнок, по-видимому, терял источник тех ощущений, источником которых был ваш отец. У львёнка в голове не было осмысленного образа вашего отца, а был аппетит на те ощущения, которые вызывал в нём ваш отец. Хотя ощущения это тоже важно.

— В чём-то вы правы, но действительно, в клетке бывают не только дрессировщики, но и обслуживающий персонал в количестве 15 человек. Они убирают, ухаживают, кормят этих животных. Многие из них проводят больше времени чем мы с братом. Но животные, почему-то влюбляются непосредственно только в дрессировщиков. Нам иногда звонят и говорят, что дескать, ваше животное заскучало. У папы был такой случай. У него было более 40 животных и когда наступил 1992 год, то есть был культурный голод, папа стал раздавать животных. То есть, решил сократить группу ровно на половину. Некоторых животных продавали, некоторых раздавали в зоопарки. Одного тигра мы отдали в «Акопанский» (?) зоопарк. Через некоторое время поступил звонок и нам говорят, что дескать, Гермес отказался есть и нам его вернули. Иначе бы он умер там от голода. Он тосковал по атмосфере, по людям. Поэтому хищникам свойственно любить. Другой пример. Хищники своих дрессировщиков часто защищают от других дрессировщиков и от других хищников.

— Людям свойственно не доверять людям, а животным верить. Это почему так?

— Потому, что животное открытое. Если он хищник, значит он хищник, если это слон значит это слон.

— А вы доверчивый человек?

— Если я доверюсь, то я доверюсь совершенно открыто. У меня был в жизни такой момент, когда я очень тяжело шёл к людям. Я открывался до такой степени, что люди потом меня предавали. Теперь я сначала долго проверяю людей и потом доверяю.

— Животные — это наши меньшие братья. Не воспринимаете ли вы животных, как людей, но со специфической психикой? Или наоборот, людей воспринимаете как животных?

— Животных нельзя очеловечивать. Это выражение я впервые услышал от моего брата. Животное всё равно должно оставаться животным. Оно всё равно никогда не сможет довериться, понять…

— У вас бывает страх от непредсказуемого поведения животного?

— Конечно, есть животные которых трудно понять. Например, крокодилы. Очень трудно понять медведей. Они могут наброситься без причины. Ведь это самое коварное существо. Во время трюка, когда его ласкают, он может напасть на человека.

— Такой страх у вас больше от людей или от животных?

— Наверное, от людей. Ведь весь негатив на этой планете исходит от людей.

— Для вас человеческая непредсказуемость страшнее непредсказуемости животных?

— Да конечно. С животными нужно это прощать потому, что интеллектуальный уровень у животных замер на какой-то стадии, а человек изначально должен оставаться человеком.

(Можно предположить, что мой пациент страдал от непредсказуемого поведения людей в силу того, что распространял на них предсказуемость, которая была в отношениях с животными. Но люди — не звери.).

— Вы говорили, что в клетке ваших животных часто бывают многие люди. Вы не ревнуете животных к этим людям?

— Нет. Вы знаете я абсолютно не ревную. Я даже радуюсь тому, что если кто-то из моих помощников находит общий язык с животными. Мне папа рассказывал, что когда-то у великого Дурова, 50–70 лет тому назад, был помощник Баутин. Он некоторых животных на работу выводил потому, что Дуров сам не мог этого делать в силу того, что у него было много животных. Некоторые животные слушали Баутина и понимали его.

— Дрессура очень часто бывает основана на манипулировании инстинктом и голодом животных. Вы извиняетесь перед своими животными, и в какой форме?

— Это заблудшее мнение и несовременное. В нашей профессии нет психология голода. Я вам сейчас могу привести много примеров. Люди, которые смотрят нас, никогда не видели, чтобы наши животные голодали бы. Это видно по их внешнему виду. Когда считают, что методы современной дрессуры основываются на том, что животное готово за пряник убиваться и делать всё, что угодно — это не так. Да. такое в цирке то когда-то практиковалось. Бывают такие некоторые экземпляры дрессировщиков которые пытаются так дрессировать, и поверьте, мы такие вопросы решаем в жёсткой форме. Есть такое понятие — запрет работы с животными.

— Таким образом, дрессировка стала более умной? Вы исповедываетесь перед животными?

— Это абсолютно неправильно. Я же говорю, я очеловечиваю животных, животное как и человек сейчас работают по принципу кнута и пряника. Если плохо то кнут, если хорошо то пряник. Как и мы с вами. Нам дали зарплату за работу, уволили за невыполнение работы — это тот же кнут и пряник. У нас тоже есть главный дрессировщик — это Владимир Владимирович Путин. И хотите вы или не хотите, мы с вами являемся дрессировщиками. Есть масса дрессировщиков, которые живут сейчас за кремлёвской стеной.

— И всё-таки есть нечто, что вы выговариваете только животным, а людям никогда не скажете?

— Получается так. Чтобы работать с животными определяем какие-то правила. От этого зависит вся моя жизнь, как в прямом так и в переносном смысле. То есть я могу распрощаться с жизнью в считанные секунды. Поэтому я не должен нигде не перегибать и делать так чтобы было комфортно. От меня конкретно многое зависит.

(Хочется вновь отметить, что в сознании моего пациента всегда доминирует принцип реальности. Мой пациент не купается в иллюзиях.).

— Таким образом, психология эстетики ваших взаимоотношений с животными — это психология противоречивости, психология одновременной любви и страха к ним? Вы их любите, но одновременно побаиваетесть, так как они вас могут съесть.

— Я не могу сказать, что мои животные могут являться для меня источником смерти потому, что мы не рискуем до такой степени, когда ходим прямо как по нитке. Это не так. Есть хищники, к которым я становлюсь спиной, засовываю голову им в рот. Если бы дрессировщики рисковали бы, то они не смогли бы проработать по 40 лет. Очень трудный вопрос, очень трудно найти однозначный ответ всему этому.

— Вы мстите хищникам за невыполнение задания?

— Слово мстить сюда не подходит. Бывает, что после работы назначаются репетиции. Надо понять животное. Понять почему оно не захотело это сделать или просто не смогло. У нас у дрессировщиков есть понятие, что животное «спилось». Он бы рад это делать, но вот не может. Иногда бывает, что акробат бежит и не рассчитывает точное количество шагов и тем самым он не может выполнить трюк, который делал в течение 10 лет. Лев тоже может отвлечься на какую-нибудь декорацию и эта мысль теперь у него может присутствовать.

— А вам не кажется, что иногда вы сами сбиваетесь и поэтому сбивается животное?

— Нет, нет, нет. Но естественно это может зависеть от человека. Не в ту сторону пошёл. Бывает такое, что дрессировщики приходят из отпуска и спрашивают у помощников, куда я в этот момент ходил: на лево или на право? Артисты и помощники подсказывают им: здесь ты шёл налево, а палка была в правой руке. Это бывает потому, что непостоянство памяти.

— Вы собранный, дисциплинированный человек, у вас все пуговицы всегда застёгнуты? Вы всегда внимательно смотрите на мир? В машине у вас чисто? То есть вы человек аккуратный и этому вас научили животные?

— Наверное, этому меня научил меня мой папа, а может потому, что отца научили животные. Я ведь потомственный дрессировщик и папа любил всё делать чётко и аккуратно. У меня прабабушка была чистая немка, может быть и этот факт повлиял на меня.

— Женщины не ревнуют вас к животным?

— Нет. Я с такими ненормальными женщинами не встречаюсь. Все женщины, с которыми я встречаюсь знают, что на первом месте у меня работа. Даже если я дома с женщиной занимаюсь сексом, и мне звонят и говорят, что зверь заболел или плохо себя чувствует, я всё бросаю и бегу в цирк это для меня главнее.

— Но всё-таки о чём животные часто говорят: кушать хотят или ещё что-нибудь?

— Мне кажется, что животные всегда хотят кушать, им даже нужно, чтобы еда просто лежала.

— О чём говорят животные?

— О разном говорят. Обезьянам всегда надо играть. Для них важна шумная компания, им нужно веселье.

— То есть, обезьяны говорят: “давай играть, давай играть?!”.

— Да особенно в юношеском возрасте. А тигр любит уединение. Лишь бы их никто не трогал. Львы, наоборот, приходят в панику, когда остаются одни. Если мы в цирке развозим львов по разным помещениям, то они всю ночь могут не спать, ходить по клетке, травмировать себя. Но если они, хотя бы увидят друг друга, то сразу успокаиваются, и слоны тоже такие.

— Животные вас как приветствуют?

— Ну, я скажу за себя и за брата. Это нам свойственно, когда мы заходим в клетку, то они не метаются по клетке, не бегают, а наоборот подставляют носы. То есть папа нас научил делать так, чтобы животные по тебе скучали.

— Кто кем манипулирует?

— Конечно же я переигрываю!

— Вот как вы считаете мы превращаемся в роботов или нет?

— Мне кажется в роботов нас превращает то общество которое мы сами создаём.

— В детстве у вас были конфликты с родителями, которые нанесли определённое влияние на вашу деятельность? Диалог с отцом мысленный продолжается?

— Нет, нет. С родителями у меня абсолютно хорошее общение, поэтому мы вместе и в жизни не расставались. В этом плане у меня всё в порядке.

— Вы вегетарианец?

— Нет, я не вегетарианец.

— У людей бывают неврозы, а у зверей?

— Да конечно. Есть и трусливые, и пугливые животные. Есть талантливые и бездарные животные.

— То есть животные как и мы — все разные?

— Да конечно, просто у них уровень интеллекта пониже.

— Мы говорим, что тот, кто любит животных — это хороший человек, а тот, кто не любит — плохой? Так ли это?

— Я считаю, что животных надо любить. Хочешь — не хочешь, но животные несут в себе позитив. Поэтому мне неинтересны люди, которые не любят животных. У нас с братом всегда дома были собаки, кошки, птички, рыбки.

— Расскажите какой-нибудь свой сон?

— Я помню сон когда я проснулся и был весь в холодном поту. Во сне хищники растерзали моего брата и я был беспомощен, не в силах ему помочь. Я разбудил своего брата. Обнял его. Попросил у него прощение… Но я сны не анализирую. Мы с братом любим друг друга и всё делаем вместе.

(Анализ этого сновидения показал, что мой пациент имеет высокое чувство ответственности, а в детстве имел это чувство перед младшим братом. Он ему всю жизнь помогал как младшему, хотя они сейчас с ним работают на равных. Ответственность — это всегда страх подвести другого. В данном случае брата. При этом, необходимо отметить, что сон образовался благодаря архетипу тени, как противоположности того, что мой пациент часто утверждает и совершает наяву.).

— А у вас в мечтах в детстве, не было иной профессии?

— Конечно, как и все, хотел улететь в космос, стать шахтёром, футболистом.

— А вы не насильно стали дрессировщиком?

— Нет, нет. Я считаю, что папа меня с братом выдрессировал правильно.

(Мой пациент верит в то, что существует дрессировка, в которой нет насилия. Я соглашусь с ним потому, что существуют манипуляции во благо личности. На таких манипуляциях, например, основана психотерапия.).

Мой пациент аккуратен и ответственен в своих выражениях, мышлении, поведении. Благодаря этому он ответственен перед окружающими. Он руководствуется принципом реальности, который часто блокирует спонтанные переживания моего пациента, которые, порой, не могут выплеснуться наружу. В заключении я пожелал своему пациенту, чтобы никакие “папы” Росгосцирка никогда не мешали ему быть хорошим Папой тигров, львов, лошадей и обезьян, чтобы он так рассчитал эту энергетику Папы, чтобы в будущем её хватило и на собственных детей.

ГЕРОЙ РОССИИ, ЛЁТЧИК-ИСПЫТАТЕЛЬ СЕРГЕЙ МЕЛЬНИКОВ.

— Что вас в настоящее время больше всего беспокоит?

— Несмотря на то, что вроде бы как идёт поддержка авиации, армии, но то, что я вижу реально, что происходит в полках, меня, конечно, очень сильно тревожит. Лётчики летают меньше, техника стареет, техника на грани выработки ресурсов, во многих полках нехватка запчастей. Отсюда маленькие налёты лётчиков, отсюда снижение безопасности. Все вытекающие последствия. Это не может не тревожить.

(Мой пациент несколько раз произнёс слово “тревожит”. — Примечания Рамиля Гарифуллина).

— Значит, есть чувство тревоги, обусловленное внешней ситуацией. Правильно?

— Да, естественно. Есть конкретная причина, хотя я, конечно, не политик, не финансист, но я не могу понять одного. Как заявляют, у нас некуда девать стабилизационный фонд, тогда почему бы, не перевооружить свою армию? Вот это я просто для себя не могу объяснить.

— А может быть, есть такие лётчики-испытатели, которые в этой же ситуации так тревожно не реагируют, спокойно спят, живут, не видят и не чувствуют того, что вы видите?

— Я вполне допускаю, что такие лётчики где-то есть. Может быть. Но они мне не встречались по жизни, потому что все ребята нормальные и все проходят медкомиссию, в том числе и психологов.

Это каждый год серьёзная комиссия, поэтому у нас с психическим здоровьем всё нормально. Я думаю, что ненормальны те, кто спокойно спит и не реагирует. Это заболевание совести или заболевание души.

(Можно предположить, что мой пациент говорит о нормальности и прохождении медкомиссии не только своих коллег, но и себя, хотя это вполне очевидно.).

— У меня есть такие пациенты, которые смотрят на газовую плиту и не отходят от неё в течение 15 минут. Не верят, что она выключена. Самолёты посложнее газовой плиты. У вас бывают такие ситуации? Проверяешь, так ли всё?

— А это просто залог безопасности своей. Это не невроз, этому учат с самых младых ногтей. Это не значит, что тупо стоять и смотреть, правильно или неправильно включён переключатель, но то, чтобы дотошно относится к своей работе и правильности своей деятельности — это залог безопасности любого лётчика — испытателя.

(В медицинской психологии есть такое понятие как «беспричинное беспокойство», когда мои пациенты часто осознают, что причин для беспокойств нет, а тревога и беспокойства есть. Это к моему пациенту не имеет никакого отношения. У моего пациента нет никаких неврозов и беспричинных беспокойств.).

— Иногда лётчики, которые бросают летать начинают пить. Срабатывает психологический эффект компенсации. Они компенсируют полёты своего тела алкогольными и наркотическими полётами души.

— Я допускаю, что в единичных случаях такое возможно. Я по себе могу сказать. Я шесть лет не летал, меня медицина тормознула, но я почему-то не запил.

(Порой, лётчики прекращая летать, прекращают “накачивать” в свой мозг соответствующие нейромедиаторы. Поэтому, у некоторых из них возникают состояния сродни с постнаркотической абстиненцией. Отсюда возникает тоска и депрессия. Более того, есть единичные случаи, когда героемания этой рискованной профессии сменяется героиноманией.).

— Лётчик постоянно сравнивает плоскостную реальность с трехмерной реальностью полёта. Поэтому, будучи на земле он скучает. Могут возникнуть депрессии.

— Может быть. На незрелом этапе я не стал бы спорить с вашими словами, но жизнь она на много шире чем летание, я даже где-то благодарен всевышнему и врачам, которые меня тормознули. Благодаря этому я шесть лет мудрел для того, чтобы вернуться опять в летание. Я прекрасно понял, что все, что составляет жизнь лётчика, это на самом деле маленький кусочек от той огромной жизни, которая нас окружает.

(Всё это не противоречит моим вышеприведённым примечаниям.).

— Это здорово. Значит самолёт не единственный смысл жизни, а есть ещё иные ценности. К сожалению, у некоторых не так бывает.

— Я могу им только посочувствовать. Я тоже очень сильно переживал, когда меня тормознули. Ну и что? Всё, что происходит с нами, из всего просто надо выносить и делать выводы.

— А можно предположить, что у вас была другая запасная специальность, которая вдохновляла и радовала вас также как полёты?

— К сожалению, нет. Я прекрасно понимаю, что рано или поздно любой лётчик в возрасте пятидесяти лет принимает решение, потому что реакции не те, здоровье не то. Естественно, если не подготовил запасной аэродром, то, конечно, будет сильная депрессия.

— Нет ли у вас беспокойств, вызванных финансовым положением?

(И действительно, бывают ситуации, при которых никакая помощь психолога не нужна, а всё упирается в финансы.).

— Больше 10-ти лет назад была шутка когда были задержки зарплаты. Мы ведь все равно летали. А шутка такая: «начальник смотрит, летчикам не платят, а они летают, а может с летчиков денег брать за то, что они летают?» Поэтому я думаю, что зацепка за деньги, ну это вообще не очень характерно вообще для летчиков. Но то, что очень легко кто-то зарабатывает во много раз больше, чем я в достаточно опасных испытаниях. Ну, это их проблема. Мне достаточно, чтобы были два автомобиля в семье, купить себе мотоцикл, который я хочу. Купить коня жене, моя жена занимается конным спортом. У меня хватает средств, чтобы отправлять дочь четыре раза в году на горнолыжные из них три раза заграницу. Но заниматься летной работой ради денег не возможно.

— По-видимому, вам часто приходилось преодолевать психологические трудности во время посадки? Я читал об этом в ваших интервью.

— Летал и делал посадки СУ-33 на авианосец. Это достаточно большой стресс и практически ни один летчик не говорил, дескать «а что тут, ерунда, сел и все!» Очень многие летчики признавались и в этом нет ничего крамольного, что после посадки на авианосец сруливаешь на техническую позицию и вдруг замечаешь отходняк от стресса. Ноги начинают подрагивать, просто идет нервная дрожь, которую надо унять, совладать собой. Она потом появляется, потому что пока летчик работает, в это время летчику не страшно. Если летчику страшно во время работы, то он не годится к этой работе. Но после работы делает выводы. После многих посадок садишься, переосмысливаешь и думаешь «ого!» Грубо говоря сесть нужно, как это громко не звучало, на спичечный коробок, который плавает в необозримом океане. Если лётчик попал на эти 300 метров, то оценка «отлично», на авианосце это 36 метров. Если не попал на эти 36 метров, не долетел, ударился в корму, перелетел, не зацепился и в лучшем случае ушел на 2-ой круг. Это конечно стресс. Если летчик ничего не боится и заявляет об этом, то он или врет или его нужно убирать с летной работы.

(Мой пациент из-за своей скромности утаил, что звание героя России он получил именно за проведение палубных самолетов.).

— А не могли бы вы рассказать о своих переживаниях того, почему вы стали лётчиком, о психологии своего призвания? Каковы психологические истоки выбора вашей профессии? Психология романтизма в вашей душе занимает основное место? Вы романтик?

— Лётчиков по природе не романтиков я не знаю, потому что заниматься этой работой из-за денег ни один человек не будет. Невозможно заставить себя, ломать себя каждый день. Происходит очень быстрый отсев в лётных училищах. Как только начинаются полёты, люди понимают, что это не их. Лётное дело одно из таких. Да, я романтик. У кого-то из бардов сказано: «Был романтиком, а теперь я стал циником». Это неизбежно по мере мудрения, взросления, набора опыта. Это маска, за которой каждый лётчик, как ребёнок, остается романтиком.

— У вас не было такого: вы рисовали себе эту профессию, а когда её обрели, оказалось это совершенно не так. Вы разочаровались или наоборот?

— Наоборот, кроме последних лет, когда всё тревожно. Тот образ, который я себе мысленно представлял, о своей профессии, был скудным, плоским, менее объёмным. Надо признать, что в эту профессию достаточно трудный путь. Вся жизнь — учёба. Учишься, учишься и учишься. Хотя в песнях поётся, что это мы учим летать самолёты. Мы учим их, а они учат нас. Это взаимный процесс.

— Вы предвосхищали одно, а получилось намного интереснее.

— Я предвосхищал по книгам и фильмам, где сплошная героика. Мне повезло, у меня родители — авиационные специалисты в области лётных испытаний, папа был ведущим инженером по лётным испытаниям. У нас дома бывало немало лётчиков, я на них смотрел, как на полубогов.

— Добавилось нечто, что вы не предполагали — ощущение полёта.

— Про него рассказать невозможно. У каждого человека будет по-своему. Как можно человеку, лишённому обоняния, рассказать про запах розы?

— А если бы вас посадили на кукурузник в 13 лет, и вас бы там тошнило в течение часа, вы бы стали лётчиком?

— Не знаю, но вполне вероятно, что нет. Здесь самое главное — грамотно подвести. В лётных училищах семнадцатилетних пацанов не сажают на большие перегрузки сразу, на большие угловые вращения.

— А у вас были такие перегрузки, когда вас рвало?

— Нет. Первое попадание в трёхмерное пространство всегда очень запоминающееся. Именно когда ты не пассажир, а когда тебе это подвластно. Пускай кривенько как-нибудь, гаденько, но ты можешь управлять этим процессом. И вот когда я попросил сделать мёртвую петлю, я впервые почувствовал, что такое перегрузка. Когда вдавило, немного помутилось зрение и пелена пошла, но это нормальное явление. Одно дело, когда знаешь о нём теоретически, а другое дело, когда в первый раз практически. Конечно, у меня были сомнения, что я никогда не стану лётчиком. Только когда мы курсантами между собой обменялись впечатлениями, мы поняли, что к этому надо прийти и привыкнуть.

— Но педагог мог бы загубить вас также.

— Я благодарен всем своим инструкторам, кто меня учил, потому что они соображали, что следующие перегрузки будут намного больше в сочетании с угловыми вращениями. Этот просто щенячий восторг первого полёта сразу нам вкрапляли наверно.

— Есть ли у летчиков-испытателей какие-либо профессиональные признаки, по которым можно определить, что этот человек является лётчиком?

— Нет, нет! Настолько разные все летчики испытатели, что глядя на некоторых даже не подумаешь, что он вообще летчик.

— У Сергея Соловьёва в фильме «Асса» есть образ такого “летчика”, одетого в летную форму.

— Но он в результате оказался совсем не летчиком. Есть старый фильм «Небесный тихоход». Помните, там три друга, они дали залог не женится никогда и там был один, не помню как зовут этого артиста, как он там дурака валял, рассказывал, стебался, он абсолютно не героизировал свою деятельность. Летчики те же люди. А люди бывают разные. Тут я думаю можно согласиться.

— И всё-таки, по-видимому, ваша профессия имеет свои определенные психологические установки?

— Раз так… Дотошность, которая переходит в педантизм. Это что первая, что вторая жена: иногда ставится в укор. По летчику можно понять, как он водит машину и понять, что это летчик.

— Вы человек очень дотошный, аккуратный?

— Нет, дело не в аккуратности, дело в четкости, в собранности. Дотошность при подготовки чего-то, дотошность при исполнении чего-то из высшей категории сложности. Поэтому подавляющее большинство летчиков водят машины так, что придраться сложно.

— Как женщины это оценивают?

— На счет летчиков баек много всяких разных ходят, но я бы сказал, когда я был еще холостяком, у нас было хорошим тоном, уж если ты знакомишься с девушкой на дискотеке, в ресторане, то никогда не представляться летчиком. Хотя я не говорю, что это у всех. Мы представлялись бухгалтерами, клерками. Ведь летная профессия изначально несет ореол мужественности, романтики и ты ставишь себя в неравные условия. Конечно, если надеть комбинезон, защитный шлем и пролететь мимо окна девушки на самолете, то делать уже ничего не останется. Она растает — она твоя. Потому, что она подругам может рассказать, что, дескать, это мой прилетел. Ну, это же не честно.

Кстати не факт, что оно раскроется. Бывает, пообщался день-два и Бог с ним. Не у всех, но у нас не считается признаком хорошего тона придти в ресторан и козырять авиационными словечками.

(Психологические манипуляции, основанные на ореоло-эффекте мужественных профессий достаточно эффективны не только в отношениях с противоположным полом, но и в политике, бизнесе и т. п.).

— В медицинской психологии есть такая проблема как аэрофобия — страх полётов на самолёте. Из—за этой фобии у нас терпят убытки многие авиакомпании.

— Но это страх от незнания. Если людям суждено погибнуть в авиационном происшествии, то самолёт упадёт именно на их поезд. Они даже могут в этом не сомневаться. Поэтому бояться чего — то, это от недоверия высшей силе.

— Значит, авиация научила вас верить в Бога?

— Да. Я ездил в Тибет и был потрясён тем, что там увидел.

— А вы когда-нибудь летали на обыкновенном самолёте? Какой вы пассажир?

— Да, конечно, очень часто я абсолютно спокоен, понимаю, что я могу просто отдохнуть, если с собой ноутбук — можно поработать.

— А вы не замечаете ошибки пилота, как он правильно ведёт?

— Это было бы нетактично.

— Но иногда погрешности замечаете, недочёты?

— Конечно, конечно!!! Но как может пассажир что-то высказывать лётчику, откуда он знает, что там происходило. Да этот лётчик, может быть, спас его сегодня своими грамотными действиями. Я, кстати, не люблю, когда аплодируют пассажиры после посадки самолёта.

— Пассажиры аплодируют, потому что для них полёт был стрессом. Это как бы маленькое второе рождение.

— А есть второе объяснение — насмотрелись западных фильмов. Я это просто не перевариваю. А почему мы не аплодируем водителям автобусов, хотя в автомобильных авариях гибнет намного больше.

— Что бы о вас рассказали самолёты, на котором вы летали? Вот если бы он умел говорить. Что бы он рассказал о вас?

— Но вот этого не знаю.

(Для романтической натуры, каковой является мой пациент, это упражнение не является сложным. Поэтому последнее выражение моего пациента связано с защитой отрицанием.).

Есть даже песня там такие слова «ЯК-истребитель, мотор мой звенит» слышали да? Там есть фраза «а тот, который во мне сидит, считает, что он истребитель» Я не знаю, что может рассказать самолет, надо у него спросить. Но скажем так, если тот самолет, в который я заложил много души, а это самолет СУ-33, не унес многих жизней летчиков, то я думаю, что он не должен про меня что—то плохое сказать.

— Ну, сказал бы что—нибудь о вас?

— Ну не знаю, надо у него спрашивать.

(Защита отрицанием.).

— Хорошо, а вот такой вопрос, а какой бы предмет из вашей жизни рассказал бы о вас подробнее? Есть какой-нибудь предмет, который вас раскрыл бы?

— Не знаю, нет у меня такой привязки.

— И всё-таки.

— О любом летчике может рассказать его летная книжка. Про каждый полет.

— О летчике как профессионале, а о летчике как о личности? Кто он такой, со своими особенностями, с характером? Летная книжка может рассказать?

— Ну, в принципе если внимательно изучать, то может. Наверно может. И как он ее заполняет, и каким почерком, и куда он летает и на какие испытания. Все это она может рассказать. Отсюда можно сделать выводы. В принципе летчик разговаривает с неодушевленными предметами, то его сразу списывают.

(По-видимому, у моего пациента возник перенос чувств на меня как на представителя медико-психологической экспертизы, к которой я никакого отношения не имею.).

— Ну, это же психологическое упражнение и не более…

— Я и так открытый?

(Защита или закрытость с помощью выражения своей открытости.).

— Хорошо оставим неодушевлённые предметы. Чтобы бы рассказала о вас ваша дочь?

— Я у младшего не спрашивал и у старшей не спрашивал. Но старшая мне иногда говорит, что «Пап, я тобой горжусь!» И честно говоря у нас такое отношения в семье, что не принято, говорить какой ты у меня хороший или какой ты у меня плохой.

— Есть люди, для которых главной ценностью жизни являются экстремальные ситуации, при выходе из которых они ловят кайф. Элемент экстрима в вашей профессии был часто? У вас были пограничные ситуации между жизнью и смертью?

— Для начала немного статистики. Когда был юбилей школы лётчиков-испытателей, там взяли списки всех выпускников и подвели статистику. Выяснилось, что до пенсии не дожил каждый третий. Как, неплохо? Это ответ на ваш вопрос. Ситуации бывают у каждого лётчика-испытателя. Когда лётчик из неё выходит, его задача грамотно проанализировать, выработать рекомендации себе или другим. Всё-таки, лётчик — это осознанная профессия, он не экстремал, ни в коем случае. Я лазаю в горы каждый год, я на параплане летал, но это не значит, что я гоняюсь за адреналином. Привлекает что-то другое: красота гор, радость скольжения на горных лыжах со склона. Когда появились парапланы, мне стало интересно, как можно летать на тряпке. Это получение удовольствия от жизни.

(И всё- таки это компенсация полётов, которых так не достаёт моему пациенту.).

— На западе лечат наркоманию с помощью парапланов, есть специальная секция, и знаете — эффективность очень высокая.

— Я даже в этом не сомневаюсь, потому что человек, попадая в небо, становится чище. Он понимает, что он творил на плоскости, всё это мелко, ненужно. Можно жить в трёхмерном пространстве. Два года назад мои две дочери прыгнули в свободное падение. Я просто счастлив, что в их глазах был восторг. Они открыли для себя трёхмерное пространство.

— Главное, что вы сроднились со своими девочками по ощущениям…

— Они почувствовали, что жизнь не замыкается на плоскости. Это замечательно.

— Они теперь понимают, как папа летает.

— Они почувствовали этот вкус, о котором можно говорить сто раз. Можно говорить слово “сахар”, а во рту слаще не станет.

— А в целом кризисы вас миновали?

— Как миновали? Я и разводился, достаточно тяжело для самого себя, чисто психологически и скажем так в расцвете сил и врачи меня остановили, был достаточно серьезный удар. Я бы не сказал, что у меня все безоблачно и все так хорошо было.

(Для лётчика понятие “безоблачно” — нечто иное, чем для других профессий.).

— Как вы вышли из кризисов? Благодаря чему?

— Окружающий мир помог потому, что всегда человек чего-нибудь добьется, надо только принять помощь или от окружающих людей, или от каких-то событий. Я б не хотел подробно останавливаться. Просто человеку всегда дается то, что ему нужно, в этом у меня нет никаких сомнений. В физическом плане, материальном и во всем остальном.

— А семейных психологических проблем у вас нет?

— Конечно, нет.

(Защита отрицанием.).

— Какие-нибудь свои сновидения, могли бы рассказать?

— Ну вы знаете… Почему-то так складывается в последнее время, очень долгое время крайне редко какие-то сны снятся. И даже не могу сказать что-то про сновидения. Хотя я абсолютно верю в то что сны могут быть и вещими, и предупреждающими, что-то говорящими. Другой вопрос как правильно это истолковать. В этом мире случайности в принципе не бывает.

(Защита интеллектуализацией. Пациенты, которые не рассказывают сновидения вообще, имеют сильнейшее сопротивление сеансу. Забывание сновидений указывает на борьбу пациента с разоблачением его бессознательного.).

— Но вы могли бы поделиться каким-нибудь абсурдным сном, который не обязательно последний, может быть, он приснился год назад, два или три назад?

— Абсолютно честно. Я что-то вот так и не припомню, такого нет.

(Выражение “Абсолютно честно” и т. п. — хорошо описаны в психоанализе и обычно означают, что пациент чувствует противоречивость своих чувств. Он хочет, чтобы всё то, что он сказал, было так на самом деле. Можно предположить, что сильное сопротивление моему сеансу вызвано переносом чувств на меня, как представителя медико-психологической экспертизы, которую, по-видимому, мой пациент проходит регулярно.).

— Некоторые актёры и режиссёры на моих сеансах мне рассказывают различные сны…

— Ну, это люди искусства, у них более тонкая психика…

(Защита примитивной идеализацией).

Я не буду подробно рассказывать, но скажем так после одного из особых случаев в полете. Может быть в течении нескольких дней, опять приходила эта же ситуация, опять я ее проживал, просыпался, но не в холодном поту, не с криком, но просыпался … Проснешься, сядешь, покуришь, ляжешь опять спать, на следующую ночь опять, ну все зависит от психики. И на самом деле, авиационные врачи признают, что стресс можно снимать медитацией, музыкой, но самое простое это алкоголь.

— У вас бессонница есть?

— Нет, конечно.

(“Конечно” — потому, что “у лётчика её быть не может”.).

Если бы была бессонница я бы летать не смог. Из-за детей бывает, а так вообще нормально.

— Из-за детей, когда они поздно возвращаются?

— Нет, когда ночью маленький сын просыпается, то ему в туалет, то ему попить. У меня еще ребенок маленький, чтобы приходить поздно домой, поэтому в этом плане мне еще все предстоит.

— И всё-таки, как у вас складываются отношения с алкоголем?

— Вы знаете, лет семь я вообще не пью. Когда у меня родился сын три года назад, что-то внутри сказало, иди купи коньяку купи и выпей, хотя до этого семь лет ни грамму алкоголя. А сейчас как все, могу по праздникам выпить или если есть повод рюмку—другую, но напиваться не хочется.

— Чувствуется, что вы человек верующий…

— Для меня нет сомнений, в том, что существует высший разум. Потому, что я не являюсь, ортодоксальным христианином, хотя крещенный. Например, строго держу посты, когда меня тянет, я захожу в церковь. Я православный.

По-видимому, сильное сопротивление сеансу было вызвано переносом чувств пациента на меня, как представителя медико-психологической экспертизы, к которой я никакого отношения никогда не имел и не буду иметь. С другой стороны, сам я не справился со своим контрпереносом на моего пациента, как на Героя России, что не позволило мне задавать более откровенные вопросы. Более того, необходимо признать, что часто испытания, которые преодолевают лётчики-испытатели, по своей силе не уступают посттравматическому стрессу участников войны, которая калечит души. Тем не менее, моему пациенту, несмотря на все издержки, которые имеют место в его профессии, удалось сохранить психоэмоциональное здоровье на достаточно высоком уровне. И это произошло, благодаря романтизму и духовности, которые были изначально заложены в психике моего пациента, и, которые ещё больше развились благодаря ощущению неба. Кстати, мой пациент, в силу своей скромности, на протяжении всего сеанса, так ни разу и не обмолвился, что является героем России. Но он был им для меня на протяжении всего сеанса, что и помешало мне более глубокому раскрытию этой легендарной личности.

ЖЕНЩИНА, МУЖ КОТОРОЙ ОКАЗАЛСЯ С НЕТРАДИЦИОННОЙ СЕКСУАЛЬНОЙ ОРИЕНТАЦИЕЙ.

— Судя по всему, с вами что-то случилось?

— В том то и дело, что как будто бы ничего не случилось. В последнее время стала я за собой замечать, что без причины гаснет настроение, ничего не хочется, пустота какая-то.

(Часто мои пациенты не желают называть истинных причин своих беспокойств, но при этом желают решить свою проблему. Это практически невозможно. Судя по всему данная пациентка в начале сеанса тоже решила обойти самое больное место. И вот, что у неё из этого вышло. См. ниже.).

— И всё-таки, я чувствую, что в настоящее время вы в чём-то боитесь себе признаться. В чём? У вас что-то с супругом?

— Даже не знаю. Муж меня любит и дома всё тихо (Защита обратным чувством. Я почувствовал, что моя пациентка произнесла последнее предложение с чувством страха).

— Когда вы сказали «всё тихо», то сказали с каким-то страхом и раздражением на эту тишину. Вы боитесь этой тишины потому, что в тишине у вас начинаются беспокойства?

— Я как-то об этом не задумывалась. Тревога только тогда, когда его нет дома. У него постоянно задержки на работе. Приходит очень поздно, а порой и вовсе ночует у друзей из-за разных дел, так удобнее.

— И всё-таки вы чего-то боитесь…

— Раньше боялась. Теперь не боюсь.

(И вновь защита обратным чувством. Страх и тоска на глазах моей пациентки.).

— А чего раньше боялись?

— Выдумок всяких о муже… А знакомых своих лучше вообще не слушать. Они такое говорили о моём супруге. Тьфу!!! Я им не верю. Они говорили, что он голубой, но я то знаю, что это не так. И он мне сказал, что это не так. Я вообще не хочу разговаривать на эту тему. Ой, что я говорю, почему я вас обманываю!!! Я уже как два месяца не живу с ним…Он у меня действительно голубой.

(Защита обратным чувством прекратилась и моя пациентка выговорила то, что ей до сих пор было больно выражать. Дальнейшая моя работа сосредоточилась на том, чтобы она могла выговориться и выразиться по поводу своей проблеме.).

— Тогда в чём проблема-то?

— Как-то в молодости, я приехала навестить мужа. Он работал всё лето на шабашке. Они жили в палатке. Я приехала не предупредив его. Заглянула в палатку, а там лежит он, а у него между ног, в области паха голова другого парня. Я была в шоке и долго не могла прийти в себя. Ребята долго оправдывались, дескать у моего супруга была забинтована нога, что-то с мышцей и его друг зубами отвязывал узел.

(Действительно, лицам с нетрадиционной ориентацией раньше в силу малой осведомлённости обывателей по вопросам феномена перверсий, удавалось маскировать истину о себе.).

Я дура поверила. (Защита самозаблуждением.) Теперь я понимаю, что в действительности было тогда. Он уже тогда был таким.

(Моя пациентка окончательно созналась сама себе, что её супруг всё-таки имеет нетрадиционную ориентацию, хотя в начале сеанса защищалась от реальности, не желая в это верить, хотя её подсознание уже давно сказало, что это так. Именно поэтому моя пациентка страдала депрессией.).

— Судя по-всему он постоянно оправдывался, а вы этому верили.

— Да, он на это мастер. Он мне говорил, дескать, не переживай, ведь нас таких много. Вон смотри по телевизору. Начал нажимать на кнопки пульта. Вот, вот, вот… Такое сейчас время, такие сейчас времена. Дескать, нас много. Приводил всегда творческих известных людей, начиная с Чайковского и кончая… режиссёрами, актёрами, современными политиками. Тьфу!!!

И всё-то он знает. Я чихать хотела на это. Я мужа потеряла.

(Моя пациентка права в своих опасениях. Ведь в настоящее время, есть опасность, что элементы нетрадиционной сексуальной субкультуры, могут стать частью культуры российского общества.).

Я как подумаю, что он такой… (Плачет.) Я мужа потеряла, понимаете, мужа!!! (Рыдает.).

Он мне говорит, дескать, прими меня такого, какой я есть. Не могу я принять его такого. Не могу! Но как он мне пудрил мозги и как я ему верила, я сама не понимаю. Я сама себя обманывала. Как-то привела его к священнику, чтобы он очистился от этого греха. Гляжу, а он смотрит на священника как-то не так. И священник на него смотрит как-то не так. Так они и смотрели друг на друга как-то не так. А священник миловидный юноша с женскими манерами и интонациями в голосе. Писклявый такой. Глаза как-то не по-мужски блестят. Мне жалко стало их. Мужики, что же они делают с собой. Я убежала от них, оставив их обоих на алтаре. Тьфу!!! Вот так очистился мой муж от греха.

(Статистические исследования показывают, что многие лица с нетрадиционной ориентацией убегают от своего греха в монахи, в религию, в прозрачно-нулевой пол. Быть ближе к Всевышнему, у которого как известно пола нет, облегчает страдания от греха, но не надолго.).

Я то ведь раньше думала, что голубые — это только такие, которые как женщины, а оказалось, что это как раз те, которые нравятся моему мужу, а он ищет таких, всяких женоподобных миловидных мальчиков, парней, мужиков. И сейчас я только поняла почему он из меня делал а-ля мальчика. Заставлял меня стричься коротко. Злоупотреблял анальным сексом извращенец!!! А я ему верила. Я то смотрю на него вроде здоровый мужик. И не за что не подумала бы. Зачем он женился на мне?

(Моя пациентка привела ряд нескольких классических критериев по которым действительно можно уже подозревать ту или иную личность в нетрадиционной ориентации. Но это не полные критерии. См. ниже).

— А вы его сами спрашивали?

— Да. Он говорит, что также любит меня, но любит во мне того мальчика, которого он во мне увидел. Какая я ему мальчик!? Я ему сына родила! Я женщина!!! Что я мужловатая баба что ли? Что я лесбиянка небритая что ли с низким прокуренным голосом? Я знаю таких. Вот ему такую и надо было найти. Вот если бы они сразу говорили, что они такие и не маскировались под нормальных, то женщины меньше бы страдали. Или вообще не женись. Нечего пудрить мозги женщинам. Маскируются под мужиков, качают мышцы, а сами не такие. У меня сестрёнка узнав о моей истории уже боится замуж выходить. А вдруг муж опять такой попадётся. Вот я её и учу. А сама сапожник без сапог.

Я влипла. Был бы он явно голубой, я бы сразу его определила. Маскировщик! Говорили бы всё как есть и не обманывали бы девчонок.

Мне кажется, что порой женщины сами виноваты в том, что радуются таким мужчинам, делая из них для себя подружек и, радуясь, что мужик капитулировал перед своим полом. Женщины как бы чувствуя свою победу над мужчинами довольны.

(Действительно, отношение к лицам нетрадиционной ориентации у социума развиваются от этапа любопытства, адаптации и отторжения, если это коснулось близких, родных и т. п. Не в этом ли кассовый успех некоторых наших артистов.).

У них просто мужья нормальные, вот они и куражатся с такими мужчинами. Только я не их тех. Меня это не радует. А узнали бы, что их родной муж такой, то завыли бы!

Он меня успокаивает, дескать я и так и так могу. Я сильный. Нет, я видела как он смотрит на того своего парня и поняла, что я ему не нужна. Казалось бы мы уже жили и сроднились, но теперь у меня в душе какое-то отчуждение. Я не то, что целоваться с ним, я видеть его не хочу. А он стонет. Хочет, чтобы всё было по старому. Не могу я после всего этого.

— И всё-таки расскажите поподробнее как в прошлом складывались ваши отношения с супругом?

— Я всегда мечтала о том, чтобы в жизни все было идеально. Я росла в семье, где был крепкий брак. Родители меня так учили жить. Поэтому я знала, что выйду замуж только за идеального мужчину. Но так получилось, первый раз я вышла замуж неудачно. Вышла замуж рано. Мне было девятнадцать. Потом развод. Как говорится не сошлись характерами. Я своего первого мужа после свадьбы просто не узнала. Он оказался грубым и сексуально озабоченным самцом. Ему только это и надо. И больше ничего. Сделал из меня домохозяйку, эдакого заместителя себя по хозяйственной части. Я не захотела его обслуживать. Секс был для меня как бы отработкой. Я не радовалась близости с ним. При этом он умудрялся говорить приятные слова моим подругам. После развода я поняла, что нужно быть внимательнее, чтобы такие мужланы больше не попадались. Искала другого аж целых восемь лет. Были поклонники, но чувствовала, что это всё не то.

А когда ищешь его, то никак не найдёшь. И вот, когда я уже устала от этого поиска, я познакомилась с этим своим. Он был такой интеллигентной наружности. Такой чистюля, всё время всё с себя стряхивал и достряхивался до того, что женился на мне. У него были такие… как бы аристократические манеры. Это меня одновременно и радовало и огорчало. Он был такой галантный, утонченный, с длинными, красивыми, изящными пальцами.

(Многие женщины сами того не замечая начинают симпатизировать женским признакам своих избранников, не осознавая, что таким образом он, становится подружкой мужского рода, но это к моей пациентке не имеет отношение.).

До сих пор представляю его красивые ладони. Мне даже порой казалось, что даже он сам любуется этой красотой. Познакомились быстро. Он лёгок в разговоре, романтичен, вежлив. Это было счастьем — общаться с ним. Как ни странно он чувствовал меня. Между нами было сверхчувственное общение. Я была без ума от него. (Плачет.) Ну, почему, мне так не везёт! Ну и я тоже чувствовала его. Чувствовала, что ему нужно, что ему интересно. Затем он продолжительно и оригинально за мной ухаживал. Он не просто подносил цветы и водил меня в рестораны. Он не спешил с сексом и как бы … в постель меня не тянул. Вот оно терпение и я поняла, что это и есть настоящий мужчина. Он желает, но терпит. Может быть уже тогда он не так желал меня. Поэтому для него не было проблем потерпеть и не идти на близость. Когда он мне сделал предложение, то у нас не было близости вообще. Вспомнила. Вот тогда я впервые, испугалась, а вдруг он вообще не может, то есть у него импотенция. И я потом, опять себя самообманула, подумав, что это лишь свидетельствует о том, что он меня уважает. Подруги мои мне завидовали. Поэтому я стала поменьше с ними общаться. Я подстраховалась, чтобы он не засматривался на них, а конкурентки они всегда найдутся. Поэтому я всё больше общалась с его друзьями. И тогда не за что подумала бы, что среди них есть такие. Я тогда ещё не знала, кто ему по-настоящему был нужен. Ох, если б я знала, то не за что бы не дала ему согласие на замужество.

Потом свадьба. Он у меня такой артистичный, такой всем нравился. Все девчонки его хотели потрогать, но он был моим и я радовалась этому. Вначале всё было спокойно и нормально, можно сказать идеально. Он захотел от меня ребенка. Я обрадовалась. Конечно, я согласилась. Это были первые недели после свадьбы. Ведь я практически никогда такого признания не слышала. Мужики редко говорят это своим жёнам. Залетели и полетели по жизни. Необходимо признать, что секс у нас был не так часто, но я особенно не переживала за это. А надо было бы уже переживать. Дура! Ведь я как думала, дескать первый муж утомлял меня этим. Я уставала от первого, он всегда просил, причём даже тогда, когда я плохо себя чувствовала, он мучил меня этим и по инерции я при втором муже, особенно не переживала. НЕ хочет, ну и не надо. Васё равно любит ведь. Целует при встрече и расставании, говорит ласковые слова. Я себя успокаивала, что этот вежливый м с сексом не навязывается, значит темперамент такой. Родился мальчик. Игорем назвали. Игорь был сильно похож на папу такой же белокурый, с утончёнными чертами лица, рук и всего остального. Муж полностью погрузился в воспитание. Он делал для него всё возможное и невозможное. Даже мать на такое наверное не способна. Кормил когда надо, пеленал, стирал. Гулял с ним подолгу на улице. Мне ничего не оставалось делать. Я отдыхала.

— Получается, что вы не обнаружили нетрадиционной сексуальной ориентации, с одной стороны, в силу своих неправильных представлений об этом явлении, но с другой, ваш супруг был прекрасным маскировщиком, лжецом и блефоманом?

— Ну, я, например, видела, что он имеет много друзей, он с ними общается, вечерами с ними задерживается. Ну, все же мужчины такие. Некоторые провожали его до дома. Заходили к нам. И что? Ну, закроются у себя в кабинете, общаются, пьют пиво. Я не могла подумать даже, что там может быть такое. Муж часто задерживался допоздна. Я переживала, но он так убедительно выражал своё алиби, что у меня никогда не было повода для ревности.

— Вполне очевидно, что для ревности повода и не могло быть, так как ваша ревностное воображение всегда рисовало картинку о конкурентке-женщине, а конкурентом оказался мужчина? И всё-таки как вы почувствовали, что началось что-то неладное?

— Это произошло внезапно, как шок. Как-то я отпросилась пораньше с работы. Мне позвонила сестра, которая живёт в другом городе и сказала, что скоро приедет ко мне и я должна быть дома. Приезжаю, открываю дверь, а в прихожей висит чья-то курточка, которая сильно пахнет женскими духами. Я подумала, что в гостях любовница. Муж всегда в это время был на работе. Это был первый шок. Слышу из комнаты слышится разговор моего супруга с мужчиной. Я обрадовалась. Фу? Это не любовница. Открыла резко дверь с радостью. Я ведь всегда рада гостям. Друзья мужа и мои друзья. Смотрю, а муж мой лежит голый на нашем семейном ложе, причём обнимается с каким-то восемнадцатилетним юнцом. Муж, как всегда и на этот раз стал оправдываться, дескать, это просто… Я опять в шоке. Только это шок намного сильнее был. Получается, что он меня всегда обманывал, всегда изменял… и изменял не с женщинами, а с мужчинами. Я вроде должна радоваться, что у него не было женщин. Мне было неудобно перед сестрой. Я выгнала этих развратников из квартиры. Они подчинились, быстро оделись и ушли. Муж что-то доказывал на ходу, но я и слышать его не хотела. Этот пацан молчал и лишь опускал свои прелестные глазки вниз. Потом я осталась одна. Мне стало плохо, одиноко, тоскливо, такая депрессуха нахлынула, что жить не захотелось и я даже подумала о самоубийстве. Я решила, что сейчас отравлюсь чем-нибудь и выключу этот мир с его страданиями. Мне показалось, что теперь меня ничего не держит в этом мире. И звонок, приехала сестра. Она догадалась, что что-то стряслось. Я ей всё выпалила. И чем больше она обзывала моего мужа, тем больше я успокаивалась, понимая, что этот развратник не достоин моей жизни, моего ухода из неё. Да, вот такая я. Получается, что и со вторым мужем мне не повезло.

Муж домой ночью не пришёл. Мне было безразлично, где он болтается, с каким мальчиком сейчас спит. Я позвонила к свекрови. Она не была в шоке. Более того, она даже всегда знала это. И когда её сын был ещё молодым уже переживала на тему — женится ли её сынок. И сильно обрадовалась, когда он женился на мне. Она была уверена, что с баловством юношеских лет её сын завязал. Оказалось, что это не так. Она жалела его и упрашивала меня, чтобы я простила. Я жёстко заявила свекрови, что прощения не будет. Потом я позвонила своей матери. Мне хотелось выговориться. Я не хотела это носить в себе. Я такая. Другая бы свыклась, терпела бы, носила в себе, а я нет. Моя мать, сказала, что хоть сейчас готова поехать к нему и дать ему взбучку. Еле отговорила. Мне было тяжело и мама начала со мной жить. Пока мама жила у меня муж вообще не появлялся. Он её всегда боялся.

Потом я почувствовала какой это позор. Почувствовала настолько, что мне казалось, что все этот мой позор знают и показывают на меня пальцем. Мне казалось, что теперь все как-то на меня не так смотрят. И действительно это было так. Соседи каким-то образом узнали, подумала я. Оказалось, что соседи, наоборот, знали это раньше меня, но стеснялись мне сообщить об этих увлечениях моего мужа. Поэтому, я начала думать о переезде на новую квартиру, подальше от этого позора. Уехать подальше. Так уехать, чтобы муж никак не мог влиять своей ненормальной ориентацией на моего единственного сына. А вдруг он вырастит в папу. Ведь он похож на него. Я успокоилась, когда узнала, что мой сын всё-таки встречается с девочкой и не маскировки ради, для галочки. Я увидела, что он влюблён в свою избранницу. Я так обрадовалась. Он вроде растёт настоящим кавалером.

(Моей пациентке, сравнительно повезло. Её супруг не успел доверить своего сына своему другу.).

— И всё-таки диалог между отцом и сыном поддерживается или нет?

— Да, приблизительно через месяц муж пришёл к нам и сказал, что желает нас видеть, дескать соскучился, соскучился по сыну. Опять начал оправдываться, что дескать любит нас обоих. Он много раз повторял слово «люблю», так много, что мне стало тошно от этих «люблю». Короче в процессе этих оправданий выяснилось, что он всех гад любит и меня, и и сына, и своего юношу, которого сношает вот уже как целый год. Тьфу! Представляете, он такой наглец, пытался меня убедить в том, чтобы я свыклась с этим и приняла всё это, то есть была терпимой, то есть была частью этого нетрадиционного гарема. Наглец! Тьфу! Он говорит, что он не изменял, что он всех нас любит, в том числе и своего мальчика. Вот такая душа у него широкая, на такие извращения способная. Неужели, я настолько несимпатична, чтобы ему идти на это? Потом я поняла, что какой бы я не была, у него большее внимание на свой пол. А я то старалась всегда ему угодить в плане внешности. И он просил меня в этом плане и я шла навстречу. Муж сказал, дескать, действительно, что ты переживаешь, это же лучше чем если бы он жил с женщиной. Нет уж. Лучше бы изменял с женщиной, был бабником, алкашом… Это бы было для меня меньшим позором. Я бы с ней разобралась как с конкуренткой. Это не так страшно. Это бывает. Но такого… Тьфу!

(Моя пациентка всё время отплёвывалась на протяжении всего сеанса.).

— А о чём он вас просил в плане внешности?

— Ну, говорил, что мне больше идёт слишком короткая стрижка, а-ля мальчик?

— Я надеюсь, вы догадываетесь, почему именно об этом он вас просил?

— Теперь догадываюсь. Я для него была, по-видимому, эдаким мальчиком, которая родила ему сына. Кошмар! Моя голова до сих пор не может этого переварить.

(И действительно, часто лица с нетрадиционной ориентацией женятся. Пассивный женственный гомосексуалист чаще тянется к мужловатой, мальчикового типа женщине, которая, в свою очередь, симпатизирует мягкости и женственности своего мужа. Они рассуждают так: «при соитии кто в ком находится не определишь, были бы чувства». Узнав об этом многие родители, имеющие детей с нетрадиционной ориентацией успокаиваются, зная, что брак всё равно состоится.).

Мне тяжело. Депрессия не исчезает. Я не могу всего этого забыть. Мой муж мне нанёс такую травму. И мысль о том, чтобы покончить собой не покидает меня. Особенно, когда я одна. Конечно, сыну нужен отец, но не такой извращенец. Сын тоже тяжело переживал извращения отца.

(Необходимо признать, что многие родители, имеющие нетрадиционную ориентацию, так воздействуют на своих детей, чтобы они были более терпимыми к перверсиям. В результате, некоторые дети начинают ориентироваться на своего родителя и становятся нетрадиционно оринтированными. К счастью, многие личности, почувствовав свою нетрадиционность не заводят семью, дабы не калечить своих будущих детей. Увы! Многие гомосексуалисты женятся так как очень хотят иметь детей. Моя пациентка как раз и оказалась жертвой именно такого брака. Сама при этом не являясь представителем нетрадиционной ориентации.).

Я дура, ещё пыталась доказать себе что это случайность. Вышла на контакт со своим женственным конкурентом. Общалась с этим молодым педиком. Тьфу! А он знаете, что мне сказал, что мой супруг гулёна и ему тоже изменяет, но при этом добавил, что просто так не отдаст моего супруга. А я говорю, дескать забирай и не приноси… А мой муж хочет жить со мной, а близости желает с этим. От этого юнца я узнала, что мой муж оказывается бисексуал, что женился ради ребёнка, что семью он желает со мной. Вообщем он меня не убедил. Никого не хочу видеть! Тьфу!

(Действительно, часто мужчины нетрадиционной ориентации, достигшие значительных успехов в политике, шоу-бизнесе, искусстве и т. п. женятся для маскировки, дабы не пострадала карьера и успех. У многих из них даже появляются дети! К счастью, общество пока вполне адекватно оценивает эти перверсии, то есть как негативные феномены.).

Теперь у меня какая-то навязчивость. Если я вижу, что передо мной чистенький, халёный, с красивенькими руками и ногтями мужичок, следящий за собой, с причёсочкой, то у меня сразу же начинается раздражение. Хотя я знаю, что это не педик, может нормальный мужик, но я я завожусь. Теперь не выношу таких… на всякий случай.

Моя пациентка ещё в течении месяца ходила на мои сеансы. Работа была направлена на изменение восприятия необычной ситуации, в которую попала жертва. Она долгое время страдала от внутренней душевной подвешенности, вызванной сопротивлением реальной оценки супруга, так как раньше любила его. Её терзали прошлые счастливые воспоминания. Именно терзали так как она их видела через призму истинного положения, осознавая, что это было фальсификацией. Лишь позднее она поняла, что всё хорошее, что она выдумала о своём обидчике, к нему никакого отношения не имеет. В настоящее время моя пациентка замужем.

СОЗДАТЕЛЬ “ЕРАЛАША” БОРИС ГРАЧЕВСКИЙ.

— Чем наполнены ваши последние переживания и чувства?

— Дело в том, что меня в этой жизни так много беспокоит.

(Можно предположить, что мой пациент сравнивает эту жизнь с какой-то другой жизнью, но какой?) — Примечания Рамиля Гарифуллина.

— Судя по всему, у вас началась новая жизнь?

— Недавно я совершил один очень странный поступок. Я ушел из семьи, живу один…

Жена очень переживает по этому поводу. Я прожил с ней 35 лет в браке и ушел.

Вот такой шаг. Я почувствовал, что ничего меня уже с ней не держит. Теперь живу один. Я наслаждаюсь одиночеством. Я пошел другим путем, это очень серьезно. У меня открылось какое-то ощущение самосохранения. Я понял, что это (видимо совместное проживание с женой) мешает жить, тормозит. Мне осталось не так много, и я решил пожить так, как я хочу.

— Вы раньше жили не так, как вы хотели жить? Вы жили в хронической несвободе и наконец-то вырвались на волю, но от себя не убежишь. По-видимому, это было внутренней несвободой и окружение здесь ни при чём?

— Ну, это длинный разговор.

(Всё вышеизложенное — одна из форм сопротивления. У моего пациента есть темы, которые он не желает раскрывать.).

Это формировалось не так просто, но факт остается фактом и меня уже никто не остановит.

— Началась новая жизнь. Начались новые переживания?

— Они и так были. Ведь я такой любопытный и поэтому я терпеть не могу спать. Я все время ощущаю, что что-нибудь пропущу. Я ненавижу молчащий телефон.

Я смотрю и щелкаю телевизор потому, что я боюсь что-нибудь пропустить.

(И действительно на протяжении всего сеанса мой пациент посматривал на телевизор, иногда прибавляя и убавляя громкость).

Что-нибудь яркое, интересное, что-нибудь мне нужное и полезное. Многие сейчас ругают и не любят телевизор, говоря, что он плохой — это абсолютная глупость. Нельзя сказать, что я не люблю телевизор. Он такой разный, этот телевизор.

Я стал не таким усидчивым. Я не так много читаю, как читал раньше. Мне, конечно, хватит и того, что я прочел на всю оставшуюся жизнь, но, тем не менее, количество людей за которыми я охотился, чтоб с ними поговорить, узнать что-нибудь яркое, интересное, катастрофически уменьшается.

— По-видимому, вышесказанное не связано с Интернет и телезависимостью, которыми страдает современное неусидчивое и малочитающее подрастающее поколение, которому вы адресуете свой киножурнал «Ералаш»?

— Сказать, что мне не нравятся молодые. Это неправда. Они частично раздражают. А как же? Согласно Тургеневу отцы никогда не понимали детей, а дети не понимали отцов. Но я стараюсь понимать их, стараюсь уважать их интересы.

— И всё-таки, судя по выражению вашего лица, в вашей новой жизни произошло ещё что-то?

— Три дня назад я стал дедом. Это тоже очень любопытное ощущение. Мой тридцати трёхлетний сын разродился. Я, сидя в роддоме, глядел на эту малышку, который, ну, конечно похож на меня. Ну, как по-другому может быть. Скорей всего я не доживу до того, чтобы увидеть двадцати пятилетнего внука. И мне стало грустно.

(На лице моего пациента грустное и усталое выражение лица).

— А сами по себе вы веселый человек? Известно, что многие комики и создатели юмора страдают депрессией и иногда кончают жизнь самоубийством.

— Я знаю. Нет, я наоборот страшно веселый человек. Для меня радостный день, это когда я услышу какое-то грандиозное шоу, какой-нибудь веселый анекдот и становлюсь счастливым. Я радуюсь, прыгаю от счастья, потому, что это здорово и я получил мощный заряд.

(Всё это свидетельствует о защите обратным чувством — защите от грусти и депрессии, которая есть в моём пациенте. Благодаря этой защите, мой пациент старается не унывать).

— Бывает ли у вас смех без причины? Просто хорошо и весело, а от чего не понятно?

— Ну, нет. Я смеюсь, когда смешно. Особенно, когда кто-то здорово подшутил, здорово сострил.

— У вас бывают перепады настроения?

— В целом я хожу по солнечной стороне жизни. Я пью свою жизнь не как дорогой коньяк, маленькими глоточками, а как в жаркий день из оцинкованного ведра у колодца. Ты набрал полное ведро и пьешь. Специально разливаешь мимо себя чтобы остудить себя и, наконец, пить, пить и пить. Зубы сводит. Холодная вода окутывает. Вот так я живу.

(Вероятно, мой пациент так хотел бы жить, но ему этого не всегда удавалось. По-видимому, всё вышесказанное является мечтой и фантазией, которую он желает реализовать и «испить из ведра», «пожить так, как хочет» в новой жизни — жизни после развода с супругой.).

. — А можно ли по «Ералашу» узреть кто же такой Борис Юрьевич Грачевский?

— Это очень странный коктейль. Это какой-то гибрид моих интересов, потому что я безумно люблю классическую музыку, я ценю и уважаю великое литературное наследие всего мира. Я такой всеядный.

(Мой пациент вновь формулирует свою мысль, сравнивая вещи с жидкостями. На этот раз вместо «коньяка» и «воды из ведра», появилось слово «коктейль». Ниже, описывая свою знакомую, он назовёт её «самоваром». Далее выскачет выражение «я не вода из крана, я не вино». Но почему моего пациента так тянет к жидкостям? По-видимому, он, действительно жаждет жизни, как воды в пустыне и желает «испить её сполна», Желание моего пациента вырваться из несвободы налицо. А если эта несвобода хроническая и не исчезнет благодаря разрыву со старым? Именно поэтому, многие мужчины в зрелом возрасте начинают систематически потреблять алкоголь «дабы испить жизнь сполна», «пожить для себя».).

Вот этот весь коктейль сейчас и есть «Ералаш». Могу хулиганить и шутить. Я неожиданно разный, трогательный, и наоборот, я могу представить себя в форме жесткой сатиры, эксцентрики. Я горжусь этим. Я из разного состою. Я не просто вода из крана. Я не вино. Я странный загадочный коктейль. Я никогда не могу понять себя. У меня внутри что-то щелкает и появляется сценарий.

— В лентах Тарковского есть нечто, что делает Тарковского Тарковским. А есть ли у Грачевского, что делает Грачевского Грачевским.

— Ну не знаю. Мой вкус присутствует везде. В каждом слове. Сценарий утверждаются мной и режиссер утверждается мной. Я его иногда подбираю, иногда он меня подбирает. Пока я не утверждю, он не будет снимать.

— Тарковский ушел и с Тарковским ушло все его творчество.

Ералаш будет жить без вас?

— Нет, он умрет. Он умрет, он будет умирать долго, он будет работать и умирать долго, но он умрет. К сожалению, я не могу найти человека, который адекватно будет понимать, что надо.

— А не кажется ли вам, что так же будут писать сценарии веселых анекдотиков и будут так же снимать?

— Анекдотики… Там тонна говна… Ну надо же найти…

— Вы снимаете короткие юмористические этюды. Может быть, это проявление вашего страха перед нечто долгосрочным, вообще?

— Нет, нет, нет.

— Вы любите короткое во всем и не обязательно в фильмах?

— Нет, нет, нет. Я анекдот люблю. Анекдот просто обожаю.

(Защита отрицанием.).

— Статьи большие в газете любите читать?

— А я прессу читаю очень мало. Мне жалко время. Мне гораздо проще посмотреть по телевизору. Я в таком нервическом темпе не могу себе позволить долго читать статьи.

(Моему пациенту лучше и быстрее посмотреть телевизор. Очевидно, он суетится, куда-то спешит, боится не успеть. Отсюда всеядность, о которой он говорил выше. Отсюда бессознательный страх перед нечто долгосрочным, более глубоким. Этот страх обусловлен той хронической несвободой, в которой пациент пребывает, но из которой желает выйти в «новой» жизни, но ему это не удаётся даже на данном сеансе. Поэтому, мой пациент, практически на протяжении всего сеанса, перебивал меня и отвечал на мои вопросы, не выслушав до конца самого вопроса. Складывалось такое впечатление, что он ощущал страх не успеть выговориться. Казалось бы на лицо явная открытость пациента. Но так ли всё это?).

— И всё-таки, складывается такое впечатление, что вы в состоянии духовного кризиса и переосмысления?

— Я когда-то лет пятнадцать назад жутко переживал. А правильно ли я живу? Правильно ли все сделал? Оставил ли след на земле? Я себя измучил этими вопросами. Мне казалось, что я вот… писал, у меня получалось. Я бросил.

(По-видимому, это опять было проявлением страха перед более глубоким и долгосрочным).

Я сейчас пописываю немножко. Ведь писательское ремесло как спорт. Нужно каждый день держать себя в форме. Писать, писать и писать. Ну, вот я уже начал себя закапывать. Сегодня у меня нет такого ощущения. Я в колоссальном темпе пытаюсь сделать как можно больше того, что я умею, что я могу, что нравиться его Величеству зрителю. Я не люблю выходные, ненавижу праздники, каникулы, отпуск. Я хочу больше отдавать.

(По-видимому, мой пациент пришёл к этапу зрелости и в нём заработал духовно-смысловой механизм творчества. Творчества не ради личностных потребностей, а вопреки их).

— Это зрелость? Теперь вы творите не ради, а вопреки?

— Нет, нет, нет.

— Вы вышли, на зрелую стезю…

— Просто я хочу сделать детский канал. Мне это не дали. И сейчас они без меня выделывают. Но я сделал главное, я раскачал лодку. Я её так раскачал, что президент России уделил большое внимание детям.

— Что вы переживаете? Ведь итак «Ералаш» стал частью детского общественного сознания.

— Ералаш изменяется как страна. Он не бежит впереди паровоза. Я должен думать о душах творцов-художников, которых очень легко обидеть, очень легко расцарапать. Это не только дети. Это и все режиссеры. Они как дети.

(Согласно, З. Фрейду люди всегда остаются детьми.).

— По-видимому, где-то откладываются негативные переживания, вызванные вашими негативными деяниями и грехами?

— Нет… нет. У меня такого нет. Я всегда живу с Богом.

(Это защита отрицанием. Ведь грусть и уныние пациента и есть расплата за грехи. Как говорится, не унывают только безгрешные идиоты.).

— И все-таки, неужели у вас нет комплекса вины за то, что дети сильно страдают, когда их не берут на съёмки, когда они мечтают о славе, но всё, благодаря вам обрывается. Например, ко мне на приём приходили дети с психотравмами, вызванными отторжением из «Утренней звезды» Юрия Николаева.

— Есть дети, которых мы не утвердили на роль. Мне их жалко. Это не травма, а просто.

Ребенок прибежал третьим или последним. А не травма, когда ребенок, который любит девочку, которая выбрала не его. Я вам не буду, не обещать, не предлагать. Я не делаю звезд.

(И всё-таки звездомания, на которую, как на наркотик, подсаживаются незрелые дети — это нечто иное. Мой пациент не желает делать звёзд, но они почему-то получаются.).

— Как вы лечите манию величия своих молодых актёров?

— Очень просто. Они знают, что если я прогневаюсь на них, то у них будет самое страшное наказание, которое хуже гороха на коленях — я больше просто не позвоню. Я бросал (А может кидал?) серьезных ребят. Я рыжего бросил и все. Вот кому он теперь нужен.

(Очевидно, что это не психотерапия от звёздной болезни. Это примитивная блокировка, при которой проблема остаётся.).

— Как его зовут?

— Его зовут Саша. Да, что там, я ведь родную дочку уволил из «Ералаша» потому, что не был доволен тем, как она работает. Получается, что я свирепый тиран потому, что я считаю, что его величество результат важнее. Любая моя халтура, потом будет болтаться на экранах и мне будет стыдно смотреть.

— Мне пришлось быть свидетелем того, как над вами иронизировал Ярмольник, дескать вы кроме «Ералаша» ничего больше снимать не умеете? Мне было больно это слышать…

— Я не дебил и я всё понимаю. Это люди, которые следят за мной. У меня же есть свои поклонники. Именно мои, а не «Ералаша. Они знают прекрасно, что я человек разный. Я все равно собираюсь снять полнометражное кино.

(Хотелось бы, что это было не просто самоцелью.).

Когда я стою рядом с каким-то очень известным артистом и подбегает человек, который начинает обнимать меня, а не его. Кто может это перенести? И отсюда идет ненависть разная. Я же тоже психолог, хоть и не профессиональный.

— Вы для своих маленьких актеров кто? Папа, педагог, учитель, психолог?

— Именно кинопапа. Один мой актёр назвал меня кинопапой.

— Если всех ваших маленьких актеров собрать вместе и заставить хором крикнуть в ваш адрес. То, о чём бы был этот крик, стон, визг, плачь?

— Спасибо товарищам «Ералаша» за наше счастливое детство.

— Это хором. А если по отдельности?

— По отдельности… завтра я иду к Глюкозе на свадьбу, которая записывает канал там. Я ее воспитывал. Ну, я вложил в эту девочку всё что мог. Я очень горжусь ей. Я горжусь и Юлей Волковой. Я горжусь теми, кто пробился. Я очень рад. Я всегда борюсь против тех людей, которые ненавидят Тату. Это все мои воспитанницы.

— И всё-таки, съемка в «Ералаше» это своего рода психотерапия для ваших маленьких актеров или психотравмирующая ситуация?

— Это не терапия. Съемка в Ералаше это просто нечто, благодаря чему у детей было не похожее не на кого детство. Ну, конечно это испытание на то, чтобы у тебя крыша не поехала.

— Вы сами отдали бы своего ребенка режиссеру Борису Грачевскому?

— Отдал бы конечно. Потому, что во-первых, это не на всю жизнь, это на 2–3 дня. Это так интересно. Вы же возьмете своего ребенка в зоопарк сходить? Поэтому и я возьму своего ребенка и отведу в «Ералаш» и тут же дам ему по носу. Тоже мне артист. Ну, снялся и ничего особенного.

— Вы часто бываете в роли педагога, а они люди терпеливые, имеют выдержку. Вы такой?

(Я задаю этот вопрос потому, что у меня сложилось впечатление, что мой пациент суетливая и нетерпеливая личность.).

— Я, наверное, избранный и отвязанный педагог. Я своих детей воспитывал в абсолютной свободе. Все что мне не разрешали, я все разрешал.

— Пороть детей надо?

— Нет пороть не надо это ужасно, треснуть можно.

— Треснуть ребёнка во время съемок хотелось?

— Да, нет. Я стараюсь поменьше бывать на съемочной площадке.

— А вам не кажется, что вы что-то кому-то всё время доказываете?

— Нет, нет, нет. Абсолютно. (Защита отрицанием.) Я не с кем не воюю. Хотя говорят иногда в мой адрес необъективные вещи. Вот одна такая дама, похожая на самовар.

— На самовар?

— Ну, да. Говорит мне, дескать, вы Борис Юрьевич скорее всего ушли от дел, дескать, я посмотрела ваш «Ералаш» и совсем не смешно, дескать, вы может просто переросли? Сколько людей столько и мнений. Я же не 100 долларов, чтобы всем нравиться.

— На мой взгляд, в «Ералаше» есть дух, по сравнению с другими кинопроектами.

(Растёт молодое артистическое поколение, которое вроде прыгает и говорит правильно со сцены и экрана, но чего-то не хватает. И действительно, сейчас талантов много, но присутствует нечто искусственное, без духа. Все вышло в тираж, всё перемешалось настолько, что многие вещи мы называем по старому, но они уже превратились в нечто другое. В том числе и кино. Условия поменялись.).

— Этой стране нужно всего три процента и эти три процента сделают все. Поверьте, они вытащат нас. Нам не нужно выпускать 200 артистов, а нужно выпускать трех. И я не боюсь. Я недавно сделал очень мощное кино о деятелях классической музыки. Это значит, что какая-то часть растет.

— Вам какие-нибудь сны сняться?

— У меня один раз был сон, который я запомнил на всю жизнь. Я наткнулся на какие-то истории про Романова — первого секретаря питерского обкома. Меня вешают как диссидента на Дворцовой площади. И тут начали бегать все к этому Романову. Потом подходит человек ко мне и говорит, что уже стемнело и мы не успели вас повесить. Завтра приходите, дескать, мы вас с утра повесим. Я начинаю бегать по Питеру. Ужас. Я Питер знаю хорошо, но что я тут делаю. Надо быстрее на Московский вокзал. Быстрее домой на любом поезде. Паспорт не спрашивали, фамилии не знают, надо быстрее уезжать. Я уже тогда делал «Ералаш». И я бегал до утра. Стою в толпе и думаю. Они же меня сейчас увидят и повесят. Зачем же я здесь стою. И я проснулся в ужасе. Там это было абсолютно реалистично.

(Анализ сновидений показал, что мой пациент весьма осторожный и безконфликтный человек, избегающий пограничные ситуации и всё то, что может вызвать потрясения и глубокие переживания. Этот сон явился результатом вытеснения этих переживаний наяву. Здесь имеет место архетип тени, то есть того, что мой пациент никогда бы не допустил наяву.).

— А дети во сне сняться? Что они там делают во сне?

— Нет, никаких детей, Господи. Дети для меня это не маленькие удивительные создания. Дети для меня это замечательные, отобранные артисты. Когда они приходят на работу, то с ними надо как со взрослыми. Есть маленькие малыши, которые мне жмут руки за благодарность.

— Ну, а мечты и фантазии есть какая-нибудь.

— Единственное, мне хотелось бы пробиться на европейский мировой уровень, причём, не ради денег, а ради того, чтобы сделать хорошее качество. Но, увы! У нас пока ничего не покупают. И раньше не покупали. Слишком умный у нас юмор.

— Чем вы живете кроме «Ералаша»?

— Бизнесом, связанным с «Ералашем». Я делаю много документальных картин.

— У вас бывают беспокойства, неврозы, бессонница?

— Я знаю, как себя успокоить. Я каждый вечер перед тем как заснуть проматываю все сегодняшние работы в «Ералаше». Мне так спокойнее. Утром делаю поправки.

— А можно предположить, что вы не занимаетесь поиском смысла, а играете со смыслами?

— Да. Поиска нет. Наверное, играю. Мне нравиться в любых формах интересные вещи, нестандартные решения.

— Получается, что вы постмодернист по своей природе?

— Наверняка. Я пытаюсь снять кино, но мне не дают денег, что я могу поделать. Я пытаюсь снять серьезное кино о сложных подростках.

Мой пациент безконфликтный и осторожный человек. На протяжении всего сеанса плохо не о ком не отзывался. Долгосрочная работа с детьми сформировала в нём определённые установки (отсутствие злобы, вредности, корысти). Явно присутствует страх того, что его детище «Ералаш» может исчезнуть после его ухода. По-видимому, именно это опустошает моего пациента. Проглядывается усталость на выдуманном им самим же заключительном этапе. Моим пациентом сделано многое, но хочется еще большего, а ситуация (здоровье, время и т. п) поджимают. «Ералаш» врос в психику моего пациента настолько, что стал стилем его поведения. Поэтому, мой пациент живёт краткими фрагментами, в страхе большого, долгосрочного, глубинного. Живёт в краткосрочных суетливых проектах жизни, но мечтает о долгосрочной свободе, то есть испить из ведра «большого кинематографа», в котором уже давно пребывает, но не осознаёт этого. Мой пациент хорош для психоанализа. Он сам всё говорит, игнорируя психолога. Это хорошее невежество моего пациента, которое было на протяжении всего сеанса, но которое позволило мне глубже раскрыть эту талантливую и противоречивую личность.

ЭКСТРАСЕНС АЛЛАН ЧУМАК.

— Аллан Владимирович в психотерапии есть такое упражнение «представление себя». Как бы вы себя представили?

— Человек… Человек это высшее звание на земле, но быть человеком это самая сложная задача на Земле. Стать человеком.

(Это защита интеллектуализацией. В свежей визитке моего пациента написано «Аллан Чумак — президент регионального общественного фонда содействия изучению социальных и аномальных явлений имени А. Чумака». Можно предположить, что будучи автором уникального телевизионного эксперимента, мой пациент оказался «жертвой» ореолоэффекта, вызванного непредсказуемым феноменом телевидения и телезрителей. Благодаря этому не только телеаудитория начала приписывать моему пациенту нечто, чего нет в нём на самом деле, но и сам пациент, в силу своего психологического незнания, начал присматриваться к себе как-то иначе. Но так ли это всё?).

А может быть феномен Чумака — это социальный феномен, обусловленный феноменом телевидения, которое уже само по себе является чудом 20-го века? Может быть — это законы больших чисел, законы большой аудитории, психологической индукции? И, наконец, следствие феномена отдельных гениальных и восприимчивых телезрителей.

Это все потом.

Ваш талант и феномен в том, что именно вы оказались в этой ситуации?

В нужном месте. Реакция предсказуема. И аудитория предсказуема. Почему я оказался в нужном месте, в нужное время? Почему я сделал все, так как нужно? А я вам объясню. Учитель приходит тогда, когда ученик готов воспринять. И с этой точки зрения ко мне это пришло тогда, когда я смог это понять и воспринять, а не отмахнуться. Если бы мне в 20 лет это понимание или видение, или эти голоса пришли, я бы отмахнулся. А был тогда журналистом и прагматиком.

Какие голоса? Это реальный голос, который вы слышите извне?

Да. Это абсолютно реальный голос. Он слышится только мне.

Вы читали какие-нибудь книги по психиатрии? Чувствуете, на что я намекаю?

Много лет назад в газете «Московская правда» я дал большое интервью. Оно так и называлось: «Я вижу мир по-другому, я слышу голос». Вы знаете, это была разорвавшееся бомба. Спросили: «Действительно слышишь голоса?» «Слышу» «И ты видишь, что там внутри человек?» «Вижу». Я понимал, что я вызываю огонь на себя. Но ведь кто-то должен это сделать. Я же не один верю, я же не один слышу. Судьба по-разному складывается: один попадает в психушку, есть клинические случаи, а есть и люди, которые слышат, но они не больны. А общество говорит, нет, человек не должен слышать.

(Действительно, грань между гениальностью, талантом и психопатологией, провести, порой, бывает трудно. Как говорится «все гении — безумцы, но не все безумцы — гении». Психологические исследования показывают, что действительно есть феномен, когда звуковые и визуальные галлюцинации являются адекватными и начинают проявлять себя как особая форма интуиции, таланта, гениальности. Они становятся вещными снами наяву. Благодаря этому феномену мы восхищаемся гениальными произведениями и открытиями многих творцов и учёных. Именно к ним, как позднее мы узнаем, причисляет себя, мой талантливый пациент. Но так ли это?).

Психиатры, ставя диагноз «шизофрения» сами не понимают в каком мире они живут.

Вы не переживайте насчет этого.

А я и не переживаю. Это психиатрия переживает. Я то вижу, что это реальность. И когда вдруг зазвучал этот голос, причем нормальный человеческий голос. Голос, которому я поверил моментально. Он сказал «хватит тебе мириться». Это как любовь с первого взгляда, бывает же.

У голоса тембр, какой? Это не ваш голос?

Баритон. Нет, это не мой голос. Это совершенно другой голос?

Этот голос похож на чей- нибудь?

Нет, нет, нет. Понимаете, нет такого человека на земле, который мог бы рассказать мне то, что рассказал этот голос. Это совокупность знаний вселенной. И когда он мне сказал, ты знаешь … Я начал метаться, я не знал что со мной происходит. Вижу ауры все эти, взаимоотношения людей, себя с миром в виде каких-то цветностей, потоков. Конечно, такой сумбур возник в голове. Что это такое? Я спрашиваю. Никто не видит, а я вижу.

(До встречи со своим пациентом я предполагал, что мой пациент просто играет роль человека с таким неординарным восприятием. Ведь по телевизору больше шла речь о способностях моего пациента воздействовать, а не воспринимать. Но так ли это всё?).

До выхода на телевидение у вас такие аномальные способности уже были?

Конечно. Я вообще не шел к этому, это как говорят рука судьбы. Я уже не работал на телевидении, хотя у меня там было много друзей. Я не помышлял о телевизионных сеансах, вообще ни о чем. Мне надо было разобраться в себе. И конечно в момент этих метаний, я вижу, а никто не видит. Я как прагматичный человек задавал себе вопрос: «Может, я сошел с ума?» Может, действительно шизофрения, нужно идти сдаваться туда, где привязывают к кровати, и в этот момент прозвучал вот этот голос «хватит тебе метаться, тебе надо учиться. Будь сегодня в 11 часов один, у тебя должна быть толстая тетрадь, ручка и должен быть один». У меня не было вообще вопросов. Конечно, я моментально пошел, купил тетрадь, толстую общую, ручку, рано ушел с работы и начал метаться по квартире. Вот глухо ничего не слышу. Понимаете как приемник, раз, и приемник заработал. Без 15 минут 11 — тишина, без 2 минут 11 — тишина. В 11 голос «что ж ты так волнуешься». Нормальный человеческий голос, ни какой-то божественный, нормальный человеческий, потрясающе добрый, проникающий к тебе в душу. «Что ж ты там дергаешься?» И начал говорить о том, как будет идти учеба. «В 11 мы будем начинать, 45 минут лекция, 10 минут вопросы и ответы, 5 минут отдыха». Начались лекции как в институте. Голос слышал, отвечал. Внешне это было так: я сижу за столом с абсолютно отрешенным видом, что-то записываю, что-то не записываю. Идет внутренний диалог. Прошла неделя, месяц. Я говорю: «Мне не нужны паузы». Он говорит: «Тебе будет тяжело, физически тяжело». Я говорю: «Не тяжело мне будет, мне не нужно никаких пауз, я хочу работать постоянно». Так продолжалось дня 3–4. Мы препирались. Я говорю: «Я не хочу отдыхать». Появляется другой голос: «С этим бессмысленно спорить, давайте, работайте без перерыва».

Это были новые знания или это вы уже где-то читали?

Не читал и не читаю никогда.

(Защита отрицанием.).

Я не писал лекции, как студенты. Пишут, чтобы все записать, как сказано. Этого не нужно было. Потому что во время лекции давались картинки, как в кино, как в институте лектор включает проектор или кино, иллюстрируя то, что он говорит. Такой же зрительный ряд шел внутри меня, который помогал понять то, что говорит голос.

Это голос был авторитарным? Взаимный диалог с ним был возможен?

Не только возможен диалог. Я с ним спорил.

Вы говорили с ним вслух и окружающие люди слышали это?

Я в слух не говорю. Только мысленно.

Если вы будете издавать книгу, продиктованную этим голосом, то кто будет автором? Голос или вы? Как с авторскими правами?

(Я иронизирую, рассчитывая на соответствующую реакцию.).

Ну, издавать же буду я.

(У моего пациента серьёзное выражение лица.).

А вы нарушаете авторские права. Надо голос вписать в соавторы.

(Опять иронизирую.).

Авторские права Бога нельзя нарушить.

Значит, этот голос на вас в суд не подаст, но …

Никто не подаст в суд. Вы знаете, прошло много лет. Тогда у меня возникали вопросы: «Кто мне диктует? Кто рассказывает? Кто такой?» Я ему задавал вопросы. Получал какие-то смешные ответы. Потом они менялись. Я не мог понять. Мой мозг не мог понять, откуда это диктуется. На том уровне развития я не готов был принять.

Я понимаю. Все-таки не вы автор.

Я автор. Мы созданы по образу и подобию божьему. Люди стремятся найти то состояние, когда они сливаются сами с собой и начинают слышать Бога в себе. Так кто автор? Кто научил?

— Вы говорите, что второй голос еще был. Как вы его для себя объясняете?

— Я не знаю. Он появился тогда, когда мы спорили с первым голосом.

— Все-таки может быть это часть вас самих?

— Это все я… Ну, вот возьмите, например Эйнштейна или Менделеева. Заснул, на утро готова таблица Менделеева. Кто ее придумал? Он ее увидел. Кто ему показал эту таблицу. А Эйнштейн вдруг придумывает какую-то теорию относительности, которую понять никто не может.

— И все-таки у меня есть определенные подозрения о том, не является ли это очередной технологией с помощью, которой можно представить очередной прагматический проект.

— Знаете сейчас огромное количество целителей, контактёров, которые все время объясняют, что они разговаривают с Богом. Что им даются указания, как человечество должно жить, когда конец света. Это их психическая ненормальность.

— Вот именно. Как вы докажете, что вы от них отличаетесь?

— А действиями, результативностью того, что я делаю. Вот я не предсказываю конец света. Он не наступает. А кто-то предсказывает, а он не наступает. Да, кто же прав?

— Голос к вам приходил не по вашему желанию или вы его могли включать, когда пожелаете?

— Я и сейчас могу советоваться.

— Вы можете его пригласить, а можете не пригласить?

— И никто не приходил раньше или позже. И я включал этот процесс. Это потом я понял. Ты пришел в школу, сел в класс. Ровно в 11 часов открывается дверь, заходит учитель.

Благодаря существованию архетипа персоны, открытому Юнгом, все мы играем в обществе какие-то роли. В какой роли вы больше всего пребываете?

Социум рисует меня учителем. И совершенно правильно, потому, что мне удалось помочь 150–160 миллионам человек. Это не мои оценки. Понимаете, я далек от того, чтобы сам себя оценивать.

(На протяжении всего сеанса мой пациент исполнял роль учителя, озвучивая различные тексты, которые, судя по всему, много раз звучали для многих «учеников». Дальнейший анализ покажет, что у пациента постоянно имеет место перенос чувств на всех собеседников, как на учеников, которые должны слушать его как учителя. Но кто навязал ему эту роль? Само общество? Или он сам изначально был всегда «вечным учителем»?).

Общество нарисовало вас экстрасенсом и целителем. А вы сами внутри себя, может быть, отторгаете это? Вы как бы подчиняетесь тому, что среда организовала вокруг вас?

Нет. Я ничего не отторгаю. Я ничему не подчиняюсь. Я живу сам по себе. Я не сказал, что я целитель. Общество стремиться все назвать. Как только мы что-то открываем, мы должны обязательно назвать и с этим согласиться. На самом деле жизнь это процесс, совокупный процесс всего. А смысл всего этого — общение.

(Защита интеллектуализацией. Мой пациент говорил интересно и весьма корректно о многом, но не о себе, хотя данная защита также является проявлением личности самого пациента.).

Все-таки постарайтесь больше говорить от себя и о себе.

Раньше я был обычным человеком, живущим по социальному закону сознания и мышления. Был неверующим прагматиком. То есть таким, каким было общество. А когда я осознал некие способности в себе, то я естественно начал задавать себе вопрос: а кто я такой? И что за процесс происходит во мне? И вот с тех пор меня интересует только одно — познать себя.

(Далее, мой пациент, несмотря на мои рекомендации, опять бессознательно «сполз» в роль учителя и прозвучала небольшая лекция об обществе, о человеке, но не о моём пациенте. Всё это было защитой интеллектуализацией, которая, тем не менее, говорит о нём самом).

Мне интересны в данный момент ваши переживания, ваши беспокойства.

Я говорю только о себе, и речь идет только обо мне, о моих представлениях. О моей жизни, почему я такой?

Какой такой?

Человек способный исцелять миллионы людей одновременно, способный видеть процессы и в прошлом, и в настоящем, и в будущем. Почему я отличаюсь от многих других? Что во мне такого особенного?

— Как вы попали на телевидение?

-. Позвонил мне Соловьев — режиссер с телевидения. Он делал передачу «Это вы можете». Он сказал мне: «Давай сделаем программу с твоим участием, с результатами, как ты лечишь, соберем людей». Я сказал: «Ну, давай сделаем». Потом был успех, письма. Я был очень дружен в тот период с бывшим заместителем председателя «Гостелерадио» Поповым Владимиром Ивановичем. Он меня попросил уже отдельно выходить в эфир. Мы записали 6 сеансов. На следующее утро они пошли. Вот как это произошло. Вы знаете, я был в процессе, я жил этим процессом. Я видел, что вокруг дома, где я жил на Проспекте Мира собираться люди по 1,5 по 2 тысячи. Палатки ставили, в машинах ночевали. Я понимал.

— Внутри вы отторгали, дескать «Я не такой! Что вы выдумали обо мне?».

— Нет. Нет. Я ничего не отторгал, ничего не принимал. Я продолжал жить в этом процессе.

— Несмотря на то, что общество рисовало вас совершенно другого…

— Я продолжал быть таким, каким был. Я же вам отвечаю. Меня это не задевало, не трогало. Меня не меняло.

— То есть мания величия вас миновала?

— Я был в процессе. Я просыпался в 6 часов утра. Мы жили в однокомнатной квартире. У меня родился ребенок. Просыпался в 6 утра, потому что я слышал дыхания людей на лестничной площадке. Они стояли. Ждали меня. Я выходил, проводил сеанс, потом я спускался вниз.

— Всё это не сказалось на вашей семейной жизни?

— Нет. Я живу с прежней женой. Я проводил сеанс для всех. И там происходили чудеса Началось паломничество всех телевидений мира, снимали. Это же явление совершенно невероятное и конечно мог быть соблазн величия. Я миновал этот соблазн. Поэтому у меня даже мысли не было, я крещеный. Жена уходила рано утром с ребенком гулять в Сокольники. Я проводил сеанс, тогда меня выпускали, со двора я мог уехать. И люди оставались и ждали до вечера, когда я приезжал я, вновь проводил сеанс. Понимаете, ведь не зря говорят «самые тяжелые испытания — это славой и деньгами». Вот славу я прошел. Понимаете, это тоже учитывается.

А испытание деньгами не проходили, потому что их не было?

Вот собиралась огромная толпа, они собирали мне деньги, и кто-то приносил пачку денег. Приносили деньги, я не мог их в то время потратить. Я мог их отдать тем, кто нуждается больше. И так продолжалось долго. И в какой-то момент, мы продолжали с голосом общаться. Он говорит: «Ты можешь брать деньги, но не больше 25 рублей с человека». Тогда это были неплохие деньги. Приносили, предлагали и 100, и 200, и 300. А отсчитывал 25, все остальное возвращал.

А вот этот голос в связи с инфляцией как-то поправку делал? (Иронизирую).

Да никакой инфляции, голосу наплевать было.

Если он делал поправки в связи с инфляцией, тогда этот голос точно часть вас.

Инфляция… Голос разрешал мне делать то, чтобы я мог не отвлекаться, не ходить там по ночам, мыть полы в клубе, помогая жене. Чтобы я полностью мог работать. Но ничего лишнего мне не разрешалось. Конечно, были соблазны. Ну, конечно, были. По человечески и то надо, и это, ребенок. Старший работает менеджером. Дочь от первого брака взрослая совершенно. Ей 40 с лишнем лет. Господь меня проверял. Моя совесть меня проверяла, не знаю, но шла постоянная проверка. Вот скуплюсь я, или не скуплюсь. Я прошел проверку деньгами. Сначала славой, потом деньгами. Для меня деньги не имели никакого практического значения. Ну, столько, сколько нужно, чтобы пойти купить кроватку сыну, какую-ту одежду, поесть. Это скажем одержимость той идеей, то счастье, которое жило во мне. Слава? А как вы переносите славу? Да никак ее не переношу. Она шла рядом, параллельно. Это не пересекалось со мной. Просто не пересекалось.

А может, вы где-то объективно понимали, что это не та известность и признание, которое обычно бывает у людей, благодаря кропотливому большому труду.

Я что не трудился?

Дело в том, что раньше, если человек был известен, то он как бы получал ее благодаря тому, что заслужил, получил признание. А есть известность, в силу того, человека выводят в программу, которая является социальным заказом, следствием плохой психотерапевтической помощи в России.

Да меня знал каждый человек в стране, каждый!

До телевидения же не знали.

Почему? Я работал в эфире, тоже меня знали, но не так. Не в таком объеме. Понятие «слава» у меня отсутствовало. Эта слава, эта не слава.

Но, тем не менее, вы выбрали профессию журналиста и работу на телевидении.

А это судьба привела.

— Как мать и ваши близкие оценили эту вашу новую деятельность?

— Ну, мать, конечно, была ошарашена. Хотя она видела мое развитие.

— Какие выражения были у матери?

— «Занимайся делом». Понимаете, конечно, окружающие меня люди, поначалу, скажем так, принимали меня за человека со сдвинутыми мозгами, но когда уже пошли сеансы, пошли результаты, тут восстала медицина.

Помимо целительства, еще каким-нибудь творчеством в настоящее время занимаетесь? Например, писательским?.

Нет, нет. Как-то я надиктовал секретарю. Мне стало так стыдно. Потому, что я писал не то.

Это диктовали вы, а то, что диктовал голос — другое?

Конечно. И мне стало так стыдно.

А нельзя было просто записать этот голос и отдать на распечатку?

Нет. В творчество человек должен сам внести свою лепту, своим мозгом.

Вам стыдно стало, потому что вы сравнивали это с тем голосом? У вас было с чем сравнивать?

Да. Я понял, что написал такую ерунду. И я все это уничтожил.

А за что вам было стыдно? Конкретно.

— За все. За изложение, мелочность, за язык. Прошло еще несколько лет и я начал думать, что я готов. Произошло точно такое же. Я надиктовал огромное количество текстов, но через 2 недели, после того как я сел проверить материал понял, что опять совсем не то. И я опять все это уничтожил. И с тех пор возникали мысли «ну как передать то, что я накопил, то, что я открыл?» И вы понимаете, что понял, что я не готов… Этих книг полно, но если я буду писать книгу о том, как я лечу, я перестану лечить. У меня просто не будет времени лечить.

В конечном итоге написано все. Я пришел к одному пониманию. Вот есть Евангелие и там есть все. Все о чем я могу размышлять, думать, мечтать. Евангелие всегда у меня на столе.

— Евангелие — нечто универсальное. Оно продиктовано голосами, которые слышали пророки и апостолы. А есть нечто ваше уникальное — Чумаковское. Оно же где-то должно быть выражено?

— Вы понимаете, в конечном итоге истина всегда одна.

— Понимаю, но Чумак один. Уникальное существо, со своей необыкновенной ситуацией.

— Как вы думаете почему Иисус не оставил нам своих автографов? Книги? Потому, что он жизнью жизнь творил. Абсолютное большинство материалов написаны непрофессионалами. Они не затрагивают меня и глубины того, что во мне есть.

(Мой пациент чувствует двойственность в отношении своих будущих изданий. Мне так и не удалось понять желает ли он издавать свои записи, продиктованные голосом?).

— Какие у вас сны? Могли бы рассказать? Во сне голос приходит?

— Сейчас я практически не вижу снов. Раньше я работал во сне. И во сне голос приходил. И я работал во сне, и учение шло, продолжалось во сне, и я лечил во сне. Учение, работа. Практически круглосуточно занимался только этой проблемой. Понимаете, это шло и самообразование, и образование меня и работа практическая.

— Судя по всему, ваши сны безгрешны, хорошие, с улыбкой на лице, умиротворенные.

— Вы знаете, я всегда засыпал и засыпаю, вот сел на кровать, пока я падаю на подушку, я уснул.

— В своё время, чиновники от медицины вас попросили умолкнуть со своим молчанием по телевидению. Недавно я позвонил по вашему телефону, трубку взял автоответчик и там было слышно молчание… Это было вашим молчанием?

— … (Молчание).

По-видимому, мой пациент не страдает никакими психическими заболеваниями. Иначе иронизировать было бы неэтично. Во всяком случае, на протяжении всего сеанса он не пожаловался на то, что этот голос бесцеремонно вмешивается в его жизнь, «требует оплату за будущие гонорары от книг» и т. п. Более того, пациент не давал даже намёков, чтобы называть себя пророком и не планировал издавать тексты этого голоса, как пятую евангелию. Мой пациент живёт в согласии с этим голосом. Более того, он чувствует опору от этого голоса. Именно эта опора, как внутренний учитель, позволяет моему пациенту не уставать от роли учителя, в которую он играет перед окружающими его людьми. На протяжении сеанса пациент был мудр, корректен, адекватен, предприимчив, внимателен и спокоен до умиротворённости (хотя и выкурил шесть сигарет). Его деятельность как целителя, можно разделить на две разные части. Это деятельность как воздействие, которое весьма аккуратно, даже по сравнению с именитыми психотерапевтами. (Разве может нанести вред молчание моего пациента, которое лишь создаёт условие для тайны, которая всегда полезна для души.) И деятельность, как восприятие иллюзий и слышание голосов, которые не были модной симуляцией, и которые лишний раз свидетельствовали, что передо мной находилась личность с аномальным восприятием. Но насколько это восприятие адекватно реальности необходимо ещё исследовать.

ЛЁТЧИК- КОСМОНАВТ, ГЕРОЙ РОССИИ МУСА МАНАРОВ.

— Почему-то хочется вспомнить Ильфа и Петрова. Там Остап Бендер говорит, что на него давит атмосферный столб, что, дескать, он начал его чувствовать. У него депрессия появилась. В космосе атмосферного столба, по-видимому, нет и депрессии быть не может.

— Там вес не давит, а атмосфера также давит. Там одна атмосфера, накачанная.

— Вы сейчас, будучи на Земле, чувствуете этот атмосферный столб, который сейчас давит на вас?

— Ой, на меня не это давит. На меня другие дела давят. Что обычно на нас давит? Проблемы. Недостаток денег, еще что-нибудь. Давят, иногда, проблемы со здоровьем у тебя или у твоих близких. А столб атмосферный, слава Богу, не давит.

— Как ваше здоровье?

— Да ничего. Как бы вы… Не дождетесь…Здоровье… дай Бог вам такое как у меня. Не считая там каких-нибудь… Вот я сейчас с тенниса пришел. Локоть болит потому, что неправильно, наверное, играю. А так вроде нормально все.

— У вас, конечно, депрессий и неврозов, нет?

— Нет, слава Богу. Периодами не очень блестящее настроение, бывает, конечно.

— Бывают все-таки перепады.

— Всегда только «Дауны» могут быть радостными. Человек есть человек.

— А вам снится космос?

— Снится. И всегда с разных точек. Иногда с точки зрения восторга, иногда вылезают все страхи, которые вроде не присутствовали. Например, во снах часто вылезает то, что тебя мучило, но ты этого не понимал. Какая-нибудь внутренняя проблема вылезает во сне. Во сне это видишь явно, а в реальности не ощущаешь. Бывают интересные сны, ну просто приключенческие.

— Расскажите.

— Я оказался в капсуле. Иллюминатор, большое звездное небо, Земля удаляется и я понимаю, что улетаю. В реальности я 1,5 года летал и никогда не было такого страха и испуга. Даже настроения такого не было. А вот во сне было. Меня охватила даже не паника, а ужас какой-то, когда я вижу что я оторвался и улетаю… улетаю… и уже ясно что без возврата. Я такой ужас ощутил, дескать, всё дороги назад нет! А реально, наверное, такой страх был. Но я не могу вспомнить, что в реальности этот страх был. Я себя чувствовал на станции свободным, а вот на Земле приснился мне вот такой сон.

(Это вытеснение — один из главных защитных механизмов, описанных З. Фрейдом, который заключается в активном выталкивании из сознания болезненных воспоминаний, чувств и импульсов. Эти страхи были во время полёта, но они были вытеснены в подсознание моего пациента. Именно поэтому мой пациент не помнил их проявления не только во время полёта, но и в настоящее время).

— А еще видели какие-нибудь сны в космосе?

— Конечно. Как-то я лег спать с мыслью, что мне летать ещё целый год. И вдруг, я вижу во сне, что я уже на Земле и меня это не обрадовало, а наоборот. Я стал переживать, что не выполнил задачу. Меня в пот бросило. Ведь, когда я полетел в годовой полет, то основная задача была отлетать год. Эксперименты можно делать 3 месяца, можно полгода, но задача была поставлена — отлетать ровно год. Был страх не выполнить задачу. На следующей станции мне приснился сон, что я иду по Москве, а я же стартовал зимой, в декабре, я иду по Москве, а на улице лето. Меня друзья встречают, а я иду по улице и не могу понять почему я иду по улице. Друзья говорят, дескать, чего же ты идешь по улице, ты же вроде на станции должен быть? Я проснулся. Думаю.

(Казалось бы сон, о том, что мой пациент гуляет по Москве, должен был быть позитивным, так как пациент в это время находился в космосе и скучал о Земле. Но оказалось, наоборот. Сон вызвал ужас. По-видимому, это сновидение о высоком чувстве ответственности моего пациента, которое представляло собой сильный страх не выполнить задачу, не выдержать испытания. Этот страх присутствовал реально, но благодаря защитному механизму психики, был забыт и вытеснен в подсознание и, в последствии, проявил себя во сне.).

— Что больше изменило вас как личность: космос или известность после его посещения?

— Я думаю нас меняет только время. Нормальный человек просто стареет.

(Защита интеллектуализацией.).

Я не хочу как-то хвалиться, но я хочу сказать, что это мировая житейская проблема т. е. не много людей выдерживают испытание славой.

(Судя по всему, мой пациент это испытание выдержал.).

Это наверное больше человеческий вопрос, а не космоса касающийся. Некоторые попадают во власть и портятся. Наверное, становятся богатыми. Например, если маленького ребенка кормить конфетами, то его можно испортить. Аналогично если кого-то все время хвалят высокие руководители, а не ругают, то это очень тягостно на них отражается. А мне может просто повезло. Когда я уже летал, то бум прошел.

— Проблема с психологической совместимостью с другими членами экипажа была?

— Нас в основном было двое. Прилетали до шести. Психологическая несовместимость — это не выдумка. Конечно это проблема — совместимость людей.

— Вы её ощутили?

— У нас, слава Богу, более менее было все в порядке. Мне повезло с командиром Володей Титовым и Витей Афанасьевым.

(Моему пациенту всю жизнь везло или это восприятие жизни такое? Об этом мы узнаем позднее).

Не скажу, что между нами была лебединая песня. Душа в душу были, конечно. Были какие-то разногласия. Иногда поспоришь, повздоришь и всё. А некоторые себя так ведут, что с ними просто жить невозможно. И в этом плане как раз очень тяжело. Когда тебе уйти некуда. Такого, слава Богу, у меня не было. У нас если возникали разногласия, то только по работе. Сталкивались два мнения. Тут бывают какие-то обиды.

(Мой пациент не желает раскрываться, но судя по отдельным словам и их интонациям, проблемы небольшие всё-таки были.).

— Всё-таки трудно, наверное, находиться целый год с другой личностью в замкнутом кусочке пространства. Вероятность появления неадекватности восприятия увеличивается?

— Нет. (Защита отрицанием.) Во-первых, это зависит от интеллекта и уровня интеллигентности. Если люди культурные, то можно просто отвернуться на полчаса друг от друга и не говорить. Не обязательно же доставать человека до конца. Тем более, если видишь, что человек на тебя надулся или не желает говорить. Порой достаточно было двух часов, чтобы переломить ситуацию. Просто посидеть и своим делом позаниматься.

(Ниже вы узнаете, что эта последняя фраза моего пациента, на мой взгляд, является его кредом «заниматься своим делом» и не соблазняться на грешные деяния, в которые часто вовлекаются публичные личности, используя свою известность).

— Когда личность входит с кем-то в конфликт, то часто это связано с тем, что она неадекватно переносит свои чувства на собеседника, то есть не на тех, кому эти чувства адресует. В замкнутом пространстве вероятность таких процессов, на мой взгляд, должна усиливаться. Были ли какие-нибудь внештатные личностно-психологические ситуации, которые скрывались от народа?

— Нет. (Защита отрицанием.) Дело в том, что наша работа открыта, но, с другой стороны, нельзя же все что происходит выносить на обсуждение. Большое заблуждение сегодняшнего времени, что все надо доставать и показывать. Даже очень дикие племена и то прикрываются. Там очень мало таких, которые полуголыми бегают. Это сейчас время пошло, что все выпячивают. Все это искусственное. Мне кажется, что должны быть какие-то секреты профессии. Кому интересно, например, сморкался летчик когда рекорд мировой устанавливал по дальности или не сморкался. Ну, это его дело. Поругался перед этим он с женой или не поругался. Надо отделять дело от всех этих вещей. Это дело внутренних расследований. В будущем это нужно прикрывать. Я думаю, что все космонавты более или менее информированы о том, кто как и с кем себя вел. Но зачем это афишировать. Это, мне кажется, очень правильно. Сейчас некоторые пытаются показать свою информированность и начинают выдавать какие-то вещи. Такая тайна должна уйти в могилу с самим человеком.

(Известно, что успех в профессии космонавта определяется, в первую очередь, его личностными и психологическими характеристиками. Именно благодаря этим характеристикам весь мир увидел улыбку космонавта № 1 Юрия Алексеевича Гагарина. При этом анализ личности космонавтов всегда был темой закрытой для общественности. Именно поэтому до сих пор в кинематографе нет объективного образа Гагарина, как реальной личности со своими человеческими и психологическими проблемами. Космонавты, будучи символами нашей великой державы, должны были всегда быть примером для всех нас. Мой пациент, осознавая всё это, сопротивляется психологическому анализу. С другой стороны, сам я, имея сильный контрперенос на моего пациента, как на своего кумира, тоже сопротивлялся тому, чтобы глубже анализировать эту личность. Именно поэтому, далее, я перешёл на анализ, который оказался более универсальным и сравнительно меньше касался личностных сторон моего пациента.).

— Невесомость — это больше позитив или негатив? Как сказалась она на вашем физическом и психическом здоровье?

— Невесомость если в ней просто находишься — это прекрасно! А с медицинской точки зрения — это страшный враг потому, что в ней быстро деградируешь. Сосуды, мышцы, сердце — все деградирует мгновенно в невесомости. С точки зрения работы, это тоже кайф потому, что ты можешь взять здоровенную и тяжёлую штуку и ее спокойно потаскать. А если ты работаешь с какой-нибудь мелочью, то невесомость — очень вредная и противная штука. Все разлетается. Эти винтики, болтики. Часы разобрать и собрать в космосе не так просто.

(Известно, что в космосе изменяется кровообращение и благодаря долгому полёту может появляться неадекватность восприятия.).

— Во время полёта в космосе не было ли у вас галлюцинаций, иллюзий?

— Я читал у какого-то автора, который писал о том, что у космонавтов, которые долго находятся в космосе, начинаются галлюцинации. Это не так. Не хочу кого-то обхаять и подвергнуть сомнению. Я могу твердо сказать, что никаких галлюцинаций у меня не было. И вообще, на Земле это вероятнее. Особенно сейчас, когда неограниченно много продают спиртное. В космосе у меня был трезвый рассудок и, поэтому, там никаких галлюцинаций не было. Может быть, есть такие космонавты, у которых бывают какие-то отклонения. Они что-то видят. Я в этом плане достаточно был реалистичен. А чтобы не деградировать в космосе, мы 2 раза в сутки по часу занимались физкультурой. Не давали себя невесомости на деградацию. Её нагнать легко. Если 5 дней не позанимаешься, то очень трудно потом восстановиться. Я бы не сказал. Меня Бог миловал. По жизни повезло. Какие-то внештатные ситуации, отклонения рабочих систем были. Железки часто ломаются. В электронике все время неисправности. Лишний контакт или отсутствие контакта — это всегда происходит, но тяжелой доли, слава Богу, не было. Повезло. Хотя садились мы как-то на резервном витке.

— Известно, что космонавт Николаев после приземления лежал как будто ничего не понимал и все время повторял, что больше 18 суток летать нельзя, а Севастьянов кричал ему: «Очнись. Это же Земля, Земля».

— Именно после этого полета все как раз и поняли, что такое невесомость и что с ней нужно каждый день бороться. Они летали в тесном корабле. У них не было возможности тренироваться физически. Во время посадки перегрузки большие действуют. Им плохо было. Их пришлось нести. Я сам, например, где-то через час или два после посадки после годового полета, уже ходил. Нельзя просто выжидать, надо активно противодействовать невесомости, иначе живым не вернешься.

— Космос — необычный объект для нашего сознания. Насколько ваше сознание справилось с космосом?

— С моим сознанием ничего такого не произошло.

(По-видимому, мой пациент почувствовал перенос на меня, как на психиатра, который исследует неадекватность восприятия и на всякий случай категорически отмёл обманы сознания, которые всё- таки у некоторых космонавтов бывают при космических испытаниях. Об этом есть много исследований в космической медицине).

Я ничего такого не видел, слава Богу. Чего-то такого, чтобы меня поколебало. Можно никогда не видеть слона, читать про него в книжках, видеть в кино, а потом придти в зоопарк и увидеть. Это не будет для вас потрясением потому, что вы знаете, что такое слон. Тоже самое и полет в космос. Я себе представлял это. Просто увидеть это — не то, что услышать. Каких-то чудес, которые думал увидеть, не существует, такого нет. Ученые вполне красиво и адекватно описали этот мир. Поэтому каких-то особых открытий я не сделал. Мне говорили, что Земля круглая…

— Это так и оказалось?

— Да. Вот если бы я увидел, что она квадратная, может быть, меня это потрясло бы.

— Тогда перед полетом в космос у вас были определенные фантазии и представления о космосе. Насколько сильно эти фантазии совпали с реальностью? Было разочарование или наоборот, очарование? Сравните эти две картинки.

— Если взять представления, которые у меня были до того когда я уже стал тренироваться и скажем до того как попал в эту систему, то это конечно были скорее представления по фильму «Укрощение огня», т. е. это даже не космос непосредственно, а это вся космическая история. Она как бы выглядела очень величественно. Если еще раньше, ну там просто «избушки на Луне» и т. д. это просто моя детская фантазия. А когда мы уже тренировались, тогда достаточно похоже получилось. Единственное — сама краса мироздания она очень впечатляет. Земля… Солнце… Вхождение в это пространство, полет.

(Анализ фантазий показал, что они не содержат в себе проблем, связанных с какими либо психологическими проблемами. Содержание этих фантазий показало, что мой пациент человек творческий, романтичный. Он визуалист, больше видит глазами и делает руками.).

— Одним словом, фантазии были не сравнимы с реальностью?

— Фантазии больше были на темы профессиональные: как полетишь, что сделаешь. А эти ощущения не представляются в фантазии.

— А понятно, т. е. вы говорите о тех нагрузках, о тех новых ощущениях, которые предстоят.

— Нет, но эти ощущения скажем в ракете. Перегрузка, вибрация, ощущение невесомости. Потом внешние виды из иллюминатора.

— До полёта в космос вы это представляли как-то?

— Как-то мы уже это немножечко представляли. Ведь раньше техника видеозаписи и кино была слабая. Это было не сравнимо с тем, что мы потом видели своими глазами. Это сейчас, есть специализированные кинозалы, где, надев стереоскопические очки можно посмотреть фильм «Орбитальная станция» и ощутить себя на этой станции. А когда мы готовились этого не было. Были фотокарточки. Поэтому, когда мы увидели все это своими глазами это впечатлило. Я никогда так не представлял нашу Землю. Землю как живую планету. Нет слов.

— А мы проживаем на Земле, так и не увидев её истинный и живой образ…

— Правильно. Главное даже не это, а главное что люди не интересуются этим. Вот что обидно-то. Полно людей, которые вверх не смотрят.

— Значительное пространство вокруг нас занимает небо, а мы смотрим вниз?

— Я думаю, что это не зависит от того космонавт ты или нет. Когда я ещё не был космонавтом, то меня всегда тянуло посмотреть вверх. В безоблачную лунную ночь. Чтобы не смотреть на небо, на эти звёздные дали, нужно быть просто камнем. Всё это завораживает.

— Как вы думаете, восприятие нашей Земли как живой планеты усиливает религиозность и Веру или наоборот? Вы после космоса стали атеистом?

— Я не религиозен.

— Может быть, после полёта в космос, вы стали ещё более ярым атеистом?

— Нет. Бог для планет не очень нужен. Он нужен для людей.

— Согласно З. Фрейду не Бог создал человека по образу своему и подобию, а человек создал Бога по образу своему и подобию?

— Каждый имеет свои взгляды. Не хотелось бы дискуссировать в этом направлении. Но когда смотришь на все это великолепие, то конечно душа поет, но это зависит от мировоззрения. Кто в Бога верит для того это великолепие и есть подтверждение божественности. Но не обязательно быть верующим, чтобы ощущать это великолепие, эту эстетику.

— Некоторые вместо понятия «Бога» используют понятие «Космос».

(Задаю этот вопрос в том числе и потому, что частотный анализ речи моего пациента показал, что он чаще использует понятие «Бог», нежели «космос»).

— Это мне тоже не очень понятно. Если говорить о космосе реально, то не понятно, откуда все это. Я не знаю, откуда все это, но, тем не менее, это все величественно, грандиозно. Но обычно это видение зависит от человека.

— Это по форме, а вы же говорили о живности нашей Земли. Это нечто, что трудно передать словами?

— Нет. Любую вещь трудно передать словами. Если бы вы никогда не кушали персик, то он бы имел бы для вас божественное значение. А раз попробовав он превращается в нечто иное. Аналогично с полетом на самолете или на космическом корабле.

— Ходят слухи о том, что космонавты после полета немножечко ведут себя странно в поведенческом плане. Например, в плане трапезы. Ведь в космосе ложкой пользоваться нельзя и многие операции, которые совершаются в космосе на Земле невозможны. Поэтому, якобы остаются установки и странные привычки из космоса.

— Странные… Наоборот… Мы туда прилетели, у нас полный набор столовых предметов был: вилки, ложки. Хотя это особые ложки… с длинной ручкой. Ручка длинная потому, что нужно где-то загребать из глубоких мест, где находится сублимированная еда. Чтобы не пачкать руки. Эта ложечка типа чайной по величине, но с длинной ручкой. Вот эта 1 ложка и заменяла как раз весь столовый инвентарь: вилку, нож.

— И всё-таки, говорят, что космонавты руками долгое время едят и не пользуются ложками. Что тут таково, ведь у вас на родине так и едят…

— Ну, как консервы можно кушать руками, тем более подогретые. Большая банка консервы… как ее руками-то… естественно ложками ели… и нормально.

— И все-таки какое-то время вы выглядели, наверное, смешно потому, что космические привычки какое-то время сохранялись?

— По крайней мере, я не наблюдал за собой. Наоборот, я очень удивился тому, как быстро отпадают эти привычки невесомости. Земной опыт быстро берёт верх. Хотя я тоже боялся, что будут какие-то там проблемы. Например, стакан буду выпускать из рук, чтобы он плавал в пространстве. Но вроде такого я не наблюдал за собой. Наоборот, меня удивило то, как я быстро земным. Я думал, что я долго буду привыкать.

— Какие-то установки, привычки, действия смешными или курьезными были?

— Как-то смотрели мы кино на станции. Там какая-то какая-то вечеринка богатых людей и слуга подавал шампанское для мужчин и женщин. Они берут бокалы с подноса и плавно идут вместе рядом. У меня сразу возникла мысль почему они в руках их держат, можно же перед собой толкать бокал.

— Вот о чем я и говорю.

— Да но это у меня такое возникло там в космосе, а не на Земле. А на Земле я сразу забыл о всех фокусах невесомости.

— По-видимому, при выборе команды, учитывалась склонность космонавта к мании величия. Юрий Гагарин, по-видимому, был выбран потому, что в нем не было таких амбиций как у других.

— Да у него не было мании величия. Мне трудно сказать. Я, к своему сожалению, даже не встречался с Юрием Алексеевичем Гагариным. По отзывам товарищей, это был человек настоящий, нормальный. Просто хочу сказать, что разные люди бывают, как и в любой профессии. Есть такие, которые портятся от похвал, а есть такие, которые трезво смотрят на себя.

— Были времена, когда космонавты были даже телеведущими, часто появлялись на телеэкране. Такие как Леонов, Рукавишников, Севастьянов, Рюмин и другие. А вы, человек, судя по всему, не публичный, хотя с вашим именем можно было чаще появляться на телеэкранах. Ведь это очень нужно для молодёжи.

— Раньше разнарядка была такая. Сейчас я тоже занимаюсь этим. Вот недавно я ездил в Таманскую дивизию потому, что наши дагестанцы там служат. Ездил, чтобы поддержать и как бы сблизить дагестанцев с русскими ребятами. На самом деле, раньше люди с большим интересом встречались с космонавтами. А сейчас мы никому не интересны. Реально нас всего 100 человек в России, а еще многие умерли уже. И на всей планете очень мало людей, которые интересуются нами. Мне не то что обидно. Меня это удивляет потому, что я с самого начала был влюблен в это дело. Я всегда с восторгом смотрел на этих людей, на летчиков, на космонавтов. Само дело, которому эти люди служат, привлекает, а не личности со своими грехами. А дело очень красивое — полеты в космос. Я инженер и я представляю себе то, насколько сложно послать человека в космос. А это же не просто полетел вверх и прилетел вниз. Нужно разогнать тело до скорости во много раз больше скорости автоматной пули, а потом эту скорость погасить, людей вернуть живыми. Это очень сложная физическая задача. Я всегда с восторгом следил за этим и до сих пор слежу. Но сейчас просто как-то накатано пошло. Я думаю, что это идет просто план такой. В дальнейшем опять полетят на планеты. Полетят на Луну. Это будет очень интересно.

— Ранее вы отметили, что уже многих космонавтов нет в живых. Почему так происходит?

— Умирают потому, что жизнь довольно популярная. Была разнарядка. В месяц несколько поездок и встреч. Естественно каждый хочет с тобой посидеть, выпить. Многие среди нас непьющие, приходится пригубить. Там полетел, там поговорил, там… Размеренной спокойной жизни давно не было у людей. Плюс человек просто изнашивается. Поэтому многие просто погибли от болезней.

— В том числе от алкогольных вливаний?

— Ну, алкоголь, скажу так, здоровья не прибавляет, но для человека в России, по крайней мере, он прибавляет доверия. Поэтому, если космонавт не будет задерживаться и разделять с людьми трапезу и выпивку, то люди будут обижаться. Это обычный человек может пить, может не пить, он может отказаться, это его личное дело, а тут это сразу будет восприниматься как неуважение. В России принято застольями встречать. Это на Западе — встретились, флажками обменялись, а у нас же всегда была встреча, был банкет. Люди сами себя не поймут, если прилетает космонавт и, скажем, они как следует не угостили его. Вот такая традиция.

— Вы с Германом Титовым не были знакомы?

— Ну, как же не был. Он сосед мой был. Я с Германом Степановичем ещё как был знаком.

— На ваш взгляд, он переживал из-за того, что не стал космонавтом № 1 или в конце своей жизни забыл об этом?

— Я думаю, что переживал.

— И всё-таки, он эту психотравму через всю жизнь пронес или все же забыл об этом в конце своей жизни?

— Нет. Он это не забыл. И потом, я думаю, что такое у каждого случается.

— И всё-таки, не стать космонавтом № 1 — не у всех случается…

— Есть такая вещь. Особенно жалко, если люди вообще не слетали, но были в отряде. У человека остается это переживание.

— А может быть, кончина Титова была связана с этим переживанием, которое стало пусковым механизмом для начала болезней?

— Я думаю, что несмотря на то, что он был космонавт № 2, то его руками рвали везде. Тем более, что Юрий Гагарин погиб. Просто сейчас нет такого интереса к космосу. Раньше Герой Советского Союза, космонавт мог в любой кабинет зайти. Он был человек влиятельный. Некоторые бескорыстно любили космонавтов. Другие понимали, что он где-то что-то может сказать. Хорошо одаривали, приглашали, на руках носили. А сейчас, какой-нибудь певец, скорее, войдет в какой-нибудь кабинет. Поэтому у нас сейчас с этим проблем нет. Нас сейчас уже не испортишь.

— Герман Титов был космонавтом № 2, а вы свой номер знаете?

— У меня № 065. У нас номера идут по знаку. Давали знак «Летчик-космонавт». В начале медаль «Золотая Звезда».

— Вы не забываете о своих корнях, о Дагестане?

— Не очень часто туда я езжу. Сейчас, во-первых, туда билеты стоят как за границу слетать на самолете. Ну иногда летаешь. Во-вторых, там уже другая обстановка.

(И всё-таки попробую затронуть тему об амбициях и самомнении моего пациента.).

— Стоит ли в Дагестане в честь вас памятник?

— Ну, я же еще живой. Пока мы живем, нам его не ставят.

— Вроде бы раньше ставили при жизни?

— Нет это у нас было для дважды Героев Советского Союза. Им ставили бюст на родине. Но я, слава богу, единожды герой, мне второй звезды не давали, и поэтому мне не поставили бюст.

— А вопрос такой поднимался?

— Они может быть и поднимали, но был уже закон принят, согласно которому мене бюст не положен.

— И всё-таки насчет памятника вопрос сам народ поднимает?

— Да нет. Никто не поднимает. А зачем?

— Чтобы воспитывать поколение.

— Вы знаете, когда человек живой, надо на живом воспитывать поколение. Если на живом не воспитывают, зачем памятник. Они подождут, когда уже не будет живого Мусы Манарова. Тогда памятник сделают. Ведь для этого надо очень великим быть, чтобы при жизни поставили. Ну все-таки я не настолько велик.

— Сейчас вы к космосу имеете какое-нибудь отношение?

— Сейчас нет. Я вообще-то радио-инженер и работаю в небольшой фирме. Уже больше 10 лет работаю после отставки. Работаю в небольшой радио-фирме. Занимаемся радиосвязью. Мы операторы связи в Москве. У нас есть базовая станция. Есть абоненты. Башни радиосвязи строим.

— А вот для вас ближе что небо или космос?

— Слетать очень интересно, а жить нужно на Земле. Земля наша красивая. Надо ее беречь. В космосе, чем любуешься…? Конечно, Землей! Когда проходишь над водой, где нет населённых пунктов, то настроение как-то портиться. По-видимому, при полете на Марс людям придется тяжеловато. Им придется, наверное, брать кучу разных фильмов. Но мы редко их смотрели, больше любовались Землёй.

— Во время полёта часто ли заходили разговоры о женщинах-космонавтках?

— Мужчинам женщина нужна, это понятно. Но мы были на работе, а на работе не всегда хочется чтобы женщина вмешивалась. Срабатывает мужской эгоизм.

— Женщины-космонавтки нужны?

— Наверное, нужны. Но мне, слава Богу, мы летали не долго с гражданкой Великобритании Силен Шарм (?). Про нее могу сказать, что я удивился, когда она прилетела. Многие прилетают деревянными, немножко не освоившимися. Она как будто родилась в космосе. Она хорошо всё переносила. Очень такая пунктуальная, молодец! Мне понравилось ее пребывание. Мы не долго были с ней, всего 5 дней, а потом вместе приземлялись.

— В космосе, в невесомости энергия либидо усиливается или ослабляется?

— Как бы честно сказать. Я не ощутил какой-то разительной перемены в себе. Может быть, я такой зануда скучный. Но как на Земле было, так оно и есть. Как алкоголь… что на Земле, что в космосе. Некоторые ребята говорили, что дескать попробуешь глоточек в космосе, то будет действовать как будто много выпил. Это не правда. Просто люди способны на выдумки. Сами себе придумают, а потом сами в это верят. В этом плане нормально было. Все полтора года. Слава Богу ни видения, ни иллюзии меня не посещали.

— У вас семья большая?

— Дочка закончила мединститут, а сын вот заканчивает Бауманский. Супруга Неля у меня врач.

Мой пациент — личность сдержанная, чувствующая свои внутренние и внешние границы. Он весьма практичен. Трудолюбив. Не выделяет себя из других профессий. Наблюдается полное отсутствие неконтролируемых амбиций и мании величия. Будучи человеком системы имеет установки, ограничивающие его в необдуманных поступках, соблазнах. Личность не публичная потому, что не ощущает в этом ценности, хотя возможно не хватает навыков для этой грешной деятельности. Складывается впечатление, что благодаря своему поведению, мой пациент так организует вокруг себя среду обитания, что в ней ему всегда везёт. Отсюда защитные слова: «Бог миловал», «везло», «слава Богу». Как говорил Ходжа Насреддин: «На Бога надейся, а ишака привязывай, а то украдут». Мой пациент из тех, кто ишака обязательно привяжет. Частотный анализ показал значительное употребление слова «Бог», не «космос». По-видимому, это латентная религиозность, несмотря на то, что мой пациент утверждает, что нерелигиозен. Сам я, имея сильный контрперенос на своего пациента, как на своего кумира, сопротивлялся тому, чтобы глубже анализировать эту личность. Именно поэтому анализ оказался менее психологическим, но более информативным с точки зрения понимания профессии космонавта. По-видимому, трудолюбие, ответственность и профессионализм позволили моему пациенту достичь успеха в этой необыкновенной профессии космонавта.

КИНОАКТРИСА НАТАЛЬЯ КРАЧКОВСКАЯ.

(Моя пациентка не сразу решилась на эту встречу, но когда согласилась, то сразу же предупредила, что не будет раскрываться настолько, насколько требует психоанализ. Но известно, что для психоанализа порой важнее не само раскрытие личности, а то, каким образом личность не раскрывается и сопротивляется сеансу. Впрочем, данный сеанс показал, что раскрытие всё-таки было. И вот я сижу у своей пациентки дома… — Примечания Рамиля Гарифуллина).

— У меня сейчас двойственное чувство… С одной стороны, я чувствую радость от того, что наконец-то вы сидите рядом со мной. А с другой стороны, я переживаю из-за того, что вы не особенно желаете этого диалога… И всё-таки, я чувствую, что вы желаете что-то высказать, но не говорите… Вы многое хотите выговорить…

Ничего нет у меня. У меня нет ни малейшего желания… потому, что это лично — моё. Я никогда этого не выскажу, как бы вы от меня не добивались. (Психоанализ всегда основывается на свободном ассоциировании и выражении пациентом самого себя без всякого давления со стороны психоаналитика.) Я не скажу потому, что это моё.

(По-видимому, у моей пациентки возник перенос чувств на меня, как на человека, от которого она когда-то пострадала. Такой перенос, порой, бывает вызван либо предательствами близких в детстве, либо предательству со стороны знакомых, которые сначала приблизили и «приручили», а потом бросили или предали. ).

— По-видимому, раньше вас кто-то сильно обижал, предавал?…

Я не хочу с вами делиться потому, что я считаю, что это сокровенное всегда могут обернуть против тебя. Я столько получила "щелчков по носу". Зачем мне это лишний раз? Потом это моё, это никого не касается.

(Возникла пауза.).

Сейчас во время паузы вы подумали о чём-то неприятном? Не так ли?

Да… Я подумала о том, что никогда не нужно в жизни откровенничать. Они не сдержат этого груза и рано или поздно проговорятся. (Казалось бы, моя пациентка находится здесь и сейчас со мной, но до сих пор ощущает диалог и влияние «от них».).

Я стала это понимать потому, что меня предали и предали несколько раз. Я совершенно четко поняла, что я никаких новых знакомств заводить не буду… всё! Дорогие мои! И своими какими-то личными переживаниями я делиться тоже не буду.

Психическая травма, вызванная предательством, была сильная и до сих пор не зажила?

Ого — о — о конечно!

Она «кровоточит»? Воспоминания бывают?

Да!.. Будь здоров, всё хватит!

(Благодаря психической травме, нанесённой близкими, у моей пациентки имеет место стойкое сопротивление сеансу.).

— И всё-таки, о чём вы сейчас переживаете, чем живёте?

— Делами… (И действительно, до начала сеанса моя пациентка вместе со звукооператором озвучивали сказку. Теперь она переключилась на меня.) Чем жить-то мне? Извините, ну сварила я щи, убрала квартиру, потрепалась с подругами, помогла сыну, а вот дальше что? А мозги-то пусты. Для того, чтобы они заполнялись, надо что-то делать… делать. К сожалению, у нас в стране деньги пока не отменили. Почему я работаю? Все говорят, дескать, работают ради искусства, а я нет, я работаю ради денег. Ради искусства я уже сделала и мне не надо говорить, дескать, в 70 лет можно создать что-то такое — не правда это! Уже нет тех сил, и нет той крови, которая может забурлить так, чтобы всех зарядить. Нету!.. Физически ее нет, понимаете? Это может быть всплеск, но это может быть не надолго. Ради чего? Ради того, чтобы обеспечить себе старость.

(Опять пауза. Моя пациентка задумалась. На лице была тревога.).

— Во время этой паузы Вы подумали о чём-то неприятном… Не так ли?…

— Да… Я подумала о том, что ту пенсию, которую я получаю, мне очень хочется вернуть господину Путину и сказать: «А поживите на эти деньги! Вам не стыдно!?». Мне все время хочется сказать членам правительства: «А Вам не стыдно?» за то, что актеры, которые создали кинематограф, которые добыли роскошные деньги государству, почему-то живут так как я. Почему я с больными отёкшими ногами, с больным сердцем, должна мотаться, куда-то в Сибирь для того, чтобы заработать себе на то, чтобы, простите, просто накормить себя. Я считаю, что это неприлично. У меня не было такой возможности сказать. Если бы была такая возможность, то я бы сказала членам правительства об этом унижении. Не надо говорить, что вот я об искусстве думаю. Я ни хрена об искусстве сейчас уже не думаю. Вы знаете, лучше сказать честно, так как я, чем врать.

До этого вы рассказывали о подругах. Для Вас психологами являются подруги?

Это я для них психолог, а они для меня просто болтушки. Потому, что начинают мне выговаривать, дескать, ты выслушай, давай поговорим. И я каждый раз сижу и разбираюсь: «А зачем ты это сделала? А вот ты сделала бы так, вот сделай в следующий раз вот так». Сидишь и слушаешь, пока она не выговорится, и, потом я уже говорю: «Слушай, оставь меня в покое». (Смеётся своим известным «ха-ха-ха».).

Вы — известная киноактриса и ваши подружки и друзья всегда будут относиться с поправкой на это.

Естественно! И это самое страшное. Это было, есть и будет. Зависть от этого. Ты никуда не денешься. Даже если человек старается, то в нем все равно зависть ко мне есть. Лучшие друзья мои, которым, казалось бы, ну что со мной делить, они лучше живут, они более обустроены, и, все равно, зависть у них ко мне есть. А еще завидуют тому, что я не даю себе возможности расслабиться и дать обнять себя унынию. Вот этого вы от меня не дождетесь!!! (Громогласно.).

Вам бы психолога, а тут из вас делают психолога?

Ну, Бог с ним и пускай делают, в этом тоже есть какое-то доброе начало. Не знаю, на сколько я умный человек, но житейская мудрость во мне какая-то есть. Потому, что я считаю, что все-таки не даром старинные дворянские роды есть. А сейчас найдите-ка хотя бы несколько актрис, их просто единицы, которые могли бы сыграть даму высшего света. Нет! Их нет! Это наше поколение. Поколение наших внуков этого не видели и не знают. Купечество наше, русский образный язык, с помощью которого разговаривал Пушкин. А разговаривали-то они очень красиво. Сейчас все проще.

(Здесь в скрытой форме проглядываются фантазии моей пациентки и мечты, которые так и не удалось реализовать в творчестве. Ощущается комплекс профессиональной неполноценности, который себя будет проявлять в течении всего сеанса, хотя для всех нас зрителей моя пациентка, бесспорно, великая и талантливая актриса. Но пациентка в себе этого не чувствует. Потому и старается показать, что это так, но это и есть так.).

Судя по тому, что вы говорите, складывается такое впечатление, что вы одиноки…

Одиночества нет, но я нужна и, поэтому, я могу спать спокойно. Единственное то, что я устаю от этого, иногда.

Только что, перед сеансом, я видел, как вы работали и озвучивали сказки. А что будет, если вы полностью прекратите заниматься артистической.

деятельностью?

Ну, когда ещё… этого не будет?…. От этого тоже можно устать. Ты живешь, пока кто-то нужен тебе. Не надо придумывать ничего, дескать, мы живём, пока нужны кому-то. Все надо брать!!! Ты живешь тогда, когда ты ищешь общения. Не в тебе ищут, а ты ищешь. Танцуйте всегда от себя, и в хорошем, и в плохом. Тогда вы будете честны сами с собой. Не будете делать промашек, вот и все.

(Действительно, моя пациентка права. В психологии до сих пор ведутся споры о том, что первичнее: нужность другим или нужность себе. И всё-таки, наше внутреннее — первичнее. Об этом ещё полвека назад написал наш гениальный советский психолог С.Л. Рубинштейн, выразив это через принцип «внешнего через внутреннее»).

Нужно о себе думать.

О себе любимой.

(И действительно, согласно юнговскому архетипу тени, чтобы полюбить кого-то, необходимо, прежде всего, любить себя в нём, то есть, говоря на языке житейской психологии, свою половинку.) Я никогда о себе не забуду. Все идет от нашего самолюбия. И когда начинаешь врать себе, дескать, мне хочется вот так бы сделать на сцене, то мне хочется подойти и дать… и сказать: «Ну что ты врешь? У тебя просто не получается ничего — это другой разговор! Иди, работай дома, встань перед зеркалом и кривляйся» Посмотри, как это надо делать, походи по улицам, поразговаривай с людьми — это все очень просто».

А все-таки ваша артистическая деятельность вас лечит? Если бы вы сейчас ею не занимались бы, то проблем было бы больше?

Нет, не было бы больше.

Вы как бы в ловушке. С одной стороны, вы боитесь прекратить деятельность, а с другой, мечтаете о её прекращении?

Я вылечусь, если я прекращу свою деятельность, я выйду из обоймы, я может быть и выздоровлю, но что я буду есть?

У многих после прекращения артистической деятельности начинается пустота и депрессия.

Да не будет у меня никакой депрессии. Я найду, чем заниматься. У меня нормальные мозги. Чтобы мне отдохнуть, мне для этого надо взять год паузы и привести себя в порядок, но я хочу, чтоб у меня была нормальная пенсия, чтоб я могла себя прокормить, а не ходить с протянутой рукой к сыну. Сын у меня Василий Владимирович Крачковский работает на киностудии «Мосфильм» Он очень ценная натура, умный, немножко не сдержанный. Ему это очень вредит в жизни, но он глубоко порядочный человек, влюблен в свою профессию. Он звукорежиссер. Отец его тоже был звукорежиссером, но он был более широкого профиля. Мы с ним собачимся. Сейчас мы занимаемся строительством дачи. У нас на этой почве идут всякие стычки. На даче остались только отделочные работы.

Судя по всему, вы живёте раздельно, а вы хотели бы с ним жить?

Конечно, я очень бы хотела. Я жила бы с сыном, но, к сожалению, у него своя семья. Я понимаю, что взрослые дети должны жить отдельно от родителей.

Больно было это понимать, что родная кровушка ушла к другой женщине?

Нет, мне не было больно. Я поняла это с самого начала, и я сразу дала себе зарок не лезть в их семью, разберутся сами. Меня они не спросили, когда поженились, поставили перед фактом, что мы собираемся пожениться, теперь живите дальше сами. Но они конечно эгоисты, сама виновата…

(Это противоречивое суждение потому, что согласно психоанализу, свекровь всегда на подсознательном уровне воспринимает невестку как новую мать-конкурентку своего дитя — сына).

Невестка с вами ладит?

Она не конфликтная. Она очень умный, сдержанный человек. Учительница такая. Я стараюсь не влезать в их дела. Поэтому их жизнь меня не касается.

Но выбор вашего сына вас не устроил?

Нет, почему… Я совершенно спокойно отношусь к его выбору. Я даже рада, что его жена сильный и волевой человек. Может быть у него распиздяйство (наверное хотела сказать о своей бесшабашности) от меня, поэтому уж лучше такой человек. У меня есть внук, ему 15 лет, очаровательный. Учится хорошо, кстати, это мамина заслуга. Она все-таки за ним следила, она привила ему любовь к учению.

Вначале при общении с вами у меня было чувство вызванное пониманием того, что вы конфликтный человек, но теперь я чувствую иначе…

Я не конфликтный человек, нет, нет абсолютно.

Образ мадам Грицоцуевой насколько похож на вас?

Ну, наверное, какие-то человеческие качества наверняка похожи потому, что все-таки этот образ создала я. Играла этот образ я и, как бы я не хотела «откреститься» от Грицоцуевой, то какие-то свои черты я ей придаю. Поэтому, наверное, я с ней как-то похожа. Наверное, какие-то крупинки своего характера я Грицоцуевой подарила. Даже если актер играет роль Гитлера, то в какие-то моменты, в какой-то степени, он дарит этому образу какие-то свои черты характера. Это все закономерно. С другой стороны, Грицоцуева — собирательный образ и, поэтому, все женщины испытывают такие же чувства радости и печали, какие испытывала она. У нее одна мысль — быть счастливой. Я не знаю ни одну женщину, которая может сказать, что не хочет быть счастливой. А уж я вошла в этот образ ни мне судить, а зрителям. Наверное, я похожа на неё и в то же время нет.

Когда режиссер работает с актерами, то он часто знает, какую роль играет его актёр по жизни. Кто вы по жизни — вечная мать, дочь, любовница…?

Об этом режиссеры, тем в настоящее время, совершенно не думают. Если это было бы так легко, тогда бы у нас вообще бы кинематографа не было. Кто будет играть отрицательные образы?

Есть актеры, которые, сыграв негативные роли, в советское время, жили в нищете, без зарплаты, им «плевали» в лицо и били. Например, ленинградского актёра Лебедева за образ «Ромашки» в «Двух капитанах» сильно побили. Вы как-то пострадали от негативных образов?

Говорить о таких негативных вещах сегодня — это просто бередит душу. Столько было обидного, что до сих пор мы это расхлебываем. Сейчас молодые актёры хотя бы деньги зарабатывают. Мы же раньше… получали грамоты. Мы только шутили: "Лучше бы деньгами". (Смеётся). Надо бесплатный концерт, надо бесплатный спектакль. Почему? Кому надо? Вот это было сплошь и рядом. Поэтому сейчас говорить о тех временах, как о больном больному. Есть актёры, которым повезло. Кумиров делают.

Психоаналитики говорят, что многие через творчество лечатся, выражают себя, облегчают свое душевное состояние…

Когда я слышу от своих коллег, что творчество для них это…. то мне каждый раз хочется сказать: "Прекрати врать" (Смеётся). «Ну, будь проще». Я попросту вам скажу. Я выросла в актерской семье: и мать актриса, отец тоже был актер, мы вообще жили в театре. У нас комнаты не было и мы жили в театре им. Пушкина. Я видела всю эту жизнь, просто привыкла. Я уже в детстве поняла, что у мамы особенная профессия. "Ах, вот мама моя актриса, она всегда хорошо одета, от нее пахнет духами, она же актриса!" А вот приятельница моей мамы работает на фабрике. Она вечно измученная, плохо одета… Лицедейство вызывает у всех людей интерес. У меня это вызывало интерес еще и профессиональный. Потом я решила — должно получиться и получилось. Вот и все. Ларчик просто открывается. Я выросла в семье актеров и поняла, что буду только актрисой. Человек я достаточно настырный, достаточно целеустремленный. Никакого театрального ВУЗа я не заканчивала. Так сложилась моя судьба, что я не смогла закончить, так как попала в автомобильную катастрофу. Я не закончила ничего — я просто самородок. Актерской профессии нельзя научить — это или в тебе есть или нет. И потом 5 лет молодого человека «морозить» в театральном ВУЗе, просто нет смысла.

Да… Кожевников, Глаголева, Юматов и многие другие… тоже не учились.

Извините, Смоктуновский не был профессиональным актером. Им не был и Алмаз Аймаков. Совершенно не нужно заканчивать ВУЗы. Я никогда не забуду, когда принимали меня в Союз кинематографистов. Был такой режиссер Кулиш Савва. Когда мои оппоненты сказали ему: «Ну что вы, она же не профессиональная актриса, у нее нет актерского образования!». На это Кулиш встал и сказал: «Но она хорошая и блестящая актриса. Может быть, мы ей скажем спасибо за то, что она не тратила на себя государственные деньги».

Играть — дар божий. Я в математике как свинья в апельсинах. Все равно ничего не понимаю, а вот я возьму и сыграю или прочитаю монолог так, что вы поверите, Это моя профессия и я ей владею.

(И всё-таки, комплекс профессиональной неполноценности опять проглядывается, хотя для нас вполне очевидно, что моя пациентка великая и талантливая актриса, но каковой она себя не считает. Хотя сама же, ниже, будет высоко говорить о своём таланте и будет права в этом. Но это мнение, созданное не благодаря самой пациенткой, а благодаря зрителю, который её обожает.).

— Хороший актер — это человек, который способен сопереживать образу, персонажу. Эгоисту сопереживать сложнее. Сопереживание — есть доброта. Хороший актер — это добрый человек?

(Задаю этот вопрос потому, что постоянно чувствовал излучение некоей доброты со стороны своей пациентки.).

Нет, я с Вами не согласна. Бывают разные краски и все это по-разному. Я считаю, что одной добротой ничего не сделаешь.

И все-таки хороший актер — добрый человек? Ведь в основе актёрской школы лежит всегда школа доброты, то есть чувствования Другого…

Не правда, не согласна с вами. Я знаю массу хороших актеров, которые в большинстве случаев, негодяи, мерзавцы… Просто знаете…руки…хочется…, но эти мерзавцы и негодяи… играют блестяще.

(Надеюсь, что моя пациентка не себя имеет ввиду. Хотя согласно архетипу тени мы часто ненавидим в других то, что в себе ненавидим. Человек восприимчив к злу потому, что оно есть в нём самом. По-видимому, всё это, к моей пациентки не имеет никакого отношения потому, что есть психологические признаки, согласно которым это не так.).

И все-таки, когда вы играете какой-то персонаж, то Вы забываете о себе и входите в это состояние.

Когда я играю персонаж, то я живу в этот момент тем героем. Я никуда не вхожу, я просто живу им, просто живу вот в этот момент. Да, именно живу.

И в это время вы закрываете свои эгоистические желания и потребности.

Я не знаю когда… Я же не могу раздваиваться… У меня нормальное состояние.

Вот это и есть доброта… Играют плохо потому, что не могут избавиться от своих эгоистических мыслей, которые и есть Зло. Отдайся Другому и в тебе откроется Добро потому, что отключится Эго.

Нет, не обязательно. Это просто, люди занимаются не своим делом. А актером, я еще раз говорю, актером надо родиться. Это не приобрести, это не механика, это живое чувство. Можно и козу научить играть на барабане, но она все равно козой останется.

А вы от имиджа своего не страдаете?

Абсолютно… объективно, спокойно. Я никогда не выклянчиваю. Я никогда не красуюсь. Меня и так все видят (Смеётся). Вот поэтому я совершенно спокойно живу. Я могу вам сказать спокойно, что я талантливый человек. Поэтому мне наплевать, что будут говорить. Вот и все. Мне и моего таланта хватит. Закрыли все эти разговоры. Все больше меня ничего не интересует. Извините, я откровенна. Мне вот это вранье, вот эти реверансы нет… Я не могу… Поэтому когда начинают… Я говорю нет… Я не буду об этом говорить… Мне противно.

Когда вы почувствовали, что у вас произошёл резкий скачек в судьбе?

Когда я начала заниматься актерской деятельностью, то никакого мига не было. У меня были роли, которые я играла — маленькие эпизодичные роли. Я даже после «12 стульев» никогда не считала себя… Я всегда была уверена, что ничего особенного в этом нет.

(У моей пациентки наблюдается отсутствие мании величия и ореоло-эффекта.).

Говорят утром просыпаешься и…

Да это вранье все. Ничего такого, абсолютно спокойно, ровно. Хорошо получилось или хорошо не получилось, ну что теперь делать. А вот этого, дескать, вечером легла, а утром проснулась и знаменитость. Так не бывает. Это все вранье.

Вы могли рассказать о ваших отношениях с матерью, отцом…

Мать была очень талантливым человеком. Она была блестящей актрисой, характерной, острой, трогательной, жизнерадостной, грустной, она была всякой. Киносудьба ее не сложилась, а вот актерская судьба сложилась. Она много играла. Со мной она была очень добрым и уверенным человеком. В 18 лет остаться вдовой, с двумя детьми — не очень-то ей было и легко. Второй муж оказался «пустым листом». Помню как я играла спектакль. Это была французская пьеса и я играла спектакль, в котором раньше играла моя мама, и я играла ее роль. Я просто повторила ее рисунок, я просто «собезъянничала». Мне было интересно. Мне точно так же аплодировали.

Вы сейчас в диалоге с мамой бываете мысленно?

Нет, сейчас уже нет. Что-то сейчас уже состарилась. Раньше бывало. Грусть еще осталась до сих пор по ней.

Как складывались отношения с отцом?

Мне было 5 лет, когда погиб отец. Я росла в неполной семье. Я «безотцовщина».

Это сказалось, конечно…….

Это на всем сказалось. Может быть, многих ошибок я бы не сделала. Жизнь была бы на много легче, если бы был у меня отец.

Иначе бы сложилась ваша семейная и личная жизнь?

Конечно.

Мы приносим в свою семью ту модель, которая была в семье, в которой мы росли.

Нет. Модели у меня нет (Смеётся).

(По-видимому, именно поэтому у моей пациентки не складывались устойчивые и успешные отношения в браке. Во всяком случае, это было одной из причин.).

Кто ещё оказал воздействие на ваше развитие?

Бабушка еще. Бабушка у меня сильная была. У меня 2 бабушки было и обе сильные натуры, волевые. Одна была такая правильная вся вся из себя такая, строгая и правильная. Какая-то такая знаете ли, упертая — член партии. А вторая наоборот — легкая, веселая, жизнерадостная. Всегда ходила на каблуках, с маникюром, ей всегда нравилось красиво одеваться. Одна дворянка от А до Я. Вторая тоже оказалась дворянкой, но она не признавалась в этом. Потом уже в конце жизни узнала я об этом. Бабушки прекрасно готовили и та и другая учили меня готовить. Бабушка отцовская, учила высшему свету. Другая учила аккуратности, волевым моментам, уверенности в себе, целенаправленности, стойкости духа.

(Эти бабушки в течении всего сеанса присутствовали и проявляли себя в поведении моей пациентки.).

Персонажи, которые вы сыграли открытые, жизнеутверждающие, простые, весёлые. А в жизни вы не грустный человек?

Нет, я не грустный человек. Поплакать могу, но этого не позволяю себе потому, что это слишком большая роскошь, так как я человек одинокий. Я осталась одна. Поэтому я себе не позволяю распускаться.

Я знаю, что у Вас большие проблемы со здоровьем и несмотря на это Вы набираетесь сил и работаете. Вам хватает мужества отдаваться своей актерской профессии.

Вас режиссеры любят?

Я не знаю.

Гайдай Вас любил?

Я его боялась. Я просто понимала, что это великий человек. В моей жизни было два таких человека — это Василий Макарович Шукшин, при встрече с которым я тоже терялась, но он очень хорошо ко мне относился. По-человечески я ему была как-то близка. И вот Леонид Георгиевич Гайдай. Они меня слушали и улыбались. Гайдай добивался своего. Он 18 дублей заставлял делать, но находил то, что нужно ему было.

О чём бывают ваши сновидения?

Бывает всякое, бывает и о грехах. Мы не безгрешные. Грешна, конечно, господи еще как грешна…

Вы грешны менее чем другие и знаете почему? Потому, что Вы не разучились открыто смеяться. Ведь уныние и грусть — это всегда расплата за грехи. (Моя пациентка, на протяжении всего сеанса, громогласно и открыто смеялась своим известным для кинозрителей смехом).

Как вы спите?

Ну не знаю, как я сплю. Сплю сейчас уже трудно, потому, что сердце болит постоянно. Сегодня ночью проснулась от боли. Посидела, пока лекарств не наглоталась, пока не успокоилась. Очень часто от боли просыпаюсь.

Моя пациентка бесспорно самобытная, непредсказуемая, талантливая и творческая личность, грани которой, так и не удалось режиссёрам раскрыть глубже. Она обладает чувством сопереживания (в том числе и своим персонажам), внушаемости и доверчивости. Именно благодаря этим качествам режиссёрам удавалось «лепить» необходимый образ, а не наличию лишь привлекательного брутто. С другой стороны, благодаря этим качествам моя пациентка часто страдала от своих близких и знакомых и, поэтому, выработала защиту, как игру в твёрдую, волевую, настырную, бесшабашную, решительную и напористую личность. Сложилось впечатление, что имидж, который закрепился за моей пациенткой, к сожалению, оказал сильное влияние не только на её жизнь, но и на личностные характеристики. В конце сеанса я почувствовал, что у моей пациентки практически исчез перенос на меня как на очередного журналиста, коим я не являюсь. Мне было приятно, что сопротивление сеансу прекратилось. Кроме того, я почувствовал собственный контрперенос на пациентку, как на свою мать — добрую, отзывчивую, сердечную… Поэтому, я как-то по-особому ощутил проблемы своей матери: одиночество, болезни, бессонница… Скоро я навестил свою мать и понял, что это надо делать чаще.

ПЕРЕЖИВАЮЩИЙ БИЗНЕСМЕН — ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ.

В кабинете респектабельный мужчина. Он очень встревожен, на лице депрессия и растерянность.

— Здравствуйте… Сколько будут стоить ваши услуги? Тьфу! Опять всё о деньгах, да о деньгах!

— Расскажите, что с вами случилось?…

— Уж, не знаю с чего начать всё как-то свалилось на голову, товарищ психолог. А что действительно тесты говорят о чём-то? Или это туфта?.. Можно ли им верить?..

— Можно. Но мы используем их лишь как вспомогательное средство.

(Что я говорю? Сам я их никогда не применял и, пожалуй, не буду применять. Я чаще верю в свою интуицию — в природное тестирование.).

— Вы отвечаете за свои слова? Вы уверены в том, что сказали? Ну, тогда мне крышка! Смерть!

(По-видимому, он тестировался на смертельный диагноз. Такое бывает. Чем же я ему могу помочь? Это же не психологическое тестирование?).

— Судя по всему, тест определил у вас страшный диагноз? Но это же не тест, который используем мы психологи.

— Нет, нет. Это как раз тест на смерть…

(Я впервые слышу, чтобы методом психологического тестирования определяли смертельно-опасное заболевание. Ну разве что наркоманию.).

— Вы, судя по всему, наркоман?

— А разве я похож на него?…

(Судя о глазам и внешнему виду не похож.).

— Вроде бы нет…

— Я даже пиво не пью…

— Понятно. А причём тогда тут ваша смерть?

— Тесты показывают, что меня должны убить… Вот совсем недавно купил книгу одного известного психолога (показывает книгу). В ней есть тест на вероятность убийства политиков или предпринимателей. Отвечаешь всего на пятьдесят вопросов и подсчитываешь вероятность того, насколько тебя могут уничтожить твои конкуренты. Ну, я и подсчитал. (Я беру книгу, листаю).

— Ну и какая получилась вероятность вашего убийства?

— Полный зашкал!!!

— Девяносто процентов?

— В том-то и дело, что сто десять процентов!

— По-видимому, вы ошиблись в расчётах? Давайте, вместе протестируемся и заново подсчитаем.

(Я начинаю задавать вопросы, а пациент на них отвечает.).

— Итак, тест близится к концу. Сорок пятый вопрос. Вы дружите с теми, кто убивал кого-либо?

— Да. Но сам я никогда (пациент крестится).

— Дальше идём. Сорок шестой вопрос. Вы применяете грубые приёмы в бизнесе?

— Да. Без этого сейчас невозможно.

— Сорок восьмой вопрос. Вы спите плохо?

— Да. Часто снятся кошмары!

— Вас часто во сне убивают ваши конкуренты?

— Да. Ну, это же во сне…

— Сорок девятый. На вас уже было покушение?

— Да. Давно. Но с ним мы уже разобрались.

— И последний пятидесятый вопрос. Вы уверены сами, что на вас не будет покушения?

— Нет… Не уверен…

— Теперь посчитаем.

(Далее, я делаю расчеты. Чувствую, что действительно тест не в пользу моего пациента.).

— Вероятность сто десять процентов. Получается, что вас должны убить очень скоро. Не верьте вы этому тесту. Жизнь сложнее, чем этот чёртовый тест. Это же всего лишь вероятность. Вот мы сейчас здесь сидит и есть вероятность того, что вот этот потолок может на нас упасть, но он не падает. Мало ли какие тесты выдумывают психологи. Не нужно их брать за основу своей жизни.

— Не верьте… Вам легко сказать! Создали гады… какие-то тесты, а нам страдать от них!

— Во-во… Правильно, мы действительно виноваты. И часто тесты не о чём не говорят.

(И всё-таки, тесты о многом говорят. Мужчина явно много нагрешил. Плохо спит. Общается с преступниками. Да и статистика убийств не в его пользу. Но я должен успокоить его. Совру-ка, я что тест составлен не верно. Хотя тест сделан отлично. Судя по всему на основании статистических данных).

— (После паузы.) Я вас успокою… В тесте есть ошибки в технологии расчёта. Если я вам объясню, вы всё равно не поймёте. Он не корректен. Не валиден, как мы говорим. Так, что не стоит ему верить. Лучше, разберёмся с вашими сновидениями. При тестировании вы сказали, что вам снятся кошмары? Не так ли?

— Я сильно переживаю. Прокручиваю в голове одни и те же, угнетающие меня мысли и не могу избавиться от этого. Читал об этом немного. На вашем языке это называется навязчивыми мыслями. Как от них избавиться? Всё это мешает мне жить…

(Чувствуется, что мой пациент благодаря этому тестированию действительно зациклился настолько, что имеет место явное истощение.).

— Может быть у вас не навязчивые мысли, а вполне нормальные и обоснованные.

— Да… да… возможно это так, но как прекратить это. Ведь это мешает мне работать.

— И всё-таки, давайте-ка лучше проанализируем сначала не ваши мысли, а сновидения.

— Приснилось мне как будто бы я хожу по знакомым и всяким нужным мне людям и приглашаю их на собственные похороны. Абсурд какой-то! (вздыхает и страдальчески смотрит на меня).

— Что вы чувствовали во сне?

— Я сильно переживал хватит ли у меня денег на собственные похороны и пытался сэкономить? Глупость какая-то, я во сне, в целях экономии, пригласил на свои похороны только нужных мне людей. Но зачем они мне нужны ведь меня всё равно не будет. Даже близких не пригласил. Сэкономил на могиле. На постаменте. Хорошо помню как землекоп меня спрашивает: «Глубоко копать или нет?» Но опять таки в целях экономии я говорю, что неглубоко надо закапывать, чтобы меньше заплатить.

(Данное сновидение повторяет систематическую логику чувств моего пациента, которая была наяву, но в сновидении проявилась в такой замаскированной и в то же время яркой для сознания формы.).

— Чтобы меньше заплатить или чтобы ближе быть к свету?

— Чтобы меньше заплатить… Потом я вижу как будто я уже сплю под землёй и слышу как сверху вбивают в землю металлический крест и я понимаю, что лежу неглубоко и крест сейчас войдёт в меня и пропорит… проткнёт мне живот. Я кричу наверх, но меня никто не слышит. Я чувствую как в меня входит этот острый, холодный крест с того света, где жизнь. Мне больно, острая боль в животе. От страха, от боли я кричу и просыпаюсь.

— Скажите, а во сне вы не подумали, что сами ведь сэкономили на землекопе? Ведь могли бы попросить, чтобы вас закопали глубже и крест бы вас не проткнул. Во сне вы не переживали, что сделали в силу своей жадности ошибку?

— Во сне… Нет, не подумал. (Пауза, вздохи и рыдания) Но сейчас я понимаю, что тот сон для меня является предупреждением, что если я так и дальше буду экономить на всём, я пострадаю…

(За таким малоприятным качеством как жадность стоит страх. Зачастую деньги выступают предметом, через который проявляется невроз. Если у человека наблюдается недоверие к людям, беспокойство, он, как правило, жаден. Психоаналитики в таком случае нередко сталкиваются даже со страхом смерти у пациента. Расставаясь с деньгами, человек будто отдает часть себя кому-то. Это подсознательная реакция, поэтому жадность присуща всем. Конечно, встречаются такие феномены, как Гобсек, столь ярко описанный у Бальзака. У некоторых пациентов наблюдается этот синдром Гобсека. Но здесь присутствует крайняя патология. Когда встречаются случаи сверхжадности, понимаем, что это уже точно наши пациенты. Когда личность уходит в себя, как бы, закрывается, следствием создания такого «кокона» становится боязнь тратить.).

— И всё-таки, неврозы на финансовой почве вас, по-видимому, сильно беспокоили раньше. Да и сейчас это, по-видимому продолжается?

— Во всё виноват этот чёртовый кризис. Помните августовский, когда курс доллара резко пошёл вверх и увеличился аж в четыре раза. Я руковожу небольшой фирмой. Надо было расширяться и приобретать недвижимость. Курс доллара вырос, соответственно выросли в рублях и цены на недвижимость. Я начал переживать.

— За что начали переживать?

— За то, что надо выкладывать в рублях такие суммы.

— Но в долларах то они остались теми же.

— Так то оно так. Но всё равно обидно, что в рублях они так сильно подросли. Самое интересное то, что я решил немного подождать с покупкой недвижимости. Вдруг, думаю, цены в долларах начнут падать. Подождал два-три месяца, нет не падают. И всё таки скрепя сердцем мы купили эту недвижимость за цену, которая так и не снизилась. В это время я ещё не переживал. И вот узнаю недавно, что цены на недвижимость в долларах пошли вниз. И снизились почти на пятьдесят процентов. Мне стало обидно: почему я не подождал ещё хотя бы три месяца. Не проиграл бы. А так получается, что проиграл порядка сорока тысяч долларов. Экономлю везде на копейках, переживаю по мелочи, по малым пригрышам, а тут проиграл такую сумму. Сорок тысяч долларов.

(Мне порой, в своём кабинете приходится выступать и в роли экономического аналитика. Приходится вникать в различные тонкости и механизмы деятельности пациентов, благодаря которым они страдают. Судя по всему мой пациент имеет скромный опыт в понимании экономического и моральных дивидендов.).

— Вы уверены, что проиграли?

— Да уверен. Я не могу простить себе этот проигрыш? Терзаю себя!

— Вы уверены, что это проигрыш?

— Да! А что же это? Я лох! Лох!.. (Рыдает).

— Успокойтесь. Послушайте меня. Вы купили недвижимость на доллары, заработанные до кризиса или после?

— (Пауза). Эти доллары я заработал до кризиса.

— Вот видите. Вы их заработали до кризиса. И купили недвижимость тоже за цену докризисную, ведь не по завышенной цене. Цена в долларах за которую вы купили была ведь не завышена. Вот если бы вы недвижимость купили за доллары, с трудом заработанные после кризиса, тогда когда надо было в рублях зарабатывать в четыре раза больше, чем раньше, чтобы получить один доллар, вы бы действительно проиграли. Было бы обидно любому человеку. А вы приобрели недвижимость на старые доллары, заработанные легче. Да к тому же эту недвижимость вы опять можете продать. Конечно за меньшую цену в долларах, но на эти доллары вы можете накупить столько же сколько могли накупить и раньше. Так, что вы не проиграли. Вы просто не выиграли!

— Я просто не выиграл. И ничего не проиграл (Пациент улыбается).

— То, что вы не выиграли. Это уже не проблема. Точнее это уже другая проблема.

— Да это уже что-то другое. Но ведь всё равно обидно…

— Действительно есть бизнесмены, которым стоит переживать. Вы к ним не относитесь.

— Я подумал ещё вот о чём. Я ведь не всю свою докризисную валюту потратил, значительную часть я не трогал. Значит, она мне принесла прибыль, которая больше тех денег, которые я не выиграл.

— Мы же не жалеем за то, что не купили выигрышные лотереи. В том, что мы не выиграли мы не виноваты. Вы не лох! Вы умудрились выиграть так как не потратили всю валюту. Даже если бы вы проиграли, то в сумме бы вы выиграли. А вы тем более просто не выиграли. Таким образом, общий вас результат состоит не из проигрыша и выигрыша, а из невыигрыша и выигрыша. Это намного лучше.

— Я подумаю (улыбается). Но я хочу вам сказать, что я по жизни не такой жадный, я даже щедрый! Очень щедрый бываю…

((Практика показывает, что в большинстве случаев страсть личности к деньгам, это не борьба за деньги, это борьба личности сама с собой. Более того, истинное избавление от переживания жадности возможно при условии осознанания бессмысленности жадности. Жажда урвать от жизни побольше имеет тупик, приводящий к потере душевного настроения, радости от жизни. Наличие богатства у личности уже подразумевает жадность личности вне зависимости от её характера. Это всегда большое душевное испытание.).

— Не стоит шарахаться и болезненно воспринимать свою жадность. Она присуща всем людям. Жаждать, превзойти других, стремление к чему-либо, соревнование с кем-то в чём-то, нападение на кого-то — это всегда жадность. В случае, если у вас нет этого стремления, то это не означает, что вы свободны от жадности, вы лишь замкнулись в себе. Стремление выделиться среди других приводит к тому, что у вас начинаются беспокойства и мучительная борьба. Поэтому когда многие говорят, что они не жадны, то в этом прячется, в конце концов их эгоизм.

— Но я ведь говорил вам ещё о своей щедрости… Она во мне бывает.

— Вы можете сказать мне, что вы не жадный, и, наоборот, вы можете сказать мне, что вы не щедрый. Эти ваши выражения всё равно стоят рядом.

— Почему? Это же, на мой взгляд совершенно разные вещи?

— Нет. Это не так. Оба этих ваших выражения означают негатив, основанный на сосредоточении на себе. Быть щедрым на руку, то есть иметь щедрую руку — это одно, но обладать щедростью души или сердца — это другое.

— Да, я догадываюсь о чём это вы. Я иногда имею щедрую руку. И это довольно просто для меня. Я раздаю понемногу там, где надо. Это зависит от традиций, правил, норм, привычек. Типа так надо и дарю. А внутри ничего. Зная, что это хорошо, согласно обществу. Ох! Понятно. У меня есть более богатый коллега он раздаёт только перед аудиторией, пред телекамерами и СМИ. Это его конёк. Это щедрость? Тьфу!

— Именно так! А вот щедрость души и сердца имеет значительно глубокое значение. Для этого необходимо осознание и понимание.

Щедрость руки — это всегда движение от себя. Это порой мучительный, обманчивый процесс. Щедрости руки можно легко достигнуть. А щедрость души и сердца невозможно быстро организовать.

— Я понял, что взять и стать щедрым сердцем и душой резко стать невозможно.

— Да, это всегда свобода от всякого накопления. А теперь попробуем, проанализировать ваши фантазии. Какие они у вас? Давайте попробуенм разыграть вашу мечту или фантазию.

(Зачастую богатые люди живут самообманом. Они думают, что когда-нибудь у них будет такая финансовая власть, что они будут самыми счастливыми и блаженными, и будут не ходить, а летать. Когда сталкиваюсь с таким состоятельным пациентом, применяю прием, который называется метод психодрамы Мы проигрываем мечту.).

— Ну, какие. Хожу, как мечтал Остап Бендер, в белых штанах по Рио-де-Жанейро. Живу в роскошном доме в окружении красивых женщин. Вокруг много солнца, воздуха, моря. В общем, просто рай, настроение такое, что душа поет.

— Откуда у вас возьмется такое прекрасное настроение, если человек так устроен, что хорошее настроение — это всегда награда за преодоление, за радостью стоит работа воли. А в этом вашем блаженстве, потоке всего и вся вам грозит эмоциональная пустота.

(Пауза. Пациент задумался Затем я ещё раз попросил проиграть эти картинки из мечты в его голове.).

— Да, по-видимому, меня начинает трясти от такого изобилия всего и вся.

(К моему пациенту пришёл объективный взгляд на мир и мираж рая разрушился.).

Нет, теперь я представляю себе более реальную мечту. Представляю себя таким… респектабельным, богатым… очень богатым (глаза моего пациента засверкали дьявольским светом) преуспевающим, пробившим дорогу в мире. Ну, чтоб безопасность вокруг меня была, чтоб спокойнее было, а пока на это денег нет. Я хочу быть… (пауза).

(Чувствующими себя богатыми людей мало так как планка постоянно меняется.).

— Сливком общества? Не так ли?

— Ну, можно сказать так. Это плохо. Это опять плохо, да?

— Увы! Это так. Ваша респектабельность разъедает вашу психику. Я почувствовал, что она тайком вползла в вас и уничтожает вашу любовь ко всему. По вашему быть респектабельным значит чувствовать себя преуспевающим, пробить себе дорогу ко всему, возвести вокруг себя стену безопасности, определенности и той уверенности, которая приходит с деньгами, властью, успехом, талантом или добродетелью.

— А вы знаете, я ведь порой, наоборот, радуюсь тому, что не заработал, у меня повышается настроение, когда я чувствую, что стал опять скромным. Я сам себя порой не понимаю… Когда прибыльность бизнеса падала, настроение у меня поднималось. Пробуждалась энергия.

(Перед нами феномен возвращения к себе. В целом процесс обогащения — игра в свободу или бег от себя. Есть такой закон: мы в этом мире не богатеем и не беднеем — это инварианта, постоянная величина. Если в чем-то человек становится богаче, в другом оказывается беднее. А в сумме остается на том же уровне. Беспокойство, суета, часто не имеющие никакого отношения к деньгам, навязчиво трактуются человеком как проблемы в финансовой сфере. От себя не убежишь, перед нами проблема личности, а не каких-то внешних отношений. Это иллюзия, что с помощью денег можно купить покой, умиротворение. Но в ней многие пребывают всю свою жизнь.).

Через два дня ко мне позвонили из прокуратуры. Мужчина всё-таки был убит. Убит на следующий день после визита ко мне. Следователь мне представил книгу тестов, она была вся в крови. На обложке этой книги был написан номер моего телефона и цифра сто десять. Мне пришлось следователю объяснять, что значит эта чёртовая цифра. Это чёртовое тестирование оказалось верным.

КОМПОЗИТОР МАКСИМ ДУНАЕВСКИЙ.

Благодаря СМИ, казалось бы, мы многое знаем об этой личности… О щедрости и порядочности в его отношениях с женщинами, многожённости, донжуанности, о его спокойствии, прямоте, откровенности, корректности и мудрости, которую он излучает во время своих телевизионных интервью. Но так ли всё это? Может быть, во всём этом есть элемент искусственного и всё это имидж, который с большим трудом выдерживается этой личностью. Может быть, это не та откровенность, а некая имидживая откровенность. Может быть это защита открытостью (закрытость открытостью). Именно поэтому, учитывая это, я решил проанализировать личность моего пациента через анализ и истоки его творчества. Ведь именно через творчество личность наибольшим образом выражает себя. Насколько мне удалось это, судить вам.

— Сейчас, я к своему удивлению, чувствую излучение с вашей стороны какой-то суеты и спешности. От того, имиджа, который я видел всегда на телеэкране, я не чувствую ничего. Не является ли ваше музыкальное творчество отрывом от той суеты, которая бывает в вашей жизни.

(Мой пациент, действительно находится в тревожном, суетном, цейтнотном состоянии. Всё похоже на то, что он находится в ожидании ещё какой-то встречи, которая назначена на то же время, а тут приходится говорить с каким-то психоаналитиком.).

— Чувствуется, что вы сейчас находитесь в ожидании чего-то?

— Да, сейчас ко мне должно приехать телевидение…

(Я чувствую, что мой пациент, явно не настроен на диалог со мной, но зачем тогда нужно было назначать встречу именно на это время. А может быть, в этом заложены некие элементы личностной сущности моего пациента? Вечный цейтнот, суета, всеядность во всём и вся. Вечный поиск новизны… в людях, женщинах и т. п.).

— В данный момент, у меня сложилось впечатление, у вас имеет место некая всеядность, которая является источником вашей внутренней суеты. Так ли это?

— Я человек жизненный. Я люблю жить, заниматься, чувствовать, работать в разных направлениях. Да, я просто люблю жить. Для меня нет, вот это точно я могу сказать, что я работаю для того, чтобы жить и живу для того, чтобы работать. И развлекаться надо, и жить, и любить и все вместе. Я вот для этого живу. Мне нравиться жить на этом свете.

— У вас всегда был успех у женщин. Не кажется, что музыка была бы интереснее, если бы у вас были проблемы с женщинами?

— Не знаю. Может быть.

(Далее, я попытаюсь проанализировать какое место занимает психоаналитический подход в психологии творчества моего пациента. То есть, каким образом, его прошлые переживания, психотравмы, диалоги, переживания сказались на его творчестве.).

— Композитор Берлиоз писал оттого, что ему не покорялись многие женщины. А у Вас всегда был успех.

— Может быть. Это все домыслы. Никто ничего не знает.

(Действительно, у Берлиоза есть «Фантастическая симфония». Создав это произведение, композитор в четвертой части этой симфонии избавляется от своей героини и тем самым избавляется от своей девушки, с которой по жизни дружил. И ему стало легче. Для Берлиоза музыкальное творчество было как бы психотерапией. Он уничтожил «свою внутреннюю девушку» с помощью своей музыки, а в реальности этого не произошло. Но ему стало легче, и он расстался со своей любимой девушкой легко, после того, как он «вылил» чувства и «умертвил» её в своем музыкальном произведении.).

— Максим Исаакович, наверняка какие-то ваши произведения были связаны с вашими переживаниями.

(Мой пациент в молодости также писал симфонии. Он создал столько прекрасных мелодий!. Ну кто не знает песню мушкетеров «Пора-пора-порадуемся», "Тридцать три коровы", "Городские цветы", "Позвони мне, позвони", "Я водяной, я водяной, никто не водится со мной"?!).

— Вы пытаетесь это притянуть к какой-то жизненной ситуации. Нет, нет и нет. Это не имеет никакого отношения к быту, к окружению, к ситуации. К настроению имеет отношение, но лишь в той степени, что, если у тебя плохое настроение, ты не хочешь заниматься музыкой. Но если бы ты сел, у тебя бы тоже получилось.

— И всё-таки, насколько жизнь с вашими переживаниями, со своей суетой, паузами, ритмами, отражается в музыке?

— Я думаю, что на самом деле нет, ибо это вопрос, конечно, больше психологии, чем творчества. (Защита отрицанием.) Но, тем не менее, мне кажется, что способность к творчеству — это отделение в мозге, которое дано человеку, может даже всем людям, но развивается не у всех. Например, Ролан Быков говорил: «Все дети талантливы». Это действительно так. В определенном возрасте все способны к творчеству. И потом только, почему-то, это исчезает, т. е. остается далеко не у всех, а очень у маленького количества людей. Наверное, в этом есть какая-то загадка, которая еще не разгадана. И думаю, что на самом деле на это не влияет ничего. Я помню, как мой учитель Дмитрий Борисович Ковалевский, второй учитель по композиции, к которому я поступил в консерваторию в класс сочинения музыки, говорил, что на творческого человека одинаково влияют, как радость, так и горе, т. е. и то, и другое подталкивает человека к творчеству в равной степени. Горе не служит депрессией для творческого человека. И поэтому все, что нас окружает, подытоживаю, скажу, влияет в малой степени. На самом деле — это есть самообразующийся элемент.

— Вы отвергаете желание композитора выразиться в звуках. С большой музыкой вы это не связываете. Т. е. настоящая музыка — отдельная, суверенная, независимая.

— Никакого отрыва это не означает, просто это какая-то данность человеку. Да, может в отдельных случаях человек «уходит от себя», человек «отходит от жизни», но скорее это принадлежность литературы, может быть, изобразительного искусства, где человек творит сам с собой, и ему совершенно не важен зритель. Музыка не может существовать хотя бы без одного зрителя. Поэтому к музыке это наименьшее отношение имеет.

— Иными словами, вы чувствуете, что когда вы творите, это все идет не от вас, а от нечто, что свыше, и среда, как бы, не влияет.

— Когда мне нужно что-то сделать до завтра, до послезавтра, когда у меня есть определенные сроки, я всегда это делаю. Здесь мне помогает и профессионализм, и откуда-то берется так называемое вдохновение, т. е. адреналин в кровь пускается, ну и химические процессы, во что я верю слепо, что человек является биологическим роботом, включается химия, включается энергетика, и человек способен сделать сегодня ночью то, что он может сделать за месяц.

(Именно благодаря этой вере многие творческие деятели экспериментируют с алкоголем и наркотиком, но это к моему пациенту никакого отношения не имеет).

— В музыке есть такт, есть пауза. И все-таки, в Вашей жизни есть такт, есть паузы?

— Паузы являются условностями музыкальными, которые могут разрушаться как угодно, могут эксперементироваться. Это совершенно не имеет никакого отношения к жизни. Просто время, как таковое, оно присутствует в музыке. Вот и все, т. е. музыка развивается во времени. Есть искусство, которое развивается в пространстве. И это совершенно разные вещи. В жизни. конечно, есть пауза, конечно есть ритм, но это не значит, что есть повторение каких-то жизненных вещей, совершенно в музыке означающих совсем другое.

— Вы являетесь тем, кем являетесь, благодаря какой музыке? Когда у вас спрашивают, что больше всего повлияло на Ваши переживания, мышления и т. д.

— У меня это абсолютно случайные вещи. Это бывают встречи с людьми, это учеба, особенно в молодом возрасте, кто твоими учителями был. Вы знаете, выходят совершенно разные от разных учителей, от разных жизненных ситуаций, выходят одинаково талантливые люди, творящие великолепно в музыке или в других видах искусства, и влияние это оказывает достаточно косвенное.

— Некоторые творцы говорят, что на них Моцарт повлиял, дескать, там все ответы на жизнь, там все подсказки.

— На художника ничего не влияет. Главное для него случай. Вот, например, какими жанрами я занимаюсь… музыкой в кино, в театре, и это повлияло на меня. В юношестве встречи с Марком Разовским, с театром, в котором я работал с восемнадцати лет — это все естественно оказало влияние. Оказали на тот жанр, на ту направленность, которые у меня есть, но совсем не на творчество само, не на способность творить, не на способность писать те или иные ноты в тех или иных сочетаниях.

— У меня есть предположение, что у музыкантов особое ощущение к интонации, к речи людей. Это не так, или вы всё-таки по-особому ощущаете мелодику каждого человека, который говорит? Вот я сейчас говорю, может, Вы по-особому ощущаете ритм моей речи?

— Да нет. Музыкант просто лучше слышит, слышит акцент, понимает лучше мелодику. У любого музыканта лучше развит слух, вплоть до того, что он может сказать, из какой местности приехал человек. Но это может сказать и любой лингвист, поэтому не думаю, что здесь есть серьезные отличия.

— Не кажется ли вам, что в речи человека есть своя музыка. У всех людей внутри звучит какая-то музыка. У кого-то она суетливая, у кого-то более спокойная. В душе у всех звучит какая-то музыка, внутренний психический аккомпанемент. И кто-то рождается с более спокойным душевным аккомпонементом, кто-то с менее спокойным.

— Музыка — это особое состояния, «эфира человеческой» души, всевозможных физических инструментов-моментов, которые и издают этот шарик, эту ауру под названием музыка. Она не живет сама по себе, все это шум. Есть организованные звуки. Все остальное в природе — это неорганизованные звуки. Организовывают их вполне по определенным принципам. Может возникнуть музыка проводов. Но это естественные шумы, естественная музыка, которую даже пытались применять в музыке, конкретные шумы, так называемые. Был даже жанр такой — конкретная музыка, основанный на музыке, возникающей случайно в различных шумах — проводов, машин, человеческих голосов, хор, возникающий из шума детворы на улице, деревьев и т. д. Это все чушь. Это все притянуто за уши. И это наоборот разрушает музыку, потому что музыка — это есть достаточно стройная организация звуков, веками выстроенная и продолжающая выстраиваться.

— Ранее, вы хорошо сказали о состоянии горя и депрессии в творчестве. Действительно, может ли музыкант в состоянии горя заниматься творчеством?

— Я не могу говорить вообще о музыкантах. Я могу только про себя говорить.

— Говорят, что Пол Маккартни мелодию «Yesterday», услышал под утро в своем сладком сне. Насколько вам ваша музыка сниться?

— Ну бывает, что сниться музыка… Очень красивая, но я никогда не могу ее повторить.

— А было такое, что приснилась, и повезло, и вы её потом выразили в нотах?

— Нет, никогда такого не было.

— Наверное, сны композитора — это нечто иное, чем сны обывателя, который не пишет музыку. Ваши сны, наверное, больше наполнены звуками? Или это не так?

— Я этого не замечал.

(Далее, я пытался понять какую долю занимает постмодернистский подход в творчестве моего пациента. Ведь сейчас в эпоху постмодерна, где имеет место смешивание всего, тираж, копирование, автор как бы «умирает», и говорят, что его уже нет, потому что сейчас очень трудно проследить что от него самого, а что от других авторов. Это называется интертекстуальностью. В музыке это попюри, римейки и т. п. В этом случае композитором «жуются» уже известные мелодии. Сейчас очень много музыкальных «винегретов», когда очень трудно отследить вклад самого автора.).

— Очень часто многие «постмодернисты» оправдывают себя. Им говорят: «Ты же плагиатом занимаешься?!». А он говорит: «Нет, я постмодернист».

— Я к этому никак не отношусь. Я могу отрезать это одной фразой. Я козерог, я реалист, я работаю и использую то, что мне дано. И ни на что на это не обращаю внимание и не анализирую. Я анализирую только саму музыку — получилась она или не получилась. С чем я при этом ее сравниваю, я тоже не знаю. Я сравниваю ее с какими-то образцами (согласно аналитической психологии Юнга это называют архетипами), которые сидят у меня в подсознании. Иногда удается, иногда не удается. Это все, что я могу сказать о процессе творчества.

(В одном из своих интервью, мой пациент рассказал, что когда появились "Три мушкетера", некая Мариам Игнатьева очень известный критик, печатавшаяся в "Советской культуре" и «Правде» написала, что эти песенки скопированы с западных песен… В этом интервью мой пациент утверждает, что эти мелкие песенки с Запада никогда не приживутся, никогда не станут популярными в нашей стране. Но, достаточно посмотреть телевизионную номинацию «Галоша», в которой с регулярностью доказывается, как большинство новых российских хитов копируются с западных. Наш слушатель-обыватель мало знаком с западными малоизвестными песенками, а в настоящее время, когда закрываются представительства западных радиостанций, это ещё больше улучшит условия для плагиата. Тем более, закон об авторском праве только-только набирает обороты. Надеемся, что всё вышесказанное к нашему пациенту не имеет отношение.).

— А может действительно, это не плагиат, а простая диалектика, благодаря которой мы постоянно возвращаемся к написанному кем-то, но на новой основе.

(Этот подход в психологии художественного творчества называется диалектическим. Согласно ему, любой творец не может быть полноправным автором, так как он продукт общества. Творец отражает реальность и часто отражает её повторяя своих предшественников, но на новой основе.).

— На самом деле в природе строиться по этому принципу, так или иначе. Ленин и Гегель правильно истолковывали одну вещь, которую остроумно сказал герой фильма, что все движется по спирали. Это вот спираль и есть, только на другом уровне.

(Попробую спровоцировать моего пациента на оценку своих коллег, рассчитывая на то, что как бы мы не говорили о других, мы всегда говорим о себе.).

— Как вы оцениваете современную эстраду?

— Много очень шлаков. Практически очень трудно бывает отделить хорошее от плохого, потому что это все сплошным потоком идет. Никем не регулируется. В Советском Союзе это регулировалось профессиональными и прочими советами. И в этом был смысл, потому что это были профессиональные люди. И должен сказать, что во всех странах мира существует эта форма. Она под разными названиями. Никогда не допускают это на широкие массы, прежде чем не будут пройдены определенные этапы, будь это совет телевизионный, радийный, большая звукозаписывающая компания, которая состоит тоже из директоров. У нас, к сожалению, это идет практически бесконтрольно. Единственное, кто это контролирует — это все идет на вкус продюсеров или самих исполнителей, певцов, которые выбегают на эстраду, и где-то заряжают деньги для ротаций тех или иных песен на радио и телевидении. Песня — это массовый жанр, это есть масскультура, и она должна отражать все, что сегодня происходит напрямую, опосредованно — либо настроения людей, разных групп, социальных слоев. Сегодня музыка очень расслоенная, популярная музыка, масскультура, она рассчитана на каждый возраст, на каждую социальную группу. Поэтому такие деления на жанры, на такие мелкие ответвления. Потому что песня — это абсолютное отражение зеркала, мода, происходящего сегодня и вчера. Но что будет происходить завтра, песню это совершенно не интересует, и никогда она не будет заглядывать «в завтра». Поэтому о песне — это совершенно особый разговор. Если мы говорим о музыке серьезной, о симфонической музыке, то это совсем другое.

Вот, собственно говоря, мы из-за этого не двигаемся, мы очень плохо вписываемся в мировую поп-культуру, если это кому-то надо, конечно.

(Увы! Такова эпоха постмодерна, где всем заправляют прибыль, прагматизм, знаки в т. ч. зелёного цвета. По-видимому, мой пациент переживает, что не может на достойном уровне раскручивать свои произведения. Согласно, моей точки зрения, в психологии искусства особое место занимает эмпирический подход, согласно которому, мелодия становится для слушателя родной в процессе частого прослушивания. Даже бездарный скрип двери, если он периодически слышится в течении всего детства, в зрелом возрасте может вызвать переживания более глубокие, чем музыка. Прислушайтесь, к некоторым бездарным аккордам рекламы. Ведь они уже стали частью нас. Например, бездарное с музыкальной толчки зрения «у-у-у-у-у данон», стало популярной музыкальной формой. Всё это продукт периодического восприятия, а не истинное музыкальное творчество. Кстати, мелодии многих советских песен, которые пела вся страна, совершенно не воспринимаются на Западе, в силу того, что не было этой периодической «накачки уха.).

— Я тоже очень сильно переживаю за то, что сейчас идет такая туфта, и ее выдают иногда под постмодерн, потому что все смешалось, жанры переплелись, и автор умирает. Мне кажется, что ярких авторов со своим стилем, со своим музыкальным открытием, музыкальными формами все меньше и меньше. Или мне это кажется? Может, все-таки есть надежда, что будут какие-то прорывы?

— Не знаю. Рано пока еще об этом говорить, надо еще посмотреть, что будет. Время тяжелое, время, которое не выдвигает лидеров, а наоборот нивелирует. Время такое странное, поэтому надо подождать, посмотреть, что еще будет, чтобы устаканилось все.

— Вот эта мелодия «Тридцать три коровы»…

(Начинаю насвистывать. Мой пациент внимательно слушает и не прерывает меня.).

Ведь Ваша? Я спрашиваю себя и вас почему эта мелодия стала родной. Почему с первого раза, как я её услышал, я сказал: «Боже мой, это во мне было! Это мое родное!». Почему Вы попали мне в душу, в точку? Может действительно вас как автора нет… Автор Бог…

(Согласно архетипическому подходу в психологии искусства, все музыкальные формы уже в нас заданы как архетипы и автору остаётся «всего немного» попасть в резонанс с внутренней психической матрицей — архетипами.).

— Популярные жанры всегда руководствовались определенными вещами, вот именно попаданием. Попасть в сегодняшнее, в сегодняшние ощущения, чтобы это понравилось. Вот это есть хитовое мышление, которое есть у части людей, у части людей их нет. И больше ничего.

(Чувствую в себе соблазн сесть за дочкино пианино и попытаться поискать и попасть «и завтра вся страна будет петь мои песни». Композиторы, которые основываются на эмпирическом подходе в творчестве, порой годами мучают пианино, чтобы попасть. Говорят, что отец моего пациента легендарный Исаак Дунаевкий, создавал десятки вариантов своих песен, чтобы попасть. Предпологаю, что у моего пациента, также есть гигантское количество вещей, которые пока не попали, но часть из них попала в нашу душу.).

— Вот этот ритм «пам-па-пам-пам…» из «Мерри Поппенс», она где-то у кого-то была уже или нет?

— Вы хотите, чтобы я анализировал. Я не буду анализировать, это неправильно.

— Но это дыхание, понимаете. Вы попали просто в дыхание, в природу.

— Это угадывание, хитовое мышление, это из воздуха берется.

(Автор, наверное хотел сказать не о воздухе, а о Боге, космосе или о НИЧТО?).

— Вопрос о взаимодействии и конкуренции с отцом. Давлеет ли влияние отца до сих пор на вас?

— Бывают такие ощущения, но они выражаются в конкретных вещах. Так, в принципе, я никогда этого не чувствую. Вот когда предложили дописать до мюзикла «Веселые ребята», что бы сделать из этого мюзикл, вот тут я почувствовал некоторое неудобство, потому что я понял, что надо подниматься до этого уровня, надо пытаться сделать что-то не хуже. И конечно, мне это мешало. Но потом я сделал работу, и она оказалась неплохой. Таких случаев миллион — сын и отец творят и в музыке, и в других видах искусства, и все это никак не мешает.

(Необходимо отметить, что мой пациент фамилию Дунаевского получил сравнительно поздно. До этого в свидетельстве о рождении моего пациента в графе «отец» долгие годы стоял прочерк. Специальным постановлением внебрачному ребенку было разрешено носить фамилию отца — легендарного композитора Исаака Дунаевского. Очевидно, что это не могло не сказаться на психике и творчестве моего пациента, но это тема отдельных психоаналитических расследований. Знак «Дунаевский» — это путёвка к успеху, которую нужно было оправдать. И этот знак, по-видимому, всю жизнь давлел над моим пациентом. Он этот знак и любил, и не навидел, и в этой подвешенности пребывала психика моего пациента.).

— Есть такое понятие — гениальный слушатель. И многие композиторы не достойны своих гениальных слушателей. Вы свою магию не хотите раскрывать. Тем более это опасно, ведь когда известна структура магии, то магия исчезает… Да Вы ее не осознаете, это понятно. Она просто есть и все. Вот ваше творчество для Вашей личной жизни это что?

— Творчество — это моя жизнь.

— Можно сказать, что творчество является смыслом Вашей жизни? Если у Вас отберут возможность писать музыку, Вы повеситесь?

— Нет. Я буду заниматься чем-нибудь другим, что уже и было в начале 90-х годов. Я решил заниматься другим, потому что творчество никому не стало нужным.

— То есть, оно не является смыслом жизни?

— Ну как Вам сказать? Не знаю, является смыслом жизни, нет. Просто я человек нормальный. Я не собираюсь вешаться оттого, что что-то не получилось.

— Часто говорят о музыке, как о некоем сне, музыкальном видении… это не так?

— Это все ерунда.

В течении всего сеанса у меня был контрперенос чувств на моего пациента, как на талантливого и гениального мальчика, у которого я пытался выяснить почему он такой гениальный, а мальчик, не мог этого выразить потому, что не осознавал истоки своего дарования. Этот мальчик, не мог понять, что от него хотят, куда-то спешил, суетился и как-то наспех отвечал, и более того, желал того, чтобы от него быстрее отстали потому, что он в ожидании чего-то более важного и интересного. Я предлагал ему варианты и версии об истоках его музыкального таланта. Некоторые из них он отвергал (этого было больше), с некоторыми соглашался. И, действительно, в чистом виде анализируемые психические механизмы таланта моего пациента не существуют, а имеет место наложение всех вышеприведённых вариантов. Истоки талантливой музыки моего пациента заложены и в прошлых переживаниях и ощущениях (психоаналитический подход), и в психогенетических задатках коллективного бессознательного, к которым он не имеет никакого отношения (архетипический подход), и в умении повторять что-то старое, но на новой основе, отражать настоящее (диалектический подход), и в умении играть, компановать, смешивать уже известные музыкальные формы (постмодернистский подход), заниматься поиском и экспериментами (эмпирический подход), и работа на угоду слушателю и самого себя (манипулятивный подход). По-видимому, всё это вместе соединяясь и играясь, образует музыкальный феномен Максима Дунаевского, который он сам, похоже, не осознаёт.

ГАСТАРБАЙТЕР МАМУКА КАНКАВА.

(Пациент вошёл в мой кабинет в подавленном виде, поздоровался, сел в кресло и тяжело вздохнул.).

— Уж больно тяжело вздохнули… О чём это вы так… вздыхаете?

— О себе. О Грузии. О матери, которая там осталась. Я тоскую по Грузии. О том, кто я сейчас? У меня нет российского гражданства. Нет Российского паспорта. Я сейчас непонятно кто… хотя я грузин Мамука Шалвович Канкава.

(Делаю предположение, что мой пациент страдает чувством чрезмерно заниженной самооценки, обусловленной отсутствием удовлетворительной самоидентификации. В социальной психологии особое место занимает понятие самоидентификации, то есть то, как идентифицирует себя личность в социальном плане. Отсюда депрессия.).

— Вы не довольны своим социальным и материальным положением в России?

— Доволен. Имею работу. Работаю в ресторане поваром. Я повар пятого разряда, высшей категории. У меня семья. Очень молодая и красивая жена — Ольга. Растёт дочка Камилла. Ей три с половиной года. Постоянно звоню к матери в Грузию. Когда я дочке трубочку даю, я говорю ей, чтобы она сказала по-грузински. Я хочу, чтобы она знала и русский, и грузинский. Ну, например, «привет, бабушка» или «как дела, бабушка». Она в основном говорит по-русски. Я приезжаю только вечером или на выходной. Тогда и разговариваем. Это мало. А так, всё на русском. Ну, тут есть грузинская школа, грузинские танцы, но это когда она чуть-чуть подрастет. Там грузинских детей маленьких учат. И я тоже хочу, чтобы дочка там училась. На жизнь хватает. Холодные, голодные не ходим. Мы живём у жены. Мы с женой работаем, а бабушка смотрит. Ведь сейчас квартиру снимать дорого.

(Мой пациент пытается себя подбадривать, но, несмотря на это, на его лице уныние.).

— И всё-таки вы испытываете какой-то внутренний психический конфликт. В чём он, на ваш взгляд, заключается?

(Пауза.).

— О чём вы только что подумали?

— О визе. Виза для меня сейчас самая большая проблема. И не только у меня, у всей Грузии. Не должно быть визы между Россией и Грузией. Они говорят, что двойное гражданство не должно быть. Сейчас надо отказаться от грузинского гражданства и потом здесь прописаться. Как это получится, я не знаю.

— Получается, что ты сейчас в подвешенном состоянии. И в России толком не имеешь гражданства, и в Грузии не имеешь его?

— Да, да. Без паспорта никак, никуда не поедешь. Даже за город не могу выехать. Я хочу с ребёнком, с женой вместе съездить в Грузию. Денег на эту поездку не хватает. Ладно… и здесь жить нормально. Потому что у меня решено, жена — здесь, ребёнок — здесь и я должен быть здесь. А без паспорта тяжело. Это угнетает, опустошает. Порой даже сил нет, чтобы работать. Если бы всё было нормально с паспортом, то и на море с семьёй съездил бы отдохнуть и депрессия бы кончилась.

(Согласно психоанализу, основой невроза моего пациента является двойственность и борьба двух противоположных чувств, благодаря которой возникает психическая неопределённость и подвешенность, которая и есть страдание. У моего пациента, эта двойственность связана с конфликтом между прошлым и настоящим, между чувством привязанности к Грузии и России, между любовью к матери, которая в Грузии и любовью к жене и дочери, которые в России и т. п. Хотя, конечно, ожидание и подвешенность, вызванная неопределённостью с гражданством, также вызывает беспокойства. Далее я попытаюсь подтвердить вышеприведённый вывод о причинах депрессии моего пациента, благодаря анализу сновидений.).

— Расскажи мне о своих последних сновидениях?

— Честно говоря, когда я сплю, я в Грузии нахожусь. Постоянно вижу сны о Грузии. Я маму постоянно вижу и других родственников. Вот и сегодня я Грузию видел. Ощущение было такое, что я там, дома. Вид с моего балкона, горы, море. Всё-таки я очень сильно соскучился по Грузии. Я люблю Грузию. Я вижу во сне, как я с дочерью, с женой нахожусь в Грузии, а при этом квартира российская. Ну, это же сон. Рядом мама. Мы все вместе. Я вижу свой дом, море, у нас со второго этажа его видно. Вижу всех своих близких, в море купаются. Вижу маму, дочку мою рядом с ней, жену вижу, сестёр. Мечтаю, чтоб там всей семьёй будем.

— Ты наяву мечтал, а тут ещё и во сне приснилось. Так?

— Да.

— А ещё какой-нибудь сон расскажи.

— Мне отец иногда во сне приходит, предупреждает. Я сразу в церкви свечи ставлю, всё как положено.

— Он что-нибудь тебе говорит во сне?

— Только показывает себя. Когда я вижу отца, в тот день что-нибудь случается, или спор будет, или заболеет кто.

(Согласно психоанализу, данное сновидение основывается на принципе удовольствия и смешения. Это сон о воплощении мечты и желаний в реальность. Это сон о смешении различных пространств и времени. В частности, смешении и соединении Грузии и России: природа грузинская, а социальное окружение и жильё российское. В сновидении подвешенность и неопределённость в выборе России или Грузии снята, благодаря монтажу сновидения.).

— Видите, как просто разрешается ваш психический конфликт во сне. Простым соединением Грузии и России, мамы и жены с дочкой. И всё-таки, какой главный паспорт вы бы хотели получить: грузинский или российский?

— (Вздыхает.) У меня сейчас главный паспорт будет российский. Я слышал, что вот этот старый грузинский паспорт там действительный. Я не такой человек, чтоб так: всё, наплевать и поехать в Грузию. Нет. Надо жить там, где живёшь. И надо дружно жить. У меня тут много друзей. И у моего отца много было друзей. Надо дружить. Но чтобы так сказать: ах! Поеду в Грузию! Нет. Я люблю Грузию и Россию тоже. Россия — это мой дом, моя вторая страна. Я очень переживаю, что тех отношений в мире, которые были раньше, уже нет. Получилось так, что моя семья здесь (в России). У меня русская жена и дочь растёт, но я сам — грузин. И чтобы съездить в Грузию, нам нужна виза — это большой минус. Наши страны раньше жили дружно, наши предки, деды и отцы жили дружно и мы сейчас дружим. Я люблю и эту страну и Грузию. Честно сказать — да, тоскую и хочу там жить. Мы с женой на середине стоим. Хочется пожить и здесь, и там. Вот уже, сколько лет, половину жизни, здесь живём, работаем. Но придёт время, и там будем жить. После свадьбы, мы так и думали: половину жизни будем жить там, а половину здесь. А моя дочка, где решит, пусть там и живёт. Хочет в Грузии, хочет в России.

— Получается, что ты и Россию любишь, и Грузию тоже любишь. Образно говоря, часть души у тебя здесь, часть души там. И получается раздвоенность и подвешенность, которая и есть источник твоих страданий.

— Да, да. Я тоже это осознал. Ведь я — грузин, а жена — русская и … не знаю, как сказать… тут любовь и там тоже любовь. Мы же муж и жена. Как нас сейчас разделить? Сколько жена спрашивала: война начинается. Мы-то как? Надеюсь, что всё будет нормально. Двери не будут закрыты. И ни какой войны не будет. Я надеюсь, что дружба между Россией и Грузией будет, как и раньше. Так должно быть.

— А может быть, всё намного проще… В прошлом вы не в Россию влюбились, а в свою жену… Она затмила всё и вы ради неё поменяли Грузию на Россию?

— Да… Как-то я пробыл в Грузии почти десять месяцев. А потом говорю маме: «мне нужно обратно в Россию».

— Потому что там Оля?

— Да. И мама уже знала.

— Россия была нужна или Оля?

— Оля. Но она живёт в России, поэтому нужна и Россия.

— Потом ты начал жить и адаптироваться к России? Потом только стал любить Россию?

— Нет. И до этого я любил Россию. Да…

— Ты говоришь: «Я люблю Россию». Расскажи мне, что значит, по твоему, любить Россию?

— Друзья, семья, культура, церкви, монастыри. Я езжу часто в монастырь. Я христианин. С друзьями из России я в армии служил, тогда, в девяностых. Сейчас дружим семьями. После этого ещё везде по России ездил. Я не мыслю себя без этой страны… Но беспокоит Грузия. Эти люди. Моё сердце всё равно там, родители там, все друзья там. А моя мама ещё не видела мою дочь. А ехать туда, пока возможности нет. Дорого. Слишком дорого. Триста долларов. Потом, надо что-то домой. Я не знаю, я ещё не ездил.

— А ты не переживаешь о том, как в Грузии будешь жить? Ведь там ситуация изменилась. Как ты её оцениваешь?

— Я звоню домой, созваниваюсь с друзьями. Говорят, там лучше стало. Более или менее, чем раньше. Я имею в виду годы, когда был Шеварднадзе. Ну, сейчас лучше становится. Больше начали строить, дороги. Меньше отключают электричество. Всё нормально. Кто хочет шевелиться, тот уже живёт нормально. Кто не хочет шевелиться, тот … само собой… нет возможности жить нормально.

— Твои сны приближают Грузию и Россию. А наяву вы для этого делаете что-нибудь? Как ты снимаешь это напряжение, вызванное подвешенностью между Грузией и Россией?

— По телефону общаюсь и легче на душе становится. Если б не было телефона, было бы хуже. — Да, я не знаю, чтоб тогда было. Бывает так, что в неделю с утра до вечера звоню. У меня дочка маленькая и чтобы мама радовалась, она моей дочки голос услышит и радуется. И мы же взрослые, выросли, а для мамы маленькими остаёмся. Дочка растёт, развивается учится говорить и всё это регулярно слышит моя мама. У меня уже зависимость от телефона. Он меня спасает. Не знаю, чтобы делал без него. Моя мечта, ближе к Новому году, когда я получу паспорт, поехать в Грузию, показать мою семью маме, чтобы она обрадовалась. Это будет у меня самая большая радость. Могу со старым паспортом сейчас ехать, но могут быть проблемы. Поэтому, когда я отсюда туда еду, никогда матери не говорю, что еду. Я приезжаю неожиданно. Неожиданно — это первое, а второе, дорога же длинная, всё может случиться, чтобы мама не переживала.

(По телефону ощущает свои корни и истоки).

— Ещё что выручает, чем снимаешь этот свой стресс?

— Покурю, отдохну, домой позвоню, а если с ребёнком посижу, то сразу всё забываю. С Камиллой поиграешь, а потом совсем по-другому становиться. Бывают дни, когда есть проблемы, денег нет, например. Переживаешь, а когда поговоришь с близкими, как-то всё отходит. Собираемся. иногда после работы. Пойдём, в шашлычнице сядем, все вместе, пообщаемся. Все через Грузию собираемся, все здесь работаем. Сейчас у всех дела, я один остался.

(И действительно, многие его соотечественники имеют свой бизнес и дела.).

— Может быть, алкоголь помогает?

— Нет. Ну, выпить иногда хочется с друзьями. И потом всё проходит.

— А вот ты по долгу своей профессии часто видишь как пьют россияне. Тебе нравиться, как наши пьют?

— Ну, сильно-то зачем напиваться? Некрасиво. Вот в нашем районе, утро ещё, шесть часов, а молодёжь уже стоит и пьёт. Они иногда спрашивают денег. Ну, я им даю в долг. Но чтобы с утра до вечера пить это … нехорошо. Потом матом ругаются. Вот кто-то, допустим, что-то плохое о моей матери скажет, ведь так нельзя. Матери — святы! Они же нас девять месяцев вынашивали, а потом рожали. Нельзя так о них говорить. Вот, когда у меня дочка родилась, я ещё больше это понял. Что значат для родителей дети.

Пусть пьют это не так опасно. Опаснее другое… Здесь молодые люди начали национализм. Но мне так не говорили: «А ты езжай в свою Грузию!».

(Наверное говорили.) Но у нас были такие случаи. Когда мы говорили: «Зачем ты мне так? Я тебе что, мешаю?». А они объясняли: «Вот, я здесь живу. А ты что здесь делаешь?». Но всё равно, потом мы подружимся. Есть, конечно, кто обращает внимание. Я ведь из Грузии, а тут Россия.

(Пауза.).

— Вот только что сейчас о чём подумали? По-моему опять о чём-то неприятном?

— Да … Вспомнил то, что смотрел по телевизору. Я всё время смотрю грузинский канал, смотрю какая обстановка в Грузии, наблюдаю как складываются отношения между Россией и Грузией. От этого, наверное будет зависеть получу я российское гражданство или нет. Я всё время в напряжении, лишь бы хуже не было. Жена тоже в напряжении. Все грузины, которые здесь живут это чувствуют.

(Можно предположить, что невроз моего пациента не только индивидуально обусловлен, но и является социально-обусловленной депрессией.).

Уф! Ведь я здесь. А что будет со мной. Если отношения резко ухудшатся, то как ко мне будут здесь относиться. Я мечусь между телевизором и телефоном, по которому я с мамой разговариваю. Я думаю, что всё будет нормально. У меня большая тяжесть, которая у меня в сердце, она связана с моей семьёй, родными, мамой, сёстрами. Только это. Телевизор и телефон снимают немножко моё напряжение. Если телефона и телевизора бы не было, я не знаю, что было бы со мной.

— Ты всё-таки скучаешь по своей матери? Она далеко от тебя. … А давай подумаем, если бы ты жил с ней в одном городе, большом. Ты бы к ней в гости ходил? Сейчас, по статистике, многие дети, живя с матерью в одном городе, редко навещают родителей.

(Ценность и преодоление).

— Согласен. Если бы жили в Грузии, но в разных районах, может так и не переживал бы. Не звонил бы так часто.

— А вот так ценишь свою маму.

— Да.

— У меня вот мать близко живёт, знаешь, забываю иногда. Два месяца не бываю у неё.

— Ну, бывает такое. Потому что моя сестра замуж вышла и в другой город уехала, и бывает, что она по два месяца не звонит и не приезжает. Бывает так. А тут между нами две тысячи шестьсот километров.

— А может, необходимо меньше смотреть телевизор. У тебя есть соотечественники, которые прекрасно живут в глубинке России, в деревнях, имеют своё хозяйство и ни о чём не переживают.

— Нет. Надо всё-таки знать что творится. Хотя я политикой не увлекаюсь. Я простой повар.

— А ты в войне грузино-абхазской участвовал? Психических травм из-за этой войны не имеешь.

— Нет, никогда. Призывали тех, кто хотел. Я оружие не брал. Я профессионал, имею руки, имею дело. У меня родственники жили в Абхазии. Много друзей моих погибло на этой войне.

(И действительно, мой пациент оказался менее конформным, по сравнению с другими своими соотечественниками, которые отказывались прийти на сеанс психоанализа. Анализ его поведения, прошлых поступков показал, что он сравнительно чаще имеет своё мнение и не поддаётся влиянию соотечественников. Хотя известно, что грузины, живущие в России обладают значительным конформизмом и не высказывают своего мнения и суждения без согласия старших, сверяют свои действия и поступки с мнением большинства соотечественников. До общения с данным пациентом, мне пришлось общаться с его земляком, который прежде чем давать мне ответ, внимательно смотрел на своего старшего соотечественника, ища в нём согласие. Интересно было выслушивать их мнение по поводу обстановки в Грузии. До тех пор пока я не вытащил диктофон обстановка в Грузии и их президент оценивались негативно, но как только мне пришлось обговорить, что их мнение будет представлено в СМИ сразу же начались лестные оценки в адрес нынешнего президента, ситуации в Грузии и т. п. Как говорится, конформизм взял своё. Личное мнение отошло на задний план. Таким образом, грузинский конформизм, по-видимому, может хорошо использоваться в манипуляции общественным сознанием.).

— И всё-таки, желаете ли вы навсегда переехать в Грузию и покончить с этой подвешенностью и неопределённостью?

— Я ведь уже ездил туда. Жил полгода. Потом всё равно тянет обратно в Россию. Я не могу без России. У меня ведь здесь все основные радости. Дочь, жена, друзья, моя работа. В Грузии остались только мои воспоминания. Я хочу в прошлую Грузию, а она уже другая. С Грузией меня связывают мать, сестра… Я могу ездить туда только в гости. А жить я хочу здесь. Я не хочу здесь находится как временный, в ожидании того, что уеду. Я хочу здесь быть всегда, чтобы была стабильность, чтобы у меня здесь был свой дом, своё хозяйство. Некоторые из грузин здесь находятся, чтобы заработать, а потом уехать. Хотя я тоже регулярно высылаю своей маме деньги. Сейчас она уже меньше нуждается. Говорит, что положение лучше. Я также помогал родственникам, высылая им деньги. У них сейчас свет не отключают, дороги строят. Сейчас мать говорит мне, чтобы я на эти деньги что-нибудь купил дочке Камилле. Я не хотел бы всю жизнь доказывать, что я на равных с россиянами, я не хотел бы просто заработать и уехать отсюда, а я просто хочу жить здесь спокойно и работать. (По статистике, около …. миллиардов заработанных рублей переводятся в Грузию. Эти данные на днях были озвучены в СМИ.) Я не хочу так. Я хочу здесь жить всегда. Я привык к России.

(И действительно, как говорится «в одну и ту же реку два раза не войдёшь». Личность, в первую очередь определяется настоящими ценностями, которые имеют место здесь и сейчас, а не прошлыми ценностями, ностальгией и воспоминаниями, которые были где-то и когда-то. Хотя и прошлое играет не малую роль. Главные ценности моего пациента сформировались благодаря жизни и деятельности в России. Именно они наполняют его жизнь смыслом в настоящее время. Именно поэтому, Василий Шукшин, мечтавший о возвращении на Алтай, реально возвратившись туда, не получил того, о чём мечтал и уехал обратно в столицу.).

— А было наверное время, когда вы не могли адаптироваться к России? К чему вы не могли привыкнуть?

— Я до сих пор не могу привыкнуть к тому, как у вас ругаются матом. Упоминая мать. Ведь мать святое. Не могу привыкнуть к тому, как в транспорте молодые не уступают пожилым место. Как неуважительно разговаривают с людьми, которые старше. Не могу привыкнуть к тому, как тут пьют водку… уже с утра… Не нравиться, что националов много. Да, идёт национализм. Много молодых националистов, много. На улице иногда встречаются, бывает. А в ресторане — нет. Тут взрослые все люди. Уважаем друг друга. Сколько лет здесь живу, драки пока не было… Живём своей жизнью. Тихо, спокойно. Ни кому не мешаем. Я своё дело знаю. Меня все уважают, любят. На пример, где я живу, с соседями дружим, вместе на скамейке сидим, общаемся. По выходным, выпиваем.

(У моего пациента, практически отсутствует синдром эммиграции, обусловленный подвешенностью, связанной с отторжением новой социальной среды и неприятием старой. Это, в свою очередь, бывает часто связано со слабой адаптацией к новой социальной среде и нежеланием возвращаться обратно.).

— Как часто вы выпиваете?

(Задаю этот вопрос предполагая, что возможно депрессия моего пациента не связана с социальными факторами, а является следствием периодического потребления алкоголя, то есть является обыкновенной посталкогольной депрессией.).

— Ну выпиваю после работы. Вместе с друзьями.

— Запои бывают? Утром не хочется облегчить душевное состояние.

— Нет. Я встаю с хорошим настроением и иду на работу.

(По-видимому, у моего пациента алкогольной зависимости нет.).

— И всё-таки, смотри алкоголизм не ангина, приходит незаметно.

— Смысл жизни состоит из ценностей, которые привязывают тебя к жизни. Вот у тебя главные ценности какие в жизни? Первое.

— Моя дочь. Отдать ей всё, что смогу. Воспитать её, отдать, с начало, в детский сад, потом в школу, потом в институт, замуж выдать.

— Второе … Дом.

— Чтоб он здесь был, в России или в Грузии?

— В России тоже.

— А в Грузии есть дом?

— Да, есть. Чтоб своя крыша была. Чтоб не только мне, но и дочке.

— Вот очень часто люди испытывают такое чувство: комплекс национальной неполноценности. Начинают доказывать, что их нация лучше. Иногда же бывает такое. Вы не стесняетесь своей национальности?

— Нет. Я никогда не скрываю этого.

— Вы не изменили своей фамилии и имени, а могли бы это сделать, как это делают некоторые. Например, вместо Мамуки быть Михаилом.

— Не хочу. Это отцовская фамилия. Имя дали мои родители. Я её продолжаю …

— Но, всё-таки, ты себя не зажимаешь, спокойно говоришь, когда надо по-грузински?

— Ну, тихо говорю.

— Или ты боишься говорить по-грузински? А может наоборот, демонстративно громко разговариваешь по-грузински?

— А зачем? Я не боюсь. А чего тут бояться? Нет, не боюсь, потому что знаю, ни чего плохого не делаю.

(По статистике, многие нерусские национальности, проживающие в столице каверкают свои настоящие имена на русский лад, изменяют фамилии, осветляют свои чёрные волосы и т. п. надевают очки, дабы скрыть национальные внешние признаки. Всё это проявление комплекса национальной неполноценности, благодаря которому Иванов в США превращается в Иванофф.).

— В церковь ходишь?

— Хожу, но не каждый день. В монастырь езжу. Там есть грузинский поп.

— Вот скажи, есть такое понятие «национальный характер». Говорят, что грузины более эмоциональны. Это так или нет?

— Каждый народ горячий. Но мы более эмоциональны. А можно теперь мне вопрос задать? Как вы сами относитесь к грузинам в России?

(Этот вопрос ещё раз подтверждает беспокойства моего пациента о том, как их оценивают в нашей стране и какие будут перспективы на это счёт. Я рассказал своему пациенту как у меня складывались субъективные представления и восприятие этой нации.).

Депрессия моего пациента обусловлена неопределённостью, двойственностью, подвешенностью, противоречивостью чувств, которые вызваны ситуацией, в которую он попал. До фрустрации пока далеко, в силу того, что есть надежда на разрешение этой ситуации. Благодаря сравнительно низкому конформизму, мой пациент находит в себе силы адекватно воспринимать действительность, то есть осознавать противоположности этой ситуации и не становиться не на одну из сторон, впрочем, именно эта неопределённость и вызывает страдание моего пациента.

КОМПОЗИТОР АЛЕКСАНДР ЖУРБИН.

— Вначале, поработаем в режиме свободного ассоциирования. Что приходит в голову здесь и сейчас, о чем переживаете, о чём так и хочется выплеснуться наружу?

(Пауза.).

— Ну… сейчас лето, а лето обычно период накопления, период подведения итогов прошлого сезона. С другой стороны думаешь о том, что тебя ждет в следующем сезоне. Лето традиционно считается выбросом сезона. Так сказать театры не работают. Никаких премьер нет, концертов нет, все разъехались по отпускам, кто к морю, кто в горы. В общем, ничего не происходит физически, и, даже все офисы, все министерства, все ведомства практически сейчас не работают. Ну, тем не менее, подспудно идет работа у всех и у меня тоже. И конечно я думаю о том, что сентябрь не за горами и что в сентябре нужно делать новые удары, новые сюрпризы для зрителей, слушателей, для телевидения, кино, радио. И конечно у меня такие вот сюрпризы уже заготовлены. И некоторые из них уже на пленке. Могу назвать уже фильм, который называется «Жизнь и смерть Леньки Пантелеева». Этот фильм еще никто не видел, но он уже готов, он снят, записан и ждет своего часа, когда он будет в эфире. Я думаю, что он будет в эфире где—то в сентябре, или в октябре, во всяком случаи он осенью точно будет в эфире. Это восемь серий, очень хороший фильм, на мой взгляд. Ожидается несколько театральных премьер. Первая премьера будет в сентябре. Это театральный и даже кукольный мюзикл. В знаменитом театре Образцова пойдет новая версия моего мюзикла, который называется «Винни Пух». Он называться будет «Винни по прозвищу Пух». Вот это предстоит уже в сентябре. Ну, о дальнейших планах, если можно я говорить не буду. Странно, но в начале сеанса мне почему-то захотелось говорить о планах, но может быть в этом и есть какая-нибудь своя логика. Потому что, действительно, ещё раз говорю, сейчас лето, и всё ещё идет размышление как бы о том, что нас ждет, когда наступит новый сезон.

(Было ли это свободным ассоциированием? Иногда, пациенты, вместо того, чтобы свободно выражать то, что приходит в голову, начинают говорить «нужное». «Нужное» для психоаналитика или для самого пациента?).

И всё-таки, это действительно было свободным выражением того, что пришло вам в голову?

Да. Ну, кроме того, ещё идет работа. Я пишу новый мюзикл. Вот у меня сейчас передо мной на столе лежит нотная бумага. Я только что от неё оторвался. Мне надо написать сейчас новый мюзикл. Не буду ничего говорить про него, скажу только, что я пишу его не для московского театра, а театра другого города. И ещё раскрою один такой секрет, что этот мюзикл будет завершать мою трилогию детективов. Это будет уникальное явление за всю историю мирового театра.

(Это психологический феномен искусственного самоподбадривания и самопрезентации моего пациента, основывающийся на вере в собственный успех или на комплексе неполноценности? Такую веру в собственный успех может себе позволить только великий маэстро, коим мой пациент, по-видимому, и является. Впрочем, и комплекс неполноценности моего пациента, также может являться главной движущей силой в его творчестве.).

— Я написал три музыкальных детектива, причем все три разных, разных даже в смысле страны. Первый он уже готов — английский по пьесе Агаты Кристи «Мышеловка». Второй французский по пьесе Тома, который называется «Восемь женщин». И наконец, третий будет русский детектив который называется «Чисто российское убийство». Вот эти три детектива составят трилогию. Они построены примерно одинаково. Вот сейчас я заканчиваю третий детектив. Так что работы полно. В кино работы сейчас предстоит много. Много песенных всяких новинок у меня лежит на столе. И я наслаждаюсь тем, что сейчас лето и я могу не особенно отрываясь заниматься только своей работой.

(И опять закралось предположение, что это не свободное ассоциирование, а выражение «нужного» в форме самопрезентации. Возможно доля этого есть. Но, по-видимому, всё сказанное, действительно переполняет психику моего пациента, хотя бы потому, что мой пациент, как и большинство художников, желает поделиться успехами и плодами своего творчества. По-видимому, успех в творчестве, наравне с самим процессом творчества, являются основными ценностями и мотивами деятельности моего пациента.).

Согласно вашим свободным ассоциациям, можно предположить, что вы оптимистичный, предвкушающий будущие свои успехи, личность.

(И действительно, на лице и глазах моего пациента светится радость от предвкушения будущих успехов.).

— Ну, это правда. Да. Я просто очень люблю жизнь, вообще как таковую.

Складывается впечатление, что если вас предоставить самому себе, то вы просто будете смотреть и улыбаться. Вы излучаете предвкушение о своих творческих успехах и планах?

Да, но это вполне естественно для человека. Мы все любим жизнь и очень не хотим с ней расставаться. Видим её во всех проявлениях, даже когда нам плохо. Это все равно пока вопрос жизни, то все хорошо. Как только начинаются вопросы смерти, сразу начинаются какие-то катаклизмы, связанные уже с неизбежным уходом из жизни. Вот это плохо.

(Мой пациент резко перешёл к теме о смерти. И действительно, если в художнике преобладает страх этого явления, то это опустошает и убивает всяческие желания заниматься творчеством. В то же время, воистину глубокий художник всегда в скрытой форме ощущает в себе столкновение жизнь-смерть и именно благодаря этой пограничности по особому ощущает жизнь. В этом случае говорят, что у художника имеет место духовно-смысловой подход в творчестве, которым по-видимому обладает мой пациент.).

А всё остальное, когда нет денег, когда какие-то проблемы с карьерой, проблемы с детьми, с родителями. Всё бывает в жизни. Это всё проблемы жизни и это нормально. И я считаю, что это прекрасно, потому, что в безоблачной жизни ни кому не удается прожить даже детям миллионеров, детям королей. Это всё мы знаем из литературы. Вот. А действительно, что я люблю жизнь, я ещё очень люблю свою работу. Мне так повезло в жизни, что для меня моя работа — это величайшее удовольствие. Я вот пишу музыку и для меня это одновременно и отдых, и счастье, и наслаждение, и все что хотите. Вот именно когда я наношу знаки на бумагу, я наилучшим образом самовыражаюсь.

(Именно самовыражение и является основой психотерапии личности. Поэтому, музыкальное самовыражение моего пациента и является душевным самолечением моего пациента.).

Я люблю путешествовать, вкусно поесть, хорошо выпить, посмотреть кино, хороший спектакль, погулять по морю, плавать и т. д. миллион разных удовольствий. Если бы мне сказали, выбери только одно удовольствие, а все остальные отбрось, то я бы выбрал все-таки нотный листок, ручку и чтоб меня ни кто не трогал, и мог писать музыку.

У любого творца есть некоторые фантазии на тему того, что он оставит свои след. Это вера в жизнь после смерти. Это часто является одной из мотиваций творчества. Будет ли это нашей иной жизнью или универсальная эссенция, которая уже к нам никакого отношения не имеет.

Это не важно, я совершенно равнодушно отношусь к тому, что я когда-то умру и я знаю что это случиться и отношусь к этому спокойно. Главная цель творчества остановить мгновение. Гете говорил остановить мгновение это прекрасно. Кто может остановить мгновение — это художник, который когда он пишет останавливает мгновение, это мгновение замирает, и таким образом, оно на странице книги, или на альбоме. С музыкой и она остается жить долго. И я надеюсь, что моя музыка будет жить и это самое главное. В каком то смысле мы все живем вечно, они куда-то уходят в другой мир и все равно живем вечно и возвращаемся. Есть масса разных теории и можно взять одну из них, меня больше устраивает такая теория, согласно которой то, что я делаю будет жить в виртуальной серии, она будет жить и будет продолжаться и это меня очень радует с одной стороны.

— У вас на лице такое жизнеутверждение и оно, наверное, и есть ваша сила. Ведь сила и воля личности в том чтобы жить и творить несмотря ни на что.

Да.

А может быть, вы творите, и, живете пока у вас все идет хорошо. А вот если какая-нибудь катаклизма и вы бросите и перестанете заниматься творчеством?

Вы знаете. Я не могу сказать, что я такой непробиваемый и твердокаменный. Конечно, бывает у меня депрессии, неудачи и ужасное настроение. И голова у меня болит, и зубы болят. Я абсолютно подвержен всему, чему подвержены люди. Когда это случается, то конечно настроение портиться и все не так в жизни радостно. Даже я могу сказать, что я тесно связан с погодой. Вот, например, когда солнечно мне всегда хорошо. Как появляются тучи, дождь, снег, когда осадки, то у меня настроение очень портиться. Причем, температура не имеет никакого отношения. Я люблю просто, когда светло, солнечно, пусть даже температура будет минус сорок, мороз. Или наоборот. Это бывает по-всякому, но, тем не менее, я предпочту, чтобы было солнце, чем когда погода плохая. Пойдет какой-нибудь отвратительный дождь или мокрый снег. Вот это я не люблю. Ещё не люблю когда солнце чем-то заслонено. Поэтому я люблю жить в солнечном климате. Так как я родился в городе Ташкенте. По рождению я — азиат. Я — южный человек, и поэтому, я люблю солнце. Я вырос на солнце и люблю, чтобы вокруг меня был свет.

(Согласно итальянскому психологу Чезаре Ломрозо, который изучал феномен гениальности и помешательства, влияние атмосферных явлений полностью определяет творчество гениальных людей.).

Допустим депрессия из-за погоды, а надо писать мюзикл. Вы мужественно вынесете депрессию и сделаете?

Да я сделаю. Просто дело в том, что я профессионал.

(Можно предположить, что мой пациент страдает частыми перепадами настроения так как погода в нашей полосе переменная не только в течении недели, но и в течении дня, часа. Впрочем, собеседники моего пациента этого, вероятно, никогда не замечают, так как он обладает значительным самообладанием, результатом которого является частая улыбка. Это не в коем случае не является защитой обратным чувством. Мне повезло, при общении со своим пациентом на небе ярко светило солнце.).

Там будет «кровь» на нотах, но вы все равно напишите музыку о радости жизни, несмотря на депрессию внутри вас?

Да. Это, правда, что признак профессионала. Профессионал работает независимо от настроения, судьбы, поэтому было бы глупо, если бы, например, профессионал, или артист. Возьмем, например, артиста, которому надо идти на сцену, на какую-нибудь развеселую роль, а у него дома заболел ребенок, или дома идет ремонт, у него плохое настроение, но он должен выйти на сцену и все равно гениально играть веселую роль, потому что он — профессионал, так же как и я.

(Мой пациент больше играет роль композитора или действительно ощущает себя композитором?).

Говоря об актёре, вы говорите о себе. Не так ли? Вы играете роль в музыке?

Да. Я перевоплощаюсь в ту роль, которую мне нужно сегодня выполнить и я играю, и я пою, и я веселю народ, и я пишу музыку, а на душе у меня может быть, кошки скребут. Но никто не должен этого знать и видеть. Я должен всегда улыбаться. Знаете, есть такая книга и такой спектакль, и на самом деле, действительно я всегда улыбаюсь. И это я считаю наша профессия. Во всяком случаи кто мы такие: мы люди искусства, мы значит на самом деле развлекатели. Мы — шуты-клоуны, но в хорошем смысле слова. Человек, который дурачиться на арене цирка, который играет на скрипке на улице или, который играет в большом зале консерватории — принципиальной разницы нет. Это все одно и тоже. Разница в зарплатах. А делают они одно и тоже. Они развлекают людей и в этом наша святая обязанность. И ничего обидного и позорного в этом нет.

(И действительно, сила творческой личности заключается в том, чтобы творить не ради, а вопреки. Не ради тщеславия, аплодисментов, успеха, стремления оставить след и т. п., а вопреки, то есть, творить, ощущая ответственность перед слушателями, единение с миром. Всё это, опять таки, говорит о наличии духовно-смыслового подхода в творчестве моего пациента.).

И всё-таки, вы — продукт солнца и когда солнце появляется, вы говорите себе: так надо успеть поработать пока оно светит?

Ну, вообще-то, да. Когда появляется солнце, то у меня возникает прилив сил, и я неизбежно пишу. А пишу я практически каждый день. У меня не бывает дней, кроме тех, которые заняты, чем-нибудь другим. Когда какие-то записи. Но я практически стараюсь сочинять каждый день, изо дня в день, не останавливая этого.

Каким образом прошлые переживания, ощущения, ситуации, которые у вас были, сказались в ваших произведениях. Могли бы вы привести какой-нибудь красивый пример?

Такой прямой связи нет. Эта связь непрямая. Например, в моей жизни случилось два очень страшных события. Первое — это землетрясение в Ташкенте в1966 году. Второе — это страшное Нью — Йоркское событие 2001 года 11 сентября. Я был конкретно в том месте, где это случилось. Просто я был в 50 метрах от этого небоскреба. Обломки небоскреба падали не на меня, а на здания где я находился и там на крыше этого здания нашли обломки того самого самолета, который разбомбил небоскреб. Я пережил все это очень близко. Я просто конкретно находился в этом центре.

И как это сказалось на вашей музыке?

И очень многие творческие люди сразу после этого события начали писать реквием, симфонии, и оперы, посвященные этому событию. Я считаю, что это неправильно. Я ничего не стал писать. Но, конечно у меня сейчас созревает некое гигантское сочинение, я не буду его пока называть, но это будет такое трагическое сочинение, просвященное 20 веку, и тем ужасам, которые мы так сказать, пережили. Во мне это зреет очень долго, но непосредственно такой связи у меня почти не бывает.

— У Берлиоза есть «Фантастическая симфония». Создав это произведение, композитор в четвертой части этой симфонии избавляется от своей героини и тем самым избавляется от своей девушки, с которой по жизни дружил. И ему стало легче. Для Берлиоза музыкальное творчество было как бы психотерапией. Он уничтожил «свою внутреннюю девушку» с помощью своей музыки, а в реальности этого не произошло. Но ему стало легче, и он расстался со своей любимой девушкой легко, после того, как он «вылил» чувства и «умертвил» её в своем музыкальном произведении. Что-то подобное было в вашем творчестве.

— Берлиоз действительно любил, а она его нет. Это был особый случай. Он был человек очень литературный, очень напичканный, насыщенный, с разными ассоциациями. Вообще все его сочинения программные, они часто означают, а вообще то музыка не должна ничего обозначать. Во всяком случаи Стравинский нас так учил, что не надо ничего музыкой означать, она означает только саму себя. Музыка есть музыка и больше ничего. Но, многие люди, думают, что музыка что-то означает и Берлиоз был один из них. И он, в фантастической своей симфонии изобразил эпизод из жизни артиста. И он изобразил эпизоды из собственной жизни. Но у меня это так не происходит. У меня нет прямой связи между событиями моей жизни и конкретными моими произведениями. Я скорее отталкиваюсь от литературы, книг, романов, повестей, пьес, стихов. Вот я всегда был таким огромным книгочеем, любителем литературы.

(На протяжении всего сеанса мой пациент проявлял весьма высокую защиту интеллектуализацией, казалось бы, уводящую меня от психоанализа. Благодаря своей гигантской эрудиции, мой пациент мог подолгу отвлекаться и рассказывать о чём-либо и о ком-либо, не осознавая того, что тем самым он рассказывает о себе, как о личности с высоким уровнем любопытства, интеллекта, эрудиции, знаний, страха не познать и не узнать и т. п. При этом, вызывает удивление, что всё это некоим образом не убавляет в моём пациенте композиторских способностей, а лишь усиливает их.).

У меня сейчас огромная библиотека занимающая там целых две комнаты и это не просто книги, которые я там собирал. Все книги подобранны для меня, там много всяких таких редкостей. Там нет нудных книг. У меня нет книг, за которыми все гоняются. Например, библиотека детективов, или собрания сочинения там Дюма, нет у меня. У меня отобрана изысканная литература. Скорее всего, философского свойства и я от него как бы отталкиваюсь.

. Вы читаете произведение, у вас возникает переживания, отсюда возникает определенная основа для музыкального творчества. Правильно?

Да, наверно. И в этом смысле почти все мои сочинения имеют какой—нибудь литературный первоисточник. Ну, во-первых я написал примерно 35 мюзиклов и каждый из них конечно на какую-нибудь литературную тему. Каждый из них посвящен какому-нибудь литературному герою, или событию.

Откуда берутся ритмы, интонации, паузы, определенная гармония. Они же откуда-то слышаться, вы их слышите в этих книгах, в этих героях?

Но это же сложный вопрос. Ещё никто не мог внятно ответить, но я этот вопрос изучал, поверьте мне. Я ещё являюсь автором 3 книг, у меня выходит 4-ая книга, я очень серьезно занимался психологией творчества. И поверьте мне, ни один самый умный, самый великий композитор не смог внятно ответить, а как вы пишите музыку, почему вы именно выбираете эту интонацию, ноту, почему после ре у вас идет фа, а не соль. И не один композитор не смог на этот вопрос ответить. Потому что я так чувствую. Как не странно такой самый банальный ответ, потому, что я это вот так ощущаю. Но на самом деле есть абсолютно правильная теория, что музыку на самом деле пишем не мы, а кто-то другой через нас. А в нас находятся некоторые приемники, т. е. декодеры. Этот декодер некий сигнал декорирует и выдает мне на понятном всем языке. Вот, например, в мою голову приходит сигнал от Бога или от природы. Приходит сигнал, я его расшифровываю и выкладываю на нотную бумагу, а остальные люди воспринимают как мелодию. А мне поступил сигнал, который был закодирован каким-то не смышленым образом и тут в мозги приходит музыка. Так и у Баха и у Моцарта, и у Бетховена, и у Шопена и у кого хотите. Именно так, потому что никакого другого способа нет. Определить почему я написал, так или иначе. Конечно, есть огромный опыт, а именно мой опыт. В нем воплощено миллионы опытов моих предшественников, потому что я ведь долго учился музыке, я учился 20 долгих лет. Я начал учиться когда я был ребенком и закончил когда окончил аспирантуру, и две консерватории. Понимаете, люди чтобы стать программистом они учатся 6 месяцев, а я изучал музыку 20 лет. В моей голове заложено большое количество разных формул. Например, вы скажете: «Александр напишите грустную мелодию» и через две минуты вы будете стоять, а я уже сыграю прекрасную грустную мелодию, которую я сочиню у вас на глазах. Потому что я опытный профессионал, а потом вы скажете, быстро сочините танго и я сыграю вам танго. Оно будет абсолютно новое, склеено из тысяч интонаций. Потом вы скажете, напишите бешенный рок-н-ролл и я сяду и сыграю его.

Ну это в психологии творчества называется диалектическим подходом, т. е. мы повторяем нечто старое только на новой основе. Мы всегда в себя впитываем то что создано нашими предшественниками.

Но нужна такая особая голова, которая адаптирует и превращает это в новый продукт. Но это всё сделать легко, потому что это вопрос техники. Но для меня не стоит написать музыку в духе Моцарта, Бетховена и т. д. Но это будет в духе. Написать так же талантливо как они это уже требует адского напряжения, это очень не просто и к этому надо долго готовиться. Но, тем не менее, иногда что-то получается.

Вы музыку подслушиваете иногда в мире? Например, скрип двери, ещё чего-то. Ведь музыка есть вокруг нас, есть пауза, есть свои такты.

В общем да, какие-то звуки, интонации до меня доносятся. И я их наверное улавливаю, все это происходит скорее бессознательно. Я никогда сознательно ничего не ворую, так сказать не притаскиваю. А все это приходит само по себе.

Удаётся ли вам организовать на нотном стане музыкальный диалог между композиторами, между вами и другими композиторами?

Ну, да. Я в принципе довольно часто это делаю. И это давным-давно не я придумал. Это существует значительно раньше, чем называют постмодерном. И уже в начале 20 века композитор Малер очень успешно соединил музыку разных стилей, и вставлял музыку а ля Моцарта, а ля Бетховина, а ля Баха. Вставлял её в свои сочинения и она очень там органично звучала. Это делали многие. Тот же Шестокович и особенно активно это делал Альфред Шнике, который был мастером в поле стилистики. И у этих людей я учился, учился как это делать. И я использую музыкальные идиомы разных стилей, и это очень хорошо я умею делать. Для меня ни каких проблем не составляет написать музыку в любом стиле, от самого современного до самого классического. Но все-таки я пытаюсь найти какие-то свои интонации и один мудрец сказал, если мы будем составлять музыку из предыдущих поколений, предыдущих музыкальных слоев то, что будут делать композиторы следующих поколений. Они же не могут использовать нашу музыку поскольку ее как бы не будет существовать. Поэтому есть смысл искать собственную свою музыку 2006 года. И это конечно очень сложно, и это адский труд. Чтобы создать свой собственный стиль. На самом деле очень не много композиторов на свете за всю историю музыки десятка два, вообщем которые имеют ярко выраженный свой стиль. Если брать их музыку, то таких немного, и стать такими очень трудно почти не возможно, но я стараюсь.

(Проявление этого комплекса профессиональной неполноценности и объективной самооценки вызвало у меня значительное восхищение, но от этого моя оценка пациента, как талантливого мастера не убавилась. Более того, я с большой радостью осознал, что мой пациент ещё будет развиваться и порадует нас ещё более талантливыми музыкальными произведениями.).

У вас воровали что— нибудь из вашего?

Ну да. Я хочу пояснить, что никогда никто сознательно не ворует. И я, например, замечаю, что в моей музыке какая-нибудь интонация похожа на другую интонацию т. е. другого композитора. Конкретно несколько нот, т. е. украдено это скорее всего случайно. Никто сознательно этого не делает. Но случайно можно напороться на знакомую мелодию и не отдать себе отчета. И вдруг обнаруживаешь, что у тебя звучит «во саду ли во городе…» и ты себе говоришь вот черт оказывается что эта мелодия уже была. И это профессиональному композитору ничего не стоит исправить. Или ты заметил такое сходство, или тебе кто сказал, что у тебя этот кусочек дико похож на музыку такого же композитора. Профессиональный композитор не обижается. Он берет эти ноты и изменяет всего лишь несколько нот, интервалов, и, сходство сразу исчезает. Никто сознательно не ворует.

А вот есть такая номинация «Галоша». На ней озвучивают гигантские песни, шлягеры похожи один к одному.

Но я никогда ничего не воровал.

Нет. О вас речи не идет.

Кто — то мне говорил, дескать знаешь и у тебя похожая песня, которая давно существует и вдруг оказывается, что она похожа на что — то. Сознательно я этого не делал. Сознательно воруют мелодию каких-то западных композиторов, но тут я умолкаю, и, пусть им будет стыдно. И еще раз я повторю, что в этом нет никакого смысла. Можно взять за основу, какую-нибудь западную мелодию, но ничего не стоит неузнаваемо ее разукрасить и никогда никто не узнает на что она похожа. Я уверен что профессиональному композитору ничего не стоит. Я никогда так не делаю потому, что мне хватает собственных мелодий.

И с кем вы больше всего находитесь в мысленном диалоге?

С кем я связан в диалоге чаще всего с женой, которая жива, здорова. Я беседую с ней реально. И она является моим главным советчиком и собеседником, и первым слушателем моих произведений. Я очень благодарен судьбе, что у меня такая жена, и что она мне очень много помогает. Ну конечно, моя мама, которая сейчас жива и я с ней общаюсь в основном по телефону, поскольку она живет в другом городе. И мой сын, которого я люблю. Я с ним общаюсь. Он живет в другом городе. И мой покойный отец, с которым я общаюсь виртуально. Мой отец для меня очень важный человек. Также важен и мой брат, с которым мы общаемся. С кем мне пришлось общаться с Шестоковичем и другими. Но на самом деле это будет немножко таким преувеличением и ни какого особого такого диалога с этими людьми нет. А в основном главный мой собеседник, я подчеркиваю, реальный и виртуальный это моя жена. Сейчас она в Москве, а когда ее нет в Москве, она в Нью—Йорке, а я в Москве, мы все равно каждый день по несколько раз обмениваемся телефонами.

А что касается детских впечатлений. Знаете я пожалуй далеко ушел от своих детских впечатлений, я совершенно другой человек, каким был в детстве. Мой сын будет общаться со своим детством всю жизнь, потому что его детство было среди музыкантов, артистов. А мое детство среди абсолютно не моего круга, я рос в простом обычном дворе среди каких то там ребятишек, которых я совершенно уже не помню, не знаю. Если они придут ко мне и скажут: Саша ты был нашим другом в детстве, я очень удивлюсь. Поэтому поймите меня правильно мое детство уже как бы растворилось бесследно, и я его совершенно не помню.

(Мой пациент не опровергает Фрейда. А он говорил, что если и творит что либо мужчина в своей жизни, то только в диалоге со своей Женщиной.).

А у вас не бывает синдрома эмиграции, когда вы приезжаете в свою американскую квартиру?

Никакой ностальгии по России нет. Есть ностальгия по молодости. Это не возможно вернуть. Это действительно замечательное время. Но остальное ерунда, если я живу в Америке и я захочу поехать в Россию, то я сажусь на самолет и еду.

Да.

Какой неживой предмет мог бы рассказать о вас больше всего?

Часы, обыкновенные часы. Не важно какие наручные или настольные.

Чего бы часы рассказали о вас?

Часы бы рассказали обо мне, что я человек озабоченный временем. Я все время думаю о времени, причем даже с раннего возраста. Помню даже, что я всегда всех торопил, я очень не люблю опаздывать. Всё всегда делаю вовремя, всегда сам тороплюсь, все время смотрю на часы. Я даже сплю в часах. У меня на стене на столе часы. Часы бы сказали, дескать он всегда проверяет нас, не остановились бы мы. Он все время смотрит на нас, смотрит правильно идет ли время. Сверяет нас с другими часами, не подвели ли мы его, и он все время надеется, что время пойдет помедленней. И он успеет многое за это время. Часы для меня важнейшая часть жизни. Если у меня останавливаются часы или замедляются и я вдруг вижу что я куда-то опаздываю — это для меня трагедия. И часы это важнейшая часть моей жизни, потому что я смотрю и думаю сколько времени осталось до вечера до воскресения, до конца года и самое главное сколько времени осталось до конца жизни. И вот это самая главная черта и до этого момента надо успеть и именно по этому, я все время тороплюсь, потому что понимаю, что времени мало.

(Надеюсь, что эта проблема моего пациента не превратится в хронофобию и он не будет страдать от хронофагмов — бактерий «пожирающих» время.).

Я когда-то прочитал повесть Даниила Гранина. Там старик профессор, который не ленился и садился записывать, что он делал поминутно в прошлый день. Ему была важно, чтоб ни одна минута не прошла мимо его контроля. Но вот для меня когда-то это произвело большое впечатление и я тоже такой же больной относительно времени. Я очень не хочу чтоб время уходило зря.

(И действительно, перед началом сеанса мой пациент попросил меня, чтобы я подождал семь минут. А не является ли упоминание о часах аккуратным намёком на то, что мне пора закругляться и никаких лишних минут сеанса я не получу.).

Бессонница мучает?

Было как-то. Была такая история, близкий друг меня предал. Началась бессонница. Он забрал мои сбережения на тот момент и от этого я перестал спать и видеть сны. Он был другом. Я с ним советовался, общался по разным вопросам, и он меня вовлек в финансовую махинацию и потерял все свои сбережения. Пытался ему сказать, ну как же так, а он говорит ничего не знаю я тут не причем, я ни чего не делал, отказал и убежал. И как бы меня бросил. Я на всю жизнь понял, что людское коварство бесконечность, потому что я у верен, что он был частью этой аферы. И конечно он меня вовлек.

Чёрт с ней, с этой бессонницей, лучше расскажите какой—нибудь абсурдный сон?

Но сначала я вам скажу, Шекспир сказал замечательно: Кто хорошо рассказывает сны, тот часто лжет, потому что сны в принципе нельзя рассказать хорошо. Они как бы не созданы для этого.

(Защита интеллектуализацией.).

Вы знаете у меня, как у всех людей бывает повторяющиеся сны, в этих снах ко мне приходили общаться со мной персонажи истории: Сталин, Хрущев, Юлий Цезарь. Все время какие-то известные исторические личности меня навещали. Причем, я пытался от них убежать. А они все равно меня настигали. Но сны мне сняться довольно редко, я не тот человек, который часто видит сны.

Анализ сновидения показал, что все персонажи сна являются частями личности моего пациента, которые мой пациент не желает осознать и «от них убегает». Но от себя не убежишь. Именно поэтому эти персонажи всегда его настигали. Что именно не желает осознать мой пациент в себе и что в себе не принимает? Так, например, можно предположить, что это комплекс власти. Ведь известно, что власть над душами у музыканта выше власти политика. Об этом признавались многие известные политики. По сути своей, это сон о сомнении собственного величия и влиянии на общество своим музыкальным творчеством. Это сон о неудовлетворённости собственного тщеславия. Это сон о том, что мой пациент вечный ученик. В тоже время, это сон о большом потенциале развития моего пациента как творца. Поэтому мой пациент всегда учится и развивается. Остаётся, только затаив дыхание ожидать великих открытий со стороны моего пациента, хотя уже итак их сделано немало. В заключении сеанса я поздравил моего пациента с днём рождения 10 августа и пожелал ему музыкальных открытий.

ПЕВЕЦ РЕНАТ ИБРАГИМОВ.

— О чём больше всего переживаете сегодня, от чего страдаете?

— В первую очередь это то, что у нас безобразие творится. Есть бездомные дети, которых миллион и эту проблему сейчас не решают, а если и решают то, можно сказать, спустя рукава. Кроме того, проституция. Может это даже те же дети, которые практически вынуждены идти на эти заработки.

(Мой пациент защищается игнорированием личностных факторов, и, поэтому, даёт оценку социальным факторам, а не своему внутреннему миру и переживанию. По-видимому, его переживания связаны с переменой социальной среды, которая в прошлом была более благоприятной для расцвета творчества моего пациента. Именно в прошлом у моего пациента был большой успех в артистической деятельности. Может быть, это высказывание выражают обыкновенную тоску и ностальгию по прошлому? Но об этом мы узнаем позднее.).

— И всё-таки попробуйте оценить не социум, а себя?

— Я нахожусь в ожидании лучших перемен. Я знаю, что эти времена все равно придут, и, несмотря на то, что сейчас идет нагнетание тяжелых и сложных ситуаций, и в мире, и в стране. Но через это мы все должны пройти. Мы все равно на пороге коренных улучшений, изменений, которые будут происходить на всей земле, на всей планете. И я счастлив, что я живу в этот трагический момент. Сейчас идет смена двух веков, двух энергетик. Уходит старое и на смену приближается энергетика созидания.

(Защита интеллектуаллизацией. Частотный анализ высказываний моего пациента, в т. ч. и тех, которые не вошли в данный психоаналитический материал, показал что он часто использовал понятие «энергетика», на втором месте было понятие «Аллах». Всё это свидетельствует о сочетании восточно-философских и духовных подходов в психике моего пациента.).

— Может быть, у вас творческий кризис? Было время, когда вы начинали своим исполнением праздничные правительственные концерты в кремлевском дворце съездов. Нет ли такого ощущения, что вас кинули? Насколько эти изменения коснулись вас и как вы от этого страдаете?

— Мне хотелось бы чтоб уважали мое творчество, чтобы мой труд был бы услышан народом как можно шире, чтобы больше было телевидения, больше было концертов. В этом плане очень плохая обстановка на телевидении. Она не в мою пользу. И первый, и второй, и третий канал фактически показывают совершенно другую культуру, другой вкус, других исполнителей. Я езжу на концерты в регионы, в различные города, районы. Много езжу по стране и бываю на Дальнем Востоке, и на Севере, и на Балтике, и на Камчатке, на Юге, в Поволжье, Сибири. И всегда когда начинаю петь свой обычный репертуар, который включает классику, популярные песни наших советских, российских авторов, народные песни, романсы, люди всегда очень бывают мне благодарны и говорят: "Жалко что вы редко на концерты приезжаете, хотели бы вас видеть часто. По телевидению вас почему-то не показывают?…" Такие вопросы постоянно возникают и я не могу на них ответить, это не от меня зависит, это политика.

— Одним словом диалог со зрителем, продолжается?

— Я пою также. Были у меня концерты в Сибири на больших площадках с оркестром народных инструментов. Ставили концерты, были полные залы. Народ с удовольствием ходит, слушает романсы, народные песни.

— Как вас воспринимают молодые зрители и слушатели?

— К сожалению, молодежи не так много на моих концертах. Хотя та часть молодежи, которая приходит со своими родителями, после концертов делает открытие, что есть такой певец. Что есть такие прекрасные песни, которых они сейчас не знают. Плохо, что это для них открытие, потому что этой культуры она не видит с телеэкрана. Сейчас есть ретро-каналы, где еще можно услышать это. Есть еще такая передача "Субботний вечер", где можно услышать эти популярные песни. Кстати, меня приглашали принять участие в ней. А так идет обеднение культуры молодежи. Она ориентирована совсем на другие духовные ценности.

— А сейчас ваше душевное состояние какой песней или музыкой может быть больше всего выражено?

— Недавно у меня был концерт, который так и называется "Что так сердце растревожено". Я и диск хочу так назвать. Сейчас готовится этот диск, в который войдут классические шлягеры, которые пережили не один десяток лет и все так же прекрасны, великолепны. На концертах их всегда с удовольствием слушают, и, народ доволен как они звучат. И сейчас задумали мы снять такой фильм-концерт, опять таки из этих песен.

— Значит ваше сердце растревожено?

— Да это так. Моё сердце растревожено и на это есть множество причин, о некоторых из которых я вам уже рассказал.

— Я знаю, что вы еще и художник, и хорошо рисуете. Вот если бы перед вами было полотно, и вам бы сказали: "Нарисуйте себя и свою судьбу, свою жизнь символами». Что бы вы набросали в символах, кратко. Что бы туда вошло?

— Сложно сказать … Ну допустим, семейное, всякие общие понятия — небо, солнце, горы, река. Вот такое должно быть что-то.

— А вы где там? Маленький такой в горах, да?

— Меня там вообще может быть нет.

— Вас там не видно, вон где-то там точка?

— Да, я в этой прекраснойприроде… зеленой.

(Судя по этому рисунку, мой пациент, оглянувшись на прожитое время, не концентрируется на испытаниях и преодолениях, которые были в его жизни. Либо это изоляция прошлых аффектов, либо мой пациент, не желая обнажать свои чувства предложил наиболее безобидную версию своей судьбы, которая никакого существенного отношения к его судьбе не имеет, либо это признак духовно-умиротворённого состояния, из призмы которого жизнь видится именно такой. Более того, мой пациент как бы не видит своего участия в своей же жизни. Но так ли это? Или только это представления к которым стремится мой пациент? Позднее, мы узнаем о том, какая из версий наиболее приемлема к моему пациенту.).

— У вас в репертуаре есть известная песня "Старый рояль", который в данной песне имеет свою душу и исполнитель находится в диалоге с ним. А вот если бы ваш рояль мог говорить, то чтобы он рассказал бы о Ренате Исламовиче Ибрагимове?

— Думаю, что просто сказал бы, что хорошо аккомпанировать этому певцу, и удовольствие доставляет, когда звучит его голос, и, когда я сливаюсь с его голосом, а его голос сливается с моим. Получается очень прекрасная такая жизнь, гармоничная и для рояля и для исполнителя. Рояль, может быть, сказал бы, что я не так часто работаю с ним. Сказал бы, чтобы я почаще подходил бы к нему, я скучаю по тебе. Чтобы почаще обращался ко мне и мы с ним записали бы огромный репертуар.

(Рояль узрел только профессиональную составляющую личности моего пациента. Может быть он мог бы рассказать многое, но утаил, дабы не подводить своего давнего друга.).

— А если нарисовать на полотне ваши ценности, причём по местам.

— Первое — облака. Это самое красивое в жизни. Огромное небо с облаками.

— Смысл жизни человека состоит из ценностей, которые привязывают его к жизни. Значит, природа, небо, облака, природа сама привязывает к жизни. Правильно? На втором поставите что?

— Ну, на втором, наверное, будет прикручен женский образ. Как бы мысленно рисуешь такой идеал. Потом творчество. Оно всегда должно быть, оно как бы параллельно идет. Оно идет вместе с небом, вместе с женщиной. На третьем месте, ну, наверное, дети. У нас сыну 10 лет. Дочери взрослые. Третья дочь еще учится в университете. У меня дочери: одна Надежда, Вера и Аня. Есть сын — Султан. Проблем особых с ними нет. Если и что-то бывает, то стараемся их уладить. Нет такой жизни, чтобы не было проблем. Это нормально. Просто их надо преодолевать спокойно и находить всякие решения грамотные. Самое главное нужно руководствоваться тем, что в Коране прописано. Это помогает. Открываешь и можешь найти ответ на любой вопрос, который для тебя сложный. Там все просто объясняется.

— Я чувствую вашу религиозную эрудицию. Вы всегда интересовались восточными религиями…

— Я читал потихонечку, изучал различные религии. Искал религию, которой можно бы было отдаться ей. И, в конце концов, все-таки вернулся к религии, которая была тысячелетиями у нас, у татар, у древних булгар. Это был ислам, и родители у меня были мусульманами.

— Психологическую проблему со своей национальностью когда-нибудь ощущали? Вот есть такой понятие комплекс национальной неполноценности. Вам это знакомо?

— Нет, у меня такого нет. Я себя чувствую русским человеком. Не могу сейчас сказать, что я татарский певец. Раньше певцы были в России нерусские по национальности, но они считались русскими певцами.

— Вообще вы вошли в наше концертное, эстрадное, оперное искусство довольно таки молодым и сразу получили многие звания и т. д. Народным артистом РСФСР вы стали, когда вам было всего 32?

— Да, это было в 1981 году.

— В спорте очень стимулируют спортсменов званием. А иногда это говорят, бывает и во вред?…

— Никогда не обращал внимания на звания. То есть для меня звания как стимул никогда не существовали. Было конечно приятно, что на тебя обратили внимание. А чтобы ощущение величия, такого не было никогда.

(Мой пациент при общении часто опускает глаза, говорит робко, нет речевого давления и напора. Также он общается на концертах со своими зрителями и слушателями. Всё это, пожалуй, свидетельствует об отсутствии завышенной самооценки и мании величия у моего пациента.).

— Последствий от ощущения славы не было?

— По этому поводу никогда не переживал. Это не надо брать близко к сердцу.

— А у вас неврозы на финансовой почве бывают? Вы как-то говорили, что у вас был долг банку по невыплаченному кредиту, который вы взяли для съёмок музыкально-художественного фильма «Итальянский контракт».

— Я проанализировал это дело. Действительно у меня были такие сложные моменты, и, я всегда находил выход. Я понял, что человека ведет его судьба, Бог. Если человек верит в свою судьбу, идет по жизни, то она значит будет помогать. Как говорится "Аллах никогда не бросит". Наверное надо в это верить. Так же и Коране сказано, что если ты веришь мне, то ты не должен боятся ничего в жизни. Если ты начал боятся, значит ты мне не веришь. Это от Бога идет.

(А может мой пациент просто верит в своё величие, статус, имя, известность, и надеется, что ему всегда будет снисхождение. И всё-таки, по-видимому, это не так. В настоящее рыночное время паразитировать только на имени всё сложнее и сложнее.).

— А вообще, на финансовых проблемах зацикленности нет?

— Да нет, конечно, есть проблемы. Они все новые, необходимые. Такие для творчества, жизни. Все равно они появляются, когда нужно они приходят.

— И все-таки, какая песня и музыка больше подходит к вашей судьбе?

— Ну, сейчас я пою в своих концертах произведение которое называется "Мой путь". Там перевод сделан специально по моему заказу, который как бы и отвечает моей жизненной философии.

— Какая из из песен является вашей психотерапией, отдушиной?

— То, что сейчас поешь больше в концертах, то, как бы и считается в данном случае отдушиной. Я могу перечислить какие песни вошли в диск. Вошла "Что так сердце растревожено", "В краю магнолий", "Наш город", «Мелодии» А.Пахмутовой, "Солнцем опьянен", "Будь со мной", "Листья желтые" Р.Паулса, татарская песня о соловье.

— Как вы начали вдруг петь? С чего всё началось?

— Я никогда не прекращал пения. На сколько себя помню, я постоянно пел начиная с садика младшей группы. Вот так постоянно пел. Это моё естественное состояние.

— Чтобы рассказал о маленьком Ринате ваш отец?

— Дело в том, что он вообще считал пение несерьезным занятием. Он сам хорошо пел, у него был хороший голос. Он считал, что пение это как бы для души, а для работы надо какое-то образование получать. Желательно техническое.

— Иногда одна реплика отца влияет на всю жизнь. Запоминаешь фразу, настолько, что живешь с ней всю жизнь.

— Ну, мне сложно сказать. Мать, естественно мне говорила, чтобы не курил, не пил. Такие вещи. В четвертом классе в школе он мне говорил: "Ну все, ты взрослый, давай учись сам. Я тебя контролировать больше не буду". Правда, я конечно, этим пользовался и пропускал занятия, не выполнял домашние задания. Он конечно лишку перенадеялся. В четвертом классе еще рановато.

— И вы этим воспользовались?

— А я конечно воспользовался, хотя он считал, что так нужно, чтобы человек контролировал сам себя. Дело в том, что они сами были самостоятельными. Их раскулачили, они фактически остались без родителей, без дома и были вынуждены сидеть и скрывать свою принадлежность. Отец считал, что возраст десять лет — это когда человек должен быть самостоятельным, относиться серьезно к своей жизни. Поэтому такое отношение было и ко мне.

— Отец как к вашей славе относился? Что он говорил?

— Он смотрел на все очень спокойно. Он был как бы рад, что есть успехи, довольно высокие ноты в творчестве. Он относился к этому спокойно очень.

(По-видимому, защита отрицанием.).

— Свободная личность — это личность, которая имеет возможность к самореализации. Как у вас с самореализацией?

— Нет, я в принципе нахожусь еще в пути и продолжаю заниматься самореализацией. Я считаю, что и еще и полпути не прошел и все еще впереди. Ну, а кто может помешать мне в этом?

— Телевидение не мешает?

— Если ты будешь нарушать заповеди, то может помешать, а если будешь правильно жить, соответственно относится к жизни, к людям, то ничего не помешает тебе.

— Допустим, что телевидение некий живой монстр. Давайте с ним пообщаемся. Чтобы вы сказали этому монстру?

— Ну, вообщем-то, надо найти … много…, нельзя же только отрицательное. Там где оно правильно контролируется, направляется, то оно очень полезно. Там много есть прекрасных передач, полезных для людей.

(Мой пациент испытывает противоречивое чувство в отношении к телевидению. Не в этом ли одна из причин негативных переживаний моего пациента?).

— Телевидение, по сути дела, и вывело вас на большую аудиторию. В целом вы сейчас какое-то чувство конкретно к телевидению ощущаете? А может быть есть конкретные личности с телевидения, которым вы могли бы сказать что-то?

— У меня нет никакого там ни чувства, ни злости, ни обиды ничего, совершенно нет. Я считаю, что все идет так, как положено Аллахом. Так все и идет. Я не тороплюсь. Я занимаюсь своим делом и уверен, что обстановка и на телевидении улучшиться.

(Очевидно, что мой пациент далёк от воинственно-навязчивого поведения в отношении СМИ. Может даже сложиться впечатление, что он не борец за внедрение своих продуктов творчества в народ. По-видимому, этап безуспешной борьбы уже был и пришла безысходная усталость и, как следствие, мудрость философии даосизма, согласно которой «сам мир обустроится и не надо этому мешать». В целом, педагоги и руководители всегда оценивали моего пациента, как исполнительного, трудолюбивого и послушного исполнителя, никогда не конфронтирующего с руководителями творческих коллективов.).

— Но СМИ не адекватно вас представляет. В том смысле, что вас надо больше показывать. Вам надо давать больше эфирного времени.

— Что поделаешь? Это не в моей воле, и не моя проблема, если уж на то пошло. Я честен перед собой, честен перед искусством.

— А вот фильм "Итальянский контракт" с вами в главной роли, почему на центральных каналах так и не показали?

— Не показали? Но он по ТВЦ проходил, потом проходил по НТВ, а так не по первому, ни по второму не показывали. Ну не хотят. Хотя, фильм очень интересный. Вот у меня приезжают друзья из-за рубежа и говорят, дескать, мы видели твой фильм. А я говорю: "Где?" Они отвечают: "В Италии по телевидению". Там прекрасная мелодия. Классика в основном звучит, либо русская, либо британская, татарская. Снято очень красочно. Дело не пропало и за рубежом смотрят, а то, что его не дают здесь смотреть это опять таки проблемы программы, которые делают бездуховным общество, чтобы потом можно было манипулировать этим обществом. Туда не допускаются культура, искусство.

— У вас расстояние между вашим имиджем, который сложился о вас в народе и тем какой вы есть на самом деле большое?

— Нет, я практически никогда не играю. Я что на сцене, что в жизни — одинаков. Разницы нет никакой. Мне не приходится перестраиваться. Совершенно.

— У меня сложилось такое впечатление, что вы по природе своей несловоохотлив, молчун. Расстояние между мыслью и словом большое. Слово из вас выходит довольно таки не просто. Одним словом, не оратор…

— Есть поговорка хорошая "слово — серебро, молчание — золото". А потом я больше стараюсь слушать, чем говорить потому, что я не так много знаю и нахожусь в начале пути и если есть информация, которую надо получать, я буду слушать. Когда мне говорят "Не пора ли вам написать книгу о себе?" Я говорю: "Нет еще, спасибо, еще рано". О себе я еще пока немного знаю в жизни.

— Такое ощущение складывается что ваш психологический возраст намного меньше реального.

— Дело в том, что я проходил тестирование. Есть специальная группа, которая проводила тестирование. Мой биологический возраст они определили — 34 года. А в душе тем более…

— В своё время вы говорили, что на вас оказал сильное влияние известный прибалтийский певец Георгий Отс (Отт?).

— Ну, его вся страна слушала с удовольствием. Это прекрасный исполнитель. Я его с удовольствием слушаю. Даже меня часто сравнивали с его исполнением, с его голосом. У нас тембрально похож голос. И манера одинаковая. Это европейская школа, а я родился в европейской части.

— Какие фантазии больше всего вам приходят в голову в настоящее время?

— Хотелось бы свое творчество как можно шире представить на мировой сцене, петь на крупных и огромных, многотысячных… сотнетысячных аудиториях. Вот такая фантазия.

— С каких-то пор правительственные концерты стали открываться эстрадниками…

— Необязательно классика должна начинать концерт. Может и смешанный быть концерт. Качество номеров, которые составляют, должно быть высокого духовного и творческого уровня. Это не музыка — дерганье и толку от них никакого. Это же не просто молодежный концерт, это правительственный концерт.

— А вообще молодые коллеги ваши, когда вы пересекаетесь с ними на тех же самых съемка они тянутся к вам?

— Общаемся, конечно, общаемся, разговариваем.

— Все мы играем какие-то роли. Может быть, вы не певец по своей сути, а художник, который хочет рисовать картины?

— Да, я все-таки певец. Пение как бы дает мне развиваться более интереснее, объемнее. Я еще и как бы философ. Интересный вопрос вы мне задали, я даже загрузился. Певец… не певец. Я просто так никогда особо не задумывался. В данной ситуации для меня как бы вокальное пение — любимое дело и доставляет удовольствие.

— Неврозы, депрессии вас никогда не тревожили? Жалоб не было никогда?

— Ну, может быть, в раннем периоде, когда я еще после армии пришел. Когда я столкнулся с обществом, с Москвой, с людьми разными, я понял, что очень разные есть люди. Потому что Казань-то у нас все-таки провинция. Москва это же другой город. Был Москвой зачарован. Это было давно очень. В самом начале.

— А сейчас стрессы и депрессии как снимаете? Ваш излюбленный способ?

— У меня практически не бывает ни стрессов, ни депрессий. Бывает усталость какая-то. Я обычно отдыхаю, в баню хожу.

На протяжении всего сеанса мой пациент излучал спокойствие, умиротворённость, хорошую внутреннюю тяжесть, которая не пускает никакую суету. Я всё время чувствовал, что мой пациент вот-вот желает зевнуть, зевнуть на всё и вся, дескать, весь мир сам обустроится, что переживать-то, ведь на то есть воля Всевышнего. У меня возникло желание подражать пациенту, то есть появилась подсознательная защита идентификацией с пациентом. Мне так и не удалось понять, почему моему пациенту трудно удаётся выражать себя словом. Либо потому, что он испытывает чувство ответственности за каждое произнесённое слово, либо понимает, что всё уже написано и сказано в священных писаниях, в искусстве, в песне, в музыке. Именно в этом, пожалуй, кроется главная причина того, что мой талантливый пациент нашёл себя в искусстве вокального пения.

ПЕВЕЦ ПЬЕР НАРЦИСС.

— Я чувствую, что вы чем-то встревожены…

— Да… я вот только что посмотрел по первому каналу сюжет из Питера о группировке, которая уничтожала представителей национальных меньшинств. Поэтому я переживаю сейчас, и, до этого всегда переживал о своей безопасности. Да! Скоро я начну бояться выходить из подъезда своего дома. Надо быть готовым ко всему, быть бдительным и аккуратным на улице, на концерте и т. д.

— А может быть, ваша тревожность и страхи обусловлены вашим неадекватным восприятием действительности? Ведь есть ваши земляки, которые живут в России и так не беспокоятся.

— Извините, другие так же переживают. Например, Джем из первой «Фабрики». Он мне часто звонит. Мне звонят другие африканцы. Извините, они все также переживают. Я переживаю потому, что я всегда в движении, в поездках. Слава Богу, что я не езжу на метро, поэтому немножко так спокойнее. Езжу на машине и далеко езжу.

(Согласно психоанализу, пациенты, которые часто извиняются перед психоаналитиком, в действительности, не извиняются, а выражают либо своё несогласие с психоаналитиком, либо недовольство, испытывая перенос чувств на прошлые источники недовольства. Анализ показал, что данное «извините» необходимо перевести, как «куда вы смотрите, ведь надо с этим безобразием что-то делать!». Следовательно, мой пациент, действительно не страдает неврозом навязчивого состояния и его тревога обусловлена ситуацией.).

— Вы, всё-таки, стараетесь быть осторожными и как можно меньше пересекаться с рядовыми москвичами?

— Нет, я обыкновенный человек. Как и все, я захожу в магазины за покупками, но я стараюсь делать это быстро и активно. Стараюсь меньше быть там, где много народу — на рынках и т. д. На рынке я быстренько беру то, что мне надо и быстро ухожу.

— А в других странах у вас тоже были такие страхи? В каких странах у вас не было страхов за себя?

— Я жил в Лионе во Франции. Никакого страха у меня не было — гулял по улицам. Я даже не думал об этом, хотя там тоже есть свои расисты, но там я не испытывал тревоги о том, что кто-то будет нападать на меня.

— По-видимому, это связано с тем, что африканцев во Франции очень много и они там уже давно не являются национальными меньшинствами?…

— Очень много. Но я переезжать во Францию только из-за этого не стану. Во-первых, я работаю здесь в России и у меня контракт. Я не могу всё бросить и уехать. Во-вторых, у меня уже заложен какой-то фундамент на работе, а переезжая во Францию, мне придётся всё начать с нуля. И зачем всё бросать? Всё должно быть так, как есть потому, что у каждого есть своя судьба. Я учился. Живя в Камеруне, я играл чуть-чуть на саксофоне, читал реп с друзьями и был солистом в нашем колледже, занимался немножко музыкой, но не так профессионально, играл в футбол. Здесь, после переезда из Камеруна, я учился в Дружбе Народов, а потом я перевёлся в МГУ во Французскую школу журналистов. Я буду работать в России несмотря на то, что я переживаю за себя и за свою семью.

— Если бы в Москве африканцев было так много, как в Париже!.. Хотел бы этого?

— Я не знаю, я ничего не могу решать за других. Не может такого быть, скажу точно, их там много во Франции, в Париже, потому, что много народу из Камеруна и из других стран, которые были раньше французской колонией. Туда много народу уезжает учиться по обмену и т. д. И раньше были такие страны, где даже не надо было визу оформлять, например во Франции. Поэтому они там.

— А в действительности, в России на вас нападали?

— Да. Один человек напал на директора и на меня. Мы дрались, боролись, я его управил. Потом милиция пришла.

— Скинхэды, нацболы и т. п. никогда не нападали на вас?

— Были дела, конечно. Это было в Москве, в метро Динамо. Это было на свадьбе у Джема из первой «Фабрики». Там мы просто начали покупать цветы для жены Джема. Напала на нас толпа около 30 человек. Мы дрались, но слава Богу, что у нас появилась супер-идея! Джем отбежал, затем нашёл бутылку, взял её за горлышко, разбил основание. Я проделал тоже самое. Они боялись к нам подойти. Потом всё это окружила милиция. Они сказали, что это мы всё начали. На гастролях я не переживаю. Нас встречают охранники и милиция, которые всегда рядом. Когда со мной милиция я особенно не боюсь. Москва не так страшна, как страшен Питер. Я считаю, что эту проблему может решить только политика. Они могут это остановить. Ведь есть люди, которые это финансируют эти группы. В Питере, они купили себе оружие. Это совсем не стадо. Это организация. Как могут 25000 человек собраться, а милиция этого не видеть. Милиция чем вообще занимается? Эти группировки в 10–15 человек прогуливаются, а милиция ничего не видит. А когда один маленький хулиган ворует кусок хлеба в палатке потому, что он голодный, тогда они всё видят.

(Далее, мой пациент стал всматриваться в соседнюю комнату, будто что-то обнаружил, а затем громогласно, раздражённо, в довольно-таки агрессивной манере позвал свою супругу Леру, высказав в её адрес некое недовольство.).

— Вы сейчас о чём-то переживаете? О чём?

— Я в отражении зеркала увидел, как моя дочка Каролина брала… она собиралась с мамой в туалет, а мама взяла её… Я видел, как она брала эту щётку, чтобы почистить туалет.

— Вы переживаете за то, что это щётка грязная?

— Да, но она чистая, но поскольку её используют она всё равно грязная. (В кабинет заползла маленькая десятимесячная девочка-мулаточка.) Да нет, она уже ходит вовсю. Это моя Каролина. (Отец взял ребёнка на руки. Лицо и глаза его засветились слезой радости. Беспокойство, раздражительность и тревога моего пациента исчезли. Затем он быстро передал ребёнка матери и мы вновь остались одни.).

— Твоя супруга вышла из кабинета, а чтобы о тебе она могла рассказать, если бы она осталась с нами и я бы попросил её это сделать?

— Она сказала бы, что я талантливый. Хорошо готовит. Оригинальный. Во всех смыслах.

— Вы — диктатор?

— Нет, не диктатор, но частенько люблю порядок. Чтоб всё лежало на своих местах.

— Ещё чем ты её раздражаешь?

— Тем, что экономен. Так надо жить, думать о завтра.

— А экономность у тебя откуда, от родителей?

— Нет, от жизни в Москве.

— Чем ещё раздражаешь свою жену?

— Все мы раздражаемся на кого-либо и на чего-либо. Вроде он раздражает, но человек не реагирует на это вообще. (Защита интеллектуализацией.) Меня тоже раздражает многое, но я не обращаю на это внимания вообще.

(По-видимому, есть основание предполагать, что чрезмерная пунктуальность, педантичность, тревожность, раздражительность, повышенная восприимчивость к окружающему миру, обусловлена не только вышеприведёнными социальными факторами, Поэтому, сначала проведём психоанализ взаимоотношений моего пациента с родителями, а затем перейдём к анализу сновидений.).

— Согласно психоанализу, с кем бы мы сейчас не общались в настоящее время, всё равно общаемся со своими родителями, со своим прошлым? Мы, порой неадекватно переносим эти прошлые чувства на настоящее…

— Да, да, да, правильно. Например, как одевать пиджак. Папа меня всегда ругал потому, что я всегда хотел одевать двумя руками сразу. До сих пор чувствую его взор, хотя его уже давно нет в живых. Он мне говорил — нет, дескать надо сначала левую руку, потом правую. Учил тому, как надо правильно одевать галстук. Всегда ругал меня после туалета. Например, я помыл руки и он мне всегда говорил, что надо обязательно взять тряпку и почистить зеркало. Поэтому когда не делаю такие вещи, то всегда думаю о папе, о том, чтобы он сказал.

(Мой пациент, продолжает традиции своего отца, чувствуя его скрытый взор. Он по прежнему неадекватно переносит чувства прошлого на настоящую ситуацию. Только теперь этот диалог с отцом идёт не только с сыном, но и с его семьёй. Пациент в этом случае выступает как бы посредником, при этом, находясь на стороне отца, то есть подчиняясь ему.).

— Таким образом, отец всё время подсматривает и ты согласовываешь свои действия с ним?

— Да, да, да именно так.

— По-видимому, отец тебя недооценивал и у тебя комплекс неполноценности привязан к отцу?

— Нет, он меня никогда не унижал. Это сейчас во сне он это делает почему-то, а в жизни никогда. Наоборот, он мне всегда показывал как лучше. Поскольку я был ребёнком, который слушал родителей, то никаких проблем особенных не было. Наоборот всё произошло во сне. Когда его уже нет, он меня ругает, говорит, что что-то не то делаю.

(Анализ вышеприведённого сновидения показал, что на подсознательном уровне конкуренция с отцом и комплекс неполноценности, вызванный систематической недооценкой родителем моего пациента, имели место, хотя на сознательном уровне отец высоко ценил своего сына.).

— Вы, сами того не замечая, перешли к анализу сновидений, словно угадывая мои планы. Продолжим этот процесс.

— В своих сновидениях я постоянно убегаю от кого-то. Недавно вижу квартиру, там где я до этого жил. Человек вошёл в квартиру, а я убегаю через балкон и я хочу пойти на балкон, чтобы попался сосед, но это оказывается невозможно, поскольку у меня восьмой. И я просто улетаю. Они меня внизу ждали уже, а я улетаю вверх. Они ждут меня внизу. Ждут, когда у меня сил не хватит летать так высоко. И в это время они меня хватают. В это время, я хочу проснуться, но не могу, но то, что происходит вокруг я слышу. Когда я хочу прекратить этот сон я очень устаю потому, что я ноги даже ставлю так, чтобы я проснулся и видел, как они стояли. Чтоб я был уверен во сне, что я боролся с ними. Я постоянно летаю, именно летаю и когда люди за мной идут — я всегда летаю — вверх. Мне нужна какая-то сила — зарядиться чуть-чуть и опять летать. Поэтому я летаю постоянно.

(Казалось бы, можно предположить, что это сон о страхах, о которых говорилось выше. Оказалось не так. Это сон о хронической борьбе внутренней несвободы и свободы в психике моего пациента. Несвобода постоянно преследует свободу. Это сон о бегстве от несвободы. Но свобода, как ублажение своему эго, порой берёт верх. В противном случае наяву у моего пациента наблюдается психологическая защита агрессией. Мой пациент, ставя ноги как нужно, борется за свою свободу, борется за свободу в себе, борется с несвободой в себе. Наяву, будучи по своей натуре человеком независимым, свободолюбивым, тяжело переносящим подчинение другими, чужое мнение и т. п., мой пациент постоянно желает «улететь» из этой ситуации жизни. И ему это, порой, удаётся и он умеет создавать внутри себя эту свободу, но какими средствами? Об этом мы узнаем позднее.).

— Как сейчас оценивает тебя твоя мама?

— В первый раз, когда она меня увидела она меня поздравила. Потом спросила, когда я изучаю все эти песни, чтобы исполнить. Она была удивлена. Она не ожидала, что я пою так. Отец бы сказал: «Молодец сынок, иди вперёд!» Я помню, когда я учился в колледже папа пришёл посмотреть как я играю в футбол. После этого у него была радость, гордость за меня. Потом он привёз мне новые бутсы, спортивные вещи и т. д.

— Во сне вы не кричите?

— Как я могу спать, если я кричу. Нет, я не кричу. Сегодня ночью был сон. Какой-то огромный малоэтажный дом и там был большой праздник. Была куча народа и мы гуляли несколько дней. Я спускался вниз за своей девушкой потому, что там не пускали каких-то девушек, которые были нашими знакомыми, но мы пригласили их. Это был наш дом, но очень огромный. там все отдыхали, там был большой праздник, там всю ночь была гулянка, гулянка и гулянка…

— А переживание во время этого сна какое было? Тебе было приятно или тебе этот сон не понравился?

— Он мне понравился потому, что все отдыхали, всем хорошо и главное никаких плохих переживаний не было.

(Это сон исполнения желаний. В нём представлены ценности и мечты, которые наполняют душу моего пациента).

Вот чаще бы такие сны снились, то недавно опять плохой сон приснился. Во сне было ощущение, что машины наши находились на дорогах, я немножко испугался, потому что девушка моя была за рулём. После сна я позвонил, но слава Богу всё нормально.

— А сон был какой, ты переживал за девушку во сне?

— Да, да, да, потому что у нас маленький ребёнок. Было типа аварии, несерьёзная авария, но просто грузовик какой-то на трассе, я смотрю — не так серьёзно, но переживаю.

(Это сон о том, что мой пациент со страхом наблюдает как его супруга «рулит» семейной жизнью. Это сон о том, что большинство семейной нагрузки и ответственности мой пациент берёт на себя и не может положиться на супругу. Это сон об ответственности моего пациента перед своими близкими, о том, что наяву он часто переживает за них.).

Иногда во сне меня сильно ругает отец. Например, я хочу кушать, а он убирает тарелку. Я хотел понять, почему он меня ругает. Он меня любит, и я его люблю. И я понял, когда он меня ругает во сне, у меня что-то происходит позитивное. У меня появляются деньги, работа, какие-то хорошие новости. И наоборот, когда отец во сне мной по-доброму, то нет этих плюсов. Когда папа меня ругает во сне, даже если у меня не было ни копейки на следующий день деньги появляются. Почаще бы меня ругал отец во сне!

(Это сон-самокритика. Это сон об осознании своей деструктивности самим пациентом. Он прокручивается как некая исповедь и очищение. Всё это снимает деструктивность, суету наяву, что и является внутренним психическим условием успеха в деятельности.).

— Сны видишь на французском?

— Когда вижу родителей, то вижу на французском.

— Ты сейчас мыслишь только на русском языке?

— Да, да, да. Нет, я французский как-то забываю, даже когда один на один с собой. Когда я с людьми, то уже сразу переключаюсь на русский автоматически.

— В телепроекте «Фабрика звёзд» вы довольно таки откровенно давали психологическую оценку своим коллегам. А какую оценку дали тебе фабриканты?

— Вы знаете, я до сих пор не видел вообще эти кассеты, которые уже показали, я только видел выступления в пятницу. Хочу взять и посмотреть себя со стороны. Возьму у Юлии Савичевой. В доме все относились ко мне очень хорошо. Я был как дипломат, не говорил кто прав, кто не прав, я всегда старался жить так, как я желаю и слава Богу что все меня приняли тоже очень хорошо. И даже когда я ушёл оттуда, все плакали, даже директора.

— А не было там психологического кризиса? Не было желания убежать от этой компании? Ведь это замкнутое пространство.

— Нет на 2 или 3 день я лежал в комнате и думал, почему я здесь. Ведь я привык к свободе, идти куда хочешь, делать что хочешь, а в России живу по расписанию. На 3 день я подумал думал почему я здесь.

— Неужели никто не вызывал раздражения?

— Чтобы раздражать особенно… нет. Я честно старался просто жить. Были, конечно, кто меня радовал больше, с кем я больше дружил.

— Не было там никакого психологического кризиса?

— Ну конечно, были какие-то моменты, когда несколько человек постоянно идут на номинацию в пятницу, а другой человек не был ни разу, не два раза, а ты уже идёшь на третий. Кого-то умышленно топили. Это раздражало. Ещё были моменты, которые многие из нас критиковали. Это когда раздавали песни. Решалось кто будет исполнять песни и с каким артистом. Были люди, которые постоянно пели с хорошими артистами. Были люди, которым неделю не давали ничего.

— Таким образом, там элемент неравенства небольшой был?

— Да, конечно. Постоянно хочешь песню, а тебе например, другую дают.

— То есть психология неравенства имела место — кому-то больше доставалось, кому-то меньше?

— Конечно.

— Вы не ощущали комплекс неполноценности? Ощущали, что вас немножко недооценивают?

— Да. Ты чего-то можешь, а люди тебе говорят — нет, ты не можешь. Я помню случай с Сосо Павлиашвилли. Дали Лене и Ираклию песню, чтоб они выучили песню "Ждёт тебя грузин". Я думаю четверг — всё должно быть живое и Ираклий не смог слова до конца вспомнить — он читал, а Сосо меня увидел и говорит: "Хорошо, если Нарцисс будет участвовать в этой песне". Он попросил директора, чтобы они включили меня в этот номер. Они говорили: "Нет, в четверг, не получиться, потому что ему надо выучить слова до завтра и т. д." А Сосо говорит: "Ты можешь?", я говорю «Да». Дали песню, я её выучил, всё было очень хорошо и я её исполнил — это была одна из моих лучших ролей на проекте. Даже человеку, которому дали песню во вторник, он писал у себя на руках и читал. Даже после этого Лина Арифуллина ругала его очень сильно, почему он не смог эти слова вспомнить, почему я один ночью сидел, я учил все эти песни, чтоб исполнять их хорошо.

— Вы не ощущали себя на этом проекте марионетками, как будто бы есть какой-то Карабас-Барабас, а вы его маленькие куколки?

— Да были дела. Когда сидишь и смотришь на всё это, то думаешь — да, пусть так будет, но ждёшь свой момент, свой маленький шанс, который тебе дадут. Обижаться не стоит. Там просто надо ждать и просить. На фабрике в помещении было такое неудобство, там воздуха не хватает, всегда хочется просто ходить, пойти подышать свежим воздухом.

— Тебе не хочется доказывать, что ты не хуже других россиян?

— Нет. На самом деле, я не хочу никому ничего доказывать, я хочу просто делать то что я умею, то, что мне дали сейчас делать, у каждого своя публика, свой репертуар, я не хочу быть как русский. Может быть если бы я был как русский, я бы не был на «фабрике». Я имею свою индивидуальность и это помогает мне выступать — я другой человек, не Сергей, не Паша, а просто Нарцисс Пьер.

— После «фабрики» на тебя обрушилась слава и тебя стали узнавать. Мания величия была?

— Нет, как я себя вёл, так я себя и веду — узнают, и что? Я покупаю сосиски и иду домой, но это приятно, когда тебя узнают и т. д., но это иногда даже мешает жить. Хочется иногда идти спокойно, чтобы никто тебя не узнавал, толпа не окружала.

— Расставьте ваши ценности по ранжиру?

— Семья. Работа. 3 место — самое главное в жизни место, это всегда Бог — на первом месте всегда стоит. Бог помогает семье и работе.

— А в целом, вот как ты думаешь, есть имидж Пьера Нарцисса, а есть реальный Пьер Нарцисс. Разница большая, пропасть есть?

— Нет, это моё имя. Многие люди думают, что я придумал имя для сцены. Так меня назвали мои родители, и я тоже живу. На сцене я горячий, я работаю, а в жизни я спокойный, домашний человек, я люблю готовить, убираться как сейчас. Я только что готовил для семьи. Я домашний обычный человек.

— То есть у тебя имидж такой горячий?

— Да, это для работы, для сцены. Немножко по-разному, я люблю иногда быть спокойным, а потом я люблю иногда позажигать, но у всех обязательно свой мир, думаю о своём.

— Водку пьёшь?

— Все мы живём в России, а как можно жить в России и не пить водку?

— Но ты как часто пьешь водку?

— Не обязательно водку, я водку так не люблю, я обычно коньяк люблю.

— Как часто пьёшь коньяк?

— Я перед выступлением беру 100 грамм, для голоса и немножко для стимула и всё.

— И всё, то есть ты каждый день по 100 грамм коньячка выпиваешь?

— Нет, почему каждый день, я же не выступаю каждый день. По-разному, можно выступать 2–3 раза, можно выступать 4 раза, можно 1 раз, можно выступать в пятницу, субботу, воскресенье.

— А вы не боитесь, что у вас будет алкогольная зависимость? У вас не бывает, что с утра просыпаешься и хочется немножко выпить?

— Нет, с утра нет точно, с утра я хочу пить воду и только воду.

— А бывает такое, что настроения нет, пока не поддашь?

— Нет, раз я за рулём и поэтому я не буду с утра начинать выпивать.

(По-видимому, мой пациент хроническим алкоголизмом не страдает.).

— Ну, понятно, но ты знаешь, алкоголизм ведь начинается незаметно, просто, раз и оказывается уже есть зависимость периодическая. Вот когда ты в последний раз употреблял коньяк, перерыв какой у тебя был?

— Я могу не пить коньяк, я могу кушать, например, с семьёй как сейчас, я купил бутылку хорошего вина и сейчас посидим всей семьёй и будем пить это вино.

Мой пациент испытывает подвешенное психологическое состояние, вызванное конфликтом двух чувств (выше они были названы конфликтом свобода-несвобода). С одной стороны, он не любит, страдает и не принимает Россию со всеми её негативами, но с другой стороны, любит и принимает Россию, так как именно в ней он получил славу, деньги, карьеру, успех, которые практически невозможно получить африканцам во Франции или других западных странах. Эта подвешенность приводит к накоплению агрессии, которая порой выплёскивается наружу. При этом, необходимо отметить, что пунктуальность, педантичность, тревожность, раздражительность, повышенная восприимчивость к окружающему миру, не связаны с внешними факторами (небезопасного положения национальных меньшинств в России.) Будучи по своей натуре человеком независимым, свободолюбивым, тяжело переносящим подчинение другими, чужое мнение и т. п., мой пациент постоянно желает «улететь» из этой ситуации жизни, но ситуация такова, что ему приходится терпеть реалии жизни. «Улетать» удаётся с помощью опьянения искусством, творчеством, женой, ребёнком и… вином. Именно благодаря этим ценностям мой пациент во снах много летает, но у этих полётов есть другая противоположная сторона. Если их нет, то возникает тревожность и защита агрессией, проявляющая себя в форме феномена личины — горячей личности. В заключении сеанса, я пожелал своему пациенту побольше полётов во сне и наяву, но не благодаря искусственному подбадриванию вином, а благодаря творчеству, любимой женщине и ребёнку.

ДЕРЕВЕНСКИЙ ПЛОТНИК ЛЕОНИД СПИРИДОНОВ.

— Я чувствую, что вы чем-то сильно встревожены?

— Да… Вчера я должен был покончить собой, но не сделал этого…

(Самое первое предположение, которое у меня появилось — это пациент, страдающий суицидоманией. Различают два типа суицидальных действий: в первом случае это серьёзная сознательная попытка умереть, во втором — крик о помощи, попытка привлечь к себе внимание инфантильной личности. В последнем случае летальный исход бывает реже).

— И правильно сделали… Но в чём собственно проблема? У вас постоянно возникают желания покончить с собой?

— Как вам сказать…

(Длительная пауза. На лице моего пациента явно-выраженная депрессия. Важнейшей причиной самоубийства является депрессия. В состоянии депрессии самоубийство воспринимается как избавление от безнадёжного состояния, от мучительной неудовлетворённости собой, неизлечимого или изолирующего от общества заболевания, безнадёжного будущего.).

— У вас часто возникает желание покончить с собой?

— Нет…нет… Проблема в том, что я вчера должен был покончить собой… Но не хочу этого!

(Только сейчас я обратил внимание на слово «должен». Мой пациент утверждает, что должен был покончить собой. Обычно пациенты-суицидники не говорят о том, что должны, а говорят, что желают это сделать. Мой пациент должен был совершить суицидный акт…. должен перед кем? Разве можно быть в долгу перед кем-нибудь в собственном самоубийстве?).

— Видимо, вы должны были перед собой?

— Нет, нет. Я не должен перед собой.

(Мой пациент сильно встревожен. В руках значительный тремор. Дышит тяжело. Он желает что-то рассказать, но что-то мешает ему сделать это.).

— Вы обещали, что покончите с собой кому-то?

— Нет… никому я таких обязательств не давал.

— А кому же тогда вы должны?

— Своим друзьям… (Тяжело вздыхает).

— Значит, вы обещали им, что покончите с собой?

— Нет. Я не хочу быть последним…

— Последним… перед кем?

— Перед друзьями…

— Что у вас произошло с вашими друзьями? Они что действительно желают вашей смерти? Расскажите мне о них? Сколько у вас друзей? Что это за дружба такая?

— Деревенская… (Пациент улыбнулся какой-то больной улыбкой).

Она — особая дружба. Она ведь на виду у всех… Действительно все видели, как мы дружили. Кто-то мог подумать, дескать, это собутыльники сидят. Да… действительно мы пили и водку и пиво. А кто сейчас не пьёт? Пожалуй, если б не было водки и пива, то мы всё равно бы дружили. Конечно, по молодости мы обходились и без алкоголя. Сделав все свои дела по хозяйству, мы каждый вечер спешили встретиться на своей заветной поляне, которая располагалась на берегу небольшой речушки. Это место было нашим, заветным и об этом знала вся деревня. Это была поляна, на которой рос большой старый дуб и даже утки и гуси, словно зная, что под этим дубом каждый вечер собираемся мы не гадили на этом месте и обходили это место. Со стороны можно было подумать, что мы просто играем в карты, просто общаемся как и все. Возможно, это было и так. И всё таки, наша дружба была особой. В ней было всё и радости, и переживания. Мы рассказывали друг другу обо всём, что произошло в течении дня и радовались, шутили. Наши голоса доносились до всей деревни и слышны они были до позднего вечера. Помнится, мы провожали себя в армию. Некоторые из нас были постарше и уходили в армию пораньше. Тогда мы хорошо напились. Конечно разлука вещь неприятная. Но даже глядя на нас, пьяных парней, можно было удивиться нашей организованности и сплочённости. Можно было удивляться тому, как мы помогаем и поддерживаем друг друга. Мы были преданы друг другу.

(Сложилось впечатление, что мой пациент подозрительно красочно и подробно рассказывает о своей дружбе, словно оправдываясь перед кем-то или чем-то. Но перед кем и чем?).

— Да сейчас такую дружбу можно встретить редко…

(Стараюсь поддержать своего пациента.).

— Мы заботились не только друг о друге, но и о своих родителях, о родителях своих друзей. Всё мы делали вместе. Только вместе. Даже родители беспокоились тому, что мы всё тащили в эту компанию. Если кто-то, что-то хотел делать, то первоначально он советовался именно в этой нашей компании. А случалось разное. Было и горе, смерти… У кого-то умирали родители. Вы можете подумать, что это невозможно, дескать обыкновенное общение деревенских парней, за которым ничего не стоит, дескать собираются вместе и пьют пиво, и не более.

— Нет. Я так не думаю.

— Помнится, у Андрея случилось горе. Его любимую матушку забодала до смерти корова, проткнув рогами ей живот. Андрей не мог понять, как могла сделать это их любимая корова. У Андрея всё это произошло на его глазах. Андрей после этого не мог найти себе места и бежал, бежал на эту поляну. Мы его успокоили, выслушали и жизнь взяла своё. И Андрей опять вернулся к своей жизни. Если бы не мы, неизвестно что бы случилось с ним.

Помнится, тонул Вася. Тонул, запутавшись в водорослях. Он кричал на всю деревню. Это была ранняя весна. Вода была ещё холодной. Его спас Андрей. Таких случаев можно привести много. Были драки с чужаками из других деревень и приходилось всем вместе постоять за себя. Одним словом дружба наша была проверенной. Если б тогда нам сказал кто-то, что мы ценим и любим друг друга, то мы бы, наверное, постеснялись, и наверное согласились бы с этим. Ведь когда это есть говорить об этом не хочется. Но жизнь, как говорится била ключом. Мы уходили в армию, возвращались, женились, разводились и… опять собирались вместе под этим дубом на берегу речки. Никто из нас не уехал в город. Не соблазнился, потому что ценил эту дружбу. Всё было хорошо, но наступили сложные времена. Безденежье, измены жён, неудачи. Чего-то стало не хватать. Какая-то пустота поселилась в нас и мы стали больше выпивать. Мы это чувствовали и для того, чтобы эта дружба не покидала нас, мы выпивали и как бы возвращались к прежним переживаниям. Но когда мы не пили и собирались вместе, то общения почему-то уже не получалось. Мы почему-то уже не могли быть долго рядом друг с другом. Начались какие-то конфликты, начался раскол.

(И опять мой пациент оттягивает главную причину своего визита. Рассказывая о друзьях, словно оправдывая себя в чём-то.).

— И всё-таки, что же произошло?

— Мы все вместе шабашили, делали плотничные работы. Нас было шесть человек, включая меня. Ну и бухали, пили как обычно после работы. Работали и пили. Пили на свои, хотя платили мало… Иногда не выдавали зарплату. Так и работали где-то три года… И вдруг один из нас повесился. Это был Сашка. Но мы до этого чувствовали, что он был не в себе. Настроения у него долгое уже время не было. Он гаснул, похудел, был бледен. На второй день мы его похоронили… На поминках напились с горя.

(В современной России процент самоубийств неуклонно возрастает. В последние годы «местом риска» становятся провинциальные районы, где неожиданно свалившееся на головы людей обнищание значительно выше. При этом необходимо отметить, что между уровнем жизни и числом самоубийств прямой взаимосвязи не существует. Лидером по числу самоубийств на душу населения является Швейцария.).

А на утро один из нас опять повесился. Это был Васька. Мы его нашли на поляне. Он повесился на собственном ремне. Это рядом с нашей стройкой. Я переживал. А вот некоторые из приятелей шутили, дескать, кто будет следующим. Это была дурная игра какая-то, может на пьяную голову. Но Серёжка сказал, что будет он. Мы это серьёзно не восприняли. Он тоже повесился.

— Какая-то больная солидарность получается, не так ли?

— Да мы были сплочённой бригадой. Ведь дружили вместе с детства. Один за всех и все за одного. Так и происходило.

— Так и что же было дальше?

— Ну, на утро нашли Серёжку повесившегося. И вас осталось трое… — Остались самые близкие мне. Мы поговорили и были уверены, что всё на этом будет точка. Я оставшихся друзей знал хорошо… Но после поминок Андрей куда-то исчез. Мы думали уехал, а его через день нашли угоревшим в бане. То ли случайно, то ли…. Я на этот раз задумался, а не убивает ли нас кто-то по одиночке за что-то… как негритят у Агаты Кристи. Мне стало страшно как никогда ранее. Нет, мне и раньше было страшно. Но я был уверен, что это минует меня. А тут понял, что это может произойти и со мной. От страха, я предложил друзьям быть вместе и защищаться.

— От кого?

— Знать бы нам об этом… Мы даже говорили о том, что всех приятелей повесил кто-то… (Мужчина вздыхает). Но через неделю Иван ушёл в такой сильный запой, что его не смогли откачать и он умер. После его похорон мой последний друг Григорий тоже покончил собой. Он повесился. Я видел у него было плохое настроение, он страдал. Опять перепил. С утра в состоянии похмелья повесился. Но я до сих пор сомневаюсь. Может быть его повесили. У дерева на котором он повесился валялись обрывки его ремня. Можно конечно предположить, что это не удачные попытки. Но…

(Действительно, согласно статистике, в некоторых случаях после неудачных попыток суицидники больше не желают самоубийства.).

— Такое бывает… Ну, ладно, и что же было дальше?

— Что дальше?… Вот я остался один. Тоже ушёл в запой от переживаний. Сегодня утром проснулся пустота, тоска. Тоже хотел было повеситься. Но… Я не хочу быть последним… Понимаете… Я не хочу быть последним!!!!! Не хочу…Не хочу… Но… Что-то тянет сделать это…

(Мой пациент зарыдал. С его друзьями произошло мульти-индуцированное самоубийство. Все друзья моего пациента попали в опасную психологическую ловушку — затяжную алкогольную депрессию и она их смыла с земли. Добавьте к этому дурной пример уже умерших друзей. Он срабатывал подсознательно как установка. Срабатывал на основании этой дурной солидарности, этой дурной игры, которая разрослась на почве пустоты, страданий и депрессии, обусловленных алкоголем. Это был феномен мульти-индуцированного самоубийства. Необходимо признать, что уже во многих деревнях, сёлах, городах России самоубийство становится традицией — частью деструктивной культуры. Практически у всех народов существовало принесение себя в жертву во имя общественных интересов, ради сохранения рода в голодные годы, благодаря религиозным интересам. Но наш случай к этим явлениям, по-видимому, никакого отношения не имеет.).

— Вас выбросило на берег. Вы как Робинзон и вам надо жить. Но вопрос в другом, почему вас эта волна не смыла?

— Вы знаете, они ведь как-то от души, с удовольствием вешались. Я в этом удовольствия не чувствую, но я чувствую, что надо это сделать, ведь мы были друзьями и я должен пойти вслед за ними. Тем более, деревенские на меня смотрят… особенно родственники моих друзей, дескать давай не подводи их, иди тоже туда…

(Всё- таки мой пациент ощущает двойственное чувство в отношении собственного самоубийства. Это его одновременно притягивает, но и отталкивает.).

— Что прям так и говорят?

— Нет… но на лице это написано. Я конечно не хотел подводить друзей и поэтому за компанию с ними хотел покончить с собой сегодня утром. Такое ощущение, что всех моих друзей и меня ведёт какая-то сила… Кто-то толкал на это?

— Я знаю, кто толкал?

— Нас кто-то зомбировал? Кто эта скотина?

— Это страх?

— Если б у меня был страх смерти… я б и не собирался бы идти вслед за друзьями…

— У вас есть другой страх… и он сильнее, чем страх смерти… Чего вы больше всего боитесь? Чего?

— Не знаю… Но чего-то боюсь…

— Вы боитесь, что вас воспримут предателем… этой больной и гнусной солидарности в самоубийствах!

— Пожалуй… (мой пациент вздрагивает на глазах слёзы, тремор усилился).

— Так… представьте себе, что вы сейчас находитесь на месте друга, который уже там… А он на вашем месте…

— На том свете что ли?

— Да…

( Мой пациент представляет.).

— Вы оттуда с того света смотрите на него… а он с этого света говорит, что не хочет быть последним… и идти к вам…на тот свет… Как бы вы это восприняли, находясь на том свете…

— Я бы злился на него… Ведь он не с нами… не идёт к нам…

— А что ему сделать такого, чтоб он не злил вас…и при этом остался на этом свете…

(Мой пациент задумывается.).

— Сказать… ребята я больше с вами в такие игры не играю… Давайте играть в мою игру… Она лучше… Пойдёмте за мной… и мы будем вместе дружить… но не вешаясь с похмелки за компанию… ( мой пациент плачет)… Я всё понял…

Через несколько недель мы вновь встретились с моим пациентом. За это время он прошёл у меня курс психотерапии от алкоголизма. Мысли о том, чтобы проявить солидарность со своими друзьями и вместе с ними за компанию покончить жизнь самоубийством у него больше не возникали. Он только сильно переживал, что водка скосила всех его друзей. Переживал, но не настолько, чтобы пойти за своими друзьями. Он не стал последним.

ДРЕССИРОВЩИК ЮРИЙ КУКЛАЧЁВ.

— На вашем лице какое-то волнение? О чём оно?

— Да, действительно, в последнее время у меня закралось волнение. Расстроили меня недавно. Три поколения на мне воспитано, на моем искусстве — три поколения!.. Можно сказать, что Куклачев уже стал достоянием России. Неужели, у кого-то на меня рука поднимется?

На вас кто-то поднимает руку?

Я думаю, что Юрий Михайлович этого не позволит, а вот если он уйдет и придет какой-нибудь другой, ведь Юрий Михайлович человек, разбирающийся в искусстве, а тот придет и ему будет наплевать? Начнет сокращать и вообще уничтожит театр. Ну, думаю, у нас есть президент, есть и высшие власти!

И всё-таки, чего вы так сильно боитесь?

Того, к чему мы приехали. Меня волнует то, что год назад отменили льготы. Пятнадцать лет театр был, как частный и мы снимали в аренду помещения. Когда я услышал, что льгот лишат всех, то я понял, что театр умрет. Благодаря Юрию Михайловичу Лужкову, у нас льготы были, и аренда была, минимальная, копеечная, можно сказать 1 рубль в месяц, он понимал, что театр у нас уникальный и к нам отношение было доброе. Ведь для того, чтобы выплатить аренду, один билет должен стоить 5000–6000 рублей, это не реально. Я обратился в правительство Москвы, чтобы наш театр, стал государственным, и, вот мы с того года стали, государственным театром. Но мне вдруг стали звонить и пугать, дескать, что я с ума сошел? Ты был частный, независимый, а теперь ты стал государственным. Дескать, твое место могут продать, дадут тебе где-нибудь в Измайлово помещение, а здание театра передать другим, дескать, скажут, что вот кошками воняет! Это делается очень просто у нас, создается общественное мнение. — А может быть ваш страх — это обыкновенная ваша выдумка, может быть ваш страх связан совершенно с другой причиной?

(Пытаюсь выяснить факт внешней или внутренней причины беспокойств моего пациента).

Нет-нет!!! Дело в том, что наше помещение, оно на Кутузовском проспекте и очень всех прельщает. Если оно раньше стоило копейки, то теперь оно стоит 20 млн., понимаете? Мне, говорят, надо было, выкупить это здание, а потом перепродать его! А я говорю, зачем мне это надо? И куда я эти деньги дену? Что я буду делать туалет ими обклеивать? (С одной стороны мой пациент — человек искусства, а искусство требует определенных навыков, способностей, а с другой стороны, ситуация вынуждает его быть продюсером, который должен обладать иными качествами.).

А вы не могли бы в себе совместить продюсера и артиста?

Дело в том, что я получаю маленькую ставку, и как бы я не хотел выпендриваться, у меня есть клеймо детского театра. Я не могу поднять билет выше, у нас сейчас от 80 рублей стоимость билета. Я сделал доступный театр всем категориям и бедным и нищим и богатым и иностранцам. Я не имею права размениваться, потому что мы делаем спектакль, люди выходят из зала и плачут от счастья, от радости. Мы вот были в Нью-Йорке нас пригласили на один месяц, в сентябре, на день празднования ООН. Мало этого нас пригласили работать в театре актера де Ниро и после двух месяцев работы в нем, нам предоставили театр на Бродвее, на Тайм сквер. Нас признали сенсацией года и международная ассоциация «Феномен» при ООН вручила нам приз золотой феномен, потому что признали, что аналога в мире нет, наш театр является феноменальным. (В течение всего психоанализа мой пациент с большим удовольствием говорил о всех своих наградах, высоких оценках его необыкновенного и оригинального творчества. Лишний раз, указывая, что нельзя забывать об этом. И чем больше он указывал на это, тем больше я чувствовал, что тем самым, с одной стороны, мой пациент, вполне оправданно переживает за судьбу своего театра, а с другой, находится в плену своего переноса чувств и обиды на прошлые препятствия, которые он преодолевал в юности, поднимаясь на вершину своей артистической карьеры. Я почувствовал, что мой пациент, в своей юности часто испытывал чувство обиды и боролся с этим. Об этом ниже.).

— Я чувствую, что в прошлом вас часто обижали…

Ученый Орлов написал прекрасную работу «Обида». Агрессия начинается с такого маленького слова, обиделся. Вот я обиделся на тебя, и я начинаю думать, как тебе отомстить вот так начинается агрессия, месть, где месть там зависть все вместе соединяется. Обиделся, позавидовал, почему тебе хорошо, а мне плохо? И как бы сделать так, чтобы тебе было плохо, а мне хорошо? И идет поиск пути. Я семь раз поступал в цирковое училище. Меня не брали, говорили, нет данных, но я всё же поступил и всем доказал, что я могу быть клоуном. Все смеялись надо мной, говорили, что я бездарность, я говорил, что выступлю ещё и в Монте-Карло, и действительно, через четыре года я поехал в Монте-Карло и стал лауреатом. Но я вкалывал, всё заработал только своим трудом и потом.

(Защита интеллектуализацией. Далее мой пациент рассказал о своих книгах по психологии, которые он адресует детям. В них изложен самобытный взгляд на различные психологические проблемы. Приводятся примеры с животными. Но чем больше мой пациент излагал содержание этих книг, тем больше я чувствовал, что все эти психологические проблемы обиды, агрессии, зависти, доброты, любви глубоко задели, и даже в чём-то травмировали моего пациента. Я почувствовал, что мой пациент преодолел большие препятствия и страдания, вызванные этими малодушными феноменами и актами окружающих, а также самого себя.).

И всё-таки, если попробовать совмещать в себе продюсера и артиста?

Дело в том, что у меня четкая позиция и взгляд на это очень серьезный. То, что мы делаем, аналога в мире нет, и я не могу заниматься торговлей, бизнесом, потому что у меня мое предназначение найдено. Точно и бесповоротно!

Не является ли ваша серьёзность и упрямство в этом вопросе результатом вашего общения с кошками, может быть даже подражания им?

Вы правы. Я серьезно отношусь к жизни, как кошка. Ведь она серьезная по жизни. Я не смешиваю жизнь и работу. Я не боялся никого, вы у меня ничего не отберете, потому что творчество — оно во мне. Ну что сделаете? Выгоните из страны? Ну что выгоните? Ну и что думаете, я бы умер с голоду? Был уже такой случай я в Англии вышел на улицу, наловил кошек и сделал театр. За три месяца я сделал новый театр и остался бы там жить. Но я не могу долго жить за границей. У меня внутренняя тоска берёт по родине, по России.

У кошек есть такая черта уметь ласково, не навязчиво, не грубо подойти и, например, попросить еды или ещё чего-нибудь. Посмотришь на неё и не можешь не дать. Может быть, в вопросе о здании театра и взаимоотношениях вас и власти применить эти кошачьи качества?

На это я никогда не пойду. Я научился у кошек другим качествам быть независимым, меня нельзя подчинить, меня нельзя поставить на колени. У меня всегда было своё мнение, я не стеснялся, его выговаривать и умел его отстаивать. Меня прозвали «ледокол».

Получается, что вы не способны, как кошка совмещать в себе умение просить и одновременно быть независимым. А у них в этом плане полная гармония. Они чувствуют ситуацию и человека.

Да…. кошка — это экстрасенс. Я лежу на диване и думаю, вот надо кошку покормить, а она тут же вскакивает и бежит к холодильнику и мяукает. Она опережает мои действия. Я думаю, что нужно пойти спать, она вскакивает, бежит в спальню и ложится на кровать. Она читает мысли. Не слова, а мысли. Они понимают не само слово, а интонацию. Если пришёл плохой человек в дом, она готова его выгнать, она может укусить или написать в ботинки. А когда хороший человек, она на колени прыгает, встречать будет.

Но, несмотря на то, что они в чувствовании вас талантливее и умнее, вам удаётся дрессировать их.

Я не дрессировщик, я — учитель.

(Судя по всему, мой пациент, не желает идентифицировать себя как дрессировщика.).

Не напоминаете ли вы тем самым некоего учителя, который учит шахматиста Каспарова играть шахматами в «чапаевцев»? Может быть кошки способны на нечто большее, чем ходить в кастрюлю?

Не нужно забывать что кошка — это животное, у них очень много на инстинктах завязано. Люди могут опуститься до уровня животных и жить по инстинктам: Хватать, лапать; а чувствовать — это желать прикоснутся. Кошка прекрасно чувствует человека, чувствует его отношение к себе. Некоторые говорят, что Куклачев над кошками издевается, дескать, я сволочь такая. Как кошку можно обидеть? Это единственное существо в мире, которое нельзя заставить. Вот собачку ударил, потом показал кусочек сахара, она хвостиком завиляла. В Канаде мне дали золотую корону, на которой было написано: «за гуманное отношение к животным и за пропаганду этого гуманизма» (1976 г). Я не покорял кошек, я подчинился им!

Следуя логики, вы учите кошек и одновременно учитесь у них, а значит, вы также как и они обладаете экстрасенсорными способностями?

Да, я чувствую людей. Мне иногда грустно смотреть на человека, ведь я вижу его сущность. Я вижу в зрителях с кем можно общаться, а с кем нет. Я не знаю, может быть, так жизнь сложилась, моя профессия, я постоянно общаюсь с людьми, я смотрю в глаза им, и вижу их насквозь.

Эта ваша сверхчувствительность, как у кошек, вы научились этому непосредственно у них или это у вас сформировалось само собой? Может быть врожденное?

Этому всему научили кошки. От природы у меня целеустремленность и настойчивость. Я недавно давал интервью и журналист жаловался, что у него жена опаздывает, что он уже начал ее дрессировать. Я говорю не надо! Почему? Бесполезно! У меня та же ситуация и я просто терплю! Эта такая вещь, значит тебе так суждено. Не перевоспитаешь.

Можно представить, что кошки ваши советчики, психологи, консультанты?

Да, это именно так! Кошек не перевоспитаешь. Если она тебе где-то, напортачила, и ты ее наказал, то она будет мстить. И отомстит тебе вдвойне, за то, что ты ее наказал. Кошек наказывать нельзя!

Сколько мяу вы у своих кошек различаете?

У кошек мяу очень много. Ну, я не считал, я думаю, что больше 20 мяу, 25–30. Да даже одного только движения хвоста у кошек более 12 разновидностей: хвост трубой, поджат, из сторону в сторону, просто лежит. У кошек мимика как у человека, нам тоже кажется, что китайцы и японцы все на одно лицо. Это нам кажется, что все они узкоглазые. А когда приглядишься к ним, то действительно они все разные и абсолютно не похожи друг на друга.

А по своей роли для кошек вы кто папа или мама?

Я друг!

Я недавно разговаривал с Запашным, и он сказал, что для тигров он — папа!

Он папа, а я друг.

(И всё-таки какой ответ более объективен: папа Запашного или друг Куклачёва? Казалось бы, у моего пациента наблюдается симметричность в отношении с кошками, то есть судя, по его высказываниям, он является одновременно учителем и учеником своих кошек. В то же время, он ощущает себя не дрессировщиком, а учителем своих кошек.).

В своих сновидениях вы видите кошек? Они вам сняться? Вообще, какие сны видит Юрий Куклачев?

Я снов не вижу. Я даю себе установку спать! И засыпаю. Я помню только, что лет до 10 мне снились какие-то страшные сны, а потом я дал себе установку и сны перестал видеть.

(Защита отрицанием).

Вот в соннике Миллера написано: видеть кошку во сне — к неудачам, но если вы ее прогоните, то все обойдется. Как вы думаете, почему так?

Я не знаю, наверное, это суеверия: вот кошка дорогу перебежала, все день не удался, а я радуюсь, значит, все будет хорошо. Вот эти сонники, наверное, для людей поддающихся внушению, он сам поддается впечатлению и сам себе устраивает неудачу.

Если бы кошки умели говорить, что бы они рассказали о вас, о Юрии Куклачеве. Это будет своего рода ваш автопортрет. Будьте добры!

Я реалист, а не фантазер. Мне так трудно. Это надо у них спросить.

(Это объективный ответ, являющийся защитой отрицанием. Очевидно, что мой пациент осознаёт искусственность этого упражнения. Говорить от лица кошек что-нибудь положительное о себе, как об их учителе-дрессировщике, мой пациент не пожелал, в силу объективной оценки системы человек-кошка. Выражать же негативные аспекты этого отношения, также не имеет смысла, так как мой пациент верит в то, что кошка если и обидится на негативные действия человека, то сразу уходит от него.)_

В процессе диалога с вами, я почувствовал, что вы личность дисциплинированная и обязательная.

Я не люблю не обязательных людей, и вот когда мне говорят, что я забыла — это очень плохо, не надо забывать. А вот что я терпеть не могу, так это пьянь, я сразу говорю до свидания.

Бывали у вас такие случаи, что кот оправдывал аксиому, что коты гуляют сами по себе. Вот вроде бы ваш кот, работал в вашем театре, а в итоге взял и ушёл гулять сам по себе.

Да у меня так ушёл первый кот, он приревновал меня к кошке. Это было впервые, чтобы кот бил кошку. А он бил, и жутко ревновал ее ко мне и ушёл в открытое окно. Потом я встретил его через 15 лет. И я встретил его не в России, а в Израиле. Я шёл и чувствовал, что кто — то на меня смотрит, я увидел, что это кот. Он выбежал ко мне и стал ласкаться. Я ахнул, это был тот самый кот, я хотел забрать его с собой обратно, но он повернулся, сделал взмах хвостом и ушёл, тем самым, говоря, что уже поздно.

Вы сами владеете чувственным языком общения с людьми? Вот вы создаёте впечатление, очень мягкого, чуткого человека. Эта так и есть? Это реальность или это имидж? Есть разница между вами на сцене и общением с вами за пределами её?

Когда я пришёл в цирк, меня не принимали, меня уничтожали. Я пришёл в цирк со стороны. У меня не был папа директором цирка. Я мог убить всех только работой.

(Мой пациент бессознательно употребил слово «убить». «Убить» кого? Обидчиков? По-видимому, в начале своей карьеры обида моего пациента превратилась в агрессию, а агрессия, в свою очередь, сублимировалась в творчество. Это хорошая агрессия, благодаря которой многие спортсмены и творческие деятели достигают больших успехов. Разве могли бы мы читать гениальное творение «Мастер и Маргарита», если бы в Михаиле Булгакове не было агрессии на социалистическую реальность?).

Я репетировал, как «бобик», нашел кошку, начал с ней работать. Я в Канаде получил золотую корону, и в Америке меня наградили. И только своим трудом я доказал всем, что я из себя представляю на самом деле. Сейчас моя основная задача не доказывать кому-то что-то, кому надо он и сам все видит, а спасти всех детей России.

А вот если я вам оставлю своего кота, через какое время, чисто теоретически, вы сможете меня удивить?

6 дней, 7, а может быть 10, ну надо смотреть, наблюдать за ним.

Все — таки вам удаётся общаться с детьми, с кошками, с теми, у кого нет ещё этой взрослой «порчи», которая, к сожалению, приходит к нам с возрастом. Вот ещё такое утверждение, что все гении — взрослые дети. Вы считаете себя ещё ребёнком?

Да, я восторгаюсь жизнью, это у меня ещё не пропало. Вот сегодня сын повёл в лес, мы восторгались листочками, деревьями, грибами. Ведь место, где мы живём прекрасно. Здесь и лес, и горы, и речка, красота!

Вы ведь клоун! Клоунада занимает особое место в вашей жизни. Вы пересекались с Шульгиным, с Никулиным, с Олегом Поповым?

Да, мы хорошо общались, дружили. Это, наверное, потому, что я им никогда не завидовал, а они мне, потому что мы были разные клоуны.

Вам природа дала такое лицо, которое излучает положительную энергетику, вы светитесь оптимизмом, у вас лицо клоуна, его не надо гримировать. Вам это дано от природы. Очень жаль, что вы очень мало снимаетесь в кино.

Я сыграл клоуна Кука — это великолепный фильм, но единственное, что мне не понравилось, это то, что я налепил себе огромный клоунский нос, и люди меня не узнают.

По природе своей, вы весёлый человек или депрессивный? Ведь, к сожалению, по статистике люди, которые заставляют смеяться других, чаще всего в жизни страдают депрессией.

У меня этой болезни нет, просто я серьезный.

Для любого артиста самое главное, это реакция зрителя, а для клоуна — это смех.

Для меня авторитетом среди клоунов был Карандаш! Я ловил каждое его слово, каждый взгляд и вот однажды он вышел ко мне на арену и всю мою работу раскритиковал. Он мне сказал: «Ты врёшь, ну что ты врёшь…» А я то этого — то и ждал, я прибежал домой и все записал, что он мне сказал. Утром пришел, и все исправил, так, как мне сказал Карандаш. На следующий день зал ревел, и меня минут 5 не хотели отпускать со сцены. Я прибежал за кулисы, расцеловал его и сказал: «Вы из меня идиота, артиста сделали!».

Я почувствовал, что личность моего пациента во многом сформировалась в процессе её идентификации с кошками: независимость, способность гулять самому по себе (по миру, с гастролями, выдрессировать любую кошку любой страны и т. п.), серьёзность везде и во всём, мудрая пассивность и наблюдение за собеседником.

После данного сеанса, к своему удивлению, я нисколько не устал. Мой пациент почему-то меня не утомил. По-видимому, это было связано с тем, что он не вызвал во мне контрперенос в форме чувства обиды, как это бывало ранее с другими известными персонами. Мой пациент глубоко, до боли знает, чем можно обидеть. По-видимому, это способность моего пациента, сформировавшаяся благодаря общению с кошками, которые, как известно, обиды не прощают. Более того, судя по всему, мой пациент сам прошёл испытания, связанные с обидой и достойно выдержал их.

БОМЖ ПЁТР АРТЕМЬЕВ.

— Я хотел бы, чтобы вы представились, но необычным способом. Допустим, здесь в кабинете сидел бы ваш знакомый или близкий человек, который вас знает. Как бы он вас представил, чтобы он о вас рассказал?

(Длительная пауза. Судя по реакции и паузе этот вопрос оказался видимо неожиданным, но важным для моего пациента.).

— Нет, у меня таких людей, которые могли бы так рассказать. Кто я? Разве Боженька… он всё видит. (Произнёс и на последнем слове в глазах моего пациента появилась слеза.) Он мне всегда только хорошее что-то говорит.

— Вы слышите его голос?

— Нет… это во сне. Я постоянно во сне вижу горы… Гималаи. Там белый снег. Я наверху. Небо. И Боженька мне говорит.

— А что он говорит?

— Я не могу вспомнить, что говорит, но говорит что-то хорошее. Мне хорошо, когда он это говорит. (Мой пациент заплакал.) Но сказать не могу, что говорит. А ещё мать снится. Она меня жалеет.

— Как вы думаете, за что?

— Ну, я же бомж. Но я бомж с большим стажем. Я после детдома немного поработал, а потом в армию забрали. От родителей дом остался нам. В шестьдесят третьем году мой брат дом мой пустил на дрова, когда я ещё в армии служил. Я отправил ему письмо, в котором дал добро на это. Дом был всё равно старый. Вот так, я уж тридцать с лишним лет бомж. Таких не сыщете. А если сыщете, то там, на том свете. А я выжил. Спасибо, что сейчас отменили статью, а так я часто был в лагерях.

(Мой пациент идентифицирует себя как бомж. Но так ли это?).

— А ещё что снится?

— Кексы снятся… Я кексы с детдома люблю… Они у нас не везде продаются. Иногда хожу далеко за ними.

(Это сон — исполнение желаний. Очевидно, что мой пациент недоедает.).

А сейчас хлеб люблю. Но он дорожает. Теперь есть чем жевать. Мой друг по детдому дому Лёшка помог. Он стоматолог. Спасибо (Опять слёзы.) Проставил мне всю нижнюю челюсть… Металл… (Мой пациент с удовольствием показывает). Жевать есть чем, и жевать есть что…

— И всё-таки кто вы сами для себя?

— Когда меня спрашивают кто я, я говорю, что бомж. Прям так и говорю — бомж. Так и есть. А кто я?

(Мой пациент либо не может идентифицировать себя, либо сопротивляется этому).

— Ну, может в душе вы — романтический герой-бродяга? Помните бременских музыкантов? Наш ковёр цветущая поляна, наши сёстры сосны-великаны, наша крыша небо голубое…

(Мой пациент смеётся.).

— Я был таким, когда был молодым. Когда пришёл из армии, то на работу не спешил, в армии наработался. Подумал неплохо бы ходить по разным местам. Наплевать на… Идти и не думать, куда идёшь. Я долго не думаю. Иду и всё.

— А куда идёте?

— Никуда. А вы куда идёте? Вы знаете, куда вы идёте?

(Мой пациент, довольно мудр, философичен и весьма корректно отвечает на вопрос вопросом. Поэтому говорить о психическом нарушении в мышлении и сознании моего пациента не приходится.).

— То есть идёте без всякой цели? Я тоже иногда делаю прогулки по вечерам…

— Нет… это не то. Вы же потом идёте домой, потом на работу… А я этого не хотел и сейчас не хочу и бесполезно со мной на эту тему разговаривать. Я устал от этих разговоров в приёмниках. Без цели… Вы то знаете свою цель. Ни хрена вы её не знаете. Иди работай, говорили. Паспорт много раз терял. А сейчас его нет и не надо. Мне это не так интересно. Иногда работаю. Немного. Печником. Вы меня не поймёте.

(По-видимому, мой пациент «страдает» дромоманией, которая характеризуется периодически возникающим стремлением к перемене мест, поездкам, бродяжничеству. Такое поведение встречается и у здоровых, и у психически больных людей.).

— А у вас нет страха за своё будущее?

— А у вас? Конечно есть, но я смотрю на собаку. Её Альма зовут. Я сплю вместе с ней. Она меня греет. Я даже с ней под кустом сплю. Прижмусь к ней и сплю. У меня много таких собак было брошенных. Они куда-то уходили. Я их не мог кормить. Потом я их находил. Они зимой помирали от холода и может голода. Ну, лежит. Вот так и я буду лежать. Нечего бояться. Упаду где-нибудь в лесу. Это я так хочу, если что. Я боюсь другого. Пацанов-живодёров боюсь. Их стало сейчас много. Вот они могут… Забьют до смерти. И это бывает. Слышал. Их боюсь. От них подальше хожу. Вот в последние два года их стало много. Я заметил. Когда был молодым, нас таких было не так много, как сейчас стало. Поэтому люди не гнали. Помогали. Я вежливым был. А сейчас часто гонят. Труднее стало.

(Мой пациент прав. Чувствуется, что агрессивность подростков в России в последнее время значительно выросла.).

— Нет ли у вас человека, которому вы подчиняетесь? Ведь часто многие попрошайки становятся профессиналами. Делают план. Сдают дневную выручку. Отчитываются. Их проверяют. Готовят. Вы такое не проходили?

— Я не попрошайка!.. Я никогда не просил. Дают- беру. Я слышал, что так бывает в больших городах. Сейчас я там не хожу. Силы не те. Вот здесь застрял. Наверно здесь буду всегда. Пока не гонят.

— Под кустом спали? Может это для красного словца говорите?

— Нет… Я поэтому и пить стал. Раньше быстро находил новое место где спать. Иногда не найдёшь. А где спать. Выпьешь водки и спишь на бумаге или на коробке от телевизора. Спрячешь эту коробку, а макулатурщики — суки забирают. Я так простудил свою почку. Лекарства пью. (Показывает таблетки). Хотя в армии она у меня уже болела. Если хотите я покажу на чём я спал сегодня.

— А пить-то стали почему?

— Ну, выпьешь и теплее и спишь лучше. Даже сны вижу про Гималаи. Боженька мне говорит что-то. А я говорил уже об этом или нет. Говорит и всё видит. (На глазах моего пациента опять слёзы. При этом мой пациент может внезапно улыбнуться. Плаксивость, перепады настроения моего пациента свидетельсвуют о том, что он страдает невротическими расстройствами.).

— Говорили…

— Спать люблю. Когда спишь, ведь кушать не надо. Искать не надо. Лишь бы никто не мешал спать. Я сплю, забываюсь.

— Вы правы, сон всех уравнивает. И богатых, и бедных. Можно завидовать бомжу, спящему с улыбкой на лице на картонке под кустом, и, не завидовать богатому, страдающему бессонницей и ночными кошмарами. И вы в этом плане богаты?

— Вот-вот… Лишь бы не гнали. Помоложе был, даже в гости ходил. Дружил с некоторыми. Переночуешь, покушаешь. У меня было много таких знакомых. Список был. Постепенно всех обходишь за три месяца. Потом опять повторяешь. Сейчас всё изменилось. Люди другие стали. В гости не пускают.

— А может быть, вы стали другим и они вас по-другому стали оценивать?

— Наверно… Тогда я следил за собой. Одет был не так. Брился. Я в баню и сейчас хожу. Ночью в конце дня пускает один банщик, он меня знает давно…

— Может быть, это ваша очередная легенда? И всё-таки вы человек-легенда или человек с легендой, как это бывает у большинства попрошаек? Вы выходили на улицу с протянутой рукой?

— Никогда, даже сейчас. Или сами дают. Или я помогаю и потом дают. Это так. ( Показывает свои ноги. На ногах женские ботиночки большого размера.).

Вот вчера ботинки подарила одна женщина. (Существует феномен скрытого попрошайничества, при котором человек не просит о помощи в явной форме, а просто беседует, вынуждая жалеющего к совершению добродетельного акта. Это особое искусство и психотехнология. Хотя потом, попрошайка, может оправдыватья, что это Бог послал… талант манипулировать подающим.).

— Вот это желание бродить вы впервые когда ощутили?

— Я из детдома…. Ну, всегда этого хотел.

(Краткий анализ пребывания моего пациента в детдоме показал, что именно там у моего пациента сформировались установки и интересы к бродяжничеству, как протест против режима и ограничения действий.).

Часто был в лагерях. Сажали. Смотришь оттуда на людей. Думаешь, всё будешь как они. А тут тоже лагерь. Что, не лагерь что ли? Посмотрите на себя вы же тоже в лагере. Только в другом. Хочешь на волю. Жизнь лагерная и там, и там, и здесь. У вас. Раньше я в голове это держал, но из детдома боялся уйти… но всегда хотел. В восьмом классе договорился с одним из детдома, а он рассказал обо всём и я так и не ушёл. После детдома немного погулял. Потом в армию пошёл. Потом ходил по разным местам.

(Наблюдая за выражением лица, я убедился, что мой пациент, страдая дромоманией, по-видимому, испытывает реактивное раздражение на монотонность, однообразие ситуации, необходимость выполнять обычные бытовые обязанности. Поэтому он склонен к перемене впечатлений, перемене мест пребывания. В нём преобладает ощущение свободы, возможность бесконторольно проводить время.).

Два раза женился. Жёны опять лагерь делают. Два раза просто жил без расписки. Но всегда уходил. Резко. У меня пятнадцать детей.

— Можете назвать их всех по именам?

(Мой пациент внимательно и медленно перечисляет всех своих детей по имени. Судя по выражению лица, мой пациент при произнесении каждого имени ощушает разные чувства.).

— Я все помню…

— А в последний раз когда с детьми виделись?

— Давно не видел. Только помню из-за третьего сына, лет пятнадцать назад в суд ходил. Его посадили.

— А они вас не ищут?

— Нет…У них своя жизнь. Они мне тоже не нужны. А может они и не знают, где я. Я ведь везде. Пока здесь…Но я уже долго здесь. Привык и сил уже нет. Наверное, уже никуда больше не пойду, если не погонят…

(От моего пациента пахнет немного… алкогольным угаром.).

— Раньше вы тоже пили?

— Нет. Я помоложе когда был, то не пил. Ну так… Иногда.

— А сейчас пьёте часто?

— Раньше я пил на деньги, которые оставались от еды. Сейчас сначала пью, и на оставшиеся деньги кушаю.

— Утром сосёт… опохмеляетесь?

— Когда как… когда есть.

(Мой пациент, как и большинство бомжей России страдает алкогольной зависимостью.).

Мне было интересно везде ходить. Я тогда не пил, был нормальным, а меня в лагеря забирали. Сажали. Сидел. А сейчас я пью. Испортился, а меня никто не сажает. Статью отменили. Вроде, спасибо.

— Почему вроде?

— Я в лагерях был много раз, там режим, всё равно кормят. Я там много книг прочёл про путешествия, про Восток, про Гималаи… Я слышал, что сейчас в лагерях хуже. Лучше здесь.

— А не бывает так утром просыпаешься и жить не хочется? Вам не надоела такая жизнь?

— Нет… Наоборот, просыпаться не хочется. Спать бы и спать. И боженька ведь приходит…Гималаи… (Опять слёзы.).

— И всё-таки жить то так хочется? Нет желания выключить всё?

— Нет… Этого нет. Я сорок второго года и дай Боженька ещё прожить…

— Не могли бы вы рассказать про свою жизнь, когда вы бродяжничали, будучи молодым?

— Я так и не понял, за что меня в лагеря направляли. Это я сейчас пью. Испортился. Наверное, тогда я слишком свободным и счастливым был. Ну, я всегда улыбался. Незнакомые люди, которые меня встречали может думали, что я странный. Ну и что! Какое их, хрен дело! Некоторые заявляли на меня, что я нигде не работаю. Но я больным не был. Я был закаленным. Это сейчас насморк не кончается. Я тогда ходил всегда, даже зимой, в тонкой куртке и всё. Душа-то моя всегда была теплая. И не нужна одежда, когда душа греет. Вот так. У меня тогда денег никогда не было. И я без них обходился.

— Посоветуйте, как можно обходиться без денег?

— Это тогда было очень просто. Просыпался я очень поздно. Чем больше спишь, тем меньше надо денег. Когда спишь, не кушаешь ведь. (Мой пациент повторяется. Может быть это выученная легенда?) Лишь бы место было, где спать. Я ночевал всегда в общежитиях. Некоторые вахтёрши выручали. Может жалели. Это сейчас я такой. У-у-у! Это сейчас я небритый, а тогда… Я любил бриться. Любил разговаривать с теми, кто был в общежитии. И они меня угощали за завтраком. Постоянно Ну, не постоянно. Поэтому я ходил в одну столовую. Тогда были столовые. Там меня ждали. Я ведь вежливый, читал книжки в лагерях. Они ждали меня. И им был нужен, и они тоже. Я им подметал столовую, грузил и перетаскивал продукты. Хлеб грузил. Помню его запах. Пока грузишь, а есть хочешь. Они были довольны. Потом я получал обычно супа и каши. Постоянно.

— Вы сейчас хотите есть?

— Не так. У меня всегда есть хлеб. (Мой пациент вытащил большую булку из-за пазухи. Потом показал огурец и выронил пластмассовую кружку на пол.) И крупа сейчас недорогая. Иногда завариваю. Если не пью. После бани там. Голода нет. Пусть не врут. Крупа недорогая. Раньше крупу носил с собой. Кипяток всегда можно найти. Соль и сахар с собой ношу. Вот…И картошку ем, иногда. (Показывает спичный коробок и три куска сахара.).

— Ну, рассказывайте дальше…про столовую.

— В этой столовой еды хватало. Столовая № 2…

(Мой пациент рассказывает и его глаза приоткрылись и засветились, но теперь не от слезы, а от радости воспоминаний или от желания поесть то, что вспомнил).

Я дружил с поварами разных столовых. Знал когда прийти. Всё равно будут выливать на помой. Они выливали мне оставшийся суп, гарниры в целлофан. Сейчас так не получается. Столовых мало. Я просил. Не выливают. Гонят. Тогда я даже дружил с одной женщиной из столовой. Этот суп потом я согревал в общежитии и кушал.

— А зимой в морозы, где вы согревались?

— По разному. Я люблю читать. И сейчас читаю. В заброшенных домах ничего нет, а какие-то книги остаются. Я часами задерживался в книжных магазинах. Ходил в течение дня от одного магазина к другому. Сначала это не нравилось. Потом познакомился с ними, привыкли. Я много так что прочел. Я так обходил много книжных магазинов.

— А когда магазины закрывались?

— Я шел в чайную или кафе, где меня тоже ждали. Все мы люди,

Родные и не красиво, брезгать друг другом. Я собирал со столов не до конца отдавшие свой вкус растворимые пакетики с чаем.

— Тогда разве они были?

— Ну лет десять назад же были. Я их собирал. В кипятке мне никогда не отказывали. Брал стаканчик, заваривал в них чай и опускал в них свои пакетики. (Показывает свою пластмассовую кружку.) Общался, пил чай, пил, пил и общался. Охотливых собеседников было много. Все хотели общаться со мной. Вот вам интересно сейчас со мной?

— Я с большим удовольствием вас слушаю.

— Вот. И они так. Ну, они угошали меня кексами, пирожными, коржиками. Так я выпивал стаканов десять-двенадцать, успев пообщаться с пятью-шестью посетителями кафе.

— А о чём вы чаще всего говорили?

— Я говорил о красоте города, о красоте женщин, о Гималаях. Меня слушали, и всем было так интересно, что они забывали пить чай. Некоторые подслушивали и тоже не желали уйти. Чая пили долго. Чая пили много. И опять были довольны и продавцы и покупатели. Всем же хорошо. Я пил кофе. Ведь использованный кофе еще может сгодиться. Я уверен, что самое вкусное и полезное от кофе остается после варки использованного кофе. Вот так. Мне размешивали эти остатки с кипятком. Люблю кофе с кексом. Вот так. А потом бежал в общежитие греть суп. Потом спал. Счастливое было время, иногда.

— Почему иногда?

— Потому, что кто-то на меня заявлял… Потом опять лагеря… Это хорошо сейчас нет статьи. А тогда статья была…

Проблема — это не то, что произошло, происходит сейчас с личностью или будет происходить с ней. Проблема — это то, как она к этому относится. Поэтому мой пациент по жизни, по-видимому, имел два этапа.

Первый, когда его бродяжничество не было проблемой. Оно было его ценностью и смыслом жизни. Он имел вполне зрелый взгляд на то, как он живёт и это его устраивало. Он был «бродягой во фраке» и его везде ждали как романтика, как интересного человека, как собеседника, как отшельника, к которым всегда у обывателей есть тяга, как тяга к монахам, маргиналам разных мастей, людей излучающих «свободу». В конце концов, к бесцельному хождению по жизни, как восприятию процесса жизни, а не стремления к её результатам (как суеты), у многих людей есть интерес. Но у моего пациента есть и второй этап его бродяжничества — деградационный. Изменение социальной среды (в рыночных условиях между бомжами началась конкуренция, они стали социальным слоем, их стали гнать, кстати, частотный анализ речи моего пациента показал значительное употребление слова «погонят».) привело к тому, что свобода и романтизм уменьшились, и, это надо было как-то восполнять. Поэтому мой пациент стал компенсировать эту утерю потреблением алкоголя. По-видимому, деградационные процессы моего пациента усугубились этой алкоголизацией, а также преждевременным старением, вызванным неполноценным питанием, болезнями и плохими условиями проживания. В конце сеанса я почувствовал, что мой пациент ощущает дефицит жалости со стороны людей. Я почувствовал, что мой пациент доверился мне (его глаза часто были на мокром месте), но мне не хотелось его жалеть, так как я хотел видеть того самого "бомжа во фраке", которым он был по молодости, но я видел иное. Поэтому я подал ему милостыню и мы попрощались.

ЗНАТОК АЛЕКСАНДР БЯЛКО.

— Сначала о чувствах, которые вы во мне вызываете. Я чувствую, что вы мыслитель, эрудит, словом я чувствую нечто, являющееся наложением того, что я вижу сейчас и того, что я видел по телевизору, чувствую перед собой некую мудрую сову. Я адекватен в своих чувствах? Разоблачайте…

— Прежде всего, я видимо жаворонок потому, что я очень быстро засыпаю в отличии от сов и рано встаю. И это первое моё разоблачение. Я очень люблю рано вставать и что-нибудь написать. Литературное или научное.

(Очевидно, что это не разоблачение потому, что главное в сове — мудрость, а не способность не спать ночью.).

— Это не разоблачение…

— Хорошо…У нас с Ворошиловым был давным-давно диалог, при котором я называл себя «незнайкой» из сказки. Я похож на него. Я занимаюсь то одним, то другим.

— А вы сейчас что чувствуете?

— Я волнуюсь.

— О чём?

— Когда много людей тебя воспринимает, то хочется сказать им что-то интересное, чтобы их это задевало. Поэтому после такого общения, наоборот, накатывается тяжесть какая-то, а не облегчение. Правильно?! Тут нужна работа души. Вот приходится думать о том, что говорить.

(По-видимому, моему пациенту постоянно приходится бывать в ситуациях, когда необходимо что-то сказать такое, чтобы это задевало обывателя. Это, видимо, стало профессиональной установкой моего пациента «что-нибудь сбацать», достойное званию знатока. Всё это утомляет моего пациента.).

— Но ведь в программе «Что? Где? Когда?» несмотря на волнение, вам удавалось забывать о зрительском глазе и мыслить, тем более в прямом эфире.

— Ну, да… Но мы забывали о зрителях в процессе общения между собой. Там вообще забываешь, где ты находишься, и, что с тобой происходит.

— Вы и сейчас трогаете свою бороду с правой стороны, как и во время передачи.

— Да у меня есть такой жест. Я сам не знаю почему.

— Вам это трогание бороды помогает?

— Я это делаю, когда задумываюсь. Я это делаю это автоматически.

— Вы её трогаете в состоянии тревожности или блаженства?

— В состоянии задумчивости.

— То есть это способствет продуктивности мышления?

— Да. Я пытался отучиться от этого жеста, но не получается.

(По-видимому, трогание бороды моим пациентом не является неврозом навязчивых движений.).

— Всё-таки вы сами для себя оптимальный субъект и поэтому проблем-то нет?

— Да не то, что у меня нет. Конечно проблемы есть и я себя так не оцениваю, а то получается гибрид человека с собакой. Сам себе лучший друг. Есть вечная недовольность собой.

— Вы можете кому-нибудь поплакаться?

— Нет. Вот этого у меня нет. Я никому никогда не плачусь.

— Хочется выразиться, выговориться, но я это держу в себе и этого никогда не делаю, да?

— Да. Я думаю, мои проблемы не настолько серьёзны, чтобы выражать, исповедоваться кому-то. Особенно так крупно не грешим.

— Тогда я по-другому поставлю вопрос. Какие чувства у вас вызывал основатель телевикторины «Что? Где? Когда?» Владимир Ворошилов?

— Чувства просто разнообразные, огромная гамма чувств. Это был гений, который у всех вызывал восхищение. Таких людей мало и общение с таким человеком — это просто радость для всех! А какие-то нюансы, когда ближе познакомились, как-то сошлись, уже вот устраивали какие-то беседы, просто сидели, что-то обсуждали. Очень интересно, потому, что люди такого масштаба, они всегда что-то предлагают необычное.

— Во время передачи существовала большая дистанция между Владимиром Ворошиловым и знатоками. Он звучал как некий недосягаемый «голос Бога». А по жизни эта дистанция была?

— По жизни… Если честно… была. И не могла не быть. Дело в том, что как бы небольшая близость между тем, кто вопросы задаёт, и, на них отвечает, она опасна тем, что хочется этим людям как-то помочь, подыграть им, да? Поэтому он дистанцию всегда держал. Всегда. И даже демонстративно говорил, что, дескать, я не помню, как вас зовут. Ну, кроме меня, друзей и там несколько человек, которых он выделял из общей массы и доставлял своего общения в полном размере. Мы могли там сидеть у него дома, мы могли в кафе посидеть общаться на нетелевизионные темы и дела. Просто интересно говорить с человеком, хотя мы были из разных миров.

(Мой пациент, выражает лишь позитивные чувства, которые вызывал в нём Владимир Ворошилов. То есть разнообразность о которой он упомянул выше я не почувствовал.).

— Может быть Владимир Ворошилов вызывал у вас противоречивые и смешанные чувства?

— Был иногда страх и стыд. Такого человека не хотелось подводить. И когда мы иногда в ответ какую-нибудь глупость говорили, то это был позор. Помню, на 25-летие передачи Ворошилов запустил перед всеми старые плёнки двадцатилетней давности. На одной плёнке был известный знаток — архитектор Никита Шангин. Он там неправильно ответил. Он выскочил из зала чуть ли не со слезами.

(И всё-таки мой пациент не выразил противоречивых чувств в отношении Ворошилова, которые я почувствовал при восприятии моего пациента. Они проявятся позднее при анализе сновидений. См. ниже.).

— Когда началась рыночная реформа, то Владимир Ворошилов стал господином Ворошиловым, и, к творческой власти прибавилась власть финансовая. Помню, как Друзь выразил недовольство по поводу звучания блатной песенки Шуфутинского, которая начала было сопровождать движение волчка. Ворошилов прислушался к Друзю, и эту песенку убрали сразу, хотя это стоило немалых денег.

— Ворошилов раскрутил многих звёзд. И Шуфутинского… Я помню, как он весь дрожал, нервничал и боялся. Ведь прямой эфир.

— И всё-таки, возвращаюсь к пропасти между вами и Ворошиловым в рыночных условиях… Она увеличилась?

— Значит, я скажу… Нашего восхищения и уважения, преклонения даже я бы сказал перед Ворошиловым ему хватало и без всяких финансовых зависимостей. Он всё равно был выше. Играл он в какие-нибудь финансовые игры? Не играл? Нас это по-хорошему никак не волновало. Лично меня волновало.

(«Нас не волновало» то есть группу знатоков не волновало, но отдельно его волновало. Или это противоречивое суждение?).

Я считаю, что, я может не прав, я с ним спорил. Мы с ним были достаточно близки просто по-человечески.

(По-видимому, одновременно близки и далеки. Причём по разным аспектам отношений: финансовым, возрастным и т. п. Это психологическая подвешенность, вызванная противоречивостью, неопределённостью, непредсказуемостью, зависимостью отношений между моим пациентом и Ворошиловым и была, вероятно, основой того, что Ворошилов был «богом», «гением», «ведомым голосом» для моего пациента и уже потом реальным гением, Богом телевидения, о котором знают все телезрители, в том числе и я.).

Я с ним спорил до хрипоты о том, что деньги на столе вообще не должны были лежать. Там был такой момент, и, я думаю телевикторина «Что? Где? Когда?» очень много потеряла, несколько лет, когда деньги на столе лежали. Я категорически отказался садиться за тот стол, где будут лежать деньги. Потому, наверное, я десять лет отсутствовал. Там полностью.

(Известно, что когда психологические отношения переходят в финансовые начинаются проблемы.).

— Нужно было выдержать мудрость в вопросе финансовых и психологических отношений, не так ли?

— Конечно! Лучший способ испортить отношения с другом — дай ему в долг. И тут, видимо, тоже самое, я как-то вот, чтобы в эти финансовые разборки не влезать, я просто отстранился. Дружеских отношении мы не прекращали. Мы общались, даже несколько раз ездили отдыхать. Вот пока там деньги были, меня там не было. Я думаю, что я ничего не потерял. А телевикторина… он гений, ему было видней.

(Мой пациент на протяжении всего сеанса так часто произносил слово «гений», что так и не раскрыл на конкретных примерах в чём заключалась эта гениальность. Очевидно, что не в концепции телевикторины, которые уже были тогда популярны на западных телеканалах.).

— Владимир Ворошилов приходил во снах?

— Вот один раз был сон. Я даже не помню, почему-то я проснулся и думал очень долго над тем, что бы это значило. Мне один раз приснилось, что Ворошилов летает над нами, над знатоками по комнате, где происходит обсуждение, и я даже от страха проснулся, потому что боялся, что он упадет. Так до конца и не досмотрел, чем это кончилось.

(Мой пациент не дал разрешиться этому сну. Он не захотел разрешения этого сна. Почему?).

— Вы говорите, что Владимир Ворошилов летал — это и есть то самое олицетворение дистанции. Вы сидите, а он летает.

— Ну, мы там и сидим и стоим. В этот момент мне кажется, что я не играл, а стоял и.

Наблюдал рядом. И он как-то взял и поднялся, так спокойно над нами над всеми как будто продолжал разговор, но он парил. С точки зрения физики, я понимаю, что это не возможно. И я понимаю, что рано или поздно он должен был упасть. И у меня просто ужас какой- то возник.

— А когда он летал, у вас какие чувства были во сне. Это был ужас?

— Нет-нет. Вообще-то это мне показалось нормальным. Ворошилов умеет делать и так, как-то по-своему возник какой-то страх.

(И вновь выражена непредсказуемость Ворошилова, а также страх непредсказуемости в поведении Ворошилова по отношению к моему пациенту.).

— Что упадёт на вас?

— Нет, за себя как раз я не боялся. Я боялся за него, что он упадёт и ударится.

— Дистанция на лицо. Вы инертны, а он летает — это первое. И второе, страх того, что он упадёт. Не дай Бог, что он приблизится. И не надо, пусть эта дистанция будет как раз всё то, что вы до этого говорили. Вы хотели этой дистанции. Правильно?

— Я как-то над этим просто не задумывался.

(Это вопрос о чувстве дистанции между им и Ворошиловым. Мой пациент это чувствовал.).

Я вот вспомнил, когда я проснулся, то у меня был страх.

— Вы проснулись от того, что Ворошилов упал или от того, что он к вам приблизился, благодаря падению на вас?

— В это время я боялся за него. Я боялся, что он что-нибудь сломает.

— Тогда он был жив, был здоров?

— Да-да-да. Там был самый разгар, сама популярность. Популярность нашей игры была максимальной. Это всё было чудесно.

(Анализ показал, что это сон о сильной психологической зависимости между моим пациентом и Ворошиловым. Это сон о положении зависимого человека. У меня, почему-то, при прослушивании этого сновидения возникли ассоциации из сказки Свифта о короле, который летал на своём острове и жители боялись, чтобы король не раздавил их своим летающим островом. Это сон о противоречии в психике самого пациента. Это сон об одновременном чувстве приближения и отдаления, симпатии и антипатии, зависимости и независимости, определённости и непредсказуемости, слабости и силе и т. п. — противоречивости чувств самого пациента, в частности, в отношении Ворошилова.).

— Иными словами, у вас были определённые переживания и сопереживания за него?

— Ну, были, да. Просто несколько раз он серьёзно болел. У него была язва желудка. Я навещал его в институте Вишневского. Несколько раз ходил к нему туда. Потом, когда его выписали домой, у него сидел там. Ну, как приходят больных навещать. Приносят сок апельсиновый и всё такое. Рассказывают чего-нибудь весёлое, чтобы человек не грустил. Вот такие были случаи. Потом здоровье достаточно хорошо выправилось и он ничем вроде не страдал. Умер совершенно неожиданно. Просто для нас для всех, это был шок. Он умер от сердечного приступа, хотя никогда не страдал этим.

— Вы чувствовали Ворошилова как отца, учителя, брата?

— Для меня Учитель всё-таки… с большой буквы.

— А был ли он для кого- либо отцом?

— Может быть. Но всё-таки у него не так много было близких знатоков. Честно скажу. Скорее всего Друзь. Он в молодом возрасте остался без отца, и, скорее всего он к Ворошилову относился как к отцу.

— А всё-таки мысленные диалоги с Ворошиловым продолжаются?

— Да! Как вы угадали? И причём не только у меня. Это не шизофрения на самом деле. Вот ходят знатоки и не могут решить вопрос, и, они говорят «вот Ворошилов так бы сказал, но нет его очень жаль».

— А диалоги один на один бывают?

— Да бывают. Представляю себе, чтобы он мог ответить.

— В практической психологии особое место занимает психология группы. Знатоки — что это за группа такая? Не бывает ли так, что эта группа решает личностные и семейные проблемы члена группы, как в тренинге?

— Такие вопросы эта группа решать не умеет. Не получается. А вот как поставить кому-нибудь ядерный ускоритель — это, пожалуйста.

— Между группой знатоков, которую мы видим на экране и реальной группой большая пропасть? Это действительно группа? Или это роль такая у каждого — быть членом этой группы для телезрителей?

— Это конечно отражение. Не могу сказать, что это полное зеркало. Но есть какие-то разрывы, есть группа по интересам, даже я не могу сказать, что по интересам потому, что как складываются хорошие или когда, наоборот, складываются нехорошие отношения с кем-то. Был человек, с которым не ладили и его потом исключили из клуба. Были люди, которые были душой компании.

— А исключаются методом тайного голосования?

— Нет. Нет, ничего тайного у нас там не происходит. Тут просто делается всё в открытую. Ну не сложилось, что делать? Некоторые уходят сами. Они играют хорошо, всё отгадывают, но говорят, что это не их дело.

— Бялко без трогания своей бороды, это уже не Бялко. У меня предсталение о вас именно такое. Хорошо, что вы как старик Хотаббыч её не выдёргиваете потому, что есть такие невротические проблемы у некоторых моих пациентов.

— Вообще я бороду отрастил для солидности во время преподавания взрослым людям. А в первые годы «Что? Где? Когда?» шло в записи и для того, чтобы меня никто там не узнавал, я туда приходил без бороды, я её сбривал. Поэтому первые три года в этой передаче я был без бороды. Потом я отращивал бороду и спокойно ходил по городу и меня никто не узнавал — это было счастье! Ну потом передача пошла в прямом эфире и этот фокус уже не получился!

— Это парадоксально. Большинство артистов с которыми мне приходилось общаться, наоборот болезненно переживают, что их порой не узнают.

— Ну у них профессия другая. Они артисты. Артист должен купаться в лучах славы. У меня совсем другое и мне приятнее, когда меня не узнают на улице.

— Вы публичный и узнаваемый человек и многие вас приглашают на всякие презентации и т. п., и сегодня вы идёте на день пиццы. Это ваша публичная служба?

— Не служба. Мне просто интересно как ту штуку сделают.

— По тому как вы говорите, всегда чувствуется, что вы интересуетесь всем окружающим миром как ребёнок.

— Ну, всем невозможно наверно интересоваться, но многим интересуюсь.

— Вы, по-видимому, владеете знаниями на уровне информированности. Поэтому в телевикторине создаётся некая иллюзия того, что эти люди ведают тем, о чём они говорят, а они просто информированы и не более.

— Бывает по-разному. Есть люди, которые поразительно много знают, но они не всегда этим могут воспользоваться, а, есть, наоборот, на редкость сообразительные и тоже достаточно эрудированны. Для меня важно, что в клубе мы глубже, проникаемся в проблемы. Это развивает. Это меня больше занимает.

— И всё-таки, ваши коллеги больше продвинуты в области информированности или они действительно проникли во многие сущности явлений?

— Все по-разному. Мы выполняем разные функции: капитана, эрудита, штурмана, критика. Конечно, не обязательно мы достигаем сущности вещей. Мы разные. Всякие попадаются.

— Личность Александра Бялко сформирована благодаря телевикторине или иным деятельностям? Знатоковство в формировании вашей личности занимает значительную роль?

— Это денег никогда не приносило. В советское время участникам никогда не платили. Потом была игра на призы. Вот сейчас игроки, сидящие за столом ни копейки не получают. Для меня это никогда не было профессией. Когда я занимался ядерной физикой, когда я защищал диссертацию — это было важней. Но эта карьера закончилась. Всё в стране развалилось. Конечно, многое в чертах характера, в установках, в ценностях у меня от телевикторины. Если собираются более двух знатоков вместе, то о чём бы они не говорили, потом через 15 минут, кто-нибудь задаст вопрос, дескать, почему чашка чая такая кривая? Если они сидят и чай пьют. Мы любим решать загадки. Это установка.

Я был бы совершенно другим человеком. Я благодарен этой передаче. Она для меня многое открыла в жизни, что без передачи бы никогда не было.

— Но может быть благодаря этому возмущению вы не открыли нечто в ядерной физике? Вы не жалеете?

— Может быть. Но я думаю, что скорей всего наоборот. Всё таки мне очень много это прибавило. Общение с другими науками. Телевидение открыло другой мир. Этот мир как бы ассоциативный.

— А вообще-то вам удаётся мудро сочетать в себе публичного Бялко и реального?

— Сейчас у меня сложное время. Я занимаюсь политикой. Это тоже очень серьёзная и очень так сказать душу рвёт это занятие. Пишу книги. Не все издают. По старинке занимаюсь ядерной физикой. Я заместитель по науке одного научного производственного объединения.

— Телевикторина «Что? Где? Когда?» умирала?

— Да было дело. После смерти её хозяина. Старые знатоки поклялись на могиле, что всё сделаем чтобы «Что? Где? Когда?» жила. Поэтому тогда я и появился после большого перерыва в эфире.

Мой пациент на протяжении всего сеанса волновался. Благодаря этому у меня возникло чувство вины за то, что я вызываю в нём это волнение. Мне не удалось раскрыть своего пациента в режиме свободного ассоциирования. Пациент порой защищался своей «интересностью» то есть по привычке сползал к темам, которые, якобы, будут интересны читателю. Я почувствовал, что мой пациент интересуется и удивляется многому, причём настолько, что желает, чтобы также интересовались и удивлялись другие. Это желание сформировало в нём установку постоянно «вызывать интерес» в других, как это он делает в себе. И это у него получается. Мне было интересно с моим пациентом.

При этом необходимо отметить, что мой пациент страдает комплексом, который я бы назвал «комплексом детей Ворошилова». Он проявляется в психологической зависимости от мнения, голоса, власти человека, которого, казалось бы, уже нет в живых, а он до сих пор «летает» над ними.

ЭКС-ДЕПУТАТ ГОСДУМЫ ВАСИЛИЙ ШАНДЫБИН.

— Я чувствую, что вы о чём-то переживаете, о чём-то хотите выговориться? Ну, давайте!

— Я, как и все люди, которые не прошли в Госдуму, переживал. Были такие бывшие депутаты, у которых сердце не выдержало, и, они скоропостижно скончались. Проиграл потому, что было предательство, измена, непорядочность людей, когда во время выборной компании подкупали отдельных личностей, которые раньше меня поддерживали. Я увидел, что сегодня честных выборов нет. У кого деньги, тот и побеждает. Видел предательство отдельных коммунистов, которым власть что-то пообещала, и, они готовы были предать и мать родную. Компартия мне ничем не помогла не финансово, не депутатами, которые должны были меня поддержать. Видимо все боятся, что я пройду в Госдуму. Была поставлена задача Кремлем, чтобы я ни при каких обстоятельствах не прошел в Госдуму. Руководство компартии не хочет портить отношения с Кремлем из-за меня, и, поэтому оно не оказало мне никакой поддержки.

— Судя по всему, вы сейчас находитесь в подвешенном состоянии, и, это неудачное прошлое вас терзает?

— Нет, я уже бросил переживать.

(Судя по переживаниям моего пациента — это защита отрицанием.).

Я посмотрел на эту думу, и, наверное, Бог есть, и, он меня увел от этой думы потому, что дума принимает антинародные законы, она не пользуется авторитетом. Поэтому журналисты говорят, дескать, Василий Иванович, дума заросла тиной. Но так кто бы выступал так ярко и громко я не знаю, может быть есть такие люди сейчас в Госдуме, но мне они говорят, что нет таких людей.

— Таким образом, в вашей душе сейчас нет беспокойств. Тогда чем живете и чем наполнены?

— Я часто встречаюсь с народом и много езжу. Знаю, чем народ живет.

— Я тоже знаю, а о вас, как о личности я ничего не знаю…

— Народ ко мне относится очень хорошо, берут автографы, зовут фотографироваться, приглашают в гости.

(По-видимому, мой пациент пытается нарисовать картинку о своей личности, но явно недооценивает себя, то есть имеет заниженную самооценку. Теперь попробую раскрыть личность своего пациента через лозунги.).

— Если Жириновский — это наши психозы и неврозы, если Зюганов — это наша ностальгия, консерватизм, если Яблоко — это наша интеллигентность и многодолгодумство, СПС — это наша зависть… к Западу, Единство — это наша конформность, подчинение, иллюзия реальности, то Шандыбин — это наша …? Продолжайте…Это наша…

— Прямота, от которой мы все гибнем. Да, прямота! Правдивых и честных людей любили все, когда Чингисхану воины говорили правду. Он, наоборот, их поощрял, но сегодня у нас если скажешь правду выше стоящим руководителям, то ты изгой, враг.

(Мой пациент, по-видимому, сильно пострадал от своей нужной и ненужной прямоты. Складывается впечатление, что он от неё сам «желает погибнуть», то есть имеет место политический мазохизм. Но так ли это? Далее, я попытаюсь раскрыть своего пациента методом сравнительно-провокационного анализа.).

— А вообще говорят, что, дескать, Жириновский — это наша прямота. Это не так?

— Жириновского я отлично знаю. Если кто-то говорит, что он дурак. Нет. Он талантливый политик. Он может ориентироваться. Он верно служит власти, и, за свою верность он получил орден, и сын его получил орден, поэтому он все сделает для власти.

— В чём конкретно проявлялась ваша прямота?

— Я часто выступал в Госдуме и, конечно, говорил правду в лицо. Я многим не нравлюсь. У нас сейчас нравятся те люди, которые подхалимничают, подпевают хорошо. Сегодня правда не в моде.

(Судя по всему, мой пациент не настолько хорошо владеет приёмами политической манипуляции и игры, без которых политика теряет свою основу. Поэтому мой пациент не приемлет эти способности в других. И всё-таки мой пациент хороший игрок, но об этом ниже.).

— Это политическая прямота, а прямота в межличностном общении у вас тоже проявляется, то есть вы страдаете отсутствием пластичности, дипломатичности, поведенческой корректности?

— Нет, нет, такого нет. Я очень такой, знаете, ну как можно сказать, лояльный человек Ведь все большие люди добрее, скромные, жалостливые. У меня со многими складываются добрые отношения.

(Мой пациент, умеет «включать» нужную прямоту в зависимости от ситуации и социальной среды.).

— Ленин вам когда-нибудь во сне снился?

— Мне снился Сталин. Сон был такой. У меня вообще много таких вещих снов.

Вот мне в 70-х годах снился сон и много дней подряд. Вот налетают американские самолеты на Советский Союз и бомбят, а я смотрю, где наши самолеты, а наших самолетов нет. Американцы листовки разбрасывали, потом фотографии разбрасывали, и где-то в последний день приходит в воскресенье ко мне Сталин и говорит: Василий Иванович, говорит, Советский Союз падет под действием США, и говорит, ты останешься одним из самых стойких коммунистов, и я на тебя возлагаю большие надежды. Вот такой вещий сон. Потом смотрю, умер Брежнев, потом Черненко, потом Андропов. Потом пришел Горбачев и начал перестройку. Сталин сказал, что явится человек, высокого роста и имя у него будет… Ну, вот он мне сказал имя, а я проснулся и забыл. Но когда пришел Горбачев, то я вспомнил слова Сталина, что действительно появится человек высокий, который разрушит Советский Союз.

(Мой пациент верит в то, что ему приснился вещий сон и благодаря анализу этого сна самим пациентом, у него в прошлом улучшилось душевное состояние, то есть произошла позитивная психологическая реакция. Поэтому мне не имело смысла изменять интерпретацию данного сна. При этом необходимо признать, что это сон, говорящий о значительном тщеславии и амбициях моего пациента в прошлом. Более того, это сон о претензиях быть «пророком в своём отечестве», но до патологической мании величия здесь ещё далеко. Об установках моего пациента стать священником читайте ниже.).

— Ещё какой-нибудь сон расскажите?

— Перед закрытием КПСС мне приснился сон, что я прихожу к колодцу, смотрю в него, и вдруг моя шапка упала в колодец. Вода как хлынула из колодца, такая чистая вода и образовалась огромная река и я плыву и вроде оказался посреди реки и до одного берега далеко и до второго берега далеко, и я плыву.

(В процессе анализа данного сна мы выяснили, что шапка для моего пациента — это партия. Мой пациент увидел, что закроют партию. Мой пациент был удивлён, что через пять дней партию действительно закрыли, то есть Ельцин подписал указ о закрытии компартии на территории РФ.).

— А вообще, когда вы плыли через реку вы что чувствовали? Чувство страха или радости во сне было?

— Нет, чувство страха не было, какая-то была у меня уверенность. Ну, вот дело другое, что я ни к одному берегу не приплыл, я так проснулся.

(Этот сон весьма символичен и для нынешнего состояния. Мой пациент «так и окончательно не приплыл к берегу» и поэтому, в настоящее время находится в подвешенном состоянии, но именно это придаёт ему силы для развития. Мой пациент в поиске.).

— Ещё какие-нибудь вещие сны были?

— Ну, таких снов у меня много было, у меня жена заболела… И врачи сказали, что она умрет. Я коммунист, но как-то начал молиться Богу и вдруг ночью, когда я уже лежал вижу как дверь открывается и заходит человек. Был час ночи. Он говорит, дескать пришел за твоею женою, ну я встал на колени перед ним, молился…

(И вновь мой пациент проявляет свою религиозность и установки священника.).

— А Путин когда-нибудь снился?

— Президент Путин мне снился, но он вылетает из головы, забываю.

— Получается, что он заметает свои следы в вашей психике?… А какие чувства он во сне вызывал?

— Одно я знаю, что те, кто во сне мне делает плохо, то с этим человеком обязательно что-то случается.

— А во сне не кричите?

— Нет, не кричу никогда. Сплю спокойно. Ну, так кричать, вот нет.

— А случаются с вами какие-нибудь странности, неведомые силы вас ведут?

— Как-то я сидел в Госдуме на послании президента, я не хотел выступать. Но меня кто-то взял силою и поднял, понимаете, вот как! И вложил мне эти слова.

— Иногда бывает, что кто-то вкладывает в вас какие-то слова?

— Да, я просто говорю.

— И вы даже не понимаете, откуда это?

— Я всё помню, вот так подняли и понимаете, вот как!

— Иногда вам кажется, что вас какая-то сила ведет и подсказывает?

— Да, действительно возможно меня кто-то ведет. Он уводит меня от опасных моментов таких.

— А не слышатся голоса какие-нибудь?

— Нет, голоса я не слышу. Нет, голоса я не слышу, просто кто-то укалывает мне в голову мысль.

— То есть, как будто кто-то реально сзади подходит и укалывает как иголкой?

— Нет. Это я образно выразился.

(Я сильно переживал во время последних вопросов и ответов. Оказалось напрасно. Мой пациент психически здоров. Теперь попытаюсь проанализировать работу архетипа персоны, то есть маски или личины моего пациента.).

— А может быть, вы уже сейчас превратились в публичного человека, в некоего артиста, который как бы известен и выступает перед людьми. Может быть вас просто узнают и всего лишь?

— И узнают меня, и поют обо мне, и анекдоты рассказывают про меня, как и про Чапаева. Значит, народ любит и уважает, если бы не пели и анекдоты не рассказывали, тогда, наверное, народ не уважал бы.

— Можно сказать, что вы стали можно шоуменом или брендом?

— Нет, не шоуменом, не брендом, я не стал. Хотя меня приглашают на телевидение, на многие шоу и я часто отказываю.

— Может быть, вы просто некий живой знак или символ, который как бы сам по себе, а вы реально совершенно другой. Телевидение о вас создало какой-то такой живой знак.

— Это не негативный образ.

— Нет-нет. Когда я вас увидел с телеэкрана, то у меня у меня сразу возникло позитивное ощущение.

— Да, да, да. Я даже такое скажу, приходили к Зюганову некоторые депутаты фракции и говорили, что, дескать, почему Шандыбин позорит фракцию, дескать, почему меня часто показывают по телевидению, а их не показывают.

— Получается, что Госдума — это своего рода театральная сцена, на которой кому-то везет и его больше снимают, кого-то меньше. Получается такой театральный рынок? Какой-нибудь главный редактор, даёт задание тележурналистам, давай теперь воткнем Шандыбина, иди и снимай. А вы всегда рады этому?

— Нет, такого никогда не было, обычно ходят и упрашивают меня. Сегодня TV показывает только партию власти.

— Я видел вас на телеэкране, как творческого, поэтического, начитанного человека. Вы много читали стихи, вы артистичны, вы оратор, а не разочаруете вы тем самым тех, кто за вас голосовал как за рабочего?

— Нет, я не всегда был рабочим и с рабочим классом всегда останусь. Вернее с трудовым народом. С ворами я никогда в ногу не пойду.

— И все-таки, у меня после этой программы сложилось впечатление, что вы человек очень интеллигентный, глубокий, а роль рабочего, вы сыграли, заполнив, в своё время нишу в Госдуме.

— Нет, я не играл рабочий класс, потому что советский рабочий класс был начитанный, он, во-первых, закончил 10 классов, техникум, а многие учились в институте.

— Вы про себя рассказываете?

— Я просто имею среднее образование, я много читал.

— Тогда вы очень умный рабочий.

— Это я про себя не могу сказать, пусть скажет народ.

— И все-таки, вы ощущаете себя сейчас в роли кого шоумена, отца…всех народов, человека-трибуна, а — ля Маяковским?

— Публичный политик всегда шоумен, но если я талантливый, если меня считают шоуменом, я соглашусь с этим.

— И всё-таки вы обладаете артистическим даром, и, именно поэтому, вы имеете успех?

— Ну, я владею каким-то артистическим даром, но у меня в общем много завистников: завистников среди своих и чужих. Некоторые меня считают врагом. Равнодушных ко мне людей нет. Я получаю сотню писем.

— А может быть вы уже давно не человек труда, а играете роль человека труда?

— Я работал на самых тяжелых работах завода и поэтому как я там мог играть.

— Когда вы уже были в думе, вы все-таки уже были представителем от человека труда, ведь вы уже не были трудящимся?

— Да, я был и защищал рабочий класс, сегодня никто не говорит о рабочем классе.

(С архетипом трудящегося в психике моего пациента закончим и перейдём к анализу работы архетипа священника.).

— Вот я помню, по телевизору, вы около Останкино чистили снег. Это была постановка? По разнарядке партии чистить снег перед телекамерой?

— Я часто выхожу чистить снег, помогаю дворникам. Все стали баринами, боятся выйти расчистить снегопад. Нет, чтобы самим лучше ходить. В начале рабочему человеку подам руку, спрошу, как он живет, сколько получает, каждого, я не стесняюсь и дворнику руку подам, и уборщику.

— Согласитесь со мной, что в этом есть какой-то элемент постановки. Вы подаете руку как публичный человек.

— Нет, нет, ну почему они вот. Я иду, они говорят мне «здравствуйте». Я подойду к ним поинтересуюсь. Думаешь, что говорить, понимаете как. Сказать народу, что он хочет услышать и чтобы, ответив слово, что-то изменилось в его жизни.

— Я чувствую, что вы человек довольно-таки эмоциональный, чувствительный, сочувствующий, сопереживающий.

-. Вижу, когда идет нищий, больной. Думаю, господи вот почему я не Иисус Христос. Вот идет слепой человек с палочкой, я думаю, раз, и, сейчас подошел бы вот рукой провел и что бы он видел.

— Я чувствую в вас установки священника-целителя.

— Ну, возможно, но священник из меня не получился.

— Не получился? А может быть еще и не все потеряно?

— Да священником я никогда не стану.

— Вы хотите сказать, что у коммунизма и религии нет ничего общего?

— Христианство обещало людям рай на том свете, а коммунисты хотели построить рай на этом свете. Вот разница между ними. Когда я говорю с человеком, а у него недуг какой-то, потом значит приходит, звонит: Василий Иванович все прошло.

— У вас есть все данные необычная внешность, артистичность, глубина. Если бы вы закончили небольшие актерские курсы, у вас бы началась вторая карьера. Я в вас чувствую артиста. С другой стороны, я в вас чувствую священника. Иоан Павел II был актером по образованию, и одновременно политиком, полководцем, президентом. Почему бы вам не последовать примеру Иона Павла II?

— Да, с удовольствием последовал бы, если народ выберет меня на президента, то пойду.

— Все-таки вы в душе не артист, я вижу и слышу не имидж — это вы?

— Да, нет, не артист, не оптимист, не пессимист, я просто человек.

— А может быть вы уже устали от того, что играете? Устали от того, что вы забыли кто вы на самом деле?

— Я с вами согласен, я встречал таких людей, понимаете, вот они выступали на телевидении я со многими политиками выступал, и, знаете каждый политик меня старался укусить, особенно с той стороны…

— С какой стороны?

— С той стороны, что у меня нету высшего образования.

— А вот с Мосфильма к вам предложения не поступали сняться в роли какой-нибудь?

— Как-то поступали мне, но я отказался. Ну я же не артист, и не играю роль как артист.

— Но дело в том, что в кинематографе есть такой жанр — этюдный, когда снимаются не профессионалы, потом делается много дублей и делается монтаж.

— Да нет, я знаю. И Жириновский снимался, и Симаго. У меня ничего хорошего от съемок не получилось.

(В эпоху постмодернизма многие специальности сейчас переплелись. На телеэкране везде постановки, везде роли, в том числе и в информационных программах. Сам Лебедь называл Жириновского народным артистом России, при этом, он сам прекрасно отыграл свою роль тоже, ну не народного, но заслуженного уж точно?).

— Многие политики давно уже стали артистами…

— Да-да-да. Они артисты и клоуны. Это эпоха, когда не поймешь, что от известных людей, от политиков можно услышать и куда поведут они за собой страну.

— А в целом вы личность не теряющая самообладание, но стрессов бывает много, как вы снимаете их?

— Стрессы они у любого человека есть. Ну я просто, когда сильно переживаю очень много хожу ну в другой раз и 100 грамм выпью.

— Среднестатистический рабочий в России — пьющий, а очень часто даже и алкоголик. У вас с этим проблем не было?

— Когда пришел в Госдуму начал выпивать. Если мою выпивку измерять по Ельцину, то мало. Если по Горбачёву, то больше Горбачёв.

— Это интересно измерять пьянство политических субъектов в «ельцинах» или в «горбачёвах». И все-таки у вас не бывает с утра состояния похмельного синдрома, вставать тяжело?

— Нет, никогда у меня такого синдрома нет. Опохмеляться я пробовал так у меня еще хуже состояние, голова болит, понимаете, я никогда не похмеляюсь.

— Но вы наверно не пьете до такой степени, чтобы вас несли, вот такого наверно не бывает?

— Но такого, конечно, не было никогда и не будет. Сталину говорили не ставьте министру угольной промышленности, но он пригласил его в кабинет, стал наливать ему водки. Он пил, пил, потом говорит министр, говорит, что дескать знает свою норму и когда утверждали Сталин говорит, да он знает свою норму.

— Какие приходят в голову фантазии, мечты, картинки?

— Хочется, если есть во вселенной жизнь, хочется первым полететь на эту планету, где есть жизнь и рассказать, что происходит в стране, что происходит на нашей земле.

Чтобы наш народ хоть на отдаленной планете, кто-то пожалел, посочувствовал, помог ему.

(У моего пациента сформировалась профессиональная установка жалеть и сопереживать. Хочется верить, что она не используется моим пациентом, как средстсво манипуляуции).

— А не было фантазии об Америке? О Голливуде?

— Нет, у меня к Голливуду страсти нет. Хотя меня в Голливуд приглашали, но была выборная компания, я отказался. Приглашали сыграть одну роль.

Я почувствовал, что мой пациент артистичен, обладает актерским даром, но он не желает это развивать в рамках кино и телевидения, хотя известно, что это могло бы стать хорошим инструментом в области движения моего пациента к власти. Он прислушался к моим советам по этому поводу. Я почувствовал, что не он был отторгнут, а роль рабочего, на которой он зациклился, исчерпала себя и была отторгнута, но мы нашли для моего пациента другие роли (священника, шоумена, киноактёра). Мой пациент душой открыт к ним. Он в течении всего сеанса излучал доброту. Не было разочарования, не было той пропасти, между телеэкраном и реальностью. При этом необходимо признать, что доброта, простота, открытость, чувствительность, по-видимому, было всё-таки не ролью. Мой пациент носит эти качества в себе, как данность, а не как средство манипуляции, которым он также владеет. Я почувствовал, в чем основа успеха моего пациента. В заключении мой пациент был опять в своём духе. Он высказал наилучшие пожелания читателям и чтобы никто из них не болел и не страдал.

МОЙ ЛЮБИМЫЙ, ЛЮБИМЫЙ… ПРОФЕССОР!

В кабинете молодая девушка.

— Я как-то его сразу полюбила… Хотя он был старше меня на тридцать лет. (Девушка плачет и вытирает слёзы). Ну, как же его не полюбить, профессор, умный красивый мужчина. Я тогда студенткой юрфака была. Его повесили. Не верю я, что он сам ушёл.

(Ох, уж эти странности любви!.).

— Он был вашим супругом?

— Мы жили гражданским браком.

(Интересно она пришла ко мне в связи со своей психологической проблемой или желает уяснить для себя истинные причины смерти мужа? Впрочем последнее тоже является психологической проблемой).

— Что вас беспокоит?

— Его повесили? Или он сам ушёл? (девушка опять плачет).

— Почему вы уверены, что он покончил собой?

— Он повесился у себя на даче, на старой толстой яблоне. Под яблоней было найдено множество разорванных верёвок. Судя по всему, верёвка не выдерживала и несколько раз рвалась. Я немного читала по суицидам и выяснила, что по статистике после таких неудач, самоубийца почувствовав как задыхается, как это больно, не желает больше этого. Появляется страх. Значит, его кто-то настойчиво подвешивал. Следователь установил, что верёвка рвалась несколько раз. Его повесили (девушка опять рыдает).

— Давайте не будем анализировать место самоубийства… Расскажите мне лучше каким был ваш супруг?

— Я полюбила его сразу. Он был такой…. живой (опять плачет).

(Живой настолько, что разочаровался в жизни.).

— Что вы понимаете под этим, говоря, что он был живой? Может быть, он слишком живо рассказывал на лекции о самоубийствах?

— (После паузы). Может быть. (Вздыхает) Эту тему он любил. Просто рок какой-то. Ведь влюбилась я в него как раз на его же лекции по суицидам, всяким самоубийствам. Он её прекрасно читал. Это было на втором курсе юрфака. Никогда бы не подумала, что он вот так возьмёт, да и повеситься.

(Моя практика показывает, что суицидники об этом не говорят. А те, кто говорит, то иногда тоже вешаются, но в большинстве случаев это способ повлиять на себя или на другого.).

— Можно сказать, что он слишком живо рассказывал о самоубийцах?

(Девушка забылась. Видно, что она о чём-то вспоминает, что-то представляет.).

— Что это было, какие картинки и воспоминания только что прошли внутри у вас?

— Мой живой профессор живо и активно, читающий лекцию о самоубийствах. Он показывает студентам верёвку, мыло. Показывает как суицидники это делают. Показывает будто завидует самоубийцам. Да… В этом видится какой-то патологический аппетит на самоубийство. Странный мой любимый лектор, но забавный.

— Ваш профессор страдал депрессиями, не жаловался на тоску?

(Задаю этот вопрос потому, что важнейшей причиной самоубийства является депрессия. В состоянии депрессии самоубийство воспринимается как избавление от безнадёжного состояния, от мучительной неудовлетворённости собой, неизлечимого или изолирующего от общества заболевания, безрадостной старости, безнадёжного будущего.).

— Нет, нет. Он всегда был весёлый и задорный. Я с ним никогда не скучала. Он был такой жизнерадостный.

(Возможно со стороны профессора это была защита обратным чувством. То есть это была внутренняя депрессия, которая маскировалась под маску жизнеутверждения. Впрочем, бывают суицидные акты на «радостной волне» при различных формах расстройства мышления. Фромм был прав обуздать инстинкт смерти некоторым личностям бывает сложно.).

— Это были лекции о суициде?

— Да. Его лекция о суициде, была не просто лекцией, это был некий спектакль. Он как актёр преображался. Именно в этом он и был мне симпатичен. Этот задор! Эта энергия к жизни! (Восторг переходит в слёзы.).

— Энергия к смерти?

— (вздрагивает) Да… да вы правы! Почему я тогда сразу не поняла! Он же действительно на лекции слишком часто дотрагивался верёвкой до своей шеи. Слишком часто дотрагивался. Часто… Часто… Часто… (Плачет). Он демонстрировал это смакуя. Он возбуждался от этого. Даже краснел.

— Во время вашей близости с ним, он не просил вас чего-нибудь экзотического? Например, задушить?

— Кого? Меня что ли? Нет, этого не было.

— Он не просил вас, чтобы вы его немножко подушили?

— (пауза потом вздрагивает). Задушить… Вспомнила, просил, но я думала, что он шутит и не придала этому значения. Но всё равно обиделась на него. Больше он не просил меня об этом.

(Если бы она понемножку душила-стравливала его во время сексуальных забав, то возможно самоубийства не произошло бы, хотя как сказать… Профессор на то и профессор, Как говорится, «горе от ума».).

— Может быть вы ощущаете комплекс вины, что не пошли тогда ему навстречу и не поиграли в удушение?

— Нет. Я виноватой себя не считаю. Да, вспомнила. Ещё я как-то обнаружила в его дипломате верёвку и мыло. Но я знала, что цикл лекций по суицидам уже прошёл. Я удивилась. Но опять не придала этому значения.

— Теперь вы понимаете, что он целенаправленно шёл к этому.

— (плачет, но с каким-то облегчением вздыхает). Понимаю. Но сама не знаю зачем пришла к вам. Я уверена, что вы мне не поможете, так как это связано не с моим каким-то заболеванием, действительно с тем, что со мной произошло.

— Не зацикливайтесь на том, что считаете себя виноватой в его смерти. Это не так. Судя по всему, вы пришли ко мне, совершенно по другой причине. Вы сильно страдаете после его смерти. Вы, по-видимому, хотите избавиться от этих страданий?

— Вот именно. Я думаю он меня мучает, не вылезает из головы именно потому, что… ну это мистика… его душа просит, летает и желает разобраться. А я ведь была самым близким человеком для него. Я мучаюсь, уже после его смерти почти пять месяцев. Другая уже забыла бы давно, а я всё в плену его воздействия на меня.

— Вы просто часто вспоминаете о нём? У вас идёт мысленный диалог с ним? Ваши мысли, как бы зациклены на нём?

— Какие мысли, я слышу его шаги. Я ложусь спать и слышу как он ходит, ходит, ходит, в другой комнате. Я слышу его дыхание. Это не мысли. Я реально слышу его шаги, его вздохи.

— А голос его вы не слышите? Может быть, он вам что-то говорит?

— Нет, голоса не слышу. Голос его только приходит во сне. В сновидениях он мне постоянно говорит, рассказывает, ругается, а я его слушаю (На лице девушки появилась сильная тревога). И в жизни, ведь он у меня болтун был, говорил, говорил, а я его слушала, слушала.

— Когда вы заговорили о сновидениях, то почему-то я увидел на вашем лице сильный страх и ужас? Сны вас терзают?

— (Слёзы). Он во снах искусал меня всю. Вот смотрите. Видите кровоподтёки. Он меня во сне кусает, а синяки-то на руках реальные. (Показывает руки и действительно видны синяки.) Ну, что это такое? Я и к бабкам ходила и заговоры делала. И общалась с ним. И пыталась уговорить его. А он кусается, ругается. Я в чём-то виновата перед ним. Но в чём? Я его просто любила. Эх, ты… мой любимый, любимый, профессор… (Девушка забывается, что находится в кабинете и как бы общается с профессором.) Ну, за что ты меня так, скажи за что?

(Обычно я сам прошу своих пациентов разыгрывать диалоги с другими личностями, с целью снять психический конфликт методом такой психодрамы. Но данная пациентка сама спонтанно вошла в это состояние диалога, но я обратил внимание, что это оказалось больше не диалогом, а монологом. И я решил его превратить в диалог.).

— А как бы он ответил на ваш последний вопрос? Ну, за что ты меня так, скажи за что?

— Как он ответил бы. Он начал бы говорить, совершенно о другом. Он отвлёк бы меня на другую тему, но так бы не ответил. Он всегда уходил от ответов. Я его спрашивала о многом, а он говорил потом всегда что-то интересное и я отвлекалась на это. Нет. Он бы точно отвлёк бы меня и я бы забылась. Он всегда как бы убегал от меня. То есть был рядом, но ускользал, уходил, как вода из под пальцев. Вроде рядом, а вроде нет. Где-то подпускал близко, а где-то нет. Я мучилась от этой противоречивости, подвешенности.

— Но, за что-то же вы себя кусаете?

— Это я себя кусаю. Вот это поворот. Получается, что это я себя кусаю. (Девушка поднимает руки ко рту.) Вот, видите, я же не могу своим ртом достать до этого места. Попробуй, укуси! Я себя не кусаю. Это точно. Слышите, мне не за что себя кусать.

— А кто-нибудь видел как вы спите, например, ваша мама? За этим же трудно углядеть? Ну, ладно, дело не в том, насколько вы себя кусаете физически. Важно то, что вы едите себя психологически.

(В сновидениях представлены части психики самого пациента, то есть какие бы предметы и персонажи не были во сне, все ония являются проявлениями самого пациента. И кусание, по-видимому, это самокусание, это самоедство, это агрессия моей пациентки, а не агрессия профессора, который явился во сне.).

— Может быть. Я ем себя. Вон как уже похудела.

— Ну, хорошо, а ещё что снится? Ещё как терзает вас ваш любимый профессор?

— Терзает. Я иногда и заснуть из-за него не могу?

— А может быть, вы не засыпаете, ожидая страх, который появится после засыпания?

— Наверное. Но порой я несколько дней не могу заснуть. Слышу его шаги. Помогите, пожалуйста. Почему он напоминает мне о себе и не даёт спать. Он всегда как бы рядом. Вернее он рядом, а его нет… Он мне мерещится…

(По-видимому, это звуковые галлюцинации на почве невроза навязчивого состояния. Девушка осознаёт, что всё это является психическими заблуждениями её сознания. Поэтому говорить о психотической форме её заболевания говорить не приходится.).

— И всё-таки не могли бы вы подробнее рассказать о том, как он мешает вам спать?

— Ложусь я спать, выключаю свет. Хочу заснуть и чувствую, что он лежит у меня под кроватью, я слышу его дыхание. Заглядываю. Залезаю под кровать трогаю в темноте под кроватью, но там нет никого. И чувствую, что он лежит уже на кровати. То есть я слышу дыхание надо мной, т о есть когда я под кроватью. (Вздыхает).

— Так и что дальше. Вы не пытались с ним выйти на диалог?

— Пыталась. Дальше, я ложусь в кровать.

— То есть вы ложитесь к нему в кровать. Ведь вы говорите, что он был на кровати?

— Да, я хочу к нему приблизиться. Но, он и при жизни от меня ускользал.

— Когда вы, услышав его дыхание, ложитесь к нему, т о со страхом ложитесь?

— Я хочу к нему юркнуть под одеяло. Да, хочу, но чувствую его в кровати нет. Я лежу в кровати и опять слышу его дыхание под кроватью. Он уже гад! опять лежит под кроватью.

— Ну, почему гад-то? Что вы в это вкладываете?

— Ну, он же мучает меня. Я его и люблю и ненавижу. Чёрт! Когда это кончится! Казалось бы его нет и конец! (Девушка плачет).

— Так и что дальше. Дальше опять…

— Да, дальше, я опять заглядываю и лезу под кровать, щупаю там и его опять там нет, а он сволочь, уже опять на моей кровати лежит. Ну, и так всю ночь. Я то ложусь, то лазаю под кровать и не могу заснуть, но под утро от такой нагрузки засыпаю. Вчера проснулась и обнаружила себя под кроватью. А он гад, упрямый по-моему всю ночь проспал на моей кровати. Но утром дыхание его я не слышу. Утром его уже нет. Я знаю, что это мне кажется, но я ничего не могу с этим поделать. Слышите! Ничего!

— Когда вы вместе жили, то он где спал?

— Он не давал мне спать, приставал и я его прогоняла и он действительно спал всегда на полу. Видите, опять сама виновата в этом. Поэтому и ем себя. (Плачет.).

— Мне показалось, что тот ужас и страх, который у вас на лице, всё-таки связан не с этими ночными бессонницами под кроватью? Вы чего утаиваете. Утаиваете самый главный страх, который вас сейчас мучает. Не так ли?

— (После длительной паузы). Вы чувствуете это, да?

— Да. И что же с вами всё таки произошло? Не спешите. Расскажите обо всём.

— Уже шесть месяцев как умер мой профессор. Всё-таки он был хороший мужик. Положительный. Всегда был вежлив со мной. Бывало посмотрит на меня через свои очки и веришь его чувствам. Он всегда переживал за моё здоровье. Перед смертью мы поссорились и он жил у своей первой супруги. Она приятная пожилая женщина. Супруга его встретила меня нормально. Я подошла к покойнику и увидела, что его голова как-то лежит не так. Посмотрела, оказывается нужна подушечка под голову. Съездила за подушечкой к себе домой. Быстро привезла. Положила под голову. Сказала его супруге, что возвращать не надо. Точно помню сказала… Через неделю после похорон, приснился мне сон, что мой профессор пришёл ко мне и сказал, что отдал подушечку своей первой супруге.

— Ну, это же сон. Не надо переживать.

— В том-то и дело, я в начале рассуждала точно также. Подумаешь, это же сон. Конечно же у супруги нет никакой подушечки. И всё же сама того не замечая позвонила к ней, а сама волнуюсь, а вдруг подушечка есть. При этом я рассуждала, так, что если подушечка найдётся, то это другая подушечка не та, что уже под землёй. И вы представляете, подушечка у супруги оказалась. Она описала её по телефону. Точная копия. В эти секунды я была уверена, что это не та подушечка.

— И конечно не думали, что так сильно зациклитесь на этой мысли, что станете страдать.

— Так точно. Я не просто зациклилась. Я стала страдать, я высохла. На следующий день я с трудом заснула и опять увидела во сне своего профессора. Он очень просил меня, чтобы я забрала подушечку у супруги.

(К сожалению, бывают такие случаи, когда случайные события усугубляют многие психические заболевания.).

— А вы ему что ответили?

— Не успела, проснулась. И больше не могла заснуть. Пролежала до утра. Утром думаю, ехать к супруге или нет. Решила поехать, чтобы разобраться откуда взялась у неё эта подушечка. Приезжаю. Вижу… Точная копия подушечки лежит на диване. Оказалось, что супруга профессора не знает откуда взялась у них эта подушечка. Я попросила супругу, чтобы на всякий случай она ничего не делала с этой подушечкой. Подушечку не забрала из принципа. Что будет, то будет. Не буду мол потокать покойному ппрофессору. И что вы думаете, он опять приснился и опять просил меня, чтобы я забрала эту подушечку. На утро я поехала к его бывшей жене, всё ей рассказала, забрала эту подушечку и понесла её к одной знахарке. Она сказала, что с помощью этой подушки мои враги хотели навести на меня порчу. И наверняка внутри неё есть иглы. Мой знакомый работает на рентгене. Я оставила подушечку у него, чтобы он просветил её. Сама пошла домой.

— И профессор в эту ночь опять приснился вам?

— Он ругался, почему мол я до сих пор не принесла подушечку домой? В эту ночь меня просто затрясло. На следующий день я забрала подушечку у рентгенолога, кстати, там никаких иголочек обнаружено не было. С тех пор профессор мне ничего по поводу подушечки не говорит, но я до сих пор страдаю каким-то беспокойством и страхами.

— Сейчас вы уверены, что подушечка, которая у вас лежит дома, не та, что под землёй?

— (После паузы). В том-то и дело, что не уверена.

— Именно поэтому вы не можете избавиться от своих беспокойств.

— Если б супруга профессора сказала мне откуда у неё эта подушечка. Я бы сразу перестала беспокоиться. А вы можете мне помочь? Я уже вся высохла. Убедите меня в том, что это другая подушечка. Неужели, чтобы мне вылечиться, необходимо организовать эксгумацию (Девушка рыдает ). Я принесла её сюда. (Девушка вытаскивает подушечку из своей сумки и передаёт в руки психологу. Вот что оказывается она скрывала на протяжении всего сеанса!).

— Расскажите мне о той подушечке. Ну, которая ушла под землю. Откуда она у вас появилась?

— Наволочку от подушки мне подарила мама. Это было давно. До моего замужества.

— Вы когда-нибудь стирали наволочку?

— Конечно. Несколько раз.

— И какого цвета подушечка без наволочки?

— Белого. Точно белого.

— Сейчас я распорю эту вашу подушечку и вы убедитесь, что она действительно другого цвета. И на ваших страданиях мы поставим точку.

(В эти секунды я был уверен, что так и произойдёт. Я был уверен, что это случайное совпадение.).

— (Длительная пауза, женщина вздыхает). Я прям переживаю.

(Я распарываю наволочку, а в ней подушка белого цвета).

Ну вот… та же самая белая подушка… Почему мне всегда не везёт (Плачет).

— Возьмите. Подушечку. Посмотрите, потрогайте её это та же подушечка или всё таки другая.

(Девушка берёт её в руки, и осматривает).

— (После паузы). Ура! Это другая подушечка, здесь какие-то шнурочки, у той подушечки их не было. Спасибо вам. Морочу вам тут голову. (Девушка радуется. Идея-фикс исчезла).

— Если вы вдруг вновь потеряете уверенность, что эта не та подушечка, то я вас жду и мы продолжим это расследование.

Девушка ушла и больше никогда не появлялась в моём кабинете. Я был уверен в том, что она успокоилась. И действительно, спустя год я увидел её на улице, прогуливающейся с мужем, который был опять намного старше её. Они везли детскую колясочку. В ней спал их ребёнок, спал крепко, спал умиротворённо, а под его головой лежала та самая…. подушечка.

ВДОВА.

В кабинет вошла женщина с очень напуганными глазами. Тяжело глотает слюну. Говорит громко и утвердительно. Судя по лицу она не выспалась. В глазах вопрос «Что делать?».

— То, что я сейчас скажу, вам, возможно, покажется странным… Я слышала болезнь — это кара за грех, но поверьте мне. На мне нет никаких грехов.

(Пациенты часто думают, что грех — это некие деяния, которые перечислены в книгописаниях и т. п., но увы, всё не так просто. Тем более, есть такие процессы, которые часто не осознаются и не выражаются пациентами, и поэтому, главной задачей психолога является организация условий для этого выражения. С точки зрения психотерапии грех — это не конкретное деяние, а психологический акт, за которым следует реакция в форме страдания: депрессии, беспричинного беспокойства, тревожности, пустоты, нежелания жить, страха и т. п. Поэтому для одних некое деяние не вызывает этих страданий, для других, это же деяние может вызвать эти страдания. Исключения составляют такие заболевания, как слабоумие, различные формы идиотизма и психопатологий).

— Никаких, никаких, даже малых? Расскажите, что с вами случилось.

— В том то и дело, что ничего не случилось. Всё было хорошо, и дома и на работе и муж у меня хороший. И дома всё тихо (произносит с чувством страха). Вроде бы отдыхай и радуйся. Ан — нет! В последнее время стала я за собой замечать, что без причины гаснет настроение, ничего не хочется, пустота какая-то. Хоть вешайся.

(Имеет место явное противоречие и двойственность в высказываниях моей пациентки. Её депрессия является следствием этой подвешенности чувств. На словах ничего не случилось, но, судя по эмоциональному состоянию, всё-таки нечто случилось. Это нечто моя пациентка не осознаёт и, поэтому, не может выразить. Именно это нечто нам и предстоит выяснить ниже. Я всё-таки предположил, что это психогенная депрессия, то есть имеет место психологическая причина её страданий, а не эндогенная депрессия, вызванная серьёзными психическими нарушениями, психозами, мозговыми травмами и дисфункциями.).

— Когда вы сказали «всё тихо». То сказали с каким-то страхом и раздражением на эту тишину. Вы боитесь этой тишины потому, что в тишине у вас начинаются беспокойства?

— Я как-то об этом не задумывалась. Я просто убегала от этой тишины, хотя к ней и стремилась.

(И опять двойственность и подвешенность чувств. Моя пациентка и хочет тишины и не хочет. В тишине она отдыхает, но в процессе этого отдыха по-видимому начинается нечто, от чего моя пациентка начинает страдать.).

— Убегали, как только начинали чувствовать беспокойство, которому не давали развиться. Не кажется ли вам, что в этой тишине из вас выходит нечто, что вас пугает. Вы, по-видимому, многое пережили в прошлом.

— Всякое было. Первого мужа схоронила. Но это было очень давно. После этого столько воды утекло. После этого я была много и много раз счастливой и поэтому то, что со мной сейчас происходит не имеет никакого отношения к смерти моего первого мужа….

(Произнесла не уверено. Пациентом часто свойственно выдумывать свои версии страданий и верить в них. Это психологическая защита. Моя пациентка испытывает страх при приближении к истинной причине её страданий. Поэтому защищается иными версиями своих страданий. Поэтому моя пациентка произнесла свою версию неуверенно. Это подсознательный акт и вины в том, что она старается уйти от истинного источника страданий у неё нет. Она ведь не осознаёт этот источник и мне предстоит его раскрыть).

— Но почему-то вы не уверены в этом?

— В последнее время мне снится какая-то чепуха и я просыпаюсь с чувством страха. Просыпаюсь от собственного крика. И вроде бы кошмаром это не назовёшь.

— Вы видите во сне первого мужа?

— Нет… Но после сна почему-то начинаю вспоминать о нём.

— Вы начинаете жалеть его…

(Пауза).

— Трудно сказать, что я чувствую. Но просыпаюсь разбитой.

(Именно в этом основная проблема. Моя пациентка не может выразить свои чувства. Главная моя задача сделать всё, чтобы она смогла выражать свои прошлые и настоящие чувства на протяжении всего сеанса. Теперь понимая, что с выражением чувств у моей пациентки проблема, я перехожу к анализу снов. Именно анализ сновидений часто является хорошей подсказкой в области выражения чувств прошлого и настоящего, причин неврозов и различных психических конфликтов).

— А что вам снится?

— Да ничего особенного… чепуха… абсурд какой-то.

(Обычно пациенты уверены, что абсурдные сны не имеют для них никакой ценности. Как раз-то всё наоборот, именно в них заложена сама схема психического конфликта, который приводит к страданиям. В сновидении абсурда нет, всё стоит на своём месте. Нам, в силу того, что мы пока не знаем язык данного сна, кажется, что там абсурд. Даже психопаты или шизофреники со своими странностями и абсурдами, как сновидениями наяву, имеют свою логику, и, нам необходимо «лишь» расшифровать этот язык приступа и поговорить с ним на его языке, а не изолировать в психбольницу как человека опасного для социума. Для психоанализа абсурдный сон имеет большую ценность, чем сон, возникающий по принципу исполнения желаний..).

Будто я нахожусь в одной комнате со своим вторым мужем и чувствую, что о чём-то сильно забыла, что что-то забыла сделать… И понимаю, что забыла похоронить первого мужа, который лежит в другой комнате.

— Вы находитесь рядом со вторым мужем, вспоминаете, что первый не похоронен, что вы чувствуете в эти секунды сна?

— Я сильно переживаю и чувствую тревогу… Это даже не тревога (пауза). Это страх… Он нарастает и вдруг я понимаю, что забыла похоронить мужа и он оказывается в другой комнате. Далее, я вхожу в эту комнату и вижу, что муж ещё жив.

(В процессе анализа мне часто приходится обращать внимания на отдельные слова и «придираться» к моим пациента, так как они часто опускают и что-то мысленно проглатывают, не выражая полностью того, что было бы полезно для эффективного психоанализа.).

— Почему ещё?

— Потому что я иду туда думая, что он мёртв, а он оказывается жив.

(Пауза).

— Вы как бы настроены на то, что его уже нет в живых, а он оказывается жив и это вас беспокоит?

— Не знаю. Дальше… Я подхожу к мужу и отдаю ему своё обручальное кольцо. Я вижу, что он не хочет брать у меня его и его выражение лица такое, какое бывало раньше во время сердечных приступов. Он сопротивляется и отдаёт мне кольцо обратно, но я упорно кладу это кольцо в его ладонь и вижу, что в его ладони уже есть шесть таких колец.

(По-видимому, во сне имеет место основная психологическая схема по которой ведёт себя моя пациентка наяву. Она, судя по всему женщина настойчивая, упрямая, не считающаяся с мнением окружающих. Для меня было важнее не её упрямство с другими людьми, а её упрямство в отношении себя, упрямство не принимать себя, не принимать и отторгать нечто, что вызывает страх.).

— Как вы сами для себя оцениваете этот сон?

— Я ходила к знахарке и она мне сказала, что этот сон означает, что муж много изменял. Эти кольца от его любовниц и я не в чём не виновата перед мужем?

(Многие верят в различные сонники и словари сновидений, в действительности же, как показала моя практика, словарь сновидений для различный пациентов разный. Именно в этом и состоит главная задача — создать словарь снов для данного пациента. Хотя существую универсальные архетипические символы снов, но это не всегда так. Именно поэтому вышеприведённая версия, которую ей подкинула знахарка никакого отношения не имеет к истинной причине страданий моей пациентки.).

— Тогда откуда страх. Страх и осознание того, что вы забыли про умершего мужа? Сейчас наяву вы про него тоже забыли?

— Попробуй забудь! После такого сна…

(На лице моей пациентки опять противоречие.).

— И всё-таки вы его старались всячески забыть?

— Да пыталась… Даже замуж вышла. Но он сразу же стал во снах напоминать о себе. Сначала понемножку. Я не переживала. Потом всё больше и больше.

(Теперь мне предстояло выяснить какие чувства испытывала моя пациентка во время сновидения. Точнее выяснить логику этих чувств, на которую как на ниточку насаживаются символы и элементы сновидения.).

— И так вы во сне, чувствуете страх… А может быть это некое смешанное чувство страха и… долга, страха… и вины перед мужем?

— (Резко и сурово). Я ничего не должна ему. Слышите ничего. Ничего… (Сначала вздыхает и переживает, затем успокаивается и что-то вспоминает, забываясь, что находится в кабинете).

— Что это было? Где вы только что находились?

(Я оборвал моей пациентки чувства, переживания и мысли, которые только что захватили мою пациентку и сделал это, чтобы по свежим стопам проникнуть в сознание моей пациентки.).

— Я вспомнила как мы были счастливы, но это было тогда когда мы только начинали жить вместе. Да…. Я виновата перед ним? Но в чём? Неужели я настолько виновата, что заслуживаю такие испытания и страдания? (Вздыхает и переживает).

— Когда вы сказали, что ничего не должны своему бывшему супругу, мне показалось, что вы что-то не договорили и упустили. Не так ли? Чего вы мне не сказали?

(Пауза).

— Я хотела сказать, что действительно ничего не должна. Что за всё оплатила? Оплатила долг, который должна была выплатить его родной дочери от первого брака.

— Вы хотели сказать это, но осознали, что этот финансовый долг не может быть тем долгом перед мужем о котором мы сейчас говорим. Или вы действительно считаете, что рассчитались с мужем в финансовом плане и поэтому он не должен вас беспокоить?

— По-видимому, рассчиталась, но не до конца. Поэтому он и тревожит меня… во сне… Нет, причина конечно не в этих деньгах… Я же их всё- таки оплатила.

(Моя пациентка явно что-то скрывает и не желает выражать. Это опять защитная психологическая реакция, вызванная страхом приближения к истинной причине страданий, который она пока не осознаёт.).

— Что у вас произошло с этими деньгами?

— Я выходила замуж уже имея собственную однокомнатную квартиру. У супруга тоже была однокомнатная, но в ней была прописана его дочь. После женитьбы я предложила супругу объединить наши площади. Продать наши квартиры и купить большую двухкомнатную квартиру. Мы так и сделали, но через некоторое время объявилась дочь и потребовала свою долю.

(По статистике, большинство неврозов, возникающих в семье, вызываются проблемами передела семейной и родовой собственности. Отчуждение родственников на почве раздела семейного имущества катастрофически растёт, но это отдельная тема, которая будет нами затронута в дальнейших наших встречах.).

— И вполне справедливо потребовала.

— Да, конечно. Я ведь этой доли у неё не отнимала и согласно документам если бы умер мой муж, она по праву забрала бы себе половину жилплощади, но мой супруг был ещё тогда жив. Я убеждала его дочь, что в случае смерти поступила бы справедливо.

— Ваш супруг в это время присутствовал и всё слышал? Слышал как говорят о его будущей смерти? И много говорят. А что бы вы сами почувствовали, если бы, таким образом, убедительно говорили о вашей смерти?

(Мне часто приходится применять приём «зеркало», позволяющий дать почувствовать пациенту на месте другого человека и это бывает весьма эффективно.).

— Конечно же мне было бы это неприятным. Муж всё это слышал и сильно переживал. У него в этот день впервые начало болеть сердце, но я этому не придала никакого внимания.

(Моя пациентка вошла в роль своего супруга и сделала гримасу как будто у неё закололо сердце. Моя пациентка держит свою руку у себя в области сердца.).

Он стал чаще выпивать, приходил пьяным. Потом сердце у него стало болеть чаще. Поэтому муж по болезни ушёл на пенсию. Мне было одновременно жалко и его и себя. Ведь теперь зарабатывать на то, чтобы выплатить долю его дочери, приходилось только мне. Я вкалывала на трёх работах. Сильно уставала, приходила с работы раздражительной, кидалась на мужа. Он сильно переживал. Конечно, в его смерти и я виновата. Была бы спокойнее, может он не пил бы так часто и не случилось бы того приступа от которого он скоропостижно скончался.

(Очень часто супруги упрощают проблему списывая все причины на потребление алкоголя. Благодаря этому, алкоголики становятся семейными козлами отпущения — мнимыми источниками всех проблем и забывается истинная причина алкогольного потребления этим членом семьи.).

— Возможно и алкоголь виноват… И всё-таки вы так до конца и не осознали своей вины. Давайте вернёмся к вашему сну. Когда вы во сне отдавали своё обручальное кольцо мужу, что вы чувствовали?

— Когда-то когда мы решили пожениться я сама себе купила обручальное кольцо. У мужа не было достаточных денег. Я конечно сильно переживала, но в то же время хотелось иметь солидное золотое кольцо, а не какую нибудь фальшивку, которую бы он купил на свою скромную зарплату. Что я чувствовала во сне, когда отдавала кольцо? Чувствовала, что отдаю что-то своё заработанное.

(Мою пациентку немного пробило. Она восстановила переживания сна.).

— Во сне вы отдаёте своё обручальное кольцо, а муж его не принимает и ему больно от этого. От этого у него во сне гримаса… от боли в сердце. Кольцо, судя по всему это ваши деньги, которые вы заработали и выплачивали дочери. Вы видимо отдавали эти деньги ему, а он относил их дочери? Шесть колец в ладони мужа — шесть раз вы приносили ему эти деньги.

— (С удивлением кивает и вздыхает). Шесть раз по двадцать тысяч рублей…

— Ему больно было брать эти деньги и вы знали это, но продолжали вызывать в нём эту боль. Конечно, вы переживали, вкалывали на работах, мучались, раздражались и на этой волне позволяли себе травмировать супруга. Дальше вы уже сами продолжайте…

— Это что… когда я каждый раз когда приносила эти деньги… умертвляла его что ли?

— Постепенно… Вы закодировали, дали толчок и установку супругу на то, что в конце концов произошло после выдачи всей суммы. Когда сумма была выплачена, то согласно этой злой логике ему ничего не оставалось делать как умереть. Помните вы убеждали его дочь, что после его смерти вы выплатите все деньги. Так и произошло… Но только постепенно, по кусочкам.

— Я где-то догадывалась об этом? Но…

— Но продолжали это делать. Муж чувствовал, что по мере уменьшения долга, он приближается к какому-то концу. Когда вы убеждали его дочь, что в случае его смерти, всё будет выплачено, вы, прежде всего, сами того не замечая, убедили в смерти ещё живого супруга. Теперь вы понимаете, почему ваш первый муж умер только после выплаты всей этой суммы.

(Моя пациентка кивает и плачет. Проходит пауза. Моя пациентка с каким-то облегчением вздыхает).

— Что мне теперь пойти поставить свечку?…Мне будет легче…Но ведь я уже её ставила десятки раз…

(Можно тысячи раз ставить свечки, но облегчения не будет. Но можно один раз ощутить свой вытесненный в подсознание психологичекий конфликт, ощутить катарсис после этого осознания и облегчение наступит обязательно.).

— Ещё раз поставьте…

Есть пациенты, которые приходят ко мне, чтобы из моих уст услышать оправдательный приговор, хотя они себя уже давно приговорили своими беспокойствами и болезнями. Конечно, я всегда готов оправдать пациента в его грешных деяниях, но только в том случае если это успокоит его и пойдёт на здоровье. Психоаналитик, как следователь, часто «клеит» клиенту ту или иную причину заболевания, лишь бы это ему пошло на пользу. Хотя это часто всего лишь оздоровительная и отвлекающая иллюзия причины беспокойств. К сожалению, внутренний приговор, которым часто приговаривают себя сами пациенты бывает сильнее, чем мой оправдательный.

Моя пациентка ушла. На второй встрече, которая у нас состоялась через неделю, она поблагодарила меня, сказав, что депрессии прекратились, сон улучшился и те страдания, которые были раньше полностью прекратились. Через месяц я её встретил на центральной улице города, я заметил, что она меня увидела и узнала, но сделала вид, что не заметила меня и прошла мимо. Такая уж доля у психоаналитиков. Впрочем, это уже совершенно иная проблема.

ГЕНИАЛЬНЫЙ ДРАМАТУРГ МИХАИЛ ВОЛОХОВ.

— Наш сеанс ещё не начался, но я уже чувствую, что ещё мгновение и на меня хлынет большой поток энергоинформации, и, я не в силах буду удержать этот поток. О чём он?

— Вечную жизнь как бы не купишь своими гениальными творениями и есть элемент абсурдизма в моём существовании. Когда ты достиг уже каких-то вершин в искусстве, и, тебя уже окрестили Львом Толстым современной русской драмы, и, будучи в таком авторитете ты начинаешь как-то по другому смотреть на Пушкина, на Гёте, на Шекспира, на того же Толстого… Мы творим, и даже великие произведения, к сожалению, не для бесконечного космоса, а для социального миропорядка.

(Мой пациент на протяжении всего сеанса, в косвенной и явной форме, много раз будет напоминать мне о своей гениальности. Но почему гении так много говорят о своей гениальности и оправдываются. Об этом мы узнаем ниже.).

— Вы всё-таки верите в эти оценки, а может быть они не адекватны?

— Верю, ведь я уже в этом поле искусства существую, причём не только на территории России, но и на территории Франции, Германии, Швейцарии. Во Франции меня играют на очень высоком уровне, чем в России. Есть объективная оценка. Когда я написал пьесу «Игра в жмурики», то Григорий Петрович Горин позвонил и сказал, что пять раз прочитал, и, поэтому зови теперь меня не Григорий Петрович, а Гришой.

— И всё-таки, я чувствую в вас какой-то комплекс неполноценности, и, поэтому вы всё время доказываете и оправдываетесь о том, что вы гений.

(Резко прерывает и не даёт мне окончательно выразить свои чувства и мысли.).

— Этот мой комплекс возникает в силу того, что им страдают театральные критики, которые никак не могут принять то, что я явил «Игру в жмурики», которая на голову выше всех прочих драматургических шедевров двадцатого века.

(Защита интеллектуализацией. Ведь комлекс он и есть комплекс.).

— Значит, вы всё-таки уважаете этих критиков и не имеете достаточной уверенности и самооценки себя?

— Уважаемый или неуважаемый… Оставим такие оценки для более убогих. Я не вхожу в реестр уважаемых или неуважаемых. Если я посылаю на х…, это значит я посылаю на х…, если я говорю привет, значит я говорю привет.

(Это было сказано с такой особой интонацией, мелодикой и специфической эстетикой, что я ощутил, почему многие персонажи его выдающихся пьес говорят матом. В дальнейшем на протяжении всего сеанса мой пациент будет часто употреблять мат, но мы в силу определённых причин упустим эти выражения.).

— Хорошо, давайте подойдём к вашей гениальности с другой стороны. Есть известная книга моего коллеги Чезаре Ломброзо «Гениальность и помешательство». Все гении — безумцы.

— У меня и с этим всё нормально. В психушке побывал. Когда в двадцать четыре года я написал первый свой роман, то родители решили, что я спятил и поместили меня в институт психиатрии имени Корсакова. Я там провёл двадцать дней. Я до сих пор вспоминаю как меня окружали сумасшедшие. Кто-то там начал мне пятку чесать, кто-то ещё что-то. Там были явно больные люди. Одному приносили шоколад, другому сосиски и они менялись, перебрасывали из угла в угол. Но я вышел из этой психушки, что я нормальный человек. Так что на этот счёт у меня есть справка. Я даже в том году сессию сдал досрочно.

— И всё-таки я не совсем понимаю, как твои родители пошли на это?

— Ну, во-первых, мне это было самому любопытно. Ведь Достоевский тоже прошёл через эти испытания. У мамы там была знакомая, врач, заведующая отделением. Меня много тестировали и определили, что я имею завышенный интеллектуальный уровень. У меня есть билет о том, что я не сумасшедший. Такой документ мало у кого есть. У меня есть. Так и должно было быть. Ведь отец у меня доцент, а мама преподаватель по химии. Ну нормально всё.

— Действительно, многое в твоей судьбе согласуется с теорией Ломброзо о гениальности. Все гении всегда подозревались в наличии у них той или иной формы безумия?

— Когда ты творишь, то творишь в режиме контролируемого сумасшествия. Чтобы написать гениальное произведение искусства оно должно быть максимально сумасшедшее, но оно должно быть контролируемо гениальными, но прочными мозгами. Вот если есть эта балансировка тогда произведение искусства может быть как у Сальвадора Дали, как у Шекспира, у Микеланджело.

— А у вас не бывают такие состояния при которых голоса слышатся, что-то видится?

— Нет. Когда ты пишешь пьесу, то ты пронизан всеми голосами мира.

— И что эти голоса мира реально слышатся?

— Ну, это безумие полное. Ну, я бегаю кроссы два раза в день.

(Далее мой пациент подробно рассказал о своих занятиях боксом, марафоном, голоданием и т. п. Это была защита дезориентацией.).

— И всё-таки эти ваши внутренние голоса всегда с вами, они вас не покидают?

— Всё время я с этими голосами. И когда пишу пьесы, и когда не пишу их. Это полное безумие. Если бы другой человек, который не занимается искусством, вошёл в мои внутренние голоса, то он подумал бы, что я в полном безумии.

— Значит это всё-таки внутренние голоса, а не внешние, как это бывает при некоторых психических заболеваниях?

— Я ведь их контролирую, чтобы они не заявлялись. Ведь шизики эти голоса не могут направить в зону искусства и из этих голосов сделать произведение искусства. Я могу с любым голосом работать. Для меня голоса — это рабочий материал. Это нормально.

— А бывает так, что эти голоса идут сами по себе, а вы как бы за ними наблюдаете?

— Да, это сто процентов. Они идут и сами по себе, но я им не даю вырваться, войти в социальную неразбериху.

— А бывает так, что вы их подслушиваете?

— По разному. Если пишешь пьесу, то вживаешься настолько, что это и есть контролируемое безумие, однозначно.

— Вы внушаемый человек, поддаётесь гипнозу?

— У меня высокий дар перевоплощения. Я легко перевоплощаюсь в свои персонажи.

— В твоей пьесе «Игра в жмурики» впервые в русской драматургии прозвучал мат, причём на протяжении всей пьесы? Что это было: крик твоей души, эпатаж, желание быть услышанным и т. п.? Ведь тот, кто тебе рассказал эту историю не матом её рассказывал?

— История рассказчика — это его история, а я пишу свою историю. Мат если он уместен, то он всегда помогает. Наш солдат гнал немца на священном мате.

— И всё-таки, на каком этапе написания пьесы возник мат?

— Он возник самопроизвольно. У меня нет нарочитого абсурдизма, а есть история любви, Шекспировский глобализм, проникновение в мир. Мой абсурдизм не высосан из пальца, а живой. Игровой мат в моих пьесах лежит в характере персонажа. Благодаря этому персонаж становится более выпуклый. Я не пишу пьесу фразами, а пишу её персонажами.

— Актёры не жалуются на то, что места с матом это трудно играть?

— Всё наоборот. Они говорят, что просто летают от этих слов.

— Получается, что можно много раз повторять красивые и духовные слова и вульгалиризировать это настолько, что это будет тождественно мату, но можно, наоборот, крыть матом и это будет духовно?

— Конечно. Мат — это серьёзно. Ведь он употребляется в критический момент. Мат конкретен. Человек испытывает неловкость и напряжение, когда попадает в ситуацию мата. Это всегда моральная ответственность. Поэтому мат должен быть всегда к месту. Мат для меня — это всегда выход из положения, рождение образа, если мы эмоционально переживаем эту тупиковую ситуацию. Я таким образом стараюсь уничтожить хаосный дьяволизм эпохи. Я как художник-воин, но в то же время, пьеса пишется женским началом, когда ты перевовлощаешься. Но анализ я делаю самцовым началом. Я мужчина, но я вхожу в женщину, растворяюсь в ней. Отсюда глобальные пьесы о любви, о мире.

(Согласно Г. Юнгу, мой пациент таким образом в процессе своего творчества возбуждает в себе архетип анимы, то есть женскую часть в мужской психике.).

— Психоаналитическая практика показывает, что большинство мужчин и женщин видят абсурдные сновидения, в которых имеют близость с матерями, отцами, братьями и т. п. Многие пациенты приходят в ужас от таких сновидений и выговаривают с ужасом то, что было во сне. Продолжайте…

— У Фрейда мат рассматривается как эдипов комплекс, как некая память, как некое беспамятство о том, откуда ты взялся. Человек может входить в физическое отношение с матерью только в состоянии беспамятства. В этом и состоит вся ложность психологии сегодняшнего дня, патологически ушедшая в патологию. И не в одном языке нет такого возвращения в память прошлого как с помощью русского мата. Поэтому русский мат не патологичен. Русский человек идёт на него бессознательно, к осмыслению себя. Русский мат всегда произносится как некое самоочищение, покаяние, напоминание матери, которая роднит друг c другом. Мат — это очень сильное образное русское слово. Что такое мат? С одной стороны, тупик, с другой — победа. Объективная реальность — основание всего — опора, в которой ничего изменить невозможно. И по отношению к мату — мат уже не мат. И есть выражение: «Ругает на чём Свет стоит».

Мат — это очень серьёзная вещь. О серьёзности его говорит тот критический момент, в котором он употребляется. Мат конечно и вульгаризируется, как и оскорбление, но это идёт от непонимания мата как принципа. Мат очень скуп на выражения, но это возвышенное, ёмкое понятие, несущее в себе математические критерии — выругаться трёх-, семиэтажным матом. В мате лежит понятие слова атом, мета, смерть, метафизика. Он очень конкретен, и человек испытывает некоторую неловкость, испытывает колоссальное напряжение, когда попадает в такую чёткую решётку. Человеку кажется, что его ставят матом в заключение чего-то. Мат — это всегда мера ответственности, очень большая, в том числе и моральная — что мы подразумеваем — поэтому мат всегда должен быть к месту. И в принципе мат лежит как бы в области молчания — этого сакрального действия — его можно и не озвучивать, но всем своим видом обругать. За что обругать? За безвыходное положение, до которого человек сам себя довёл в силу своей необразованности. И мат даёт подсказку — чего тебе не хватает. Если тебе говорят: «Пошёл на х…» — значит тебе не хватает творческого начала и тебе надо оплодотвориться. Или: «Пошел в пи…» — у тебя нет женского начала, и тебе надо просто уметь перевоплощаться. И мат всегда нравоучителен — он подсказка выхода из лжи.

— Вы в детстве и по жизни много не ругались матом?

— Если надо ругаться матом, то я ругаюсь. В детстве я жил в очень матовой среде. У меня в Чимкенте первый друг был бандитом.

(Мой пациент на протяжении всего сеанса много раз упоминал о своих авторитетных знакомых, друзьях, родственниках.).

— Для более эффективной психотерапии действительно порой пациенту полезно выговаривать то, что хочется сказать и выразить, причём часто в моём кабинете во время этого упражнения выговаривают матом. Но это всё тет на тет в кабинете психотерапевта. У вас же это имеет место на большой аудитории. Будет ли в этом случае эффективной психотерапия матом?

— Вы правы именно в этом смысл большого искусства.

— Не могли бы Вы рассказать какое-нибудь своё сновидение?

— Ну, вот последний сон. Такое ощущение, что я в каком-то коралловом царстве, и, вот пытаешься выплыть из этого кораллового царства. Кораллы за тебя цепляются, ты из них выскальзываешь, но в то же время они тебе не даются. С другой стороны, ты из них выпутываешься. То есть они тебе какую-то энергию дают. Ты как бы можешь в соприкосновении с ними дышать под водой, но, в то же время, ты хочешь выпутаться, не смотря на то, что там красиво и они тебе дают жизнь. Они тебе дают возможность находиться под водой, наслаждаться этим миром, но тем не менее ты хочешь выскочить из воды на поверхность, где солнце, где тучи, гром, молнии. И такой как бы да парадокс: с одной стороны, там прекрасный подводный мир, но в то же время ты хочешь на абсолютный свет выйти.

(Это невротическое сновидение и за ним кроется хронический душевный конфликт моего пациента.).

— Во сне вы испытываете двойственное чувство. Эти кораллы вызывают во сне как бы два чувства одновременно, и комфорта, и чувства отторжения?

(В процессе анализа сновидений, выяснилось, что отторжение — это несвобода моего пациента, от которой он зависит, от которой подпитывается, но в то же время от которой желает избавиться. Мой пациент осознаёт, что в несвободе прекрасно и комфортно, но ему хочется к абсолютной истине, которая только может быть, когда он «выныривает» в абсолютный мир. Наслаждение истиной для моего пациента как глоток воздуха. Это другое качество жизни моего пациента, это может те гениальные пьесы, за которыми мой пациент иногда выныривает, а потом опять опускается в комфорт несвободы.).

— Кораллы это часть тебя, связанная с чем?

— С тем, что это весь мир. Какой есть. Он тоже красив. Он может — все проблемы мира. С одной стороны, это есть красота мира, это есть сама жизнь. С одной стороны, ты съедаешь эту пищу, то есть часть идет в какую-то пищу. Часть там выбрасывается в виде дерьма. Но уж так устроено.

— Дерьмо мировых проблем тебя подпитывает — это и есть твои кораллы. Но, одновременно ты хочешь выныривать, чтобы творить истину в своих пьесах?

— Ну да, видеть абсолютную божественность мира. Какая блажь! Соединиться там с каким-то космическим совершенством мира.

— Потом вы опять спускаетесь к кораллам, но уже на новой основе?

— На новом уровне познания потому, что каждая моя пьеса меня развивает, усиливает. Скажем последняя «Рублёвское сафари на х».

— А не могли бы вы мне рассказать вкратце её содержание. Это было бы забавно. Как драматург рассказывает кратко о своей пьесе.

(Задаю это задание с целью извлечь какие-либо психологические характеристики моего пациента.).

— Ну, тогда слушайте. Там два олигарха-пидера. Один владелец нефтяной трубы, другой владелец газовой трубы, но они себя плохо чувствуют, если они кого-нибудь не мочат и приглашают к себе девочек. В данном случае они пригласили Свету — гимнастку, такую шпагаточку. Они заставляют её глотать алмазы. Она блеванула. Там есть Петро, который лошадей ебёт на конюшне. Его приглашают помочь. А она оказывается не гимнасточка, а каратисточка. Короче она там их мочет. Типа Тарантино.

(Без комментариев.).

— Вы наверное спите с улыбкой на лице, так как всю энергию агрессии выговариваете через мат в течении дня?

— Нет. Бессонница бывает иногда. У меня такой режим только в три часа засыпаю, потом до двенадцати сплю. А ночью кричу иногда матом, дерусь с кем-нибудь. Бросаю копья, кинжалы.

— Еще какой-нибудь сон расскажите.

— Сны у меня часто связаны с серфингом, как бы катание на этих горах, потом даже просто с лавины. Я часто забираюсь на гору и лавина скатывается и я всегда пытаюсь из нее выпрыгнуть.

(В процессе анализа данного сновидения выяснилось, что этот сон о чрезмерной осторожности, большой способности моего пациента подстраховываться везде и во всём, контролировать ситуацию. Это сновидение о страхе любого неожиданного явления. Мой пациент старается избегать форс-мажоров и любит режим, порядок, предсказуемость со стороны внешнего мира, но обожает свою внутреннюю спонтанность, непредсказуемость, безумство, которые его истощают, но благодаря им возникают плоды творчества.).

— Вы повторяете судьбу Михаила Булгакова. Ваши пьесы — это некий твой агрессивный диалог с твоими врагами. Кто они твои враги? Я почувствовал в твоих пьесах агрессию на лиц нетрадиционной ориентации.

(Задаю этот вопрос, так как в процессе психоанализа пьес моего пациента мне удалось выяснить, что они преимущественно написаны на энергии мортидо, то есть на агрессивной энергетике. По-видимому, именно она подсознательно привела моего пациента к тому, что он воткнул в уста своих персонажей мат. Более того, частотный анализ высказываний показал, что агрессивная энергетика моего пациента часто концентрировалась на прилагательном «пидарастический».).

— Ну, наверное так. Есть ситуация, которая гнилая. Ситуацию надо лечить. Ну, конечно ситуацию задает личность и ты волей не волей нападаешь на личность. Но тут деваться не куда. Пусть они будут, пусть занимаются своими нетрадиционными делами, но не кучкуйтесь во всякие творческие мафии на основе свой принадлежности к нетрадиционной ориентации! Это плохо! Потому, что происходит наезд на действительно важное искусство, которое необходимо всем.

— Я чувствую, что в тебе нет скрытой формы мании величия?

— Да, мой талант уже настолько грандиозен, что я могу рассказать, как я пишу пьесу, то есть я не скрываю своей кухни. Потому что понимаю, это нужно людям. Я не пишу пьесы очень часто. Я пишу пьесы раз в год, раз в два года.

(Я почувствовал детскую непосредственность моего пациента. Что это мания величия? По-видимому, нет. Это нечто иное. Но, почему всё это было произнесено без всякого элемента иронии. Мне больше всего приходилось сталкиваться со скрытой манией величия, когда пациент защищается обратным чувством и чем больше он показывает свою скромность в выражениях, тем больше я убеждался в их мании величия. А тут мой пациент заявляет, что он грандиозен. Скорее всего это приём искусственного самоподбадривания без которого мой пациент творить уже не может.).

— В остальное время чем занимаетесь?

— Просто общаюсь с людьми, хожу, читаю там, живу, устраиваю какие-то проекты, собираю команду, делаем спектакль.

— И всё-таки, я чувствую, что у вас нет насыщения в плане признания?

— Дорогие друзья! И все равно, если меня не ставят есть DVD, есть большое авангардное кино, я по Интернету пру. Я известен в Европе. Фамилия моя там везде гуляет. В крупнейших магазинах Франции продаются мои дивиди. Мои пьесы говорят на многих языках мира. Тут уж все поняли, все враги поняли, что Волохов их всех…

Я почувствовал, что мой пациент постоянно подкупал меня своей открытостью и непосредственностью. Иногда смеялся каким-то смехом с оттенком агрессии. Безусловно он дьявольски талантлив.

Дальнейший психоанализ показал, что агрессия моего пациента, выраженная в его пьесах — это недовольство эпохой постмодерна, благодаря которой стирается, рассеивается, смешивается всё и вся, всё теряет свою изначальную сущность и не только половую. У моего пациента пониженная толерантность к постмодерну. Отсюда враги и агрессия. Например, театр перестал быть тем, чем был, он умер, и, мой пациент как бы, сам того не замечая, ставит на нём точку. Теперь театр нечто иное — это психотерапевтический салон, развивающийся согласно технике психодрамы, в которой может звучать всё, что порой звучит в кабинете психолога, лишь бы это способствовало оздоровлению зрителей.

МАТЬ И ДОЧЬ.

В кабинет входит женщина. Осторожно прикрывает дверь и как бы на цыпочках заходит в кабинет. Говорит полушёпотом.

— У меня лично нет никаких психологических проблем. Я не по поводу себя. Я по поводу своей матери. Понимаете, она по-моему немного того.

(Чувствую, что женщина оставила свою мать в коридоре с какой-то целью. У этой женщины с её слов нет проблем, но статистика показывает, что многие посетители моего кабинета, которые из разряда провожающих своих близких, часто переводят свою психологическую проблему на других, то есть на своих близких и родственников. Эдакие психологические стрелочники.).

— Почему же тогда вы её спрятали в коридоре? Пригласите её ко мне.

— А что действительно можно определить как человек сходит с ума?

— Действительно можно определить как все мы сходим с ума. Но есть ли от этого прок? Ведь некоторые из нас почему-то настойчиво идут по этому пути. И всё-таки позовите свою мать.

(Я чувствую на лице этой молодой женщины выражение «а если этот психолог действительно определит, что моя мать нормальная»).

— Понимаете в чём дело. Нам нужно, чтобы она была немножечко того. Нужна справка об этом. Мы готовы оплатить за это. Сколько это будет стоить?

— Интересно, для чего вам понадобилась такая справка?

— Дело в том, что она не желает оставить завещание на свою однокомнатную квартиру. Мы обещаем оплатить как следует за справку.

— И всё- таки можно я послушаю вашу маму. А потом подумаем, что делать.

(Женщина нехотя выходит из кабинета и через некоторое время входит с матерью, улыбаясь, подбадривая старушку как ребёнка.).

— Доктор тебя послушает, посмотрит и всё (сюсюкая). И ничего больно не сделает.

— Оставьте нас одних. Пожалуйста.

(Молодая женщина нехотя выходит из моего кабинета. Входит старушка).

— Ваша дочь утверждает, что вы не желаете оставить завещание на квартиру своим детям? Я чувствую, что проблема совершенно в другом.

(Старушка из беспомощной и глупой, превращается в хитрую и предприимчивую. Как и её дочь, оглядываясь на входную дверь моего кабинета начинает говорить полушёпотом.).

— Правильно чувствуете. Ну, разве вы не видите, что это за люди. Я как-то по глупости оформила было завещание на их имя, и, через месяц почувствовала, что они стали изживать меня с этого свету, словно желая во чтобы то не стало завладеть квартирой.

— Вы почувствовали как изменилось отношение к вам?

— Мягко сказано. Я тряслась за свою жизнь. Мне даже показалось, что они готовы отравить меня. Но я живучая. Я им ещё покажу. Я продам свою квартиру и поеду доживать свою старость в Париж. Я пойду в дом престарелых? За доллары, счас всё возможно. Я всё узнавала, поеду через турфирму, по «виниюксу». Это тур по Европе. Заодно Европу посмотрю. А им фик! (показывает кукиш в направлении двери).

— Я чувствую, что проблема всё-таки не в Париже. Ведь с такой квартирой можно и здесь хорошо зажить. Вон сейчас можно оформить договор ренты и вас до конца жизни будут опекать, давать деньги и даже телевизор с холодильником подарят.

— У меня уже был такой договор. Они тоже чуть не убили меня. Они стали не опекать, а пасти меня. Пасти мою смерть. Им ведь выгодно, чтобы я умерла. Поэтому они из добрых побуждений всё равно всячески умертвляли бы меня. Я сидела дома и тряслась, ожидая их, когда они придут. Я не открывала им дверь. Еле-еле прервала договор. Ладно, знакомые помогли. Вообщем натерпелась. Уф! (вздыхает).

(Действительно, этически этот вопрос не проработан. Любой человек будет переживать, зная, что его смерть выгодна какой-то фирме, которая никак не переживает за него. Всё делается ради бизнеса. Удивляюсь тому, как многие старики соглашаются на такие договора.).

— Ну ладно. Что будем делать с вашей дочерью? Прямо скажу я на вашей стороне. Она считает, что у вас немного не хватает.

(Это психологический ход. В действительности, я всегда стараюсь быть нейтрально- прозрачным, не отдавая приоритеты ни той, ни другой стороне. Я должен сделать всё, чтобы они сами себя нарисовали и приняли себя, не убегали от себя, встретились с собой.).

— (Взбодрилась и хихикает). Это у меня-то не хватает! А знаете ли вы, что я благодаря своей квартире хорошо зарабатывала. Да я стара. А знаете ли вы, что у меня была близость с молодыми мужчинами, которые меня в два, в три раза моложе. И всё благодаря этой чёртовой квартире.

(Я почувствовал, что старушка умна настолько, что в чём-то безумна. Может действительно дочь частично права?).

— Они квартировали у меня. Они опекали меня. Они имели близость со мной. А всё ради того, чтобы я оформила завещание на них. И я оформляла, показывала им и через неделю переоформляла, но на другого. Молодёжь пошла сейчас испорченная, на всё готовая.

(Чувствую, что если я ещё немного дам времени старушке на откровение, то у меня развалятся все представления о старушках. Откуда в ней всё это?).

— Что вы сейчас чувствуете? Для чего вы мне это говорите?

— Чувствую усталость от всех вас, не верю никому, ни дочери…

— Ни себе. Вы потеряли доверие к себе, и лишь потом, ко всем остальным. Не так ли?

— Себе… (на глазах слёзы). И себе не верю, но в Париж я всё-таки поеду! (плачет навзрыд).

— Обязательно поедете. Только вот примут ли вас там?

— Если не примут, (старушка на мгновение оцепенела) то спрыгну с Эйфелевой башни. А доллары у меня здесь. Они не знают, что квартиру я уже продала. Внучок знает. Учуял.

И где только эти доллары не находились. Я уже устала от них. Сначала держала их в коммерческом банке, потом в литровой банке, засыпанной пшеничной крупой. Внучок учуял: “Бабуль, говорит, плати мне дивиденды с хранимой суммы за неразглашение информации. Плачу теперь этому рекитиру. Нет, надо быстрей уезжать.

Потом в туалете держала. Спрятала под унитазом. Уж больно нравилось мне это место. Сидишь в туалете, светло, тепло, опустишь руку под унитаз и гладишь и думаешь о Париже. Теперь вот дочь пристаёт, чтобы в туалете не задерживалась. А я говорю, что у меня понос и метеоризм. Учуяла таки, думаю про себя. И, действительно, учуяла. А она мне говорит: “Что-то твой метеоризм без звука и запаха. Лечить тебя буду. Сама, говорю, лечи свой гайморит и глухоту. С поносом я долго не протянула. Сейчас вот здесь держу. (Показывает на паховую область) Как говорится, все свое ношу с собой.

(На протяжении этого монолога старушка много хихикала, острила. Складывалось впечатление, что она меня разыгрывает. Единственное, что её выдавало это слёзы, которые периодически выделялись то ли от смеха, то ли от страданий. Для чего она мне это всё рассказывает в подробностях и куда её несёт. Я почувствовал, что это её протест против окружающей реальности, ситуации, в которую она попала и Париж — это всего лишь успокаивающая мечта или идея-фикс. В эту минуту я почувствовал, что готов был сам её проводить в аэропорт на самолёт Москва-Париж, если бы точно знал, что проблема разрешится. Но проблема была в ином).

— Вы, судя по всему, живёте сейчас с дочерью? А раньше жили отдельно?

— Я устала от своих детей, внуков. Вообще-то они у меня все умные, обученные. Институты кончали. Вот и меня учат жить. Дочь у меня занимается системой оздоровления и научила меня сидеть на воде и хлебе. Это полезно и экономно. Спасибо! (Сказала с агрессивно.) А чтоб не скучать мне одной в своей однокомнатной квартире, дети меня взяли к себе, поставили раскладушку в прихожей. Теперь я у них как громоотвод. Приходит внучок из школы — тырк меня в бок — это означает, что он получил сегодня двойку, тырк два раза — две двойки. Но иногда он меня так… обнимет — это значит, родителей вызывают в школу.

(Старушка опять острит или это действительно так.).

Зять возвращается с работы недовольный, злой — опять зарплату не выдали. Тырк меня. Опять я виновата. И так весь день. Я же в прихожей. Все меня задевают до мозоли.

Дочка хорошая, душевная, порой. Сейчас бизнесом каким-то занимается. Недавно тоже обняла меня и говорит: «Живи мама долго, но лишка не давай». Прям так и сказала. На это у неё хватает. Это у неё не хватает. Вот я думаю, что Бог на этом свете мне срок продлил, чтобы, наверное, я все свои грехи успела искупить. Хи! Хи! А грешила-то я много. Видимо быть мне долгожительницей.

Душевность их всех я понимаю. Все дело в моей однокомнатной квартире. Но ведь не знают они (хихикает), что я ее недавно продала. Решила отдохнуть от детей и внуков — и по миру покататься. А закончу свое путешествие я всё-таки в Париже, в доме престарелых и отговаривайте меня. Уж больно часто Эйфелева башня снится мне. (Старушка повторяется.).

— Хорошо. Спасибо. Теперь я хотел бы ещё раз поговорить с вашей дочерью.

(Далее я выпроводил старушку из своего кабинета и пригласил её дочь.).

— Ваша мама вызвала во мне двойственное чувство. С одной стороны почему-то развеселила, но с другой вызвала какое-то беспокойство. А вы сейчас что чувствуете?

— Что наговорила что-нибудь? Что она вам сказала? Она такая вечно что-нибудь придумывает. Артистка!

— И всё-таки, что вы сейчас чувствуете?

— Я ничего не чувствую. Я хочу разобраться с мамой.

(Защита отрицанием. Судя по позе и выражению лица женщина чувствует тревогу. Я почувствовал, что её вздох сказал «зря я сюда пришла и справки о слабоумии матери не пролучу»).

— Я не знаю кто из вас больше артист и кому верить?

(Я почувствовал, что от анализа обманывающего сознания своих пациентов, необходимо перейти к истине, то есть к анализу бессознательных процессов — сновидений.).

— Я чувствую, что вы сами имеете психологическую проблему и её необходимо разрешить Не могли бы вы рассказать свои последние сновидения?

(Женщина кивает головой, как бы соглашаясь на то, чтобы я с ней поработал.).

— На днях я видела сон, будто бы я хороню свою маму. Вижу я сон, будто я хороню её, а она живая и не умирает. Лежит там, где обычно лежат и почему- то я со своими родственниками ждём того, чтобы её не стало. Бред какой-то (плачет). Я уважаю и люблю свою мать и не хочу этого.

— Успокойтесь. По-видимому, вы ждали во сне не смерти матери, а завершения какого-то дела, которое не доделали наяву. Вспомните это чувство.

— (После длительной паузы). Да, пожалуй это так. (Женщина успокаивается).

— И что было дальше?

— Она лежит, а я с ней общаюсь о том, какая она хорошая, как я её люблю.

— Вспомните, пожалуйста, о том, что вы чувствовали тогда, когда вы говорили ей во сне о том, что вы её любите.

— Ну, уж точно я не чувствовала чего-то приятного. По-моему я чувствовала какой-то страх, переживание и беспокойство.

— Не спешите. Что это было за чувство? Не спешите.

— (после паузы). Да, да, да. Это было чувство того, что я ей лгу. Я переживала за то, что она может меня в чём-то разоблачить. Только вот в чём? Я думала во сне о том, верит она мне или нет. Я прожила с ней всю свою жизнь, она вообщем-то хорошая мать. Вырастила меня. Помогла мне встать на ноги. И я её люблю, действительно люблю, но… Люблю её не как любят обычно.

— Чувствуете постоянно нарастающее отчуждение?

— Нет, она не чужая, она моя родная мать, но… да вы правы (у пациентки навернулись слёзы.).

— Продолжайте рассказывать сон.

— Так вот, мы её хороним, но она всё не умирает. И мы с одной стороны, как бы радуемся, что этого не происходит, а с другой чувствуем какое-то беспокойство. И это переживание не из-за того, что она не умирает, а из-за того, что мы её как будто бы обманываем. Вернее, я её обманываю. Но я почему-то уверена, что во сне мои родственники имеют тоже самое переживание, что и я.

— Постарайтесь ещё раз назвать, что это за переживание.

— (После паузы). Это переживание того, что мы её обманываем в чём-то. Мы её как будто бы и любим и не любим.

— Хотите я вам скажу как закончился ваш сон. Ваша мать во сне так и не умерла и более того. Она встала и начала вас разоблачать, ругать.

— (Вздрагивает от удивления.) Да. Когда мы её тело спускали по лестнице вниз. Она вдруг встала и помогла нам нести себя. Да. С одной стороны она лежит, а с другой помогает нести себя же.

— Иными словами она раздвоилась. Судя по всему, она не доверяет вам, не может положиться на вас, что даже во время собственных похорон решила перестраховаться и понесла сама себя.

— Действительно, моя мама — самостоятельная всё делает сама, не доверяет никому. Не подпускает близко к себе, но при этом всегда ругается, что ей никто не помогает.

— Ну и что было дальше в вашем сновидении.

— Спустили тело на первый этаж, а она взяла, да побежала наверх, обратно к себе в квартиру. Мы побежали за ней. Она забежала домой и закрылась в туалете. Мы ждём её, а она не выходит. Мы переживаем и беспокоимся за то, что она в туалете может, что-то сделать с собой.

— И всё-таки, о чём же вы переживали тогда когда стояли перед туалетом. Неужели страх из-за того, что она в туалете может наложить на себя руки. Ведь из логики сна она не должна делать этого, она и так встала из гроба, и, убежала от вас, не желая хорониться.

— Во сне хотя я и подумала, что она может покончить жизнь самоубийством, но эту мысль сразу же отмела. Во сне я переживала страх того, что сейчас произойдёт нечто страшное.

— И что же произошло?

— А произошло вот что. Моя мать открывает дверь и выбрасывает на меня, на голову какую-то грязь, сопли, верёвки, волосы.

— Не спешите. Вспомните, что это за волосы, что это за грязь. Не приходилось ли вам наяву переживать, видеть эти волосы с грязью.

— (После паузы). Да, я вспомнила. Эту грязь, эти волосы, этот гнусный, вызывающий рвоту мусор у меня возник впервые после рассказа одной моей приятельницы, что есть такие люди, которые ходят на похороны, делают омовение и собирают остатки и грязь оставшиеся от покойника, чтобы потом с помощью них наводить порчу. Я очень впечатлительная и долго не могла забыть об этом и вроде бы потом забыла, ан нет надо же было прийти этой грязи во сне.

— Да это так. Но сейчас получается, эту грязь на вас выбросила ваша мама, как бы желая на вас навести порчу. Вас наказать, отомстить. Не так ли? Как вы думаете, вы заслужили того, что делает ваша мать с вами во сне?

— (Плачет). Да, да, да!

— Таким образом, проживая со своей матерью в чём-то обманывали её. Вы её вроде любили, а вроде нет. Она для вас является как бы родной и отчуждённой. Иными словами, у вас в душе возникает конфликт между этими двумя полюсами. Родное-отчуждённое. Люблю — не люблю. И этот долгий конфликт воплотился в виде сна и беспокойств. Ведь ваш сон — это ваше беспокойство.

— Да, действительно я уже с детства переживала о том, что моя мама и родная, и я вроде от неё отчуждаюсь. Я вроде бы понимала, что она моя, что она меня вырастила и в то же время мне что-то мешало по настоящему крепко обнять её и поцеловать. Любить так как настоящую маму, как я видела любят мои подруги. И вот это мне не удавалось. Чего-то не хватало всегда. Я чувствую ответственность перед ней, что она хочет, чтобы я её любила. Я делала вид и вела себя таким образом, чтобы она верила в мою любовь к ней. Она хорошая. Но я же ничего не могу с собой поделать.

— Иными словами вы сначала вы заблуждали сами себя, а затем начали заблуждать и свою мать. Хотя понятно, что ваша мать в вашем детстве в сил каких-то причин вызвала в вас это противоречие. Она сама вас отторгала. А вы её. Вы зеркалите друг друга. Вы стремитесь друг к другу, но как только приближаетесь, то сразу же отталкиваетесь.

— Да, и притягиваюсь к ней, но в то же время отталкиваюсь от неё.

— И долго находиться в таком неравновесном состоянии вы не смогли. Вы начали переживать, беспокоиться, болеть. У вас было двойственное чувство. Именно из-за него и возникли ваши беспокойства.

— (С облегчением вздыхает). И сколько мне теперь так мучится с ней. Посмотрите, какая она непредсказуемая. Я всегда не знаю, что она может выкинуть и в детстве у меня был всегда страх по этому поводу.

Далее я пригласил в кабинет старушку. Она не подошла близко к дочери. Я попросил их разойтись в разные стороны моего кабинета и медленно приближаться друг к другу. При этом я постоянно спрашивал об их чувствах по мере приближения. Они приближались с желанием, но когда наступил момент соприкосновения, то они обе почувствовали, что не желают делать этого. Но я попросил их, чтобы они обнялись. Было сильное сопротивление. Они сильно переживали. Мне даже пришлось им помочь и задержать их руки, чтобы не было отторжения. Была пауза. Первая заревела дочь. Её подхватила мать. Далее, я почувствовал, что мне уже не нужно насильно держать их руки друг у друга. Они слились. Обнимались и плакали. Я тоже.

ШОУМЕН РОМАН ТРАХТЕНБЕРГ.

— Глядя и слушая вас в данный момент, я испытываю противоречивое чувство. С одной стороны, вы производите впечатление человека сильно уставшего, то есть похожего на моих пациентов с синдромом хронической усталости, а с другой, в вас есть некая суета, кураж на успех, деньги, признание. Может быть, вы просто устали ждать, что всё эти атрибуты успеха не приходят в том количестве и качестве, которое вы желаете? Или это усталость от выдавливания из себя развлекателя?

— По возрасту мне, наверное, лет семьдесят. Мне ничего не хочется, мне ничего не надо. Я не помню, когда я покупал последний раз одежду. Мне уже многое не интересно и я чувствую себя глубоким стариком. Когда я был молод мне хотелось что-то сказать.

(По-видимому, это феномен мнимой психологическая старости, временно возникающей от дефицита творчества, новизны, открытий жизни и избытка повторяющейся «жевачки обыденной жизни», которая к истинному ощущению жизни никакого отношения не имеет.).

— Ну, сами для себя вы же интересны?

— Я сам себе интересен.

— Вот видите, вы ещё не совсем конченный человек. О чём-нибудь выговориться от души не хочется?

(В дальнейшем мы попытаемся разобраться в истоках этой психологической усталости — опасной психологической ловушки, в которую попал мой пациент.).

— Я уже столько выговаривался, что мне уже ничего не хочется. Я об этом написал в двух книжках. Одна продана тиражом двести восемьдесят тысяч.

(Защита интеллектуализацией. Мой пациент продолжает излучать признаки психологической усталости.).

— По долгу своей профессии вам необходимо постоянно быть весёлым, комичным и интересным. Это не истощает, не вызывает депрессии?

(Опыт моей психоаналитической практики показывает, что комики, юмористы, лица развлекающих профессий чаще всего страдают депрессией. Более того, есть статистика, согласно которой комики имеют значительный процент суицида среди различных профессий.).

— От депрессии я далёк, конечно. Бывает такое состояние, что же делать? И ты понимаешь, что если ничего не будешь делать, то ты таким и останешься. Надо что-то всегда предпринимать, когда встаёшь в тупик, то надо как-то действовать. Не нужно ждать, когда тебя заметят. Помогут. Я такого не жду, я понимаю, что мне никто ничего не должен. Я делаю себя сам.

— Вы часто себя насилуете, развлекая других людей?

— Да, бывает. Действительно не важно, что у тебя происходит в личной жизни, ты должен выйти на сцену. Например, я деда похоронил в двенадцать часов, а вечером я опять спешу на люди. Я не уверен, что они ничего не заметили, они смеялись. Заставить себя самого смеяться в тот момент, когда тебе плохо и это по сценарию.

Во мне ещё не умерла творческая жилка.

Я ещё волнуюсь перед выходом на сцену. У меня ещё не всё поставлено на автоматизм. Сцена для меня всегда новая битва и дуэль, которую я должен выиграть, есть уверенность, что ты самый лучший.

— Ранее вы сказали, что выражали себя в своих книгах, но я чувствую, что от издания этих книг вам на душе легче не стало. Можно «выйти в тираж», но так и не выразится.

— Я сейчас пытаюсь разобраться в феномене некоторых авторов, которые продаются лучше, чем я. У них оборот больше. В чём парадокс — понять не могу. У них нет рекламы, нет промоушена. В чём дело? В обложке? Вряд ли, по качеству я им не уступаю. У меня известность, а книжки иных авторов продаются намного лучше. У одного автора книги за два месяца продаются в количестве двухсот пятидесяти тысяч штук. У меня это за год уходит. Почему? Потому, что умные люди видят, кто я такой, видят меня из передачи «Деньги не пахнут», а глупые-то не видят, точнее, видят меня только как человека из передачи. Поэтому передачу я закрыл в один момент. В эту передачу я вкладывал конкретную мысль, дескать, смотрите, ребята, не всё можно купить за деньги и не стоит унижаться за маленькие деньги, которые зарабатывает основная масса телезрителей. За деньги не стоит делать эти вещи. Это люди больные, они видят маленькие деньги и готовы унижаться.

(Я почувствовал, что мой пациент, по-видимому в этих людях узнал себя).

Эта мысль задела десять процентов телезрителей, а девяносто процентов оценили это как глумление над людьми. Трахтенберг, дескать, глумится, как чёрт и сатана. Когда я понял, что мы со зрителем стоим на разных точках зрения, я программу свою закрыл два года тому назад.

(Я почувствовал, что мой пациент сильно переживает по поводу неадекватного восприятия его творчества зрителями и читателями, от которого он пострадал. В действительности, в настоящее время, феномен тиража — это часто не феномен таланта автора, а феномен социальный, феномен моды, престижа, часто диктуемого СМИ. И всё-таки причина психологической усталости не в этом. Поэтому попробуем выявить другие факторы. Один из них потребление алкоголя моим пациентом.).

— Какое место в вашей жизни занимает ценность опьянённого состояния?

— Эта ценность, но не главная. Я не испытываю радость от алкогольного опьянения. Алкоголь мне нужен для следующих вещей. У нас у всех есть комплексы (позднее мой пациент скажет, что у него нет комплексов) и есть какие-то сдерживающие моменты, когда ты начинаешь подвергаться сомнениями, что ты делаешь, что сказать в данный момент, именно это ли нужно сказать. Каждую секунду я принимаю решение, что нужно сказать. Это нервное истощение. Оно угнетает. Бывают напряжённые программы. Начинаешь путаться. Вот тогда-то в этой ситуации используешь алкоголь. Сразу лишнее отметается, пускай выбираю я не самое лучшее, но эта психическая энергия и этот момент выбора упрощается. Ты перестаёшь париться над этим и меньше устаёшь, когда ты снял с себя лишнее напряжение, снял с себя футляр и будет лучше думаться. У тебя мозги шевелятся быстрее. Алкоголь я не употребляю дома. Дома у меня его сколько хочешь. Пью только в том случае, если приходят гости или компания. Единственное что мне не нравится, это когда просыпаешься и вспоминаешь вчерашний день. Тебе немножечко стыдно. Слова кажется были глупыми, поступки кажется неадекватными. Целый день чувствуешь угрызения совести. Звонишь ко всем и извиняешься. А тогда, когда был пьян, то вроде сомнений не возникало.

— Часто ли вы сравниваете опьянённое состояние с трезвым, причём в пользу последнего? Вы не зациклены на образе свободы и полёта этого опьянённого состояния?

— Просто без причины не возникает желание треснуть. Я пью только по надобности. Алкоголь — это топливо. Я знаю, что если я буду работать на трезвую голову, то меня хватит на три часа, и через какой-то момент, глядя на пьяную толпу, которая меня окружает, во мне нарастает отвращение, чувство неприязни, преходящее в отвращение, если ты не выпьешь. А если выпьешь, то этого чувства уже нету. Можешь работать адекватно, но находишься в таком же полёте.

(Порой бывает трудно определить наличие той или иной степени алкоголизма. Многие пациенты уверены, что его нет, так как пьют только тогда, когда надо. Но у всех частота этого «надо» бывает разной по ситуации. Хочется верить, что у моего пациента не ежедневные выходы на сцену, и, значит, не ежедневные возлияния. И всё-таки, я чувствую, что наличие апатии и усталости моего пациента, по-видимому, связаны в том числе и посталкогольными фазами. Моему пациенту может казаться, что у него нет тяги к алкоголю, так как отследить это бывает трудно в силу определённой частоты выступлений, то есть возлияний. Теперь от анализа алкогольного фактора психологической усталости моего пациента перейдём к анализу психических беспокойств, обусловленных финансовыми причинами.).

— Какое место занимают деньги ваших переживаниях и проблемах? Вас они не портят?

— Я не такой, но я встречал людей, которых деньги портили. У меня был знакомый он как был на уровне тысячи долларов, так остался. А я с пятидесяти долларов за выход поднялся до десяти-пятнадцати тысячи за выход.

(Имеет место проявление комплекса финансовой неполноценности, благодаря которому мой пациент сам того не замечая дал себе высокую оценку. Как говорится «что болит, о том и говорит». Именно этот комплекс позволяет многим предпринимателям достигать высоких показателей.).

— Вот эта финансовая оценка себя, которая только что была произнесена вами, как бы занимает важное место в вашей жизни? Это так плоско…

— Что может регулировать рейтинг в мире шоубизнеса, только гонорар. Если за тебя платит кто-то эти деньги, то ты стоишь этих денег. Иного быть не может. Но с другой стороны, книги — новый взгляд на жизнь. Если ты не будешь тренировать духовность, фантазию, ты останешься на том же самом уровне. Для некоторых деньги, к сожалению, является целью. Это проблема. Для меня деньги — это средство достижения своих внутренних целей. Например, я хочу ездить в какие-то экзотические страны. Хочу взять индивидуального гида, с которым можно разговаривать и задавать вопросы. Я сам кандидат наук, защищался по культурологии.

— У вас деньги не задерживаются и вы умеете их быстро и полезно тратить?

— Не, не так. Деньги появляются, деньги лежат и ждут своего часа.

— Но смакования от того, что они лежат и вы их посыпаете себе на голову или поглаживаете нет?

— Нет. У меня есть деньги и я могу выбрать куда мне поехать, не взирая на цену. Вот для этого нужны деньги. Я очень сложно расстаюсь с деньгами. Мне жалко денег, но я не жадный. Я экономный. Вот этим отличается мужчина от женщины. Женщина может купить дешёвую вещь, которая ей даже не нужна, а мужчина может переплатить за вещь, которая ему очень нужна. Поэтому я покупаю то, что мне нужно и для меня не существует такого понятия дорого и дёшево.

(Я почувствовал, что по-видимому, мой пациент сказал это, будучи в мысленном диалоге со своей женой? От последних суждений моего пациента о финансах у меня возникли противоречивые чувства. Впрочем, мой пациент, на протяжении всего сеанса вызывал их во мне.).

— И всё-таки по жизни неврозов на финансовой почве никогда не было? Например, дал в долг или купил что-то в пять раз дороже?

— Я не боюсь их потерять. Например, я отваливаю бедным родственникам. Я не даю им в долг. Я дарю и таким образом избавляюсь от кровососа. Лучше дать ему сразу пятьсот долларов. Чем потом потерять пять тысяч. Я сам никогда не просил у людей денег подарить мне. Я просил у них работу. Если я кому-то должен, то я не могу больше ни о чём не думать, как об этом долге. Меня удивляют люди, которые берут деньги в долг и не парятся. Они эти деньги тратят, покупают машины, кушают в ресторанах, ездят за границу и хоть бы что. Я так не могу. Я сначала должен отдать свой долг и только потом я могу делать со своими деньгами всё, что я захочу. Это касается каких-то карточных долгов.

— Вы не зацикливаетесь на том, что где-то неудачно вложились и проиграли? Или наоборот не выиграли от того, что где-то раньше не вложились?

— Нет, я не парюсь. Я чётко уверен, что как должно, так оно и должно быть. Эти деньги ты всё равно потеряешь по любому, у тебя их украдут, ты их неграмотно потратишь, они могут сгореть, ты можешь дать в долг и тебе их не вернут, ты всё равно их потеряешь. Я заметил очень интересную вещь, когда ты деньги тратишь, они не имеют какую-то определённую сумму, как бы ты её не потратил, то у тебя появляются эти деньги снова, тут же. Я сначала жадничал, когда жена говорит купим трусы, лифчик, а я ей говорю у тебя и так их десять тысяч, а там дорогие трусы за триста долларов. Это дорого, но ей очень хочется, на возьми пару тысяч потрать. Она берёт и тратит. Тут же звонят люди и говорят, дескать, есть для вас работа, есть деньги на порядок больше, чем потратил, причём часть из этих денег куда-то уходит и у тебя остаётся ровно столько, сколько тебе нужно.

— Как-то я услышал интервью одного из ваших коллег, который утверждал, что дожил до уровня, похожего на коммунизм, то есть он не видит денег, ему всё покупают другие, но за его деньги.

— Я знаю о ком идёт речь. У него есть деньги. Он по состоянию близок ко мне. Если проблема заключается в том, что обычно женщины засматриваются на мускулистых парней, на мачо, а отдаются клоунам. Да? Но, увы, ему несмотря на то, что он клоун, женщины не дают.

(Мой пациент, сам того не замечая, перешёл на психологическую проблему, которую я вот-вот планировал затронуть, но эта проблема вдруг сама спонтанно выплеснулась из моего пациента. Не в ней ли причина психологической усталости и апатии моего пациента. Поэтому теперь перейдём к анализу вытесненных желаний, влечений, в частности к анализу отношений с представителями противоположного пола.).

— Не дают?

— Не дают, да… Вот именно в это. трагизм. От этого он пытается самореализовываться.

(Это было произнесено таким образом, что я почувствовал, что эта проблема касается и моего пациента. Сработал архетип тени и мой пациент, по видимому, как в зеркале не принимает в своём коллеге то, что в себе не принимает.).

— Можно предположить, что вы своей способностью развлекать, острить и т. п. покоряете женщин?

— Меня женщины не любят…

(Мой пациент руководствуется принципом реальности. Это одна из сильных психологических характеристик моего пациента.).

Но происходит такая хитрая штука: женщины, которые не могут понять кто я такой, они мне тоже не интересны. Для меня нет градации женщин по красоте и молодости, меня интересует её духовность. Обычно если ты зацепился с женщиной, то у тебя с ней всё в порядке.

— Я почувствовал опять некое противоречие. С одной стороны вы как бы страдаете «комплексом Паниковского», говоря, что «меня женщины не любят», а с другой, по вас я чувствую, что они вас любят за власть, за деньги, за известность, за ум. Вам опять чего-то не хватает?

— За деньги любят всех, причём независимо от того, кто ты есть.

— Да, моя психоаналитическая практика показывает, что у некоторых женщин действительно проявляется феномен женского сексуально-финансового условного рефлекса, при котором женщина испытывает влечение на финансовой основе.

— За деньги любят всех, но меня не интересуют такие вещи. Хорошо когда ничего не обещаешь в покупках, а девочку к тебе влечёт по каким-то нравственным, моральным, интеллектуальным причинам. Ей приятно с тобой без денег. Она твоя и уговаривать не надо. Как уговаривать я не знаю. Я боюсь сказать глупость какую-то. Поэтому многие мужчины обращаются к проституткам. Я по этому поводу не парюсь.

(Частотный контент-анализ показал, что мой пациент чрезмерно употребляет выражение «я не парюсь», которое постоянно звучало на протяжении всего сеанса как некое заклинание. Это психологическая защита отрицанием от вещей, от которых он в действительности, по-видимому, всё-таки «парится», то есть испытывает стресс.).

— То есть у вас нет комплекса мужской неполноценности?

— Я уже давно понял, что приходя на вечеринку, даже где очень много баб, они пойдут с другими, а мне всё равно ничего не достанется, то зачем напрягаться. Я всегда знаю, что подойду к одной… она не даст… подойду к другой, и она не даст… подойду к третьей….. и … она не даст, но происходит чудо, когда девочка сама к тебе подходит. Если девочка подошла к тебе — это родственная душа. Не фигурами, не красотой, не фаллосами должны мериться мужчины, а мозгами. При этом, я считаю себя полноценным мужиком. У меня всё нормально.

Когда у меня был рост сто сорок девять сантиметров и я учился в школе, то я был ниже самой маленькой девочки. Этот комплекс был, но в один момент я понял, рост это не главное. У меня нет комплекса неполноценности. Я просто понимаю такую вещь, что чем бороться со своими недостатками, лучше превратить их в свои достоинства. Я искренно считаю, что я являюсь мужчиной двадцать первого века. Я являюсь собирательным образом. Настоящие мужчины не такие красивы, и не такие уродливы, они не высокие и не маленькие, они скорее толстые, они умные, они культурные, образованные, они не лицемерные. Я считаю, что я являюсь именно таким отображением мужчины. Я мог бы заняться спортом, накачать свою фигуру, но зачем мне стараться быть похожим. Я ничего не хочу доказывать. Это свойственно телеведущим нетрадиционной ориентации. Это всё маскировки под качка, под семьянина, идеала-мужчину и т. п. На шоу-бизнесе девяносто процентов таких ребят. Это всё называется мошенничеством. Они нас пытаются ввести в заблуждение. А девочки по ним сохнут, а они часто не такие. Есть канал, который выбирает мужчин, и все женщины видят, что оказывается такие мужчины выщипывают брови себе, они ходят в солярий, занимаются в фитнес-зале, постоянно бегают, постоянно правильно питаются, говорят приятные вещи, женщинам пальто подают, руку подают, поцелуют ручку, хорошо скажут на прощание. Они видят, что есть такие люди, они не понимают, что оригинальных очень мало. А глупые женщины ведутся на внешний вид. Когда ты приходишь на канал, даже если ты трижды умён, то ты должен подчиняться. Сказано, что мужчина должен быть с подкрашенными глазками, губками, аккуратно выбрит, стильно одет, он должен следить за собой, от него должно всегда приятно пахнуть, он должен говорить всегда лицемерные вещи и т. п. А потом оказывается, что это не настоящие мужчины, то есть происходит скандал. А женщины-то были уверены, что это были настоящие мужчины. Происходит слом стереотипов, которые навязываются людям и как только этот слом происходит начинается настоящая жизнь. Надо называть всё своими именами. Как за границей. Чтобы не обманывать людей. Пусть они будут, только не надо маскироваться.

— Ваша супруга выбрала вас, благодаря каким вашим качествам?

— Как это меня супруга выбрала!.. Это я её выбрал! Женщины вообще не умеют мыслить. Они умеют только манипулировать, если ты смотришь в трезвом уме, ты понимаешь манипулируют тобой или нет. Хотя есть такое высказывание: «Самая глупая женщина, может обмануть самого умного мужчину». Моя жена ценит во мне мой мозг, человека, который найдёт выход из любой ситуации, человека, который знает что делать в жизни и как идти, плечо, на которое можно опереться. Я очень добрый, очень честный, очень порядочный. И это меня отличает от других. У меня есть кафе. У меня нет текучки. Мы все друг друга понимаем. У нас нет злых людей. Если попадались, то сами уходили. Злость — это следствие комплексов. Агрессивны люди, чувствующие свою ущербность. Я ни на кого не кидаюсь. Я не нападаю, но я хорошо защищаюсь.

(В целом, я почувствовал, что мой пациент в некоторых моментах сеанса, как бы был в диалоге со своей женой.).

— Мне, по долгу своей профессии, часто приходится анализировать фантазии и сновидения своих пациентов…

— Я скучный человек мои фантазии простые и конкретные. В Рио-де-Жанейро в белых штанах я ходил и ничего хорошего там нет. Ну, какая фантазия…я вижу, что у меня много денег, но что я с ними буду делать? Я понимаю, что больше мне работать не придётся. Я путешествую, много сплю, много читаю книг. Я езжу куда хочу, делаю то, что хочу, я свободен. С утра просыпаюсь, а полечу-ка я в Японию… на чемпионат по сумо, аж на финал. Алло! Машенька два билета в первом классе.

(Это обыкновенные фантазии личности, действительно страдающей психологической усталостью и, надеюсь, он не перерастёт в синдром хронической усталости.).

Я почувствовал, что мой бесспорно одарённый пациент, имеющий гигантский творческий потенциал, страдает из-за дефицита креативности, творческого полёта и поиска. Он окружил себя предсказуемой средой, которой сам же оперирует на психологическом автопилоте, часто говоря готовыми лингвистическими блоками, анекдотами, формулировками, шаблонами, которые без всякого труда вытаскивает из своих «файлов» мозга. Мой пациент — жертва этой предсказуемости, которую сам и организовал. Хотя это часто называется профессионализмом. И всё-таки элементы непредсказуемой психологии в моём пациенте присутствуют. Он открыт к истинному творчеству и осознаёт туфту «жизни» до отвращения. Так, что есть надежда, что возвращение его к себе состоится, и мой пациент выйдет из того амлуа и роли от которой устал, и деньги здесь, конечно, ни причём.

ТЕЛЕВЕДУЩИЙ-МОРДАЛ.

Эта встреча произошла с телеведущим и звездой одной региональной телекомпании. Он попросил меня не называть своего имени.

— Сейчас я нахожусь в очень тяжёлом положении, можно сказать в кризисе. Короче, меня уволили из телекомпании, но я то ведь не представляю себя вне телевидения.

(Я узнал своего пациента. Его лицо мне знакомо, я видел его на телеэкране много лет).

— Вы не представляете свою жизнь без возможности выходить на телеэкран, в телеэфир? Ведь на телевидении есть множество других профессий, не связанных с появлением вас на телеэкране…

— Меня эти профессии как-то мало интересуют? Если б я был бы в другой профессии как это было раньше, то не было бы проблем. Там я обычно увольнялся без особых последствий.

(Я почувствовал, что мой пациент после слова «последствий» сделал опущение следующего за ним слова.).

— Последствий чему?

— Своей душе. Она у меня сейчас не на месте. Я всегда чувствовал это раньше, когда не выходил в телеэфир, но потом выходил и было на душе хорошо. Телеэфир меня заряжает.

— Вы как бы вскормлены эфиром и без него чувствуется голод. И в этом ваши страдания, не так ли?

— Да… Почему-то всегда болею, если меня лишают эфира. Как-то меня сняли с эфира и я после этого впал в такую пустоту и депрессию, что даже начал сильно пить. После пришлось отлёживаться у ваших коллег. Но почему-то меня лечили как лечат наркоманов, те же процедуры. Я что наркоман что ли? И поэтому не могу без телеэфира? Как же мне быть?

(Казалось бы на первый взгляд у моего пациента в прошлом был обыкновенный алкогольный абстинентный синдром, то есть запой. В действительности всё не так просто По-видимому, у него имеет место зависимость не только от алкоголизма).

— До работы на телевидении у вас были проблемы с алкоголем?

— В том-то и дело, что были, но телевидение меня спасло. Как я стал работать и выходить на телеэкран, меня стало меньше тянуть на алкоголь.

(Мой пациент как бы заменил один наркотик, то есть алкоголь на другой — появление на телеэкран, который вызывал в нём аналогичное опъянение. Мой пациент, по-видимому, страдает телеэфироманией. Мой опыт общения со звёздами показывает, что выходить в телеэфир — это специфическая профессия, вызывающая у некоторых их них особые переживания. Плоды её видит многомиллионная аудитория. Это у многих вызывает чувство эйфории, соизмеримое с потреблением алкоголя. Поэтому и последствия после прекращения этой работы тоже специфические.).

— Вы, судя по всему, страдаете телеэфироманией…

— Не объясняйте мне этого…

(Мой пациент сопротивляется озвучиванию истины о своём положении.).

— Хорошо, тогда сами попробуйте осознать причину своих страданий.

— Я всегда догадывался об этом, но не придавал особого внимания. Стоило мне только один раз выйти в телеэфир как появлялась страсть и тяга к нему, которую вычеркнуть из души уже было невозможно. Я даже удивлялся тому, что как-то не заслуженно, искусственно, без преодолений достигаю состояния эйфории, кайфа.

(Я почувствовал, что мой пациент после слова «кайфа» сделал опущение, не озвучив отчего кайф).

— Кайфа от чего?

— (После паузы.) От своего величия и признания. Да, да это так.

(Осознание того, что личность субъектно представлена в других, например, в близких, занимает занимает особое место в системе ценностей, наполняющих смысл жизни любого человека. То есть для всех очень важно, что о нас думают и переживают другие. Но когда это связано с представленностью личности в большой массе людей, то мозг, часто с этим не справляется и возникают неадекватные переживания о мнимом величии и влиянии на общество).

— Ну, если человек, действительно, в процессе своей творческой деятельности заслуживает величия и признания, разве от этого страдают? От этого счастливым надо быть. Вы же страдаете от телеэфира, как от наркотика. Надеюсь, вы догадываетесь почему вы страдаете?

— (Пауза). Потому, что телеэфир стал для меня наркотиком. А без наркотика наркоману тяжело.

(По злой иронии развития науки и языка, под эфиром раньше понимали вещество, обладающее действием на расстоянии. Оно могло действовать на душу, на обоняние, усыплять, вызывать эйфорию и т. п.).

— Правильно. А в чём, на ваш взгляд, главная особенность наркотика?

— Ну, в том, что он вызывает радость, полёт души, блаженство.

— Да, это так, но вы не назвали самого главного…

(Мой пациент, недоумённо смотрит и не знает, что ещё добавить.).

— Главная особенность наркотика заключается в том, что с помощью него искусственно, без особых усилий, без преодолений можно вызывать в душе позитивное переживание. Часто люди приобретают известность и признание, благодаря своему таланту и труду, то есть, благодаря преодолению. От этого никогда не будет страданий. Вы же, благодаря выходу в телеэфир, без особых усилий и порой незаслуженно представляли себя всему обществу и ощущали величие своей личности. Точнее, мнимого величия, которого не осознавали. Хотя истинного величия и признания вы не имели. Не так ли? Осознайте это.

— Да… Но это мне очень нравилось. Хотя я и говорил… как студенты по шпаргалке… глядя в телесуфлёр. Меня жена даже суфлёрщиком обзывает.

(Часто для того, чтобы помочь пациенту необходимо в концентрированной форме выразить его проблему в одном слове, которое бы полностью охарактеризовала сущность его личностной проблемы. Мне порой приходится придумывать новые слова, которые вбирают в себя нечто новое и не выразимое. Этим ключевым словом для моего пациента стало слово «мордал»).

— Вы должны признаться себе, что вы обыкновенный мордал — некий живой знак, который вышел в тираж, но который к вам никакого отношения не имеет.

— Кто? Кто?

— МОР-ДА-Л…. Только не подумайте, что я вас обзываю… Но вы должны осознать это в себе, чтобы снять пелену мнимого величия в котором вы купаетесь, и вам будет легче.

— А что это?

— Благодаря эпохе телевидения, на свет явилось много личностей, которых мы узнаём и знаем, но за которыми часто ничего не стоит. В дотелевизионную эпоху известность и признание приходила как награда за деяния, за влияние личности на общество, и, в тираж выходили только достойные внимания общества. В эпоху постмодерна информационное пространство засорено личностями, за которыми как бы ничего не стоит, их капитал — узнаваемость, мордальная известность. Эти личности и есть МОРДАЛЫ. Известность и признание этих людей можно выключить кнопкой телевизора. Вы можете выключить Пушкина кнопкой телевизора? Вот и вы, по-видимому, дорогой мой пациент и известный диктор являетесь таковым.

— Я мордал… мордал… (Пауза) И что мне с этим делать?

— Делать всё, чтобы вас нельзя было выключить кнопкой телевизора или увольнением с телекомпании. Сознание некоторых телеличностей устроено так, что они не могут принять факт, что все их «выдающиеся достижения» — это всего лишь иллюзия и зацикливаются на этом настолько, что начинают страдать телеэфироманией, как особой формой мании величия. Не в этом ли заключена причина частой журналистской холодности и стервятничества, нечувствительности к простым неизвестным людям?

— Ну, утомляют же…

(Чем больше я слушал своего пациента тем больше убеждался, что телеэфиромания, которой он страдал по своим характеристикам ничем не отличается от наркомании. Те же переживания, та же неадекватность, те же стеклянные глаза при восприятии живого простого человека, те же ломки и депрессии после отстранения от эфира, и, наконец, те же капельницы. Именно поэтому после того как его лишали эфира он начинал компенсировать телевидение родственным средством — алкоголем и т. п. Я сделал для себя вывод, что история многих телекомпаний — это история спившихся дикторов и тележурналистов. К сожалению, в течении оставшейся жизни они часто не могут найти достойную замену эйфории, которую давало телевидение. Хотя я знал и другое, когда благодаря появлению телеэфиромании личность избавлялась от уже имевшейся алкогольной мании.).

— Понимаете в чём дело. Алкоголик и наркоман также не сразу понимают, что имеют зависимость. Они уверены, что могут бросить потреблять и ничего не произойдёт, но стоит им только попасть в ситуацию долгого воздержания, как у них начинаются беспокойства и возникает желание потребить. В случае телеэфиромании, всё аналогично. Стоит только лишить телеэфира личность привыкшую к нему, как она, через определённое время, начинает чувствовать беспокойство. При сильной степени телеэфиромании, эфир уже не даёт той радости, как это было вначале, но без эфира личность уже жить не может. Это своего рода телевизионная психологическая ловушка.

— И что я из этой ловушки никогда не выберусь? Выходит меня подсадили на телеиглу или я сам себя подсадил? Постойте, постойте. Получается, что у меня есть теленаркодельцы, которые виноваты в моей проблеме?

— Да, если образно выразиться, некоторые главные редактора и руководители телевидения часто выступают либо в роли «теленаркодельцов», либо в роли «теленаркологов».

— Мой шеф не выходит в эфир, то есть не потребляет теленаркотика, а нас выпускает. Он так и не воспользовался положением и не сделал себе имени.

(Есть мудрые главные редактора, которые не выпускают неподготовленных к феномену мнимого величия юнцов от телевидения, оставляя их за кадром. Но когда совершается ошибка и молодая личность остаётся вне телеэкрана, то начинаются депрессии, часто приводящие к обильному потреблению алкоголя или наркотиков. Поэтому родители-спонсоры, оплачивая телеэфир свои чадам должны это знать).

— Дутого имени, за которым ничего не стоит. По-видимому, он это понимает.

— Но при этом он с завистью и агрессией наблюдает как это делают его коллеги. Те в свою очередь, сколько хотят, столько и «потребляют эфиру».

— Именно поэтому, некоторые из них страдают запущенной формой телемании или мании величия. Ваш шеф сам не «садился» на телеиглу, зная о тех последствиях, которые могут появиться. А тем временем, у его коллег возникали сильные ломки. Ваш шеф, по видимому наблюдал как благодаря телеэфиру многие из вас — мордалов долгое время находились в неестественной позе «идеального человека-кумира». После отстранения от эфира всё это разваливалось как карточный домик. Личность будто подменяли.

— А что мне оставалось делать? Но мой шеф наверное сильно переживал, что когда-то подсадил меня на теленаркотическую иглу свою супругу. Впрочем, я наверное уже до него страдал телеэфироманией, но сидел на «слабом наркотике»- провинциальном телевидении.

(Я почувствовал удовлетворение от понимания того, что мой пациент всё глубже и глубже осознаёт свою проблему, используя понятия о которых раньше не знал.).

Но я хотел большего и мой руководитель удовлетворил меня. Неужели он не знал, что так покалечит меня. А сейчас он уволил меня, но это по видимому не его прихоть, а объективные экономические причины. И всё таки я шефа уважаю и он мне ничем не навредил. Я ведь сам выбрал теленаркотик.

— Он должен был «снимать вас с телеиглы» постепенно, уменьшая дозу телеэфира не сразу или давать эфирное время настолько, чтобы не развивалась телеэфиромания. К сожалению, эти правила обычно им нарушались и доза эфирного времени росла в силу того, что малая доза уже не устраивала. Возможно он понимал, что сейчас необходимо «пересадить» вас на более слабый теленаркотик и занять вас деятельностью, которая достойно замещала бы теленаркотизм.

— Да… Ведь на телевидении шло сокращение штатов. Теперь я догадываюсь почему мой шеф предлагал мне иные варианты, чтобы я мог после отстранения от эфира без потерь перейти на заранее отведённые достойные позиции.

— А что он вам предлагал?

— В начале он предложил мне появляться в унизительных рекламных роликах. Меня это не устроило. Я часто наблюдал за бывшими звёздами, которые шли на это не только из финансовых побуждений, но и в силу страдания от телемании.

— Вот так. А мы телезрители даже не догадываемся, что вы телеведущие страдаете изощрённой и замаскированной формой мании величия. Поэтому внешне этого не видно и мы телезрители любим вас своих кумиров-…оборотней. А не пора ли у вас на телевидении открыть кабинеты теленаркопсихологов, которые бы лечили от телемании. Ну это шутка…

— И всё-таки мне кажется, что мой шеф и так неплохой наркопсихолог.

(Сейчас я почему-то вспомнил о Королёве. Мудр был великий конструктор Королёв, когда выбрал именно Гагарина. Уже сейчас известно, что феномен Гагарина — это прежде всего феномен личности не поддавшейся мании величия. Королёв был уверен в этом. А так, в принципе, первыми космонавтами могли бы стать и другие кандидаты. Великая Гагаринская улыбка открыта для нас и она никоим образом не сравнима с улыбкой телезвезды, которая улыбается больше внутрь себя, радуясь за себя и купаясь в иллюзии величия.).

— Вы знаете… Я только сейчас стал понимать свою вину перед рядовыми сотрудниками телевидения. Да… для них телевидение — неблагодарное место и в моральном, и в материальном плане. И это действительно так. Получается…, что на телевидении тысячи сотрудников работают на нескольких личностей, ублажая их теленаркотизм. Хотя и говорят о сплочённой команде, но только без ведущего.

— У настоящих наркоманов всё аналогично: близкие и родственники работают на выживание ребёнка наркомана, но ребёнок вне этой команды родственников. Конечно, работа в телеэфире требует больших сил и энергии, как и любая другая работа. Но заметим, алкоголик тоже вкалывает, чтобы в конце недели как следует напиться.

(Пока я произносил эти слова мой пациент о чём-то задумался, а в конце своей мысли сжал кулаки. Я резко оборвал этот процесс).

— Что это было? О чём это вы сейчас?

— Я подумал, что я хотел и мечтал перейти на более сильный теленаркотик, то есть собирался ехать на кастинг в Москву, на ведущие российские каналы. Некоторые мои коллеги из нашей телекомпании уже там работают. Значит мне не стоит туда лезть? Почему мне так не повезло? Почему у меня так? Именно ко мне пристаёт эта зараза. А к другим нет. И пью я до запоя. Другие тоже пьют и ничего.

(Мой пациент сам себе признаётся в своей слабой толерантности к алкоголю и телеэфиру, и, поэтому я продолжаю работать, как и работал до этого, в рамках рациональной психотерапии, то есть пытаюсь донести полезные знания пациента о себе и о вещах, которые находятся вне его).

— В психике нет отдельных центров, отвечающих за зависимость от алкоголя, наркотика, курения, игры в казино, переедания и т. п. Зависимостей много и, как говорится, мозга не хватит, чтобы для каждой из них был отдельный центр. Всё это связано с одним центром. По-видимому, у вас есть и другие зависимости, кроме телеэфира и алкоголя. Все они друг друга замещают, если вы прекращаете потребления одного из них.

— Всё… я наверно к тому же ещё и игроман. В том году продул девятнадцать тысяч долларов, но это меньше, чем другие мои коллеги. Уф!

— Вы чувствуете тревогу и беспокойство, когда долго не играете или когда проходите мимо казино?

— Пока нет… Когда начинаю играть наверное… да… кураж, адреналин…

(В процессе длительного анализа выяснилось, что мой пациент пока ещё не страдает игроманией, но на пути к этому.).

— Вы находитесь в группе риска и старайтесь обходить как можно дальше игровые автоматы.

— Хорошо… А вы знаете… Благодаря нашему диалогу я ведь сейчас всё больше и больше понимаю… (Длительная пауза.).

— Что вы понимаете?

— Я начинаю подумывать о заранее отведённых позициях, на которые можно будет перейти после увольнения. Теперь я чувствую, что увольнение не будет для меня трагедией, что я продолжу общение с телезрителями другими способами: через иное творчество, публицистику, искусство и т. п.

Мы беседовали с моим пациентом на улице. В конце нашей беседы к нам подошла молодая девушка и попросила у моего пациента автограф и все хмурые раздумья и переживания моего пациента внезапно развеялись как туман. Он искренно улыбнулся девушке и буркнул: «С удовольствием…».

ЗАМЕСТИТЕЛЬ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ ГОСДУМЫ РОССИИ, ЛИДЕР ЛДПР ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ.

— Вы сейчас во мне вызываете противоречивое чувство. С одной стороны, передо мной сидит уставший, бледный, подавленный собеседник, а с другой, я знаю вас другого, телеэкранного. Из телеэкрана идёт постоянный выброс энергии и главное этого так много. Тогда откуда берётся эта психическая энергия?

— Утомляюсь. Всё это тяжело, но приходится выдерживать. Работаем в ненормальных условиях. Постоянно в оппозиции. Естественно это тяжело. Если снижать темпы работы, всё сокращать, значит, снижается и поддержка избирателей, мы же от них зависим. (Тяжело вздохнул.).

— Вы сейчас так тяжело вздохнули. Часто вы так тяжело вздыхаете?

— Часто, да. Потому, что нагрузка большая и связана может быть с какой-то невралгией.

— Я наблюдал за вами перед выступлениями, будучи в Госдуме, в телекомпаниях. Перед выступлением вы всегда безэнергичный, подавленный.

(Я почувствовал, что мой пациент в эти секунды глубоко вдохнул, словно представил, что необходимо скоро выходить. Я почувствовал, только представив себя перед выступлением, мой пациент уже закуражился.).

Но как только вы выходите, то у вас открывается второе дыхание. И думаешь, откуда это у вас взялось. (Перебивает повышая тон.).

— Это Реакция моего духовного такого сознания, что я должен доказать кто меня слышит и видит, свою правоту.

— Я чувствую, что вас не доводит до невроза, когда вы слышите в прогнозах СМИ, что рейтинг ЛДПР падает и падает. Вас это не угнетает?

— Конечно, это неприятно, когда всё время дают плохие прогнозы. Это неприятно, ну что делать. Я знаю, что это ложь, что это не соответствует действительности, но что сделаешь с этим.

— Как у вас сон, нормально спите?

— Сон всегда у меня был плохой и до занятия политикой потому, что тяжёлые условия были. Нищета, переезды. Так, что всё это влияло. Коммунальные квартиры. Это всё от жизни.

(Я почувствовал, что мой пациент на протяжении всего сеанса будет пытаться выражать свои проблемы так, чтобы это способствовало не его душевному облегчению, а вызыванию симпатии у избирателей. И мне постоянно приходилось намекать, что общение идёт со мной, а не с читателем и избирателем.).

— А если всё-таки удаётся заснуть, то сновидения какие-нибудь бывают?

— Редко, бывают. Я сразу же их забываю. И ничего хорошего в сновидениях нет.

— И всё-таки не могли бы вы рассказать какой-нибудь сон с сюжетом с абсурдом?

— Один сон. Я мимо церкви иду, в родном городе Никольский Собор. Я иду у меня маленький мальчик, может быть мне это в десять лет приснилось. Я шёл, ещё меньше ростом я, в какой-то распашонке, в рубашечке. Почему-то мимо церкви, иду один, непонятно мне это было, я не мог это никак осознать.

(Анализ данного сновидения показал, что это сон об ожидании нечто. Но это нечто всегда у моего пациента свершается и он от этого постоянно разочаровывается. В то же время это сон о вечном одиночестве моего пациента и независимости его натуры, в силу хронического недоверия миру и другим, а иногда и себе. И всё таки, в себя мой пациент верит, то есть в свой талант, непредсказуемость, спонтанность, но об этом ниже.).

Другой раз у меня приснился сон, что у меня выпали все зубы. Я как-то испугался, зубы посыпались изо рта, они в руке, смотрю.

(Анализ сновидения с выпадением зубов показал, что это сновидение о загруженности моего пациента излишними заботами. Это сон о хроническом страхе того, что здоровье моего пациента может пострадать от непосильной нагрузки.).

И почему-то, эти два сна мне запомнились на всю жизнь. Я могу очнуться, помню то, что недавно мне снилось, но никогда не было чего-то очень радостного, чаще всего это было что-то неприятное. Неприятное и я рад, что это сон. Ну, и слава Богу, что это не является реальностью.

— А во сне кричите иногда?

— Нет. Так вот живьём я ничего не кричу. Никто мне никогда не говорил и не храплю. Поэтому такого нет ничего. (Агрессивно, громко поперхается).

— Вы как-то заявили, что видели сновидение о том, что стали президентом России?

— Этого не было. Я никогда этого не говорил. Может быть кто-то этого захотел, чтобы я это сказал. Я этого не говорил.

(Защита отрицанием.).

— А вообще другие политики вам во сне снились. Например, Путин вам во сне когда- нибудь снился?

— Не помню. Ну, почти…

— Диалоги какие-нибудь с Путиным во сне?

— Нет… нет… Особенно никто из политиков не происходит, так какие-то отдельные эпизоды.

(Я почувствовал, что мой пациент ощутил некое беспокойство по поводу оценок президента. По-видимому, это не психологическая защита, а политическая корректность, но я попробую быть понастойчивей.).

— А мысленные диалоги с Путиным бывают? Например, вы бы ему сказали так, а он мне так. Ведь вам же не удаётся встречаться с президентом так, как следует…

— Конечно, поэтому и диалога нет. Если бы был бы реальный диалог, поэтому его можно было продолжить во сне, мозг бы мог это как-то восстановить.

(Мой пациент защищается отрицанием и всё-таки я ещё сделаю одну попытку.).

— Ладно, с диалогом с Путиным. И всё-таки часто повторяющийся внутренний монолог с Путиным в чём заключается? Если бы он был рядом, то я ему такой бы монолог произнёс.

— Нет. Такого у меня нет, чтобы я хотел бы, чтобы кто-то был рядом (оживился). Внутренний монолог у меня сам от себя. Я просто размышляю о чём-то. Ну, где-то мне помогает выступать без бумажки. Я никогда не заглядываю никуда, никогда своих речей не пишу не прячу никуда своих речей и внутренний монолог — это лишь мои собственные оценки того, что происходит. Чтобы это было в форме диалога, то этого не было.

— И всё-таки с кем в диалоге вы всю жизнь, с отцом, с матерью, с врагом детства, который что-то сделал с вами.

(Мой пациент поперхнулся, резко кашлянул. Я почувствовал, что это кашель недовольства. Мой пациент, выслушивая меня часто будет резко и агрессивно покашливать, таким образом, уже заранее оценивая то, что я говорю.).

— Нет. Нет, у меня прямого оппонента с которым я был бы в диалоге. Всё что во мне было в детстве это критическое отношение к каким-то явлениям и событиям, но конкретного виновника не оставалось. Я всегда обсуждаю тему и в моём багаже остатки так сказать общие — холодное детство, голодное детство, мало игрушек, не было денег на экскурсию в другой город.

(Мои пациенты часто ограничиваются общими категориями, присущими всем, избегая выражений, касающихся их уникального детства. Эти выражения могут вызвать душевную боль и поэтому мой пациент подсознательно защищается от этого.).

Маму свою обвинять — она не имела денег. Родственников. Ко всем обращался не дали. Коллективный отказ был. С кем может быть диалог.(Я прочувствовал, что мой пациент испытывал чувство обиды на родственников).

— Получается, что ваш главный конфликт детства — это вечный недостаток, вечная скромность и вечная зависть к тем, у кого есть?

— У меня абсолютно никакой зависти не было. Это один из плюсов моих. Я никогда не завидовал и никогда не мстил. Допустим, увидел я, что у кого-то шариковые ручки появились, а у меня перевые. Мне хотелось бы тоже, но нету. Зашёл кому-то домой, то у них горячая вода, у меня в доме нету. Дни рождения справляем у них. Там стол лучше накрыт, чем у меня.

(Мой пациент на протяжении всего сеанса всегда делал психологический перенос на неких, которых называл «они», «у них» и т. п. У кого у них? Всё, на протяжении сеанса было в диалоге с кем-то, но с кем?).

— Получается, что какая-то основа для появления комплекса неполноценности уже была?

-. У одних родители в ЦК КПСС, а я вообще сирота. Я в общежитии, а они в хороших квартирах (Кто они?). Ну, так у всех всегда. Я хуже одет, они лучше одеты. Они едут отдыхать и у них больше условий, а я ищу эти возможности какую-то путёвку по соцстраху и так далее.

— А в классе вы были лидером?

-. Общественную работу всегда вешали на меня. В драмкружке предлагали какие-то главные роли.

— Вам понравились первые переживания, которые вызывала сцена?

— Нет. Я как раз ушёл от главной роли и выбрал роль гостя на свадьбе, чтобы ничего не делать, а роль пьергюнтера взял другой мальчик. Мне не нравилось, что нужно было заучивать чужую роль.

— На мой взгляд, политика это всегда игра и лишь потом власть. И мне кажется, что если бы вы вовремя бы сориентировались в детстве после драмкружка, захватили бы сцену. Начали бы выступать, то интересно, стали бы вы политиком?

— Меня на прямую на сцену никогда не тянуло.

— И всё-таки, если бы эта энергия забрала бы вас тогда?

— Ну, если бы у меня появилась бы тяга к театральному искусству, к кино, то может быть сыграл бы я несколько хороших ролей, даже лучше, чем Смоктуновский, там где-нибудь в каких-то ролях, тот же «Идиот» или «Берегись автомобиля», где машины он воровал. ТО есть, я мог бы сыграть какие-то роли и они бы могли обозначиться и были бы приняты зрителями. (Мой пациент утаил, что снялся в одной комедии, где сыграл главную роль.).

— А из Голливуда вам никогда не звонили?

— Нет. Никто мне никогда не звонил. Были какие-то заграничные актёры, которые приезжали в Россию и их спрашивали, дескать с кем вы хотите увидеться и они называли мою фамилию потому, что из других они никого не знают. Один раз был здесь у меня американский актёр Николс, он даже шляпу подарил. Шляпа его у меня здесь есть. Тот же самый боксёр негр Тайсон.

— И всё-таки, кураж от того, что вы выходите на сцену был?

— Особой радости не испытывал. Поэтому я не пошёл ни в какие там театральные училища и не выбирал специальности, связанные с работой в аудитории.

— Я чувствую противоречие. Вы куражитесь от аудитории.

— Это заблуждение. Все так думают. Я пришёл в политику потому, что меня просили. Я сам не пробивался.

— Хорошо подойдём к этой пробеме с другой стороны. Есть интересное такое интересное явление как телеэфиромания. Если телеведущего отстраняют от эфира, то он начинает страдать от абстинентного синдрома, вызванного нехваткой телеэфира. Возникают депрессии потому, что телеэфир — это наркотик. ( Мой пациент начинает тяжело дышать и затем резко громко и агрессивно меня перебивает.).

— А у меня нет этого. Я бы с удовольствием отдохнул.

— Начинается пустота, тревога без общения с телеаудиторией.

(Мой пациент агрессивно меня перебивает.).

— Не-е-ет. С удовольствием бы отдохнул.

— Вы не подсели на телевизионную иглу, на телеостанкинскую иглу, которая торчит из земли на улице академика Королёва?

— Нет… Если будет перерыв месяц два, то я не буду страдать и с удовольствием отдохну. Я отвлекаюсь только на внешние факторы, внутренне я не ищу, дескать дайте мне эфир, дайте я пойду, дайте я напишу. Я написал несколько книг собственных, когда у меня было желание, а остальное это расшифровывают мои передачи, они расшифровываются все.

(Я почувствовал, что здесь мой пациент лукавит. В действительности, мой пациент организовал гигантскую видеокнигоиндустрию о себе.).

— Вы сейчас с кем говорите со мной или с кем-то другим?

— Отвечаю на ваш вопрос.

— Вы чувствуте, что перед вами сижу именно я. Может быть, всё-таки перед вами сижу не я, а нечто перед которым необходимо отговорить и выразить свою точку зрения. Вы сейчас со мной говорите, а не с народом?

— Естественно, но очень большой разницы у меня, нету. Приходит тридцать человек сюда, я с ним также говорю. Миллионный митинг. Четвёртого ноября я буду говорить. Ну, чем больше людей, тем больше мне приходится тратить эмоций.

(Я почувствовал, что мой пациент не чувствует моего присутствия. Об этом свидетельствовали стеклянные и полуоткрытые глаза моего пациента. Такие глаза мне приходилось видеть у телеведущих, которые страдали телеэфироманией и манией величия. Но при этом, необходимо отметить, что мой пациент, по-видимому, умеет включать эту чувствительность по сценарию, перед телекамерами, при общении с народом, когда это может сыграть на рейтинг, на успех и т. п.).

— Если на вас посмотреть вне интервью. Ваше окружение вас знает… Какой вы вне интервью.

— Тихий. Спокойный. Как говорится ничего особенного нет. Я очень был тихий спокойный до восемьдесят девятого года.

(Мой пациент взял в руки тасфик — мусульманские бусинки для ритуала перебирания и подсчёта бусинок. ).

— У вас в руках я вижу тасфик, предмет с которым не расстаются мусульмане. Почему вы его держите.

— Просто так. Когда-то в Турцию поехал. Мне его дали, кто-то купил его на память. Я взял его в руки чисто случайно без всякого умысла, дескать я псих, возьму поперебираю. То есть, нет ключевых моментов, которые бы вы хотели выявить во мне. Нет никакой страсти.

(Защита отрицанием.).

— У меня сложилось впечатление, что вас журналисты ждут, обожают. За что они вас любят?

— За откровенность. Когда они разговаривают со мной, то они сразу видят, что я сразу отвечаю. Я не выдумываю что-то, я не пытаюсь вспомнить как надо сказать. Я не создаю образ. Людям нравится моя естественность. Почему любят детей?

(И действительно, я почувствовал, что мой пациент умеет производить впечатление непосредственного человека. Но та ли эта откровенность? Анализ показал, что умение говорить нужную правду — это особый приём манипуляции моего талантливого пациента.).

— Я почувствовал, что вы являетесь носителем уникального феномена — феномена обаятельной агрессии.

— Потому, что я настроен дружелюбно. Я не был, заряжён идеологией, допустим нацистов, расистов, коммунистов. (Тяжело вздохнул, перехватив дыхание).

— Я почувствовал, что вы — двойственная и противоречивая натура. В этом и есть признак живости вашей души. В один момент вы можете давать одну оценку, через некоторое время противоположную. Я постоянно улавливаю в вас противоречивые суждения. Вы и любите, и одновременно и ненавидите многие объекты мира и это чувствуется всегда.

(Пока я говорил, мой пациент опять начал покашливать недовольством. Я почувствовал, что на протяжении всего сеанса покашливание моего пациента было всегда невербальной формой передачи недовольства моим пациентом.).

— Скорее всего приходится делать акцент на разные нюансы. Поэтому здесь нет двойственной оценки или смены моих взглядов. В разный момент, я даю разные оценки.

— Вы клеймёте и ругаете правительство, а в конце концов всё равно за него. (Я почувствовал, что мой пациент опять закашлил недовольством).

— Вы одновременно и любите и ненавидите и в этом, пожалуй основа вашего политической эстетики и обаяния. Это же прекрасно, это живость феномена Жириновского и не стоит по этому поводу переживать и комплексовать.

— Я и не комплексую.

— Это же ваша живость. Вы их любите и ненавидите одновременно. Необходимо так и сказать.

— Трудно это назвать любовью или ненавистью. Просто подход (пауза). Например, я вижу негативные моменты в каком-то явлении, но я понимаю, что если сейчас поставить других людей, то будет ещё хуже.

— Сущность личности оценивается иногда обществом очень в виде определённой клички. У вас в народе есть своя кличка. Она вбирает в себя и ласковость, и округлённость, и талант, гибкость, зажиточность. Эта кличка адекватна вам. То как вас называет народ — это вообщем-то вас характеризует как ласкового и в то же время скользкое и сложно движущееся явление. Как вы думаете адекватно вас называет народ?

— Вы имеете в виду «Жирик» что ли? Я думаю в основном это молодёжная среда, это молодёжный сленг. Им выгодно коротко.

— Вы переживаете по этому поводу?

— На первом этапе мне это не нравилось. Особенно. Сокращение фамилии. Зюганова называют Зюга, Зюган. Дворовая.

— А не могли бы вы назвать клички других политиков?

— Я не знаю. Никогда не слышал ничего. Знаю, например, у Ходорковского «Ходор». Это сокращение. Я больше предпочитаю, чтобы были аббревиатуры ВВЖ, ВВ. У нас Путин тоже ВВ, а так за глаза там меня шефом зовут. Я не люблю никакие клички. Клички, мне кажется несёт больше обиды, чем какого-то одобрения.

— Можно предположить, что вы интересны сами себе потому, что вы непредсказуемы сами для себя. Вы сами для себя не знаете, что сотворите для себя же? Это вас и куражит?

— Это вам кажусь я непредсказуемым. Я всегда знаю ответ на любой вопрос моментально отвечу. Только дайте возможность и я отвечу. Я в себе уверен, спокойно иду и в этом плане я не беспокоюсь.

— А чтобы мог о вас рассказать ваш сын? Если бы я вашего сына спросил бы об этом?

— Наверное, как и любой сын, устаёт от ответственности перед старшими родителями (агрессивно и небрежно покашливает). Когда старшие по возрасту их можно игнорировать. Всё как у обычного взрослого человека, ему тридцать четыре года. Его, конечно это может донимать, что он в чём-то должен мне слушаться. В какой-то степени себя сдерживать поскольку у него есть какие-то родственные отношения или там служебные отношения.

— Ваш сын по сравнению с вами более пассивный.

— Да (резко перебивает).

— Тихий и я бы сказал, что в вас нет комплекса Тараса Бульбы, а есть, по-видимому, антикомплекс Тараса Бульбы. Вы за это переживаете? Вы не думали об этом?

— Он такой, какой он есть и он не может быть другим.

— А вы довольны тем, какой он есть?

— Ну, что делать, я бы был бы более довольным, если бы он был более энергичным, более предприимчивым, более инициативным. Ну, я понимаю, что это такой психотип.

— Та щедрость, которая есть у вас, это сценарная щедрость или вы действительно помогаете?

— У меня есть чистое желание помочь людям. Потому, что мы не можем им помочь через законы. (Агрессивный резкий кашель.) Не можем поменять их начальников, изменить ситуацию в стране. Поэтому когда есть что-то и можем дать, там тысячу, пятьсот рублей, триста рублей, чтобы это было приятно человеку. Или на какую-то жалобу отреагировать и может быть получается положительное решение. Когда я получаю письма с благодарностью, то мне это приятно, что мы что-то сделали.

— Вы соединяете в себе всё и вся, как Иоанн Павел Второй. Вы и актёр, и шоумен, и политик, и кто угодно. Когда я зашёл к вам в ваши апартаменты, то я увидел, что у вас здесь всё работает на избирателя. Даже морозильник для мороженого стоит для детей и учащихся.

— Из-за этого они меня ненавидят. Именно из-за этого постоянно. Я выбиваюсь из их ряда. Из ряда обычного чиновника. Обычного партийного руководителя. Это всех раздражает и Грызлова, и Зюганова, и Немцова, и Явлинского и всех остальных. Один раз Явлинский, когда у него было хорошее настроение, в новогодний вечер в Кремле он обронил фразу, что вы талантливый человек…

— И всё-таки вы излучаете противоречие. Одновременно имеет место теплота и ласковость и при этом слышатся жёсткие заявления, дескать, смотрите, за мной власть и я приду и разберусь. Это опять ваше противоречие, ваша неопределённость и подвешенность. Вы приближаете к себе и одновременно предупреждаете осторожнее приближайтесь.

— То, что вы говорите, это вторичное и связано с тем, что приходится людям обещать, что в случае получения власти, я постараюсь что-то сделать и помочь. И в какой-то степени могут звучать какие-то угрозы, но не потому, что я хочу, (агрессивно кашлянул), кого-то размазать или стереть в порошок.

— А вам не кажется, что благодаря вам СМИ держат свой рейтинг. Появление вас в ведущих каналах, СМИ, оно их поддерживает. Вы им или они вам?

— В определённом смысле есть взаимность. Если они зовут, то я получаю выход на людей. Песни сейчас идут «Две звезды». Я не певец и не исполнитель, но если каждое воскресенье, я буду два-три месяца на телеэкране, в лучшее время с семи вечера, то мне это тоже выгодно, чтобы меня увидели лишний раз мои избиратели, которых не интересует политика.

— Кто вы для себя? Некоторые по профессии одни, а по душе, находятся совершенно в другой профессии. Вы для себя кто внутри?

— Я чувствую себя юристом, в какой-то степени социологом, философом, гуманитарием…

— Шоуменом…

— Никогда у меня этого не было (резко перебивает) ничего, чтобы как-то приближаться к шоумену, я не вырываю микрофон…

— А вам не кажется, что вы порой заваливаете своим талантом любого телеведущего? Вы же умеете сказать нужное в нужной ситуации и в нужное время.

— Это одна из причин из-за которых меня не зовут на какие-то передачи, боятся. Они говорят, что ты ответишь так на вопрос, что разломаешь передачу, поломаешь сценарий. Эта конкуренция всех раздражает, вплоть до кремля, где прямо сказали, что им со мной некомфортно. Там другой стиль. Тихий, спокойный, вот Собянин, допустим, Медведев, Иванов, вот такие им ближе. Я как бы другой психотип, другой темперамент. Сорокина меня просто не любила. Ей хотелось меня позвать, но она всегда нервничала и просила меня меньше выступать, старалась мне меньше дать возможности ответить. Она всегда задумывала какой-то сценарий, а я своими ответами всегда всё ломал. Я замечаю, что Познер, также не любит меня приглашать. Он уже выстроил передачу, а я моментально дал совсем другую оценку, другие ориентируются на мою оценку и у него не получается.

— Мы часто боремся и выражаем агрессию по отношению к другим, а в действительности оказывается, что боролись с собой, с тем, что в себе ненавидим и не принимаем. Когда вы боретесь со своими врагами, то не кажется ли вам, что вы с собой боритесь. В вас есть внутри коммунист, которого вы ненавидите.

— Нет. Такого нет. Я не их ненавижу, как носителей, я их ненавижу за то, что исчез Советский Союз, что они сами его создали и сами ликвидировали.

(Защита отрицанием).

На протяжении всего сеанса я предчувствовал, что мой пациент вот-вот сотворит некий ход конём по моей голове, а потом, погладив по моей шишке, скажет, дескать, извини это по сценарию, это розыгрыш, дескать, так надо, но этого почему-то не происходило. Я почувствовал хроническое душевное одиночество и усталость моего пациента. Кроме того, я почувствовал, что, основная ценность жизни моего пациента, которая заключалась в переживании публичности (телеэфир, кураж от аудитории и др.) на данном этапе уже себя исчерпала, но мой пациент почему-то продолжает крутить педали СМИ, хотя кататься на этом велосипеде как раньше уже не хочется.

РЕВНИВЕЦ.

В кабинет входит мужчина. Складывается впечатление, что его кто-то затолкнул в кабинет. Он плотно закрывает за собой дверь. Пациент не поздоровавшись задаёт вопрос.

— Я не знаю с чего начать.

— Пожалуй, вы знаете с чего начать, но колеблетесь начинать ли именно так, как хотите.

— (Пауза.) Точно. Да, ну вы же психолог? Я тоже интересуюсь психологией, телепатией, чтением мыслей. Вот даже купил об этом книжку (Вытаскивает из-за пазухи книжку). Не читали? (Подаёт мне книгу о телепатии. Я перелистываю книгу по парапсихологии).

— Очень интересная книга. И у кого, больше всего вы бы хотели прочитать мысли?

— (После паузы). У моей жены.

— Расскажите мне, что у вас с ней?

— Что у меня с ней? Скорее, что у неё со мной. с другими? Узнать бы? Я заплачу вам, сколько надо? Вообще-то я не шибко ревнивый, но тут особый случай. Вы сможете определить: изменила она мне или нет? Сможете долбануть ей по мозгам каким-нибудь гипнозом, чтобы она рассказала всё как было? Сможете?

(За всю историю своей работы ни разу не приходили с подобными просьбами женщины. Приходят только мужчины. Почему?).

— Может вам необходима помощь частного детектива?

— У них я уже был. За ней следили. Но разве за всем углядишь. Вещественных доказательств не обнаружено. Даже анализы под микроскопом делали. Чужеродных мужских тел на коже моей жены не нашли.

— И что же, Ваша жена так просто соглашалась на проведение таких анализов?

— Пусть только попробует не согласиться!

(Мой пациент делает паузу и задумывается.).

— О чём это вы только, что подумали?

— Я подумал о том, зачем я пришёл к вам сюда в кабинет?

— Действительно почему же вы пришли ко мне?

— Чтобы ещё раз убедиться, что это не так.

— Судя по всему, вы не сами пришли ко мне?

— Возможно, вы успели заметить, что меня жена затолкнула в ваш кабинет.

— И чего же она добивается от вас? Может быть, она действительно вам желает помочь?

— Она почему-то уверена в том, что я страдаю навязчивой мыслью…

— О чём же эта мысль, согласно вашей супруге? (Пауза).

О чём вы опять подумали, явно о чём-то неприятном?

— Я подумал о том, что все женщины — проститутки. Поверьте мне это в действительности так.

— Ну и почему же вы уверены, что все женщины проститутки? Не могли бы вы поподробнее рассказать об этом.

— А вы, что сами разве не уверены в этом?

— Ну, попробуйте меня переубедить.

— Благодаря своей точке зрения я сильно пострадал. Меня уволили с работы. Перессорился со всеми своими друзьями, назвав их жён проститутками. Я даже с дочерью своей уже давно не разговариваю. Я доказал ей как Коломбо, что она проститутка. С женой постоянно ссоримся так как я вижу её проституированность. Поэтому и ревную, проверяю.

— Тем более. Расскажите и докажите мне свою правоту. Если вы правы, то я скажу вам, что вы правы и пожму вам руку.

— Ну с чего начать-то? Ну начнём с моей матери.

— А что ваша мать занималась проституцией и вы это видели?

— Да нет. Вы привыкли все понимать под проституцией только то, когда женщина выходит на панель, на дорогу. В действительности проституция намного шире, он часто бывает скрытой, замаскированной, но в основе её лежит проституция — продажа тела ради чего-то. Именно такое определение проституции я нашёл в словаре. (Пауза).

— Ну, рассказывайте. Я слушаю вас.

— Так вот моя мать никогда не любила отца, но они вместе спали и мели близость. И это с детства меня всегда возмущало. По сути дела моя мать отдавалась отцу не любя его. Жили и спали мы все в одной комнате. Она мучилась с ним. Я даже слышал как она мучается в постели, как страдает. У же сейчас, будучи взрослым, я вспоминаю, что это были не сладострастные страдания, которые бывают у женщин при близости. Это ей ничего не давало. Я видел это всегда. Да я понимаю, что она жила с отцом ради меня, ради его зарплаты, ради крыши над головой, ради того, чтобы сохранить семью. Не проституция ли это. Отдавать своё тело не ради любви, а ради чего- то. Это же тяжело. И между прочим именно поэтому она стала болеть. Всегда была раздражительной, много ругалась, была недовольной. Может быть поэтому и я вырос неспокойным и нервным и поэтому сижу сейчас у вас в кабинете. Семья наша была несчастной потому, что мать моя по сути свой была проституткой перед отцом. Это супружеская проституция.

— Я полагаю, что вы свою жену называете проституткой не потому, что она выходит на панель.

— Да, конечно. Моя жена повторяет мою мать, судьбу моей матери. Я давно понял, что моя жена меня не любит и не любила, вот, но терпит меня и мои самцовые и кобельские прихоти, и отдаётся мне.

— А вы, конечно, её потребляете, воспринимая её нелюбящей вас.

— Я воспринимаю её как проститутку. Она ценна для меня как проститутка и это меня даже возбуждает.

(Мой пациент начинает противоречить себе, утверждая, что проституированность супруги является теперь уже ценностью.).

— Ну а с дочерью у вас что?

— Дочь в этом плане непонятный фрукт. Я до сих пор её не пойму. В силу того, что она видела, что её мать в течении всей жизни проституирует передо мной. А она это точно знает. Она видит, что мать не любит папу, а спит с ним. Я думаю, что благодаря такому примеру у неё характер уже воспитался в духе проститутки. Дочь мне сама говорила о том, что многие женщины отдаются не любя, ради чего-то, ради денег, ради карьеры. Она мне как-то так и сказала, что хочет себе сделать стартовый капитал благодаря общению с состоятельными ребятами и мужчинами. Ну я конечно взбесился, чуть не побил её за это. У меня есть один приятель, который ест дома щи, сваренные на деньги дочери-проститутки. Я такие щи хлебать не хочу. Дочь долго доказывала мне, что сейчас так модно зарабатывать капитал, общаясь с нелюбимыми, но богатыми мужчинами. Она тянется к состоятельным ребятам, тянется одним местом. Она в течении года сменила уже шестерых ребят. Она продавалась им. Хотя у них были красивые свидания, но я видел, что она не была влюблена в них. Прям как мать. А почему бы всё это не назвать проституцией.

— А что же произошло у вас на работе?

— На работе сплошная служебная проституция. Понятно, что женщины всегда там обслуживают начальствующую верхушку, ради дополнительных, материальных, жилищных благ.

— Да вас послушать. Жизнь сплошная проституция. Но ведь есть ведь люди, которые доверяют друг другу, любят друг друга.

— Элита, что ли какая нибудь? Да ну. Элитарную проституцию я тоже знаю. Она часто бывает замаскированной под крышей каких либо организаций. Это есть отряды женщин для обслуживания сливок общества. Вот у меня есть информация, что в одном рекламном агенстве женщины знают для чего они предназначены. Они спонсируютя чиновниками и ими же потребляются. Это целая индустрия выуживания из школ красавиц, их взращивания и потребления. Есть такие женщины, которые сидят в министерствах и ходят по рукам, по этажам власти, делая себе карьеру.

(Конечно в чём — то мой собеседник прав. Сказать определённо ему, что его жена не проститутка, так как отдаётся только ему, хотя и не любит его, я не могу.).

Что российское больше всего ценится сегодня за кордоном? Нефть, га, уголь и красивые женщины, которыми изобилует наша страна, которые низко себя ценят и которые стали дешёвым товаром ля иностранцев. В борделях только Западной Европы около ста тысяч наших соотечественниц. За смехотворную сумму они продаются.

— И всё таки вы сами виноваты, что ваша жена стала такой, как вы говорите проституткой? Вы судя по всему хорошо пьянствуете?

— Возможно одна из причин в моей пьянке. Я деградирую, я согласен с тем, что не могу обеспечить свою жену, свою семью. Может именно поэтому дочь моя пошла на такие заработки. Может именно поэтому я начал подозревать свою жену, что она проститутка и имеет близость со своим начальником. Уж больно хорошо она сейчас зарабатывает. Я вроде бы за это должен радоваться. Да, а может это и не так.

— Получается, что ваши пьянки и породили проституцию. Или же причина всему они сами. Ваша жена и дочь.

— (Сильно переживая берётся за голову). Сам виноват.

— Судя по всему ваша жена находится здесь?

— Её позвать?

— Пока не стоит. Расскажите мне лучше, что произошло? Откуда у вас такие подозрения?

— Вообще-то я не шибко ревнивый. Даже допускал измену жены в мыслях и особенно за это не переживал. Случайная измена. Эгоизм и напористость мужчин. Всё это мне знакомо. У самого такое случалось. Ну, переболеешь и всё. Забудешь и опять идёшь к жене как ободранный и голодный кот после бурных похождений. Допускал. и себе и жене. в мыслях.

— В каких мыслях? В своих или в мыслях жены? Вы хотите сказать, что вас не могло не волновать думает ли ваша жена о другом о мужчине или не думает?

— Именно в этом вся суть. Лучше бы моя жена изменила бы и точка, чем всегда в мыслях была бы с кем-то другим. Ведь даже во сне, чёрт возьми, она произносит чьё-то мужское имя.

— И как зовут вашего конкурента?

— Я знаю его. Знаю, где он работает. Она во сне произносит его имя как-то невнятно, проглатывает. Может под гипнозом вы сможете точно определить это имя?

— У вас есть какие-то свои варианты?

— Я даже допускаю, что у неё не было с ним никакой близости. Но мне от этого не легче. Лучше бы она изменила и забыла о нём. Меня бы это устроило.

— Кто он? Почему вы подозреваете именно его?

— Можно я расскажу всё поподробнее?

— Конечно.

— Я не простой муж! Все мужья нашей страны глупцы. Они уверены, что если их жена на работе, значит, она не изменяет, так как на работе это невозможно. Нет времени. Это в наше-то время безработицы, всеобщего бардака. нет времени. Как-то в прошлом один мой приятель рассказал мне как на работе пере ал весь отдел, прям на письменном столе своего кабинета. (Мужчина трогает руками письменный стол моего кабинета). В то время я этому не придал особого значения. Был не женат. А сейчас подумаю. Что- то в душе сжимается. Как представлю, что мою жену регулярно, периодически, со смаком, каждый день заправляет кто-то на работе. Ничего не хочется. Даже темнеет в глазах. Ещё тут статья в газете подвернулась. Неужели изменяют по статистике аж 86 процентов! Двойная жизнь получается. Я как-то подсчитал сколько времени проводит моя жена на работе и сколько со мной. Получается, что она отдаётся в другие руки большую часть времени. Это ведь уже не просто измена. Это страшнее.

— Почему вы уверены, что это происходит именно с вашей с женой? Может быть как раз она попадает в те 14 процентов, которые не изменяют?

— У неё на работе все условия. Душ, отдельные кабинеты, холодильники, диваны, всё как дома. То- то я смотрю она спешит каждый день на работу, хотя работа скучная, бездельничают.

— А письменных столов много?

— (Улыбается и трогает письменный стол моего кабинета) И всё таки я обнаружил много улик против неё. Вот даже сейчас она сидит в коридоре и общается с каким-то мужчиной. Вчера пришла домой, опять улика, ведь я почувствовал от неё запах мужского пота. Идём по улице — она пожирает своим взглядом всех мужчин. Я даже со своими братьями перессорился из-за того, что подозреваю их в том, что они переспали с моей женой. Сына своего я вот уже как три месяца называю племянником. Он мне не сын. Он племянник. Братишка его заделал.

(Всё-таки бред ревности присутствует. Мой пациент умело выстраивает бредовую логику под свою идею об измене и проституции супруги, хотя казалось бы и основания есть для этого.).

— Вам понравился мой стол? Вы согласитесь со мной, что несмотря на свои подозрения, вы любить и хотеть жену меньше не стали. Более того, вы её стали больше ценить. Ведь истинная цена вещам, а вы относитесь к жене как к своей собственности, определяется спросом и предложением. А потребительская стоимость вашей супруги наверное немалая — она у вас красавица. И всё это, между прочим, я говорю на вашем языке — на языке собственника у которого покушаются на имущество. Так вот вы хотите, чтобы она была вашей собственностью и только вашей. Посмотрите на свою правую ногу. Посмотрите, посмотрите. (Мужчина с недоумением смотрит на свою ногу). Ну как? Она возбуждает вас? А вы хотите, чтобы жена была для вас, как ваша правая нога. куда хочу туда верчу.

Пожалуйста, пригласите свою супругу.

(Мужчина выходит из кабинета. Вдвоём входят в кабинет.).

(Супруга входит, агрессивно отталкивая от себя, ласково дотрагивающегося до неё мужа.) М-мм! Сволочь! Здравствуйте.

— Выйдите пока. (Обращаюсь к супругу).

— А можно поприсутствовать на процессе как она будет раскалываться.

— Это вы что ли будете меня раскалывать. Не верю я всему этому.(Супруга обращается ко мне.).

— Я ничего такого не обещал вашему супругу. Да и вообще из морально-этических соображений этого нам нельзя делать. И всё таки выйдите, пожалуйста, на некоторое время из кабинета (Мужчина не выходит.).

— Я тихонько здесь посижу и не буду вам мешать. (Мужчина со злорадством наблюдает за общением).

— Хорошо. Неужели вы думаете (обращается к женщине), что я сейчас буду вас гипнотизировать и вытаскивать из вас какие-то ваши тайны. Как вы согласились на такое?

— Попробуй не согласись. Убьёт, он же псих! Выдумывает не знай что обо мне. Будто бы я изменяю ему на работе.

— За что вы умудрились полюбить его?

— Попробуй, не полюби.

— Ты что болтаешь! Ты ж сама висла на мне! (Встревает супруг.).

— Конечно, повиснешь будучи беременной.

— И всё-таки выйдете. (Мужчина выходит). И всё-таки.

вы действительно не изменяли своему супругу.

— Я действительно не изменяла на работе и тот, кого мой муж подозревает не имеет никакого отношения ко мне. Я изменяла, но не на работе.

(В кабинет врывается муж.).

— Пошли, я всё слышал. Ты думаешь мне важно с кем и где? Мне это не важно.

— Псих! Всё подслушал. Не пойду я с тобой! Пойду одна, а ты оставайся здесь. Тебе надо лечиться (Женщина встаёт и выходит. Муж хочет уйти за ней. Психолог задерживает мужчину).

— А вас я попрошу остаться. Успокойтесь.

— А я почему-то уже успокоился. Успокоился настолько, что мне не просто безразлично изменяет мне жена или нет, а я ловлю себя на той мысли, что мне это. не то, что нравится. ну это меня ещё больше вдохновило, чтобы любить её ещё сильнее. Я попрошу у неё прощения.

— Будете относиться к супруге объективно. Всё нормализуется.

Ну что? Догоняйте её.

(Навязчивые состояния, навязчивые мысли. С одной стороны хорошо когда нас посещают творческие навязчивые мысли. Они украшают нашу жизнь. Но с другой стороны существуют такие навязчивые мысли, которые мешают нам жить. Самое интересное то, что эти навязчивые мысли содержат в себе некую правду.).

ДЕВУШКА, КОТОРАЯ ЖИЛА ЗА ШКАФОМ.

В кабинет вошла пожилая женщина в тревожном состоянии с синяком под глазом.

— Я не знаю, что делать со своей дочерью. Я её с большим трудом привела сюда. Всего боится. Она пока в коридоре. Хотела бы предварительно переговорить. Она у меня нигде не работает, сидит целыми днями дома. Раньше хоть куда-то выходила. Соседи говорят, что раньше, хоть с помойным ведром его можно было встретить у подъезда, а сейчас только дома. Книги читает. Всё меньше и меньше стала общаться со своими родственниками, мы не ходим ни к кому. Всё время дома. Ей ничего не надо. Она ничего не хочет. Ни за муж. Не с кем не встречается. Одни книги. Читает, читает. Просит меня, чтобы не приставала. Я её прошу хоть что-то делать. В ответ агрессия. Вчера дала мне по лицу (показывает на синяк, который под глазом), так сильно, что искры из глаз. Я и боюсь её и люблю. (женщина плачет).

— А она всегда была такой?

— Раньше она была совершенно другой. Мы с ней больше общались, больше ездили в магазины. Но сейчас, как будто её подменили. Она как этот… человек в футляре, не желает никого видеть. Она даже у нас дома поставила шкаф поперёк комнаты, отгородила себе занавесочкой такой уголок, поставила туда кровать и лежит за этой занавесочкой всё время. Нет, чтоб поставить шкаф ближе к окну, нет, она поставила его ближе к дальней стенки комнаты. Там темно. Выходит оттуда только покушать, когда я прихожу с работы и обратно юрк за занавесочку и под одеяло. Туда практически не проходит свет.

(Первое предположение, которое я сделал, что это является проявлением аутизма — состояния погружённости в мир внутренних переживаний с уходом от реальности, замкнутостью, бедностью выражений эмоций, потерей эмоционального контакта с окружающими.).

— Там видимо темно… А как же она читает там?

— Она боится яркого света. Она боится окна. Боится голубей, которые садятся на подоконник. Она читает книги под одеялом… с фонариком. Она говорит, что у неё там свой мир и поэтому она никого туда не пустит. (Какая-то непонятная жадность на этот зашкафный мирок, словно кто-то в него может проникнуть. Шкаф, занавесочка, фонарик… И вот уже свой мир… Даже если это аутизм, почему люди мешают друг другу жить в своём мире?).

— И что вы действительно туда проникали в этот её мир?

— Проникала, а что толку. Вот врезала с размаху.

— Проникнуть к ней за шкаф не значит, проникнуть в мир другого человека. Ведь согласитесь со мной, она по своему талантливый человек.

(Девушка, по-видимому, желает спрятаться от этого жестокого мира.).

— Интересно, вам самой никогда не хотелось наплевать на всё и залезть под комфортное, приятное, тёплое одеяло и спрятаться от всего мира. А вы бы не могли последовать её примеру?

— На что вы намекаете… Признаться хотелось. И я это несколько раз делала. Но стоит полежать так один, ну два часа, как надоедает. Встаёшь и начинаешь двигаться.

— Но если вам дать книжку в руки…

— Нет… нет… мне это не интересно…

(Её дочь разочаровалась в этом жестоком мире. Она видимо очень чувствительная.).

— Она у меня очень душевная, сердечная девочка. За это я её и любилю. (Трогает свой синяк.) Но сейчас она всё меньше и меньше переживает за меня.

— Сейчас она с собой не может справиться, откуда у неё могут взяться силы для вас…

— В то же время она — паразит, создала себе хорошенький мирок. Там ей ничего не надо. Я же её всегда накормлю, книжку из библиотеки принесу, ведь я работаю библиотекарем, и она раз… опять нырнёт к себе за шкаф, в свои книжки, к своим писакам и героям. И читать, читать. Полиглотка, проглотка! (Женщина плачет). Она у меня высоко эрудированная девочка, прочитала всю научную и литературную классику.

— Она у вас занимается каким-нибудь творчеством или наукой?

— Этого она не желает. Для неё невыносимо даже незначительная деятельность. Она просто поглощает знания. А для чего? Поглощение ради поглощения.

(По-видимому, на серъёзную психопатологию это всё-таки не тянет, многие из психически больуs[являются гениями… гениями восприятия и желаний. Её дочь, наслаждается жизнью в мире книг).

— Она не такой уж паразит! Хотя и сидит у меня на шее. Кушает мало. Хлеб и картошка, большего ей и не надо. Расходы не большие.

— Своего рода дюймовочка. У вас есть ещё дети?

— Есть у неё маленький братишка.

— Как она общается со своим братишкой?

— Прекрасно общаются. Мальчик если не может что-то сделать из домашнего задания, всегда идёт за шкаф. Он знает, что у неё есть сестра, которая живёт за шкафом и там можно получить все знания. Он гордится своей сестрой. И даже в чём-то подражает ей.

(Да и аутизм не основательный. Ведь главным проявлением аутизма является отсутствие или угасание потребности в общении).

— Что тоже отвёл себе уголок и занавесочку за шкафом?

— Шкафов у нас больше дома нет, а вот занавесочку повесить просил. Книжки также читает с фонариком под одеялом. Он также имеет интерес к книгам. Портит зренье. Признаться я не хотела бы, чтобы мой сын, как дочь, вырос и стал человеком, который жил бы за шкафом.

— Что же это они бегут от вас за свои занавесочки? Чем же это вы им не угодили? Чаще бывайте у них там…

— Где там?

— За занавесочкой, за шкафом, под одеялом, Они вас пустят. Только постучитесь. А всё остальное само нормализуется. Пригласите свою дочь в мой кабинет.

(В кабинет входит симпатичная, высокая и стройная девушка, а мать я попросил выйти).

— Я немного поговорил с вашей мамой. И всё-таки чего вы больше всего боитесь?

— С каких-то пор я стала замечать за собой, что не могу без страха идти по улице. Появилась какая-то тревожность. Особенно когда прохожу мимо голубей. Мне страшно к ним приближаться.

— Раньше у вас было такое?

— Пожалуй, нет. Но голубей я всегда не переносила?

— Кто ещё при своём приближении к вам вызывает у вас чувство страха и беспокойства?

— Все незнакомые люди. Именно поэтому я даже не могу ездить в транспорте. Вообще я никому ничего не доверяю.

— Пожалуйста попытайтесь вспомнить о своих потрясениях, которые были у вас в прошлом при приближении к близким людям?

(Возникла длительная пауза. Я увидел накатывающиеся слёзы девушки.).

— О чём это вы плачите? Что нибудь вспомнили? Вас часто обманывали близкие люди? Они вас предавали?

— Не часто… Но было. Был у меня друг. Я очень сильно любила его. Мы с ним полгода встречались. Он учился в другом институте. Я не знаю любил ли он меня. Наверное любил. Но я была счастлива.

— У вас были с ним близкие и интимные отношения?

— Нет. Меня так воспитала мама. Она у меня тиран на этот счёт всегда меня запугивала и я знала, что это со мной должно произойти только после моей свадьбы. Именно в этом и была вся проблема. (Возникла резкая пауза, закончившаяся тем, что девушка заплакала).

— И что же произошло? Ваш друг сильно обидел вас?

— Обидел… Весной он пригласил меня в поход. В поход пошли его друзья-одногруппники и девчонки из нашей группы. Мама меня не отпустила в этот поход. Дома был скандал. Я убеждала её, чтобы она не переживала. Я же вроде взрослая девушка и могу постоять за себя. Но мать ни в какую не пускала меня. Закрыла квартирную дверь. Но я же его любила и хотела, я хотела быть с ним. И я тогда на сто процентов уверена, что это произойдёт только после свадьбы. Я обещала это своей матери. Но мать так и не открыла дверь. Тогда я сказала ей, что выпрыгну из окна. И начала это делать. Мать испугалась. И со слезами отпустила меня в поход. Я была счастлива. Я бежала к нему. Мы долго ехали на автобусе. Это в Марийские леса. Было красиво. Озеро. (Пауза) Заповедник. Расположились. Было так хорошо. (Пауза) Но… (Девушка глубоко с содроганием вздыхает и опять пускает слезу).

(Мне не удалось обнаружить никаких нарушений законов языка. Она не изобретала новых слов, не придавала неким словам несвойственных им смыслов. Не было отсутствия логики. Хотя аутизм был, но многие его признаки отсутствовали).

— Ваш друг стал на чём-то настаивать и огорчать вас?

— Да он стал настаивать, но настаивал не по поводу близости, а по поводу того, чтобы я за кампанию вместе выпила водки. А мы сидели у костра. Я долго сопртивлялась, а я ведь даже пива никогда не пила, не то, что водки. А пили они из алюминевой широкой кружки. И я устала сопротивляться и залпом выпила. Сначала вроде была только тепло. А потом мне сильно-сильно захотелось спать. Я наверное была пьяная, дура такая. Потом все пошли спать. Я только помню, что я не могла идти меня мотало. Мы с ним остались. Я не хотела этого, а он начал. Дрались. Он ударил меня и изнасиловал. Утром проснулась. Помню, что жить не хочу. Вроде тот же красивый лес, тоже озеро. А жить не хочу. Еле доехали домой. Пустота. Рухнула на диван. Заснула, а когда проснулась, то мне опять не хотелось жить. Мама стояла рядом и видела всё это. Я сказала ей, что не хочу больше жить и когда она ушла на кухню, я подошла к окну и хотела выпрыгнуть, нго мать меня оттащила. Мы вместе обнялись и долго плакали. Она всё поняла.

— Да, окно для вас стало каким-то притягивающим место в вашей квартиры?

— Да это так, я всегда боюсь приближения к окну, там что-то скрыто.

(Все подозрения на аутизм, как проявления шизофрении отпали. Мне не удалось обнаружить отсутствие инициативы общения. Она была. Я не заметил резких преобладаний внутренних форм речи над внешними. Девушка имела достаточную интуицию и улавливала мой взгляд, мои жесты, читала меня. Она не купалась в логике своих желаний.).

— И теперь вы конечно избегаете новых знакомств и приближений к вам, ожидая предательства?

— Да… Именно поэтому не доверяю ребятам. Да никому.

— Судя по всему вы испытали потрясения и страдания ещё от кого-то?

— Да. Но они были, но по сравнению с предательством моего друга, они не были такими страшными. Я ведь долгое время искала работу. И вот один раз наконец нашла её. Проработала в этой фирме полмесяца, а потом директор стал домогаться меня. Хотел, чтобы я с ним была в близости. Я отказалась и он стал ко мне придираться по всяким пустякам. Грозил мне каждый день увольнением. Я сама уволилась. Потом опять устроилась на новое место и опять то же самое. Мне уже началось казаться, что весь мир такой.

— Какой такой?

— Жестокий и некому в нём довериться, некому, слышите некому.

— После предательства вашего первого друга у вас больше не было романов?

— Был один. Я влюбилась в женатого человека. Он был очень вежливым, романтичным. Столько комплиментов в свой адрес я никогда не слышала. Столько красивых слов… слов, да только слов. Он тысячи раз мне признавался в любви, но когда нужно было решать с кем ему жить, то он признался, что испытывает страх этой большой любви и ничего не хочет менять. Не хочет со мной терять головы. Он плакал, что не может ничего с собой сделать. И я тоже плакала. А я доверилась ему всем своим существом.

— Это действительно было так или быть может у вас уже изначально было недоверие, вызванное первым другом и ваш второй друг это чувствовал?

— Трудно сказать. Ну, я уже не так доверяла, но я не спала ночами. Переживала за него. Всё время думала о нём. А он… (Девушка тяжело вздыхает, но уже не плачет). Я никому не доверяю. Никому!

— И голубям. Даже к ним боитесь приближаться. В чём же голуби-то виноваты?

— Не знаю.

— Страх голубей возник у вас после предательства друга?

— Пожалуй, нет. Этот страх уже был, но он не был таким ярким и сильным.

(По-видимому, это проявление специфической фобии, как страха, ограниченного строго определённой ситуацией, в данный момент нахождения рядом с голубями. Обычно они начинаютя в детстве или молодом возрасте и, если остаются нелеченными, могут сохраняться десятилетиями.).

— Когда у меня страх мне очень трудно дышать. Холодеют руки. Это не всегда так, но иногда оно так сильно хватает, что я чувствую себя так, будто я задыхаюсь.

— Не спешите. Постарайтесь описать мне это состояние, когда вам трудно дышать.

— Сначала кружится голова. Потом начинает давить на грудь.

— Вы не чувствуете при этом страха?

— У меня всегда такое чувство, будто я должна умереть, но от этого я, наоборот, даже становлюсь храброй. Я повсюду раньше ходила одна, но в тот день, когда у меня приступ, я боялась идти куда-нибудь, потому что не доверяла себе. Мне всегда кажется, что кто-то стоит у меня за спиной и вот- вот схватит меня. Я боюсь людей.

— Когда у вас приступ, вы всегда думаете об одном и том же или, может быть, вы видите что-нибудь перед собой? А может быть вы узнаёте лицо? Я имею в виду что это — лицо, которое вы однажды видели?

— Нет.

— И всё-таки вспомните кого это лицо вам напоминает. Не первого ли вашего друга из похода?

— Я представила. Нет, это не он. Точно не он.

— Хорошо сядьте поудобнее и расслабьтесь. Закройте глаза. Я сейчас буду считать, а вы по мере счёта почувствуете приятное полудремотное состояние. Вы как бы будете спать, но слышать мой голос и представлять о том, что я вас буду просить.

(Девушка закрывает глаза и успокаивается. Я заметил, что она очень бледная. Налицо вегетативные симптомы. Я предположил, что это фобия, но не шизофреническая, так как девушка всё-таки многое осознаёт и нет вычурности в содержании фобии, она осознаёт, что заблуждается).

— Один, два, три, четыре, пять. Хорошо, вы прекрасно расслаблены. Попытайтесь увидеть этих чёртовых голубей. Если увидите, то кивнёте мне головой. Увидели?

(Девушка кивнула.).

— Так хорошо. На каком расстоянии они от вас?

— На расстоянии двадцати метров. (Пауза.) Приблизьте их на расстояние десяти метров. Приблизили?

(Девушка кивает).

— Хорошо. Теперь приблизьте на расстояние пяти метров.

(Девушка выражает недовольное лицо, но кивает).

— Двух метров.

— Я боюсь.

— Не бойся смелее.

(На девушке гримаса страха, но она кивает).

— Молодец. Теперь наберитесь терпения и постарайтесь приблизиться на один метр.

(Девушка начинает плакать, но кивает).

— Приближаемся ближе, ещё ближе.

(Девушка дрожит от страха и плачет).

— Что вы видите? Что это?

— Окно… Я в больнице, в которой лежала в детстве. Приближаюсь к тёмному окну… Ночь. Я боюсь приближаться к окну.

— И всё-таки подойдите близко к окну? Что вы там видите?

— Голубя на подоконнике и страшную темноту.

— Что вы чувствуете?

— Страх…

— Но этот страх не от голубя?

— Нет.

— Таким образом, голубь — это ваш символ недоверия к людям. Теперь вы понимаете, что голуби не в чём не виноваты? Не стоит их бояться. Тем более вы их и не боялись тогда. Просто он у вас вызывает ассоциации страха, одиночества, недоверия к близким, которые вы испытали в детстве, находясь в больнице. Что вы ещё чувствуете, находясь там у окна?

— Большую обиду на маму, которая меня оставила в этой больнице одну.

— Маму, которую вы любили и очень доверяли ей, но которая вас предала, отторгла от себя? Не так ли?

— (Девушка сквозь слёзы). Именно так. Меня всё время предают близкие люди. Именно поэтому я боюсь приближения к людям, чтобы не делать их близкими, чтобы потом они меня не предавали.

— Приблизьте к себе голубя, возьмите его в руки. Он хороший. Он нуждается в вашей ласке… Пусть теперь он будет для вас символом доверия и любви к людям. Поверьте мне вас ждёт человек, который вас никогда… никогда не предаст.

Девушка со слезами на глазах и улыбкой прижимала к себе представляемого голубя. Я не мешал ей чувствовать этот процесс. Она прижимала к себе воображаемого голубя и мне так хотелось, чтобы всё это было реальным катарсисом — кульминационной точкой в психотерапии её аутизма и фобии. Затем девушка ушла. Она не пришла ни на второй, ни на третий сеанс… Лишь через неделю она жизнерадостная появилась в моём кабинете и подарила мне букет цветов.

ОБРЕЧЁННАЯ НА СМЕРТЬ ЖЕНЩИНА.

(Будучи психологом, как-то по-особому осознаёшь беззащитность человека перед смертью. В данном случае моя пациентка действительно обречена на смерть. Понимаешь всё как-то по-особому, через призму конца.).

— А эта пустота вам знакома. Она у вас раньше была когда-либо?

— Эта пустота приходила ко мне раньше, когда я был еще по младше, как-то меня, когда мне был тридцать один год, меня охватил ужас.

Ужас мысли о смерти. У меня была такая полоса. Потом через три года я забыла об этом, стала жить, и вот сейчас это чувство пришло, но оно какое-то немножко другое. (Переживание смерти имеет место при жизни. Часто люди его путают с самой смертью).

— Какое другое постарайтесь выразить это чувство.

— Оно не такое страшное, оказывается, как было то, которое я себе придумала раньше. Оказывается, мне не так страшно. Может, потому, что я прожила немалую жизнь, мне уже шестьдесят шесть.

— То есть тот ужас страха смерти, который у вас был в тридцать один, был страшнее того, который имеет место сейчас при реальном приближении вашей смерти?

(Полное раскрытие тайны личности происходит лишь при приближении смерти, когда имеет место ужас в полном его понимании, а не отзвуки и иллюзии ужаса.).

— Видимо так. Сейчас меня тоже охватывает ужас, но это не тот, который меня охватил тогда. Тогда я была молодой. Я и сейчас не старая. (Пауза.) И все-таки я не считаю себя старой. Я хочу жить, повторяю, я хочу жить, и по правде сказать, я не верю, что меня не будет, просто не верю. (На глазах слёзы. Моя пациентка плачет).

— Судя по всему вы плохо спите. У вас бессонница?

— Иногда, особенно ночью, меня охватывает такой страх, такое одиночество, просыпаешься, и не можешь понять, что это. Рядом внуки, дети, все спят. Вот недавно буквально на даче, все рядом со мной, но я одинока, я не могу выразить это одиночество, я одинока.

— Это чувство одиночество вам знакомо? В прошлом оно вас посещало?

— Раньше это одиночество так же приходило, тогда, когда мне было тридцать два, я это помню, я болела этим где-то два года и сейчас оно вновь пришло. Особенно вечером это одиночество обостряется. Я просыпаюсь, сосу таблетку валидола. Сразу скажу, тяжело. (На лице моей пациентки тревога и безысходность. От пустоты и потере смысла жизни у многих пациентов в таких ситуациях возникает желание покончить собой).

— Вам не приходили мысли о том, чтобы выключить всё это?

— Два раза. Я хотела это сделать. Уходила в туалет, но мой муж за мной следит, за каждым моим шагом. Он как бы полуспит. От него никуда не уйдешь. Ушла бы, если бы конечно захотела, видимо у меня все равно есть какой-то барьер. Ушла бы и от мужа, никто бы и не заметил. Безбожница я, не знаю.

— Эти свои переживания, которые вы мне рассказываете, вы раньше кому-либо не пытались рассказать? Пообщаться с людьми, которые находятся в такой же ситуации?

— Как-то встретил свою подругу детства, она мне сказала, что молилась бы, верила бы, было бы легче. Безбожница. Все время была коммунистом, вот сейчас даже переживаю за то, что мне до сих пор не поставили телефон, ругаюсь, казалось бы, зачем он мне нужен, вот вчера ругалась, беспокоилась за то, что мне до сих пор не поставили телефон, а стою на очереди телефона уже семнадцать лет. Возникает вопрос, для чего он мне вообще нужен.

— Вы не пытались ранее хоть как-то приобщиться к религии?

— Как-то пыталась научиться молиться, общаться с Богом, встала, посмотрела на небо, подняла руки, но ничего не получилось. Не верю я в то, что когда-нибудь опять рожусь. Не верю я ни в христианство, ни в ислам, ни в буддизм и другие. Вот сейчас очень много о карме пишут, не верю. И тем не менее, все таки какая-то во мне есть надежда, что я буду жить, только в других формах.

— Судя по всему, вы женщина с образованием и многое читали?

— Да, я все-таки немножко знаю науки, знаю биологию, в каких-то формах, в детях, во внуках, я буду жить, вот в это я верю, в какое-то биологическое продолжение своей жизни я верю. Все равно я вижу, и потом меня это радует, меня это успокаивает. У меня шесть внуков, когда я говору шесть внуков, мне сразу же становится легче. Я не боюсь. Вот и сейчас у меня с собой фотографии, где я со своими внуками. (Женщина немного оживилась, показав мне эту фотографию). Они у меня все разные. Старшему двенадцать лет, а младшему полгодика.

— И всё-таки вы когда-либо в храме были?

— Зашла я как-то один раз в церковь, поговорить об этом, ну, не сама зашла, как-то муж меня завел. Начала было общаться со священником, смотрю на него, а священник сам грешен, видно, что грешен. Видно, что не слушает, а надо бы слушать. Как-то не захотелось ему раскрываться, вот.

Я работала медсестрой и как-то в больнице видела как умирал священник. Без Бога в душе умирал. Это было видно.

(По-видимому, то, что некоторые священники, жившие всю жизнь с Богом, вдруг умирают без Бога в сердце, свидетельствует о том, что нужно развивать науку и искусство умирания.).

— И всё-таки давайте ещё раз вернёмся к тому, что вы чувствуете?

— Пустоту, еще раз, какую-то пустоту. Но бывает, так прям, забудешься, и начинаешь что-то делать, особенно утром, помоешься, побреешься, хватает на полтора часа, а потом, опять. Ужас! Вот эта дума, меня не покидает. Тяжело. Очень тяжело. Все, что я вам говорю, ни за что не рассказала бы кому-нибудь, даже держусь конечно, я. Стараюсь говорить, мало слов, держу все в себе. Честно, хочется, просто хочется, просто кому-то расплакаться, а вот кому — непонятно. (И женщина начинает плакать.) Иногда я чувствую, что боюсь не смерть, а себя… в этой смерти… себя.(Опять плачет).

(Действительно, иногда страх себя — замаскированный страх смерти. По моим наблюдениям, Отсутствие страха смерти может быть либо у больной личности, уставшей от страданий жизни, либо у предельно доброй и святой личности).

— В своём внутреннем мире вы больше всего с кем находитесь в диалоге?

— Может быть, я готовлюсь, может открою себе того, кому бы я доверилась. Может быть, это и есть какое-то нечто, с которым я собираюсь расстаться, может быть это и есть Бог. Вот он может и будет открываться. Как ни странно, иногда сплю крепко. Но вот, говорю, если проснусь, какое-то чувство одиночества.

— А что вы видите во сне? Видимо ваши сновидения приятнее того, что наяву?

— Вы правы. Во сне я вижу всегда почему-то сейчас, в последнее время, только свое детство. И почему-то самые, самые счастливые моменты жизни.

Вижу во сне свой дворик, где я жила. Яркая солнечная погода. Как будто бы я выхожу на улицу, сажусь на солнце на крутую деревянную лестницу. Почему-то рядом какая-то столярка. А рядом со столяркой сидят мужики, которые курят. Я с большим любопытством подслушиваю их разговоры. Я их слушаю, но не понимаю о чём они говорят, но мне почему-то радостно. Потом я поднимаюсь на крышу. С крыши дворик видится как-то по-другому. Я чувствую во сне запах коммуналки, где я жила. Вот я лениво иду по крыше дома. Захожу на чердак. В нем пахнет моим родным домом. Я его нюхаю. Спускаюсь. Нюхаю свой коридор, как нюхают люди что-то родное, близкое. В коридоре прохладно, очень приятно. Хочется сесть в коридоре и сидеть, сидеть. Нюхать коридорик, родной коридор. В эти секунды я понимаю, что это сон. Я не хочу просыпаться. Знаю, что наяву ужас страха смерти.

(Это сновидение — психическая защита обратным чувством и регрессией, то есть поружением в прошлое. Это сон-ностальгия. Сон-мечта, которая была в прошлом, но не ощущалась так красочно как сейчас перед уходом в ничто.).

— А просыпались после такого сновидения вы с каким чувством?

— Вздыхала и говорила. Эх! Где ты, мой родной коридор, родной дворик, родное солнышко, родные звуки всего этого. Где эта атмосфера, в которой я плавала, медленно плавала, где этот сон моего детства.

— Ещё какие—нибудь сновидения расскажите?

— Мама снится. Мама, милая моя мама, входит во двор в синей юбке, в синей с цветными полосками кофте. Она у меня стройная, красивая. Самая красивая в мире. Я бегу к ней. Хочется крикнуть: “Мама, мамочка, посмотри какое солнышко, посмотри, какой день”. А еще хочется есть. Мама дает мне кусок хлеба и большую красную помидорину. Никогда не забуду вида этого ржаного хлеба и помидора. Мама дает на мороженое. Выхожу со двора, перебегаю через дорогу, покупаю по пятнадцать. Не ем. Разворачиваю мороженое во дворе, пусть друзья позавидуют, что у меня мороженое. Снится запах мороженого, двора как-то смешиваются, и я рад, я рад, что живу. Мое детство, мое милое детство. Где ты? Где солнце? Смотрю сегодня на солнце, а оно уже другое. Кто тебя подменил? Вот там был Рай. А в другой Рай, который обещают священники я не верю.

(Это сновидение также является психической защитой обратным чувством и регрессией от чёрной яви).

— Если бы к вас была возможность обратиться ко всему человечеству, то что бы вы сказали ему?

— Я бы я посоветовал посоветовал всем людям жить каждую секунду, вот каждую секунду жить по-настоящему. Меньше думать о прошлом плохом, и не спешить в будущее, жить каждой секундой. Вот даже сейчас я ощущаю, что все-таки даже сейчас живу прекрасно. В некоторые секунды. Хотя дума об ужасе мигает. И время, между прочим, течет медленнее. Я уверен в том, что это все можно изменять. Время течет медленнее.

— А вы не пробовали поговорить с людьми более преклонного возраста, которые находятся в ожидании своей смерти?

— Пыталась общаться со стариками, с пожилыми людьми, ну, которые все таки меня старше на двадцать — пятнадцать лет. Ну, по сути дела, в подобной ситуации, что и я. Знаю, что им осталось жить немного и все-таки, у них немножко другое общение, как-то устали от жизни. Сильно устали от жизни и устали настолько, что не боятся, пожалуй, смерти. Ну и у большинства из них уже чего-то не хватает. Слабость, слабоумие какое-то. И страх уже у них не такой, разве может быть страх у слабоумных детей. Я хочу жить!(На глазах опять слёзы.) Это нелепость. Единственное, что меня сейчас успокаивает, это возможно у меня через некоторое время появится слабоумие и мне будет легче, я уже не смогу осознавать то, что происходит. Мне станет хуже, а это будет обязательно, мне это врач сказал. Вот сейчас выговорилась перед вами и этой пустоты стало меньше.

— Вы раньше себе не представляли, что окажетесь в такой ситуации как сейчас?

— Всю жизнь, а точнее говоря всю пожилую свою жизнь, я мечтала и думала о том, что помру где-нибудь в пути. У нас ведь счастливым человеком считается тот человек, который умер в пути. Хотела какой-то внезапной смерти.

— Вы кем были по своей профессии?

— Всю жизнь работала в торговле, продавала продукты, никогда не была замужем, нет детей, но воспитывала своих племянников. Вот даже сейчас только и думаю о них, оставила им завещание, небольшое, но все-таки приятно, они удивятся, когда узнают, что стали немного состоятельнее.

— Расскажите немножко о своих близких?

— Племянники у меня мальчишки, уже большие — восемнадцать и двадцать лет. Хорошие ребята. Старший даже похож на меня, тоже коммерсант, тоже в торговле. Младший учится в университете. Я всю жизнь была деловая и пожелала бы своим племянникам тоже быть всегда в деле, всегда что-то делать. Я вспоминаю себя, как я в четырнадцать лет продавала пирожки по пять копеек. Никогда этого не забуду. И продавала не ради денег. Я просто любила быть на улице, любила продавать. Я, пожалуй, настоящий коммерсант, если говорить настоящим современным языком. Мои племянники меня в обиду не дадут, не дадут в обиду. Меня обижал мой брат, они всегда меня защищали. Сейчас я худенькая и маленькая такая. Диагноз, быстро худею. Видели бы вы, как мы смотримся: идут два больших красивых парня, а я рядом с ними, я иду гордо, я их вырастила. И вижу, что они встали на ноги. Меня это очень успокаивает. И в этом смысл. Я не жалею, что жизнь сложилась таким образом. А вы, знаете, только сейчас я поймала себя на мысле, что ее даже жду этой смерти.

(Настоящая сила личности заключается в способности иметь жизнеутверждающие ценности, не смотря на страх смерти.).

Если бы я не болела, я прожила бы на десять-пятнадцать лет больше. Ну и что?! От этого ничего не изменилось бы. Я уже нажилась… Откровенно, если бы мне сейчас сказали: “Живи еще одну жизнь”, вряд ли бы взялась заново прожить. Устала от жизни…

(Некоторые старые люди встречают смерть достойно, не боясь ее, в силу особого соединения усталости от жизни с верой в бессмертие).

Смерть я уже репетировала, умирала три раза и ни разу не умерла.

Может поэтому я уже не боюсь ее. Я только сейчас это почувствовала. Я не знаю, что со мной произошло. Сколько раз меня хоронили, сколько раз я падала, вон смотрите на мои шрамы, мои болячки, мои шишки, мои переломы, которые до сих пор не могут зажить.

(Затем я дал своей пациентке авторучку и листок бумаги и попросил её написать психологическое завещание своим близким. Она в течении получаса сделала это.).

— А теперь, пожалуйста, зачитайте это завещание вслух.

— Ну, сначала, моим внукам. Мои самые, самые дорогие, любимые, при расставании не говорят много… Я надеюсь, что вы будете жить свою жизнь радостно и полно потому, что вы появились на свет из чувства любви. Я хочу чтоб у вас было всегда чувство и сила любви к жизни. А вы, мои дорогие, не бойтесь, а главное, не ленитесь жить и душой и телом каждый миг своей жизни — это очень и очень трудно, но возможно — воспитывайте в себе привычку постоянно трудиться и умение радоваться даже самым простым и малым радостям жизни. Если вы сможете преодолеть в себе леность, то не поселяться в вас чувство жалости к себе и чувство обиды. Даже справедливой. Как можно раньше поймите главное — только вы сами отвечайте и за своё здоровье души и тела, за то какие у вас друзья, семья, быт, за то, какое у вас счастье. Будьте оптимистами и «муравьями», а чувство юмора у вас есть. Постарайтесь сохранить его на всю жизнь. Пусть у вас будет любимая работа и семья. Пусть у вас не кончаются желания, и пусть вам в жизни ещё и просто повезёт. Любящая вас всегда мама. (Моя пациентка тяжело вздохнула и я предположил, что она вот-вот заплачет, но этого не произошло. Она дальше продолжила чтение своего завещания).

— Следующее завещание кому будет?

— Оно написано моему мужу. Это пожелание ему. Милый мой. Ты трудолюбив и мудр. Тебе дано чувство любви к жизни. Ты сильный человек и я очень надеюсь, что ты будешь счастлив в жизни. Ты достоин счастья и любви. И ещё. Не делай поминок обо мне с выпивкой. Когда люди выпивают, то сами того не замечая, начинают радоваться, забыв, что это поминки. Лишь некоторые из них начинаю плакать и печалиться.

(По-видимому, страх собственной смерти — зло с этической точки зрения. Особо это видно на поминках, когда люди выпивают и, сами того не замечая, начинают радоваться. Лишь некоторые из них начинают плакать и печалиться (переживая за смерть близких). А те, кто радуется, радуется за то, что они живы, что смерть их пока миновала. В конце концов всё это обусловлено страхом собственной смерти.).

Хочется верить, что мы уходим друг от друга лишь на некоторое время. Хочется. Хотеть не вредно. И всё-таки я ухожу от тебя навечно. Прощай.

(Затем была долгая, действительно гробовая тишина, но я не обнаружил на лице своей пациентки страдания, лицо её было одухотворено.).

— Судя по всему с вами что-то произошло? Что вы чувствуете?

— Я пришла к вам потеряв всяческий смысл жизни, оставшейся жизни. Я чувствую, что теперь этого нет. Моей главной целью является остаться человеком до конца.

По-видимому, для моей пациентки переживание смерти стало последней завершающей ценностью переживания жизни. Она почувствовала облегчение не только потому, что её жизнь наполнилась смыслом, а потому, что жизнь наполнилась ценностями переживания. Человек живет всегда, не задумываясь о смысле жизни. Понятие смысла открывается только при депрессии или при потере смысла жизни. Ведь объяснить в чём смысл жизни, ещё не значит его дать. Необходимы не просто слова, необходимы действие и преодоление. И моя пациентка достойно вынесла эти преодоления.

В коридоре её ждал супруг, с которым мне также удалось немного переговорить. Они ушли. Через два месяца я встретился с супругом. Моей пациентки уже не было в живых. Я передал её завещание, которое она написала, будучи у меня на приёме. Я узнал от супруга, что она достойно без особых страданий ушла. Ему даже показалось, что с улыбкой на лице.

МУЖЧИНА, СТРАДАЮЩИЙ ОТ СВОИХ НАСЛАЖДЕНИЙ.

— Вот вы мне точно скажите, с какого момента у меня крыша поедет?

— С чего вы взяли, что у вас крыша едет?

— И всё-таки. С какого мгновенья я начну сходить с ума. Мне это нужно. Очень нужно, знать.

(В начале мне показалось, что мой пациент как бы иронизирует и разыгрывает меня).

— А с чего вы взяли, что можете сойти с ума?

— В последнее время я часто начал задумываться о своих мыслях?

— Я тоже об этом задумываюсь… ну и что…

— В том то и дело, что я думаю по особому не как вы. Не теми мыслями.

— А как вы определили, что они не те?

— Именно этим я и занимаюсь? Как только я пытаюсь мыслить о мысли, как она эта мысль тут же ускользает и я не могу её помыслить.

— То есть получается, что вы пытаетесь задержать свою мысль (я показываю рукой) и как бы со стороны рассмотреть её. И вам это не удаётся?

— Вот именно.

— Ещё бы… Вы никогда не сможете этого сделать У вас же всего одна голова. Если бы было две, то одной бы держали мысль, а другой её рассматривали И хорошо, что вам не удаётся этого сделать А вот когда удастся, то именно с этого мгновенья вы и начнёте сходить с ума. Не увлекайтесь этим. А то…

— Вот-вот Поэтому я хочу, чтобы вы точно вычислили и предсказали мне это мгновенье Точно-точно.

(И всё-таки мой пациент немного иронизирует.).

— С точностью до секунды?

— Ну, да. А что психология разве не точная наука…

— Точная. Ещё какая точная! Но почему вы уверены, что это будет в одно мгновенье? Этого мгновенья у вас ещё не было Я вас успокою. С ума мы сходим постепенно, а не мгновенно.

— Ну, да постепенно. Но эта постепенность с чего то же начинается. Скажите у меня это началось или ещё начнётся и когда? Скажите точно когда?

— И всё-таки не могли бы вы более детально описать в чём заключаются ваши страдания?

— В последнее время я как-то остро начал ощущать своё ничтожество. Мне не по себе. Я мучаюсь от этого. Осознаю в себе это плохое. И опять повторяю это. Раньше так не было, жил себе и не осознавал в себе этот грех.

— Не могли бы вы конкретно привести примеры своих, как вы выражаетесь, греховных деяний?

— Недавно я увидел из окна трамвая, как на улице произошла страшная автомобильная авария с жертвами, но когда я развернул голову в сторону салона, то обнаружил, что большинство пассажиров, ехавших со мной в трамвае, покинуло его, чтобы посмотреть аварию. Они словно подчинились какой-то неведомой силе, которая их понесла куда-то? Почему? Чтобы прийти на помощь? Чтобы проверить, а нет ли среди погибших родственников? Это не так.

(Мой пациент говорит о других, а не о себе. По-видимому тем самым он, всё-таки, говорит о себе.).

— Видимо, вы тоже сами того, не замечая ринулись смотреть жертв аварии.

— (После паузы). Да. Меня понесла какая-то неведомая сила. Тьфу!! Может быть это связано с тем, что сейчас настолько часто это представлено на телеэкране, насколько люди уже адаптировались к этому. Хотя, наоборот мне это должно было быть не интересно. Я не могу в этом разобраться.

— Вот вы мне, скажите, способны ли вы, чувствуя боль других как собственную, отдаваться этой боли на несколько дней и благодаря этому целыми днями смотреть на страдания жертв терроризма или катастроф?

— (После паузы.) Способен. Так и было во время террористических актов. Я с каким-то больным любопытством смотрел на это с экрана. И даже не ходил на работу. Да, я ни один такой.

— Что за чувства вы испытывали, когда несколько дней следили за этими событиями c телеэкрана?

— Я вроде бы переживал за жертв, как будто сам там.

— Действительно, вы переживаете противоречие. С одной стороны страдали, а с другой, хотели, чтобы это страдание ваше было дольше? Не так ли?

— Как не больно это осознавать, но это так… Что получается, я что ли нелюдь?

(Что это самоистязание, садомазохизм? Практика показывает, что если человек действительно чувствует чужую боль, идущую с телеэкрана, как собственную, то он выключает телевизор, чтобы не доводить себя до шокового состояния.).

— Ведь некоторые от такого зрелища и шокового состояния падали в обморок, не спали ночами, переживали. Но лишь некоторые…Вы правы. Большинство же, сами того не осознавая, смотрело на события в Беслане как на фильм ужасов, как на некое реалити-шоу.

— Я не мог с собой ничего поделать. Я был, как в некоей ловушке.

(Мой пациент прав, он попал в психологическую ловушку деструктивного эстетического наслаждения и не мог из неё выбраться и, поэтому, целыми днями смотрел телевизор, перебирая все кнопки телевизионного пульта, как бы что-то ища или ожидая? Что он искал там?).

— Давайте попробуем разобраться, что вы там с телеэкрана ожидали?

— (Пауза.) Вы правы я что-то ожидал, но что, чего я так хотел? Не знаю.

— Можно предположить, что ожидали того момента, когда всё это быстрее разрешится с хорошим концом? А может быть, сидя у телеэкрана и перебирая все программы, вы искали способ помочь пострадавшим?

— Не знаю, не хочу врать. Может быть и этого желал. Получается, что желал острых ощущений. Тьфу! Но я понимаю, что это плохо. Нет я не желал этого.

(Позднее мы узнаем, что он не желал горя пострадавшим, а испытывал феномен психологического «контрастного душа».).

— Самое противное то, что я чувствую, что многие также наслаждаются как и я. И мне это не кажется. Помните две тысячи пятьсот наших туристов, которые несмотря ни на что, полетели в Таиланд отдыхать. После цунами. Несмотря на то, что страна уложена трупами. Полетели смаковать горе других? Я точно это знаю.

(Мой пациент пытается оправдать свою внутреннюю деструктивность, показывая, что не только он один является её носителем.).

В самом начале атаки небоскрёбов, американцы, упоённые всякими ужастиками, по инерции лишь смаковали это зрелище.

— Дескать мне хорошо, я лежу под одеялом и смотрю на то, что творится. Это особое деструктивное наслаждения, как позитивное напряжение вызванное внешним ужасом и внутренним (домашним) комфортом. Именно в этом деструктивном наслаждении пребывала вся Америка, наблюдая всё по телевизору и купаясь в кайфовой энергетике, которая уже была привита американскими фильмами-ужастиками. Америка попала в эту психологическую ловушку, которая основывалась на деструктивной эстетике — смакования горя других.

(Я пытаюсь принять точку зрения своего пациента, но что из этого получится смотрите ниже.).

— Я уверен, что в это время большинство американцев совершенно не чувствовали боли за тех, кто оказался на небоскрёбах.

(Мой пациент переносит и наделяет собственными внутренними ощущениями других, то есть американцев.).

Именно поэтому часами сидели у телевизоров, смакуя зрелище по всем каналам, будто занимаясь поиском помощи.

— Действительно, разве можно весь день сидеть у телевизора, чувствуя боль пострадавших, как свою. Но как я уже отмечал, может произойти шок.

— Но с шоковым состоянием-то от телевизора оттаскивали лишь немногих.

(Мой пациент это утверждает, как будто это видел сам. Но в некоторых своих положениях он прав).

— Действительно лишь немногие чувствовали эту боль как свою. Лишь немногие оказались способными принять других — принять боль других. Поэтому они либо не смотрели телевизора, либо полетели, поехали, побежали на помощь пострадавшим. Такие были, но в меньшинстве. Вы поспешили на помощь?

— Нет. С какого хрена, я поспешу на помощь, у меня и возможностей нет таких.

— А вы знаете, некоторые такие возможности нашли, хотя казалось бы у них их тоже не было… Почему?

— Это им удалось потому, что вероятнее всего, когда-то они сами были в подобной ситуации. Мне кажется, что когда это зрелище кончилось многие американцы были в депрессии, но не от того, что переживали за пострадавших, а от того, что зрелище кончилось. Они напоминали плачущих детей, которые впервые побывали в цирке, а представление закончилось.

(Мой пациент отождествляет себя с американцами, тем самым выражая себя.).

— Такова деструктивная эстетика американцев и… вас самих.

— (Пауза.) Да. Именно так. Это греховное наслаждение. Тьфу!! И что с ним делать. Что? (Мой пациент тяжело вздыхает.).

(Обычно при истинном сопереживании человек сам встаёт на место мёртвого и застревает на этом месте. Он себя как бы хоронит. А при деструктивной эстетике с большой частотой идёт пограничное контрастное движение — от смерти к жизни и обратно, но при жизни (человеку хорошо под одеялом). т. е. в контексте жизни. Следовательно, возникает наслаждение как основа деструктивной эстетики. При сопереживании всё в контексте смерти, так как сопереживающий сам может умереть (на фронте). Это истинное сопереживание. Некоторые настолько близки с близкими, настолько чувствуют себя одной единой частью умершего, что идут следом за умершим, не выдерживая жизни без погибшего близкого.).

— Вы о садомазохизме что-нибудь читали или слышали? Всё о чём мы с вами говорили чем отличается от садомазохизма?

— Я читал об этом как мужик бабу истязает, а она этого как раз и желает. Это это?

— В том числе и это. Давайте с вами попробуем проанализировать не было ли у вас в детстве такого, когда ваш родитель делал вам неприятное, но при этом наслаждалсяч от этого.

— Что вы, что вы. Мои родители меня любили. Этого быть не могло. Я им обязан всем.

(В процессе длительного психоанализа выяснилось, что садомазохистическое поведение было со стороны матери моего пациента. Его мать, общаясь с ним как с сыном, так “приукрашивала” в своих рассказах об отце, который ушёл от них, что сын стал бояться отца. И чем больше мать рассказывала сыну ужасы об отце, тем больше мой пациент в детстве страдал, и тем больше мать наслаждалась и заводилась в своих рассказах. Позднее, мать по аналогичной схеме начала запугивать другими вещами, дабы он не ушёл к другой женщине и не предал её. Мать своей деструктивной цели достигла. Теперь сын за компанию вместе с ней несчастен, живя в деструктивном наслаждении и ценностях. Сын оказался жертвой деструктивной эстетики матери-садомазохистки.).

— Дело вот в чём. Садист наслаждается страданиями другого и всё. При деструктивной эстетике эстет не наслаждается страданием. Я говорю о вас. Вы не наслаждаетесь страданием. Вы не желаете таких страданий, но вы радуетесь от того, что у вас их нет, а у других они есть.

— Я понимаю. Я как зритель, который смотрит ужастик и желает смерти героя, так как сам останусь жив, находясь в комфорте под одеялом. Точно. Это во мне есть.

(Мой пациент начинает глубоко осознавать структуру своей деструктивности и греха. Выражение и осознание греха — условие для его избавления. Лишь условие и не более.).

— А теперь вы попробуйте самостоятельно найти в себе примеры их вашей жизни с этой деструктивной эстетикой.

— (Пауза, потом тяжело и медленно начинает говорить, на глазах слёзы) Я как-то, узнав о смертельном диагнозе своего конкурента поспешил к нему получить эту деструктивную эстетику и попрощаться с ним, но был огорчён тем, что он ещё энергичен и конкурирует со мной на равных.

(Сильный пример.).

— Молодец!! Мы не зря работаем. Ещё приведите что-нибудь.

(Мне иногда приходится хвалить своих пациентов, так как я понимаю как порой им трудно выговаривать больное и сокровенное.).

— Как-то мы уже жили в деструктивной эстетике ухода в мир иной своего босса, но он так и не умер и вместо того, чтобы радоваться у подчинённых почему-то упало настроение.

— Сейчас что вы чувствуете вспомнив этот свой деструктивный психический акт?

— Мне противно за себя, но уже не так как это было, когда я зашёл сюда. Ведь я понимаю откуда это.

— Так дальше поехали. Попробуйте ещё что-нибудь вспомнить.

— Я сам работал раньше в одной газетёнке. Эта наша газета часто смаковала кризисным состоянием здоровья известных личностей, которым завидовали раньше читатели. Наши читатели погружались в деструктивную эстетику того, что тем кому они завидовали и тем, кем они восхищались страдают и в некотором смысле уже не имеют того успеха, дескать оказывается “богатые тоже плачут”, а мы-то не страдаем и, значит, успешнее этих великих. Один попрошайка как-то сказал, что многие подающие смакуют моё несчастье. Я вхожу в кураж страдальца, а они мне всё платят и платят…

— Хороший пример, но это вы опять о других. Попробуйте больше о себе вспомнить.

— Я смакую иногда своё превосходства над другим. Я хожу по магазинам и наслаждается от того, что всё это купил намного дешевле. Иногда я говорю близкому, дескать, тебе плохо… расскажи, а я тебя послушаю, смакуя всё, что ты мне будешь рассказывать. И действительно, люди любят общаться с теми, кто их хуже, но при этом является его конкурентом.

(При этом необходимо признать, что наши близкие, являюсь частью нас самих, не могут претендовать на роль конкурентов. Поэтому в отношении близких вероятность деструктивной эстетики ниже. Хотя существуют матери и отцы — содомазохисты в отношении своих детей. Эта участь постигла нашего пациента.).

А вы знаете о чём я сейчас подумал. Ведь во всём этом есть положительное. Без этого наверное и искусство воспринималось бы не с таким наслаждением. Я ведь зритель. Я то знаю какие страдания на сцене, но я иду смотреть на эти страдания. И плачу за это. Я не прав?

— Вы правы. Эстетическое наслаждение — это всегда психическое напряжение, вызванное двумя противоположными чувствами, которые в конце уничтожают друг друга, как при замыкании электропроводов. В этом основа экстаза, кайфа и т. п. Поэтому, деструктивное наслаждение — это всегда столкновение комфорта и ужаса и наоборот, как некое психологическое колебание, как некий насос, качающий адреналин. Эти два чувства (комфорт и ужас) постоянно уничтожают друг друга и возникают деструктивные наслаждения.

— И что мы все такие грешные, только так и можем качать свой адреналин?

— Это хорошо, что вы стали это осознавать, осознавать в себе дефицит истинного сострадания. Именно в этом заключалась ваша бездуховность, то есть в этой вашей деструктивной эстетике. Вам необходимо постоянно её осознавать, и, по мере возможности, пресекать. Только в этом случае, вы откроете для себя способность чувствовать боль чужих как свою. В этом заключается основа единения людей, то есть духовности. В противном случае сама жизнь, то есть через горе и страдания, заставит вас стать духовным.

(Я передаю своему пациенту своё видение его проблемы, но это звучит как психотерапевтическая установка. Далее возникла пауза).

— Что это было? О чём это вы только что думали, вспоминали, переживали?

— Я подумал. А было ли у меня сострадание. Настоящее. Было!! Я не такой конченный человек я сильно переживаю за мать, сынишку, жену. Если что-то с ними случается я места себе не нахожу. Да я сострадаю А друга я своего потерял, по-видимому, потому, что я чувствовал в нём не такого близкого, мы даже конкурировали, я ему завидовал. Я никогда не хотел ему успеха. И когда у него был неуспех, я в глубине радовался и смаковал, что он отстаёт от меня. А я его завалил. Почему, я был такой? Почему я не сострадал, ему своему другу? Впрочем, что говорить, ведь его уже как десять лет нет в живых? И я всегда во сне дружу с ним, счастлив с ним. Я даже прошу у него прощения во сне. Но не понимаю за что? Вот только сейчас осознал, что наверное за своё отсутствие сострадания, которого у меня не было в его адрес!

(Мой пациент часто на протяжении всего сеанса отплёвывался, словно сбрасывая с себя нечто, отчего он страдает.).

Получается, что есть люди, которые сострадают не только за своих близких, детей, родных, но и за других, за чужих, как за себя. Неужели есть такие люди? То есть они видимо, способны ставить себя на место страдающих так, что страдают наравне вместе с ними. Неужели такое возможно? Ну, они конечно, с экрана смаковать Бислан не будут. И с трамвая не слезут посмотреть чужой кровушки из-за это чёртовой деструктивной эстетики. (Мой пациент резко встаёт с кресла). Чёрт!! Есть такие? (Смотрит на меня.) Значит есть.

— Есть. На этом всё и держится… пока.

Мой пациент уже осознал деструктивность своей психики, и по-видимому, постепенно научиться пресекать в себе сползание в деструктивную эстетику, о которой шла речь выше. Он испытывал дефицит страданий за других. При этом необходимо отметить, что в основе сострадания любой личности лежит феномен страдания за себя. Личность в этом случае как бы представляет себя страдающей по настоящему и лишь через такое чувствование страдает за другого. У моего пациента этот механизм был не настолько разработан. То есть, он не мог страдать за других через себя (пропуская через себя), воображая себя также страдающей. Хотя ему это удавалось только в отношении близких и родных.

РЕЖИССЁР СЕРГЕЙ ГОВОРУХИН.

— Не страдаете ли вы комплексом вторичности, как сын известного отца?

— Как-то странно. У меня нет никаких ощущений вторичности, он сам по себе, а я сам по себе. Никаких по этому поводу комплексов никогда не испытывал и не испытываю. Он как человек старше меня, в силу возраста, безусловно, более раскрученный брэнд, чем я.

(Действительно, очень часто некоторым детям своих известных родителей приходится всю жизнь быть в тени своих известных родителей и доказывать, что если бы они не были их детьми, то всё равно стали бы такими же выдающимися. Это комплекс вторичности, который порой захватывает личность на всю жизнь и она страдает от него. Судя по всему мой пациент не страдает этим комплексом. Но так ли это на самом деле? Узнаем ниже.).

— Когда вы заговорили об отце, то я почувствал определённый разрыв между отцом и вами. Это мое заблуждение?

— Да, нет. Но самовыражаемся мы в совершенно разных направлениях. Ему ближе жанровое кино, для меня ближе покопаться внутри человека, потому что это действительно самое интересное из того, что нас окружает, что происходит внутри содержания у человека. Как вы помните, как говорил Кант: "Две вещи поражают мое воображение: звездное небо над головой и нравственные закон во мне". Я думаю, что всегда было интересно художнику до определенного момента, до возможности вот этих немыслимых свобод на те или иные темы, тем более было наложено определенное табу литература, музыка, театр и вообще, любые виды искусства были значительно выше по своему содержанию чем то, что мы имеем сейчас, к сожалению.

(Это психологическая защита интеллектуализацией.).

— И всё-таки, даже сейчас я чувствую в вас тень отца, та же основательность, медлительность, трубка. Дух Станислава Говорухина летает здесь, он в вас? Или это мне кажется?

— Мы с отцом практически не жили. Ну, конечно я наблюдал, отстраненно, со стороны, его настоящие мужские поступки. Может даже были бы важнее, если бы он был рядом со мной. Меня кроме отца вытаскивала мать и еще масса людей, поэтому здесь не надо делать из отца архангела Михаила, потому что он меньше всего в этой жизни принимал участие в моем воспитании, становлении и т. д. В моей судьбе ему должно быть отведено последнее место. Поэтому так долго муссировать его личность нет никакой необходимости. Я учился у других фильмов, у других режиссеров, у других сценаристов. Меня воспитала умная, интеллигентная, замечательная мама, которая сама по себе режиссер педагог, наверное, самый талантливый. Так что, какое то окружение, атмосфера того времени, ну уж в самом меньшинстве к этому причастен мой отец.

(Мой пациент достаточно эмоционально отрицает существенную роль отца в своей карьере и судьбе, хотя его отец действительно вытаскивал тоже. Более того, я почувствовал тревогу и элемент недовольства по поводу развития вышеприведённой темы.).

— Тогда скажите, чем вы кардинально отличаетесь от своего отца?

— Разница в том, что он режиссер игрового кино, а я документального. Вот я сделаю свою первую картину, если она, допустим, получится, то мой брэнд сразу проскочит на несколько ступеней выше, чем его. Для меня это совершенно не интересно, но, к сожалению, я считаю, что равноценно в области киноискусства документальное и игровое кино в мире важны, гораздо более знаковое событие. Допустим, я своим фильмом "Проклят и забыт", который в 1998 году побил все рекорды, которые можно было побить в документальном кино, прошла по всему миру, собственно, она и сделала меня известным. И не каких комплексов нет.

— Вы сказали, что всем тем, что в вас есть вы обязаны больше матери? Вы сейчас находитесь в диалоге с мамой.

— Находимся. Но это сейчас более сложный диалог, какой-то с возрастом становится. Мать моя Юнона Кареева — мастер курса Казанского театрального училища, без преувеличения, выдающийся режиссёр-педагог. Самый талантливый из режиссёров в нашей до оскомины режиссёрской семье. Она первый друг и учитель на всю жизнь. Одним словом мама…

(Действительно на сеансе моим пациентам, порой бывает достаточно трудно выразить свои чувства в отношении своих близких.).

— Но мысленный диалог есть с матерью.

— Ну, наверное, нет. Я уже, какого то достиг возраста, я старше ее и старше своего папы, причем намного. В отличие от них у меня жизнь была другая.

— Вы психологически ощущаете, что вы старше своих родителей?

— У папы какие-то вещи для меня уже просто не понятны. Они все еще в этом живут, у них пока еще все это нормально, странные детские забавы, переходящие в странные старческие забавы. Но так всю жизнь мы с матерью были друзьями, т. е. не было никакой дистанции. Никогда она со мной в школу не ходила, когда ее бесконечно тягали, никогда не заставляла, что бы я хорошо учился, потому что я вообще не учился, просто было не интересно. И ни в чем никогда с доктриной в руках надо мной не стояла. Свою жизнь построил сам, и все что нажил, тоже нажил сам в виде каких то творческих дивидендов. Поэтому, наверное, это тоже очень важно, чтобы ни кто, ни кого, ни в чем не насиловал и не принуждали детей ходить и заниматься с репетиторами, не нужным бесконечным английским языком, не решали за них судьбу. Это очень важный момент, чтоб родители своих детей не тянули за уши, особенно сыновей, хуже от этого становится только сыновьям и вырастают инфантами, ни на что не способными из-за участии их же родителей и их влиятельных друзей. У нас, конечно, была театральная режиссерская атмосфера в доме со дня моего рождения, может еще, потому что из не многих тогда была двухкомнатная квартира в Казани, была большая редкость. Со всеми условиями на Площади Свободы, а не какая нибудь коммуналка. В подавляющем большинстве актеры, молодые энергичные, полные творческого задора в те времена, во время оттепели, они собирались у нас. И я ту атмосферу 60-х годов, не взирая на то, что в 61 только родился, я испытал в детстве особую атмосферу того времени. Не то, что сейчас называют очередной революцией, демократией, потому что это все туфта, это всякому развязали рот, дали возможность потявкать, вот они и тявкают, а тогда люди действительно хотели, что то изменить в этой жизни. Вот это во мне все осталось по сей день. Тогда были заложены основы матери и окружения и вообще отношение к этому миру.

— Вы развивались сами по себе, вне отца прошли через все трудности?

— Но я еще раз повторяю. Основная моя деятельность это литература, т. е. это мне ближе, дороже.

— Какой-нибудь абсурдный сон могли бы рассказать.

— Меня много лет преследует один и тот же сон, что я не сдал какую то курсовую, потом вторую, третью, четвертую, что мой курс ушел куда-то. Я знаю, что его не догоню никогда, ничего не сдам и не закончу, просыпаюсь. Первое время я просто просыпался, доставал из ящика стола свой диплом и думал, ну за, что мне это наказание. За то, что я так легкомысленно учился на сцене, в основном мы учились заочники сценаристы. Вообще то это и образованием нельзя было назвать. Он меня с такой маниакальной настойчивостью преследует 2–3 раза в год, почему не знаю.

(Анализ сновидения показал, что это сон о хронической несвободе моего пациента, вызванного противоречием и двойственностью моего пациента. С одной стороны, в моём пациенте есть сущность и природа, которая может быть и не связана с той профессией, с которой он связал свою жизнь, а с другой есть страх подвести династию, режиссёрскую семью. Это сновидение о нагрузке, которая для моего пациента была всегда не по зубам, но в силу определённых причин, мой пациент всегда «вытаскивался» из ситуации.).

— Может быть вы чего то должны, какой то проект, вы же в цейтноте всегда находитесь, что все время что-то надо сдать, сделать, что символический перенос на экзамен. То, что вы все время в хроническом каком то долгу перед своими, но я сказал бы заказчиками, а вы как бы не успеваете.

— Нет, как раз такого нет. Может быть, в долгу перед самим собой. Я понимаю перед своими близкими, то что мы тратили массу времени на то, что можно было бы не делать. Знаете, вот берешь ежедневник перечеркиваешь 10 дней, уедешь куда нибудь и выяснится, что ничего страшного не происходит, то что казалось неизбежным надо сделать завтра, можно сделать и через месяц. Но вот на это надо решиться.

— Хорошо это еще какой-нибудь сон.

— Однажды мне в детстве, в юности приснился сон замечательный, который, видимо, оккупировал мое подсознание и в конечном итоге я стал режиссером, хотя никогда этого делать не собирался. Когда я вернулся с войны и написал сценарий к своему первому фильму "Прокляты и забыты". Я оглянулся в поисках режиссеров, которым я мог бы доверить этот материал, выяснилось, что таких нет в природе. Не было таких режиссеров, которые могли бы пропустить через себя и на свой страх и риск начал делать эту картину методом проб и ошибок, потом другую, а вот сейчас опять же будучи почти не погружен в процессию, я делаю свою первую игровую картину, считаю, конечно, гораздо сложнее. На днях приснился сон, откуда он вообще проецировался в моей голове, т. е. фильм ужасов просто отдыхает по сравнению с тем, что я видел во сне. Действие разворачивается на кладбище, оно находится около речки и все безумные какие то вурдалаки, упыри и черти. Я помню все время, они вылезали из могил, что-то такое происходило, кресты, как я помню, лежал мужик на берегу, из живота у него чуть ли не фонтан такой льется. Я чуть просто не получил инфаркт во сне этом и вдруг это все заканчивается тем, что примерно эта картина ночного кладбища и идут титры в полном их барабанном перечислении, сценарии, режиссер и т. д. и проснулся совершенно умиротворенном, как будто я во сне посмотрел кино.

(Это сновидение опять таки о непосильной нагрузке, опасностях, напряжении, в которых пребывает мой пациент. Он сильно страдает, но в конце-концов, всегда достигает своей победы и конечного результата, но ценой адских усилий и сопротивления.).

— Теоретически можно же рассчитывать вас как личность по вашему сценарию. Какой из ваших сценарий о вас самих, где можно понять кто же такой Сергей Говорухин? Этот скрытый язык ваш внутренний в вас самих, сущность ваша, в каком сценарии растворена, в каком фильме или там, где вас больше можно увидеть?

— Наверно в этой картине, которую я сейчас снимаю, где я может быть максимально автобиографичное, приближенно ко мне.

— По сути дела это ваше ваш некий монолог?

— Наверное монолог, желание таким образом обустроить окружающий мир, разумеется любым произведением с какой-то биографической подоплекой. Ну, конечно огромное нагромождение всего придуманного над этим так что, что-то там, какие то интонации мои уловить можно, но в основной массе всех произведений наибольшая часть придуманная, или сложены из различных кубиков других биографий. О чём этот фильм? Если перефразировать замечательные слова Шварца или попытаться использовать из "Обыкновенного чуда" когда он говорит, счастливы влюбленные отчаявшиеся любить, зная что всему этому придет конец. Благословенны солдаты, которые во имя любви к родине умирали, благословенны мудрецы, которые истинно не падают. Вот так о любви к женщине, о любви к родине, о любви к товарищам, о любви к какой то истине можно сформулировать.

— Это фильм о дефиците любви в настоящее время?

— Наверное, дефицит всякой любви. Мои артисты, которые у меня снимаются в фильме, безумно хотят у меня сниматься. Вот тоже парадокс, но парадокса особого нет, вот скажем, им всегда я говорю, девочки прибежите ко мне такие звездные, потрясетесь и готовы сниматься на любых условиях, за любые деньги, потому что вы хотите сыграть то, что не хватает в жизни, в любви. Кто вам мешает приобрести любовь, мешает одно обстоятельство, что за романтическим образом героя, помимо, что он весь из себя прекрасный рыцарь в длинной тунике, еще должно стоять финансовое основание, а так не бывает, как две параллели, которые не сходятся ни в одной точке меридиана. Либо человек зарабатывает деньги, либо он остается художником и человеком, это две разные субстанции, вы же не можете полюбить какого то нищего писателя, который сидит и ваяет "Мастера и Маргариту". Потому что не известно чем это все закончится и сколько он за это получит, они идут ко мне, потому что у меня любовь, не омраченная никакими финансовыми вопросами.

— А может быть в какой-то степени это ваше переживание, потому что и вы испытали дефицит настоящей любви?

— Нет, все в порядке. Еще раз повторяю, в моей картине ищут любви актрисы, а не герои. Моя картина исполнена с одной стороны любовью, с другой стороны отупляющее равнодушье.

— В этой картине может переживания не за себя, а о своей любви, а за других людей, которой у них нет.

— Вы пытаетесь разложить как — то творчески по полочкам, а это не так. Когда я сажусь писать я не думаю о том, как осчастливить человечество, я сажусь и пишу о том, что мне интересно в данном случае не за кого не переживая. Если в моей картине есть какая то тема, о которой я говорил в открытую, эта тема отношения своего отечества и своих граждан, солдатах которых убивают, вот это для меня тема болезни, понимаете. А полюбит ли после моего фильма актриса Марина Миронова, исполняющая у меня главную роль слесаря передвижника или нет, мне совершенно безразлично, вот о чем речь.

— Но все-таки ваше личное определение любви какое?

— Вот я сказал…

— А любовь это что такое на ваш взгляд.

— Не знаю, я сказал, что я могу, то, что я сказал словами Шварца. Определение любви величина не постоянная, потому что любви свойственны увлечения. Когда мы восхищаемся образом мыслей, телом, внешностью, к сожалению как любое увлечение проходящее. Так вот я всю жизнь ждал, что благословенны те, кто не заметили, что ушла любовь, но они успели прорости к друг другу корнями вот что самое важное, даже в браке. Вообще моя жена не испытает ни какого интереса к таким женщинам, как это было 14 лет назад, я ее знаю наизусть. Мы уже до такой степени успели прорости к друг другу корнями, что нас как сиамских близнецов разлучить очень сложно. Вот это я считаю важным. Сегодня выходил на работу, смотрю Леонид Куравлев. Он 44 года любит свою жену. Как можно любить 44 года, это не возможно по определению, потому что люди на определенном этапе становятся друзьями, единомышленниками, родственниками, но уже не влюбленными. Вот, наверное, что такое любовь. Ты либо влюбился, либо нет.

Вот когда сидит там старый гей Виталий Вульф и рассказывает о любви… Раньше это было осуждаемо, и за это была статья. Теперь это модно, порой в том мире они смотрят друг на друга и не понимают, когда ты придерживаешься традиционных ориентации, это как то не правильно. Мы должны оградить общество от педерастов, потому что это не нормальное явление, потому что тяжелое порочное заболевание, куда они втягивают огромное количество людей. Огромное количество актеров и режиссеров. Да и все знали, что они не традиционной ориентации. С возрастом становится все больше и больше, пря выпирает из человека в творческом списке последних лет. Вот это прет отовсюду. В образах, которые они создают, в спектаклях или в фильмах, мне отвратительно. Наверное, с точки зрения высоко развитого демократического общества это имеет право. У нас я думаю в обществе дикарей, хотим мы этого или нет, право на жизнь на сегодняшний день не имеет. Проблема нетрадиционной ориентации уже и в армии тоже. Это же вред армии иметь таких офицеров, как они при этом заканчивают военное училище, не понятно. Вдруг выясняется в процессе службы, что он склонен мальчиками солдатишками пользоваться. Именно поэтому надежда вся на настоящее, на настоящую любовь, на настоящих мужчин, на настоящий характер.

— Это все должно пропагандироваться, а у нас же пропагандируется совсем другие противоположные ценности. Иными словами это идея о том, что именно дефицит настоящего везде ощущается.

— Пишу конечно, меньше много сил отнимает кинематограф, но я надеюсь, мы закончим в апреле — мае, возьму большой таймаут, как я обычно брал между картинами по 3–4 года, потому что у меня какая то маниакальная потребность снимать кино.

— У мужиков страх любви есть, у женщин нет, они бесстрашны.

— Зато женщины, как не парадоксально более жестокие, как не странно загадка природы.

— Не могли поделиться о своих последних чувствах и творческих переживаниях, планах?

— Основная моя работа, основное мое призвание в жизни — это литература, параллельно занимаюсь режиссурой, но только в том случае, когда понимаешь, что мне не снять на ту или иную тему. В данном случае я снимаю 3-ю свою картину, она же является моей первой мировой картиной. На сегодняшний день отснял где-то на 85 % материала, еще предстоит съемка, монтаж и т. д.

Картина моей же повести "Никто кроме нас". Вышла в числе других рассказов и повестей в «Молодой гвардии» в 2004 г. Эта повесть о любви, о нравственных выборах, о взаимоотношениях двух людей. Военный корреспондент, на каком то этапе оставляет свою любимую, уезжает на войну и далее уже открытый финал, зритель сам решает, остается он в живых или нет. Вот такая картина. Вышла она преимущественно о любви, потому что она о любви и к женщине, и к родине, в том классическом представлении, о котором мы можем говорить (94 г). И тогда еще можно было говорить о любви к Родине, а сейчас о ней говорить сложно, особенно тем, кто воюет, потому что за их спинами так таковой родины нет и произнести без патетического фразу и скорее всего не произнесенную политруком Клочковым: "Наступать некуда позади Москва". Я думаю, что, наверное, люди так не выражались, но все таки если взять ее за основу, то на сегодняшний день за спиной армии Москвы нет и отступать есть куда. Вот примерно этим живу и возглавляю продюсерские центры, которые собственно снимают эту картину при поддержки Госкино и частных инвестиций и фондов ветеранов вооруженных конфликтов.

— Лишь немногие из художников бывали на войне, в пограничной ситуации… Вы прошли через это. Какой след, какую травму оставила война в вашей психике?

— Я КАК ЧЕЛОВЕК, ПОБЫВАВШИЙ В ПОГРАНИЧНЫХ СИТУАЦИЯХ И БЫЛ В ПЯТИ ВОИНАХ В СВОЕЙ ЖИЗНИ, БЫЛ РАНЕН И Т.Д… ТАК ВОТ ЕЩЕ РАЗ ВЫНУЖДЕН ВАС ОСПОРИТЬ И СКАЗАТЬ, ЗНАЯ ВСЮ ЭТУ КАШУ ИЗНУТРИ, ЧТО ДЛЯ МЕНЯ ОЩУЩЕНИЕ НРАВСТВЕННЫХ ЗАКОНОВ В ЭТОЙ ЖИЗНИ ВАЖНЕЕ, ЧЕМ ТАМ. ПОТОМУ ЧТО ТАМ ВСЕ ПРОЩЕ И ПОНЯТНЕЕ И ТАМ ТРУДНЕЕ СТАТЬ ПАДОНКОМ. САМА ВОЙНА И ТАКАЯ ЭКСТРЕМАЛЬНАЯ СИТУАЦИЯ, ОНА САМА СОРБИРУЕТ ЛЮДЕЙ, ОНИ ТУДА ПРОСТО НЕ ПОПАДАЮТ. ПОПАДАЮТ, КОНЕЧНО, НО ГОРАЗДО МЕНЬШИМ ПРОЦЕНТНЫМ ИСЧИСЛЕНИЕМ.

ПРОСТО В ПОГРАНИЧНОЙ СИТУАЦИИ КАК РАЗ ОСТАВАТЬСЯ БОЛЕЕ НРАВСТВЕННЫМ ПРОЩЕ. ПОТОМУ ЧТО УЖЕ НЕ ОДИН ЗА ТОБОЙ. ЛЮДИ И ЭТИ ЛЮДИ СМОТРЯТ НА ТЕБЯ. А ВОТ ОСТАТЬСЯ В МИРНЫХ НОРМАЛЬНЫХ УСЛОВИЯХ ЧЕЛОВЕКОМ, ДОСТАТОЧНО СЛОЖНО. Я НЕ ХОЧУ СТАВИТЬ НИ СВОЕМУ ОТЦУ ЭТУ ЗАСЛУГУ, НИ СЕБЕ.

Я НЕ БЕДСТВУЮ, НОРМАЛЬНО СЕБЯ ЧУВСТВУЮ В ЭТОЙ ЖИЗНИ, НЕВЗИРАЯ НА РЯД, НЕ РЕШЕННЫХ БЫТОВЫХ ПРОБЛЕМ. И ЕЩЕ РАЗ ПОВТОРЯЮ СВОЮ РАСХОЖУЮ ФРАЗУ, КОТОРУЮ ГОВОРЮ МНОГО ЛЕТ, КОГДА МЕНЯ СПРАШИВАЮТ, ЧТО Я ЧЕЛОВЕК ОТНОСИТЕЛЬНО НЕ ЗАВИСИМЫЙ, ВПОЛНЕ МОГУ НЕ ОПУСКАТЬСЯ ДО НАПИСАНИЯ ТАМ ИЗМЕНЯЮЩУЮ ДУШУ ИХ ТРИЛЛЕРОВ. ОНИ НЕ МОГУТ СЕБЕ ЭТОГО ПОЗВОЛИТЬ ПОТОМУ ЧТО ИМ НАДО НИЧЕГО БОЛЬШЕ КРОМЕ КАК СНИМАТЬ КИНО ИЛИ ПИСАТЬ КАКУЮ ТО ЛУБУДУ.

КАК ОДИН ИЗ НЕМНГОГИХ ХУДОЖНИКОВ, БЫВШИХ НА ВОЙНЕ СКАЖУ. РАНЬШЕ БЫЛО НОРМОЙ, КОГДА ХУДОЖНИКИ СЧИТАЛИ СВОИМ ДОЛГОМ БЫТЬ РЯДОМ СО СВОЕЙ АРМИЕЙ, СО СВОИМ НАРОДОМ, ОПЯТЬ ЖЕ ОНИ В НЕЙ ИГРАЛИ НА ЛИЦО, НА РЕАЛЬНОСТЬ СЕГОДНЯШНЕГО ДНЯ, КОГДА ПРО ТУ ЖЕ ПРЕСЛОВУТУЮ ЧЕЧНЮ СТАВЯТСЯ ДЕСЯТКИ ФИЛЬМОВ В ГОД, НО ПРИ ЭТОМ НИКТО НЕ ЗНАЕТ ЭТУ СИТУАЦИЮ ИЗНУТРИ, НИКТО НЕ МОЖЕТ ПОЗВОЛИТЬ СЕБЕ ТАКУЮ РОСКОШЬ. ХОТЯ БЫ НА МЕСЯЦ ОТМЕНИТЬ ЭТУ СТИХИЮ И ВООБЩЕ, ПОСМОТРЕТЬ, ЧЕМ ТАМ ДЫШАТ И ЖИВУТ ЛЮДИ, ЧТОБ ПОТОМ НЕ СНИМАТЬ ВСЯКОЙ ТУФТЫ, НЕ СМЕШИТЬ ЛЮДЕЙ И НЕ ПОЗОРИТЬСЯ САМОМУ. ДЛЯ МЕНЯ ЭТО НЕ РАЗРЫВНАЯ СВЯЗЬ МЕЖДУ ПРОШЛЫМ И НАСТОЯЩИМ.

Я НЕ ЗНАЮ, НАВЕРНОЕ, МЕНЯ ТАК ВОСПИТАЛИ, С ОБОСТРЕННЫМ ОЩУЩЕНИЕМ СВОЕЙ ЛИЧНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ПЕРЕД НЕБЕСАМИ, ПЕРЕД ВЕЧНОСТЬЮ, ПЕРЕД СВОИМИ ТОВАРИЩАМИ. ЭТО НЕ ТО, ЧТО ЧУТЬЕ, Я ПРОСТО ПОТОМ САМ СЕБЕ РУКИ НЕ ПОДАМ ЕСЛИ НАЧНУ СНИМАТЬ ЭТИ СЕРИАЛЫ.

Мне не удалось глубоко прочувствовать личность моего пациента. Он, как и любой талантливый художник, во мне оставил некое противоречивое чувство. Оно и понятно. Ведь он для меня был прежде всего пациентом, а не художником со своим творчеством, с которым я не настолько хорошо знаком. Одно я могу сказать определённо, у моего пациента обострённо развито чувство реальности, настоящего, ответственности. У меня сложилось впечатление, что передо мной личность, которая отвечает за свои слова, за своё искусство. А последнего в нашей жизни так мало.

ТЕЛЕВЕДУЩИЙ КИРИЛЛ РАЗЛОГОВ.

— Не могли бы вы рассказать о своих проблемах и переживаниях, связанных с работой на телевидении. Ведь вы культуролог-теоретик, а на телевидении так много всяких негативных моментов.

. — Недавно, когда мы снимали очередной выпуск «Культа кино» было столкновение с редактором. Он мне говорил, что нельзя говорить такими длинными предложениями, у вас будут всегда согласованные падежи. Я ему говорю в ответ, что если я начну говорить короткими фразами без ошибок или буду читать тексты, которые записаны заранее, не говорить то, что приходит в голову в данный момент, то это уже буду не я, а это будет диктор. Вот здесь есть та проблема.

— И что вас больше всего не устроило?

— Меня пытались убедить в том, что я должен говорить без грамматических ошибок, не усложняя своих построений. С этим я не могу согласиться. Есть противоречие между тем, как я ощущаю себя как автор и тем, как на меня накладывает корректуру и ограничения как на автора. Когда я говорю о том же телевидении, я пытаюсь говорить также как я хочу. Но как ведущий на телевидении я не вправе говорить то, что я хочу. Зачем тогда я выступаю как ведущий, когда в этой роли может выступить любая личность как диктор. Как Кирилл Разлогов я считаю говорить так, как считаю говорить нужным. Если подчиняться этому правилу. Потому, что есть на телевидении редактор, который может заворачивать те передачи, где могут быть грамматические ошибки, независимо от того, какой смысл я в это вкладываю.

— Есть личности, за которыми ничего не стоит, но они известны. Кнопкой телевизора Кирилла Разлогова можно выключить или нет?

— Можно какую-то часть. Но всё не выключишь.

— Действительно, мало ли, что вы наговорили. Ведь ваши эти речи можно скомпановать и воткнуть в такой контекст, что потеряются смыслы, которые именно вы хотели передать.

— В этом страшного ничего нет.

— Вы не боитесь этого?

(Мой пациент начинает смеяться. Не защита ли это обратным чувством?).

— То есть, страха нет? У меня было общение с известными личностями, которые шарахаются этого извращения, которое возникает посредством монтажа.

— Любое интервью, которое ты даёшь, так или иначе в тексте появляется извращение. Потому, что тебя могут понять неправильно. Я анализирую тексты с допуском, всё что зависит от формы моей мысли. Если бы я начал анализировать тексты на то, что мне не соответствует, то я бы ни одного текста не дочитал.

— А всё-таки может быть вы немножко лукавите, вы жертва этого телевидения. Видите как вы о главном редакторе заговорили.

— Это не главный редактор, это просто девушка, которая со мной работает.

— Может быть, всё-таки, иногда так и хочется их послать на…?

— Хочется, не хочется, от этого не легче. Я могу закрыть программу и всё. Есть очень многие вещи с которыми я не согласен, в том числе и в политике канала и в обзоре фильмов, к тому или другому, вот, но либо ты работаешь, где одни правила, либо в другом месте, где другие правила. Если ты устанавливаешь собственные правила, тогда создавай собственный канал и делай всё, что тебе хочется. Это поиски денег, которые для тебя сложны. Поэтому необходимо выразить свои мысли так, чтобы это соответствовало нормам того или иного канала. Даже, когда ты говоришь и когда ты пишешь, то всё равно должен соответствовать определённым нормам, употреблять определённые слова и словосочетания. Не напечатают некоторые мысли, которые у тебя есть. Это и везде так. Если я печатаюсь в газете «New York times» одно дело, если в газете «Правда» другое дело. У каждого печатного органа есть свои нормы и представления, но поскольку я не нахожусь на основной территории этих политических проблем, а проблем культуры, то естественно.

— Тем не менее, вы сидите во время монтажа или полностью отдаётесь своему монтажёру?

— Нет, я целиком отдаюсь этой своей девушке-монтажнице. Потому, что единственное, что она сделает, то она сделает из того, что я сказал. Выберет наиболее выигрышные моменты и смонтирует. И я с интересом потом смотрю, что получилось. Мне это интересно потому, что это своеобразный диалог её и меня. То есть как она осознала то, что я хотел сказать.

— То есть если телезрителю внимательно присмотреться, то можно обнаружить диалог вас и этой девушки.

— Да, безусловно.

— Мы никогда, по-видимому, не познаём режиссёра, который мастерски монтажирует сны. Вы не могли бы рассказать какой-нибудь сон.

— Я вижу их редко. Я всегда себя примериваю насколько я примериваю теоретическим представлениям. Если примеривать с тем, что Фрейд называет дневными остатками сновидения. Это сновидения о предыдущем или последующем дне. Что касается каких-то глубинно-психоаналитических растолкований. Я их в своих сновидениях не обнаруживал, но наверное они есть.

— Сон — это особое кино. Давайте разберём какой-нибудь абсурдик.

— Не знаю. Сейчас пытаюсь вспомнить что-нибудь, ничего на ум не приходит. Абсурдного сновидения бывает очень много. Я их забываю.

(По-видимому, мой пациент осознаёт истину, которая заложена во снах и на всякий случай «забыл» о своих сновидениях. Это защита отрицанием.).

— Хорошо. Тогда не могли бы вы выразить нечто за что вам до сих пор неудобно и вы нервничаете по поводу этих воспоминаний?

— Что-то очень личное? Некоторые вещи достаточно смешные. Ты оказываешься в ситуации при которой тебе лично неудобно. Приведу один пример. Мы летим в Болгарию на похороны отца. Он умер во Франции, похоронили его в Болгарии. Я и моя сестра летим практически одновременно. По таможенным правилам того времени, ты не имеешь право вести купюры достоинством двадцать пять рублей, которые недавно появились в обороте. Мы летим почти вместе и у неё оказывается двадцатипятирублёвая купюра и я говорю, что мы летим не вместе, а отдельно друг от друга. Что естественно есть наглая ложь, продиктованная страхом того, что с тем у кого есть купюра, начнутся разбирательства. Мне стыдно за эти события и по сей день. Три, четыре события жизни я могу вспомнить, за которые мне до сих пор стыдно. Из трусости, из боязни, которыми на сегодняшний день я не могу гордиться. Ты себе находишь теорию, благодаря которой ты убеждаешь себя, что в принципе поступил правильно. Дескать, я поступил нейтрально и ничего переживать (Смерть автора опять). На самом деле мне ничего не угрожало ни жизни. Сейчас дистанция по отношению к этим событиям достаточная и это мне сейчас позволяет говорить об этом во всеуслышание. Но есть события жизни, которые я никогда не выражу вам и тем боле не дам добро на печать, в связи с тем, что у меня семья и я ничего не хочу такого.

— А что вы чувствуете, о чём переживаете в настоящее время?

— Не знаю. (Защита отрицанием.) Это достаточно трудно не имея некоей рамки для этого дела. (защита интеллектуализацией). Нашему поколению пришлось пережить несколько достаточно кардинальных переворотов, которые совершались вокруг нас. Интересно было наблюдать за этой жизнью и смотреть почему происходило так, а не иначе, прекрасно понимая, что внешние изменения отнюдь не всегда следуют с внутренним. Поэтому мне было всегда интересно смотреть на то, как люди остаются людьми, как их идеалы и представления остаются прежними, но они очень быстро и эффективно приспосабливаются к обстоятельствам.

(Мой пациент говорит о других, о своих наблюдениях за другими. Можно предположить, что говоря о других, он говорит о себе. Уже изначально у меня появилась мысль о том, что преобладает в моём пациенте: способность наблюдать за другими, убегая от себя, боясь себя. Именно благодаря этому мой пациент и стал кинокритиком? Или же в моём пациенте преобладает способность наблюдать за собой через наблюдение и критику других?).

Поэтому я и за собой наблюдал с этой же точки зрения. В изменяющихся обстоятельствах сохранить то, что ты был верен в течении всей своей жизни. В этом есть нечто забавное, в моей биографии пересеклись несколько важных для двадцатого века тенденций. Мой прадед был русским православным священником, женат он был на чувашке. Поэтому перекрещивание национальных культур сыграло важную роль. Оба моих деда были абсолютно из разных копилок, один из Армении, другой из Болгарии, но оба были так или иначе связаны с международным коммунистическим движением. Поэтому я чувствовал наследником некоего смешения, которое пришло к власти. Каким образом я существовал, с одной стороны имея критическое отношение к тому, что происходило вокруг, я искал попытку сохранить внутреннюю традицию, поскольку отношение изменилось в результате общей ориентации. Вот эти забавные вопросы, которые я себе задавал, ну и отвечал себе сколько не в теоретическом плане, сколько в практическом.

(Мой пациент произвёл на меня впечатление как личность, обладающая редкой способностью весьма объективно оценивать свои психические процессы с завязкой на социальную среду и культуру, без завязки на субъективность и уникальность своей души. Не является ли это зашитой уходом от себя?).

Ну и были довольно существенные трансформации. Какое-то время я себя убеждал в том, что если бы я жил где-то на Западе, то я был бы половерным коммунистом, а поскольку я жил в стране, где коммунисты были у власти, то я был неправоверным коммунистом, чувствовал себя в оппозиции. Те изменения, которые были, я понял, разнообразие жизни. Я в юности провёл несколько лет во Франции. Я жил в дипломатической среде, учился в нормальной французской школе, мне удалось выучить язык, у меня расширился кругозор. Благодаря этому я понял, что люди живут, несмотря на все режимы, по одним и тем же человеческим законам. Не политический режим, не условия существования не гарантирует счастья. Счастье может человек гарантировать сам себе.

(И всё-таки мой пациент возвращается к себе, к своей уникальной сущности. Но насколько глубоко?).

— Согласно психоанализу мы всегда в плену детства, прошлого… Попробуйте проанализировать себя с этой точки зрения.

— Я в теории всегда переживал больше, чем в реальности. Я начитывал очень много того, что в реальной жизни я не переживал. И поэтому драма состояла в том, что я знал, что я должен был хотеть свою маму, и ненавидеть своего отца.

(Мой пациент в прошлом наивно полагал, что такие чувства к родителям должны открыться сами собой после прочтения Фрейда. В действительности осознание этих комплексов приходит в процессе множества сеансов психоанализа.).

Знал, что при определённых обстоятельствах у меня должны были быть сексуальные переживания, но и по стечении обстоятельств этого не было.

То, что должно было происходить по канонам психоанализа, при этом в реальной жизни ощущения были чрезвычайно бедны поскольку они сводились к ощущениям семьи, с одной стороны, с другой, жизни в школе, с другой стороны, всегда шла информация о вероятности венерических заболеваний, при общении с проститутками, с другой стороны венерических провокаций при общении с окружающими. Поэтому мой реальный опыт значительно отставал от виртуального.

(По-видимому, это изначальный страх реального и настоящего, приводящий к убеганию от себя и виртуализации. А может быть это гиперлюбопытсво к миру, приводящее к опережению теории над практикой жизни?).

Конечно, это наложило определённый отпечаток и когда я приходил к определённым реальным опытам, то знал я теоретически много, поэтому это портило мою практику, которая происходила в реальности.

(Мой талантливый пациент опять работает на опережение, выдвинув свою психоаналитическую версию себя, хотя эта функция, казалось бы, должна быть у меня, как психоаналитика.).

Ну и вторая моя психоаналитическая черта, каждый человек так или иначе живёт в противовес того, что он переживает, строит свою жизнь, пытаясь не повторять ошибки предыдущих поколений. Поскольку так сложилась семейная судьба, мой отец завёл роман с секретаршей, бросил семью, завёл другую и т. д.

(Я почувствовал, что мой пациент получил сильную психотравму изменой своего отца.).

Поэтому во мне была заложена программа о том, что если уж я женюсь, то на всю жизнь. Если у меня будет роман с секретаршей, то это не будет портить мою семейную жизнь, а наоборот будет её укреплять. Эта программа просуществовала достаточно долго. Доволен, что стаж моей семейной жизни значительный. Именно потому, что я в детстве столкнулся с этим.

(Я почувствовал, что мне как психоаналитику, ничего для анализа и не осталось. Но так ли это на самом деле?).

— К аналитизму вы пришли через практику? Вы начинали снимать.

— Я практически ничего не снимал. Я писал сценарии, пытался написать пьесу, снимал фотографии для поступления во ВГИК, но к моменту поступления во ВГИК я уже поступал на киноведческий, а не на режиссёрский, хотя у меня была возможность поступить на режиссуру, если бы я не остался с мамой в России, а не уехал бы с папой в Болгарию. Наверное он меня бы устроил на режиссёрский факультет ВГИКа без особого конкурса. Во-первых, мне хотелось всего достичь самому, а во-вторых аналитическая работа для меня была интереснее.

(И вновь мой пациент не изменяет своей главной психологической линии — оставаться наблюдателем, критиком внешнего мира, в данном случае — кино, а не его создателем. В чём причина этого? В страхе непредсказуемой среды, в заниженной самооценке себя как будущего режиссёра или опять работа на опережение? По-видимому, мой пациент уже снял своё внутреннее кино и разочаровался в нём настолько, что практически не стал этого делать?).

— Какой у вас внутренний психический мир с точки зрения киноведа о своём внутреннем кино, киномонтаже, которые происходит у вас внутри психики вот уже шестьдесят лет? Как бы вы идентифицировали свой внутренний фильм?

— Мне на этот вопрос отвечать трудно. Каждый человек играет некий набор ролей. В каждом человеке заложена возможность продолжения по разным сценариям. Так или иначе, я проигрывал в своём воображении разные варианты протекания моей жизни, с разными людьми, с разными контактами. К чему это ближе к театру или к кино, сказать трудно. Скорее всего это ближе к актёрской профессии. Ты никогда не узнаешь кто ты на самом деле, коль ты всегда играешь те или иные роли. В семье, в быту, в обществе, когда учишься, когда преподаёшь. В кино ты вызываешь некую воображаемую жизнь для себя, которую ты себе не можешь позволить в реальности.

— Внутренний мир человека имеет свой оттенок, свою динамику, внутренний природный монтаж. Как бы вы могли как киновед идентифицировать свой поток сознания? Это на какой фильм похоже? Это комедия, ирония…

— Поскольку я занимаюсь культурологией у нас ко всему подход аналитический. Я всё время смотрю со стороны. А культурология это такая штука, которая позволяет на всё смотреть со стороны.

(И на себя, по-видимому, мой пациент постоянно смотрит со стороны. Опять защита абстрагированием от себя, страха себя, страха настоящего в себе. Впрочем, настоящее в себе моего пациента — это наблюдение за миром, критика мира, выражение мира, ну, и в частности, кино.).

Поэтому трудно сказать как экран, который даёт возможность забивать сферу бессознательного или наоборот открывать какие-то вещи, которые при стороннем наблюдении были бы незаметны. Вот эта налитическая работа для меня значительно интересней, чем непосредственно переживания.

— Туфта, которая творится на телевидении и в кинематографе, ваши переживания по поводу того, что несёт эпоха.

— На мой взгляд никакой общемировой трагедии нет. Если раньше казалось, что искусство ищет что-то новое, то искусство массовой культуры ничего не ищет, а повторяет хорошо забытое старое, что и делали великие средневековые художники. Телевидение в этом плане не исключение, а скорее правило. Другое дело как представитель этой самой интеллектуальной культуры, пишущей публики, я в своей программе на телевидении продолжаю показывать фильмы сложные для восприятия, не чисто развлекательные. Вообще канал «Культура» — это не чисто-развлекательная продукция. А для того, чтобы представлять мою культуру, в отличие от нашей культуры, киноманов.

Кирилл Разлогов вышел в тираж. На экран выходит некий живой знак, некая картинка, которая может и не имеет никакого отношения к сути вашей личности. Существует пропасть между вируальным Разлоговым и реальным.

— Наоборот, я являюсь личностью, которая использует телевидение, я поднимаюсь с помощью него.

— Кирилл Разлогов, который вышел в тираж, он далёк от своей сути? (Опять покашливание моего пациента).

— Естественно, чтобы вернуться к своей сути я должен быть отшельником, как Кант не выходить за пределы своей квартиры. Тогда мой интеллектуальный вклад в истории человечества был бы весомым, чем тот вклад, который я делаю появляясь на телевидении. Недавно я выступал в качестве автора книг, статей и так далее. Я могу для себя выбрать этот вариант. Я могу жалеть, что я не был старцем отшельником, что я не отдал свою жизнь размышлениям о мире, которые никого не интересует, если бы я положил это на бумагу. Может быть через тысячу лет, то что я написал читали бы с наибольшей надобностью. Выбор кино и телевидения — это выбор, который я для себя сделал. Телевидение способно абстрагироваться от окружающей жизни (как и он сам) это такое умозрительное представление о том, что есть. Там есть свои плюсы и минусы.

Я почувствовал, что основной ценностью моего пациента, наполняющую его жизнь смыслом, является ценность быть объективным наблюдателем и созерцателем происходящего (в частности в кино), и лишь затем его создателем-аналитиком. Это, пожалуй, такая своеобразная любовь к миру, как принятие его, но в качестве наблюдателя. В то же время, мой пациент ощущает своё единение с миром, с культурой, настолько, что постоянно убегает от себя, как менее существенного в этом мире. В этом, пожалуй, и проявляется духовность моего пациента. Но мой пациент пришёл к духовности не через религию, а через объективное восприятие культуры, частью которой он себя и ощущает, защищаясь убеганием от своего собственного Эго.

МУЗЫКАНТ МИХАИЛ ТУРЕЦКИЙ.

— Я чувствую, что вы многое пережили в последнее время и горе и успех?

— Да, мне тяжело было эти три месяца работать потому, что у мамы был инсульт, и ей было просто тяжело преодолевать, бороться за жизнь. Консилиум сказал, что мало шансов. В конечном итоге возраст взял своё. Её не стало. Моя мама говорила всегда, что деревья умирают стоя, и боролась до самого конца.

(Я почувствовал, что на протяжении всего сеанса в моём пациенте присутствовала защита обратным чувством. То есть, мой пациент своим поведением не излучал того страдания, которое в действительности, по-видимому, было. Более того, он излучал противоположное чувство — чувство оптимизма.).

— Вы со своей матерью до сих пор в диалоге?

— Конечно… Ведь прошло всего двадцать дней.

— По-видимому она приходит в ваших сновидениях?

— Да… В последнее время достаточно часто она как бы возвращается в сновидениях, но не на долго так. Но не мучает. Отпускает. Говорит, что все хорошо, все нормально, все в порядке. За меня, мол, не беспокойся.

(Диалоги с умершими близкими очень часто продолжаются у моих пациентов. В народе существует заблуждение, что не совсем хорошо когда умерший беседует во сне, дескать, тем самым зовёт с собой. Говорят, чтобы лучше бы такие сны были безмолвны. Это заблуждение. Сновидение — это всегда форма снятия беспокойства и выход напряжения, который не состоялся наяву. Поэтому, данное сновидение оздоровительное. Исключение составляют лишь случаи, когда эти диалоги могут систематически преследовать пациента и занимают всё время сна.).

— Ещё, какие сновидения вас беспокоят?

— У меня жена погибла 15 лет назад. Она иногда мне сниться, бывает такое, меня спрашивает.

(Я почувствовал, что мой пациент испытывает сопротивление и не желает раскрывать глубоко эту психическую травму прошлого. И это вполне очевидно. Анализировать психическую защиту сублимацией, то есть вытеснением этой трагедии в подсознание я не стал в силу ограниченности времени.).

Мне иногда кажется, что я с ней и в контакт могу войти.

(Мой пациент продолжает внутренние диалоги с умершей супругой. Каки говорится «сердцу не прикажешь». По-видимому, эти диалоги также носят психосаморегулирующий характер, то есть облегчают страдания моего пациента.).

Ещё снится разная экзотика. Выступление на Марсе, где нет ни одного человека в зале.

(Это сновидение, вызванное профессиональными издержками моего пациента. Действительно переживания по поводу реализации билетов одно из ключевых в моём пациенте, который является продюсером).

Бредятина. Разная бредятина может сниться. Но бываю какие-то сны, когда тебе может присниться что-то ужасное. Говорят очень плохой сон, когда у тебя зубы выпадают.

— Это страх переживания за здоровье, вызванный тем, что вы очень много работаете, истощаетесь, переживаете?

— Наверно есть во мне такие переживания, потому что, действительно нагрузка. У нас вот на каждого артиста большая нагрузка, а на меня нагрузка удваивается, потому что вокруг, выступлений на сцене и репетиционного процесса, есть еще очень много работы. Вот, например, работа, связанная с медийными средствами, работа, связанная с анализом, с креативом, с организационной историей, которая зависит от меня, с продюсированием проекта. Я и артист, и продюсер одновременно, и это удваивает мою нагрузку. Но, бывают и приятные сновидения. Я могу, например, проснуться, понять, что мне интересен этот сон, и вернуться на сюжетную линию. То есть проснулся "о какой интересный сон, ну-ка я пойду, досмотрю". Может прийти к тебе во сне кто-то из прошлой жизни, кого уже нет на свете.

— Мама радовалась за ваш успех в последнее время?

— Конечно.

— Могли бы какой-нибудь репликой выразить, то, как мама говорила о вашем успехе. Ее словами.

— Для мамы появиться в Кремле, чтобы вокруг нее были люди, которые понимали, что она моя мама, и чтобы они ей какие-то слова говорили?… Мама как-то сдержано относилась к моему успеху. Почему? Потому, что родители прожили большую жизнь. Они знают что, у каждой такого рода формулы, как и у медали, есть всегда и оборотная сторона, которая их намного больше волновала.

— А как отец оценил ваш успех?

— Когда я своему отцу сказал: "Папа три битковых аншлага в Кремле, за 10 дней, все продано". Он не говорит: "Ой, как хорошо сынок", он говорит: "Мальчик у тебя наверно много врагов и завистником. Ты береги голову. Будь аккуратней!". Когда я стал первые деньги зарабатывать, то он мне говорил, заработал три рубля — два отдай. А я ему, почему два, а не один, а он — хочешь долго жить — отдай два. Родители радовались. Мама радовалась. 66 лет вместе, представляете. Сегодня я навещал отца. Я говорил ему, как жалко, что маму потеряли. Ты прожил такую большую жизнь, ты должен понимать, что только в сказках в один день уходят. Ты должен понимать, что живые должны жить.

— По-видимому, вы, потерю матери ещё до конца не осознали в силу того, что пока загружены ответственными выступлениями в кремле? А потом когда расслабитесь, всё это проявит себя…

— Нет, нет.

(Защита отрицанием. Хотя хочется пожелать, что это было именно так.).

Я скажу честно. Моя мама нас очень пожалела. Она нам с братом дала адаптироваться. Она три месяца болела — это не внезапная смерть. Я понимаю ее, она нам показывала, что должна умереть. Когда она сказала об этом — это был такой мощный удар для меня. Он был точно такой же, наверно, как и когда все закончилось. То есть в два этапа. Я все делал, я очень хотел ее надуть как шарик снова, но и врачи и помощники все старались, все что можно. Просто я понимаю, что сделали все. И все от нее зависело, от ресурса. Она прожила большую жизнь, вопреки и все в ее жизни вопреки. Она из Белорусского местечка и в сороковом году за десять месяцев до начала войны ее отец вывез оттуда. Они оба из Белоруссии. Отец с 1931 года в Москве. Мама — с 1940-го. То есть, он ее вывез вопреки, волей судьбы. Случайно приехал — случайно увез. А потом зашли немцы и всех уничтожили. И этот стресс в ней был всю жизнь. Понимаете, маму, папу, дядю, тетю, бабушку, дедушку.

(И всё-таки мой пациент должен быть готов к более болезненному осознанию того, что потерял свою мать, которое может произойти после аврала гастролей в Москве и других городах.).

— Согласно психоанализу конфликты детства, взаимодействие с родителями оказывают существенное влияние на формирование личности? Вы согласны?

— Да. Мне очень повезло с родителями и вот такие обиды детства и комплексы, которые были в те годы они потом сполна проявляют себя.

Сегодня я могу гордиться своим отцом, что у него абсолютно светлый ум. Он может выйти на сцену сказать слова. У него есть правительственная награда. Он участник прорыва Ленинградской блокады. Я считаю во многом моя воля, выдержка, жажда жизни, момент борьбы за лучшую жизнь связан с моими родителями. Ведь в советское время сориентировать меня правильно, дать материальную подпитку было сложно. Они меня поддерживали морально. А кривая меня вывела по четкому сюжету. Туда, где я сейчас и нахожусь. Просто расписание! Я просто не сопротивлялся, даже ничего не делал, но при этом я точно знал, что я буду музыкантом, что деньги вторичны. Многие соскочили с профессии и ушли зарабатывать деньги, а я как бы не думал про это, я просто предчувствовал, что столько денег, сколько мне надо у меня будет всегда. Потому что у меня есть темперамент, жажда жизни, воля, выносливость.

(Мой пациент владеет самопсихоанализом и частично осознаёт и выражает роль родителей в формировании своей психики. Для глубокого осознания родителей в жизни моего пациента потребовалось бы много времени. И, поэтому, я не стал углубляться в эти тонкости, в силу ограниченного времени.).

— А в целом, как вы переносили стрессы раньше? Например, в детстве?…

— Понимаете, закомплексованность советских детей, в большинстве своем связана с социальным происхождением. С очень непростыми годами жизни, с коммунальной квартирой, с разными тонкостями, с пожилыми родителями. Иногда, с непрестижностью всего того, что происходит вокруг тебя. И рождаются некие комплексы и неуверенность в себе. Еще в советское время это могло быть связанно и с моим еврейским происхождением.

(Судя по выражению лица моего пациента, я почувствовал, что комплекс национальной неполноценности, вызванный еврейским происхождением моего пациента оставил ощутимый след в моём пациенте.).

Это было тоже и не престижно и не актуально. Причём это самые мягкие сравнения и примеры.

(Мой пациент не пожелал выражаться более радикально и фигурально на этот счёт, а проявил свою мудрость и сдержанность.).

— Вы страдали комплексом национальной неполноценности?

— Ну, не только.

(Защита дезориентацией, то есть уходом на другую тему, то есть на анализ других комплексов, которые на взгляд пациента менее психотравматичны).

Я не могу максимально искренне, сказать, что я рос закомплексованным ребенком, но это было и какая-то аура висела. Была аура закомплексованности, или аура внутреннего недовольства собой и тем, что происходит с тобой. Да, она и сейчас есть, да, она из детства. И наверно, с этим связанно то, что какой-то уверенных и радостных эпизодов детства мне сложно вспомнить. Хотя мне трудно жаловаться, у меня были любящие меня родители. Это уже, так сказать, не детдомовское детство, не бомбовое детство, все в сравнении же познается. У меня хоть и пожилые были папа и мама, пожилые уже для того возраста. Отцу было 50, когда я родился, но он уникально продержался всю мою жизнь и сейчас он в нормальном состоянии. Это меня и вдохновляет. 94 года отцу. Когда он привел меня в музыкальную школу, то педагог сказал, что хорошо бы если отец пришел, а я подумал, елки палки, что же у меня такой папа, которого за деда моего воспринимают? Даже не спрашивают, кто это такой. Это конечно немножко подгруживало. Мама постоянно болела. Было ощущение собственной неуверенности. Но, видимо, параллельно, есть такое понятие генетика, а генетика при всей этой закомплексованности очень крепкая и мощная, и не случайно мой отец катается на лыжах и на коньках до этого возраста. А отец его был кузнец. А кузнецы — это вообще не слабые люди. Правда, умер очень молодым, от воспаления легких, не было антибиотиков.

(Я почувствовал, что мой пациент сильно хочет быть похожим на своего отца своей способностью долго жить.).

— И всё-таки, давайте ещё раз возвратимся к комплексам вашего детства?

— Этот комплекс проявился у меня в детстве, когда я сдавал экзамен по фортепьяно. Тогда я пришел в пятый класс хорового училища. А училище это уже обучало с первого класса. Я опоздал, потому что мои папа и мама были не очень в теме, ну как бы они выживали, и им было не до жиру. Но у нас был дядя, двоюродный брат отца, великий музыкант Рудольф Баршай, который намекнул, сказав моему отцу: "Борис, у тебя сын талантливый чувак, ты че вообще, его учить надо музыке". А он говорит: "А как?". А вот есть хоровое училище. Проверили, а училище с первого класса, а мне уже было 11 лет. Я уже в пятый класс должен был идти. И вот они меня прослушали. Дядя позвонил туда и сказал, что мне не нужны блаты, дескать, вы посмотрите, что парню портить жизнь, если он не тянет, то вы его не берите, а если тянет, то вы просто посмотрите внимательно, не отвергайте. И они меня взяли. Потому что у меня реально голос был в детстве, яркий. И наверно, были музыкальные данные. Я учился на флейте, фортепьяно — это был момент, где я сильно отставал. Но вообще, я едва, едва, двумя пальцами умел играть. А мальчики, которые учились со мной в одном потоке, уже играли Рахманинова и Чайковского в пятом классе. Такая школа сумасшедшая была. Это был первый большой комплекс отставания от толпы, которая с тобой учится. Но иногда комплекс отставания тебе дает какие-то сумасшедшие силы. Если ты под действием этого комплекса начинаешь разрушаться — это одно, а если он наоборот, тебя это стимулирует — это совсем другое.

(Мой пациент задумался и было видно, что он что-то вспомнил.).

— О чём это вы только, что вспомнили, представили, где это вы побывали?

— В детстве… Вспомнил первый экзамен по фортепьяно. Это была самая моя большая мука! Позор! Потому, что я парень от природы гордый и самолюбивый, честолюбивый. Наверное, это все идет из детства, и мне хотелось бы играть не хуже других на фортепьяно, а у меня начинала рука подрагивать на экзамене, от страха, потому что я играл не очень хорошо, а песни были трудные, а времени было мало. Комплекс догоняльшика — отстающего. Вот такие были мысли. И это долго во мне висело. И сейчас вспомнил почему-то…

(По-видимому, мой пациент до сих пор отрабатывает этот комплекс потому и целеустремлён и энергичен. Потому и достиг вершин в своём творчествен.).

— Я почувствоал, что вы умеете давать себе внутреннюю установку и жить сегодняшним днём?

— Да. И у меня давно эта установка сейчас присутствует. Потому, что я читал когда-то умные книги, связанные с иудейской религией, где написано, что человек не должен заглядывать глубоко в будущее, не имеет право подпитываться прошлым опытом, а должен максимальным способом выполнять сегодняшний день.

(Ладно если это действительно жизнь сегодняшним днём, а не защита и блокировка скрытых напряжений, которые просто загоняются вглубь игнорированием и аккумулирутся для того, чтобы потом вырваться наружу.).

Эта мудрость пяти последних тысячелетий, она работает, потому что человек, который максимально выкладывается с максимальным смыслом, выполняет сегодняшний день, не думая о завтрашнем, не ковыряясь в прошлом, у него и завтра твердое и прошлое, как правило, тоже гармоничное. Поэтому на сегодня конкретно меня очень волнуют предстоящие наши концерты в Кремле, их градусность их квалификация. Потому что концерт в Кремле для нас — это еще с советского детства. Когда мы были мальчиками, которые учились музыке, то всегда в конце года отчетный концерт. Где я должен показать нечто, к чему пришел за месяцы обучения и должен отчитаться перед комиссией. И вот наша комиссия — это город Москва, самый сложный город в плане прохождения здесь, потому что самый требовательный, самый избалованный, самый сложный город. И тем более, когда объявляешь один концерт в Кремле — это сложно, а когда два — это сложнее, а когда три, и нет билетов, то есть чувство ответственности возрастает, значит, люди тебе доверяют. За десять дней продано три аншлага в Кремле, речь идет о четвертом, а четвертый даже и взять невозможно, потому что система к этому не готова. Говорят, что тут за 20 лет такого не было!

(Мой пациент в совершенстве владеет приёмами самоподбадривания, но они не искусственны так как имеют объективное основание так творческий успех действительно налицо.).

— Давайте, проанализируем это ощущение. С одной стороны радость большая, предвкушение лавров, а с другой волнение и вы в плену своих комплексов детства?

— Есть такое "микс фильмс" — смешанное чувство, потому что данная позитивность, которая в этой истории существует, она накладывает очень большую ответственность. Как в свое время Иосиф Давыдович Кобзон сказал: "Легко ли моему сыну жить на свете, ведь фамилия Кобзон накладывает на него определенную дополнительную ответственность?". То же самое, честное слово, это без всякой доли кокетства, этот успех он с одной стороны ошеломляет и не это наше высказывание — "Хор Турецкого стал артистом номер один в Российской Федерации".

(Смешанные чувства это всегда психическая нагрузка для психики.).

— Более того, ваша психика не может объективно воспринять это?

— Ну не возможно даже понять и вроде кажется, почему так? Что собственно такого? Ведь мы такие же люди, как и все остальные, и ничуть мы не ниже, не выше, не лучше. Просто кто-то нас использует с верху, как марионеток для того, что бы делать или этот праздник, или это шоу, или этот конфликт, или наоборот наводить мосты дружбы и любви между народами и растапливать лед. Даже не понятно что, потому что шоу-бизнес — это кич, искусство — дано свыше, и когда это смешивается в единый коктейль, тут вообще много вопросов, что же с нами такое происходит. Поэтому сейчас я в раздумье над всем этим нахожусь, но при этом мысли плохие от себя гоню, потому что дни наполнены потрясающим, искрометным, сумасшедшим творчеством, необыкновенным креативом, который неожиданно спускается тебе на голову.

(По-видимому, умелое и мудрое сочетание самокритики и самопрезентации моим пациентом является главной формулой, благодаря которой возникает феномен его обаяния.).

— Ваша психика наполнена предвкушением успеха?

— Нет не в предвкушении успеха дела. Понимаете, у нас есть большое везение, мы на него жалуемся сегодня, говорим, как мы устали, как мы мучаемся, как нам сложно, что мы за осень объездили уже 45 городов от Южного Сахалина до Красноярска, от Калининграда до Мурманска, от Торонто до Лос-Анджелеса, от Сан-Франциско до Чикаго, все Поволжье, Башкортостан и Татарстан, Чувашия, Сибирь, Урал, Зауралье — это все за какую-то несчастную осень. Такой приобретается колоссальный опыт, опыт взаимодействия с публикой, опыт интерактива, опыт общения и общения на уровне. У тебя профессиональный есть инструмент — твое искусство, а у них есть душа, которая открывается этому искусству. Это такое взаимодействие, ты нарабатываешь необыкновенную уверенность, с одной стороны, и тебе все понятно, у тебя есть точка опоры, ты нужен людям. А с другой стороны, конечно, ответственность в Кремле она особая и Кремль, не концертная площадка, она была созданная для ауры речевых исповедей.

(Это опять приём вполне оправданной самопрезентации. Действительно, это вполне заслуженный успех, идущий от меньшего к большему и он ничего общего не имеет с искусственно раскрученными бездарностями, которыми заполонена наша российская эстрада).

— Великая сила и воля человека жить несмотря ни на что?

— Я философски… Я понимаю… Мне говорят, а как вот слава, деньги, знаменитость, как тебе, как ты со всем этим справляешься. Да элементарно с этим справляюсь, потому что, это все временные ценности. И чем выше ты взлетаешь вот в эти годы, тем труднее тебе и опускаться. Лучше и не взлетать даже так высоко, потому что станешь жертвой.

(Теперь самопрезентация сменяется самокритикой. В этом истоки живости и обаяния психики моего пациента.).

— По-видимому, у тебя есть ориентиры на личностей, которые действительно имеют мировой успех и до них еще тебе далеко?

— Может быть, на подсознании есть такое вот у меня. У меня есть уверенность, я могу в ней признаться, что завоевать Россию нашим форматом, по сути своей, было сложнее, чем завоевать западный рынок. Потому что Европа больше готова к нам. Мы это проверили тычками, точечной работой. Проверили, что там нас больше понимают, чем здесь. И вдруг здесь такое обвальное понимание того, что мы делаем, на уровне человеческом даже. Поняли нашу платформу человеческую. А публика российская, она наше нутро почувствовало и полюбило. Поняли с чем мы к ним пришли. Ведь люди на подсознательном, на интуитивном уровне нас оценивают, не только наши голоса слушают. Голоса — это инструмент, которым мы выражаем собственное внутреннее состояние, то, что в нас внутри заложено. Через голос у нас такая своя логика взаимоотношения.

— А какие фантазии и мечты к вам приходят чаще всего? Голливуд, красная дорожка?…

— Если честно, мы по Голливуду уже ходили. Мы пели в зале, где Оскар дают. Может быть, все эти картинки у нас уже были в жизни. Мы уже их прожили. У нас, у всех моих артистов уже были королевские руки, когда королеву Испании целовали. Были и президенты, которые сидели в трех метрах. Мы уже жили в самых лучших гостиницах, например, ездили на самых лучших автомобилях, в самых лучших мировых клубах были, и в Калифорнии, и в Сиднее, и в Йокогамии, где угодно. И в Индии даже, Удайпуре, то есть — везде. Поэтому так фантазировать даже теоретически… Знаете, есть о чем фантазировать, чтобы Бог не отнял талант и был этот креатив, постоянно было что-то с чем прийти дальше, удивить снова, порадовать снова.

— А не было бы творческого кризиса?

— Вот, вот об этом… Вот где мы фантазируем. Я мечтаю только об этом. Чтобы не отняли талант, не отняли желание жить и творить. Потому, что это самое страшное. Я хочу, чтобы творчество не кончалось, даже тогда, когда мы уйдем, чтобы после нас это творчество продолжалось. Когда мы уйдем, чтобы осталась, например, школа какая-то, где мы — хор Турецкого, воспитаем себе 10–15 мужиков, но нет больше не получиться такой группы. А профессия у нас — нести людям праздник, нести людям радость, нести людям духовную какую-то пищу. Вот чтобы это кто-то за нас дальше продолжал, для этого я сейчас хочу создать такую школу, но не для богатых детей и не за деньги, а хочу бесплатно. То есть, либо сам ее я буду содержать, либо кто-то мне будет помогать из структур. Но чтоб дети учились, там без денег, и никто не мог влиять, ни дети богатых родителей, а дети у нас талантливые.

— А кем больше всего ты себя чувствуешь, кто ты сам для себя?

— Я, прежде всего музыкант и творец. Я творю какую-то новую музыкальную формулу, новую сценическую формулу. По дороге я просто человек искусства. Я люблю искусство и все, вокруг все равно формируется некое театральное, хореографическое, сценографическое, картинная какая-то, театрализованная мюзикловая вещь, которая, в основе ее музыка и я в основе этой музыки. А дальше, конечно же я просто деятельный, наверно, амбициозный, человек который вокруг этого все, что нужно может сделать, и научиться всему.

— И что тобою больше всего движет? Какова твоя мотивация?

(Задаю этот вопрос предполагая, что в моём пациенте возможно имеет место снятие комплекса неполноценности с помощью удовлетворения своего тщеславия, пиара?).

— Меня немножко подталкивает думать о пиаре, заниматься пиаром и я даже сейчас как-то начал с профессионалами на эту тему общаться. Но я понимаю, что найти надо в этом меру, потому что когда несут какую-то ахинею и чушь, лишь бы обратить на себя внимание, я говорю, пусть обращают внимание те, на кого внимание не обращают. На меня и так обращают внимание. Мне не нужно какое-то дополнительное придуманное внимание, притянутое за уши, высосанное из пальца. Мне все это не интересно и не нужно, абсолютно. У меня есть, чем заниматься. Пусть продают, когда нечего продать, продавайте воздух. продавать воздух — это придуманный пиар. У нас есть совсем другое, у нас есть настоящее, а его люди чувствуют без всякой рекламы.

— По-видимому, вас нельзя уже выключить кнопкой телевизора?

— Я просто вижу, что наоборот люди ждут, ждут когда, может промелькнет хор Турецкого по телевизору, когда они включают. Потому что мы не зомбируем…

— Давай теперь перейдем к психологии группы. Ты играющий тренер, или член группы? Кто ты вообще?

— У меня такая роль, которую я для себя как понимаю — я лидер, я лидер и на сцене, я лидер и за сценой. Я член группы. Я десятый или первый.

— Ты одновременно член группы и лидер ее?

— У нас ведь очень искусство сложное, оно разнообразное, и где-то необходим группе лидер-дирижер, который дирижирует. У нас есть музыкальные инструменты, у нас есть артисты, которым нужна рука, которая ими управляет, потому что они должны быть вместе в какой-то определенной части программы. Это часть буквально 20 %-25 %, где им нужен реальный дирижер, они без дирижера не могут. Оркестр может, конечно, играть без дирижера, там скрипка, она может подмахнуть, но с дирижером намного комфортней и удобней, и тем более — это люди, они изначально в хоре пели, они привыкли, что у них есть дирижер. Это первая моя функция, вторая — я лидер программы. То есть я программу веду, у меня конферанс есть, я как бы как конферансье внутри своей программы, как ведущий. Мало того, мое ведение имеет сумасшедший коммерческий успех, я закрыт для этого практически. Меня очень часто приглашают вести мероприятия, дни рождения, вечеринки, но я могу признаться, я не хожу, потому что у меня другая работа. У нас много работы в другом качестве, но я через лидерство своего концерта, через свой конферанс концертный наработал умение держать компанию, держать зал. Создавать настроение даже своим конферанс. И в результате я ведущий. Я соединяю несоединимое иногда.

— Ты член группы? Ты на одном уровне с ними?

— Я пою с ними вместе — мы равны. в какой-то момент я пою какой-то сольный кусок, в этот момент я дирижирую, в какой-то момент я веду, в какой-то момент я зал провоцирую нам подпевать. У нас очень интерактивная программа.

(Мой пациент вполне адекватно воспринимает свою роль в творческом коллективе. Пожалуй, именно в этом причина практического отсутствия текучки кадров.).

— Если говорить о так называемой творческой группе, сценической, которую видят зрители, а в реальной жизни эта группа, тоже группа? Или они расходятся в разные стороны, и это уже не группа, а все сами по себе?

— Приехала в Москву группа АББА, заказали себе билеты, да им пришлось в один зал войти, они попросили максимальную отдаленность друг от друга — сидеть в этом зале, в разных гостиницах жить, на разных самолетах лететь. Мы до такого еще не дошли. Мы уже дольше вместе, чем даже они. У нас, скорее всего, этого не произойдет. Нам очень повезло, что у нас мужская группа, женщины, как правило, от них больше интриги, от них больше скандалов на работе. Женщина более сложное в этом плане существо, хоты работать с женщинами с точки зрения менеджмента.

Во-первых, мы — Алекс Александров, Михаил Кузнецов, Валентин Суходолец, Евгений Тулинов, Артур Кейш, Евгений Кульмис, Игорь Зверев, Борис Горячев — все из одной детской, из одной песочницы, то есть мы, все пропитаны одной и той же идеей, сверхзадачей, когда то учились в гнесинке, был один там педагог, и он для нас был идеалом таким человеческим, творческим. И для многих, для половины группы, гнесенка явилась эмитирующим началом наших взаимоотношений. Мы очень много вместе проводим время, но я не вижу антагонизмов. Иногда муж с женой, за такое количество времени, они друг друга готовы сожрать, и ненавидят, странно, что у нас такое дружеское. Да, я удивляюсь также. Есть 365 дней в году, я гарантирую что эти люди 330 дней в году видятся. Понимаете, что это такое!

Сначала я увидел бледного от усталости молодого человека, но как только начался сеанс мой пациент оживился, но двойственность и некая подвешенность чувств не покидала моего собеседника на протяжении всего сеанса. Более того, я обратил внимание на то, что его некоторые коллеги по хору довольно таки свежи и счастливы. Поэтому на их фоне он показался менее жизнеутверждающим. Я почувствовал, что мой пациент берёт на себя всю нагрузку коллектива. Тем не менее, несмотря на свою усталость и пережитые потрясения мой пациент старается выглядеть бодрым и жизнерадостным. И это ему удаётся в силу своей большой воли и творческому восприятию жизни.

ПЕВЕЦ БОРИС МОИСЕЕВ.

— Что чувствуете, чем наполнены, о чем переживаете в настоящее время?

— А вот знаете, наверно как у всех, у меня перемешанные чувства. Есть много радости, есть печаль, иногда приходится грустить из-за каких-то вещей, которые приходят в жизнь очень неожиданно. Например, смерть Любови Полищук. Меня это как бы очень насторожило в отношении ко всем людям, потому, что мы не умеем ценить живущих, почему то сейчас все начали рассказывать о Любови, хотя о ней нужно было говорить раньше. Это была редкая актриса, редкая личность, редкий человек, вот это меня тревожит.

(Говорит о своей тревоге? Согласно психоанализу, как бы мы не говорили о других, мы всегда говорим о себе. Поэтому, когда мы хороним других, то мы всегда немножечко хороним и себя.).

Мы все настолько закрылись в себе, настолько оградились друг от друга.

(Мой пациент, по-видимому, это чувствует в себе, а также в других.).

Это, с одной стороны, хорошо и имеет место развитие развитие новых технических явлений и новых технических коммуникаций человечества, а с другой стороны очень грустно. Мы не слышим стук и вой живого сердца. Каждого из нас. Мы превращаем добро в зло. Чаще мы не увлекаемся за добром, а ищем какой-то дурной запах, даже в том же добре, когда люди делают красивую работу из красивой профессии или когда спасают, или когда друг другу помогают и приходят за помощью.

(Этапы в поисках дурного запаха, мой пациент, по-видимому, уже прошёл.).

Вот это есть минус в новой коммуникации. Люди не соединяются, а разъединяются, общество тоже. Вот это очень грустно. Почему я это наблюдаю, потому, что у меня такая профессия актера, профессия актера странника, по городам и, так скажем, по странам и морям. Это очень ярко проходит мимо меня, и, я ярче всё это замечаю. Во что человечество превращается. Мне стало грустно. Мне стало по-человечески грустно.

(Грусть — это всегда следствие осознания не только собственных грехов, но и видение его в других, как узнавание себя в других.).

— При всём этом, вы же производите впечатление человека сердечного и весьма восприимчивого. Когда вы говорите, то чувствуется какая-то природная доброта, сердечность, чувствительность… Я не заблуждаюсь при восприятии вас?

— Нет. У меня такой характер, к счастью, я родился таким. Это так есть. Я никогда этого не скрывал. Это видно по мне.

(То есть в моём пациенте есть и иная грань — духовная, глубинная, чистая. По-видимому, именно она является основой психики моего пациента и, поэтому, это проявляется в его поведении, естественной доброте. Поэтому в моём пациенте имеет место конфликт духовного и бездуховного, результатом которого является грусть.).

— Наверное, поэтому у вас и возникает конфликт души. С одной стороны, прагматичный мир, с другой стороны, стоит сердечный Борис перед этим миром?

— И вот этот конфликт и делает, и создает ту личность, которая сегодня выстроена здесь в этом обществе, в этом государстве, среди этих людей, политиков, актеров, людей улицы, людей гламурных, смелых и постыдных. Люди тем и отличаются все, что мир их разный, но каждый из нас несёт одну единственную просьбу — чуть-чуть будьте теплее, станьте мягче, добрые люди поделитесь с бедными, богатые тоже с бедными, чувствительные люди с чувствительными.

(Мой пациент находит в себе силы сопротивляться грешному миру, но испытывает большое напряжение.).

— Откуда у вас чувствительность, в чём её истоки? Не можешь рассказать о своем детстве, откуда у тебя это?

— От какой-то обиды, которую я никогда не пожелаю не для кого. У меня есть какая-то обида, но я в нее не играю, я из-за обиды не стал убийцей, нахалом…

(По-видимому, мой пациент вытеснил в детстве свой конфликт в подсознание, но он им как бы до сих пор колдует, хотя он его и не осознаёт. А может быть, он помнит этот конфликт и защищается игрой в свою забывчивость?).

— Она у тебя была в глубоком детстве?

— Я не стал вонючим предметом общества.

(Контент-анализ речи показал, что в речи моего пациента часто встречается упоминание о страхе психологической, а может и физической вонючести и запахах. Не в этом ли, одна из причин страха приближения Другого, то есть близкого другого человека, а также одиночества.).

Я знаю, что такое обида, но я умею прощать ее, и не носить её с собой, как кошелку грязного белья.

(Мой пациент, болезненно и аллергически говорит о грязном, вонючем и т. п. По-видимому, мой пациент, весьма требователен к чистоте.) Ой, этот сказал это, этот сделал это, а там меня кто-то обидел, сказал это. Да, ну, ничего страшного. Бывают чувства, бывают настроения. Надо уметь прощать людям обиды, потому, что я с детства знаю одно правило жизни, которую мама говорила: «Запомни сынок, что жизнь как бумеранг, как запустил, так получишь обратно, кем бы ты ни был».

— Истоки твоей сердечности, видимо, от матери?

— Конечно, от матери. Конечно, от того общества в котором я родился, и от близких родственников, от моих друзей, учителей, школы. Я не озлобился на запахе дурного, дурного запаха. А зачем? Или надо уйти в стороночку и переждать. Мама всегда так говорила и учила. Или же надо идти в бой, но против твоего сердца, твоего уважения, даже к твоему партнеру, с кем ты ведешь этот бой. За личность, за честность и правдивость, за право смотреть своими глазами на этот мир. Еще надо достичь того права, великого права, как я имею право смотреть на этот мир чистыми глазами, я хочу трогать эти цветы чистыми руками, я хочу говорить с другими и никогда мой собеседник не скажет, дескать, у него пахнет изо рта, он просто меня так обидел. Нет. Я не позволяю себе такого. Источник — мама, источник — то общество в котором я родился, где получал воспитание, где я получал путевку в жизнь. Я знал, что она для меня будет не сладкой потому, что я другой человек, не такой как все. Я такой же человек как все, со своими проблемами, со своей энергетикой, я такой же человек как все, но мне не приятно, когда кто-то может решать, достоин ли я этого или другого общества или не достоин. Кто в праве влиять на это?! Достоин я? Кто? Кто позорил землю, семью, родину, дом. Они не достойны. А все люди, кто принесли родине, дому хоть немного блага, хоть немного сострадания и немного настоящей правды в глазах, то они достойные люди общества сегодняшнего дня, сегодняшнего моего государства в котором я живу. Я не живу на другой планете, а живу в моей стране, в моем доме, в моем театре, в моей профессии. Вот это моя родина, это моя территория — территория моей любви к людям.

(Мой пациент, по-видимому, часто слышал в свой адрес негативные оценки о недостойности своего творчества и страдает от этого.).

— Когда погибла ваша мать, тогда вам сколько было лет?

— Ой, мне было уже за тридцатник, я уже работал за границей в Америке. В то время были другие условия для контрактов.

— А отец вас своим примером, как мужчина, как отец семейства, воспитывал?

— Ну, что начинается, отец — матец. Не люблю эти темы, отец. Ну и что отец? Ну, кто-то сделал меня, ну конечно, есть отец.

(Мой пациент, по-видимому, рос без отца и у него не было достойного примера для подражания. Не было внутренней психической модели нормальной семьи. Это и сказалось на его будущем, но об этом позднее.).

Сейчас, я не знаю, есть или нет, уже мамы нет как 20 лет на белом свете. Знаете, когда мою маму убили глухонемые, то я не ожесточился против общества и против убийства этих людей. Я наоборот, подчеркнул, секундочку, я хочу достучаться до людей, которые не слышат, что такое любовь в моем произведении, в том, что я играю сегодня на эстраде и что это интересно. А отец? У меня не было отца. Где отец, кто знает? Мама унесла эту тайну с собой в другой мир и я никогда не буду спрашивать никого, а кто мой отец? Мне не интересно, меня воспитала мать и общество, в котором я живу сегодня.

— Если поговорить о вашем одиночестве, то судя по всему, у вас единение с миром. В целом чувства одиночества у вас бывает? Кто вообще рядом с вами, вы одиноки?

— Нет, я не могу сказать, что я одинок. Это не правда. Я бы вам соврал. Я имею очень многих друзей, немного правда среди них есть моих коллег, но я имею очень много друзей, у которых я желанный гость, очень желанный. Я не буду сейчас говорить кто это, это не прилично, но очень много есть, среди актеров, ну много, ну есть и среди политиков, и простых людей.

(Приятельские отношения — это прекрасно, но всегда необходимо делать поправку на то, как тебя видят и потребляют твои приятели, тем более тогда, когда личность является знаменитостью.).

— А человек, который все время рядом с вами у вас есть?

— Нету. Я от этого отказался, мне никто не нужен рядом, это мне все мешает. Если только возле меня живет рядом, то это домработница. Это единственный человек, кто может жить со мной рядом. Больше никто, все остальное раздражает, я даже готовлю сам, чаще, чем домработница, потому, что не надо, я сам это все хочу делать, для себя и для гостей.

(Это защита изоляцией, о которой мы говорили ранее. Истоки её в глубоком детстве, по-видимому, в страхе приближения к другому человеку, страхе сделать его своим близким, который потом может предать, как в детстве.).

— То есть вы не можете принять другого?

— Конечно (криком). А я и не хочу, а то рухнет тот фундамент, на котором я стою. Я не хочу, я не привык так жить и не хочу принимать другие условия жизни. Я сам отрекаюсь от этого. Я отрекаюсь любя, понимаете?

— Как отрекаетесь?

— Любя.

— Любя? Ага.

— Говорят не отрекаются любя, а я пишу, отрекаются любя. Ради чего? Сегодня даже не хорошо будет говорить, что ради моей карьеры. Нет. Карьеру и себя я сделал сам, а ради моей молодости, ради моей жизни. Понимаете, да. Ну, зачем? Я понимаю, что я эгоист, я могу делать людям добро, тепло, но не для себя, я себе не буду это делать. Я не могу себе делать.

— А эксперименты по принятию другого были? И они оказались негативными правильно?

— Никаких экспериментов.

— Ну, кто-то ведь ходил рядом все равно?

— Нет, никто не ходил, я не хочу их видеть. А что мне ходить рядом? Возле меня все время моя профессия, вот все кто со мной ходит, всю жизнь и рядом, вот я и парюсь о чем сделать финал, а как мне сделать это или то.

(Защита изоляцией.).

— Но, можно тогда предположить, что у вас есть страх приближения другого?

— Конечно, можно сказать. Я боюсь этого всего, я боюсь отношений, я их избегаю.

— Может быть, в детстве кто-то вас испугал сильно, но сначала приручил и приблизил, а потом вас кинул, изменил, обманул, и вы, поэтому не приближаетесь теперь никогда и ни к кому?

— Да что говорить уже об этом. Да просто я всю жизнь, всех на хуй посылаю, потому что для меня важно мое будущее, мое здоровье. Я сука, а не они. Вот это честное признание в первый раз даю. Вот в чем вся история, не меня предали, а я сука.

(Здесь имеет место работа архетип тени. Мой пациент ненавидит в других то, что в себе ненавидит. С другой стороны, истоки одиночества моего пациента в его чрезмерной ответственности. Мой пациент ответственный, настолько, что не берётся отвечать за других).

— То есть, вы один раз предали и больше не хотите этого делать, чтоб не обижать другого?

— Я предал? Что я предал? Вы с ума сошли. Я нет, я просто не хочу быть преданным.

(Защита дезориентацией. Мой пациент запутался или это игра в запутывающегося. Пациент начинает проявлять манипулятивность и способность играть с собеседником.).

— В детстве один раз вас кто-то предал и у вас сейчас страх?

— Да, кто-то предал, и что?

— Вы не помните кто? Вам это больно вспоминать?

- А зачем? Зачем мне об этом говорить, кто меня предал?

- А может быть это тот самый отец? Или вы забыли про это?

- Сейчас меня это не парит совершенно. Меня парит только какие бы подарки купить своим близким на Новый год, все, больше меня не парит нечего. Я не хочу смотреть дальше, не надо поворачиваться все время в грустное. Кто предал, кто обидел, да хуй с ним, черт бы с ним. Надо идти дальше.

(Защита обратным чувством.).

— Но самое главное, что Вы не одиноки, что у вас есть чувство, что ты не одинок, есть единение.

— Все. У меня есть самое главное. У меня здоровье, есть профессия, есть понимание и т. д. А что еще надо?

— Давайте разыграем психодраму — сцену будущего. Кто будет плакать на вашей могиле? У вас есть люди, которые будут плакать по вас, самые близкие, те самые которых вы не приняли? Будет плакать эта толпа, которая вам рукоплещет сейчас?

— Нет, по мне будут плакать небеса, обо мне будет плакать природа, будет плакать дождь. Это уже очень много. Будут плакать мои воспоминания обо мне, мои вещи, сувениры я не знаю, все то, что я вел в этой жизни. Лучше пусть будет так, пусть плачет природа, чем плачут те, кто не достойны слез о моих воспоминаниях.

— Вы правы, родственники они, наоборот, ждут и иногда злорадствуют? Не так ли?

- Конечно. Ждут, как раздолбить, блядь, эту квартиру и разорвать и т. д. Развились, блядь, зачем мне такой плач кого-то, не надо. Ушел и ушел, до свидания. Не надо плакать.

— Вы оставили великое творчество, которое живет в мозгах других людей. Правильно?!

(В последних вопросах я пытаюсь встать на позицию пациента и поддержать её.).

— Конечно! Я с вами говорю на честном, правильном пафосе, не надо, лучше пусть небеса плачут. Это будет торжественный этап, совсем даже пускай небольшой жизни. Я то жить начал, ёб твоё мать, с 40 лет, я считаю.

- А что вы вкладываете в понятие я жить начал? Это значит, вы в этом возрасте успех приобрели или стали богаче?

— До 40 не было нечего. Пустота. Так, хождение по мукам, ничего хорошего не было. Скитания в вечно темных квартирах, вечные недоедания.

— И всё-таки, в вашем детстве действительно была какая-то психотравмирующая обида? Какие-то конфликты были?

— О-о-о, как у всех, обиды. Я тоже хотел счастливого детства и нормальную квартиру, а не спать в одной кроватке с матерью. Мы жили в коммуналке, в доме, который построили когда-то пленные. Но я же не один так прожил. Мое поколение послевоенных детей детей 60-х, все прошли через это, правильно или нет? Это же наше поколение.

— Получается, что вы все время росли в условиях какой-то неполноценности, недостатка, и вот это давит до сих пор на вас? Не, так ли?

— Ничего меня не давит, миленький мой, и никто меня, ничего не давит. Я прожил этот период в детской кроватке, вспоминая все свое детство и вспоминая не только свои добрые и хорошие, но и плохие моменты. Я себе поклялся, что я стану человеком, я им стал, я сделал себе карьеру, я сделал себе историю, я работаю, я в обществе и в стране которую уважаю и люблю.

- Наверное, вы еще поклялись себе, что будете жить не так скромно, не так бедно, как жили в детстве и станете состоятельным?…

-У меня нет такого пафоса. Да, я очень бедно жил, я страшно бедно жил, мне мама сама вышивала трусики и тапочки для балетного училища. И сегодня я живу по-другому потому, что я получил профессию, я получил воспитание и я получаю то, что я должен получить. Мне никто ничего так просто не дал, никто, никогда не одного цента, ни одной копейки, а дали люди свое внимание, свой опыт, свою школу. И таких людей в моей жизни довольно много. Это педагоги и многие-многие фамилии, и Москва, и Вильнюс, и Петербург, все эти люди, которые прошли через мою жизнь. Дали мне много хорошего. Я это взял, я это реализовал, и я это получил. Деньги — то есть, ну я себе сделал. Сделал ту тропу, которая интересна народу. В данном случае, я работаю в шоу-бизнесе, мне это важно.

— До сих пор вы ощущаете комплекс этого трудного детства? То есть видите мир через призму скромного детства? Вы в плену лишений и страха, и желания обогащаться, жить красиво?

— Есть же сказка о Золушки, когда она не успела добежать до дома, карета стала тыквой, лошади крысами. Я боюсь только этого, потому, что это и у меня может быть. У меня есть какие-то свои заработки, есть, пусть они маленькие, они не измеряются миллионами долларов. Я знаю, что могу провести свою жизнь достойно. Тот кусок жизни, который мне Господь Бог дал. Я же не знаю, когда она заканчивается или на чем она заканчивается. Актеры не знают, когда идет финальный прощальный занавес, финальный занавес жизни. Никто не знает и актеры тем более. Главное ведь мозги, главное дух. Вот это не растерять, чтобы не потерять себя. Вот это главное богатство мое. Вот что я считаю богатством.

— А страха нищеты у вас нет?

- Ну, почему? Конечно, есть этот страх.

— У вас ведь детство было тяжелое. Значит, есть страх и он в вас сидит?

- Конечно. У нас же страна такая. Возьмем ее, сколько раз она страдала, хуй знает чего. Всякое может быть, кто знает его. Кто знал, что в Америку прилетят какие-то самолеты и собьют эти башни, блядь. Кто-нибудь думал, что цунами накроет и сколько там, 30 тысяч людей погибнет. Ну, кто его знает. Как можно в этом бешенном мире говорить, что это будет вечно. Никто не знает.

— У вас были какие-то кризисы со здоровьем, и об этом писали?… Не так ли?

— Секундочку… У меня кризисов не было, у меня был и есть кризис внутри, зачем я все это делаю? Иногда у меня есть для себя вопрос. А зачем я так сильно, вот так работаю? Иногда я себе задаю: «Что тебе не хватает денег, чтобы поехать отдохнуть в Арабские Эмираты?» Ну, в чем проблема? Кризис внутри себя. Начинаются востребованности, когда ты чувствуешь, что ты заполнен аплодисментами, публикой, и народом, и значит у тебя все в порядке, хотя стоишь еле на ногах. А мало что может произойти. А больных, блять, так много всяких. Ну, больных же много? Да. Были же попытки влить мне в лицо кислоты, были же были! И пугали меня, нападали на меня, было, всё было…

— Да есть такие психопаты, статистика страшная?…

— Я же жив, я здоров, об этом думаю. Вот у меня есть только одна мысль — общество должно отвечать за свои действия и кто в праве кого обижать? Никто. Потому что Господь Бог дал жизнь многим миллиардам людям. И никто не в праве предъявлять счеты, если кто-то кого-то не обижает, а нападает. Я говорю вам, что дико переживал смерть Любови Полищук. Так на ровном месте. Только все экраны показывали, великая, великолепная, чистая, незапятнанная, блядь, нет грязи в человеке и вдруг она ушла, вот чего я боюсь. Вдруг. С тобой случится … Вдруг- оно же тяжелое В-Д-Р-У-Г — представляете да? Оно как камень- вдруг. Но так что?

(Мой пациент, по-видимому, говорит о себе.).

Ну, хватает же желать всему миру здоровья, силы и добра и хорошего секса. Вот этим я заканчиваю свой спектакль. Это искренне. Я хочу, чтоб мне тоже также люди желали. А то, говорят, вот ты бедный был, а сейчас богатый. Да какой, я, на хуй, богатый, по сравнению с чем я богатый? С кем я богатый? Если вы считаете что я богатый, что я имею, колхозы, дороги, поля, деревья, сосны, леса, что имею? Я имею только право на труд, я им пользуюсь, и слава Богу, что кто-то понимает, почему со мной интересно публике. Потому, что я утверждаю, что я имею право на труд, право на свою профессию, право на мой жанр, который я играю. И как показывает практика и публика, народ меня любит, народ хочет меня. Почему? Потому что во мне есть вот эта сладкая искренность, не озлобленная, не пугающая, не отталкивающая, а сладкая, искренняя, чего мы к сожалению, вообще народ на земле с каждой секундой теряем. Это не только в нашей стране, коммуникации мешают нам. Поэтому моя профессия и мой сегодняшний выход, это сегодняшний день, и надеясь на будущее дни задавят, и время будет удивительно интересным. А если интересны и я буду получать денежки, а если буду получать денежки, я пойду в хороший косметический кабинет, я пойду в хороший спортзал, фитнес или у себя дома построю фитнес-кабинет или другие там прибамбасы. Для чего? Для того чтобы достойно выглядеть в своих годах и показать людям всего меня, у меня нет живота, у меня не висит 6 подбородков, у меня чистое, красивое, мужское, немножко временем обдутое лицо и фигура тоже. Вот и все.

— Часто встречаются на вашем пути такие, которые кидаются на улице, проклинают вас?

— Не часто. Это знаете как больные девушки. Раз кому-то ебнет в голову какая-то моча. Ну, это не часто к счастью. Это меняет отношение, становишься терпимее. Смотрите сегодня какое число декабря пятое, да? А у нас, блядь, ни одной снежинки, вспомните прошлый год, у нас яйца у всех замерзали, блядь, уже было 27 градусов в новый год, такой холод был, помните да?

— Да, да, конечно!

— Что же меняется, просто человек привыкает да? Секундочку, а что случилось, а почему вы ко мне так относитесь? Я что не природа? Вы не природа? Человеческое, или вы великий мучитель? А почему мы за природу будем убивать там кого-то, потому что он не похож на кого-то, зачем? Это вандализм над природой. Мы говорим, ой, мы за чистотой, ой, мы за это. Вы не вырубаете деревья, почему вы хотите подрубить меня, за что? Что я вред приношу нашему обществу, я приношу вред? Я наоборот отдаю свое тепло, свое внимание, и свой трепет душевный, и всегда это буду делать до конца жизни.

(По-видимому, мой пациент переживает за плохое отношение к людям с нетрадиционным, необычным, неординарным восприятием мира.).

— Расскажите сновидения с каким-нибудь абсурдным сюжетом?

— Сегодня я видел огромное поле, цветов и туда собрались все люди, развели костры и встречали Новый год. Цветочное поле, праздник.

— Какие ощущения были во время сна?

— Праздника.

— Этот сон вам как награда?

— За терпение. Есть добрые люди, есть добрая жизнь, есть много добра в этом мире.

И всё-таки, внутренний психический конфликт и психотравма детства, вытесненные в подсознание, были. Мой пациент, болезненно относится к этим воспоминаниям защищаясь отрицанием, регрессией, аскетизмом, подавлением, обратным чувством, изоляцией. Именно эти все защиты и наполняют жизнь моего пациента, но он этого не осознаёт. Но именно благодаря этим защитам мы видим творчество этого неординарного и яркого артиста.

ПСИХОПАТ, ОКАЗАВШИЙСЯ ЖЕРТВОЙ ДЕДОВЩИНЫ.

— Просто ношу в себе что-то… Тяжело. А может я уже не человек. Но после армии я думал все эти переживания прекратятся. А они продолжаются.

— Расскажите, кем вы были до армии, что собой как личность представляли до службы.

— Я совершил глупость, что пошёл в армию. Вообще я раньше был парнем неглупым. Ну, разве может быть глупым студент, выгнанный с последнего курса философского факультета? Конечно, нет. Я даже не разделял точку зрения с профессором философии настолько, что меня отчислили перед окончанием университета? Вот и попал в армию.

(Мой пациент досрочно был демобилизован из рядов Российской армии в силу обнаружившегося во время службы психического заболевания. Во время службы он неоднократно делал попытку самоубийства, вызванную страданиями и дедовщиной. Дальнейший анализ покажет, что психопатия, благодаря которой моего пациента вообще не должны были брать в армию уже была ранее.).

— А может быть, вы только умели производить впечатление высокоинтеллектуального человека, но не были таковым?

— Нет. Я много читал. Я был задумчивым, часто был в себе. Я мог то смеяться, то резко переходить в наигрустнейшие размышления. Я удивлялся прочитанному в любых книгах поражала. Это даже настораживало моих родителей. Я как промакашка впитывал всё, что состояло из букв. Это моё поглощение было беспредельным.

(Дальнейший психоанализ показал, что когда мой пациент стал постарше, то эта способность безгранично потреблять знания автоматически сменилась беспредельным потреблением алкогольных напитков. Хотя, мой пациент оправдывался, что в этом виновата система и среда, в которую он попал.).

— Вы обладали гипертрофированной заносчивостью в потреблении прекрасного, которое часто было прекрасным только для вас самого. Не так ли?

— Видимо. Именно поэтому, будучи подростком, я целыми днями сидел и читал всё без разбора. Я помню, как мимо моего сознания проходили большие знания.

(Мой пациент не оговорился сказав «мимо»).

Эти знания удивляли меня и порой доводили до такого наслаждения, что я ронял книгу, закрывал свои глаза и с улыбкой на лице то ли спал, то ли бредил.

— Это, по-видимому, происходило с вами благодаря отождествлению себя с авторами гениальных творений?

— Да, я где-то прочитал, что у всех гениев есть двойники с такими же способностями, но не занимающимися творчеством, чтобы не повторяться. И я стал уверенным в том, что творения гениев, которые я читаю созданы моим сознанием и поэтому творить что- либо нет необходимости. Они все не знают кто я, а я знаю кто они. Они все бездарности. Они никогда не поймут того, что я понимаю.

— То есть, вы всё гениальное уже написали и зачем вам чему — то учиться и где-то работать?

— Да, я был уверен, что читаю всё то, что уже когда-то сам же написал. Именно эта уверенность позволяла мне читать и читать, своё же. Я уходил в свой мир и не желал выходить в общество? Ведь общество меня всегда хочет использовать, а за это мне не платит. Был один такой, всегда слушал меня, а потом раз и издал книгу. Теперь в Америке миллионер, живёт на моих идеях.

(Знали бы истинные гении, что когда-нибудь благодаря своим трудам, они породят у своих потомков такую изощрённую форму веры в собственное величие?! По-видимому, в моём пациенте имеет место психопатия, как шизоидное расстройство личности, которая характеризуется замкнутостью и необщительностью, неспособностью к тёплым эмоциональным отношениям с окружающими, склонностью к аутистическому фантазированию и погружённостью в свой внутренний мир. При этом мой пациент несмотря на свою «гениальность» так ничего не написал, не выразил, не достиг не одной из поставленных целей, имея слабую волю и рассеиваясь на всё и вся.).

— И всё же путь на философский факультет университета вам был уже заказан.

- По-видимому, благодаря вашему такому восприятию многие вас гнали как юродивого, как странного типа?

— А знаете, я ведь гордился тем, что меня отовсюду гонят, поэтому с каким-то превосходством я сообщал своим близким, что являюсь изгоем общества. Я ведь был необычным изгоем…

— Изгоем, соединяющим в себе трусливость к решительным действиям и творчеству, но с верой в своё величие?

(Вера в своё величие у моего пациента является особой неявной, замаскированной. Я почувствовал, что это была мания юродивого, но эрудированного изгоя, которая выглядит одновременно психическим уродством и ложной святостью. Поэтому внешне при неглубоком общении мой пациент произвёл на меня впечатление до предела культурного и скромного человека.).

— Но стоило кому-то вызвать во мне раздражение, то я с помощью изощрённых речевых оборотов, мог нахамить, причём не напрямую, но собеседник догадывался на кого направлены его слова. Это пожалуй, было единственным, что я делал по настоящему гениально. Особое раздражение во мне вызывали люди, имеющие достаток. Сытость и слащавость некоторых моих знакомых, которых как я считал на порядок ниже по сравнению со мной, вызывали во мне желание борьбы и я боролся с ними как Дон Кихот с ветряными мельницами, как с классом эксплуататоров — шёл в шахматный кружок, выбирал самого сытого и преуспевающего, но слабо играющего любителя шахмат, и, устраивал разгром и интеллектуальное унижение настолько мастерски, что противник уходил оскорблённым и долгое время не появлялся в шахматном клубе.

— Ещё, что вызывало в вас тогда раздражение?

— Особое раздражение во мне вызывали люди, занимающиеся творчеством, но не имеющие той большой эрудиции, которой обладал я сам.

— Странно. А почему вас раздражали творческие люди?

— Я сам не занимался творчеством не только потому, что «не хотел повторяться со своими гениальными двойниками». Ну и другие были причины.

(Психоанализ показал, что раздражение это было связано с тем, что он подсознательно чувствовал свою скромность, которая никак не могла сочетаться с манией величия, пылавшей в нём. Неоднократные попытки что либо сотворить сразу приводили его к сильному восхищению собой и отождествлению с авторами гениальных трудов, что он переставал работать. В целом, мой пациент с большим трудом мог доводить какую либо работу до конца и достигать поставленной цели.).

— Постарайтесь меня понять и будьте внимательны к тому, что я сейчас вам скажу. Есть личности, сознание которых, как поле, на котором проходят большие знания, проходят мимо и не вырастают. А есть личности, имеющие сознание, которое полем не назовёшь, так всего «три сотки и две грядки», но на них вырастают плоды — новые знания. Мысли этих личностей «ухожены» как у хороших садоводов. Именно эти «сытые садоводы» больше всего и раздражают вас? Не так ли?

(Пауза).

— Я об этом догадывался. В какие бы размышления я не пускался в конце концов я всегда грёб под себя. Да… Эти рассуждения всегда приводили меня к нежеланию что — то делать для других. Да, именно так. Да, я окончательно запутался тогда и развил в себе настолько сильную депрессию…

— Что не заметили, как открыли для себя мир пьянства и нырнули в него с такой же страстью и беспредельностью, как когда-то ныряли в чтение книг. Не так ли?

— Да, так. Всё это быстро сказалось на моей учёбе и привело к конфликтам с преподавателями и я был отчислен с последнего курса университета.

— У вас девушка была?

— Да, была. Она прелесть. Она часами выслушивала…

— Ваши замаскированные размышления о своём величии перед миром?

— Ну, ей от них было интересно. Кстати, она меня называла интеллектуальным агрессором.

(Анализ показал, отношения с этой девушкой стали основой для позитивных изменений, но эти встречи были недолгими так как моего пациента забрали в армию. Эта девушка частично растопила в нём ощущение собственного величия и по сути своей частично вылечила моего пациента от мании величия и изменила его представления о женщинах как о «безмозглых курицах»).

— Ну, теперь расскажи об армии. С чего начались твои проблемы.

— Да сразу они начались. Уже на проводах. Как только попрощался с друзьями и близкими у стен военкомата, как только зашёл в полудушный вагон. Весёлого было мало.

— И что вы такое увидели, что стали страдать?

— Я пытался вглядеться в эти лысые, небритые лица вчерашних городских и деревенских подростков и видел нечто общее, что объединяет их. Припухлость глаз на фоне лысого и круглого черепа делала их глаза глубоко посаженными и поэтому большинство из них казались мне просто преступниками, направляющимися в места не столь отдалённые. А может быть мне это казалось? Дебильный взгляд некоторых из них настолько настораживал (Процент дебилизма среди новобранцев, как показывают исследования растёт), что на всякий случай я делал вид, что не замечаю их и всё же мне это не удалось и я услышал в свой адрес типа «браток, что-то ты на меня не так посмотрел!» и я получил пустой пластмассовой бутылкой по голове от одного широкоплечего брюнета. Рядом сидящие ребята заржали каким — то неестественно выдавливаемым и больным смехом. Я взял спокойно эту бутылку и нанёс ответный удар по тому же месту. Брюнет со звериной агрессией на лице схватил меня за волосы. Весь вагон вдруг резко разделился на различные преступные группировки, а я же в них не ходил. Потом появились вдрыск пьяные майор и сержант. Они шли вместе в обнимку и плавно качались то в одну, то в другую сторону. Также плавно, но невнятно майор что-то произнёс и развеселив ребят удалился из вагона, который через полчаса по примеру военного руководства был пьян, обосран и облёван. И только тогда я догадался, почему во время своей «пламенной речи» сержант сказал: «На полу не лежать, из окна не блевать!». Говорили одно, а делали другое.

— Больше стычек между новобранцами в пути не было?

— Стычки между новобранцами были частыми на протяжении всего пути и лишь по прибытии в военную часть большинство из нас превратились в послушных «шнурков и душков» нашей доблестной армии.

— Потом, по-видимому, начались издевательства и дедовщина?

— Конечно. Что тут рассказывать. Это не интересно.

— И всё-таки расскажите. Постарайтесь выразить всю эту гнусность и осмыслить её.

— Я сильно начал страдать от одного деда. Его звали Амир. Непредсказуемая агрессивность Амира настораживала даже его друзей, хотя возможно таковых у него и не было.

— А в чём выражалась его непредсказуемость?

— Ну, он как ласковый кот мог приблизиться к человеку, ко мне, «облизать» его словами, расположить его настолько, чтобы тот потерял бдительность и молниеносно без причины нанести ему сокрушительный удар. Я даже с ним вначале дружил и он мне многое рассказывал о себе, а потом стал издеваться. Амир с детства был таким. Он мне сам рассказывал.

— Что прям так и рассказывал о своём детстве?

— Да, но потом это же использовал в оправдание своих издевательств над нами. Он был агрессивным, по его рассказам уже с детства, и непредсказуемым, и все от него страдали даже его родной дед. Когда ему было четыре года, как он мне сам рассказывал, чтобы я особенно не переживал по поводу его издевательств, он порой ласково садился на колени своего деда, прижимался к нему настолько, что тот от удовольствия выполнял все любые его желания. А он, то есть Амир, просил всего-то ничего — закрыть глаза. Потом была длительная пауза, в течении которой, Амир копил слюни и лишь затем происходил резкий плевок в лицо деда. Дед, по-видимому, прошедший всю войну, то ли плакал, то ли смеялся от таких диких выходок своего любимого и единственного внука. Амир, потом рассказал, что это, дескать, плевок от его родной дочери — проститутки, бросившей своего сына, то есть его самого. Амира мать бросила. Потом он также копил слюни и выплёвывал на нас духов и черпаков, то есть на лысые наши головы.

Потом Амир рассказывал, что осуществлял и в детском саду. Например, просил мальчика или девочку по группе сесть на корточки и мочился прямо на них. Благодаря своим экзотическим поступкам Амиру пришлось поменять четыре детских сада. Он так рассказывал. Это похоже на него.

— И что эти действия он осуществлял и в отношении молодых солдат?

— А к чему, я это говорю-то. К тому, что он сначала рассказывал, что он вот такой с детства и не может иначе, а потом, делал это в отношении нас. Сажал нас на корточки и ссал на нас. Потом мы стирали свои шинели. Вы не поверите, но это было так. За всё время службы он поссал на меня шесть раз. Мы даже знали чья очередь на обоссание и ждали этого дня.

— Ну и дальше как проходила ваша служба?

— Вот так мы служили. Сначала духами, потом шнурками, затем черпаками.

— Все подчинялись этой градации и проходили эти все этапы или были такие, которые сопротивлялись дедовщине?

— Был у нас один такой Сашка, смелый. Он не проходил это. Его так не разу Амир и не обоссал. Он уже после месяца службы стал дедом досрочно. Ну мнил себя таковым. Он позволял себе в начале службы всё, что позволяет себе дед — солдат который готовится к демобилизации. Так, например, известно, что деды отбирают у новичков, тобиш духов, форму и обмундирование, выданные для несения службы. Эту участь в нашем взводе не миновал никто. Попытка одного деда снять с Сашки сапоги не увенчалась успехом. Более того один дед, утром обнаружил, что его сапоги гвоздями прибиты к полу. Сашка не просто прибил их к полу молотком, но и нассал в них. Нассал в сапоги деда. Обычно, с регулярностью прибивали и ссали в сапоги духов и черпаков, а тут взяли и нассали в сапоги деда. Ну, Сашка своё получил. Он попал в госпиталь и говорят, что будет инвалидом. Деды отомстили.

— Судя по всему, вы являетесь жертвой издевательств, вызванных дедовщиной в амии? А не могли бы вы вкратце рассказать об этих приёмах издевательства?

— Известны классические приёмы издевательства дедов над духами, черпаками и шнурками. Если их перечислять то получилось бы целая книга. Незаслуженные наряды — это только цветочки. Но и они изнурили меня так, что я упал без сознания прямо на кухне.

— От чего вы больше страдали: от физического или от морального унижения?

— От морального. Представьте себе завтрак, голодные солдаты накидываются с аппетитом на кашу, но один капризный дед вдруг захотел узнать сколько ему до дембеля, и вот уже какой-нибудь шнурок, вместо того, чтобы кушать вместе со всеми, считает эту цифру, затем берёт кусок хлеба деда намазывает на него масло и выводит на нём ложкой количество этих не кому не нужных дней. После такого унижения у шнурка пропадает аппетит, да и покушать порой бывает уже нечего, так как черпаки всё лучшее из общей кастрюле вычерпали, недаром же их назвали черпаками. Яйца в армии праздник, но в первую очередь они достаются дедам и те сразу отдаёт их какому-нибудь шнурку, чтобы тот почистил, размельчил и посыпал на бутерброд с маслом. Такой деликатес позволяют себе есть только деды, шнуркам и духам остаётся только завидовать и есть свою пустую кашу.

— А что действительно у вас отбирали еду и вам её не хватало?

— Конечно. Раздача каши это один из самых спортивных и волнительных в армии процессов. Представьте себе на длинном столе со скамейками по бокам стоит большая кастрюля с кашей, наверху которой плавают куски варёной говядины. «Боевая задача» солдата поспешить и занять наиболее выгодную к кастрюле позицию. Сразу скажу — это места ближе к кастрюле. Почему выгодные? Потому, что там наилучший обзор того, что попадает в миску. Накладывающий, как фокусник, мешает кашу по определённым, выгодным для него законам, а взвод тем временем, как за дирижёром, следит за всеми его движениями и даже за выражением лица. Миски с кашей путешествуют по столу. Так, например, миска в которой нет ни одного кусочка мяса, может прогуляться от одного конца стола до другого и в конце концов остановиться у какого-нибудь шнурка, который с досадным вздохом принимает то, что «отпущено ему Богом». Очевидно, что наиболее жирные миски попадают дедам и черпакам, остальные по остаточному принципу. Самый зрелищный момент, когда накладывающий накладывает себе. В эти секунды обычно все разговоры прекращаются и «зрители», после длительных манипуляций черпака видят то, что появляется у него в миске. Весь взвод вздыхает, слышится протяжный «у-у-у» и все вновь приступают к еде. Накладывающий может оказаться жмотом и наложить себе одно мясо, а может справедливым — всё зависит от аппетита.

Один дед, несмотря на свою худобу и низкий рост, был агрессивным проглотом — изобретателем различного рода приёмов издевательства так, что шнурки, которые были у него под колпаком всегда страдали по особенному. Они были голодны, всегда не выспавшимися, получали и получали нелепые наряды: на корячках, со словами «служу отечеству, они ходили вокруг кровати этого деда, по пластунски ползали под кроватями, получая «боевое задание» поставить кому-нибудь «велосипед» или «балалайку» и т. д. Поставить «велосипед или балалайку» означало незаметно подкрасться к спящему солдату, приоткрыть одеяло, вставить между пальцами рук или ног спичку, поджечь её и быстро лечь в свою постель. От ожёга пострадавший двигал ногами как на велосипеде или тряс рукой как балалаечник. Некоторым не везло вдвойне — они получали комплексное испытание «играя на балалайке, ехали на велосипеде», такой приём на жаргоне назывался цирком. Таким образом, многие солдаты ходили с ожёгами различной степени тяжести и к тому же не выспавшиеся. Некоторым, не крепко спящим, удавалось застраховаться от ожёгов, но для этого им приходилось надевать носки и варежки, присланные родителями. Мне не удалось защититься. У меня были сильные ожоги. Я ведь сплю крепко. Трудно пробуждаюсь.

(Мой пациент снимает свою обувь и показывает шрамы между пальцами ног от ожогов.).

— А сами вы, став дембелем, не стали также издеваться? Не было ли преемственности, то есть передачи эстафетной палочки?

— Я не дожил до дембеля и вскрыл себе вены. Потом госпиталь, обследование психиатров. Сейчас стою на учёте в психдиспансере. Вот пришёл по направлению к вам. А мои, с кем я начинал службу действительно продолжали традиции дедовщины. Да, действительно, единственное оправдание, которое часто звучало из уст дедов заключалось в том, что шнуркам и духам предстояло продолжать дело дедов и не надо переживать, мол, сами будете издеваться похлеще. И действительно, эстафетная палочка и вместе с ней человеческое зло передавалась от одного призыва к другому и как будто не было виноватых, а были лишь страдающие. Как—то, один мой приятель по службе мне сказал, что компенсировал потери, нанесённые дедами в начале службы тем, что вдоволь поиздевался над шнурками. Я этим бы не занимался бы, даже если б не порвал себе вены. Я, покидая военную часть получил душевную травму. Суть, которой можно выразить в четырёх словах: «Служу унижающему меня отечеству!» А с дедом Амиром, всё-таки разобрались. Мне рассказали приятели по службе. День как обычно близился к концу. Солдаты все как один произносили армейскую «вечернюю молитву», которая приблизительно звучала так: «Вот и ещё один день прошёл!» — произносил громко кто-нибудь и все его разом подхватывали: «Ну и х… с ним!» Тогда говорили о конце света в газетах, но он не наступил. Лишь один солдат точно знал, что для Амира конец света приближается. Он в это время находился в госпитале военной части и долечивал свои сильные ожоги. И действительно, всё произошло мгновенно. Амира уже нет.

Психоанализ показал, что мой пациент уже с детства страдал психопатией, имея врождённые и стойкие аномалии характера, патологический склад личности, препятствующий адаптации его в обществе. Психопатия усугубилась, и благодаря последующей алкогольной зависимостью. Кроме того, имело место параноидное расстройство личности. Мой пациент часто приписывал окружающим злые намерения, был склонен к образованию сверхценных идей, самой важной из которых является мысль об особом значении собственной личности. Дедовщина лишь усугубила эти психические нарушения и привела к попыткам суицида. Впрочем, как показывает практика попытки суицида в армии совершают не только солдаты с психопатией.

ПЕРЕЖИВАЮЩИЙ БИЗНЕСМЕН — ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ.

В кабинете респектабельный мужчина. Он очень встревожен, на лице депрессия и растерянность.

— Здравствуйте… Сколько будут стоить ваши услуги? Тьфу! Опять всё о деньгах, да о деньгах!

— Расскажите, что с вами случилось?…

- Уж, не знаю с чего начать всё как-то свалилось на голову, товарищ психолог. А что действительно тесты говорят о чём-то? Или это туфта?.. Можно ли им верить?..

— Можно. Но мы используем их лишь как вспомогательное средство.

(Что я говорю? Сам я их никогда не применял и, пожалуй, не буду применять. Я чаще верю в свою интуицию — в природное тестирование.).

— Вы отвечаете за свои слова? Вы уверены в том, что сказали? Ну, тогда мне крышка! Смерть!

(По-видимому, он тестировался на смертельный диагноз. Такое бывает. Чем же я ему могу помочь? Это же не психологическое тестирование?).

— Судя по всему, тест определил у вас страшный диагноз? Но это же не тест, который используем мы психологи.

— Нет, нет. Это как раз тест на смерть…

(Я впервые слышу, чтобы методом психологического тестирования определяли смертельно-опасное заболевание. Ну разве что наркоманию.).

— Вы, судя по всему, наркоман?

— А разве я похож на него?…

(Судя о глазам и внешнему виду не похож.).

— Вроде бы нет…

— Я даже пиво не пью…

— Понятно. А причём тогда тут ваша смерть?

— Тесты показывают, что меня должны убить… Вот совсем недавно купил книгу одного известного психолога (показывает книгу). В ней есть тест на вероятность убийства политиков или предпринимателей. Отвечаешь всего на пятьдесят вопросов и подсчитываешь вероятность того, насколько тебя могут уничтожить твои конкуренты. Ну, я и подсчитал. (Я беру книгу, листаю).

— Ну и какая получилась вероятность вашего убийства?

— Полный зашкал!!!

— Девяносто процентов?

— В том-то и дело, что сто десять процентов!

— По-видимому, вы ошиблись в расчётах? Давайте, вместе протестируемся и заново подсчитаем.

(Я начинаю задавать вопросы, а пациент на них отвечает.).

— Итак, тест близится к концу. Сорок пятый вопрос. Вы дружите с теми, кто убивал кого-либо?

— Да. Но сам я никогда (пациент крестится).

— Дальше идём. Сорок шестой вопрос. Вы применяете грубые приёмы в бизнесе?

— Да. Без этого сейчас невозможно.

— Сорок восьмой вопрос. Вы спите плохо?

— Да. Часто снятся кошмары!

— Вас часто во сне убивают ваши конкуренты?

— Да. Ну, это же во сне…

— Сорок девятый. На вас уже было покушение?

— Да. Давно. Но с ним мы уже разобрались.

— И последний пятидесятый вопрос. Вы уверены сами, что на вас не будет покушения?

— Нет… Не уверен…

— Теперь посчитаем.

(Далее, я делаю расчеты. Чувствую, что действительно тест не в пользу моего пациента.).

— Вероятность сто десять процентов. Получается, что вас должны убить очень скоро. Не верьте вы этому тесту. Жизнь сложнее, чем этот чёртовый тест. Это же всего лишь вероятность. Вот мы сейчас здесь сидим и есть вероятность того, что вот этот потолок может на нас упасть, но он не падает. Мало ли какие тесты выдумывают психологи. Не нужно их брать за основу своей жизни.

— Не верьте… Вам легко сказать! Создали гады… какие-то тесты, а нам страдать от них!

— Во-во… Правильно, мы действительно виноваты. И часто тесты не о чём не говорят.

(И всё-таки, тесты о многом говорят. Мужчина явно много нагрешил. Плохо спит. Общается с преступниками. Да и статистика убийств не в его пользу. Но я должен успокоить его. Совру-ка, я что тест составлен не верно. Хотя тест сделан отлично. Судя по всему на основании статистических данных).

— (После паузы.) Я вас успокою… В тесте есть ошибки в технологии расчёта. Если я вам объясню, вы всё равно не поймёте. Он не корректен. Не валиден, как мы говорим. Так, что не стоит ему верить. Лучше, разберёмся с вашими сновидениями. При тестировании вы сказали, что вам снятся кошмары? Не так ли?

— Я сильно переживаю. Прокручиваю в голове одни и те же, угнетающие меня мысли и не могу избавиться от этого. Читал об этом немного. На вашем языке это называется навязчивыми мыслями. Как от них избавиться? Всё это мешает мне жить…

(Чувствуется, что мой пациент благодаря этому тестированию действительно зациклился настолько, что имеет место явное истощение.).

— Может быть у вас не навязчивые мысли, а вполне нормальные и обоснованные.

— Да… да… возможно это так, но как прекратить это. Ведь это мешает мне работать.

— И всё-таки, давайте-ка лучше проанализируем сначала не ваши мысли, а сновидения.

— Приснилось мне как будто бы я хожу по знакомым и всяким нужным мне людям и приглашаю их на собственные похороны. Абсурд какой-то! (вздыхает и страдальчески смотрит на меня).

— Что вы чувствовали во сне?

— Я сильно переживал хватит ли у меня денег на собственные похороны и пытался сэкономить? Глупость какая-то, я во сне, в целях экономии, пригласил на свои похороны только нужных мне людей. Но зачем они мне нужны ведь меня всё равно не будет. Даже близких не пригласил. Сэкономил на могиле. На постаменте. Хорошо помню как землекоп меня спрашивает: «Глубоко копать или нет?» Но опять таки в целях экономии я говорю, что неглубоко надо закапывать, чтобы меньше заплатить.

(Данное сновидение повторяет систематическую логику чувств моего пациента, которая была наяву, но в сновидении проявилась в такой замаскированной и в то же время яркой для сознания формы.).

— Чтобы меньше заплатить или чтобы ближе быть к свету?

— Чтобы меньше заплатить… Потом я вижу как будто я уже сплю под землёй и слышу как сверху вбивают в землю металлический крест и я понимаю, что лежу неглубоко и крест сейчас войдёт в меня и пропорит… проткнёт мне живот. Я кричу наверх, но меня никто не слышит. Я чувствую как в меня входит этот острый, холодный крест с того света, где жизнь. Мне больно, острая боль в животе. От страха, от боли я кричу и просыпаюсь.

— Скажите, а во сне вы не подумали, что сами ведь сэкономили на землекопе? Ведь могли бы попросить, чтобы вас закопали глубже и крест бы вас не проткнул. Во сне вы не переживали, что сделали в силу своей жадности ошибку?

— Во сне… Нет, не подумал. (Пауза, вздохи и рыдания) Но сейчас я понимаю, что тот сон для меня является предупреждением, что если я так и дальше буду экономить на всём, я пострадаю…

(За таким малоприятным качеством как жадность стоит страх. Зачастую деньги выступают предметом, через который проявляется невроз. Если у человека наблюдается недоверие к людям, беспокойство, он, как правило, жаден. Психоаналитики в таком случае нередко сталкиваются даже со страхом смерти у пациента. Расставаясь с деньгами, человек будто отдает часть себя кому-то. Это подсознательная реакция, поэтому жадность присуща всем. Конечно, встречаются такие феномены, как Гобсек, столь ярко описанный у Бальзака. У некоторых пациентов наблюдается этот синдром Гобсека. Но здесь присутствует крайняя патология. Когда встречаются случаи сверхжадности, понимаем, что это уже точно наши пациенты. Когда личность уходит в себя, как бы, закрывается, следствием создания такого «кокона» становится боязнь тратить.).

— И всё-таки, неврозы на финансовой почве вас, по-видимому, сильно беспокоили раньше. Да и сейчас это, по-видимому продолжается?

— Во всё виноват этот чёртовый кризис. Помните августовский, когда курс доллара резко пошёл вверх и увеличился аж в четыре раза. Я руковожу небольшой фирмой. Надо было расширяться и приобретать недвижимость. Курс доллара вырос, соответственно выросли в рублях и цены на недвижимость. Я начал переживать.

— За что начали переживать?

— За то, что надо выкладывать в рублях такие суммы.

— Но в долларах то они остались теми же.

— Так то оно так. Но всё равно обидно, что в рублях они так сильно подросли. Самое интересное то, что я решил немного подождать с покупкой недвижимости. Вдруг, думаю, цены в долларах начнут падать. Подождал два-три месяца, нет не падают. И всё таки скрепя сердцем мы купили эту недвижимость за цену, которая так и не снизилась. В это время я ещё не переживал. И вот узнаю недавно, что цены на недвижимость в долларах пошли вниз. И снизились почти на пятьдесят процентов. Мне стало обидно: почему я не подождал ещё хотя бы три месяца. Не проиграл бы. А так получается, что проиграл порядка сорока тысяч долларов. Экономлю везде на копейках, переживаю по мелочи, по малым пригрышам, а тут проиграл такую сумму. Сорок тысяч долларов.

(Мне порой, в своём кабинете приходится выступать и в роли экономического аналитика. Приходится вникать в различные тонкости и механизмы деятельности пациентов, благодаря которым они страдают. Судя по всему мой пациент имеет скромный опыт в понимании экономического и моральных дивидендов.).

— Вы уверены, что проиграли?

— Да уверен. Я не могу простить себе этот проигрыш? Терзаю себя!

— Вы уверены, что это проигрыш?

— Да! А что же это? Я лох! Лох!.. (Рыдает).

— Успокойтесь. Послушайте меня. Вы купили недвижимость на доллары, заработанные до кризиса или после?

— (Пауза). Эти доллары я заработал до кризиса.

— Вот видите. Вы их заработали до кризиса. И купили недвижимость тоже за цену докризисную, ведь не по завышенной цене. Цена в долларах за которую вы купили была ведь не завышена. Вот если бы вы недвижимость купили за доллары, с трудом заработанные после кризиса, тогда когда надо было в рублях зарабатывать в четыре раза больше, чем раньше, чтобы получить один доллар, вы бы действительно проиграли. Было бы обидно любому человеку. А вы приобрели недвижимость на старые доллары, заработанные легче. Да к тому же эту недвижимость вы опять можете продать. Конечно за меньшую цену в долларах, но на эти доллары вы можете накупить столько же сколько могли накупить и раньше. Так, что вы не проиграли. Вы просто не выиграли!

— Я просто не выиграл. И ничего не проиграл (Пациент улыбается).

— То, что вы не выиграли. Это уже не проблема. Точнее это уже другая проблема.

— Да это уже что-то другое. Но ведь всё равно обидно…

— Действительно есть бизнесмены, которым стоит переживать. Вы к ним не относитесь.

— Я подумал ещё вот о чём. Я ведь не всю свою докризисную валюту потратил, значительную часть я не трогал. Значит, она мне принесла прибыль, которая больше тех денег, которые я не выиграл.

— Мы же не жалеем за то, что не купили выигрышные лотереи. В том, что мы не выиграли мы не виноваты. Вы не лох! Вы умудрились выиграть так как не потратили всю валюту. Даже если бы вы проиграли, то в сумме бы вы выиграли. А вы тем более просто не выиграли. Таким образом, общий вас результат состоит не из проигрыша и выигрыша, а из невыигрыша и выигрыша. Это намного лучше.

— Я подумаю (улыбается). Но я хочу вам сказать, что я по жизни не такой жадный, я даже щедрый! Очень щедрый бываю…

((Практика показывает, что в большинстве случаев страсть личности к деньгам, это не борьба за деньги, это борьба личности сама с собой. Более того, истинное избавление от переживания жадности возможно при условии осознанания бессмысленности жадности. Жажда урвать от жизни побольше имеет тупик, приводящий к потере душевного настроения, радости от жизни. Наличие богатства у личности уже подразумевает жадность личности вне зависимости от её характера. Это всегда большое душевное испытание.).

— Не стоит шарахаться и болезненно воспринимать свою жадность. Она присуща всем людям. Жаждать, превзойти других, стремление к чему-либо, соревнование с кем-то в чём-то, нападение на кого-то — это всегда жадность. В случае, если у вас нет этого стремления, то это не означает, что вы свободны от жадности, вы лишь замкнулись в себе. Стремление выделиться среди других приводит к тому, что у вас начинаются беспокойства и мучительная борьба. Поэтому когда многие говорят, что они не жадны, то в этом прячется, в конце концов их эгоизм.

— Но я ведь говорил вам ещё о своей щедрости… Она во мне бывает.

— Вы можете сказать мне, что вы не жадный, и, наоборот, вы можете сказать мне, что вы не щедрый. Эти ваши выражения всё равно стоят рядом.

— Почему? Это же, на мой взгляд совершенно разные вещи?

— Нет. Это не так. Оба этих ваших выражения означают негатив, основанный на сосредоточении на себе. Быть щедрым на руку, то есть иметь щедрую руку — это одно, но обладать щедростью души или сердца — это другое.

— Да, я догадываюсь о чём это вы. Я иногда имею щедрую руку. И это довольно просто для меня. Я раздаю понемногу там, где надо. Это зависит от традиций, правил, норм, привычек. Типа так надо и дарю. А внутри ничего. Зная, что это хорошо, согласно обществу. Ох! Понятно. У меня есть более богатый коллега он раздаёт только перед аудиторией, пред телекамерами и СМИ. Это его конёк. Это щедрость? Тьфу!

— Именно так! А вот щедрость души и сердца имеет значительно глубокое значение. Для этого необходимо осознание и понимание.

Щедрость руки — это всегда движение от себя. Это порой мучительный, обманчивый процесс. Щедрости руки можно легко достигнуть. А щедрость души и сердца невозможно быстро организовать.

— Я понял, что взять и стать щедрым сердцем и душой резко стать невозможно.

— Да, это всегда свобода от всякого накопления. А теперь попробуем, проанализировать ваши фантазии. Какие они у вас? Давайте попробуенм разыграть вашу мечту или фантазию.

(Зачастую богатые люди живут самообманом. Они думают, что когда-нибудь у них будет такая финансовая власть, что они будут самыми счастливыми и блаженными, и будут не ходить, а летать. Когда сталкиваюсь с таким состоятельным пациентом, применяю прием, который называется метод психодрамы Мы проигрываем мечту.).

— Ну, какие. Хожу, как мечтал Остап Бендер, в белых штанах по Рио-де-Жанейро. Живу в роскошном доме в окружении красивых женщин. Вокруг много солнца, воздуха, моря. В общем, просто рай, настроение такое, что душа поет.

— Откуда у вас возьмется такое прекрасное настроение, если человек так устроен, что хорошее настроение — это всегда награда за преодоление, за радостью стоит работа воли. А в этом вашем блаженстве, потоке всего и вся вам грозит эмоциональная пустота.

(Пауза. Пациент задумался Затем я ещё раз попросил проиграть эти картинки из мечты в его голове.).

— Да, по-видимому, меня начинает трясти от такого изобилия всего и вся.

(К моему пациенту пришёл объективный взгляд на мир и мираж рая разрушился.).

Нет, теперь я представляю себе более реальную мечту. Представляю себя таким… респектабельным, богатым… очень богатым (глаза моего пациента засверкали дьявольским светом) преуспевающим, пробившим дорогу в мире. Ну, чтоб безопасность вокруг меня была, чтоб спокойнее было, а пока на это денег нет. Я хочу быть… (пауза).

(Чувствующими себя богатыми людей мало так как планка постоянно меняется.).

— Сливком общества? Не так ли?

— Ну, можно сказать так. Это плохо. Это опять плохо, да?

— Увы! Это так. Ваша респектабельность разъедает вашу психику. Я почувствовал, что она тайком вползла в вас и уничтожает вашу любовь ко всему. По вашему быть респектабельным значит чувствовать себя преуспевающим, пробить себе дорогу ко всему, возвести вокруг себя стену безопасности, определенности и той уверенности, которая приходит с деньгами, властью, успехом, талантом или добродетелью.

— А вы знаете, я ведь порой, наоборот, радуюсь тому, что не заработал, у меня повышается настроение, когда я чувствую, что стал опять скромным. Я сам себя порой не понимаю… Когда прибыльность бизнеса падала, настроение у меня поднималось. Пробуждалась энергия.

(Перед нами феномен возвращения к себе. В целом процесс обогащения — игра в свободу или бег от себя. Есть такой закон: мы в этом мире не богатеем и не беднеем — это инварианта, постоянная величина. Если в чем-то человек становится богаче, в другом оказывается беднее. А в сумме остается на том же уровне. Беспокойство, суета, часто не имеющие никакого отношения к деньгам, навязчиво трактуются человеком как проблемы в финансовой сфере. От себя не убежишь, перед нами проблема личности, а не каких-то внешних отношений. Это иллюзия, что с помощью денег можно купить покой, умиротворение. Но в ней многие пребывают всю свою жизнь.).

Через два дня ко мне позвонили из прокуратуры. Мужчина всё-таки был убит. Убит на следующий день после визита ко мне. Следователь мне представил книгу тестов, она была вся в крови. На обложке этой книги был написан номер моего телефона и цифра сто десять. Мне пришлось следователю объяснять, что значит эта чёртовая цифра. Это чёртовое тестирование оказалось верным.

ЦЫГАНСКИЙ БАРОН.

С этой личностью меня свела судьба в гостиничном номере, в который меня поселили. Это был респектабельный загорелый брюнет с южной наружностью. В начале диалога я даже не предполагал, что он в прошлом был цыганским бароном. А он также не предполагал, что, сам того не замечая, превратится в моего пациента.

— Я не гражданин России и являюсь представителем одной из крупнейших фирм на Ближнем Востоке. Тут приехал по служебным делам. Заключаю договора. Общаюсь на высоком уровне.

(Мой пациент недооценил меня и стал долго рассказывать о красивой жизни, о том, что он богат, а здесь дескать «так по делам». Я сразу почувствовал, что это лишь некоторые элементы из мира фантазий моего собеседника, которые он решил использовать, чтобы войти ко мне в доверие. Кроме того, в его лице и высказываниях я обнаружил некоторые противоречия. Почему он стал сразу рисоваться, тем самым, проявив комплекс своей неполноценности?).

— Вы прекрасно владеете русским языком. Говорите чисто. Это здорово.

— О, да! Я долго изучал русский. Это прекрасный язык Достоевского.

— А какой ваш родной язык? Наверное, вы знаете арабский?

— Нет. Я его не знаю. Я представитель маленькой нации на Востоке. (Пауза. Затем мой пациент невнятно произнёс название этой нации так, что я не расслышал. Но я догадался о том, что такой нации не существует).

— А как будет на вашем языке слово «хлеб»?

— (Почему-то после паузы.) Бакмара… Вот так мы называем хлеб. (Мой пациент начинает переживать.).

— Я хочу почувствовать красоту языка вашего маленького народа. А как будет «нет ничего прекраснее горячего хлеба»?

— (После паузы невнятно). Бакмара дан барнакая сере. Вот так.

(Дальнейшие лингвистические исследования языка этой маленькой нации с Ближнего Востока показали, что в эти выдуманные словесные «канделябры» всё больше и больше вкрапливаются фрагменты цыганского языка. Поэтому я не стал дожидаться когда мой собеседник попросит у меня взаймы до вечера, сославшись на то, что он не обменял ещё своей валюты и решил разоблачить его.).

— Вы цыган! Не так ли? (Я искренне и добродушно улыбаюсь в глаза своего пациента. В ответ мой собеседник начинает громко смеяться. Это защита обратным чувством. Далее мне всё таки удалось вывести своего собеседника на чувственное общение, но насколько см. ниже).

— Вы можете рассказать о своём детстве?

— Почему, нет (Я почувствовал, что мой пациент сначала сказал себе «нет», а затем дал себе же согласие. По долгу своей деятельности моему пациенту часто приходится скрывать истинную информацию о себе). Могу. Я рос в хорошей фамилии. У меня отец хороший был, правда, умер давно. Росли мы четверо в Молдовии. У нас раньше всё было хорошо, всё было у нас. При коммунизме, правда. Тогда не в чём не нуждались. Мы не были кочующими цыганами. После распада Союза у нас всё стало плохо. Дети в школе не могли учиться. Мы не могли детей из-за мороза и холода в школу отдавать. Не было угля и газа, чтобы школу топить. Пришлось кочевать с семьей, с детьми, с табором. Как-то на жизнь надо зарабатывать. Мы кочевали с лошадьми с палатками, с телегами жили. Сейчас выкручиваемся. Торгую. Стараюсь семью содержать.

— А детство как у вас прошло? Вас в детстве заставляли работать?

— Нет! Не заставляли. У нас отец работал кузнецом. Дед у меня всю войну прошёл. Он ветеран Великой Отечественной Войны, был героем. Дядя был бароном, тоже работал кузнецом, был известным кузнецом. Младший брат отца, когда первые кооперативы открылись, лет 20 назад, тоже туда пошел… У нас известная фамилия. Сам я был бароном.

(Мой пациент стал оправдываться о чистоте своей родословной. Возможно это так, но, чувствуется, что он страдает пониженной самооценкой, частично вызванной неадекватной и стереотипной оценкой цыган, как полукриминальных личностей.).

— Барон? А что такое барон?

— Я был бароном в нашем поселении. Мне подчинялись все цыгане, моё слово должно было законом. Я был уважаемым человеком. (Почему был?) Я следил за тем, чтобы сохранялись наши традиции, культура, песни, чтобы передавалась наша культура нашим детям. Если что-то случалось, вдруг некому помочь. То есть кто-то в беде из наших цыган, нет разницы родственник или не родственник, мы как-то складываемся. И я за этим следил. Вообще цыгане народ дружный. Как говорится «Один за всех и все за одного». Хотя говорят, что цыгане там такие и сякие. Слухи разные ходят.

(Мой пациент сильно переживает по поводу утерянного статуса часто повторяя «был».).

— У многих людей стереотип, что цыгане хорошо гадают.

— Для этого нужен особый талант и умение. Если вы меня попросите, чтобы я вам погадал, то я не могу вам гадать. У меня была бабушка и она мне раз всего в жизни гадала. Я пацаном была, мне было лет 15–16. Она мне угадала всё в моей жизни и всё, что она мне сказала, всё исполнилось. Она мне даже рассказала характер своих будущих детей.

— Расскажите, пожалуйста, что она говорила?

— Она мне говорила, что жить я буду средне, то есть и не плохо, и не хорошо. И у меня будет сын. Он будет с мягким характером. Он не будет как мужчина серьезным. И оно так и произошло. Потом она мне рассказывала, что у меня будет вторая дочь, но она будет боевая девка. Она такая и есть. И все как она сказала сбылось. Мою бабушку знали многие с разных районов и деревень.

(И всё таки мой пациент нечто утаил. Но об этом позднее.).

— А вы почему не заинтересовались этой деятельностью?

— Я тогда был совсем пацаном, а что я пацан мог там узнать. Вот жизнь прошла и почему я тогда у бабушки не перенял этот опыт.

— Вы немножко переживали за то, что не переняли у неё опыта?

— Переживал, даже сейчас переживаю. Хотя обычно учатся гаданию девочки, а не мальчики. Она очень много гаданий знала, она и от испуга и от сглаза, и от любви и всё она знала. Она детям от сглаза читала молитву. Я чуть-чуть и сам помню. Когда детей сглазят, я им чуть-чуть эту молитву читаю, и всё проходит.

— Есть точка зрения, что цыгане хорошие психологи. Хорошо чувствуют людей.

— Да. Ощущают их муки, переживания. Жалеют. Допустим, кому-то плохо, кому-то трудно. Мы знаем всё. И когда плохо, и когда хорошо. И мы сочувствуем любому.

(Мой пациент оказался несильным психологом недооценив меня в начале диалога и выдав себя за иностранца.).

— Цыгане это одновременно и психологи, и манипуляторы. Они очень хорошо организуют диалог, который направлен на то, чтобы и подзаработать за своё гадание. Этот диалог направлен на то, чтобы по мере диалога клиент платил и платил за каждое слово. Одним словом, они сначала интригуют, задевают человека жизненноважной темой, в частности о женитьбе, болезни, смерти. Вы как к этому относитесь?

— Я думаю, что если бы я умел гадать, я бы сказал только правду. Не то чтобы только с человека денег требовать, я бы этого не сделал. Я бы сказал, вот допустим, так-то у вас было и так-то будет, что я могу сказать, я бы сказал. Мы порядочные цыгане. Мы последнего у человека не отберём. Если у человека нет денег на еду мы даже поможем. Мы своё отдадим. Но если есть у тебя, то мы можем забрать… лишнее, а зачем тебе лишнее.

(По-видимому, мой пациент имеет опыт забирать лишнее и имеет достаточную внутреннюю философию, чтобы делать это, а затем спать спокойно. Это возможно тогда, когда превращается в субкультуру.).

— Да, вы правы, все беды от лишнего и пусть это лишнее у нас забирают?

— Но забрать последние копейки мы не можем. Этого не может быть, вот в моем роду не бывало такого.

— Я слышал о цыганских таборах, там свои законы?

— Есть такое. В таборе должны уважать все друг друга. Если, допустим, вы меня уважаете, я вас тоже должна уважать. Это первое. Старшим вообще надо подчиняться и уважать. Во вторых, жена должна подчиняться мужу, то есть не гулять, не изменять, быть верной.

(У цыган, как и мусульман права женщины в таборе часто ограничены, по сравнению с мужчинами).

— А вы конечно немного в этом плане посвободнее? Не так ли?

— Да, мы немного свободней. Если я, допустим, гулял, мне жена обязательно простит. А если жена попалась на такую удочку, то всё, может и до развода дойти.

— А почему вы считаете, что мужчине можно простить?

— Потому, что они мужчинам дозволено. Потому, что женщина — мать своих детей. А измена отца наоборот считается, что это может поднять его. Вот так оно и есть. Мать должна быть матерью. Вот я, допустим, гулял, может даже одно время женился на другой, а ведь жена все равно к своим детям обратно придет. Она своих детей не бросит. Но я если брошу насовсем, то я должен их обеспечивать, любые финансовые вопросы решать.

(Мой пациент сильно переживает. На лице тревога и желание оправдаться. Присутствует комплекс вины.).

— Вы также платите алименты или у вас что-то другое?

— У нас платят так, что бы весь табор знал. Если я её бросил с детьми, то я должен ей помогать до тех пор, пока дети не встанут на ноги.

— Ещё какие правила и законы есть в таборе?

— Жена не должна пить. Можно только в праздники или за столом, или у родственников, или в гостях. Только там чуть-чуть можно. У женщин свои интересы. У мужиков отдельно свои вопросы.

— Что является страшным грехом в таборе?

— Ну, вот я вам сказал, самый большой грех — измена, когда жена изменяет мужу. За это наказывают. Бросят и всё. Бросят с детьми, но помогать будет всё равно. Своих детей в обиду не дам.

— А что вас больше всего в настоящее время тревожит?

— Семья моя тревожит. Чтоб были порядочными мои девочки, чтоб были хозяйственными. Конечно, чтоб у них счастье было в жизни личной. Вот у меня со старшей проблема была, её замуж выдал, ей 18 лет и вот что—то с матерью жениха поругался, они развелись. Вот эта проблема у меня, главное переживание. Свадьбу красиво играли, пышно. Моя дочь не понравилась матери жениха. Она хотела другую девочку, но её родители не хотели им отдать, ну и взяли нашу. У нас бывает замужество по согласию молодых, но часто бывает по желанию родителей. Вот так у меня и получилось с дочкой. Сперва взял, говорил, что возьмет, что его родители не заставят, что он так хочет, а потом как только эта прошлая невестка позвонила к нему, то он сразу к ней убежал. Правда он сейчас с ней не живёт. Они только недели две жили. Не было детей. Просто не повезло. Ну, видимо у них это не получилось. Разошлись и всё. Теперь переживаю за неё. Она хорошая девочка.

— Она сейчас страдает от унижения и комплекса неполноценности или она себе цену знает?

— Она переживает очень. Она всё носит в себе? Улыбается, смеётся, но видно, что в сердце носит. Что-то у неё плохо. Я сразу вижу, как музыку она включает. Песни какиё-то у неё есть. Все грустные. Вот вам бы с ней пообщаться, но она далеко. Парень думали, что хороший. Никак не думали, что он до такого докатится. (На глазах отца слёзы. Это меня сильно удивило.).

— А вас как барона не бояться?

— Нет, им ни какой барон не нужен, ни какой отец, никакая мать. Некоторые уже пьют, пьянствуют, но не мои дети. У других. Благодарю бога каждый день, у меня сын один есть. Он у меня не пьет, не курит.

— Сколько лет сыну?

— 22, я тоже его женил в 19 лет. У него мальчик полтора года, живет он нормально. Они родственники с моим зятем. У меня в Молдавии сейчас остались. Мы вот кочуем, а они дома. А что ж ещё нам думать. Вот переживаем, всю жизнь за детей. Думаю, что бы у них всё было хорошо. Иногда, как говорят, родители остаются голодными, лишь бы дети были сыты. Мы выкручиваемся по всякому, но семья, табор — это святое. Перед ними я чист. А здесь грешу, играю, обманываю. Приходится. А что делать. Такое общество. Если не ты их, то они тебя. Там в Молдовии нищета. Дороги не делают, воды нет целый день. Дров нет. Мы хотели присоединиться к России, как при коммунизме было. У нас все было. Молдавия была цветущая. А теперь вообще осталось там, только собакам лаять. Вот я кочую. Устал.

(И действительно, несмотря на то, что мой пациент довольно респектабельный, он выглядит уставшим, бледным. Даже есть признаки некоего изнурения.).

— В свое время у меня сложилось впечатление, что мужчины-цыгане по сравнению со своими женщинами — паразиты, то есть не работают, что в основном женщины за них работают. Это действительно так?

— Раньше было такое. Во времена наших бабушек, прабабушек. Мужчин содержали женщины. Я помню это время. Мне было хорошо. Даже живот отрос. Теперь нет. Женщины стали умнее. Теперь муж помогает жене, а жена должна помочь мужу. А раньше, женщины ходили вокруг мужчины, как будто он король. Было раньше и такое. Нормально. Мне сейчас стыдно, быть, когда меня жена содержит. Если я порядочный мужик, то мне должно стыдно перед друзьями, родственниками, перед женой, детьми.

(Почему если?).

— Я обратил внимание, что цыгане практически не кроют матом. Почему? Почему вы себе не позволяете такую психотерапию самовыражением?

— Нет, со мной нет, не знаю там как другие. Это стыдно. Тем более перед старшими. Мы старших должны уважать, глупые слова не говорить. У цыган есть почетные люди, воспитанные, и так же есть и преступники как и в любой нации. Есть же цыгане ученые, большие ученые. Вот я вам говорю, моего дядю хотели депутатом Молдавии сделать. У меня брат ученый, у меня двоюродный брат ученый. Они должны были быть в парламенте в Кишиневе…

(Почему должны? Я почувствовал, что по-видимому, мой пациент сам этого не выполнял ).

— В психологии известно такое заболевание как хроническое бродяжничество или дромомания? Вам это знакомо. Вы бродяжничаете, кочуете?

— У нас такая кровь, или нам так дано, или проклятие у нас такое. Что есть, то есть, но это мы любим. Мы в одном месте не можем никак жить, как нормальные люди. Они встали в 8 часов на работу, у них там целый день прошел, так не можем. Хотя конечно тянет в свой дом в свое гнездо, праздники любим дома быть, но потом опять по миру хочется бродить, кочевать. Это в крови.

(Мой пациент осознаёт свою дромоманию, котолрая одновременно является основой культуры цыган. Она архетипична. Она норма в системе отчёта самой цыганской нации.).

— Я недавно на казанском вокзале видел целый табор цыган, они там лежали. Прямо разлеглись, расстелили всё и спят.

— Такие есть цыгане — попрошайки. Они не молдавские. Они бывают и русские и узбекские. Попрошайки — это больше узбекские цыгане.

— Цыгане-попрошайки одно направление, а вот цыгане-гадалки другое?

— Да. Это совершенно разное. Попрошайки надевают всякие лохмотья, берут одного ребёнка и ходят. А гадалки филиал строят, рекламу делают или их итак знают, что хорошие гадалки. Это разные люди. Вообще разные цыгане есть. Допустим мы — молдавские цыгане, я, конечно, не хвастаюсь, в основном порядочные. Любим работать, свои семьи содержать красиво, не позориться, других уважать, старших уважать. Но порядка меньше стало. Часто они уже работают не на табор, а просто на себя. Поэтому моя власть как барона пошатнулась. Общак опустел. Какой я сейчас барон? Сейчас мечтаю просто своё дело открыть, свой офис.

(Мой пациент с большим раздражением говорил о попрошайках и постарался изменить тему разговора. Видимо он сам в себе и в своих соотечественниках этого не навидит.).

— У попрошаек цыган тоже своего рода табор. Я обратил внимание, они там легли, там мужиков нет. Где они там? Почему там только женщины и дети? Я вообще никогда не видел, чтобы там на полу лежали мужики-цыгане, женщины валяются на полу.

— Они попрошайки, вот и валяются. Мужики, наверное, дома. Чем-то другим заняты. Они на торговлю больше идут, на бизнес. Иногда стыдно, позорно. Я ненавижу, когда детям говорят, дескать, замолчи, а то сейчас цыгане заберут! Почему нами пугают детей. Разве мы такие страшные (На глазах слёзы и элемент агрессии.) Бывает так. Как только видят цыган, значит надо остерегаться. Если цыгане, значит, могут обидеть, украсть, нагадать что-нибудь. Это не красиво с их стороны, как они могут смотреть на человека и думать, что он бандит.

(Раздражение и слёзы на глазах.).

— Вообще, вам часто приходится видеть, как люди подстраховываются, остерегаясь вас?

— Часто. Да и вы по моему очень осторожны ко мне. (С упрёком смотрит на меня).

— Вы переживаете или уже привыкли к такому отношению?

— И обидно, и привык. Часто говорят, что мы не похожи на цыган. Говорю, что мы цыгане и есть. Наши традиции мы любим, но мы уже как-то стали современными. Дочки красивые у меня.

— Ходит в цветастых одеяниях, юбке, блеске?

— Нет. Они одеваются по современному. Но все это цыганское нравится нам. Платки, цветастые. Конечно, нравиться, золото носить, платки. Носить одежду своих прабабушек. У меня дочь недавно в сундуке две большие цветастые юбки нашла, танцевала в них в школе. Прям цыганская богиня.

Сдерживаемся, но иногда злость берёт. Идешь на базар, покупать что-то, а на тебя смотрят, как бы что не пропало. Очень обидно. Я иногда говорю, сейчас больше русские воруют, чем цыгане. Сейчас цыгане спокойнее стали. Раньше только цыгане коммерцией занимались, а сейчас в каждом углу торгуют.

— Расскажите о каком-нибудь своём сновидении.

— Вчера такой сон видел. Мы по такой длинной — длинной дороге едим. Подъехали к границе Молдавии. Всё ждали, что нам печать поставят в эмиграционке. До меня слух дошёл, что я хожу с паспортом печать поставить, а я взяла и выкинула паспорт. Зачем мне этот паспорт, вот я жду, жду, когда печать поставят, а её не ставят.

— А что вы чувствовали, приятные ощущения были во сне? Вы выбросили паспорт. Вот вы во сне чувствовали какое-то непонятное ощущение? Вы выбрасывали паспорт с большим удовольствием?

— Да, потому что я действительно устал ждать таможенника. Это действительно ночь была и устал ждать, в мыслях уснула и сон вижу. Иду со своими родителями, как раньше они кочевали мы идем по длинной дороге, я спросил, где мне печать поставить, а мне говорят, не знаем, и я паспорт выбросил. Ко мне во сне таможенник подошел. Потом я проснулся.

Мы люди, привыкшие к свободе, раньше не нужно было всех этих печатей. Был один паспорт. Потом подошли ко мне эти таможенники и начали дергать. За ребёнка взялись, это не девочка, а взрослый человек. У неё паспорта нет. Я говорю, что это мой младший ребёнок. Мне начали мозги путать какая младшая она старшая, а вот младшая. Ну что я своих детей не знаю. Часто приходится сталкиваться с этим.

(Это сон о том, что вы наяву всё время сталкиваетесь с государством, которое вам ставит барьеры. Мой пациент — человек свободный, а ему всю жизнь что-то приходиться выдумывать. Он просто от этого устал и думает, когда же это всё кончится.

— Ещё, что вас тревожит больше всего?

— Младшая дочь умеет читать, вторая, плохо читает, хотя уже взрослые. Виноват я в том, что из-за нашей кочевой жизни они толком не учились в школе. А в мире надо быть грамотным. Везде бумажки и документы. Как выживут, не знаю? Учиться не хотят. Пишет плохо. Цифр не знают, даже позвонить не знают как. А вот дед у меня был грамотный. В советское время цыгане были грамотнее.

— Как вы сами справляетесь со своими стрессами и переживаниями?

— Молитву читаю. Моя бабушка-гадалка меня научила. Одна молитва снимает порчу и испуг. Другая предсказывает будущее. Стараюсь. Если, что сразу обращаюсь к Богу. Не всегда помогает он. Чем можно помочь, ничем не поможешь. Надо просто успокоиться, себя успокоить. Возвратиться к своей жене, к детям. Пить надо меньше. Вот стал иногда выпивать. Это нге решает проблему. С утра опять. Это не то.

— Известно, что многие цыгане опытные психологи. Они гадают и разводят на улице многих прохожих. Как это им удаётся. Вы наверняка знаете, вы же бывший барон и гадалки вам подчинялись.

— Они мне подчинялись только финансово. А вот всё остальное зависило от их таланта. Этот промысел, к сожалению уходит. Всё меньше и меньше талантливых гадалок. Вот мои дочери не потянули на эту специальность, хотя и немного обучались, но не проявили терпения и способностей. Лентяйки. А бабушка уже померла. Они сейчас локоть кусают, что не научились гадать. Но бабушка мне немного объясняла.

— И что же она вам рассказывала? Там есть своя психотехнология?

— Конечно. Вот вы идете по улице, а навстречу вам цыганка с предложением погадать. Вы, конечно, отмахиваетесь от назойливых предложений. И уже вслед слышите, дескать, не узнал судьбу и пожалеешь, ты уже три раза пострадал по казенным делам. Вы в растерянности останавливаетесь, задумываетесь, нерешительно возвращаетесь: "Черт знает что! Откуда она узнала?" И вот вы готовы для обработки. Вы не подумали, что у любого человека за долгую жизнь бывали какие-то неприятности, три из которых сразу легко вспомнить.

— А ещё какие-нибудь примеры не могли бы привести?

— Или другая сцена уже не с вами. Ворожат молодой девушке, то глядя в зеркальце, то зорко поглядывая на свою жертву, гадалка вдохновенно сыплет слова, дескать, с лица ты хоть некрасивая, но душа у тебя красивая! Кто же в этом, хотя бы в тайне, не убежден, не так ли товарищ психолог. На сердце у тебя забота, но ты не печалься. Жизнь тебя ждет счастливая. Думает о тебе какой-то человек на букву Н. Есть у тебя такой знакомый? Нету? Значит пока не открылся. Душа у тебя доверчивая. А иначе ты вообще бы не остановилась, к подруге открытая, а для чего тогда подруги? а она тебя и любит, да невольно вредить будет. К сожалению, во многих случаях это так. Не открывайся ей. И все в таком духе.

— То есть общие фразы, известные истины, рассчитанные на психологическую безграмотность. Уточнение подробностей. Наблюдение за производимым впечатлением и реакцией. А если не угадывает цыганка, то что она делает?

— То уводит тему в другую сторону. В другую версию, которая подойдёт. Но опытная цыганка всё время смотрит на реакцию и не зайдёт глубоко в ошибки.

— То есть, имеет место импровизация, в зависимости от угадываемой информации.

— Все мы едины. У всех у нас общие проблемы. Это нас единит.

Я почувствовал, что мой пациент искренен во многих своих высказываниях. Мне было приятно, что он мне доверился. Доверил мне свои переживания. Он у меня ничего не просил, ничего не предлагал, ни с чем ко мне не навязывался. Это меня радовало и я уже не думал, что завтра надо успеть уйти первым, дабы не подстраховываться от всяческих форс- мажоров, вызванной представителем этой самой романтической нации.

МУЖЧИНА ИЗ ДЕРЕВНИ, СТРАДАЮЩИЙ СТРАХАМИ И СПИКОМАНИЕЙ (НЕДЕРЖАНИЕМ РЕЧИ).

— Раньше многие говорили, что я дурачок. Маленький такой, дескать, еще смеешься как дурачок. Я ведь всего метр сорок. А теперь с возрастом, думаю главное же здоровье, да и наплевать там, что дураком обзовут.

— Вас часто близкие или знакомые называли странным?

— Называют. Ну, так и говорят прям. Говорят, вот ты, например, говоришь, с места на место перескакиваешь, слова на слово… ага, странный какой-то все говорят и 30 лет назад говорили так.

— Вы как бы сбиваетесь с одной темы на другую, вас заносит и вы не можете остановить свою речь. Как бы какая-то неведомая сила несёт вас и вы говорите и говорите… Не так ли?

— Вот-вот. С одной темы на другую прыгаешь, постоянно, что себя не поймешь… Вот, понесет, и говоришь, говоришь. Болтать могу, черт знает сколько. Это потому что не курю, не пью я …

(Мой на протяжении всего сеанса почему-то будет повторять эту мысль).

— Вам интересно общаться, правильно? Вы же получаете удовольствие от общения? Ну и голова и сердце не болят после этого. Пользы больше. Чтоб только ненавязчивый был для людей, чтоб не надоедал и чтоб людям плохо после этого не было, а то бывали случаи, когда, прям, прогоняли и пинали, и по башке давали, ну когда молодой то был… Колотили, болтаешь, надоедал, как черт ты… Такой черт говорливый, не знает, что делает.

(На протяжении своей психологической практики мне чаще всего приходилось сталкиваться с проблемой аутизма и другими, при которых, наоборот, пациенты страдали патологическим молчанием и нежеланием говорить. Перед нами налицо случай спикомании или вербаломании, при которой психическое состояние личности патологическим образом зависит от дозы говорения, причём доза эта по времени порой в десятки раз превышает оптимальную психотерапевтическую дозу говорения. Анализ показал, что дефицит этой дозы говорения приводил моего пациента к невротическим беспокойствам и головным болям, но стоило ему отговорить пару часов, как ему становилось легче).

— Вот, сейчас вы улыбаетесь, даже слезы появились. А о чем эти слёзы?

— Ну, пошли. Когда смеяться начинаешь, слезы выступают. Такой я говорливый чертенок, которого прогоняют некоторые… И пинают, и ругаются матом, и под зад дают, и по башке. И избить могут.

— Получается, что вы иногда не чувствуете, что пора сматывать удочки в беседе. Заносит.

— Сейчас уже больше чувствую. Много били. Побьют, но этого хватает не надолго. Учишься контролировать. Да, больше чувствовать стал, да.

(Несмотря на психокоррекцию «пинками жизни», мой пациент всё-таки страдает спикоманией. Возникает вопрос: неужто эти страдания имеют чисто социально-психологический характер, то есть страдания от возмездия лиц, которые не выносят болтовни моего пациента. Позднее мы узнаем в чём заключаются страдания моего пациента.).

Раньше в деревне жили, работали в колхозе все время, ну и все было, все хватало, а сейчас болтать не будешь, надо все быстро делать. Например, какой-нибудь человек попросил тебя привести ягод, ты не привез, или забыл или заболтался. Самое главное, если я не успею, на следующий день просыпаюсь, день бестолку прошел, ничего не сделал. Зато проболтал с кем-нибудь.

Да, проболтался, забыл, проболтал. Зато настроение хорошее. А ягод нет, зато общение было. Вот мне предложили 150 рублей и я проболтал с женщиной. Была тут одна. Они уже 5 лет приезжают, красивая женщина, красивше никого не бывает. Сама черная, как негр черная, а муж у нее белый, белый, муж очень красивый, ну и вот и что так вот разговаривал, разговаривал, ну и настроение хорошее после этого, надо после этого не думать, если после этого начинаешь думать, что что-то не успел, сразу настроение плохое, голова начинает болеть. А если все непроизвольно идет…настроение хорошее, но только потому, что опять с кем-то разговариваешь.

— Как ваша жена воспринимает ваше чрезмерное увлечение общением?

— Ругает меня, лупит все время, жена у меня высокая. Это я маленькой метр сорок. Ухватом все время меня лупит. Чуть ей что не так скажешь, настроения нет.

— За что она бьет вас больше всего?

— Ну, дурачок, говорит, толку от тебя нет ни хрена … Женщины все время правильно делают, мужчины все неправильно, всегда говорят, так надо делать, все что-то принести, во столько вернуться, не болтаться и не болтать много, много не болтать…

— И всё-таки к вашей болтовне она как относится? По-видимому, из-за неё и бъёт вас?

— Нет за болтовню, наверное, уже не бьёт. Ну, дурачок говорит, и внимания не обращает. А я болтаю все подряд, а и не ей, сам с собой. Сначала интересно было, а сейчас все уже, столько лет, уже надоело все…

— По-видимому вы испытываете хроническую тревожность и некий страх, но не осознаёте источника этого страха.

— Да он есть. Страх выжить есть. Раньше 5 тысяч хватало с 1 апреля до 1 апреля. А сейчас как минимум 15 тысяч надо. Хлеб дороже стал, все дороже. Две недели я ел только одну картошку. Хлеба вообще не было. Только одну картошку, ничего не было. Две недели: утром одну картошку, в обед картошку, вечером картошку. Не хватало. До изменений хватало 5 тысяч на год. А сейчас тысяч 15 надо. Не курю, не пью я. Ничего я не делаю, выживаю. Хлеб я правда много ем, буханку за раз съедаю. А что, есть нечего. Ну кипяток с хлебом все ешь и ешь, с хлебом. Потому что масса чтоб была, ну, все равно голодный ведь. О чем уж там говорить о разнообразии. В советское время все было. И колбаса раньше 2 рубля стоила В город ездили колбасу покупать только на 7 ноября по 3,50. Скотину кормить комбикорма очень дорогие, скотину никто не держит. Мало очень держат в деревнях. И в табун мало сейчас гоняют. Все меньше, и коров мало и молоко сокращается. Поэтому по ягоды хожу, пока лето. Ещё грибы, малина, черника. Вот в 7 встанешь. Раньше я в вставал все время в 3 часа. А потом что-то тяжело стало, начал в 7 часов вставать. Ну что—нибудь постоянно делаешь. Там дрова наколешь, воды принесешь, ну там, чай вскипятишь, плитку поставишь, подметешь там, уберешься, протрешь там влажной тряпкой все. Потом идти нужно, ну поинтересоваться, кто что хочет из отдыхающих. Они говорят, например, привезите нам грибов, килограмма 2. Иду, вот, я потому что места все знаю. Ну, у меня есть местечки… Там есть болота такие специальные. Там вот очень черники много. Чернику заказывают, некоторые ведрами даже. (Говорит почему-то шепотом. Мой пациент вообще о богатых людях всегда говорит шёпотом.) Ведь люди какие же приезжают здесь, частники, богатые вообще. Они говорят, допустим, там, принеси мне не килограмм, а там несколько ведер, ведер 5 там мне привези. Есть люди, которые вообще денег не жалеют, не считают даже. Вот вы мне скажите товарищ психолог откуда у них такие деньги (Опять шёпотом говорит). Зашёл как-то в магазин. Там стоит девушка молоденькая открывает свой кошелёк, а там плотно уложены много-много тысячные купюры. Она в кошельке за так носит сразу тысяч сорок. Вот так. Кто она? Вот скажите мне. Откуда у неё такие деньги. Она ж два слова не может сказать, видно дурёха, никакой профессии нет, а деньгами набиты деньги. Вот после этих реформ вот так и началось появились в нашей деревне всякие такие сикильдявки с плотно набитыми кошельками, а сами ничего не умеют делать. Ну, может одним местом торгует, но на этом-то много не заработаешь. Наши деревенские выходили на трассу и ничего. Не разбогатели. У меня страх перед ними. Конечно, может им папа дал или хахарь какой-нибудь. А папа откуда взял. (Опять начинает говорить шёпотом). Я знаю. Мимо нас проходят трубы с газом рядом с нашей деревней, где Помары. Смотрю я на эти трубы, когда ягоды собираю и понимаю, вот из трубы деньги. А у нас в деревне я так и топлю дровами… Остаётся ягоды собирать. Ну, ведрами я не собираю, ну заказывают они так. А я собираю, сколько я могу. Максимум за день?. Ну, черники я много не собирал. Вот грибов я вот много собирал. Запас денег на зиму нужен. Хлеб покупать, основное ведь питание это хлеб, за счет хлеба и выживаем. Ну, ты уж не говоришь там, что покупаешь там молоко… Это уж естественно, основное питание — это хлеб. Потому что очень много хлеба уходит. Ешь её, и белую буханку, и черную. Каждый день ешь. Вот даже картошку сваришь, а с чем ее есть, одну есть не будешь. Огурец там какой — нибудь там соленый или какое там сало какое — нибудь есть, но это редко. Да все с хлебом надо есть. Раньше там и корову держали. Сейчас нет. И свиней держали…

(И всё-таки, страх выжить, страх нищеты, это не тот страх, который приводит к спикомании, как психологической защиты от источника страха. Можно предположить, что мой пациент инфантилен как ребёнок, у которого всё что в голове, то и на языке, но это не так. Может быть спикомания моего пациента — это защитная реакция в форме желания не дать сказать другому? Почему мой пациент не желает эти предложения просто произносить внутри, не вытаскивая их наружу. Почему необходима эта демонстративность).

Дорого все очень, все очень дорого. Хлеб был 12 копеек, хлеб только покупали, кормили свиней, уток кормили, поросят кормили, корову кормили хлебом. Да, буханку покупали, хлеб сразу в ведро, теплой воды и сразу корове отдаешь. А сейчас, такие цены, просто себе не хватает хлеба. Есть люди, которые всю жизнь с коровой жили, женщины с молодых лет, они уже привыкли. А так, фактически, каждый десятый табун пасёт. Стыдно даже смотреть, почти ничего нету, несколько коров только идут, хотя раньше все поля были только одни коровы, овцы, козы. Запаха говна коровьева в нашей деревни уже нет. Хотя у меня насморк, но чувствую, что нет. А колхозы все разорили, все растащили. Ну, конечно, руководители то хорошо живут. А простые люди, которые работали, они спились, все спились. Он приходит домой, а жена его ругает, говорит, что не зарабатываешь ты денег. Ну, он пошел, выпил, все, много не разговаривает. Вот так все пьют и по всей стране так. До пенсии мне далеко (шепотом).

А будет, мизерная. Есть у меня стаж. Вот Владимир Владимирович Путин как президентом стал, (шепотом) как—будто всем должны давать. Вот 15 тысяч в среднем в год было бы у меня, было бы хорошо.15 тысяч хорошо было бы. Просто на один хлеб мне хватит на весь год. Есть огород. Но налог за землю берут, налог за огород. А сейчас сельскохозяйственная перепись была. Бог ее знает, что надо им. Ну, я рад бы работать, но они говорят, что нужны люди до 35 лет. Ой, ой, остановите меня. Вот сейчас говорю и не могу остановиться. Ударьте мне по голове пожалуйста, чтобы я остановился. Заносит.

(Всё вышесказанное было произнесено весьма быстро. Обычно бывает наоборот, сам психоаналитик прикасается ко лбу пациента, чтобы тот начал говорить всё то, что приходит в голову после прикосновения руки психоаналитика ко лбу пациента. Здесь, наоборот пациент попросил меня, чтобы я приложился к его голове, чтобы он умолк. И я прикоснулся к голове пациента.).

— Уф! (Пациент вздохнул) Легче стало. А то ведь заносит.

— Ну, почему, же, вы ведь так интересно рассказывали. Я не хотел вас останавливать.

— А я чувствую, что заносит. Потому, что ещё немного и вы меня не сможете остановить, даже если ударите посильнее по голове. Говорю же, жена иногда ухватом врежит. И что? А ничего, я опять забалтываюсь до слёз (На глазах моего пациента появились слёзы), а то и до судорог.

(Страдания моего пациента заключаются в сильном возбуждении моторики моего пациента, неконтролируемых психических процессов сродни с автопилотом, в судорогах и чувствовании того, что психика вот-вот не выдержит этого напряжения, которое нарастает, но которое обуздать никак нельзя и мой пациент не может прекратить свою речь. При нормальном функционировании психики личность, как только начинает чувствовать усталость от общения, постепенно закругляется в общении и удаляется. В данном случае у моего пациента отсутствуют тормоза и это приводит к психическому истощению, аналогичному алкогольным запоям. Впрочем в обеих случаях работает один и тот же мозговой центр, связанный с зависимостью.).

— Что действительно бывают судороги?

— Да, но это редко. Сначала хорошо от разговора тепло на душе в первые два часа. Потом на четвёртом часу устаёт лицо (показывает на скулы). Потом я наоборот возбуждаюсь. Теряю контроль, но говорю и говорю. Кто слушает, тот даже уходит, а я могу говорить и говорить. Ухожу в лес. Там говорю. И постепенно успокаиваюсь, но этого хватает до завтра. На следующий день опять беспокойство и головная боль. И я знаю, что снимется она если я опять начну говорить. Я знаю, что нужно вовремя останавливаться. Вот алкаши ведь также. А я пьянствую и летаю в своей болтовне. Норму надо знать. Поэтому, вы уж меня по голове врежьте. Ведь мне это помогает. Пока.

— Почему пока?

— Потому, что я потом могу привыкнуть к вам и меня занесёт. Вот если новенькие собеседники… жертвы мои… бьют вовремя по голове, то это останавливает. Жена ухватом бьёт. Бесполезно. Всё равно болтаю до полусмерти. Я как этот главный болтун России, но мне один отдыхающий сказал, что есть меня покруче какой-то профессор. Вот он болтун. Я не верю этому. Как я таких наверное нет. Нот по телевизору вижу иногда таких, но до меня им далеко.

— Ещё, на ваш взгляд, с чем могут быть связаны ваши страхи?

— Привезешь что-нибудь не так, какая-нибудь цена не такая, ну и могут это… я тебе, мол, ушки то оборву. Один прям хотел отрезать мне уши и взял нож. И отрезал бы. И ничего б ему не было. Я знаю. Что они сейчас могут откупиться. А хотел он мне их отрезать, дескать за то, что я не умею слушать, а лишь говорю и говорю. Вот так вот. И ну это может ночью присниться. Снилось потом это. 5 ведер привести черники, не привезешь, мы тебе ушки оборвем. Один так говорил. Вот такой сон поэтому снится, что я собираю пять вёдер черники и не могу собрать и просыпаюсь от своего крика ночью. Просто они говорят, привези нам ведро таких-то ягод. Так я говорю, я за год не соберу этих ягод. Нет, мы вот сказали, ты столько привези. Ну, естественно за деньги, но чтоб главное привезти, к какому дню и к какому часу. Таких заказчиков из лиц отдыхающих я не люблю.

— Вы как-то сказали, что женщины на вас накидывались.

— И пинали, и с лестницы сбрасывали, и недавно, буквально два дня назад, просили ягод принести, я пришел, открывают, я говорю, разрешите войти, можно, а она на балконе стоит и с такой тоненькой сигареткой выходит. Я начал говорить. Договорился. Устала она и на меня попёрла. На какой хрен, я к ней заходил только. Ну, и сам виноват доболтался. С длинной тонкой сигаретой. Она красивая такая, лицо красивое. Ну, я сразу в соседнюю комнату вошел, выговорился, не могу молчать, ну легче стало. Но она от этого устала. Она чего-то может другого хотела. А потом, через час я иду, и две девушки идут. Она говорит, это я была. Я говорю, вы ради бога меня извините. Ну, она ничё, так башкой крутит туда-сюда. Нафик, я думаю, больше не зайду никогда. Ну и настроение после этого сразу и разговаривать неохота. Некоторых, которые побогаче и на иномарках, я сильно боюсь. Я с одной так говорил и договорился до того, что она меня в машину позвала. А я говорю пойдём лучше на моём велосипеде покатаемся. Теперь я машин шарахаюсь. Я ведь голышом купаюсь. Сам я метр сорок, а в остальном у меня параметры большие. В корень пошёл. Ну, и одна увидела меня. Начала упрашивать. Поэтому, я иномарок боюсь. Как только сажусь туда сразу начинаю задыхаться. А меня потом разыскивали разные женщины из города на иномарках, а я ж в лесу, меня найти там сложно. И хорошо, что так. Лучше по ягоды ходить, чем с ними. Люди другими стали, люди сейчас более жесткими стали. Перерождаются. Жизнь совсем другая была. Все дешево было, все улыбались.

— А у Вас нету такого беспокойства, невроза по поводу выживу я, не выживу… Вот бывает такой страх?

— Конечно, есть. Ну и черт знает, все может произойти ведь. Сейчас какая жизнь, в советское время было какое-то постоянство. Я был уверенный в сегодняшнем дне и рассчитывал на год вперед. А сейчас не знаешь, тут цены прибавят, тут что случится и страх возникает. Приемник включишь там, что только не говорят, у всех происшествия, всякие эти…землетрясения, наводнения, которые никогда в жизни не слушал. Например, в деревне никогда этого люди не знали. Потом дом старый. Деньги нужны. Все время подлатывать надо. Устраивать крышу. Менять там, все чтоб не гнило, все открывать, а в подпол вода протекает. Цемент надо…

— Получается, что когда вы остаётесь один на один с собою, со своим мыслями, то вам становится тяжелее?

— Тяжелее. Голова болит. Я и сам с собой говорю. Вслух я все говорю. Ну, вот денег нету, вот как там жить дальше. Дом устраивать все, с детьми, с женой, что-нибудь говоришь всегда. Один раз такого тоже увидел, оказывается он по телефону так разговаривает, а сам телефон не виден. Я думал, что он такой же дурачок как и я. А сейчас таких болтающих с собой много. Но у них там телефон в ушах. А со стороны такие же как и я чёкнутые болтуны. А, вслух, сам с собой говоришь и смеешься и все. И легче. Скажешь себе и смеешься иногда. Я так себя сам же и развлекаю. А других слушать… почему-то не хочу.

(Именно в этом основа психологической проблемы) Ягоды когда собираешь, тоже разговариваешь сам с собой? Один могу сам себе рассказать анекдот для смеха, который я повторяю постоянно. Сам себе. Ну, потому что не пью, не курю я. Болтушка, коротконожка, коротышка. Вот так меня обзывают мои знакомые. Одна отдыхающая так и сказала откуда такие маленькие лесные гномики взялись? А я говорю здесь всегда был.

Я фактически с 90-х годов постоянно голодал. Постоянно кушать хочется. Особенно зимой. Ну, зимой потому что холодней, питаться нужно в большем количестве, а зимой, вообще, нехрена ничего нету.

(Я почувствовал, что все вышеприведённые страхи являются причинами невротических расстройств моего пациента, но главная причина в том, что мой пациент внутренне одинок. Он ощущает себя кинутым в этом мире и как бы ищет общения с другими, дабы ни на секунду не быть одиноким.).

— Вы чувствуете себя одиноким?

— Ну, конечно. Жена вроде есть, но она далека от меня. Не выслушивает. Меня угнетает, что она меня не слушает, ещё ухватом ударяет.

— А дети у Вас есть?

— Ну, ребятишки то есть. А мать я уже давно схоронил. А дети в городе. Приезжают. Все деньги надо. Ну, туда 100 рублей надо, обратно 100 рублей. Приезжают летом. А зимой некогда, у них свои ребятишки. Не помогают. Сейчас какие запросы. Детей одевать надо, все дорого стоит, в школу надо платить что-нибудь. Какое-нибудь мероприятие, все с родителей спрашивают. У меня-то денег нет и я не переживаю, что не дал. Они за нас не переживают. А я в том и не нуждаюсь. Потому что видимо жизнь сейчас такая, никто ни о ком вообще не переживает. Да, и наплевать тоже.

— Тоже на них наплевать?

— Ну, не в смысле, не то что на них наплевать, а наплевать как-то вот о тех думах, чтоб думать, переживать, как и есть, так и есть. Раньше, буквально переживал, как что случится, а сейчас нет. Я всегда был одинок, ведь ягодник же. В лесу один. Всегда общаться хотел. Сено косишь, опять один. Дома опять один. Да тревога от этого одиночества какая-то. Говоришь с кем-то сразу хорошо, тепло на душе, но на хрен меня заносит-то.

(И всё-таки мой пациент не осознаёт сердцевины и главной психотравмы детства, которая привела его к спикомании. Мой пациент шёл к этому заболеванию так как чрезмерно любил общаться — защищаться от одиночества).

— А я знаю почему вы со мной долго говорите и вас заносит?

— А что тут знать-то… Потому, что говорить хочу. Мне приятно.

— Не только поэтому. Потому, что вы боитесь, что я уйду. У вас страх того, что сейчас резко возьму и уйду и вы поэтому своими речами меня задерживаете, а говорить вам может быть уже не хочется после пяти часов общения. Вы же устали.

— Ну, вы же не уйдёте. Да? Не уйдёте?

(Я оказался прав. Мой пациент почувствовал тревогу. Я не поместил в статье его длительные рассказы, но фрагменты из них представлены. Далее была пауза. В процессе общения мой пациент признался, что когда я двигал руками, то он захотел почему-то спать. Я понял, что мой пациент легко поддаётся гипнозу и рещил его ввести в гипнотическое состояние и поглубже поработать с психотравмами детства).

— Нет. Не уйду. Сейчас я буду считать от одного до десяти и вы после этого почувствуете тяжесть и теплоту, вам захочется спать, но вы не спите и постарайтесь со мной поддерживать общение. Ни в чём стараться не надо. Всё идёт так как надо. Раз, два, три, четыре…

(На четыре мой пациент глубоко вздохнул и я понял, что он находится в трансе. Я постепенно опускался к его детству и через полчаса работы в гипнозе мы нашли ключевую картинку его детства. Это оказалась поляна, на которой его мать оставляла его одного, а сами уходила глубже в лес и кричала ему, а он ей отвечал, показывая, что он на месте. Он на поляне как бы покрикивал маму и она отзывалась и таким образом он успокаивался).

— Вы маленький. Сидите на поляне и ждёте.

(После паузы мой пациент начинает как бы покрикивать).

— Мама, мамочка ты здесь. Не уходи, не уходи (Кричит громче). Мама не уходи (Кричит ещё громче и начинает сильно рыдать). Не уходи… Не уходи…

— Вы не выходите из транса и я продолжаю с вами беседу. Что случилось тогда с вашей матерью?

— Она ушла и так и не пришла на поляну. Так и не пришла. Я кричал на весь лес. (Мой пациент начинает опять рыдать).

— Смотрите. Вон ваша мама идёт. Она вас видит идёт к вам.

— Вижу. Мама, мамочка, милая мамочка (Слёзы радости).

— Мама теперь будет всегда с вами, где бы вы не находились. Вы её всегда будете видеть идущей к вам. Мама всегда будет идти к нам, самая красивая и любимая наша мама, всегда, даже тогда, когда её уже не будет…

Далее мой пациент успокоился и гипнотический сон перешёл в обыкновенный, при котором мой пациент меня уже не слышал. Я дал ему немного выспаться и лишь затем постепенно разбудил его. Мы сидели и долго молчали.

ПАРОДИСТ АЛЕКСАНДР ПЕСКОВ.

При появлении данного моего пациента, я почувствовал с его стороны излучение некоего детства. Передо мной сидел мальчик в пижаме с ромашками, но при этом с седыми волосами.

— В психологии известно, что существует врожденная способность детей подражать и пародировать миру, позволяющая познавать мир…

— Но не случайно же девочки в детстве играют в куклы, потому что они сами то родились только что, но они восприняли маму с ребенком и они тут же, будем говорить так, пародируют, они становятся мамами и тоже с куклами играют как с дочкой. Т. е. это пародия по большому то счету.

— Гениальность — это детское свойство. Чтобы убить гения, надо просто убить в нём ребенка. Так вот получается, что вы — личность, застрявшая на уровне ребенка? Вы ребенок, который играет и пародирует всю жизнь?

— Клоун — это мудрый ребенок. Вот эту мудрость я несу и еще беру от педагога, беру от образа жизни своего, беру от людей, и я, вот, мудрею, мудрею, мудрею, но я остаюсь ребенком, потому что я по профессии клоун.

(Я почувствовал, что между имиджем ребёнка-мальчика, в котором пребывает мой пациент и тем, что он говорит особой пропасти нет.).

— Эта детская способность отражать и подражать миру сохранилась на всю жизнь? И вы ее пронесли и сделали профессией?

— Застоялся.

— Застоялись в мальчиках… И сейчас вы выглядите как мальчик в детской с ромашками пижаме. Эдакий ребенок в пижаме. В вас постоянно присутствует детство.

— Здорово.

(Мой пациент от всей души согласился с моими предположениями.).

— Когда я увидел вас на экране. Я подумал — это же ребенок! Это большой ребенок, но который одновременно учит взрослых. Ну, как обычно, дети же учат взрослых! Дети же обычно перестают учить родителей, потому что сами становятся взрослыми, дурнеют. А вы взяли и застряли в детстве. Уж не поэтому ли вы талантливы в своей профессии?

— Ну, я об этом никогда не думал, но я соглашаюсь с вами.

— Давайте поменяемся местами. По своей профессии вы — психолог. Вы познаете тех, кого пародируете, знаете их как облупленных, знаете их мышление, чувства, привычки, знаете даже настолько, насколько они сами себя не знают. Согласны?

— И я, может быть, еще придумываю…

— Вы еще подсказываете им. Они благодарят за то, что увидели нечто, что в себе не замечали?

— Не случайно многие актеры со мной советуются. У меня был случай с Ириной Аллегровой. Мы с ней 4 часа проговорили о проблемах жизни нашей. Т. е. она рассказала мне о свое личной жизни, я о своей. Посоветовались друг с другом. Я ей советовал что-то, как поступить себе в жизни. А в это время шёл праздничный вечер.

— При создании пародии на Ирину Аллегровой вы вошли в её роль. Вам уютно в ней было? Вы почувствовали ее проблему?

— А как по другому, а как по другому. Я бы не сыграл, если б я не чувствовал.

— Вы почувствовали ее проблему. Каково ей?

— Вот меня спрашивают…Я никогда не скажу вам, потому что это личное, ее судьба. Но коль меня впустили туда… На меня это естественно повлияло. Я, выходя на сцену, мироощущаю и с ее точки зрения выход на сцену. Поэтому я могу настолько вжиться в этот образ.

(Так и не впустит, но мы попытаемся понять, что чувствовал наш пациент при восприятии мироощущения своих героев.).

— Вы меня не пустите внутрь к Ирине Аллегровой, но я знаю, что в ее движениях эта проблема — как вершина айсберга содержится.

— Естественно, естественно. Как и в Лолите, как и в и в Валерии. Ну и поэтому они все разнообразные. Поэтому в этом есть интерес работы над образом.

— И всё-таки, каково ей. Каково носить ношу тех, которых вы играете?

— Это вызывает во мне интерес образа.

— Какие чувства у вас вызывало знакомство с их внутренним мироощущением. Соболезнование? Или наоборот?

— Я не могу этого сказать. Ну, потому что это наше личное.

(Мой пациент немного огорчился, но продолжает излучать интерес к нашему диалогу.).

— Вы до конца их, как бы, познали?

— Я выхожу на сцену в образе Ирины Аллегровой и пусть зритель думает какая она, почему, почему я такой.

— Хорошо. А благодаря познанию мироощущения Ирины Аллегровой, вы для себя что-нибудь почерпнули?

— Да, да. Было, было и не только ее образ и Аллы Борисовны и других.

— Какая подсказка была?

— У Аллегровой, очень, очень просто все. Надо быть очень сильным человеком и все.

(Мужчина, застрявшему в детстве и пребывающему образе мальчика сила никогда не помешает.).

Нет, она мне не подсказала, а я просто ее так воспринял.

— А Алла Пугачева?

— Надо быть очень, наверно, смелым. Леонтьев. Надо быть пахарем. Басков (с м е х) Надо быть любимым, надо уметь быть любимым. Спросите, а что мне принес образ Пиаф? А?

Образ Пиаф мне принес в жизни крылья, маленький воробушек, как ее называли, воробушком, да, вот она была на столько с огромными, огромными крыльями, женщина по жизни…

(Ниже в процессе психоанализа мы выясним, что мой пациент также пребывает в роли некоей птицы белой окраски. Но какой?).

Вот и была внутренне очень, на мой взгляд, я ее не знал лично, на мой взгляд она была не воробушком. Она была, наверно, орлицей, которая умела за счет своего искусства, голосового внутреннего мира своего, подачи песен, всего материала за ее всю жизнь, она могла быть великой. Она не была воробушком, она с виду воробушком была, была орлицей. И она даже в последние годы своей судьбы, личностной, выйдя замуж, она же все равно, будем так говорить, маленького орленка на груди пригрела, будем так говорить, да. Т. е. она влюбилась и полюбила и жила, и уходя из жизни… ведь ее последний супруг был на много, много моложе, так ведь?

(Анализ интонаций показал, что мой пациент частично отождествляет свою жизнь и своё мироощущение по схеме, которую почерпнул из своего видения Пиаф.).

— Продолжим экскурс во внутренний мир ваших героев…

— Далида — это женственность. Джулия Эидрюс — это высший пилотаж актрисы.

— А Кобзон?

— У меня нет в репертуаре Кобзона и мы с ним просто дружим, по жизни. (с м е е т с я).

Я считаю, что переплюнуть актерскую работу Володи Винокура Я не смогу.

Эдита Пьеха — это, на мой взгляд, это просто высший пилотаж… высший пилотаж в моем понятии. Вот я и говорю, высший пилотаж — понять женщину. Она своим творчеством, внутренним состоянием, мироощущением…Я после Пьехи стал больше и глубже понимать женщин. Потому что это, это просто настолько женственность играет в ней всю жизнь, она на столько, она настоящая женщина. Как Я воспринимаю женщин. Вот это, это вот образец, какая должна быть женщина внешне. В своем внутреннем, опять же, мироощущении. Зыкина Людмила Георгиевна очень сильный человек, она безумно красива своей душой… Вот я бы сказал, что Зыкина мне дала душу, потому что т. к. она в репертуаре в своем за всю жизнь пела и исполняла произведения песенные, Я считаю, что только с такой душой человек может быть так любим русской публике.

(Мой пациент весьма восхищается женской природой, имея к ней не просто мужское любопытство, а нечто большее.).

— Вы перечислили всё то, что они вам, а чтобы вы у них не взяли?

— Я не буду называть имя актрисы, если можно, которая в моем репертуаре находится.

Я не взял бы её поведение за кулисами при своих коллегах. Я никогда таким не буду. Мне было безумно обидно, когда стоят именитые актеры прошла, как принято говорить, звезда эстрады, сегодня она очень популярна и не поздоровавшись ни с кем и проигнорировать внимание людей, которые как бы к ней хотели выразить свое приятие, что ее увидели, она всех обсмотрела, как будто ей все должны были. Я бы не хотел этого брать. Потому что я считаю, что особенно при коллегах уважение и почетание, самое важное. Она есть в моем репертуаре.

(Анализ показал, что мой пациент весьма болезненно реагирует на неадекватное восприятие своей значительной персоны со стороны не только коллег, но и обывателей.).

— И вы её конечно «проПЕСКОВчили» на сцене? Не так ли.

— А вот и не так. Я не показываю этого на сцене. Я никогда не показал бы. Я даже когда это увидел, Я хотел это имя убрать из своего репертуара. Мне это не понравилось.

— И тем ни менее вы довольно-таки эффективный психолог. Вы в гипертрофированной форме, выделяя некоторые признаки, даёте подсказку своим героям.

— Да. Например, Агузарова. Номер, например, классический, ну вот, который 18 лет играется и будет играться. Но это не Агузарова. Агузарова так себя никогда не ведет, как Я себя веду на сцене. Настолько ярко. Она то такая яркая сама по себе… Я внес в ее образ элемент клоунады, который подчеркивают зрители. Она девушка с великим вкусом внутренним. У нее вкус есть, то что вам образ ее, и как ее воспринимают другие, это зрители, Я имею ввиду, это эпотажность, это яркость, она такая внутренняя и им, кто не сможет перешибить. Потому что она сильная в этом, она умеет так быть сильной. Я уж не говорю о великолепном голосе.

— Благодаря ей вы стали смелее, решительней.

— Я стал более комичен, я бы так сказал, как клоун. Да, более комичен и в этом моя сила.

— Вы, видимо, порой обнаруживаете у своих персонажей некие дефекты и продолжаете диалог с этими недостатками через свою пародию с ними.

— Нет, это не дефекты и не недостатки. Есть такое понятие, кто-то рисует карикатуру из художников, а кто-то рисует дружеский шарж. Понимаете, Я не дефекты обнаруживаю, Я нашел скромность, за что можно зацепиться с юмором, за какую-то черту. Но это ни недостаток. Кто сказал, что это недостаток? Это черта, которая присуща данному образу. Я его просто обнажил.

(Мой пациент продолжает лавировать в режиме психологической корректности, дабы не обидеть кого-либо своими высказываниями.).

— И, тем не менее, вы своим героям что-то говорите, что-то внушаете, чтобы они обратили на это внимание?

— Стоит Лайма Вайкуле. Смотрит в зеркало, и что-то там делает. Я захожу и говорю: «Лаймочка, привет дорогая моя». Целую ее, мы целуемся, Я говорю: «А че ты делаешь? Она говорит: «Сань, у меня не получается с губами как у тебя». (с м е х) И стоит обижается так сама на себя, такая. Вот в этом есть юмор в наших отношениях. Она, вот, танцует, напевает, знаете, это присуще только ей.

— Получается, что вы ушли дальше её самой.

— Она так, а я сделал так. (С удовольствием, смакуя, показывает гримасу Лаймы Вайкуле.).

— Получается, что Вы…

— Я комик. Это лицедейство, это лицедейство, это скоморохи, это петрушки. Мы все связаны с Богом. Я иду по грани лезвия ножа. Я не могу ни туда, ни сюда. Я должен идти только по прямой. Потому что я сам обожаю этих людей, этих артистов.

— Расскажите об образе Лолиты. Что вы от него взяли?

— Это мудрость, это смелость, это эпатажность и т. д. Вот она в себе очень многие черты в совокупности своей выдает для меня. Потому что, Я считаю, что это действительно очень трудно быть сильной женщиной.

— Вы познав её ношу посочувствовали ей?

— Я не могу к сожалению может вашему, рассказать о тех чувствах, которые Я раскрыл, узнав Лолиту и ощутив ее. Я не могу выдать женский секрет. Потому что они доверяли мне в своем мнении и я не могу это сделать, понимаете. Я честен, как мужчина перед ними.

— Но для себя Вы всё-таки от неё что-то взяли…Что именно?

— А для себя… Конечно, а как по-другому. Это мне и помогает быть на сцене.

(И всё таки не сказал что именно взял от Лолиты?).

— Расскажите какие-либо ваши сновидения.

— Ехала машина по краю пропасти. Отец был мой. А в машине сидела бабушка, мама, моя тетя Валя, и мы ехали по краю пропасти. Я папе говорю… Была такая узенькая-узенькая тропиночка, а там была бездна. Я говорю: «Папа, веди машину аккуратненько». «Да! Сын!» И вижу, машина падает. Падает в этот обрыв. Самое любопытное, машина то тяжелей человеческих тел, но она летит почему-то одна из последних. А Я лечу и вижу как летит, там, дед, машина, там летит отец, потом бабушка летит, потом не скажу кто летит. Вот так эти люди и ушли из жизни. И к сожалению даже, моему сожалению, к сожалению моей мамы, почему-то даже благодаря каким-то вещам, там жизненным, случаю, когда отец, после этого сна, ушел из семьи, и мы остались с мамой одни, Я был все таки взрослый человек, мне было уже 23 года, 24. И тем ни менее, он ушел из семьи. И слава Богу, что он все остальные годы после 83 года своей смерти он, слава тебе Господи, он влюбиться еще сумел.

(Это вещий сон — сон предчувствие, как высшая форма интуиции. У моего пациента было предчувствие того, что родители расходятся.).

— Давайте попробуем проанализировать сновидение, которое вам не понятно.

— Есть такой. Огромная-огромная площадь. До горизонта, которые человеческие тела стоят на коленочках… вот все вот так по горизонту, а по центру стоит совершенно сумасшедшей красоты церковь зеленого цвета. Я, тоже, стою на корточках. И я смотрю на всех, кругом грохот какой-то огромный и двери раскрываются и все падают грудью, все преклоняются. А я один смотрю, вот так вот спины, спины до горизонта и мне так любопытно, все преклоняются… и я думаю, кто ж выйдет-то, должен выйти. А двери из кто-то должен выйти и Я жду этого, смотрю на людей которые взяли… и приклонялись. И выходит совершенно безобразная, розового цвета, вот такого, вот такое лицо розовое… небольшая женщина, очень плотная такая по фигуре не большая маленького ростика, вся одежда тоже в золоте и в изумруде. Я оторопел и она смотрит на меня. Говорит: «Кто меня звал?» Я просто не знаю что это было…

(Согласно психоанализу, все элементы сна, это части психики моего пациента. Поэтому в дальнейшем попытаемся разобраться, какой элемент, какие чувства вызывает каждый элемент сна моего пациента.).

— Вот эта молящаяся толпа, если ее потрогать вот так, какие чувства она вызывает? Надо войти в сон и вспомнить какое чувство она вызывает.

— Приятное она вызывает.

— Приятное, вы на нее посмотрели и вам стало приятно.

— А почему вы не подумали, что это зрители, которые молятся на мое искусство. А я в восторге от этого.

(Может это манипуляция со стороны моего пациента? Ведь были пациенты, которые выдумывали себе сны, дабы предстать в благовидной форме. Как показал дальнейший анализ это к моему пациенту никакого отношения не имеет.).

— А вот мы и продолжаем.

— Дай Бог, чтобы это было. А этот горизонт, тела…

— А это чувство сродни с теми чувствами, которые у Вас вызывают зрители наяву. Т. е. это часть Вас. Это по сути дела хроническое чувство, которое преследует Вас каждый день.

— Я решил, Я решил, что это мои зрители.

— Хорошо. Понятно. Теперь дальше. Вы там, себя со стороны видите или Вы смотрите.

— Я себя не видел. Но я видел все вокруг, но Я понимал, как я при этом присутствую. Как, как бы Я мог посмотреть, там кто-то, камера на меня пошла и посмотрел бы на горизонте этих спин и увидел как бы с каким лицом я смотрел, но себя Я не видел.

— Теперь дальше. Вот стоит церковь, причем необыкновенная. Она нетрадиционная? Обычная?

— Нет, обычная.

— Не является ли она каким-нибудь гибридом, может быть это не церковь, а дом какой-нибудь?

— Нет. Церковь, только это такая маленькая, она и не часовня, но по больше часовни.

— Церковь — это тоже часть Вас. Церковь — это часть Вашей психики. Тоже ее потрогаем сейчас. Что это, какое чувство вызывала церковь, вспомните.

— Малахитовая шкатулка… точно малахитовая шкатулка. Из сказки.

— Чувство малахитовой шкатулки — это тоже хроническое чувство вашей жизни. А еще давайте попробуем ее, синоним какой-нибудь подберем. Чувство малахитовой шкатулки… это моё…

— Ну змеевик, знаете, камень такой, вот, ну малахит, змеевик, вот они с родни где-то.

Мне кажется это чувство красоты. Потому что мне нравится эта церковь. И плюс золото, которое сияло на солнце очень, было очень солнечно. Я вообще люблю золото (с м е е т с я). Оно сияет на солнце.

— Но потом, самое интересное, дальше идет чувство ожидания от этого чувства. Вы что-то ждете.

— Кто выйдет.

— Вы на эту красоту смотрите и ждете, что это чувство красоты преподнесет мне.

— Я ждал, кто же выйдет.

— Вы ждали: с чувством страха?

— Ну, любопытство, скорей всего. Потому что я был в шоке, потому что это был шок, потому что просто, когда на ниц вот эти миллионы, миллионы людей пали, Я же понимал, что они чего-то ждут. А мне было любопытно увидеть это, чего они ждут.

— Все то упали, а вы то нет.

— А я нет.

— Это чувство зрителя, это Ваше чувство опять. Это Ваш мир, Вы же тоже зритель.

— Да.

— Вы одновременно хотите и видеть тех, кто чувствует вас, и одновременно, и там находиться с ними. Это такая как бы двойственность. Мне тоже хочется поклониться, может быть, да… хочется поклониться, убежать от суеты, но не дают. Работать надо.

— Да, Я хотел наклониться, мне любопытно, что там. Я наблюдал. Причем этому сну очень много лет. Он у меня из головы не выходит.

— Одним словом, Я даю людям красоту, даю им наслаждаться, а мне то не перепадает. Я сейчас в дефиците этой красоты.

— Не знаю. Я об этом не думал тогда. Мне было очень любопытно, кто же все таки выйдет.

— Я то работаю над ней, даю красоту другим, а сам то я…

— Нет, нет, Я об этом не думал.

— Дальше, выходит женщина. Толстая, маленькая, розового цвета. Какие чувства она вызывает?

— Омерзение. Мне она была очень не приятна. Голос у нее был канонадский, знаете как канонада, когда Катюши били, вот, фашистов…

— Это часть Вашей психики, которая связана с чувством омерзения, которое бывает у Вас наяву. Чувство отторжения какой-то части, себя, которую Вы, может быть, в себе не приемлите. Есть такой архетип. Мы всегда ненавидим в других то, что в себе ненавидим, не понимая. Может быть внутри в вас есть какая-то такая составляющая, которую вы как бы отторгаете…

— У неё очень красивый костюм (с м е е т с я).

— Одним словом, это сон вашей проблемы. Первое противоречие — вас и зрителей, т. е. вы все таки одновременно хотите и быть там, и одновременно хотите смотреть, как они там вне зрителя. Это конфликт Вашего внутреннего зрителя с Вашим внутренним актером. Вы его так и не решили, он как бы подвешен. Вам просто хочется иногда быть зрителем.

— Кстати, кстати. В жизни я очень люблю ходить на концерты своих исполнителей. И вы знаете о чем я думаю, сидя в зале?.. Как хорошо, что мне не надо идти на сцену. Ой, как хорошо в зале. Да вы правы.

(Дальнейший анализ показал, что это сновидение о постоянном, хроническом ожидании моего пациента, ожидании седым мальчиком своей мечты. Церковь во сне это ожидание, но ожидание разочарования. Мой пациент по жизни пребывает в образе о необычного мальчика — птицы, он белая ворона или белый воронёнок. Потому и имидж мой пациент имеет необычный с причёской белого цвета. Вообще белый цвет — любимый цвет моего пациента, как цвет чистоты, цвет необычности, беловоронности, детскости на которой взрослые рисуют нечто, благодаря чему ребёнок теряет чистоту. Во сне мой пациент отличается от всех, поэтому все кланятся, а он нет, так как он белая ворона. Но за это моему пациенту постоянно приходится страдать от людей, которые у него вызывают чувство омерзения. Таким образом, во сне отражена главная линия переживаний моего пациента наяву. Ожидание прекрасного в силу своего неординарного восприятия мира и страдание за то, что некоторым людям это неугодно.).

— У вас есть уникальная черта видеть других. Большинство то смотрит себя. Зачем на других смотреть? На меня смотрите! Большинство под себя гребут, смотрят только на себя, а к другим ходят для галочки.

— Нет.

— Вы нет. Вот пригласили, пойду уж, посижу, поздороваюсь там за кулисами. Вот это вот первый конфликт. А второй конфликт все-таки, чувство омерзения. Но есть какая-то часть себя, которую вы отторгаете.

— Я могу сказать, что я отторгаю.

— Что?

— Неприятие людей, какие они есть. Вот Я считаю, что человек имеет право быть таким какой он есть на этой Земле. Но меня бесит, но меня убивает, это когда люди имеют право осуждать за то, что они не имеют права. Человек родился на Земле, он имеет право жить, как ему хочется. Естественно не убивать там и т. д…. По сути человеческой, но к сожалению это испокон веков было… Но вот, когда человек не такой как все… помните у Леонтьева была такая песня?.. «Белая ворона». Вот меня убивает черное воронье, которые не воспринимают белую ворону. Они не хотят быть к белой вороне ближе, только потому что их масса… их устраивает эта жизнь.

(Всё вышесказанное согласуется со сновидением. Во сне он белая ворона. Чувство омерзения у него вызывают те, кто негативно воспринимает его, не принимая его беловоронное, неординарное восприятие мира.).

А вот яркости они не хотят. И когда это воронье, как в той песне поется, начинают клевать, а масса то их больше… но Я всегда буду на стороне белой вороны.

(Мой пациент называет себя белой вороной, а не белым вороном).

— Вы часто, будучи мужчиной, входите в женские психические структуры и там, может быть, находите нечто, что Ваше сознание не справляется и загоняет его в подсознание. Вам приходится это воспринимать. Вы же необыкновенный человек. Вы познаете нечто, что обыватель познать не может.

— Нет, ну среди женщин бывают хорошие люди (с м е е т с я).

— Были ли у вас в детстве психические конфликты, вызванные поступками взрослых?

— У меня был директор школы, не буду называть его имя, потому что прочитает наверняка в родном городе, не хочу называть его имя, кто знает и помнит его. Я никогда не желал ему плохого, но тем ни менее, у нас была антипатия, может быть, наоборот, с симпатией ко мне относился, но из-за каких-то его мыслей он меня гнобил, т. е. допустим, к примеру, он приходил почему-то, только когда Я сдавал экзамены в 10 классе, только на меня, он приходил и сидел в комиссии, специально принимал и задавал вопросы, что бы меня погубить. Т. е. Я сдал аттестат, Я сдал 10 класс на двойки.

— У вас возник страх, что есть такие, я бы сказал назойливые…

— Специально приходящие…

— Специально приходящие люди, которые могут, и они могут находиться и сейчас в этой жизни.

— Конечно. Они…

— Хотя их и нет, а вы до сих пор находитесь в страхе и ожидании этих людей?

— Но Я не хочу, что б они были, они не могут без меня…Я все таки сдал, худо-бедно, но тройки мне все таки поставили в аттестат и Я поехал, поступил в цирковое училище. Когда я вернулся с поступления в московское цирковое училище, все знали о моей мечте, в школе, все знали, в городе все знали и Я все таки поступил, Я иду по тротуару, и возле школы стоят мои учителя, которые мне преподавали и стоит этот директор. Он первый подбежал ко мне, он бежал на меня, тянув руку мне, и говорил: «Я горжусь тобой!» А Я ему не подал руку. Я сказал: «Извините. Я Вас не знаю». Но Я вас знаю, поэтому Я Вас не знаю.

— Но после этого очищение произошло ли, легче стало?

— Я его простил. Я ему доказал, что он был не прав.

— Но тени таких людей существуют и до сих пор и преследуют вас не так ли?

— Я даже знаю их телефон. Лишь бы их не было рядом. Но они тянутся.

(Я начинаю подозревать наличие наязчивого психического состояния в моём пациенте. Но так ли это?).

— А может быть это невроз навязчивого состояния?

— Нет, Я знаю, они есть.

— С вашей то способностью сопереживать, быть таким дружелюбным так переживать…

— А плохие люди тянутся к хорошему, потому что у них этого нет, а им это не достаточно, им нужно это, они должны вредить там, где хорошо. Они должны вредить там, что бы всем было плохо, не только у них. Они же понимают, что они ущербные. Но они должны кому-то сделать плохо и они тянутся к добру. А Я не хочу их подпускать, они бесятся от этого.

(Мой пациент о чём-то задумался.).

— Где вы сейчас только что были?

— Да… Я сейчас переживаю о концертной программе в театре Оперетты композитора Володи Евзерова, которого все очень любят, но ни кто, почти, не знает его в лицо. Я являюсь режиссёром этой программы.

— Вы чувствуете ответственность. А ответственность — это чувство страха подвести другого…

— Страха, нет никакого. Это волнение, которое касается любого артиста, который выходит на сцену. Я бы не сказал, что это какой-то страх, но я знаю, что все равно все получится. Вот тут кругом коллеги, кругом друзья, шикарные репертуары композитора, шикарные исполнители.

— А мне всегда казалось, что многие артисты только себя двигают?

— Нет. Ну, это Вы зря. Дело в том, что я — Александр — это защитник людей. Поэтому Я несу этот крест на себе, и буду нести, а по-другому быть не может. Далеко ходить не надо. Прошел третьего числа мой спектакль по телевидению, да на НТВ, вот и мне Филипп звонит из Америки и говорит: «А мне Борис безумно понравились твои платья. Сделай, это я сейчас секрет открою, даже если она прочитает, но это уже делается, говорит. Сделай ей подарок на день рождение. Сделай платье красивое, как бы ты бы хотел, мечтал, понимаете. И пусть вот она получит этот подарок. Я говорю: «Я стесняюсь, Я на Новый год хотел это сделать, вот, но вот мы уже работаем над платьем Пугачевой, она об этом не знает. Ей в офис пришло платье на день рождение.

— У вас развита способность чувствовать другого, сочувствовать, переживать, входить в его состояние, чувствовать единение с ним. Потому вы пародист? Его величество жест намного сильнее всякой болтовни? Не так ли?

— Конечно. В нашей профессии без этого невозможно. Я считаю, что этой профессии научить нельзя. То, что я избрал. У меня спрашивают всегда: «А где Песков, вообще?».

— А я бы так не спросил бы…

— Я сказал. Куда вы смотрели, там был только Песков. Это дар Божий. Это, наверно, мама с папой и режиссеры, это Боги, наверно, которые сами того не понимая, не обиженного талантом молодого человека превратили в то, что вы видите. Я больше театральный актер-клоун, и вот этот синтез разных жанров, видов искусства, пантомимы, хореографии, вокала, умение чувствовать себя на сцене. Вот в той оболочке Песковской, да, какой он из себя, т. е. чутье тела и т. д. Вот это помогает быть Песковым. И все, что за восемнадцать лет, а у меня сегодня девяносто образов, это везде Песков.

— Что же вызывает в вас желание пародировать?

— Первая моя женская роль была — роль Бабы Яги. Первая мужская роль 36-летнего прапорщика. Я игрок, актер. Я должен это играть, потому что Я так родился.

Если бы мне сегодня предложили в кино сыграть Царевича Алексея, Я просто бы побежал, бросив все пародии. Потому что это мне лю-бо-пыт-но. Мне это ин-те-рес-но. Мне это хочется играть.

— По-видимому, Ваш успех заключается в том, что Вы не впадаете в роль взрослого — злого, суетливого человека… Вы вечный мальчик.

— Мой успех зависит, во-первых от успеха моих артистов, от того, что они дают, а я беру от них. Как пиявка, всасываю как они себя мироощущают, я это чувствую, и я от всех взял самое сильное. Я всю жизнь сам плачу за все. Я ни в какие структуры не влезал, слава Богу. Я никому, ни чего не должен. И поэтому мне очень легко.

— А некоторые умудряются, используя актерский гипноз дружить с финансовыми структурами, пролитиками…

— Нет, Я стесняюсь. Не, не, не. Я не умею этого. Я стесняюсь.

— Вы знаете, у нас есть предприимчивые актеры.

— Конечно. Я стесняюсь. Я стесняюсь знакомиться с нужными людьми. Я стесняюсь, а они, может быть, стесняются меня, подойти и спросить что-либо. Может быть я и рассмотрел какое-нибудь предложение, но может быть кто-то считает ниже достоинства своего, познакомиться с Песковым. Такие тоже люди есть, согласитесь.

— Как бы мы не находились в настоящем, мы всегда находимся в диалоге с детством и с прошлым. А вы не просто вспоминаете, вы так и остались в детстве? Не так ли?

— А Я этим и живу.

— С кем вы все время в диалоге из детства.

— С детством. С годика, когда меня оставили родители, ушли в кинотеатр, а мне был годик. Я помню до мелочей и Я маме потом это рассказывал…

— Отец что говорит чаще?

— Ну, он всегда обращался ко мне «Сын». Дашка, моя двадцатиоднолетняя дочь. Дашка у меня администратор (с м е е т с я). Она у нас общается с общественностью.

Она знала дедушку. Я не хочу его подвести, его веру подвести в меня. И я каждый раз оправдываю. Он хотел, чтобы я стал артистом. У меня, к счастью есть еще один человек в моей жизни, перед которым Я не могу лгать на сцене, будем так говорить и для меня это как бы жизненная ситуация, которую я не могу ни в коем случае, как бы, предать. Вот у меня есть отец, перед которым Я доказываю его желания, что бы Я был артистом, постоянно доказываю. Я хочу доказать, что отец прав был. Я хочу его веру, даже тогда, когда он на том свете, доказывать, что он абсолютно был прав, что Я должен быть артистом. А мама была против, но сегодня она сидит в зрительном зале и плачет от счастья. Что ее сына любят во всей стране и за рубежом.

Психоанализ показал, что в моём пациенте постоянно преобладала защита регрессией — это возвращение к свойственным более раннему возрасту методам психического функционирования с целью избежания конфликтов, переживаемых на более поздней стадии развития личности.

Сначала мне казалось, что имеет место симуляция со стороны моего пациента в эдакого большого, но мудрого и доброго ребёнка, но, услышав его задорный детский смех, я понял, что заблуждаюсь. Внутренний ребёнок, которого носит внутри себя мой пациент, испытывает постоянное давление со стороны его взрослой составляющей психики (отсюда невротичность), но ребёнок всё-таки всегда побеждает. Мой пациент постоянно живёт в ожидании прекрасного, ожидании свободы, но этому всегда мешают некие сковывающие его силы, которые не желают воспринимать то, какой он есть. Эти, ограничивающие в свободе и в полёте детства, силы вызывают сильное раздражение и омерзение моего пациента.

ТЕЛЕВЕДУЩИЙ МИХАИЛ БОРИСОВ.

— Мы всегда находимся в плену и диалоге прошлых событий и психических травм. Поэтому попробуем поработать в режиме свободного ассоциирования, то есть говорить то, что приходит преимущественно в голову из прошлого.

(Пауза и глубокий вздох воспоминаний моего пациента и мне показалось, что глаза моего пациента немного прослезились.).

— Моя супруга умерла во время родов. Это не просто психическая травма… разве словами это можно как-то выразить.

(И действительно не всё можно выразить словами. Именно в этом заключается одна из причин психических расстройств, то есть в неспособности психики переварить и выразить свалившуюся беду, а психотерапия создаёт условия для этого выражения.).

Сын остался у меня на руках. Я воспитываю его один. Конечно, я беспокоюсь за него в два раза больше.

— Психическая травма была сильной… ведь она была вашей любимой женщиной. Видимо, она к вам приходит во сне, у вас постоянно происходит диалог с ней.

— Ну, не постоянно.

— Этот диалог с супругой во сне о чем?

— Мне очень редко снятся сны.

(Защита дезориентацией.).

— По-видимому, вы до сих пор так и не выразили внутри для себя произошедшее, блокируясь, отвлекаясь от того, что произошло творчеством, воспитанием сына. А напряжение всё равно давит из прошлого. Не защищайтесь обратным чувством, выражайтесь, а если и нужно выплачьтесь.

— Когда ты смотришь с вершины назад, так и кажется. Нет, это был перелом. Надо было кормить ребенка, работать, двигаться.

— Вы ощутили ответственность за ребенка. Сделали выбор в его сторону, а не в формирование своей творческой судьбы как актёра. Не так ли?

— Да. Для меня ребёнок был первостепенным.

— Итак, мы продолжаем путешествие в прошлое. Что ещё приходит в голову.

— Вот я маленький. Я был домашним ребенком и никогда никуда не выезжал. Мне 13 лет. Меня отправили в театр в Анапу, на море. Меня так трясло, что я уезжаю далеко от дома и когда я уснул в поезде. Потом мне приснился сон, что мы едем и началась война, пионерский лагерь, я один шел домой пешком, я очень боялся, было страшно.

(Это весьма невротичное сновидение действительно домашнего и весьма опекаемого ребёнка. Это опёку мой пациент в дальнейшем организует и своему сыну.).

— Вы до сих пор находитесь в мысленном диалоге с матерью, с отцом? Их голос колдует вами до сих пор?

— Ну, я очень часто с отцом общаюсь мысленно. Более того, мне кажется я на него похож, и что мой сын это я, а я это мой отец.

(Мой пациент в своём сыне узнаёт себя, а в своём отношении к сыну своего отца, то есть мой пациент рефлексируя, успевает побывать как в роли отца, то есть подражая ему, так и в роли сына, узнавая себя в сыне, на основании прошлых воспоминаний детства.).

— Вы сейчас как бы находитесь в диалоге с самим собой, одновременно обращаясь к себе и как к сыну и как к отцу. Это очень интересно.

— То, что я не понимал раньше во взаимоотношениях с отцом, сейчас я это понимаю. Вообще, я часто в своих мыслях отправляюсь назад.

— Именно этим мы и продолжаем с вами сейчас заниматься. Благодаря каким комплексам детства вы выбрали профессию актёра?

— Нет, мне просто это легче всего давалось. На меня очень много обращали внимание. Я с 11 лет снимался на телевидении. Ко мне подошел дядя и спросил, не хочу ли я сниматься. Я сказал, хочу. У меня даже фотографии сохранились. Я играл в телевизионных спектаклях, лет до 15, потом студенты театрального училища нас вытеснили. Раньше был центральный канал, который выпускал спектакли для детей, я в них играл. Я где то в 64-м году закончил сниматься, а в 68-м, через 4 года, будучи студентом Московского университета, в котором я учился сначала, я попал в КВН, и в 69-м мы были чемпионами Москвы и чемпионами СССР.

(Мой пациент вошёл в свою профессию не благодаря комплексам, ситуации, которая лишь выявила его способности.).

— Оставим в покое ваши прошлые переживания. Чем вы сейчас наполнены, чем обеспокоены?

— Я обеспокоен состоянием театральной системы. Театр находится в кризисном положении, стимулы утрачены, актеры не заинтересованы работой в театре, он сковывает возможности съемок в сериалах, рекламе. С другой стороны, корпоративная работа в театре мало дает, потому что играя очень хорошо в театре, а по телевидению себя не покажешь, а сыграв в дешевом сериале, он может быть прославлен в четыре дня, а в театре можно работать десять лет, и о тебе никто не узнает. Сама по себе московская театральная элита устарела, а молодежь, которую надо выпускать на сцену не всегда себя проявляет в профессиональном уровне. Наша школа и Щукинская построена на отношении автора как к глубокому предмету, цель- открытие автора. Я очень переживаю за это.

(Сработал архетип тени. То есть, как бы мой пациент не говорил о других — он прежде говорит о себе, о других через себя. Таким образом, по-видимому всё вышесказанное имеет прямое отношение к моему пациенту, как носителю причин такого состояния театра.).

— Вы как бы испытываете двойственное чувство. То есть, с одной стороны пытаетесь сохранить оазис — классику, чтобы сохранить себя, а с другой стороны размениваетесь на всякие проекты, чтобы выживать.

— Да у меня есть это состояние подвешенности. Я не могу сказать актеру: «не снимайся в кино». (Я не могу сказать себе «не снимайся в кино», а снимался бы если бы пригласили, но об этом ниже.) Эта подвешенность между двумя чувствами. Это отвратительно. Потому что нет критики, ни купленной, ни заказной, или ее очень мало. Это моя профессиональная боль.

(Мой пациент сильно переживает.).

— Это своего рода раздвоение в мирах, которое продолжительное уже по времени и поэтому вас всё сильнее и сильнее истощает?

— Результат на лицо, театры хотели приватизировать. Театры это единственные неприватизированные в центре Москвы. Например, театр Вахтангова, а какое могло быть казино.

(Это противоречивое суждение пациента, который является косвенным пропагандистом игорного бизнеса.).

— А не кажется ли вам, что вы сидите на суку, который сами же и пилите. Вы понимаете, что тонете, но продолжаете загружаться и вас не в силах остановить?

— Люди стремятся к моде, к стереотипам, особенно молодые. Это ужасно.

— А у вас этого в жизни много, вы же все-таки по заказам выступаете, на банкетах, встречах. Продаёте свою узнаваемость.

— Я импровизирую. Я никогда заранее ничего не определяю, как получится.

(Защита дезориентацией.).

Люди, которые часто чем-то профессионально занимаются, сами это ненавидят. Можно ли предположить, что сами бы вы не сели играть в русское лото, то есть у вас аллергия на это.

— Я очень люблю играть сам.

— Вот я бы ни за что не пошел к психологу посидеть в кресле, хотя согласно Фрейду психоаналитики должны ходить друг к другу. Вы тот человек, который любит азарт, играет в покер?

— Я очень люблю играть в казино, если есть возможность. Это очень дорогое удовольствие.

(Трудно себе представить, чтобы мой пациент начал критиковать сферу, в которой работает.).

— Игромания — это туфта или это действительно проблема?

(Я знаю, что это проблема так как приходится сталкиваться с ней в моём кабинете, а представители игорного бизнеса часто утверждают, что это псевдопроблема, дескать Россия всегда играла и будет играть.).

— Это огромная проблема.

— Благодаря своей передаче вы тестируете Россию, ее способность к игре. В России любят играть. Игроки залезли в социальные ипотеки, набрали долгов, с которыми каждый третий не сможет расплатиться. У нас азартный народ — россияне.

— На западе играют в игры, в карты, в рулетку, а в России играют… судьбой. В России люди проигрывали состояния, деревни, собак, жен.

— То есть у нас люди, в общем — то из игры делают смысл жизни, вовлекаясь в пограничную ситуацию между жизнью и смертью?

— Конечно, у нас этот стереотип, когда из ничего появилось все, то он еще с русских сказок идет.

— А вам не кажется, что вы в своей телеигре стимулируете тенденции к игромании?

— Ну, вы знаете наша передача наоборот, очень спокойная, у нее вялый азарт.

(Я почувствовал, что вялый азарт, с которым имеет дело мой пациент в рамках своей телевизионной программы, стал вялым азартом, как амплуа жизни.).

— А что такое вялый азарт?

— Есть азарт, когда человек захвачен страстью настолько, что он может проиграть все. А вялый азарт, когда человек на небольшом огне подогревает себя, выиграл немного, проиграл немного.

(По-видимому, опять срабатывает архетип тени. Эта рациональность, пожалуй, и стала главной формулой жизни моего пациента).

— А в вашей программе встречались патологические игроманы?

— Раньше их было много, а сейчас их оттянуло казино, игровые автоматы, потому что там все быстрее, а у нас надо купить билеты и неделю ждать. А там зашел, поставил и через 30 секунд, ты знаешь результат, правда, он всегда отрицательный, в большинстве.

— Несмотря на то, что вы многое рассказали, я чувствую комплекс своей вины, что воспринимаю вас неадекватно, то есть через призму того, что вы создали на телеэкране. Я в плену этого вашего однобокого телеимиджа. При этом я знаю, что вы имеете гигантский актерский потенциал, являетесь профессором ГИТИСа, учителем многих выдающихся современных актёров, режиссёром-постановщиком множества пьес и т. п.

— Ну в этом нет ничего страшного, с одной стороны это обидно, с другой стороны в моей практики достаточно чтобы поддерживать внутреннее ощущение сегодняшнего. Ну конечно, жалко, что я не востребован, я бы мог сыграть. Ну, мне предлагали, но это не совпадало с моим внутренним ощущением.

(И ситуацией, вызванной нехваткой времени, вызванной обязательствами, как телеведущего.).

Мне предлагали роли бандитов, в одном фильме я сыграл полковника милиции. А мне интересна классика. Я себя осуществляю, когда я сам ее ставлю.

— Это очень обидная судьба многих актеров, которые сыграли негативные роли и не получили звания СССР. А вы знаете, есть шикарные ленты, например, есть такой фильм «Черный понедельник» и в этом фильме собрано гигантское количество актеров, которые играют мошенников, бандитов, и всяких коррупционеров и играют гениально, при этом при всем судьба этих актеров сложилась плохо. Их ловили на улицах и били. Тот же самый Лебедев, наш актер очень страдал от своей роли Ромашки, его били за это. Вот такая инфантильная реакция обывателя на актерскую профессию. Нужно иметь мужество это оценивать объективно.

— Ну, это конечно. У меня, наоборот, в моей профессии телевизионное очень приятное ощущение. Я в отличие от многих, которые выбирают, я делаю. Меня очень хорошо встречают люди, в общественном транспорте, в других городах, когда я приезжаю. На меня не переносится негативно. А тот, кто негативно относится к людям, так и думает. Что если Домогаров сильный и со шпагой, то он ходит со шпагой. Он в жизни один, а на сцене другой. Это разные вещи. Я не собираюсь корректировать восприятие ко мне. Могу сказать, что я 20 лет преподаю в Щукинском училище, заведую кафедрой эстрады в Российской академии театра и искусств ГИТИСА. Зачастую сейчас мне кажется в театре кризис, в организационной структуре театр перестал быть в центре как в 80-е годы. Язык эстрады может неожиданно как-то себя выявить. Хотя многие говорят, что она умерла. Я много спектаклей поставил в училище, которыми я был доволен и в театрах. Вот недавно в театре сатиры поставили спектакль, пьесу Дарио Фо (???) «Случайная смерть анархиста». В театре Ермоловой десять лет уже идут мои спектакли по Островскому, поставил Грибоедова «Горе от ума», Толстого, Горького «На дне». Я доволен спектаклями.

(Чем больше мой пациент рассказывал о своих творческих открытиях вне телевидения, тем больше я чувствовал тревогу, страдания, метания, которыми была наполнена психика моего пациента. Хроническая подвешенность, в которой уже долгие годы пребывает мой пациент даёт о себе знать в виде перепадов настроения и небольших творческих кризисов. Я почувствовал, что в настоящее время мой пациент открыт к основательным трансформациям в своей творческой деятельности, но при этом от грыжи телевидения он избавляться не желает, а значит эта подвешенность опять будет носить затяжной характер.).

— И всё-таки, вновь возвращаясь к этой гигантской пропасти между вашим творческим потенциалом и заказнухой, которая хорошо покупается на телеэкране. Эта пропасть для вас не вызывает психического напряжения. Как вы ощущаете, является ли это для вас проблемой?

— Здесь проблемы нет, ведь я это один из моих образов, тут ничего страшного нет.

(Защита маскировкой существенной истины, то есть отсутствия значительных ролей и образов в кино, несущественной истины, образами в рамках телепередачи. Очевидно, что эти образы несравнимы по значимости.).

Если вы зайдете в театр Ермолова и увидите меня в спектакле, будет другой мой образ, если бы вы видели другие мои передачи, предположим на канале «спорт» перед олимпиадой или с Артемом Тарасовым на канале ТВТ, передаче об изобретателях и т. д., там был совсем другой образ. Вообще человек это многоликое я, потому что дома это одно, на работе другое, в компании третье, во время отпуска четвертое. Не надо, к этому относится как к беде.

— Вы переживаете как актер, ведь вам так и не удалось создать образ солидный и значительный в кинематографе в силу каких либо причин.

— Ну, в этом смысле конечно с одной стороны телевидение послужило хорошую службу потому, что меня приглашают в том качестве, в котором я существую. А с другой стороны меня не очень-то приглашают в кино, потому что, ну как бы лицо, замазанное телевизионной программой. Это связано с определенным стереотипом, в этом есть свои плюсы и минусы. Ну, вот совсем недавно я снялся в кино в небольшой роли, но режиссеру Сергею Виноградову понравилось, и он хочет в дальнейшем видеть в более значительной роли в сериале. Вы знаете когда наша передача была более художественной, чем коммерческой, и это было в 1995, 96, 97,98-ом годах я потерял очень много ролей.

Потому, что каждый раз мы делали с нашим режиссером Володей Пучковым, который сейчас на передаче не работает. Мы делали художественным каждый тираж, каждый номер. Он был связан с годом, в котором происходили значительные истории в науке России, в художественной ее жизни, поэтому я сыграл очень много ролей Мюнхгаузена, Немировича, академика Павлова, Чайковского, Илью Муромца. У меня очень много ролей. Сыграл Максима Горького, Крылова. Сыграл Молчалина. В каждой недели у нас был сюжет, у меня была роль которую я сам придумывал, поэтому я не чувствовал себя обделенным, хотя конечно хотел бы сниматься в кино больше. Но пока больше не предлагают, может, думают, что мне это вполне достаточно. Я думаю, может, не хватает моей активности, ну снимается же в кино Леня Якубович, а у него так сказать проблем только в квадрате.

— Бизнес-планы, ответственность, которая имеет место в телекомпании, обязывает подчиняться. А кино требует времени, поездок, экспедиций.

— Я 17 лет не выезжаю из Москвы, более чем на 3 дня и у меня не было 13 лет отпуска.

— Тут возникает проблема выбора. И вы как бы выбрали.

— Ну, это сделала за меня сама жизнь, я никогда не думал, что наша передача будет идти так долго, кто же мог это предположить.

(Я почувствовал, что этот успех моего пациента радует не настолько сильно, в силу того, что он осознаёт то, что стал жертвой конъюнктуры, но это его согласно вербальной информации не огорчает. Невербальный же анализ показал обратное. Вот такое противоречие. По-видимому, это защита обратным чувством.).

Понимаете, я все эти годы практиковал как режиссер, поэтому мне это не мешало, мешало, только тем, что я не мог уехать из Москвы. Например, в Риге в 1999 году, это была пытка, я каждую неделю приезжал в Москву, проводил передачу и уезжал в Ригу. На таможне меня уже знали в лицо.

— И всё-таки не могли бы вы какое-либо сновидение рассказать?

— Вы знаете мне очень редко снятся сны. Я сейчас ставлю Грибоедова «горе от ума», оно начинается с того что Лиза просыпается, служанка, и дальше она начинает будоражить Софью Молчалину, потом приходит Фамусов, который к ней пристает….

Никто никогда не интересовался, а что снилось Лизе, и ей приснилось то, что произойдет в этот день. Я проанализировал сон и поставил спектакль «вещий сон Лизы» в двух действиях. Прочитайте пьесу и вы поймете что ей приснилось то, что произошло в течении дня в этом доме.

(Защита дезоориентацией.).

— Хорошо, тогда расскажите о своих фантазиях?

— Я даже не знаю, как ответить на этот вопрос? Мои фантазии связаны с сыном, ему 16 лет, будет поступать в институт. Больше беспокоюсь за это. Вижу его взрослым человеком.

— Он пойдёт по вашим стопам?

— Мы пока решили, что на продюсерский факультет.

— А не могли бы вы сказать, что-нибудь такое, чтобы разрушить стереотипы, чтобы это поспособствовало вашей карьере как талантливого киноактера?

— Я только одно могу сказать, что тот, кто меня возьмет сняться, не пожалеет. У меня жизненный опыт, я буду, счастлив играть!

Психоанализ показал, что истоки психического внутреннего конфликта моего пациента обусловлены столкновением двух чувств — чувства игры и чувства страха. Чувство игры сформировалось в глубоком детстве моего пациента, в силу наличия истероидности (демонстративности) личности моего пациента. Именно поэтому он выбрал профессию, связанную с игрой перед другими, которые аплодируют. Эта демонстративность не проявляла себя во время сеанса в явном виде и носила замаскированный характер. Кураж и азарт этой игры в актёрской сфере был оборван психической травмой, вызванной смертью любимой супруги, что привело моего пациента к вялому азарту в своей актёрской профессии (в т. ч. в силу ответственности перед ребёнком как страха подвести близкого). Поэтому в дальнейшем мой пациент открылся к более конъюнктурному и прагматичному проекту, которое предложило телевидение. Неиспользованный азарт к игре в актёрской деятельности проявил себя в игорной сфере. Необходимо отметить, что в настоящее время, в силу того, что ребёнок подрос, мой пациент открыт к чувству высокого азарта в своей киноактёрской карьере, которую, как он надеется, ещё не упустил.

ПЕВЕЦ СОСО ПАВЛИАШВИЛИ.

Мой пациент был явно чем-то встревожен.

— Я чувствую, что вы чем-то встревожены?

— Россия — это моя страна. Грузия меня родила, воспитала, а Россия это моя страна, гражданином которой я являюсь. Россию я обожаю. Надо принять меры, чтобы нас не превращали в пушечное мясо. Раньше детей превращали в пушечное мясо в Чечне, а теперь на улицах Москвы. (Пауза.) Куда мы идем. Надо принять меры. Мне жалко этих скинхэдов. Они останавливают развитие России. Не одно цивилизованное государство не будет иметь дело с такой страной. (Пауза.) Поймите меня. Я Дон Кихотом стать не собираюсь, хотя я обожаю этот персонаж.

(На лице моего пациента ужас. В дальнейшем мне предстояло выяснить это невроз, вызванный беспричинными беспокойствами или нормальная реакция на какое-либо произошедшее негативное событие.).

— Вы уверены, что причина ваших переживаний находится в социуме, то есть не внутри вашей психики, в частности, в вашей чрезмерной восприимчивости?

— Нет, что вы… Вчера на моего друга-соотечественника напала стая скинхэдов, человек восемь-девять. Он в это время стоял у супермаркета и ждал друзей. Ножом ударили в правое плечо, конкретно напали. Друзья, они борцы, троих заложили, милиция подъехала разогнала их. Наступает время выживания, противостояния, это самый большой ужас. (На лице моего пациента действительно ужас и поэтому, я сразу предположил, что мой пациент страдает последствием посттравматического стресса. Но так ли это?).

Этот парень, которому пырнули, борец он со мной работает. Он потрясающий, культурный парень. Он был с двумя друзьями. Они шли с тренировки, зашли купить продукты. Удар был в правую сторону. Ему сделали две операции и к счастью, он выжил. Он сам из Сухуми. Парень давно уже здесь живет. Защищал флаг России и эти двое его друзей борцов так же защищали флаг России. Что делать с этими скинхедами. С фашистской символикой хотят защищать Россию, от кого? От чего? Эта молодежь свою энергетику и силу направляют в никуда. Они встают против церкви. Верующий человек такого, ни за что не сделает.

— После этого происшествия, у вас возникло беспокойство и страх за себя, за свою безопасность? Раньше этого беспокойства не было.

(Очень часто фобии моих пациентов возникают как следствие реального события при котором возникла опасность для жизни. Пациент, как бы теряет якорь, как опору и в условиях, в которых ранее не испытывал страха, начинает его испытывать, не доверяя статистике, маловероятности угрозы и т. п.).

— Я боюсь за своего сына. Слава Богу, что он уже закончил Суворовское. Сейчас учится в Военно-техническом Университете. Он учится для России. Он на втором курсе. Учится не плохо, он защищен. Он, конечно, тоже гуляет по улице. Вы меня понимаете?

— А не были ли в настоящее время какие-то агрессивные акты в отношении Вас?

— Не были. Мы не говорим о тех людях с кем я общаюсь, с кем я вращаюсь. То что случилось в ноябре и амбиции политиков понимаете, пострадали, но тем не менее политики не должны допускать ошибок, а мы люди на то чтобы эти ошибки исправлять.

(Мой пациент защищается интеллектуализацией, уводя проблему собственного страха в отвлечённые политические темы.).

Но это уже не ошибки, здесь конкретно идет война. Политикам не выгодно говорить об этом, но чуть ли не каждую неделю кого-то здесь убивают.

— И всё-таки, судя по всему, вы страдаете неким страхом. Вы можете спокойно идти по улице, у вас есть секьюрити?

— У меня нет секьюрити, но если даже у тебя был бы охранник, нападут на тебя двадцать человек и что…

— Когда вы ходите по улице, то у вас нет страха?

— Нет, я по улице не хожу, я в машине езжу. Я передвигаюсь с одного концерта на другой, но я сейчас о другом говорю.

(Защита дезориентацией. Мой пациент опять уходит от анализа истинного источника своего страха.).

Гибнут дети, с одной стороны, а с другой стороны другие дети 17–18 лет, которые морально уже мертвые. В 17–18 лет мальчик убьет человека, он уже все полумертвый сам.

— И всё-таки, вы один по Москве в силу своей безопасности, по-видимому, уже не гуляете?

— Если я скажу, что мне наплевать на все, дескать я такой молодец, то это бред потому, что те места, где я хожу — это центр города. Такого там в принципе я не замечал. Если эта окраина города, то это конечно опасно.

— Какой-то страх все равно есть?

— Если каждый день такое случается на национальной почве, если ты немножко темной внешности, то конечно опасность есть.

— Ладно оставим эти ваши страхи в покое. У вас сейчас в душе происходит конфликт. С одной стороны, вы сейчас живете в России, которую любите и обожаете, а с другой стороны, она является источником опасности?

— Конфликта нет. В 1917 году эту страну использовали для того, чтобы такие же уроды пришли, разрушили церкви и принесли красный флаг, сейчас идет движение такое же.

(И вновь защита интеллектуализацией. Психоаналитикам часто приходится выслушивать социальные причины душевных беспокойств своих пациентов. Но, увы, социальные проблемы исчезают, а неврозы всё равно остаются, так как от себя не убежишь.).

— Нет, я не говорю о социальном конфликте, я говорю о вашем внутреннем душевном. А не ощущаете ли вы в себе противоречивые чувства в отношении России?

— Нет, это немножко не так. Эти уроды для меня не Россия, так же и в Грузии и на Марсе есть свои уроды. Везде есть свои уроды! Если бы я был трусом, то я давно бы уже сбежал отсюда. Я хочу как можно больше вытащить из себя и отдать людям. Пускай даже когда-нибудь один из них послушает что я делаю, что я пою, может мировоззрение у него поменяется, или он случайно окажется со мной и поймет то, что вкачивали ему в голову, что всех надо уничтожить, что это не правда. Есть, например, люди неславянской нации, которые делают для России в миллион раз больше, чем вместе взятые славянские, но я сейчас не национальный вопрос поднимаю. Эти уроды — они не нация, они мутанты, роботы. Те люди, которые их накачивают вот с них надо спросить. Они являются врагами, и может они нерусские, а может русские, но явно это те силы, которые не нужны России. Они не хотят, чтобы Россия была сильной, богатой, спокойной, вот в чем дело.

— А вы не пребываете в некоей подвешенности и неопределённости, которая вызвана одновременной любовью и к Грузии, и к России?

— Для меня одно и тоже, что Россия, что Грузия. Человек может жить даже в Антарктиде. (Защита интеллектуализацией). Как если я встану, уеду в Грузию, то как я не буду здесь жить. Я и из Грузии не ухожу, у меня там родня, родители. Я же постоянно в разъездах, я знаю одно. Москва — для меня это тот город, который является стимулом. Из Москвы я еду в Грузию, на Украину в Америку. Благодаря Москве я осознал для себя страны. Благодаря Москве меня поняли и приняли во всех уголках, где живут люди, которые разговаривают и понимают по-русски. Конечно, это другое. Грузия меня родила, воспитала. Я прославляю везде и Грузию и Россию.

(Судя по всему, у моего пациента практически отсутствует синдром эммиграции, обусловленный подвешенностью, связанной с отторжением новой социальной среды и неприятием старой. Это связано с тем, что мой пациент адаптивен, конформен и политкорректен, что в свою очередь связано не только с прагматическими факторвами выживания и успеха в творчестве, но и личностными характеристиками.).

— Комфортнее где? В России или в Грузии?

— Комфортнее где близкие и родные.

— А у тебя твои близкие где?

— И в Тбилиси, и в Москве.

— Тебе комфортно и в Москве и в Грузии?

— Там, где близкие и родные, там и комфортно.

— И всё-таки, я чувствую с твоей стороны элемент политической корректности. Лавируешь…

— Ни о какой политической корректности нет речи. Я говорю от души, я говорю как есть. Если б я не мог приезжать в Грузию я бы сказал, что я не могу туда приезжать. Я бы назвал причину, если бы я был виноват. Я бы сказал, люди не будьте такими как я и не допускайте таких ошибок, какие допустил я. Я никаких ошибок не допускал. Я всегда был максимально честным, Я комфортно чувствую себя и здесь, и там. Я пойду в свои виноградники, зайду в церковь, буду плакать от счастья, это разве мало?

— И всё-таки, неужели у тебя нет желания от души по нашим центральным каналам спеть грузинскую песню, а приходится петь русские с грузинским акцентом, то есть огрузинивать русские песни? Неужели не хочется вздохнуть полной грудью грузинскую песню?

— Вы сейчас задаете провокационный вопрос. На русском телевидении отдельно русских людей нет. Там затрагиваются вопросы и Татарстана и Башкирии.

— Я люблю грузинские песни и хочу слушать песню «Расцветай Грузия моя», например. Не ужели не хочется?

— Договаривайтесь!!!! Я все проношу. Если я пою на русском, то я хочу чтобы мою грузинскую душу услышали и поняли все. Да, у меня сейчас нет возможности петь народные грузинские песни. Это уже политика каналов. Они зависят только от себя, я не говорю, что это хорошо или плохо, я не оправдываюсь, не виню. У них есть свои взгляды на жизнь. Это хорошо или плохо, я не оправдываюсь и не виню. Я часто вижу замечательные грузинские фильмы. Вы, наверно, не включаете часто телевизор. Есть очень много каналов, где показывают очень много и грузинских и армянских и узбекских фильмов.

(По-видимому, пребывание моего пациента в этой неестественной творческой позе в дальнейшем не может не сказаться на психическом состоянии моего пациента.).

— Если ты приезжаешь в Грузию сердце у тебя щемит в какой точке, в каком месте, где появляются слезы?

— Как только из аэропорта еду в машине, то у меня начинают идти слезы, по другому не возможно.

— А есть конкретные в Грузии места, где ты хочешь быть там постоянно? Есть какой-то дворик, какое-то место, которое ты всегда хочешь посетить?

— Начиная от дворика и заканчивая до церкви.

— А в Москве такое место есть?

— Слезы появляются у меня в церкви.

— И всё-таки жалобы на депрессию, на стрессы, неврозы бывают?

— У меня времени нет на такую чушь. У меня растёт дочь Елизавета. Ей два года. Мы с ней вместе рисуем. Она очень хитрая, умная, копирует мамочку. Я счастливый человек.

— А вы не ловите спутниковые грузинские каналы, дабы почувствовать далёкую Грузию, ощутить то, что там происходит без вас?

— Нет, потому что я не хочу вмешиваться в политику, слишком быть политилизированным. Политика — это дело мутное. В своем творчестве я слишком талантливый, чтобы отдавать свои нервы, эмоции, взгляды. Я лучше буду отдавать себя своим слушателям. Я занимаюсь не только музыкой. У нас есть серьезное направление в строительстве. На Украине я готовлю сейчас телевизионный проект.

— Многие ваши соотечественники ловят эти каналы. Следят за тем, что происходит в Грузии…

— Что они от этого получают удовольствие? Они нервные, раздраженные, возбужденные. Я не могу тратить так свои нервы.

(Действительно ли мой пациент умеет так блокировать свои чувства, как утверждает. То есть, способен защищаться обратным чувством, вытеснять внутренний психический конфликт в подсознание и как бы забывать и не думать о том, что может вызывать раздражение и нервные расстройства? Если это так, то рано или поздно это напряжение может вырваться наружу.).

Я когда прихожу домой, у меня бегает двухлетнее счастье, у меня еще счастье — супруга-красавица. Зачем мне смотреть на этих политиков, которые хают. Зачем мне это надо. Я включаю канал природа, фильмы старые, я высыпаюсь, принимаю холодный душ, бассейн. Иду на студию, на встречи, выступления, съемки, мне это нравится. У меня есть близкие и родные люди с кем мы сейчас начинаем заниматься бизнесом, строим квартиру, супруга думает, как эту квартиру обставить, я еще больше буду работать, чтобы все было хорошо.

(Все эти атрибуты позитивных переживаний и успеха, по-видимому, и образует феномен России, которую любит мой пациент.).

— Вы знаете, что с нового года ограничили жителей стран СНГ на рынке. А если такое ограничение нагрянет и на шоу-бизнес?

(Задаю этот вопрос потому, что эти меры, на мой взгляд, значительным образом сказались на психическом состоянии гастарбайтеров России и создали значительное социальнойе напряжение.).

— Нет, если в шоу-бизнесе будет кто-то выступать без регистрации, ну не знаю….

— Как-то я беседовал с гастарбайтерами в Москве. Они сначала все объективно говорили, выражались эмоционально о своей ситуации, а когда я вытащил диктофон они стали политкорректными, начали говорить аккуратно и отказались от многих своих высказываний. Сейчас у меня при общении с вами такое же ощущение.

— Если ты выезжаешь в страну, какая бы она не была, Россия, Англия, у каждой страны есть законы. В Америке ты же не удивишь, когда тебя берут за шкирку и выкидывают Есть люди, чиновники, которые на бедах людей конкретно зарабатывают. Что они вытворяют, это отдельная история, замкнутый круг, они говорят: «Нам надо выжить». Они морально и духовно заряжаются. Был случай, когда меня с трапа взяли и повели в обезьянник, не назову город, т. к. все встало на свои места. Вы первые, кому я это рассказываю. Повезли в обезьянник, там была моя фамилия, показали директиву, который приняли с другого города. Были паспортные данные, гражданин Российской Федерации, и не последний человек в этой стране. Я не стал сопротивляться этим людям. Было не удобно, они заставили написать меня объяснительную о том, почему я приехал в этот город. Это бред, но это был факт. Я написал, что два дня буду в этом городе, а потом уезжаю обратно в Москву. Но я подписал. Они все рассмотрели, все цивильно, все красиво, все достойно. Прислали письмо на мое имя как-то домой, но после нового года пришло письмо с извинениями с этого региона, с аэропорта, дескать это произошло по вине сотрудников. Я не хочу делать из себя жертву. Политики это политики, кто себя как может, так и укалывает, от этого люди и страдают. Самый большой ужас- это то о чем я начал говорить. У нас уничтожается поколение, уничтожается будущее, т. к. злобой будущее не построишь.

— Не мог бы ты какой-нибудь абсурдный сон рассказать сюжетом.

— Очень часто такое бывает, что это собака, которая подкрадывается.

(Анализ данного сновидения показал, это сон как знак об опасности, которую систематически испытывает мой пациент. Мой пациент как бы всегда начеку, не расслабляется.).

— Я больше всего люблю, когда я во сне летаю, к сожалению не так часто. Очень люблю, когда мне снится покойная бабушка, когда она меня может обнять и говорить, что все будет хорошо.

— Покойная бабушка часто снится и вы с ней бываете в диалоге.

— Она мне снится тогда, когда наступает переломный момент, она приходит во сне и заряжает своим теплом.

— Это сон говорит о том, что у тебя хорошее душевное состояние. Ты в это утро хорошо просыпаешься.

— Да, я просыпаюсь, меня зовет дочка, папуля, папуля. Что может с этим сравниться? Я во сне песни пишу. Я просыпаюсь, иду к роялю, включаю диктофон. Последняя была песня «Помолимся за родителей». Людям очень нравилась эта песня. Иногда ночью пою во сне. Громко пою. Моя супруга Ирина слышит.

— Ты свои пением во сне будишь супругу и она всё слышит?

— Ну да. А что тут поделаешь. Раз она жена певца, то пусть слушает как я пою во сне. Иногда же.

— И всё-таки, давай абсурдный сон какой-нибудь разберём.

— Я не могу припомнить абсурдные сны. Я в роще, спокойный солнечный день, внутрь солнце не проходит, но лучи все равно пробивают и это безумно красиво. Животные спокойно себя ведут. Это рай.

— Это сон твоя мечта. Сон-фантазия. А таких снов не бывает Грузия, Москва, Грузия, Россия.

— Часто снится то место где я служил два года. Зачем меня опять забирают в армию. Я там начал петь. В Латвии, в Юрмале я получил первую Гран-при.

— Потому, что не хотел бы повторить армию?

— Наверное. Нет, там такого нет. В этот момент я не понимал я хотел петь или нет.

Один раз приснилось, что я якобы пою под фонограмму. Я по натуре человек, который наслаждается пением, музыкой. И вдруг разговор идет о фонограмме, я испугался. Я никогда не пел под фонограмму.

— Счастлив тот мужчина, которому в эротических снах жена снится и он просыпается и радуется от того, что она рядом…

— Это уже мое дело.

— А какие фантазии тебя часто одолевают?

— Есть один кусок фантазии, который потом уже превратился в реальность, и я этому очень рад конечно же, во главе всего этого стояли мои мечты. До армии я очень любил эстраду, хотя я должен был стать очень сильным скрипачем. Часто фантазировал, что я на сцене, что я пою. Были фантазии, что я футболист, я забиваю голы на самых лучших стадионах.

— А вот сейчас какая фантазия? Сейчас когда вы многого достигли?

— Сейчас еще больше. Я только начинаю смаковать жизнь, у меня сейчас немножко другие фантазии. Что касается творчества… Конечно без фантазии я не смогу писать песни, не быть интересным. Новые проекты, новые концерты.

Мой пациент толерантен к моральным издержкам, которые ему приходится испытывать в России. Терпимость моего пациента оправдывается успехом, который он имеет среди российских слушателей. По-видимому, эта толерантность, политкорректность моего пациента и являются одной из главных причин успешного и долгосрочного пребывания моего пациента на олимпе российской эстрады.

МУЖЧИНА, СТРАДАЮЩИЙ АЛКОГОЛИЗМОМ.

В кабинет входит респектабельный мужчина.

— Только не подумайте, что я спившийся алкоголик, который… там… Я могу пить, могу не пить. Недавно, например, я не пил почти три недели и ничего.

(По статистике, большинство россиян, пребывая в самоуспокоении, себя алкоголиками не считают, хотя ими являются.).

— И ничего. А что же потом выпили? От хорошего настроения?

— Позвали и пошёл. Пригласили и выпил. Что я не мужик, не могу выпить. Стресс снять.

(Для больного алкоголизмом вся жизнь превращается в сплошной поток стрессов, которые необходимо снимать. А утром опять депрессия и стресс, которые опять надо снимать. Больной алкоголизмом по сравнению с трезвенником тяжелее переносит депрессии.).

И пью-то я чистую водку, а почему болею не понимаю.

(Многие пациенты верят в пропагандистский миф, запущенный отечественными виноводочными производителями, что тяжёлые посталкогольные страдания, связаны с чистотой водки. В действительности, любой алкоголь пожирает вещества настроения, то есть нейромедиаторы мозга, которых так не хватает и благодаря этому возникает жуткая абстинентная депрессия.).

Жена моя медсестра, всегда может мне сделать систему, ну я эти и злоупотреблял.

(Это называется созависимостью. То есть алкогольная зависимость мужчины связана с опёкой супруги, которая может всегда откачать мужа.).

— А в чём же проблема-то, что же вы пришли ко мне?

— Вот раньше пил и не болел, а сейчас дня четыре-пять отхожу. Нельзя вылечиться так, чтобы пить и вот этих страданий не было. Излечиться так, чтобы после выпивки не было этих чёртовых страданий. А то подумаешь, ради двух часов кайфа от алкоголя потом несколько дней болеть, то как-то пить уже не хочется.

(Мой пациент осознал смысл в лечении, но это лишь необходимое условие для решения проблемы, но не достаточное).

— Видите как хорошо. Зачем вы сюда пришли вам ведь уже пить не хочется потому, что вы представляете себе последствия выпивки и не пьёте. И не пейте не хочется.

— Хочется. В том — то и дело, что хочется, но как подумаешь, что потом болеть будешь неделю, будучи в запое, то… не хочется.

— И всё-таки вам хочется потреблять алкоголь или нет?

— Получается и хочется, и не хочется. Я застрял, и не знаю что делать. Я знаю одно. Я хочу вылечится от этих страданий.

(Мой пациент желает потреблять алкоголь, но так чтобы не болеть. Это мечта многих. Это невозможно.).

— Но так, чтобы продолжать пить и не страдать от похмельного синдрома. Это невозможно. Если хотите решить эту проблему, то придётся завязать настолько, чтобы вообще не потреблять.

— Даже на праздники, даже на новый год? У-у-у-у! (Долгая пауза.).

— Вас привели сюда два страха не так ли? Первый страх — это страх за своё здоровье, жизнь — это страх смерти. И второй страх — это страх подвести близких и коллег. Не так ли?

— Да, два месяца назад я настолько перепил, что даже скорую вызывали. А дочка моя уже на меня не так смотрит, не так общается. Отдаляется. Ну, на работе терпят, если я в запое, но я мастер, они мне пока делают поблажки, но из-за меня дела уже несколько раз останавливались. Начальник уже предупреждал.

— Вы себя алкоголиком не считаете. И я вас также не буду считать таковым. Договоримся, что у вас нет алкоголизма, а есть потеря вами способности жить своими душевными силами. Этой способностью раньше в молодости вы обладали и имели прекрасное настроение и без потребления алкоголя?

— Вы знаете, а ведь было такое время. Когда было настроение и я не поддавал. А сейчас только выпив, я могу почувствовать краски жизни, начать разговаривать. А трезвый я уже не могу, через некоторое время всё равно чего-то начинает не хватать. Мне даже кажется, что все люди только делают вид, что у них есть настроение жить. Получается, что это мне кажется, что только выпив, можно почувствовать радость жизни. Верно. Ведь в молодости то я не пил и настроение жить было… было.

(Мой пациент забыл и утерял способность жить с помощью своих душевных сил. Ведь радость и настроение — это всегда награда за преодоление. Иного механизма нет.).

— Поэтому хватит пора возвращаться к себе, к своему равновесному и природному, а не искусственному состоянию. Всё в природе приходит в равновесие. И ваша душа должна возвратиться к себе, к своей природе. Поэтому не верьте, что алкоголизм не излечим. Всё в природе возвращается к своему равновесию.

— Оно и верно. Мой дед пил всю жизнь, но под старости лет его никто не кодировал, он сам почему-то бросил пить. Он рассказывал, что почему-то у него возникло безразличие, я то ему наливал, а он не пил. Верно. И что я должен ждать этой старости, чтобы моя душа возвратилась к себе. А до этого буду пить.

— Можете ждать старости и пить. А можете и не дождаться старости из-за болезней внутренних органов, вызванных воздействием алкоголя.

— А что же делать? Неужели можно избавиться от тяги к алкоголю.

— Можно. Ведь ваша тяга — это желание избавиться от депрессии, беспричинных беспокойств, тревожности, тех душевных состояний, которые не выразимы словами. Не так ли?

— Да. Но я иногда выпиваю, не из-за не страдания после некоей радости.

— Как бы из желания продлить эту радость подольше, чтобы он не уходила?

(Эдакая жадность на праздность.).

— Да. Но чаще всё-таки от душевного упадка, пустоты какой-то. Выпьешь и вроде бы мир другой. Глаза открылись. Всё становится интересным. Всё начинаешь видеть.

— Прям как ребёнок — в малом видишь и чувствуешь многое?

— Да, я начинаю общаться. Разговаривать с женой, детьми. Говорю, ой, какой я счастливый, что вы у меня есть. А они меня шарахаются.

(Действительно, опъянение это всегда искусственная регрессия и возвращение в детство, по которому многие скучают. Часто пьют те, у которых не было счастливого детства, но это к моему пациенту не имеет отношения.).

— А будучи в трезвом состоянии вы не можете это сказать?

— Так от души сказать, я могу, только будучи опъянённым. Значит это обман что ли? Ведь выпив, я счастлив… но они меня не принимают. Что я конченный человек что ли?

— Нет, вы не конченный человек, потому, что вы ещё чего-то хотите в этой жизни, вы пить хотите. У вас есть ещё ценность в этой жизни — это ценность алкогольного опъянения. Вот когда вы не будете хотеть пить и жить одновременно — вот это и будет начало вашего конца. Так, что пейте на здоровье и зрейте для начала конца. Ведь по статистике суицидники почти все алкоголики.

(Я произнёс эту провокационную установку с целью вызвать соответствующую реакцию).

— Что вы?! У меня же есть ценности в этой жизни, кроме алкоголя…

— Но они идут в отрыве от ценности алкогольного опъянения, которая ярче, розовее, которая затмевает серые ценности трезвого состояния. Не так ли?

— Да, так. Я как бы умом знаю, что они должны быть ценностями, что они были когда-то ценностями, а сейчас формально существуют, по остаточному принципу. Они почему-то не радуют меня так, как раньше радовали. И работа, и жена, и дети — всё это ценности…

— Но они до конца не наполняют вашу жизнь смыслом. Вот поддав, вы чувствуете, что жизнь приобретает смысл. Получается, что алкоголь стал для вас главным смыслом жизни. А все остальные ценности вторичны, второстепенны.

— Я догадываюсь к чему вы клоните. Получается, что мой алкоголизм — это не просто привычка выпивать и страдать от этого, а это проблема моего смысла жизни, моей жизни.

— Правильно догадываетесь. Вы напоминаете мужчину, который изменил своей жене с более красивой, а теперь скучает. Вы также когда-то изменили трезвой реальности. Ведь вы постоянно в голове сравниваете розовый алкогольный мир с серым трезвым миром. Когда это сравнение прекратится, тогда и разрешится ваша проблема.

— А может я пить то начал потому, что в какой-то момент потерял эти ценности трезвой жизни, они меня перестали радовать. Была одна жизненная ситуация. Я же тогда не пил, а пустота возникла. Поэтому и выпил. Так что непонятно, в чём причина. Ответьте мне, я смысл жизни потерял из-за того, что пил, или, пил из-за того, что смысл жизни потерял. Вот так вот. А вы правы у меня есть желание в детство погрузиться, от души посмеяться, от души поплакать…

— От души на коленях поползать… Вы правы.

— Именно так. Где моё детство верните мне его.

— Иначе я туда переселюсь сам выпив спиртного…

— Так точно… Уф!

— Вы боитесь принять себя такого, какой вы есть сейчас на самом деле со своей депрессией. Вы убегаете от себя в искусственное состояние. Вы убегаете от своей природе. Примите себя. С этого начнётся надежда на выздоровление, на возвращение к себе.

— А может, наоборот, я выпив, я возвращаюсь в свою природу, в свои истоки, в своё детство. И нечего меня останавливать в этом.

— А я вас и не останавливаю. Можете продолжать пить.

— Но ведь я же страдаю. Почему, для того, чтобы мне погрузиться в детство, природа у меня забирает здоровье.

— Потому, что вы хотите погрузиться в состояние блаженства, не преодолевая, не применив волевых усилий. Ведь настроение — это всегда награда за преодоление. А если вы будете входить в мир блаженства с чёрного входа, вы всегда будете страдать, как наркоманы, которые якобы входят в нирвану, но с чёрного входа, нежели йоги, которые достигаю этого состояния, благодаря работе воли.

— Получается, что это как бы расплата за то, что я обманываю природу. А как же дети. У них же прекрасное настроение, а они ничего не принимают.

— Да дети пьяны от рождения. Поэтому в малом видят и чувствуют многое, как пьяные, которые также в малом начинают видеть много. Природа в начале своего пути даёт толчок душе, но потом преодоление также начинает быть главным механизмом создания радости.

— Уф! Неужели, я такой душевный труп, что уже не могу жить своим настроением. Неужели… Вчера стоял перед зеркалом, причём будучи пьяным, смотрел в своё отражение. Мне было противно смотреть на себя пьяного. А я смотрел. До слёз смотрел. Я понял, что собою так и не бывал. Вы правы. Пора возвращаться к себе. Пора! Пора! Пора! (Бьёт себя в грудь с агрессией, но на глазах слёзы).

— Прекрасно. Агрессия на самого себя — это необходимое условие для решения вашей проблемы. Я рад вашей агрессии.

— И что же делать. Я не верю в кодирование. Запугивания всякие.

— Я полностью с вами согласен. Кодирование на смерть — это не эффективно, так как личность в этом случае не пьёт только из-за страха, а пить ей хочется и она ждёт окончания срока, чтобы опять начать пить. Необходимо кодировать на жизнь, а не на смерть. Необходимо восстановить в психике код жизни, который бы позволил не пить потому, что есть иные ценности, затмевающие ценность алкогольного опъянения.

— Неужели это возможно. Неужели в мире есть люди, которые могут жить такими ценностями… Впрочем наверное есть. Я вспомнил свою матушку. Нет, есть. Ох, как я заблуждался-то. Но мне это наверное не дано.

В дальнейшем мне удалось закодировать моего пациента, то есть найти код жизни, а не закодировать страхом последствий после потребления алкоголя, как это делают некоторые мои коллеги. Тяга к алкоголю исчезла. Кодом жизни моего пациента, оказалась уникальная, присущая данному пациенту формулировка его психической проблемы, самого больного места души. Код — это слово, которое как ключ, открывает в человеке нечто сущее, воздействует на мышление, подсознание.

В процессе этой встречи код был найден. Услышав этот код мой пациент вздрогнул, застонал и заплакал. Впрочем, обо всём этом и было изложено выше.

МУЖЧИНА, СТРАДАЮЩИЙ СТРАХОМ ЛЮБВИ.

— Вот уже неделя как я расстался со своей подругой и не могу выйти из депрессии?

(Чувствуется, что мужчина мысленно находится в ситуации последнего диалога со своей подругой.).

— Ну, и что вам оттуда слышится … какая её последняя, угнетающая фраза?

— Даже вам слышится… Она говорит, что я трус… трус…Я трус! (Мужчина закрывает руками свои глаза). А ещё болтун…

— А почему её оценка вас как болтуна расстраивает?

— А потому, что я в последнее время так боялся её потерять, что часто повторял, что люблю её. Так часто, что навредил. В последнее время мне казалось, что не чувствую с ней большого счастья и сухо целовал её… но часто.

(Анализ показывает, что личность часто может повторять слова любви и этим самым нарисовать фигуру или мозайку нелюбви. И, наоборот, часто говорить о нелюбви, но этим самым нарисовать мозайку любви.).

— И что вы делали всю эту неделю после расставания с ней?

— Анализировал о том, любил ли я, её? И вообще, разбирался, что такое любовь и была ли она у меня? Вот вы мне можете сказать, была ли у меня любовь?

(Это проявление психоаналитической составляющей в феномене любви. То есть, это невротичность, психическая подвешенность, двойственность чувств, то есть некое страдание. Оно бывает прой настолько сильным, что вызывает истощение и пациента порой приходится лечить от такой любви. Часто такая любовь — это не проблема двух, это проблема одного).

— Значит, если я вам докажу, что у вас любви не было, то вы поняв, что ничего не потеряли, сразу успокоитесь? Не так ли?

— Я на это очень сильно надеюсь. Поэтому и пришёл к вам.

(Мой пациент желает избавиться от своих страданий, но обусловлены ли они феноменом любви?).

— Итак, я слушаю вашу версию о том, что было между вами и вашей подругой.

— Сначала я думал, что в основе лежит только сексуальное влечение. Так и было, как только у меня появлялась сексуальная озабоченность, я скучал по ней и как голодный ободранный кот после странствий шёл к ней. Она… Это фонтан переживаний, это сон, она прелесть, как свеча горит и тает. Игра и блеск её реакций. Уф! Когда я у её ног, даже там я чувствую божественное творенье. И всё-таки, святые места есть не только в Иерусалиме. У мест святых люблю бывать один. И я такой на свете ведь не один. Я всегда отдавался её магии. Полёты… подзалёты… это было. Но… у мужчин же две философии — одна до, и другая после этого. А после этого вакуум. (По-видимому, это проявление феномена посторгазмической пустоты.) Ох, уж эти странности любви, то на коленях ползаешь перед ней, то видеть её не желаешь. Игра мужских гормон… читал. Ну, так и было. Какая ж это любовь? Ведь даже Пушкин женившись перестал писать о любви после своего брака. Больше об отечестве стал писать… В конце концов, не онанизмом же заниматься.

(Мой пациент изложил необходимое условие любви — сексуальное влечение, но этого не достаточно).

— Но позднее вы осознали, что ваши отношения нечто большее. Не так ли?

— Да, потом я понял, что она для меня нечто большее. Она очень заботилась обо мне, она хорошо готовит, у неё всегда хорошо, комфортно, чисто и она меня всегда финансово выручала. Без неё как без рук. Без неё я дикий, а с ней я кто-то. Но кто — это вопрос? К ней всегда хочется прижаться…

— Как к маме?

— Может быть, но мать моя как бы почувствовала, что я уже не нуждаюсь в её опёке и стала ревновать.

— Действительно, что вашей матери переживать-то, взять да передать своего сынишку другой «маме», то есть вашей подруге.

— Передать…Я, что ребёнок что ли?

— Нет. Просто у вас подсознательно возник психологический перенос на вашу подругу, как на мать свою.

— Ура! Значит, это доказывает, что это не любовь. Раз я мать увидел в своей подруге?

(Мой пациент на протяжении всего сеанса будет радоваться любым аргументам о том, что любви не было, выражая это лаконичным «ура». Это защита обратным чувством. Это защита от страха потерять рассудок от любви.).

— Наоборот, согласно психоанализу, любовь — это всегда продолжение любви к близкому человеку детства — матери, сестре, бабуле и т. п. Вы ищите их в других женщинах, но не осознаёте этого.

— Какая ж это любовь? Если я из подруги делаю мать. Я же всё-таки понимаю, что она нечто большее. Вот я после полугода общения со своей подругой стал осознавать, что стал переживать за неё, за её слабость. Я стал её чаще носить на руках. Поэтому не матерью она стала для меня, а больше дочерью. Тем более она меня младше. Я даже бываю для неё в роли отца. Ведь отца-то она потеряла ещё в детстве.

А знаете, правильнее было бы сказать, что она является для меня как бы моей половинкой, частью меня, каким-то моим идеалом.

(Это архетипическая составляющая феномена любви. Работа архетипа анимы — женской части психики в мужской. Но мужская часть преобладает, поэтому передо мной сидит мужчина.).

Мать и дочь здесь ни причём. Понимаете? Она та внутренняя женщина, тот идеал, который раньше я в себе вынашивал. Во всяком случае, мне так казалось тогда, когда мы с ней встречались. Эта моя внутренняя женщина, ну уж точно не мать, это моя внутренняя Богиня. Именно поэтому я иногда свою подругу называл Богиней. Она отвергала это, считая, что это мои внутренние выдумки и к ней никакого отношения е имеют. И действительно, она мне нравилась потому, что она прекрасна сама по себе или это не так, просто я в неё влюбился и поэтому, она мне нравилась? Я в своей любви себя наверное любил. Её с собой я сращивал, соединял. Поэтому ревновал. У неё другого быть не может!!! Она есть собственность моя… Ура! Здесь любви быть не может. Ведь так?

— Дескать, не она Богиня, а вы, испытывая желание Богиню встретить, навешали все эти атрибуты на свою прозаическую подругу? И всё-таки, по-видимому, она попала в резонанс с вашими внутренними идеалами.

— Именно так. Но она этого не понимала. Она то, тоже полюбила во мне то, что я конечно не имею. Ну, я же не мог, её обижать и старался развивать в себе всё то, за что она меня полюбила. Мне порой кажется, что все мои страдания в том, что я себя не люблю.

(И действительно, любовь к другому человеку невозможна без любви к себе. А любовь к себе — это прежде всего принятие себя, то есть умение быть счастливым наедине с собой. Только на этой основе открывается условие для принятия другого, как себя, со всеми позитивами и негативами. А принятие другого и есть одно из многочисленных определений психологического феномена любви.).

— Любовь — это всегда принятие другого…

Я себя ненавижу, себя не перевариваю. И после этого я должен ещё кого-то любить. Откуда взяться-то любви. Ура! Значит её не было. (Мой пациент улыбается противоречивой улыбкой.) А знаете, ведь мы с ней когда-то умели держать паузу. Просто молчали и было хорошо. (Это феномен чувственного общения, за пределами которого находится манипулятивная состаляющая феномена любви) Значит, мы принимали себя.

Но в то же время она меня любила мучить.

— Мучить или искушать?

— Последнее. Она умела это делать. Она мне не сразу отдалась. Мы с ней сравнительно долго встречались. Я был всегда в напряжении. Во мне боролись всякие чувства, противоречия.

(Это диалектическая составляющая любви — как конфликта между различными чувствами, как предвушение, являющееся напряжением, вызванным двумя противоположными чувствами.).

— Вы как бы были подвешены, будучи в состоянии предвкушения, постоянного дефицита её внимания и отношения. И это наполняло вас особым чувством.

— Вы мне намекаете, что это предвкушение и напряжение и было любовью. Нет, когда, мне было семнадцать лет, то я впервые встречался с одной девушкой. Я тогда настрадался от этого. Побыли бы в этом состоянии. Я похудел тогда. Было даже истощение. Я умирал без неё. И эти страдания и были любовью? Это психоз какой-то, а не любовь. Работать не хочется, ничего делать не хочется. Только и думаешь о ней. Слава Богу выкарабкался из этого состояния.

— И как вам это удалось?

— Мне… ей. Она эта моя первая девушка пожалела меня видимо. Отдалась. Нет, я не хочу так любить. Не хочу больше терять так голову. С ней у меня такого не было и не будет.

— А могло бы быть? Вы чувствовали, что можете опять попасть в эту прекрасную психологическую ловушку любви?

— (После паузы.) Да, чувствовал и не хотел этого. Я сейчас только начинаю догадываться, что боялся того, что у меня уже было в семнадцать лет. У меня страх опять потерять голову. Стать этим безумцем. А у меня ведь дела, бизнес. Нет этого психоза мне не надо. Он миновал меня с этой подругой. Я хочу встречаться с такой девушкой, с которой я бы не потерял головы. Мне тяжело потом будет. Вон люди же живут как-то привыкают друг к другу. (Эмпирическая составляющая в любви, которая начинается в процессе экспериментирования — совместного проживания. Как говорится «стерпится слюбится»). Не всё же держится на этом безумстве. Есть ещё что-то. (Действительно практика показывает, что многое в нашей жизни держится не на любви, а на ответственности — страхе подвести близких и Других, способности чувствовать боль другого как свою и т. п. Любовь здесь возникает как следствие Голода, испытания пограничными ситуациями, болезнями, проблемами. Любовь всегда переходит на уровень детей, как продолжение отношений, как выход из кризиса отношений, как особое преодоление, которое переводит отношения на иной уровень. Это любовь как награда за преодоление. Всё вышеприведённое является духовно-смысловой составляющей любви.).

Разве может любовь основываться только на понимание того, что все оценивают мою подругу высоко, а я, слушая их боюсь её потерять, потому, что её все ценят, но не я. Мать говорит — женись, друг говорит — женись, дескать с квартирой девушка. У меня нет финансово-сексуального рефлекса. Я не завожусь, как многие современные девушки заводятся на пузатых, старых и богатых. Всякие президенты говорят женитесь и детей рожайте так как численность населения падает. Ну, вы меня понимаете.

Я не верю в вечную любовь! Как это возможно? Мы всегда привыкаем к человеку, а раз привыкаем, то значит её, то есть любви и быть не может.

(А что нужно чтобы мы не приедались, нужен промежуточный элемент — ребёнок, который растёт и непредсказуем.).

Как-то мне посоветовали, дескать, если у меня проблемы в общении с девушкой, надо просто жениться и всё нормализуется.

(Практика показывает обратное. Если проблемы общения есть до брака, то в браке они только обостряются).

Она заявила, что я боюсь. А чего я боюсь? Безумства любви, или хомута ответственности, который я одену на себя, когда женюсь. Я начинаю понимать, что истинное счастье любви, не в наслаждении, которое она приносит, а в страхе потерять ум из-за неё. Именно этот страх, этот адреналин и запоминается потом. Но какие это страдания. И понимаешь, что страдания, но опять лезешь туда в пекло безумства. Знаю я этих ухоженных домашних мужей, которые бредят об этом безумстве, о трусят. Боятся превратиться в медведя как в постановке «Обыкновенное чудо».

Она меня полюбила как старшего, как подчинённая, как зелёная, как слепая девчонка и я воспользовался её слепотой (Манипулятивная составляющая феномена любви). Потом она поняла что была в моих сетях.

Было время, когда я с ней каждый день знакомился и каждый день влюблялся. Ведь она была всегда такая разная…

Мой пациент успокоился, причём моей роли в этом практически не было. Он сам наковырялся в своей любви настолько, что она потеряла тайну и магию. А магия любви исчезает как только открывается структура этой магии. В этом успокоении уже не было той подвешенности, того страдания, которое было раньше. Но стал ли мой пациент этого успокоения счастливее это вопрос?

ЖЕРТВЫ ИНТЕРНЕТ-ЗНАКОМСТВА.

В кабинет входит пациентка, страдающая истерией, сопровождаемая своим мужем и сыном. Пациентка остаётся одна в кабинете.

— Когда мой муж отворачивался от меня и крепко засыпал, то мне становилось как-то по-особенному одиноко. Казалось бы, муж лежит рядом, прижавшись ко мне спиной. Лежала бы себе и радовалась счастью семейной жизни. Ведь вырастили сына, который уже живёт самостоятельно. И всё остальное хорошо…

(Хорошо настолько, что на лице моей пациентки пустота, отрешённость, недоумение.).

— Если бы у вас было всё хорошо, то вы бы, наверное, не сидели в моём кабинете. Не так ли?

- Вы, пожалуйста, меня выслушайте…. (Пауза.) Я некоторое время лежала, слушая дыхание супруга. Ведь было время, когда всё это сильно нравилось мне.

— Что это?

— Нравилось, как спит любимый человек. Это было тогда, когда он был красив и молод. Но сейчас слушать дыхание своего состарившегося и располневшего супруга, мне не доставляет удовольствия. Более того, это меня начинает раздражать настолько, что мне начинает казаться, что каждое дыхание мужа делается им только для того, чтобы выдохнуть безразличие ко мне. Мне кажется, что комната наполняется неким равнодушием ко мне, неким одиночеством.

— Вы страдаете от этого одиночества… И как вы справляетесь с ним?

— Обычно я тихонько встаю и выхожу из спальной. В другую комнату. Там меня ждёт мой компьютер. Он мой давний друг. Благодаря ноутбуку, моё одиночество в раз куда-то пропадает.

— Судя по всему, вы нашли способ борьбы со своим душевным одиночеством. Видимо вы общаетесь на сайте с кем-то? И всё-таки в чём ваша проблема?

— Да. Я уже давно посещаю интернетовские сайты знакомств. Там меня всегда ждут десятки виртуальных поклонников, ухажёров, обольстителей, мечтателей романтических встреч и, наконец, просто сексуально озабоченных мужчин. Всё это меня до поры до времени забавляло. Я чувствовала внимание. Чувствовала, что меня желают многие. Чувствовала, что желают реальной встречи. Но я себе мысленно говорила «реала не будет, будет только виртуал».

(Анализ показал, что будучи виртуозом и манипулятором своих интернет-диалогов, моя пациентка вызывала предвкушение, духовный полёт, романтику не только в своей душе, но и в душах своих поклонников).

— Как вам удавалось иметь такой успех в виртуальном общении?

— Я поместила на свою интернет-страничку не фотографию своего лица, а портрет некоей своей ровесницы — малоизвестной, но весьма симпатичной западной актрисы. Кроме того, я выдумала себе яркий псевдоним, дабы подстраховаться от всяческих эксцессов.

(Дальнейший анализ показал, что моя пациентка не была примитивной интернет-шлюхой, ублажающей и массажирующей словами мужские инстинкты. Последних на интернет-панеле сейчас предостаточно. Не говоря уже о vip-персонах сайтов знакомств, эдаких многостаночников общения, скрывающих свою проституированную сущность под маской желания общения или поиска спутника жизни. Исследования показывают, что душа последних бывает так широка, что вмещает в себя не десятки, а порой и сотни, тысячи ухажёров и страдальцев, занимающихся интернет-манстурбацией.).

— А вы не думали о том, что можете превратиться в эдакую….

— Присутствие проституток и всяких виртуальных блядей разных мастей на сайте знакомств меня всегда раздражало. Так опускаться с мужчинами в реал, я в силу своих взглядов, не могла. Поэтому и выбрала иной путь — быть и подниматься только в виртуале. Так оно и было бы, но произошло нечто, о чём я не могла и предположить. (Женщина начинает плакать.).

— Судя по всему, вы по настоящему влюбились?

— Да. Через некоторое время я почувствовала, что круг моих виртуальных ухажёров сузился до одного собеседника. Теперь я общалась только с одним молодым человеком. Несмотря на разницу в возрасте, а я была старше своего «избранника» почти в два раза, отношения углублялись всё больше и больше. Ведь мне было уже тридцать девять, а ему всего двадцать.

(Анализ показал, что моя пациентка вначале предположила, что молодой человек влюблён в фото, которое к ней никакого отношения не имеет. Но позднее выяснилось, что фото уже никакого отношения не имеет. Между ними завязалась глубокая душевная связь. Они говорили только на своём, понятном только им, телепатическом языке, понимая друг друга с полуслова.).

— Судя по всему, между вами было сверхчувственное общение.

— Видимо… Позднее выяснилось, что фотография этого молодого человека, которая была размещена на этом сайте, также не имела никакого отношения к нему. Это также некоим образом не повлияло на глубину наших отношений. Мы хранили эту тайну общения, не желая знать друг друга в лицо, не желая разоблачать причины той красоты, которая образовалась между нами. Более того, мы сопротивлялись всяческому желанию выйти в реал и, наконец, встретиться. Каждый день мы буквально бежали к компьютеру, то есть друг к другу и казалось, что в нашей жизни нет иной ценности, как погружение в мир этого необыкновенного общения.

(Судя пот всему, возлюбленные начали догадываться, что это не они общаются в Интернете, а какие-то части их души, какие-то миражи, которые живут своей жизнью и не желают прислушиваться к реальности. Они понимали, что в диалоге между ними участвуют четыре человека — двое реальных, которые наблюдают и подчиняются другим двум — виртуальным. Оно и понятно, ведь эпистолярный жанр в общении всегда выхватывает нечто универсальное, идеальное, общее, красивое, упуская нечто, что может разочаровать. В нём не слышится реальное живое дыхание и голос, не видится реальный живой взгляд, живые глаза, а если и видится, то только то, что приходит в воображении интернет-влюблённых).

— Вы как бы умышленно не желали видеть друг друга? Вы защищались от этой встречи, которая могла бы разрушить все иллюзии и представления, которые были построены на фундаменте этого чрезмерно глубокого эпистолярного общения?

— Да. Это был диалог двух идеальностей, которые жили в наших душах. (Именно эти идеальные сущности и соприкасались в процессе этих диалогов, а не сами наши герои.) Мы чувствовали некую родственность, чувствовали себя частями единого целого. Чувствовали, что когда-то были знакомы друг с другом. Поэтому мы знали друг о друге всё, но при этом не могли понять откуда мы это всё знаем.

— И всё-таки в чём проблема-то?

— Позднее моё женское начало всё-таки взяло верх и я предложила своему интернет-возлюбленному немного приоткрыть завесу секретности и внести в диалог живую струю. Я упросила своего избранника пообщаться со мной по телефону. Было страшно. Это был страх потерять всё, что было создано ценной духовной работы. Диалог состоялся. Разочарования не было. Теперь в наш мир ворвалась некая реальность. Теперь нас манило желание услышать друг друга. И нам опять казалось, что где-то и когда-то мы уже себя слышали. Теперь мы могли услышать свои переживания, дыхание и многое другое, которое было реально живым и не принадлежало миру наших фантазий и воображений. (Пауза. На лице моей пациентки счастье.) И всё-таки самым загадочным во всём этом было то, что мы до сих пор не видели друг друга в лицо. Именно познание лица, живого лица могло поднять наши отношения на вершину горы или опустить на дно океана. Встреча рано или поздно должна была состояться, и, всё шло именно к этому. И мы решились. Решили не ждать. Назначили место встречи. А это оказывается мой родной сын общался со мной по Интернету. Но я об этом тогда так и не узнала. А он меня увидел и не вышел навстречу со мной. Они всё знали с отцом и меня разыгрывали… (Начинает плакать. Далее плачь перешёл в истерику. В кабинет входят сын и муж пациентки. Они успокаивают её. Муж выводит свою супругу из кабинета. В кабинете остаётся только сын).

— Я слушаю вас.

— Да я виноват в приступах матери. Но для меня это тоже было большим испытанием. Я ведь тоже не думал, что общаюсь со своей матерью Оно и понятно, ведь я не имел большого опыта общения с женщинами… Я просто влюбился по Интернету в женщину. Ну, я ведь не знал, что это моя мать. Тем более, я испытывал страх разочароваться. Конечно женщина, в которую я был влюблён, подробно себя описывала свою внешность и, я сделал окончательный вывод, что она не должна меня разочаровать. Но страх всё-таки был. Именно поэтому я решил подстраховаться и со стороны понаблюдать свою таинственную незнакомку. При этом я смеялся над собой, смеялся над тем, почему я до сих пор называю её для себя таинственной и удивительной незнакомкой. Она не может быть незнакомкой потому, что ею, и только ею была наполнена вся моя душа.

— И как произошла эта встреча?

— Да… Вот они долгожданные минуты, секунды предвкушения. Я спрятался и наблюдал за тем, кто же подойдёт. Что это будет? Восторг или боль разочарования? Но каким-то чувством я понимал, что теряю иллюзии. Лучше бы купался в виртуальной любви! Не купался, летал бы! Нет, надо идти на разоблачения иллюзий и тайны. Возникла длительная пауза и … на месте встречи почему-то появилась моя мать. Увидев её, я сначала подумал, что это случайность. Мамаша забрела почему-то на место моего свидания. Быстрей бы она уходила! Подумал я. Но потом возник… шок. Это мать пришла на свидание ко мне, именно моя родная мать! В моих глазах помутнело. Ноги одеревенели. Я долго смотрел на неё. Не дождавшись никого мать стала медленно удаляться, а я только-только начал приходить в себя. Что это было? А может этого не было? А может, это был страшный сон. Снились же мне раньше сновидения, в которых я имел интимную близость с матерью, после которых я в холодном поту просыпался. А это было реальностью! Это было как бы возвращением к тем абсурдным сновидениям с матерью!?

(Мой пациент своим рассказом напомнил мне миф об Эдипе, именем которого З. Фрейд назвал открытый им Эдипов комплекс).

— Что вы тогда чувствовали?

— Многое… И, жалость к матери, и чувство глубокого разочарования от потери иллюзий, и ненависть к ней за то, что она была душой неверна своему мужу, то есть моему родному отцу. Мне так хотелось вернуться обратно и общаться именно с той, которая была в Интернете. Вернуться к тому ощущению счастья, которое было в сети. Мне даже казалось, что та моя виртуальная любовь никакого отношения к настоящему человеку — моей матери, не имеет. Но можно ли её вернуть? От этих противоречивых чувств я сильно страдал и сам того, не замечая, выложил всё произошедшее своему отцу. Отец не скандалил, но долго молчал. Думал, что с мамой делать? Я решил больше общения по Интернету со своей «возлюбленной», не поддерживать. Из-за любви и жалости к матери мне не хотелось разыгрывать свою родную мать. Это было бы жестоко. Отец же, наоборот, наполнившись ревностью, решил изучить диалоги моей матери по Интернету и стал выходить с ней на связь, как очередной её поклонник. Мне об этом он не говорил.

— Пригласите своего отца. Я вас слушаю…

(Сын выходит из кабинета. В кабинет входит муж пациентки..).

— Уже в течении первой недели я выяснил, что моя супруга с большим удовольствием и душевной отдачей общается с незнакомым мужчиной, то есть со мной.

(По-видимому, моя пациентка, страдая от того, что потеряла всяческий контакт со своим молодым другом, стала отвлекаться на общение с другим мужчиной, как это было и раньше, не подозревая, что теперь уже её утешителем был родной муж.).

— Что вы чувствовали, когда так жестоко разыгрывали свою жену?

— С одной стороны, по Интернету я узнавал в ней ту душевную красоту и внимание, которые в ней были в начале нашего романа. А было это лет двадцать назад. И это радовало! Но, с другой стороны, я понимал, насколько она душевно неверна мне сейчас, раз открыта душой к таким диалогам. Тем более, вот-вот она уже собиралась назначить мне встречу, как это сделала своему родному сыну.

— И всё-таки день свидания настал.

— Да. На этот раз никто не прятался. На место встречи я пришёл с сыном. Стояли и ждали свою родную женщину. Сын ждал свою мать, я — свою подругу. А она бежала на свидание с … (Пауза). Мы не думали, какие переживания вызовем у неё. Мы стояли и иронизировали. Разоблачение состоял